Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Юридическая природа неимущественных прав

Название: Юридическая природа неимущественных прав
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 15:13:31 19 июля 2010 Похожие работы
Просмотров: 514 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ БЛАГ КАК ОБЪЕКТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

1.1 Особенности правовой конструкции неимущественных благ

1.2 Правоотношения, возникающие по поводу неимущественных благ

1.3 Место неимущественных благ в системе гражданского права

ГЛАВА 2. ПОНЯТИЕ И СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ БЛАГ

2.1 Правовая природа понятия защиты неимущественных благ

2.2 Становление и развитие института защиты неимущественных благ

2.3 Специфика гражданско-правовых способов защиты неимущественных благ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Переход к рыночным отношениям обеспечил кардинальные изменения в социально-экономической жизни Российской Федерации. Неотъемлемым условием жизни развитого общества является забота о благе каждого гражданина, что, несомненно, требует повышения уровня правовой защиты, в частности, защиты неимущественных благ личности.

Признание Конституцией РФ человека, его прав и свобод высшей ценностью обязывает государство создать действенный правовой механизм для осуществления и защиты, неимущественных благ, что обусловило необходимость исследования института защиты и ответственности при причинение вреда неимущественного характера, объединяющего в себе, с одной стороны, способы защиты неимущественных благ для потерпевшей стороны, а с другой, мер ответственности для причинителя вреда.

Разработке конструкции личных неимущественных благ всегда уделялось значительное внимание в юридической литературе, а особенно, в связи с изменениями в отраслевом законодательстве, когда в часть первую Гражданского кодекса РФ, была включена глава 8 «Нематериальные блага и их защита». Обстоятельному изучению подверглись различные виды личных неимущественных благ, их понятие, содержание, а также юридические признаки.

Неимущественные блага, среди которых особая роль отведена чести, достоинству, деловой репутации, являются объектом пристального внимания цивилистов, потому что вопрос их правовой защиты до сих пор окончательно не разрешен. Множество проблем остаются либо неисследованными, либо дискуссионными. Законодательная база в сфере защиты неимущественных благ требует совершенствования.

По мнению Н.Д. Егорова, действительная ценность научного произведения определяется не столько количеством содержащихся в нем практических выводов, сколько обоснованностью лежащих в основе таких выводов теоретических положений. Какими бы значительными ни казались различного рода конкретные практические предположения, содержащиеся в научной работе, если они не имеют под собой надлежащего теоретического обоснования, их действительная практическая ценность сводится к нулю[1] .

В гражданском законодательстве определен круг благ, посягательство на которые влечет денежную компенсацию морального вреда. Специфика и многообразие, неимущественных благ, которыми обладают и могут обладать субъекты гражданского права, является ключом к успешной реализации права на компенсацию морального вреда, причиненного посягательством на такие блага и, соответственно, к их эффективной защите. Ведь компенсация морального вреда - фактически основной способ защиты неимущественных благ. Именно это обстоятельство является главным для правильного понимания основного предназначения института защиты неимущественных благ и его роли в современном отечественном законодательстве.

В настоящее время сложилась практика, когда суды часто отказывают в защите неимущественного блага, зачастую не имея возможности вынести обоснованное решение, сталкиваясь с проблемой определения размера компенсации морального вреда и обоснованности последнего хоть сколько-нибудь объективными критериями.

В современной цивилистической науке отсутствует комплексное исследование защиты и ответственности за причинение неимущественного вреда. Существующие научные труды посвящены отдельным аспектам защиты неимущественных благ. Вместе с тем, множество проблем, возникающих в данной сфере, остаются недостаточно исследованными. Законодательная база, регулирующая, защиту неимущественных благ также недостаточно разработана и требует совершенствования. Поэтому представляется необходимым комплексное изучение института защиты неимущественных благ в гражданском праве России.

Степень научной разработанности исследования в современной российской науке гражданского права к исследованию различных аспектов защиты неимущественных благ обращались многие российские ученые-юристы, среди которых В.В. Бойцова, В.В. Витрянский, К.И. Голубев, Е.П. Губин, С.А. Дробышевский, О.Н. Ермолова, Ю.Г. Иваненко, Л.О. Красавчикова, П.Г. Лахно, М.Н. Малейна, Е.А. Михно, Ю.В. Молочков, С.В. Нарижный, М.Н. Нохрина, О.А. Пешкова, Г.Б. Романовский, А.П. Сергеев, В.Т. Смирнов, А.А. Собчак, Л.И. Спиридонов, Ю.К. Толстой, М.Л. Шелютто, А.В. Шичанин, A.M. Эрделевский, С.Б. Ярошенко.

Цель исследования заключается в разработке теоретических и практических положений направленных на совершенствование механизма защиты неимущественных благ как института гражданского права России.

Поставленная цель определила решение следующих задач исследования :

- анализ историко-правовых аспектов возникновения и развития механизма гражданско-правовой защиты неимущественных благ;

- рассмотрение теоретических и эмпирических материалов в целях раскрытия сущности и содержания способов защиты, неимущественных благ;

- обобщение имеющихся в научной литературе подходов к решению проблемы защиты неимущественных благ;

- выявление специфики гражданско-правовых способов защиты неимущественных благ;

Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие в связи с защитой неимущественных благ и компенсацией морального вреда, как способа гражданско-правовой защиты.

Предметом исследования является правовое регулирование института защиты неимущественных благ в соответствии с нормами гражданского права, а также практикой их применения.

Методологическая основа исследования. Поставленные задачи исследования основаны на совокупности методов научного познания: формально-логическом, комплексном, историческом, сравнительно-правовом, диалектическом, системного и логического анализа. Применение исторического метода дало возможность проследить генезис способов гражданско-правовой защиты неимущественных благ на разных этапах развития Российского государства. Применение метода системного анализа способствовало более четкому определению места неимущественных благ и способов их защиты. Комплексный подход позволил проанализировать исследуемые вопросы во всем многообразии их связей и отношений.

Структура работы обусловлена целью исследования и вытекающими из нее задачами, а также необходимостью последовательного изложения материала. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ БЛАГ КАК ОБЪЕКТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

1.1 Особенности правовой конструкции неимущественных благ

Под благом в широком смысле можно понимать все, что в той или иной степени является полезным для человека с его точки зрения. Другими словами, в том случае, когда мы используем категорию «благо», речь идет об отношении человека к определенному материальному или нематериальному объекту. Очевидно, что люди живут не только в материальном мире и для них представляют ценность не только вещественные предметы, хотя многие нематериальные блага также имеют некое материальное воплощение. Например, фотографии человека хранятся исключительно как память о нем. В то же время возможность пользоваться благом зависит от его доступности, что, в частности, находит отражение в отношениях между людьми по поводу определенных благ. При этом первый тип благ, о котором обычно и идет речь, можно назвать имущественным. Данный тип благ, объединяющий, прежде всего, вещественные блага, находящиеся в собственности граждан и юридических лиц, достаточно широко исследован. В то же время с развитием цивилизации можно отметить становление институтов другого типа благ, которые можно назвать неимущественными. Это могут быть как материальные (т.е. имеющие вещественное содержание, например, здоровье, как целостность организма человека), так и нематериальные (например, имя) блага. Строго говоря, жесткой границы между этими типами благ не существует, и отнести конкретное благо к одному из них часто можно лишь со значительной долей условности. Данная классификация отражает исторический характер категории «благо», проявляющийся в возникновении все новых благ обоих типов. И, прежде всего, это относится к неимущественным благам. Именно этому классу уделяется в настоящее время все более пристальное внимание. Понятие неимущественных благ заняло прочное место во многих международных документах, посвященных правам человека, в том числе во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о политических правах, Международном пакте о гражданских и политических правах. Международный пакт о политических правах утверждает право каждого человека на физическое и психическое здоровье (ст. 12); право па участие в культурной жизни, пользование результатами научного прогресса, пользование защитой моральных и материальных интересов, возникающих в связи с любыми научными, литературными или художественными трудами, автором которых он является (ст. 15). В соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах каждый ребенок должен быть зарегистрирован немедленно после его рождения и должен иметь имя (ст. 24); никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию (ст. 7); содержаться в рабстве (ст. 8); подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции либо незаконным посягательствам на его честь и репутацию (ст. 17); декларируются права на жизнь (ст. 6); на свободу и личную неприкосновенность (ст. 9); на свободу передвижения и выбора местожительства (ст. 12); на свободу мысли, совести и религии (Ст. 18)[2] . Все более серьезно относятся к этому вопросу многие общественные науки. Так, лауреатом Нобелевской премии по экономике в 1991г. стал американец Рональд Коуз за исследование трансакционных издержек и прав собственности. Между тем первая статья Р. Коуза «Проблема социальных издержек» появилась еще в 1960г., однако, признание его теория получила лишь в настоящее время. Идеи Коуза касаются вопросов внешних эффектов (externalities) — результатов производства или потребления блага, воздействие которого на третьих лиц, не являющихся ни продавцами, ни покупателями, никак не отражено в цене этого блага[3] . В связи с этим Р. Коуз проанализировал целый ряд реальных судебных процессов, имевших место в Англии. В результате он пришел к выводу, что отрицательные внешние эффекты возникают при конкуренции между различными вариантами использования ресурсов, если право собственности на каждый из этих вариантов не закреплено. Таким образом, если закрепить право собственности на объекты, порождающие отрицательные внешние эффекты, и создать рынок для обмена этими правами, имеющий незначительные операционные издержки, то рыночный механизм может привести стороны к эффективному соглашению. Если фирма имеет легальное право загрязнять окружающую среду, то страдающие от этого граждане могут купить у фирмы право на загрязнение или на какую-то его часть. Если же жители некоторого района имеют право на экологически чистую окружающую среду, то фирма может купить у них право на определенное ее загрязнение. При этом следует отметить, что подход Р. Коуза имеет смысл, если в сделку вовлечено незначительное число участников и могут быть просто установлены источники загрязнения. Однако он неприемлем к таким проблемам, как загрязнение Черного моря или появление озоновых дыр в атмосфере, решение которых требует политических шагов.

Особое внимание уделяется защите неимущественных благ в сфере трудовых правоотношений. Это связано с тем, что работодатель, очевидно, является более сильной стороной. Таким образом, наемный работник, даже в условиях формального равноправия сторон, как при заключении трудового соглашения, так и во время своей трудовой деятельности находится в опасном положении с точки зрения соблюдения его неимущественных благ. Реальная защита наемного работника может основываться лишь на законодательном ограничении власти работодателя в общегосударственном масштабе путем закрепления в Гражданском кодексе. Так, по мнению А. Менгера, наемный работник превратится из простой рабочей машины в равноправную личность, «имеющую возможность, требовать уважения и внимания к своим высшим личным интересам», лишь при внесении в законодательство следующей нормы: «Всякий ущерб, нанесенный чьим-либо имущественным интересам, равно как и вред, причиненный чьим-либо личным благам, налагают на виновника обязанность возместить убытки, причем безразлично произошел ли ущерб при исполнении условий договора, или же вследствие недозволенного действия»[4] .

В современных школах менеджмента уделяется особое внимание неимущественным благам. В значительной степени именно неимущественные факторы применяются как для мотивации повышения эффективности труда работника на первичном уровне экономики отдельном предприятии, используя новейшие методы социально-психологического воздействия, так и для достижения социального мира в обществе в целом. Таким образом, все большую роль в общественной жизни играют теории социального управления: «человеческих отношений», промышленной демократии», «постиндустриального общества».

Значительное место отводится неимущественным благам и общей экономической теории. Надо отметить, что Р. Коуз не является ни единственным, ни первым, кто рассматривал проблемы неимущественных благ в экономической жизни. В связи с тем, что экономический анализ в основном нацелен на исследование агрегированных показателей, он объективно рассматривает упрощенную модель поведения человека. В ее основе лежит неоклассическая модель экономического человека, эволюционировавшая под влиянием, прежде всего английской классической школы, маржинализма и кейнсианства. Современная экономическая теория фактически является теорией рационального выбора вообще, идет ли речь о принятии решения иметь детей, политическом выборе, поэтому с вопросами неимущественных благ связанны многие современные проблемы экономической теории: подвижность и несовместимость предпочтений, альтруистическая мотивация, выбор в условиях неопределенности. Весьма существенное место занимают проблемы неимущественных благ и в альтернативных направлениях экономической мысли: посткейнсианстве, институционализме, социоэкономической (гуманистической) школе.

Как уже отмечалось, определить границу между имущественными и неимущественными благами весьма сложно. Тем ire менее, выделим ряд признаков неимущественных благ имеющих неэкономический характер, т. е. отсутствие точного, а часто и приблизительного денежного эквивалента. Проблема оценки данной категории благ осложняется значительным различием приоритетов людей и сложностью организации рынков неимущественных благ. Хотя, в последнее время появляется все больше предпосылок для развития и таких рынков. Уже становятся привычными словосочетания «рынок информации», «рынок органов для трансплантации», «рынок загрязнений». Еще одной особенностью данных благ является их невещественный характер. Иными словами, большинство из них не имеют материальных свойств.

Отличительной чертой в большинстве случаев является неотделимость их от личности конкретного человека (индивидуальный облик). Кроме того, можно отметить такую характеристику, как переменный характер содержания одного и того же блага. Действительно, большинство неимущественных благ не являются постоянными во времени изменяются здоровье, окружающая среда, индивидуальный облик и многие другие блага.

Примерный объем нематериальных благ можно найти в Конституции РФ и Гражданском кодексе РФ. Согласно п. 1 ст. 150 ГК жизнь, здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Следует отметить, что указанный список благ не является однозначно зафиксированным и не должен толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод личности (п. ст. 55 Конституции РФ). В случаях и в порядке, предусмотренных законом, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя (п. 1 ст. 150 ГК). В соответствии со ст. 151 ГК, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Как видим, законодатель использует термин «нематериальные блага» в значении «неимущественные блага». Безусловно, можно сделать и так. Но тогда следует иметь в виду, что категория «нематериальные блага» включает в себя кроме действительно нематериальных также и материальные блага, т. е. имеющие вещественное содержание. Хотя, можно предположить, что законодатель имел в виду слово «нематериальный» в значении «неоценимый в материальном, в том числе денежном выражении». Тогда слова «нематериальные» и «неимущественные» являются синонимами. В этом случае в лексическом плане используемая терминология выглядит более корректной. Однако в данном варианте отсутствует термин для неимущественных, но вещественных благ. В связи, с чем было бы более корректным заменить в статье 150 ГК РФ понятие «нематериальные блага » на «неимущественные блага». После чего глава 8 ГК РФ будет звучать как «Неимущественные блага и их защита».

Среди особенностей неимущественных благ непосредственно в законе (ст. 150 ГК) выделены их нематериальный характер, неотчуждаемость и непередаваемость иным способом. Причем, как отмечалось выше, понимание характеристики «нематериальный» осталось нераскрытым. Учитывая неотчуждаемость и непередаваемость, можно предположить, что законодательство не допускает использования неимущественных благ в качестве объектов купли-продажи, мены, дарения, ренты, аренды, найма, займа, кредита. Исключением из общего правила являются личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, которые могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя. В данной норме некоторые ученые усматривают прецедент отчуждения личных неимущественных благ непосредственно от человека[5] . Отмечается возникновение особого случая, вступающего в противоречие со смыслом ряда правовых норм. Прежде всего, это возможность защиты прав, которые в настоящее время никому не принадлежат. Соответственно, поднимается вопрос об их существовании как таковых. Например, Б.3. Пурцхванидзе отмечал, что умерших невозможно ни унизить, ни оскорбить[6] . Узаконенная возможность осуществления и защиты, неимущественных прав после смерти их обладателя третьими лицами позволила даже сделать предположение, о возможности существования некоторых нематериальных благ в отрыве от личности после смерти человека в усеченном объеме[7] . Тем более, что существует мнение о возможности нанесения оскорбления умершему. Однако неясно основание, в соответствии с которым третьи лица получают право на защиту неимущественных благ, принадлежавших умершему.

В связи с тем, что мнение покойного в настоящий момент неизвестно, это право можно подвергнуть сомнению. Кроме того, представляется сомнительным право третьих лиц на подобную защиту, если правонарушение не затрагивает непосредственно права таких лиц. Заслуживает внимания оригинальный подход М.Н. Малеиной к понятию «неимущественные блага». Она разделяет нематериальные блага (жизнь, здоровье, честь, имя и др.) и личные неимущественные права, объектами которых нематериальные блага не являются (право авторства, право на авторское имя и др.)[8] . По ее мнению, в ст. 150 ГК РФ «сосредоточены общие нормы, касающиеся неимущественных прав гражданина по поводу нематериальных благ, результатов интеллектуальной деятельности и других объектов». В связи с этим предлагается ст. 151 ГК РФ («Компенсация морального вреда») включить в гл. 2 («Возникновение гражданских прав и обязанностей. Осуществление и защита гражданских прав»), где раскрываются способы защиты гражданских прав. Несомненный интерес представляет и предложение М.Н. Малеиной о переносе норм о неимущественных правах юридических лиц, содержащихся в ст. 54 ГК РФ («Наименование и место нахождения юридического лица»), ст. 139 ГК («Служебная и коммерческая тайна»), ст. 152 ГК («Защита чести, достоинства и деловой репутации») ист. 19ГК («Имя гражданина»), содержащую нормы о нематериальных благах физического лица, в гл. 8 ГК РФ («Нематериальные блага и их защита»). Не следует оспаривать право вышеназванных авторов на свой собственный подход к данным проблемам. Однако, можно и не соглашаться с ними, так как под благом в широком смысле обычно понимают все, что является таковым для человека. При использовании категории «благо» речь идет непосредственно об отношении самого человека к определенному материальному или нематериальному объекту. Блага же могут быть имущественными и неимущественными. В настоящее время существует ряд подходов к классификации институтов неимущественных благ. В основе каждого из них лежит определенное, свойственное их авторам понимание соответствующих благ и цели их исследования. Таким образом, многие точки зрения на этот вопрос являются внутренне непротиворечивыми и заслуживают внимания. Обратимся к некоторым из них, предварительно заметив, что многие авторы выделяют, прежде всего, неимущественные права. Это обусловлено особенностями понимания ими категорий «неимущественные блага» и «неимущественные права».

По смыслу действующего законодательства (ст. 150 ПК), как уже отмечалось, понятием «неимущественные блага» охватываются и неимущественные права. В то же время, встречается точка зрения, не совпадающая с такой трактовкой указанных категорий. В соответствии с ней выделяются нематериальные блага (жизнь, здоровье, честь, имя...) и личные неимущественные права, объектами которых нематериальные блага не являются (право авторства, право на авторское имя и др.). Причем, судя по всему, «неимущественные блага» и «нематериальные блага» в этом случае используются как синонимы. М.Н. Малеина говорит о возможности нескольких подходов к неимущественным правам[9] . По отношению к имущественным правам, выделяются: 1) связанные с имущественными правами, если при их реализации они могут выступать в качестве предпосылки возникновения имущественных прав (авторство); 2) не связанные с имущественными правами, если они не состоят в одном сложном правовом отношении с имущественными правами.

В зависимости от структуры связи участников рассматриваются:

1) абсолютные права и правоотношения, в которых лицу противостоит неопределенный круг лиц; 2) относительные права и правоотношения, в которых лицу противостоят определенные лица.

По принадлежности конкретным субъектам могут быть личные имущественные права, принадлежащие: 1)гражданину; 2)организации.

В зависимости от целевой установки речь идет о личных неимущественных правах:

1) обеспечивающих физическое благополучие личности (например, право на жизнь);

2) формирующих индивидуальность (например, право на имя);

3) обеспечивающих автономию личности (например, адвокатская тайна);

4) права на интеллектуальную и другую деятельность.

Одна из наиболее полных классификаций предложена также М.Н. Малеиной[10] , Она рассматривала права, обеспечивающие физическое благополучие личности:

- право на жизнь;

- право на здоровье (охрану здоровья);

- право на здоровую окружающую среду.

Права, формирующие индивидуальность личности:

- право на имя;

- право на индивидуальный облик; право на честь и достоинство.

Права, обеспечивающие автономию личности в обществе: право на адвокатскую тайну; право на тайну нотариальных действий; право на банковскую тайну; право на врачебную тайну; право на тайну усыновления; право на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений; право на неприкосновенность жилища; право на неприкосновенность документов личного характера. Неимущественные права авторов интеллектуального творчества, производителей товаров и услуг: неимущественные права авторов произведений науки, литературы и искусства; неимущественные права авторов открытий, изобретений, рационализаторских предложений, промышленных образцов; право на товарный знак лиц, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью[11] . Взяв за основу данную классификацию, можно рассмотреть перечень нематериальных благ, приведенный в ст. 150 ГК. Первыми названы блага, обеспечивающие физическое благополучие личности (жизнь, здоровье, личная неприкосновенность), далее — блага, формирующие индивидуальность личности (достоинство личности, честь и доброе имя). Следующими названы блага, обеспечивающие автономию личности в обществе (неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна). Причем иное понимание категорий «неимущественные права» и «неимущественные блага» дает возможность М.Н. Малеиной отметить юридическую некорректность того, что «в едином перечне рядом с нематериальными благами предусмотрены права: право на имя; право на авторство; право свободного передвижения; право места пребывания и жительства»[12] . Таким образом, по ее мнению, возникает необходимость изменения текста соответствующей статьи, с тем, чтобы в группу нематериальных благ, способствующих индивидуализации личности, внести «имя», одновременно исключив право на имя. Так как к группе нематериальных благ, обеспечивающих автономию личности в обществе, относится свобода места нахождения, предлагается не дублировать это благо соответствующим правом, а, учитывая, что право авторства возникает по поводу результатов интеллектуальной деятельности, рекомендуется не включать его в статью «нематериальные блага». К перечню благ и прав, приведенному в ст. 150 ГК РФ, можно подойти с точки зрения их возникновения (с рождения или в силу закона). Так, к благам, принадлежащим гражданину с момента рождения, относятся, например, здоровье, неприкосновенность жизни и др. Неимущественные права авторов произведений науки, литературы, искусства возникают в силу объективного выражения результата интеллектуальной деятельности. В отношении некоторых благ (и прав) до сих пор отсутствует единый взгляд на момент их возникновения. Например, поскольку достоинство рассматривается как самооценка личностью своих качеств, свойств, мировоззрения, отдельные исследователи считали, что это благо (и соответствующее право на него) возникает с достижением ребенком определенного возраста), когда он осознал себя как личность. Судя по всему, Конституция РФ (ст. 17) расценивает человека как субъекта права с момента рождения.

Н.Д. Егоров выделяет:

1. Права на неимущественные блага, воплощенные в самой личности:

- право на имя;

- право на товарный знак;

- право на честь и достоинство;

- право на собственное изобретение,

2.Право наличную неприкосновенность и свободу[13] .

3.Право на неприкосновенность личной жизни:

- право на личную документацию;

- право на тайну личной жизни;

- право на тайну личного общения;

- - право на неприкосновенность жилища.

Положив в основу свой подход к институту компенсации морального вреда, Е.А. Михно[14] предлагает следующую классификацию неимущественных прав:

1. Причинение физического вреда, в том числе:

- право на жизнь;

- право на здоровье.

2. Вторжение в частные дела, в том числе:

- право на тайну личной жизни;

- право на тайну переписки;

- право на неприкосновенность документов личного характера;

- право на свободу передвижения и выбор места жительства.

3. Присвоение имени и использование имени в целях получения выгоды:

- право на имя;

- право на индивидуальный облик.

4. Публичное разоблачение фактов, которые могут быть достоянием узкого круга, в том числе:

- право на адвокатскую тайну, банковскую тайну, тайну усыновления, врачебную тайну; тайну нотариальных действий.

5. Незаконное использование изобретений, патентов, товарных знаков, в том числе:

- авторское право;

- патентное право;

- право на товарный знак.

6. Распространение сведений, которые показывают истца в ложном свете. Имеют место иные попытки анализа отдельных групп неимущественных благ. Например, Г.Б. Романовский исследует следующую группу прав и благ, называя ее правом на неприкосновенность частной жизни: банковскую тайну, врачебную тайну, тайну нотариальных действий, право на адвокатскую тайну, тайну усыновления, тайну исповеди[15] .

Исходя из данной нами трактовки неимущественных благ для последующего их анализа, можно предложить следующую типологию.

Неимущественные блага, связанные непосредственно с личностью:

- жизнь и здоровье;

- честь, достоинство и деловая репутация;

- неимущественные права и блага, обеспечивающие автономию личности в обществе (право на свободу и личную неприкосновенность, права, связанные с неприкосновенностью частной жизни).

Неимущественные права и блага, связанные с социально-экономической деятельностью:

- неимущественные права и блага, связанные с имущественными правами (неимущественные права авторов произведений науки, литературы и искусства, авторов открытий, рационализаторских предложений, право на товарный знак);

- неимущественные права и блага, связанные с правом на труд (право на труд, право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, право на установленную законом продолжительность рабочего времени, право на отдых).

На основе выше изученных классификаций неимущественных благ необходимо отметить, что данный вопрос остается дискуссионным и сложным. Учитывая, что наиболее четкая классификация неимущественных благ в процессе их изучения необходима для дальнейшего освоения, выявления сходств и различий внутри всей их совокупности, определения способов их защиты, а также совершенствования законодательства мы предлагаем следующую классификацию неимущественных благ по субъективному составу:

1) блага, принадлежащие физическому лицу, среди которых честь, достоинство, личные и семейные тайны, деловая репутация;

2) блага, принадлежащие юридическому лицу, среди которых деловая репутация;

3) блага, принадлежащие государству, субъектам РФ и органам местного самоуправления, среди которых суверенитет, государственные, служебные тайны.

1.2 Правоотношения, возникающие по поводу неимущественных благ

Принадлежащие личности неимущественные блага играют в ее жизни, несомненно, огромное значение. О ценности блага жизни можно судить не только по сознательным, но и неосознанным стремлениям человека защитить это благо: инстинкт жизненности (инстинкт самосохранения) один из главных инстинктов человека. Не малую роль для физического выживания в окружающем мире играют крепкое здоровье, физические данные, телосложение, поэтому поддержание их нормального уровня является актуальной задачей каждого индивида. Такие неимущественные блага как имя, честь, достоинство, репутация, личная свобода, неприкосновенность личности представляют собой неотъемлемые составляющие его социальной жизни. Помимо индивидуальной ценности эти неимущественные блага обладают общественной ценностью. Общество заинтересовано в личностях, способствующих его прогрессу и процветанию, гармонично развитых, свободных, способных нести ответственность за свою судьбу и судьбу близких.

Следует отметить, что большинство нематериальных благ (имя, честь, достоинство, репутация, личная неприкосновенность и др.) присущи человеку как социальному существу и поэтому не мыслимы вне общества. Общественными интересами обусловлена необходимость формальной индивидуализации людей — наделения их именем, а также дифференциация с точки зрения их полезности, производимая на основе оценки — граждане обладают честью, достоинством, приобретают соответствующую репутацию. Лица, не соответствующие предъявляемым обществом нравственным критериям, с древнейших времен имели ограниченные права, не могли претендовать на защиту обществом их чести и достоинства[16] . Такие блага как неприкосновенность личности, личная и семейная тайна обусловлены заинтересованностью общества в урегулирования поведения людей, влекущей необходимость некоторого ограничения их свободы в индивидуальной жизнедеятельности. В целях поддержания физического, духовного и социального благополучия каждого человека, а, следовательно, в целях нормального функционирования всего общества государство гарантирует своим гражданам защиту их имущественных и неимущественных интересов. Таким неимущественную ценность для каждой личности и общества в целом, становятся объектами права, объектами правоотношений. Отношениям по поводу нематериальных благ посвящены нормы ряда отраслей права — конституционного (государственного), уголовного, административного, гражданского. Безусловно, первостепенное значение принадлежит нормам Конституции Российской Федерации, закрепляющим права и свободы человека и гражданина. Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство провозглашаются высшей ценностью, каждому гарантируется государственная и судебная защита прав и свобод (статьи 2, 45,46 Конституции РФ).

Существующие в обществе отношения по поводу нематериальных благ, благодаря законодательному закреплению, приобрели форму правоотношений, которые получили название личных неимущественных. Объектом данных правоотношений выступают неимущественные блага, принадлежащие личности; содержание составляют субъективные права, принадлежащие одной стороне правоотношения, и юридические обязанности, возложенные на другую сторону. Подобно правоотношениям собственности, субъектный состав личных неимущественных отношений обладает особенностью, позволяющей отнести их к группе абсолютных правоотношений, поскольку конкретному носителю права противостоит неопределенное число лиц, обязанных воздерживаться от нарушения данного права. Таким образом, личные неимущественные правоотношения, складывающиеся по поводу нематериальных благ, представляют собой односторонне индивидуализированные отношения, где конкретному управомоченному лицу — носителю нематериального блага — противостоит неопределенное число лиц, обязанных воздерживаться от нарушения этого права[17] . Особенность рассматриваемых правоотношений заключается в том, что при посягательствах на неимущественные блага, принадлежащие личности, абсолютное правоотношение трансформируется в относительное правоотношение по защите нарушенных нематериальных благ. В этом правоотношении определенному обладателю нематериального блага противостоит конкретное обязанное лицо — нарушитель блага.

В литературе предлагалось учитывать то обстоятельство, что личные неимущественные отношения отражают общественные отношения, в которых осуществляется индивидуализация личности посредством выявления и оценки ее социальных качеств[18] . Данное уточнение представляется справедливым только по отношениям к таким нематериальным благам как честь, достоинство, деловая репутация. Правоотношения, возникающие по поводу других нематериальных благ, непосредственно не связаны с оценкой социальных качеств личности. Несколько лет назад в юридической литературе получила распространение точка зрения, согласно которой личные неимущественные блага непосредственно защищаются законодательством без закрепления соответствующих прав, вне правоотношений. P.O. Халфина писала: «Хотя по традиции употребляется термин «право», строго говоря, данный термин не соответствует существу отношений. Обеспечивается и охраняется государством не право на неприкосновенность, честь, достоинство, а сами эти социальные блага. Для их охраны нет необходимости в конструкции какого-то правоотношения»[19] . Изложенная позиция была подвергнута критике рядом авторов. Подчеркивалось, что неимущественные блага теряют свою социальную ценность, если не пользуются защитой государства. Государственное признание такого блага, его защита правовыми средствами — это и есть право[20] . Кроме того, отмечено, что право не оказывает воздействия непосредственно на личные блага; правовое регулирование общественных отношений осуществляется путем наделения одних лиц правами, а других — корреспондирующими им обязанностями[21] . Изложенные доводы свидетельствуют о необходимости закрепления прав на неимущественные блага. Гражданско-правовая защита, осуществляемая в случае посягательства, направлена на восстановление, как самого нематериального блага, так и личного неимущественного права на него.

Отношения, возникающие по поводу неотъемлемых от личности нематериальных благ, традиционно рассматривались гражданским законодательством и наукой гражданского права как личные неимущественные, не связанные с имущественными. Обращалось внимание на специфичность объектов данных отношений (блага, характеризующиеся нематериальностью и неотделимостью от личности) и на отсутствие прямой связи с имущественными отношениями, вследствие чего охрана личных благ гражданским правом носила характер исключения в случаях, предусмотренных законом.

В настоящее время некоторые ученые полагают, что отношения, возникающие по поводу защиты нематериальных благ, должны быть отнесены к категории личных неимущественных, связанных с имущественными, вследствие установленной законодательством возможности компенсации морального вреда[22] .

Данная позиция была подвергнута критике на том основании, что личные неимущественные отношения, складывающиеся по поводу нематериальных ценностей, в своем нормальном состоянии не предполагают возникновения имущественных отношений. Введение в гражданское законодательство института возмещения морального вреда, по мнению Л.О. Красавчиковой, не изменило существа общественных отношений, возникающих по поводу чести, достоинства, имени, жизни и здоровья человека. Эти отношения не превратились из личных неимущественных, не связанных с имущественными, в другой вид социальных связей, поскольку не изменилось то, по поводу чего эти отношения складываются[23] .

В юридической литературе широко развернулась дискуссия о том, являются ли отношения, возникающие по поводу нематериальных благ, предметом гражданско-правового регулирования или выступают только в качестве объекта охраны. О.С.Иоффе полагал, что гражданское право не регулирует указанные отношения в их нормальном состоянии, а только обеспечивает их охрану от возможных посягательств[24] .

Подобных взглядов придерживаются и другие авторы, считающие что «в нормальном, т.е. спокойном, состоянии личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, не нуждаются в воздействии норм права. Но как только личные неимущественные права нарушаются в результате посягательств на них, наступает действие правовых норм». Сторонники этой точки зрения обращают внимание, что закон не определяет активных действий, которые вправе совершить управомоченное лицо, а лишь указывает на неприкосновенность соответствующих личных благ и на способы защиты[25] .

Представители другой точки зрения утверждают, что личные права не только охраняются, но и регулируются гражданским правом, поскольку регулирование означает охрану прав. А их охрана осуществляется путем регулирования соответствующих отношений. Н.С.Малеин писал: «Уже сам факт, что право регулирует тот или иной вид общественных отношений, свидетельствует о том, что этим отношениям придается особое значение, они охраняются государством. Устанавливая в правовых нормах масштабы и рамки поведения по поводу конкретного блага, определяя права и обязанности участников правоотношения, их желательное с точки зрения общества поведение и последствия нежелательных (запрещенных) поступков, государство таким путем берет под охрану эти блага и соответствующие права на них»[26] .

М.Л. Шеллюто, придерживаясь мнения о том, что честь, достоинство, репутация в ненарушенном состоянии не являются объектами гражданско-правового воздействия, считает, что использование гражданско-правовых способов защиты не может быть реализовано без урегулирования отношений по их защите в гражданском законодательстве.

Автор делает вывод, что честь, достоинство, деловая репутация являются объектами права на защиту как составной части гражданской правоспособности, а в случае их нарушения становятся объектом субъективного права на защиту, осуществляемую в относительном правоотношении[27] . А.Е.Шерстобитов утверждает, что личные неимущественные права должны регулироваться гражданским правом независимо от их нарушения.

Представление о регулировании этих прав только с помощью правил охранительного характера, по его мнению, является недостаточно полным и точным. Отсутствие в гражданских законах целостной системы регулирования личных неимущественных прав не дает оснований для вывода о принципиальной невозможности эффективного гражданско-правового регулирования рассматриваемых прав. Однако, далее автор подчеркивает, что возможности гражданского права в регулировании личных неимущественных прав не безграничны. Акцентируя внимание на особенности личных неимущественных прав, которая отличает их от других абсолютных прав и заключается в осуществлении управомоченным лицом принадлежащих ему личных прав своими действиями вне рамок права, А.Е.Шерстобитов приходит к выводу о том, что для личных неимущественных прав характерно наличие двух правомочий: 1 -возможности управомоченного лица требовать от неопределенного круга лиц воздерживаться от нарушения его права; 2 - возможности прибегнуть в случае нарушения его права к установленным законом мерам защиты[28] .

Представляется, что в результате исключения правомочия на собственные действия из структуры субъективного права на нематериальное благо последнее перестает быть таковым и превращается в субъективное право на защиту нематериального блага. Следует согласиться мнением В.А.Тархова о том, что субъективное право предоставляет его носителю возможность и самому как-то действовать, а не только взывать к окружающим[29] . Анализ действующего законодательства привел некоторых авторов к выводу о том, что личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, гражданским правом не регулируются. Н.Д. Егоров, в частности, считает такое положение закона не соответствующим действительности, а удаление из предмета гражданского права личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, малообоснованным[30] .

Представляется, что в настоящее время право довольно эффективно регулирует многие отношения, возникающие по поводу нематериальных благ личности. Многие авторы отмечают расширение сферы гражданско-правового регулирования указанных отношений. Анализ работ, посвященных исследованию личных неимущественных прав и отношений, приводит к выводу о том, что права на неимущественные блага включают в себя все три правомочия, характерные для любого субъективного права: правомочие на собственные действия; правомочие требования, представляющее собой возможность требовать от обязанного субъекта исполнения возложенных на него обязанностей; правомочие на защиту, выступающее в качестве возможности использования или требования использования государственно-принудительных мер в случаях нарушения субъективного права[31] . Спорным теоретическим моментом на наш взгляд, является включение в состав субъективного права на нематериальное благо правомочия на защиту, но не правомочия на собственные действия. Исключение составляют лишь некоторые из нематериальных благ, не допускающие законодательного закрепления правомочия на собственные действия. К таким благам следует отнести честь и достоинство личности, личную неприкосновенность и неприкосновенность личной (частной) жизни.

Объективное право предоставляет носителю этих благ возможность требовать от обязанных лиц воздержания от нарушения, а также возможность прибегнуть к государственному принуждению в случае нарушения; однако право не определяет, какие действия вправе совершать сам носитель, обладатель указанных благ. Отсюда можно сделать вывод, что правом предусмотрена только защита чести и достоинства в случае их нарушения. Следовательно, правильно говорить о субъективном праве на защиту чести и достоинства, а не о праве на честь и достоинство. Права на личную неприкосновенность и неприкосновенность частной жизни также являются, по сути, правами на защиту таких нематериальных благ как телесная (физическая) целостность личности и сфера частной жизни. Поэтому эти права могут быть соответственно сформулированы как право на защиту телесной (физической) целостности личности и право на защиту частной жизни от незаконного вмешательства.

Что касается такого нематериального блага как деловая репутация, следует отметить, что гражданским кодексом предусмотрена возможность ее передачи другим лицам по договорам коммерческой концессии и простого товарищества (ст.ст. 1027, 1042 ГК РФ). Следовательно, осуществляется регламентация поведения обладателей данного нематериального блага, в результате чего допустимым является употребление термина «право на деловую репутацию». Такое положение закона, как уже было отмечено, получило негативную оценку со стороны некоторых юристов. В частности, М.Л. Шеллюто считает, что идея отчуждения деловой репутации коммерческой организации и индивидуального предпринимателя противоречит личной нематериальной природе этого блага[32] . Поскольку в кодексе речь идет не о физической передаче деловой репутации, что действительно не возможно и противоречит природе самого блага, а о ее юридической передаче, юридическом использовании, рассматриваемое положение закона не представляется противоречащим.


1.3 Место неимущественных благ в системе гражданского права

Одним из наиболее дискуссионных в науке гражданского права является вопрос о месте личных неимущественных прав в системе гражданского права. Можно ли осуществлять регулирование имущественных и личных неимущественных правоотношений в рамках единого предмета гражданского права? думается, ответ на данный вопрос зависит от решения другого: что объединяет указанные правоотношения.

По этому поводу Толстой IO.K. отмечает, что необходимо выявить общий сущностный признак, который позволял бы объединить имущественные и личные неимущественные отношения в предмете гражданского права. Если такого признака нет, то и регулирование этих групп отношений следует проводить в рамках разных отраслей права[33] . В литературе обозначенный вопрос решается неоднозначно. Одни авторы считают, что такого признака не существует и гражданское право регулирует, первую очередь, имущественные отношения, а личные неимущественные, которые не имеют достаточного объема для выделения их в отдельную отрасль права, искусственно объединены в предмете гражданского права (Тархов В.А.)[34] .

Егоров Н.Д. в качестве данного признака видит взаимооценочным характер этих групп правоотношений, что позволяет применить к ним единый метод гражданско-правового регулирования - юридическое равенство сторон, имущественно-стоимостные отношения, - пишет он, - предполагают взаимную оценку их участниками количества и качества труда, воплощенного в материальном благе, по поводу которого эти отношения складываются. Личные неимущественные отношения, в свою очередь, предполагают взаимную оценку их участниками индивидуальных качеств личности, участвующей в этих отношениях. Взаимооценочным характер имущественно-стоимостных и личных неимущественных отношений и составляет общее свойство, позволяющее объединить эти общественные отношения в предмете одной и той же отрасли права"[35] .

Отнесение личных неимущественных отношений к предмету гражданского права, - считает Малеина М.Н., - может быть объяснимо тем, что они являются «правомерными социальными связями между личностями»[36] .

Толстой Ю.К. видит в качестве предметного признака юридическое равенство сторон в правоотношении[37] . Как видно из п. 1 ст. 2 ГК РФ, которая устанавливает, что «гражданское законодательство регулирует имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве их участников», законодатель также в качестве этого признака признает равенство участников правоотношений. И это верно, так как включение личных неимущественных правоотношений в предмет гражданского права по данному признаку и позволяет применить к ним единый метод гражданско-правового регулирования. «Не отказывается законодатель и от метода равноправия, действительно присущего гражданскому праву», - пишет Толстой Ю.К., что является юридическим выражением того равенства, которое коренится в регулируемых гражданским правом отношениях. В качестве доказательства от противного метод равноправия может быть выведен из п. 3 ст. 2 ГК, поскольку гражданское право, по общему правилу, не применяется к имущественным отношениям, основанным на властном подчинении одной стороны другой[38] . На основе данного анализа можно сказать, что имущественные и личные неимущественные отношения объединены в предмете гражданского права не случайно. Они обладают достаточно схожими чертами, которые позволяют осуществлять их правовое регулирование в единых рамках.

Включение личных неимущественных правоотношений в предмет гражданского права поддерживалось и дореволюционными юристами[39] .В юридической литературе также отсутствует единая позиция ученых по вопросу о том, регулирует или же только защищает гражданское право личные неимущественные права, не связанные с имущественными. Решение этого вопроса важно потому, что от этого зависит вопрос о включении личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, в предмет гражданского права. Для разрешения данной проблемы необходимо уяснить такие категории как правовая охрана и регулирование, а также гражданско-правовая защита субъективных прав. Правовая охрана представляет собой всю совокупность норм, направленных на охрану интересов субъектов. «Уже сам факт, что право регулирует тот или иной вид общественных отношений, свидетельствует о том, что этим отношениям придается особое значение, они охраняются государством»[40] . Поэтому если какое-либо общественное отношение урегулировано нормой права, то это значит, что оно получило правовую охрану со стороны государства. Однако, правовая охрана может быть как непосредственно выраженной, так и опосредованной. Так, например, защита права на честь и достоинство может быть прямо предусмотрена в законе (ст. 152 ГК РФ), а может быть опосредована путем урегулирования иных отношений (установление уголовной ответственности за клевету (ст. 129 УК РФ) или оскорбление (ст. 130 УК РФ). В первом случае, гражданским законом прямо регулируются отношения между субъектами, содержанием которых являются личное неимущественное право на честь, достоинство и соответствующая ему обязанность, а в другом, правоотношение возникает между государством и субъектом преступления, предусмотренное указанными статьями. Так как это правоотношение имеет цель наказать совершившего это преступление, оно, тем самым, направлено на охрану чести и достоинства потерпевшего. Таким образом, мы можем говорить об опосредованное охраны личных неимущественных прав потерпевшего, которые не являются элементами уголовного правоотношения. Такое понимание правовой охраны включает в себя всю полноту возможных правовых способов, направленных на охрану интересов управомоченным лиц, которые включают в себя и правовое регулирование и непосредственно защиту субъективных прав. Гражданско-правовое регулирование в науке понимается в широком и узком смысле, В широком значении этого явления понимают «подчинение поведения людей юридической норме». В узком значении это «юридическое опосредование самой динамики общественных отношений»[41] . То есть под этим термином понимают установление таких правовых норм, которые предназначены для упорядочения общественных отношений, установления правил поведения, но не направленные на восстановление нарушенных или оспариваемых прав. Защита субъективного права с точки зрения гражданского права есть применение тех мер, которые предусмотрены в законе, направленные на восстановление нарушенного или оспариваемого права, или же «система юридических норм, направленных на предупреждение правонарушений и устранение их последствий»[42] . Поэтому, можно сказать, что правовое регулирование в широком смысле включают в себя регулирование в узком смысле и защиту прав. Деление правовых норм на регулятивные и охранительные основано на том, что первые устанавливают правила поведения, а вторые вступают в действие при нарушении этих правил. Как правильно указывается в литературе, категория «охрана» в гражданском праве по своему объему гораздо шире понятия «защита» и полностью охватывает его. Под осуществлением гражданско-правовой охраны общественных отношений следует понимать применение всех норм гражданского права, которые обеспечивают их нормальное, беспрепятственное существование и развитие, а под осуществлением гражданско-правовой защиты общественных отношений должно пониматься применение лишь тех способов и средств, которые используются при совершении правонарушения»[43] . Теперь рассмотрим вопрос о том, регулирует или же только защищает гражданское право личные неимущественные права, не связанные с имущественными. Можно выделить три основные концепции по этому поводу.

1. Радикальная концепция, согласно которой отношения по поводу благ, неотделимых от личности, образуют самостоятельный предмет регулирования[44] .

2. Негативная концепция, сторонники которой считают, что личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, гражданским правом не регулируются, а только лишь защищаются.

Например, нематериальные блага: честь и достоинство, личная неприкосновенность и неприкосновенность частной жизни, - по мнению Ермоловой О.Н. - не допускают закрепления соответствующего субъективного регулятивного права, в результате чего, закон предусматривает только защиту указанных благ. Кроме того, существует самостоятельное субъективное гражданское право на защиту нематериального блага[45] .

3. Позитивная концепция, представители утверждают, что личные права не только охраняются, но и регулируются гражданским правом. Во-первых, как уже было указано ранее, право само по себе не может воздействовать на существо нематериальных благ. В правовом отношении субъекту предоставляется гарантированное государством субъективное право, которое и может защищаться нормами права. Поэтому, прежде чем защищать право на честь, достоинство, деловую репутацию, закон устанавливает соответствующие права за субъектом, а это уже прямо установленные регулятивные нормы. В связи с этим, представляется необоснованным мнение о существовании самостоятельного субъективного права на защиту нематериального блага, так как если закон устанавливает право на нематериальное благо, то это подразумевает и возможность защиты этого права всеми предусмотренными в законе способами[46] . Можно сказать, что уже самим фактом включения в закон норм, посвященных нематериальным благам, как объектам субъективных прав, право начинает регулировать соответствующие отношения, «Установление реального субъективного права всегда или почти всегда требует урегулирования порядка, условий и пределов его осуществления, пользования и распоряжения им». Таким образом, даже рассматривая правовое регулирование в узком смысле, можно выделить именно регулятивные нормы, которые и позволяют нам говорить о том, что гражданское право именно регулирует, а не только защищает указанные правоотношения. Примечательна в этом случае позиция законодателя: п. 2 ст. 2 ГК РФ прямо указывает, что «неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ». Регулируются только лишь неимущественные отношения, связанные с имущественными (п.1 ст. 2 ГК РФ). В известной мере в этом можно увидеть изменение позиции законодателя. Так, даже ст. 1 ГК РСФСР 1964г. содержала положение, в соответствии с которым «ГК РСФСР регулирует имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения. В случаях предусмотренных законом, кодекс регулирует и иные личные неимущественные отношения». На основании этого можно было говорить именно о регулировании личных неимущественных отношений, а не только об их защите, хотя это регулирование и оговаривалось специально в законе. Еще дальше «пошли» Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. В соответствии с п. 2 ст. 1 Основ «личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, регулируются гражданским законодательством, поскольку иное не предусмотрено законодательными актами Союза ССР и республик либо не вытекает из существа личного неимущественного отношения». Казалось бы, то о чем ратовали многие ученые — цивилисты, нашло свое отражение в законодательстве, но ГК РФ 1994г. опять-таки вернулся к тому, что личные неимущественные права только лишь защищаются гражданским законодательством. В этом отношении, мы считаем, наряду с имущественными и связанными с ними личными неимущественными отношениями, в предмет гражданского права входят и неимущественные права, не связанные с имущественными. Необходимо, в связи с этим, отметить незначительное число правовых норм, регулирующих институт личных неимущественных прав в Гражданском Кодексе РФ. Глава 8 ГК РФ «Нематериальные блага и их защита» содержит три статьи: о самих нематериальных благах, о компенсации морального вреда и о защите чести, достоинства и деловой репутации. Урегулированы вопросы авторских, патентных и иных прав на результаты творческой и иной интеллектуальной деятельности. Однако, этих норм, как нам представляется, недостаточно для правового регулирования такого обширного института гражданского права, как личные неимущественные права. Нормы, регулирующие указанные права, рассредоточены как в самом Кодексе, так и по разным нормативным актам. Например, нормы, регулирующие отношения по поводу осуществления таких прав, как право на имя, право на выбор места жительства гражданина, содержатся в главе 3 ГК РФ «Граждане (физические лица)». Поэтому в настоящее время вопрос о кодификации правового регулирования неимущественных прав в рамках Гражданского Кодекса РФ далеко не решен и требует дальнейшей разработки. Наиболее общее решение указанной проблемы видится в расширении главы 8 ГК РФ «Неимущественные блага и их защита», включив в ее содержание правовые нормы, регулирующие правоотношения физических, юридических лиц, государства, субъектов РФ и органов местного самоуправления

Красавчикова Л.О. предложила свой вариант решения этой проблемы. Ею был разработан раздел Гражданского Кодекса РФ, посвященный регулированию личных неимущественных, не связанных с имущественными, прав граждан (физических лиц), который состоит из тринадцати статей[47] . Однако, это только часть решаемой проблемы. За пределами остаются неимущественные права юридических лиц, государства, субъектов РФ и органов местного самоуправления, которые также необходимо внести с соответствующую главу Гражданского Кодекса РФ. Кроме того, более детальному рассмотрению подлежат вопросы защиты неимущественных прав, как граждан (физических лиц), так и юридических лиц. Основное внимание ранее уделялось вопросам осуществления личных неимущественных прав, а их защите отводилась сравнительно скромная роль. В качестве основных выводов данного параграфа можно выделить:

1) имущественные и личные неимущественные правоотношения могут быть объединены в предмете гражданского права, так как обладают схожими чертами, позволяющими осуществлять их правовое регулирование в пределах одной отрасли (гражданского права);

2) гражданское право не только защищает личные неимущественные права, не связанные с имущественными, но и способно осуществлять их правовое регулирование;

3) осуществляя кодификацию правового регулирования личных неимущественных прав, необходимо расширить главу 8 ГК РФ «Неимущественные блага и их защита», включив в ее содержание правовые нормы, защищающие неимущественные блага юридических лиц, государства, субъектов РФ и органов местного самоуправления.

ГЛАВА 2. ПОНЯТИЕ И СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ БЛАГ

2.1 Правовая природа понятия защиты неимущественных благ

В Конституции Российской Федерации говорится, что Россия есть демократическое федеративное правовое государство и отмечается, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, При этом государство берет на себя обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 1, 2 Конституции РФ). О возможностях реализации и защиты целого ряда, конституционных прав граждан более детально говорится, в частности, в Гражданском кодексе РФ. Долгое время в науке гражданского права господствующее положение занимала точка зрения, согласно которой неимущественные интересы не подлежат защите гражданско-правовыми способами вследствие невозможности их денежной оценки. Защита жизни, здоровья, чести, достоинства, личной неприкосновенности и других нематериальных благ осуществлялась другими отраслями права уголовным, административным. Однако, история развития общества показывает, что игнорирование гражданским правом неимущественных интересов личности оставляет без надлежащей защиты огромный блок жизненно важных интересов граждан, порождая в людях неуверенность в своих личных правах и благах. Отнесение к сфере гражданского права некоторых личных неимущественных прав, не связанных с имущественными, явилось крупным шагом вперед в решении этой проблемы. Изучение возможностей данной отрасли права по вопросу защиты неимущественных благ, принадлежащих личности, привело ученых к выводу о необходимости дальнейшего совершенствования законодательства. В правовой литературе были высказаны различные мнения относительно перечня личных неимущественных прав, характера гражданско-правового воздействия, способов защиты. Представители концепции «единого личного права» считали необходимым закрепление единого права личности как духовного блага. О.Е. Кутафин указывал, что едва ли представляется возможным исчерпать все своеобразные личные интересы гражданина, могущие потребовать гражданско-правовой охраны путем их перечисления в гражданском кодексе[48] . Другие правоведы придерживались концепции «множественности личных прав», согласно которой право должно закреплять отдельные личные права граждан[49] .

Представители третьей концепции утверждали, что гражданское право по своей природе может содержать лишь самые общие правила о защите личных неимущественных прав, следовательно, должно закреплять наиболее «типичные личные права» граждан. В.Л.Суховерхий, подчеркивая необходимость расширения сферы гражданско-правовой охраны неимущественных интересов, считал, что оно не должно происходить путем увеличения перечня узких по содержанию и направленности прав, а также закрепления чрезмерно широкого и ни к чему не обязывающего права личности, поскольку вследствие его неопределенности каждый может вкладывать в это понятие свой смысл[50] .

Этот спорный теоретический вопрос был решен Гражданским кодексом Российской Федерации, который к числу защищаемых нематериальных благ отнес жизнь, здоровье, честь и достоинство личности, доброе имя, личную неприкосновенность, деловую репутацию, личную и семейную тайну, неприкосновенность частной жизни, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, прав на имя, право авторства, иные нематериальные блага и личные неимущественные права.

Согласно статье 150 ГК РФ, защита нематериальных благ осуществляется в соответствии с Гражданским кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и в тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Защита гражданских прав — одна из важнейших категорий теории гражданского и гражданско-процессуального права, уяснение которой необходимо в целях дальнейшего анализа гражданско-правовых санкций, механизма их реализации и других вопросов, возникающих в связи с нарушением гражданских прав. Исследование данной категории предполагает выяснение содержания и соотношения ряда взаимосвязанных понятий[51] . Прежде всего, следует разграничить понятия охраны и защиты прав. Правовые меры охраны включают в себя меры, с помощью которых обеспечивается развитие гражданских правоотношений в их нормальном состоянии, например, закрепление прав и обязанностей субъектов, а также восстановление нарушенных прав и интересов. «Охрана каждого права существует постоянно и имеет целью обеспечить его осуществление, не допустить его нарушения... К защите же прав появляется необходимость прибегнуть лишь при их нарушении, оспаривании либо угрозе нарушения». Защита гражданских прав подразумевает использование предусмотренных законом мер, направленных на восстановление (признание) гражданских прав и интересов при их нарушении (оспаривании) либо угрозе нарушения. А.П.Сергеев обращает внимание, что защитой гражданских прав называют их охрану в узком значении этого слова[52] . В общем виде автор определяет право на защиту как предоставленную управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права.

Несколько иной точки зрения придерживается Т.И. Илларионова, которая считает, что гражданско-правовая защита может быть определена как функция гражданско-правовой охранительной системы, которая в форме специальных мер (их совокупности) направлена на пресечение конкретных нарушений, восстановление (компенсацию) нарушенных интересов или обеспечение условий их удовлетворения в иных формах»[53] . Функция защиты, по мнению автора, имеет единую целевую направленность, ее меры всегда зависят от содержания нарушенного интереса и не несут в себе элемента «наказательного» воздействия на нарушителя, в отличие от мер ответственности. Совокупность мер ответственности и мер защиты дает понятие мер охраны. Изложенная позиция базируется на разделении понятий «регулирование» и «охрана», вследствие чего необходимость в охране, по мнению автора, возникает в случае нарушения гражданского права. Понятие защиты, с этой точки зрения, имеет еще более узкое значение. Согласно традиционной концепции, право на защиту является составной частью соответствующего субъективного права наряду с правом на собственные действия, а также правом требовать определенного поведения от обязанных лиц.

По мнению В.П. Грибанова, право на защиту в его материально-правовом значении, то есть как одного их правомочий субъективного гражданского права, представляет собой возможность применения в отношении правонарушителя мер принудительного воздействия, что не следует понимать как приведение в действие только аппарата государственного принуждения — такое понимание права на защиту является чрезмерно узким[54] . По мнению автора, право на защиту включает в себя:

1) возможность управомоченного лица использовать дозволенные законом средства собственного принудительного воздействия на правонарушителя, защищать принадлежащее ему право собственными действиями фактического порядка (самозащита гражданских прав);

2) возможность применения непосредственно самим управомоченным лицом юридических мер оперативного воздействия на правонарушителя;

3) возможность управомоченного лица обратиться к компетентным государственным или общественным органам с требованием понуждения обязанного лица к определенному поведению. Право на защиту неразрывно связано с субъективным материальным правом, поскольку возникает лишь с его нарушением, а, кроме того, содержание и назначение субъективного гражданского права определяет и способ его защиты[55] . В правовой литературе была высказана иная точка зрения, согласно которой, обеспеченность субъективного права возможностью государственного принуждения является его неотъемлемым качеством и существует не параллельно с другими возможностями, закрепленными в субъективном праве, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями[56] . «Обеспеченность принудительной силой государства — внутреннее свойство всякого права, в какой бы форме оно не выступало, и потому охватывается его определением».

Широкое распространение в юридической литературе получила точка зрения, согласно которой право на защиту является не одним из правомочий соответствующего субъективного гражданского права, а представляет собой самостоятельное субъективное право. Сторонники данной точки зрения считают включение в структуру субъективного гражданского права правомочия на защиту не более чем предупреждением о возможности нарушения этого права. Делается вывод о необходимости подразделения всех субъективных гражданских прав на охранительные и регулятивные.

Право на защиту (охранительное право) в качестве реальной правовой возможности появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения последнего и реализуется в рамках возникающего при этом охранительного гражданского правоотношения. Определение права на защиту как самостоятельного субъективного права представляется более правильным и обоснованным. С учетом всего вышеизложенного предлагается следующая формулировка права на защиту нематериального блага.

Право на защиту нематериального блага представляет собой возможность применения управомоченным лицом установленных гражданским законодательством способов защиты в целях восстановления и компенсации нарушенного субъективного неимущественного блага или предотвращения нарушения этого блага. Право на защиту предоставляет управомоченному лицу две группы возможностей: во-первых, возможность требования определенного поведения от обязанного лица, во-вторых, возможность совершения собственных действий. Право на собственные действия включает себя необходимую оборону, действия в условиях крайней необходимости. Право требования определенного поведения от обязанного лица осуществляется путем обращения к компетентным государственным органам за защитой своего права или охраняемого законом блага с требованием применения к правонарушителю мер государственно-принудительного характера.

Предметом защиты являются как непосредственно нематериальные блага, так и субъективные права граждан на эти блага. Предоставляемая в случае правонарушения защита охватывает как защиту личного неимущественного права, опосредующего соответствующий нематериальный интерес, так и защиту самого нематериального блага. Однако личности принадлежат и такие нематериальные блага, которые не допускают закрепления регулятивного гражданского права,- честь и достоинство личности, личная неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни. Эти блага существуют самостоятельно в форме охраняемых законом интересов и как таковые подлежат защите в случае их нарушения. Вследствие указанного обстоятельства, более правильным (точным) представляется употребление термина «право на защиту нематериальных благ», поскольку понятие защиты личного неимущественного права (права на нематериальное благо) не охватывает защиту всех нематериальных благ. Защита нематериальных благ личности осуществляется в предусмотренном законом порядке, то есть посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты.

Под формой защиты понимается комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов. Различают две основные формы защиты - юрисдикционную и неюрисдикционнуго[57] .

Юрисдикционная форма защиты представлена деятельностью уполномоченных государством органов по защите законных интересов лица. Такие органы (суд, вышестоящая инстанция) по требованию лица, нематериальные блага которого подверглись нарушению, обязаны принять меры по пресечению правонарушения и по восстановлению нарушенного блага. В рамках юрисдикционной формы защита нематериальных благ осуществляется в судебном порядке, В качестве средства судебной защиты нематериальных благ личности выступает иск, то есть обращенное к суду требование об отправлении правосудия и требование, обращенное к ответчику о выполнении лежащей на нем обязанности.

Ж. обратился в Санкт-Петербургский городской суд с иском к председателю муниципального совета муниципального образования N 21 Санкт-Петербурга Костиной Валентине Дмитриевне о защите чести, достоинства, деловой репутации и о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что председатель муниципального совета муниципального образования Костина В.Д. в период 2001 - 2002 года от своего имени распространила в отношении его сведения, не соответствующие действительности, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию.

Так, в письмах, направленных по месту службы истца в УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (письмо от 17.09.2001 N 113, письмо от 11.02.2002 N 45, письмо от 29.10.2002 N 331) ответчица указала, что Ж. никогда не работал в муниципальном совете муниципального образования N 21 Санкт-Петербурга на постоянной основе; в письме от 18.09.2001 N 115, направленном в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга, ответчица указала, что Ж. никогда не работал в муниципальном совете муниципального образования N 21 Санкт-Петербурга на постоянной основе, однако, используя выданную справку, приостановил военную службу, получив преимущества и льготы, установленные для депутатов. Названные письма ответчицы с утверждениями, по мнению истца, ложного характера повлекли возбуждение в отношении истца уголовного дела по ч. 1 ст. 339 УК РФ, которое впоследствии было прекращено по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - за отсутствием в его действиях состава преступления. Кроме того, в результате указанных обращений по месту службы истца кадровой службой УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в отношении истца было издано несколько кадровых приказов, нарушающих его права, которые впоследствии также были отмерены.

Полагает, что действия Костиной В.Д. являются осознанными, направленными на причинение истцу морального вреда, связанного с неблагоприятными последствиями в вопросе прохождения им службы, а также причинения вреда его деловой репутации как депутата и офицера ФСБ.

Истец просил суд признать сведения, распространенные Костиной В.Д., в письмах N 113 от 17.09.2001, N 45 от 11.02.2002, N 331 от 29.10.2002 в адрес Управления Федеральной службы безопасности по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о том, что он никогда не исполнял и не исполняет обязанности депутата муниципального образования N 21 на постоянной основе, и сведения в письме N 115 от 18.09.2001 в адрес Законодательного Собрания Санкт-Петербурга о том, что он "никогда не работал на постоянной основе, однако, используя выданную справку, приостановил военную службу, тем самым получив преимущества и льготы, установленные для депутатов" не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию истца. Истец также просил суд обязать Костину В.Д. направить в названные органы письма с опровержением ранее распространенной ею информацией о том, что депутат Ж. никогда не исполнял и не исполняет обязанностей депутата муниципального совета муниципального округа N 21 на постоянной основе, и взыскать в его пользу с Костиной В.Д. компенсацию причиненного ее действиями морального вреда в размере 100 тысяч рублей.

Статья 152 ГК РФ (пункт 1 и 5) предусматривает, что гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Наряду с опровержением таких сведений гражданин вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных их распространением.

Из материалов дела видно, что поводом для обращения Ж. в суд о защите чести, достоинства, деловой репутации послужили письма председателя муниципального совета муниципального округа N 21 Санкт-Петербурга Костиной В.Д. N 113 от 17.09.2001, N 45 от 11.02.2002, N 331 от 29.10.2002 в адрес Управления Федеральной службы безопасности по Санкт-Петербургу и Ленинградской области и письмо N 115 от 18.09.2001, направленное в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга, в которых сообщалось, что депутат муниципального совета муниципального округа N 21 Санкт-Петербурга Ж. исполняет свои полномочия в муниципальном совете второго созыва на непостоянной основе, как и ранее являясь депутатом муниципального совета первого созыва. По мнению истца, данные сведения порочат его честь, достоинство и деловую репутацию как депутата и офицера ФСБ, послужили основанием для возбуждения против него уголовного дела по ч. 1 ст. 339 УК РФ, впоследствии прекращенного за отсутствием состава преступления, причинили моральный вред и повлекли неблагоприятные последствия в вопросе прохождения воинской службы в УФСБ РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Таким образом, исходя из содержания приведенных норм материального права и фактических обстоятельств дела, подтвержденных доказательствами (приказа о назначении Ж. на должность в муниципальном совете не издавалось, заработной платы в муниципальном совете он не получал, а ему компенсировались лишь подтвержденные расходы, связанные с осуществлением депутатских полномочий) суд обоснованно признал соответствующими действительности сведения, распространенные ответчицей в отношении ответчика в указанных выше письмах, в связи с чем правомерно отказал Ж. в иске о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Более того, Судебная коллегия считает необходимым указать на то, что сведения, содержащиеся в этих письмах, не носят порочащий заявителя характер, поскольку не содержат умаляющих его честь и достоинство утверждений о нарушении им действующего законодательства, о его неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении депутатской деятельности[58] .

Неюрисдикционная форма защиты охватывает действия граждан по защите принадлежащих им нематериальных благ, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к государственным и иным компетентным органам. Подобные действия охватываются понятием «самозащита гражданских прав». Гражданское право к допускаемым способам самозащиты относит действия лица в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости[59] .

А.П.Сергеев обращает внимание на тот факт, что указанная в ст. 12 в качестве способа защиты гражданских прав самозащита представляет собой форму, а не способ защиты. Использование данной формы допускается в случаях, когда потерпевший располагает возможностями правомерного воздействия на нарушителя, не прибегая к помощи правоохранительных органов[60] .

Позиция автора представляется логичной и обоснованной. Самозащита гражданских прав является формой их защиты, а не общим (согласно Гражданскому кодексу) или «своеобразным» способом защиты. Для самозащиты как формы защиты гражданских прав характерно применение таких способов защиты как необходимая оборона и крайняя необходимость. Граждане вправе самостоятельно защищать свои гражданские права, не допуская превышения пределов необходимой обороны и крайней необходимости. Использование способов самозащиты не требует наличия обстановки (обстоятельств места и времени), исключающей возможность обращения за защитой к государственным и иным органам.

Защита нематериальных благ и личных неимущественных прав граждан осуществляется путем применения предусмотренных законом способов защиты.

2.2 Становление и развитие института защиты неимущественных благ

Еще на заре правовой истории общеобязательные нормы предусматривали возможность компенсировать неосторожные или умышленные телесные повреждения, и даже смерть определенным возмещением убытков[61] . При этом ответственности, как таковой, за возмещение морального вреда в Римском праве не было. Под вредом понимался « всякий имущественный ущерб, который кто-либо претерпевал в силу какого-нибудь события…. Юридическим основанием обязанности возмещения вреда служил или договор или правонарушение...

Обязанность возместить вред от правонарушения предполагала виновность действующего.... Возмещения вреда производилась уплатой денежной суммы, на которую увеличивалось бы имущество потерпевшего, если бы вредоносное событие не наступило, или если бы обязательство было бы (своевременно) выполнено»[62] .

Иначе говоря, ставя на первый план только материальные интересы, Римское право регулировало и случаи нанесения физических и душевных травм римскому гражданину виновным лицом, не оставляя без ответственности второго и без удовлетворения первого.

Поэтому уже в Римском праве, традиционно делавшем акцент на защите имущественных прав граждан, намечалась тенденция и к защите нематериальной сферы жизни человека: жизни, здоровья, чести, достоинства. Законами XII таблиц устанавливались вознаграждения: за сломанную кость свободного человека - 300 ассов, раба - 150 ассов, за причинение обиды (нанесение побоев, оскорбительных ударов без ранения) - 25 ассов. Это было несомненной попыткой не только, выражаясь современным языком, возместить вред здоровью, но и материально компенсировать причиненные потерпевшему страдания[63] .

За нарушение неимущественных прав, на виновного налагался денежный штраф, который шел в пользу пострадавшего. Распространение денежных выплат играло прогрессивную роль, выступая в качестве замены существовавшего института кровной мести.

Российское законодательство имеет свою непростую и отличающуюся определенной степенью преемственности историю становления института компенсации морального вреда.

Обращаясь к истории права древнерусского государства, следует отметить, что уже с момента его создания и на протяжении всего периода развития защита нематериальной сферы жизни человека, в том числе путем наложения денежных взысканий в пользу пострадавших от преступлений, уделялось немало внимания. Как и в Римском праве, тенденция к созданию системы штрафов в пользу потерпевшего или его родственников в случае смерти последнего, сыграло свою позитивную роль, выразившуюся в постепенном вытеснении обычая личной расправы с преступником со стороны пострадавших.

Обращает на себя внимание также то обстоятельство, что если компенсация морального вреда в правовых системах многих стран является способом правовой защиты личных нематериальных благ, то в русском праве с самого начала сказывается его определенный самобытный характер, выразившийся в установлении денежных вознаграждений за посягательства не только на нематериальные блага, но и на довольно широкий круг имущественных прав граждан. Первый отечественный кодекс - Русская Правда, предусматривал целый ряд статей, направленных на защиту жизни, здоровья, чести. При воровстве, незаконном пользовании чужой вещью, помимо возмещения имущественного ущерба устанавливалось особое денежное вознаграждение «за обиду». В статье 34 Пространной редакции Русской правды говориться, что в случае кражи коня, оружия или одежды, кроме вознаграждения похищенного, виновный платит собственнику еще и 3 гривны за обиду.

Немало внимания уделялось материальной ответственности за посягательство на Честь и достоинство человека, например за такое, как «рванее усов и бороды» как символов мужественности, или за удар не обнаженным мечом[64] .

Статья 2 Краткой редакции Русской Правды, в случае нанесения телесных повреждений, предоставляет потерпевшему альтернативу: либо самому мстить обидчику, либо, в случае отказа от мести, получить с последнего 3 гривны «за обиду». Большое значение имеет имущественная компенсация родственникам убитого. Русская Правда ограничивает власть родственников погибшего над убийцей путем предоставления возможности замены кровной мести выкупом. Убийца мог уладить дело с родственниками убитого, заплатив названную ими сумму («головщину»). Если виновный оказывался несостоятельным, последние могли наказать его по своему усмотрению, но не имели права лишить жизни. Население местности, где проживал убийца, ручались за него.

Однако, если тот все-таки уклонялся от ответственности, общество «вервь» выплачивало взыскиваемую сумму родственникам убитого[65] . Русская правда в ее Пространной редакции на протяжении нескольких веков оставалась общим законом, определяющим принципы отечественного судопроизводства. Даже в XV - XVI вв. суды нередко назначали стародавние виры и «продажи», а также «поток и разграбление» (отобрание всего имущества осужденного и «выбитая его вон из земли»). В Двинской уставной грамоте 1397 года одним из основных видов наказания является «продажа» (денежный штраф) в пользу пострадавшего или его родственников. Белозерская уставная грамота 1488 года за убийство разбойничьими шайками устанавливает смертную казнь, а за иные формы лишения жизни - денежные взыскания[66] .

Изданный в 1497 году Судебник Ивана III, ставший первым кодексом общерусского права централизованного государства, предусматривал наряду со смертной казнью взыскание годовщины из имущества убийцы. В Судебнике Ивана IV (1550 год) также есть положения о возможности предъявления гражданского иска за убийство. Оба Судебника включают и целый ряд статей о взыскании за бесчестие, т.е. о выплате в пользу обиженного определенной денежной суммы, при этом размер суммы зависит от того, к какому сословию принадлежит пострадавший[67] .Российское законодательство XVII века продолжило традиции, по которым при совершении имущественных преступлений пострадавшему выплачивается сверх суммы причиненного собственно имущественного ущерба дополнительное денежное вознаграждение. Соборное уложение 1649 года, сохранившее идеи всесторонней защиты прав личности, только определению «размера бесчестия» было посвящено 73 статьи, т.к. сословная дифференциация достигла в нем высших для средневековья значений. В зависимости от звания и сана ответственность за оскорбление определялось от 1 до 400 рублей. Социальное положение человека влияло на размер денежной компенсации за причинение телесных повреждении.

Правила о взыскании за «бесчестье» в общих чертах действовали и в XVIII веке, дополненные при Петре I законами об оскорблении чести в Уставе воинском (1716 год) и Морском уставе (1720 год), в манифесте Екатерины II о поединках, а затем в большинстве перешли в отдел «О вознаграждении за обиды личные имуществом» Свода законов Российской империи. В соответствии с содержащимися в нем положениями, например, за обиду словом и на письме» городскому обывателю уплачивается столько, сколько тот платит за этот год в казну и в городской доход. В дальнейшем возмещение вреда стало регулироваться Законом от 21 марта 1851 года. Однако в нем отсутствовали, какие либо четкие общие нормы, предусматривающие возможность материальной компенсации морального вреда в качестве одного из способов защиты гражданских прав личности. В законе можно найти только относительные, частные аналоги института компенсации морального вреда, которые, разумеется, не могли охватить все возможные случаи его причинения, например, предусмотренное статями 667-669 (первая часть десятого тома Свода законов Российской империи) взыскание с виновного в пользу пострадавшего от обиды или оскорбления специального платежа, строго зафиксированного в размере от 1 до 50 рублей и заменяющего уголовное наказание, или статья 678 (там же), обязывающей судей, постановивших неправосудный приговор, возместить неправильно осужденному материальный ущерб, а также выплатить ему определенную в законе сумму денег[68] . В то же время при причинении вреда здоровью человек, совершении убийства прослеживалось отсутствие четких и недвусмысленных норм, предусматривающих компенсацию именно физических и психических страданий, что делало крайне затруднительным для потерпевших от этих преступлений или их родственников в получении с виновного лица материального удовлетворения за перенесенные ими страдания. В законе говорится «о вреде и убытках» от деяний преступных (статья 644) и непреступных (статья 684). При этом не ясно, подразумевается ли под вредом, подлежащим возмещению, вред только имущественного характера или данный термин можно трактовать шире.

Главное, что действующее законодательство не запрещало компенсацию неимущественного вреда. Причем, выделяя вред от деяний преступных и непреступных, законодатель говорит о «вреде и убытках». Таким образом, один из использованных терминов, а именно «вред», может быть понят как умаление не только имущественных благ, но и благ неимущественных. Указанный термин следовало рассматривать в значении возмещения имущественного вреда только в том случае, если бы это предусматривалось особой нормой. Но и в отношении экономических преступлений и при нанесении вреда здоровью, и в других случаях закон, предусматривая различные формы возмещения вреда, нигде не говорит о том, что ответственность этим и ограничивается. Следовательно, потенциально Закон 21 марта 1851 года открывал дорогу для функционирования института компенсации неимущественного вреда.

Мнения правоведов того времени по данному поводу разделились. Например, П.Н. Гуссаковский отмечал, что стремление путем денежного вознаграждения доставить возможное удовлетворение лицам, потерпевшим нравственный вред, неизбежно приводит к явно несообразному положению, в силу которого означенное вознаграждение должно соизмеряться не с важностью вреда и даже не со степенью участия злой воли в совершении деяния, причинившего вред, а с большей или меньшей состоятельностью пострадавшего[69] . Противником материальной компенсации морального вреда был также и Г.Ф. Шершеневич, утверждавший: «Нужно проникнуться глубоким презрением к личности человека, чтобы внушать ему, что деньги способны дать удовлетворение всяким нравственным страданиям. Переложение морального вреда на деньги есть результат буржуазного духа. Который оценивает все на деньги, который считает все продажным»[70] . Другой точки зрения придерживался С.А. Беляцкин, который, будучи сторонником идеи компенсации, морального вреда вообще, полагал, что законодательство дореволюционной России не препятствовало возмещению неимущественного вреда. «Пусть даже законодатель не задавался серьезно мыслью о нематериальном вреде, а сосредоточивал внимание главным образом на имущественном ущербе ввиду большинства случаев именно такого ущерба. Но раз закон не выразил категорического веления по этому предмету, он, по меньшей мере, развязал руки практике»[71] .

Тем не менее, достаточно продолжительное время в России господствовала точка зрения, опиравшаяся на традицию классического римского права. В 1905 году в России был разработан проект нового Гражданского уложения, в котором нашла отражение тенденция, проявившаяся в законодательстве ряда других стран, по формированию института защиты неимущественных благ. Действительно, проект предоставлял право на компенсацию неимущественного вреда в весьма ограниченном числе случаев. Так, в соответствии со статьей 2626 «в случаях причинения обезображения или телесного повреждения, также как и в случаях лишения свободы или нанесения оскорбления, суд может назначить пострадавшему денежную сумму по своему усмотрению, принимая во внимание, была ли со стороны виновного обнаружена злонамеренность и другие обстоятельства дела, хотя бы пострадавший не понес никаких убытков (нравственный вред)». Предполагалось, что такое же право будет иметь женщина, «с которой совершено любодеяние», и девица, «обольщенная обещанием на ней жениться, если виновный не исполнит своего обещания». Заслуживает внимание попытка авторов проекта распространить деятельность институтов защиты неимущественных благ на общественные отношения, связанные с имущественными отношениями, для чего вводилась статья, по которой должник, умышленно или по грубой неосторожности не исполнивший обязательства, может быть присужден к возмещению и других, кроме указанных выше (имущественных), убытков, хотя бы они заключались не в имущественном, а в нравственном, и не подлежали точной оценке[72] .

Идея составителей проекта 1905 года по введению в Гражданское уложение института компенсации нравственного вреда была не только ограничена незначительным числом случаев, но и особыми условиями, необходимыми для реализации указанного права, а именно: «злонамерность виновного» (статья 2626); неисполнение обязательства «умышленно или по грубой неосторожности» (часть 2 статья 1655). Тем не менее, данный проект так и остался на бумаге.

Не сразу и с большими сложностями, но в судебной практике к началу XX века стали предприниматься попытки легализации принципа возмещения морального вреда. В 1909 году по делу Дамбы (№ 46) Сенат развил теорию возмещения нематериального вреда в связи с увечьем, дав толкование понятию вреда, причиненного лицу человека увечьем, понимая под ним всякий вред, всякое зло, которым подвергся потерпевший. Далее Сенат разъяснил, что при исчислении размера вознаграждения суд не только вправе, но и обязан принять во внимание наряду с материальным ущербом и другие вредные, не менее тяжкие и нередко непоправимые последствия увечья, как-то: расстройство здоровья, физическое уродство, большая или меньшая беспомощность потерпевшего и вообще более или менее серьезное ухудшение в условиях его дальнейшей жизни[73] .

После революции 1917 года отечественная правовая система претерпела кардинальные изменения, но вплоть до 1990 года в гражданском законодательстве отсутствует как сам термин «моральный вред», так, соответственно, и нормы, предусматривающие его компенсацию. Несмотря на это в 20-е годы, после принятия Гражданского кодекса РСФСР 1922 года, среди юристов возникли споры по поводу допустимости возмещения морального вреда. С одной стороны, например, А. Зейц категорически отвергал саму возможность компенсации морального вреда в советском обществе. В свою очередь, Б. Утевский полагал, что и статья 403 ГК РСФСР 1922 года и статья 44 УК РСФСР 1926 года (о наказании в виде возложения обязанности загладить причиненный вред) давали основание для возмещения не только материального, но и морального вреда. С его точки зрения в статье 403 ГК имущественный вред противопоставлялся вреду, нанесенному личности, а, кроме того, по мнению автора, нет никаких оснований ограничивать понятие « личность» только физической неприкосновенностью, т.к. данное понятие носит скорее нематериальный характер, охватывая духовную, моральную сферу человека.

Сторонниками принципа возмещения морального вреда в то время были также И.Брауде, Б. Лапицкий, К. Варшавский. Однако, эти суждения практически никак не повлияли на судебную практику тех лет, отказывавшуюся удовлетворять иски о защите нематериальных благ путем взыскания денежных сумм. Разумеется, и по уголовным делам потерпевшие от преступлений были лишены возможности предъявить иск в связи с причиненным им моральным вредом. После принятия в 1964 году Гражданского кодекса РСФСР, в статье 1 которого был сказано, что ГК РСФСР «регулирует имущественные и связанные с ними неимущественные отношения», дискуссии о возможности материального возмещения морального вреда возобновились.

В.А.Тархов высказывал мысль о том, что иногда неправильно указывают, будто наше законодательство (действовавшее в тот период времени) не допускало имущественной ответственности за неимущественный вред, поскольку из текста закона нельзя сделать определенного вывода допускается ли такое возмещение или нет. Автор полагал, что сложившаяся ситуация отражает толкование судебной практики, которая с самого начала отрицательно относилась к возмещению морального вреда, а затем такое мнение без борьбы укрепилось в литературе[74] .

На схожих позициях по этому вопросу тогда стояли такие авторы, как Н.С. Малеин, Ю.X. Калмыков, Л.А. Майданик и Н.Ю. Сергеева, С.Н. Братусь, A.M. Белякова.

В сложившихся обстоятельствах, законодательство, регулирующее уголовное судопроизводство, тем не менее, создавало больше возможностей для материальной компенсации моральных переживаний, нежели действовавшее тогда законодательство гражданское. Во-первых, принятый 27 октября 1960г. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР впервые в российском законодательстве легализовал термин «моральный вред». В ст.53 данного кодекса, в частности, говорится: «Потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред». Во-вторых, принятый одновременно с Уголовно-процессуальным Уголовный кодекс РСФСР, как и прежний УК РСФСР 1926г. (Ст. 44), в качестве одного из видов наказания предусматривал возложение обязанности загладить причиненный вред (ст. 32). В данной Статье, в частности, указывалось: «Исполнение обязанности загладить причиненный вред состоит в непосредственном устранении причиненного вреда своими силами, или в возмещении материального ущерба своими Средствами...». Иными словами, можно говорить об очевидном противопоставлении имущественному ущербу других видов вреда. Поскольку о возмещении имущественного ущерба говорится отдельно и при этом в тексте статьи не указывается прямо, об устранении каких видов причиненного вреда идет речь, можно сделать вывод, что здесь имеются в виду два других вида вреда — физический и моральный, из числа упоминавшихся в ст. 53 УПК РСФСР. При этом бесспорно, что при совершении таких преступлений, как клевета или оскорбление, из трех легализованных в уголовном судопроизводстве видов вреда — имущественного, физического или морального — потерпевшему причиняется только последний.

Одновременно в санкциях соответствующих статей Уголовного кодекса РСФСР (ч. 1 ст. 130 и ч. 1 ст. 131) в качестве одного из видов наказания за данные преступления было предусмотрено возложение обязанности загладить причиненный вред. В данном случае подлежал заглаживанию именно моральный вред, и у виновного лица не было особых препятствий, чтобы загладить его и в материальной форме (выплата денег, покупка подарка или путевки в санаторий для потерпевшего). Кроме того, применение при вынесении приговора ст. 43 УК РСФСР (назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом) теоретически создавало условия для компенсации потерпевшим морального вреда практически по любому преступлению. В гражданском законодательстве только в Законе СССР «О печати и других средствах массовой информации» от 12 июня 1990г. впервые было четко указано на возможность материальной компенсации морального вреда и впервые был использован данный термин. При этом термин «моральный вред» в законе расшифрован не был. Общая норма для компенсации морального вреда была установлена только в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятых Верховным Советом СССР 31 мая 1991г. и введенных в действие на территории Российской Федерации с 3 августа 1992г. Статья 131 данного закона гласит: «Моральный вред (физические или нравственные страдания), причиненный гражданину неправомерными действиями, возмещается причинителем при наличии его вины. Моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемых судом независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда». Соответственно впервые законодательно было раскрыто и содержание термина («моральный вред»: это «физические или нравственные страдания». Данное определение было сохранено и в ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, однако в ней была значительно сужена сфера объектов, при посягательстве на которые можно претендовать на денежную компенсацию моральных страданий. Моральный вред стал подлежать безусловной компенсации только при нарушении неимущественных прав гражданина и посягательстве на иные нематериальные блага. Во всех других случаях обязанность денежной компенсации должна быть прямо предусмотрена законом.

2.3 Специфика гражданско-правовых способов защиты неимущественных благ

Защита гражданских прав и охраняемых законом интересов обеспечивается применением предусмотренных законом способов защиты, под которыми понимаются установленные в законе материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых происходит восстановление (признание) нарушенных или оспариваемых прав и воздействие на правонарушителя. Проблема разграничения прав и охраняемых законом интересов с точки зрения способов защиты не имеет непосредственно практического значения. Защите, согласно процессуальному законодательству, подлежат как субъективные права, так и охраняемые законом интересы. Поэтому можно проанализировать рассматриваемые в литературе способы защиты личных неимущественных прав, которые мы понимаем как «охраняемые законом интересы», безотносительно к тому, как тот или иной автор обозначает объект защиты — как личное неимущественное право или как охраняемый законом интерес. В силу специфики неимущественных благ как объектов гражданского права не все из названных в ст. 12 ГК РФ способов подлежат применению судом при их защите в случае нарушения. Изучению возможностей гражданско-правовой защиты неимущественных благ граждан были посвящены работы многих цивилистов. Общие способы защиты, которые могут быть применены к личным неимущественным правам, рассмотрены, в частности, А.Е. Шерстобитовым. По его мнению, поскольку рассматриваемые права возникают по поводу личных неимущественных благ, они защищаются в основном способами, не имеющими целью восстановление нарушенной имущественной сферы. Согласно ст. 12 ГК РФ такими способами являются: признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, признание недействительным акта государственного органа, прекращение или изменение правоотношения (например, расторжение договора поручения с адвокатом при нарушении тайны), неприменение акта, противоречащего закону, иные способы, например опровержение сведений, порочащих честь и достоинство, компенсация морального вреда. Ранее Н. Д. Егоров писал о том, что ввиду неимущественного характера личных неимущественных прав ответственность за их нарушение должна носить, по общему правилу, неимущественный характер. Денежный штраф должен применяться лишь в тех случаях, когда неимущественные санкции не в состоянии оказать достаточного стимулирующего воздействия на поведение участников личных неимущественных отношений, в частности, когда восстановить существовавшее до правонарушения положение уже невозможно (например, при нарушении тайны). Кроме того, Н.Д. Егоров предложил взыскивать денежный штраф за нарушение личных неимущественных прав не в пользу потерпевшего, а в доход государства, поскольку посредством денежного возмещения восстановить нарушенное личное неимущественное благо невозможно и денежные санкции способны выполнять лишь превентивную, а не восстановительную функцию[75] .Л.О. Красавчикова предложила ряд специальных способов применительно к «личным неимущественным правам», которые уже закреплены в законодательстве ряда стран: судебное признание факта совершенного правонарушения, прекращение правонарушения и запрещение дальнейшего правонарушения, прекращение состояния, представляющего собой нарушение, восстановление нарушителем или за его счет состояния, предшествовавшего нарушению, уничтожение предмета, созданного правонарушением, или лишение его характера, выражающего правонарушение, а также лишение документа доказательственной силы, если он был получен в результате нарушения личных прав[76] . По мнению Н. С. Малеина, невозможность восстановления личных прав во многих случаях предопределяет преобладание превентивной функции в этой сфере. Поэтому и санкции должны быть соответствующими, например, публикация судебных актов о защите личных прав, вынесение общественного порицания или выговора, обязание принести публичное извинение, взыскание денежного штрафа в доход государства, отстранение от должности или запрещение занимать соответствующие должности.

Не со всеми указанными способами защиты можно согласиться. Как и в отношении права личной свободы, нет никакого смысла в подаче иска о признании за лицом наличия у него охраняемой законом интереса, поскольку эти интересы принадлежат каждому, и никто не может это оспорить. Опровержение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, прекращение правонарушения, прекращение состояния, представляющего собой нарушение, а также восстановление нарушителем или за его счет состояния, предшествовавшего нарушению, уничтожение предмета созданного правонарушением, или лишение его характера выражающего правонарушение, полностью охватываются такими существующими способами защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пересечение действий, нарушающих право. Поэтому как самостоятельные способы защиты указанные меры обозначаться не могут.

Судебное признание факта совершенного правонарушения происходит при любом судебном решении об удовлетворении иска потерпевшего и потому также не может рассматриваться как специфический способ защиты личных неимущественных интересов. Что касается лишения документа доказательственной силы, эти последствия наступают не только в отношении правонарушителя. Запрет использовать доказательства, полученного в результате нарушения личных прав, устанавливается в процессуальном законодательстве и распространяется на всех лиц, которые пытаются использовать такие доказательства, а не только тех, кто нарушил личные права. Поэтому указанные меры не могут рассматриваться как гражданско-правовые санкции в отношении правонарушителя.

Проблематичен вопрос о возможности самостоятельного иска о запрещения совершения правонарушения в дальнейшем. Российское процессуальное право не предусматривает возможности, так называемых, «судебных запретов», которые используются в ряде стран. По всей видимости, обоснованно считается, что решение суда о запрете, если этот запрет и так установлен законодательством, бессмысленно. Публикация судебных актов о защите личных прав не является способом защиты, поскольку такие способы должны предусматриваться в самом судебном решении, которое опубликуется.

Вынесение общественного порицания или выговора, взыскание денежного штрафа в доход государства, а также отстранение от должности или запрещение занимать соответствующие должности относится к административно-правовым и уголовно-правовым санкциям.

Такая санкция, как обязание принести публичное извинение, на сегодняшний момент предусмотрена в случае реабилитации лица, которого незаконно задержали, заключили под стражу, временно, устранили от должности, применили к нему принудительные меры медицинского характера, осудили или применили к нему иные незаконные действия в уголовно-процессуальной сфере (ст. 136 УПК РФ), Согласно этой статье, прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному[77] . В случае же посягательства на честь, достоинство и деловую репутацию применение такой санкции, как публичное извинение, в законе не предусмотрено. Это подтверждается и судебной практикой[78] . Вместе с тем, в литературе предлагается внести соответствующие изменения, добавив в ст. 152 ГК РФ норму о возможности лица, честь, достоинство и деловая репутация которого были опорочены, требовать от нарушителя принести извинения в форме, определяемой судом[79] . Если учесть, что извинение выступает непосредственным способом заглаживания морального вреда, который, по общему правилу, компенсируется лишь в личной неимущественной сфере, следует согласится с предлагаемыми нововведениями и закрепить рассматриваемую санкцию как общий способ защиты личных неимущественных интересов. М.М. Агарков в качестве одного из главных способов защиты личных неимущественных прав называл иск о прекращении нарушения и созданного им состояния[80] .С.Н. Братусь к числу таких способов относил право требовать:

1) признания личного права, если последнее нарушено или кем-то оспаривается;

2) прекращения действий, нарушающих право;

3) совершения положительных действий, направленных на устранение последствий нарушения и обеспечивающих восстановление нарушенного права[81] .

По мнению О.Н.Иванова, к способам защиты личных прав следует относить пресечение действий, нарушающих право; опровержение определенных действий; отмену незаконного акта государственного органа с публичным объявлением об этом; материальное возмещение, которое может рассматриваться как в качестве самостоятельного, так и дополнительного способа защиты[82] . Гражданский кодекс не называет способы, используемые при защите неимущественных благ личности, лишь указывает на возможность применения любого из способов, перечисленных в ст. 12 ГК, а также иных способов, установленных кодексом и другими законами, если существо нарушенного нематериального блага и характер последствий этого нарушения допускают такую защиту. Представляется, что при защите неимущественных благ, опосредующих эти блага, допустимо применение следующих общих способов защиты:

1) признания личного неимущественного блага;

2) восстановления положения, существовавшего до нарушения неимущественного блага и личного неимущественного права;

3) пресечения действий, нарушающих нематериальное благо или личное неимущественное право либо создающих угрозу нарушения;

4) признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

5) неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления;

6) самозащиты права (неимущественного блага);

7) возмещения убытков;

8) компенсации морального вреда. Необходимость использования такого способа защиты как признание судом определенного субъективного права на личное нематериальное благо может возникнуть в тех случаях, когда наличие данного права подвергается сомнению, оспаривается, отрицается или имеется реальная угроза таких действий. В качестве примера К.Б.Ярошенко приводит признание права на собственное изображение в целях предотвращения его неправомерного использования (без согласия лица)[83] . Л.О. Красавчикова считает, что в значительной массе случаев защита права на неимущественное благо совпадает с охраной связанного с ним права имущественного: «Например, признание субъективного права на неприкосновенность вполне определенного жилища не может быть не соединено с установлением соответствующего имущественного права на данное жилище: лицо, не имеющее хотя бы временного (но законного) жилья, не может претендовать на охрану его права, на неприкосновенность жилища». Восстановление положения, существовавшего до нарушения нематериального блага или личного неимущественного права, применяется в случаях, когда нарушенное нематериальное благо (личное неимущественное право) не прекращает своего существования и может быть реально восстановлено путем устранения последствий правонарушения[84] .

Одним из средств восстановления положения, существовавшего до нарушения нематериального блага, является опровержение, которое вправе потребовать потерпевший в соответствие со ст. 152 ГК РФ. Под опровержением понимается сообщение о несоответствии ранее распространенных сведений действительности. Гражданский кодекс не раскрывает содержание термина опровержение, лишь косвенно указывает на функцию опровержения - обоснованное отрицание распространенных сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию определенного лица и соответствующих действительности. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» от 18.08.92г. №11 разъясняет, что следует понимать под порочащим характером сведений и под их распространением[85] .Порочащими являются такие не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь, достоинство или деловую репутацию лица. Под распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидеопрограммам, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в судебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в числе устной, форме нескольким лицам или хотя бы одному лицу.

Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением. А.В.Белявский и Н.А.Придворов полагают, что для усиления охраны чести и достоинства граждан было бы целесообразно предусмотреть защиту распространения сведений, хотя и соответствующих действительности, выраженных в оскорбительной форме[86] .

Установив при разрешении таких споров факт распространения соответствующих действительности и не порочащих чести, достоинства, деловой репутации истца сведений о его частной жизни, а также факт отсутствия согласия на распространение этих сведений, суды обоснованно удовлетворяли иски, поскольку неправомерное вторжение средств массовой информации в частную жизнь, в том числе и публичных лиц, является нарушением требований п. 5 ст. 49 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 "О средствах массовой информации", в силу которых журналисты обязаны получать от граждан согласие (за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов) на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей. Кроме того, при осуществлении профессиональной деятельности Закон обязал журналистов уважать права, законные интересы, честь и достоинство гражданина. На ответчика в указанных случаях судом возлагалась обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации (ст. ст. 150, 151 ГК РФ).

Так, например, поступил Останкинский районный суд г. Москвы при вынесении 15 ноября 2006 г. решения по иску граждан Ш. и Г. к ЗАО "Проф-Медиа-Пресс" о защите тайны личной жизни, взыскании компенсации морального вреда, причиненного публикацией биографического досье истцов, а также статьей в газете "Экспресс газета". Согласия на публикацию сведений, носящих личный характер, истцы не давали и непосредственно ответчику указанных сведений не сообщали. Кроме того, в заголовке статьи использовано имя одного из истцов не в связи с профессиональной деятельностью. Учитывая это, суд правомерно признал, что данной публикацией нарушено право истца на личное имя. При определении размера компенсации суд учел степень нравственных страданий истцов.

Этим же печатным изданием было допущено неправомерное вторжение в частную жизнь гражданина А. двумя публикациями, в которых без согласия истца распространены сведения о нем, его бывшей жене и других близких знакомых. Останкинским районным судом г. Москвы 17 мая 2006 г. вынесено решение, которым признано, что данными публикациями нарушена тайна личной и семейной жизни истца. С ответчика в пользу истца взыскана компенсации морального вреда.

Останкинским районным судом г. Москвы 11 ноября 2005 г. был также обоснованно удовлетворен иск П. к ЗАО "Проф-Медиа-Пресс". Основанием для обращения в суд явилась публикация в той же газете статьи, сопровожденной фотографическим изображением истца, который был искажен автором статьи. Содержание анонса статьи, фотография, дополненная искусственным внесением пороков кожи, по мнению истца, нарушает его право на тайну личной жизни, а также на личное изображение, поскольку оно не соответствует действительному изображению.

Ответчик, считая свои действия правомерными, пояснил, в частности, что изображение П. представляет собой отредактированную фотографию истца, которая является частью его творческой деятельности. Публикуя информацию об истце, редакция газеты реализовала свое право на информацию, гарантированную п. 3 ст. 17 и п. 4 ст. 29 Конституции Российской Федерации.

Оценив опубликованную ответчиком статью, фотографическое изображение истца, суд признал нарушением нематериальных благ истца публикацию его искаженного фотографического образа, поскольку любое изображение публично известного лица основано на принципе узнаваемости, а такая публикация направлена на подмену сформировавшегося личного образа истца вымышленным образом, сделанным журналистом. Доводы ответчика о творческом подходе к видению проблем не подтвердились в судебном заседании. Под творчеством понимается создание нового произведения, тогда как в рассматриваемом

По изученным делам имели место также случаи распространения средствами массовой информации сведений, не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство, доброе имя и деловую репутацию публичных лиц.

Статья 152 ГК РФ предоставляет гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда.

Пресненский районный суд г. Москвы решением от 29 апреля 2005 г. обоснованно удовлетворил иск К. к ООО "Спид-Инфо" и автору статьи о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда.

Истец, являющийся публичным лицом, указал в иске, что в издании "Спид-Инфо" в рубрике "Звездные игры" была опубликована статья, в которой в оскорбительной форме повествуются воспоминания о нем. Эти сведения, по утверждению К., не соответствуют действительности.

В судебном заседании было установлено, что истец никогда не был знаком с лицом, у которого корреспондент издания брал интервью. Кроме того, поскольку оспариваемые сведения касаются не только лица, давшего согласие на публикацию, но и истца, автор статьи должен был получить согласие на опубликование материала у истца, а также удостовериться в действительности сообщаемых сведений. Это автором не было сделано.

Суд обязал ООО "Спид-Инфо" опровергнуть сведения в установленном законом порядке, а в счет компенсации морального вреда взыскал с общества и с автора статьи определенную сумму.

Воспользовавшись своим правом на судебную защиту, Б. обратился в Таганский районный суд г. Москвы с иском к ООО "Арбат энд Ко", редакции журнала "АрбатПрестиж ТелеГид" о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда, указав, что в рубрике журнала "Холостяки под прицелом" была опубликована статья, в которой распространены оскорбительные сведения, которые, по мнению автора статьи, якобы имели место и которыми истец публично гордился. Между тем распространенные сведения не соответствуют действительности, порочат его честь, достоинство, деловую репутацию и причиняют ему нравственные страдания.

В решении от 31 октября 2005 г. Таганский районный суд г. Москвы правильно указал, что Б. является публичным лицом, поэтому любая информация, касающаяся истца, тут же подхватывается средствами массовой информации и обсуждается миллионами граждан. Общеизвестным фактом является его профессиональная и благотворительная деятельность, в связи с чем распространение сведений, не соответствующих действительности, влечет негативные последствия для его деловой репутации.

Признав требования обоснованными, суд обязал ООО "Арбат энд Ко" опровергнуть сведения, не соответствующие действительности, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истца, в течение десяти дней со дня вступления решения в законную силу и взыскал сумму в возмещение морального вреда[87] .

В большинстве случаев восстановление положения, существовавшего до нарушения неимущественного блага или личного неимущественного права, может быть достигнуто посредством применения (самостоятельно или в сочетании с другими способами) такого способа защиты как пресечение действий, нарушающих нематериальное благо или личное неимущественное право либо создающих угрозу их нарушения. Цель данного способа защиты заключается в прекращении нарушения неимущественного блага (личного неимущественного права) лица на будущее время или устранения угрозы его нарушения. Пресечение действий, создающих угрозу нарушения неимущественных благ, может быть использовано в случае, когда известно о готовящемся опубликовании в печати (других средствах массовой информации) сведений, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию лица. Пресечение действий, нарушающих неимущественные блага или личные неимущественные права граждан, обычно применяется при длящемся правонарушении, например, в случае выброса заводом вредных веществ в атмосферу, превышающих допустимые нормы, чем причиняется вред здоровью граждан.

Лицо, чьи неимущественные блага и личные неимущественные права нарушены изданием незаконного административного акта, имеет право на их обжалование в судебном порядке. Суд принимает решение о признании акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным полностью или частично, если установлено, что данный документ не соответствует закону или иным правовым актам и нарушает охраняемые неимущественные интересы граждан. Незаконный акт признается недействительным с момента его издания, при этом дополнительной отмены со стороны издавшего органа не требуется. Данный способ защиты может применяться с другими способами или носить самостоятельный характер, если преследуется цель только констатации недействительности акта.

Осуществляя правосудие по требованию гражданина о защите его неимущественного блага или личного неимущественного права, суд вправе использовать такой способ защиты, как неприменение акта государственного органа или органа местного самоуправления, обосновав по какой причине данный акт, не подлежит применению, какой норме и какого закона он противоречит. Данный способ защиты может применяться как в отношении индивидуально-правовых, так и в отношении нормативных актов государственных органов и органов местного самоуправления. А.П.Сергеев обращает внимание, что судом не должны применяться акты любых государственных и местных органов, включая те из них, признание недействительности которых не относится к его компетенции. В случае, когда признание недействительности незаконного акта входит в компетенцию данного суда, он не может ограничиться лишь неприменением незаконного акта, а должен объявить его недействительным[88] .

Следует отметить, что рассмотренные способы защиты — неприменение и признание недействительными актов государственных и местных органов — используются довольно редко; на практике еще не оценены их положительные стороны в деле охраны нематериальных благ и личных неимущественных прав граждан. Однако, такая ситуация не свидетельствует о полном соответствии актов, издаваемых государственными органами и органами местного самоуправления, требованиям закона. Если нарушением неимущественных благ или личных неимущественных прав лицу был причинен имущественный вред, оно вправе требовать возмещения причиненных убытков (ст. 15 ГК РФ). Необходимость применения указанного способа возникает, например, в случае причинения вреда здоровью гражданина (ст.ст. 1084— 1087 ГК РФ), его жизни (ст.ст.1084, 1088-1089, 1094 ГК РФ), чести, достоинству, деловой репутации (ст.152ГКРФ).

Гражданский кодекс предусматривает возможность компенсации морального вреда в качестве одного из способов защиты неимущественных благ и личных неимущественных прав граждан. Суд вправе возложить на нарушителя нематериальных благ (личных неимущественных прав) обязанность денежной компенсации морального вреда, если гражданину были причинены нравственные или физические страдания (ст. 151 ГК РФ).

Рассмотрим специальные способы защиты неимущественных благ, которые установлены ст. 152 ГК РФ. Суть их состоит в том, что физическое или юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Что же касается опровержения, то согласно вышеуказанной статье, его суть состоит в обоснованном отрицании распространенных сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию определенного лица, и их несоответствии действительности[89] . При этом имеется в виду опровержение по суду таких сведений, которые:

- порочат честь, достоинство и деловую репутацию;

- распространены ответчиком;

- не соответствуют действительности.

На вопрос о том, какие сведения считать распространенными, закон не дает ответа. В определенной мере данный пробел восполняется в постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации №3 от 24 февраля 2005 года, в котором перечислены возможные случаи такого распространения. Что касается формы распространения порочащих сведений, то ей законодательного значения не придается, так как важен сам факт распространения. Именно он служит основанием возложения обязанности дать опровержение. Чаще всего сведения, порочащие честь, достоинство, деловую репутацию, содержаться в высказываниях. Несоответствие распространяемых порочащих сведений в действительности означает, что содержащаяся в них информация либо относится к обстоятельствам, которых не существовало вообще, либо отражает последние не такими и не так, какими и как они были на самом деле.

Предполагается, что при разбирательстве гражданских дел о защите чести, достоинства, деловой репутации, возникает необходимость тщательно исследовать текст и определить, соответствуют ли действительности, содержащиеся в нем сведения, наносят ли они вред неимущественным благам, допустимо ли распространение таких сведений в свободной дискуссии и возможно ли их опровержение в судебном порядке.

Способы защиты, применяемые при нарушении неимущественных благ и личных неимущественных прав граждан, неоднородны по своей юридической природе. Как и все способы, указанные в ст. 12 ГК РФ, они подразделяются на две основные группы — меры защиты и меры ответственности[90] .

Способы, относящиеся к разным группам, различаются по основаниям их применения, социальному назначению, выполняемым функциям, принципам реализации и некоторым другим моментам. Меры ответственности применяются к лицу, чье противоправное, виновное (если законом специально не предусмотрено иное) поведение причинно обусловило наступление вреда. К мерам ответственности, используемым при нарушении неимущественных благ (личных неимущественных прав), можно отнести возмещение убытков и компенсацию морального вреда[91] . Основанием применения мер защиты является сам факт неправомерного поведения, независимо от того, носит пи оно виновный характер и находится ли в причинной связи с причиненным вредом. К мерам защиты, применяемым при нарушении неимущественных благ и личных неимущественных прав, относятся: признание соответствующего личного неимущественного права; восстановление положения, существовавшего до нарушения неимущественного блага и личного неимущественного права; пресечение действий, нарушающих нематериальное благо или личное неимущественное право либо создающих угрозу нарушения; неприменение и признание недействительным (в соответствующих случаях) акта государственного органа или органа местного самоуправления.

Для привлечения к гражданско-правовой ответственности лица, нарушившего нематериальные блага или личные неимущественные права другого лица, необходимо наличие определенных условий, образующих состав гражданского правонарушения. Необходимыми условиями для всех видов гражданско-правовой ответственности являются противоправное поведение и вина правонарушителя. Для привлечения к ответственности в форме возмещения вреда, помимо двух указанных условий, должно быть также установлено наличие вреда и причинной связи между противоправным поведением виновного лица и наступившим вредом[92] .

Противоправное поведение нарушителя неимущественных благ и личных неимущественных прав является элементом объективной стороны гражданского правонарушения. Противоправность представляет собой неправильность поведения ответственного лица, несоответствие поведения закону, договору и основам нравственности, влекущее за собою нарушение (умаление, ограничение) имущественных или неимущественных благ (прав) и законных интересов другой стороны правоотношения»[93] . Противоправное поведение в гражданском праве нарушает одновременно объективное и субъективное право (охраняемый законом интерес). В понятии противоправности находит отражение факт объективного несоответствия поведения лица требованиям законодательства, независимо от того, знал или не знал правонарушитель о неправомерности своего поведения.

Противоправное поведение нарушителя неимущественных благ может быть выражено как действием (нанесение телесных повреждений, распространение не соответствующих действительности, порочащих сведений), так и бездействием (неоказание помощи больному, оставление человека в опасном для жизни и здоровья состоянии). Вред как условие гражданско-правовой ответственности за посягательства на неимущественные блага означает всякое умаление (повреждение, уничтожение) личного неимущественного блага. Посягательства на неимущественные блага могут причинить личности моральный и материальный вред.

Материальный вред — убытки — подразумевает невыгодные для потерпевшего имущественные последствия, выраженные в денежной форме, которые наступили вследствие нарушения неимущественных благ. Применительно к случаям причинения вреда здоровью возмещению подлежит утраченный заработок (доход), расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение (ст. 1085 ГК РФ). Моральный вред, причиненный потерпевшему нарушением его неимущественных благ, заключается в физических и нравственных страданиях. Возмещение данного вида вреда производится также в денежной форме, но не носит эквивалентного характера. Возмещение имущественного вреда, причиненного посягательствами на неимущественные блага личности, производится по нормам главы 59 Гражданского кодекса РФ; правила компенсации морального вреда содержатся в ст.ст. 151, 1099-1101 ГК РФ, 3. В тех случаях, когда нарушением неимущественных благ лицу был причинен вред (материальный или моральный), для возложения ответственности необходимо установить причинную связь между противоправным поведением нарушителя и возникшим вредом. Причинная связь представляет собой такую связь между явлениями, при которой одно явление (причина) предшествует другому (следствию) и порождает его.

Пронин В.Г. обратился в арбитражный суд с иском к ОАО "Нефтяная компания "Роснефть-Туапсенефтепродукт" (далее - общество) о признании нарушенного права на предоставление информации, обязании ответчика представить протоколы ревизионной комиссии NN 1 - 8 и прилагаемые к протоколам NN 2 - 7 документы, взыскании 500 тыс. рублей морального вреда, причиненного нарушением права на предоставление информации, признании Пронина В.Г. жертвой злоупотребления властью должностных лиц общества (с учетом уточнения исковых требований и принятого судом отказа от части иска).

Как видно из материалов дела, общество нарушило требования статьи 91 Федерального закона "Об акционерных обществах", не представив для ознакомления Пронину В.Г. в установленный законом и уставом общества срок (5 дней) документов, которые были названы им в заявлении от 26.12.2005 (бухгалтерские балансы, протоколы ревизионной комиссии, общих собраний акционеров и совета директоров общества). Данные обстоятельства установлены судом при рассмотрении настоящего спора, поэтому факт нарушения прав истца на своевременное получение информации является признанным. Отказывая в удовлетворении самостоятельного искового требования о признании права на информацию нарушенным, суд правомерно исходил из того, что при нарушении конкретных прав и законных интересов акционера могут быть применены соответствующие им правовые способы защиты, в данном случае таким способом является обращение акционера к обществу с иском об обязании предоставить информацию. Материалами дела подтверждается, что до вынесения решения представителю истца в судебном заседании были предоставлены истребуемые им документы, о чем сделана отметка в протоколе судебного заседания. Поскольку на момент принятия решения ответчик исполнил обязанность по предоставлению истцу документов, суд обоснованно отказал в удовлетворении требований об обязании общества совершить указанные действия.

По утверждению Пронина В.Г., непредоставление обществом информации причинило ему моральный вред, который подлежит компенсации. Отказывая в удовлетворении требования о возмещении морального вреда, судебные инстанции правомерно исходили из следующего толкования норм гражданского законодательства, предусматривающих защиту нематериальных благ лица в виде компенсации морального вреда.

Статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена компенсация морального вреда, причиненного гражданину неправомерными действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага. Нематериальные блага, подлежащие защите таким способом, перечислены в статье 150 Кодекса: жизнь и здоровье, достоинство, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемые и непередаваемые иным способом. Эти права и блага характеризуются тем, что они имеют абсолютный характер, возникают независимо от волеизъявления их обладателя в результате самого факта рождения человека (жизнь, честь, достоинство) или в силу закона (право авторства), неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Согласно статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации в других случаях (то есть при причинении морального вреда действиями, нарушающими иные права гражданина) возможность компенсации морального вреда должна быть специально предусмотрена законом. Неимущественные права акционера не относятся к личным неимущественным правам в смысле статьи 150 Кодекса, поскольку они относительны, приобретаются в результате сделки, отчуждаются вместе с удостоверяющей их ценной бумагой (акцией). Таким образом, указанные права являются иными правами, нарушение которых влечет возмещение морального вреда в тех случаях, когда это специально предусмотрено законом. Федеральным законом "Об акционерных обществах" не предусмотрено возможности компенсации морального вреда, причиненного акционеру, поэтому правовые основания для удовлетворения исковых требований о возмещении морального вреда отсутствуют[94] .

В литературе были высказаны различные теории причинной связи. По мнению Н.Д. Егорова, наиболее приемлемой как в науке, так и на практике является теория прямой и косвенной причинной связи[95] . Согласно этой теории, противоправное поведение лица только тогда является причиной вреда, когда оно прямо (непосредственно) связано с данным вредом.

Это означает, что в цепи последовательно развивающихся событий между противоправным поведением лица и наступившим вредом не было каких-либо обстоятельств, имеющих значение для гражданско-правовой ответственности. В случае, когда между противоправным поведение лица и вредом присутствуют обстоятельства, которым гражданский закон придает значение при решении вопроса об ответственности (например, противоправное поведение других лиц, действие непреодолимой силы и т.п.) налицо косвенная причинная связь. Это означает, что противоправное поведение лица находится за пределами юридически значимой причинной связи. Вина является субъективным условием гражданского правонарушения. По общему правилу, ответственность за нарушение неимущественных благ личности строится на началах вины (ст. 1064 ГК РФ). Закон не дает определения вины, предусматривает лишь ее наличие. Являясь элементом субъективной стороны правонарушения, вина выражает отношение нарушителя к собственному противоправному поведению и его последствиям. Под виной в гражданском праве понимается психическое отношение лица к своему противоправному поведению и его результату, основанное на возможности предвидения и предотвращения последствий этого поведения. Гражданское законодательство устанавливает случаи, когда защита неимущественных благ личности в форме компенсации морального вреда осуществляется независимо от вины нарушителя (ст. 1100 ГК РФ).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследовав юридическую природу неимущественных благ, можно выделить следующие их особенности:

- неэкономический характер, что проявляется в отсутствии точного и часто даже приблизительного денежного эквивалента оценки неимущественных благ;

- невещественный характер, то есть отсутствие у таких благ как честь, достоинство материальных свойств, при этом исключение составляют здоровье человека и окружающая среда;

- неотделимый характер, то есть неотделимость вышеуказанных благ от личности конкретного человека или юридического лица, например, индивидуальный облик человека и деловая репутация юридического лица;

- переменный характер, который проявляется в том, что большинство неимущественных благ со временем изменяются, среди которых здоровье, индивидуальный облик, окружающая среда.

На основе проведенного анализа статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации полагается, что при защите неимущественных благ допустимо применение общих и специальных способов защиты. При этом к общим способам относятся:

- признание личного неимущественного блага;

- восстановление положения, существовавшего до нарушения неимущественного блага;

- пресечение действий, нарушающих неимущественные блага либо создающих угрозу их нарушения;

- признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

- самозащита неимущественного блага;

- возмещение убытков;

- компенсация морального вреда.

Специальные способы установлены статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые действуют в отношении защиты чести, достоинства и деловой репутации, и состоят в праве физических и юридических лиц требовать в судебном порядке опровержения порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. На вопрос о том, какие сведения считать распространенными, закон не дает ответ. В связи, с чем при разбирательстве гражданских дел о защите чести, достоинства и деловой репутации возникает необходимость тщательно исследовать текст, определить соответствуют ли действительности, содержащиеся в нем сведения, наносят ли они вред рассматриваемым неимущественным благам и возможно ли их опровержение в судебном порядке.

Длительная, растянувшаяся на многие десятилетия дискуссия о месте неимущественных благ в системе отечественного гражданского права привела к выработке (формированию) в доктрине трех концепций: радикальной, негативной и позитивной, что доказывает отсутствие единого мнения по данной проблематике и подчеркивает, что ныне действующий Гражданский кодекс Российской Федерации 1994 года в основном защищает личные неимущественные блага, но не регулирует их.

1.В связи, с тем что формирование такого правового института, как неимущественные блага нельзя признать завершенным, так как вопрос о кодификации правового регулирования в отношении указанных благ в рамках гражданского законодательства далеко не решен и требует дальнейшей разработки, решение указанной проблемы возможно посредством расширения главы 8 ГК РФ «Неимущественные блага и защита», включив в содержание главы правовые нормы, защищающие неимущественные блага юридических лиц, государства, субъекта РФ и органов местного самоуправления.

2. Предлагается расширить главу 8 ГК РФ «Неимущественные блага и их защита», включив в ее содержание правовые нормы, защищающие неимущественные блага юридических лиц, государства, субъектов РФ, а также органов местного самоуправления.

3. Ныне действующее гражданское законодательство (п.2 ст.1099 ГК РФ) допускает компенсацию морального вреда, причиненного действиями (бездействием), нарушающими имущественные права граждан, но в случае прямо предусмотренным законом. Таким образом, в качестве закрепления положения наемного работника в современном российском обществе и с целью формирования более гуманных социальных отношений представляется необходимым внесение в трудовое законодательство изменений, которые бы предусматривали возможность компенсации морального вреда в случае любых правонарушений вне зависимости от имущественного содержания нарушенного права.

4.Исходя из того, что требование потребителя о компенсации морального вреда должно быть обоснованно, сформулирован вывод о необходимости внесения в статью 15 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» следующего содержания: «При причинении вреда жизни, здоровью или (и) имуществу вследствие использования товара (работы, услуги), имеющего существенные недостатки или дефект, потребитель (потерпевший) имеет право требовать компенсации морального вреда, размер которого определяется судом».

5. Предлагается установление в пункте 1 статьи 1070 ГК РФ «Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» и в части 3 статьи 1100 ГК РФ «Основания компенсации морального вреда» правила, по которому моральный вред, подлежит компенсации независимо от вины должностных лиц, органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. В то же время, закрепление в части 2 пункта 2 статьи 1070 ГК РФ «Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда», положения от том, что вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, когда вина судьи установлена вступившим в законную силу приговором суда, не согласуется с положениями пункта 1 статьи 1070 ГК РФ и части 3 статьи 1100 ГК РФ. В пункте 1 статьи 1070 ГК РФ говориться, что вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, подлежит возмещению независимо от вины должностных лиц. Но осуждение человека - это акт правосудия, а должностное лицо, осуществляющее этот акт, является судьей. В части 3 статьи 1100 ГК РФ установлено, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины должностного лица в случае незаконного осуждения. Из этого следует, что положение пункта 2 статьи 1070 ГК РФ о том, что ответственность за вред, причиненный при осуществлении правосудия, наступает лишь при наличии вины судьи, установленной вступившим в законную силу приговором суда, находится в противоречии с названными выше положениями пункта 1 статьи 1070 ГК РФ и части 3 статьи 1100 ГК РФ, что требует внесения изменений в статью 1070 ГК РФ путем исключения из нее пункта второго.

Нормы, регулирующие защиту неимущественных благ граждан, в настоящее время включены в различные отрасли права, а это позволяет утверждать, что институт защиты неимущественных благ превратился из только гражданско-правового в межотраслевой правовой институт.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. от 12.12.1993 г. // Российская газета. – 1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 24.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.01.1996 г., по состоянию на 14.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г., по состоянию на 30.06.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) [Текст]: [Федеральный закон № 230-ФЗ, принят 18.12.2006 г., по состоянию на 08.11.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 52 (1 ч.). – Ст.5496.

6. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 22.11.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

7. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 г., по состоянию на 03.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

8. Уголовный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 63-ФЗ, принят 13.06.1996 г., по состоянию на 25.11.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

9. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 174-ФЗ, принят 18.12.2001 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 52 (ч. I). – Ст. 4921.

Научная и учебная литература

10. Агарков М.М. Предмет и система советского гражданского права [Текст] // Советское государство и право. – 1940. – № 8. – С. 67.

11. Аникин А.С., Чеговадзе Л.А. Правомочие пользования в структуре абсолютного гражданского права [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. – 2006. – № 2. – С. 26.

12. Астахова М.А. Объект субъективного гражданского права: понятие и признаки [Текст] // Гражданское право. – 2006. – № 2. – С. 18.

13. Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда [Текст] – M., Юрайт. 2006. – 478 с.

14. Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. [Текст] – М., Юрлитиздат. 1963. – 632 с.

15. Голубев К.И., Нарижный С.В. Компенсация морального вреда, как способ защитные имущественных благ личности. [Текст] – СПб., Центр Пресс. 2008. – 572 с.

16. Гражданское право. Т. 1. [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – 846 с.

17. Гражданское право. Ч. 1. [Текст] / Под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П. – М., Проспект. 2008. – 834 с.

18. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. [Текст] – М., Статут. 2005. – 568 с.

19. Гуссаковский П.Н. Вознаграждение за вред [Текст] // Избранные труды. – М., Статут. 2005. – 702 с.

20. Дробышевский С.А. Политическая организация общества и право как явления социальной эволюции [Текст] – СПб., Питер. 2007. – 572 с.

21. Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений. [Текст] – М., Юрайт. 2008. – 476 с.

22. Егоров Н.Д. Проблемы общего учения о праве собственности. [Текст] – Л., ЛГУ. 1980. – 476 с.

23. Егоров. Н.Д. Личные неимущественные права граждан и организаций как институт советского гражданского права [Текст] // Правоведение. – 1984. – № 6. – С. 34.

24. Ермолова О. Н. Нематериальные блага и их защита [Текст] – М., Юнити. 2005. – 518 с.

25. Завидов Б.Д., Гусев О.Б. Защита гражданских прав по законодательству России [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2008. – № 7. – С. 24.

26. Законные интересы [Текст] / Под ред. Малько А.В. – М., Норма. 2008. – 576 с.

27. Иваненко Ю.Г. О гражданско-правовой защите чести, достоинства и деловой репутации [Текст] // Законодательство. – 2008. – № 6. – С. 19.

28. Иванов О.В. Проблемы правовой охраны личных неимущественных благ граждан в социалистическом обществе [Текст] // Актуальные проблемы социалистического государственного управления. – Иркутск., Варшава., 1973. – 472 с.

29. Илларионова Т.И. Система гражданско-правовых охранительных мер. [Текст] – Томск., Томский университет. 1982. – 472 с.

30. Иоффе О. С. Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР [Текст] // Советское государство и право. – 1956. – № 2. – С. 56-66.

31. Иоффе О.С. Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. [Текст] – М., Госюриздат. 1962. – 784 с.

32. Кархалев Д.Н. Самозащита гражданских прав [Текст] // Российский судья. – 2008. – № 2. – С. 26.

33. Кархалев Д.Н. Содержание охранительного правоотношения в гражданском праве [Текст] // Российский судья. – 2008. – № 8. – С. 24.

34. Коуз Р. Проблема социальных издержек [Текст] // Фирма, рынок и право. – М., Норма. 1993. – 516 с.

35. Красавчикова Л.О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными прав граждан (физических лиц) в гражданском праве РФ. [Текст] – М., Статут. 2004. – 518 с.

36. Кудинов О.А. Обязательства вследствие причинения вреда и неосновательного обогащения: юридический комментарий [Текст] – М., Городец. 2008. – 518 с.

37. Кулешов Г.В. О некоторых вопросах компенсации морального вреда [Текст] // Право в Вооруженных Силах. – 2007. – № 10. – С. 18.

38. Кутафин О.Е. Российское гражданство [Текст] – М., Юристъ. 2004. – 604с.

39. Максименко С.Т. Гражданско-правовая охрана личных интересов советских граждан [Текст] // Цивилистические проблемы правового статуса личности в социалистическом обществе. – Саратов., Саратовский университет. 1982. – 702 с.

40. Малеина М. Н. Нематериальные блага и перспективы их развития. [Текст] // Закон. – 1995. – №10. – С. 103.

41. Малеина М.Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан. [Текст] – М., Юридическая литература. 1991. – 518 с.

42. Малеина М.Н. Нематериальные блага и перспективы их развитая. [Текст] // Закон. – 1995. – № 10. – С. 102-105.

43. Малеина М.Н. Содержание и осуществление личных неимущественных прав граждан: проблемы теории и законодательства [Текст] // Государство и право. – 2000. –№ 2. – С. 16-18.

44. Международный пакт о политических правах [Текст] // Международные пакты о правах человека: Сборник документов. – СПб., Питер. 2003. – 568с.

45. Менгер Л. Гражданское право и неимущественные классы населения. [Текст] – М., Статут. 2006. – 506 с.

46. Мидонова Е.А. Формы защиты интересов в праве социального обеспечения [Текст] // Трудовое право. – 2007. – № 8. – С. 19.

47. Михно Е.А. Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах. [Текст] – СПб., Питер. 2008. – 502 с.

48. Мишонов А.С. Защита деловой репутации: основные моменты, на которые стоит обратить внимание [Текст] // Право и экономика. – 2008. – № 9. – С. 22.

49. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. [Текст] – М., Статут. 2001. – 608 с.

50. Пурцхванидзе Б.З. Охрана чести и достоинства в советском уголовном праве. Автореф. дисс. д.ю.н. [Текст] – М., 1961. – 46 с.

51. Романовский Г.Б. Конституционное регулирование права на неприкосновенность частной жизни. [Текст] – СПб., Центр-Пресс. 2007. – 604 с.

52. Российское законодательство Х-ХХ веков в 9-ти томах. Т 1: Законодательство Древней Руси». [Текст] / Под общ. Чистякова И.О. – М., Юридическая литература. 1984. – 506 с.

53. Российское законодательство Х-ХХ веков в 9-ти томах. Т. 2: Законодательство периода образования и укрепления Российского централизованного государства. [Текст] / Под общ. Чистякова И.О. – М., Юридическая литература. 1985. – 472 с.

54. Российское законодательство Х-ХХ веков в 9-ти томах. Т. 3: Акты Земских соборов. [Текст] / Под общ. Чистякова И.О. – М., Юридическая литература. 1985. – 462 с.

55. Симанович Л.Н. Неимущественные права авторов, защищаемые путем компенсации морального вреда [Текст] // Исполнительное право. – 2008. – № 2. – С. 20.

56. Спиридонов Л.И. Теория государства и права. [Текст] – М., Проспект. 2008. – 876 с.

57. Суховерхий В.Л. О развитии гражданско-правовой охраны личных неимущественных прав и интересов граждан [Текст] // Правоведение. – 1972. – № 3. – С. 31.

58. Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть. [Текст] – Уфа., Уфим. юрид. ин-т МВД РФ. 1998. – 672 с.

59. Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. [Текст] – Саратов., Саратовский университет. 1973. – 602 с.

60. Тархов В.А. О предмете советского гражданского права [Текст] // Советское государство и право. – 1995. – № 5. – С. 60.

61. Теория государства и права: учебник для юридических вузов [Текст] / Под ред. Пиголкина А.С. – М., Городец. 2008. – 846 с.

62. Тимешов Р.П. Понятие морального вреда в гражданском праве России [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – № 6. – С. 22.

63. Толстой Ю.К. Гражданское право и гражданское законодательство [Текст] // Правоведение. – 1998. – № 2. – С. 132.

64. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. [Текст] – М., Юридическая литература. 1974. – 676 с.

65. Цыбулевская О.И., Власова О.В. Защита чести и достоинства личности в гражданском праве [Текст] // Цивилист. – 2008. – № 3. – С. 17.

66. Шелютто М.Л. Гражданско-правовая защита деловой репутации юридических лиц. [Текст] // Журнал российского права. – 1997. – № 12. – С. 34.

67. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып. 3. [Текст] – М., Статут. 2005. – 786 с.

68. Шишенина А.В. Понятия чести и достоинства граждан в современном обществе [Текст] // Адвокат. – 2008. – № 10. – С. 17.

69. Шишенина А.В. Условия наступления ответственности по делам о защите чести и достоинства граждан [Текст] // Адвокат. – 2008. – № 7. – С. 19.

70. Ярошенко К.Б. Совершенствование гражданско-правовых форм защиты личных неимущественных прав [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2007. – 562с.

Материалы юридической практики

71. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 г.] // Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 4. – С. 44.

72. О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 24.02.2005 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 4. – С. 38.

73. Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10, от 20.12.1994 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1995. – № 3. – С. 36.

74. О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 11, от 18.08.1992 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1992. – № 11. – С. 38.

75. Обзор практики рассмотрения судами Российской Федерации дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также неприкосновенности частной жизни публичных лиц в области политики, искусства, спорта// Бюллетень Верховного Суда РФ. -2007. - № 12.- С.4.

76. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.12.2007 г. № 1813/07 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 2. – С. 78.

77. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.05.2007 по делу № А32-5052/2006-62/155// Вестник ВАС РФ.- 2007.- №8.- С.40.

78. Определение Верховного Суда РФ № 78-Г05-39 от 19.07.2005// Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2006.- № 1.- С.23.


[1] Егоров Н.Д. Проблемы общего учения о праве собственности. [Текст] – Л., ЛГУ. 1980. – С. 11.

[2] Международный пакт о политических правах [Текст] // Международные пакты о правах человека: Сборник документов. – СПб., Питер. 2003. – С. 132.

[3] Коуз Р. Проблема социальных издержек [Текст] // Фирма, рынок и право. – М., Норма. 1993. – С. 112.

[4] Менгер Л. Гражданское право и неимущественные классы населения. [Текст] – М., Статут. 2006. – С. 167.

[5] Шелютто М.Л. Гражданско-правовая защита деловой репутации юридических лиц. [Текст] // Журнал российского права. – 1997. – № 12. – С. 34.

[6] Пурцхванидзе Б.З. Охрана чести и достоинства в советском уголовном праве. Автореф. дисс. д.ю.н. [Текст] – М., 1961. – С. 12.

[7] Малеина М. Н. Нематериальные блага и перспективы их развития. [Текст] // Закон. – 1995. – №10. – С. 103.

[8] Малеина М.Н. Нематериальные блага и перспективы их развития. [Текст] // Закон. – 1995. – №10. – С. 105.

[9] Малеина М.Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан. [Текст] – М., Юридическая литература. 1991. – С. 11-16.

[10] Там же.

[11] Симанович Л.Н. Неимущественные права авторов, защищаемые путем компенсации морального вреда [Текст] // Исполнительное право. – 2008. – № 2. – С. 20.

[12] Малеина М.Н. Нематериальные блага и перспективы их развитая. [Текст] // Закон. – 1995. – № 10. – С. 102.

[13] Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений. [Текст] – М., Юрайт. 2008. – С.70.

[14] Михно Е.А. Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах. [Текст] – СПб., Питер. 2008. – С. 101.

[15] Романовский Г.Б. Конституционное регулирование права на неприкосновенность частной жизни. [Текст] – СПб., Центр-Пресс. 2007. – С. 117.

[16] Шишенина А.В. Понятия чести и достоинства граждан в современном обществе [Текст] // Адвокат. – 2008. – № 10. – С. 17.

[17] Красавчикова Л.О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными прав граждан (физических лиц) в гражданском праве РФ. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 31.

[18] Егоров Н.Д. Указ. соч. – С. 117.

[19] Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. [Текст] – М., Юридическая литература. 1974. – С. 123-124.

[20] Максименко С.Т. Гражданско-правовая охрана личных интересов советских граждан [Текст] // Цивилистические проблемы правового статуса личности в социалистическом обществе. – Саратов., Саратовский университет. 1982. – С. 14.

[21] Красавчикова Л.О. Указ. соч. – С. 28-29.

[22] Тимешов Р.П. Понятие морального вреда в гражданском праве России [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – № 6. – С. 22.

[23] Красавчикова Л.О. Указ. соч. – С. 8-10.

[24] Иоффе О. С. Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР [Текст] // Советское государство и право. – 1956. – № 2. – С. 56-66.

[25] Кулешов Г.В. О некоторых вопросах компенсации морального вреда [Текст] // Право в Вооруженных Силах. – 2007. – № 10. – С. 18.

[26] Малеин Н.С. Указ. соч. – С. 18-19.

[27] Шелютто М.Л. Гражданско-правовая защита деловой репутации юридических лиц. [Текст] // Журнал российского права. – 1997. – № 12. – С. 34.

[28] Гражданское право. Т. l. [Текст] / Под. ред. Суханова Е. А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 360-361.

[29] Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть. [Текст] – Уфа., Уфим. юрид. ин-т МВД РФ. 1998. – С. 199.

[30] Гражданское право. Ч. 1. [Текст] / Под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П. – М., Проспект. 2008. – С. 7.

[31] Гражданское право. Т. 1. [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 47.

[32] Шеллюто М.Л. Указ. соч. – С. 34.

[33] Толстой Ю.К. Гражданское право и гражданское законодательство [Текст] // Правоведение. – 1998. – № 2. – С. 132.

[34] Тархов В.А.О предмете советского гражданского права [Текст] // Советское государство и право. – 1995. – № 5. – С. 60.

[35] Егоров. Н.Д. Личные неимущественные права граждан и организаций как институт советского гражданского права [Текст] // Правоведение. – 1984. – № 6. – С. 34.

[36] Малеина М. Н. Указ. соч. – С.11.

[37] Толстой Ю.К. Гражданское право и гражданское законодательство [Текст] // Правоведение. – 1998. – № 2. – С. 134.

[38] Толстой Ю.К.Указ. соч. – С.134.

[39] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. [Текст] – М., Статут. 2001. – С. 135.

[40] Законные интересы [Текст] / Под ред. Малько А.В. – М., Норма. 2008. – C. 108.

[41] Теория государства и права: учебник для юридических вузов [Текст] / Под ред. Пиголкина А.С. – М., Городец. 2008. – С. 53.

[42] Мидонова Е.А. Формы защиты интересов в праве социального обеспечения [Текст] // Трудовое право. – 2007. – № 8. – С. 19.

[43] Цыбулевская О.И., Власова О.В. Защита чести и достоинства личности в гражданском праве [Текст] // Цивилист. – 2008. – № 3. – С. 17.

[44] Аникин А.С., Чеговадзе Л.А. Правомочие пользования в структуре абсолютного гражданского права [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. – 2006. – № 2. – С. 26.

[45] Ермолова О. Н. Нематериальные блага и их защита [Текст] – М., Юнити. 2005. – С. 8.

[46] Малеина М.Н. Содержание и осуществление личных неимущественных прав граждан: проблемы теории и законодательства [Текст] // Государство и право. – 2000. –№ 2. – С. 16-18.

[47] Красавчикова Л.О. Указ. соч. – С. 13.

[48] Кутафин О.Е. Российское гражданство [Текст] – М., Юристъ. 2004. – С. 138.

[49] Астахова М.А. Объект субъективного гражданского права: понятие и признаки [Текст] // Гражданское право. – 2006. – № 2. – С. 18.

[50] Суховерхий В.Л. О развитии гражданско-правовой охраны личных неимущественных прав и интересов граждан [Текст] // Правоведение. – 1972. – № 3. – С. 31.

[51] Тархов В.А. Указ. соч. – С. 259-260.

[52] Гражданское право. Ч. 1. [Текст] / Под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П. – М., Проспект. 2008. – С. 240.

[53] Илларионова Т.И. Система гражданско-правовых охранительных мер. [Текст] – Томск., Томский университет. 1982. – С. 46-48,55-56.

[54] Г рибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 154-156.

[55] Иоффе О.С. Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. [Текст] – М., Госюриздат. 1962. – С. 225.

[56] Спиридонов Л.И. Теория государства и права. [Текст] – М., Проспект. 2008. – С. 193.

[57] Завидов Б.Д., Гусев О.Б. Защита гражданских прав по законодательству России [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2008. – № 7. – С. 24.

[58] Определение Верховного Суда РФ № 78-Г05-39 от 19.07.2005// Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2006.- № 1.- С.23.

[59] Кархалев Д.Н. Самозащита гражданских прав [Текст] // Российский судья. – 2008. – № 2. – С. 26.

[60] Гражданское право. Ч. 1. [Текст] / Под ред. Толстого Ю.К., Сергеева Л.П. – М., Проспект. 2008. – С. 243.

[61] Дробышевский С.А. Политическая организация общества и право как явления социальной эволюции [Текст] – СПб., Питер. 2007. – С. 74.

[62] Голубев К.И., Нарижный С.В. Компенсация морального вреда, как способ защитные имущественных благ личности. [Текст] – СПб., Центр Пресс. 2008. – С. 60.

[63] Российское законодательство Х-ХХ веков в 9-ти томах. Том 1 Законодательство Древней Руси». [Текст] / Под общ. Чистякова И.О. – М., Юридическая литература. 1984. – С. 66.

[64] Российское законодательство Х-ХХ веков в 9-ти томах. Том 1 Законодательство Древней Руси». [Текст] / Под общ. Чистякова И.О. – М., Юридическая литература. 1984. – С. 66.

[65] Российское законодательство Х-ХХ веков в 9-ти томах. Том 1 Законодательство Древней Руси». [Текст] / Под общ. Чистякова И.О. – М., Юридическая литература. 1984. – С. 47.

[66] Российское законодательство Х-ХХ веков в 9-ти томах. Т.2: Законодательство периода образования и укрепления Российского централизованного государства. [Текст] / Под общ. Чистякова И.О. – М., Юридическая литература. 1985. – C. 181-182. - C.194.

[67] Российское законодательство Х-ХХ веков в 9-ти томах. Т.2: Законодательство периода образования и укрепления Российского централизованного государства. [Текст] / Под общ. Чистякова И.О. – М., Юридическая литература. 1985. – С. 54-62.

[68] Российское законодательство Х-ХХ веков в 9-ти томах. Т. 3: Акты Земских соборов. [Текст] / Под общ. Чистякова И.О. – М., Юридическая литература. 1985. – С. 138.

[69] Гуссаковский П.Н. Вознаграждение за вред [Текст] // Избранные труды. – М., Статут. 2005. – С. 35.

[70] Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып. 3. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 683.

[71] Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. [Текст] – M., Юрайт. 2006. – C. 44-45.

[72] Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. [Текст] – M., Юрайт. 2006. – С. 67.

[73] Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда [Текст] – M., Юрайт. 2006. – С. 85.

[74] Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. [Текст] – Саратов., Саратовский университет. 1973. – С. 139.

[75] Егоров Н.Д. Указ. соч. – C. 125.

[76] Красавчикова Л.О. Указ. соч. – С.76.

[77] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 174-ФЗ, принят 18.12.2001 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 52 (ч. I). – Ст. 4921.

[78] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.12.2007 г. № 1813/07 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 2. – С. 78.

[79] Иваненко Ю.Г. О гражданско-правовой защите чести, достоинства и деловой репутации [Текст] // Законодательство. – 2008. – № 6. – С. 19.

[80] Агарков М.М. Предмет и система советского гражданского права [Текст] // Советское государство и право. – 1940. – № 8. – С. 67.

[81] Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. [Текст] – М., Юрлитиздат. 1963. – С. 97.

[82] Иванов О.В. Проблемы правовой охраны личных неимущественных благ граждан в социалистическом обществе [Текст] // Актуальные проблемы социалистического государственного управления. – Иркутск., Варшава., 1973. – С. 63.

[83] Ярошенко К.Б. Совершенствование гражданско-правовых форм защиты личных неимущественных прав [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2007. – C. 83.

[84] Красавчикова Л.О. Указ. соч. – С. 48.

[85] О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 11, от 18.08.1992 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1992. – № 11. – С. 38.

[86] Тархов В.А. Указ. соч. – С. 199-204.

[87] Обзор практики рассмотрения судами Российской Федерации дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также неприкосновенности частной жизни публичных лиц в области политики, искусства, спорта// Бюллетень Верховного Суда РФ. -2007. - № 12.- С.4.

[88] Гражданское право. Ч. 1. [Текст] / Под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П. – М., Проспект. 2008. – С. 249.

[89] Мишонов А.С. Защита деловой репутации: основные моменты, на которые стоит обратить внимание [Текст] // Право и экономика. – 2008. – № 9. – С. 22.

[90] Кархалев Д.Н. Содержание охранительного правоотношения в гражданском праве [Текст] // Российский судья. – 2008. – № 8. – С. 24.

[91] Шишенина А.В. Условия наступления ответственности по делам о защите чести и достоинства граждан [Текст] // Адвокат. – 2008. – № 7. – С. 19.

[92] Кудинов О.А. Обязательства вследствие причинения вреда и неосновательного обогащения: юридический комментарий [Текст] – М., Городец. 2008. – С. 49-54.

[93] Тархов В.А. Указ. соч. – С. 293.

[94] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.05.2007 по делу № А32-5052/2006-62/155// Вестник ВАС РФ.- 2007.- №8.- С.40.

[95] Гражданское право. Ч. 1. [Текст] / Под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П. – М., Проспект. 2008. – С. 494-495.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:11:48 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:39:36 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Юридическая природа неимущественных прав

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150759)
Комментарии (1839)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru