Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Хищение особо ценных предметов и документов

Название: Хищение особо ценных предметов и документов
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 10:27:17 21 октября 2008 Похожие работы
Просмотров: 1334 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

САМАРСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МИНЮСТА РОССИИ

КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА И КРИМИНОЛОГИИ

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

ТЕМА: Хищение особо ценных предметов и документов

Самара 2004


ОГЛАВЛЕНИЕ:

Введение

Глава 1. Уголовно-правовая характеристика хищения предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность

1.1. Развитие законодательства об ответственности за хищения предметов, имеющих особую ценность

1.2. Особенности конструкции состава и квалификации хищения предметов, имеющих особую ценность, отграничение от смежных составов

1.3. Квалифицирующие признаки хищения предметов, имеющих особую ценность

Глава 2. Проблемы совершенствования законодательства, предусматривающего ответственность за хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность

2.1. Актуальные проблемы совершенствования диспозиции и санкций уголовно-правовой нормы об ответственности за хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность

2.2. Использование в России зарубежного опыта выявления и расследования преступлений, посягающих на предметы, имеющие особую ценность

Заключение

Библиографический список

Приложение


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Конституция Российской Федерации закрепляет в числе основных прав граждан право собственности – право каждого иметь в собственности имущество, свободно владеть, пользоваться и распоряжаться им. Государство гарантирует гражданам защиту их прав и свобод. Кроме того, отношения собственности являются одной из фундаментальных основ, обеспечивающих нормальное функционирование экономики. Одним из способов защиты прав и свобод граждан, а также интересов общества и государства, является их уголовно-правовая защита.

Как показывают материалы судебной практики, преступления против собственности составляют абсолютное большинство от регистрируемых в России преступлений. В условиях огромного размаха корыстной преступности уголовно-правовая защита собственности приобретает особое значение. Мелкие преступления против собственности являются наиболее распространёнными, они совершаются чаще всего и ущемляют интересы значительного числа лиц. Вместе с тем наиболее опасные преступления, посягающие не только на собственность, но и на личность, неприкосновенность, здоровье людей, общественную безопасность, культурное наследие народов России представляют наибольшую общественную опасность, хотя совершаются реже.

В структуре преступлений против собственности особое место принадлежит посягательствам на культурные и исторические ценности, являющимися национальным достоянием народов России.

Одной из важнейших задач любого государства является сохранение ценностей национальной культуры. Основы законодательства Российской Федерации о культуре, принятые 9 августа 1993 г. установили, что культурное достояние народов России находится на особом режиме охраны и использования. Для решения проблемы защиты и сохранения культурных и исторических ценностей была принята межведомственная Программа мер по обеспечению сохранности, усилению борьбы с хищениями и контрабандным вывозом предметов культурного и природного наследия народов России. Основное внимание в ней уделялось профилактике и пресечению правонарушений, связанных с незаконным оборотом культурных ценностей, и раскрытию ранее совершенных преступлений. О чрезвычайной значимости этих проблем для нашего общества свидетельствует принятие 18 августа 1998 г. очередной межведомственной Программы мер по обеспечению сохранности, усилению борьбы с хищениями и незаконным оборотом предметов исторического и культурного наследия народов России.

Исследование криминологической ситуации в нашей стране свидетельствует о том, что в 1997-2000 гг. хищения предметов, имеющих особую ценность, по сравнению с другими хищениями были не частым преступлением. В течение рассматриваемого периода их число постепенно снижалось и в 2002 г. на территории Российской Федерации зарегистрировано 1687 посягательств на предметы искусства, что на 16, 5 % меньше по сравнению с 2001 г.

Наиболее распространенными в данной группе преступлений являются хищения художественных произведений, антиквариата, предметов религиозного культа. Сегодня российские "дельцы от искусства" нацелены преимущественно на добычу очень дорогих и действительно редких художественных произведений, находящихся в экспозициях и в запасниках музеев, в частных коллекциях. Если говорить о правоохранительных структурах, призванных охранять достояние России, то основной мешающей в борьбе с расхитителями культурных ценностей проблемой является кадровая. В этой сфере в идеале должны работать люди, владеющие как оперативным мастерством, так и искусствоведческими познаниями.

Например, во Франции существует такая практика: там и принимают на службу "готовых" искусствоведов, и инспекторам создают условия для получения второго образования. Состав французского подразделения, занимающегося такими проблемами, очень стабилен, потому что работа в нем престижна и высокооплачиваема.

В России за последние годы все же произошли кое-какие положительные сдвиги в этой сфере деятельности правоохранительных органов. В ряде областей были созданы структуры по борьбе с хищениями художественных ценностей. Удалось также издать книгу-учебник по антиквариату, позволяющую сотрудникам милиции и органов предварительного расследования получать хотя бы некоторые представления о русской иконе, живописи, музыкальных инструментах, фарфоре, орденах.

На положение дел в большей степени влияют и причины, лежащие за пределами милицейской компетенции. Прежде всего, это отсутствие общероссийских, региональных каталогов, фотовидеотек произведений изобразительного, декоративно-прикладного и народного искусства, представляющих собой историческую и культурную ценность. Необходимо проведение сплошной паспортизации произведений искусства, находящихся в музеях, храмах и частных коллекциях. Необходимо более тесное сотрудничество с правоохранительными органами других стран, так как множество ценностей уходит за пределы России. В законе Российской Федерации "О вывозе и ввозе культурных ценностей", принятом в 1993 г., по данному поводу сказано следующее: "В целях предотвращения незаконных вывоза, ввоза культурных ценностей и передачи права собственности на них, а также для возвращения законным собственникам незаконно вывезенных и ввезенных культурных ценностей государственные органы регулирования вывоза и ввоза культурных ценностей и контроля за вывозом и ввозом культурных ценностей осуществляет сотрудничество с аналогичными компетентными органами, службами, а также с соответствующими правительственными и неправительственными организациями других государств". (ст.59)

Сегодня сохранение культурного наследия должно стать частью доктрины национальной безопасности России, чтобы не растерять исторической связи времен. В этой связи особое значение приобретает совершенствование уголовного законодательства об ответственности за хищения предметов, имеющих особую ценность.

Вышеизложенное подтверждает актуальность темы выпускной квалификационной работы.

Степень научной разработанности темы. Понятию хищения и его признакам, в том числе и хищению предметов, имеющих особую ценность, уделяют внимание такие авторы как И.Я. Фойницкий, В. Здравомыслов, Г.Н. Борзенков, А.И. Рарог, С. Кочои, А. Успенский и многие другие. Вопросы уголовно-правовой борьбы с данной категорией преступлений рассматривались в трудах А.И. Алексеева, А.В. Бриллиантова, Д.В. Верещагина, Б.В. Воженкина, Л.Д. Гаухмана, А.И. Гурова, А.Э. Жалинского, Н.Г. Иванова, А.Н. Игнатова, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, Н.С. Таганцева, О.Ф. Шишова В.Е. Эминова и других авторов.

Изложенные выше обстоятельства обусловили выбор темы выпускной квалификационной работы, его практическую и научную актуальность.

Научная новизна настоящего исследования определяется, прежде всего, недостаточной разработанностью самой темы. В имеющихся работах и публикациях вышеперечисленных авторов затрагиваются лишь некоторые аспекты хищения предметов, имеющих особую ценность. В связи с этим настоящая работа представляет собой специальное комплексное исследование законодательства, регулирующего отношения в сфере посягательств на данный вид собственности и является попыткой осмысления положений, закрепленных в современном законодательстве России.

Целью предпринятого исследования является обобщение выводов по проблемам применения законодательства в отношении хищений предметов, представляющих особую ценность, нашедших отражение в судебной практике, в рассмотрении признаков данного преступления и их анализе.

В соответствии с этим определены следующие задачи выпускной квалификационной работы:

1. Провести юридический анализ объективных и субъективных признаков хищения предметов и документов, имеющих историческую, научную, художественную или культурную ценность.

2. Выявить проблемы правоприменения современного уголовного законодательства в практике борьбы с данным видом хищения.

3. Наметить пути совершенствования уголовного законодательства России, которые могли бы способствовать повышению эффективности правоприменительной деятельности в предупреждении и раскрытии хищений предметов и документов, имеющих историческую, научную, художественную или культурную ценность.

4. Изучить использования в России зарубежного опыта выявления и расследования преступлений, посягающих на предметы, имеющие особую ценность.

Объектом настоящего исследования являются уголовно-правовые отношения, возникающие в судебно-следственной практике при квалификации преступлений, связанных с хищениями предметов и документов, имеющих историческую, научную, художественную или культурную ценность.

Предмет исследования. Специфическим предметом настоящей работы являются уголовно-правовые проблемы, возникающие при квалификации преступлений, связанных с хищениями предметов и документов, имеющих историческую, научную, художественную или культурную ценность.

Логическая последовательность решения поставленных задач определила структуру выпускной квалификационной работы, которая состоит из введения, двух глав, объединяющих 5 параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.


Глава 1. Уголовно-правовая характеристика хищения предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность

1.1. Развитие законодательства об ответственности за хищения предметов, имеющих особую ценность

Преступность появилась с возникновением государства, которому предшествовало возникновение частной собственности на орудия труда и средства производства и расслоение общества на антагонистические классы.

Законодательство об ответственности за преступления, посягающие на предметы имеющие особую ценность в своем развитии прошло длительный этап эволюции. В источниках российского уголовного права досоветского периода ответственность за данные преступления не выделялась и регулировалась нормами ха конкретный вид хищения.

Первые советские Уголовные кодексы 1922 и 1926 гг. восприняли идею Уголовного Уложения о единой уголовно-правовой охране государственного, общественного и личного имущества и подразделении преступлений против собственности на хищения и иные посягательства. Согласно УК РСФСР 1922 г. кража есть «тайное похищение чужого имущества, находящееся в обладании, пользовании или ведении другого лица или учреждения» (постановление ВЦИК от 22.11.1926 г «О введении в действие Уголовного кодекса РСФСР Редакция 1926 г. вместе с Уголовным кодексом РСФСР»)[[1] ]. В 1947 году было дано иное определение кражи: «тайное или открытое похищение имущества граждан», упразднив понятия грабежа, законодательство вернулось к той ее трактовке, которая содержалась в Уголовном Уложении 1903 г.

Наиболее существенной отличительной особенностью УК РСФСР 1960 г. являлось то, что он долгое время различал посягательства на социалистическое (государственное, общественное) и личное имущество граждан[[2] ]. В основе такого подхода лежала идея необходимости обеспечить повышенную охрану социалистической собственности. УК РСФСР 1960 г. восстанавливал самостоятельное значение состава грабежа как открытого похищения без насилия или с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, что обусловило соответствующую трактовку кражи как тайного похищения имущества и разбоя (нападения с целью завладения имуществом, соединенным с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего).

Долгое время общее понятие хищения имущества оставалось сугубо научной категорией и не содержалось в уголовном законе.

Однако Законом РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» от 1 июля 1994 года определение хищения включено непосредственно в текст УК в виде примечания к ст.144 УК РСФСР[[3] ].

Этот же законодательный прием использован в УК РФ 1996 г., где устанавливается, что «под хищением в статьях настоящего Кодекса понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества»[[4] ].

Таким образом, с развитием законодательства, совершенствовались и понятия, относящиеся к имущественным преступлениям и ответственности за них. В частности понятие хищения от одного источника к другому прошло определенный путь эволюции и дошло до нас в том виде, который оно имеет в современном российском законодательстве и уголовном праве.

В развитии уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за преступные посягательства на указанные ценности, можно выделить три этапа.

Первый этап. С 1 января 1961 г. до 1 июля 1994 г., существовала лишь одна уголовно-правовая норма, предусматривающая специальную ответственность за посягательства на культурные ценности — ст. 230 УК РСФСР «Умышленное уничтожение, разрушение или порча памятников истории и культуры».

Ответственность за хищения культурных ценностей — наиболее распространенный на практике и опасный вид преступных посягательств — устанавливалась на общих основаниях статьями УК РСФСР о хищениях государственной, общественной и личной собственности граждан. Сложности в квалификации рассматриваемой категории дел вносило ранее действовавшее постановление ВНИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях», рассматривавшее имущество церквей и религиозных организаций, а также ценные предметы культа собственностью государства, а следовательно, предметом преступления против социалистической собственности[[5] ].

Так как в УК РСФСР по-разному решались вопросы ответственности за хищения в зависимости от вида собственности на предмет преступного посягательства, то основной вопрос, который приходилось решать при квалификации преступных посягательств на культурные ценности - вопрос о виде собственности на них. С 1990 г. ситуация осложнилась тем, что УК РСФСР и указанное постановление ВНИК и СНК РСФСР, формально продолжавшее действовать, вступили в противоречие с вновь принятыми законами СССР «О собственности в СССР» и «О свободе совести и религиозных организациях», а также с принятыми позднее законами и Конституцией Российской Федерации. Это противоречие заключалось в том, что указанные вновь принятые нормативные акты провозглашали равенство всех форм собственности и одинаковую их защиту. Однако УК РСФСР продолжал ставить квалификацию преступления и тяжесть ответственности за его совершение в зависимость от формы собственности на предмет посягательства, например, хищение какого-либо предмета антиквариата из церкви расценивалась при всех прочих равных условиях как более тяжкое преступление и квалифицировалось по иной статье, чем такое же хищение аналогичного предмета, принадлежащего лично священнику этой церкви. Это объяснялось тем, что церковное имущество, согласно указанному постановлению ВНИК И СНК РСФСР объявлялось государственным, а УК РСФСР, в свою очередь, считал своей приоритетной целью защиту именно государственного имущества.

Таким образом, на рассматриваемом этапе развития законодательства, предусматривающего ответственность за преступные посягательства на культурные ценности, их уголовно-правовая защита была неоднородной и ставилась в зависимость от вида собственности на них, что значительно осложняло правильную квалификацию совершенных преступных посягательств. Особенности квалификации хищений антиквариата, присущие данному этапу развития отечественного уголовного законодательства, нашли свое достаточно полное отражение в работах В.М. Первушина[[6] ].

Второй этап. Этот этап развития уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступные посягательства на культурные ценности, можно выделить в связи с принятием Федерального закона Российской Федерация от 1 июля 1994 г. № 10-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»[[7] ]. Этим законом была введена специальная ответственность за контрабанду культурных ценностей (ч. 1 ст. 78 УК РСФСР); невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран (ст. 782 УК РСФСР); хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 1472 УК РСФСР); умышленное разрушение, повреждение либо уничтожение предметов и документов, имеющих историческую, научную или культурную ценность (ст. 230 УК РСФСР). Следует подчеркнуть большую важность введения усиленной ответственности за хищение предметов и документов, имеющих особую историческую, научную и культурную ценность независимо от способа совершения хищения. Приняв эту норму, законодатель своим отношением к способу совершения хищения показывает, что общественную опасность данного деяния характеризует, прежде всего, сам предмет преступного посягательства, которому должна обеспечиваться разная защита, независимо от иных признаков и обстоятельств.

В соответствии с дополнениями, внесенными в ст. 71 УК РСФСР данным законом, это преступление было отнесено к категории тяжких. Оценка законодателем хищения предметов и документов, имеющих особую историческую, научную и культурную ценность как тяжкого преступления выразилась в новой редакции ст. 10 УК РСФСР, устанавливающей наступление уголовной ответственности за совершение данного деяния с 14-летнего возраста и в новой редакции ст. 36 УПК РСФСР, определившей, что дела о преступлениях, предусмотренных ст. 1472 УК РСФСР, подсудны суду не ниже уровня краевого, областного, республиканского, автономной области и автономного округа.

Следует отметить благотворное влияние описываемого нормативного акта на правоприменительную практику по рассматриваемой категории дел, выразившееся в исключении из круга обстоятельств, влияющих на квалификацию хищений культурных ценностей, вопроса о виде собственности на них. Данный нормативный акт снял фактическое противоречие УК РСФСР Конституции Российской Федерации, предусматривающей равноправие всех форм собственности.

Указанный закон существенно расширил возможности правоохранительных органов в борьбе с преступными посягательствами на особо ценные объекты. Не случайно разработчиком и инициатором принятия рассматриваемой его части выступило ГУУР МВД России, организующее всю повседневную работу по раскрытию этих преступлений.

Третий этап. В развитии уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за преступления, посягающие на исторические, научные, художественные и иные культурные ценности, по нашему мнению, начался 1 января 1997 г. с вступлением в силу Уголовного кодекса РФ 1996 года[[8] ].

В УК РФ 1996 года в соответствии с ФЗ от 08.12.2003 № 169 – ФЗ и последующий ФЗ от 11.03.2004 № 12 - ФЗ нормы, предусматривающие ответственность за рассматриваемые деяния, несколько видоизменились, став более четкими и полными.

Так, в ст. 164 УК РФ, устанавливающей ответственность за хищение предметов и документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, теперь содержится вторая часть, предусматривающая усиленную ответственность за те же деяния, совершенные: группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; если они повлекли уничтожение, порчу или разрушение указанных предметов и документов.

УК РФ 1996 года относит хищение предметов и документов, имевших особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо повлекшее уничтожение, порчу или разрушение указанных предметов или документов, к разряду особо тяжких преступлений.

Таким образом, новеллой УК РФ 1996 г. является выделение в самостоятельный состав преступления и отнесение его к разряду преступлений против собственности хищения предметов, имеющих особую ценность. Данная норма регулирует ответственность за посягательства на историческую, научную, художественную или культурную ценность, совершенные любым способом.

1.2. Особенности конструкции состава и квалификации хищения предметов, имеющих особую ценность, отграничение от смежных составов

Прежде чем рассматривать уголовно-правовую характеристику хищения предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, по нашему мнению, необходимо уделить внимание общему понятию хищения в законодательстве Российской Федерации.

Общее понятие хищения содержится в примечании к ст. 158 УК РФ, которое определяет его как «совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

Вокруг понятия хищения в теории уголовного права и судебной практике неизменно ведутся принципиальные дискуссии, поводом к которым обычно выступают конкретные факты или юридические казусы.

Термин хищение является одним из основных и определяет родовое понятие, охватывающее группу однородных корыстных посягательств на чужую собственность.

При определении понятия хищения правоведы оперируют такими терминами, как «изъятие» и «захват» (завладение), «изъятие» и «обращение в собственность», «извлечение» и «обращение» и т.д.

Например, если имущество по тем или иным причинам уже выбыло из обладания собственника, то завладение таким предметом не образует хищения. Неправомерное присвоение найденной или случайно оказавшейся у виновного чужой вещи влечет лишь гражданскую ответственность Находящимся в обладании собственника следует считать не только специально охраняемое или запертое имущество, но и такое, к которому открыт доступ - на территории предприятия, в помещении учреждения, на строительной площадке или в другом месте осуществления хозяйственной деятельности, на транспортном средстве, а также в любом месте, где оно временно находится без присмотра, если это имущество не является утраченным собственником.

В случае присвоения вверенного имущества виновный обращает в свою пользу имущество, которое фактически уже находится в его обладании. Однако присвоение вверенного имущества означает переход от правомерного владения к противоправному, что иногда называют «формальным изъятием»[[9] ].

Не является хищением обращение в свою пользу имущества, которое еще не поступило в фонды собственника. Причинение имущественного ущерба путем не передачи должного (преступная экономия) при определенных условиях может квалифицироваться по ст. 165 УК РФ.

И еще одна особенность в понятии хищения. Так, похитивший имущество устанавливает «господство над вещью». Поэтому он владеет, пользуется и распоряжается имуществом как своим собственным. Однако похититель, юридически не становится собственником вещи, ибо невозможно приобрести право собственности преступным путем. Потерпевшее лицо (от хищения) не теряет право собственности на похищенное у него имущество.

Именно по указанным выше причинам законодатель включил в определение хищения «обращение чужого имущества не в собственность виновного, а в пользу виновного или других лиц».

Признаки хищения, содержащиеся в его законодательном определении, являются общими для любого изъятия чужого имущества. Вместе с тем изъятие чужого имущества может осуществляться различными способами, существенно меняющими характер и степень общественной опасности содеянного.

Под способом совершения хищения понимается определенная совокупность приемов и методов, в результате которых осуществляется изъятие чужого имущества[[10] ]. Теоретики уголовного права справедливо утверждают, что деяние играет роль способа совершения преступления тогда, когда находится с ним в идеальной совокупности, будучи неотъемлемой частью его объективной стороны[[11] ]. В связи с этим законодатель предусматривает шесть форм (способов) совершения хищения: кражу, мошенничество, присвоение, растрату, грабеж и разбой. Каждой из перечисленных в законе форм хищения помимо общих черт присущи свои особенности, уяснение содержания и смысла которых необходимо для правильной квалификации и устранения разногласий в судебной практике. Выделение форм хищения в самостоятельных статьях Уголовного кодекса дает возможность установить в самом законе признаки конкретных способов изъятия чужого имущества и разграничить смежные составы преступлений.

Такое построение законодательства позволяет учесть специфические для каждой формы отягчающие обстоятельства, определить возрастные условия уголовной ответственности и установить момент окончания хищения при описании объективной стороны конкретной формы хищения. Кроме того, определение в законе различных форм хищения способствует изучению механизма хищений, облегчает распознание этих преступлений и выяснение причин, способствующих их совершению.

Перечень форм хищений в законе является исчерпывающим и исключает расширение понятия хищения. Случаи завладения имуществом способами, не содержащими признаков конкретной формы хищения, не образует данного преступления.

Если же способом завладения имуществом выступают действия, которые сами по себе содержат признаки другого преступления, то такие деяния образуют с хищениями реальную совокупность и должны квалифицироваться по правилам совокупности преступлений (ст. 69 УК РФ). Разъяснения по этому поводу даны Пленумом Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. в постановлении № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». В тех случаях, когда незаконное изъятие имущества совершено при хулиганстве, изнасиловании или других преступных действиях, необходимо устанавливать, с какой целью лицо изъяло это имущество. Если при этом преследовалась корыстная цель, содеянное в зависимости от способа завладения имуществом должно квалифицироваться по совокупности как соответствующее преступление против собственности и хулиганство, изнасилование или иное преступление[[12] ].

Хищение предметов, имеющих особую ценность, исходя из исключи­тельной ценности предмета посягательства, является одним из наиболее опасных корыстных посягательств[[13] ]. В этой связи анализ его состава представляет значительный интерес как с точки зрения теории уголовно­го права, так и правоприменительной практики.

Уголовная ответственность за хищение предметов, имеющих особую ценность, предусмотрена ст. 164 УК РФ.

При этом законодатель руководствовался как национальными интере­сами России, так и рядом международно-правовых актов.

Например, Гаагская конвенция 1954 г. призывала признавать пре­ступными посягательствами на предметы, обладающие культурной цен­ностью, в период вооруженных конфликтов[[14] ].

В Конвенции ЮНЕСКО принятой 14 ноября 1970 года «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности», в Конвенции «Об охране всемирного культурного и природного наследия», принятой 16 ноября 1972 г. в Париже также рекомендовалось криминализировать посягательства на культурные ценности[[15] ]. На VIII Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 1990 г. был принят «Типовой договор о предупреждении преступлений, связанных с посягательствами на культурное наследие народов в форме движимых ценностей»[[16] ].

В Европе такими международно-правовыми актами стали: Европейская культурная конвенция, принятая в Париже 19 декабря 1954 года[[17] ]; Европейская конвенция о преступлениях в отношении культурных ценностей 1985 года[[18] ]; Конвенция об охране архитектурного наследия Евро­пы, принятая в Гранаде 3 октября 1985 года[[19] ]; Европейская конвенция о защите археологического наследия 1992 года[[20] ].

Наличие большого числа международно-правовых актов по рассмат­риваемому вопросу свидетельствует о повышенной социальной опасно­сти хищения предметов, имеющих особую ценность, поскольку их утрата часто бывает невосполнимой.

Рассмотрение проблемы начнем с квалификации преступных посягательств на предметы, представляющие особую ценность по объекту преступления.

По мнению Г.В. Назаренко, с формальной точки зрения, объект преступления есть то, чему посягательство причиняет или может причинить ущерб. В материальном смысле объект преступления – это охраняемое уголовным законом общественное отношение, которому в результате посягательства причиняется вред либо создается угроза причинения вреда[21] .

В С. Егоров уточняет определение объекта следующим образом: «Объект преступления — охраняемое уголовным законом общественное отношение, представляющее повышенную значимость для государства и общества, которому в результате совершения преступления причиняется существенный вред»[[22] ].

Общественное отношение — это сложное явление, представляющее собой единство различных элементов, одним из которых является участник общественных отношений. В качестве элемента этого сложного явления выступают также общественные отношения «сами по себе», т.е. отношения коллективов или отдельных личностей между собой.

Согласно принятой в науке уголовного права классификации, объекты преступления делятся на общий, родовой, видовой и непосредственный.

Общим объектом для всех преступлений являются все общественные отношения, охраняемые уголовным законом, т.е. те отношения, которые перечислены в ст. 2 УК РФ.

Каждая группа охраняемых законом общественных отношений может оказаться объектом нескольких преступных деяний различного вида, поэтому правильное установление родового, видового и непосредственного объекта посягательства является, по нашему мнению, необходимым элементом первоначального этапа идентификации преступного посягательства на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность. Роль этого элемента состоит в том, что он создает направление поиска необходимой нормы среди всей системы уголовного законодательства.

Поэтому, сопоставляя фактические обстоятельства конкретного дела, необходимо, прежде всего, выявить, к какой группе общественных отношений, охраняемых УК РФ, относятся те отношения, в сфере деятельности которых причинен вред.

Решающую роль при анализе признаков объекта преступных посягательств на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность, играют наименования глав УК РФ, нормы Общей и Особенной частей. Большую помощь в квалификации таких деяний оказывают знание и использование норм других отраслей права, а также научных рекомендаций по данной проблеме.

УК РФ 1996 г. существенно обновил содержание родового и видового объектов преступлений, посягающих на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность, слабо затронув структуру и сущность самих норм. Данное обстоятельство значительно облегчило установление родовых и видовых объектов для преступлений, посягающих на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность.

С принятием УК РФ 1996 г. родовой объект этих преступлений характеризуется общественными отношениями в сфере экономики в соответствии с названием главы, в которую включены рассматриваемые нормы.

Родовой объект хищения предметов, имеющих особую ценность, — это общественные отношения в сфере экономики, а видовым объектом являются отношения собственности.

Непосредственным объектом рассматриваемого состава преступления будет являться конкретный вид собственности, которому принадлежат предметы, имеющие особую ценность, на которые осуществляются посягательства.

В науке уголовного права России, на наш взгляд, не уделяется должного внимания непосредственному объекту посягательства на культурные ценности, основной акцент делается на предмет данного посягательства. Между тем представляет научный и практический интерес решение вопроса о том, на какие, кроме отношений собственности, социальные отношения посягает хищение культурных ценностей?

Рассматривая непосредственный объект преступления, предусмотрен­ного ст. 164 УК РФ, Гайдашов А.В. обоснованно отмечал, что рассматри­ваемый вид хищения посягает не только на отношения собственности, но еще и на комплекс общественных отношений, затрагивающих материальную и духовную культуру общества, культурное достояние страны[[23] ]. С такой точкой зрения, по мнению автора, можно согласиться.

Сама идея о выделении, помимо основного, дополнительного непосредственного объекта не вызывает сомнения и у Кочои С. М., который, вместе с тем, исходя из структуры Особенной части УК РФ, предлагает считать таким объектом общественную нравственность. Основанием для такого вывода служит решение законодателя о включении уничтожения или повреждения памятников истории и культуры, предусмотренного ст. 243 УК РФ, как преступления, близкого по предмету к хищению предметов, имеющих особую ценность, — в главу «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности»[[24] ].

Автор считает, что с таким мнением трудно согласиться по следующим соображениям. На наш взгляд, речь должна идти не о посягательстве на нормы общественной нравственности, а о нарушении законодательно установленного порядка оборота предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность.

Таким образом, основным непосредственным объектом хищения предметов, имеющих особую ценность, служит тот вид собственности (государственная, частная, общественная и др.), в которой находится похищаемое имущество.

Дополнительным непосредственным объектом хищения предметов, имеющих особую ценность, является установленный порядок оборота предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, а при насильственном способе их изъятия может выступать здоровье человека.

Кроме основного и дополнительного при рассматриваемом виде хи­щения могут быть и различного рода факультативные непосредственные объекты.

Например, при насильственном грабеже или разбое с целью хищения указанных предметов и документов обязательным становится такой факультативный объект, как здоровье человека, а при хищении этих предметов и документов из жилого помещения — право на неприкосновенность жилища.

Особым конструктивным признаком анализируемого вида хищения, который стал основанием для образования законодателем самостоятельного состава преступления, является предмет хищения.

Рассматривая вопрос о квалификации преступлений, посягающих на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность по объекту преступления, следует учитывать, что в Особенной части УК РФ в качестве разграничительных признаков объектов уголовно-правовой охраны в большинстве случаев предусмотрены не сами общественные отношения, как таковые, а так или иначе преломленные в законе наиболее важные стороны, признаки общественных отношений, выраженные в предмете преступного посягательства.

Поэтому важно рассмотреть понятие предмета преступления и его соотношение с объектом преступления, так как именно по признакам предмета преступления отграничивается рассматриваемая нами категория преступлений от иных преступных деяний. Объект преступления и предмет преступления — это различные уголовно-правовые явления. Поэтому не случайно законодатель выделяет многие составы в качестве самостоятельных только на основании признаков предмета преступления.

В ст. 164 УК РФ рассматриваются в качестве предмета - предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность.

Законодатель во всех случаях имеет в виду тождественные понятия или понятия, находящиеся в отношении части к целому. Мы стараемся рассмотреть данные определения в качестве взаимозаменимых и используем их в качестве синонимов.

Для правильной квалификации указанных деяний недостаточно общих сведений о том, что является предметами, имеющими особую ценность: особо охраняемые правом уникальные вещественные результаты человеческой деятельности, которые, будучи продуктом всеобщего труда, имеют важное историческое, научное, художественное или иное культурное значение для общества, т.е. служат связующим звеном между различными поколениями людей, носят конкретно-исторический характер и выступают как фактор формирования необходимых качеств человека. Такое определение Р.Б. Булатова, рекомендованное практическим работникам органов следствия и суда, по нашему мнению, излишне расплывчато и не отражает существенных, практически значимых черт охраняемого объекта. Оно не объясняет, что такое «всеобщий труд», «конкретно-исторический характер» и фактором формирования каких именно качеств человека должны выступать «уникальные вещественные результаты человеческой деятельности», чтобы их можно было признать культурными ценностями. Без этого приведенное определение теряет свое юридическое значение и не может быть применено для целей квалификации[[25] ].

При квалификации рассматриваемых деяний нельзя проводить жесткую привязку понятия движимых культурных ценностей, на которые происходит абсолютное большинство преступных посягательств, к понятию недвижимых культурных ценностей, не учитывающую, что первые вполне могут существовать вне всякой связи и зависимости от вторых.

Так, ст. 3 Основ законодательства Российской Федерации о культуре от 9 октября 1992 г. определяет культурные ценности как «нравственные и эстетические идеалы, нормы и образцы поведения, языки, диалекты и говоры, национальные традиции и обычаи, исторические топонимы, фольклор, художественные промыслы и ремесла, произведения культуры и искусства, результаты и методы научных исследований культурной деятельности, имеющие историко-культурную значимость здания, сооружения, предметы и технологии, уникальные в историко-культурном отношении территории и объекты»[[26] ].

Данный закон также выделяет такие термины, как «культурные блага», «культурное наследие» и «культурное достояние».

Под культурными благами понимаются условия и услуги, предоставляемые организациями, другими юридическими и физическими лицами для удовлетворения гражданами своих культурных потребностей.

Культурное наследие народов Российской Федерации - это материальные и духовные ценности, созданные в прошлом, а также памятники и историко-культурные территории и объекты, значимые для сохранения и развития самобытности Российской Федерации и всех ее народов, их вклада в мировую цивилизацию.

Культурное достояние народов Российской Федерации в ст. 3 Основ законодательства о культуре определяется как совокупность культурных ценностей, а также организации, учреждения, предприятия культуры, которые имеют общенациональное (общероссийское) значение и в силу этого безраздельно принадлежат Российской Федерации и ее субъектам без права передачи иным государствам и союзам государств с участием Российской Федерации.

Приведенные положения, по нашему мнению, не соответствуют аналогичным терминам, закрепленным в УК России.

Так, ч. 2 ст. 188 УК РФ предусматривает ответственность за контрабанду культурных ценностей, но не раскрывает это понятие. Если за основу брать определение, данное законодателем в Основах законодательства о культуре, то останется неясным, каким образом можно совершить контрабанду «нравственных и эстетических идеалов, норм и образцов поведения, языков, диалектов и говоров, национальных традиций и обычаев, исторических топонимов, фольклора, художественных промыслов и ремесел».

Если использовать понятие культурного достояния, данное в основах законодательства о культуре для определения предмета преступления, предусмотренного ст. 190 УК РФ, то к нему могут быть отнесены «организации, учреждения и предприятия культуры», но не будут охраняться уголовным правом предметы культурного достояния, принадлежащие организациям, гражданам и зарубежным государствам, что противоречит конституционному положению о равенстве всех форм собственности.

Не внес ясности в рассматриваемую проблему и принятый всего полгода спустя после принятия Основ законодательства о культуре Закон Российской Федерации «О вывозе и ввозе культурных ценностей»[[27] ], который уже по-другому трактует понятие «культурных ценностей» — как «движимых предметов материального мира, находящихся на территории Российской Федерации». Статья 7 указанного закона дает перечень таких предметов:

- исторические ценности, в том числе связанные с историческими событиями в жизни народов, развитием общества и государства, историей науки и техники, а также относящиеся к жизни и деятельности выдающихся личностей (государственных, политических, общественных деятелей, мыслителей, деятелей науки, литературы, искусства);

- предметы и их фрагменты, полученные в результате археологических раскопок;

- художественные ценности, в том числе:

- картины и рисунки целиком ручной работы на любой основе и изготовленные из любых материалов;

- оригинальные скульптурные произведения из любых материалов, в том числе рельефы;

- оригинальные художественные композиции и монтажи из любых материалов;

- художественно оформленные предметы культового назначения, в частности иконы;

- гравюры, эстампы, литографии и их оригинальные печатные формы;

- произведения декоративного прикладного искусства, в том числе художественные изделия из стекла, керамики, дерева, металла, кости, ткани и других материалов;

- изделия традиционных народных художественных промыслов;

- составные части и фрагменты архитектурных, исторических, художественных памятников и памятников монументального искусства;

- старинные книги, издания, представляющие особый интерес (исторический, художественный, научный и литературный), отдельно или в коллекциях;

- редкие рукописи и документальные памятники;

- архивы, включая фото-, фоно-, кино-, видеоархивы;

- уникальные и редкие музыкальные инструменты;

- почтовые марки, иные филателистические материалы, отдельно или в коллекциях;

- старинные монеты, ордена, медали, печати и другие предметы коллекционирования;

- редкие коллекции и образцы флоры и фауны, предметы, представляющие интерес для таких отраслей науки, как минералогия, анатомия и палеонтология;

- другие движимые предметы, в том числе копии, имеющие историческое, художественное, научное или иное культурное значение, а также взятые государством под охрану как памятники истории и культуры[[28] ].

Анализируя приведенные положения указанных законов, следует отметить, что, на наш взгляд, они далеки от совершенства, так как, в частности, содержат элементы тавтологии. Так, представляется, что памятники истории, в каких бы формах они не выступали, всегда являются памятниками культуры и автономного содержания не имеют, так как соотносятся между собой как часть к целому. Понятие «памятники культуры» охватывает и понятие «памятники истории», поэтому нет необходимости выделять их в самостоятельную и равноправную группу в общей классификации.

Не вносят большей ясности в понятие «культурные ценности» и многочисленные подзаконные акты, в которых встречается этот термин, принимаемые без должного согласования различными ведомствами. Основные недостатки этих нормативных актов, как нам представляется, заключаются в том, что в них просто дается перечень тех объектов, которые относятся к культурным ценностям, без приведения оснований классификации и относимости перечисляемых предметов к культурным ценностям, либо это понятие вообще не расшифровывается.

Как можно заметить, наряду с понятием «культурные ценности» в российском национальном законодательстве, а также международных соглашениях широко используются такие термины, как «исторические и культурные ценности», «памятники истории и культуры», «культурное наследие», «культурные объекты», «культурные достижения», «художественные ценности» и тому подобное. Но даже в тех случаях, когда в нормативном акте дается более или менее четкое их определение, это не снимает вопроса об их соотношении как между собой, так и с понятием «культурные ценности».

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод, что для целей нашего исследования наиболее приемлемо определение и описание предметов, данное в Законе Российской Федерации «О ввозе и вывозе культурных ценностей». На наш взгляд, его можно использовать для квалификации преступных посягательств на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность.

Несмотря на все отмеченные сложности в определении понятия «культурные ценности», именно в соответствии с признаками предмета преступления происходит отграничение рассматриваемой категории преступлений от смежных деяний. В случаях совершения хищений предметов и документов, имеющих особую историческую, научную, художественную и культурную ценность, законодатель безразлично относится даже к способам совершения указанных деяний, определяя степень их общественной опасности исключительно по чертам, присущим предмету преступления. Поэтому, учитывая важность правильной и точной квалификации преступлений, Верховный Суд РФ в п. 9 постановления Пленума № 5 от 25 апреля 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности»[[29] ] разъяснил, что по делам о хищениях особо ценных предметов их особая ценность определяется только на основании заключения соответствующего эксперта. Особая историческая, научная или культурная ценность похищенных предметов и документов (ст. 1472 УК РСФСР) определяется на основании экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, культуры.

Причем эксперт должен ответить на вопрос о наличии именно особой ценности исследуемых предметов. Несоблюдение данного указания приводит к возвращению уголовных дел органам предварительного следствия для проведения дополнительного расследования.

Конечно, полностью избежать субъективизма в таком деле, как оценка исторических, научных или художественных достоинств того или иного объекта, невозможно. В качестве примерных критериев, с учетом которых следователь должен решать вопрос о вынесении постановления о назначении соответствующей экспертизы, можно привести следующие:

- старина, т.е. предметы были изготовлены в прошедшей эпохе;

- уникальность (единственный и неповторимый в своем роде предмет, исключительный по своим художественным и другим качествам или ставший большой редкостью);

- способ изготовления (машинный, поточный или ручной);

- статус памятника истории и культуры, охраняемого государством;

- общероссийскую, федеральную или международную значимость;

- повышенную потребительскую стоимость (с учетом спроса на антикварном рынке).

С особой осторожностью следует подходить к решению вопроса о научной и культурной ценности предмета и документа. Не всякий объект, имеющий научное содержание, представляет культурную ценность, и наоборот. Научный объект имеет значение культурной ценности только в том случае, когда он отвечает одному требованию — историчности; является ли этот объект свидетелем прошлого и насколько он соответствует интересам различных аспектов человеческих знаний. Поэтому установление научной ценности не всегда достаточно для установления культурной ценности объекта, так как это пересекающиеся логические понятия. Данное уточнение не относится к исторической и художественной ценностям, установление которых равнозначно установлению культурной ценности в силу того, что понятия «история» и «искусство» полностью охватываются таким понятием, как «культура».

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 25.04.95 г. указывается на обязательность проведения экспертизы для определения особой исторической, научной или культурной ценности предметов и документов в случаях их похищения.

Думается, что данное правило необходимо распространить и на случаи расследования преступлений о контрабанде культурных ценностей, невозвращении на территорию России предметов художественного, исторического и археологического достояния народов России и зарубежных стран, уничтожении или повреждении памятников истории и культуры, природных комплексов и объектов, взятых под охрану государства, а также предметов и документов, имеющих историческую или культурную ценность. Необходимость экспертизы по всем подобным делам определяется особой важностью установления признаков предмета преступления для квалификации по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления, посягающие на культурные ценности.

Исключительно по признакам предмета преступления отграничивается хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную и культурную ценность, от похищения официальных или важных личных документов (ст. 325 УК РФ), хищения оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226 УК РФ) и иных видов хищений.

На основании только признаков предмета преступления отграничивается уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243 УК РФ) от вандализма (ст. 214 УК РФ), умышленного уничтожения или повреждения имущества (ст. 167 УК РФ) и от уничтожения или повреждения имущества по неосторожности (ст. 168 УК РФ). По признакам предмета преступления отграничивается также уничтожение или повреждение памятников истории и культуры, природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства, предметов и документов, имеющих историческую или культурную ценность (ч.1 ст. 243 УК РФ), от уничтожения или повреждения особо ценных объектов и памятников общероссийского значения (ч.2 ст. 243 УК РФ).

Рассмотрим содержание предмета изучаемого вида преступления под­робнее. Предметом рассматриваемого деяния, как было отмечено ранее, являются предметы и документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность.

Понятие культурных ценностей достаточно подробно раскрывается в международно-правовых актах, перечень которых был приведен выше.

Так, упомянутая выше Гаагская конвенция «О защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта», принятая 14 мая 1954 года относит к числу культурных ценностей движимые и недвижимые, имеющие особое значение для культурного наследия каждого народа, памятники искусства, истории, религии, археологические находки, произведения искусства, рукописи, книги, научная коллекция или важные коллекции книг, архивных материалов или репродукции ценностей, музеи, крупные библиотеки, антиквариат и тому подобные вещи[[30] ].

Конвенция УНИДРУА «По похищенным или незаконно вывезенным культурным ценностям» принятая в Риме 24 июня 1995 года, вступившая в законную силу для Договаривающихся Сторон в июле 1998 года, рекомендует признавать культурными те ценности, которые с религиозной либо светской точки зрения обладают важностью для археологии, антропологии, истории, литературы, искусства или науки и образуют следующие категории:

1) редкие коллекции и образцы фауны, флоры, минералов, анатомии, объекты палеонтологического интереса;

2) исторические ценности, включая историю наук и технологий, войн и социальной истории, жизни национальных лидеров, мыслителей, ученых, художников, артистов и событий национальной важности;

3) предметы археологических раскопок (регулярных или подпольных) или археологических открытий;

4) элементы художественных или исторических памятников либо ар­хеологических заповедников, которые были открыты заново;

5) древности возрастом более 100 лет, такие как надписи, монеты, гравюры;

6) объекты этнографического интереса;

7) художественные ценности, такие как: картины, полотна и рисунки, изготовленные вручную и с применением любого материала (исключая промышленные рисунки или ремесленные изделия, украшенные вручную); оригинальные лепные работы и скульптуры из любого материала; оригинальные художественные изделия и конструкции из любых материалов;

8) редкие рукописи, старинные книги и их аналоги (инкунамбулы), документы и публикации специального характера (исторические, художественные, научные, литературные и т.д.), единичные или в коллекциях;

9) почтовые, акцизные и схожие с ними марки, единичные или в коллекциях;

10) архивы, включая фоно-, фото- и киноархивы;

11) предметы мебели, созданные более 100 лет назад, старинные музыкальные инструменты[[31] ].

В диспозиции ст. 164 УК РФ упоминаются в качестве предмета преступления не только предметы, как объекты материального мира (вещи), но и документы, то есть материальные носители важной исторической, научной, художественной или культурной информации, предназначенной для передачи новым поколениям народа.

Примерный перечень культурных ценностей, обрисованных родовыми признаками и способных быть предметом рассматриваемого преступления, содержится в Законе Российской Федерации от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей». В соответствии со статьей 7 названного Закона к ним относятся: редкие рукописи и документальные памятники; архивы, включая фото-, фоно-, кино-, видеоархивы; уникальные и редкие музыкальные инструменты; почтовые марки, иные филателистические материалы, отдельно или в коллекциях; старинные монеты, ордена, медали, печати и другие предметы коллекционирования; редкие коллекции и образцы флоры и фауны, предметы, представляющие интерес для таких отраслей науки, как минералогия, анатомия, палеонтология; другие движимые предметы, в том числе копии, взятые государством под охрану как памятники истории и культуры[[32] ]. На основании экспертного заключения любая из перечисленных культурных ценностей может быть признана предметом хищения, предусмотренного ст. 164 УК.

Автор поддерживает позицию Уканова К.Ш. и считает, чтобы стать предметом анализируемого преступления, вещи и документы по своему содержанию должны обладать особой ценностью, выражающейся в их исключительности и неповторимости, которая связана с историческим, научным, художественным наследием[[33] ]. Помимо этого, автор считает, что историческую ценность имеют предметы и документы, найденные в результате археологических раскопок, а также ценности, характеризующие исторические события в жизни народа, общества, государства, отдельных выдающихся личностей.

В отличие от обычных форм хищения данное преступление характеризуется особыми свойствами предмета посягательства, которые закон именует «предметами и документами, имеющими особую историческую, научную, художественную или культурную ценность».

Как было сказано выше, предметом рассматриваемого преступления является чужое имущество. Таковым признается имущество, собственником которого является не лицо, виновное в хищении, а другой гражданин, юридическое лицо или иной собственник. Предметом хищения могут быть не только отдельные произведения или вещи, но и коллекции культурных ценностей, т.е. совокупность однородных или подобранных по определенному признаку разнородных предметов, которые, независимо от культурной ценности каждого из них в отдельности, собранные вместе, имеют историческое, научное либо иное культурной значение, например, коллекции почтовых марок, старинных монет и т.д.

Поскольку в следственно-судебной практике возникает немало вопросов, связанных с отнесением вещей и документов к предмету преступления, предусмотренного ст. 164 УК РФ[[34] ], в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 года «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления простив собственности» разъясняется, что особая историческая, научная или культурная ценность похищенных предметов или документов определяется на основе экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, культуры[[35] ].

Учитывая, что практически установление юридически значимых признаков предмета рассматриваемых преступлений возможно только при условии использования специальных познаний, представляется необходимым привести положения закона в соответствие с действительно существующими общественными отношениями.

Таким образом, рассматриваемое посягательство представляет собой не форму, а особый вид хищения, выделенный законодателем в специальную норму исходя из особенностей предмета хищения. Исходя из этого, законодатель специально указал (формулируя признаки состава рассматриваемого преступления), что имеется в виду деяние в отношении указанных предметов независимо от способа хищения.

Одной из наиболее остро стоящих проблем при квалификации деяния по ст. 164 УК РФ является проблема определения момента окончания данного преступления. Уголовная ответственность по ст. 164 УК РФ в случае хищения предметов, имеющих особую культурную ценность, наступает независимо от способа совершения преступления. Эта законодательная формулировка более всего вызывает споры в юридической литературе.

Основные положения этой полемики можно свести к двум направлениям. Одни авторы утверждают, что это преступление надлежит считать оконченным, в момент не только завладения указанными предметами, но и получения реальной возможности распоряжаться ими по своему усмотрению. Такой позиции, в частности, придерживается П.Н. Панченко[[36] ]. Это утверждение представляется бесспорным, если речь идёт о хищение предметов, имеющих особую ценность путём кражи, мошенничества, грабежа, присвоения или растраты, однако в отношении разбоя не всё так однозначно. Разбой это единственная форма хищения, которая признаётся оконченной уже в момент нападения с целью завладения чужим имуществом. Вместе с тем, отдельная группа авторов, числу которых относятся В.М. Лебедев и Ю.И. Скуратов, полагают, что если посягательство на предметы, имеющие особую ценность, осуществлено в форме разбоя, то оно в соответствии с прямым предписанием ст.164 УК РФ может квалифицироваться как оконченное хищение лишь при том непременном условии, что субъект фактически изъял и (или) обратил в свою пользу или пользу других лиц данные предметы. По их мнению, иное решение вопроса было бы грубым нарушением прямых предписаний уголовного закона, очевидным противоречием его буквальному содержанию и смыслу, следовательно, разбой с целью хищения предметов, представляющих особую ценность, не окончившийся их завладением, должен квалифицироваться как покушение на преступление, предусмотренное ст. 164 УК РФ[[37] ].

Разделяет точку зрения о недопустимости считать моментом окончания хищения предметов, имеющих особую ценность, совершённого путём разбоя - нападение, и С.М. Кочои[[38] ]. Он полагает, что законодательная конструкция разбоя (ст. 162 УК РФ) не позволяет безоговорочно его относить к формам хищения. Помимо этого, ст.164 УК РФ установлена ответственность за хищение, а хищение, согласно примечанию 1 к ст.158 УК РФ, окончено с момента причинения ущерба.

Суть другой позиции, которую высказывают З.А.Незнамова[[39] ], О.Ф. Шишов[[40] ], сводится к тому, что момент окончания преступления, предусмотренного в ст.164 УК РФ, определяется формой хищения. Это утверждение представляется наиболее приемлемым. Так, О.Ф. Шишов пишет, что систематическое толкование закона исключает двоякое понимание юридической природы разбоя и различного подхода к уяснению момента окончания этого преступления[[41] ]. Поэтому моментом окончания данного преступления, совершенного путём разбоя, исходя из систематического толкования закона и единого понимания разбоя в действующем уголовном законодательстве, следует считать момент нападения, соединённого с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего.

Ещё одной сложностью связанной с законодательной конструкцией ст. 164 УК РФ, является вопрос об оценке вымогательства предметов, имеющих особую ценность. Проблема в том, что в диспозиции данной статьи законодатель не упоминает о таком способе корыстного завладения указанными предметами. Следует заметить, что раздел 9 УК РФ «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» содержит несколько преступлений, состоящих в незаконном завладении особыми предметами, среди которых, ядерные материалы (ст. 221), оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства (ст. 226), наркотические средства, психотропные вещества (ст. 229), где в качестве способа незаконного завладения, называется не только хищение, но и вымогательство. Однако, в ст. 164 УК РФ завладение предметами, имеющими особую культурную ценность, ограничивается лишь одним способом – хищением, это, своего рода, пробел уголовного законодательства. При вымогательстве предметов, имеющих особую ценность, надлежит вменять ст. 163 УК РФ.

Вместе с тем, Г.Н. Борзенков полагает, что вымогательство указанных предметов также должно квалифицироваться по ст. 164 УК РФ, поскольку оно не менее опасно, чем кража, грабеж и т.д.[[42] ]. С таким утверждением вряд ли возможно согласиться, так как это означало бы применение уголовного закона по аналогии, что недопустимо.

Несовершенство законодательного построения ст. 164 УК РФ порождает проблемы и в правоприменительной практике. Среди них, наиболее обсуждаемым является вопрос о допустимости квалификации хищения предметов, имеющих особую культурную ценность соединённого с отягчающими признаками, предусмотренными в ст. 162 УК РФ, по совокупности.

В частности, Г.Н. Борзенков[[43] ] а также Л.Д. Гаухман и С.В. Максимов [[44] ] считают, что совокупность преступлений надлежит вменять в том случае, когда хищение названных в ст. 164 УК РФ предметов, совершается способом, характерным для насильственных форм хищения при некоторых отягчающих обстоятельствах, не предусмотренных в ч. 2 ст. 164 УК РФ. Например, разбойное нападение с незаконным проникновением в жилище, в результате чего была похищена коллекция рукописей, имеющих особую ценность, представляет собой совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 164 и ч. 3 ст. 162 УК РФ. Авторы пишут, что применение совокупности в этом случае обусловлено тем, что санкция за данный вид разбоя строже предусмотренной в ч. 1 ст. 164 УК РФ.

С.М. Кочои не разделяет вышеизложенной точки зрения, полагая, что виновный здесь объективно совершает одно хищение, умысла на совершение двух хищений у него нет, и поэтому квалифицировать содеянное, как два хищения, нет законных оснований. В то же время, он высказывает мысль о том, что при совершении нападения в целях хищения предметов, имеющих особую ценность, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему, имеет место одно преступление, предусмотренное п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ. Никакой дополнительной квалификации по ст. 164 УК РФ не нужно[[45] ]. Мы полагаем, что с данной мыслью нельзя согласиться, так как в противном случае теряется смысл создания ст. 164 УК РФ.

Большинство же авторов высказывают мнение о том, что нет необходимости подобную ситуацию оценивать по совокупности ст. 164 УК РФ и ч.2 или ч. 3 ст. 162 УК РФ, поскольку ст. 164 УК РФ охватывает хищение предметов, имеющих особую ценность «независимо от способа».

Целесообразно, чтобы Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, как выйти из сложившейся ситуации. В противном случае следование изложенной выше точке зрения может привести к парадоксальной ситуации, когда разбойное нападение на квартиру с целью хищения из нее ста рублей станет считаться оконченным в момент нападения, со всеми вытекающими из этого последствиями, а разбойное нападение на жилище с целью хищения из него картин, имеющих особую культурную ценность, будет признано оконченным только в момент завладения картинами. Чтобы этого не случилось, Пленуму Верховного Суда Российской Федерации, по нашему мнению, необходимо дать разъяснение относительно момента окончания хищения предметов, имеющих особую ценность, совершаемого путем разбоя.

Существенное значение для правильной квалификации преступления имеет и ее следующий элемент — квалификация по объективной стороне преступления.

Объективная сторона преступления представляет собой внешний акт преступного поведения, протекающий в определенных условиях места, времени и обстановки.

Всякое преступление по своим объективным признакам всегда выступает как общественно опасное действие или бездействие.

Следующим признаком объективной стороны преступления является общественно опасные последствия, т.е. предусмотренные уголовным законом изменения в окружающем мире, которые возникают под влиянием преступного деяния лица. Последствия преступления могут быть выражены в виде материального ущерба, физического, морального и иного вреда.

Причинная связь между деянием и преступным результатом также является необходимым элементом объективной стороны данного состава преступления.

Место, время и обстановка совершения преступления — самостоятельные признаки объективной стороны преступления, так как они являются той объективной средой, в условиях которой совершается общественно опасное действие или бездействие.

К объективной стороне относится также способ совершения преступления, т.е. определенный порядок, метод, последовательность движений и приемов, применяемые лицом при совершении преступления.

Объективная сторона преступления является, по образному выражению Б.А. Куринова, «сердцевиной преступного действия»[[46] ]. В пределах состава преступления она является объективным основанием уголовной ответственности. Во многих случаях некоторые признаки объективной стороны преступления существенно повышают степень общественной опасности содеянного, поэтому уголовный закон придает им значение квалифицирующих признаков.

Большинство преступлений, посягающих на культурные ценности, совершаются путем активных действий.

По признакам объективной стороны преступления отграничивается хищение культурных ценностей от их вымогательства. В примечании № 1 к ст. 158 УК РФ под хищением понимается «совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества». Статья 163 УК РФ определяет вымогательство как «требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких». Исходя из этих определений, вымогательство культурных ценностей отличается от их кражи тем, что в первом случае действия преступника направлены исключительно на то, чтобы парализовать волю потерпевшего и посредством этого впоследствии завладеть предметом посягательства, в случае хищения его действия направлены непосредственно на завладение предметом преступного посягательства.

Вымогательство культурных ценностей отличается от хищения путем грабежа или разбоя тем, что в первом случае исполнение угрозы насилия направлено в будущее, а также носит условный характер в зависимости от поведения потерпевшего, при грабеже и разбое насилие содержится в действиях преступника непосредственно и носит безусловный характер.

Хищение предметов и документов, имеющих особую историческую, научную, культурную ценность, может быть совершено различными способами: путем кражи, грабежа, разбоя, мошенничества, присвоения или растраты имущества. Хотя способ совершения хищения не является квалифицирующем признаком содеянного по ст. 164 УК РФ, однако он подлежит обязательному установлению по каждому уголовному делу и имеет большое значение для определения вида и размера наказания за это преступление. При квалификации преступления по ст. 164 УК РФ материально-правовое значение имеют такие признаки объективной стороны, тяжкие последствия, выразившиеся в уничтожении, порче или разрушении особо ценных предметов или документов. Наличие указанных обстоятельств дает основание для квалификации содеянного по ч.2 ст. 164 УК РФ.

Преимущественно по признакам объективной стороны преступления отграничиваются уничтожение или повреждение памятников истории и культуры и иных культурных ценностей от геноцида, совершаемого путем уничтожения культурных ценностей. И.И. Карпец, оспаривая мнение А.Н. Трайнина, относящего уничтожение национальной культуры к геноциду, отмечал, что: «Посягательство на национально-культурное достояние как преступление международного характера отличается от геноцида тем, что оно, во-первых, предусмотрено как самостоятельное деяние; во-вторых, не является средством уничтожения всей культуры вообще; в-третьих, совершается тайно, между тем как уничтожение памятников культуры при геноциде творится открыто»[[47] ].

Следует отметить, что хотя такие признаки объективной стороны, как место, время и обстановка совершения преступления, остаются за пределами составов преступлений, посягающих на культурные ценности, в ходе расследования их ни в коем случае нельзя игнорировать.

Следующий элемент квалификации преступлений, посягающих на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность, — квалификация по субъективной стороне преступления.

Субъективная сторона преступления — это психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления. Психологическое содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью юридических признаков — вины, мотива и цели преступления, которые представляют различные формы психической активности, они связаны между собой и зависимы друг от друга[[48] ].

Вина — основной признак субъективной стороны преступления, означающий, что запрещенное УК РФ деяние совершенно лицом при таком его психическом отношении к содеянному, которое выражается в форме умысла или неосторожности[[49] ].

Мотив и цель являются факультативными признаками состава преступления.

Все элементы, составляющие субъективную сторону преступления, имеют большое значение для квалификации. Правильное понимание содержания субъективных признаков преступления позволяет с высокой степенью точности квалифицировать совершенное деяние. Лицо может нести ответственность за совершение общественно опасного деяния и его вредные последствия, только если они охватывались его сознанием и волей или могли и должны были охватываться.

Хищение особо ценных предметов совершается только умышленно, т.е. когда лицо сознает общественную опасность своих действий, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления, или сознательно допускает эти последствия, или относится к ним безразлично (ст. 25 УК РФ).

Особенно повышается значимость субъективной стороны для правильной квалификации преступления в тех случаях, когда различные преступные деяния посягают на один и тот же объект и имеют схожую объективную сторону, т.е. осуществляются путем совершения одинаковых или однотипных действий или бездействий.

Для рассматриваемого круга деяний такая ситуация возникает при необходимости отграничить преступление, предусмотренное п. «в» ч.2 ст. 164 УК РФ (хищение предметов, имеющих особую ценность, повлекшее их уничтожение, порчу или разрушение), от преступления, предусмотренного ч.2 ст. 243 УК РФ (уничтожение или разрушение особо ценных объектов или памятников общероссийского значения). Данные преступления имеют одинаковый объект преступного посягательства, один и тот же предмет, схожую объективную сторону, выражающуюся в действиях, повлекших уничтожение, порчу или разрушение предмета преступного посягательства, не имеют каких-либо специфических отличий и.субъекты данных преступлений. Поэтому при квалификации преступлений в этих случаях на первое место выступают признаки субъективной стороны.

Если преступление совершено по неосторожности, разграничение происходит собственно по форме вины, так как неосторожность в действиях лица, совершившего общественно опасное деяние, в данном случае свидетельствует о том, что содеянное следует квалифицировать по ч.2 ст. 243 УК РФ[[50] ]. Если преступление совершено умышленно, то квалификация происходит по мотивам и цели содеянного. Для хищения особо ценных предметов и документов характерны корыстные мотивы, цель состоит в завладении предметом преступного посягательства, а его уничтожение, порча или повреждение обычно не охватывается умыслом преступника, являясь лишь случайным последствием его действий. Так, сантехник Российской национальной библиотеки Т. из корыстных побуждений вынес из ее здания 8 книжных раритетов, среди которых «Путешествие в священную землю» XV в., «Виды насекомых» 1500 г. издания, книга Д. Брейна «Путешествие в Персию через Московию» 1714 г. Вынося раритеты, сантехник завернул их в редчайшую гравюру XIII в., которая от этого оказалась практически уничтоженной. По заключению искусствоведческой экспертизы все предметы имеют особую историческую ценность. Однако, учитывая отсутствие у Т. умысла на уничтожение гравюры, следователь правильно, по нашему мнению, квалифицировал содеянное по п. «в» ч. 2 ст. 164 УК РФ[51] . Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 243 УК РФ, совершается, как правило, из хулиганских и иных мотивов, цель преступления состоит именно в уничтожении, порче или повреждении предмета преступного посягательства и полностью охватывается умыслом преступника, а результат преступления в данном случае является закономерным и необходимым следствием действий преступника. К таким преступлениям можно отнести покушение злоумышленника в Эрмитаже на полотно Рафаэля, выразившееся в повреждении картины кислотой.

Возникают сложности при квалификации хищений особо ценных предметов или документов, совершенных с использованием подделок произведений искусства в качестве средства маскировки хищения. Подобные деяния стали довольно распространенным явлением в последнее время. Именно таким способом в 1992 г. был совершен ряд хищений из Русского музея в г. Санкт-Петербурге. Заменены подделками и похищены были знаменитые рисунки Петра Филонова «Мужчина и женщина», «Пир королей», «Две женщины и всадник», а также эскиз Репина к знаменитому полотну «Иван Грозный и сын его Иван», картина Маковского, произведения Бакста, Малевича, Кандинского. В ходе расследования, проведенного совместно сотрудниками МВД и ФСБ, была выявлена преступная группа, совершившая указанные преступления. Помимо контрабандистов, имевших опыт переправки художественных ценностей за границу, в нее входили сотрудники самого Русского музея и некоторые петербургские художники, писавшие по заказу похитителей копии с необходимых им оригиналов, хотя международные конвенции запрещают копировать шедевры живописи в соотношении один к одному[[52] ]. Дополнительные трудности могут возникнуть, если в процессе расследования выяснится, что сама копия имеет определенную художественную ценность.

Особенно сложно отграничить описанное деяние от мошенничества, совершенного путем фальсификации произведений искусства, случаи которого отмечаются в среде коллекционеров. Так, в ходе проверки 30 лотов, выставленных в мае 1995 г. фирмой «Кристи» и АО «Эверест» на аукционную продажу, оказалось, что 18 из них фальсифицированы[[53] ].

В описываемых примерах совпадают мотивы содеянного, в обоих случаях являющиеся корыстными, но отличаются цели преступления. В первом случае цель преступления — завладение особо ценными предметами или документами, следовательно, содеянное должно квалифицироваться по ст. 164 УК РФ. Во втором случае цель преступления — завладение денежными средствами и иными материальными ценностями потерпевшего; осуществляется она путем обмана или злоупотребления доверием с использованием в качестве средства подделки произведения искусства, поэтому содеянное должно квалифицироваться по ст. 159 УК РФ, предусматривающей ответственность за мошенничество.

Учитывая крайнюю важность для правильной квалификации преступлений, посягающих на культурные ценности, субъективной стороны, необходимо в ходе расследования этих деяний тщательнейшим образом определять все ее элементы. При этом, принимая во внимание сложности практического проникновения во внутренний мир человека, составляющий основу субъективной стороны преступления, ее установление следует производить только на основе всей совокупности имеющихся по делу доказательств.

Четвертым элементом квалификации преступления является квалификация по субъекту преступления.

Субъект преступления — это лицо, которое совершило преступление и согласно закону должно нести за это уголовную ответственность. Следует иметь в виду, что для уголовного закона важно не физическое лицо само по себе, а только его юридически значимые признаки.

Признаки субъекта преступления, имеющие значение для квалификации, немногочисленны. Это возраст виновного и наличие признаков специального субъекта. Признак вменяемости не имеет значения для квалификации, так как он одинаков для всех без исключения общественно опасных деяний. Квалификация преступления в зависимости от его субъекта в большинстве случаев не представляет трудности.

Особенность данного элемента квалификации относительно исследуемого вопроса состоит в том, что в УК РФ ответственность за совершение данного преступления наступает только с 16 лет. Остаются неясными причины, по которым законодатель пошёл на этот шаг, не изменив, напри­мер, положение об ответственности несовершеннолетних с 14 летнего возраста за совершение рассматриваемого вида хищения.

По нашему мнению, вопросы квалификации хищений предметов или документов, имеющих особую ценность, совершённые несовершеннолетними в возрасте от 14 до 16 лет, должны решаться следующим образом: если преступление совершено указанными лицами путем кражи, грабежа разбоя или вымогательства, то ответственность должна наступать с 14 лет, как это предусмотрено ч. 2 ст. 20 УК РФ за аналогичные формы хищения.

Если же хищение было совершено путем мошенничества, присвоения или растраты имущества, то в данном случае отсутствует один из обязательных элементов состава преступления - субъект преступления. Поэтому уголовное дело в отношении указанных лиц подлежит прекращению по п. 2 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Таким образом, субъект хищения особо ценных предметов определяется в зависимости от способа (формы) его совершения. Вменяемые лица, изъявшие особо ценные предметы путем мошенничества, присвоения, растраты подлежат ответственности с 16-ти лет, а лица, завладевшие или пытавшиеся завладеть ими путем кражи, грабежа или разбоя, - с 14-ти лет.

Как видим, особенности построения ст. 164 УК РФ порождают множество проблем, среди которых не только вопросы толкования терминов используемых диспозицией, но и сложности квалификации данного преступления. В юридической литературе выдвинуто несколько вариантов разрешения сложившейся ситуации. Так, О.Ф. Шишов полагает, что для большей ясности целесообразно Пленуму Верховного Суда РФ дать специальное разъяснение по вопросу о моменте окончания хищения предметов, имеющих особую ценность, совершаемого путём разбоя[[54] ].

С.М. Кочои предлагает в ст. 164 УК РФ предусмотреть ответственность не за хищение, а за незаконное завладение предметами, имеющими особую ценность. Исходя из этого, состав преступления должен быть формальным, то есть оно будет окончено с момента завладения предметами, указанными в законе, безотносительно к его последствиям. Способы завладения какой-либо роли для квалификации преступления по ч. 1 ст. 164 УК РФ не должны играть[[55] ]. Кроме этого, автор считает необходимым дифференцировать ответственность в ч. 2 ст. 164 УК РФ в зависимости от характера насилия, применённого для завладения предметами, указанными в ч.1, или при их вымогательстве (опасное или не опасное для жизни или здоровья)[[56] ].

Наиболее кардинальный способ разрешения проблемы определения момента окончания хищения предметов, имеющих особую ценность, – это исключение из УК РФ ст. 164 с одновременным введением в статьи, предусматривающие ответственность за хищение и вымогательство чужого имущества (ст.ст. 158-163), квалифицирующего признака «в целях завладения предметами, имеющими особую культурную ценность».

Вышеизложенное дает основание полагать, что норма об ответственности за хищение предметов, имеющих особую ценность, несовершенна, что создает определенные трудности в правоприменительной деятельности.

Мы полагаем, что наиболее эффективно устранить все рассмотренные выше проблемы возможно только на законодательном уровне. Прежде всего, необходимо законодательно определить понятие «предметов, имеющих особую ценность. Требует уточнения момент окончания данного преступления. Вопрос о субъекте преступления, предусмотренного ст. 164 УК РФ, также нуждается в уточнении, так как по общему правилу уголовная ответственность за такие формы хищения, как кража, вымогательство, грабеж, разбой, ответственность наступает с 14-ти летнего возраста, по рассматриваемой статье – с 16 лет. Представляется, что назрела необходимость изменить конструкцию состава, предусмотренного ст. 164 УК РФ. На наш взгляд, целесообразно изложить данную статью в следующей редакции:

«Статья 164. Хищение либо вымогательство предметов, имеющих особую ценность

1. Хищение путём кражи, мошенничества, присвоения, растраты или грабежа, равно вымогательство предметов или документов, имеющих особую культурную ценность - наказывается лишением свободы от шести до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх лет либо без такового.

2. Нападение в целях хищения предметов или документов, имеющих особую культурную ценность, совершённое с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия - наказывается лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи:

а) совершённые группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) повлекшие по неосторожности уничтожение, порчу или разрушение предметов или документов, имеющих особую культурную ценность – наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх лет.

4. Действие, предусмотренное частью второй настоящей статьи соединённое с причинением тяжкого вреда здоровью – наказывается лишением свободы на срок от девяти до семнадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх лет».

1.3. Квалифицирующие признаки хищения предметов, имеющих

особую ценность

Совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

В статье 164 УК РФ, устанавливающей ответственность за хищение предметов или документов, имеющих особую ценность, теперь содержится вторая часть. Предусмотрена усиленная ответственность за те же деяния, совершенные: группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, если они повлекли уничтожение, порчу или разрушение предметов или документов.

В действующем УК РФ все преступления, посягающие на культурные ценности, кроме их уничтожения или разрушения, отнесены к разряду тяжких, а хищение предметов или документов, имеющих особую ценность, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо повлекшее их уничтожение, порчу или разрушение – к разряду особо тяжких преступлений.

В соответствии со статьей 35 общей части УК преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, ранее договорившиеся о совместном совершении преступления, и влечет за собой более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных УК РФ.

Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Лицо, создавшее организованную группу, либо руководившее ей, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями особенной части УК РФ, а также за все совершенные организованной группой преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы несут уголовную ответственность за участие в ней в случаях, предусмотренных соответствующими статьями особенной части УК РФ, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они принимали участие.

Хищение предметов, имеющих особую ценность, повлекшие уничтожение, порчу или разрушение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность.

По мнению Игнатова А.Н., уничтожение означает полное истребление предмета, например, сожжение картин. Разрушение – также полное приведение в негодность объекта, например, разлом статуи на отдельные части. Порча – нарушение целостности предмета, например, вырывание листов из старинной книги, разрезание картины или документов на части для незаметного выноса из помещения или транспортировки и.т.п.[[57] ]

В соответствии со ст.164 УК РФ ч.2 п. «в» – хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, повлекшее уничтожение, порчу или разрушение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, карается лишением свободы на срок от 8 до 15 лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Примерами этого могут служить произошедшее недавно хищение вооруженными преступниками из Русского музея в Санкт-Петербурге. Неизвестными были похищены два полотна кисти Перова; кража из музея Российской Академии художеств Санкт-Петербурга в 1999 г. полотен известных русских художников, среди которых полотна Шишкина, Репина, Тропинина, Савицкого, Малявина, и др.[[58] ]


Глава 2. Проблемы совершенствования законодательства, предусматривающего ответственность за хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность

2.1. Актуальные проблемы совершенствования диспозиции и санкций уголовно-правовой нормы об ответственности за хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность

Анализ особенностей конструкции состава хищения предметов, имеющих особую ценность позволяет сделать вывод о несовершенстве данной нормы и необходимости внесения уточнений и дополнений в ст. 164 УК РФ.

Между тем, как совершенно правильно подчеркнул М.М. Бабаев «…неточность (неясность, нечеткость) отдельных законодательных положений рождает дефекты понимания (усвоения) практиками духа и буквы нормы, создает почву для всякого рода искажений в процессе ее применения».[[59] ]

Большинство опрошенных экспертов, исходя из содержания статей 158-162 УК РФ, видят смысл в том, чтобы дополнить ч. 2 ст. 164 УК РФ следующими квалифицирующими признаками:

- «с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия». Мнения экспертов по этому вопросу разделились. В г. Москве высказалось за это 41,0%, в г. Нижнем Новгороде, Хабаровске и Воронеже — 44,0%. И хотя в г. Санкт-Петербурге 59,0% против такого дополнения, в целом примерно 56,0% опрошенных высказались положительно;

- «с использованием служебного положения». Здесь основная масса экспертов высказалась положительно: в г. Москве 43,0%, в г. Санкт-Петербурге — 57,0%, в г. Воронеже — 46,0%, в г. Нижнем Новгоро­де — 47,0%, в г. Хабаровске — 48,0%, в г. Омске — 43,0%, в г. Ир­кутске— 62,0%, в г. Ростове-на-Дону— 45,0%. Такое единогласное мнение экспертов по данному вопросу подчеркивает актуальность его решения;

- «с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия»[[60] ]. Большинство экспертов поддержали это предложение. Вместе с тем эксперты в городах Воронеже (36,0%), Москве (38,0%), Нижнем Новгороде (32,0%) высказались «против». Тем не менее, обобщенный показатель, по регионам выглядит так: 44,0%— за, 36,0% — против и 20,0% — затруднились ответить. Следовательно, в целом предложение одобрено;

- «с незаконным проникновением в нежилое помещение либо иное хранилище». По этому признаку полное единодушие и во всех городах большинство высказалось — «за»[[61] ].

Кроме того, на наш взгляд ст. 164 УК РФ необходимо дополнить частью 3, включив в нее следующие особо квалифицирующие признаки:

- «организованной группой» (перенести из ч. 2 ст. 164 УК РФ). Здесь мнения экспертов разделились, примерно 47,0% — за, 42,0% — против и 11,0% — затруднились ответить. В целом можно полагать, что предложение одобрено;

- «с незаконным проникновением в жилище»[[62] ]. О введении данного признака эксперты высказались положительно (Москва— 54,0%, Санкт-Петербург— 74,0%, Нижнем Новгород— 50,0%, Омск — 57,0% и т.д.). Предложение одобрено;

- «с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия»[[63] ]. Опрошенные эксперты (примерно 55,0% - за) поддержали это предложение; «лицом, два или более раза судимым за хищение или вымогательство». Это предложение поддержали 60,0% опрошенных экспертов. (См.: Приложение 1)

По нашему мнению, в совершенствовании нуждаются и санкции рассматриваемого преступления. Так, для определения обоснованности сроков предусмотренного за совершение неквалифицированного хищения предметов, имеющих особую ценность, лишения свободы целесообразно обратиться к судебной практике за 1997-2002 годы (См.: Приложение 2).

Анализ приведенных в таблице данных показывает, что в течение рассматриваемого периода времени примерно 30-35% от всех осужденных за неквалифицированное хищение предметов, имеющих особую ценность, составили лица, приговоренные к лишению свободы сроком до десяти лет. Примерно равное количество лиц, осужденных к сроку до шести лет, то есть в отношении которых была применена ст. 64 УК РФ, и свыше десяти лет (примерно 20%). Такая ситуация сложилась ввиду того, что, на наш взгляд, несколько завышен нижний предел санкции по ч. 1 ст. 164 УК РФ.

В связи с изложенным, автор считает необходимо снизить нижний предел наказания в виде лишения свободы за неквалифицированное хищение предметов, имеющих особую ценность, до четырех лет.

Рассмотрим проблему обоснованности санкции, установленной в ч. 2 ст. 164 УК, за совершение квалифицированного хищения предметов, имеющих особую ценность: лишение свободы на срок от восьми до пят­надцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы осужденного за период до трех лет либо без такового (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ).

Анализ показывает, что уровень применения за совершение квалифицированного хищения предметов, имеющих особую ценность, реального лишения свободы был достаточно высок. Так в 1997 году реальное лишение свободы составило 61,11 %, в 1998 – 61,36 %, в 1999 – 61,23 %, в 2000 – 61,70 %, 2001 – 69,13 %, 2002 – 60,97 % от всех видов наказания[[64] ].

Из анализа судебной практики по применению наказаний за квалифицированное хищение предметов, имеющих особую ценность, видно, что востребованным судами оказалось наказания в виде реального либо условного лишения свободы.

Судебная практика применения реального лишения свободы за квалифицированные хищения предметов, имеющих особую ценность, предусмотренного ч.2 ст. 164 УК РФ, за 1997 – 2002 годы выглядит следующим образом. (См.: Приложение 2). Из таблицы следует, что наиболее востребованным судами, применяющими наказание за данное деяние, оказалось реальное лишение свободы на срок до 15 лет, оно составило около 60 %. Востребованными в меньшей степени были сроки лишения свободы свыше 15 лет. Например, в 1997 году – 31, 40%, 2001 – 41,15 %, 2002 – 27,2 %. И, наконец, к лишению свободы до 8 лет осуждено в течение данного времени менее 20 %[[65] ].

В свете востребованности наказания в виде лишения свободы за квалифицированные хищения предметов, имеющих особую ценность, судебной практикой представляется неприемлемым предложение о необходимости снижения верхнего предела санкции в виде лишения свободы, предусмотренной ч.2 ст. 164 УК РФ, до 10-ти лет. Дело в том, что уровень востребованности лишения свободы на срок до 15-ти лет судебной практикой таков, что санкция не нуждается в изменениях.

Поскольку выше предлагалось ввести новую ч. 3 ст. 164 УК, необхо­димо определить санкцию за рассматриваемый вид особо квалифициро­ванного хищения предметов, имеющих особую ценность. В связи с этим было изучено мнение экспертов относительно возможности установления в новой ч. 3 ст. 164 УК РФ санкции в виде лишения свободы на срок от девяти до семнадцати лет с обязательной конфискацией имущества.

Обратимся к статистическим данным о судебной практике применения наказаний за квалифицированное хищение предметов, имеющих особую ценность, в течение 1997-2002 годов. Исследование проведенное А.П. Севрюковым, отражает мнение экспертов относительно целесообразности установления санкций в виде лишения свободы на срок от 9 до 17 лет за хищение предметов, имеющих особую ценность, которое выглядит следующим образом: на вопрос «Есть ли смысл установить в ст. 164 санкцию в виде лишения свободы на срок от 9 до 17 лет, получены ответы:

· да -55,1 %

· нет – 32,7 %

· затрудняюсь ответить – 12,2 %[[66] ]

Отсюда видно, что большая часть экспертов согласилась с целесообразностью введения в новую ч. 3 ст. 164 УК санкции в виде лишения свободы на срок от девяти до семнадцати лет с конфискацией имущества (55,1%). Между тем почти треть опрошенных (32,7%) полагала, что санкция должна быть несколько мягче. С учетом состояния судебной практики было бы целесообразно присоединиться к мнению большинства экспертов.

Изложенное позволяет сделать следующий вывод: диспозиции и санкции уголовно-правовой нормы об ответственности за хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность не совершенны и нуждаются в серьезной доработке со стороны законодателя. По нашему мнению, ст. 164 УК необходимо дополнить частью 3, предусмотрев особо квалифицирующими следующие признаки:

- «совершение преступления с применением насилия, опасного для жизни и здоровья либо с угрозой применения такого насилия», предусмотрев санкцию в виде лишения свободы на срок от 9 до 17 лет».

2.2. Использование в России зарубежного опыта выявления и расследования преступлений, посягающих на предметы, имеющие особую ценность

Изменения, которые произошли за последнее десятилетие в нашем обществе и государстве, привели к осознанию необходимости критически относиться к зарубежному опыту правоприменительной деятельности и, по возможности, использовать его положительные моменты в соответствующей отечественной практике. Это в полной мере относится и к такой поистине международной проблеме как борьба с преступными посягательствами на культурные ценности. С начала 60-х годов нашего столетия в мире подобные преступления получили беспрецедентное распространение, выйдя во многих странах на второе место после контрабанды наркотиков.

По данным Интерпола, в мире ежедневно похищается 450-500 произведений живописи, ваяния, предметов религиозного культа, археологических ценностей и других произведений и памятников культуры разных эпох и народов. Ежегодно похищается указанных предметов на сумму несколько миллиардов долларов. Кражи и перепродажи предметов искусства официально признаны Интерполом преступлениями международного характера[[67] ].

Поэтому как международное сообщество в целом, так и отдельные страны, наиболее страдающие от этого бедствия, стали принимать действенные меры. На международном уровне борьба с этими преступными посягательствами происходит по двум основным направлениям: заключение специальных соглашений и практическое сотрудничество в рамках специализированных международных организаций.

Количественные и качественные характеристики преступлений, посягающих на культурные ценности в России и за рубежом, имеют как схожие, так и специфические черты. Основным объектом преступных посягательств в зарубежных странах являются, как и в России, частные коллекции и церкви. Значительные потери несут также государственные и частные музеи, антикварные магазины и места археологических раскопок. Однако различаются предметы преступного посягательства: в России основное количество преступлений совершается в отношении икон и других предметов культа, за рубежом на первых местах - картины, гравюры, литографии, эстампы и рисунки, за ними следуют старинная мебель, предметы культа (церковная утварь и т. д.), ковры (гобелены), коллекции оружия, скульптура и часы[[68] ].

Такое различие мы можем объяснить историческим своеобразием развития отечественной культуры, выразившемся в значительно более запоздалом принятии идей Ренессанса и переходом искусства из церковной в светскую сферу жизни общества. Это привело к тому, что наиболее ценные произведения искусства XIV - XVII веков на Западе создавались в виде картин, скульптуры и т. д. (хотя многие из них были религиозной тематики), а в России - в основном в виде произведений иконописи. Поскольку большинство рассматриваемых преступлений совершаются исходя из потребностей антикварного рынка, столь явственно просматриваются указанные различия в выборе предметов посягательства.

Следует отметить, что хотя от посягательств на культурные ценности страдает большинство стран мира, однако распространённость этих деяний не является однородной. Больше их совершается в США, Мексике, Египте, Великобритании, Германии, Франции, Италии. Нам кажется, что это обусловлено исторически сложившийся и развитой системой объектов культуры, искусства и религии (как государственной, так и частной), а не вещизмом и буржуазной частнособственнической идеологией, как считают В.Г. Горбачёв и А.И. Гуров[[69] ].

Трудно согласиться и с утверждением указанных авторов о том, что посягательства на предметы старины и искусства в России имеют значительно меньшую общественную опасность, чем в других капиталистических государствах[[70] ].

Мы считаем, что одно из важнейших свойств культурных ценностей - их общечеловеческий характер и, поэтому преступные посягательства на них одинаково опасны, независимо от места их совершения. Это признано во многих международных документах, заключённых ещё в 70-е годы.

С учётом этого обстоятельства остановимся на положительном опыте, достигнутом правоохранительными органами перечисленных стран, так как он вполне сопоставим с отечественной практикой расследования преступных посягательств на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную или культурную ценность.

Борьбе с преступными посягательствами на культурные ценности в России и зарубежных странах свойственны общие формы - создание специализированных подразделений, занимающихся этой проблемой. Однако, к сожалению, при рассмотрении конкретного содержания выявляются существенные различия.

В ряде МВД УВД субъектов Российской Федерации не выделены специальные сотрудники для расследования данной категории дел. В других подразделениях такая специализация осуществлена формально, их сотрудники занимаются в основном другими делами и практически повсеместно привлекаются для решения посторонних проблем. Специальное обучение следователей и оперативных сотрудников организовано только в Москве, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде.

В штатах экспертно-криминалистических управлений отсутствуют эксперты-искусствоведы. Отсутствие опыта и знаний по методике расследования этих уголовных дел существенно затрудняет поиск похищенного, допускаются ошибки и промахи при постановке похищенных предметов на учёт[[71] ].

Несколько иначе обстоит дело в зарубежных странах. В США сотрудник, зачисленный в Отдел произведений искусства ФБР, в обязательном порядке проходит специальную программу обучения. Она охватывает следующие вопросы: методика расследования данных преступлений; история искусства; рынок произведений искусства; развитие способностей к распознанию поддельных произведений искусства; взаимодействие полиции с лицами, занимающимися искусством; вербовка информаторов в преступном мире и среди лиц, занимающихся искусством; проблемы защиты и охраны произведений искусства; современные процедуру составления описания произведений искусства.

Сходную подготовку проходят сотрудники специальных под­разделений других стран. В большинстве случаев к её организации привлекаются сотрудники музеев, университетов, крупнейших аукционов и ассоциаций какого-либо вида искусства. Это связано с более тесным, чем у нас, сотрудничеством правоохранительных органов с указанными организациями. Их взаимодействие является взаимовыгодным для обеих сторон, так как оно в конечном счёте способствует нормализации криминальной ситуации на рынке антиквариата.

Более тесные контакты правоохранительных органов с организациями и лицами, занимающимися искусством, выражаются также в том, что специализированные полицейские подразделения внимательнейшим образом отслеживают все изменения коньюктуры антикварного рынка.

Например, в 1994 году антикварный отдел Скотланд-Ярда, сотрудничающий с аукционами «Кристи» и «Сотби», получил прогноз их экспертов относительно предстоящего резкого взлёта цен на старинные часы. Скотланд-Ярд, исходя из предположения, что соответственно увеличится и количество преступных посяга­тельств именно на эти предметы, разработал и принял превентивные меры. Это помогло успешно противостоять действительно возросшему числу криминальных актов в отношении указан­ных предметов.

Таким образом, мы видим, что тесное сотрудничество полицейских органов с организациями и лицами, занимающимися искусством, неразрывно связано с профилактикой данных преступлений. Нам кажется, что подобный опыт следует как можно скорее и активно использовать в отечественной практике. Тем более, что первые шаги по успешному налаживанию взаимодействия правоохранительных органов с представителями антикварного рынка у нас уже сделаны. Так, в январе 1996 г. в Москве состоялся второй семинар по обучению сотрудников правоохранительных органов, занятых розыском похищенного антиквариата. Семинар провели опытные искусствоведы из отдела оружия Государственного исторического музея, его реставрационных мастерских, Музея народов Востока, ряда антикварных магазинов. Приглашённые сотрудники обучались методике описания антикварных ценностей и их классификации, оценки конкретных предметов, доступным способам определения подлинности антиквариата.[[72] ] Мы находим, что следует и дальше развивать такого рода взаимовыгодное сотрудничество, стараться привлечь к нему фирмы, действующие на рынке антиквариата. Особенно это относится к Санкт-Петербургу, Москве, Нижнему Новгороду, Ярославлю, где находятся крупные антикварные фирмы.

Думается, что британский опыт прогнозирования и подготовки превентивных мер по борьбе с рассматриваемыми посягательствами, проводимый Скотланд-Ярдом совместно с представителями антикварных фирм, вполне можно использовать в России. Например, по оценкам ряда экспертов, на российском и зарубежном рынке антиквариата наблюдается тенденция устойчивого падения спроса на иконы и другие предметы культа и роста на картины русских художников начала 20 века. В связи с этим представляется необходимым сосредоточить усилия правоохранительных органов и организаций, имеющих отношение к указанным предметам живописи, на приоритетном обеспечении их безопасности.

В сфере борьбы с указанной преступностью имеются и другие особенности. Так, деятельности правоохранительных органов зарубежных стран по данной проблематике оказывается существенная помощь со стороны всего общества и прежде всего различных негосударственных организаций. Гораздо более активно, чем в России, используются возможности страховых компаний. Они заставляют владельцев застрахованных ценностей составлять их описание и делать видео- и фото- изображение своего имущества, а также принимать иные меры для обеспечения его безопасности. Неоценимую помощь оказывают полиции недавно возникшие специализированные организации, которые порой вы­полняют за неё работу по розыску похищенных предметов. Получившая в последнее время огромный размах незаконная торговля художественными ценностями (согласно оценкам экспертов, ежегодно совершаются сделки на сумму от 500 млн. до 1 млрд. долл.) породила новый, только набирающий силу вид деятельности - поиски и возврат украденных произведений искусства.

Одной из таких компаний является английская фирма Тгасе, издающая ежемесячный одноимённый журнал, целиком посвященный поиску и возвращению украденного антиквариата и произведений искусства. С момента выхода в свет своего первого номера в 1988 г. он помог вернуть ценностей на общую сумму 20 млн. долл. Журнал, в котором публикуются объявления о кражах и списки утраченных предметов с их изображениями, используется полицией, любителями и торговцами произведениями искусства, частными коллекционерами и работниками аукционов в 150 странах мира. Нередко читатель журнала, где-либо видевший украденный предмет, сообщает о его местонахождении.

Другая служба - британский ArtLossRegister (АLR) представляет из себя базу данных об украденных произведениях искусства и антиквариате, которую используют в своей работе, наряду с полицией, торговцы произведениями искусства и коллекционеры. В 1991 г. ALR. начал сотрудничать с подобной американской компанией - нью-йоркским Международным фондом исследований в области искусства (IFAR), некоммерческой организацией, занимающейся предотвращением торговли украденными или неправильно атрибутированными произведениями искусства, а также их подделками. Десять раз в году они совместно публику­ют отчёты о пропавших произведениях, давая их описания и изображения. С ними тесно сотрудничает Международная служба подтверждения подлинности произведений искусства. В настоящее время имеется договорённость о сформировании указанными организациями, а также правоохранительными органами ряда стран мира всемирной базы данных[[73] ].

В конце 90-х годов прошлого века ArtLossRegister (АLR) открыл свое представительство в г. Санкт-Петербурге, которое рас­сматривает тесное сотрудничество с правоохранительными орга­нами как один из методов своей деятельности.

В Великобритании в 1993 году также была создана специальная служба аукционного поиска Тезаурус - сложная компьютеризованная информационная программа. Эта служба открывает широкие возможности тем, кто хочет отыскать ценности, составляющие национальное или мировое культурное наследие, которые были похищены или вывезены за пределы своих стран без соответствующего разрешения. Тезаурус тесно сотрудничает с антикварным отделом Скотланд-Ярда, обеспечивая его возможностями поиска и идентификации более 40 % предметов, ежедневно выставляемых на аукционную продажу в 500 аукционных залах.

Мы считаем, что, учитывая участившиеся случаи выставления на крупнейших западных аукционах похищенных российских культурных ценностей, отечественным правоохранительным органам также необходимо установить деловые связи с указанными организациями. Это можно сделать уже в ближайшее время, так как эти службы не являются коммерческими, и оплата их услуг вполне под силу заинтересованным российским ведомствам (например, оплата присоединения к IFAR составляет для физических лиц - 50 долларов, для юридических - 65; отдельные поиски ALR. - 20; регистрация украденных предметов - 10 долларов).

Обращает на себя внимание более активное использование правоохранительными органами зарубежных стран возможностей информаторов в преступной среде и среди лиц, занимающихся искусством, а также секретных агентов, работающих среди лиц указанных категорий под прикрытием («undercover»). Например, ФБР и департаменты американской полиции (федеральной, штатов и местной) всячески поощряют интерес своего персонала к работе секретным агентом по таким делам. Широко используются способности некоторых полицейских сыграть роль оценщика произведений искусства или оценщика страхового агентства, а также покупателя или продавца произведений искусства. Всё это зарекомендовало себя как чрезвычайно эффективное средство для выявления преступников и возвращения украденных предметов искусства[[74] ].

У специализированных органов полиции имеется заслуживающий внимания опыт и по такой важной проблеме, как идентификация похищенных и найденных культурных ценностей. Она решается по двум основным направлениям: превентивные меры и меры, принимаемые в процессе расследования.

К первому направлению относится применение технологии фирмы Microtrace, с помощью которой можно со стопроцентной гарантией определить украденные произведения искусства и предоставить в руки полиции и владельца неопровержимые доказательства. Суть предлагаемого метода состоит во включении особого рода кода в молекулы микрокристаллов в разных частях предметов. Огромное преимущество данной технологии над другими методами маркировки состоит в том, что записанный код абсолютно невозможно сфальсифицировать или повредить даже если похитители переплавят предмет, прежде чем продать скупщику краденного.

Таким образом, решаются проблемы идентификации похищенных предметов, а также доказывания вины скупщика краденного вызывающие и у отечественных и у зарубежных органов правопорядка значительные затруднения.

Область применения технологии Microtrace необычно широка и разнообразна: с её помощью можно маркировать картины скульптуры, керамику, драгоценности, ковры, мебель, книги и другие предметы без всякого для них ущерба. После одобрения данной техники маркировки Европейским комитетом по научному сотрудничеству Совета Европы (РАСТ), специальные полицейские органы в сотрудничестве со страховыми компаниями стали добиваться широкого её использования владельцами цен­ных предметов[[75] ].

Второе направление состоит в использовании полицией для идентификации изъятых в процессе расследования предметов антиквариата и установления их владельцев с помощью определённых технических и организационных приёмов.

Так, полицией г. Офенбаха (Германия) на квартире задержанных было изъято свыше 1,5 тыс. предметов антиквариата. Задержанные упорно молчали и установить связь предметов с конкретными уголовными делами было затруднительно. Поэтому было принято решение показать все предметы на выставке похищенного, которую посетило большое количество потерпевших Выставка демонстрировалась в Баварии, Баден-Вюртемберге Рейнланд-Пфальце и Гёссене. Её посетило около 17000 граждан среди них 3000 потерпевших. Аналогичное мероприятие было организовано и по другим уголовным делам данной категории. При этом учитывалось место и время совершения преступлений, активность преступников, вероятный круг пострадавших, наличие подходящего места для проведения выставок. При подготовке к демонстрации изъятые предметы маркировались (по нумерации уголовных дел, по которым проводилось изъятие, инициалами подозреваемых). Все предметы предварительно фотографировались, тщательно описывались и заносились в специальную опись, а также проходили искусствоведческую экспертизу. При опознании предмета сотрудник полиции фиксировал его маркировку и вновь осматривал с потерпевшим все экспонаты. Затем записывал в протоколе установочные данные опознавшего, время и место совершения хищения, адреса соответствующих органов полиции, прокуратуры и социального страхования. Потерпевший был обязан представить необходимые документы, подтверждаю­щие право его собственности на предмет[[76] ].

Полагаем, что данная практика вполне может найти своё применение в России при расследовании многоэпизодных преступлений прошлых лет, совершенных организованными преступными группами.

Особый интерес представляет организация работы наиболее мощных специализированных полицейских служб Европы - Франции и Италии. Эти страны несут наибольшие потери от преступных посягательств на культурные ценности. С 1954 года во Франции исчезло 12 тыс. произведений искусства, в Италии - 40 тыс. Поэтому вопросам борьбы с данными, преступлениями здесь уделяют повышенное внимание.

Итальянский опыт особенно интересен тем, что специализированная полицейская служба - государственное управление по розыску художественных ценностей здесь не только расследует преступные посягательства на культурные ценности, но и контролирует все их перемещения, выдавая разрешения на ввоз и вывоз, лицензии на антикварную торговлю, страховую и иную деятельность в этой сфере. В штат службы включены также высококвалифицированные эксперты-искусствоведы, что снимает необходимость обращаться в иные организации для проведения экспертизы.

Во Франции ещё в 1975 г. в рамках МВД было создано Центральное Бюро по борьбе с кражами произведений и предметов искусства. На него возложено несколько основных задач: координация деятельности, направленной на предупреждение краж; координация деятельности, направленной на борьбу с кражами, а также укрывательством и скупкой краденых предметов; централизация соответствующей информации; специальная подготовка кадров для всей страны.

Структурно Бюро входит в состав НЦБ Интерпола во Франции, что даёт ему возможность иметь доступ ко всей международной информации, относящейся к произведениям искусства и вообще к культурным ценностям. Как и другие зарубежные аналогичные службы, основной упор Бюро делает на профилактику указанных преступлений. Для' этого оно постоянно организует лекции для музейных хранителей в различных департаментах Франции, для работников антикварного рынка, страховых агентов, а также ассоциаций частных собирателей, нуждающихся в рекомендациях по обеспечению безопасности коллекций. В своей деятельности Бюро тесно взаимодействует с национальными (Управление музеев Франции, Управление по проблемам наследия при Минкультуры, епархиальные власти) и международными (Международный комитет по безопасности музеев, Международный совет музеев, Европол) организациями. Сотрудники Бюро принимают активное участие в контроле за соблюдением законов в отношении национальной и международной торговли произведениями искусства. Служба документации Бюро централизует и обрабатывает всю информацию о кражах произведений искусства, совершённых во Франции, и постоянно включает самые свежие данные в свою компьютерную картотеку похищенных произведений искусства. Кроме того, она обслуживает действующую на национальном и международном уровне базу данных, в кото­рой хранится информация о воровской сети и о скупщиках краденого. Также Бюро проводит регулярные оперативные совещания с различными полицейскими службами, разрабатывает конкретные операции, связанные с действиями банд похитителей произведений искусства, проводит работу по унификации описаний предметов искусства с Целью улучшения обмена информацией.

Начиная е 1988 г., Бюро при помощи Минкультуры и представителей антикварного рынка организует специальную подготовку полицейских, занятых в этой сфере, с тем, чтобы добиться ясного понимания ими имеющейся информации, успешной идентификации произведений искусства и, следовательно, максимального эффекта в работе. Существуют курсы подготовки для следователей, работающих для Бюро, старших полицейских офицеров и инспекторов, занимающихся расследованием краж произведений искусства в местных криминальных следственных управлениях, судей и следователей прокуратуры, а также полицейских из других стран, желающих получить специальную подготовку. Французское Центральное Бюро по борьбе с кражами произведений и предметов искусства поддерживает постоянные контакты с полицейскими органами различных стран мира. В последние годы развивается сотрудничество и со странами Восточной Европы[77] .

Мы считаем, что в отечественной практике необходимо более
активно использовать такие формы положительного опыта их коллег из Франции и Италии и других стран, как:

1) сосредоточение в рамках специализированного органа полномочий по контролю за ввозом и вывозом культурных ценностей, а также за торговлей ими;

1) наделение специализированных подразделений большими координационными полномочиями по отношению к другим структурам, участвующим и содействующим расследованию преступлений данной категории;

3) включение в состав специализированных подразделений высококвалифицированных экспертов-искусствоведов;

4) тесное сотрудничество с представителями антикварного рынка, страховых компаний и других заинтересованных организаций;

5) профилактика данных преступлений;

6) непосредственный контакт с заинтересованными международными организациями;

7) проведение большой работы по вербовке информаторов из преступной среды и среды людей, занимающихся искусством, а также по внедрению в эти сферы кадровых специальных агентов;

8) проведение работы по каталогизации предметов культуры и созданию баз данных компьютерной информации.

Отечественным правоохранительным органам следует смелее идти на контакты со своими зарубежными коллегами, так как они приносят большую пользу обеим сторонам. Так, грамотно организованные совместные действия правоохранительных органов России и Израиля привели к успеху в расследовании дела о похищении в России гражданином Израиля 13 икон. Израильская полиция по своей инициативе передала МВД России фотографи­ческие изображения икон, изъятых ею у гражданина Ш. С помо­щью АИПС «Антиквариат» Главного информационного центра МВД России было оперативно установлено, что часть икон идентична ранее похищенным в ряде областей России. Впоследствии были собраны доказательства того, что преступления совершены на территории 17 регионов России, значительно удалённых друг от друга. Таким образом, удалось выявить и задержать участников преступной группы, совершившей эти посягательства[[78] ].

В заключение отметим, что сотрудничество правоохранительных органов различных стран в борьбе с преступными посягательствами на культурные ценности народов может быть по-настоящему эффективным только при согласованных действиях большинства государств, при точном и неуклонном соблюдении общепризнанных принципов и норм международного права, а также при добросовестном выполнении поручений по оказанию правовой помощи по уголовным делам.


Заключение

В последние годы хищение культурных ценностей стало национальным бедствием: наблюдается устойчивая тенденция к увеличению преступных посягательств на культурные ценности и другие предметы, имеющие особую ценность (ст. 164 УК РФ). Начиная с 1989г. как указывается в специально проведенных по данной проблематике исследованиях, в 2000 г. их количество стремительно увеличилось в 16 раз, а хищения из частных коллекций за этот же сравнительный период времени — возросло более чем в 22 раза[[79] ].

Резкий рост хищений культурных ценностей, находящихся в частной собственности, в частных коллекциях не случаен. Для профессиональных преступников совершить кражу (а они занимают основную долю в хищениях ценностей), даже при установленной сигнализации в пустой квартире всегда проще, нежели проникнуть не только в поставленные на сигнализацию, но и охраняемые музеи, и иные места хранения историко-культурных ценностей.

Вопрос об охране культурных и исторических памятников нашу страну волновал всегда. До введения в действие УК РФ 1996 г. пристальное внимание уделялось ст. 230 (умышленное уничтожение, разрушение и повреждение памятников истории и культуры) и ст. 87-2 УК РСФСР (невозвращение на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран)[[80] ]. Тем не менее, количество таких преступлений в стране постоянно растет, что сигнализирует о необходимости глубокого изучения этого вопроса и принятия необходимых мер по снижению уровня данного вида преступлений.

В последние годы продолжается устойчивый рост числа преступных посягательств на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность.

Борьбе с преступными посягательствами на предметы, имеющие особую ценность в России и в зарубежных странах свойственны общие формы – создание специализированных подразделений, занимающихся этой проблемой. Тесное сотрудничество полицейских органов с организациями и лицами, занимающимися искусством неразрывно связано с профилактикой данных преступлений. На наш взгляд, подобный опыт следует шире и активнее использовать в отечественной практике.

Низкая раскрываемость и упущения по делам этой категории во многом объясняются слабым научным обеспечением следственной и судебной практики. Работники правоприменительных органов зачастую испытывают затруднения в практическом применении уголовного законодательства, допускают ошибки при квалификации таких деяний, не всегда используют специальные познания для исследования и правильного определения исторической, научной и культурной ценности предметов, слабо используются каналы международного сотрудничества. К тому же практика применения УК РФ 1996 г. поставила перед наукой и правоохранительными органами ряд актуальных и неотложных проблем.

В предпринятом исследовании сделана попытка на основе анализа состава преступления, предусмотренного ст. 164 УК РФ, выявить пробелы и неточности законодательства и наметить пути его совершенствования.

Норма об ответственности за хищение предметов, имеющих особую ценность, сформулирована законодателем таким образом, что фактически предусматривает ответственность за преступление, посягающее на указанные ценности, совершенное любым способом. Между тем, правильность данной формулировки вызывает сомнение, так как от способа совершения преступления зависит его общественная опасность, что в свою очередь влечет повышенную уголовную ответственность. Кроме того, разные формы хищения предполагают и несовпадение моментов окончания преступлений и, что также порождает трудности в правоприменительной практике.

Вышеизложенное дает основание полагать, что норма об ответственности за хищение предметов, имеющих особую ценность, несовершенна, что создает определенные трудности в правоприменительной деятельности.

Мы полагаем, что наиболее эффективно устранить все рассмотренные выше проблемы возможно только на законодательном уровне. Прежде всего, необходимо законодательно определить понятие «предметов, имеющих особую ценность». Требует уточнения момент окончания данного преступления. Вопрос о субъекте данного преступления также нуждается в уточнении, так как по общему правилу уголовная ответственность за такие формы хищения, как кража, вымогательство, грабеж, разбой, ответственность наступает с 14-ти летнего возраста, по ст. 164 УК РФ – с 16 лет. Представляется, что назрела необходимость изменить конструкцию состава, предусмотренного ст. 164 УК РФ. На наш взгляд, целесообразно изложить данную статью в следующей редакции:

«Статья 164. Хищение либо вымогательство предметов, имеющих особую ценность

1. Хищение путём кражи, мошенничества, присвоения, растраты или грабежа, равно вымогательство предметов или документов, имеющих особую культурную ценность - наказывается лишением свободы от шести до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх лет либо без такового.

2. Нападение в целях хищения предметов или документов, имеющих особую культурную ценность, совершённое с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия - наказывается лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи:

а) совершённые группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) повлекшие по неосторожности уничтожение, порчу или разрушение предметов или документов, имеющих особую культурную ценность – наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх лет.

4. Действие, предусмотренное частью второй настоящей статьи соединённое с причинением тяжкого вреда здоровью – наказывается лишением свободы на срок от девяти до семнадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх лет».


Библиографический список

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации. М., 1993.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. - М., 2000.

3. Уголовный кодекс РФ. М., 2004.

4. Уголовный кодекс РСФСР. М., 1976.

5. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. М., 2004.

6. Закон Российской Федерации от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и ввозе куль­турных ценностей». // Ведомости Верховного совета РФ. 1993. № 20. Ст. 718.

7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995г. №5 “О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности”. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. №7.

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Российская газета от 05 января 2003 г.

9. Собрание законодательства Российской Федерации, 1994. № 10. Ст. 1109.

10. Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1990. № 30. Ст. 416.

11. Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, 1992. № 46. Ст. 2615.

12. Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, 1993. № 3. Ст. 718.

13. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. — М.: Кодекс. 2001.

14. СУ РСФСР. 1926. № 80, ст. 600.

Научная литература и материалы периодической печати

15. Бабаев М.М. Социальная справедливость и проблемы борьбы с незаконными доходами (уголовно-правовой и криминологический аспекты). В кн.: Утверждение социальной справедливости: криминологический и уголовно-правовой аспекты. Иваново. 1989.

16. Баллестрации М. Борьба с торговлей крадеными произведениями искусства во Франции // Мизеит. 1994. №1 .

17. Берлин М.П. Вопросы предупреждения преступности. Ростов-на-Дону, 1929.

18. Борзенков Г. Новое в уголовном законодательстве о преступлениях против собственности. // Законность, 1995, № 2.

19. Борьба с преступностью за рубежом. ВИНИТИ. 1992. № 1.

20. Братанов В.В. Хищения культурных ценно­стей. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. — Н-Новгород. 2002.

21. Воробьёв И.А., Князев В.В., Смирнов В.А. Борьба с преступными посягательствами на культурные ценности. В сб.: Полиция и борьба с пре­ступностью за рубежом. Вып. 2. М., 1994.

22. Гайдашов А.В. Уголовная ответственность за хищения предметов, имеющих особую историческую, научную или культурную ценность. Дисс. на соиск. уч. степ, канд. юр. наук. — М: МГЮА. 1997.

23. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности.- М. ЮрИнфоР, 1997.

24. ГИЦ МВД России. Зарубежный опыт. Обзорная информация. Вып. №2. М., 1994.

25. Горбачёв В.Г., Гуров А.И. Борьба с преступными посягательства­ми на культурные ценности в зарубежных странах. М., 1992.

26. Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974.

27. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1965.

28. Егоров В.С. Курс лекций по Общей части уголовного права. Москва-Воронеж. 2003.

29. Ефремов А. Антиквариат // Президентский контроль. Информаци­онный бюллетень. 1996. № 6.

30. Завидов Б.Д. Комментарий к Федеральному закону “Об ипотеке (залоге недвижимости)”. - М.: “Издательство ПРИОР”, 1998.

31. Завидов Б.Д. Фрикерство, хакерство и радиопиратство // Российский следователь, 1999, № 2.

32. Комментарии к УК РФ / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебеде­ва. - М.: Норма, 1999

33. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. В 2-х томах. / Под ред. О.Ф. Шишова. Т. 2. Особенная часть. — М.: Новая Волна. 1998.

34. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть. М: Норма. 1996.

35. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под ред. О.Ф.Шишова. Том 2. - М.: Новая волна. 1998.

36. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под ред. Ю.И.Скуратова В.М. Лебедева. - М.:ИНФРА М – НОРМА, 1996.

37. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Расширенный уголовно-правовой анализ с материалами судебно-следственной практики. М., 2004.

38. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Ю.И.Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1997.

39. Комментарий к УК РФ / Под общ. ред. докт. юрид. наук, Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева. М.: Издательство НОРМА, 2003.

40. Коржанский Н.И. Объект посягательства и квалификация преступлений. М., 1976.

41. Кочои СМ. Ответственность за корыстные преступления против собствен­ности. — М.: Профобразование. 2000.

42. Кудрявцев В.Н. Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение // Советское государство и право. 1957. № 8.

43. Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступления. М, 1976.

44. Курс российского уголовного права. Особенная часть. /Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 2002.

45. Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть. Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. - М.:Зерцало,2002.

46. Ляпунов Ю.И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федера­ции. — М.: Норма Инфра М. 2001.

47. Маркин Ю. Защитит ли Уголовный закон наши исторические и культурные ценности?// Сов. юстиция. 1989. № 20.

48. Мачнев В.М. Обзор практики расследования посягательств на исторические и культурные ценности // Информационный бюллетень Следственного Комитета МВД РФ. 1993. № 4 (77).

49. Международное уголовное право / Под ред. И.И. Карпеца. М, 1995.

50. Милиционеры будут учиться в антикварных магазинах // Москов­ский комсомолец. 1996. 23 января.

51. Назаренко Г.В. Русское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1989.

52. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под ред. П.Н. Панченко. Том 1. - Нижний Новгород: НОМОС,1996.

53. Никифоров Б.С. Объект преступления. М., 1960.

54. О религии и церкви: Сборник высказываний классиков марксизма-ленинизма, документов КПСС и Советского государства. М, 1977.

55. Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международ­ными уголовными преступлениями. М., 1993.

56. Первушин В.М. Расследование краж предметов антиквариата. М., 1992.

57. Преступные посягательства на культурные ценности в России. Статистический сборник 1998-2002. М.,: ГИЦ МВД РФ, 2003.

58. Приданов С.А., Щерба С.П. Преступления, посягающие на культурные ценности России: квалификация и расследование. М., 2002.

59. Развитие русского права в XV – первой половине XVII в. М., 1986.

60. Российские вести. 1994. № 123.

61. Сабитов Г.Р. Охрана культурных ценностей. Уголовно-правовые и крими­нологические аспекты. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. — Омск. 2002.

62. Сборник действующих нормативных правовых актов и наиболее значимых работ по проблемам сохранения культурных ценностей. / Под ред. К.К. Горяинова. — М.: ВНИИ МВД РФ. 2000.

63. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. — М.: Кодекс. 2001.

64. Севрюков А.П. Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты. М., 2004.

65. Собрание законодательства Российской Федерации, 1994. № 10. Ст. 1109.

66. Сырых В., Яни С. Строже использовать законодательство об охране памятников// Соц. законность. 1987. № 12.

67. Тарабрин А.Г., Рясной И.В. Черные антиквары. М., 2003.

68. Уголовное право РФ: Учебник. Особенная часть. / Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комиссарова. М., 2000.

69. Уголовное право. Особенная часть. Под ред. З.А.Незнамовой. -М.:ИНФРА. М – НОРМА.- 1997.

70. Уканов К.Ш. Предупреждение хищений в Республике Казахстан: Уголовно-правовые и криминологические аспекты. Автореф. дисс. докт. юрид. наук. М.: ВНИИ МВД РФ. 2003.

71. Филиппова Т. Иконы из России вывозят тоннами // Комсомольская правда, 1995, 14 декабря.

72. Щерба С.П. Квалификация преступлений, посягающих на предметы или документы, «имеющие особую ценность»// Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступностью в сфере экономики. М., 2000.

73. Щерба С.П. Проблемы уголовно-правовой охраны исторических, научных, художественных и культурных ценностей государств СНГ от преступных посяга­тельств.// Уголовное право. 1999. № 1.

74. Щерба С.П., Приданов С.А. Производство по делам о хищениях предметов, имеющих особую ценность // Российская юстиция. 1996. № 8.

75. Щерба С.П., Приданов С.А. Уголовно-правовая охрана предметов и документов, имеющих историческую, научную, художественную или культурную ценность: практическое пособие / Под общ. Ред. Проф. С.П. Щербы. М.: Учебно-консультативный центр «ЮрИнфоР». 2000.

76. Щерба СП. Проблемы уголовно-правовой охраны исторических, научных, художественных и культурных ценностей государств СНГ от преступных посягательств.// Уголовное право. 1999. № 1.

Практические материалы

54. Бюллетень Верховного Суда России, 1995. № 8.

55. Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995. № 7.

56. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 4.


[1] СУ РСФСР. 1926. № 80, ст. 600.

[2] Уголовный кодекс РСФСР. М., 1976.

[3] Российские вести. 1994. № 123, с. 6-7.

[4] Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Ю.И.Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1997. С. 331.

[5] См.: О религии и церкви: Сборник высказываний классиков марксизма-ленинизма, документов КПСС и Советского государства. М, 1977. С. 97, 110, 115.

[6] См.: Первушин В.М. Расследование краж предметов антиквариата. М., 1992.

[7] См.: Собрание законодательства Российской Федерации, 1994. № 10. Ст. 1109.

[8] См: С.П. Щерба, С.А. Приданов . Уголовно-правовая охрана предметов и документов, имеющих историческую, научную, художественную или культурную ценность: Практическое пособие / Под общ. ред. проф. С.П. Щерба. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР». 2000. – С.12.

[9] Уголовное право РФ: Учебник. Особенная часть. / Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комиссарова. М., 2000. С. 182.

[10] Курс российского уголовного права. Особенная часть. / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 2002. С. 327.

[11] Кудрявцев В.Н. Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение // Советское государство и право. 1957. № 8. С. 57, 68.

[12] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Российская газета от 05 января 2003 г.

[13] См.: Щерба С.П. Проблемы уголовно-правовой охраны исторических, научных, художественных и культурных ценностей государств СНГ от преступных посяга­тельств.// Уголовное право. 1999. № 1. С. 109.

[14] Сборник действующих нормативных правовых актов и наиболее значимых работ по проблемам сохранения культурных ценностей. / Под ред. К.К. Горяинова. М., 2000. С. 23.

[15] Там же. С. 41,61.

[16] Там же. С. 67.

[17] Сборник действующих нормативных правовых актов и наиболее значимых работ по проблемам сохранения культурных ценностей. / Под ред. К.К. Горяинова. М., 2000. С. 69.

[18] Там же. С. 73.

[19] Там же. С. 74.

[20] Там же. С. 79.

[21] Назаренко Г.В . Русское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1989. С. 61.

[22] Егоров В.С. Курс лекций по Общей части уголовного права. Москва-Воронеж. 2003. С. 132.

[23] См.: Гайдашов А.В. Уголовная ответственность за хищения предметов, имеющих особую историческую, научную или культурную ценность. Дисс. на соиск. уч. степ, канд. юр. наук. — М: МГЮА. 1997. С. 20.

[24] См.: Кочои СМ. Ответственность за корыстные преступления против собствен­ности. — М.: Профобразование. 2000. С. 210.

[25] Щерба С.П., Приданов С.А . Уголовно-правовая охрана предметов и документов, имеющих историческую, научную, художественную или культурную ценность: практическое пособие / Под общ. Ред. Проф. С.П. Щербы. М.: Учебно-консультативный центр «ЮрИнфоР». 2000. С.17

[26] Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, 1992. № 46. Ст. 2615.

[27] Закон Российской Федерации от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей». // Ведомости Верховного совета РФ. 1993. № 20. Ст. 718.

[28] Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, 1993. № 3. Ст. 718.

[29] См.: Бюллетень Верховного Суда России, 1995. № 8. С.5.

[30] См.: Сборник действующих нормативных правовых актов и наиболее значимых работ по проблемам сохранения культурных ценностей. / Под ред. К.К. Горяинова. — М.: ВНИИ МВД РФ. 2000. С. 67-69

[31] См.: Сборник действующих нормативных правовых актов и наиболее значимых работ по проблемам сохранения культурных ценностей. / Под ред. К.К. Горяинова. - М: ВНИИ МВД РФ. 2000. С. 73-79.

[32] См.: Закон Российской Федерации от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и ввозе куль­турных ценностей». // Ведомости Верховного совета РФ. 1993. № 20. Ст. 718.

[33] См.: Уканов К.Ш. Предупреждение хищений в Республике Казахстан: Уголовно-правовые и криминологические аспекты. Автореф. дисс. докт. юрид. наук. М.: ВНИИ МВД РФ. 2003. С. 8.

[34] См.: Щерба С.П., Приданов С.А . Производство по делам о хищениях предметов, имеющих особую ценность // Российская юстиция. 1996. № 8. С. 51.

[35] См.: Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. — М.: Кодекс. 2001. С. 210.

[36] Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под ред. П.Н. Панченко. Том 1. - Нижний Новгород: НОМОС, 1996.- С. 440.

[37] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под ред. Ю.И.Скуратова В.М. Лебедева. - М.:ИНФРА М – НОРМА, 1996. С.371.

[38] Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. – М., 2000. С. 214.

[39] Уголовное право. Особенная часть. / Под ред. З.А.Незнамовой. М.:ИНФРА. М – НОРМА.- 1997.- С.238.

[40] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под ред. О.Ф.Шишова. Том 2. - М.: Новая волна. 1998. - С. 52.

[41] Там же. С. 52.

[42] Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть./ Под ред. Г.Н.Борзенкова, В.С. Комиссарова. - М.:Зерцало, 2002.- С.461

[43] Там же. С.461

[44] Гаухман Л.Д., Максимов С.В . Ответственность за преступления против собственности.- М. ЮрИнфоР, 1997.- С.111.

[45] Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. – М., 2000. С. 213.

[46] См.: Куринов Б.А . Научные основы квалификации преступления. М, 1976.

[47] Международное уголовное право / Под ред. И.И. Карпеца. М, 1995. С. 131.

[48] См.: Дагель П.С., Котов Д.П . Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974. С. 40.

[49] См.: Научно-практический комментарий к Уголовно Федерации. В 2 т. Т. 1. Нижний Новгород, 1996. С. 60.

[50] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Расширенный уголовно-правовой анализ с материалами судебно-следственной практики. М., 2004. С. 340.

[51] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Расширенный уголовно-правовой анализ с материалами судебно-следственной практики. М., 2004. С. 341.

[52] См.: Тарабрин А.Г., Рясной И.В . Черные антиквары. М., 2003. С. 142.

[53] См.: Филиппова Т. Иконы из России вывозят тоннами // Комсомольская правда, 1995, 14 декабря.

[54] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под ред. О.Ф.Шишова. Том 2. - М.: Новая волна. 1998. - С. 52.

[55] Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. – М., 2000. С. 217.

[56] Там же. С. 218.

[57] Комментарий к УК РФ / Под общ. ред. докт. юрид. наук, Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева. М.: Издательство НОРМА, 2003. С. 384.

[58] См.: Приданов С.А., Щерба С.П. Преступления, посягающие на культурные ценности России: квалификация и расследование. М., 2002. С. 3.

[59] Бабаев М.М . Социальная справедливость и проблемы борьбы с незаконными доходами (уголовно-правовой и криминологический аспекты). В кн.: Утверждение социальной справедливости: криминологический и уголовно-правовой аспекты. Иваново. 1989. С.10.

[60] Севрюков А.П . Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты. М., 2004. С. 235.

[61] Там же. С. 236.

[62] Там же. С. 237.

[63] Там же. С. 236.

[64] Севрюков А.П . Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты. М., 2004. С. 234.

[65] Севрюков А.П . Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты. М., 2004. С. 235.

[66] Севрюков А.П . Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты. М., 2004. С. 234.

[67] См.: Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международ­ными уголовными преступлениями. М., 1993. С. 14.

[68] См.: Воробьёв И.А., Князев В.В., Смирнов В.А. Борьба с преступными посягательствами на культурные ценности. В сб.: Полиция и борьба с пре­ступностью за рубежом. Вып. 2. М., 1994. С. 66.

[69] См.: Горбачёв В.Г., Гуров А.И. Борьба с преступными посягательствами на культурные ценности в зарубежных странах. М., 1992. С. 16.

[70] См.: Горбачёв В.Г, Гуров А.И . Борьба с преступными посягательствами на культурные ценности в зарубежных странах. М., 1992. С. 23.

[71] См.: Мачнев В.М . Обзор практики расследования посягательств на исторические и культурные ценности // Информационный бюллетень Следственного Комитета МВД РФ. 1993. № 4 (77). С. 43-48.

[72] См.: Милиционеры будут учиться в антикварных магазинах // Москов­ский комсомолец. 1996. 23 января.

[73] См.: Приданов С.А., Щерба С.П . Преступления, посягающие на культурные ценности России: квалификация и расследование. М., 2002. С. 292.

[74] См.: ГИЦ МВД России. Зарубежный опыт. Обзорная информация. Вып. №2. М., 1994. С. 7-8.

[75] См.: Приданов С.А., Щерба С.П. Преступления, посягающие на культурные ценности России: квалификация и расследование. М., 2002. С. 294.

[76] См.: Борьба с преступностью за рубежом. ВИНИТИ. 1992. № 1. С. 37-39.

[77] См.: Баллестрации М . Борьба с торговлей крадеными произведениямиискусства во Франции // Мизеит. 1994. №1(1 79). С. 65.

[78] См.: Ефремов А. Антиквариат // Президентский контроль. Информаци­онный бюллетень. 1996. № 6. С. 57.

[79] Щерба С.П. Квалификация преступлений, посягающих на предметы или документы, «имеющие особую ценность»// Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступностью в сфере экономики. М., 2000. С. 77.

[80] См. подробнее: Маркин Ю. Защитит ли Уголовный закон наши исторические и культурные ценности?// Сов. юстиция. 1989. № 20. С. 5–6; Сырых В., Яни С. Строже использовать законодательство об охране памятников// Соц. законность. 1987. № 12. С. 17–18.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:10:22 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:38:41 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Хищение особо ценных предметов и документов

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151077)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru