Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Понятие и развитие прогресса

Название: Понятие и развитие прогресса
Раздел: Рефераты по социологии
Тип: реферат Добавлен 03:25:15 18 марта 2010 Похожие работы
Просмотров: 623 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Реферат

«Понятие и развитие прогресса»


Проблема прогресса

Существует ли какая-либо направленность человеческой истории? И если существует, то к чему направлено историческое развитие человечества?

В древности условия общественной жизни изменялись медленно, и поэтому вполне естественным было мнение, что общество постоянно остается одним и тем же, что никакой исторической эволюции нет. Как сказано в Библии, «что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем».

Со временем возникло представление об историческом круговороте: вращение «колеса истории» приводит к циклическому повторению одних и тех же процессов. Общество возникает, развивается, достигает расцвета, а затем приходит в упадок и гибнет, после чего все начинается с начала.

Однако наряду с этим уже в античную эпоху высказывалась мысль, что история течет в определенном направлении и возврата к прошлому не бывает.

Неудовлетворенность жизнью и неуверенность в завтрашнем дне заставляла людей идеализировать прошлое и с пессимизмом глядеть в будущее. История рисовалось как движение ко все более худшим временам, как деградация, регресс. Греческий поэт и философ Гесиод сожалел о бывшем некогда «золотом веке». В иудейском, а затем христианском вероучении история человечества начинается в раю и завершается концом света и Страшным судом. О возврате от пороков цивилизации назад к «золотому веку» мечтал Жан-Жак Руссо, к этому призывают и сегодня те, кого пугает будущее современной цивилизации — угроза экологической катастрофы, опасность ядерной войны.

В противовес этим взглядам в Новое время получила популярность идея общественного прогресса — оптимистическое убеждение в том, что в процессе истории жизнь человечества постепенно меняется в лучшую сторону. Эту идею развивали Ж. Кондорсэ, А. Тюрго, И. Гердер в XVIII в., О. Конт, Г. Гегель, К. Маркс в XIX в. В их трудах исторический прогресс понимался как закономерное движение общества по единому, общему для всего человечества историческому пути. «Магистраль прогресса» монолинейна. Страны и народы идут по ней в разном темпе. Впереди шествуют европейские государства, поднявшиеся на более высокую ступень общественного развития, за ними следуют отстающие страны, которые находятся на более низких стадиях прогресса.

Эта «европоцентристская» концепция монолинейного прогресса во второй половине XIX в. была подвергнута критике. Г. Рюккерт в Германии и Н. Данилевский в России выдвинули иной подход к пониманию человеческой истории, который в XX в. получил развитие в работах О. Шпенглера, А. Тойнби и др. Согласно этому подходу, в мире существовали и существуют автономные, независимые друг от друга локальные цивилизации, каждая из которых имеет свою собственную историю. Поэтому никакой единой истории человечества нет — есть множество разных историй. А раз нет единого всемирного исторического процесса, то нет и общей «магистрали» или «лестницы» прогресса, по ступеням которой вслед за Западной Европой движутся шеренгой другие страны. Каждая цивилизация переживает подъем и упадок, у каждой есть свои периоды прогресса и регресса.

Таким образом, в концепции локальных цивилизаций прогресс оказывается полилинейным, идущим в разных цивилизациях разными путями.

Вошедшие в моду с 1970-х гг. постмодернистские философские течения доводят идею полилинейности до предела: история подвергается «деконструкции», в результате которой она предстает как хаос единичных явлений и событий. Это абсолютный хаос, лишенный какой бы то ни было упорядоченности. В нем нет никаких ориентиров для типизации и обобщения, все вызывает неуверенность и «роковые сомнения», любые исторические связи и последовательности рвутся, так что трудно вообще говорить о каких-либо линиях или путях общественного прогресса.

Альтернативность монолинейного и полилинейного прогресса относительна. Из сказанного выше следует, что в прошлом, когда человечество было разрозненно на слабосвязанные между собою общества, прогресс был полилинейным; ныне же, в условиях формирующегося глобального мира, он стал монолинейным.

«Социальная синергетика представляет собой возрождение концепции глобального прогресса. Однако это уже не тот линейный прогресс, о котором писали основоположники прогрессизма. Теперь глобальный прогресс приобретает нелинейный и асимптотический характер. Более того, он вырастает на руинах эволюции локальных цивилизаций и само его формирование невозможно без такой эволюции».

Что же такое прогресс?

Процесс исторического развития человеческого общества и исторический прогресс — разные понятия, которые не надо смешивать. Происходящие в развитии общества изменения совершенно не обязательно должны способствовать улучшению человеческой жизни. Они могут кому-то нравиться, кому-то нет. Одни люди могут радоваться, считая, что в результате этих изменений человечество совершенствуется и приближается к осуществлению своих лучших идеалов; другие, напротив, печалиться по поводу того, что лучшие человеческие идеалы в этих изменениях рушатся, а люди становятся хуже. Первые будут говорить о прогрессе, вторые — о регрессе. Ведь представления об идеалах общественной жизни различны. Эти представления зависят от особенностей той или иной культуры, от эпохи, в которую люди живут, от их социального положения, от их индивидуального опыта.

Понятие «общественный прогресс» — это характеристика или оценка, которую люди дают объективно происходящим в истории изменениям в жизни общества. Основой оценки являются представления об идеалах, к которым должно стремиться человеческое общество. Когда изменения происходят в соответствии с идеалами, люди считают их прогрессивными, в противном же случае говорят об отсутствии прогресса.

Исторический процесс в целом никогда не может быть оценен только как прогресс или только как регресс. Развитие общества противоречиво: прогресс в одних отношениях сочетается с регрессом в других. Не все новое, что появляется в процессе общественного развития, является прогрессивным.

Если бы не было никаких общечеловеческих ценностей и идеалов, то суждения людей о прогрессе носили бы чисто субъективный характер, и было бы совершенно невозможно однозначно определить, в чем состоит прогресс и происходит ли он вообще. Однако в истории общества постепенно осознаются и получают признание некоторые общечеловеческие ценности и идеалы — такие как добро, справедливость, свобода, гуманизм и др. Стремление к ним все более становится нормой общественной жизни. Правда, и эти идеалы людьми понимаются неодинаково. Но тем не менее они образуют основу для определения того, что в процессе общественного развития считать прогрессивным.

Каковы же наиболее важные и общезначимые критерии общественного прогресса?

Как бы ни расходились люди в понимании тех или иных ценностей и идеалов, есть исходная ценность, не признавать которую невозможно: это — само существование человечества. Отсюда вытекает главный и предельно общий критерий общественного прогресса: прогрессивным может быть только то, что способствует сохранению человеческого общества. Человеконенавистничество несовместимо с прогрессом. Всякая деятельность, угрожающая существованию человечества, безусловно реакционная, будь то развязывание ядерной войны или разрушение необходимых для жизни людей природных условий.

Но человечество должно не просто существовать, оно должно существовать по-человечески.

Конечно, раз и навсегда установить, каков должен быть образ жизни, достойный человека, невозможно. Всякие попытки сделать это опасны, потому что порождают соблазн воплотить «самый лучший» общественной порядок, заставляя силой подчиняться ему тех, кто «не понимает», что он хорош. Это — путь Великого инквизитора из романа Достоевского «Братья Карамазовы», вознамерившегося насилием и обманом привести людей ко всеобщему счастью (в его понимании). История знает немало подобных попыток — начиная от проекта «идеального государства» Платона и кончая «социалистическим экспериментом» XX в. Все они ни к чему хорошему не приводят. Нельзя навязывать будущим поколениям наши сегодняшние представления о том, к каким идеалам жизни им следует стремиться. Предоставим им самим решать этот вопрос. Но каковы бы ни были общечеловеческие идеалы жизни, общество, по крайней мере, должно развиваться в таком направлении, чтобы с его развитием возрастала возможность людей жить в соответствии с ними. Этим определяется второй важнейший критерий общественного прогресса: создание условий для свободной и счастливой жизни каждого человека в соответствии с идеалами подлинно человеческого бытия.

В философской литературе предлагаются и другие критерии общественного прогресса. Надежды на лучшее будущее мыслители прошлого и настоящего связывают с ростом общественного богатства и улучшением благосостояния людей, с преодолением социальной несправедливости, с подъемом культуры, развитием разума, просвещения, науки, нравственности и т. д.

В социальных исследованиях показателями продвижения страны по пути прогресса часто служат:

рост производимого обществом валового продукта (в целом и на душу населения);

уменьшение голода и нищеты в обществе;

рост потребностей людей и степени их удовлетворения;

изменение характера занятости населения в сторону уменьшения неквалифицированного, в особенности тяжелого физического, труда и увеличения доли работников квалифицированного труда;

развитие народного образования и повышение уровня образованности населения;

развитие социального обеспечения и здравоохранения;

обеспечение гражданских прав и свобод личности.

Несомненно, все это — важные задачи, решение которых свидетельствует о прогрессивном развитии общества. Они являются, в сущности, частными выражениями указанных двух его основных критериев. Следует лишь иметь в виду, что решение таких задач — не самоцель, а условие и средство общественного прогресса.

К размышлению. Встает вопрос, насколько совместимы различные задачи, с решением которых связывают общественный прогресс. Нет ли между ними противоречий? Не может ли получиться так, что общество, продвигаясь в решении какой-то одной из них, вместе с тем лишается возможности успешно решать какую-то другую?

Анализируя процессы, идущие в современном мире, исследователи высказывают немало опасений такого рода. Отмечается, например, что существует обратная зависимость между темпами роста производства и стремлением к социальному равенству (стимул первого — прибыль, а второе требует ее перераспределения в пользу малоимущих); что увеличение национального богатства страны ведет к концентрации его в руках немногих; что чем богаче общество, тем больше в нем слой людей, ведущих паразитическую жизнь; что высокий уровень доходов населения порождает «культ потребления»; что в погоне за материальными приобретениями и чувственными удовольствиями у людей теряется вкус к наслаждению духовными ценностями; что технизация и коммерциализация жизни обедняет духовный мир человека; что существует противоречие между «двумя культурами» — гуманитарной и научно-технической (развитие второй наносит ущерб первой, происходит дегуманизация культуры, образования, искусства); что расширение социальной свободы имеет своей обратной стороной свободу нравов, ослабление семейных уз, сексуальную распущенность и т. д.

«...Открывшаяся нашему взору картина развития культуры за время существования нашего и двух предыдущих поколений заставляет, пожалуй, даже усомниться в том, что культура вообще еще мыслима перед лицом материальных достижений», — пишет А. Швейцер.

Несомненно, необходимым и важным условием общественного прогресса является рост производства материальных благ. Некоторые философы поэтому полагают, что именно это и следует принять за главный критерий общественного прогресса. Однако развитие производительных сил не может быть самоцелью, оно есть лишь средство решения задач общественного прогресса. И если их развитие приходит в противоречие с этими задачами, то оно к прогрессу не ведет. Можно ли считать прогрессивным такое развитие производства, в результате которого гибнет природа (как это бывает при строительстве гидроэлектростанций, требующем затопления больших территорий)? Или такое, которое совершается за счет разрушения памятников культуры (когда здание старинного дворца или церкви превращается в заводской цех)? Или такое, которое наносит ущерб здоровью людей (размещение вредных производств в центре города)?

По-видимому, говоря о критериях прогресса, нельзя просто перечислять наши ценности и идеалы. Между ними действительно возможны несоответствия и противоречия, особенно если учесть, что в разных сферах общественной жизни складываются свои специфические критерии прогресса. Вероятно, конкретный облик наших сегодняшних ценностей и идеалов будет претерпевать изменения. Но прогрессивное развитие общества должно быть направлено на то, чтобы обеспечить каждому реальную возможность пользоваться «правом на жизнь, свободу и на стремление к счастью» (Т. Лжефферсон).

Если сохранение человечества — исходный и необходимый (но недостаточный) критерий, то создание социальных условий, предоставляющих каждому возможность жить свободно и счастливо (в соответствии с исторически изменяющимися общечеловеческими идеалами свободы и счастья) — высший и достаточный критерий общественного прогресса. Человек — главная ценность общества, и прогресс только тогда действительно прогресс, когда он способствует улучшению жизни людей. «Все прогрессы реакционные, если рушится человек» (А. Вознесенский).

Общественный прогресс — это такое развитие общества!, которое направлено на создание условий для дальнейшего существования человечества и для свободной и счастливой жизни каждого человека.

Отвечает ли развитие человеческого общества этому определению? Происходят ли на самом деле в обществе исторические перемены, которые соответствуют указанным критериям и, следовательно, являются прогрессивными? Есть основания ответить на эти вопросы утвердительно.

Конечно, исторический прогресс сложен и противоречив. Это не триумфальное шествие и не праздник. Он наполнен внутренним драматизмом, а порою даже трагичен. И не только потому, что он пробивает себе дорогу в борьбе с регрессивными тенденциями и реакционными общественными силами, но еще и потому, что даже самые бесспорные прогрессивные перемены в жизни людей внутренне противоречивы и сопровождаются большими или меньшими утратами. Приводя в общем и целом к улучшению жизни, прогресс вместе с тем требует от людей каких-то жертв.

Как индивид, взрослея, утрачивает детские наивные радости, так и человечество, вооружаясь наукой и техникой, лишается многого, что волновало и радовало предков. Мы получили возможность летать на комфортабельных авиалайнерах, но лишились удовольствия от езды на лихой ямщицкой тройке. У нас появились ди-джеи, но исчезли скоморохи.

К размышлению. Люди старшего поколения часто не приемлют новые веяния в моде, в образе мышления и поведения, в живописи, в музыке. Нередко можно слышать их сетования по поводу того, что молодежь стала хуже, что в их время нравственность была выше, и т. д. Всегда ли они неправы? Было бы несправедливо называть противниками прогресса и реакционерами всех тех, кому дороги старые, привычные формы жизни, кто предпочитает их новым и непривычным. Многие представители северных народов в нашей стране вовсе не хотят во имя приходящего к ним в тундру технического прогресса расставаться с образом жизни своих предков и менять наследственные занятия оленеводством или рыболовным промыслом на заводской труд, на работу шахтеров и нефтяников. Это их право.

Прогресс нельзя навязывать силой. Чтобы двигаться по пути прогресса, люди должны идти на какие-то потери сознательно, по собственному убеждению. Поэтому прогресс нельзя искусственно подгонять, форсировать. Люди должны быть психологически готовы к нему и желать его.

Мао Цзэдун однажды в разговоре с Хрущевым сказал, что, может быть, надо уничтожить в ядерной войне одну половину человечества, чтобы привести к коммунизму другую половину. Это совершенно чудовищное понимание прогресса, противоречащее самой его сути. Но всегда ли прогресс делается «чистыми руками»? Оправдывает ли в нем цель средства? Может ли быть достигнута прогрессивная цель применением неправедных, негуманных средств? Или же прогрессивными должны быть не только цели, но и средства прогресса?

В истории общества до сих пор создание условий для счастья одних людей достигалось в значительной мере за счет угнетения, порабощения и истребления других. Пути прогресса нередко были залиты слезами, потом и кровью, и это делало его подобным «тому отвратительному языческому идолу, который не желает пить нектар иначе, как из черепов убитых». Человечеству непросто и нелегко дается процесс самоорганизации и самосовершенствования. В книге истории есть немало трагических страниц. Но все же в целом эта книга повествует о том, как людям удавалось, хотя и ценой больших жертв, улучшать условия общественной жизни. Будем надеяться, что наши потомки намного превзойдут нас в умении добиваться этого.

Общественный прогресс многопланов, он складывается из неравномерно протекающих и взаимно воздействующих друг на друга потоков, захватывающих различные сферы общественной жизни. Рассмотрим подробнее технический и духовный прогресс — важнейшие составляющие общественного прогресса.

Технический прогресс

Под техникой понимают:

способы, приемы деятельности («субъективная техника») — например, техника музыканта или техника спортсмена;

материальные устройства, конструкции, системы («объективная техника») — например, станок, автомобиль, компьютер.

Техника — это искусственно созданные средства человеческой деятельности.

Техника очень разнообразна: промышленная, транспортная, сельскохозяйственная, медицинская, военная, вычислительная, управленческая, бытовая, техника связи, технические средства обучения и пр.

Техника занимает промежуточное место между человеком и природой. С одной стороны, она является изобретением человека и действует по принципам, заложенным в нее человеком. С другой стороны, она представляет собой совокупность материальных вещей и процессов, существующих в соответствии с объективными законами природы. Каждое техническое устройство — это своего рода «чудо природы», «фокус»: созданная по законам природы «вне природная вещь».

Развитие техники оказывает огромное воздействие на жизнь общества:

увеличивает производительность человеческого труда — путем усиления физических (а компьютеры — и умственных) способностей человека и замены его действий работой машины;

формирует искусственную среду обитания (одежду, жилища, предметы быта и пр.), оберегающую человека от опасностей, которые могут ожидать его в дикой природе, создающую ему комфортные условия жизни. Но вместе с тем это отдаляет его от естественных условий существования и подвергает новым опасностям, возникающим из-за неисправностей техники или неосторожного обращения с ней;

постоянно увеличивает потребности человека и создает средства для их удовлетворения;

изменяет все виды человеческой деятельности и по мере своего развития порождает все новые и новые ее виды.

В развитии техники отчетливо виден прогресс, определяемый по ряду критериев (табл. 7.5).

Таблица 7.5

Критерии технического прогресса
Физические Эксплуатационные Экономические Социальные
Мощность Скорость Габариты Прочность

Надежность

Долговечность

Простота обслуживания

Стоимость

Окупаемость Производительность Стоимость обслуживания

Польза

Удобство

Эстетические качества

Экологическая безопасность


Нетрудно заметить, что собственные, «внутренние» критерии технического прогресса не совпадают с общими критериями общественного прогресса. Следовательно, технический прогресс, отвечающий его собственным критериям, может не соответствовать или даже препятствовать решению задач общественного прогресса. Поэтому технические достижения необходимо оценивать не только по его собственным, но и по общим критериям прогресса, и искать пути разрешения в интересах человека проблем, возникающих тогда, когда технический прогресс порождает нежелательные для людей последствия.

Главная опасность состоит в том, что развитие техники, которое должно быть не более чем средством общественного прогресса, грозит стать самоцелью. Освобождая человека от тяжелой, однообразной работы, техника вместе с тем требует от него труда по ее созданию, обслуживанию, уходу за ней. Чтобы избавиться от этого труда, человек вынужден создавать новую технику для его выполнения. И темпы такого процесса все нарастают по мере технического прогресса. Это ведет к тому, что сейчас 80-90% новой техники создается не для обслуживания человека, а для обслуживания техники. Таким образом, технический прогресс не столько сберегает человеческий труд, сколько изменяет его направленность: раньше человек работал на себя, теперь же техника заставляет человека все больше работать на нее.

Техника служит человеку, но и человек служит технике. Она дает ему господство над природой, но зато его зависимость от нее все более возрастает. Так кто же человек — властелин техники или ее слуга? Не превращается ли техника из рабыни человека в его госпожу?

К размышлению. Еще в 1818 г. английская писательница М. Шелли в романе «Франкенштейн» описала чудовище, которое было создано человеком и вышло из-под его власти. Не станет ли техника таким чудовищем? Тема «бунта машин», «восстания роботов» широко распространена в современной научно-фантастической литературе. Может быть, фантасты в чем-то предвидят будущее? Не получится ли в действительности, например, так, что в конце концов усилиями человека на Земле будет создана огромная всепланетная техническая система с единой информационной сетью — носителем искусственного интеллекта, а человек вдруг увидит, что он стал всего лишь скромным «винтиком», выполняющим в этой системе определенные служебные функции?

В современной философии возникли два противоположных отношения к техническому прогрессу:

техницизм, сторонники которого настаивают на необходимости дальнейшего технического прогресса, уверены в благотворности его результатов для человечества и оптимистически смотрят в будущее, полагая, что негативные последствия технического прогресса сами собою ликвидируются на основе его новых достижений;

антитехницизм, в котором выражается разочарование в техническом прогрессе, подвергаются критике его достижения и развивается мысль, что человечество «заблудилось», пошло в своем развитии «не тем путем» и, следовательно, ему нужно вернуться назад, чтобы избрать другой, «нетехнологический» путь развития.

К размышлению. Проанализируйте указанные противоположные философские позиции и постарайтесь определить свою собственную точку зрения.

Особую тревогу вызывают экологические последствия современного научно-технического прогресса.

В настоящее время техническая мощь человека настолько возросла, что вносимые им в природу изменения достигли критического значения: природная среда стала необратимо разрушаться и делаться непригодной для существования человечества. Это выражается в следующем:

приближаются к истощению потребляемые обществом не возобновляемые природные ресурсы (нефть, уголь, руды и т. д.);

природа не успевает восстанавливать ущерб, который терпят в результате человеческой деятельности ее возобновляемые естественным путем ресурсы (кислород атмосферы, флора, фауна);

следы технической деятельности человека необратимо загрязняют природную среду (воздух, воду, почву), что подрывает условия, необходимые для сохранения жизни на Земле;

потребление энергии человеком доходит до размеров, нарушающих энергетический баланс планеты;

в результате технического прогресса в природе происходят непредвиденные изменения, вызывающие опасные для человека отклонения от ее стабильного состояния («озоновая дыра» в Антарктике, рост золотистых водорослей и «красные приливы» в Северном море... и, возможно, многие другие, пока неизвестные явления).

Согласно большинству демографических прогнозов, сделанных в середине XX в., население Земли к началу XXI в. должно было достигнуть 9 млрд. человек. Сегодня нас чуть больше 6 млрд. Почему прогнозы не оправдались? В 1999 г. радиобиолог Розалия Бертел подсчитала последствия радиооблучения:

рак от радиации унес 240 млн. человек;

генетический ущерб — 223 млн. человек;

катастрофы на ядерном производстве — 40 млн. человек;

выкидыши и мертворожденные — 500 млн. человек;

врожденные уродства — 587 млн. человек.

А всего жертвами радиации стало 2 млрд. 886 млн. человек. Вот они — те, кто должны были жить в XXI в.

Таким образом, человек сам создает угрозу своему существованию.

Опасности, рождаемые техническим прогрессом, были уже давно предсказаны философами и за последние 3-4 десятилетия привлекли к себе всеобщее внимание. Сложилось несколько различных подходов к оценке ожидающих человечество экологических перспектив.

Экологический пессимизм. Техническая цивилизация зашла в тупик. Гибель природы в результате технического прогресса неизбежна, а следовательно, приближается и смертный час человечества. В этой связи наполняются новым смыслом религиозно-эсхатологические представления о «конце света» и т. п.

Неоруссоизм. Руссо был прав, когда утверждал, что развитие науки человечеству счастья не принесет. Необходимо отказаться от технической цивилизации, перейти к простой естественной жизни на природе, вернуться в «золотой век» — «назад к природе!»

Экологический оптимизм. Для паники нет оснований. Нужно лишь ограничить вредные последствия технического прогресса, усилить охрану природы, разработать меры против загрязнения среды и т. д. Все это может быть сделано в процессе дальнейшего продолжения технического прогресса и на его основе.

Технократический утопизм. Технический прогресс остановить невозможно, и масштабы человеческого воздействия на природу будут увеличиваться возрастающими темпами. Это рано или поздно окончательно сделает природные условия на земле непригодными для жизни. Но не надо впадать в отчаяние: человечество на основе достижений техники сумеет создать для себя искусственную техническую среду (подземные города, космические колонии), наладит производство всего необходимого для жизни (воздуха, пищи и пр.) и будет жить в новых условиях не хуже, чем теперь.

К размышлению. Все эти позиции выражают некоторые реально существующие в современном общественном сознании настроения и, может быть, содержат какие-то доли истины. Оцените их значение для решения экологических проблем.

Как бы мы ни относились к указанным точкам зрения, нельзя не признать, что они свидетельствуют о кризисе традиционных представлений о характере взаимодействия общества с природой. Рушится старая мечта человека о господстве над природой. Становится ясно, что человек должен перейти к принципиально иному типу отношения к ней.

Еще столетие назад Вл. Соловьев писал, что возможны три типа отношения человека к природе:

подчинение ей — в прошлом;

покорение и использование ее — с начала цивилизации;

утверждение ее идеального состояния — чем она должна стать в будущем с помощью человека.

Решение современных экологических проблем лежит в переходе к указанному Соловьевым третьему типу.

Действительно, ныне приходится отказаться от попыток «покорять» природу, как это делалось до сих пор. Но вряд ли имеет смысл стремиться «законсервировать» природу, сохранить ее такой, какова она сейчас. Было бы неверно думать, что решение экологических проблем должно сводиться просто к мероприятиям по охране природы. Во-первых, природа не остается неизменной, и происходящие в ней изменения далеко не всегда идут желательным для людей образом (например, наступление моря на сушу в Голландии). Во-вторых, в природе совершается немало процессов, наносящих вред людям (стихийные бедствия). Наконец, в-третьих, технический прогресс не остановим, и полностью устранить его растущее влияние на природную среду никакими мерами не удастся.

Чтобы справиться с экологической угрозой, человечество должно организовать глобальное (в масштабе всей планеты) управление экологическими процессами. Условием этого является, очевидно, мирное сотрудничество всех стран Земли. Необходимо не только рациональное природопользование, предполагающее охрану природы и обеспечение экологической безопасности производства (замкнутые циклы, безотходная технология и т. д.), но и интенсивное развитие новых отраслей хозяйства — индустрии восстановления, совершенствования и обогащения природы. Важную экологическую роль должно сыграть перенесение части производственных процессов (особенно вредных и опасных производств) в космос.

В последнее время получает все большее признание концепция коэволюции человека и природы — их совместного, сопряженного взаимосогласованного развития.

Человечество должно не противопоставлять себя природе, а составлять с ней единую целостную систему. Разумная деятельность человека становится в такой системе фактором, обеспечивающим ее сохранение и дальнейшую эволюцию, результатом которой является возникновение на Земле ноосферы, т. е., по В. И. Вернадскому, новой, высшей стадии развития биосферы на земле, возникающей на основе разумной деятельности человечества.

Духовный прогресс

Духовный прогресс предполагает, прежде всего, рост культуры. История свидетельствует, что культура развивается очень неравномерно. Периоды бурного расцвета духовной жизни общества сменяются временами ее упадка. Крупные сдвиги в одних областях культуры сочетаются с застоем в других.

Гармоничное развитие всех форм культуры — такое, какое было характерно, например, для эпохи Возрождения в Италии, — бывает в истории общества редко. Чаще всего в духовной жизни общества на каждом этапе одни формы культуры становятся ведущими, а другие отступают на второй план.

Так, в Древней Греции V-IV вв. до н. э. ведущую роль играли философия и искусство, в средневековой Европе — религия, в России XIX в. — литература и живопись. В СССР в послесталинское время лидирующую роль в культуре, по-видимому, играла художественная литература, а сейчас — политика.

Во всяком обществе создается своеобразная, уникальная и неповторимая духовная атмосфера, которая не могла бы образоваться в другом месте и в другое время. Каждая исторически определенная 'культура имеет свои положительные стороны, которыми не обладает никакая другая. Разнообразие и уникальность процессов, происходящих в культурной жизни разных народов в разные исторические эпохи, не позволяют установить какие-то единые общие критерии духовного прогресса.

Бессмысленно спрашивать, например, что «выше» пли «прогрессивнее» — учение Спинозы или Гегеля, произведения Шекспира или Льва Толстого, Библия или Коран. Любые явления культуры несут на себе печать своего времени, и без учета этого нельзя понять их значение в духовном развитии человечества.

Но если рассматривать процесс духовного развития человечества в целом, на протяжении всей его истории, то можно все же заметить некоторые общие тенденции этого развития. Они проявляются по-разному в разные периоды истории и у разных народов, их действие в одних культурно-исторических условиях усиливается, в других — ослабевает. Однако в конечном счете они определяют духовный прогресс общества.

В основе духовного прогресса лежит накопление культурных ценностей, которыми располагает человечество. Одним из основных путей, по которому идет рост культуры, является развитие знаний. Оно совершалось сначала очень медленно и резко ускорилось с изобретением письменности. В современном мире добыча знаний, их хранение, распространение и использование становится делом, которым занимается все возрастающая часть общества. В перспективе «индустрия знания» превратится, по-видимому, в одну из главных сфер приложения человеческого труда.

Знания — это основа духовного богатства, создаваемого людьми в ходе истории. Но духовное богатство общества не сводится просто к сумме знаний. Оно включает в себя социальные ценности и идеалы, нравственные установки, философские идеи и многое другое. Особенно важное место здесь принадлежит искусству, которое выступает как самосознание культуры. Мир искусства — это творимый человеком духовный мир, «вторая Вселенная», которая столь же необъятна, как космическая Вселенная. В центре мира искусства находится человек, который с точки зрения своей культуры воспринимает действительность и себя самого. А потому в искусстве каждый народ и каждая эпоха запечатлевают и осмысливают свой культурный облик.

Рост культуры — результат преемственности в культурно-историческом развитии человечества. Лучшие достижения культуры прошлого сохраняются в социальной памяти и благодаря этому продолжают жить в общественном сознании последующих эпох.

Большое значение для роста духовного богатства человечества имеет разнообразие национальных культур. Каждая из них вносит в общечеловеческую сокровищницу культуры свойственные ей особенности видения мира, эстетических вкусов и идеалов, форм человеческого общения. Знакомство с особенностями различных культур расширяет кругозор, позволяет полнее, глубже, разностороннее воспринимать мир.

Накапливая культурные ценности, увеличивая духовное богатство человечества, люди создают условия для своего духовного совершенствования. Можно выделить несколько важнейших направлений по которым оно идет.

Развитие духовных потребностей. В отличие от обусловленных биологически материальных потребностей, которые ограничены и, в сущности, мало изменяются на протяжении истории, духовные потребности человека способны безгранично расширяться. Происходит постепенное «возвышение» человеческих потребностей. Первоначально все силы человека были направлены в основном на удовлетворение материальных потребностей. Духовное производство играло служебную роль по отношению к материальному, имея целью сделать последнее более эффективным. С развитием общества возникают и приобретают все большее значение социальные потребности людей — потребности в гражданских правах, социальном равенстве, справедливости, в разумном устройстве общества. Но одновременно с потребностями материально-практического характера у человека развиваются неутилитарные, бескорыстные духовные потребности в красоте, добре, истине. Эти духовные ценности привлекают его не ради практической пользы, которую можно из них извлечь, а сами по себе.

Мощной силой становится потребность в творчестве. Оно выступает не просто как труд, обеспечивающий творцу заработок, но как бескорыстное служение идее, в котором творец развивает и утверждает свою личность. Постепенно крепнет и распространяется в обществе убеждение, что производство материальных благ — лишь необхо-; димое условие для производства духовных ценностей. Таким образом, историческое развитие человечества ведет к росту духовности человека, к тому, что духовные его потребности приобретают приоритет над материальными.

К размышлению. Развитие духовности шло в истории сложными путями. Духовность выражалась и в гордом пренебрежении мирскими благами, которое демонстрировали в древности мудреиы Индии, Китая, Греции; и в увлеченности творчеством, ради которого многие ученые, художники, поэты отвергали милости власть имущих; и в религиозном аскетизме, «умерщвлении плоти» монахов, отшельников, фанатиков веры; и в героизме борцов за свободу, патриотов, революционеров. Буржуазный образ жизни явился в известном смысле шагом назад по сравнению с тем возвышением духовных потребностей, к которому призывает, например, религия. Поклонение «золотому тельцу», превращение денег, прибыли, выгоды в главные ценности жизни имеет своей другой стороной духовное оскудение личности, сведение ее интересов к удовлетворению тщеславия, чувственным удовольствиям, примитивным развлечениям. «Иной раз я думаю, что о нас скажет будущий историк? Для характеристики современного человека ему будет достаточно одной фразы: "Он блудил и читал газеты"», — с горечью констатировал французский философ и писатель А. Камю.

Конечно, в сфере материальных потребностей тоже есть некоторая духовная сторона: успехи и неудачи в их удовлетворении могут рождать немалые душевные переживания. Герой Ильфа и Петрова, «великий комбинатор» Остап Бенлер «любил и страдал. Он любил деньги и страдал от их недостатка». Однако подобные «волнения духа» не имеют ничего общего с духовностью.

Проблема духовности, возвышения потребностей человека — одна из центральных проблем современного мира. Является ли упадок духовности в нашу эпоху признаком духовного регресса, старения и вырождения человечества? Или же это лишь преходящее явление, своего рода побочная «издержка» современного технического прогресса, связанная с временным увлечением навеянной им мечтой о «красивой жизни» в «техническом рае»? Каковы возможности и перспективы преодоления этого упадка духовности?

Распространение гуманистического сознания в обществе

Сущность гуманизма — в человеколюбии, в утверждении ценности человеческой личности, ее права на счастье, в признании человеческой солидарности и общечеловеческих нравственных идеалов. Гуманизм требует ставить интересы человека выше любых классовых, партийных, групповых интересов.

Мотивы гуманизма звучат в фольклоре, искусстве, философии, религии разных народов, начиная с глубокой древности. В эпоху Возрождения гуманизм сформировался как широкое течение общественной мысли и с тех пор прочно вошел в духовный арсенал прогрессивных сил. Однако распространение гуманизма в обществе -медленный и противоречивый процесс. В XX в. словесные призывы к человеколюбию совместились с двумя кровопролитными мировыми войнами, со сталинским террором и газовыми печами Освенцима. И все же гуманистическое сознание постепенно утверждается в обществе и становится основой отношений между людьми и народами.

Писатель и философ X. Борхес (1899-1986) отмечает, что о «неизбежном моральном прогрессе» свидетельствует даже то, что ныне люди стремятся оправдывать собственную жестокость. «Ведь бывали времена, когда король, например, мог проявлять беззаботную жестокость, не чувствуя никакой нужды в оправданиях. Возможно, люди сейчас поступают дурно, но при этом они хотя бы испытывают потребность убедить других - и, главное, самих себя, - что действуют правильно. Мы вступили в лучший этап развития - этап лжи и лицемерия. Но и это уже много». Еще полвека назад политика оставалась вне морали. А когда сегодня историки оценивают заключенные Сталиным и Гитлером тайные соглашения, решавшие участь народов Польши и Прибалтики, они подвергают эти соглашения нравственной оценке и единодушно осуждают их как аморальные и циничные.

В идеалах гуманизма непосредственно выражаются самые общие принципы общественного прогресса — создание условий для сохранения человечества и для реализации каждым человеком своего «права на счастье». Поэтому любые процессы, ведущие к расхождению с гуманистическими идеалами, содержат в себе угрозу общественному прогрессу. История свидетельствует, что ход прогресса в отдельных сферах общественной жизни нередко сопровождается отступлением от нравственных начал гуманизма. Это историческая неизбежность, с которой приходится считаться. Но прогресс необходимо оценивать с точки зрения гуманистических идеалов, чтобы заметить и понять возникающие в нем опасности. Такая оценка предупреждает абсолютизацию частных форм и критериев прогресса, превращение прогресса в какой-то отдельной сфере общественной жизни в самоцель.

Это относится и к отдельными направлениям духовного прогресса. Например, не может быть самоцелью рост научных знаний: наука не должна пользоваться антигуманными средствами и преследовать антигуманные цели. Не может быть самоцелью и развитие искусства. Увлечение искусством, не оплодотворенное гуманистической нравственностью, порождает тип высокообразованного и тонкого, но холодного, эгоистического эстета, для которого искусство заслоняет жизнь. Такой «ценитель муз», живя в мире своих эстетических иллюзий, равнодушен к подлинной красоте и к прекрасному в человеке. И научное и художественное развитие человека только тогда является действительно духовным прогрессом, когда несет в себе нравственное гуманистическое начало.

Развитие духовной свободы человека. Нельзя сделать человека гуманистом насильно. Насилие рождается человеконенавистничеством и порождает его, а гуманизм неотделим от духовной свободы человека, является и ее условием, и ее результатом.

Технический и экономический прогресс освобождает человека от рабского подчинения внешним по отношению к нему природным и социальным силам. Свобода от рабства перед ними есть вместе с тем и свобода для творческого саморазвития его сил и способностей. Но для того чтобы почувствовать и использовать эту «свободу для», человек должен быть свободен не только внешне, но и внутренне. В отличие от внешней (экономической, политической, гражданской), духовная свобода — эта его внутренняя свобода, свобода его сознания.

Духовная свобода состоит не в том, чтобы чувствовать себя свободным от всех и всяческих ограничений. Абсолютная свобода от природных и общественных условий есть бессмыслица. Духовная свобода не означает и «вседозволенности», дающей право мыслить и делать «все, что хочется». Наоборот, такое понимание свободы по существу оборачивается несвободой: оно делает человека рабом его страстей и влечений. Свобода каждого человека ограничивается и свободой других людей: я всегда должен учитывать, что другой человек, будучи таким же свободным существом, как и я, имеет право сам распоряжаться собой и действовать в соответствии с собственными целями. Поэтому нельзя относиться к другому человеку лишь как к средству достижения своих целей.

Как утверждал Кант, все в мире может быть использовано как средство для достижения каких-то целей, — все, кроме человека (и вообще разумного существа).

«В ряду целей человек... есть цель сама по себе, т. е. никогда никем (даже Богом) не может быть использован только как средство, не будучи при этом вместе с тем и целью».

Этот кантовский принцип означает, что ни одна человеческая личность не может быть превращена в простое средство выполнения каких-то задач. Любой человек как разумное существо имеет право действовать свободно — с условием, что он никого другого не использует в качестве просто средства, орудия или источника получения какой-то собственной выгоды.

Подлинная духовная свобода — это свобода разума. Она заключается в том, чтобы повиноваться в своих мыслях и стремлениях не давлению внешних обстоятельств, а только собственному разуму. «Высшее совершенство человека не только в том, что он действует свободно, но и в том, что действует разумно; пожалуй, это даже одно и то же...».

Гегель называл свободу «субстанцией разума». Он впервые выдвинул мысль, что «всемирная история есть прогресс в сознании свободы». Этот прогресс, согласно его концепции, начинается в древних деспотических государствах Китая и Индии, в которых свободой обладал только один человек — деспот. Следующий шаг связан с греко-римским миром, где свобода стала достоянием некоторых. И наконец, германские народы дошли до осознания того, что свобода есть основное свойство человека вообще, человека как разумного существа. С гегелевскими представлениями о роли разных народов в развитии сознания свободы нельзя согласиться, но прогресс в сознании свободы действительно составляет существенный момент в истории человечества. Этот прогресс — основа формирования и распространения гуманистического сознания.

К размышлению. Из истории, да и из собственного жизненного опыта каждый знает, что соблюдение даже элементарных норм нравственности нередко требует от человека мужества и готовности к самопожертвованию, что легче живется тому, кто не связывает себя высокими нравственными принципами. Но если человек выбирает линию поведения, отвечающую его нравственным убеждениям, несмотря на неприятности, которыми это ему грозит, то, очевидно, его выбор свободен, т. е. не обусловлен ничем, кроме его собственного разума, совести, природы собственного сознания. Гуманизм и есть совокупность убеждений, к которым человек приходит не потому, что его принуждают к этому внешние обстоятельства, а в результате свободного выбора.

«Бремя свободы» обязывает человека все время самостоятельно совершать свободный выбор решений и нести всю ответственность за него. Оставаясь свободным, человек не может освободиться от этой обязанности. По словам известного русского философа Н. А. Бердяева (1874-1948), духовная свобода — трудная вещь, оставаться в рабстве легче. «Не променяй свободу на счастье», — призывал Бердяев.

Гуманистическое сознание — не строго определенная система строго определенных раз и навсегда принципов. Каждый человек должен сам сформировать свое личностное отношение к идеалам гуманизма и понимание степени осуществимости их в данных условиях. Для этого ему нужны и знания, и духовное богатство, и высокоразвитые духовные потребности. В развитии духовной свободы и гуманистического сознания находят выражение важнейшие тенденции духовного прогресса.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:24:32 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:59:43 28 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Понятие и развитие прогресса

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151100)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru