Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Особенности распространения неофашизма

Название: Особенности распространения неофашизма
Раздел: Рефераты по социологии
Тип: дипломная работа Добавлен 20:18:49 13 сентября 2010 Похожие работы
Просмотров: 790 Комментариев: 3 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Особенности распространения неофашизма


Содержание

Введение........................................................................................................... 4

Глава 1. Исторические корни неофашизма и современное состояние.......... 6

1.1 Предпосылки возникновения фашизма.................................................... 6

1.2 Причины возрождения фашизма............................................................ 12

1.3 Неофашизм в современной Германии.................................................... 21

1.4 Движение неофашистов в современном мире........................................ 30

Глава 2. Особенности неофашизма в Израиле............................................. 47

2.1 Особенности политической и экономической ситуации в Израиле....... 47

2.2 Особенности неофашизма в Израиле..................................................... 57

2.3 Ультраправые националисты в Израиле................................................ 80

Глава 3. Борьба с неофашизмом................................................................... 87

3.1 Основные методы борьбы с неофашизмом............................................ 87

3.2 Предложения о разработке закона против фашизма............................ 96

Заключение.................................................................................................... 98

Список использованной литературы.......................................................... 101


Введение

Целью данной работы является рассмотрение проблемы неофашизма в Израиле, особенность его проявления и развития, а также его отличия от проявления неофашизма в других странах, в частности в Европе.

Задачами данной работы являются:

- исторический анализ развития идей фашизма в мире, особенность формирования идей фашизма в начале XX века, анализ предпосылок формирования идей фашизма именно на территории Италии и Германии, для чего необходимо проанализировать политико-экономическую ситуацию в данных странах,

- анализ предпосылок возникновения фашизма, для чего проанализировать особенности политической ситуации в Европе в начале XX века, последствия Первой Мировой войны, специфику политического развития в Италии и Германии,

- рассмотрение проблем распространения неофашизма в мире, на примере стран Европы и России, уделяя внимание именно Германии, особенностям проявления неофашизма на современном этапе: против кого направлено данное движение, какие цели преследуют, в чем проявляется,

- анализ проблемы распространения неофашизма в Израиле: кто входит в данные организации, что послужило толчком, против кого направлено данное движение, основные группировки, отношение общества к данному явлению, отношение правоохранительных органов к подобным группировкам.

Объектам данной работы является процесс развития и формирования неофашистского движения в Израиле, его особенность и отличие от европейского движения неофашистов.


Введение

Идеи фашизма возникают тогда, когда исконные жители колонии (аборигены) начинает осознавать несправедливость положения, при котором в его стране управляют не представители коренной национальности, а некие пришельцы. То есть все предпосылки для возникновения фашизма имеют субъективный характер, преодоление всех этих явлений зависит от общей культуры общества, развитости демократических институтов, социально-экономического положения страны. Чем более лояльно относится правительство к «пришельцам», чем больше льгот устанавливается в отношении них, тем большее развитие получают идеи фашизма. Не чувствуя поддержки со стороны правительства, коренное население переносит свою неудовлетворенность экономическим положением на некоренное население.

Характерными примерами развития идей неофашизма являются: период фашисткой Италии; Германии 30-40 годов XX века, страны СНГ после краха государственности СССР. Однако следует отметить, что фашизм характеризуется не грубым насилием и концлагерями, доносительством и тайными службами, пронизывающими всё общество и контролирующими всю его жизнь. Это и многие другое в случае установления фашистского режима — только инструменты решения им тех или иных проблем, с которыми он сталкивается при своём становлении и удержании власти над обществом. Основной чертой идей фашизма является деление общества на «своих» и «чужих», и установление правил для «своих» и «не своих», подобное положение приводит к формированию идеи сверхнации и дозволения уничтожения инакомыслия, в любой его форме.

И как бы ни развивалось общество, однако идеи фашизма проявляются при любых обстоятельствах в случаи возникновения сходных экономических и политических ситуаций.

Возрождению фашистской идеологии способствует и современная массовая культура, особенно продукция кино и шоу-бизнеса, производимая крупными американскими корпорациями. С ее помощью устанавливается культ вседозволенности, объявляются устаревшими нравственные нормы, целью жизни объявляется материальное потребление. Очевидно, что подобной культурной политике, объективно способствующей возрождению и распространению фашистской идеологии, нужно противопоставить деятельность по утверждению традиционных нравственных ценностей и принципов социальной солидарности

Как никогда актуален вопрос о возрождении фашизма в Израиле.

Целью данной работы является рассмотрение проблемы неофашизма в Израиле.

Задачами данной работы являются:

- исторический анализ развития идей фашизма в мире,

- анализ предпосылок возникновения фашизма,

- рассмотрение проблем распространения неофашизма в мире,

- анализ проблемы распространения неофашизма в Израиле.


Глава 1. Исторические корни неофашизма и современное состояние

1.1 Предпосылки возникновения фашизма

“Фашизм” — слово, возводимое к латинскому “фасция”. Фасция — это пучок прутьев с воткнутым в середину топориком, обвязанный ремнём. В древнем Риме фасции были сначала знаком царской власти, потом знаком власти высших “магистратов” (государственных чиновников); за магистратами фасции носили “ликторы” — служители, обеспечивавшие их непосредственную охрану[1] . Исторически реально в современной истории “ фашизм ” как общественное явление обрёл известность, распространяясь из Италии. Он родился там на основе протестных эмоций множества “маленьких людей”, которые в обществе “свободы” личной инициативы оказались безнадёжно угнетёнными агрессивно-потребительским индивидуализмом больших и очень больших олигархов, злоупотреблявших разнородной властью по своему усмотрению. Поскольку такого рода протестное движение “маленьких людей” взращивалось в Италии, то претензии его тамошних идеологов на преемственность по отношению к былому величию и мощи Римской империи выразились в том, что древнеримская фасция была избрана ими как символ единения “маленьких людей” в деле защиты их жизни от угнетения агрессивно-паразитическим индивидуализмом “больших людей” — олигархов буржуазно-индивидуалистического общества. Так фасция дала название “фашизм” изначально протестному против олигархии движению возглавляемых вождём “маленьких людей”.

Однако, когда ныне говорят о реальной или мнимой угрозе “фашизма”, то в большинстве своём уходят от рассмотрения реальных гарантий прав личности и семьи в буржуазно-индивидуалистическом, так называемом “демократическом” обществе, которое при этих умолчаниях пытаются представить в качестве универсального идеала. После этого вопрос об угрозе “фашизма” сводят, прежде всего, — к идеям национальной и расовой исключительности и нетерпимости (в прошлом характерным для германской модификации “фашизма”), к реальным и мнимым посягательствам на права представителей национальных меньшинств и диаспор, а также к унаследованным от Италии и Германии “фашистским” символике и фразеологии.

С формальной точки зрения, первая фашистская партия возникла в Италии ближе к финалу первой мировой войны, потом в Австрии, Германии, т.е. в странах, у которых Англия и Франция, по итогам этой войны, отняли колонии. Фашизм появился в период, когда страны Европы вступили в стадию своего общего кризиса. Фашизм зародился и начал развиваться в Италии на пороге 20-х годов — в бурный период послевоенных классовых столкновений. В результате первой мировой войны страна оказалась в тяжелом экономическом положении[2] .

Фашистское движение в Германии зародилось примерно в то же время и при тех же исторических обстоятельствах, что и в Италии. Особый характер классовых столкновений в Германии привел к тому, что германский фашизм прошел более длительный путь к власти. Однако причины появления фашизма и превращения его в орудие диктатуры монополистического капитала в Германии и Италии в основных своих чертах схожи.

Для выявления объективных причин возникновения фашизма необходимо вспомнить о причинах, приведших мир к первой и второй мировым войнам, рассмотрев неопровержимые факты истории мировой рыночной экономики[3] .

Германия все более укреплялась. Пруссия, победив основных своих конкурентов в борьбе за региональное лидерство - Австро-Венгрию и Францию - в 1871 году собрала все германские земли под свое крыло.

Общие тенденции развития привели к созданию огромных колониальных империй. Но к последней трети ХIХ века такой вкусный пирог колониального господства оказался уже фактически поделенным между более расторопными или удачливыми соседями: Великобританией, Францией, Нидерландами, Бельгией. Успели даже переделить: Испания и Португалия, бывшие колоссы, потеряли почти все колониальное наследие прошлого.

К началу ХХ века в мире фактически нетронутыми оставались считанные государства Востока. Но даже в таком положении Германии удалось «урвать» себе более 2 млн кв. км… Существенным было также ее влияние на некоторые полузависимые страны региона[4] .

В этот период схлестнулись интересы этих стран сразу в нескольких ключевых регионах планеты: на Балканах и в странах Магриба, на юге Африки и в Ираке; особенно же - на море…

Попытка решить внутренние проблемы посредством успешной Великой войны провалилась. Несмотря на феноменальное упорство правительства и мужество солдат, на изначальный расчет на войну на два фронта, могучая экономика Германии банально «не потянула» такую страшную нагрузку. Промышленное производство постоянно, с 1914 года, падало на 20-25% ежегодно, в итоге к 1918 уровень производства промышленных товаров сократился до 57% от довоенного. Были введены карточки на основные товары народного потребления. В стране начался голод.

Весь этот комплекс проблем побудил широкие народные массы взяться за оружие. В 1918 г. произошел революционный взрыв. Начавшись восстанием матросов Киля, революционная инициатива перешла в руки национальной буржуазии и помещиков. Для того чтобы добиться поддержки народа, они пошли на увеличение демократических свобод. Однако позже завоевания Веймарской республики постепенно уничтожались.

Германский фашизм возник в обстановке небывалого в истории этой страны обострения социальных противоречий и крайне высокого напряжения классовой борьбы[5] .

Версальский договор принес немецкому народу дополнительные тяготы. Навязанные США, Англией и Францией условия были рассчитаны на ослабление Германии как соперницы на мировом рынке и на политической арене. Одновременно договор должен был выполнить и другую задачу - сохранить германский милитаризм как орудие подавления революционных сил в стране и агрессии против Советской России.

Обстановка в Германии в первые послевоенные годы, приобщение к политической жизни миллионов неискушенных в политике людей вытолкнули на поверхность общественной жизни множество политических групп и партий, нередко очень малочисленных и не представлявших никого, кроме своих учредителей. Возникнув без какой-либо определенной программы, они, как правило, существовали недолго и исчезали, не оставив заметного следа. Уже с конца 1918 г. в Германии стали возникать многочисленные милитаристские союзы и "добровольческие" объединения, главной целью которых была борьба с революционным пролетариатом. В их состав входили оказавшиеся не у дел бывшие офицеры и унтер-офицеры, выбитые из привычной колеи или просто авантюристические элементы, преимущественно из мелкобуржуазных и крестьянских слоев.

Организованные по типу армейских подразделений, они служили массовым резервом рейхсвера и возглавлялись кадровыми офицерами. В Баварии, например, весной 1919 г. была создана массовая военизированная организация "Гражданская самооборона" во главе с Эшерихом и Ремом, которая стремилась распространить свое влияние по всей Германии. Перед ее участниками ставилась задача беспощадной борьбы против революционного движения, за реставрацию монархии.

При поддержке рейхсвера и реакционных монополий возникали различные националистические союзы, например "Оберланд", "Младогерманский орден", "Викинг", "Вервольф", "Антибольшевистская лига" и др.[6]

Они выдвигали лозунги борьбы против "большевистской опасности", марксизма, "еврейства и плутократии". В Мюнхене под вывеской организации "Консул" продолжала существовать распущенная в Северной Германии после провала капповского путча "морская бригада" Эрхардта. Кроме того, в Баварии действовало несколько десятков "фёлькише" ("народных") - крайне националистических расистских организаций. Все эти организации и группы не имели отчетливо выраженной политической платформы, и единственным, что их объединяло, была ненависть к "ноябрьским преступникам" - к революционным рабочим и интеллигенции.

Милитаристские и националистические организации, действовавшие в баварской столице, пользовались поддержкой командования рейхсвера и местных промышленников. Своеобразным "мозговым центром" их было так называемое "Общество Туле" - полуконспиративпая организация, построенная по образцу "масонских лож" и включавшая представителей местной элиты. "Общество" объединяло 61500 человек - расистов и крайне правых националистов.

"Общество Туле" с его социальным составом и малочисленностью не имело реальных политических перспектив. Поэтому его руководители решили связаться с "представителями народа". Осуществить эту идею было поручено Харреру.

5 января 1919 г. кружок был преобразован в Немецкую рабочую партию (ДАП). Председателем "имперской организации" партии (существовавшей тогда только в воображении ее членов) был избран Харрер, а председателем мюнхенской организации - Дрекслер. В состав новоиспеченной партии входило всего 25 человек. Во главе ее стоял "комитет учредителей", состоявший из шести человек. Цель деятельности партии, как се формулировал Дрекслер, заключалась в том, чтобы обеспечить всем "хорошую работу, всегда полный кухонный горшок и многодетную семью".

ДАП объявила себя бесклассовой организацией и выдвинула требование ограничить ежегодный доход каждого немца до 10 000 марок. Политические цели Немецкой рабочей партии были сформулированы весьма расплывчато и неопределенно: образование массового объединения рабочих на националистической основе, борьба против "несправедливого мира", "искоренение марксизма". Свои политические взгляды Дрекслер пытался изложить в написанной при помощи Харрера брошюре, претенциозно названной "Мое политическое пробуждение" и пронизанной погромными антисемитскими лозунгами, призывами к "возрождению германского духа" и "единению нации".

12 сентября 1919 г. Гитлер проник на собрание группы в пивной "Штернекерброй" в Мюнхене. Через два дня он присутствовал на другом собрании, в "Альтен Розенбау". Услышанные Гитлером националистические откровения партийных ораторов, демагогические призывы к борьбе против "процентного рабства" и засилья "еврейского капитала" заинтересовали его. После недолгих колебаний Гитлер принял предложение Дрекслера и вступил в его партию, получив членский билет за номером 555. (Чтобы создать впечатление массовости, список членов партии начинали с цифры 500.) Он даже вошел в "комитет учредителей" в качестве его седьмого члена.

На учебных курсах штаба Мюнхенского военного округа, куда он вскоре был зачислен, Гитлер однажды произнес яростную антисемитскую речь. Он был замечен и повышен в должности. Назначенный "офицером по просвещению" в один из мюнхенских полков, он фактически выполнял функции осведомителя, поставляя информацию политическим советникам контрразведки Мюнхенского военного округа майору Гирлю, капитану Майру и капитану Рему. Последний возглавлял также контрреволюционную террористическую организацию молодых офицеров, которая выразительно называлась "Железный кулак".

24 февраля 1920 г. Гитлер и его группа созвали в Мюнхене в пивном зале "Гофбройхауз" свой первый массовый митинг, на котором присутствовало около 2 тыс. человек. Здесь были объявлены так называемые "25 пунктов", ставшие вскоре официальной партийной программой.

Зачитанные Гитлером тезисы представляли собой смесь фашизма и реваншизма, примитивной социальной демагогии, злобного антидемократизма и антисемитизма. В первых трех пунктах программы содержались требования отмены Версальского договора и полного "самоопределения" для всех немцев, под которым подразумевалось создание "великой Германии" за счет земель, принадлежащих другим странам: Польши, Чехословакии, Франции, Литвы и др. Настойчиво подчеркивалась необходимость расширения германской территории.

На облик германской национал-социалистической рабочей партии (НСДАП) в значительной мере наложила отпечаток первая группа, из которой она выросла: те два десятка сереньких "людей из народа", которые собирались в мюнхенской пивной и основали там еще до Гитлера кружок для спасения нации.

Сходство между фашизмом и национал-социализмом видно не только в социальной и идеологической области, но также во внешнем облике и в политической практике. НСДАП была так же организована и построена по военному образцу, так же опиралась на одетые в мундиры и частично вооруженные подразделения[7] .

1.2 Причины возрождения фашизма

Фашизм вновь встал в повестку дня мировых событий.

Проследим возможный путь происхождения фашизма. Фашизм угнетенной нации возникает тогда, когда исконные жители колонии (аборигены) начинает осознавать несправедливость положения, при котором в его стране управляют не представители коренной национальности, а некие пришельцы. Они отмечают явления, всегда сопутствующие совместному проживанию представителей двух народов[8] :

а) языковые проблемы, когда язык метрополии начинает всё больше доминировать; вообще культурная экспансия, когда более развитая и поэтому более привлекательная культура метрополии вытесняет коренную культуру;

б) изменение баланса национального состава страны, когда в растущих городах большинство начинают составлять выходцы из метрополии; прямая ассимиляция, когда многие представители местной элиты вступают в смешанные браки, и их дети уже не относят себя к коренной национальности;

в) неоднородная занятость населения в экономике, когда коренное население оказывается занятой преимущественно в сельском хозяйстве и на работах, не требующих высокой квалификации.

Как видим, все предпосылки для возникновения фашизма имеют субъективный характер, преодоление всех этих явлений зависят от общей культуры общества, развитости демократических институтов, социально-экономического положения страны. Но национальной элитой все это трактуется как дискриминация и угроза существованию коренной нации. Это период возникновения национального самосознания, когда идеи о несправедливости такого положения, возникшие в духовной элите, проникают в общество.

Около года тому назад, 2 - 4 мая, в Брюсселе состоялся очередной, девятый семинар в рамках серии Международных коммунистических семинаров, организатором которых с 1991 года выступает Партия Труда Бельгии. На этот раз семинар был посвящён теме “Империализм, фашизация и фашизм”. Итоги и выводы дискуссии нашли своё отражение в резолюции семинара “Бороться с империализмом, фашизацией и фашизмом”[9] .

Новая стадия общего кризиса мировой капиталистической системы, начавшаяся в 1971 году, ещё более углубилась в 1989–1991 годах, после контрреволюции и реставрации капитализма в Восточной Европе, развала СССР и социалистического лагеря.

Углубление кризиса обострило конкуренцию между тремя центрами мирового империализма: США, Европейским Союзом и Японией. Вследствие этого усиливается их неоколониальное господство в Азии, Африке и Латинской Америке, в том числе и путём создания там полицейских режимов и военных диктатур, организации государственных переворотов, развязывания захватнических и провоцирования гражданских войн (Ирак, Панама, Югославия, Демократическая Республика Конго, Алжир, Руанда, страны СНГ).

Современный мир живёт под экономической диктатурой монополий и под политической диктатурой репрессивных сил, которые гарантируют транснациональным корпорациям свободу эксплуатировать и получать сверхприбыли. В этом контексте парламентская демократия, как никогда раньше, является обманом, жульничеством и маскарадом. Выборы стали средством “демократического” оправдания диктатуры монополий.

Таким образом, монополизация неизбежно сопровождается политической реакцией, а империализм – это всегда внешняя экспансия и внутренняя политическая реакция.

Современный мир является крайне несправедливым. Страны евро-атлантической цивилизации присвоили себе право на распоряжение мировыми ресурсами, не считаясь с интересами остального человечества, и стремятся навязать другим народам собственные культурные нормы. Нельзя закрывать глаза на то, что подобная геополитическая стратегия является фашистской по своей природе. Особенно ярко проявляется связь между фашистскими идеями и западной политической теории в международной политике США, пытающихся обосновать собственное право на одностороннее применение силы и ведение превентивной войны, не останавливающихся перед военным вторжением и бомбардировками мирного населения для достижения собственных геополитических целей. Несомненно, что подобная мировая обстановка способствует возрождению фашизма на национальном уровне, в первую очередь, в тех странах, где, как в Украине, стремление правящего класса любой ценой войти в евро-атлантическое пространство наталкивается на стойкое сопротивление большинства общества.

По сути дела страны евро-атлантической цивилизации отрицают за другими государствами право на национальный и экономический суверенитет. В повестку дня поставлена потеря национального суверенитета Украиной, в экономическом смысле уже оказавшейся в полной зависимости от развитых стран мира. Такая же опасность нависла над другими странами и народами Восточной Европы и других регионов мира. Подобный внешнеполитический курс создает внутренние угрозы в странах евро-атлантической цивилизации, - в них все более заметным становится влияние элитных группировок, стремящихся лишить демократические институты реального содержания. В результате под угрозой оказались механизмы, обеспечивающие гражданские свободы и свободное распространение информации, действие которых пытаются ограничить под предлогом 'глобальной войны с террором'. Для того, чтобы сохранить национальный и экономический суверенитет, создать действенные демократические институты, остановить возрождение фашизма Украине следует не вступать в евро-атлантическое пространство, а сопротивляться курсу на установление мировой гегемонии, опираясь на собственные исторические связи и поддержку свободолюбивых народов.

Возрождению фашистской идеологии способствует и современная массовая культура, особенно продукция кино и шоу-бизнеса, производимая крупными американскими корпорациями. С ее помощью устанавливается культ вседозволенности, объявляются устаревшими нравственные нормы, целью жизни объявляется материальное потребление. Очевидно, что подобной культурной политике, объективно способствующей возрождению и распространению фашистской идеологии, нужно противопоставить деятельность по утверждению традиционных нравственных ценностей и принципов социальной солидарности[10] .

В обществе “свободы” частной инициативы протестное движение “маленьких людей” против злоупотреблений олигархами властью неизбежно, поскольку “свобода” личной инициативы неизбежно выражается в статистике расслоения на меньшинство, стяжавшее себе разнородную власть в отношении других, и на большинство беспросветно обездоленных, опущенных до уровня средства удовлетворения потребностей властного меньшинства, в чём бы эта обездоленность ни выражалась в каждую историческую эпоху; в таком обществе неизбежны призывы к единению “маленьких людей” и, как следствие, неизбежно объединение маленьких людей в разнородные организации: от клубов по интересам и профсоюзов до политических партий и мафий.

Сохранение же толпо-“элитарного” характера изначально протестного (против злоупотреблений “элитарной” олигархии) движения “маленьких людей” — в случае прихода вождей этого движения к государственной власти — неизбежно выражается в создании ими новой олигархии с вовлечением в неё представителей прежней олигархии, проявивших лояльность вождям новой и в каком-то качестве для них полезных.

Методы у фашизма бывают разные, но суть — всегда одна и та же[11] :

«Избранная нация» и её право устанавливать «новый мировой порядок» в том виде, который ей кажется правильным.

Агрессивная нетерпимость к инакомыслию, самобытности и самостоятельности народов, объявленных «неполноценными».

Одна идеология и одна власть, если надо — внедряемые вооруженной рукой «по праву сильного».

Всё перечисленное в наличии имеется. А значит — имеется и новая редакция фашизма как историческая данность. Как бы она себя ни называла и какими бы овечьими шкурами ни прикрывалась.

Могут возразить, что передел мира ведется сегодня в пользу не одной какой-то нации, а целого сообщества наций — т.н. «золотого миллиарда». Однако вспомним общеизвестные признаки самого понятия «нация»: общая территория, язык, экономика, осознанная духовно-культурная и историческая общность, а также общая система базовых ценностей. Все эти критерии в той или иной мере уже имеются или усиленно внедряются на территории всех «западных» стран. Всё более всеохватные глобализационные процессы позволяют говорить об общем «западном» пространстве (территории, на которой границы играют всё меньшую роль), всё более общей экономике (принадлежащей одним и тем же транснациональным корпорациям), едином языке общения (англо-американском), нивелировании культур до состояния общей «массовой культуры». Осознание же своей духовно-культурной общности на базе западных ценностей, объявленных «общечеловеческими» и вовсе сомнений не вызывает. Таким образом, правомочно говорить о планомерно осуществляемом формировании Западной Меганации, противопоставляющей себя всему остальному человечеству.

При этом возникшую Меганацию ни в коем случае нельзя считать «центром кристаллизации», стремящимся вобрать в себя всё прочее человечество. Напротив, Запад подчеркнуто противопоставляет себя 5/6 проживающих на Земле людей, считая их в лучшем случае таким же «ресурсом» для осуществления собственных планов, как полезные ископаемые, а в худшем — избыточным населением, от которого желательно избавиться, чтобы не делиться ограниченными ресурсами планеты. Т.о., правомочно говорить о не декларируемом, но реально имеющемся не просто здоровом национализме, а воинствующем шовинизме Западной Меганации.

Как совершенно справедливо замечал ещё в прошлом веке Н. Трубецкой, особенность «западного» мировосприятия состоит в том, что полноценными людьми представители этой цивилизационной парадигмы считают только себя, и именно на этом основании объявляют свои ценности и образ жизни «общечеловеческими». Все же прочие народы признаются ими полноценными людьми лишь в той мере, в которой они соответствуют этим стандартам. Для «несоответствующих» вводится понятие «стран-изгоев», в отношении которых допустимо любое насилие. Подобный подход является типичным для нацизма (фашизма, расизма), утверждающего превосходство одних народов (Западной Меганации) над другими по формальным признакам (идеологическому несоответствию).

Присвоение себе исключительного права определять пути развития Человечества в сочетании с теорией «золотого миллиарда» (контроля «полноценных» народов над всеми мировыми ресурсами) выливается в присвоение себе права захватывать «жизненное пространство» и ресурсы других стран, отнесенных к «неполноценным». Этот критерий также вполне соответствует понятию «фашизм».

Т.о., есть все основания утверждать, что в идеологическом и духовно-мировоззренческом плане мы имеем дело с новой разновидностью фашизма (нацизма, расизма), проявляемой «Западной Меганацией» (включая Израиль) по отношению ко всему остальному миру. Это течение с полным основанием может быть названо либеральным фашизмом, а его сторонники вне и внутри страны — либерал-фашистами.

Обратимся к вполне серьезному источнику — Большой Советской Энциклопедии, определяющую понятие «фашизм» как «идеологию, политическое движение и социальную практику», которые характеризуются следующими шестью признаками:

[1] обоснование по расовому признаку превосходства и исключительности одной, провозглашаемой в силу этого господствующей нации;

[2] нетерпимость и дискриминация по отношению к другим «чужеродным», «враждебным» нациям и национальным меньшинствам;

[3] отрицание демократии и прав человека;

[4] насаждение режима, основанного на принципах тоталитарно-корпоративной государственности, однопартийности и вождизма;

[5] утверждение насилия и террора в целях подавления политического противника и любых форм инакомыслия;

[6] милитаризация общества, создание военизированных формирований и оправдание войны как средства решения межгосударственных проблем.

Особо отметив, что никаких принципиальных возражений к такого рода определению у господ либералов до сих пор не возникало, попробуем примерить эти критерии на ту политику и идеологию, которую ныне проводит Западная Меганация. Результат поражает: из шести признаков «фашизма» как идеологии, приводимых в БСЭ, ей явно присущи как минимум пять:

Обоснование по расовому признаку (в данном случае — по признаку цивилизационной принадлежности) превосходства и исключительности одной, провозглашаемой в силу этого господствующей нации (в данном случае — Меганации).

Нетерпимость и дискриминация по отношению к чужим «чужеродным» «враждебным» нациям и национальным меньшинствам (в данном случае — к т.н. «странам-изгоям»).

Утверждение насилия и террора в целях подавления политического противника и любых форм инакомыслия (Югославия, Афганистан, Ирак).

Милитаризация общества, создание военизированных формирований и оправдание войны как средства решения межгосударственных проблем.

Отрицание демократии и прав человека (в США уже проводится ограничение основных гражданских свобод под предлогом борьбы с «международным терроризмом»).

Шестым признаком в БСЭ признается «насаждение режима, основанного на принципах тоталитарно-корпоративной государственности, однопартийности и вождизма». В данный момент он не проявляется явно, но достаточно проанализировать перспективы мирового развития при продолжении навязываемой Человечеству «глобализации», чтобы убедиться, что именно к этому всё и идёт. В перспективе глобализация предполагает уничтожение наций и государств, превращение планеты в единый «глобальный рынок», фактическая власть в котором будет принадлежать отнюдь не «демократически избранным» структурам, а фактическим владельцам мировой экономики в лице десятка крупнейших транснациональных корпораций. Их владельцы в итоге будут являться полновластным и никому не подконтрольным «мировым правительством» (т.е. коллективным «вождем»). Вот и «тоталитарно-корпоративная государственность», «однопартийность» и «вождизм», совершенно органически выросшие из той политики, которую сегодня проводит «Запад».

Становление новой олигархии, злоупотребляющей властью, произошло в фашисткой Италии; это же произошло в фашисткой Германии, это произошло в государствах СНГ после краха государственности СССР. Но не этим вырождением вождей изначально протестного движения в злоупотребляющую властью новую олигархию характеризуется фашизм. Не грубым насилием и концлагерями, доносительством и тайными службами, пронизывающими всё общество и контролирующими всю его жизнь, характеризуется фашизм. Это и многие другое в случае установления фашистского режима — только инструменты решения им тех или иных проблем, с которыми он сталкивается при своём становлении и удержании власти над обществом.


1.3 Неофашизм в современной Германии

Еще в 1960 году, то есть за целых восемь лет до начала деятельности знаменитой “Фракции красная армия”, было известно о существовании таких неонацистских террористических организаций как “Bund Vaterlandischer Jugend” (“Союз молодежи Отчизны” – BVJ), “Bund Heimattreuer Jugend” (“Союз преданной Родине молодежи” – BHJ) и целого ряда популярных тогда “оборонно-спортивных групп” – так называемых “Wehrsportgruppe” (WGS).

В Германии одна из первых неофашистских организаций — "Национал-демократическая партия Германии" возникла еще в 1964 году. Через 19 лет после своего поражения фашистская идеология снова реанимируется. Позже на основе организации «Помощь Арестованным Нацистам», которая была составлена из бывших фашистов, появились еще 2 крупные националистические организации – «Германский Национальный Фронт» (“German Nationalistische Front”) и «Германская Республиканская Партия» (“German Republicaner Partei” (REP)).

Все эти три организации являются организациями полу террористического толка[12] .

“Freiheitliche Deutche Arbeiterpartei” (“Свободная Немецкая Рабочая Партия”) - самая опасная группа нацистов Германии, ведущих партизанский образ сопротивления властям. Одна из самых многочисленных партий Германии и Европы. Хорошо известна своими шествиями по улицам германских городов и столкновениями с полицией. Имеет большое влияние в Мальмском Интернационале и среди мировых неофашистских организаций.

В середине 60-х годов, были созданы и штурмовые отряды (“Schlagetrupps”) “Национал-демократической партии Германии”. Именно на их основе формировались в начале 70-х годов правоэкстремистские террористические группировки, вроде “Wehrsportgruppe Hengst”, деятельность которых явилась ответом на неспособность NPD добиться политического влияния законным путем.

В первой половине 70-х годов ключевыми фигурами в террористической деятельности правых ультра являлись такие поистине одиозные личности, как Хайнц Лембке (Heinz Lembke) и Карл Вайнманн (Karl Peter Weinmann). Первоначально Лембке был известен в среде неонацистов тем, что в 1959 году, в возрасте 22-х лет, ему удалось бежать из Восточной Германии на Запад, что, впрочем, в те времена, – еще до возведения Берлинской стены, – было делом сравнительно простым. Впоследствии он, уже работая простым лесничим в окрестностях северогерманского города Люнебурга, совершил стремительный взлет на вершину пирамиды влияния в ультраправых кругах. Являлся лидером уже упоминавшегося “Союза молодежи Отчизны”, состоял в рядах штурмового отряда “Национал-демократической партии” и, наконец, в 1980 году выступил в качестве одного из главных организаторов знаменитого теракта на традиционном фестивале пива “Октоберфест” в Мюнхене[13] .

Что же до Карла Вайнманна, то он, покинув в начале 70-х ряды формально относившейся к NPD спортивной группировки “Wehrsportgruppe Hengst”, организовал вместе с соратниками новую независимую группировку “Aktion Neue Rechte” (“Новое правое действие”), в которой с его легкой руки начали свою деятельность ставшие впоследствии известными молодые неонацисты Михаэль Кюнен (Michael Kuhnen) и Фридхельм Буссе (Friedhelm Busse). С последним Вайнманна связывали особенно теплые отношения и потому именно эта пара организовала в конце 70-х годов так называемую “Рабочую партию” (“Partei der Arbeit” – PdA), вскоре переименованную в “Народно-социалистическое движение Германии” (“Volkssozialistische Bewegung Deutschland” – VSBD) и запрещенную за террористическую активность в 1982 году. Впоследствии Карл Вайнманн выступал в качестве одного из создателей и активистов таких организаций и движений, как “Wiking Jugend”, “Nationalistischen Front” (NF), “Freiheitlische Deutsche Arbeiterpartei” (FDA) и, наконец, знаменитой спортивной группировки “Wehrsportgruppe Hoffmann”. Вайнманн питал слабость к пиротехнике и даже слыл большим мастером взрывного дела. В начале 80-х в неонацистских террористических кругах высоко ценилась написаная им брошюра о методах изготовления и использования различных видов взрывчатки.

Впрочем, в конце 70-х годов и Лембке, и Вайнманн уже играли второстепенные роли в неонацистской террористической среде, а их место заняли представители нового поколения правых ультра, жаждущие решительных действий. Одним из таких людей был неоднократно упоминавшийся выше Михаэль Кюнен.

В конец 70-х годов, когда неонацистская террористическая среда переживала процесс смены поколений, наряду с кюненовскими группировками появляются на свет такие известные террористические формирования неонацистского толка, как уже упоминавшаяся в связи с Карлом Вайнманном “Wehrsportgruppe Hoffman” и “Deutschen Aktionsgruppen” (“Германские группы действия”). Последней руководил знаменитый “коричневый” террорист, адвокат по профессии, Манфред Редер (Manfred Roeder).

Родившийся в 1928 году, Редер хотя и не относился к молодому поколению ультра, тем не менее остро ощущал назревшую потребность в решительных действиях ради выведения неонацистской среды из состояния стабильного гомеостаза. “Революция истинна только тогда, – записал он в своем дневнике 22-го августа 1980 года, – когда течет кровь”. Именно в этот день посланные им молодые террористы Сибилле Фордербрюгге (Sibylle Forderbreugge) и Раймунд Хернле (Raymund Hoernle) устроили пожар в гамбургском общежитии для иностранных рабочих, в огне которого заживо сгорели два гастарбайтера вьетнамского происхождения. До этого трагического инцидента в активе “Германских групп действия” уже числились такие громкие террористические акции, как взрыв на антифашистской выставке в Эссингене (21 февраля 1980 года), а также взрывы в лагерях для эмигрантов в Цирсдорфе (30 июля 1980 года) и в Леррахе (17 августа 1980 года)[14] .

Совершенные “Германскими группами действия” на рубеже 70-80-х годов теракты послужили катализатором террористической активности правых ультра на германоязычном пространстве в последующий период . Так, уже в декабре 1980 года террористом “Оборонно-спортивной группы Хоффмана” Уве Берендтом (Uwe Behrendt) были зверски убиты книгоиздатель еврейского происхождения Шломо Левин и его подруга Фрида Пешке. А в 1983 году по Германии прокатилась волна взрывов автомобилей, принадлежавших американским военным. Их организатор, член “Народно-социалистического движения” Вайнманна Одфрид Хепп (Odfried Hepp), был причастен также к целой серии дерзких ограблений германских банков и планировал, совместно с Петером Науманном (Peter Naumann) и Вальтером Кекселем (Walter Kexel) вооруженное освобождение из тюремного заключения фашистского главаря Рудольфа Гесса.

Одной из наиболее ярких отличительных черт нынешнего этапа развития национал-социализма является активное использование его адептами современных средств коммуникации. До недавнего времени новое поколение “арийских” экстремистов предпочитало для поддержания контактов телефонную сеть под названием “Nationale Info-Telephone” (“NIT”) и обыкновенную почту. Однако во второй половине 90-х годов главным средством общения правых “ультра” стала всемирная сеть Интернет. Именно с ее помощью распространяется информация о различных неонацистских деятелях и организациях (в том числе и запрещенных), распространяются литература и компакт-диски экстремисткого содержания (“произведения” неонацистской рок-музыки еще недавно можно было совершенно свободно скачать с сайта скандально известной компании Napster). Здесь же, в Интернете, публикуются так называемые “черные списки” политиков и общественных деятелей, подлежащих, по мнению правых радикалов, уничтожению за свои политические взгляды, а также вербуются неофиты и проводятся переговоры о проведении неонацистами из разных регионов и даже стран совместных мероприятий, посвященных памяти различных нацистских лидеров.

В 1999 году, только в одной Германии насчитывалось около 330 интернет-сайтов неонацистского содержания. Сегодня же их число уже перевалило за 800 (из 1400 по всему миру) и продолжает неуклонно расти. При этом, согласно информации германской Службы охраны Конституции (BfV), возможности сети Интернет используются и для активного нападения на идеологических противников – посредством взлома их сайтов или бомбардировки их “мейл-боксов” бесчисленным количеством посланий. Борьба с подобными “сайбер-террористами” и просто “резвящимися” в Интернете неонацистами затрудняется их полной анонимностью, а также тем, что они пользуются услугами иностранных провайдеров – чаще всего американских и канадских.

Наиболее влиятельными право-экстремистскими партиями и организациями на территории Германии в настоящий момент являются[15] :

Республиканская партия (Die Republikaner – REP):

Число ее активных членов на протяжении нескольких последних лет колеблется в районе 15 тысяч, причем наибольшая их концентрация наблюдается в Баден-Вюртемберге. Лидер партии – Рольф Ширер (Rolf Schierer). В настоящий момент в партийных рядах имеет место значительный разлад по целому ряду вопросов, как то отношение к проживающим на территории ФРГ иностранцам, к парламентаризму и к насильственным действиям различных правоэкстремистских молодежных группировок. Именно в силу подобной аморфности идеологической платформы партия непредсказуема и считается наиболее потенциальной средой для образования новых, готовых встать на путь насилия группировок молодых “штурмовиков”. Раз в два месяца партийные идеологи издают газету под названием “Der Republikaner”, число подписчиков которой достигает 22000, причем ее сайт в сети Интернет регулярно посещает гораздо большее число пользователей. Республиканцы поддерживают тесные связи с зарубежными соратниками по борьбе и, прежде всего, с австрийской “Партией свободы” Йорга Хайдера.

Германский народный союз (Deutsche Volksunion – DVU):

Число активных членов союза выросло за последние пять лет с 15 до, приблизительно, 20 тысяч. Его лидером является доктор Герхард Фрей (Gerhard Frey), а главным идеологом – Франц Шонхубер (Franz Schonhuber), автор ряда трудов реваншистского содержания, прославившийся, в частности, нападками на ныне покойного главу еврейской общины ФРГ Игнаца Бубиса. В отличие от “республиканцев”, члены DVU прекрасно организованы и идеологических брожений здесь практически не наблюдается: союз четко придерживается круса на политическую реабилитацию национал-социализма и пропаганду антисемитских идей. С целью привлечения новых адептов и координации активности членов союза д-р Фрей содержит в Мюнхене издательство “DSZ-Verlag”, а также издает так называемую “Германскую еженедельную газету” (“Deutsche Wochen-Zeitung” – DWZ). Наиболее популярен DVU в Захсен-Анхальт и Бранденбурге. Попытки его объединения с REP (вроде консолидации на выборах в Бундестаг 27 сентября 1998 года) до настоящего момента не принесли никаких результатов, в основном по причине личной несовместимости двух “фюреров” – Фрея и Ширера.

Национал-демократическая партия Германии (Nationaldemokratische Partei Deutschlands – NPD):

Как наиболее опасная, запрещена решением германских властей в ноябре 2000 года. В настоящий момент активистами партии считают себя около 10 тысяч человек, тогда как еще в пять лет назад, в 96-м году, их было всего около 3,5 тысяч. Таким образом, во второй половине 90-х годов партия увеличила свои ряды более чем вдвое, показав наиболее высокую способность к распространению своего влияния. Председатель NPD – Удо Войгт (Udo Voigt). На сегодняшний день возглавляемая им партия обладает наиболее четко организованной структурой и ясной идеологической программой, являющей собой симбиоз социалистических идей о “всеобщем экономическом равенстве” с откровенным примитивным национализмом. Наибольшая активность NPD наблюдается не на западе страны, где она была создана в 1964 году, а в городах Дрезден, Бремен, Росток, в землях Саксония и Тюрингия – то есть в основном на территории бывшей ГДР. Согласно данным BfV, более 70% членов партии составляет молодежь в возрасте до 21 года. Именно поэтому при NPD была создана (еще в 69-м) юношеская организация под названием “Молодые национал-демократы” (“Jungen Nationaldemokraten” – JN), объединившая в своих рядах наиболее экстремистские молодежные группировки. Лидером JN в апреле 99-го года был избран Саша Россмюллер (Sascha Rossmueller).

Партия регулярно издает газету под названием “Германский голос” (“Deutsche Stimme” – редактор K.Sendbuhler), а также свободно распространяемое издание “DS-Extra”. Печатный орган JN носит название “Активист” (“Der Aktivist”).

Прочие наиболее значительные правоэкстремистские партии и движения, действующие на территории Германии[16] :

1. “Германская лига Нации и Отчизны” (“Deutsche Liga fur Volk und Heimat” – DLVH) – широко известны принадлежащие ей периодические издания “Nation&Eiropa – Deutsche Monatshefte” и “Signal”.

2. “Свободная рабочая партия” (“Freiheitlichen Arbeiterpartei” FAP) – запрещена властями и в настоящий момент фактически является фракцией в JN (см. выше).

3. “Боевой союз германских социалистов” (“Kampfbund Deutscher Sozialisten” – KDS) – лидер Михаэль Кот (Michael Koth).

4. “Объединенные правые” (“Vereinigte Rechte” – VR) – лидер Клаус-Петер Зайферт (Klaus-Peter Seifert).

5. “Народный союз германского Рейха” (“Volksbund Deutsches Reich” – VBDR) – лидер Ульрих Шветач (Ulrich Schwetasch).

6. “Движение Германия” (“Deutschland Bewegung” – DB) – лидер Грегор Мехтерсхаймер (Gregor Mechtersheimer).

7. “Германская народная армия” (“Deutsche Volks Armee” – DVA) – боевая группировка “скинов” из Нидерзахсен (Ниж. Саксония).

8. “За нашу Землю” (“Fur unser Land”) – движение бывшего террориста из RAF Хорста Малера (Horst Mahler).

9. “Националы” (“Die Nationalen”) – лидер Франк Швердт (Frank Schwerdt).

10. “Свободные националисты” (“Freie Nationalisten”) – лидер Томас Вульф (Thomas Wulff).

11. “Организация поддержки национальных политических заключенных и их родственников” (“Hilfsorganisation fuer nationale politische Gefangene und deren Angehorige” – HNG) – по некоторым данным, наиболее стремительно развивающаяся в последние годы организация. Включает в себя бывших членов FAP, а также “Свободной женской ассоциации” (“Freier Maedelbund”) и прочих неонацистских организаций. Уделяет особое внимание социальной защите отбывающих тюремное наказание нацистских военных преступников и членов их семей, именуя их “политическими заключенными”.

Возможно, своеобразной попыткой преодолеть партийную раздробленность является создание в последние годы (начиная приблизительно с 95-го) по всей Германии различных “неформальных” объединений – так называемых “товариществ” (“Kameradschaften”) – в ряды которых входят часто активисты совершенно различных правоэкстремистских партий и движений. Начало данному процессу положили молодые неонацисты и “скины”, периодически объединявшиеся для проведения отдельных массовых мероприятий вроде ставших уже традиционными “Дней национального восстания” в Ляйпциге (1 мая) и Ростоке (19 сентября). Как правило, их организаторы добивались высокой личной дисциплины участников. Впоследствии, после запрещения “Свободной рабочей партии” (FAP), именно на основе подобных временных объединений и стали создаваться неонацистские “товарищества”. Их основной задачей является сплочение и наведение дисциплины в рядах молодых, склонных к насилию неонацистов, а также завоевание популярности у населения.

К наиболее известным “товариществам” относятся: “Kameradschaft Treptow” (Берлин; “прославилось” благодаря убийству полицейского и ряду покушений на жизнь политических деятелей, совершенных боевиком Каем Дизнером), “Bundnis Rechts” (появившийся на свет в 98-м году в Любеке своеобразный симбиоз “товарищества” и правоэкстремистской партии), “Kameradschaft Oberhavel” (Бранденбург; запрещено в 97-м году), “Hamburger Sturm” (Гамбург; запрещено в августе 2000 года), а также “Kameradschaft Karlsruhe”.

Согласно официальной статистике, в 2006 году в Германии правыми экстремистами было совершено 8730 преступлений, год спустя – 11719, а в 2008 году – 11049, 435 из них (то есть более половины) были направлены против иностранцев. В 2009 году данный показатель снизился – 10037 преступлений. В целом, несмотря на некоторое снижение числа приверженцев национал-социалистической идеологии, в последние два года наблюдается стойкая тенденция к росту числа актов насилия с их стороны приблизительно на 10% в год.


1.4 Движение неофашистов в современном мире

В современном политическом лексиконе слова “ фашизм ”, “нацизм”, “национал-социализм” стали синонимами вопреки тому, что каждое из них именует своеобразное явление в жизни общества. Мало кто осознает главное отличие фашизма и национализма: фашизм увлекал массы доступной их пониманию идеей, а нацизм подчинял массы не вполне понятной, но таинственной ВЕРОЙ - В ВОЖДЯ и собственное мистически-высокое ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ, суть которого - установить на земле навечно особый, новый порядок, при котором есть раса господ - и все прочие, долженствующие им подчиняться или быть стёртыми с лица земли[17] .

Как понимать и определять родовое понятие фашизм? В чем сущность и актуальность фашизма? Каковы причины и последствия фашизма? Можно ли говорить о таком феномене как неофашизм? Если да, то насколько он является политически значительным? Как развивались и в каком направлении развиваются международные сравнительные исследования фашизма? Какие сходства и отличия существуют между разными научными интерпретациями фашизма?

С окончанием «холодной войны» количество новых статей и книг, в которых, так или иначе, делается попытка ответить на эти вопросы, постоянно растет. На английском и немецком языках за последние три года вышло более двадцати значительных новых сборников и монографий по проблеме сравнительного изучения межвоенного и послевоенного правого экстремизма.

Кратко представлены еще шесть менее объемных новых работ по изучению классического фашизма и неофашизма:

300-страничный сборник статей Фашизм и неофашизм: критические исследования правого радикализма в Европе под редакцией канадской германистки Анжелики Феннер и американского историка европейского тоталитаризма Эрика Д. Вайтца, вышедший в книжной серии Исследования европейской культуры и истории англо-американского издательства Палгрев-Мэкмиллэн,

600-страничный сборник статей Фашизм составленный американским политологом Майклом С. Нейбергом и вышедший в серии Международная библиотека эссе о политической истории британского издательства Эшгейт,

200-страничный учебник Фашизм в Европе в 1918-1945 гг. берлинского историка Арнда Бауэркемпера, вышедший в Универсал-библиотеке штуттгартского издательства Филипп Реклам Младший,

375-страничное исследование Искушение неразумом: роман интеллектуалов с фашизмом от Ницше до постмодернизма ню-йоркского историка политических идей Ричарда Волина, вышедшее в издательстве Принстонского университета,

200-страничная монография Национализм и фашизм: Франция, Италия и Германия в сравнении гамбургского социолога Штефана Бройера, вышедшая в дармштадтском издательстве Научное книжное общество и

300-страничное исследование В поисках неофашизма: польза и злоупотребление общественными науками итало-американского политолога Антони Джеймса Грегора, вышедшее в издательстве Кембриджского университета.

В основополагающей монографии Сущность фашизма, опубликованной в 1991 г. в серии Темы правой политики и идеологии лондонского издательства Пинтер, а в 1993 г. переизданной издательством Роутледж, Гриффин определил фашизм как «политическую идеологию, мифологическим ядром которой, в ее различных пермутациях, является палингенетическая (т.е. стремящаяся скорее к новому рождению, чем к возрождению нации) форма популистского ультра-национализма». В результате такой идеологической установки, фашизм у власти, как позже уточнил Гриффин, «не был всего лишь революцией ценностей, попыткой оторваться от либеральных, гуманистических и, в конце концов, христианских традиций, но был продуманной попыткой использования беспрецедентной мощи современного государства для социальной инженерии, для проведения фундаментального преобразования способа построения и целей общества, вплоть до мельчайших деталей жизни каждого отдельного человека».

Несмотря на то, что большинство статей заслуживают внимания, претензия редакторов на то, что вопрос, «в какой степени современные экстремистские правые связаны с классическим фашизмом» определяет композицию сборника, кажется преувеличением.

Только некоторые статьи, — как, например, работа Проу, — вносят определенный вклад в поиск ответа на этот вопрос. В целом же, эти сами по себе хорошие исследования слишком многообразны для того, чтобы можно было проследить какую-то связующую нить. Том будет представлять интерес для высоко специализированной аудитории и может быть использован для дополнительного чтения при проведении семинаров, т.е. в комбинации с другой литературой, в которой поясняется исторический контекст. Однако, как таковое собрание статей Феннер и Вайтца кажется несколько случайным.

Подобную оценку можно дать и впечатляющему переизданию М.С. Нейбергом 26 важных журнальных статей из области историографии ненемецких разновидностей правого экстремизма. Последняя формула является, пожалуй, более подходящим заглавием для этого сборника, нежели фактическое название книги Фашизм. Этот термин для данной компиляции, отчасти неправильный, поскольку издание не полностью отражает актуальные тенденции, преобладающие определения и господствующие теории в области сравнительного изучения фашизма. Проблема здесь не только и не столько в том, что Третий Рейх рассматривается в другом сборнике книжной серии Джереми Блека Международная библиотека эссе по политической истории, в составе которой был опубликован Фашизм Нейберга, так что его том содержит всего лишь пару исследований, которые рассматривают нацизм среди других движений. Заголовок книги также не указывает на то, что ни одна восточно-европейская разновидность межвоенного фашизма и ни одна форма послевоенного фашизма не представлена отдельной статье в этом сборнике.

Также удивляет во введении Нейберга и выбора им статей из разных научных журналов то, что он, видимо, включает франкоизм в так называемое им «широкое определение фашизма». Рассматривать идеологию правления Испанией генералом Франко как фашистскую — классификация, с которой согласятся сегодня лишь немногие исследователи.

То же относится и к решению Нейберга называть не только стремления Муссолини, но и его режим «тоталитарным». Хотя многие сравнительные изучения тоталитаризма ссылаются на одобрительное использование Муссолини этого понятия, политическая система Италии 1922-1943 гг. обычно не считается разновидностью родового понятия тоталитарного государства.

Подобные неверные классификации не имели бы значения, если бы они не влияли на общую оценку природы фашизма Нейбергом в его введении. Там Нейберг заключает: «В случае фашистской Италии, как и во многих других, даже тоталитарное правительство не привело к абсолютной революции (или, как большинство фашистов перефразировали бы, возрождению) социальных отношений, к чему стремились многие фашисты. Антонио Казорла-Санчес, делает такое же заключение на политическом уровне. Несмотря на риторику испанских националистов, что они изменят неэффективную и коррумпированную систему, которая традиционно управляла Испанией, эта статья показывает удивительный континуитет в деятельности правительства, особенно на местном уровне. Такие заключения ставят под вопрос точку зрения о неизбежности политических перемен в фашистских режимах, нисходящих от правящих кругов государства».

В то время как последний вывод, возможно, сам по себе имеет место, его иллюстрация могла быть более убедительной, если бы Нейберг, например, принял во внимание понятие «пара-фашизм», введенное Гриффином, отсутствие работ которого, кстати, заметно в этом издании. (Нейберг кратко упоминает Гриффина в своем введении, но не включил его как участника дискуссии с собственной статей). Гриффин предложил термин «пара-фашизм» для обозначения ряда режимов тридцатых и сороковых годов XX века, в том числе Испанию генерала Франко, которые подражали итальянскому и германскому фашизмам, но, будучи антидемократичными и националистическими, все же не руководствовались истинно палингенетическими идеологиями и действительно революционными стремлениями.

Тогда как сборник Нейберга дает в целом искаженное впечатление о текущем состоянии международных изучений фашизма, монография А. Бауэркемпера Фашизм в Европе, 1918-1945 гг., выполняет, то, что обещает ее заголовок и может быть рекомендована, как рентабельная инвестиция для получения краткого, но многостороннего и достоверного обзора классического европейского фашизма. Глубокое знание Бауэркемпером своей темы и внятное описание всех значимых тем и вопросов в изучении межвоенного фашизма так же, как и привлекательная розничная цена издательства Реклам в размере 5,40 евро, делает эту небольшую по размеру, но содержательную книгу значительным вкладом во введение «фашизма», как широко используемого родового понятия, в немецкие исторические и политические науки. Это почти идеальный учебник, который имеет хороший баланс между обсуждением концептуальных проблем и объяснительных теорий, с одной стороны, и эмпирическим анализом, с другой.

Данная монография справляется с задачей адекватного рассмотрения всех значительных представителей межвоенного европейского фашизма, не забывая при этом рассказать в отдельной главе, об одном из наиболее показательных и потрясающих эпизодов из истории фашизма — попытке создания фашистского интернационала. И только после того, как подчеркнуть свое восхищение содержанием и стилем этой очень полезной работы Бауэркемпера, я рискну сделать маленькое замечание по поводу критики Бауэркемпером гриффиновского определения фашизма. Даже эта ремарка относится в меньшей степени лично к Бауэркемперу, а скорее к одной из общих тенденций среди историков, изучающих фашизм, которых он представляет.

Бауэркемпер воспроизводит здесь суть многих нападений на Гриффина, в которых утверждается, что британский историк якобы претендовал на всеобъемлющую интерпретацию фашизма как исторического феномена путем сосредоточения на фашистской идеологии, и ее определения как «палингенетический ультранационализм». Это, насколько мне известно, не являлось целью гриффиновской характеристики фашизма. Его дефиниция создавалась лишь как инструмент для идентификации тех эмпирических феноменов, которые должны изучаться под заглавием «сравнительный фашизм», к примеру, для того, чтобы отличать фашистские группировки от нефашистских форм радикальной правой политики (напр., от ультра-консерватизма или религиозного фундаментализма). И только в виде этой простой цели — выбор, какие собственно реальные политические явления должны рассматриваться исследователями, изучающими фашизм, и какие нет — Гриффин предложил сфокусироваться на фашистской программе и картине мира. А то, что для полного осмысления и объяснения фашизма важны и другие элементы, кроме идеологии (психология, традиции, экономика, международный контекст, институциональные ограничения, политические возможности и т.п.), насколько мне известно, не только не оспаривается Гриффином, а продемонстрировано в главах семь «Психо-исторические основы родового фашизма» и восемь «Социально-политические предпосылки успеха фашизма» его основополагающей монографии 1991 г

То что «фиксация» Гриффина на идеях может быть адекватным подходом не только по прагматическим причинам, а его интерес к послевоенным развитиям (также часто критикуемому историками межвоенного периода, в том числе Бауэркемпером) заслуживает внимания, иллюстрируется в новой монографии Волина Искушение неразумом. Являясь крупным вкладом в современную интеллектуальную историю, труд Волина анализирует различные политические последствия идей и образов мышления Джозефа де Майстре, Иоганна Готтфрида Хердера, Артура де Гобино, Фридриха Ницше, Освальда Шпенглера, Карла Шмитта, Карла Густава Юнга, Мартина Хайдеггера, Ханса-Георга Гадамера, Жоржа Батай, Мориса Бланшо, Жака Деррида, Мишеля Фуко и Жана Бодрияра.

В двух «политических экскурсах» Волин указывает, как идеи этих и других авторитетных мыслителей, которые так или иначе ставили под вопрос такие основные западные ценности, как рационализм и права человека, перед Второй мировой войны через немецкую «консервативную революцию» влияли и до сегодняшнего дня через европейских так называемых «новых правых» влияют на правоэкстремистские партии, как и на политический мэйнстрим. Волиновское использование термина «фашизм» в заглавии книги, правда, может иногда ввести в заблуждение, поскольку только некоторые из протагонистов его великолепного исследования были полностью определившимися фашистами. Тем не менее, его труд — ценное дополнение не только к истории идей, но и к сравнительному изучению фашизма. Работа содержит множество ярких примеров, иллюстрирующих, почему и как идеи имеют последствия, в целом, и каким именно образом анти-рациональные и анти-демократические мысли видных интеллектуалов могут использоваться право-экстремистскими движениями, чтобы оправдать политический авторитаризм, этнические чистки и государственное насилие, в частности.

Хотя монография Штефана Бройера Национализм и фашизм кажется на первый взгляд похожей на книгу Бауэркемпера, в ней представлен проект несколько другого направления. Исследование Бройера было, видимо, разработано как альтернатива или своего рода реплика классическому произведению Эрнста Нольте Фашизм в своей эпохе 1963 г., в котором внимание также акцентировалось на ультранационализмах Франции, Италии и Германии в тех же межвоенном и военном периодах. Книга Бройера содержит не что иное, как новую интерпретацию классического фашизма и представляет, помимо большого количества эмпирических данных и объёмной типологии разновидностей национализма, новое оригинальное определение фашизма. Как и предыдущие исследования Бройера, данная работа — насыщенный и информативный текст, полный разоблачающих деталей, увлекательных наблюдений и интеллигентных трактовок, читать которого — одно удовольствие. Исследование начинается со всестороннего обсуждения понятия национализма и, исходя из этого, развивает познавательную типологию его различных форм. Эта часть сама по себе является ценным вкладом в уже существующую литературу по национализму, поскольку проведенные Бройером различия между разными типами и подтипами национализма (либеральный национализм, национализм левого и правого толка и т.д.) развивают основу для расшифровки парадокса разнообразных функций, которые националистические идеологии выполняли в разные периоды новейшей мировой истории и в различных регионах мира. Бóльшая часть исследования содержит хорошо структурированные разделы о развитии и природе фашизма во Франции, Италии и Германии перед Первой мировой войной и в период между мировыми войнами. Объединив большое количество первичных и вторичных источников, Бройеру удалось предоставить превосходный обзор этих фашистских движений.

В то время, как эмпирическая часть исследования состоит из множества полезных наблюдений и стимулирующих интерпретаций, его основная теоретическая идея — новое осмысление родового фашизма, наверное, найдет немного сторонников. Такое противоречие напоминает другую важную работу Бройера, Анатомия консервативной революции, которую также приятно читать, но которая, в конечном счете, внесла лишь небольшой вклад в развенчание понятия «консервативной революции», к чему Бройер явно стремился.

В Национализме и фашизме Бройер опять предоставляет интереснейшее исследование, которое, однако, также приходит к заключениям, которые как таковые вряд ли окажут какое-то влияние на сравнительные исследования правого экстремизма. Это связано с тем, что Бройер здесь отказывается от концептуализации фашизма как идеологии и вместо этого отождествляет «фашистский минимум», т.е. объединяющие все фашизмы характеристики, с «сочетанием насилия, харизмы и патронажной системы в рамках одной политической партии».

Эта формула, как дефиниция фашизма, настолько эксцентрична, что вряд ли стоит сделать ее предметом отдельного обсуждения. Она поднимает больше вопросов, чем дает ответов — и, например, мгновенно увеличила бы число тех партий в межвоенной и послевоенной истории, которые пришлось бы называть «фашистскими».

Бройерская формула, возможно, могла бы стать полезной не как концепция для разграничения фашистских и нефашистских партий, а как гипотеза о возможной причинной связи между фашистской идеологией, с одной стороны, и организационными и поведенческими проявлениями фашизма в пределах партийной политики, с другой. Будут ли все партии, вдохновленные фашистской идеологией, характеризоваться применением насилия, харизматичным лидерством и системой патронажа? Если да: то почему? Или, если нет: почему нет? Тогда как таким специфическим способом Бройер, может быть, внесет вклад не только в исследование национализма вообще, но и в теорию фашизма, в частности, я все же сомневаюсь, что его формула будет серьезно воспринята компартивистами в качестве определения сущности родового фашизма и применена как дефиниция в эмпирических исследованиях страно- и регионоведами.

Возможно, Бройера утешит тот факт, что и другие идиосинкразические определения родового фашизма нашли незначительное или вообще никакое применение в эмпирических исследованиях.

Самыми известными такими примерами, наверное, являются «сопротивление практической и теоретической трансцендентности» Э. Нольте или «диктатура развития» Дж. Грегора.

Монография последнего В поисках неофашизма 2006 г. будет, по-видимому, иметь судьбу, подобную монографии Бройера. Новая книга Грегора также полна интересных наблюдений и необычных перспектив на историю антидемократических движений и их изучения в XX столетии. Однако, грегоровский подход к компаративистской интерпретации идей Юлиуса Эволы, Маркуса Гарвея, Элайджи Мухаммеда и Гамала Абделя Нассера, также как и Movimentо socialoitaliano(Итальянское социальное движение), Мусульманского братства, BharatiyaJanatа Party(Индийская народная партия) и Компартии Китая будет лишь частично резонансным в среде исследователей, изучающих классический и неофашизм. В то время, как я нахожу провокационную монографию Грегора полезной тем, что она вынуждает нас заново рассматривать эмпирические и методологические основы терминологии, понятий и классификаций, которые мы используем, эту книгу нужно воспринимать с осторожностью и использовать в семинарах с оговорками. Тем, что Грегор классифицирует политическую систему сегодняшнего Китая как фашистский режим, а идеи Эволы как нефашистские, он, например, выходит далеко за рамки некоторых основных общих мест в изучении современной международной политики. Грегор имеет также сомнительную тенденцию смешивать в своих презентациях различных точек зрения на фашизм очевидно политизированные публицистические тексты (иногда даже явно пропагандистского характера), с одной стороны, и более или менее научные работы, с другой. Иногда он представляет результаты исследований своих коллег, не в последнюю очередь Гриффина, несоответственно.

Грегор прав, когда указывает на множество нелепостей в употреблении слова «фашизм» поверхностными журналистами, политическими агитаторами, ангажированными публицистами и когда напоминает этим писателям о научных стандартах концептуализации классификационных терминов. Однако, ссылка в заголовке книги на «злоупотребление общественными науками» и очевидная уверенность Грегора в академичности его собственного подхода становятся менее уместными при его критике монографий, изданных в научных книжных сериях, или статей, опубликованных в специализированных журналах.

Авторы таких исследований, по-видимому, в той же степени пытаются сделать свой вклад в научное понимание обсуждаемых проблем, как и сам Грегор. Поэтому здесь противопоставление «научного» и «ненаучного» становится неплодородным. Странно, к тому же, что Грегор, когда он переходит от «журналистов и сенсационалистов» к академическим осмыслениям фашизма, цитирует, как пример для последнего явления печально известное определение фашизма Коминтерном в 1933 г. (которое сыграло немалую роль в недооценке динамики и популярности фашизма левыми силами в межвоенной Европе). Все это создает ненужную путаницу между известной тенденцией злоупотребления словом «фашизм» в журналистских и политических дебатах, с одной стороны, и справедливым академическим дискурсом о том, как лучше всего осмыслить «фашизм» как родовое понятие и классификационный термин, с другой.

Из книги Грегора, читатели, незнакомые с историографией фашизма, могут получить ряд неадекватных впечатлений о сегодняшнем сравнительном изучении фашизма. Например, когда Грегор на первой странице критикует тех, кто «идентифицирует правительство Сильвио Берлускони в Итальянской республике, с неофашизмом», и в сноске к этой сентенции ссылается на статью Гриффина в оксфордском Journal of Political Ideologies (Журнал политических идеологий), можно прийти к выводу, что Гриффин и этот журнал являются политически ангажированными. Требуется знакомство с трудами Гриффина и редакционной политикой Journal of Political Ideologies, чтобы соответственно оценить заявление Грегора.

В других контекстах Грегор неоднократно цитирует авторитетных компаративистов Стэнли Пэйна и Роджера Итвелла в подтверждение своей собственной интерпретации фашизма, которая, явно представлена как альтернатива к подходу Гриффина. В этом случае также нужно быть в курсе того, что как Пэйн так и Итвелл неоднократно и однозначно одобрительно отзывались о концепции Гриффина и его вкладе в осмысление фашизма как родового понятия. Кроме того, они сформулировали определения фашизма, более сходные с «палингенетическим ультранационализмом» Гриффина нежели с «диктатурой развития» Грегора.

В другом месте, Грегор утверждает что, якобы, «очень немного исследователей неофашизма решились на то, чтобы выбрать сравнительное изучение исторических марксистско-ленинских и фашистских режимов, как преамбулу для своих собственных изысканий». Немецкие читатели, в частности, найдут это и другие подобные заявления Грегора смехотворными, так как в Германии есть отдельная политологическая под-дисциплина под названием Extremismusforschung (исследования экстремизма), которая исходит именно из этой преамбулы, имеет собственную секцию в Немецкой ассоциации политических наук и выпускает целый ряд профильных публикационных серий.

У читателей книги Грегора, возможно, сложится мнение, что использование термина «фашизм» отличается экстраординарным отсутствием научной точности и дисциплины. Хотя для этого, конечно, есть множество примеров, все же представляется, что и многие другие термины, часто использующиеся в политике, журналистике и политологии — «демократия», «тоталитаризм», «социализм» и т.д. — страдают от похожей семантической инфляции в результате их несоответствующего применения политически ангажированными публицистами и псевдо-учеными. Терминологическая неразбериха, на которую Грегор здесь жалуется относительно использования «фашизма», таким образом, является, вопреки впечатлению, которое производит его книга, не такой уж особенностью историографии фашизма.

Несмотря на эти критические замечания, Грегор формулирует в данной монографии несколько релевантных концептуальных вопросов и представляет для рассмотрения компаративистами ряд новых феноменов-кандидатов на возможное обозначение как «фашистские» (даже если только для того, чтобы отвергнуть такую классификацию). Поэтому, я все же рекомендовал бы эту книгу — особенно знатокам теории и примеров родового фашизма — как работу, которая хотя иногда и вводит в заблуждение, но стимулирует самокритические переосмысление наших базовых установок в изучении фашизма и свежий взгляд на его сегодняшнее состояние.

В целом, все семь исследований, кратко рассмотрены здесь, так или иначе, вносят ценный вклад в понимание фашизма как родового понятия.

Принимая во внимание, что только двадцать лет назад сравнительные исследования фашизма, казалось, пришли в бездействие в англоязычном мире и почти полностью исчезли в Германии, то сегодня они переживают бум в таких дисциплинах как новейшая история, культурология и сравнительная политология. Ввиду новой волны национализма и фундаментализма после окончания «холодной войны», вышеупомянутые исследования Гриффина, Фельдмана, Феннер, Вайтца, Нейберга, Волина, Бауэркемпера, Бройера и Грегора позволят не только увеличить наше знание современной европейской истории, но и понять лучше тот мир, в котором мы живем сегодня.

Но без понимания факта переплетения в истории Германии 1918 — 1945 гг. этих в общем-то самостоятельных явлений невозможно выявление сути фашизма и, как следствие, — невозможна ни борьба с ним, ни защита общества от него какими-то иными способами. Поэтому необходимо определиться терминологически, чтобы отделить от фашизма как такового сопутствовавшие ему в реальной истории другие явления, возможные в жизни обществ вне связки с фашизмом каждого из них.

Национальное самоосознание — осознание своеобразия (уникальности) культуры своего народа и отличий её от культур других народов, также обладающих своеобразием и значимостью в общей всем народам истории человечества[18] .

Национализм это — осознание уникальности собственной культуры в сочетании с отрицанием уникальности и значимости для человечества иных национальных культур.

Нацизм — сознательное уничтожение иных культур и/либо народов, их создавших.

То есть национализм и нацизм могут существовать в обществе и при монархии, и при республике, и при рабовладельческом строе, и при феодализме, и при капитализме, и при социализме.

В наши дни сразу по нескольким направлениям идет возрождение идеологии и практики фашизма, основанных на признании превосходства над другими какой-либо этнической группы, цивилизации или культуры, и реализации вытекающего из этого положения их права на уничтожение и подавление других людей, как представителей неполноценных этнических групп, культур и цивилизаций.

Во-первых, появляются политические и общественные организации, заявляющие о своем признании данной идеологии или выставляющие нацистских и фашистских деятелей в качестве своих предшественников и духовных вождей. Это наиболее заметная часть возрождающегося фашизма. Общество словно испытывается на готовность смириться с его появлением и легальным существованием. Надо сказать, что в украинском политическом пространстве подобные организации существуют уже более пятнадцати лет, и на протяжении этого срока их представители неоднократно становились депутатами Верховной Раде, участвовали в работе региональным и местных органов власти. Фашизм у нас уже давно легализован, а деятельность политических сил, руководствующихся данной идеологией, оправдывается, как патриотическая, хотя и излишне агрессивная. Основываясь на подобной точке зрения, Адольфа Гитлера также можно назвать несколько эксцентричным немецким патриотом.

Во-вторых, со стороны государственных и политических деятелей различного уровня раздаются призывы к пересмотру итого второй мировой войны. Подобные требования выдвигаются сейчас во многих странах, но наиболее упорно они раздаются в Восточной Европе. Дело не ограничивается только попытками оправдания нацистских преступников и созданных ими организаций. Речь заходит о признании 'трагедией' победы советского народа, разгрома нацистской Германии и её союзников, освобождения от гитлеровской оккупации восточноевропейских стран. Показательно, что подобные заявления не встречают никакого осуждения со стороны ведущих политиков и органов государственной власти ведущих стран ЕС и США, которые в собственном информационном и политическом пространстве никогда ни допустили бы ничего подобного. Легко представить, какое негодование, например, могло бы вызвать во Франции требование реабилитировать правительство Петена, сотрудничавшее с гитлеровцами, но в то же время в отличие от ОУН-УПА стремившееся избегать массового террора. Но украинские политики, стремящиеся реабилитировать фашистских пособников, являются наиболее активными сторонниками вхождения в евро-атлантическое пространство и получают от западных политических структур наибольшую поддержку. Объяснить это можно только одним. Запад сознательно закрывает глаза на возрождение фашизма в Восточной Европе (и в частности в украинском обществе), поскольку это способствует дальнейшему разрыву с советским прошлым, а легальная деятельность нацистских организаций препятствует восстановление единого культурного и цивилизационного пространства, сформировавшегося в СССР.

В-третьих, в международной политике и в массовой культуре устанавливается культ силы. Это вызывает разрушительные перемены в общественном сознании стран, оказавшихся в зоне влияния евро-атлантической цивилизации, и создает общественную атмосферу, способствующую возрождению фашистской идеологии на национальном уровне.

Политическое руководство Украины на протяжении всего периода после распада СССР не только не препятствовало, но даже скрыто содействовало возрождению фашизма. Очевидно, что некоторым украинским государственным деятелям не хочется признавать, что нацистская идеология, позволяющая им добиваться нужных социально-экономических и внешнеполитических решений, несет очевидную общественную опасность.

Только поддержкой со стороны власти можно объяснить предоставление политическим деятелям, стоящим на националистических позициях, эфирного времени, мест в правительстве и региональных органах власти, возможности выступать от имени украинского государства. Деятели культуры, проповедующие нацистские идеи и защищающие фашистские организации, получают возможность реализовывать собственные проекты за счет государственного бюджета. При этом нацистская идеология не пользуется в украинском обществе ни малейшей популярностью, и избирательный блок, открыто выдвигающий националистические лозунги (а не прикрывающий их популистской риторикой) не имеет никаких шансов даже в Западной Украине. Произведения культуры, прославляющие нацистов, отличаются художественной убогостью и остаются неизвестны массовому читателю и зрителю (здесь в качестве характерного примера достаточно вспомнить воспевающий боевиков ОУН-УПА фильм 'Железная сотня', снятый на средства Министерства обороны Украины и не допущенный в широкий прокат исключительно из-за своего вопиющего непрофессионализма). Тем не менее украинская власть упорно поддерживает политические организации и творческие структуры, основывающие свою деятельность на нацистской идеологии.

Подобная тактика помогает власти оправдать решительный разрыв с советским прошлым (как в социально-экономической сфере, так и во внешней политике и в области культуры), на который украинское общество не давали никаких санкций. Государственный курс проводится без учета мнения большинства, а потому является полностью недемократическим, хотя правящая верхушка и вынуждена прибегать к выборам как к средству легитимации собственного господства. Поэтому власть нуждается в нацистах для того, чтобы продемонстрировать собственную показную нейтральность и стремление прислушиваться к мнению общества. Фашисты имитируют наличие массовой поддержки у радикальных националистических лозунгов, что дает власти возможность реализовывать их в умеренном варианте.

Кроме того, националисты и национальные экстремисты позволяют власти направлять недовольство наиболее отсталых слоев населения против собственных противников. Особенное распространение эта практика получила на Западной Украине и в Крыму, где существуют сильные межконфессиональные и межэтнические противоречия. Вместо того, чтобы стараться их урегулировать власть поддерживает силы, сознательно обостряющие противостояние. Таким образом власть надеяться втянуть в конфликт с экстремистами прогрессивные и интернационалистские силы (прежде всего, Компартию и других сторонников восстановления союзного государства), представить их такими же агрессивными и невменяемыми как и национал-радикалы. К сожалению, этак тактика власти во многом оказалась успешной.


Глава 2. Особенности неофашизма в Израиле

2.1 Особенности политической и экономической ситуации в Израиле

Колоссальное влияние на экономику страны и на ее внешнеэкономическую деятельность оказывает политическая структура государства, а также политическая ситуация в целом (правящая партия, цели и задачи политики и т.д.). Именно поэтому мы считаем необходимым перед изучением экономики Израиля рассмотреть политические аспекты развития страны.

Израиль - страна парламентской демократии. Интересно, что в Израиле формально нет Конституции. Некоторые функции Конституции выполняют Декларация Независимости 1948 г. и Основный Законы парламента (Кнессет)[19] .

Израиль провозглашен демократической страной. В стране существует три ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная. Законодательная ветвь власти представлена однокамерным Кнессетом (израильским парламентом), состоящим из 120 членов, который избираются на всеобщих, тайных и пропорциональных выборах каждые четыре года.

Исполнительную власть Израиля представляют глава государства, глава правительства – Премьер-министр и кабинет, который избирается премьер-министром и одобряется Кнессетом. Основная задача президента - обеспечить единство и стабильность государства. Президент стоит над партиями и осуществляет свою власть вне зависимости от той или иной партийной политики. Однако президенту во многом отводится церемониальная роль, он избирается Кнессетом на семилетний срок (последние выборы проходили 31 июля 2000г.). Затем Президент должен передать члену Кнессета (обычно лидеру наиболее многочисленной партии) задания по формированию Правительства.

Судебная власть представлена верховным судом, назначаемым Президентом на всю жизнь. Абсолютная независимость судебной системы гарантируется законодательством страны.

В Израиле существует 17 действующих партий. Приведем названия наиболее значительных партий и их лидеров:

Демократическая партия мира и равенства – Мухаммед Барак;

Кадима - Эхуд Ольмерт;

Партия Труда – Амир Перес;

Мерец – Захава Галлон;

Национальная Демократическая Ассомблея – Азми Бишара;

Национальная Религиозная Партия – Ефрайм Эйтам;

Национальный Союз – Хайкуд Халейми;

Единая Нация – Дэвид Тал;

Шас – Елиаху Йишаи;

Ликуда – Беньямин Натаниягу;

НДИ – Авигдор Либерман;

«Авода» - Эхуд Барак.

На сегодняшний день Президентом Израиля является Моше Катзав. По итогам выборов Кнессета, прошедших 28 февраля 2006 г. наибольшее число мандатов (мест в парламенте) получила партия Кадима во главе с лидером Эхудом Ольмертом (28 мандатов), за ней – Авода (20) и ШАС (13 мандатов).

Сегодня наиболее серьезная политическая проблема Израиля – это проблема с Палестиной.

Раздел бывшей британской подмандатной Палестины и создание государства Израиль после окончания Второй мировой войны лежат в основе ближневосточных конфликтов последних пяти с лишним десятилетий.

Провозглашение Израиля стало главным достижением сионистского движения, целью которого было создание родины для евреев, разбросанных по всему миру. Под давлением последствий нацистского Холокоста возросло понимание необходимости международного признания еврейского государства, и в 1948 году на свет появился Израиль.

С того момента история региона в основном являла собой историю конфликта между Израилем, с одной стороны, и палестинцами, представленными Организацией освобождения Палестины, и арабскими соседями Израиля, с другой. Сотни тысяч палестинцев стали вынужденными переселенцами. Египет, Иордания, Сирия и Ливан участвовали в целой серии войн с Израилем.

В результате одной из этих войн с 1967 года в секторе Газа и на Западном берегу Иордана, в том числе в восточном Иерусалиме, палестинцы живут под израильской оккупацией. На Западном берегу Иордана Израиль построил поселения, в которых проживают около 400 тысяч человек. По законам международного права эти поселения являются незаконными, но Израиль оспаривает это.

В 2005 году Израиль эвакуировал из сектора Газа еврейских поселенцев и вывел войска, положив конец военной оккупации, длившейся без малого сорок лет.

В 1979 году Египет и Израиль подписали мирное соглашение, но мирный процесс с участием палестинцев начался только в начале 1990-х годов, после окончания многолетнего массового восстания, известного под названием интифада.

Часть Западного берега и сектора Газа были переданы под контроль палестинцев. Однако соглашения по "окончательному статусу" этих территорий до сих пор нет; главные из нерешенных вопросов - статус Иерусалима, а также судьба палестинских беженцев и еврейских поселенцев.

Израиль - развитая индустриально-аграрная страна. К экономике Израиля может быть применено понятие рыночной. Государство занимает главенствующую роль в ключевых производственных отраслях: электроснабжение, водоснабжение, железнодорожный транспорт, нефтеперегонные заводы.

Созданию израильской экономики также способствовали средства, полученные в основном из Европейских стран и США. В 1950-60-х годах требовалось обеспечить почти 2 миллиона иммигрантов пищей, одеждой, жильем и другими услугами в сферах здравоохранения, образования, построить больницы, фабрики, дороги, учебные заведения и новые дома.

Израиль входит в десятку самых богатых стран мира по размерам дохода на душу населения. Здесь производятся продовольственные товары, ткани, одежда, табачные изделия, электронное оборудование, в т. ч. для военных целей и медицины, а также бриллианты (Израиль является одним из крупнейших мировых центров по обработке и шлифовке алмазов).

Также в стране развиты металлургия и машиностроение, включая авиа- и судостроение, фармацевтическая промышленность, микроэлектроника, производство компьютеров и роботов, в т. ч. и для военной промышленности.

В стране хорошо развито сельское хозяйство, значительная доля производства идет на экспорт. Основные выращиваемые культуры - арахис, хлопок, пшеница, подсолнечник. Из овощей - томаты, огурцы, перец, картофель и лук. Плодовые культуры - бананы, сливы, груши, финики, яблоки, киви, манго, персики, маслины, некоторые сорта винограда и т. д.

В Израиле разводят и крупный скот, овец, коз, некоторые виды домашней птицы. Надои молока в стране одни из самых высоких в мире. В прудах разводят карпов, лобанов и другую рыбу, в Средиземном море ведется промысел сардин.

Главными источниками доходов государства являются пошлины, налоги (около 25% ВВП) и иностранный туризм.

Израиль занимает 18-е место в мире по размеру ВВП на душу населения

В 2009 году этот показатель вырос на $4079 и достиг $31,767. Доля в мировом ВВП в 2008 году составила 0,43%. Темпы роста ВВП Израиля в первом квартале 2009 года достигли в годовом исчислении 5.4% — это даже несколько выше, чем в рекордно благоприятном 2007 году, когда ВВП страны вырос на 5.3%[20] .

Фантастически высокие темпы роста сохраняют высокотехнологичные отрасли. В первом квартале текущего года производство в этих отраслях росло со скоростью 12.6% годовых. Такие показатели израильского хай-тека особенно впечатляют в ситуации резкого падения курса доллара, укрепления шекеля и экономического кризиса в США.

Экономически активное население 2499 тыс. чел. Основная его часть занята в промышленности (17,3%), в оптовой и розничной торговле, мастерских по ремонту автомобилей и бытовой техники (13,2%), в сфере недвижимости, аренды и предпринимательства (12,3%), в здравоохранении и социальном обслуживании (9,9%). Отраслевая структура ЯВД: сельское хозяйство - 3%, промышленность - 30%, сфера услуг - 67%.

Израиль считается одной из самых развитых стран в Юго-Западной Азии по экономическому и индустриальному развитию. Страна занимает верхнюю позицию в рейтинге Всемирного банка «Лёгкость ведения бизнеса» и в рейтинге Всемирного экономического форума «Мировая конкурентоспособность». В опубликованном 26 июня 2008 года рейтинге «лучших стран для ведения бизнеса», составленным журналом Forbes, Израиль был помещен на 16 место в мире. Израиль является второй страной в мире после США по количеству вновь образуемых компаний и имеет наибольшее представительство в списке компаний NASDAQ за пределами Северной Америки. Израиль является мировым лидером в технологиях охраны водных ресурсов и геотермальной энергетики. Его передовые технологии в программном обеспечении, телекоммуникациях, естественных науках делают его аналогом Кремниевой долины в США. Компании Интел и Майкрософт построили свои первые иностранные центры исследований и разработок именно здесь, как и другие ТНК сферы хай-тек — IBM, Cisco Systems и Motorola. В июле 2007 года американский миллиардер Уоррен Баффет купил израильскую компанию Iscar, его первое приобретение за пределами США, за 4 млрд $.

Промышленность и энергетика

В структуре промышленного производства преобладает высокотехнологичная продукция, а также товары из бумаги и древесины, поташ и фосфаты, лёгкая промышленность, напитки, табак, едкий натр, цемент, строительство, товары из металлов, химикаты, пластик, обработка алмазов, текстиль, обувь. Рост промышленного производства в 2009 году составил 4,1 %[21] .

В Израиль импортируются в основном сырьё, вооружение, средства производства, необработанные алмазы, топливо, зерно, потребительские товары. Объём сбыта химикалий составляет около 14 % всей промышленной продукции Израиля. В 2007 году израильские компании экспортировали вооружений на сумму 4,3 млрд $, что ставит страну на четвёртое место в мире по экспорту оружия и оборонных технологий, после США, России и Франции. Экспорт продукции высоких технологий в первом квартале 2008 года составил 4 млрд $.

Государство Израиль ведёт политику субсидирования предприятий занятых исследованиями и внедрением новых технологий, ежегодно на эти цели выделяется около 400 млн $. При министерстве промышленности и торговли существует Бюро Главного учёного. При условии успешной реализации продукции выплачиваются компенсации министерства в виде процентных отчислений. Израиль не покупает электроэнергию. В 2005 году было выработано 46,85 млрд кВт·ч и потреблено 43,28 млрд кВт·ч. Продано 1,663 млрд кВт·ч (Палестинской автономии).

Сельское хозяйство

В Израиле развито сельское хозяйство, в структуре которого преобладает стойловое животноводство. Большая часть производства сосредоточена в частом секторе, в то время как доля киббуцев постепенно сокращается. Наиболее важные отрасли сельского хозяйства: производство цитрусовых, овощей, хлопка, говядины, мяса птицы, молочное животноводство. Общая площадь посевов составляет 440 тыс. га, из которых орошаемых 255 тыс. Сельскохозяйственный сектор потребляет 60-72 % воды. Это связано с тем, что на 60 % территории страны вести сельскохозяйственную деятельность можно только при условии круглогодичного искусственного полива. Собственный сельскохозяйственный сектор обеспечивает Израиль продуктами питания на 95 %, при этом большое количество продукции экспортируется. Импортируются в страну некоторые зерновые и масличные культуры, мясо, кофе, какао и сахар. В сельском хозяйстве при этом занято 3,5 % работающего населения страны.

Туризм

Туризм, в особенности паломничество, также является важной статьёй доходов Израиля. Благодаря жаркому климату, достопримечательностям и уникальной географии — от заснеженной вершины горы Хермон, где расположена горнолыжная база, и лесов Галилеи до сафари в Иудейской пустыне и пустыне Арава Израиль привлекает большое число туристов. В 2008 году количество туристов, посетивших страну может превысить 2,8 млн человек. По планам министерства туризма Израиля в 2012 страну посетят не менее 5 миллионов туристов. Дополнительное количество туристов планируется привлечь путём политики отмены виз.

Транспорт и коммуникации

Общая протяжённость железных дорог составляет 853 км. Ширина колеи — 1,435 м. Протяжённость автомобильных дорог — 17 686 км (все с твёрдым покрытием), из них 146 км — скоростные автострады. В стране имеется 53 аэропорта. Из них 30 с твёрдым покрытием, 23 — с грунтовыми посадочными полосами. 2 аэропорта — в Эйлате и Лоде являются международными. Общая длина газопроводов — 160 км; нефтепроводов — 442 км. Четыре действующих порта располагаются в Ашдоде, Хадере, Эйлате и Хайфе. С 6 сентября 2007 года в Хайфе действует первый частный порт в стране. Автобусные линии связывают практически все населённые пункты. Автобусы на данный момент являются основным видом общественного транспорта. Крупнейшая автобусная компания Израиля «Эгед» в 2001 году была второй по величине в мире. Второй по величине автобусной компанией Израиля является Дан (автобусная компания). Транспорт в Израиле не работает в шаббат (с вечера пятницы до вечера субботы). Исключение составляют внутренние рейсы в Эйлате и Хайфе, а также такси, которые работают всегда. В Хайфе действует самое маленькое в мире метро — Кармелит. Ведутся подготовительные работы к строительству Тель-Авивского метротрама. Движение поездов на первой ветке начнется в 2012 году. В Иерусалиме строится первая в Израиле скоростная трамвайная система. В Хайфе закладывается инфраструктура для Метронит[22] .

Стационарная телефонная связь внутри страны осуществляется компаниями Безек, Хот и Кавей Заhав. Мобильная телефонная связь в Израиле осуществляется компаниями Пелефон, Селком, Оранж и Амиго. Израиль имеет развитую индустрию IT и его население считается одним из самых технологически грамотных в мире. В 2008 году 57,6 % населения страны имеет доступ в Интернет и 90% из них - широкополосный доступ , что значительно больше чем в любой другой стране Ближнего Востока. По данным на 2008 год Израиль занимает второе место в мире по количеству компьютеров с выходом в Интернет на душу населения. Стационарное подключение к израильским интернет-провайдерам осуществляется компаниями Безек (по технологиям ISDN, ADSL, HDSL, Frame Relay, ATM) и Хот (по технологии DOCSIS).

Финансовый сектор и торговля

Тель-Авивская фондовая биржа была основана в 1953 году и с тех пор является единственной биржей в стране. Золотовалютные резервы составляли 28,5 млрд долл. США в 2004 году. Внешний долг Израиля достигает 74,4 млрд долл. США. Израиль является членом ВТО, а также имеет договоры о свободной торговле с ЕС и США. Это компенсирует отсутствие доступа на многие ближневосточные рынки. Основной проблемой израильской экономики многие годы является отрицательное сальдо торгового баланса. Экспорт с 1990-х годов высоко диверсифицирован.

Кредитно-банковскую систему возглавляет Банк Израиля, основанный в 1954 году. В конце 1990-х годов правительство провело приватизацию трёх крупнейших банков страны: «Банк Леуми ле Исраэль», «Банк ха-Поалим» и банка «Банк Исраэль Дисконт». По состоянию на 2008 год в Израиле имеется множество коммерческих банков (как местных, так и филиалов иностранных), ипотечных и инвестиционных. Банковская система характеризуется высоким уровнем специализации.

Валюта

Валютой государства Израиль с 4 сентября 1985 года является новый шекель, полное наименование — новый израильский шекель. После провозглашения независимости Израиля в 1948 году правительство не стало менять название денег. Вплоть до 1952 года местной валютой оставалась палестинская лира (называемая также палестинский фунт), строго равная британскому фунту стерлингов. В 1952 году она была заменена израильской лирой (называемая также израильским фунтом), равной 1000 милей и привязанной поначалу также к британскому фунту. Закон о переходе к шекелю, как к национальной валюте Израиля, Кнессет принял 4 июня 1969 года. Однако назначение даты самого перехода было оставлено на усмотрение министерства финансов. 22 февраля 1980 года этот переход был осуществлён, но в связи с гиперинфляцией, достигавшей сотен процентов в год, израильский шекель вскоре значительно обесценился. Позднее, когда израильское правительство сумело обуздать гиперинфляцию, был осуществлён переход к новой валюте, названной новый израильский шекель и остающейся в обращении по сей день. С 13 апреля 2008 года введена в оборот полимерная купюра достоинством в 20 шекелей. В будущем планируются постепенная замена всех банкнот на изготовленные из полимеров. Новый шекель является свободно конвертируемой валютой с 1 января 2003 года. С 26 мая 2008 года новый шекель, наряду с несколькими другими свободно конвертируемыми валютами, используется при расчётах в международной межбанковской системе CLS.

Иностранную валюту можно обменять в банках, в почтовых отделениях и специализированных коммерческих обменных пунктах. Во многих крупных торговых точках, коммерческих компаниях и в отелях к оплате принимается свободно конвертируемая валюта, (предпочтение отдаётся долларам США и Евро), при этом НДС не взимается. Сдачу, однако, при этом могут выдать в шекелях. Туристы освобождены от оплаты НДС, которую им возвращают в отправных точках по предоставлении квитанции. В большинстве магазинов и транспорте, на улице и рынках расплатиться можно только шекелями.

Кредитные карты ведущих мировых платёжных систем принимаются практически повсеместно. Широко распространены банкоматы. Многие банкоматы позволяют снимать наличные в иностранной валюте. Международные кредитные карты и туристические чеки можно также обналичить в отделах иностранной валюты банков без комиссий.

Макроэкономические показатели

В 2007 году Израиль занимал 44-ое место в мире по объёму ВВП (232,7 млрд долларов) при населении всего в 7,1 млн человек и 22 место в мире по ВВП на душу населения (по ППС) (33 299 долларов). В 2007 году Израиль был приглашён в ОЭСР, которая содействует сотрудничеству между странами твёрдо придерживающихся демократических принципов и проводящих политику свободной рыночной экономики. В эту организацию входят наиболее развитые страны мира. Структура ВВП по отраслям в 2007 году была следующая: сельское хозяйство — 2,7 %, промышленность — 30,2 %, сфера услуг — 67,1 %. В августе 2009 года уровень безработицы в Израиле составлял 5,9 %. Государственный бюджет составлял в 2008 году 321,5 миллиарда шекелей, из которых было использовано 96 %. Долги населения государству в виде невыплаченных налогов составили 16 миллиардов шекелей[23] .

2.2 Особенности неофашизма в Израиле

В настоящее время написано огромное количество работ, центральное место в которых занимает национализм. В них оценивается его роль и место в истории, его виды и проявления на различных этапах исторического развития. Следует выделить такие работы, как «Нация. Национализм. Национальные интересы» Э.А.Позднякова; «Русский национализм, его сущность, история и задачи» В.И.Строганова; «Национальное самосознание и интернационалистическое поведение» К.Н.Хабибуллина; «Нации и национализм» Э.Геллнера. В перечисленных работах поднимается проблема трактовки национализма, его сущности. Необходимо отметить, что понимание данного явления в зарубежной литературе отличается от отечественных взглядов. Зарубежные исследователи, как отмечает Э.А.Поздняков, склонны выделять большое количество плюсов в национализме, рассматривать его как патриотическое национальное чувство. Советские же исследователи, например, Н.З.Ярощук («Почему национализм обречен»); А.В.Лихолат («Национализм - враг трудящихся: анализ исторического опыта борьбы против национализма») склоняются к критике национализма, уравнивая его с расизмом и фашизмом. Современные российские исследователи, к примеру, А.Верховский, приходят к выводу, что национализм подразделяется на различные виды и проявляется по-разному, в зависимости от того, какую политику проводит государство.

Культурные изменения в обществе, появление новых субкультур всегда интересовали историческую науку. Ведь возникновение исторических течений всегда напрямую связано с внутренним состоянием страны, с ее экономикой, социальной структурой. Главными источниками при изучении данного вопроса являются периодическая печать - газеты, журналы, а также Интернет - сайты (например, «Независимая газета», «Новое время», «Патриот», «Эксперт», сайты http://izvestia.ru/politik/; http://ntvru/com/russia и другие). В первую очередь стоит отметить журнал «Новое время» и статью П.Казначеева «Бильярдные шары» Казначеев П. Бильярдные шары.// Новое время, №32/98.-42с., посвященную скин - движению. Казначеев критически подходит к проблеме национализма, считая бритоголовых следствием националистической политики. Секрет распространения нацистской идеологии в форме движения бритоголовых он видит в спонтанности, доступности движения и его безнаказанности. Другим источником является журнал «Литературная Россия» со статьей С.Беликова «Бритоголовая культура». Беликов поднимает в своей статье проблемы возникновения и взаимоотношений скинхедов, классифицирует их. Подобную информацию содержат следующие Интернет - сайты: http//www Kolokol.ru; http//districts/Pravda/ru; http//www izvestia/politic/ и другие. Интернет дает возможность постоянно следить за деятельностью молодежных неонацистских организаций. Такие сайты, как, например, http://www.Kolokol ru/pogroms, содержат информацию о погромах и агрессивных действиях бритоголовых, а также дискуссии по данным проблемам. Важными источниками при написании данной работы послужили официальные сайты политических партий - РНЕ, НБП, Черная сотня, НДПР, содержащие программные документы партий и освещающие основные направления в политической деятельности. Вот некоторые из них: http://www.rnebarkashov.ru; http://wwwsotnia.ru;http://nbpekb.font.ru; http://wwwstrana.ru/politiсa и другие. На данных сайтах существует как агитационная информация, так и критика деятельности партий. Недостаток Интернет - источников заключается в том, что информация не всегда долговечна и, к сожалению, не всегда достоверна, как и некоторые газетные статьи, и многие сайты за непопулярность или по другим причинам закрывают.

Данными вопросами занимались многие российские востоковеды и историки, но особо следует отметить Григорьева В.В. Давыдкова P.M., Егорина А.З., Копина B.C., Кудрявцева А.В и другие. Из работ переведенных на русский язык и рассматривающих данную проблематику в системе многополярного мира заслуживает внимания коллективные работы Моше Даяна и Шабтай Тевета, и Дауда Эль-Алами.

Среди известных российских авторов, специализирующихся на ближневосточной проблематике наиболее известны труды Луцкого В.Б. Давыдков P.M.

В 60-80-е годы по ряду направлений советская историческая наука добилась заметных успехов. Одним из таких направлений стала германистика - сравнительно молодая отрасль, получившая значительный толчок в предшествующее десятилетие.

Этому способствовал ряд обстоятельств - расширение источниковой базы за счет архивов третьего рейха, а также то, что проблемы новейшей истории Германии, в частности, фашизма и Второй мировой войны, привлекали внимание не только советских, но и западных историков - американских, английских и немецких. Фашизм, истоки его зарождения, теория и преступная практика являлись предметом пристального внимания и широкой общественности как в Советском Союзе, так и за рубежом.

Западные историки подходили к этой проблеме комплексно: фашизм интересовал их в более общем контексте тоталитаризма, вопросы которого стали на повестку дня еще в конце Второй мировой войны. Достаточно вспомнить «Дорогу к рабству» Хайека или социологические исследования Фромма, Адорно, Мичерлиха и других представителей Франкфуртской школы.

Положение советских ученых было сложнее: официальная идеология толкала их изучать фашизм только в германо-итальянско-румынском ракурсе как порождение монополистического капитала, как его террористическую диктатуру в период максимального обострения классовых противоречий после Октябрьской революции 1917 года и начала разделения мира на две политические системы.

Но даже в этих стесненных условиях, в результате трудов талантливых исследователей А.С. Ерусалимского, А.А.Галкина, Л.А.Безыменского советская германистика вышла на передовые рубежи европейской и американской историографии.

В этой славной плеяде ученых заметное место принадлежало Александру Соломоновичу Бланку (1921-1985 гг.). Его монографии и статьи привлекали внимание не только исследователей, но и широких читательских кругов новаторской постановкой проблем, богатой источниковой базой и смелыми для того времени оригинальными выводами. Работы А.С.Бланка и в частности такие как «Идеология германского фашизма» (т.3, Вологда, 1974), «Адвокаты фашизма», «В сердце «Третьего рейха», изданные в Москве также в 1974 году; «Старый и новый фашизм», «Неофашизм-реваншизм», изданные в Политиздате и издательстве «Мысль» в 1982 и 1983 годы и многие другие давали не только фактический материал о фашизме, но и заставляли задуматься о проблемах однопартийной диктатуры вообще, культе вождя, плановой экономике.

Неонационалистическое возрождение очень вероятно. Дело в том, что неонационализм в Израиле никогда полностью не исчезал. В большинстве своем правительства просто сделали его политически некорректным. Даже после десятилетий пропаганды расового равенства сравнительно немногие белые американцы общаются с черными, равно как и американские афроамериканцы исторически предпочитают собственные национальные общины и клубы, хотя у них есть и другие возможности. В 2006 г. американцы отстранили арабов Дубая от управления портами, хотя до этого с британскими операторами не было никаких проблем. Как американцы не дали арабам контроль над своими стратегическими пунктами, точно так же Израиль не хочет, чтобы арабы управляли еврейским государством, и это тоже неонационализм в Израиле.

Расизм призывает к угнетению якобы ущербных национальных групп. Нежелание жить с посторонними, неонационализм в Израиле – совсем другое дело. Это естественное чувство. Людям более удобно с членами своей культурной группы. Демократии зависят от наличия общих ценностей, и враждебные группы не могут сосуществовать в одном государстве. Евреев высылали почти все страны. Израиль имеет право высылать неевреев, если захочет, особенно если им не нужно ехать далеко и они получат компенсацию за оставленное имущество, неонационализм в Израиле в подобных формах не принесет никому вреда.

В 1947 году ООН регламентировало создание в Палестине двух государств – еврейского и арабского, а не одного смешанного. Израиль принял евреев, которые жили в арабских странах. Теперь наступила очередь арабов уехать. Переселение палестинцев на какие-то пятьдесят миль может предотвратить конфликт, который будет неизбежен, когда израильские евреи поймут, что их господство под угрозой[24] .

Большинство израильтян понимает, что нужно что-то делать, но они избегают жестких решений. При этом евреи настаивают на еврейском характере своего государства, и подсознательно подвергают палестинцев в Израиле дискриминации, поэтому неонационализм в границах Израиля уже существует де-факто. Нет хуже политики, чем обижать соседей, а слабость евреев провоцирует арабов требовать от них уступок.

Неонацистские группировки есть во всех европейских странах, в США и в России. До недавнего времени считалось, что их нет и не может быть только в одной стране «цивилизованного» мира – в Израиле. Но 10 сентября 2007 года мировые СМИ передали сообщение, которое сами они характеризовали как шоковое. В Израиле была арестована группа молодых людей (возрастом от 16 до 21 года) – выходцев из стран СНГ, которые, как утверждали те же СМИ, «были неонацистами по убеждениям». Они занимались избиениями гастарбайтеров из Азии, ортодоксальных религиозных евреев, гомосексуалистов и представителей «левых» молодежных субкультур, прежде всего панков. Молодые люди брили головы, подобно европейским и российским коричневым скинхедам, разрисовывали стены синагог свастиками, делали себе наколки «88» (что означает «Heil Hitler!», так как «H» является 8 буквой латинского алфавита), позировали перед веб-камерами, вскидывая руки в нацистском приветствии. При обыске у них обнаружили неонацистскую агитационную литературу, записи немецких ультраправых рок-групп, мундиры офицеров «СС», а также взрывчатку, при помощи которой они планировали взорвать панковскую дискотеку.

Политические убеждения суть сознательный выбор человека. Они требуют серьезного чтения определенной литературы, внутренней духовной и душевной борьбы, работы ума по выстраиванию идеологических конструкций и их защиты от критики оппонентов. При этом, конечно, всякая идеология тяготеет к универсализму и в идеале предполагает и соответствующий образ жизни, эстетические предпочтения и даже стиль одежды, но все же внешнее для серьезного сторонника политической идеологии — не главное. Существуют люди, которые разделяют идеи Адольфа Гитлера и вовсе не бреют головы, не делают татуировки «88», не слушают тяжелый рок. Напротив, сплошь и рядом сегодня встречаются идейные нацисты, которые работают в офисах или в научных центрах, носят строгие костюмы и «металлическим группам» предпочитают Вивальди и Баха. Так, в последнее время ультраправые идеи стали популярными среди молодой научной интеллигенции из российских мегаполисов.

Что же касается скинхедов, то это подростки и молодые люди, зачастую несовершеннолетние. Они не имеют собственных убеждений, потому что в силу юношеских максимализма, стадности, некритичности мышления принимают за убеждения стереотипы массового сознания. Для них не столь важно: каковы на самом деле идеи нацизма, важнее для них стиль одежды или музыкальное направление или просто возможность выплеснуть агрессию, находясь в компании и чувствуя себя защищенным. Конечно, такие парни сразу бросаются в глаза, и мало кому в голову приходит, что это – игра, подражание «взрослым» рок-музыкантам и отрицательным героям боевиков (многие из которых идеологами Голливуда конструируются «под нацистов»). Большинство из этих подростков и «Мою борьбу» никогда не открывали, а кто такой Шопенгауэр вообще не знают и слова такого произнести не могут, не говоря уже о других «авторитетах» нацистской идеологии. Естественно, такие подростки-скинхеды слабо знакомы с расовой «теорией», согласно которой они принадлежат к «низшей» и «вырожденческой» расе, несмотря на то, что они сами евреями себя не считают и даже не принадлежат к таковым по еврейскому ортодоксальному закону (согласно нацистским критериям человеком «с испорченной кровью» считался всякий, у кого в роду был хоть еврей вплоть до поколения двухсотлетней давности). И, между прочим, не такой уж это уникальный случай, когда скинхедами становятся те, кто уж совсем не подходит к «арийскому идеалу».

Но позволительно задаться вопросом: разве они не понимали, что для подростков-евреев даже в качестве игры это выглядит кощунственно и дико? Тут, думается, мы подошли к самому главному – к разгадке этого феномена, затронувшего, как мы сказали, не только Израиль, но и Россию. Израильские скинхеды не чувствовали себя евреями, они ощущали себя представителями общезападной молодежной субкультуры (захватившей отчасти и Россию) одним из элементов которой является скин-движение. Он считали, что в общем-то ничем не отличаются от молодых людей из Германии, Великобритании, Франции, России, которые тоже выбривают головы и бьют гастарбайтеров. Специалистами давно уже замечено, что скин-движение – результат глобализации, оно возникает лишь в странах, которые подверглись сильному влиянию культуры современного Запада. Известный исследователь молодежных субкультур М. Вершинин пишет: ««Скинхеды», «неонацисты», «красные», «анархисты», «антиглобалисты», «рэпперы» — все они представители европейской и американской культуры».

Безусловно, Израиль — еврейское национальное государство, чья цель – сохранение и развитие национального своеобразия еврейского народа. Как же можно говорить о таком уровне западного культурного влияния в Израиле, что молодые израильтяне даже утеряли связь с национальным самоощущением? В действительности, тут никакого парадокса нет. Еще русский философ-консерватор XIX века К.Н. Леонтьев заметил, что как только какой-нибудь малый народ заявит о создании национального государства для сохранения национальной самобытности, тут же на этой самобытности можно ставить крест. Через несколько десятилетий обретший «суверенитет» народ превратится в копию общеевропейского среднего класса, обуржуазится, переняв самые дурные привычки масс-культуры Запада. «Движение современного политического национализма есть не что иное, как видоизмененное только в приемах распространение космополитической демократизации» — так пишет Леонтьев в книге со знаковым названием «Национальная политика как орудие всемирной революции». Разгадка этого парадокса проста: модель национального государства является естественной и органичной только для наций Европы, которыми она и была порождена, для всех остальных «национальное государство» по европейскому образцу антинационально. Леонтьев приводит в пример Болгарию, которая, по его замечанию, имела больше черт самобытности в эпоху турецкого владычества и которая превратилась в задворки Европы после «обретения независимости».

То же самое, полагаем, касается и еврейского национального государства – Израиля. Оппозиционный израильский публицист Влад Ривлин пишет об этом: «…В культурном плане Израиль все больше отгораживается от мировой культуры, копируя наиболее уродливые черты американской поп культуры…» (Влад Ривлин Нужен ли евреям Израиль? Лефт. Ру). Действительно, в современном Израиле есть все, чем гордится «продвинутая» общезападная культура, – гей-парады, панк-движение, феминистские комитеты. Солдаты израильской армии, как было видно по кадрам израильско-ливанской войны, лихо мажут себе лица перед боем сажей, прямо как американские коммандос. Подростки слушают слащавые песенки в стиле западной попсы. В то же время Израиль уничтожает самобытную, многообразную культуру еврейского этноса, который в период рассеяния жил во многих странах и впитывал их культурное влияние. Израиль – это плавильный котел, в котором переплавляются различные еврейские субэтносы — европейские, азиатские, русские, кавказские евреи, теряя свою уникальную культуру (а многие из этих субэтносов имели даже собственную литературную традицию, не говоря уже о ментальном и бытовом своеобразии, так, здесь можно привести в пример литературу на идише, которая практически уже погибла под натиском иврита). Создается искусственная конструкция – еврейская, израильская нация по лекалам западных наций и, прежде всего, США. Тяготение Израиля к США имеет не только политическую, но и культурную подоплеку, элита современного Израиля интуитивно ощущает близость этих двух культурных конструкций: Израиль стал для мировой еврейской диаспоры, объединяющей десятки еврейских субэтносов, тем же, чем США стали для Европы, – плацдармом для космополитического этносмесительного эксперимента (и, кстати, израильтяне вытесняют местное арабское население точно так же, как белые американцы вытесняли индейцев). Почему бы в таком Израиле, повторяющем зады американского и европейского космополитического масс-культа, не возникнуть своим скинхедам?

На этот можно было бы и закончить, если бы не один нюанс: новоявленные израильские скинхеды были по происхождению «русскими евреями», они говорили по-русски, считали себя частью России, а не Израиля, хотя реально давно уже от России оторвались (и даже, как свидетельствует видеосъемка, избивая ортодоксальных евреев, они требовали от них извинений перед «великим русским народом»). Исходя из этого, российские либеральные СМИ – от Рен-ТВ до «Эха Москвы» — не устают намекать, что это не еврейская, а «русская проблема»: мол, ребята, пожив в России, так пропитались «присущим русским» антисемитизмом, что даже позабыли, что они какие-никакие, а евреи.

Дело тут не в российской ментальности, а в положение выходцев из России в самом Израиле (которое впечатляюще живописуется, например, в упомянутой статье В. Ривлина «Нужен ли евреям Израиль?»). Не секрет, что евреи, приехавшие в Израиль из России, в отличие, например, от евреев из Европы и США и тем более от евреев, уже родившихся в Израиле, рассматриваются как граждане второго сорта. Им труднее получить хорошую работу, сделать государственную карьеру, зато попасть на оккупированные территории, где жизнь крайне опасна, – легче легкого. Бывшие профессора и доценты работают водопроводчиками и шоферами. Их не спасает даже искренний национализм и арабофобия (как известно, «бывшие русские» в Израиле являются, как правило, приверженцами крайне правых израильских партий, что вполне объяснимо: для неофита естественно стараться быть «святее папы римского»).

Звеня стальными кандалами в сопровождении вооруженных полицейских, группа крепких подростков, натянув футболки на бритые головы, входит в зал окружного суда города Рамлет. Их обступают репортеры всех мыслимых израильских каналов и изданий, наперебой спрашивая: за что тебя арестовали, ты же еврей; что означают твои наколки?

Татуировки расшифровываются легко. На ладони "88" соответствует восьмой букве английского алфавита H - аббревиатура нацистского приветствия "хайль, Гитлер". В Израиле случилось немыслимое: здесь появились собственные фашисты.

"Арестована группа из восьми человек. Все молодые люди в возрасте от шестнадцати с половиной до двадцати одного года. Все они занимались пропагандой нацизма и совершали противоправные действия. В частности, избивали лиц с азиатской внешностью", - рассказывает Алекс Кагальский, представитель полиции Израиля.

Они избивали вьетнамских, китайских и тайских рабочих на старой автобусной станции в Тель-Авиве. Доставалось панкам, геям, ортодоксальным иудеям. Свои деяния они скрупулезно снимали на видео и монтировали клипы, под рубленые аккорды германских нациствующих рок-групп. Они ставили своих жертв на колени, заставляя молить о прощении за то, что они евреи и наркоманы.

В 2007 году полиция Петах-Тиквы задержала трёх 11-летних подростков-репатриантов, разрисовавших стены синагоги свастикой и граффити на русском языке. За две недели до этого полицейские заметили трёх подростков – репатриантов, которые рисовали свастики и писали ругательства на русском языке на стенах одной из синагог Петах-Тиквы. Один из них успел убежать, двоих задержали полицейские. В отделении задержанные рассказали, кто был их "подельником" и его также привезли в участок. Всем троим по 11 лет, и, соответственно, они не могут нести ответственность за акт вандализма. Родители малолетних хулиганов были вызваны в участок и предупреждены о том, что в случае повторения подобных действий, они будут считаться ответственными. Информация о этих семьях была передана в социальную службу города. 23 ноября 2008-го года окружной суд Тель-Авива вынес приговоры восьми обвиняемым в нападениях на иностранных рабочих и ультраортодоксов. Сроки наказания по обвинениям в насилии и расизме колеблются от одного до семи лет тюремного заключения. Приговор был вынесен в рамках компромисса между обвинением и защитой. Лидер неонацистской группировки Эрик (Эли) Бунятов (1988 г.р.) получил 7 лет, два его "заместителя" по 5.5 и 4.5 лет. Остальные получили менее серьезные сроки. Один из членов группировки, Дмитрий Багатых (1987 г.р.) сбежал в Москву. В эту группу кроме Бунятова входили: Александр Палих (1988 г.р.), Илья Бондаренко (1987 г.р.), Владимир Низавцев (1989 г.р.), Денис Новик (1989 г.р.), Иван Кузьмин (1989 г.р.), Кирилл Белинков (1989 г.р.) и еще трое несовершеннолетних, чьи имена не разрешены к публикации.

Рассмотрим следующий пример: Полиция задержала 4 мая 2010 года солдата ЦАХАЛа, жителя Ариэля, подозреваемого в причастности к неонацистской организации, действующей за границей. После того, как поведение солдата вызвало подозрение в армии, за ним была установлена слежка. В частности, подозрение вызвала татуировка нацистской свастики на его теле. В результате обыска, проведенного на квартире у военнослужащего, были обнаружены материалы, свидетельствующие о его связи с неонацистскими организациями за границей. Военнослужащий подозревается также в причастности к торговле наркотиками. В ходе предварительного расследования, которое ведет военная полиция, установлено, что задержанный солдат репатриировался из России четыре года назад. На допросе он заявил, что ненавидит Израиль и все, что с ним связано. Сам себя он называет нацистом. Полиция допросила мать солдата, заявившую также как и ее сын, что она ненавидит Израиль. Полиция не исключает, что мать солдата тоже связана с неонацистскими организациями.

В январе 2008г. в объединение "Дмир" неоднократно обращались служащие полиции Беэр-Шевы. Просили информацию о беэр-шевской ячейке неонацистской организации "Патруль 36". Причиной обращений стал погром на местном кладбище. Одно из надгробий дважды в течение 48 часов оскверняли местные неонацисты. Они разбили памятник, а затем, на следующий день, разбитые плиты разрисовали свастиками и надписями "Смерть жидам", "Хайль Гитлер". Был оставлен "автограф" банды – надпись "Патруль 36". Все надписи на русском языке. Сообщается, что объектом надругательства стала могила выходца из Эфиопии Габриэля Двита, погибшего при невыясненных обстоятельствах в море в районе Рош а-Никра на севере страны два с половиной года назад. Течением его труп был отнесен в сторону ливанского побережья, где его подобрали местные жители. 15 октября 2007г. в рамках сделки с "Хизбаллой" тело израильтянина было возвращено в нашу страну. За неделю до этого на местном кладбище было разрушено несколько надгробий на могилах выходцев из Эфиопии. В то время многие граждане сообщали о подозрительных группах русскоязычных подростков, замеченных на беэр-шевском кладбище. Были направлены обращения в полицию, но никакой реакции с ее стороны не последовало. Заметим, что ни один израильский политик не счёл нужным отреагировать на нацистскую вылазку на кладбище в Беэр-Шеве. Нет ни малейшего сомнения, что если бы нечто подобное произошло в Европе или Америке, немедленно прозвучал бы хор возмущённых заявлений представителей местного истеблишмента, требующих от властей данной страны пресечь разгул юдофобии, и параллельный призыв к тамошним евреям поскорее репатриироваться в Израиль, с тем, чтобы спастись от антисемитизма. Некоторые члены неонацистской группировки "Патруль 36" из центра страны были арестованы в августе-сентябре 2007г. Это событие шокировало израильское, да и мировое общественное мнение и широко освещалось в СМИ. В свете резкого роста в последнее время числа сообщений о неонацистской активности в Беэр-Шеве и соседних городах можно констатировать, что в этом районе Израиля существует второй центр "Патруля". Глава банды "Патруль 36" Эрик Бунятов после первого освобождения из заключения, примерно полтора года назад, поселился именно в Беэр-Шеве. Первый арест Бунятова имел место в 2005г. Тогда он получил 9 месяцев тюрьмы. Вместе с Бунятовым по делу проходили Ростислав Богуславский и Илья Бондаренко. В приговоре говорилось о нападениях на ортодоксальных евреев, кражах и осквернении синагог. О нацистской окраске банды – ни слова. Отсидев четыре месяца из девяти, вся троица почему-то оказалась на свободе. В мае 2006г. Богуславский был арестован по подозрению в двойном убийстве. Затем он признался в совершении этих преступлений. Его также обвиняют в покушении на убийство, нанесении тяжких телесных повреждений при отягчающих обстоятельствах, глумлении над трупом и издевательствах над животными. Следует заметить, что израильская полиция в течение 4 лет старательно заметала под ковер информацию о неонацистах из Петах-Тиквы. В 2007г. пар из котла решили выпустить, в августе-сентябре были арестованы 8 членов "Патруля" (хотя, по нашим данным, в центральной ячейке состояло от 20 до 30 человек). Кроме Эрика Бунятова и Ильи Бондаренко, это Александр Палых, Владимир Низовцев, Кирилл Беленков и трое подростков, имена которых не подлежат разглашению, поскольку им не исполнилось 18 лет. Был выписан и ордер на арест Дмитрия Богатых, которому незадолго до этого удалось выехать за границу. 11 сентября против восьмерых арестованных было подано обвинительное заключение. Пункты обвинения: подстрекательство к расизму, пропаганда нацизма, нападения и нанесение увечий нескольким гражданам. Главаря банды Бунятова обвиняют и в организации преступного сообщества. Дело арестованного ранее Богуславского рассматривается отдельно, хотя его принадлежность к банде ни у кого не вызывает сомнений. Полиция продолжает проверять возможность совершения неонацистами из Петах-Тиквы и других убийств. Летом 2007г. Дмитрий Богатых, солдат срочной службы Армии обороны Израиля, допрашивался в полиции в связи с начатым следствием против "Патруля 36". Армейские власти, проинформированные об этом, немедленно уволили солдата, подозреваемого в нацизме. В последние годы одно за другим публиковались сообщения о нацистах – одиночках и целых ячейках, находящихся на службе в израильской армии. Не дожидаясь скандала, от нежелательного военнослужащего решили избавиться, чтобы сохранить лицо. Как выяснится впоследствии, очень предусмотрительно… Вместе с матерью Дмитрий спешно вылетел в Москву, не дожидаясь задержания. Богатых, как выяснилось, был активнейшим участником "Патруля" и, вероятно, выполнял функции связного между "патрулистами" и их "старшими братьями" – российскими неонацистами. Сомнительно, что официальный Израиль будет добиваться экстрадиции Богатых – у того, помимо израильского, есть и российское гражданство, а Россия своих граждан не выдаёт. Да и израильские власти на самом деле это не очень-то интересует… Основным доказательством преступной деятельности "Патруля 36" являются видеоролики и фотоснимки, изъятые из компьютеров обвиняемых. На видео – сцены зверских избиений ни в чем не повинных людей. Там Дмитрий Богатых – один из самых активных персонажей. На фото он предстаёт с поднятой в нацистском приветствии правой рукой, а в левой сжимает табельное армейское оружие. Солдат ЦАХАЛа – участник нацистских нападений… Что касается посыла о "главенстве" Богатых, запущенного бунятовским адвокатом, то его цель совершенно очевидна – перевести на беглеца серьезнейшее обвинение в организации преступного сообщества, да еще с отягчающими обстоятельствами: рецидив, особый садизм преступлений, нацистская направленность. Но главарём Дмитрий не был. Начиная с 2006г., наше объединение "Дмир" получает сигналы о деятельности "Патруля". За этими обращениями стоят молодые люди из Петах-Тиквы и Тель-Авива, столкнувшиеся с деятельностью неонацистской банды. Все утверждали: главарь и организатор банды – Эрик-Эли, по кличке "Немец" (Бунятов). "Патруль 36" действует с 2003г. Деятельность его в основном и заключалась в "патрулировании" израильских городов: Тель-Авива, Реховота, Петах-Тиквы и др. в вечерние часы. Они делали акцент на число жертв и тяжесть увечий. Били битами, тяжёлыми "берцами" (армейскими ботинками), разбивали о головы бутылки. Били всем коллективом. Избиения сопровождались издевательствами – обливающиеся кровью жертвы должны были на коленях прославлять своих мучителей и просить прощения у русского народа за то, что они евреи! За 4 года были совершены сотни(!) нападений. В полицию были поданы сотни жалоб. Многие пострадавшие до конца жизни останутся инвалидами. Как было сказано выше, существует подозрение в убийствах… Поскольку жертвами были иностранные рабочие-азиаты (часто нелегалы) и бомжи-наркоманы, их исчезновение никого не встревожило.

4 декабря 2007г. сообщалось, что неизвестные нарисовали свастики на улице Игаля Алона в г.Димоне. Местная полиция сообщила, что за этим, вероятно, стоит группа молодёжи. Примерно 4 месяца назад в Димоне уже было отмечено появление антисемитских надписей и рисунков.

8 декабря 2007г. в г.Иерухаме произошло нападение на 12-летнего мальчика. Религиозный мальчик спешил на урок Торы, когда его остановила группа из четырёх русскоязычных подростков. Они повалили его на землю и начали избивать ногами, требуя денег и обзывая "жидом". Обыскав мальчика, нападавшие отобрали у него всю наличность – 60 шекелей, полученных от дедушки – подарок на Хануку. После этого один из нападавших помочился на голову лежащего на земле мальчика, что вызвало бурный смех у остальных. Издевательства продолжались и далее. Когда на улице появились люди, подростки бросились врассыпную. Родители ребенка, узнав о случившемся, подали жалобу в полицию. Вскоре она задержала подозреваемых. Как сообщил представитель полиции, двое признали свою вину, а двое других отрицают обвинения. Сообщается, что двое из задержанных и ранее участвовали в антисемитских акциях. А пострадавший ребенок до сих пор не может оправиться от шока… Очень похожее нападение на подростка (также сопровождавшееся антисемитскими оскорблениями) произошло за неделю до этого в г.Офакиме. Там нападавших было девять. 12 декабря 2007г. свастики и другие нацистские граффити обнаружены на тремпиаде Ихуда и Неве-Монсона.

На февраль 2008г. намечено слушание в суде дела некоего Никиты из Беэр-Шевы, задержанного ещё в 2005г. после того, что он "украсил" многие здания города свастиками и надписями: "Смерть жидам" и "Хайль Гитлер" (как на могиле Двита). Полиция Беэр-Шевы затрудняется сказать, был ли Никита "кустарём-одиночкой" или членом какой-то группы. Трудно сказать, существует ли связь между погромщиками в вышеупомянутых случаях. Неизвестно, были ли это члены "Патруля 36" или просто энтузиасты-любители. Несомненно одно: кадры для пополнения неонацистских банд есть…

"Наше государство породить нацизм не может. Потому что в стране живут 80% людей в семьях которых имеются жертвы нацизма", - говорит Ян Муниович, член правления Совета ветеранов Великой Отечественной войны Израиля.

Ветераны из тех, кто не мог себе позволить роскоши сдаться в плен, ежегодно 9 мая под аплодисменты прохожих проходят по центральным улицам израильских городов. Сегодня лидеры Тель-Авивского комитета ветеранов Великой Отечественной не могут понять, почему вся эта неонацистская группировка представлена молодыми репатриантами из стран СНГ.

В Иерусалимском мемориальном комплексе "Яд ва-Шем" собраны документы о катастрофе европейских евреев в годы Второй мировой. Здесь хранятся свидетельства о шести миллионах расстрелянных, сожженных, уничтоженных в рамках нацистской программы по окончательному решению еврейского вопроса. Цифра сопоставимая с нынешним еврейским населением Израиля.

Может быть, поэтому в Израиле полагали, что неонацизм возможен где угодно, но не здесь. Может быть, поэтому в этой стране нет специального закона об ответственности за отрицание холокоста и пропаганду нацизма. "Я живу в Израиле 34 года. Нет такого закона о неонацизме, потому что такого не было. Никто не может себе представить, что в Израиле будет какие-то группировки неонацистов. Но есть другие законы. И с этим справятся очень быстро", - уверен адвокат Моше Фридман.

Арестованную группу будут судить за хулиганство, вандализм, хранение взрывчатки. В Израиле сроки суммируются. "Конечно, их надо судить. Но я думаю, что этого мало. Они должны потерять право называться израильтянами. Мы призываем главу МВД выслать неонацистов из страны", - заявил Эли Ишай, министр труда Израиля.

«Штурмбанфюрер Моше Федорчук, Петах-Тиква, Израиль (б. Советский Союз)» - примерно такую «визитку» мог бы предъявить любой из восьми юнцов, проходящих по делу о неонацистской группировке. Нет, зовут их, конечно, по-разному, но всё же объединяющих моментов у членов этой небольшой банды значительно больше, чем отличительных. Все они – жители промышленного города Петах-Тиква, который находится близко от Большого Тель-Авива (но уже и не так далеко от арабских территорий). Почти каждый – недоучка, не получивший аттестат зрелости.

Некоторые – из неполных семей: родители развелись уже после репатриации. У шести из восьми ребят матери и отцы все эти годы трудились на тяжелых, низкооплачиваемых работах по 12 и более часов в сутки, мало бывали дома и почти не занимались детьми. Родители двоих периодически теряли работу, и семьи были вынуждены подолгу жить на скудное пособие по безработице.

Подозреваемые прибыли в Израиль из бывшего СССР, фактически все - согласно не основному пункту Закона о возвращении на историческую родину, а его подпунктам, дающим право на репатриацию отдалённым потомкам или членам семей евреев. Речь идет о тех, кто имеет отношение к еврейскому народу по одному из дедушек или одной из бабушек, либо рожден в первом браке русской, украинкой, молдаванкой и т.д., вышедшей затем замуж за еврея и вместе с ним и детьми перебравшейся в Израиль. В списке обвиняемых – три украинские (Бондаренко, Боленко, Богатив), две русские (Низовцев, Бунятов) и одна еврейская (Флих) фамилии. Имена двух остальных подозреваемых пока не оглашены, так как они не достигли совершеннолетия. Но полиция дала понять, что и они не являются галахическими, то есть чистокровными, евреями.

Национальный состав группировки стал самым обсуждаемым вопросом всего этого дела, а также поводом для озвучивания давно вынашиваемых многими выводов. Скороговоркой упомянув, в чем, собственно, обвиняются новоявленные последователи Гитлера, политики и пресса сосредоточились на вопросах крови.

На немедленном изменении Закона о возращении и запрете на репатриацию для нееврейских внуков евреев настаивают праворадикальные и ультрарелигиозные партии. Лидер национал-религиозной партии МАФДАЛ Эфи Эйтам заявил, что собирается инициировать поправку к Закону о возвращении, в соответствии с которой внук еврея, чьи родители евреями не являются (внук еврейского дедушки), не будет иметь права на репатриацию. Эйтама поддерживают некоторые члены правительства и депутаты Кнессета, давно точившие зуб на «русских» израильтян. Ещё не успело затихнуть эхо скандальных заявлений министра безопасности Ави Дихтера и его коллеги по кабинету министра внутренних дел Меира Шитрита по поводу асоциального и даже криминального лица «русской» общины в Израиле, как на игровой стол была брошена новая карта – эмигрантский неонацизм в Израиле.

На опасные обобщения пошёл даже Эфраим Зурофф, директор израильского отделения Центра Визенталя – международной общественной организации, занимающейся поисками и передачей в руки правосудия нацистских преступников, повинных в Катастрофе европейского еврейства в годы Второй мировой войны. Этот недавно назначенный «охотник за нацистами номер один» заявил в газетном интервью, что репатрианты из бывшего СССР – это люди, «не имеющие личных связей с еврейским народом, еврейской историей или еврейским видением мира». «Родители захотели приехать сюда по экономическим соображениям, их дети не интегрировались в израильскую жизнь. Да что тут удивляться с таким-то происхождением», - подытожил Зурофф.

Очень возбудилась религиозная верхушка. Главный ашкеназский раввин Йона Мецгер тоже заявил, что Закон о возвращении нуждается в исправлении. Мецгер привел следующий пример: «Может быть, бабушка – еврейка, пережившая Катастрофу, но её сын женился на гойке, а значит, внук – гой. По моему мнению, это – гой, живущий среди нас». Нелегко избавиться от впечатления, что израильский истеблишмент дождался наконец удобного повода отмыться от обвинений в преступно самоуверенной и донельзя корыстной политике так называемой прямой абсорбции, превратившей новоприбывших образованных людей в дворников и уборщиц, закабалённых непосильными ипотечными ссудами на жилье. Торжествующий тон трудно скрыть не только деятелям МАФДАЛ, но духовным и политическим лидерам партии сефардских ортодоксов ШАС. Здесь к политическому явно примешивается этническое: все ведь помнят отношение к репатриантам начала 90-х тогдашнего министра абсорбции, главы фракции ШАС Ицхака Переца. И сегодня явно слышится: дескать, правы были бывший премьер Ицхак Шамир и министр его кабинета рав Перец, встретившие в начале девяностых миллион бывших советских евреев так, как встречают не долгожданных соплеменников, а дешевых и безгласных гастарбайтеров. И довольно, мол, проливать крокодиловы слезы над алией из бывшего СССР, погубленной безмозглыми израильскими бюрократами, бессовестными заимодавцами и бесчестными работодателями. Они ведь, сами поглядите, лучшей доли и не заслуживают - эти родители и воспитатели нацистов!

На удивление точно громкое разоблачение группы неонацистов совпало с ещё одним событием – награждением солдат и офицеров, отличившихся в дни Второй Ливанской войны прошлого года. Как уже писал «Русский базар», почти четверть участников той войны и соответствующее этой пропорции количество кавалеров высоких боевых наград – выходцы из общины репатриантов из бывшего СССР. Эти молодые люди, приехавшие в Израиль 10-15 лет назад маленькими детьми, выросли и сформировались уже в еврейской стране. Свои подвиги они совершили не как случайно рекрутированные эмигранты, но как граждане новой родины и солдаты её армии. Однако кое у кого вызвал не самые добрые чувства тот факт, что подавляющее большинство «русских» героев Второй Ливанской войны – ребята из смешанных семей или носители нееврейских фамилий. Не хотелось бы уподобляться некоторым любителям политической конспирологии, однако чем ещё объяснить, что результаты расследования по эпизодам неонацистских проявлений, проводившегося на протяжении полутора лет, были предоставлены ивритоязычной прессе именно на прошлой неделе? Почему контрапунктом стало не начало громкого судебного процесса (официально обвинения членам группировки были предъявлены уже после старта газетной кампании), а всего лишь решение суда по продлению срока предварительного заключения подозреваемых? Кстати, журналисты русскоязычных израильских газет, сайтов и телевидения, в отличие от коллег, пишущих и вещающих на иврите или английском, не раз сообщали о бесчинствах неонацистов на улицах израильских городов и в Интернете, пытаясь обратить внимание людей на происходящее с неблагополучной репатриантской молодежью. Но, видно, тогда было не время бить всеобщую тревогу, ситуация, по мнению высочайших «режиссеров», ещё не созрела... Мало кого потрясли сами преступления, инкриминируемые восьми недорослям. Однако в том, в чём обвиняют этих юных негодяев, как в капле воды отразилось отношение израильского общества к чужакам и меньшинствам.

Арик Бунятов, которого считают главарём неонацистской группировки, подбивал своих приятелей на групповые нападения на иностранных рабочих и гомосексуалистов. Зверски избивая на заброшенных улочках одиноких китайцев или обитателей вечерних «гей-парков», подонки знали, что за это им ничего не будет. Во-первых, ни безъязыкий гастарбайтер, ни запуганный «голубой» не обратятся в полицию, а во-вторых, стражи порядка, как правило, настроенные против подобных жалобщиков, вряд ли встанут на их защиту.

«Эли-нацист», так называли Бунятова члены банды, почуял больной нерв общества, заражённого бациллами национализма и гомофобии. Калеча чужаков и изгоев, он и его подельники возвышались над ещё более слабыми. У них, недавних мальчишек, которые попали в израильскую школу, не зная ни слова на иврите, и немало настрадались от жестоких местных сверстников и бездарных педагогов, выросли бицепсы и атрофировалась жалость. Их мечта о возмездии приняла самые уродливые формы. Малюя свастики на стенах синагог, расписывая автобусные остановки нацистскими граффити, они, хватившие лиха как «русские», «гои», «сыновья проституток и пьяниц», полагали, что мстят сильным, тем, кто отказывал им в праве считаться полноценными израильтянами, тыча в нос происхождением. Эти озлобленные недоумки посчитали своими обидчиками верующих, приходящих в синагогу, или людей, проезжающих и проходящих мимо мерзких надписей. «Вот вам! Нате! Пусть вам погано будет!», - вопили их озлобленные и мелкие душонки. Ведь добраться до истинных виновников своих неудач – как до погубителей убогого, но по-своему уютного «совка», творцов российского «дефолта», так и до погонщиков стадной алии и израильских правительственных захребетников – им не дано.

Никакой идеологии, кроме тупой ненависти ко всем, кому повезло родиться в Израиле у обеспеченных родителей и не пройти эмигрантское «правилово», они не исповедовали. Обезьянье копирование нацистских сайтов Интернета, татуировки готическим шрифтом от пупа до рыла, «Хайль Гитлер» на любительскую видеокамеру – все это лишь ублюдочная атрибутика, а не осмысление и усвоение страшных идей национал-социализма.

Оправдания подонкам нет. Но пакостя, и гадя, они могли невзначай оглянуться на страну, равнодушную к жертвам настоящего нацизма и забывшую, что она обязана им самим своим существованием. Если в Израиле жертвы Катастрофы, выжившие узники концлагерей и гетто, надев полосатые робы с жёлтыми звездами, выходят на демонстрации протеста против лживой политики правительства, обещавшего алтын и не давшего гроша... Если превращены в нищих тысячи стариков и старух, маленькими детьми застудивших почки и легкие в теплушках, увозивших их в эвакуацию... Если на самом официальном уровне могут годами безнаказанно орудовать шайки мошенников, присваивающие компенсацию из Германии, имущество и наследство уничтоженных европейских семей... Если на заседаниях Кнессета депутаты с благообразными бородами кричат друг другу: «Ты – нацист!», а арабские парламентарии вслух и безнаказанно желают своим еврейским коллегам быть заживо сожженными в печах крематориев... Если трещина между религиозными и светскими, ашкеназами и сефардами, богатыми и бедными, коренными израильтянами и репатриантами не только не исчезает, а становится все шире и глубже... Если одно правительство, сменяя другое, всё дальше и дальше отходит от принципов сионизма и собирания еврейского народа на исторической родине, то... То чего ждать от ощерившихся недорослей?

Преступников, конечно, следует примерно и очень жёстко наказать – как требуют еврейские организации пресекать деятельность антисемитов и шовинистов в других странах мира. Может быть, придётся, всех фигурантов этого позорного дела после отбытия срока тюремного заключения за оскорбление общественной морали лишить израильского гражданства. И пусть катятся на все четыре стороны. Безусловно, надо сделать всё, чтобы в Израиле было неповадно кому-либо играть в кощунственные нацистские игры. Необходимо показать всему миру пример того, как выкорчёвываются гнилые корни доморощенного фашизма, как срезается ядовитая крона и сжигается коричневый ствол. Для еврейской страны - это дело чести. Но параллельно стоит, наверное, отследить, кому ныне были выгодны попытки превращения дела неонацистской группировки в кампанию травли общины выходцев из бывшего СССР? Запомнить имена и должности тех, кто навешивал на всех «русских» израильтян несуществующую вину за горстку отщепенцев. Не забыть, к каким партиям эти господа принадлежат, чтобы потом сравнить их приторные избирательные речи с нападками, с которыми они обрушиваются на своих сограждан сегодня. Посчитать, сколько раз эти златоусты предстоящих выборов обратятся к теме «русского» героизма в ходе Второй Ливанской войны и своей личной любви к «самой образованной и культурной алие из бывшего Советского Союза». И обязательно спросить создателей будущей предвыборной фальши, готовы ли они теперь, накануне голосования, изменить Закон о возвращении, чтобы не давать

С тех пор, как в 2006 году на стене одной из провинциальных синагог была начерчена свастика, Израиль потерял иммунитет от коричневой чумы. И сейчас силовые органы страны пытаются лечить эту болезнь хирургическим путем.

2.3 Ультраправые националисты в Израиле

Ультраправые, крайне правые, радикальные правые — термин для обозначения носителей крайне правых политических взглядов. В современном мире используется в основном для обозначения сторонников расового превосходства, неофашистов, неонацистов и ультранационалистов. Рассмотрим некоторые из них:

Движение «Ках» и отколовшаяся от него группировка «Кахане хай» — радикальные религиозно-националистические еврейские израильские движения, признанные в ряде стран террористическими. В настоящее время официально прекратили своё существование. Исповедовали доктрину трансфера всех нелояльных еврейскому государству арабов с территории библейской Эрец-Исраэль и аннексии территорий Иудеи и Самарии (Западный Берег) и части Иордании.

Рабби Меир Кахане, основатель «Лиги защиты евреев» в США, боровшейся как с местными проявлениями антисемитизма, так и за право советских евреев на иммиграцию, репатриировался в Израиль в 1969. Движение «Ках» было им основано в 1971 и впервые участвовало в выборах в Кнессет в 1973 под названием «Список Лиги». Партия набрала 12,811 голосов (0.82 %), не преодолев проходного барьера в 1 %. На выборах 1977, «Ках» набрала всего 4,396 голосов, а в 1981 — 5,128. В 1984 году Центральная избирательная комиссия Израиля издала постановление, лишающая партию «Ках» права на участие в выборах в связи с её расистской программой. Однако перед выборами 1984 года Верховный Суд Израиля отменил это решение избирательной комиссии, и Кахане был избран в Кнессет одиннадцатого созыва, набрав 25,907 голосов (1.2 %). После этого, в 1985 году был принят закон, ограничивавший участие в выборах расистских организаций, требующих изменения демократического характера Государства Израиль. В 1988 году, когда по разным опросам «Ках» мог претендовать на 4-10 мест в Кнессете, Верховный суд Израиля отстранил партию от участия в парламентских выборах. Кахане также создал йешиву «Еврейской Идеи», распространявшую его идеологию.

В 1990 году, после лекции в Манхэттене палестинский араб Эль Саид Нуссар застрелил Кахане. Вскоре после убийства Кахане Движение «Ках» и связанная с ним ешива раскололись. Младший сын Меира Кахане, Биньямин Зеев возглавил «Кахане хай» (ивр. כהנא חי‎, «Кахане жив» в переводе с иврита). Биньямин Зеев Кахане и его жена Тали погибли в 2000 году, когда палестинские террористы расстреляли их машину возле поселения Офра в Самарии (Западный Берег).

Европейский союз и США называют обе организации террористическими. Они также объявлены вне закона в Израиле (после теракта Баруха Гольдштейна в 1994 г.). Хотя сторонники «Ках» и «Кахане хай» продолжают проживать в Израиле, США, и многих других странах, официально обе организации прекратили своё существование.

Также следует упомянуть партию «Наш дом – Израиль»

Наш дом Израиль (ивр. ישראל ביתנו‎) (аббревиатура — НДИ) — политическая национально-патриотическая партия Израиля праволиберальной направленности.

Партия была образована в январе 1999 года. Лидером партии и её создателем является Авигдор Либерман.

В программе партии поддерживается принятие Конституции и введение института гражданского брака (по другой версии за введение «Договора об Обязательствах», который не является полноценным гражданским браком). Партия декларирует заботу о правах граждан и борьбу с дискриминацией репатриантов. Выступает за прием присяги на верность государству Израиль всеми гражданами страны, и за лишение гражданства лиц, «отказывающихся присягнуть на верность государству, в котором они проживают». Также НДИ выступает за льготы для граждан, прошедших армейскую или гражданскую альтернативную службу.

НДИ получила на своих первых выборах в Кнессет в 1999 году 4 мандата. В правительстве Шарона (с марта 2001 года) партия получила один из главных министерских портфелей. В 2002 году из-за несогласия с политикой Ариэля Шарона, партия вышла из правительства. В преддверии новых выборов Авигдор Либерман создал правый блок состоящий из партии НДИ и небольших партий правого направления Моледет и Ткума. Этот блок на выборах в Кнессет в январе 2003 года получил 7 мандатов. С 28 февраля 2003 года блок вошёл в правительство Ариэля Шарона, двое депутатов от этого блока получили министерские портфели. В середине 2004 года партия покинула коалицию.

На выборах 2006 года партия получила 11 мандатов.

По результатам выборов 2009 года стала третьей по величине партией в Израиле получив 15 мандатов. Партия НДИ вошла в правительство Бениамина Нетаньяху. Согласно коалиционных соглашениям, лидер партии Авигдор Либерман получил пост министра иностранных дел Израиля.

Израиле возможно заключение лишь религиозных браков. При этом все граждане еврейской национальности сочетаются браком по иудаистскому канону, если брак совершается внутри страны. Согласно законам еврейской религии, только человек, чья мать еврейка или прошедший гиюр, считается евреем.

Среди иммигрантов из стран СНГ и бывшего СССР много смешанных семей, и примерно 300 тысяч человек не являются евреями согласно галахе и в связи с этим не могут заключить брак внутри Израиля. Хотя Израиль признает браки, заключенные за рубежом, тот факт, что 300 000 граждан не могут жениться и выйти замуж в собственной стране, многие, в частности Государственный Департамент США, считают дискриминацией.

Партия НДИ во многом опирается на выходцев из бывшего Советского Союза и в программных документах на русском языке декларировала желание ввести в Израиле институт гражданских браков, который существует практически во всех других странах мира. При этом в английской версии программного документа НДИ, отмечается, что партия принципиально против введения полноценных гражданских браков.

16 марта 2010 года, по инициативе партии, кнессет принял закон о «союзе пар» (брит ха зугиют) — аналоге гражданского брака. Однако вступать в «союз пары» могут только лица, ни один из которых не признан евреем министерством внутренних дел Израиля.

НДИ рассматривает арабо-израильский конфликт как часть конфликта между западным миром и радикальным исламом. По мнению партии этот глобальный конфликт не может считаться следствием противостояния Израиля и арабских стран. Палестинское сопротивление и палестинский террор не являются следствием израильской оккупации Западного Берега и сектора Газа. Арабо-израильский конфликт имеет не территориальную, а национально религиозную причину. Это «часть мировой компании против образа жизни, отличного от ислама».

Палестинское государство. План Либермана

В публикациях партии содержатся аргументы против существования Палестинского государства на Западном Берегу и в секторе Газа и за продолжение оккупации. Согласно документу «Виденье НДИ» с сайта партии: «Не был выдвинут эффективный контраргумент против аргумента наших соседей о праве на самоопределение и о решение конфликта, предусматривающим создания двух государств для двух народов. Израиль должен разъяснить что антиизральская позиция экстремистских исламских лидеров, которая так же встречается и во многих кругах на Западе, является прямым продуктом классического антисемитизма, и, что требования создания Палестинского государства и права на возвращения палестинских беженцев это всего лишь увертка, скрывающая конечную цель — разрушение Государства Израиль. Так же, призывы к самоопределению должны быть разоблачены как платформа для продвижения разрушительных идей».

НДИ выступала против мирного плана Дорожная карта и одностороннего размежевания с Газой. Партия считает неправильным, что сектор Газы снабжают электричеством в то время, как там действуют террористические группировки и оттуда ведется обстрел Израиля ракетами и полагает, что необходимо дать ясно понять, что «за участие в Федерации Террора придется платить высокую цену». Предлагается полностью прекратить снабжения сектора любыми видами товаров, энергии и не представлять ему услуги портов — то есть относиться к сектору точно так же как к Синайскому полуострову после возвращения его Египту. В ответ на обстрелы Сдерота ракетами предлагается наносить удары по богатому району Газы Риммел. Высказываются пожелания, что бы контроль за ситуацией в секторе взяли на себя НАТО и Европейский союз, тогда, по мнению НДИ, Газа со временем сможет превратиться в новый Гон-Конг. В программном документе партии говорится, что с сектором Газа и Западным берегом надо вести отдельные переговоры и по возможности изолировать эти территории друг от друга.

Тем не менее план Либермана, так же опубликованный на сайте НДИ, предусматривает создание Палестинского государства. Предлагается обмен участками территории и населения между Израилем и будущим Палестинским государством. Палестинскому государству планируется передать прилегающие к зеленой черте арабские населенные пункты (Тира, Кафр-Кассем, Тайбе и др.), арабские поселки и города в районе Вади-Ара (Ум-эль-Фахэм, Бака-аль-Гарабия и др.), деревни в районе Восточного Иерусалима и некоторые бедуинские населенные пункту в северном Негеве. В замен Израиль должен получить крупные блоки поселений за пределами зеленой черты. Восточный Иерусалим планируется оставить в составе Израиля. Выполнение подобного плана уменьшит количество арабов-граждан Израиля на треть.

НДИ полагает, что израильские арабы имеют двойную идентичность и желают, считая себя палестинцами, пользоваться при этом всеми экономическими благами израильского гражданства.

Возможные переговоры о создание Палестинского государства НДИ считает возможным начать лишь при выполнение трех условий:

Полное прекращение террористических действий;

Прекращение антиизраильской пропаганды в СМИ и в рамках школьных программ;

Готовность палестинского руководства подписать Соглашение о полном и окончательном завершении конфликта и обоюдном отказе от каких-либо требований в будущем.

В то же время НДИ выступают за одновременную тотальную войну с террором, заявляя, что меры применяемые Израилем ранее недостаточны. Так же партия считает, что необходимо развивать экономику палестинских территорий. В нынешнем бедственном положение Палестинской автономии партия обвиняет администрацию Ясира Арафата, которая по утверждению НДИ разворовала всю иностранную помощь, направляемую палестинцам. В то же время НДИ категорически против предоставления палестинцам работы на территории Израиля.

Многие комментаторы считают, что выполнение такого плана, сопровождаемое принудительным лишением арабов-граждан Израиля их израильского гражданства — противоречит израильским и международным гуманитарным законам.

Партия НДИ считает, что все граждане Израиля должны принять присягу на верность «Государству Израиль, государственному флагу, Декларации независимости и другим атрибутам государственности», а также еврейскому государству. Отказавшиеся принять присягу, должны быть лишены гражданства и им должен быть оставлен только вид на жительство. Они не смогут принимать участие в голосовании или выдвигать свои кандидатуры на выборах. Принять присягу будут предлагать всем новым иммигрантам, лицам, достигшим 16-ти летнего возраста и тем, кто захочет обновить паспорт.

По мнению НДИ каждый гражданин Израиля обязан пройти военную или альтернативную службу. Лица, отказавшиеся это сделать должны быть лишены израильского гражданства, им будет оставлен только статус постоянного жителя.

Партия так же выдвинула законопроект об уголовном наказании за участие в мероприятиях по случаю дня Накбы (проводятся арабским населением Израиля 15 мая каждого года в знак памяти об исходе арабских жителей Палестины после объявления Израилем независимости в этот день в 1948 году).

За свою, по мнению многих комментаторов, антиарабскую позицию партия часто обвиняется арабскими и левыми израильскими политиками и журналистами в расизме.

Таким образом, мы рассмотрели наиболее известные ультраправые партии Израиля, их основные политические идеи и отношения к ним в мире.


Глава 3. Борьба с неофашизмом

3.1 Основные методы борьбы с неофашизмом

Прежде всего, давайте попытаемся понять, о чем идет речь, когда политик, юрист, художник или обыватель произносит слово «неофашизм».

Есть теоретическое представление о фашизме как об идеологии. Есть представление о фашизме как о политической практике времен Второй мировой войны. Наконец, есть порожденное этой практикой бытовое представление о фашизме как о крайней и беспредельной жестокости, как об изуверстве.

С чем же предлагается бороться?

Бороться с идеологией — исключительная прерогатива фашистской партии или ее средневековой инквизиторской ипостаси. Занятие это абсолютно бесперспективное, поскольку именно законодательная борьба с идеологией способна стимулировать жгучий интерес к тому, против чего борются.

Законодательная борьба с проявлениями или пропагандой жестокости — задача деполитизированного уголовного законодательства, независимого от того, представитель какой партии или иной структуры и приверженец какой идеологии пропагандирует или совершает жестокость.

Следовательно, речь может идти только о политической практике фашизма, или, что одно и то же, — о попытках постепенного или одномоментного создания фашистского государства.

Следовательно, необходимо сформулировать признаки именно фашистского государства.

Как считает автор наиболее системного труда о фашизме, не эклектичного и не уходящего от прямого вопроса о сущности фашизма, Желю Желев, "самый надежный способ построения модели идеального фашистского государства — это изучение структуры классических фашистских государств, выявление тех общих черт, без которых немыслимо конкретное фашистское государство". Желев называет следующие черты:

насильственное установление однопартийности путем уничтожения других партий,

сращение фашистской партии с государством,

унификация всей общественной жизни,

авторитаризм и культ национального вождя,

то, что Желев называет "концентрационные лагеря", а мы — ГУЛАГ, то есть система экономичной изоляции, использования на нужды тоталитарного государства и уничтожения инакомыслящих, в том числе — потенциальных инакомыслящих.

Со времени выхода в свет "Фашизма" Ж.Желева прошло пятнадцать, а с момента написания — тридцать лет. За это время у нас был не один случай поразмыслить над сутью понятия "тоталитарное государство" и в интерпретацию Желева должны быть внесены некоторые уточнения.

Тоталитаризм для нас не только уходившая, но и надвигающаяся реальность. И его очертания не всегда вписываются в привычную схему "от фашизма до большевизма". Почему-то, если мы однажды наступаем на грабли, то считаем, что все зло мира названо именем этого коварного орудия, и никто и никогда не придумает чего-нибудь позловреднее? Почему мы так уверены, что у тоталитаризма только два лица — красное и коричневое?

А. Об однопартийности. Тоталитарная партия имеет программу, содержащую дискриминационные пункты по отношению к той или иной части общества. Дискриминация при этом предполагает применение насилия. Выбор той части общества, которую дискриминируют, делается по принципу "не является сторонником или не отвечает требованиям избранной идеологии". Идеология национального превосходства. Идеология социального превосходства. Идеология конфессионального превосходства.

Но возможно и иное: идеология серости, идеология отсутствия идеологии, как у тургеневского Пигасова. Дискриминируются в этом случае любые носители идеологии. Главным становится то, что элита власти остро нуждается в массовой идеологии, утверждающей раз и навсегда господство избранных над избирателями.

Получаем первый пункт: насильственное установление господства избранных.

Когда начиналась приватизация, было ясно, что процесс стихийного передела собственности приведет к массовому и резкому имущественному расслоению, при котором большая часть общества утратит средства к достойному существованию, а элитная часть — накопит первоначальный капитал. Одновременно шла работа над новым Уголовным кодексом, который предусматривал альтернативы заключению в виде крупных штрафов, и росли налоги на адвокатскую деятельность, что сопровождалось фантастическим ростом цен на услуги защитников в процессе следствия и суда. Эти и аналогичные перемены, не считая даже традиционного мздоимства и круговой поруки чиновников, перевели ситуацию имущественного расслоения в ситуацию имущественно-правового расслоения, когда небогатый человек фактически бесправен. Участие адвоката только в одном следственном действии стоит уже десятки минимальных месячных окладов, а в деле в целом — сотни таких окладов.

Таким образом, правовое и материальное господство элиты — реальный факт, а явление, которое его порождает — имущественно-правовое расслоение.

Политическое господство — предмет непрерывной борьбы за власть, свидетелями которой мы являемся на протяжении вот уже десяти лет и в которой разменной монетой становятся и территории, и национальные богатства, и жизни теперь уже многих тысяч граждан.

Б. О сращении партии с государством. Тоталитарная партия строит жесткую иерархию единовластия, так как для реализации насильственного превосходства необходим безальтернативный аппарат насилия. Партия сращивается с государством или государство с партией — несущественно. Важно поголовное и обязательное выполнение установок, поступающих по иерархии сверху-вниз.

Получаем второй пункт: принудительная замена правовой государственной системы элитной иерархией.

Методы.

Если бы президентская вертикаль строилась вместе со всеми ветвями власти и путем принятия новых законов, она не превратилась бы в стержень тоталитаризма. Но она, очевидно, и не могла по своему общественному происхождению создавать демократическую коалицию, она с порога провозгласила два тезиса: советы — инструмент коммунистического произвола, законодательная база — не годится для новых условий, поэтому нужно принимать решения исходя из разумной целесообразности и здорового прагматизма. А вместо советов — выбрать новые органы представительной власти, полномочия которых были бы таковы, чтобы депутаты могли непрерывно протестовать, но не могли ничего изменить в решениях исполнительной власти. Вертикаль такого рода не могла не срастись с аппаратной чиновничьей вертикалью, после чего совершился факт превращения государства в партийно-бюрократический аппарат.

В. Об унификации общественной жизни. Тоталитарная партия принуждает все общественные объединения, включая объединения творческих работников, ученых, женщин, детей и юношества и т. п., становиться пропагандистами единой избранной идеологии. Уверены ли мы, что средствами этого принуждения является только прямое насилие? Технические возможности тотального воздействия принципиально изменились со времен фашизма образца 1933--1945 годов. Львиная доля психологического формирования личности государством идет через средства массовой информации, главным образом — электронные. При наличии абсолютного единовластия вполне реально и достаточно для нейтрализации несогласных перекрыть им доступ к средствам массовой информации. И только когда это не помогает — применять аресты правозащитников, убийства журналистов и депутатов. Поддерживать же общую атмосферу страха в обществе вовсе не обязательно путем демонстративного преследования всех политических противников. Достаточно постоянно демонстрировать всемогущую безнаказанность государственных силовых структур на бытовом уровне.

Получаем третий пункт: принуждение к унификации общественного сознания.

Методы.

Имущественное расслоение получает еще одну превращенную форму: расслоение по возможности массового воздействия на общество. Чем выше барьер доступа к массовому воздействию, тем мизернее возможность реализовать право гражданина на свободу информации и участие в управлении страной. Претендент на выборную должность не может даже при поддержке массы малоимущих единомышленников рассказать по телевидению о своей программе. Граждане никогда не могут проверить, излагается ли в газете точка зрения журналиста или — финансирующей газету элитной группы. Организованное разноголосье прессы опытные и хорошо оплачиваемые социологи могут организовывать так, чтобы добиться желаемого для элиты воздействия на общественное мнение.

Вот еще одно проникновение тоталитаризма в общество: захват элитой средств воздействия на массовое сознание.

Г. О культе вождя. Культ вождя тоталитарная партия провозглашает раньше или позже, но не обязательно в программных документах. В программе ВКП(б)-КПСС идеи вождя не было. А вожди были. Вождизм — естественное завершение логики развития тоталитарной идеологии.

Тотальное стремление общества к безответственности порождает, в конечном счете, тотальную власть. В известном смысле фашизм — воплощение мечты обывателя о личной безответственности.

Очень важное замечание: предтоталитарное состояние общества непрерывно порождает варианты тоталитарных действий во всех общественно-государственных проявлениях. Как бы апробируются идеи монархии, большевизма, национал-социализма, хунты. Выдвигаются различные исполнители, представляющие весь спектр авторитарно-тоталитарных режимов. Жизнь скованного страхом перед завтрашним днем и растерянностью потерявшего привычного поводыря общества, с одной стороны, и не имеющих самостоятельной доктрины и потерявших привычно ведомое стадо лидеров, — с другой, тасует эту колоду до тех пор, пока не выбьется кто-то один. Можно даже назвать его типичные признаки: настойчивость в движении к власти, пренебрежительное отношение политической элиты к его возможностям, самонадеянность и снисходительность его покровителей.

Получаем четвертый пункт: выдвижение вождя, снимающего с общества ответственность за действия каждого гражданина.

Д. О концентрационных лагерях. Тоталитарная партия не может не оказаться в противостоянии сначала примерно с третью, а затем — со все возрастающим числом граждан. В зависимости от степени цинизма ее лидеров она изначально провозглашает или постепенно вводит систему жестокого и массового подавления. Массовость репрессий делает необходимым не простое уничтожение, а использование изолированных от общества людей в качестве самой дешевой рабочей силы, как неквалифицированной, так и высокоинтеллектуальной. Такая структура внутри экономики современного государства всегда вызывает ее деградацию, что и погубило в свое время сталинскую тоталитарную систему. Чем выше уровень развития общества, тем жестче сказывается разница в характере рабского труда концлагерей и требованиях современных технологий науки и производства. Поэтому на пути к тотализации современного общества сначала следуют запугивание и ущемление прав наиболее активных граждан, затем аресты по ложным обвинениям в уголовных или гражданских преступлениях и только потом — открытые преследования по политическим мотивам.

Современное общество, немного сужая рамки прямого обращения в рабство множества граждан, одновременно расширяет технические и организационные возможности изоляции инакомыслящих и признанных потенциально опасными для государства лиц. Однако, смысл действий тоталитаризма остается неизменным: изоляция и принудительный изнуряющий труд для дискриминируемой части населения страны.

Получаем интерпретацию пятого пункта: создание тотальной системы изоляции, принудительной эксплуатации и истребления дискриминируемой части общества.

Таким образом, можно сделать вывод, что законодательно преследовать состоявшееся тоталитарное государство можно лишь извне этого государства. Например, законодательно преследуя членов общественной организации, программа которой включает построение фашистского государства, мы рискуем, прежде всего репрессировать привлеченных внешней атрибутикой мальчишек, поскольку фашисты с серьезными намерениями взять власть не станут афишировать этого в программе своей партии.

Все частные проявления фашизма подпадают под уголовный кодекс. Все общие проявления предтоталитарного состояния общества — обнаружимы и политически и экономически устранимы. Было бы желание. Спецзаконы о борьбе с фашизмом только создают иллюзию такой борьбы да еще — возможность для властей подвести под экстремизм всякое сопротивление произволу.

В Британии Мосли прогнали дамские зонтики. В Германии фашистов не смогли прогнать самые энергичные репрессии.

Давайте вспомним, как боролись с фашизмом в предгитлеровской Германии, когда НСДАП рвалась к власти. Против членов фашистской партии в предгитлеровской германии было возбуждено 40 000 уголовных дел; в общей сложности по состоянию на конец 1933г. члены НСДАП были осуждены на 14 000 лет тюрьмы и на полтора миллиона марок штрафов; полиция в начале 1932 г. проводила специальные акции против запрещенных только что вышедшим законом формирований СС и СА; штурмовики в этот же период потеряли 300 чел. убитыми и 40 000 ранеными...

Мы видим, как фашизм входит в плоть общества отдельными элементами, каждый из которых в отдельности выглядит для многих желанным, но которые в сборке дают тоталитарное чудовище.

Вывод напрашивается. Надо бороться не с программными провозглашениями партийных лидеров, а с общественными явлениями, на пересечении которых способен возникнуть фашизм.

Вернемся с этой точки зрения к пяти желевским признакам фашистского государства.

А. Насильственное установление господства избранных.

Б. Насильственная замена правовой системы элитной иерархией.

В. Принудительная унификация общественного сознания.

Г. Вождь, снимающий ответственность с гражданина.

Менталитет тотального бесправия не может исчезнуть за год-два. Стоит подкрепить страх жестокостью властей — и он возрождается с новой силой и без надежды на изменения. Он состоит из безответственной покорности и затаенной злобы. Самое страшное — это скачкообразность перехода от забитости к бунту. Но есть еще затаенная мечта о герое-избавителе. В ней — иждивенчество безысходности.

Оппозиция тоже надеется на лидера, наводящего твердый порядок, только почему-то уверена, что этот порядок будет создаваться по ее модели.

Вот так в нашу жизнь уже вошел еще один элемент фашизма: большая часть общества ждет вождя, избавляющего от хлопот по благоустройству государства.

Д. Система изоляции, принуждения и истребления.

Полтора миллиона заключенных с опережающим ростом их численности, фильтрационные лагеря, где люди исчезают бесследно, до тридцати процентов казненных по ошибке, безнаказанно врывающиеся в дома официальные лица в масках, бронежилетах, с дубинками и автоматами. Это — не про фашизм. Это — по сообщениям прессы и общественных организаций. Это — официально и неофициально доводимые до всех уровней демократического начальства сведения.

Указы по борьбе с бандитизмом, из которых однозначно следует, что в любую общественную организацию, которая была упомянута подозреваемым "лицом" могут придти с обыском без каких бы то ни было дополнительных санкций. Нормативы численности задержанных "лиц" и "раскрытых" преступлений — одно в три дня на следователя, — от выполнения которых зависит зарплата и продвижение по службе. Штрафы за неуведомление о приезде в город и насильственное выдворение при "действующем" законе об отмене прописки.

Подведем итоги:

имущественно-правовое расслоение,

"национал-прагматизм",

политический волюнтаризм,

захват элитой средств воздействия на массовое сознание,

ожидание большей частью общества вождя, избавляющего от хлопот по благоустройству государства,

мощная и незаконопослушная система подавления.

Все это создает предпосылки распространения фашизма.

Фашизм — не строй и не режим, как полагают обычно, он — состояние общества. Поэтому выйти из коллапса фашизации неимоверно трудно, почти невозможно.

На самом деле есть лишь один способ борьбы с фашизмом — вернуться к подлинно демократическим и правовым методам управления.


3.2 Предложения о разработке закона против фашизма

Закон против фашизма должен запрещать антисоциальные действия в экономике.

Закон против фашизма должен вводить механизм защиты малоимущего и неимущего от преимуществ богатого в суде (в геометрической прогрессии дифференцировать штрафы, резко снизить налог на адвокатуру и многое еще другое, о чем — разговор отдельный).

Закон против фашизма должен запретить официальным лицам и публичным лидерам политические оценки и преследования противников по национальному признаку.

Закон против фашизма должен вернуть представительной власти эффективный контроль над исполнительной, а за президентской вертикалью оставить "оперативное" нормотворчество, восполняющее временные пробелы, возникающие из-за относительной медлительности основного законотворческого механизма, президентскими актами, действующими жестко ограниченный срок и автоматически утрачивающими силу по прошествии его.

Закон против фашизма должен ввести принудительно равные возможности доступа представителям всех общественных сил и движений к средствам массовой информации, в первую очередь — телевидению.

Закон против фашизма должен создать эффективный механизм пресечения злоупотреблений власти по заявлениям граждан и представлениям общественных организаций. Его основой должно стать немедленное прекращение полномочий должностного лица, незаконно ущемившего права гражданина или нарушившего Конституцию.

Закон против фашизма должен принять комплекс мер по жесткому и эффективному контролю общественности и парламента за действиями спецслужб и пенитенциарной системы, по восстановлению естественного баланса сил силовых структур, когда предполагается, что у государства главные враги могут оказаться вовне, а не в среде собственных граждан.

Закон против фашизма, таким образом, должен закрепить реальными механизмами тот факт, что не человек служит пищей для государственных структур, а государство состоит на службе у человека.


Заключение

Сходство между фашизмом и национал-социализмом видно не только в социальной и идеологической области, но также во внешнем облике и в политической практике. НСДАП была так же организована и построена по военному образцу, так же опиралась на одетые в мундиры и частично вооруженные подразделения.

Фашизм угнетенной нации возникает тогда, когда исконные жители колонии (аборигены) начинает осознавать несправедливость положения, при котором в его стране управляют не представители коренной национальности, а некие пришельцы. Они отмечают явления, всегда сопутствующие совместному проживанию представителей двух народов:

а) языковые проблемы, когда язык метрополии начинает всё больше доминировать; вообще культурная экспансия, когда более развитая и поэтому более привлекательная культура метрополии вытесняет коренную культуру;

б) изменение баланса национального состава страны, когда в растущих городах большинство начинают составлять выходцы из метрополии; прямая ассимиляция, когда многие представители местной элиты вступают в смешанные браки, и их дети уже не относят себя к коренной национальности;

в) неоднородная занятость населения в экономике, когда коренное население оказывается занятой преимущественно в сельском хозяйстве и на работах, не требующих высокой квалификации.

Как видим, все предпосылки для возникновения фашизма имеют субъективный характер, преодоление всех этих явлений зависят от общей культуры общества, развитости демократических институтов, социально-экономического положения страны. Но национальной элитой все это трактуется как дискриминация и угроза существованию коренной нации. Это период возникновения национального самосознания, когда идеи о несправедливости такого положения, возникшие в духовной элите, проникают в общество.

Становление новой олигархии, злоупотребляющей властью, произошло в фашисткой Италии; это же произошло в фашисткой Германии, это произошло в государствах СНГ после краха государственности СССР. Но не этим вырождением вождей изначально протестного движения в злоупотребляющую властью новую олигархию характеризуется фашизм. Не грубым насилием и концлагерями, доносительством и тайными службами, пронизывающими всё общество и контролирующими всю его жизнь, характеризуется фашизм. Это и многие другое в случае установления фашистского режима — только инструменты решения им тех или иных проблем, с которыми он сталкивается при своём становлении и удержании власти над обществом.

Национализм это — осознание уникальности собственной культуры в сочетании с отрицанием уникальности и значимости для человечества иных национальных культур.

Нацизм — сознательное уничтожение иных культур и/либо народов, их создавших.

То есть национализм и нацизм могут существовать в обществе и при монархии, и при республике, и при рабовладельческом строе, и при феодализме, и при капитализме, и при социализме.

В наши дни сразу по нескольким направлениям идет возрождение идеологии и практики фашизма, основанных на признании превосходства над другими какой-либо этнической группы, цивилизации или культуры, и реализации вытекающего из этого положения их права на уничтожение и подавление других людей, как представителей неполноценных этнических групп, культур и цивилизаций.

Безусловно, Израиль — еврейское национальное государство, чья цель – сохранение и развитие национального своеобразия еврейского народа. Как же можно говорить о таком уровне западного культурного влияния в Израиле, что молодые израильтяне даже утеряли связь с национальным самоощущением? В действительности, тут никакого парадокса нет. Еще русский философ-консерватор XIX века К.Н. Леонтьев заметил, что как только какой-нибудь малый народ заявит о создании национального государства для сохранения национальной самобытности, тут же на этой самобытности можно ставить крест. Через несколько десятилетий обретший «суверенитет» народ превратится в копию общеевропейского среднего класса, обуржуазится, переняв самые дурные привычки масс-культуры Запада. Не секрет, что евреи, приехавшие в Израиль из России, в отличие, например, от евреев из Европы и США и тем более от евреев, уже родившихся в Израиле, рассматриваются как граждане второго сорта. Им труднее получить хорошую работу, сделать государственную карьеру, зато попасть на оккупированные территории, где жизнь крайне опасна, – легче легкого. Бывшие профессора и доценты работают водопроводчиками и шоферами. Фашизм — не строй и не режим, как полагают обычно, он — состояние общества. Поэтому выйти из коллапса фашизации неимоверно трудно, почти невозможно.

На самом деле есть лишь один способ борьбы с фашизмом — вернуться к подлинно демократическим и правовым методам управления.


Список использованной литературы

1. Безымянский, Л. Нацизм без свастики / Л. Безымянский // Новое время.- 1986.- 36.- С.25-29

2. Беликов, С. Бритоголовая культура / С. Беликов // Литературная Россия.- 2001.- 4.-С.25

3. Белоусов Л.С. Муссолини: диктатура и демагогия. – М., Изд-во «Машиностроение». 2003

4. Бессонов Б. Фашизм: идеология и практика. - М. , 2005.

5. Бланк, А.С. Старый и новый фашизм: Полит. социал. Очерк / А.С.Бланк.- М.: Политиздат, 1982.- 256 с.

6. Бланк, А.С. Неонацизм реваншизм / А.С.Бланк. М.: Прогресс, 1987. -230 с.

7. Бланк А.С. Из истории раннего фашизма: от этимологии к законному определению / А.С.Бланк // Российская юстиция. 2002.- 10 .- С.15 19.

8. Богушевский, А. Неофашизм в Германии: вчера, сегодня, завтра / А. Богешевский // Гудок.- 2009. 26 июня.

9. Буханов В. Гитлеровский «новый порядок» в Европе и его крах 1939-1945 гг. - Екатеринбург, Изд-во Уральского университета, 2004

10. Верховский ,А. Национализм и ксенофобия в западном обществе / А. Верховский // Свободная мысль. 2009.- 5.-С.27.

11. Виновник расизм. // Правда.-1984. 15 ноября

12. Випперман Вольфганг Европейский фашизм в сравнении. 1922-1982 / Пер. с нем. А. И. Федорова. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000

13. Вылазки неонацистов. // Известие. 1987. 16 марта

14. Галкин А.А. Размышления о фашизме // Социальные трансформации в Европе ХХ века. М., 2008

15. Галкин, А.А. Фашизм и неофашизм в Германии / А.А.Галкин М.: Наука 2008. 245 с.

16. Генри, Э. Современный фашизм: кому он нужен / Э. Генри // Знамя 1985, кн2.- С.212-228.

17. Генри, Э. Терроризм и неофашизм / Э. Генри // Мировая экономика и международная жизнь. 1981.- 11.- С 107-116.

18. Гершкович, И. Виртуальный фашизм / И. Гершкович // Новое время.- 2008. - 25. С.26-38.

19. Головин, П. Коричневая тень прошлого / П. Головин // Авиация и космонавтика.- 1984.- 7.- С. 10-11.

20. Градов, С. Кровавый рейд бритоголовых / С. Градов // Мегаполис экспресс. 2001.- 17.-С.25

21. Грачев, А. Хайдельризация Европы / А. Грачев // Новое время.- 2000. - 6.- С.25-27.

22. Гришин, П. Скинхеды нерпосто бреют головы. Теперь они депутаты: [Ультраправые организации в Германии] / П. Гришин // Эхо планеты.- 2004 - 40. С.18-20.

23. Дамье В.В. Тоталитарные тенденции в ХХ веке // Мир в ХХ веке. М.: Наука, 2009

24. Димченко, В. Скины летят на юг / В. Димченко // Нева 1991. - 2. С.12-19.

25. Дорошенко, С. Необычный фашизм / С. Доршенко // Молодая гвардия .-2000. - 5-6. С.28-36.

26. Два Барбье. // Правда.- 1987.- 3 июля.

27. Жигалов, И.И. Неофашизм в Великобритании; истоки, особенности / И.И.Жигалов // Вопросы истории.- 1980. - 7. С.63-75.

28. Жигалов, И.И. Основной очаг британского неофашизма / И.И.Жигалов // Вопросы истории.- 1986. - 4. С.26-44.

29. История фашизма в Западной Европе. М.: Наука, 2007

30. Иванов, В. Идеология неофашизма суть, истоки, формы / В. Иванов //Политическое самообразование.- 1985. - 12. С. 60-66.

31. Ковалев, В. Что же такое фашизм: от этимологии к законному определению / В. Ковалев // Российская юстиция 2002. - 10. С.43-52.

32. Колосов, П. Черный след нацизма / П. Колосов // Новое время.- 1981. - 14. С.27-30.

33. Коретин, А. Черный интернационал / А. Коретин // Международная жизнь.-2007. - 3. С.155-157

34. Кононов, В.И. Новые правые в ФРГ: Некоторые особенности развития / В.И.Кононов // Вопросы философии.- 2008. 11. С.140-143.

35. Клешин, А. Скин движения: бритоголовые борются за чистоту городов. // Горизонт. 1992. - 1. С.12-15.

36. Казначеев, П. Бильярдные шары. Скинхеды новое поколения наций / П. Казначеев // Новое время. 2008. - 32. С.17-27.

37. Лопухов, Б. Неофашизм / Б. Лопухов // Рабочий класс и современный мир. 1986. - 1. С.23.

38. «Малая энциклопедия стран» /Под ред. Сиротенко Н.Г., Менделев В.А./ М.:изд-во «Торсинг», 2009 г.

39. Новик, Ф.И. Неонацизм в ФРГ: подъемы и поражения (1949-1974) / Ф.И.Новик.- М.: Политиздат.-1976. 350 с.

40. Неофашист и его опекуны. // Известия. 1986. 14 июня.

41. Неонацисты прибирают к рукам полицию. // Известие. 1986. 19 ноября.

42. Обзор экономики Израиля. По материалам обзора Александра Дубинского. М.: Экономика и право, 2009.

43. Опитц, Р. Фашизм и неофашизм / Р. Опитц. М.: Прогресс, 2007. 280 с.

44. Пустогаров, В.В. Неофашизм и международная безопасность / В.В.Пустогаров. М.: Наука, 2009. 239 с.

45. Рахшмир П.Ю. Происхождение фашизма. М.: Наука, 2001

46. Рябов, А.И. Современный фашизм и борьба с ним / А.И.Рябов // Слово лектора. 2000. - 12. С.22-25.

47. Сокольский, С. Еврофашизм поднимает голову / С. Сокольский // Мировая экономика и международные отношения. 2001. - 3. С.19.

48. Тоталитаризм в Европе ХХ века. Из истории идеологий, движений, режимов и их преодоления. М.: Памятники исторической мысли, 2006

49. Филатов, М.И. Неофашизм идеология и молодежь / М.И.Филатов // Свобода мысли. 2002. - 7. С.43- 49.

50. Черкасов, Ю. В . Германия : фашизм, неофашизм и молодежь / Ю.В.Черкасов. Томск.: Изд во Том. Ун-та, 2003. 177 с.

51. Шубина, М.В. Современные праворадикальные националистические партии в Европе / М.В.Шубина. М, 2006. 30 с.


[1] Рахшмир П.Ю. Происхождение фашизма. М.: Наука, 2001

[2] Рахшмир П.Ю. Происхождение фашизма. М.: Наука, 2001

[3] История фашизма в Западной Европе. М.: Наука, 2007

[4] Галкин А.А. Размышления о фашизме // Социальные трансформации в Европе ХХ века. М., 2008

[5] Буханов В. Гитлеровский «новый порядок» в Европе и его крах 1939-1945 гг. - Екатеринбург, Изд-во Уральского университета, 2004

[6] Буханов В. Гитлеровский «новый порядок» в Европе и его крах 1939-1945 гг. - Екатеринбург, Изд-во Уральского университета, 2004

[7] Галкин А.А. Размышления о фашизме // Социальные трансформации в Европе ХХ века. М., 2008

[8] Дамье В.В. Тоталитарные тенденции в ХХ веке // Мир в ХХ веке. М.: Наука, 2009

[9] Дамье В.В. Тоталитарные тенденции в ХХ веке // Мир в ХХ веке. М.: Наука, 2009

[10] Бессонов Б. Фашизм: идеология и практика. - М. , 2005.

[11] Бессонов Б. Фашизм: идеология и практика. - М. , 2005.

[12] Богушевский, А. Неофашизм в Германии: вчера, сегодня, завтра / А. Богешевский // Гудок.- 2009. 26 июня.

[13] Богушевский, А. Неофашизм в Германии: вчера, сегодня, завтра / А. Богешевский // Гудок.- 2009. 26 июня.

[14] Богушевский, А. Неофашизм в Германии: вчера, сегодня, завтра / А. Богешевский // Гудок.- 2009. 26 июня.

[15] Богушевский, А. Неофашизм в Германии: вчера, сегодня, завтра / А. Богешевский // Гудок.- 2009. 26 июня.

[16] Богушевский, А. Неофашизм в Германии: вчера, сегодня, завтра / А. Богешевский // Гудок.- 2009. 26 июня.

[17] Белоусов Л.С. Муссолини: диктатура и демагогия. – М., Изд-во «Машиностроение». 2003

[18] Бессонов Б. Фашизм: идеология и практика. - М. , 2005.

[19] «Малая энциклопедия стран» /Под ред. Сиротенко Н.Г., Менделев В.А./ М.:изд-во «Торсинг», 2009 г.

[20] Обзор экономики Израиля. По материалам обзора Александра Дубинского. М.: Экономика и право, 2009.

[21] Обзор экономики Израиля. По материалам обзора Александра Дубинского. М.: Экономика и право, 2009.

[22] Обзор экономики Израиля. По материалам обзора Александра Дубинского. М.: Экономика и право, 2009.

[23] Обзор экономики Израиля. По материалам обзора Александра Дубинского. М.: Экономика и право, 2009.

[24] Випперман Вольфганг Европейский фашизм в сравнении. 1922-1982 / Пер. с нем. А. И. Федорова. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:24:03 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:59:34 28 ноября 2015
GGGOOOOD
Oleg13:59:54 29 мая 2012Оценка: 5 - Отлично

Работы, похожие на Дипломная работа: Особенности распространения неофашизма

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151321)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru