Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Контрольная работа: Политическая социология

Название: Политическая социология
Раздел: Рефераты по социологии
Тип: контрольная работа Добавлен 14:33:56 30 декабря 2009 Похожие работы
Просмотров: 1043 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОУ ВПО

УФИМСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИКИ И СЕРВИСА

Кафедра «политологии и права»

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по дисциплине:

Политология

на тему:

«Политическая социология »

Выполнила: ст. гр. ГЗК-12

Суфиярова А.Ф.

УФА – 2008


Содержание

Введение

1. Объект политической социологии

2. Предмет политической социологии

3. Структура политической социологии

4. Современный этап развития политической социологии

5. Современные проблемы политической социологии

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Политология, или политические науки, в своем стремлении возродить себя как самостоятельную отрасль социального знания включают в себя обширный комплекс достаточно обширных знаний — от международных и правовых до прикладных политических исследований.

В каком же соотношении политическая социология находится с названными политическими науками, с одной стороны, и с социологией — с другой?

Что касается первого аспекта — соотношения с политологией, политическими науками, то объектом исследований последних является политическая жизнь во всех ее проявлениях — от сущности и природы власти до конкретных форм ее проявления и институционального воплощения.

Политическая социология выражает существенные аспекты изучения власти, которые оказались вне поля зрения других политических наук, а именно анализ политических процессов с позиций их восприятия и отражения в сознании и поведении людей. Такой подход сразу придал политической социологии качественную определенность: что бы ни говорили о себе различные структуры власти, как бы они ни демонстрировали величие своих программ и действий, есть лишь один важный момент, который может подтвердить или опровергнуть все эти попытки: насколько глубоко, серьезно, основательно воспринимают люди политические процессы, как они относятся к ним и насколько намерены содействовать или противостоять им.

Другой аспект этой проблемы состоит в необходимости более обстоятельно разобраться с получившим определенное распространение термином — социология политики. Он обозначает область науки, изучающей взаимосвязь политической сферы и ее институтов с другими общественными институтами, а также политическую структуру общества, общественно-политические установки и ориентации индивидов и групп, место партий в системе власти и т.д. Однако данный термин представляется не самым удачным, он таит возможность чрезмерно расширительного толкования предмета и сферы исследований. Как указано выше, он применяется к чрезвычайно широкому кругу проблем, касающихся целенаправленных действий во всех сферах общественной жизни. Иначе говоря, при такой формулировке надо исследовать не только властные отношения, но и «ресурсосберегающую политику», «градостроительную политику», «финансовую политику» и т.п. Такое смещение акцентов происходит потому, что на самом деле политическое регулирование в той или другой мере имеет место во всех областях жизни, в том числе в не входящих непосредственно в политическую сферу как таковую. Конечно, при определенных обстоятельствах социальные явления (проблемы медицинского обслуживания, дефицит товаров и услуг, просчеты в материальном стимулировании труда и т.д.) могут оказаться в центре политической жизни, вызвать серьезные конфликты, повлечь отставку или смену исполнительной власти и другие следствия. Тем не менее, источники этих явлений и механизмы их развития связаны с функционированием социальной, а не какой-то другой политики. Однако влияние на нее в определенной мере обеспечивается и с помощью научно-технической, экономической, социальной, аграрной, демографической, национальной, культурной и других разновидностей политики.

Есть еще одно принципиальное замечание. При формулировке «социология политики» политика для исследователя (как и для любого человека) выступает как что-то внешне от него отдельное, обособленное, во что он не включен и является лишь сторонним наблюдателем. Когда же мы употребляем понятие «политическая социология», то здесь чрезвычайно важна позиция человека как личности, как члена социальной группы или социальной организации, но не по всем проблемам, а только по тем, что касаются его взаимоотношений с властью, оценок действий властных структур, отношения к тем или иным политическим акциям. Иначе говоря, политическая социология сосредоточивает внимание только на проблемах политики в узком смысле этого слова через восприятие людей ее состояния, тенденций и проблем развития, а также через их участие в политической жизни.

1.Объект политической социологии

Объект политической социологии не отличается от объекта социологии в целом, который трактуется как гражданское общество. Однако в социологической литературе на этот счет имеются различные точки зрения. Многие авторы не видят разницы между объектом и предметом социологической науки. При этом социология отождествляется нередко с социальной философией, когда ее объектом является общество, закономерности и тенденции его развития (B.C. Немчинов, 1967; В.Ж. Келле, 1966; Д.И. Чесноков, 1964). Рецидивы этой точки зрения встречаются и поныне (Г.П. Давидюк, 2001).

Такой подход затрудняет выявление качественной определенности социологии как науки, долгие годы ставил под сомнение необходимость ее конституирования, ибо в самом деле, зачем введение новой науки, если она исследует уже изучаемое другой отраслью научного знания? Подобное отождествление содержания разных наук заставляло искать выход из создавшегося положения. В 1970-е годы такой выход виделся во введении понятия прикладная социология, что, с одной стороны, позволяло признать возможность осуществления социологических исследований, а с другой — низводило эту науку до чисто утилитарных, сугубо прагматических целей, полностью отказывая в возможности теоретического осмысления действительности особыми социологическими методами.

Одна из попыток решения возникшего противоречия воплотилась в трех-, четырехуровневой концепции строения социологической теории, когда наряду с теоретической основой — историческим материализмом выделялись специальные социологические теории и конкретные исследования (М.Н. Руткевич, Г.В. Осипов). Между тем необходимо было найти ту сторону (часть) общественной жизни, которая была бы прерогативой социологии. Ведь общество является объектом изучения всех социальных и гуманитарных наук.

Например, когда общество поворачивается к нам своей экономической гранью, объектом исследования становятся экономическое развитие и экономические отношения. Но очевидно, что этим занимаются экономические науки. Особое место в их системе принадлежит экономической теории и политической экономии, нацеленным на выявление сущности объективных экономических законов, определяющих деятельность властных структур всех общественно-политических образований.

Изучение поступательного развития общества относится к компетенции исторических наук. Историки видят общество как объект своего исследования также в определенном ракурсе: как историю всего человечества, отдельных стран и народов, отдельных сфер жизни людей (социальной, бытовой, производственной и т.п.). И наконец, если общество выступает перед нами своими правовыми отношениями, то, бесспорно, это относится к компетенции юридических наук.

Общество может характеризоваться и такими гранями, как эстетические, этические, религиозные отношения, такими институтами, как семья, учебная группа, воинское подразделение, такими процессами, как национально-этнические, расовые, классовые, групповые и т.д. И каждая группа является объектом изучения для определенной науки или научного направления — этнологии, этики, эстетики, религиоведения, конфликтологии и т.д.

Что же в таком случае может быть объектом социологии? Какая грань общества изучается с помощью ее методологии и методики?

Такой объект — гражданское общество, суть которого, по Гегелю, состоит в том, чтобы интересы государства и интересы личности признать равнозначными, однопорядковыми.

Гражданское общество начало складываться при переходе человечества к буржуазно-демократическим формам государственности, когда люди получили возможность действовать как самостоятельная общественная сила, возможности которой в значительной степени зависят от уровня сознательности и творчества участников исторического процесса. Именно в этот период ценность и самоценность человека стали реальными факторами многих общественных перемен, резко повысившими влияние индивида на решение государственных проблем.

Гражданское общество возникло как оппонент государству, породив многочисленные образования (партии, общественные организации, добровольные объединения, ситуативные или постоянные гражданские инициативы и т.д.), которые оспаривают, подвергают сомнению и выдвигают альтернативные способы решения государственных проблем.

Все сказанное позволяет утверждать, что гражданское общество как контрпартнер государства — это совокупность определенным образом организованных исторически сложившихся форм и ценностей

совместной жизнедеятельности, которые созданы и функционируют на основе свободного волеизъявления и которыми люди руководствуются во всех сферах общественной жизни — экономической, социальной, политической и духовной.

Поэтому логично сделать вывод: политическая жизнь гражданского общества является объектом политической социологии. Политическая социология раскрывает отношение общества к государству и институтам распределения и формирования власти, которое проявляется прежде всего в направленности политического сознания и политического поведения людей. Политическая социология призвана ответить на вопрос, как осознаются индивидуумом, социальными группами и слоями, партиями и общественными организациями существующая политическая реальность, властные отношения, политические права и свободы. Это дает основание представить, как гражданское общество соотносится и взаимодействует с политическими институтами и структурами.

2. Предмет политической социологии

Хотя объектом политической социологии, как и социологии в целом, является гражданское общество, это не означает, что предмет данной отрасли социологического знания полностью совпадает с представлениями о предмете всей социологической науки. В научной литературе имеются различные подходы к тому, что должно быть предметом политической социологии.

Иногда предмет политической социологии трактуют как анализ содержания политики, политической деятельности, политических интересов и соответствующих политических отношений, действий политических институтов и политических движений (Ю.Е. Волков, 1982; В.Н. Амелин, 1992). На наш взгляд, внимание политической социологии следует направить не столько на изучение разновидностей политики и политической сферы, сколько на изучение сущности власти, политических прав и свобод с позиций человека, социальных групп и слоев, общественных организаций и объединений. Иначе говоря, анализ политических процессов с точки зрения личности, людей как членов гражданского общества и составляет суть политической социологии.

Именно поэтому предметом политической социологии выступает политическое сознание и поведение личности как субъекта политической жизни. Являясь элементом (компонентом) группы, слоя или этнической общности, личность в то же время представляет собой самостоятельный феномен, который в зависимости от конкретных обстоятельств включается в политическую деятельность, олицетворяет ту или иную степень воплощения политической свободы данного общества. Необходимость такого подхода обусловлена тем, что каждый человек в современном обществе — субъект политических отношений. Любое отстранение людей от участия в политической жизни чревато серьезными последствиями. Попытки, встречающиеся в Новой и Новейшей истории, изолировать людей от политики ни к чему позитивному не приводили, хотя они предпринимаются и поныне.

Реальность такова, что политика давно стала уделом большинства. Понимание и реализация политических прав и свобод создали основу для участия всех людей в развитии и совершенствовании политических отношений. И как бы ни была значительна роль руководителя любого ранга или звена политической оргструктуры, сознание и поведение людей в сфере политики в конечном счете всегда остаются решающими. Процесс эмансипации человека К. Маркс справедливо связывал с осознанием каждым индивидом своей общественной силы как силы политической. И это осознание имеет постоянную тенденцию к возрастанию, что проявляется во все более широком участии людей в решении политических судеб своей страны, в международных политических событиях.

Стал реальным рост влияния личности на деятельность добровольных и инициативных организаций и объединений, участвующих в решении текущих и перспективных проблем общественного развития. На современном этапе развития человечества политическая жизнь во все большей мере характеризуется подъемом массовых общественных движений. Люди различной политической ориентации протестуют против милитаризации, расовой и национальной дискриминации, ущемления прав женщин, ухудшения положения молодого поколения, коррупции, хищнического отношения к использованию природных ресурсов и окружающей среде. Политические лидеры уже не могут не считаться с позициями общественных движений, которые нередко, хотя не всегда в явном виде, выражают определенные политические требования (например, движение «зеленых»).

Процесс постоянного возрастания участия личности в политической жизни проявляется в повышении ответственности партий, политических организаций, каждого их члена. В современном обществе роль партии в немалой степени зависит от того действительного положения, которое присуще каждому ее члену. Это, наконец, проявляется в постоянном росте активности ситуативных, кратковременных общественных организаций, в повышении их действенности в решении насущных вопросов, которые волнуют людей, в зависимости от обострения тех или иных актуальных проблем их повседневной жизни и трудовой деятельности.

Особо следует сказать о влиянии людей на локальном уровне, в условиях функционирования местного самоуправления. Именно на этом уровне возможно наиболее эффективное согласование интересов, установок и настроений людей и органов власти. Ведь большинству людей часто нет дела до того, что происходит на вершинах власти — на федеральном и региональном уровнях, они в лучшем случае могут иметь об этом некое отрывочное субъективное мнение. Вместе с тем люди вправе претендовать (и они претендуют) на участие в том, что происходит вокруг них там, где они работают и живут. Более того, можно утверждать, что до тех пор, пока на местном уровне не утвердится реальное участие людей в решении актуальных вопросов жизни, их влияние на более высокие уровни власти останется пустым звуком.

Важность именно такого подхода — при учете политического сознания и поведения людей — тем более значима, что политическая социология вправе претендовать на роль обратной связи при взаимодействии политических структур и населения. В этом, кстати, состоит одно из принципиальных различий между политической социологией и политологией (политическими науками). Если говорить о том, что объединяет политическую социологию с этой наукой (этими науками), то общим объектом их исследований выступает политическая жизнь во всех ее многообразных проявлениях — от сущности и природы власти до конкретных форм ее существования и институционального воплощения.

Однако, если политические науки (политология), исследуют политические (властные) отношения как бы «сверху», с позиций государственных и партийных программ, заявлений, деклараций политических деятелей о текущих и перспективных процессах, то социология, учитывая вышеперечисленное, подходит к этим процессам как бы «снизу», со стороны человека, социальных групп и слоев, которые имеют собственные суждения, оценивают ситуации, свое положение и перспективы не так, как это делают официальные структуры, и даже более того, часто вопреки их установкам и рекомендациям, пропаганде и позиции.

Подход к политике через человека, социальные группы, их сознание и поведение придает политической социологии качественную определенность: что бы ни говорили о себе различные структуры власти, как бы ни демонстрировали величие или преимущества своих программ и действий, есть один важный момент, который может утвердить или отвергнуть все эти попытки: а насколько глубоко, серьезно и основательно воспринимают люди политические процессы, как они «переваривают» их, насколько намерены содействовать или сопротивляться им? Кроме того, политические ориентации и взгляды людей могут выражаться опосредованно, через деятельность политических и общественных организаций, гражданские инициативы. И наконец, политическое сознание, поведение проявляются с особой наглядностью во время политических акций и кампаний (выборы, референдумы и другие формы волеизъявления).

Таким образом, предметом политической социологии выступают политическое сознание и политическое поведение людей, воплощающиеся в деятельности государственных и общественных институтов и организаций, а также в механизмах их воздействия на процесс функционирования власти в конкретных социально-исторических условиях.

3. Структура политической социологии

Появление политической социологии обычно связывается с именем немецкого социолога М. Вебера (1864—1920). Однако это не означает, что до него не происходил процесс осмысления политических реалий того общества, в котором жили исследователи. Практически каждый социолог и в XIX в., и в XX в., анализируя проблемы государства и общества, выходил на те или иные аспекты политической жизни. Заслуга М. Вебера состоит в том, что он одним из первых осуществил социальный анализ власти, властных отношений, ввел классификацию типов господства в обществе. Более того, в отличие от К. Маркса он отдавал приоритет не экономике, а власти, считая ее основным группообразующим признаком.

Проблемы политических наук вообще и политической социологии в частности получили развитие и обоснование в исследованиях элит — В. Парето (1848—1923), Г. Моска (1858—1941), политических партий — Р. Михельс (1876—1936), групп давления и лоббизма — А. Бентли (1879—1957), пропаганды и массовых коммуникаций — Г.Д. Лассуэлл (1902—1978). Предметом политической социологии стали проблемы конфликтов и изменений, бюрократии, общественных организаций и движений, путей вхождения граждан в политическую жизнь, а также политическая культура и политическое лидерство.

Впечатляющий вклад в становление политических наук внесли американские ученые — А. Гоулмер (1920—1980), С. Липсет (род. 1922), Т. Парсонс (1902—1979) и др. Так, С. Липсет сосредоточил внимание на анализе социальных условий развития демократии. Некоторые ученые подчеркивают важность и значение исследований конфликта. Значительное количество исследований (Р. Мертон, Р. Блан и др.) касались проблем бюрократии. Немало трудов (П. Лазарсфельд, Б. Берельсон, Р. Росси) посвящено избирательным кампаниям, проблемам выборов. Большой интерес представляют работы Р. Миллса, В. Ростоу, С. Рофвелла, Д. Лернера.

Что касается отечественной социологии, то в ней накоплен определенный опыт исследования политических процессов. Работы отечественных социологов (Ю.Е. Волков, Л.А. Гордон, М.К. Горшков, А.В. Дмитриев, Э.В. Клопов, B.C. Комаровский, В.К. Левашов, В.П. Макаренко) и юристов (В.Н. Кудрявцев, B.C. Нерсесянц, Д.А. Керимов, Е.А. Лукашева, A.M. Яковлев) посвящены многостороннему анализу властных отношений, их субъектов, проблем соучастия людей в политической и правовой жизни.

Все эти исследования в той или иной мере анализировали проблемы власти, властных отношений, их развитие и функционирование. Многие ученые — отечественные и зарубежные — уделили большое внимание их природе, роли государства, направлениям деятельности формальных и неформальных институтов, претендующих на участие в принятии политических решений.

Вместе с тем разброс мнений долгие годы не давал возможности уточнить как структуру политологии, так и структуру политической социологии. И до сих пор отсутствует достаточно четкое разграничение между ними. Положение о том, что в основе содержательных направлений политической социологии лежит вопрос об отношении людей к власти, наиболее полно отражает нацеленность социологических исследований, посвященных политической жизни общества. Именно проблема властных отношений, их осознание людьми как личностями, а также социальными группами, слоями, классами, общественными объединениями и организациями и составляет основу политической социологии.

Если сущность политической жизни составляет вопрос о власти и ее использовании, то с точки зрения социологии представляет интерес, место человека, во-первых, в деятельности государства, его учреждений и организаций, во-вторых, в жизни политических организаций и партий, в-третьих, в деятельности общественных и добровольных объединений и движений, частично выполняющих политические функции. Кроме того, политическая социология исследует деятельность и степень вовлеченности в политику национальных групп и этнических объединений. И наконец, в этой связи следует рассмотреть такие инструменты власти, как армия и силы поддержания общественного порядка и гражданского спокойствия. На наш взгляд, социология власти предполагает анализ политических действий такой значимой общественной силы, как молодежь, влияние которой на политические процессы стало нередко решающим в системе властных отношений.

Анализ социологических проблем власти немыслим без представлений о роли и месте человека в мировой политике, о степени его влияния на глобальные процессы. Кстати, это один из малоисследованных вопросов политических наук, ибо международные отношения в большинстве случаев анализируются со всевозможных направлений, кроме одного — роли и места человека в решении злободневных проблем: войны и мира, сосуществования, борьбы с терроризмом. Анализ властных отношений был бы неполным без изучения и исследования оценок населением многообразных аспектов международной политики, а также внешнеполитических актов, осуществляемых в том или ином гражданском обществе.

Важный раздел политической социологии — механизм реализации властных полномочий. Здесь особый интерес вызывает рассмотрение роли и значения политической идеологии в жизни любого общества.

Анализируя политическую жизнь через политическую идеологию и политическую культуру, следует обратить внимание на политическое сознание, представленное совокупностью теоретических положений, взглядов, мнений, настроений, ценностных ориентации и т.п., которые реализуются в процессе осуществления функций политической власти. Поскольку постулаты политической идеологии реализуются при помощи определенного механизма — избирательных кампаний и общественного мнения, то их анализ, несомненно, является одним из важнейших направлений политической социологии.

Видное место в механизме функционирования властных отношений приобретают проблемы — бюрократии, лоббизма, групп давления, политической элиты, парламентаризма, достижения гражданского согласия. Эти явления определяют лицо современного общества, провоцируют или предотвращают социальную напряженность и ее открытую форму проявления — конфликты.

В структуру политической социологии включаются конкретные формы функционирования политических отношений в зависимости от характера власти. Речь идет о проблемах управления и самоуправления, о побуждении людей к творческой социально значимой деятельности.

Как никогда в современных условиях возрос спрос на политическое предвидение, прогнозы, от четкого формирования которых в значительной степени зависит возможность успешного решения стоящих перед обществом политических вопросов.

Таким образом, структура политической социологии как науки определяется ее предметом и местом среди других направлений научного знания. Ее теоретические и методологические основы, характеризуют состояние, тенденции и механизм участия людей в политической жизни общества.

4. Современный этап развития политической социологии

Вторая мировая война укрепила сложившиеся в США, Англии, Франции и некоторых других странах тенденции развития политической социологии. Американская традиция эмпирического изучения политики и общества стала распространяться по миру: многие ученые оказались под влиянием ее представлений о политических интересах, институтах, механизмах, политическом процессе.

Политическая социология активно реагировала на обозначившиеся во второй половине XX в. общественные явления. Воплощалась в жизнь идея дальнейшей демократизации политической жизни, получил распространение отмеченный выше подход А. де Токвиля к государству как своего рода «консенсусу» верхов и низов относительно форм и техники властвования. Государство переставали рассматривать исключительно как орган господства имущих классов над неимущими, как орган подавления и угнетения. Расширялось социально-политическое пространство для действий гражданского общества, индивидов.

К концу XX в. не только создававшиеся «снизу» объединения отдельных общин в штаты и федерации, но и государства с традиционно сильным центром видели в гражданском обществе свою опору. Избиратели формально стали главными субъектами принятия политических решений, особенно по распределению финансовых и иных ресурсов. Крупные социологи XX в. (Т. Парсонс, П. Бурдье, А. Шютц, Н. Луман, И. Валлерстайн, Н. Смелзер, У. Бек, Э. Гидденс и др.) в теориях, концепциях, определявших развитие мировой социологической мысли, широко использовали данные, полученные исследователями политической сферы.

Укрепилась убежденность ученых и практиков, что XX век действительно является веком народных масс. Интенсифицировались и обрели новый уровень исследования общественного мнения и электоратного поведения граждан, действующих в политике субъектов личностей, партий (М. Дюверже), движений, политических групп. От социологического описания отдельных составляющих политического процесса ученые шли к анализу политических систем, в том числе к анализу компаративному. Углубленному анализу подверглись проблемы политических конфликтов (С. Липсет), прежде всего в парных терминах «конфликт-консенсус». При этом — в отличие от российской практики 1990-х годов — исследовались не только собственно «конфликты», сколько возможности их «разрешения». Симптоматично в этом смысле появление в 1974 г. международного «Журнала разрешения конфликтов». Социологи активно занялись изучением политической психологии, поведения индивидов, групп и масс в политических процессах.

Успехи социальной психологии позволили обогатить представления о политическом поведении людей, точнее идентифицировать интересы индивидов и групп, находить пути их удовлетворения, способы политического контроля. Накопление данных антропологии позволило подойти к освоению нового уровня социологических проблем политической культуры (Г. Алмонд).

На низовом — муниципальном уровне в США был выявлен феномен «групп интересов» (interestgroups), реализуемых в политических институтах, в частности, путем лоббирования. Идея групповых конфликтов, высказанная в США еще в начале XX в. (А. Бентли, 1908), дала толчок исследованию политического влияния, лоббизма, избирательных кампаний, поведения электората, технологий действий кандидатов на выборные посты, групп давления, организованных интересов. Характерно, что наработки американских ученых по этим вопросам после Второй мировой войны были воспроизведены в Англии, во Франции, в побежденных Германии, Италии, Японии и др.

Кроме того, начались исследования общин, муниципалитетов как механизмов подготовки и реализации политических решений и законов (С. Липсет). Новую роль стали выполнять средства массовой информации. Выступив в качестве важной составляющей политического процесса, четвертой власти в обществе, СМИ заняли одно из центральных мест в политической социологии. Результаты этих исследований становились частью законодательного процесса, например принятие в ряде стран актов, регулирующих «лоббизм».

Тот факт, что XXв. нередко именовали веком организаций, поскольку значительную часть жизни большинство людей проводили в организациях, — послужил стимулом для изучения, в частности, политических аспектов организаций. Сложившаяся в 1930-е годы социология организаций делала заметные шаги вперед, в том числе в исследованиях метаорганизаций: государства, его структур, уровней управления и самоуправления общества. Организационный анализ, функционирование сложных организаций в трудах ряда социологов (А. Этциони, Н. Луман и др.) были подняты до такого уровня, что стали считаться обязательным условием выработки в рамках этих организаций политических решений, их принятия и реализации. Кризис традиционных политических партий, обозначившийся в 70-е годы в связи с развертыванием в ряде стран Запада массовых движений молодежи, женщин, защитников окружающей среды и других, с помощью социологов был преодолен путем более полного учета жизненных интересов и политических требований различных групп общества.

СССР, мировой социализм как глобальные факторы стали вызовом для западной политической социологии и политологии. Хотя возможность эмпирических исследований «закрытого общества» была крайне ограничена, зарубежные специалисты создали ряд основательных трудов по проблемам социальных революций, социально-политических процессов, сущности и механизмов управления, властвующих групп в странах этой части мира, о различных сторонах советской политической системы, о ее функционировании и нараставших дисфункциях, в частности технологических, этнических и др. Важными характеристиками этих работ можно считать использование компаративных (сравнительных) методов, а также данных исторической социологии (Ч. Тилли). Это придавало «исследованию коммунизма» комплексный и фундаментальный характер. К началу 80-х годов у части западных специалистов сложилось убеждение в наличии в СССР серьезного кризисного потенциала.

Крах мировой системы социализма стимулировал исследование таких проблем политической социологии, как: новая конфигурация миропорядка; новые вызовы для системы капитализма; общее и особенное в переходе посткоммунистических стран к новому укладу; движущие силы перехода; причины и истоки особенностей поведения новых элит; метаморфозы властвовавших групп и др. Социологи также подвели итоги перемен в этом регионе мира после 1989 г., что отражено, в частности, в серии опубликованных журналом «Социологические исследования» статей (2002, № 5—10) авторов из Европы и Америки. Здесь показаны такие проблемы политической социологии, как специфика электорального процесса, поведение элит и ключевых групп общества, роль международных финансовых организаций, связь политики с экономикой, культурой, наукой и др. Полученный в Восточной Европе эмпирический материал привел к уточнению социологических концепций «модернизация», «трансформация» и др.

Шло социологическое освоение глубоких перемен в мире, которые развернулись во второй половине XX в. Важным для политической социологии стало формирование в качестве рамочных концепций исследований и выработки практических действий теорий индустриального, а несколько позже — постиндустриального общества, модернизации, модерна и постмодерна, глобализации (и «глокализации» — гибрид глобального и локального). Отметим, что переходы от одной концепции к другой, их замена проходили с интервалами в 10—15 лет (Р. Арон, А. Турэн, Э. Гидденс, О. Тоффлер, М. Кастельс и др.).

Нарастали глубина и темпы вовлечения в мировую политику стран и народов бывшей колониальной периферии — большинства человечества. Была освоена проблематика предпосылок этих перемен, политической роли военных в третьем мире; вырос интерес к социальным проблемам стран третьего мира, к проблемам их функционирования и развития. В этом контексте сложилась «социология развития» (Г. Мюрдал, Р. Кениг и др.).

Возможность ракетно-ядерной катастрофы обострила проблемы политической безопасности, качества принимаемых политических решений. Выросла роль экспертного знания в политической практике, науки о конфликтах и их разрешении, этносоциологии. Конец XX и начало XXI вв. отмечены ростом стремления социологов заглянуть в ближайшее будущее (Д. Александер, И. Валлерстайн и др.), появлением «социологии рисков» (У. Бек), глобальными процессами в массовой культуре (американизация и «макдональдизация» — Д. Ритцер), социологическим осмыслением феномена антиглобализма, угроз терроризма и др.

Совершенствовался инструментарий исследований. Идеи структурного функционализма Т. Парсонса, сформулированные до Второй мировой войны, легли в основу формирования системного подхода, системного анализа социологами политической практики.

Научно-техническая революция открыла перед политической социологией новые горизонты. Утвердились научные стандарты инструментария социологических исследований: размеры выборок; наряду с опросами изучение документальных досье; контент-анализ печатных изданий и документов; стандартизированные интервью; фокус-группы; эксперименты и др. Так, в 1947 г. Ф. Мереи (США) провел эксперимент с группой детей дошкольного возраста, позволивший установить прирожденные способности к лидерству в группах и формы реализации этих способностей.

Компьютеризация исследовательских центров, специализированные банки данных, Интернет и информационные сети повысили производительность труда научных работников, точность производимых замеров, технологий и инструментария полевых исследований. Выросло их число, появились возможности компаративных исследований по стандартным программам в ряде стран, четкого выявления специфики и общего в политических процессах и явлениях разных стран. Использование компьютеров и пакетов ЭВМ-программ позволило активнее включать данные социологии в прогностику и футурологию. Электронные средства связи придали социологии еще более заметную роль в политической повседневности и политических процессах.

Можно приводить и иные иллюстрации к современным процессам в политической социологии Запада. Однако выделим главное, что присутствует в освоении новых и базовых идей политической социологии. Важно, что она наряду с другими науками институционально включается в политический процесс, прежде всего в избирательные процессы и в принятие политических решений. Политические элиты положительно оценили возможности этой науки (начиная с прогноза в 1936 г. Дж. Гэллапом победы на президентских выборах в США Ф.Д. Рузвельта, вопреки предсказаниям победы его соперника). Экспертные оценки, полученные с участием политических социологов, стали учитываться и при реализации социальных и иных государственных программ. Таким образом, политика находится в диалоге с науками об обществе.

5. Современные проблемы политической социологии

К началу 90-х годов совокупность результатов по отдельным явлениям и процессам политической жизни, рост эмпирических исследований, расширение кругозора и фронта изучения политики позволили окончательно конституироваться политической социологии. Предметами ее изучения стали политическое сознание и политическое поведение людей, их влияние на деятельность государственных и общественных институтов и организаций, а также механизм воздействия на процессы функционирования власти.

С конца 80-х — начала 90-х годов в развитии политической социологии стал формироваться новый, проблемный подход, когда внимание исследователей сосредоточивалось уже не только на концепциях и теоретических схемах, но и на тех непростых и остросюжетных явлениях, которые требовали ответа, оценки и практических рекомендаций. Причем ответы требовались такие, которым не имелось аналогов в нашей истории. Иначе говоря, сформировав исходную концепцию политической социологии (пусть еще не в полной мере совершенную), социологи сосредоточили внимание на решении тех вопросов, от которых прежде всего зависела судьба страны.

Социологи все больше сосредоточивались на тех поставленных жизнью проблемах, которые отзывались острой социальной болью. Это межнациональные конфликты, этническая напряженность, которые затронули практически все без исключения народы нашей страны. Язвы и пороки, несовершенство национального взаимодействия стали настолько очевидны и нетерпимы, что пришлось их обнажать и предавать гласности. Этносоциологические исследования характеризовали атмосферу назревающей опасности, когда под флагом суверенитета навязывались идеи, которые не могли научить ничему иному, кроме как разжиганию национальной вражды, росту недоверия, взаимной подозрительности со всеми вытекающими отсюда последствиями. Анализировались уже не просто национальные отношения, а межнациональные конфликты, т.е. те болевые точки, которые свидетельствовали о неблагополучии в стране, об отсутствии концепции национальной политики.

Межнациональные противоречия в самой России, их генезис и развитие, а также учет их в деятельности политических организаций и объединений стали предметом исследований многих социологических коллективов. Ученые пришли к выводу, что углубление межнациональных противоречий невозможно приостановить существующими средствами. Требовались совершенно новые приемы, в том числе и методы народной дипломатии. Так, при анализе трех вариантов решения национального устройства — национально-государственного, национально-территориального и национально-культурного — обнаружилась идея асимметрии национального строительства.

В условиях политической неустойчивости людей все больше стал заботить выход из создавшейся ситуации — экономического и социального хаоса, парадоксальной и несостоявшейся многопартийности. Пришло понимание того, что демократия сама по себе ещё не гарантирует успешного решения общественных проблем. Более того, демократия оказалась не застрахованной от серьезных ошибок, от пороков политического популизма, от социальных просчетов, которые привели к спаду производства, росту обнищания людей, потере доверия к власти.

В этот период политическая социология получила прекрасный шанс: сверить свои анализы и прогнозы с результатами реальной жизни. И социологи включились в анализ электорального поведения населения в связи с проходившими в стране выборами: в Верховные Советы, затем в Госдуму, в региональные и местные органы власти. Анализ показал, что при всех ошибках и недостатках получены достаточно надежные результаты, свидетельствующие о возможностях социологов делать научно обоснованные анализы и прогнозы. Эти же исследования выявили и политическую ангажированность ряда социологических служб, в которых опросы населения стали приобретать оттенок, далекий от науки. В адрес социологов прозвучали прямые и косвенные обвинения в том, что на опросах делаются большая коммерция и большая политика (А.И. Кравченко), что опросы общественного мнения становятся «разновидностью рэкета» (СВ. Туманов), «использование социологических данных стало своеобразной «козырной картой» в политических передачах на радио и телевидении» (М.Н. Руткевич).

Такая критическая оценка была вполне справедливой, поскольку у многих людей социология стала отождествляться с опросами общественного мнения. Наблюдая реальности противоречивой политической жизни, люди стали сомневаться в добросовестности и научной состоятельности исследователей общественного мнения: слишком часто многие из них поддавались магии собственных (или несобственных) вкусов и предпочтений, вследствие чего результаты опросов становились орудием манипулирования общественным сознанием и поведением людей. И наконец, мощный удар по престижу социологии наносили любительские социологические коммерческие структуры, которых, как правило, интересовала не истина, а желание угодить заказчику, побольше заработать денег, спекулировать на интересе к данным опросов общественного мнения.

Из других направлений развития политической социологии следует выделить интерес к проблемам функционирования органов местного самоуправления, который проявился в середине 90-х годов. В отличие от опросов общественного мнения в этих исследованиях выяснялась действенность местных органов власти, формы их взаимодействия с населением, эффективность разных (в том числе экспериментальных) видов их организации. Были сделаны попытки осмыслить земское движение, опыт функционирования местных органов советской власти, особенно в 20-е годы.

С современных позиций местное самоуправление рассматривается как функция объединения людей, живущих на определенной территории и пытающихся решать насущные проблемы своей жизни в условиях заданных государством прав и свобод. Но практически всеми исследователями было отмечено, что существующая реальность отражает проблемы функционирования местной власти как низовой ячейки государственной власти и по сути не является формой сорганизовавшегося местного сообщества, пытающегося осуществить функции саморегуляции.

Заключение

Центральное место в политической социологии во все большей мере начинает занимать человек, в том числе человек политический, и как член групп, сообществ и организаций, включая политические, и через сознание и поведение человека в политике. В условиях демократии политическая социология за точку отсчета берет индивида, вследствие чего значимость последнего как объекта познания возрастает.

Все сказанное позволяет сделать вывод, что содержание политической социологии представляет исследование процессов реализации интересов людей, политических партий и объединений, классов, наций, социальных групп, добровольных организаций по сознательному использованию ими власти, удовлетворению их политических интересов. Политическая социология изучает властные отношения, которые всегда направлены на защиту определенных политических сил, закрепление и развитие достигнутых ими завоеваний, на создание новых предпосылок для дальнейшего упрочения их положения, достижения ими подчинения или консенсуса.

Именно при таком подходе политическая социология сосредоточивает свое внимание на изучении политической жизни различных структур, политических притязаний людей, классов, социальных групп, направляемых политическими партиями, а также политических отношений данной общественно-политической системы. Политическая социология анализирует процессы согласования политических интересов с объективными закономерностями общественного развития, формы и методы предотвращения коллизий, политических катастроф и конфронтации (вплоть до революции как способа решения противоречий).

Список используемой литературы

1. Егорышев С.В. Основы социологии и политологии.- Уфа, 2006

2. Кравченко А.И. Политология. - М., 2007

3. Мухаев Р.Т. Политология. - М., 2008

4. Политическая социология/под ред. Тощенко Ж.Т. - М., 2004

5. Пугачев В.П. Введение в политологию.- М., 1999

6. Радугин А.А. Политология. - М., 2002

7. Социальная политика/под ред. Волгина Н.А. - М., 2008

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:24:26 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:59:42 28 ноября 2015

Работы, похожие на Контрольная работа: Политическая социология

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150918)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru