Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Профессиональные экспектации современной российской молодежи

Название: Профессиональные экспектации современной российской молодежи
Раздел: Рефераты по социологии
Тип: дипломная работа Добавлен 18:04:12 22 октября 2010 Похожие работы
Просмотров: 810 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Введение

Актуальность темы исследования обусловлена осознанием кризисных явлений в российском обществе, которые обострили социальную проблематику, в частности, создание равных стартовых возможностей получения молодежью профессионального образования, актуализация ее готовности к преобразованию общественных процессов, адаптации ее во всех сферах жизни. Все это требует новых подходов к решению проблем социализации подрастающего поколения.

Профессиональное самоопределение столкнулось с рядом проблем как внешнего, так и внутреннего порядка, требующих научного осмысления и практического решения. Повышается необходимость углубления понятия об основных закономерностях профессионального самоопределения, разработки системы критериев и показателей его успешности, которые являются основным условием сознательного и целенаправленного управления этим процессом.

Необходимость анализа положения молодежи на рынке труда обусловливается двумя важнейшими обстоятельствами. Во-первых, молодые люди составляют значительную часть трудоспособного населения, во-вторых, что самое главное, они – будущее страны, и от стартовых условий их деятельности зависит последующее развитие. Молодежь уже сегодня во многом определяет политические, экономические и социальные структуры общества. Вместе с тем она во всем мире является одной из особо уязвимых групп на рынке труда, особенно в нашей стране.

Проблемы занятости молодёжи справедливо относятся к глобальным проблемам современности, так как занятость – основа развития человечества. Для современного мира характерна массовая безработица молодёжи, которая способствует социальной дезинтеграции и деформации.

По данным нового исследования Международного бюро труда, за последнее десятилетие уровень безработицы среди молодежи резко возрос и достиг рекордного уровня в 88 миллионов человек, причем люди в возрасте от 15 до 24 лет составляют половину из общего числа безработных в мире. Новое исследование специалистов Департамента стратегии занятости МОТ «Мировые тенденции занятости среди молодежи в 2004 году» показало, что на долю молодых людей, составляющих 25% трудоспособного населения, в 2003 году приходилось 47% из 186 миллионов безработных во всем мире.

Молодое поколение в большинстве своем оказалось без надежных социальных ориентиров. Разрушение традиционных форм социализации, основанной на социальной предопределенности жизненного пути, с одной стороны, повысило личную ответственность молодых людей за свою судьбу, поставив их перед необходимостью выбора, с другой – обнаружило неготовность большинства из них включиться в новые общественные отношения.

Повышается необходимость углубления понятия об основных закономерностях профессионального самоопределения, разработки системы критериев и показателей его успешности, которые являются основным условием сознательного и целенаправленного управления этим процессом.

В разное время профессия, как социокультурный феномен, наделялась разными смыслами. Какими? Ответ на этот вопрос может дать сравнительно-исторический анализ, связанный с проблемой социокультурного материала. Необходимо рассмотреть профессионалиацию как явление культуры, следовательно, анализу подлежит генезис места и роли профессии в обществе, становление, исчезновение одних и появление других качеств и свойств, динамика ценностных ориентаций.

В свою очередь, смысловая ценностная интерпретация профессии как социокультурного феномена в названном аспекте может раскрыть особенности согласования культурного, социального, индивидуального миров на разных этапах исторического социокультурного развития общества. Более того, такой анализ позволил бы осветить особенности коллективных представлений современных россиян о роли профессии в социализации.

Гипотеза исследования. Суть гипотезы моего исследования состоит в предположении факта рассогласования профессиональных экспектаций современных россиян с объективными требованиями экономики, вызванного социокультурными особенности транзитивного российского общества.

Степень разработанности проблемы . В отечественной психологии накоплен богатейший опыт исследования проблемы профессионального самоопределения. Это в первую очередь разработки таких ученых, как Е.А. Климов, К.А. Абульханова-Славская, Н.С. Пряжников, П.А. Шавир и других. Общей особенностью подхода к проблеме является интерес к влиянию личностных аспектов на процесс профессионального самоопределения.

К числу теорий, оказавших непосредственное и продуктивное влияние на развитие представлений о процессе профессионального самоопределения, можно отнести теорию потребностей А. Маслоу, теорию профессионального развития Д. Сьюпера, положения, касающиеся смыслообразующего и смыслореализующего значения выбора профессии и трудовой деятельности для человека, работах В. Франкла, теоретические положения Ш. Фукуямы, разработки стадий жизни личности Э. Эриксона и др.

Среди широкого круга задач, решаемых исторической наукой, в частности, той ее ветвью, которая называется социальной историей, есть и анализ тенденций развития профессиональной занятости населения. Эта сфера, как и многие другие, характеризуется сегодня комплексным подходом, связанным с переплетением интересов разных наук. Сложилась даже соответствующая область знаний – профессиография, трактуемая как свод знаний обо всем, что касается профессий, либо как технология изучения предъявляемых профессией требований. В любом случае это особая междисциплинарная область, включающая и исторические знания.

Динамика, структура, специфика российской безработицы раскрыты в работах Р.И. Капелюшникова, Н.Т. Вишневской, В.В. Герасименко и др.Особенности региональных молодежного рынка труда отражены в статьях И.К. Золотовой, С.Н. Апенько, Л.А. Еловикова, В.С. Половинко. Вопросам профессиональной ориентации посвящены статьи А.К. Осницкого, П.М. Скрябина и др. Однако изучение данной проблемы требует постоянного исследования, так как процессы, происходящие на рынке труда, находятся в постоянной динамике, изменяются и усложняются.

Объектом исследования выступает профессия в контексте социокультурного развития социума.

Предметом исследования являются коллективные представления, нормы и ценности, определяющие содержание, направленность и состояние профессиональных экспектаций россиян.

Главная цель работы состоит в сущностном субъектном анализе содержания профессиональных экспектаций современной российской молодежи.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач :

– выявить концептуальные парадигмы, методологические основы, адекватные такому предмету исследования, как социокультурное содержание профессии;

– провести анализ молодежной социально-демографической группы как субъекта трудовой деятельности;

– изучить традиции и генезис профессионального самопределения на разных этапах социокультурного развития общества;

– проанализировать коллективные представления молодых россиян о роли и месте профессии в жизни общества и отдельного индивида;

– исследовать профессиональное самоопределение с позиций теории рационального выбора;

– рассмотреть ценности, возможности и ограничения рационального выбора;

– выявить роль образования и профессионального самоопределения в трудоустройстве молодежи.

Эмпирическую базу исследования составили репрезентативные прикладные социологические исследования лонгитюдного и разового характера, выполненные отечественными социологами в процессе массовых опросов населения России. Эмпирическая база включает в себя использование как вторичной информации из уже опубликованных источников, так и результатов социологических исследований, проведенных авторами.

Теоретико-методологическая основа исследования базируется на принципе мультипарадигмальности социологической науки при изучении явлений и процессов общественной жизни. В социологии наблюдается одновременное существование сразу нескольких научных парадигм, что свидетельствует о том, что социология – мультипарадигмальная наука. Идею о мультипарадигмальности как нормальном состоянии социологии впервые обосновал в 1970‑х годах американский социолог Джордж Ритцер. Мультипарадигмальность означает, что с появлением новой парадигмы ранее созданные не исчезают, растущее концептуальное разнообразие позволяет описывать и объяснять различные аспекты таких сложных явлений и процессов, каковыми являются социальные феномены.

Методологической основой исследования данной проблемы является материалистическое понимание истории, в частности принципы объективности, историзма, детерминации явлений социальной жизни, взаимосвязи объективного и субъективного в процессе формирования ценностного сознания людей. В ходе работы мы использовали культурологический подход, достижения современной теоретической социологии и философской герменевтики для истолкования текстов письменных интервью.

Применение принципа историзма в данной работе позволило провести анализ традиций и генезиса и выявить некоторые устойчивые коллективные представления населения России в отношении изучаемого предмета.

В работе в зависимости от возникающих в ходе исследования задач использовались принципы системного анализа социальныхявлений, сравнительного анализа, стратификационный и институциональный социологические подходы.

Были использованы методологические подходы социологии жизни , сферой изучения которой выступают ценности и явления жизни, а также коллективные социальные представления. Вышеназванное, несомненно, является «социальной реальностью», которая, по мнению А. Шюца, включает «всю совокупность объектов и событий внутри социокультурного мира как опыта обыденного сознания людей, живущих своей повседневной жизнью среди себе подобных и связанных с ними разнообразными отношениями интеракции. Это мир культурных объектов и социальных институтов, в котором все мы родились, внутри которого мы должны найти себе точку опоры и с которым мы должны наладить взаимоотношения».

В качестве методологической базы исследования выступают также подходы зарубежных исследователей: понимающая социология М. Вебера, учение о коллективных представлениях Э. Дюркгейма. Уникальность объекта социологии заключается в том, что он сам способен давать информацию о себе, как это может происходить при проведении опросов. Поэтому понимание мотивов, смысла, придаваемого людьми своим действиям и событиям, – социологический способ научного объяснения. То, что в социологии объяснение должно быть понимающим объяснением, доказал М. Вебер еще в начале ХХ века.

Практическая значимость исследования определяется тем, что полученные научные результаты обосновывают необходимость осуществления корректирующих шагов в реализации профориентации, профессиональной подготовки и трудоустройства молодежи.

Работа может быть использована в научно-педагогической работе для чтения учебных курсов по социологии, социологии культуры, социальной инновации, профориентологии, а также при проведении профориентационной и воспитательной работы.

1. Социокультурная обусловленность профессиональных устремлений

1.1 Культурно-историческая экспозиция проблемы

Профессия в историческом, социокультурном контексте представляет собой ценность . Это ценность многоуровневая и многозначная: ее содержание в разное время, в различных «эшелонах» общества неодинаково. Ценностное наполнение зависит не только от социокультурного, политико-экономического состояния общества, но и от особенностей носителя-актора.

Поэтому ценность профессии и совокупна, и дифференцированна в одно и то же время. Мы имеем в виду дифференциацию не только в классово-экономическом смысле слова, но в социокультурном: по ценностям, потребностям и, конечно же, по типу жизни, хозяйствования. В этом ракурсе профессию можно рассматривать как один из смыслообразующих моментов в развитии культуры.

Профессия относится к таким явлениям, которые возникли задолго до того, как их стали изучать, поэтому его исследование обязательно должно включать и рефлексию относительно его генезиса.

Исследование памятников Среднего царства позволило выявить социальный слой основных производителей материальных благ, обозначаемых самими египтянами обобщающим термином «царские хемуу». Этим термином охватывалось практически все трудящееся население страны.

Царские хемуу, основной обязанностью которых была работа в рамках определенной профессии, эксплуатировались как в царском и храмовых хозяйствах, так и в хозяйствах частных лиц – людей, занимавших различные должности в центральной, номовой и храмовой администрации. Связь каждого царского хемуу с определенной профессией была характерной особенностью всего данного социального слоя.

Царские хемуу назначались на работы в юности, причем права выбора профессии они были лишены. Каждый год от имени царской администрации в номах проводились специальные смотры, основное назначение которых состояло в распределении юношей из трудового населения страны, достигших совершеннолетия. На эти смотры привлекались все дети царских хемуу. Прежде всего, на смотрах происходил отбор наиболее сильных и выносливых юношей в войско; назначались дети царских хемуу и в низшее жречество. При определении в ремесленное производство, естественно, учитывались профессиональные навыки, передаваемые по наследству, поэтому сын ремесленника обычно становился тоже ремесленником. Большая часть юношей становилась земледельцами или распределялась на другие основные профессии в зависимости от производственной потребности египетского хозяйства. Назначенная принудительно, профессия являлась для большинства участников смотра пожизненной.

Источники Нового царства заставляют предполагать, что этот слой трудящегося населения страны со всеми его основными отличительными чертами продолжал существовать и на протяжении всего новоегипетского этапа истории страны, правда, под новым обобщающим наименованием – семдет, что значит «профессии», т.е. люди, распределенные на профессии.

Ремесло играло видную роль в экономике позднеримского Египта, а ремесленники представляли собой многочисленный слой производительного населения страны.

Будучи юридически свободными, ремесленники государственных мастерских на деле были лишены свободы выбора профессии, свободы передвижения и т.д., и своим бесправным положением в известной мере напоминали рабов .

Однако основным ядром египетских ремесленников в позднеримское время были ремесленники, работавшие самостоятельно, и наемные работники. И в этой среде, так же как и у работников государственных мастерских, наследственность профессии была обычным явлением, но в данном случае она не носила, как полагали до недавнего времени, принудительного характера. Поскольку наследственность профессии вызывалась не государственным принуждением, а традицией и экономическими условиями, можно утверждать, что у детей подавляющего большинства ремесленников не была отнята свобода выбора профессии.

Отсутствие принудительной наследственности ремесла не означает, однако, что ремесленники были полностью свободны в сфере своей профессиональной деятельности. Лицо, освоившее ремесленную профессию, заносилось в список ремесленников данной специальности. Составлением списка преследовались, по всей вероятности, в первую очередь фискальные цели. Переквалификация, изучение другой специальности и переход на работу по новой специальности не разрешались. Если иногда переквалификация и осуществлялась, то только с разрешения администрации. Профессиональное прикрепление ремесленника к своей специальности неизбежно сопровождалось и его территориальным прикреплением, ибо только в таком случае деятельность ремесленника могла находиться под постоянным контролем, и обеспечивались фискальные интересы государства. Известную заинтересованность должна была проявлять и корпорация, в состав которой входил ремесленник, так как ей было невыгодно потерять носителя части общего налогового бремени.

В древнеирландском обществе ремесленники передавали свою профессию по наследству, притом как по мужской, так и по женской линии, и обеспечивали себе пропитание исключительно своим ремеслом.

Социальные нормы, господствовавшие в обществе, где велико влияние религии, заставляют людей интерпретировать профессиональную структуру в соответствии с религиозной идеологией.

В обществе, где велико влияние науки и технологии, господствуют иные социальные нормы. То, что видит человек, зависит не только от природы явления и характера аппарата восприятия и мышления, но и от типа общества, от того, какие социальные нормы определяют приемлемый способ видения, интерпретации явлений.

Проблема профессионального становления стала актуальной в начале XX века. До этого времени свободного выбора профессии не было. Профессиональная жизнь людей ограничивалась сословными традициями, а также патриархальным укладом общества. Промышленная революция привела к возникновению рынка труда и новых профессий. Огромные массы людей оказались перед проблемой поиска работы и профессиональной подготовленности к ней.

Изменившаяся историческая ситуация коренным образом расширила мир профессий. Новые орудия и средства труда потребовали квалифицированных работников, способных качественно и производительно выполнять трудовые функции в течение многих лет.

Жизнь людей индивидуализируется, меньше регламентируются извне их действия. Предполагается, что члены общества должны рассчитывать на себя, рисковать, делать выбор и нести за него ответственность. Намечается движение по пути большей свободы человека, что выражается в переходе к новой системе ценностей.

Ценности и привычки, связанные с принадлежностью к профессиональной общности, обусловливают выбор профессии, который в представлении людей соответствует социальному статусу.

Профессиональная карьера становится важнейшим каналом социальноймобильности. По утверждению П. Сорокина, «многие ученые, юристы, литераторы, художники, музыканты, архитекторы, скульпторы, врачи, актеры, певцы и прочие творцы простого происхождения социально поднялись именно благодаря этому каналу. То же можно сказать и о представителях средних слоев, достигших еще более высоких социальных позиций. Среди 829 британских гениев, исследованных Х. Эллисом, 71 были сыновьями неквалифицированных рабочих, поднявшихся до высоких позиций исключительно благодаря этому каналу. Около 16,8% из числа наиболее известных людей Германии родились в рабочих семьях и достигли высокого положения посредством профессиональной лестницы. Во Франции среди самых известных литераторов 13% были из рабочей среды, 4% наиболее известных ученых России, достигших высокого социального положения, вышли из крестьянской среды. Если так обстоит дело в кругу наиболее именитых, то менее успешные профессионалы тоже улучшили свое социальное положение при помощи этого «лифта».

Тем не менее, в эпоху становления капитализма доступ к традиционно престижным видам деятельности был ограничен. Дискриминируемые этнические и религиозные меньшинства не могли стать юристами, военными, чиновниками, членами ремесленных цехов, поэтому они выбирали предпринимательство как путь к богатству и престижу.

В рамках современного исторического профессиоведения ведутся исследования, связанные с созданием русскоязычного варианта исторического стандарта классификации и кодификации занятий населения. Сегодня такой стандарт уже функционирует на ряде языков, при этом базовой является англоязычная версия. В 2002 г. вышло фундаментальное издание на английском языке, включающее саму версию HISCO и методическое руководство к ней. Основной целью создания подобного стандарта стала представившаяся возможность создания высокой степени сравнимости исторических данных разных стран и территорий.

Если на Западе в целях создания HISCO исследователи берут уже готовые электронные базы данных различных переписей, где указывались занятия населения, то у нас такие базы в основном предстоит создавать.

Попытки создания исторической классификации занятий населения России активно предпринимаются в последнее время вАлтайском государственном университете.

Существует огромное количество не только современных, но и исторических профессий, ориентироваться в которых довольно сложно. Но разнообразие характеристик трудовой деятельности определяет возможности систематизации ее видов по различным классификационным признакам. Несомненно, что важнейшая проблема классификации профессий состоит в выборе основания для деления на группы.

Все существующие классификации можно условно разделить на «психологические» и «производственные». К первым можно отнести классификации, в которых даются определенное психологическое обоснование принципа деления профессий и содержательная психологическая характеристика выделенных групп. В качестве примера можно назвать наиболее известные классификации О. Липмана, А. Ро, С.Г. Струмилина, Е.А. Климова.

К «производственным» относятся классификации, в которых деление профессий на группы происходит на основе технологических и производственных признаков без раскрытия их психологических особенностей. Наиболее известной и типичной в этом плане является Международная стандартная классификация профессий.

Большинство классификаций создается для существующей в определенное время системы занятий населения, они часто не учитывают устаревших форм и названий. Но поскольку процесс образования новых отраслей и развития научно-технического прогресса бесконечен, постольку безграничен и процесс образования новых профессий. При этом неизбежно растет интерес к истории профессий. Вопрос о возникновении различных видов трудовой деятельности появился после начала научного изучения занятий населения. Но, несмотря на то, что происхождением профессиональной деятельности исследователи интересуются с XIX в., проблема создания классификации исторических профессий в целях обеспечения высокой сравнимости исторических наборов данных с современными возникла недавно.

Сложность создания схемы исторической классификации заключается, во-первых, в отсутствии необходимых источниковых данных. В России в отличие от западных стран не существует электронных баз данных по населению страны XIX – начала XX вв. с указанием профессий, поэтому исследователям приходится пользоваться разнородными источниками, зачастую имея дело лишь с названием, которое в современном мире профессий просто не существует либо его смысл отличается от нынешнего. Во-вторых, исторические профессии разделяются по времени возникновения и по способу возникновения.

1.2 Профессия как социокультурная ценность

Несомненно, что человек, если попытаться обозначить все его потребности через одну, интегрирующую, создает свою индивидуальную выраженность через потребность в самореализации и, занимая в социуме то или иное место, фокусирует свои интересы на такой ценности, которая присуща всем, – это ценность социальной значимости. На уровне обыденного сознания люди подчас не осознают до конца эту ценность. В их сознании и практической жизни она распадается на составляющие: знание своего дела, уровень жизни, возможность сохранения здоровья, удовлетворенность или неудовлетворенность властью на ее различных уровнях, «праведность», «справедливость» и др. Какое место в структуреценности социальной значимости занимает профессия?

Рассматривая этот вопрос, нельзя не сказать о динамике ценностного сознания россиян. Е.И. Башкирова опубликовала интереснейший материал о трансформации ценностей российского общества. Она пишет, что анализ ответов респондентов на вопросы по поводу их ценностных установок позволил выявить следующую иерархию приоритетов россиян : семья, работа, друзья, знакомые, свободное время, религия, политика.

В книге «Динамика ценностей населения реформируемой России» говорится, что в слое бедных представлены разные профессиональные группы, оказавшиеся среди респондентов. «Самую значительную группу составляют рядовые сельские жители, пенсионеры, военные и рабочие, самую незначительную – гуманитарная интеллигенция, работники торговли и предприниматели. Не попали в эту группу бухгалтеры, работники банков, экономисты и т.д. Уровень образования в этой группе довольно низкий. В число беднейших попали почти 25% имеющих среднее образование, 6,2% – среднее образование, 5,5% – незаконченное высшее и только 2,1% высшее образование.

Нам представляется особенно важным указать в данной работе, что механизму формирования определенных систем ценностей как коллективных представлений в современном обществознании не уделяется должного внимания. А ведь динамика ценностей есть не что иное, как динамика коллективных представлений, которые, как давно известно социологам, обладают не только продолжительной устойчивостью, «долгожительством», но и развертываются в онтологическом поле социума по своим законам, изменяя это поле независимо от индивидуальных сознаний. Э. Дюркгейм называл коллективные представления объективно существующим социальным фактом. Тем не менее, коллективное представление, независимое и не вытекающее из индивидуальных представлений, порождается все же «действиями и противодействиями» элементарных индивидуальных представлений, которые в свою очередь конституированы как социальной тканью, так и уже имеющимися представлениями. «Разумеется, их автономия может быть лишь относительной, в природе не существует такой сферы, которая не зависела бы от другой сферы; следовательно, нет ничего более абсурдного, чем возводить психическую жизнь в нечто вроде абсолюта, который появляется ниоткуда и не связан с остальной частью вселенной».

Несомненно, понятие «коллективные представления» шире, чем понятие «ценность». Коллективные представления – это целый жизненный мир. Э. Дюркгейм выводил формальные и содержательные признаки коллективного сознания для органического типа солидарности. К формальным он относил малый объем, низкую интенсивность, низкую определенность, большой простор для индивидуальной инициативы и рефлексии. К содержательным – возрастающую светскость, ориентированность на человека, приписывание высшей ценности достоинству индивида, равенству возможностей, трудовой этике и социальной справедливости, абстрактность и общий характер.

В России в результате изменения общественного устройства при переходе от административно-командной системы к системе, основанной на рыночных отношениях, произошла стремительная дезинтеграция общественных групп и институтов, утрата личностной идентификации с прежними социальными структурами. Наблюдается расшатывание нормативно-ценностных систем старого сознания под воздействием пропаганды идей и принципов нового политического мышления.

Формирование новой системы ценностей в условиях ослабления политического и идеологического прессинга сопровождается критическим осмыслением старых, присущих обществу социалистического типа ценностей, вплоть до полного их отрицания. К сожалению, такой подход часто приводит к отрицанию всего опыта предшествующего поколения. В связи с этим в современной литературе многие авторы говорят о кризисе ценностей в российском обществе. Ценности в посткоммунистической России действительно противоречат друг другу. Нежелание жить по-старому сочетается с разочарованием в новых идеалах, которые оказались для многих либо недостижимыми, либо фальшивыми. Происходящие перемены, связанные с реставрацией частнособственнических отношений привели и приводят к ослаблению духовных ориентаций масс, связанных с идеями социальной справедливости и равенства.

Появление новых реальностей ведет к переосмыслению взглядов, возникновению иного мировосприятия, формированию иной ментальности. Понятие «ментальность» пришло с Запада и адаптировалось ввиду возникшего общественного спроса на практические знания области внутреннего мира человека, его сознания.

«Ментальность выступает в виде призмы, предназначенной для истолкования внешних информационных воздействий и социального опыта. Если точнее – мысленно-чувственной моделью интерпретации субъектом внешних обстоятельств и фактов. Эта модель формируется у каждого человека в процессе социализации и опирается на невидимую, на первый взгляд духовную организацию в виде субъективной реальности, обеспечивающей устойчивость, относительную самостоятельность и повторяемость духовных явлений.

По данным Парижского института социальных изменений, полученных в ходе исследований во всех европейских странах в 1992–1993 гг., коррелятивные связи показывают, что все европейские страны, включая Россию, развиваются в условиях единой техногенной цивилизации и различие менталитета россиян от населения остальных стран Европы по избранным показателям не больше, чем различие между установками «истинных европейцев».

Но дело в том, что содержательные признаки, преломляясь в коллективных представлениях отдельных субкультур, сословий, слоев, приобретают различное конкретно-содержательное наполнение.

Так пожилые люди и молодежь образуют общности, для которых характерны разные ценностные ориентации. Люди старшего поколения руководствуются не только соображениями заработка, но и этическими принципами профессионального долга и традиционными ценностями, таких как постоянное место работы и профессия, вызывающая уважение со стороны других членов общества. Молодежь, усвоившая в постсоветский период другие ценности, руководствуется иными соображениями.

Социологические исследования фиксируют изменения, происходящие в ценностных трудовых ориентациях российской молодежи, связывая их с ухудшением материального благополучия народа и резким на этом фоне обогащением отдельных групп населения.

Так, большинство опрашиваемых в 60–80-е гг. молодых людей и девушек не мыслили своей жизни без профессиональной деятельности. Опросы 1993–1995 гг. показывают, что 15–20% молодых респондентов не стали бы работать вообще, если бы были материально обеспечены. Около 40–50% молодых людей связывают мотивацию трудовой активности с деньгами и стремлением заработать их любыми способами, в том числе и противоправными.

Как известно, престижность является важнейшим фактором профессионального выбора. Сама «престижность» определяется степенью уважения к данному объекту, а также предполагаемым влиянием человека, овладевшего данным объектом или данной деятельностью.

По результатам социологических исследований, к числу престижных и предпочитаемых профессий молодые люди относят юристов, экономистов, банковских служащих, бизнесменов, предпринимателей.

Перспектива быстро переместиться в более привилегированные, «элитные» слои общества согревает души многих самоопределяющихся подростков. А если учесть, что в большинстве случаев молодой человек выбирает профессию не столько потому, что его привлекает именно содержание труда, молодой человек скорее выбирает определенный образ жизни, где профессия – это лишь одно из средств построения своего счастья. Этим-то и объясняется выбор многими молодыми людьми профессий юрист или экономист: сами по себе эти профессии вряд ли могут заинтересовать большинство молодых людей, но именно эти профессии позволяют человеку много зарабатывать и строить определенный, «богатый», «комфортный», а главное – «престижный» образ жизни.

На протяжении вот уже трёх с половиной десятилетий старейший и наиболее известный в Германии социологический институт – Алленсбахский институт демоскопии – регулярно составляет рейтинг престижности профессий.

Раз в несколько лет сотрудники института предлагают опрашиваемым список из 18 профессий и просят назвать те пять видов деятельности, которые вызывают наибольшее уважение. Какие результаты дал опрос, проведённый нынешним летом среди двух тысяч жителей Германии старше 16 лет?

В Германии по-прежнему самой престижной считается профессия врача, вызывающая особое уважение у 74% опрошенных. На втором месте с большим отрывом идёт профессия священника – её назвали 38%. Третье место занимают университетские профессоры, четвертое – адвокаты, пятое – предприниматели.

А пятёрка самых непрестижных профессий состоит из книготорговцев, профсоюзных функционеров, политиков, офицеров, а также преподавателей гимназий. Их учительский труд пользуется особым уважением лишь у 12% населения. Авторы опроса видят в этом весьма тревожный сигнал, ведь в современном западном обществе, которое всё чаще называют не индустриальным, не постиндустриальным, а информационным обществом, роль образования стремительно растёт. В этих условиях низкий авторитет тех, кто даёт знания подрастающему поколению, свидетельствует о неблагополучной ситуации в немецкой системе среднего образования. Со временем это может стать серьёзной угрозой для конкурентоспособности страны. Ещё один тревожный сигнал – продолжающееся вот уже три десятилетия падение рейтинга профессии инженера.

В 1966 году, когда Алленсбахский институт впервые провёл опрос на тему «Престижность профессий», труд инженера вызывал особое уважение у 41% жителей ФРГ. С тех пор его привлекательность в глазах немцев постоянно падала.

В этом году лишь 22% опрошенных включили инженеров в список из пяти самых уважаемых ими профессий. Такое изменение общественных настроений привело к тому, что в Германии, стране с большими инженерными и конструкторскими традициями, технические вузы каждый год с трудом набирают первокурсников. В результате сегодняшней Германии хронически не хватает инженеров. Поэтому крупные немецкие фирмы всё более настойчиво добиваются от правительства разрешения приглашать в страну из-за рубежа не только компьютерных специалистов, но и инженеров.

Правда, алленсбахские социологи с надеждой отмечают следующий феномен. Если на западе Германии рейтинг инженерного труда неуклонно снижается, то на востоке он столь же неуклонно растёт. Если в 1991 году эта профессия вызывала уважение лишь у каждого пятого жителя бывшей ГДР, то сейчас её считает престижной уже каждый четвёртый. Ещё один любопытный вывод из опроса Алленсбахского института состоит в том, что директоры крупных фирм ценятся в сегодняшней Германии ещё меньше, чем инженеры. Рейтинг топ-менеджеров, «капитанов экономики» упал до 21%.

Социологические исследования, проведенные в России в конце XX века, показали, что процессы, происходящие ныне в стране, существенно изменили привлекательность различных профессий.

Если в 1963 г. выпускники средних школ Новосибирской области на первые пять мест поставили профессии летчика, научного работника в области физики, радиотехника, инженера-радиотехника и научного работника в области математики, а преподавателя высшей школы и инженера-машиностроителя поставили на 12 и 14 место, соответственно, то в 1983 г. на первые пять мест они поставили профессии летчика, военного, юриста, работника милиции и врача. Если преподаватели высшей школы сохранили свой рейтинг, то рейтинг инженеров-машиностроителей значительно снизился.

В 1994 г. ситуация сложилась совершенно иная. Первые пять мест заняли: юрист, бизнесмен, банковский работник, переводчик с иностранного языка и внешнеторговый работник. Преподаватель высшей школы опять оказался на 12 месте, летчик – на 13, а научный работник-математик – на 23 месте. Обращает на себя внимание то, что среди 50 наиболее привлекательных профессий не было отмечено профессии инженера. Среди технических специальностей во второй половине списка появляются: радиотехник, автомеханик, машинист, металлург, слесарь, столяр и т.д.

Таким образом, в нашей стране к концу ХХ века снизился рейтинг естественнонаучных и технических профессий, причем в такой степени, что эти профессии стали, по сути, не популярными. В то же время молодежь продолжает идти учиться в технические и, в том числе, аэрокосмические вузы. Учитывая результаты социологических исследований, они, судя по всему, не предполагают связать свою работу после института с инженерной деятельностью. В то же время уровень аэрокосмического образования, его системность и фундаментальность позволяет выпускникам аэрокосмических вузов успешно трудиться в различных сферах деятельности.

Следствием падения социальной ценности труда для значительной части молодых людей стал социальный пессимизм, то есть неверие в то, что они когда-нибудь смогут иметь интересную, содержательную работу, оплачиваемую в соответствии с мерой своего труда.

В настоящее время высшее образование сохраняет свою привлекательность для молодежи, что подтверждается стабильными и даже возрастающими конкурсами при поступлении в университеты. Для объяснения такой ситуации многие ссылаются на престижность высшего образования. А желание иметь диплом объясняют тем, что с ним легче устроиться на высокооплачиваемую работу. Однако главные причины поступления в высшие учебные заведения далеки от этого педагогического норматива.

Представляется целесообразным начать с перечисления наиболее важных причин выбора именно высшего образования. Возможность избежать службы в армии является, чаще всего, главной причиной поступления в вуз для юношей, а их в техническом университете большинство. Наравне с этой можно отметить психологическую причину, существующую у всех молодых людей: вуз помогает отодвинуть на довольно длительный срок проблемы «взрослой жизни». Кроме того, причиной может быть простота поступления, связанная с более низким конкурсом на данной специальности.

Важную роль при выборе специальности играют существующие мифологемы о том, что некоторые профессии приносят больший заработок, чем другие. Например, имеется представление о том, что инженер-нефтяник или маркетолог будет зарабатывать больше, чем инженер-машиностроитель. В основе этого мифа лежит реальная ситуация, в которой некоторые представители данных профессий действительно получают значительные доходы. Однако доступ к таким рабочим местам ограничен и часто не связан с высшим профессиональным образованием. Тем не менее, в общественном мнении информация о больших заработках распространилась на всех без исключения представителей этих специальностей.

Такое положение дел нашло отражение в ответах студентов. Подавляющее большинство пишет, что именно высшее образование дает в будущем гарантированную работу и обеспеченную жизнь. В том случае, когда учащиеся не уверены, что их первого высшего образования будет достаточно, они предполагают получить второе образование, тоже высшее, но по другой специальности. Выбор новой специальности определяется теми же мифами и стереотипами.

Представители первой модели видят итогом своего обучения диплом, подкрепленный соответствующими профессиональными знаниями. Она включает в себя регулярное посещение занятий и исполнение требуемых преподавателями норм. Студенты начинают интересоваться дополнительной информацией о профессии, которая не включена в программу. В процессе обучения они начинают искать подработку, на которой можно реализовать свои профессиональные знания, а также получить практические навыки. Впоследствии это позволяет им при устройстве на постоянную работу заявить о наличии профессионального опыта.

Вторая модель распространена больше. Демонстрирующие эту модель не заинтересованы в получении качественных профессиональных знаний, а ждут от вуза только документа о высшем образовании.

В начале обучения о своей будущей профессии носители обеих моделей имеют весьма расплывчатое представление. Фрагментарные сведения добываются из следующих источников: работа родителей или родственников по аналогичной специальности, кино и телевидение. Преподаватели вуза, во всяком случае, в первые два года обучения оказывают незначительное влияние на представления студентов о выбранной профессии. Новые специальности, открываемые вузами, не подкреплены соответствующим спросом со стороны работодателей. Даже отсутствие рынка некоторых профессий нисколько не смущает современных студентов. Более того, конкурсы на эти специальности могут быть весьма высокими.

Во время учебы на первых курсах проблема трудоустройства занимает немногих студентов. Об этом свидетельствуют ответы на вопрос о влиянии образования на социальную карьеру. Учащиеся, не слишком задумываясь, находят прямую зависимость между образованием и удачной карьерой. Лишь в редких случаях они вспоминают о том, что без связей даже высокий профессиональный уровень не поможет найти престижную работу.

Таким образом, студенческие представления о вузовском образовании и о будущей профессии наполнены мифами и иллюзиями. Принятие решения о поиске места работы и профессиональной карьере обычно откладывается до окончания университета. В лучшем случае эта проблема возникает на старших курсах. Тогда расплывчатые первоначальные представления о будущей профессии сменяются сомнениями и разочарованиями, которые выливаются в стрессы и фрустрации. На этой почве появляется идея о смене профессии при помощи получения второго высшего образования. В результате рождается новый миф о том, что несколько дипломов помогают достичь желаемого жизненного статуса.


2. Молодежь как субъект профессиональной деятельности

2.1 Молодёжь как социально-демографическая группа

В отечественном обществознании молодёжь долгое время не рассматривалась как самостоятельная социально-демографическая группа.

Сегодня учёные определяют молодёжь как социально-демографическую группу общества, выделяемую на основе совокупности характеристик, особенностей социального положения и обусловленных теми или другими социально-психологическими свойствами, которые определяются уровнем социально-экономического, культурного развития, особенностями социализации в российском обществе.

Молодежь – это социально-демографическая группа, переживающая период становления социальной зрелости, адаптации к миру взрослых и будущие изменения.

Молодежь имеет подвижные границы своего возраста, они зависят от социально-экономического развития общества, уровня культуры, условий жизни. Нижняя возрастная граница определяется, что с 14 лет наступает физическая зрелость и человек может заниматься трудовой деятельностью. Верхняя граница определяется достижением экономической самостоятельности, профессиональной и личной стабильности. В этот период человек проживает важный этап семейной и внесемейной социализации.

В возрастной психологии молодость характеризуется как период формирования устойчивой системы ценностей, становление самосознания и формирования социального статуса личности. Сознание молодого человека обладает особой восприимчивостью, способностью перерабатывать и усваивать огромный поток информации. В этот период развиваются критичность мышления, стремление дать собственную оценку разным явлениям, поиск аргументации, оригинального мышления. Вместе с тем в этом возрасте ещё сохраняются некоторые установки и стереотипы, свойственные предшествующему поколению. Это связано с тем, что период активной деятельности сталкивается у молодого человека с ограниченным характером практической, созидательной деятельности, неполной включённости молодого человека в систему общественных отношений.

Отсюда в поведении молодёжи удивительное сочетание противоречивых качеств и черт: стремление к идентификации и обособление, конформизм и негативизм, подражание и отрицание общепринятых норм, стремление к общению и уход, отрешённость от внешнего мира. Неустойчивость и противоречивость молодёжного сознания оказывают влияние на многие формы поведения и деятельности личность. Молодёжное сознание определяется рядом объективных обстоятельств.

Во-первых, в современных условиях усложнился и удлинился сам процесс социализации и, соответственно, другими стали критерии её социальной зрелости. Они определяются не только вступлением в самостоятельную трудовую жизнь, но и завершением образования, получением профессии, реальными политическими и гражданскими правами, материальной независимостью от родителей. Действие данных факторов не одновременно и не однозначно в разных социальных группах, поэтому усвоение молодым человеком системы социальных ролей взрослых оказывается противоречивым. Он может быть ответственным и серьёзным в одной сфере и чувствовать себя как подросток в другой.

Во-вторых, становление социальной зрелости молодёжи происходит под влиянием многих относительно самостоятельных факторов: семьи, школы, трудового коллектива, средств массовой информации, молодёжных организаций и стихийных групп. Эта множественность институтов и механизмов социализации не представляет собой жёсткой иерархированной системы, каждый из них выполняет свои специфические функции в развитии личности.


ОСНОВНЫЕ ИНСТИТУТЫ СОЦИАЛИЗАЦИИ

Семья Образовательные учреждения Общественные организации Профессиональные сообщества

Научные

коллективы

Основные институты социализации современной молодежи

Социализация – это процесс становления личности, обучения, усвоения ценностей, норм, установок образцов поведения, принятых в данном обществе. Молодежь составляет 41% населения России в трудоспособном возрасте. В народном хозяйстве заняты 22,3 млн. молодых людей. Однако доля молодежи среди занятых в народном хозяйстве постоянно снижается, особенно среди рабочих промышленности, строительства и транспорта. В связи со структурными изменениями, происходящими в экономике, растет доля молодежи в непроизводственной сфере. А это требует внесения изменений в структуре ее трудовой подготовки и переподготовки.

Современная российская молодежь выросла в пореформенный период, когда роль основных институтов социализации была минимизирована. До последнего времени подрастающее поколение по многим вопросам фактически было предоставлено само себе. Ослабление роли традиционных институтов социализации, уменьшение экономической поддержки и социальной помощи молодежи привело к переоценке ценностей: главным стало материальное при практически снятых ограничениях на способы его достижения.

В связи с этим необходимо обратить внимание на следующие моменты.

Во-первых, молодежь – одна из крупных социально-демографических групп российского общества.

Во-вторых, вчерашние выпускники учебных заведений пополняют ежегодно экономически активное население страны. За 1991–1998 гг. высшими учебными заведениями страны было подготовлено 3475,4 тыс. человек, из которых 3399,5 тыс. получили государственные дипломы. За этот период 11337,2 тыс. человек прошли курс профессионального обучения в профессионально-технических и средних специальных учреждениях и поступили на рынок труда.

Наконец, актуальность социализации молодежи определяется сложностью времени, в котором оказалась данная молодежь. Распались ранее созданные молодежные объединения и организации, молодые люди оказались предоставлены самим себе, начался процесс десоциализации, приведший к значительному росту числа молодежи с девиантным поведением. Сегодня ситуация жизненного самоопределения молодежи неоднозначна. С одной стороны, представители молодого поколения составляют значительную долю в составе новых социальных слоев – предпринимателей, менеджеров, банковских работников. Увеличилось число молодых людей, возглавляющих общественные движения и политические партии. С другой стороны, молодежь оказалась одной из самых незащищенных социальных групп, значительно ухудшилось ее материальное положение, замедлилось социальное продвижение, наблюдается глубокое противоречие, вызванное несоответствием новых социально-экономических требований и качеств личности молодого человека, традиционно формируемых социальными институтами российского общества.

Названные обстоятельства требуют активизации деятельности по социализации молодежи, воспитания ее гражданских качеств.

Сущность молодежи как социальной группы раскрывается в процессе реализации ею функции воспроизводства социальной структуры. Наследуя и воспроизводя сложившиеся общественные отношения, каждое новое поколение обеспечивает сохранение целостности общества и участвует в его совершенствовании и преобразовании на основе своего инновационного потенциала. Тем самым осуществляется развитие как молодежи, так и общества в целом.

Позитивная направленность изменений количественных и качественных характеристик молодежи в ходе ее становления как субъекта общественного воспроизводства свидетельствует о социальном развитии данной социально-демографической группы. Его критерием является приобретение и изменение молодыми людьми собственного социального статуса и формирование гражданских идентичностей в процессе достижения молодыми людьми социальной зрелости. Данный процесс связан с риском, не обходится без проб и ошибок в выборе жизненного пути, способах самореализации молодых людей.

Жизнедеятельность молодежи осуществляется в социальных условиях, которые также таят в себе различные угрозы и риск. Современные общества – это динамично развивающиеся системы, преодолевающие один за другим этапы модернизации. Происходящие в них фундаментальные социально-экономические и социокультурные изменения направлены в сторону усиления неопределенности, неоднозначности явлений и процессов. Исчерпывающее познание действительности становится невозможным. Снижается возможность прогнозирования не только отдаленного, но и ближайшего будущего, что привносит неопределенность и нестабильность в жизнедеятельность вступающих в общественные отношения молодых людей. Прорыв к желаемым статусным позициям в условиях стремительно изменяющейся социальной реальности неизбежно становится для молодежи делом рискованным.

В социологическом плане развитие молодежи предстает как направленное изменение ее социальных качеств в процессе воспроизводства социальной структуры, т.е. как определенная направленность ее мобильности. В обыденном сознании молодого человека это выражается в стремлении достигнуть статуса представителей престижных для него групп. Достижение приносит удовлетворение и является стимулом для дальнейшего статусного продвижения, а нереализованность планов приводит к разочарованию и поиску других путей жизненного самоопределения. Успех способствует социальному самоопределению молодого человека. Однако, не сумев реализовать себя в обществе, молодежь становится перед альтернативой: оказаться на обочине жизни или пойти по пути нарушения правовых и нравственных норм. Усиливается состояние неопределенности.

Молодёжь в возрасте от 16 до 29 лет – именно в это время основная ее часть приобретает устойчивый профессионально-трудовой статус в общественной и социальной сфере. На молодежный возраст приходятся главные социальные и демографические события в жизненном цикле человека: завершение общего образования, выбор профессии и получение профессиональной подготовки, начало трудовой деятельности, вступление в брак, рождение детей. Эта категория населения разделяется на ряд групп, определяющих их положение на рынке труда.

Подростковая группа представляет в основном учащихся средних школ и профессиональных училищ, которые не вовлечены в трудовую деятельность. Однако значительное снижение жизненного уровня большей части населения изменило жизненную позицию этой категории молодежи. Многие из них стремятся заработать деньги основным путём. Они вступают на рынок труда, пополняя ряды безработных. Нынешняя ситуация с подростковой занятостью вызывает большую тревогу. Чаше всего – это самозанятость вроде мойки автомашин и торговли газетами или работа в «теневом» секторе экономики. Легальный рынок неквалифицированного детского труда крайне узок. «Макдональдс» и «Русское бистро», естественно, не могут предоставить возможности заработка всем желающим. Поэтому если не решить проблему государственного контроля над занятостью этой молодежной группы, то возникнет опасность увеличения криминального потенциала общества.

Молодежь в возрасте 18–24 года – это студенты и молодые люди, завершающие или завершившие в основном профессиональную подготовку. Они являются самой уязвимой группой, вступающей на рынок труда, так как не имеют достаточного профессионального и социального опыта, и в силу этого менее конкурентоспособны.

В 25–29 лет молодые люди, в основном, уже делают профессиональный выбор, имеют определенную квалификацию, некоторый жизненный и профессиональный опыт. Они знают, чего хотят, чаще всего уже имеют собственную семью и предъявляют достаточно высокие требования к предлагаемой работе. Очевидно поэтому именно в данной группе наибольшая доля зарегистрированных молодых безработных.

Молодежь из разных социальных слоев имеет неодинаковые шансы уже на этапе жизненного старта. И если, скажем, для молодого россиянина из семьи с высоким материальным достатком – это выбор между учебой в отечественном или зарубежном вузе, для юноши или девушки из семьи некоторых категорий служащих – между учебой или работой, то выходцам из малообеспеченных, многодетных или неполных семей часто приходится выбирать между жалким существованием и криминалом. Как видно, рискуют все. Но для одних – это риск нисходящей мобильности, а для других – угроза криминализации.

Неопределенность в процессе самореализации подрастающего поколения отражается в социальном составе и положении молодежи в социальной структуре. Произошло перераспределение занятости молодежи между государственным и негосударственным секторами экономики. Продолжается отток молодых людей из материального производства в сферы распределения и обращения. Многие из юношей и девушек, оставшихся на производстве, лишь числятся в штате, зарабатывая на стороне. Вследствие развала коллективных форм сельского хозяйства и невозможности заняться фермерством произошла маргинализация значительной части сельской молодежи. Растет ее миграция из села в город. Возросла доля молодых людей, стремящихся любыми способами перебраться на постоянное место жительства в города, где не многим из них удается избежать криминальных структур. Трудности, вызванные ограничениями в передвижении по территории страны, являются непреодолимым препятствием для многих молодых россиян. К ним относятся и административно закрепленные ограничения, связанные с пропиской и регистрацией, и многочисленные препятствия, возникающие в связи с отсутствием у молодежи средств для дальних поездок в поисках места учебы или работы.

Самореализация молодежи как фактор становления субъектности в сфере социально-экономических отношений в условиях риска все больше определяется формой собственности предприятия или фирмы, где работает тот или иной молодой человек, а также его жизненной ситуацией.

По-прежнему сохраняется типичная для большинства отраслей и профессиональных групп ситуация, при которой вознаграждение за труд не отвечает сложности выполняемых профессиональных функций. Так, продвижение по службе и повышение квалификации на государственных предприятиях редко сопровождается ростом заработной платы. В негосударственных, напротив, оплата труда часто не зависит от квалификации молодых людей, а их карьера основана преимущественно на субъективных критериях. Применительно к молодежи это несоответствие основывается вдобавок еще и на возрастной дискриминации молодых работников, особенно в коммерческих структурах. Более того, высокая трудовая мотивация и ориентация на производительный труд приводят скорее к снижению показателей уровня жизни, нежели к их повышению. А реализация иных, не связанных с трудом моделей самореализации, наоборот, оказывается эффективнее с точки зрения социального продвижения. Этот парадокс закрепляется в молодежном сознании.

Совокупность отмечаемых тенденций ставит в ситуацию неопределенности и риска наиболее подготовленную и социально активную молодежь. А возникающая деградация ее социально-профессионального потенциала негативно сказывается на изменении качественных социальных показателей, характеризующих данную группу.

В переходных условиях молодое поколение чаще отрицает опыт старших, чем его усваивает. Причем в семьях, где нарушены межпоколенные отношения и где семья утрачивает функцию спасательного круга на волнах неопределенности, обостряется и риск отставания жизненного старта, и риск нереализованных возможностей молодых людей. Аналогичные риски возникают и в низкостатусных семьях, не способных обеспечить материальную поддержку своим детям.

В широком социальном плане данные тенденции свидетельствуют о деформации воспроизводственного процесса уже в первом звене – на этапе преемственности. Самоутверждение и самореализация молодежи через отрицание может иметь как позитивные, так и негативные последствия. Так, несомненно, позитивным моментом явилось отрицание большинством молодого поколения устаревших, отживших ценностей и отношений, характерных для эпохи авторитаризма. С другой стороны, огульное отрицание прошлого разрушает историческое сознание молодого поколения и приводит к ценностно-нормативной неопределенности.

Молодое поколение в большинстве своем оказалось без надежных социальных ориентиров. Разрушение традиционных форм социализации, основанной на социальной предопределенности жизненного пути, с одной стороны, повысило личную ответственность молодых людей за свою судьбу, поставив их перед необходимостью выбора, с другой – обнаружило неготовность большинства из них включиться в новые общественные отношения.

2.2 Молодое поколение на рынке труда

Главными чертами социальной ситуации в России является нестабильность, противоречивость жизни в настоящем, неопределенность в отношении будущего. Нестабильностью характеризуются многие общественные структуры, социальные институты, в которые включена молодежь. Это относится и к системе образования, где каждый год меняется ситуация с платностью обучения и требованиями к знаниям абитуриентов; и к сфере занятости, где положение в течение рассматриваемого периода непрерывно ухудшалось; и в целом к затянувшемуся экономическому и политическому кризису в стране. Размытыми стали ценности и нормы, разнонаправленным – идеологическое воздействие.

Усилению напряжённости на российском молодёжном рынке труда способствовали: трансформационный кризис российской экономики, демографический фактор, переход предприятий в руки частных собственников, ликвидация рабочих мест с менее жёсткими требованиями и создание новых с более жёсткими условиями найма. Существующая система подготовки и переподготовки кадров не отвечала новым требованиям, что значительно уменьшило шансы трудоустройства молодёжи, впервые выходящей на рынок труда, на престижные должности в новых секторах экономики, оставляя для молодых людей рабочие места, не требующие высокой квалификации.

Реформы в области труда и занятости ликвидировали бронирование рабочих мест для молодёжи. Лица, впервые выходящие на рынок труда и не имеющие профессионального образования, утратили гарантию трудоустройства и оказались социально незащищёнными на рынке труда.

На протяжении семидесяти с лишним лет государство являлось единственным монопольным работодателем. До начала 1991 г. действовало законодательство, закрепляющее принцип всеобщей занятости. Приток молодых кадров происходил двумя путями:

- для выпускников школ и лиц, закончивших профессионально-технические училища и решивших идти на производство;

- выпускники других учебных заведений распределялись с учетом вакансий, с обязательным условием работы на данном месте в течение нескольких лет.

Формирование комплекса рыночных отношений в сфере занятости началось с изменения приоритетов государственной политики: отказа от конституционных гарантий права на труд, сохранения за государством лишь функции содействия трудоустройству граждан. Кроме того, расширились права руководителей в вопросах найма и увольнения работников, что предполагало более эффективное использование рабочей силы.

Открытый опрос, проведенный в сети Интернет осенью 2004 года, показал, что проблема трудоустройства названа респондентами в качестве самой распространенной среди российской молодежи. Распределение проблем по степени значимости представлены в таблице.

Ухудшение условий вступления молодёжи на рынок труда привело к тому, что молодёжь стала одной из самых многочисленных групп населения среди официально зарегистрированных безработных. Анализ процессов, происходящих на рынке труда, показывает, что с наибольшими трудностями объективного и субъективного характера молодёжь сталкивается именно в сфере трудовых отношений.

Какую из проблем современной молодежи вы бы назвали самой важной?

Безработица, проблема

с трудоустройством

34
25
Трудности с получением образования 18
17
Материальные проблемы 15
18
Алкоголизм, наркомания 13
11
Жилищно-бытовые проблемы 9
9
Отсутствие внимания к молодежи со стороны государства 4
7
Неуверенность в завтрашнем дне, отсутствие стабильности 3
4
Общая негативная оценка современной молодежи 3
4
Отсутствие организованного досуга 3
5
Безделье, незанятость 3
4
Отсутствие цели в жизни 2
3
Проблемы в семье 2
5
Невозможность реализовать себя 2
2
Отсутствие идеалов, бездуховность 2
5
Социально-экономический кризис в стране 2
3
Другое 1
1
Нет проблем 1
2
Нет ответа, ответ не на тему 16
13
0 5 10 15 20 25 30 35 40
Россия Москва

Весной 2001 г. в Государственной думе состоялись открытые парламентские слушания на тему: «О законодательном обеспечении занятости молодежи, включая молодежное предпринимательство», в которых приняли участие депутаты ГД, работники Минтруда России, региональных департаментов ФГСЗН, ученые, представители общественных организаций.

Все выступавшие отметили, что, несмотря на повсеместное уменьшение безработицы, проблема занятости молодежи не теряет остроты: более 2,5 млн. молодых людей не имеют работы, трудоустраиваются 50% выпускников вузов. В 2000 г. 20% сокращенных с предприятий и из организаций составляли молодые люди в возрасте до 25 лет. Данные же статистики свидетельствуют, что увеличение безработицы на 1% приводит к росту преступности на 8%. Удручающее положение с наркоманией: 76% употребляющих наркотики – молодежь.

Массовая безработица среди молодежи, в силу специфики, не устоявшейся еще психики, чрезмерных амбиций новоиспеченных специалистов, юношеского максимализма и реактивности, является еще более глубокой проблемой. Молодые специалисты – это гордость и надежда любого развитого государства, а если эта «надежда» не имеет соответствующей социальной защищенности, «непристроенность» молодежи превращается в одну из наиболее значимых угроз экономической безопасности и социальной стабильности страны.

Безработица среди молодого населения ведет:

– к углублению бедности и обнищанию бюджетов молодых семей;

– снижение социальной защищенности и неадекватная оценка молодежного труда способствуют падению национального патриотизма, приводит к оттоку молодых специалистов в развитые капиталистические страны, прививает интерес к поиску альтернативных форм заработка в сфере неформальной экономики и теневого бизнеса, подрывает интерес к образованию;

– усугубляется криминогенная обстановка в стране: увеличивается количество экономических и уголовных преступлений, расцветает алкоголизм и наркомания, увеличивается количество венерических и прочих заболеваний, сокращается уровень продолжительности жизни, увеличивается смертность – все это способствует естественному вырождению нации.

Растут масштабы регистрируемой и скрытой безработицы среди молодежи, увеличивается ее продолжительность. Между тем возможности молодых людей и без того ограничены в силу их более низкой конкурентоспособности по сравнению с другими категориями населения.

Внедрение рыночных отношений обострило проблему социальной защищенности в сфере труда. Молодые рабочие первыми попадают под сокращение и пополняют ряды безработных. Особенно негативно рост безработицы сказался на положении молодых людей, особенно молодых женщин. Те, кому удается найти работу, зачастую вынуждены трудиться сверхурочно, на основе краткосрочных или неофициальных контрактов, низкой заработной платы, в условиях недостаточной социальной защиты или полного ее отсутствия.

При проведении опроса по поводу проблемы трудоустройства самыми распространенными высказываниями респондентов были: «Самая большая проблема – нет нормальной работы»; «не могут найти достойную работу»; «нет возможности найти хорошую работу, от этого все беды»; «не найти работы после учебы»; «безработица, отсутствие распределения по работе»; «сложности с трудоустройством – везде нужно иметь знакомства»; «молодых дискриминируют при приеме на работу, т. к. они не имеют опыта»; «сложно найти работу по специальности»; «закрыли производства – некуда идти работать»; «на плохую работу не идут, а хорошей нет»; «невозможность устроиться на приличную работу, девочки с высшим образованием работают в ларьках».

Важнейшими показателями ситуации на рынке труда являются динамика уровня безработицы, емкость и конъюнктура рынка труда, соотношение спроса и предложения и его структура.

Статистика не отражает в полной мере ситуацию на рынке труда и особенно в его молодежном сегменте. Молодежь реже регистрируется на бирже труда, чем люди в других возрастах. Статистика позволяет оценивать тенденции развития только официальной части открытого рынка труда и преимущественно в государственном секторе. Служба занятости охватывает лишь часть спроса на труд и предложений рабочей силы. В результате не учитывается все многообразие новых явлений в сфере занятости, связанных с особенностями российских рыночных отношений, и в частности скрытая безработица.

Для молодых людей скрытая безработица представляет не меньшую опасность, чем зарегистрированная, так как именно они рискуют в первую очередь оказаться за воротами предприятий. Кроме того, вынужденное безделье действует разлагающе на несформировавшееся сознание. Понятно, что в подобной ситуации большинство молодых людей стремится к стабилизации своего трудового статуса, пытается различными способами избежать возможности потери заработка. Как показывают исследования, более 50% молодёжи, занятой на предприятиях государственного сектора, работает по совместительству, около 25% – подрабатывает в различных альтернативных формах занятости. Молодые люди активно занимаются предпринимательством: около 70–80% регистрируемых предприятий альтернативного сектора экономики организуется людьми 25–30‑летнего возраста.

Снижение общего уровня жизни населения привело к сверхзанятости среди учащейся молодежи, вынужденной работать в свободное от учебы время. Возрастает количество предложений рабочей силы за счет выпускников учебных заведений.

Особенную тревогу вызывает утрата молодежью ценности профессионализма. «Деньги – любым путем» – такова формула времени для многих молодых людей.

Проявляется четкая тенденция люмпенизации молодежи, что в ближайшей перспективе отразится на социальной структуре российского общества со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. Из-за падения престижа производительного труда для значительной части молодых людей стал характерен социальный пессимизм, они не верят в возможность иметь интересную, содержательную работу, оплачиваемую в соответствии с мерой своего труда на уровне мировых стандартов. Происходят полярные изменения трудовой мотивации. Квалифицированные молодые кадры часто меняют специальность, что в дальнейшем может привести к дисбалансу в профессиональной структуре рабочей силы. Приоритет отдается не содержательному труду на производстве, а труду с низкой интенсивностью, направленному на получение значительной материальной выгоды любым путем.

Среди безработных, претендующих на вакантное место, каждый пятый – молодой человек в возрасте 16–29 лет. Отношение числа всех обратившихся в поисках работы в службу занятости к количеству вакансий составляет почти 17 человек, каждый третий из них – молодой человек в возрасте до 29 лет. Это свидетельствует о значительном резерве рабочей илы, т.е. потенциале безработицы, в том числе молодежной, который коррелирует с показателем напряженности на рынке безработной молодежи и его официальным уровнем.

Повсеместно наблюдается сокращение емкости официального рынка труда и усиление разбалансированности между спросом и предложением рабочей силы, что приведет к дальнейшему росту общей безработицы, в том числе молодежной. Особенности российской безработицы определяются структурно регрессивным спадом производства при разрушении прежних рынков и механизмов функционирования хозяйства и медленном формировании новых рынков и рыночных механизмов регулирования и саморегулирования экономики. Тенденции формирования безработицы закрепляются инвестиционным кризисом. В результате спада производства во многих отраслях увеличился удельный вес сырьевых отраслей с низкой степенью переработки сырья. Позитивным моментом можно считать устойчивый рост доли отраслей непроизводственной сферы. Возникли новые сектора экономики: банки, страховые, консалтинговые, аудиторские и инвестиционные компании. Здесь особенно быстро увеличивалась численность занятых, причем именно молодых людей. Положительная реакция молодежи на возможности активного участия в «свободной» экономике налицо: это быстро растущий слой предпринимателей и лиц, занимающихся индивидуально-трудовой деятельностью. Стремительно растет спрос рабочей силы в отраслях непроизводственной сферы, особенно в тех, которые быстрее коммерциализировались.

В сложившейся ситуации просто необходимо разработать целый комплекс мер по выводу страны из «безработного» кризиса.

С одной стороны, в решении данной проблемы может помочь набирающая обороты система предпринимательства и частного бизнеса, с другой, естественно, никак не обойтись без помощи государства и поддержки местных органов самоуправления. Так как, лишь решив данную проблему на местах, «залатав дыры» в рядах безработных в каждом отдельном регионе, можно говорить о снижении уровня безработицы в стране в целом.

Возможно, не последнюю роль в уменьшении молодежной безработицы могло бы сыграть развитие самозанятости – молодежного предпринимательства. Но для этого необходима серьезная государственная поддержка, в частности, в виде льготного налогового режима. К сожалению, бюджетных средств на подобные цели выделяется крайне мало. Хотя, конечно, проводится профориентация, создаются центры трудоустройства в вузах страны, создаются временные рабочие места для молодых людей, расширяется их участие в программе «Молодежная практика».

Осуществляются мероприятия, связанные с адаптацией молодежи на рынке труда. Желающим открыть собственное дело и прошедшим тестирование специалисты центров занятости и социально-деловых центров на местах помогают составить бизнес-планы, оказывают финансовую поддержку в виде микрокредитов.

Основное противоречие, характерное для современного молодежного рынка труда, – увеличивающийся разрыв между трудовыми притязаниями молодых и возможностями их удовлетворения. Поскольку молодежь, как правило, не имеет практического опыта трудовой деятельности, ее высокие требования к оплате труда делают проблематичным поиск подходящей работы. Отсутствие соответствующего стажа часто становится препятствием при заполнении вакансий, так как руководители предприятий и организаций предпочитают нанимать специалистов, имеющих достаточный опыт работы. Неполное использование трудового потенциала молодежи – негативное явление, поскольку замедляется процесс обновления рабочей силы и ротация кадров, особенно в тех отраслях, работа в которых для молодых людей не привлекательна. А растрата их трудового потенциала сегодня – это потеря качества рабочей силы в ближайшем будущем.

Порой трудоустройству мешает качество полученного образования, но, пожалуй, главные причины невостребованности выпускников учебных заведений, на наш взгляд, отсутствие опыта и нежелание работодателя предоставить молодому специалисту возможность показать себя в деле, перенасыщенность рынка труда определенными специальностями.

Нельзя не учитывать и психологию нынешней молодежи. К сожалению, за последние годы традиции приобретения и развития трудовых навыков были нарушены. Принимая меры по возрождению отечественной промышленности, следует подумать над тем, как поднять престиж рабочих профессий, которые определенная часть молодого поколения считает едва ли не зазорными, вернуть к жизни такие важные элементы системы воспроизводства и воспитания кадров, как наставничество, конкурсы. Поэтому в своей деятельности органы службы занятости должны делать акцент на профориентационной работе, чтобы выбор профессии был осознанным.

Что касается проблемы увеличения непосредственной занятости молодежи, здесь наблюдаются свои специфические сложности:

– молодые специалисты в силу недостатка профессионального опыта являются одним из наименее востребованных слоев населения на рынке труда;

– наблюдается тенденция к эксплуатации молодежного труда со стороны частных предпринимателей по причине сложности трудоустройства и повышенной в связи с этим значимости рабочего места;

– амбициозность выпускников современных вузов – завышенные требования к условиям и оплате труда, нежелание строить карьеру с самых «низов», постепенно поднимаясь по ступеням служебной лестницы, усложняют ситуацию на рынке труда молодых специалистов, увеличивают количество безработных праздношатающихся молодых людей;

– отсутствие четкой профессиональной определенности – зачастую образование, полученное в вузе, не является основным профессиональным ориентиром, молодой специалист не знает своих профессиональных склонностей и не имеет конкретных предпочтений ни к одной из профессий;

– отсутствие практической подготовки с детства к любому реальному труду приводит к нежеланию менять размеренный уклад «легкой» жизни за «надежным родительским плечом»;

– слабая социальная защищенность, необоснованно низкая система оплаты труда в стране, высокая текучесть кадров на российских предприятиях стимулирует молодого специалиста к поиску заработка на более благоприятной ниве зарубежных предприятий.

Ситуация, складывающаяся на российском молодёжном рынке труда, во многом зависит от деятельности служб занятости в области трудоустройства. В настоящее время они способны обеспечить рабочими местами лишь небольшую долю обращающейся к ним молодёжи. Это связано, во-первых, с высокой напряжённостью на рынке труда, во-вторых, с тем, что предъявляемые молодыми безработными требования к рабочим местам высоки. Сложные экономические условия не могли не повлиять на мотивацию молодых людей при трудоустройстве. Материальные претензии молодёжи находятся посередине между прожиточным минимумом и средней заработной платой в регионе, их нельзя назвать чрезмерно завышенными, но, как свидетельствуют данные обследования, они значительно выше, чем у тех, кто имел работу до обращения в службы занятости. Существует разрыв между ориентацией на высокооплачиваемую работу и своими собственными возможностями.

Стабилизация ситуации на российском молодёжном рынке труда может способствовать широкому распространению так называемых гибких, или нестандартных, форм занятости, которые так же, как и активная политика содействия занятости, играют важную роль в решении проблем молодёжной безработицы.

Государственная политика содействия занятости молодёжи может и должна осуществляться по линии специальных государственных программ, таких, например, как «Молодёжь России», «Адаптация молодёжи, вступающей на рынок труда», «Субсидирование занятости молодёжи». Дефицит государственного бюджета и фатальная нехватка денег на социальную сферу давно уже стали привычным явлением. Однако в некоторых регионах в рамках указанных программ уже накоплен определённый положительный опыт в решении проблем занятости молодёжи посредством использования различных форм занятости, не требующих избыточного финансирования.

Отраслевые органы социальной сферы активно участвуют в формировании системы государственной поддержки становления и развития молодежи, их программы учитывают специфику молодежной проблематики.

В числе перспективных направлений, обеспечивающих повышение устойчивости положения и развитие молодежи – содействие общеобразовательной и профессиональной подготовке молодежи к труду; содействие трудовой занятости молодежи. Содействие общеобразовательной и профессиональной подготовке и подготовке молодежи к труду включает в себя оказание посильной помощи учебным заведениям в воспитании и социализации учащихся и студентов, реализации их интересов; развитие самодеятельности и инициативы учащихся и студентов, государственную поддержку их общественных объединений.

Образование молодежи – проблема сквозная, ее решение предполагает взаимодействие и сотрудничество органов управления образования и органов по делам молодежи разных уровней. Комитет по делам молодежи одним из направлений своей деятельности избрал содействие дополнительному образованию молодежи через содействие организации и функционирования профильных клубов и центров дополнительного образования.

Содействие трудовой занятости молодежи предполагает: поддержку предприятий и организаций, создающих новые рабочие места для молодежи; формирование постоянных рабочих мест; создание возможностей для организации вторичной занятости подростков и молодежи; создание инфраструктуры учреждений и предприятий для занятости молодежи. В силу специфики ситуации в социально-экономической сфере в округе существуют три основные формы занятости подростков: сезонные работы, общественные работы и труд в сфере оказания услуг населению, предприятиям, организациям с преобладанием вновь организованных постоянных рабочих мест.

Работа в области молодежно-подростковой занятости предполагает создание специализированных молодежных бирж труда и предприятий по трудозанятости подростков. Наиболее эффективными муниципальными предприятиями являются те, которые что-либо производят, где подросток в процессе работы может получить определенную профессиональную подготовку и навыки работы на предприятии, в трудовом коллективе.

Таким образом, молодежь на рынке труда представляет собой достаточно уязвимую категорию граждан, вопросы контролирования и помощи которой являются вопросами государственной политики. Намечая перспективы организации занятости подростков и молодежи, необходимо уделять внимание поддержке новых форм:

– создания малых производств, способных более полно занять молодежный и женский труд;

– организации квотирования рабочих мест через законодательные акты, закрепляющие требования к работодателю по приему на работу молодежи, а также систему льгот для него;

– создания более эффективных и устойчивых механизмов организации временной занятости подростков.

Вопрос об эффективности государственной молодежной политики остается актуальным. Государству пока слабо удается мобилизовать молодежную инициативу в общественных интересах. Программы должны предусматривать более тесную увязку основных элементов государственной молодежной политики с основными механизмами реформирования российской экономики и социальной сферы в целом. Необходимо вновь проработать практику бюджетных выплат на цели государственной молодежной политики. Компенсаторные действия должны быть строго ограничены четко выделенными категориями нуждающихся в помощи молодых людей и точно очерченным кругом задач. Основные же усилия должны быть направлены на конкретное воплощение инвестиций в молодежь. Эта установка предполагает иной подход к расчетам финансовых средств на цели поддержки молодежных и детских объединений. Смысл его – в прогнозировании позитивных последствий от таких социальных вложений, как в обозримой, так и особенно в отдаленной перспективе.

Образование вообще и профессиональная подготовка в частности выступают как социальный институт формирования и воспроизводства рабочей силы, обеспечения подготовки молодежи к вступлению на рынок труда в соответствии с требованиями этого рынка. Однако очевидно, что рынок труда в России все еще слабо воздействует как регулятор развития на сферу образования, и это порождает много проблем, затрудняя вступление молодежи в трудовую жизнь и оптимизацию баланса трудовых ресурсов.

Наиболее дискомфортно чувствует себя молодежь. Юношам и девушкам, окончившим школу и решившим пойти работать, трудоустроиться практически невозможно. Работодатели становятся все более разборчивыми при отборе кадров. Сегодня они не возьмут, скажем, впервые ищущего работу молодого парня, имеющего водительское удостоверение категории «С», предпочтя ему водителя-универсала с удостоверением, позволяющим работать на любом транспортном средстве. То же самое относится и к механизаторам. Высокие требования предъявляются и к квалифицированным кадрам: высшее образование, опыт работы по специальности, а в последнее время и умение работать на персональном компьютере. Только такой профессионал сегодня может рассчитывать на интерес со стороны работодателя и надлежащую зарплату.

А для этого необходимо учиться. Все из тех же экономических соображений работодатель стремится получить готового специалиста, и в нынешних условиях его уже никто не заставит принять на должность инженера человека, не имеющего специального образования, взять бухгалтером или хотя бы учеником бухгалтера вчерашнюю выпускницу школы. Тем не менее, далеко не все после окончания школы стремятся продолжить учебу. Очень часто не готовы к этому оказываются и родители, причем не только по финансовым соображениям.

Если существующие в настоящее время тенденции в воспроизводстве квалифицированных кадров не изменятся, то в ближайшей перспективе можно ожидать роста безработицы среди неквалифицированного населения, и прежде всего, среди молодежи – выпускников общеобразовательных школ, не продолжающих дальнейшего образования, не имеющих профессии или должной квалификации. Поэтому необходима рациональная организация общеобразовательного и профессионального образования молодежи, согласованного как с развитием национальной экономики, так и с мировыми тенденциями на рынке труда.

В последнее время все большее число молодых людей считает получение полноценного образования необходимым условием достижения желаемого социального статуса и более высокого материального положения, определенной гарантией от безработицы. Профессиональное обучение становится важнейшим элементом инфраструктуры рынка труда, который поддерживает качественно сбалансированный спрос и предложение труда, во многом определяет эффективность мер по реализации молодежной политик занятости. Вот почему при сокращении подготовки квалифицированных кадров в ПТУ и средних специальных учебных заведениях прием студентов в вузы из года в год увеличивается. По мере развития рыночных отношений и конкуренции, ускорения перестройки отраслевой структуры занятости ценность общеобразовательной и социальной подготовки работника неизбежно возрастет. Это будет способствовать увеличению занятости молодежи на учебе.

Мировой и отечественный опыт подтверждают устойчивую тенденцию роста продолжительности обучения молодежи и более позднего вступления в активную трудовую деятельность. Одновременно изменяются и требования нанимателей к рабочей силе. От тактики быстрой максимизации сиюминутной прибыли предприниматели переходят к долговременной стратегии получения устойчивых доходов в условиях конкуренции, поэтому в перспективе у них появится потребность в расширении найма молодой рабочей силы. В противоположном направлении будет действовать фактор роста цены рабочей силы и, в особенности, профессионально подготовленной. Поэтому уровень занятости среди молодежи будет зависеть от общей ситуации на рынке труда. Тем не менее, он будет увеличиваться, хотя, очевидно, и меньшими темпами, чем у зрелых работников.

В 2000 г. была разработана «Межведомственная программа содействия трудоустройству и адаптации к рынку труда выпускников учреждений профессионального образования», утвержденная руководителями Министерства образования и Министерства труда и социального развития Российской Федерации. Основной целью Программы провозглашалось создание системы содействия трудоустройству выпускников профессиональных образовательных учреждений и адаптации их к рынку труда.

Для достижения целей Программы предусматривалось, в частности:

– создать в системе образования службу профессиональной ориентации, помогающую в выборе специальности, образовательного учреждения, сферы деятельности, соответствующих личностным особенностям;

– создать систему информирования абитуриентов, обучающихся, выпускников учреждений профессионального образования и работодателей необходимыми данными о рынках труда и образовательных услуг;

– сформировать в системе профессионального образования сеть региональных и вузовских центров, занимающихся вопросами содействия трудоустройству обучающихся и выпускников учреждений профессионального образования;

– разработать научно-методическое обеспечение региональных и вузовских центров содействия трудоустройству молодых специалистов;

– разработать экономический механизм обеспечения функционирования системы содействия трудоустройству выпускников учреждений профессионального образования.

Однако каждое из созданных в вузах подразделений начало свою работу по собственному усмотрению. В основном их усилия были сосредоточены на двух направлениях: на осуществлении мониторинга поведения выпускников в плане самостоятельного трудоустройства и на разработке организационно-методических документов по работе со студентами в плане содействия их занятости после окончания вуза.

Социальная политика и социальная работа в условиях России идеологически во многом согласуются с общемировыми тенденциями, однако, естественно, существует специфика, обусловленная рядом социокультурных и экономических факторов.

Одной из основных проблем проведения государственной политики является ее психологическое восприятие и сведение ее к чисто затратной, распределительной, не стимулирующей молодых людей к самообеспечению, новым видам производительной и творческой деятельности.

Другой проблемой является сохранившийся ведомственный подход к молодому человеку, когда с точкой зрения государственных органов он не рассматривается в комплексе своих проблем, потенций, взглядов, среды, а фигурирует как «учащийся», «пациент», «военнообязанный», «нуждающийся в пособии», «правонарушитель» и т.д., к которому эти органы зачастую применяют взаимоисключающие меры.


3. Профессиональное самоопределение в свете теории рационального выбора

3.1 Ценности, возможности и ограничения рационального выбора

Одной их модификаций теории обмена является возникшая в 80-х годах ХХ века теория рационального выбора. Это относительно формальный подход, в котором утверждается, что социальная жизнь в принципе может быть объяснена как результат «рациональных» выборов акторов. Одна из исходных предпосылок, на которых базируется теория обмена, это допущение, что в социальном поведении любого человека заложено некое рациональное начало, которое побуждает его вести себя расчетливо и постоянно стремиться к получению самых разнообразных «выгод» – в форме товаров, денег, услуг, престижа, уважения, одобрения, успеха и т.д.

В философском энциклопедическом словаре понятие «рациональность» определяется как способность человека мыслить и действовать на основе разумных норм, а в широком смысле рациональность – это соответствие деятельности разумным правилам, соблюдение которых является условием достижения цели.

В данном исследовании мы стремимся выявить в самом общем виде некоторые особенности профессионального развития в свете теории рационального выбора, проанализировать, какой рациональный выбор возможен и какие ограничения обусловливают расхождения между поставленной целью и достигнутым результатом.

Идея рациональности реализовывалась в истории человеческой культуры различным образом, представления о рациональности изменялись.

Если проблему рациональности рассматривать с точки зрения исторической ретроспективы, то помимо античного универсально-философского типа рациональности необходимо выделить и господствующий в средневековой Европе религиозный тип рациональности, подчиненный рациональному обоснованию веры и разумному объяснению религиозных догматов. Культура средневековых диспутаций подготовила аппарат логической доказательности и обоснования, технику самопроверки мысли, переход от неформализованных к формализованным формам рациональности.

Неклассическая научная рациональность оформилась в результате открытия теории относительности Эйнштейна. Важным условием в деле достижения истины становится не исключение всех помех, сопутствующих исследованию, а уточнение их роли и влияния, учет соотношения природы объекта со средствами и методами исследования. Неклассический тип рациональности учитывает динамическое отношение человека к реальности, в которой важное значение приобретает его активность. Субъект пребывает в открытых проблемных ситуациях и подвержен необходимости саморазвития при взаимодействии с внешним миром.

Классическое представление о рациональности тесно связано с идеалом научной объективности знания. В нем провозглашалась необходимость процедуры элиминации субъективных качеств человека, всего, что не относится к объекту, так как это расценивалось как помехи научному познанию. Классический идеал чистого разума не желал иметь ничего общего с реальным человеком, носителем разума. В модели классической рациональности место реального человека, мыслящего, чувствующего и переживающего, занимал абстрактный субъект познания.

В классической рациональности речь идет о предметности бытия, в неклассической – о процессе становления.

Современный кризис рациональности – это кризис классического представления о рациональности, отождествленной с нормой и жестко однозначным соответствием причины и следствия. Классический рационализм так и не нашел адекватного объяснения акту творчества. В процессе новых открытий рационального меньше, чем интуитивного и внерационального.

Макс Хоркхаймер и Теодор Адорно в совместной работе «Диалектика просвещения» представили концепцию развития современной западной цивилизации в результате просвещения – процесса эмансипации мышления и поведения человека от власти мифологии. В ходе данного процесса меняется отношение к миру и жизни: вытеснение принципа веры принципом разума сопровождается развитием инструментальной рациональности, в основе которой лежит утилитарная полезность вещей.

В качестве общей основы протестантской этики и духа капитализма М. Вебером представлена характерная для западной цивилизации в целом рациональность – отношение к миру с точки зрения целесообразности, полезности, эффективности.

Постнеклассическая рациональность показывает, что понятие рациональности включает в себя не только логико-методологические стандарты, но и анализ целерациональных действий человека. Возникает идея плюрализма рациональности.

Постнеклассический этап рациональности характеризуется соотнесенностью знания не только с активностью субъекта и со средствами познания, но и с «ценностно-целевыми структурами деятельности». Человек входит в картину мира не просто как активный ее участник, а как системообразующий фактор. В контексте новой парадигмы субъект есть одновременно и наблюдатель, и активатор. Мышление человека с его целями и ценностными ориентациями несет в себе характеристики, которые сливаются с предметным содержанием объекта. В новой рациональности расширяется объектная сфера за счет включений в нее систем типа «искусственный интеллект», «виртуальная реальность», «киборготношения», которые сами являются порождениями НТП.

Различают открытую и закрытую рациональность.

Закрытая рациональность реализуется в режиме заданных целеориентиров, но не является универсальной. То, что представляется рациональным в закрытой рациональности, перестает быть таковым в открытой рациональности. Например, решение производственных проблем не всегда рационально в контексте экологических. Деятельность, внерациональная с позиции науки, может быть вполне рациональной с точки зрения межличностных отношений или карьерных соображений.

Открытая рациональность позволяет проводить рефлексивный анализ альтернативных познавательных практик, предполагает внимательное отношение к альтернативным картинам мира, возникающим в иных культурных и мировоззренческих традициях, нежели современная наука, диалог и взаимообогащение различных познавательных традиций.

С открытой рациональностью связывают антидогматизм, однако она содержит и опасности релятивизма, создает ситуацию постоянного напряжения в поисках «твердой почвы», ответственности за сделанный выбор.

Возникает вопрос о соотношении различных типов рациональности. Исследователи склонны видеть диалектическое притяжение открытой и закрытой рациональности, безличной рациональности космологического типа и антропоцентристской рациональности человека. Идеалы классической рациональности не должны смениться позицией «рациональности без берегов», утверждающей, что «все по-своему рационально». Все три типа научной рациональности взаимодействуют, и появление каждого нового типа не отменяет предшествующего, а лишь ограничивает его, очерчивает сферу его действия.

Важно отличать типы рациональности, сколь бы вариативными они ни были, от псевдорациональности. Рациональность связана с артикулируемыми программами деятельности. Еще автор концепции личностного знания М. Полани показывал, что знание, представленное в текстах научных статей и учебников, – всего лишь некоторая его часть, находящаяся в фокусе сознания. Другая часть сосредоточена на половине так называемого периферийного знания, постоянно сопровождающего процесс познания. Можно сказать, что рациональность задает главный «фокус сознания», не отрицая той целостности, в рамках которой наше познание осуществляется и которую мы должны достичь.

Можно выделить три варианта соотношения мышления и речи, которые должен учитывать современный тип развития рациональности.

Первый вариант характеризуется областью неявного знания, словесное выражение которого несамодостаточно или недостаточно адекватно. Это область, в которой компонент молчаливого неявного знания доминирует в такой степени, что его артикулированное выражение здесь невозможно, и которую можно назвать областью «невыразимого». Она охватывает знания, основанные на переживаниях и жизненных впечатлениях. Это глубоко личностные знания, которые весьма трудно поддаются трансляции и социализации.

Второй вариант соотношения мышления и речи характеризуется областью знания, достаточно хорошо передаваемого средствами речи. Это область, где компонента мышления существует в виде информации, которая может быть целиком передана хорошо понятной речью, поэтому здесь область молчаливого знания совпадает с текстом, носителем значения которого она является.

Третий вариант – область «затрудненного понимания»: между невербальным содержанием мышления и речевыми средствами имеется несогласованность, мешающая концептуализировать содержание мысли. Это область, в которой неявное знание и формальное знание независимы друг от друга. Следовательно, в объем современного типа рациональности попадают и эти нюансы, задающие пределы артикулированности мышления.

Рациональными по своему характеру являются навыки и инструментальные действия, однако они во многом индивидуальны. С другой стороны, написанные правила и инструкции не всегда могут быть рациональными, ибо не воспроизводят все секреты мастерства, не могут заменить технологию, которая остается неартикулированной. Помимо расширения современного типа рациональности с учетом потенциала неартикулированного существуют и возможности ее расширения с учетом резервуара полисемантизма. Смысл научных положений мыслится как однозначный, но смысл рациональности как таковой зависит от неявного контекста «знания как», знания-умения, знания-власти и пр. Смысл формируется как бы в секущей плоскости – в процессе внутреннего прочтения формирующегося текста «для себя» и многообразных факторов, связанных с его артикуляцией «вовне». Современные ученые утверждают, что смысл неотделим и от личной уверенности, которая вкладывается в провозглашаемое суждение.

Можно сделать вывод, что для современного постнеклассического типа рациональности помимо осуществления ее в режиме структурированного пространства важен целостно схваченный образ этого пространства. Важен гештальт – мыслительное образование, необходимое для воссоздания единой целостной структуры, объединяющей и связывающей различные элементы и составляющие.

Теория рационального выбора представляет собой научный подход, основанный на рассмотрении социального взаимодействия как процесса координации действий индивидов, стремящихся к достижению индивидуальных целей.

Однако мы знаем, что принятие социальных решений, в том числе и выбора профессионального поприща, в жизни далеко не всегда осуществляется на основе глубокого изучения теории рационального выбора. Но в любом случае социально-экономическое, политическое, культурное развитие есть как бы итог реализации общих и частных, партикулярных, мимолетных целей, а значит, это развитие организуется смысловым образом.

Деятельность людей – специфический и даже уникальный объект. Люди обладают сознанием и свободой воли. Вопрос стоит только об условиях, которые ограничивают диапазон свободы.

В индустриальном обществе жизнь людей индивидуализируется, меньше регламентируются извне их действия. Намечается движение по пути большей свободы человека, в том числе и при выборе профессии. «Возможность такого выбора является огромным преимуществом человека перед другими существами мира, но вместе с тем выбор этот является таким действием, которое может уничтожить всю жизнь человека, расстроить все его планы и сделать его несчастным, серьезно взвесить этот выбор – такова, следовательно, первая обязанность юноши, начинающего свой жизненный путь и не желающего предоставить случаю самые важные свои дела», – писал К. Маркс.

Рационализация жизнедеятельности людей привела к созданию производительной экономической системы, эффективного государственного аппарата, общедоступной массовой культуры. В то же время инструментальная рациональность сводит человеческий разум к регистрации фактов, подбору средств для достижения цели и подавляет воображение и спонтанность мышления. Поэтому чем более рационален человек, тем он подчинен предписанным безличным и стандартным образцам поведения.

Развитие новых форм контроля приводит к тому, что мышление и поведение человека определяются технологической рациональностью – отношением к миру и собственной жизни на основе принципов функциональности, эффективности, управляемости. Г. Маркузе определил современное общество как общество комфортабельной несвободы, в котором действуют новые формы контроля. Основная из них – потребление. Формой контроля становится также массовая культура, которая не просвещает, не вскрывает сущности явлений, а несет образы и идеи, не выходящие за пределы существующего порядка вещей.

С данной точки зрения, образование также является формой контроля. Помимо собственно учебной программы в процессе образования усваивается так называемая скрытая программа, т.е. происходит внедрение идей и поведенческих образцов, способствующих поддержанию существующего социального порядка. Современная система образования поощряет успешное усвоение практически полезных фактов и формул, т.е. знаний, обеспечивающих карьерный рост и жизненный успех. Тем самым образование культивирует инструментальную рациональность и одновременно с профессионализмом внедряет конформизм – установку на поведение, согласующееся с господствующими нормами.

«Мы не всегда можем избрать ту профессию, к которой чувствуем призвание; наши отношения в обществе до известной степени уже начинают устанавливаться еще до того, как мы в состоянии оказать на них определяющее воздействие».

Таким образом, на смену строго регламентированному выбору рода занятий, имевшему место в традиционном обществе, приходит рационально обусловленный выбор, подчиненный предписанным безличным и стандартным образцам поведения.

Заметим, что содержательно понятия «целенаправленное» и «целерациональное» действия различны. Целенаправленным действием или поведением будут являться осмысленные действия, имеющие определенный смысл, т.е. действие осуществляется с четким осознанием цели и возможностей ее достижения. Тогда нерациональным будет соответственно такое поведение, при котором действие не ориентировано на конкретный полезный результат, когда достижение того или иного полезного результата осуществляется неадекватным способом.

Тогда получается, что наличие цели не делает действие рациональным, так как цель – лишь момент, хотя и необходимый, в структуре целерационального действия.

Таким образом, целерациональное действие характеризуется ясностью и однозначностью осознания действующим субъектом своей цели, соотнесенной с рационально осмысленными средствами, обеспечивающими ее достижение. Причем рациональность цели удостоверяется двояким образом: с точки зрения как рациональности ее собственного содержания, так и целесообразности избираемых средств.

Но, когда дело касается человеческого выбора, будь то индивидуальный или выбор социального субъекта большей степени общности, он не может быть «насквозь» рациональным: в нем всегда присутствует стремление к цели как к ценности. Таким образом, рациональность изначально ограничена иррациональной заданностью ценности, подчиняющей себе рациональное действие, которое становится ценностно-рациональным.

Мы не будем останавливаться на рассмотрении ценностей, определяющих тот или иной выбор социального субъекта. Нам важно другое. Во-первых, момент, известный из работы В. Шлюхтера «Рационализм овладения миром: штудии о М. Вебере». Имеется в виду «двухаспектность» процесса рационализации: один аспект представлен формальными, техническими или даже технологическими приемами рационального действия, тогда как другой охватывает содержательно-ценностные, этические смыслы. И, во-вторых, момент, известный со времен Т. Парсонса: одной из основных характеристик понятия рациональности является субъективность. Субъективный момент рационального выбора усиливает и то, что социальному субъекту не могут быть известны в полной мере все последствия предполагаемого выбора. Поэтому всегда присутствуют некоторая неопределенность и субъективность, встроенные в систему выбора. Дело усложняется, когда речь идет о «коллективном» или «совокупном» выборе, при котором требуется сочетание, согласование интересов многих субъектов. И мы заходим в тупик, когда сталкиваемся с проблемой, состоящей, если процитировать Д. Луса и Г. Райффу, «в возможно лучшем сочетании не согласующихся предпочтений членов общества для определения компромиссного предпочтения общества в целом». Не случайно в силу своей «рациональной понятности и однозначности» теоретическая конструкция целерационального действия служит в социологии, по М. Веберу, «идеальным типом», в соответствии с которым человеческое поведение может быть понято через констатацию отклонений от него.

Из сказанного ясно, что элемент субъективности рационального выбора и действия высок, что в жизни мы чаще имеем дело со смешанными действиями: цель может быть рациональной, но средства ее достижения будут выбраны вовсе не рациональным способом или наоборот. Если выразиться предельно просто, то сказанное означает не что иное, как следующее: сколько социальных субъектов, столько и рациональных выборов.

Рациональный выбор возможен только тогда, когда действующее лицо обладает достаточными финансовыми, информационными и материальными ресурсами. Если этих ресурсов недостаточно, то мы имеем дело сматериальными ограничениями . Следует отметить, что каждый выбор и решение сталкиваются с временными ограничениями : иными словами, выбор должен быть сделан в определенный промежуток времени. И, наконец, ограничения формальные и неформальные . Формальные ограничения в принятии решений связаны прежде всего с нечетким правовым регулированием. К неформальным, по всей видимости, следует отнести различные переменные группового и общественного характера: такие как престиж, власть, образованность, деньги и др. Как видим, значение факторов, которые трудно поддаются или вовсе не поддаются точному учету, достаточно велико. Получается, что точно зафиксировать их практически невозможно, но, вместе с тем, чем в большей степени учитывается система «случайных» факторов, тем ближе будут выводы теории рационального выбора к реальному положению дел . Существует множество концепций: от теории социальных ролей до теории эгоизма, которые привносят в теорию рационального выбора массу неопределенных социальных компонентов.

Но существует и мнение, что поскольку случайные, неопределенные факторы представляют собой массив, который невозможно учесть , то рациональность выбора будет ограниченной и не адекватной действительности.

Итак, любой выбор и принятие любого решения сталкиваются с разного рода ограничениями. На смену строго регламентированному выбору рода занятий, имевшему место в традиционном обществе, приходит рационально обусловленный выбор, подчиненный предписанным безлич-ным и стандартным образцам поведения.

Однако стремление всех индивидов к максимизации индивидуальной выгоды может привести к ситуации, в которой возникает конфликт между индивидуальной и социальной рациональностью. Возникает социальная дилемма, при которой индивидуально рациональные действия приводят к социально иррациональным последствиям.

Сугубо актуальным является наличие так называемых «ловушек рациональности», когда сугубо рациональная стратегия индивидуального действия ведет к коллективной социальной иррациональности.

Рациональность выбора определяется оптимальностью стратегии поведения. Индивид выбирает из фиксированного набора возможных вариантов действий тот вариант, который даст наилучший результат. «Основополагающий методологический принцип и социальной психологии, и социологии – принцип, без которого они никогда не достигнут научного объяснения, – следовательно, таков: причиной социального и личностного феномена никогда не бывают только социальный или личностный феномен, но всегда сочетание социального и личностного феномена». Социальные нормы ограничивают выбор, сводя альтернативы к социально одобряемым действиям, и ориентируют участников взаимодействия на поддержание собственной репутации, т.е. на сохранение доверия к ним со стороны партнера по взаимодействию. Таким образом, рациональным может считаться выбор не в пользу индивидуального интереса, а в пользу позитивного мнения других.

В качестве ситуации рационального выбора, провоцирующего социальную дилемму, можно представить и взаимодействие в сфере образования.

Ю.А. Чеботарев утверждает, что хотя реформа образования в России и проходила под лозунгами гуманизма, демократии, развития индивидуальности, но параллельно разворачивающиеся рыночные реформы экономики потребовали переориентации всей системы образования страны на принцип прагматизма, который определяет выход на первый план для индивида и для органов управления оценки экономической целесообразности того или иного направления образовательной подготовки. Это рационализирует цель образования, очищает ее от нравственных и историко-куль-турных примесей и подводит образовательную деятельность под универсальный стандарт любого вида экономической деятельности. И с этим мнением нельзя не согласиться.

Думается, что исследование детерминант и проявлений «прагматизма повседневности» лежит в русле феноменологически ориентированной социологии.

Д. Силвермен отмечает, что анализ свойств обыденного мышления и деятельности ярче всего представлен в работах А. Щюца, что является значительным достижением феноменологически ориентированной социологии. Согласно Щюцу, мир нашей повседневности является для нас «верховной реальностью». Далее Силвермен продолжает: «В этом мире, следовательно, мы действуем рационально, однако лишь в том смысле, что нас интересует практическая адекватность наших действий, то есть их адекватность с точки зрения удовлетворения наших повседневных интересов».

Парадокс заключается в том, что люди исходят из своих потребностей, руководствуются своими ценностными представлениями. Несовпадение «результатов» собственной жизни с «результатами» местной, региональной, федеральной политики является важнейшей феноменологической характеристикой кризисного состояния общества. «Стремление к лучшему оборачивается незапрограммированным отрицательным эффектом в значительной мере потому, что политические структуры, по определению выступающие в качестве непосредственных организаторов совместных действий, не имеют связи с соответствующими «жизненными мирами», воплощающими динамику потребностей, интересов и ценностей в их массовидном варианте».

Люди не всегда руководствуются соображениями оптимальности стратегии. Зачастую они следуют ценностям, моральным нормам, обычаям, связанным с принадлежностью к общности – возрастной, культурной, этнической, гендерной и т.п. В сознании молодежи укореняется ценность профессии как условия реализации потребности в экономической и социальной стабильности, основы материального благополучия. Молодежь начинает понимать, что образование, специальность, квалификация – это капитал для инвестирования, а успешность включения в процессы социальной дифференциации детерминируется прохождением через формально-инструментальные структуры института профессионального образования.

Анализ предпочтений абитуриентов показывает, что доминирующие в этой группе молодежи предпочтения связаны в первую очередь с финансово-экономической и правовой сферами деятельности – «экономист» и «юрист» – знаковые профессии, ставшие стереотипами привлекательности в общественном сознании. Эти стереотипы продолжают срабатывать, несмотря на насыщение рынка труда специалистами данного профиля и отсутствие соответствующих вакансий.

3.2 Трудовая мотивация как фактор выбора профессии

Большинство ученых, занимающихся исследованием трудовой мотивации, и руководителей предприятий разделяют мнение, что люди работают по найму, чтобы получить прежде всего материальное вознаграждение. Однако мнения расходятся, когда встает более практический вопрос: «Что заставляет людей работать производительно, с полной отдачей сил? Почему люди работают?» Существует огромное количество теорий, пытающихся ответить на эти вопросы и объяснить механизм трудовой мотивации, ни одной из которых не удалось еще пока завоевать мир.

Условно мотивационные теории можно разделить на две группы – одни объясняют трудовую мотивацию действием внешних для человека факторов, вторые видят источники мотивации во внутреннем мире человека, его потребностях, ценностях, устремлениях.

Приверженцы первого направления считают, что поведение человека является реакцией на воздействие внешних факторов и, следовательно, поведением на рабочем месте можно управлять с помощью системы наказаний и поощрений. Этот взгляд на трудовую мотивацию, достаточно популярный в начале века, подвергся впоследствии суровой критике за свой антигуманный характер и значительно утратил свою популярность в научных кругах, хотя многие руководители до сих пор разделяют его и управляют своими сотрудниками на основе философии «кнута и пряника».

Второе направление, активно развивающееся с начала 50‑х годов, дало жизнь множеству теорий, пытающихся объяснить мотивацию с точки зрения внутреннего мира человека.

Американский социолог Абрахам Маслоу выдвинул теорию, согласно которой человек работает для того, чтобы удовлетворить свои внутренние потребности. Человеческие потребности различны по своему характеру и имеют особую иерархию или порядок актуализации. После того как потребность удовлетворяется, она теряет свою актуальность.

По мнению Маслоу, человеческие потребности могут быть сгруппированы в пять качественно различных категорий:

1. Физиологические потребности – это базисные потребности в пище, воде, тепле, крыше над головой и т.п., обеспечивающие выживание человека и его потомков.

2. Потребности в безопасности и стабильности отражают стремление человека обеспечить удовлетворение физиологических потребностей на постоянной основе, сохранение определенного уровня жизни, предсказуемость и контроль за собственной жизнью.

3. Потребности в принадлежности выражают желание человека быть любимым, стать признанным общественным существом, поддерживающим постоянные контакты с другими членами общества.

4. Потребности в общественном признании – это потребности человека в позитивной оценке обществом его индивидуальности, обретении определенного социального положения.

5. Потребности самореализации – стремление человека реализовать свой внутренний потенциал, сделать то, что «только он» может сделать.

Перечисленные выше базовые потребности Маслоу называет конативными и прямо связывает их с мотивацией. Помимо указанных групп потребностей Маслоу относит к базовым также когнитивные и эстетические потребности, не встраивая их в общую иерархическую систему.

Согласно теории иерархии потребностей, если человек не удовлетворил свои базисные потребности, организация сможет положительно воздействовать на его мотивацию, предоставляя достаточный уровень заработной платы, определенные льготы и гарантии занятости. Для работников с потребностями более высокого уровня эти элементы не будут оказывать стимулирующего воздействия.

Теория двух факторов базируется на том, что существует два типа факторов, влияющих на трудовое поведение работников: факторы, связанные с внешними условиями труда, и факторы, связанные содержанием труда.

К первому типу факторов относятся: условия труда, размер заработной платы, предоставляемые льготы, социальный статус, гарантии занятости.

Вторая группа факторов: ответственность и возможность принимать решения, продвижение по служебной лестнице, положительная оценка достижений, чувство удовлетворения от достигнутого, содержание работы. В последнее время концепция Херцберга подвергается критике за ее упрощенность, игнорирование индивидуальных различий между людьми, видами деятельности и культурами. Признавая подобную критику обоснованной, необходимо еще раз подчеркнуть основное достоинство теории двух факторов – привлечение внимания руководителей к труду как таковому в качестве основного источника мотивации работника.

Теория ожидания утверждает, что человек прикладывает усилия для осуществления тех действий, которые:

– приведут к удовлетворению его потребности;

– имеют наивысшую, по его мнению, вероятность успеха.

Другими словами, прежде чем совершить что-либо, человек оценивает привлекательность каждого возможного результата для себя и уровень усилий, которые необходимо затратить для его достижения. Если результат не имеет ценности для человека – он не приложит особых усилий для его достижения, и, наоборот, при высокой значимости результата человек затратит большие усилия для его достижения.

Практический смысл теории ожидания заключается в выделении рационального начала в мотивации работника и, соответственно, необходимости для руководителей создания системы компенсации, учитывающей реальные потребности сотрудников.

Сложности использования этой теории состоят, прежде всего, в многовариантности человеческого поведения и сложности определения потребностей и привлекательности возможных исходов для каждого отдельного сотрудника.

Теория равенства утверждает, что в основе трудового поведения человека лежит стремление к справедливой оценке со стороны организации его усилий. Иными словами, люди озабочены прежде всего тем, как их соотносят с коллегами. Каждый человек сравнивает соотношение собственных усилий с результатами с тем же соотношением своих коллег и делает вывод о равенстве или неравенстве, корректируя или оставляя неизменным свое трудовое поведение на основании этого вывода. Заметим, что оценка не всегда совпадает с денежным вознаграждением – многие сотрудники ценят такие аспекты взаимодействия с организацией, как статус, власть, привилегии.

Описанные выше теории пытаются объяснить трудовое поведение человека, используя различные психологические и физиологические концепции. Каждая из них имеет свои сильные и слабые стороны – до сих пор не создано универсальной теории трудовой мотивации. Одни концепции лучше работают в одних условиях, другие – в других. Руководители должны помнить, что мотивация – это комплексное явление, которое во многом определяется индивидуальными особенностями сотрудника. Эффективное управление производственным поведением требует от руководителей постоянного анализа и учета этих особенностей, а также организационного контекста. Последняя, но отнюдь немаловажная особенность человеческих ресурсов состоит в уникальности каждого отдельного человека.

Теория человеческих потребностей А. Маслоу дала весьма полезное описание процессов мотивации поведения. Сегодня она заслуженно считается классической мотивационной теорией содержательного типа, хотя как раньше, так и теперь имеет немало критиков. Основная критика теории А. Маслоу сводится к тому, что ей не удалось учесть индивидуальные отличия людей и те отличия, которые обусловливаются культурными стереотипами. Действительно, то, что оказывается эффективным для мотивации одних людей, совершенно не важно для других. Существуют и культурные различия в плане нахождения путей и способов удовлетворения базовых потребностей. Тем не менее, на наш взгляд, данная критика является не совсем оправданной, т. к. любая мотивационная теория носит обобщающий характер уже только потому, что мотивационная структура человека является индивидуальной. По нашему мнению, теория А. Маслоу дает общее и наиболее понятное представление о том, каковы могут быть потребности человека, обусловливающие его мотивацию.

Многие ученые, соглашаясь с предложенной А. Маслоу классификацией человеческих потребностей, отвергают сам принцип их иерархичности. Надо сказать, что сам А. Маслоу не настаивал на жесткой иерархичности потребностей. Так, например, он отмечал, что для того, чтобы следующий, более высокий уровень иерархии потребностей начал влиять на поведение человека, не обязательно удовлетворять потребность более низкого уровня полностью. Таким образом, он признавал, что иерархические уровни не являются дискретными. То есть для того, чтобы потребность более высокого уровня начала сказываться на поведении человека, достаточно, чтобы предыдущая потребность была удовлетворена хотя бы частично. Нам представляется, что принцип иерархичности потребностей, введенный А. Маслоу, является достаточно справедливым. При этом мы согласны с тем, что в отношении некоторых людей этот принцип может не выполняться. Однако скорее это относится к исключениям, а, как известно, исключения только подтверждают правило.

Еще одна линия критики теории А. Маслоу связана с предположением Маслоу о том, что развитые потребности в самоактуализации присущи ограниченному кругу людей. Но если мы внимательно отнесемся к тому, что Маслоу вкладывал в понимание самоактуализации, мы вынуждены будем согласиться с этим предположением.

Весьма близкой по содержанию к теории иерархии потребностей А. Маслоу является концепция мотивации К. Альдерфера. Он полагает, что имеют место три группы потребностей: потребности существования, потребности причастности, потребности роста. Рассматриваемые Альдерфером потребности по своему содержанию весьма близки к базовым потребностям Маслоу, различие же состоит в подходах к их группировке и в трактовке принципа иерархичности потребностей. Альдерфер считает, что процесс мотивации может развиваться как в направлении к высшим, так и низшим потребностям. Процесс движения вверх по уровням потребностей Альдерфер называет процессом удовлетворения потребностей, а процесс движения вниз – процессом фрустрации, т.е. поражения в стремлении удовлетворить потребность.

По нашему мнению, теория Альдерфера не слишком расходится с теорией Маслоу по своей сути. Что же касается его предположения о возможности обратного направления в движении от высших к низшим потребностям, его можно рассматривать как допустимый частный случай в ситуациях, когда человек не видит реальной возможности удовлетворить потребности более высокого уровня.

Достаточно известной мотивационной концепцией является теория социальных потребностей Д. Мак Клелланда. Автор полагает, что существует три группы потребностей, определяющих трудовую мотивацию человека: потребности власти, потребности успеха, потребности причастности. Указанные потребности в концепции Д. Мак Клелланда не исключают друг друга и не расположены иерархически. Автор считает, что не существует иерархической связи между потребностями. Другим отличием данной теории от концепций А. Маслоу и К. Альдерфера является отсутствие в предложенной классификации первичных потребностей. Автор не рассматривает эти потребности, т. к. считает, что современный уровень жизни обеспечивает их удовлетворение на приемлемом уровне, и поэтому первичные потребности не имеют значительной мотивирующей роли для человека. Теория Мак Клелланда дает новый взгляд на содержание трудовой мотивации. Вместе с тем, нам представляется, что предложенная Мак Клелландом классификация социальных потребностей является слишком узкой, чтобы претендовать на полное описание такого сложного явления, каким является мотивация. Исключение из рассмотрения первичных потребностей тоже представляется нам преждевременным, по крайней мере, для условий нашей страны. Отрицание автором принципа иерархичности потребностей, по нашему мнению, не является достаточно обоснованным. Сам Мак Клелланд допускает, что какая либо из выделенных им групп потребностей может доминировать, а это уже само по себе говорит о признании им иерархического характера связей между ними.

Сpеди социологов сложилось убеждение, что существует опpеделенная иеpаpхия тpудовой мотивации: низшая, когда тpуд пpедставляется непpиятной обязанностью, связанной пpежде всего с необходимостью заpабатывать на жизнь; пpомежуточная, пpи котоpой тpуд сочетается с дpугими жизненными ценностями; и высшая, когда тpуд для человека является главной сфеpой самореализации и самоотдачи независимо от оплаты. В различных обществах преобладает та или иная из этих мотиваций. Например, в 1980-е годы в США доминирующей была высшая трудовая мотивация, в Швеции и Германии – промежуточная. Как следует из приведенных нами данных, существующая структура трудовой мотивации работников промышленных предприятий российского Дальнего Востока является крайне неблагоприятной и имеет явно выраженный крен в сторону мотивов более низкого.

Представляет несомненный интерес типология трудовой мотивации, предложенная В.И. Герчиковым.

Выделяется несколько типов мотивации.

Для инструментально мотивированного работника работа имеет ценность не сама по себе, а как инструмент получения материальных благ. Он работает с большой отдачей на любой работе, если его труд достаточно высоко оплачивается.

Профессионально мотивированный человек видит в работе возможность реализовать свои знания, умения, достичь более высокого положения на предприятии и в обществе. Для такого работника необходима интересная, содержательная работа, возможность проявить себя.

Патриоты – тип людей, преданных своему делу, коллективу, стране. Они стараются хорошо работать из высоких моральных, религиозных или идеологических соображений. Такой работник особенно ценит результативность общего дела и общественное признание своего участия.

Хозяйская мотивация – одна из самых глубоких и устойчивых. Наряду с инструментальной она более всего соответствует рыночным условиям. Такой человек выполняет работу с максимальной отдачей, не настаивая на ее особой интересности или очень высокой оплате.

Люмпенизированный работник – человек со слабой мотивацией к эффективной работе. У него низкая квалификация и он не стремится ее повышать; он безответствен и избегает любой работы, связанной с личной ответственностью.

Таким образом, очевидна сложность мотивационной структуры человека. Посему государству необходимо конструировать особую политику при решении вопроса о формировании активной трудовой мотивации у граждан, направляя свои усилия на увеличение наиболее эффективных типов мотивации и снижение наиболее негативных форм проявления таковой. Необходимо учитывать тип мотивации работников и уже в зависимости от него использовать стимулы, способные активизировать трудящегося.

Итак, проблема трудовой мотивации очень актуальна для нашего государства. Нельзя списывать все трудности, возникающие в этой сфере, на организации, отворачиваясь от них, закрывая на них глаза.

Доминирующий в обществе способ трудовой ориентации регулируется сложной системой социальных институтов, которые воздействуют на весь процесс социализации личности индивида благодаря труду на самых различных этапах его жизни.

3.3 Профессиональное самоопределение как фактор социализации молодежи

Функционирование социального института образования связано с удовлетворением двух типов взаимосвязанных фундаментальных потребностей общества – социализации его членов и подготовку их к различным социальным ролям. Вместе с тем круг задач, выполняемых институтом образования в современном обществе, значительно шире, наиболее важные из них с точки зрения общества – подготовка индивидов к размещению их по определённым социальным позициям в социальной структуре общества и формирование у молодого поколения установок, ценностных ориентаций, жизненных идеалов, господствующих в данном обществе. Благодаря этому, молодёжь приобщается к жизни общества, социализируется и интегрируется в социальную систему.

Важнейшая задача, встающая перед человеком в юности и ранней взрослости, – это установление своей идентичности в близких отношениях с другими людьми и в трудовой деятельности. Профессиональный цикл жизни начинается в тот момент, когда люди еще очень молоды, и часто завершается уже в преклонном возрасте. Большинство исследователей относят возраст от 15 до 25 лет к периоду становления конкретной профессиональной идентичности. В это время юноши и девушки пытаются разобраться в своих потребностях и возможностях и, основываясь на результатах такого самоанализа, рассматривают подходящие для них варианты профессиональной карьеры. К концу этого этапа молодые люди обычно уже подбирают профессию и начинают ее осваивать.

Выбор профессии, или профессиональное самоопределение, – определяет как успешность обучения в учебном заведении, так и будущие успехи на профессиональном поприще, это основа самоутверждения человека в обществе, одно из главных решений в жизни. Выбор профессии определяет очень многое, а именно: кем быть, к какой социальной группе принадлежать, где и с кем работать, какой стиль жизни выбрать.

Говоря о сущности профессионального самоопределения, Н.С. Пряж-ников подразумевает «самостоятельное и осознанное нахождение смыслов выполняемой работы и всей жизнедеятельности в конкретной культурно-исторической ситуации».

В общем, можно утверждать, что самоопределение как процесс определения человеком своего места в мире, системе общественных отношений, интеграции своей целостности в собственном сознании и сознании других людей развивается в двух аспектах: ценностно-смысловом и деятельностном и может рассматриваться, по крайней мере, на двух взаимосвязанных, но различимых уровнях по Е.А. Климову: гностическом и практическом.

Для юношеского возраста ценностно-ориентационная деятельность является ведущей. Такая деятельность дает «не чисто объективную, а объективно-субъективную информацию, информацию о ценностях, а не о сущностях». Ценностно-ориентационный аспект профессионального самоопределения представляет собой выработку системы ценностей, определения своего соответствия избираемой профессии, поиск своего призвания. Действительно, развитие профессионального самоопределения тесно связано с формированием согласованной, непротиворечивой системы ценностных ориентаций; определением в ближней и дальней перспективе будущего условий и способов реализации промежуточных и конечных жизненных и профессиональных целей, соответствующих собственным способностям и возможностям, посредством составления жизненного плана и включения в него плана профессионального; формированием в сознании индивида целостного образа «Я», в том числе и образа профессионала.

Изучение проблем молодежной занятости является традиционным для общественных наук, но в настоящее время эта тема особенно актуальна в связи с новыми характеристиками рынка труда, возникшими в результате структурных сдвигов в экономике. Ориентации на труд в условиях складывающегося рыночного общества в нашей стране обладают рядом особенностей, главной из которых является трудность реализации такого выбора, в котором бы гармонично сочетались предпочитаемый вид труда, его оплата и престижность.

Нами была предпринята попытка изучения мотивации выбора профессии и учебного заведения учащимися Шахтинского кооперативного техникума коммерции, бизнеса и права, имеющая цель выявить намерения и ориентации учащихся в отношении образования и будущей профессии.

Опрошено 50 респондентов в возрасте 17–19 лет.

Обоснование выбора профессии представлено следующей оценочной шкалой:

1. у меня есть склонность к этому виду деятельности;

2. данная профессия поможет мне приобрести достойный социальный статус;

3. посоветовали родители;

4. повлиял авторитет отдельных личностей, представляющих данную профессию;

5. работа по данной профессии может обеспечить меня материально;

6. посоветовали друзья и сверстники.

Можно отметить, что в выборе профессии большое значение имеют интерес к ней, индивидуальные способности и склонности к данному виду деятельности.

Начало профессионального обучения предполагает наличие состоявшегося субъекта выбора профессии, характеризующее степень зрелости личности. По мере продвижения профессиональной подготовки представление о профессии формируется и развивается в перспективе целостного жизненного пути индивидуума. Значительная часть респондентов призналась, что на выбор профессии решающее влияние оказали другие лица – родители или знакомые, работающие по данной профессии, что свидетельствует о несформировавшейся собственной профессиональной идентичности.

Среди мотивов выбора существенна доля таких, как социальный престиж профессии и высокий заработок. Как известно, престижность является важнейшим фактором профессионального выбора. Сама «престижность» определяется степенью уважения к данному объекту, а также предполагаемым влиянием человека, овладевшего данным объектом или данной деятельностью.

Причины, по которым было выбрано именно данное учебное заведение, расположены респондентами по следующей оценочной шкале:

1. престижное учебное заведение;

2. хороший преподавательский состав;

3. достаточно легко поступить;

4. недалеко от дома;

5. мнение родителей;

6. здесь учатся друзья.

Наибольшее количество баллов набрали такие факторы, как хороший преподавательский состав и престижность учебного заведения. Далее среди аргументов следуют: «легко поступить» и «недалеко от дома». Определенную роль при выборе учебного заведения сыграло мнение родителей и друзей. Таким образом, явно наблюдаются притязания учащейся молодежи к уровню и качеству образования.

Примечательно, свой выбор профессии как результат профориентации никто из опрошенных не указал.

Анализ ответов на вопрос о планах на будущее показал, что 20% респондентов желает работать по выбранной специальности. 28% сомневаются в том, что они смогут найти работу по специальности, но не отказываются работать по ней. 30% собираются работать по специальности и продолжать обучение в высшем учебном заведении. И только 2% респондентов на этот вопрос ответили отрицательно. Все это позволяет надеяться на пополнение кадров специалистами, получившими специальную профессиональную подготовку.

Таким образом, образование все чаще воспринимается как необходимое условие получения работы, необязательно по осваиваемой специальности. Явно наблюдаются притязания учащейся молодежи к уровню и качеству образования. В большинстве случаев молодежь выбирает профессию не столько потому, что его привлекает именно содержание труда, а скорее выбирает определенный образ жизни, где профессия – это лишь одно из средств зарабатывать и строить определенный образ жизни.

Нами также была предпринята попытка изучения мотивации выбора специальности и учебного заведения у студентов Южно-Российского государственного университета экономики и сервиса. Использовался метод случайной выборки. Опрошено 150 респондентов, из них 100 – студенты, обучающиеся на специальностях экономического факультета, 50 – студенты специальности «Социальная работа». Преобладающий возраст опрошенных респондентов 17–19 лет.

Анализ результатов проведенных исследований позволил сделать вывод, что многие выпускники школ пытаются поступить в вуз ради высшего образования «вообще», и только треть опрошенных желали приобрести именно эту специальность.

Тенденция получения любого высшего образования явно прослеживается у студентов первого курса. А вот среди студентов третьего курса больше половины заявили, что они желали приобрести именно эту специальность. Это может быть истолковано как профессиональная самоидентификация за годы обучения в вузе, что подтверждают и частные беседы со студентами.

Стоит обратить внимание также на то, что очень небольшой процент студентов, обучаясь в вузе, ценит то, что он академический, и все те возможности, которые перед ними открываются: квалифицированный преподавательский состав, предоставление аспирантуры, возможность научной деятельности.

Причины, по которым был выбран именно ЮРГУЭС, расположены респондентами по следующей оценочной шкале:

62% – легче всего поступить;

22% – недалеко от дома;

10% – престижный вуз;

5% – хороший преподавательский состав;

1% – этот вуз окончили родители.

Анализ ответов на вопрос о планах на будущее показал, что всего лишь треть респондентов экономического факультета твердо собираются работать по выбранной специальности. Почти половина опрошенных студентов сомневаются в том, что они смогут найти работу по специальности. И только 15% респондентов на этот вопрос ответили отрицательно. Более 60% опрошенных студентов специальности «Социальная работа» высказали намерение в будущем работать по специальности.

Опрос показал, что студенты специальности «Социальная работа» ориентированы не только на практическую деятельность в социальных службах, но и на сферу науки и образования – 30% опрошенных изъявили желание продолжить обучение в аспирантуре. Около 35% опрошенных студентов сомневаются, но не отказываются продолжить дальнейшее обучение.

Больше половины респондентов экономического факультета не хотят поступать в аспирантуру, т. к. в настоящее время в стране сложилось мнение о том, что наука и всё, что с ней связано, бесперспективно: труд учёных не оценивается должным образом. Поэтому новое поколение экономистов, скорее всего, предпочитает работать не в науке, а в коммерческих структурах. Но примерно треть опрошенных ещё не знает, что они выберут, т. к. для этого нужно не только желание, но и средства.

Данные исследования показывают, что социальная ориентация молодежи на вхождение в слой специалистов продолжает быть первичной по отношению к профессиональной. Студенты осознают, что от уровня образования зависит их будущее: заработок, образ жизни, социальный статус и т.д. Движение индивида вверх или вниз по шкале социального престижа становится в прямую зависимость от уровня его образования.

Преобладает инструментальное отношение к высшему образованию, когда основным критерием является рыночная востребованность профессии, а такие факторы, как академический статус вуза или квалифицированный преподавательский состав, сколько-нибудь заметной роли не играют. Образование воспринимается как необходимое условие получения работы, необязательно по изучаемой специальности.

Каждый четвертый молодой россиянин имеет иную, не связанную с трудом, ориентацию жизненного самоопределения. В них присутствует широкий спектр установок на достижение «успеха» в жизни, от призрачной надежды выиграть крупную сумму до криминала. Тем самым расширяется пространство воспроизводства иррационального сознания. У одних – это нежелание работать, даже если заставляет нужда. Лучше ничего не делать, чем работать за копейки. У других – нежелание учиться, даже поступив в учебное заведение – «лучше купить диплом». У третьих – нежелание отказывать себе в сиюминутных удовольствиях, занимаясь бизнесом. Лучше промотать деньги, чем вложить в дело. Не получая моральных и правовых противовесов, подобное сознание находит отражение и в целях труда, и в выборе средств их достижения, часто не имеющих ничего общего с цивилизованным рынком. Происходит перераспределение интересов молодежи из сферы труда в сферу досуга и потребления.

Четко обозначилось противоречие между преемственностью и новаторством молодого поколения, между традиционными моделями воспроизводства молодежью исторического опыта и современными, отвечающими целям модернизации. Традиционно считается, что массовое сознание – наиболее инерционная сфера по сравнению с политической и социально-экономической. Тем не менее, в периоды резких, революционных преобра-зований система ценностных ориентаций также может быть подвержена весьма существенным сдвигам. Можно утверждать, что институциональные преобразования во всех других сферах необратимы только тогда, когда они восприняты обществом и закреплены в новой системе ценностей, на которые это общество ориентируется.

Строя планы на будущее, многие молодые люди не отдают себе отчета в том, что реальное будущее – это не будущее вообще, а будущее, определенным образом вытекающее из настоящего. Тем не менее, уже к 14–15 годам у человека сформированы представления о сравнительно отдаленном будущем в профессиональной, семейной и других сферах жизнедеятельности. Эти представления включают определенные жизненные притязания и согласуются с определенными сроками их реализации.

В целом в психологическом плане самоопределение студентов проходит довольно успешно. Преобладает личностное самоопределение, что соответствует задачам развития в юности и традиционно свойственно девушкам. Однако можно выделить некоторые проблемы. К ним относятся сложности профессионального самоопределения и нереалистичность профессиональных установок, а также неопределенность и малая дифференцированность будущего, несогласованность разных жизненных целей и отсутствие четкой программы достижения желаемого будущего. Все это свидетельствует о недостаточной готовности студентов к реальным трудностям и решению проблем самостоятельной жизни, что может стать причиной возникновения психологического кризиса после окончания вуза.

Выводы и рекомендации

Включение России в мировые процессы, интеграция в экономическое, политическое и социально-информационное пространство индустриально развитых стран сопровождается научно-техническими, экономическими, социальными и культурными изменениями, в которых проявились качественные характеристики социокультурной динамики трансформируемого общества.

Изменение социокультурного, ценностного содержания профессии происходит в различных странах мира, что позволяет рассматривать их как проявление мировой тенденции. В то же время процессы эти не идентичны, что объясняется несовпадением ценностных смыслов и взглядов на место человека в социуме, ценности труда, жизненных философий.

Рыночная трансформация экономики приводит к изменению положения личности в сфере занятости. Личность становится субъектом рыночных отношений, осуществляет самостоятельный профессиональный и экономический выбор, несет ответственность за его последствия в виде: размеров заработной платы, условий труда, возможностей для развития своих способностей и профессиональной карьеры. Молодежь не получает достаточных знаний о современном рынке труда, о правилах поведения на рынке труда, слагаемых построения успешной профессиональной карьеры о своих правах и обязанностях в сфере трудовых отношений. Молодежь не готова конкурировать и быть субъектом на рынке труда.

При первичном выходе на рынок труда у молодежи преобладают идеалистические представления о будущей профессии, трудовой и профессиональной карьере, которые с первых шагов на рынке труда разрушаются и приводят к возникновению сложных социально-психических состояний в условиях невозможности трудоустройства. Столкновение с трудовой реальностью приводит к переориентации либо деградации трудовых ценностей.

Таким образом, безработица негативно влияет на социально-психологическое развитие молодых людей и часто приводит к исчезновению взгляда на труд как средство личной самореализации, а сам процесс нормальной социализации оказывается нарушенным. Вместе с тем, положение молодежи на рынке труда определяется и деятельностью образовательных учреждений города, которые через процесс подготовки и воспитания задают профессионально-квалификационный уровень подготовки своих выпускников, формируют ценностные ориентации на труд, модель поведения на рынке труда и в сфере трудовых отношений.

В настоящее время в системе непрерывного образования молодежи отсутствует целенаправленная, систематическая психолого-профориентационная работа, которая должна содействовать личности в профессиональном самоопределении с учетом не только потребностей и возможностей, но и с учетом ситуации на рынке труда; отсутствует система комплексного взаимодействия социальных институтов, призванных решать задачи профессионального самоопределения и занятости; отсутствует подготовка специалистов для оказания качественных психолого-профориентационных услуг молодежи с учетом специфики образовательного учреждения. В современных социально-экономических условиях рациональный путь решения проблемы подготовки специалистов в области профессиональной ориентации – это подготовка данных специалистов из числа безработных граждан, имеющих высшее образование, но чьи профессии устарели или существует избыток данных профессий на рынке труда города, района.

В целом сравнительно низкая конкурентоспособность молодежи на рынке труда обусловлена следующими факторами:

– недостатком профессиональных знаний, отсутствием необходимой квалификации и трудовых навыков, вызывающих у работодателей сомнение относительно производительности труда молодого человека, претендующего на получение работы;

– нежеланием работодателей нести дополнительные финансовые и организационные издержки, связанные с профессиональным обучением молодых людей, не имеющих нужной предприятию профессии;

– необходимостью предоставления ряда льгот, предусмотренных законодательством в отношении подростков;

– отсутствием привычки работать в соответствии с правилами внутреннего распорядка, устанавливаемыми работодателями;

– увольнением молодых рабочих-юношей с предприятия в связи с призывом в Вооруженные силы и уходом молодых женщин в длительный отпуск в связи с рождением и воспитанием ребенка;

– совмещением значительной частью молодежи работы с учебой.

В этих условиях большое значение приобретает целенаправленная профессиональная ориентация молодежи.


Библиографический список

1. Альбуханова-Славская, К.А. Жизненные перспективы личности Е.И. Башкирова ПОЛИС: Полит. исслед. – 2009. – №6.

2. Безработица среди молодежи всегда высока Д. Белл. – М., 2009.

3. Блумер, Г. Коллективное поведение М.О. Вальдштейн Кентавр. – 2009. – №5. – С. 31–43.

4. Вебер, М. «Объективность» социально-научного и социально-политического познания М. Вебер Избранные произведения. – М., 2008.

5. Владимиров, В.Н. Создание русскоязычной исторической классификации профессий Ю.Г. Волков, В.Н. Нечипуренко, С.И. Самыгин. – Ростов н В.И. Герчиков ЭКО. – 2008. – №6. – С. 106–108.

6. Гинзбург, М.Р. Психологическое содержание личностного самоопределения Е.И. Головаха. – Киев: Наукова думка, 2008.

7. Демкин, А.В. Создание русскоязычной исторической классификации профессий отв. ред. Н.И. Лапин, Л.А. Беляева. – М., 2009.

8. Дусева, И.П. Социальные ценности учащейся молодежи в современной России: дис. … канд. социол. наук: 22.00.04 Э. Дюркгейм Западноевропейская социология ХIХ – начала ХХ веков Э. Дюркгейм. – М., 2008.

9. Ерасов, Б.С. Социальная культурология : пособие для студентов высших учебных заведений Г.е. Зборовский, Е.А. Шуклина. – М.: Гардарики, 2009.

10. Золотова И.К. Специфические особенности регионального молодеж-ного рынка труда Ю.А. Зубок. – М.: Социум, 2008.

11. Иванов, Д.В. Социология: теория и история: учеб. пособие Р.И. Капелюшников, Н.Т. Вишневская. – М., 2009.

12. Карезин, В.Д. Куда податься молодому специалисту?

13. Климов, Е.А. Психология профессионального самоопределения : учеб. пособие Д.: Изд-во «Феникс», 2009.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:25:51 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
22:00:38 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Профессиональные экспектации современной российской молодежи

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151085)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru