Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Эволюция жизненного мира россиян в условиях трансформирующегося социума

Название: Эволюция жизненного мира россиян в условиях трансформирующегося социума
Раздел: Рефераты по социологии
Тип: реферат Добавлен 19:46:10 01 ноября 2008 Похожие работы
Просмотров: 158 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

На правах рукописи

ПРЖИЛЕНСКАЯ ИРИНА БОРИСОВНА

ЭВОЛЮЦИЯ ЖИЗНЕННОГО МИРА РОССИЯН В

УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМИРУЮЩЕГОСЯ СОЦИУМА

22.00.06 – Социология культуры, духовной жизни

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Ставрополь – 2008


Работа выполнена на кафедре политологии и социологии

ГОУ ВПО «Ставропольский государственный университет»

Научный консультант:

доктор философских наук, профессор

Сергодеева Елена Александровна

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор, член-корреспондент РАН,

Дмитриев Анатолий Васильевич

доктор социологических наук, профессор

Деларю Владимир Владимирович

доктор социологических наук, профессор

Самыгин Сергей Иванович

Ведущая организация:

Институт социально-политических

исследований РАН

Защита состоится 24 июня 2008 г. в 10 часов на заседании Совета по защите кандидатских и докторских диссертаций Д 212.256.06 при Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, корп. 1а, ауд. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Ставропольского государственного университета.

Автореферат разослан 23 мая 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Г.Д. Гриценко


I . ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Актуальность исследования эволюции жизненного мира россиян обусловлена необходимостью адекватного описания и понимания тех социальных процессов, которые определяют развитие современного российского общества на рубеже XX-XXI веков, когда социокультурные изменения затронули все сферы жизни российского общества, а их взаимное влияние друг на друга и взаимная обусловленность становятся все более сложными и менее проясненными.

Глобальные и локальные изменения, происходящие в мире и в российском обществе, инициируют переоценку ценностей, активизируют формирование новых моделей социальных действий и отношений. Культурные универсалии, сформировавшиеся за тысячелетнюю российскую историю, очерчивают границы и задают возможности легитимации вновь возникающих социальных практик. Реализуемые в современной России реформы и социальные проекты, содержащие в себе модернизационные идеи, привели к непрогнозируемым последствиям и породили специфическую социальную реакцию, содержание и смысл которой невозможно исследовать без обращения к внутреннему миру человека.

Теоретическая актуальность заявленной проблематики определяется тем, что превалирующие в отечественной социологии доктрины политического и экономического детерминизма не тематизировали жизненный мир как фактор влияния на социальную реальность и ее трансформации. Научный анализ соотношения системного и несистемного в трансформационной динамике современного российского общества необходим для познания механизмов конструирования новой социальной реальности, прогнозирования результатов социокультурных изменений и обнаружения внутренних источников развития, которые станут органичными для российского социума.

Социальные трансформации, интенсивно влияющие на различные подсистемы общества, являются источником существенного воздействия на жизненный мир россиян. Эволюция жизненного мира россиян происходит под влиянием гетерогенных и разнонаправленных социальных процессов, характер и содержание которых отражается в культурной и духовной жизни всего общества.

Исследование причин, факторов и механизмов эволюции жизненного мира в современной России позволяет сравнить модели функционирования жизненного мира, как в условиях стабильного социума, так и в условиях социальных трансформаций. Особую актуальность в трансформирующемся российском социуме приобретает социологический анализ эволюции жизненного мира россиян через комплексное изучение социального самочувствия, жизненных стратегий, социальных установок, целей и ценностей, выступающих характеристиками социальных и духовно-культурных изменений.

Таким образом, изучение эволюции жизненного мира россиян, является необходимым и важным направлением социологических исследований, показывающим перспективы изменения самого символического универсума и дающим оценку влияния трансформационных процессов на его состояние и перспективы развития всего российского общества.

Степень научной разработанности проблемы. Разработкой теоретико-методологических основ концептуализации и экспликации жизненного мира в рамках феноменологического направления занимался Э. Гуссерль. Возможности его применения для объяснения мотивов, намерений и действий участников социальных процессов исследовали А. Щюц, П. Бергер, Т. Лукман. Среди отечественных исследователей, изучающих познавательные возможности социологии повседневности, следует выделить Л.Г. Ионина, Н.М. Смирнову. Интерпретативная составляющая социально значимого знания явилась предметом изучения в работах Х. Абельса, Г. Гарфинкеля, Д. Сильвермена.

Глубокий и всесторонний анализ модернизации институтов и трансформации ценностей современного российского социума, которые являются главным содержанием эволюции жизненного мира россиян, был осуществлен Н.И. Лапиным. Особенности российской модернизации с позиций адаптации и жизненных стратегий выживания рассматривали Л.А. Беляева, Л.В. Коррель, Е.В. Стариков.

А.Г. Вишневский, С.Н. Гавров, Б.Г. Капустин, Д.Ж. Маркович, М. Мендрас, Л.П. Новикова, В.О. Рукавишников изучали проблемы модернизации с точки зрения социальной и политической реакции на нее. Российская модернизация на уровне концепции в наиболее проработанном варианте содержится в трудах Б.Р. Аутеншлюса, П.С. Гончарова, Ю.В. Громыко, С.Е. Кургиняна, В.С. Овчинского, И.Ю. Сундиева.

Проблема значений социальных взаимодействий, закладывающая, наряду с феноменологией, основы интерпретативной социологии также затрагивалась в работах классиков символического интеракционизма И. Гофмана, Дж.Г. Мида, Т. Шибутани. Интегральное понимание феноменологической социологии и теории социального действия, включающей элементы системного и структурно-функционального подходов, содержатся в работах З. Баумана, Б. Вальденфельса, Н. Лумана, Ю. Хабермаса.

Анализ общества как системы предлагался такими классиками социологии как Р. Мертон, Т. Парсонс, Г. Спенсер, Э.Гидденс. В работах А.А. Богданова, В.Н. Садовского, содержится анализ новейших достижений в области общей теории систем и ее распространения на социальные феномены. Это дает дополнительные возможности представления общества как взаимодействия системного и несистемного компонентов.

Классическая теория М. Вебера дала основания и инструменты анализа соответствия институциональных и ценностных преобразований. Т.А. Заславская, М.А. Шабанова исследовали процессы влияния институциональных и ценностных изменений на примере институционализации неправовых социальных практик в современной России. Изменения в области отношения к труду и работе под влиянием социальных трансформаций содержатся в работах А.Г. Здравомыслова, В.А. Ядова.

Д. Ландес, Г. Ленц, С. Липсет, Д. Сакс, С. Хантингтон подвергли анализу различные аспекты теории модернизации и, прежде всего роль культуры в удачах и просчетах при реализации модернизационных проектов. Р. Арон, У. Бек, Д. Ритцер, исследовали феномен современности как особого состояния общества и связь этого феномена с теориями модернизации.

В работах В.Г. Федотовой дается развернутый анализ российской модернизации, и закладываются основы исследования механизма влияния социальных трансформаций на жизненный мир. Анализ соответствия социальных изменений требованиям системности и оценка современной российской транзиции производится Т.И. Заславской, В.Н. Ивановым, М. Домиником.

С.А. Маничев изучал участие России в процессах глобализации на основе кросс-культурного анализа ценностного пространства, что способствовало спецификации жизненного мира россиян. Ценностное содержание различных культурных и жизненных миров раскрывают междисциплинарные исследования, проводимые А.С. Ахиезером, Г.Э. фон Грюнебаумом, А.С. Панариным, А.А. Потякиным, Э.Ю. Соловьевым. Связь социальных изменений с культурными переменами в контексте теории и практики модернизации показана М. Г. Делягиным, В.А. Рубановым, Н.М. Ракитянским, Е.Н. Штейнбергом. Внутренний мир, понимаемый социально-психологически, но все же имеющий сходство с жизненным миром, изучалиМ. Дивальд, И. Хьюник, Ю. Хекхаузен.

Вторичный эмпирический материал и его интерпретация, позволяющая понять логику и динамику социальных трансформаций, а также их воздействие на общественное сознание, содержатся в работах М.К. Горшкова, Н.Е. Тихоновой.

Преимущества метода биографического интервью при изучении ценностного аспекта трансформации профессионального статуса, проблемы маргинальности и стратегий адаптации в постперестроечной России представлены в исследованиях И.Н. Поповой.

Проблему изменения значения и смысла ценностно определяемых понятий жизненного мира россиян исследовали в рамках проекта «Томская инициатива» И.Г. Дубов, Л.Г. Бызов, В.В. Петухов, А.А.Хвостов и другие. В.Н. Фурс анализировал возможность применения понятия жизненного мира к современной российской действительности. Важные аспекты ценностных изменений, проявляющихся в поведении индивидов и социальных групп, изучались А.А. Ицхокиным, К. Гирцем.

Несмотря на весьма высокий интерес к социокультурной динамике современной России, изучение процессов взаимного влияния социальных трансформаций и эволюции смысловых структур повседневного жизненного мира остается без достаточного внимания со стороны социологов. Все это обусловливает необходимость непосредственного социологического изучения как динамики трансформаций жизненного мира под влиянием модернизационных преобразований, так и жизненного мира как фактора влияния на характер и динамику социокультурных изменений.

Объектом исследования является жизненный мир россиян.

Предметом исследования выступают содержательные изменения жизненного мира современных россиян и факторы его динамики.

Цель диссертационного исследования – выявление тенденций эволюции жизненного мира россиян в условиях трансформаций современного российского общества.

Реализация поставленной цели осуществляется посредством решения следующих задач:

· эксплицировать теоретические и эмпирические основания изучения жизненного мира;

· осуществить структурную операционализацию понятия жизненного мира;

· определить основные направления социальных трансформаций в современной России и осуществить факторную операционализацию эволюции жизненного мира россиян;

· проанализировать влияние модернизационных установок на обыденное и массовое сознание россиян;

· охарактеризовать роль культуры в динамике взаимодействия социальной системы с жизненным миром россиян в процессе социальных трансформаций;

· определить содержание изменений смысловых структур жизненного мира россиян в ходе его адаптации к системным трансформациям;

· выявить элементы рационализации в институциональных преобразованиях современного российского общества и исследовать их воздействие на жизненный мир россиян;

· исследовать влияние эффектов колонизации и герметизации жизненного мира на процесс социального конструирования реальности;

· сопоставить темпы изменений социальных установок жизненного мира россиян и трансформирующихся социальных структур;

· эмпирически определить уровень стабилизации жизненного мира россиян в процессе социальной адаптации;

· проанализировать характер изменений жизненных стратегий и значений жизненного мира россиян в современной России.

Основная гипотеза исследования. Эволюция жизненного мира россиян в условиях формирования модерных социальных институтов и ценностей определяется процессами модернизации, архаизации, маргинализации и адаптации. В результате жизненный мир россиян утрачивает согласованность с социальными системами российского общества. Колонизация жизненного мира социальной системой и его герметизация приводят к деформации смысловых основ социального взаимодействия и рассогласованию целей, ценностей и жизненных установок россиян, что порождает доминирование неинституционализированных социальных практик.

Методологическая и теоретическая основа исследования. Методологическая основа диссертации представлена концептуальными положениями феноменологической социологии (П. Бергер, Т. Лукман, А. Шюц), которая имеет ряд преимуществ при исследовании заявленной проблематики. В качестве теоретико-методологического фундамента работы также использовались исследования в области социологии культуры отечественных и зарубежных авторов (Н.И. Лапин, Л.Г. Ионин, П.С. Гуревич, Л.Н. Коган, П. Сорокин), дающие более полное представление о роли культуры и духовной жизни в социальных изменениях современного общества.

В исследовании применялись методологические процедуры как классических (структурный функционализм Т. Парсонса и Р.Мертона), так и неклассических (символический интеракционизм Дж.Г. Мида и Г.Блумера, этнометодология Г. Гарфинкеля, теория коммуникативного действия Ю. Хабермаса, теория структурации Э.Гидденса, конструктивистский структурализм П. Бурдье, аутопоэтическая теория социальных систем Н. Лумана) социальных теорий, совокупность которых дает возможность наиболее полно проанализировать эволюцию жизненного мира в ситуации трансформации социальной системы.

Познавательные средства классической социальной теории позволяют исследовать взаимодействие институтов и ценностей, а также процессы социальных трансформаций на институциональном и ценностном уровнях. В рамках классической социальной теории в работе дается типология и описывается динамика социальных систем. Неклассические социальные теории (Ж.- П. Альмодовар, П. Бурдье, И. Гофман, Ф. Знанецкий, У. Томас) применяются в исследовании смысловых структур жизненного мира.

Теоретическую базу исследования составляют работы классиков отечественной и зарубежной социологии, социальной философии, научные исследования современных авторов из области проблем модернизации российского общества, исследования культурных и жизненных миров.

Эмпирическую базу диссертации составляют материалы опросов, проведенных в рамках всероссийских и региональных социологических исследований с целью изучения изменений в культуре и духовной жизни россиян, обусловленных социальными трансформациями двух последних десятилетий. Среди них стоит отметить следующие:

- социологические исследования «Изменяющаяся Россия», проведенных ИКСИ РАН в период 1992-2003 гг. под руководством М.К. Горшкова;

- социологические исследования базовых ценностей, социальных установок и жизненных стратегий россиян в рамках проекта «Томская инициатива», проведенные в 2001-2002 годах, координаторы проекта Рябов А.В., Курбангалеева Е.Ш.

- социологический мониторинг ИСПИ РАН в рамках проекта «Перестройка 10 лет спустя», проводившийся с 1992 по 1997 гг. под руководством В.Н. Иванова;

- социологические исследования «10 лет российских реформ глазами россиян» и «Как живешь Россия?», проводимые отделом стратегических и социально-политических исследований ИКСИ РАН в 2001 по 2005г. под руководством В.К.Левашова;

- социологический опрос населения четырех субъектов Южного федерального округа «Социальное самочувствие населения Юга России в условиях реформ», проводившийся ЮНЦ РАН в сентябре-декабре 2006 года в рамках программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Адаптация населения Юга России к современным трансформациям», руководители – М.М.Шульга, Г.Д. Гриценко. Общий массив опрошенных составил 3553 человека.

В работе также использованы материалы проведенных диссертантом прикладных социологических исследований в рамках работы Лаборатории регионального науковедения ИИЕТ РАН им. С.И. Вавилова и Ставропольского государственного университета, полученные посредством применения как количественных, так и качественных методов.

- Опрос жителей Ставропольского края «Социальное самочувствие россиян в условиях институциональных и ценностных изменений». Опрошено 1082 человека, время опроса – август 2007г., метод опроса – анкетирование, выборка квотная.

- Опрос представителей среднего класса и интеллигенции г.Ставрополя, работающих в бюджетной сфере, «Стратегии адаптации представителей «среднего класса» в трансформирующемся российской обществе». Объем выборки составил 20 человек, время опроса – июнь-август 2007 г., метод опроса – биографическое полуструктурированное интервью, выборка произведена методом типичных представителей.

Компьютерная обработка данных осуществлялась в программах SPSS 13.0 и Excel. Для анализа данных применялись методы группировки, типологизации, классификации и ранжирования, а также факторный анализ.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

- сформулирована авторская концепция эволюции жизненного мира россиян в условиях социальных трансформаций, согласно которой основные трансформационные процессы российского общества: модернизация, архаизация, маргинализация и адаптация – на уровне социальной системы выступают факторами эволюции жизненного мира, а на уровне самого жизненного мира – составляют ее содержание;

- разработана авторская методология исследования феноменов культуры, интегрирующая исследовательские процедуры и установки феноменологической социологии, критической теории и социокультурного подхода, адаптированная к предметному пространству духовной жизни для исследования эволюции жизненного мира как изменения донаучного универсума значений, представленных смысловыми структурами;

- предложена авторская модель эмпирического изучения жизненного мира россиян, представленная методической триангуляцией, сочетающей качественные и количественные методы; обосновано, что данной моделью учитывается интерсубъективный характер жизненного мира, что позволяет рассматривать его эволюцию как изменение значений повседневного опыта, выражающихся в субъективном эмоционально-оценочном восприятии действительности, проявляющемся в социальном самочувствии;

- дана интерпретация понятия жизненного мира россиян, согласно которой его смысловые структуры могут быть представлены в соответствии с определяемыми конкретной социокультурной ситуацией целями, ценностями и социальными установками, как основными значениями жизненного мира;

- на основе факторной операционализации эволюции жизненного мира россиян раскрыто, что такие равнозначные и взаимодетерминированные факторы, как модернизация, сопровождающаяся появлением новых ценностей, архаизация, актуализирующая ценности прежних эпох, адаптация, определяющая возникновение стратегий выживания, и маргинализация, приводящая к утрате четких ценностных ориентаций, вызывают рассогласование целей, ценностей и социальных установок и преобладание адаптационных жизненных стратегий;

- показано, что социальные трансформации российского общества привели к нарушению деятельности механизмов типизации и легитимации смысловых структур жизненного мира, вследствие чего ценностные предпочтения россиян, ориентированные на экзистенциальные, а не на инструментальные ценности перестали соответствовать их целям и социальным установкам, что отразилось на эффективности реформ в области экономики, политики и права;

- выявлено, что на уровне системы модернизация, характерная для современного социокультурного процесса, приводит к эффекту колонизации смысловых структур жизненного мира, проявляющейся в актуализации таких делингвистифицированных средств, как деньги и власть; обосновано, что результатом колонизации смысловых структур становится блокирование возможности выполнения жизненным миром россиян коммуникативной функции, порождающее монетаризацию и бюрократизацию социальной жизни;

- установлено, что реакцией на колонизацию системными изменениями смысловых структур жизненного мира россиян является его герметизация как сопротивление западным ценностям модерна через сохранение культурной идентичности, особого мировоззрения, духовности; показано, что герметизация жизненного мира россиян выступает как временное прекращение его смыслопорождающей деятельности обеспечивающее сохранность институционального строя в переходный период;

- показано, что, наложение эффектов системной колонизации и герметизации на процессы модернизации, архаизации, маргинализации и адаптации создает деформации смысловых структур в виде фрагментации символического универсума, распада его интерсубъективной целостности на отдельные замкнутые в себе и противостоящие друг другу старые и новые комплексы значений, что препятствует легитимации институтов модерна;

- обоснован тезис о том, что результатом социальных трансформаций в России явилось ограничение на уровне жизненного мира влияния копируемых западных ценностей модерна и активные поиски заложенных в собственном культурном архетипе возможностей обновления, позволившие существенно снизить негативное воздействие маргинализации и архаизации, а процессу адаптации придать конструктивный характер;

- выявлено, что эволюция жизненного мира россиян вступила в этап стабилизации отношений между социальной системой и жизненным миром, что эмпирически подтверждается рационализацией жизненных стратегий и приведением их в соответствие с целями, ценностями и социальными установками; доказано, что преодоление герметизации жизненного мира россиян происходит через освоение новых коммуникативных моделей социального взаимодействия, снимающих противоречие между инструментальными и экзистенциальными ценностями;

- в ходе прикладного социологического исследования выявлено, что жизненный мир россиян изменился как структурно, так и содержательно: рационализация жизненных стратегий оказывает доминирующее воздействие на эволюцию жизненного мира россиян, проявляющуюся в обновлении социокультурного пространства; несмотря на преобладание адаптационных форм социального взаимодействия, появились новые способы интерпретации ценностей культуры и социальных норм.

Основные положения выносимые на защиту:

1. Изменения в социальной системе не являются успешными, если не опираются на адекватные изменения в жизненном мире данного общества, который представляет собой совокупность значений, позволяющих наделять действия людей общезначимым смыслом. Жизненный мир создает для участников социального взаимодействия возможность понимать друг друга, обеспечивает их доступ к различным подсистемам общества. Эволюция жизненного мира россиян по своему содержанию соответствует основным трансформационным процессам российского общества: модернизации, архаизации, маргинализации и адаптации. Но на уровне социальной системы они выступают факторами эволюции жизненного мира, а на уровне самого жизненного мира – составляют ее содержание. Гетерогенность и разнонаправленность этих процессов вызывает несоответствие между системными социальными трансформациями и содержанием изменений в жизненном мире, что приводит к деструктивным последствиям, как для духовной сферы общественной жизни, так и для всего трансформирующегося российского социума.

2. Для изучения духовной жизни современной России актуальными представляются средства и методы феноменологической социологии, позволяющие в полной мере учесть ее культурно-историческую специфику и логику формирования социо- и этноидентичности в условиях радикальных институциональных преобразований. Обращение к понятию жизненного мира, его структурная интерпретация и факторная операционализация являются эффективными в рамках социологии духовной жизни, прежде всего потому, что позволяют фиксировать изменения в значениях, выражающих базовые ценности, социальные установки и жизненные стратегии в трансформирующемся социуме. Феноменологический подход к изучению социальных изменений позволяет определить содержание соответствующих процессов и явлений, недоступное средствам традиционной социологии, например, таким, как анализ переменных, методы структурного функционализма, бихевиоризма.

3. Для комплексного и всестороннего исследования эволюции жизненного мира россиян представляется необходимым использовать методическую триангуляцию на основе как качественных, так и количественных методов сбора социологической информации. Это позволяет учесть интерсубъективный характер жизненного мира и рассматривать его эволюцию как изменение значений повседневного опыта, выражающихся в субъективном эмоционально-оценочном восприятии действительности, проявляющемся в социальном самочувствии. Социальное самочувствие является важной характеристикой состояния жизненного мира россиян на разных этапах социальных трансформаций, изучение, изменений которого позволяет проследить эволюцию жизненного мира и зафиксировать преодоление фрагментарности его значений за счет мобилизации внутренних ресурсов, которые, несмотря на свое тяготение к «архаике», позволяют осуществлять программы выживания и адаптации к новым условиям. Смысловые структуры жизненного мира могут быть определены на основе выявления и анализа значений целей, ценностей и социальных установок, определяемых конкретной социокультурной ситуацией.

4. Основные трансформационные процессы современного российского общества, выступающие как равнозначные и взаимодетерминированные факторы, оказывают различное и, зачастую, противоречивое влияние на эволюционирующий жизненный мир. Модернизация сопровождается появлением новых модерных ценностей, в то время как архаизация, актуализирующая ценности прежних эпох, делает смысловые структуры жизненного мира несвязными и разомкнутыми. Адаптация, определяющая возникновение стратегий выживания может быть когерентна маргинализации, приводящей к утрате четких ценностных ориентаций и вызывающей рассогласование целей, ценностей и социальных установок. Однако наличие в модерном сознании адаптационных жизненных стратегий приводит к успешной стабилизации жизненного мира и его соответствию системе российского общества.

5. Обновление духовно-культурного пространства в современной России происходит путем формирования модерной системы ценностей, а также посредством отказа от прежних целей, ценностей и жизненных стратегий. Процессы социальных трансформаций оказали многофакторное влияние на символические и смысловые структуры жизненного мира россиян, что привело к временному нарушению в функционировании системы индивидуального и коллективного целеполагания. Это проявилось не только во временном нарушении целостности самого жизненного мира, но и в сокращении возможности эффективно использовать существующие коммуникативные ресурсы для организации всех видов социального взаимодействия. Несформированный институциональный строй не позволял выстраивать стратегию действий в соответствии с ценностями и жизненными установками.

6. Процессы модернизации, архаизации, адаптации и маргинализация происходящие на уровне системы оказали свое влияние на жизненный мир россиян. Результатом первого процесса выступает модернизация жизненного мира, а итогом второго – его архаизация и маргинализация. Процесс адаптации позволяет осуществить интеграцию разнородных ценностей в едином пространстве значений жизненного мира россиян, соединяя логику созидания с логикой отрицания и преодоления. Это создает условия для гармонизации отношений системы и жизненного мира в рамках российского общества и формирования нового социального порядка.

7. Процесс социальной модернизации как рационализации институтов и ценностей является сложным и противоречивым, а главной причиной этого является гетерогенность и внутренняя рассогласованность комплекса идей, освоенных общественным сознанием россиян на начальном этапе преобразований. Часть этих идей была продолжением общегуманистических идеалов Просвещения, другая – родилась под воздействием опыта успешной модернизации западных стран, третья – уходит своими корнями в тысячелетнюю историю и культуру России. Различный уровень их сформулированности сделал очевидной внутреннюю противоречивость и несбалансированность данного идеационного комплекса. Не случайно, что эти идеи оказались в разных слоях жизненного мира, иногда в виде целей, иногда в виде ценностей. Неотрефлектированным предстало соотношение интересов и ценностей, что стало фундаментальным препятствием для формирования институтов модерна.

8. В процессе эволюции жизненный мир россиян был подвергнут колонизации со стороны трансформирующейся социальной системы. В символические универсумы были внедрены неинтерпретированные значения, нарушающие как их органическую целостность, так и социальную функциональность. Колонизация жизненного мира россиян системой привела к рассогласованию его трех фундаментальных уровней: целей, ценностей и жизненных стратегий. Колонизированный системой жизненный мир россиян оказался неспособным обеспечить потребности социальных взаимодействий, что создало препятствия для построения жизненных стратегий и сделало невозможным следование им в повседневной социальной деятельности. Ответом на системную колонизацию со стороны жизненного мира россиян явилась его герметизация. На уровне общественного сознания это проявилось в «ностальгии» по утраченному единству институтов, целей и ценностей позднесоветского времени.

9. Колонизация жизненного мира россиян социальной системой привела к уменьшению его роли в межиндивидуальной коммуникации и снижению уровня социальной и культурной интеграции. Единый комплекс значений оказался фрагментирован, что усилило разрыв между жизненным миром россиян и социальной системой, а также привело к нарушению целостности социальной реальности, моральному и правовому нигилизму. Наметившаяся в последние годы стабилизация общественных ожиданий, подтверждающаяся улучшением социального самочувствия, свидетельствует о постепенном восстановлении символических универсумов жизненного мира россиян.

10. Общий вектор эволюции жизненного мира россиян соответствует основной тенденции общественного развития – рационализации системы социального действия. Стратегическая рациональность оказывает значительное влияние на все сферы социальной жизни россиян, в том числе и на их повседневный жизненный мир. Присущая обществу модерна коммуникативная рациональность как средство преодоления герметизации жизненного мира в современной России находится еще в стадии формирования. Таким образом, общественная рационализация представляет собой сложный и противоречивый процесс, в целом решающий задачи формирования нового символического универсума и создающий необходимые условия для социальной и культурной интеграции.

11. На основе успешной эволюции жизненного мира россиян формируются новые комплексы значений и смысловые структуры, соответствующие институтам и ценностям модерна, что делает системные изменения в современном российском обществе не только эффективными, но и легитимными. Под влиянием трансформационных изменений на уровне жизненного мира россиян возникли новые возможности и способы интерпретации социальной реальности, позволяющие описывать настоящее, прошлое и будущее в терминах единого социально-исторического процесса.

12. Исследования стратегий адаптации представителей «среднего класса» показали, что жизненный мир россиян изменился как структурно, так и содержательно. Значения, составлявшие основу символического универсума, изменились в соответствии с новым пониманием базисных ценностей составляющих основу таких важных сфер деятельности индивида как работа, семья, карьера, образование, досуг, круг общения, являющиеся также сферами организации жизненного мира. В современном российском обществе у индивидов появляется выбор не только между ценностями, но и между жизненными стратегиями, к которым он прибегает в процессе адаптации к новым социокультурным условиям. Таким образом, на основе нового символического универсума жизненного мира формируется новое социокультурное пространство современного российского общества.

Теоретическая значимость исследования состоит в разработке авторской концепции эволюции жизненного мира современных россиян. Результаты исследования применимы для дальнейшей разработки концептуальных и теоретико-методологических положений анализа взаимосвязи изменений в культурной и духовной жизни с общими трансформациями российского социума. Материалы диссертации, разработанные в ней методологические подходы, а также полученные результаты могут способствовать расширению понимания социокультурной динамики современной России, служить основанием для углубления знаний о социальном самочувствии россиян и изменении их целей, ценностей и жизненных установок, уточнения содержания понятий «жизненный мир», «эволюция жизненного мира».

Практическая значимость исследования. Материалы диссертационного исследования могут послужить теоретико-методологической базой для проведения социологических исследований жизненного мира россиян, их социального самочувствия, ценностей и жизненных установок. Отдельные положения и выводы диссертации могут представлять интерес для органов государственной власти при составлении программ социального и социокультурного развития, проектирования социокультурных систем и прогнозировании ценностных изменений. Материалы диссертации могут быть использованы преподавателями высшей школы при составлении учебных курсов и спецкурсов по общей социологии, социальному проектированию и прогнозированию, социологии знания, социологии культуры, социологии духовной жизни, социологии управления и социальной психологии.

Апробация диссертации. Диссертация обсуждена на заседании кафедры политологии и социологии Ставропольского государственного университета и рекомендована к защите в диссертационном совете по специальности 22.00.06 – Социология культуры, духовной жизни.

Результаты исследования нашли свое отражение в 48 научных публикациях общим объемом 41,5 печатных листов, в том числе 3 монографиях, 40 научных статьях, из них 7 статей в периодических научных изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ. На монографию опубликована положительная рецензия в периодическом научном издании, рекомендованном ВАК Министерства образования и науки РФ: «Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки» 2007. № 4.

Основные результаты диссертационного исследования были апробированы на: IX Международной научной конференции «Ильенковские чтения» (г. Ростов н/Д, 2007 г.); Международном круглом столе «Вектор идентичности на постсоветском пространстве» (г.Ставрополь, 2006 г.); Третьем и Четвертом Российских философских конгрессах (г.Ростов н/Д, 2002г. и г.Москва, 2005г.); Всероссийской научной конференции «Междисциплинарные подходы к изучению прошлого: до и после «постмодерна» (г. Ставрополь, 2005 г.). Всего докладов и выступлений на международных конференциях – 6, всероссийских конференциях – 4, на других конференциях – 19.

Материалы диссертационного исследования использованы при разработке программ и чтения курсов по выбору «Социальная модернизация», «Социологические подходы к изучению жизненного мира», «Основы интерпретативной социологии» для студентов исторического и юридического факультетов Ставропольского государственного университета.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, содержащих 11 параграфов, заключения, библиографического списка использованной литературы включающего в себя 308 наименований, в том числе – 25 на английском языке, а также 2 приложения. Общий объем работы 343 страницы машинописного текста.


II . ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, анализируется степень ее научной разработанности, определяется предмет, цели и задачи диссертации, ее новизна, формулируются тезисы, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость работы, ее апробация.

В первой главе «Теоретико-методологические основы социологического анализа эволюции жизненного мира », состоящей из трех параграфов, рассматриваются предпосылки проблематизации избранной сферы социальной жизни, выявляются ее предметные особенности, обосновывается выбор исследовательской стратегии и методов, применяемых при сборе, анализе и интерпретации эмпирического материала, производится структурная и факторная операционализация основных понятий.

В первом параграфе «Мир повседневного опыта как объект социального знания » анализируется место и роль повседневного опыта как способа получения знаний об обществе и как средства, создающего социальный мир. Показывается особое значение обращения к миру повседневности в условиях социальных трансформаций и изменения содержания социальной жизни.

Трансформация российского общества относится к разряду радикальных как по своим масштабам, так и по своим последствиям. Вряд ли можно найти в исторических описаниях какие-то аналогии или провести какие-то параллели, которые могли бы позволить достаточно четко смоделировать даже ближайшее будущее. Остается только одно – изучать эмпирику и строить прогнозы на основании общесоциологических закономерностей и основных векторов развития ситуации. Изменению подверглись все без исключения сферы общественной жизни, изменилась политика и экономика, право и образ жизни. Даже в географическом размещении страны на карте мира и этно-национальной структуре общества произошли существенные преобразования. Так что вполне обосновано можно говорить об историческом повороте в тысячелетней истории России. Одной из сфер жизни общества, подвергшихся наиболее радикальным изменениям, является сфера культуры, духовной жизни, ценностей. Для изучения происходящего в этой сфере нужны особые исследовательские средства и методы, ибо в процессе изменений ценностей, жизненных стратегий и социальных установок происходит изменение их значений и смыслов.

Психологические особенности, ментальность, культурный опыт – важные человеческие характеристики, объясняющие многое в действиях индивидов, культуре и духовной жизни обществ. В сферу социального знания А. Щюцем было введено понятие жизненного мира, из которого можно было вывести понятие интерсубъективности, подчеркивающее интенциональный характер отношения человека к миру и расширяющее познавательные возможности исследователя в деле описания и объяснения человеческого поведения, которое никогда не бывает столь же одинаковым, как поведение природных объектов. Жизненный мир – это то, что в сознании человека предстает с очевидностью, но противостоит попытке его теоретического описания в категориях систем и терминах универсальных законов. Именно это очевидное служит основанием повседневной жизни, регулирует действия и поступки.

Проективный статус любого социального действия дает отсыл к реальному запасу ранее организованного наличного знания, называемый контекстом, который создает условие для понимания и истолкования его смысла. Крайне важен феноменологический подход к анализу социального содержания проблемы человеческого выбора, что позволяет решить многие проблемы описания социальной практики на основе понятия «естественная установка».

Для ответа на вопрос о том, каким образом рождается и формируется жизненный мир человека в общих чертах можно проследить процесс социализации, который не сводится лишь к усвоению образцов поведения. Реальная социализация – это, прежде всего, овладение навыками интерпретирующей деятельности. Человек научается жить в мире значений, т.е. в мире событий, явлений, вещей и процессов, каждый из которых может быть наделен тем или иным смыслом. Другими словами, главным в процессе социализации является не имитация и даже не идентификация, а интерпретация, приводящая к «совпадению систем релевантностей». Суть этой феноменологической идеализации сводится к принятию в качестве исходного допущения несущественность различия в нашем уникальном биографическом опыте. Мы убеждены в единстве наших критериев оценки социальных событий и способны дать тождественные интерпретации одного и того же явления. Феноменологическая парадигма являет собой особое отношение к повседневности, которая стала проблемой в социологическом анализе.

Во втором параграфе «Жизненный мир»: экспликация и структурная операционализация» рассматривается применимость данного понятия для социологического исследования культуры и духовной жизни изменяющегося российского социума.

Итогом структурной операционализации жизненного мира россиян становится выделение таких понятий как «цели», «ценности», «жизненные стратегии», «социальные установки» и «социальное самочувствие». Открытие жизненного мира как понятия, способного продуктивно работать и в социальных науках, позволило решить ряд проблем, неразрешимых в классическом обществознании. Но оно, же поставило целый ряд проблем теоретического и методологического характера. Прежде всего, необходимо показать, что у всех теоретических конструкций есть дотеоретические и несистемные основания, позволяющие утверждать, что жизненный мир не есть система. Для ответа на вопрос, каким образом жизненный мир как антипод системы может стать объектом научного анализа, необходимо рассмотреть, а также эксплицировать понятие системы в современной науке.

Структурный функционализм и родственные ему социологические теории не могли и не стремились к выявлению качественной специфики различных общественных явлений, так как главной целью заявляли поиск моделей, позволяющих исчерпывающим образом описать любую социальную ситуацию с помощью конечного числа индивидных переменных - аналитически определенных характеристик, т.е. параметров. Уравновесить системное и несистемное, объективное и субъективное, рациональное и эмоциональное стремились многие. Также как и уравновесить случайное и необходимое, рациональное и иррациональное. Поэтому когда Ю. Хабермас предложил дополнить формулу «общество как система» формулой «общество как жизненный мир», его новация потребовала выявление основных методологических следствий.

Сложность обращения к несистемному как работающему понятию обусловлена тем, что оно рассматривается параллельно с системным. Социальные системы существуют в пространстве, часть которого заполнена несистемным жизненным миром, существующим по законам смысла и дающим совокупность значений используемых социальными акторами в процессе их взаимодействия с социальными системами. Жизненный мир является не антисистемным, а досистемным образованием, на фундаменте которого «вырастают» социальные системы. Социальные трансформации - это процесс разрушения старых социальных форм и созидания новых, который не может быть уподоблен замене одной механической комбинации другой. Социальный переход или социальный транзит может быть представлен как параллельно идущие перемены в социальных системах и жизненном мире.

Переориентация социологии на понятие жизненного мира и проблему его значений потребовала осмысления ранее неэксплицированных процедур, детерминировавших характер и направление теоретизирования. Феноменологическая социология – это попытка изучения действий социальных акторов на микроуровне – уровне межличностного взаимодействия. В рамках мезоуровня и макроуровня необходимо обращаться к средним величинам, переменным, функциям, социальным фактам и типичным действиям, опираться на принципы объективизма и математизируемости социального знания. Когда социальные структуры и институты не позволяют в полной мере объяснить происходящее в обществе, то целесообразно обратиться к повседневному жизненному миру, так как сфера его компетенции – все общество.

В третьем параграфе «Социальные трансформации в современной России: факторная операционализация эволюции жизненного мира » обосновывается концепция диссертационного исследования, согласно которой факторы эволюции жизненного мира, в качестве которых выступают трансформационные процессы, совпадают по своему содержанию с динамикой самого жизненного мира. Модернизация, архаизация, маргинализация и адаптация проявляют себя как на уровне подсистем и институтов, так и в сфере жизненного мира.

Существуют достаточные основания утверждать, что в социокультурной динамике современной России наблюдается несколько процессов, направленность которых не всегда совпадает. Модернизация идет параллельно с архаизацией, а вестернизация с ориентализацией. Фактор готовности жизненного мира к социальным и культурным трансформациям и его способность эволюционировать вслед за развитием социальных систем с достаточной быстротой для поддержания необходимого соответствия практически не учитывается. Воля и разум оказываются в различных мирах, ибо у индивида нет оснований для действия, нет адекватных способов описания, интерпретации происходящего, формулирования цели и выбора средств. Причины архаизации и демодернизации могут быть разными. Когда достигнутое состояние (структуры и институты) разрушается, а новое построить не удается, то в качестве способа предотвращения катастрофы выступает стихийная архаизация или направляемая прежним центром власти демодернизация. Преодоление пороговых значений экономической безопасности заставляет социальные системы переходить на режим адаптации.

Таким образом, среди основных процессов, трансформирующих российское общество и оказывающих влияние на социальную реальность и жизненный мир, следует выделить модернизацию, архаизацию, маргинализацию и адаптацию. Первоначально разнонаправленный характер изменений постепенно рождает эффекты когеренции, которые расчищают путь к действенному и модернизированному социальному порядку. Все перечисленные процессы выступают как средства и типы трансформаций. Модернизация – это движение вперед, шаги в правильном направлении, а архаизация – это крайне нежелательное и опасное явление. Адаптация и маргинализация связываются с неизбежными издержками перехода, что в равной мере делает их как нежелательными, так и неизбежными.

Во второй главе «Социальная система и жизненный мир россиян в трансформационной динамике современности», состоящей из трех параграфов социальные изменения в современной России исследуются как масштабный процесс инициированный комплексом социальных проектов и ожиданий, радикально преобразующий все сферы социальной жизни, детерминированный взаимодействием системы и жизненного мира, а также характером и спецификой такого взаимодействия.

В первом параграфе «Теоретические и идеологические предпосылки проекта российской модернизации» проектно-идеологические установки структурных преобразований в современной России рассматриваются как значения жизненного мира, находящие свое воплощение в целях, ценностях и жизненных стратегиях россиян. Когда в наши дни говорят о применимости теории социальной модернизации к российской действительности, чаще всего указывают на различие между Востоком и Западом. В рамках решения этой проблемы находятся сторонники существенного сходства, но есть и те, кто считает существенным различие. Среди них есть универсалисты, те, кто считает Россию неотъемлемой частью Европы, а также адепты особого пути.

При первом же взгляде на предлагаемые условия формирования новых социально-культурных ориентаций в сознании населения страны имеющей «за душой» только сырьевые и человеческие ресурсы, становится очевидным, что процесс формирования новых жизненных установок приобретет затяжной характер. Данная модель догоняющей модернизации требует предельно жесткой увязки всех параметров перехода от традиции к современности и не учитывает всех факторов влияния.

Учитывая влияние социальных факторов на формирование современного общества необходимо помнить о их связи с интеллектуальными. Интеллектуальная основа Просвещения дала уникальный сплав его идеалов и консервативной реакции на него в виде классической теории социальной модернизации. Понятия свободы, равенства и справедливости относятся к разряду универсальных констант вызванных биологическим, социальным и культурным единством человека, но лишь на обыденном уровне. Превращение их в термины, имеющие определенную теоретическую нагруженность и опосредованность, привязывает их значения к теоретическому контексту, а также к социокультурному опыту.

На развитие позднесоветского, а затем российского общества оказывал влияние ассоциировавшийся с модерном комплекс гетерогенных идей, освоенных общественным сознанием в разное время и с различной степенью глубины. Не случайно, что эти идеи оказались в разных слоях жизненного мира, иногда в виде целей, иногда в виде ценностей. Неотрефлектированным предстало соотношение интересов и ценностей, что привело к их синкретическому соединению.

Второй параграф «Культурные детерминанты изменяющейся России: уровни системы и жизненного мира » посвящен исследованию роли культуры в том направлении, которое приобрели изменения в российском обществе. Ответы на вопрос о том, как именно под влиянием российских социокультурных универсалий трансформируются элементы различных общественных структур и подсистем, дают ключ к определению культурной детерминации эволюции жизненного мира россиян.

Сфера интерсубъективных оценок, система отношений и совокупность значений становятся вполне явными и отчетливыми лишь тогда, когда некоторые спорные моменты необходимо прояснять в процессе обсуждения, необходимо формулировать, именовать, называть. Но это вырываемое из совокупности неявных, фоновых допущений лишь на короткий промежуток времени значение, затем вновь погружается в сферу очевидности и предданности. Эффективность коммуникации зависит от способности адресата принять сообщение, стать владельцем смысла этого сообщения, а не только быть проинформированным. Взаимопонимание, необходимое для командной работы, предполагает крайне высокую степень идентичности фоновых ожиданий связанных с принятием сложных решений.

Когерентность культурной жизни и социальных преобразований обеспечивается соответствием изменений в институционально-ценностной системе и жизненном мире. Таким образом, можно говорить о культуре как о том, что имеет значение, которое современные социологические обоснования и социальные проекты в полной мере способны учесть, опираясь на знания о культурной уникальности. Философские опыты постижения культуры, не позволяют дать сколь-нибудь работающие рецепты управленцам, но зато способны порождать социально-политические мифы и идеологемы, которые они используют в неблаговидных целях. К числу таковых относятся и мифы о рабской природе русской души, и альтернативные мифы, повествующие об особой миссии или особой духовности россиян.

В третьем параграфе «Маргинальность и ценности в процессе социальной адаптации » рассматриваются процессы маргинализации и адаптации в контексте параллельного анализа изменений в системе и жизненном мире россиян.

Помимо важнейших составляющих реформирования общества отчетливо прослеживается изменение всего социального жизненного мира, которое повлекло за собой смену идентичности. С точки зрения феноменологии идентичность обретается в пространстве жизненного мира, параллельно с тем, как в рамках сознания формируется самосознание.Что именно произошло с сознанием и самосознанием россиян, кем они себя ощутили, какие оценки дали происходящему, какие чувства выразили в ответах на вопросы социологов, изучается сегодня с применением всех имеющихся средств. Постоянный мониторинг состояния современного российского социума свидетельствует о колебаниях в массовом сознании и общественном мнении, о смене надежд разочарованиями и рождении новых надежд, о череде стабилизаций и дестабилизаций в сфере социальных ожиданий, о регулярной смене приоритетов и формировании нового комплекса потребностей при изменении механизма формирования идентичности.

Изменились все основные системы действий, воспринимающие жизненный мир как некий координирующий центр. Если же центров становится более одного, то наступает новое состояние – состояние неопределенности. Современные общества преобразуются и эволюционируют на основе коммуникации, которая все упорядочивает, структурирует и гармонизирует. В недифференцированных обществах эти процессы тоже имеют место, но протекают намного сложнее.

Реформаторам необходимо было изменить уже существующие значения для того, чтобы лишить общество его естественной инертности, его способности сопротивляться любым, даже самым опасным изменениям. Однако экспорт значений из западных культурных образцов в российскую культуру привел к разрушению «фабрики значений», что привело к непредсказуемым результатам в виде адаптации. Социальная адаптация предстает в качестве процесса тогда, когда индивид прилагает усилия, направленные на достижение соответствия с господствующей системой норм и ценностей. В современных исследованиях принято различать три стадии адаптации: социальный шок, мобилизация адаптивных ресурсов и ответ на вызов социальной среды.

Само явление маргинализации сложно и многообразно. Фактически все социальные изменения создают эффекты маргинализации как неотъемлемые элементы переходов, трансформаций и транзиций. В процессе перехода индивид с неизбежностью оказывается в «пограничной» ситуации, то есть «на границе» между старым и новым. Если переход оказывается неудачным, то в этом состоянии можно оказаться надолго или остаться в нем навсегда, а это может превратить полноправного члена общества в «деклассированный элемент».

В третьей главе «Содержание и факторы эволюции жизненного мира» состоящей их трех параграфов анализу подвергаются выявленные в ходе эмпирического исследования результаты процессуальных изменений в жизненном мире. На основе этого строится модель, позволяющая объяснить состояния и эффекты жизненного мира россиян.

В первом параграфе «Институциональная рационализация как цель и как средство российской модернизации» производится компаративный анализ той составляющей модернизационного проекта, которая прописывала институциональную рационализацию с реально произошедшей рационализацией институтов, целей и жизненного мира.

Российские реформы последних двух десятилетий в политической, правовой, экономической и идеологической сферах должны были создать необходимые условия для системной социальной модернизации. Эта модернизация замышлялась по классической схеме: формирование новых институтов, включающее частичную реорганизацию прежних и переоценку ценностей, по принципу догоняющей модели. На первый взгляд, российские реформы соответствуют основным параметрам этой схемы, которая включает создание новых социальных структур, демократизацию государства и общества, укоренение новой системы ценностей и пр. Происходящее в стране не может в полной мере соответствовать предполагаемой схеме развития, хотя отсталость не является российской спецификой. Несмотря на типичную для стран третьего мира экономику, Россия имеет завершенную индустриализацию, высокоразвитые культуру, хорошо образованное население, выгодное геополитическое положение (близость к Европе) и трехвековой опыт собственной модернизации.

Советское государство довольно быстро превратилось в аппарат насилия и подавления одних классов другими. Инструментальный подход не помешал советским лидерам фактически отождествить государство с коммунистической партией, соединив их аппараты в единую систему и придав этому единству легитимность в конституционной статье. Поэтому возврат к естественному состоянию – отделить чиновника от коммунистической партии и сделать его обычным деполитизированным бюрократом, разделяющим общечеловеческие ценности, казался сравнительно легким.

Еще легче представлялась модернизация образования как уничтожение партийно-идеологического контроля над наукой, приведение содержания учебных программ в соответствие с исторической правдой и удаление из них идеологии, создание конкурентной среды и пр.

Восстановление в своих правах религии, которая была вытеснена из общественной жизни, а ее функции были переданы государственно-идеологической машине, было сопряжено с антимодернистким по своей сути и архаизационным движением народного сознания. При этом копирование западных «прогрессивных» форм религиозной жизни могло бы обернуться новым насилием над ментальностью россиян. Семья как фундаментальный институт и «ячейка общества» при большевиках пережила детрадиционализацию и деархаизацию, оказалась оторвана от родоплеменных и религиозных ценностей, испытала весь комплекс воздействий, вызванных процессами индустриализации, урбанизации и коллективизации.

Попытка рационализации социальной системы путем законодательного введения новых институтов может увенчаться успехом, если она опирается на изменения не только в социальной системе, но и в жизненном мире.

Во втором параграфе «Колонизация и герметизация жизненного мира россиян в процессе социального конструирования новой реальности » рассматриваются эффекты, порождаемые воздействием системы на жизненный мир, а также ответная реакция жизненного мира.

Любые значимые перемены в обществе – это изменение модуса возможности и модуса действительности. С позиции социологии знания социальная реальность – это набор значений, позволяющих жить среди людей, понимать их намерения, участвовать в коммуникации, что и представляет интерсубъективный жизненный мир, хотя механизм формирования социальной реальности и механизм формирования жизненного мира различны. Их можно было бы артикулировать в терминах естественного и искусственного, поставить в соответствие паре «индивидуальное сознание – общественное сознание». Социальную реальность, конструируемую как нечто механическое, а жизненный мир, живущий своей органической жизнью, невозможно помыслить друг без друга.

Реальность повседневной жизни содержит схемы типизации, эти схемы позволяют быстрее ориентироваться в универсуме значений. Типизации предшествуют формированию целей и ценностей, а также предшествуют объективации субъективного социального опыта и создают необходимый материал для этого важного действия. Институты – это также объективированные знания, потому что институт возникает там, где есть типизация. Это и есть основа социальной реальности, содержащая в себе знания о ролях, как об элементе знания. Социальный запас знания дифференцирует реальность по степени знакомства.

Одним из главных векторов социального, политико-правового и хозяйственно-экономического реформирования второй половины 80-х и начала 90-х годов была мысль о том, что сила страны заключается в предпринимательской активности ее граждан. Творческое и созидательное начало должно было стать той самоорганизующейся силой, позволяющей обществу догнать «цивилизованные страны» и по уровню свобод, и по качеству жизни, и по содержанию взаимодействия индивида и коллектива. Освобождение от сдерживающего и парализующего влияния на личность со стороны тоталитарного государства должно было раскрепостить и вдохновить россиян. Все многообразные формы жизни, придушенные гнетом мобилизационной экономики и директивного управления, должны были достичь освобождения и расцвета. Но этого не произошло и не могло произойти.

В третьем параграфе « Системные изменения и эволюция жизненного мира россиян: проблема согласования» поднимается тема взаимодействия жизненного мира и социальных систем и влияния кризисных явлений на изменения в жизненном мире.

В самой природе модерна заложены системные кризисы. Для их преодоления экономические и политические институты принимают меры , способствующие оптимизации параметров функционирования системы, что «пагубно» влияет на жизненный мир, вызывая в нем патологии и кризисы. В результате разрушений в системе институтов и в системе ценностей одна часть значений символического универсума полностью исчезает, а другая часть сохраняется. Одновременно с этим из различных смыслообразующих практик в универсум приходят новые значения и все они неоднородны. Что-то привносит пропаганда, что-то является результатом переосмысления прежней системы ценностей, что-то «родом» из архаического и периферийного. Оформляющим и селектирующим началом здесь служит персональный опыт выживания или его крайнего воплощения – обогащения. Различными стратегиями выживания обусловлены и различные типы символических наборов.

При самоописании кризисного социума стремительно возрастают семантические затраты, ибо большинство действий становятся все более бессмысленными или меняют прежнее значение на новое, которое должны быть вписаны в другие системы действий. Возникает необходимость объяснять ряд действий, прежде представлявшимися «само собой разумеющимися» и не нуждающимися в объяснении. В терминах веберовской теории социального действия это значит, что ряд традиционных действий выведен из пространства традиции и переведен в разряд целерациональных и ценностнорациональных.

Жизненный мир россиян испытывает нагрузку, связанную с модернизацией, трансформацией и со стремительными разрушениями социальности. Прежде советские граждане имели меньше возможностей для выбора, меньший разрыв в уровне доходов и несущественным имущественным неравенством. Элита и столичный житель имели иной набор предлагаемых услуг, нежели представитель периферии. Но такого разнообразия жизненных стратегий, сценариев и разноуровневости возможностей в социалистическом обществе не было. Это требует расширения семантических и дискурсивных возможностей для описания, формулирования, объяснения и оценки жизненных стратегий.

В четвертой главе «Социальное самочувствие и жизненные стратегии в условиях трансформации современного российского общества», состоящей из двух параграфов отдается предпочтение анализу и интерпретации первичного социологического материала, полученного посредством анкетирования и глубинного качественного интервью.

В первом параграфе «Социальное самочувствие как характеристика эволюции жизненного мира россиян» подводятся итоги анкетного опроса, посвященного изучению социального самочувствия как важнейшей характеристики жизненного мира россиян.

В современной России наблюдается очередной этап глубокой социокультурной трансформации, который протекает на фоне стабилизации политико-экономической сферы. Проанализированы и сравнены ситуации, сложившиеся в каждый период времени реформирования российского социума, через выявление реакции населения на модернизационную политику и определение их социального самочувствия, которое проявляется в социальной и правовой защищенности, уровне материальной обеспеченности, степени доверия властям, отношении к проводимым реформам, а также доминирующих социальных установках. Это дает возможность отразить реальную картину состояния социальной среды, которая влияет на поведение людей через формирование ценностных ориентаций, установок и норм.

Источником противоречий в обществе выступает нарушение или отсутствие социальной коммуникации, т.е. правильного истолкования смыслов любого рода действий всеми участниками интеракции. В условиях отсутствия достаточного контроля со стороны властей, проводящих реформы, возникшие коммуникативные «разрывы» компенсируются за счет стратегий выживания формируемых исходя из преодоления таких социальных явлений как бедность, беззаконие, неудача, одиночество, упадок, бездушность, бессилие, безработица, носящих характер «антиценностей». Результаты проведенных социологических исследований позволяют утверждать, что большинство опрошенных оценивают свое социально-экономическое положение до 1991 года как хорошее, в то время как в нынешних условиях живут в постоянном беспокойстве по поводу обеспечения себя и своей семьи (Таблица 1).

Таблица 1.

Как бы Вы оценили свое социально-экономическое положение до 1991 года?

Возраст Очень хорошее Хорошее Сносное Плохое Очень плохое Затрудняюсь ответить
45-55 4,0% 39,7% 17,9% 5,4% 0,8% 0,8%
55-65 0,8% 7% 5,3% 1,5%
65-70 1,5% 6,3% 3% 1,5%
71-75 0,8% 0,8%
Больше 75 лет 1,5% 1,5%

Принято считать, что основу правового государства определяет средний класс. В России началом реформ границы бывшего среднего базового слоя были размыты настолько, что многие перешли в более низкие социальные слои. Из высказываний респондентов только 10,9% указывают на полное удовлетворение своими позициями.

Социальное благополучие во многом определяется уровнем доходов населения и доступностью к ресурсам. Большинство граждан советского общества могли рассчитывать на получение материальных благ и уважения в обществе через профессиональную сферу деятельности (Таблица 2). Это реализовалось благодаря доступу к образованию всех уровней и получению связанных со статусом привилегий со стороны государства.

Таблица 2.

Считалась ли Ваша работа в середине 90-х годов престижной и уважаемой в обществе?

Возраст Да считалась Скорее да, чем нет Нет, определенно не считалась Скорее нет, чем да Не знаю Затрудняюсь ответить
45-55 28,3% 17,7% 7% 6,8% 7% 2,4%
55-65 4,6% 4,6% 3% 1,5% 0,8%
65-70 6,2% 0,8% 2,4% 0,8% 2,3%
71-75 0,8%
Больше 75 лет 2,3% 0,8%

Обладание какими-либо привилегиями и полномочиями при советской власти было связано с профессиональной сферой деятельности. В современной России понятие «привилегии» ассоциируется, прежде всего, с представителями власти, которые пользуются благами, при помощи которых советское государство стимулировало социальную активность граждан.

Исследования подтверждают данные социологических опросов, проводимых в России о том, что семья выступает как некая сверхценность. Для большинства членов общества инвестирование средств в обучение и здоровье детей является серьезным стимулом к активной деятельности во многих направлениях. Социально-экономическое благополучие детей становится для их родителей своеобразной целью, конечным итогом приложения жизненных усилий (Гистограмма 1).

Гистограмма 1.

Сможете ли Вы в нынешних условиях обеспечить доступ семье и детям к качественному образованию и здравоохранению?

Безработица до начала реформ и в начале реформ не являлась для россиян чем-то пугающим по причине ее практического отсутствия. Результаты исследований говорят о том, что четверть трудоспособного населения Ставропольского края и Юга России не могут, по независящим от них причинам, сохранять за собой профессионально – статусные позиции (Диаграмма 1).Диаграмма 1.

Работаете ли Вы в настоящее время?

На основе проведенного анализа сделан вывод о том, что невозможность обеспечить себя и своих близких необходимыми благами, прежде вызывавшая состояние апатии и неуверенности, постепенно преодолевается за счет освоения новых видов социального взаимодействия на основе переосмысления прежней системы ценностей. Многие респонденты отмечают, что в целом пережили утрату традиций советского периода и уже в основном адаптировались к новому образу жизни.

Во втором параграфе «Преобразование жизненных стратегий в изменяющейся России» анализируются и интерпретируются результаты глубинных интервью, целью которых была реконструкция изменений в жизненных стратегиях россиян и социальных установках за период соответствующий реформам.

Утрата важнейших идеалов, изменение институциональных и духовных обстоятельств жизни, радикальное преобразование социальной среды и стиля жизни у большинства россиян первоначально вызвали дезорганизацию всех уровней самоосознания и породили неверие в собственные силы, а также в действенность реформ. Образ будущего стал приобретать позитивные черты лишь в последние четыре года. Сформированные на фоне «старых» естественных установок способы действий и образ мыслей лишь в последнее время стали источником готовности к усилиям по преодолению «культурного лага». Однако все более отчетливо проявляются признаки стабилизации жизненного мира, его «разгерметизация» обусловлена производительной силой коммуникации.

Биографии исследуются на коротких промежутках времени, а внешний импульс (социальная модернизация, экономические реформы, социальные трансформации и т.д.) рассматривается как первичный по отношению к изменениям в индивидуальных жизненных планах и стратегиях. Важно выявить другие факторы влияния, а также зафиксировать способы реагирования и преодоления маргинальности при реализации жизненных планов. Анализ биографических повествований предполагает рассмотрение конструктов, выделяемых из субъективных жизненных проектов, представленных в рассказе. Траектория жизни рассматривается как совокупность стратегий достижения новых социальных позиций после переломных моментов. Набор возможностей и ряд ограничений, соотношение которых определяет особенности выхода из ситуации, предполагает наличие связей между индивидуальными жизненными практиками и социальными структурами, социальными изменениями и жизнью общества в целом.

Для понимания динамики и направленности изменений смысловых структур жизненного мира в условиях перехода, группа респондентов определялась через выявление их склонности либо к активному восприятию действительности (независимость, индивидуальная свобода, ориентация на успех и собственные силы), либо к пассивному (не выделяться, «жить как все», патерналистские ориентации, приоритет коллективных ценностей).

Кризисная ситуация в стране стала толчком к переосмыслению своего положения в общественной структуре и поиска новых ориентиров. Если мы обратимся к оценке важности различных сфер жизнедеятельности индивида (они же одновременно являются и сферами организации жизненного мира), то на основе высказываний респондентов их можно расположить в следующем порядке: работа, семья, карьера, образование, досуг, круг общения.

Важную роль в выборе ориентиров и средств их достижения в сложившейся ситуации играли обстоятельства выбора профессии и значимости ее в судьбе респондентов.

…с детства мечтала о профессии врача, хотя непосредственно перед поступлением в медицинский институт уже понимала, что больших денег мне эта профессия не сулит....

Для некоторых выбор профессии был продиктован сложившимся стереотипом о необходимости высшего образования для «приличной» социальной карьеры.

… Для меня не существовало другого пути, как поступать в институт после школы. Родители оба имели высшее образование, и поэтому высшее образование для меня считалось обязательным. Что касается выбора специальности, то здесь мне была предоставлена свобода выбора, который пал на профессию инженера, благодаря ряду обстоятельств не связанных с внутренними потребностям...

Для большинства респондентов произошло втягивание в профессию и превращение ее в «дело всей жизни». Чаще всего индивиды сами инициировали формирование сильной профессиональной идентичности, которая становилась фактором влияния на выработку жизненной стратегии и стратегии преодоления маргинальности.

…когда начались реформы многие ушли в челноки, в магазины … я не могла преодолеть себя и забросить музыку. Обожаю свою работу. Всегда иду на занятия как на праздник. … я не могу представить себя в ином качестве...

При анализе высказываний, относящихся к такой сфере как семья, выясняется, что воспитание детей становится «основным местом» приложения жизненных усилий. В основном прослеживается желание подготовить своих детей к сложностям окружающего их мира, и в то же время стремление воспитать «хорошего честного человека» в основном через копирование родительских методов в воспитании. Образ жизни семьи служил примером в формировании взглядов на то, что такое доброта и честность с одной стороны и деловитость, стойкость, умение постоять за себя - с другой.

… Они (родители) были для меня примером того, как можно без обмана и подлости достичь успеха и уважения, исключительно за счет упорного труда и оптимизма. Я стараюсь воспитывать своих детей так же, хотя понимаю, что время другое...

Практически во всех биографических повествованиях при соотнесении своей судьбы с общим кризисом в стране респонденты оценивали ситуацию как изменение «правил игры», в которую заставили играть все население страны. Хотя СМИ всячески нагнетали ситуацию, экономический кризис воспринимался россиянами как неизбежное проявление политических неурядиц, а не как катастрофа. Ситуация политического и экономического кризиса воспринималась как обыденная, которая выступала фоном повседневных событий имевших место и ранее: поиски лучшего места работы, декретный отпуск, сокращение штата, повышение цен и т.д. Россияне гораздо успешнее адаптировались к переменам, чем это прогнозировалось. Зачастую все происходящее воспринималось как продолжение ранее существующего, что давало ощущение прочности и устойчивости, позволившие пережить россиянам трудные времена.

В «Заключении» подведены основные итоги исследования, обобщены его важнейшие результаты. Эволюция жизненного мира россиян представляет собой сложный и противоречивый процесс, в целом решающий задачи формирования нового символического универсума и создающий необходимые условия для социальной и культурной интеграции. Проведенное исследование позволяет сформулировать вывод о том, что эволюция жизненного мира россиян в целом может быть оценена как успешная, конечное его состояние является умеренно стабильным.

Констатируется, что жизненный мир россиян изменился как структурно, так и содержательно. Значения, составлявшие основу всего символического универсума, трансформировались в соответствии с новым пониманием базисных ценностей, а также новых условий их реализации в повседневной жизни. Одно из наиболее существенных изменений состоит в том, что условия реализации базисных ценностей стали значительно более важны, нежели прежде, ибо появился выбор не только между ценностями, но и между жизненными стратегиями их достижения.


III . ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

Монографии

1. Пржиленская И.Б. Эволюция жизненного мира россиян: поиски современности. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2007. – 288 с.

2. Пржиленская И.Б. Техника и общество. – Ставрополь: Изд-во. СГТУ, 1998. – 122 с.

3. Коняхин А.Н., Клюковская И.Н., Пржиленский В.И., Пржиленская И.Б. Российская модернизация и сферы социального опыта. – М.: Компания Спутник +, 2005. – 311 с. 311 /109 с.

Статьи, опубликованные в периодических научных изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

4. Пржиленская И.Б. Социальная модернизация и технический прогресс в концепциях Джона Дьюи и Юргена Хабермаса // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2002. – Вып. 30. – С. 156-162.

5. Пржиленская И.Б. Модернизация и общество // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2003. – Вып. 35. – С. 33-38.

6. Пржиленская И.Б. Технический и жизненный проекты (Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, Х. Ортега-и-Гассет) // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – 2004. – № 3. – С. 10-13.

7. Пржиленская И.Б. Классические и неклассические методы исследования трансформации социальных систем // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – 2006. – № 3. – С. 28-31.

8. Пржиленская И.Б. Информационное общество и социальная модернизация // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2006. – № 3. – С. 14-18.

9. Пржиленская И.Б. Социальное самочувствие и жизненный мир россиян // Социально-гуманитарные знания. – 2007. - №7. - С. 7-15.

10. Пржиленская И.Б. Социальные установки и значения жизненного мира россиян: по итогам биографического интервью // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2008. – № 1. – С. 138-142.

Статьи

11. Пржиленская И.Б. Общество и технический прогресс // Сборник научных трудов. – Вып. 1. – Ставрополь: Изд-во. СГТУ, 1998. – С. 68-77.

12. Пржиленская И.Б. Социальное и культурное измерение техники // Социокультурная ситуация в современной России. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. – С. 35-45.

13. Пржиленская И.Б. Техническое развитие и эволюция человека: проблема рационализации человеческих потребностей // Современное гуманитарное знание о проблемах социального развития. – Ставрополь: СКСИ, Сервисшкола, 2001. – С. 219-224.

14. Пржиленская И.Б. Социальные санкции в контексте различения формального и неформального // Модернизация и сферы социальной жизни: Сборник научных статей. Вып. 1. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. – С. 3-6.

15. Пржиленская И.Б. Коммуникация и девиация // Модернизация и сферы социальной жизни: Сборник научных статей. Выпуск 2. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. – С. 46-50.

16. Пржиленская И.Б. Российская действительность и модернизационный проект // Теоретические и методологические аспекты исследования социальной и культурной динамики: Сборник научных статей. Часть 1. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. – С. 3-20.

17. Пржиленская И.Б. Логика институциональных преобразований и кризис социальности в современной России // Социально-методологические и историко-социологические аспекты российской модернизации: Сборник научных статей. – Москва-Ставрополь: РФО, 2004. – С. 14-20.

18. Пржиленская И.Б. Кризис социальности и проблема модернизации // Социальная реальность и научная рациональность. Сборник научных статей. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2004. – С. 14-19.

19. Социальная феноменология и теория систем в объяснении институциональной модернизации // Философские и социологические аспекты трансформационных и модернизационных процессов в современной России: Сборник научных статей. – Москва-Ставрополь: РФО, 2004. – С. 26-35.

20. Пржиленская И.Б. Социальные институты в диалектике архаизации и модернизации современной России // Культура и модернизация. Сборник научных статей. – Ставрополь: СГУ, 2004. – С. 37-40.

21. Пржиленская И.Б. Междисциплинарный подход в современной социальной теории // Современные социально-философские и психолого-педагогические проблемы (XVIII выпуск). – Москва-Ставрополь: Изд-во Сев-КавГТУ, 2005. – С. 263-272.

22. Пржиленская И.Б. Эволюция понятия системы и системный подход // Философия и социологическая наука: прошлое и настоящее. Выпуск 2. – Ростов-на-Дону, Изд-во ООО «ЦВВР», 2005. – С. 62-68.

23. Пржиленская И.Б. Модернизация, архаизация и ненависть // Глобальное versus локальное: российская провинция в условиях глобализации (философские, социологические, социокультурные и политические проблемы). Невинномысск: Изд-во НГГТИ, 2005. – С.146-154.

24. Пржиленская И.Б. Системный подход и социальная теория // Концептуальные и методологические проблемы современного обществознания: философия, социология, управление. – Москва-Ставрополь: РФО, 2005. – С. 39-48.

25. Пржиленская И.Б. Воздействие социальной модернизации на внутренний мир человека // Изменяющийся образ общества: философия, социология, управление. Выпуск 1. – Москва-Ставрополь: РФО, 2005. – С. 13-24.

26. Пржиленская И.Б. «Системное» и «несистемное» как категории социальной философии и теоретической социологии // Вопросы философии, социологии и истории. Выпуск 1. – Москва-Ставрополь: РФО, 2005. – С. 31-39.

27. Пржиленская И.Б. Социальная архаизация и гражданское общество в контексте междисциплинарного подхода // Изменяющееся общество в опыте социологического анализа и философской рефлексии. Сборник научных статей. – Москва-Ставрополь: РФО, 2005. – С. 20-27.

28. Пржиленская И.Б. Социально-теоретическая экспликация понятия «несистемное» в контексте идеи междисциплинарности // Труды членов Российского философского общества. Вып. 10. М., 2005. С. – 314-322.

29. Пржиленская И.Б. Эволюция социальных систем и жизненного мира в условиях трансформирующейся России: вопросы теории и методологии // Актуальные проблемы социогуманитарного знания. Сборник научных трудов. Выпуск XV. М.: Век книги – 3, 2006 – С. 170-174.

30. Пржиленская И.Б. Социальные системы и концепция несистемного в философии и социологии // Общество, история, культура. Сборник научных статей. М. – Пятигорск, 2006. – С. 31-38.

31. Пржиленская И.Б. Трансформационные процессы в социальной системе и жизненном мире современных россиян // Диагноз времени как проблема социальной теории и практики. Сборник научных статей. – Москва-Ставрополь: ИНИОН РАН, Изд-во СГУ, 2006. – С. 295-304.

32. Пржиленская И.Б. Системы институтов и системы ценностей в контексте эволюции жизненного мира россиян // Изменяющийся образ общества: философия, социология, управление. Сборник научных статей. Выпуск 2. – Москва- Пятигорск, 2006. – С. 160 – 175.

33. Пржиленская И.Б. Модернизация и архаизация как факторы эволюции жизненного мира // Проблемы адаптации к процессам глобализации: страновый, общенациональный и локальный уровни. – Невинномысск: Изд-во НГГТИ, 2006. – С. 243-252.

34. «Общество риска» в теории модерна // Общество безопасности - альтернатива обществу риска. Материалы 51-й научной конференции «Университетская наука – региону». – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2006. – С. 214-218.

35. Пржиленская И.Б. Телеологическая компонента социальной модернизации: философские и социологические аспекты // Общество, история, культура: сборник научных статей. Вып. 2. – Москва- Пятигорск, 2006. – С. 26-38.

36. Пржиленская И.Б. Философские истоки теории социальной модернизации // Взаимодействие истории науки и философии науки. Сборник научных статей. – Москва-Ставрополь, 2006. – С. 112-122.

37. Пржиленская И.Б. Исторический и логический контексты генезиса теории социальной модернизации // Научные проблемы гуманитарных исследований. – 2007. – Выпуск 1.– С. 95-101.

38. Пржиленская И.Б. Социальные институты и ценности в жизненном мире россиян // Социальная эволюция, идентичность и коммуникация в XXI веке. Сборник научных статей. – Ставрополь, 2007. – С. 245-252.

39. Пржиленская И.Б. Институциональная рационализация России в контексте глобализации // Проблемы обеспечения национальной безопасности, гражданского мира и согласия в контексте глобализационных вызовов и угроз постсовременности. Сборник докладов и статей международной научной конференции. – Невинномысск: Изд-во НГТИ, 2007. – С. 119-126.

40. Пржиленская И.Б. Идентичность и жизненный мир человека в контексте социальной модернизации // Вектор идентичности на постсоветском пространстве: Материалы международного «круглого стола» (Ставрополь, 2 октября 2006 г.) – Ростов-на-Дону: Изд-во ЮНЦ РАН, 2007. – С. 226-234.

41. Пржиленская И.Б. Значение жизненного мира в процессе взаимодействия социальных и технических систем // Философские и теоретико-методологические проблемы современного социально-гуманитарного знания, естествознания и технических наук: Сборник научных трудов. – Ставрополь: Изд-во Сев-Кав ГТУ, 2007. – С. 392-400.

42. Пржиленская И.Б. Герметизация жизненного мира в процессе социального конструирования реальности // Общественно-экономические и политико-правовые проблемы регионального развития в современной России. Сборник научных статей. Москва – Пятигорск, 2007. – С. 161-173.

43. Пржиленская И.Б. Теоретические схемы и идеологические основания проекта российской модернизация // Проблемы становления гражданского общества в России. – М.: Российское философское общество, 2007. – С. 141-162.


Тезисы

44. Пржиленская И.Б. Специфика научного познания в условиях техногенной цивилизации // Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия: Материалы Третьего Российского Философского конгресса (16-20 сентября 2002 г.) Т. 1. – Ростов н/Д; Изд-во СКНЦ ВШ, 2002. – С. 77-78.

45. Пржиленская И.Б. Междисциплинарный подход в классической и современной науке // Междисциплинарные подходы к изучению прошлого: до и после «постмодерна». Материалы научной конференции. – М.: Изд-во ИВИ РАН, 2005. – С. 27-28.

46. Пржиленская И.Б. Феномен социальной архаизации // Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса. – М.: Современные тетради, 2005. – С. 305.

47. Пржиленская И.Б. Гегелевские мотивы в теории общества Ю. Хабермаса // Ильенков и Гегель. Материалы IX Международной научной конференции (26-27 апреля 2007 года.). – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ АПСН, 2007. – С . 162-163.

48. Пржиленская И.Б. О возможной типологии неакадемической философии: Тезисы конференции «Академическая и неакадемическая наука: конфронтация или взаимодействие». Ростов н/Д, 10-11 ноября 2006 г. // Гуманитарные и социально-экономические науки. - 2007. № 1. - С. 226.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:33:47 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:05:52 28 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Эволюция жизненного мира россиян в условиях трансформирующегося социума

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150032)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru