Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Функции института государства

Название: Функции института государства
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 12:33:01 14 июля 2010 Похожие работы
Просмотров: 554 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Оглавление

Введение

Раздел 1. Историческое становление института государства

1.1 Понятие и функции института государства

1.2 Модели государства

Раздел 2. Перспективы развития института государства

2.1 Современное состояние и новые модели государства

2.2 Прогнозы будущего России

Заключение

Список источников и литературы


Введение

Изучение истории формирования государства и права, закономерностей их развития и противоборства актуально уже по той причине, что ряд проблем, относящихся к государству, политике и праву, неоднократно обсуждался, был предметом острейших дискуссий в предшествующие эпохи, в результате чего сложились системы доводов в пользу того или иного решения этих проблем. Таковы проблемы прав человека, соотношения личности и государства, государства права, демократии и технократии, мира и войны, теории права и др.

Учения о государстве и праве изложены в произведениях политически мыслителей, философов, государственных деятелей, публицистов. Каждая доктрина в различной степени абстрактности отражает современные государство, право, политическую жизнь и уже в силу этого затрагивает интересы или иных классов или социальных групп. Именно эта связь с общественно-политических интересами дает известность самой доктрине, делает ее социально значимой, а тек самым выводит за пределы сугубо личных познавательных интересов.

Экономическое и политическое могущество господствующей социальной группы, его решающее влияние на психологию и идеологию общества, возможность пропагандировать свои идеи и подавлять пропаганду идей противостоящих социальных групп обусловливают преобладание в обыденном сознании идей, совпадающих с официальной, государственной политико-правовой идеологией; чувств и настроений послушания, подчинения существующему государству и действующему праву.

Вышеизложенное позволяет сформулировать цель данной работы.

Цель: определить исходя из выявленных закономерностей в формировании института государства перспективы его в ближайшем будущем.

Задачи:

· проанализировать с исторической точки зрения стадии формирования института государства;

· оценить на основе теоретических данных состояние государства на современном этапе;

· на основе проведенного анализа предположить возможные пути и перспективы в развитии института государства.

Объект исследования - государство РФ

Предмет исследования - закономерности становления и развития института государства РФ.

Что касается гипотезы, то она связана с эффективностью функционирования института в настоящее время, то есть говорит о том, что институт государства является в настоящий момент наиболее значимым социальным институтом в структуре общества. Так же возможны гипотезы типа: потеря государством легитимности ввиду его неспособности взять на себя обязательство по поддержке правопорядка, защите и обеспечению граждан социальными благами

Геополитическое направление исследований развивается благодаря трудам Ф.Ратцеля, Р.Челлена, А.Мэхэна, Х.Маккиндер, К.Хаусхофера, К.Шмитта, Н.Спикмена, Д.Майнинга, С.Коэна, Й.Галтунга, Ж.Аттали, З.Бжезинского, С.Хантингтона, К.Н.Леонтьева, В.И.Ламанского, Н.С.Трубецкого, Л.Н.Гумилева, К.С.Гаджиева, В.Багдасаряна, С.Кара-Мурзы, А.Дугина, А.Панарина и других ученых. Различные аспекты социально-культурного и геополитического прогнозирования будущего присутствуют также в трудах И.В. Бестужев-Лады, А.А.Зиновьева, В.Л.Иноземцева, М.С. Кагана и других наших современников.

Значительную группу глобальных прогнозов будущего составляют сегодня разработки западных правительственных (Центральное разведывательное Агентство США, Национальный разведывательный совет США (National Intelligence Council, NIC), Северо-атлантический альянс (NАТО)) и неправительственных организаций (Организация Объединенных Наций, «Stratfor», «Берлинский центр исследований будущего» (Berlin Center for Future Research) и др.), а также исследования некоторых американских и институтов и университетов (Стэнфордский исследовательский институт, Гарвардский университет, Принстонский университет и другие).


Раздел 1.Историческое становление института государства

1.1 Понятие и функции института государства

Государство – политическая форма организации общества, основанная на публичной власти, централизованном управлении обществом и монополии на применение силы принуждения.

Сущность государства. Государство как особая форма политической организации (т.е. отношений власти, централизованного управления) является объектом изучения, прежде всего, политологов и экономистов. Политологи рассматривают государство как главный центр политической власти, экономисты – как один из центров экономической власти.

С политологической точки зрения государство есть организованная часть общества, имеющая систему органов и учреждений власти, правовых норм и экономических связей, а также суверенную территорию. Наличие территориального аспекта при характеристике государства ведет к тому, что термин «государство» часто смешивают с термином «страна». Более правильным, однако, понимать государство как набор институтов (правил), регулирующих поведение индивида в обществе, и одновременно организацию, которая построена по принципу иерархии и следит за выполнением самых общих правил.

С экономической точки зрения государство есть особый субъект хозяйственной жизни, которому индивиды передают часть своих прав в некоторых сферах (контроль за защитой прав собственности, создание каналов обмена информацией и т.д.). Во всех этих сферах государство получает право легитимно (т.е. на основании законов, формулируемых обществом) осуществлять принуждение к исполнению общепринятых правил, в общем виде закрепленном в конституции (основном законе страны). Таким образом, по мнению экономистов, государство – это, прежде всего, верховный защитник прав собственности. Помимо контроля за выполнением правил другими экономическими субъектами (домохозяйствами и фирмами), государство может и само заниматься производством и распределением хозяйственных благ.

По поводу взаимоотношений власти и общества с 19 в. среди обществоведов существуют два основных подхода к объяснению того, что такое государство. Представители одного направления видят в государстве прежде всего инструмент насилия одной части общества над другой. Их оппоненты подчеркивают, напротив, роль государства как полезного для всех членов общества центра управления.

Первая точка зрения популярна среди леворадикальных ученых. Так, согласно определению В.И.Ленина, «государство есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы». [14, стр.47]

Вторая точка зрения восходит к классическому определению Макса Вебера, согласно которому государство представляет собой систему отношений господства/подчинения, опирающихся на легитимное насилие.

Сторонники этой позиции объясняют, зачем в принципе нужно государство, следующим образом. Если бы все люди были ангелами и обладали бы абсолютно равными точками зрения по одному и тому же вопросу (схожими предпочтениями), то в этом случае государство в нынешнем виде было бы лишним. Однако стремление разных людей к личной выгоде задевает интересы других людей, и конфликт не всегда разрешается в условиях переговоров сторон. В этой ситуации для избежания конфликтов нужна третья сила, которая может решить проблему на основании определенных правил. Иначе возникает «война одного против всех», о которой говорил еще в 17 в. английский философ Томас Гоббс. Другой аспект потребности в законном насилии связан со сложностью согласования вопросов даже в условиях доброй воли каждой из сторон. Поэтому вместо долгого поиска устраивающего всех компромисса часто выгоднее, чтобы некая внешняя сила, государство, быстро приняло решение, пусть даже оно и будет устраивать не всех.

Неразрывность государства и насилия ведет к тому, что люди вынуждены искать «золотую середину» между анархией без государства и его абсолютной властью.

Одна из крайних форм организации человеческого общества – это общество без государства, анархия. В условиях анархии не существует институтов, ограничивающих деятельность людей, и каждый поступает в соответствии со своими соображениями, не считаясь с мнением других. Но такая ситуация, опасна тем, что насилие государства будет заменено «кулачным правом» – еще худшим насилием.

Другая крайность – это абсолютная власть государства, ситуация тотального контроля с его стороны над всеми сторонами жизни индивида. В этом случае во главе общества стоит представленное группой людей или одним человеком правительство, которое обладает как всей полнотой власти, так и всей полнотой информации. Такой подход заложен Томасом Гоббсом в трактате Левиафан, где описан всезнающий диктатор, мудро правящий страной в интересах своих подданных. Гоббс полагал, что существует единственная возможность преодолеть анархический хаос: заключить конституционный договор (общественный договор), в соответствии с которым индивид добровольно отдает свою свободу под власть абсолютного властелина – «чудовища» Левиафана. [1, стр.54]

Очевидно, что в реальности границы вмешательства государства в дела граждан находятся в промежутке между крайностями анархии и государства-Левиафана.

Происхождение и эволюция государства. Социальная иерархия, связанная с разной степенью обладания властными полномочиями, возникла, вероятнее всего, одновременно с появлением человека и общества. Однако государство как форма политической власти появилось лишь несколько тысячелетий тому назад.

Образование государства органически связано с развитием собственнических отношений, поскольку оба этих процесса имеют общие предпосылки. Только после неолитической революции появилась возможность накапливать часть общественного продукта, необходимую для содержания профессиональных руководителей-администраторов и их помощников. Одновременно с этим обостряется необходимость защищать права собственности на ограниченные ресурсы, чем может эффективно заниматься только некая сила, стоящая над отдельными домохозяйствами и племенами. Антропологи выделяют вождество (чифдом) как промежуточный этап между относительно эгалитарным первобытным обществом и ранними государствами. Примером подобного протогосударства может быть созданная в Южной Африке начала 19 в. «империя» Чаки Зулу. [1, стр.56]

Первые известные историкам государства возникли в 4–3-м тыс. до н.э. в Древней Месопотамии, Древнем Египте и Древнем Китае. Особенности развития хозяйственной жизни в этих регионах (необходимость строительства и поддержания ирригационных сооружений, проведения иных общественных работ) привели к быстрому росту организационной функции аппарата управления и обусловили высокую экономическую специализацию восточного государства. К.Маркс писал по этому поводу, что на Востоке государство имело три «ведомства» – военное, финансовое и общественных работ. Речь идет о трех основных видах деятельности типичных для древнего и средневекового Востока деспотических монархий – ведении оборонительных и наступательных войн, сборе налогов, организации общественных работ. Именно тогда появляются основные атрибуты любого государства: постоянная армия, необходимая для защиты прав собственности, и система сбора налогов (трудом или продуктами труда) с подданных. [15, стр.72]

Деспотизм восточного типа отличался от античных государств Древней Греции и Древнего Рима. В античных государствах существовали различные формы правления – не только монархия (Римская империя), но и аристократические (Спарта) и демократические (Афины) республики. Именно в Древней Греции философом Платоном впервые была предложена модель идеального государства – аристократического коммунизма. Платон и Аристотель положили начало и анализу реальных государственных систем, сравнивая разные формы правления в различных странах. Поскольку в античных обществах не требовалось проводить общественные работы, то государство здесь концентрировалось на выполнении чисто политических функций (включая организацию обороны и ведение войн), а также на защите прав собственности. Именно эти функции стали главными для всех западных государств вплоть до 20 в.

Падение Римской империи в 5 в. привело к образованию в Западной Европе множества феодальных монархических государств. Для начального периода их становления была характерна ситуация феодальной раздробленности: королевская власть была слаба, многочисленные полусамостоятельные феодалы вели войны друг с другом. В процессе централизации государственной власти в 12–13 вв. стала складываться сословно-представительная монархия, в которой каждое из трех сословий выражало свои интересы через органы сословного представительства (генеральные штаты во Франции, парламент в Англии и т.п.). Исторически последней формой феодального государства была абсолютная монархия, развившаяся в период 15–17 вв. в результате завершения образования централизованных государств. В эпоху феодализма существовали и города-государства с республиканской формой правления (Венеция, Генуя, Флоренция, ганзейские города в Северной Европе, Новгород в России и др.), где власть в городах-государствах принадлежала богатым горожанам (городским патрициям).

Буржуазное государство возникло в результате буржуазных революций 17–19 вв. – конституционные монархии в Англии и Голландии, демократические республики во Франции и Италии. Именно тогда стали закладываться основы современных демократических государств, основанных на приоритете интересов личности над интересами общества, на осознании того, что государство должно служить людям, а не наоборот. Этому во многом служили произведения таких ученых, как Т.Гоббс, Д.Дидро, К.А.Гельвеций, Ж.Ж.Руссо, А.Смит, Дж. Локк, сформулировавших понятия контрактного государства как антитезы эксплуататорскому государству. Многие теоретические идеи европейских мыслителей нашли практическое отражение в конституционных основах США.

Вплоть до середины 19 в. считалось, что правом участвовать в государственной деятельности обладают только взрослые и состоятельные мужчины. Расширение представлений о демократической государственности привело к постепенной ликвидации имущественного ценза, дискриминации по полу, возрасту, национальности и т.д. К концу 20 в. во всех развитых странах государство стало формально считаться общенародным, то есть действующим в интересах народа, под контролем народа и с участием народа. Фактически же параллельно с расширением принципов демократии происходило развитие систем лоббирования интересов элитных групп и манипулирования поведением избирателей через СМИ. Поэтому право участвовать в деятельности государства далеко не всегда можно фактически реализовать. Это вызывает серьезные опасения, поскольку с середины 19 в. роль государства в жизни общества заметно возросла – оно стало активным и постоянным участником экономической жизни общества.

Впрочем, в самом конце 20 в., под влиянием глобализации у национальных государств появились соперники в осуществлении централизованного руководства. Крупные транснациональные корпорации и надгосударственные организации (ООН, Европарламент, Международный валютный фонд и др.) играют все более важную роль в регулировании политических и экономических процессов. Есть мнение, что в 21 в. национальное государство как форма политической власти будет постепенно «растворяться», передавая свои функции местному самоуправлению и «мировому правительству». Тем самым сбудется прогноз основоположников марксизма об отмирании государства.[4, стр.28]

Функции государства. Вопрос о функциях государства (т.е. о том, какая же деятельность является для него основной) является одним из главных. Чисто политические функции государства – прежде всего, представительство интересов основных социальных групп, защита национального суверенитета – не вызывают сомнений. Главной проблемой является вопрос об экономических функциях государства: должно ли оно только лишь создавать общие «правила игры» и следить за их соблюдением (государство как «спортивный судья»), или же оно само обязано участвовать в хозяйственной жизни (государство как «играющий тренер»)?

В эпоху рождения капитализма главным считалось ограничить вмешательство государства в жизнь людей. Так, в 18 в. один из отцов-основателей экономической науки Адам Смит выделил следующие статьи расходов государства:

· расходы на поддержание внутреннего и внешнего мира (оборона и обеспечение правопорядка);

· расходы на осуществление государственного управления (верховной власти, чиновников и т.д.) и внешних связей;

· расходы на судопроизводство;

· расходы на образование, как начальное, так и высшее в соответствии с определенной потребностью общества, а также на переобучение.

Вместе с тем Смит отрицательно относился к непосредственному вмешательству государства в экономику (например, в ценообразование). По Смиту, «чтобы поднять государство с самой низкой ступени варварства до высшей степени благосостояния, нужны лишь мир, легкие налоги и терпимость в управлении. Все остальное сделает естественный ход вещей».

Такой минималистский подход к функциям государства, отводивший ему роль «ночного сторожа», был свойственен классическому либеральному подходу. Однако в 20 в. этот подход, преобладавший в 19 в., стал подвергаться сильной критике. [11, стр.79]

Современные либералы указывают, что есть ряд важных для нормальной жизни общества задач, которые нельзя эффективно решить в рамках частных взаимоотношений индивидов. Поскольку рынок не способен решить данные задачи, то эти «провалы рынка» (market failure – термин, впервые введенный в начале 20 в. английским экономистом Артуром Пигу) должны компенсироваться деятельностью государства.

Уже с конца 19 в. государства развитых стран начали все более и более активно участвовать в экономической жизни (Джон Хикс назвал это «административной революцией»), пока в 1930–1950-е не сложились системы государственного регулирования, специфичные для разных национальных моделей экономики.

Исходя из перечня недостатков рынка, в современном рыночном хозяйстве выделяют четыре основные функции государства.

1. Обеспечение правовой базы, способствующей эффективному функционированию рыночного хозяйства. Тем самым государство предоставляет агентам рынка общественные блага (особенно важны оборона и безопасность), регулирует побочные эффекты (например, предотвращает загрязнение окружающей среды), предоставляет потребителям и производителям информацию о рамочных условиях хозяйственной деятельности.

2. Стимулирование экономического роста путем сбалансированного и стабильного развития различных секторов экономики (структурная политика), а также за счет общедоступного информационного обеспечения. Решая эту задачу, государство разрабатывает программы долгосрочного развития экономики, сглаживает негативные последствия экономических циклов, проводит активную макроэкономическую политику, модернизирует производство, бесплатно предоставляет экономическим субъектам многие виды ценной информации.

3. Защита конкуренции – защита в той мере, в какой она способствует экономической эффективности. Государственные службы вырабатывают «правила игры» в бизнесе (например, меры антимонопольного регулирования), следят за их выполнением и наказывают за их нарушение.

4. Социальная политика, которая заключается в целенаправленном перераспределении государством доходов и богатства для обеспечения социальной справедливости. Это направление деятельности государства наиболее дискуссионно, поскольку программы борьбы с бедностью неизбежно понижают стремление людей самостоятельно заботиться о себе. В 1960-х США провозгласили курс на построение «государства всеобщего благосостояния» (welfare state), выделяя огромные деньги на помощь бездомным, на решение проблем безработицы и т.п. Курс на развитие «социального государства» приняли и многие страны Западной Европы. Экономическая неэффективность государственных социальных программ, снижение стимулов к труду определили сокращение этих программ в дальнейшем. Однако и в наши дни социальная ответственность перед теми, кто не может самостоятельно обеспечить себя средствами существования, является одной из важнейших черт современного государства. Обществоведы выделяют ряд моделей «государств благосостояния» – англо-саксонскую (США, Великобритания), рейнскую (Германия, Австрия), скандинавскую (Швеция, Норвегия) и др. Эти модели различаются, прежде всего, объемом и формами перераспределительной деятельности государства. [13, стр. 340]

Усиление роли государства в экономической жизни общества находит свое отражение, в частности, в росте доли государственных расходов в валовом внутреннем продукте ведущих стран.

Либеральным критикам чрезмерного государственного регулирования удалось все же добиться того, что наряду с «провалами рынка» признают и «провалы государства» (failure government). Это означает, что деятельности государства внутренне присущи и недостатки – решая одни проблемы, государственное регулирование порождает новые, иногда еще более тяжелые.

Обычно выделяют два «провала государства».

1) Потеря части ресурсов. Государство, исполняя функции, делегированные обществом, недостаточно эффективно использует ресурсы, аккумулированные через систему налогообложения. Это связано с потерями из-за неэффективности работы государственного аппарата и его бюрократизации и коррумпированности. Отсутствие четких критериев эффективности деятельности госорганов ведет к тому, что в качестве таких критериев выступают разработанные самими же чиновниками стандарты, количественные показатели, ведущие к росту бюджетных расходов.

2) Использование собранных ресурсов в интересах не большинства, а меньшинства граждан. Деятельность групп давления (лоббизм) ведет к тому, что многие правительственные решения принимаются ради защиты интересов не рядовых граждан, а немногочисленных представителей верхушки общества (обычно, крупного бизнеса). При этом контроль за государственными органами бывает ограничен, а обладающие ценной информацией чиновники могут быть не заинтересованы в ее обнародовании. [13, стр. 345]

Итак, хотя государственное регулирование составляет необходимый элемент современного рыночного хозяйства, оно отнюдь не является панацеей. Есть сферы экономики, где рынок в принципе малоэффективен (например, организация защиты прав собственности), но есть и сферы, которым вмешательство государства принципиально противопоказано (скажем, сфера бытовых услуг). Общее требование к государственному регулированию в современном рыночном хозяйстве обычно формулируется следующим образом: государство должно способствовать улучшению работы рыночного механизма, но не подменять его.

Типология государств. Есть много критериев, по которым можно типологизировать государства, существовавшие ранее и существующие в наши дни. Наиболее важный из них – это принципы взаимодействия между государством и индивидом. [13, стр.346]

В зависимости от того, что лежит в основе взаимоотношений между индивидом и обществом, добрая воля или насилие, различаются контрактное государство и эксплуататорское (рентоискательское) государство.

Обществоведы отмечают «парадокс подчиненности». Гражданин, с одной стороны, участвует в управлении государством (прежде всего через систему выборов). С другой стороны, он должен сам подчиняться тем правилам, которые далеко не всегда его устраивают, поскольку он либо не участвовал в их принятии, либо его мнение не было учтено. В результате возникают две опасности:

1) обмана со стороны государства – оно может выйти за пределы полномочий, установленных общественным договором (конституцией), и, пользуясь монополией на применение насилия, опираясь на соответствующий аппарат, решать проблемы власть имущих, игнорируя потребности граждан;

2) обмана со стороны индивида – неисполнении законов и / или уклонения от финансирования деятельности государства путем неуплаты налогов. [13, стр.347]

В контрактном государстве эти потенциальные опасности сдерживаются. Когда же эти тенденции получают развитие, то перед нами – эксплуататорское государство.

Контрактное государство использует свое право на насилие лишь в пределах делегированных ему гражданами правомочий и в их интересах. Граждане при этом рассматривают уплату налогов не как повинность, а как обязанность.

Контрактное государство возникает при следующих трех предпосылках:

1) наличие конституции, задающей рамки деятельности государства, где четко оговариваются права и обязанности индивида и государства;

2) существование механизма участия граждан в деятельности государства, благодаря которому обеспечивается соблюдение и совершенствование норм конституции;

3) наличие механизмов контроля и сдерживания со стороны институтов гражданского общества (независимых профсоюзов, прессы, политических партий, органов местного самоуправления и т.п.) и альтернативных государственному механизмов разрешения конфликтов и гарантов исполнения обязательств (международные судебные и иные органы, оппозиционные партии и т.д.).

При соблюдении эти предпосылок часто говорят о существовании правового государства (это понятие синонимично понятию «контрактное государство»). В современном мире оно предполагает безусловное подчинение государства следующим принципам:

– народный суверенитет;

– нерушимость прав и свобод человека со стороны государства;

– связанность государства конституционным строем;

– верховенство конституции по отношению ко всем другим законам;

– разделение властей;

– независимость суда;

– свобода слова, совести, печати, собраний, митингов, шествий;

– приоритет норм международного права над нормами национального права.

В отличие от контрактного, у эксплуататорского государства обычно отсутствуют такие сдерживающие факторы. Эксплуататорское государство использует монополию на насилие для максимизации благосостояния (доходов и власти – все это часто объединяют понятием «политическая рента») правящей группы, действуя зачастую в ущерб интересам всего общества в целом. Однако даже в рамках эксплуататорского государства стабильность, предсказуемость и системность налогов являются обязательным условием существования – тогда граждане / подданные могут смириться с этим. Государство в этом случае похоже на «оседлого бандита», который не только на основе «права силы» взимает поборы на своей территории, но и защищает граждан, живущих на его территории, от набегов кочевников, от нападений других государств и т.д.

Крайним типом эксплуататорского государства считается тоталитарное государство – система насильственного политического господства, для которой характерно полное подчинение общества (экономической, социальной, идеологической, духовной и даже бытовой жизни) власти господствующей элиты, организованной в целостный военно-бюрократический аппарат, возглавляемый лидером или лидирующей группой (партией). Наиболее известные тоталитарные государства – фашистская Германия и СССР сталинских времен. [13, стр.348]

Эксплуататорский тип государства был типичен для доиндустриальных обществ, в эпоху нового времени нормой для развитых стран становится контрактное государство. Впрочем, наряду с перерастанием эксплуататорского государства в контрактное возможен и обратный процесс (как, например, формирование в 1920–1930-е фашистских государств в Италии и Германии).

По форме правления выделяют два основных типа государств – республику (парламентская или президентская) и монархию (абсолютная или конституционная). В современную эпоху наиболее распространены республиканские формы правления. Сохраняющиеся конституционные монархии (Великобритания, Нидерланды, Норвегия, Испания, Япония, Непал и др.) чаще всего де-факто не отличаются от республик, поскольку монархи выполняют чисто представительские функции, почти не участвуя в политической жизни.

По характеру внутренних связей и форме государственного устройства выделяют два основных типа государственных структур – унитарное и федеративное государство.

Унитарное государство – это такая форма государственного устройства, при котором территория государства подразделяется на унифицированные административно-территориальные единицы (области, округа, районы, департаменты и т.п.). В унитарном государстве, в отличие от федерации, имеется одна конституция, один высший представительный орган государственной власти, одно правительство и т.д. Это создает организационно-правовые предпосылки для сильного влияния центральной власти на всей территории страны. Примеры унитарных государств – царская Россия, Бельгия, Голландия, Япония, Бразилия и др.

Отличия федеративного государства от унитарного заключается в наличии самостоятельных административно-территориальных единиц, как правило, обладающих собственным бюджетом, собственной системой законодательной и исполнительной власти и строящих отношения с федеральным центром на основе разграничения полномочий и ответственности. Федеративная структура государства складывается обычно в тех странах, где разные регионы сильно отличаются друг от друга по культурным традициям и уровню экономического развития. Россия является федеративным государством. Такое же устройство имеют США, Канада, Германия, Индия, Мексика. Крайней разновидностью федеративного государства является конфедерация, предполагающая еще более высокую самостоятельность регионов. Наиболее известная – Швейцария.

В зависимости от того, какова степень влияния церкви, выделяют светское и клерикальное государства. Светское государство предполагает отделение церкви от государства, разграничение сфер их деятельности. Клерикальное предполагает активное вмешательство церкви в «мирские дела», осуществление судебной деятельности. В настоящее время клерикальное государство существует в ряде мусульманских стран (Иран, Саудовская Аравия), где законы шариата господствуют над светскими законами. Но и в некоторых странах европейской культуры обычаи во многом подчинены церковным распорядкам. Например, в США принято приносить присягу на Библии, а в Израиле не-иудеям де-факто закрыт доступ к государственной службе. [13, стр.352]

Наряду с «чистыми» типами государств часто встречаются промежуточные, сочетающие черты разных типов. Идеальным образцом в современном мире считается контрактное государство, являющееся республиканским, федеративным и светским. Однако вряд ли хотя бы одно из почти 200 существующих в наши дни государств в полной степени соответствует этому идеалу.

1.2 Модели государства

Проблематика института государства изначально относится к разделу политических наук, вот уже много поколений ученые-экономисты пытаются разобраться в вопросе о месте, роли и функциях государства с точки зрения развития общества и экономики. Учитывая неоднозначность отношения общества к органам власти, среди людей часто возникают критические мнения, схожие с изречением, приписываемым одному из президентов США дж. Адамсу: «Счастье общества есть конец правительства». [13, стр.16]

Модель доброго диктатора, или Экономика Робин Гуда простейшая теоретическая модель правительства, известная как «модель доброго диктатора», представлена практически во всех стандартных учебниках микроэкономики. «Добрый», потому что его единственной целью является максимизация общественного благосостояния, «диктатор», потому что для достижения этой цели он использует любые, в том числе и диктаторские, методы перераспределения богатства. Модели подобного сорта носят название нормативных (чисто теоретических), поскольку отвечают на вопрос «как должно быть?»

Другой тип моделей пытается выстроить какие-то закономерности на базе тех или иных эмпирических данных (как правило, отрывочных, неточных и неполных), то есть описывают явление «как есть». Этот тип моделей относится к так называемым позитивным моделям.

Нормативные модели играют роль несколько очищенных от второстепенных деталей (естественно, на взгляд и вкус исследователя) идеализированных теоретических конструкций, охватывающих главные черты изучаемого экономического явления или процесса. Соответственно, подобная абстрактная модель служит нулевой точкой отсчета при анализе реального экономического явления («бенчмарком»), тем более что в отличие от естественных наук в экономической науке понятия «воспроизводимый эксперимент» не существует. Попутно приведем в обоснование Спинозу, который писал, что «…понятие собаки не лает, но, тем не менее, оно полезно для понимания реальной жизни, где собаки лают и даже кусаются, если мы понимаем, как этим понятием пользоваться…»[3, стр.25].

Исходными положениями модели «доброго диктатора»[11, стр.44] являются:

• Общественное благосостояние есть простая сумма полезностей потребления каждого члена общества. На формальном языке это означает, что функция общественного благосостояния Бергсона–Самуэльсона является аддитивной функцией полезности членов общества.

• Убывающая предельная полезность по доходу означает, что полезность каждого следующего дополнительного тенге сверх имеющейся на текущий момент суммы дохода уменьшается в относительном выражении. Скажем так, если вы получили дополнительный доход в 1 тенге сверх суммы 100 тенге, то вы счастливы больше, чем в случае, когда дополнительный доход составит тот же 1 тенге, но сверх суммы в 1000 тенге.

• Наконец, индивидуальные полезности одинаковы по доходу – т.е., если вы имеете одинаковые доходы, то вы одинаково счастливы. Любопытно, что при таких вполне разумных предположениях (с точки зрения интересов общества и общественного благосостояния) мы получаем поразительный результат, что общественное благосостояние максимально при условии полного равенства распределения доходов в обществе – нормативное обоснование полной «социалистической» уравниловки в обществе[5, стр.112].

Рассмотрим простейший пример рыночной экономики, состоящей всего их двух агентов – продавца и покупателя. Они осуществляют сделку купли-продажи между собой. Исходя из житейской логики (а наиболее разумна в экономике всегда логика здравого смысла), их поведение при этом будет следующим – «продать дороже, купить дешевле». На неформальном языке это можно выразить так, что каждый попытается «надуть» другого. Вопрос – как обеспечить справедливость обмена? Ответ – нужен третий (естественно, независимый), который защищает права обоих 6, обеспечивая тем самым справедливость и эффективность рыночной сделки. Таковым третьим и принято считать в нормативной теории правительство. В стандартном неоклассическом подходе предполагается, что правительство необходимо для исправления так называемых «провалов рынка» (например, того, который присутствует в рассмотренной выше сделке купли-продажи).

Теперь можно сформулировать, что власть – это способность некоторых участников рынка делать больше, чем просто откликаться и реагировать на некие обезличенные цены [7, стр.13]. Права же собственности уже сами по себе являются некоей формой власти, поскольку определяют, кто, что и кому должен делать, каким образом, когда, как и при каких условиях. На рынке происходит обмен социально определенными и защищенными правами, которые предоставлены властью. Отсюда процессы определения прав собственности должны быть завершены до начала рыночных взаимодействий. Таким образом, будем считать, что на данном уровне рассмотрения необходимость существования института государства в экономике становится понятной.

Что есть государство? Согласно Д. Норту [8, стр.26] государство – это организация, обладающая сравнительными преимуществами в осуществлении насилия, распространяющимися на географический район, чьи границы определены его способностью облагать налогом подданных. В силу осуществления государством (правительством) различных действий и функций (принудительных, регулирующих, оказывающих услуги) мы можем, таким образом, определить государство как систему институтов власти и управления, поддерживающих стабильность общества и участвующих в осуществлении институциональных преобразований.

Еще одной особенностью, характеризующей наличие государства как экономического института, обладающего значительной властью, является так называемое рентоориентированное поведение различных экономических агентов. Их усилия, направленные на получение исключительных преимуществ с помощью государства, называются поиском ренты [8, стр.28]. Теория поиска ренты разработана Р. Толлисоном, Дж. Бьюкененом, Г. Таллоком и др.[10, стр.64] Таким образом, имеем перераспределение, когда одни экономические субъекты выигрывают за счет других с помощью государства (например, получение привилегированного положения на рынке, эксклюзивные импортные квоты и т.п.). Ясно, что в этом случае ресурсы расходуются на цели, связанные с обеспечением перераспределения (финансирование политических партий, лоббирование, взятки), и не носят производительного характера. Соответственно, такие затраты не приносят социальных выгод и являются чистыми потерями с точки зрения общественного благосостояния.

Итак, необходимость правительства связана с необходимостью исправления «провалов рынка» (неэффективность «невидимой руки» рынка), однако не всегда «видимая рука» правительства будет лучше справляться с этой проблемой, так как собственно исправления направлены на нерыночные «продукты». Отсюда и возникает потребность в изучении нормативных моделей государства, позволяющих смоделировать те или иные аспекты, связанные с природой и «провалами государства». Существует два основных подхода, анализирующих природу государства – так называемые контрактная и эксплуататорская теории [12, стр.124].

Контрактная теория рассматривает экономическую систему как экономику обмена, в рамках которой государство играет роль агента, максимизирующего общественное благосостояние путем установления относительных цен. Следовательно, его функционирование связано с формированием эффективных прав собственности, способствованием экономическому росту и эффективным распределением ресурсов экономики.

Эксплуататорская теория рассматривает государство как совокупность агентов, образующих некую группу (класс), которые имеют своей главной целью извлечение ренты из граждан и экономических агентов в свою пользу. Отсюда, права собственности формируются так, чтобы максимизировать получаемый доход вне зависимости от воздействия политики, проводимой государством, на общественное благосостояние общества.

Модель контрактного государства. Рассмотрим простую модель контрактного государства, базирующегося на контракте между правителем и гражданами со следующими отличительными чертами.

• Правитель ведет себя как собственник. Т.е. он продает или поставляет за вознаграждение защиту и правосудие, включая защиту прав собственности и контрактных прав. Вознаграждением являются собираемые налоги.

• Правитель обладает всей полнотой власти. Предполагается беспрекословное послушание ему всех подданных, в том числе право требования и получения произвольно устанавливаемых сборов со своих подданных. При этом правитель ведет себя как дискриминирующий монополист, разделяя группы подданных по уровню дохода с целью максимизации своего дохода.

• Ограничения со стороны подданных на правителя охватывают два типа издержек. Первые называются издержками выхода и представляют собой стоимость того, что подданный сменит гражданство, переберется в другую страну и устроится там. Второй тип называется издержками смены правителя и представляет собой стоимость того, что подданные сумеют сменить своего правителя.

Отсюда, уровень монопольной власти правителя определяется наличием внешних и внутренних политических заменителей для экономических агентов. В обмен на налоги (которые должны быть определены до начала какой-либо экономической деятельности), правитель предоставляет две основных услуги – писаные (конституцию) или неписаные правила игры и общественные блага.

Обеспечение правил игры направлено на достижение двух основных целей:

1) определение фундаментальных правил конкуренции и кооперации, которые закрепляют права собственности, максимизирующие монопольную ренту правителя;

2) снижение транзакционных издержек функционирования экономики для обеспечения роста выпуска и соответствующей максимизации налоговых поступлений.

Но между этими целями имеется противоречие – минимизация транзакционных издержек предполагает установление эффективных прав собственности, в то время как максимизация ренты правителя подразумевает правила, не согласующиеся с принципом эффективности.

Предоставление общественных, а также полуобщественных благ направлено на снижение транзакционных издержек (типа составления и спецификации контрактов, принуждения к их исполнению и т.п.).

В простейшем случае правитель имеет два ограничения. О первом, включающем в себя издержки выхода подданных и смены правителя, которое может быть названо уровнем внешней и внутренней политической конкуренции, мы уже говорили выше. Второе ограничение представляет собственные транзакционные издержки правителя и охватывает:

• агентские издержки – издержки мониторинга и контроля над бюрократами для обеспечения не разворовывания достояния правителя и надлежащей реализации его воли;

• информационные издержки – издержки сбора информации о производственной и социальной деятельности подданных для обеспечения максимизации ренты правителя (статистические, социологические, разведывательные, налоговые и другие службы);

• издержки измерения, связанные с многообразием видов производственной деятельности экономических агентов.

С учетом этих ограничений правитель вынужден не максимизировать свою ренту в абсолютном выражении, а идти на такой набор прав, который наиболее благоприятствует самым опасным (с точки зрения правителя) группам агентов – тем, которые имеют достаточно низкие значения издержек смены правителя и выхода подданных.

Для иллюстрации представим себе общество, состоящее из правителя, группы элит (созданных правителем или тех, в состав которых он входит) и основной массы (небогатого населения). Элиты обладают достаточной экономической и определенной политической мощью. В определенном смысле элиты можно рассматривать как своего рода группы специальных интересов, создающих так называемые «клубные блага» для членов, входящих в эти клубы (элиты). Ясно, что издержки координации в силу общности и спаянности интересов у этих элит невысокие в отличие от издержек координации основной массы населения. Правитель специфицирует права собственности таким образом, чтобы максимизировать свою ренту. В историческом плане таковым являлось предоставление права на определенный значимый ресурс – в рабовладельческом обществе, скажем, это было право на личность (человека), в других случаях это были права на землю, воду, а в новейшее время в качестве значимого ресурса часто выступает капитал. В случае капитала как ресурса, учитывая его мобильность в современном обществе, издержки выхода из «подданства» для элит могут быть сравнительно невысокими (выход может выступать в виде перетока капитала). Издержки смены правителя в ситуации растущей мощи элит также могут стать незначительными (а в случае конфликта интересов и вовсе привести к смене правителя). Ясно, что в этих условиях правитель не заинтересован в конфликтах с элитами и не будет особенно «напрягать» их из-за низких упомянутых издержек, обеспечивая им благоприятный правовой режим (типа легализации капитала и собственности) и «делясь» с ними частью своей ренты. Следовательно, основное бремя «рентных выплат» в подобных условиях ложится на основную небогатую массу населения, которое имеет достаточно высокие как координационные издержки (для защиты своих прав), так и значительные размеры издержек выхода из подданства и издержек смены правителя.

Аналогично обеспечение эффективных прав собственности, способствующее большему росту производства, но связанное с меньшими налоговыми поступлениями, побуждает правителя предпочесть, исходя из описанных ограничений, установление неэффективных прав собственности, что обусловлено высокими издержками мониторинга и сбора налогов. Отсюда, правителю часто выгоднее монопольное положение какого-либо «сильного клана» или группы кланов (элит), нежели обеспечение конкурентной экономической среды.

Что происходит в этой простой модели, когда правитель намерен максимизировать свою монопольную ренту при условиях экзогенной ставки налога и контроле только над занятостью в государственном секторе? Оказывается, что оптимальное для правителя значение занятых государственных чиновников будет всегда меньше того значения занятости в государственном секторе, при котором максимизируется объем выпуска. Таким образом, максимизация правителем своей ренты будет обуславливать недопроизводство «правопорядка» [13, стр.111].

Другим возможным эффектом в рамках данной модели (Финдли– Уилсона) является разрастание государственного аппарата вследствие «оппортунистического поведения» государственной бюрократии (в виде «произвола чиновников»), которое приводит к рассеиванию ренты правителя. Здесь при ставке налога, превышающей оптимальное значение (обусловленное «оппортунизмом» чиновников), даже равенство доходов и расходов правителя (полное рассеивание ренты правителя) не обеспечивает максимизации объема производства. В результате имеем перепроизводство «правопорядка».

Модель «оседлого бандита». В рамках эксплуататорской теории государства рассмотрим модель «оседлого бандита» Мак-Гира– Олсона [11, стр.17] Государство в этой модели представляется в виде «оседлого, или стационарного бандита», который предполагает обирать своих подданных достаточно длительный период (долгосрочно). Этим он отличается от «бандита-гастролера, или нестационарного бандита», целью которого является максимизация своей добычи в краткосрочном плане – соответственно, его не волнуют вопросы выживания ограбленных им граждан. Оседлый же бандит заинтересован как в том, чтобы его «подданные» имели хотя бы минимальные возможности поддерживать свое существование и заниматься производством, так, впрочем, и в том, чтобы у них сохранялись стимулы к развитию производства. Отсюда следует, что такой правитель-бандит должен «грабить» своих подданных только в той степени, чтобы оставшихся у них после «грабежа» средств хватало бы для жизнедеятельности и сохранения стимулов к ведению хозяйства. Помимо этого для обеспечения стабильности получения «доходов» со своих подданных «оседлый бандит» должен позаботиться о пресечении конкуренции на своей территории со стороны других стационарных и нестационарных бандитов. Дополнительно он должен препятствовать обиранию одних своих подданных другими. По сути, это означает, что данный правитель-бандит для обеспечения долгосрочной стабильности получения своих доходов вынужден гарантировать подданным определенную защиту прав собственности. Фактически «оседлый бандит» заключает с захваченным им обществом некий контракт, в котором он в обмен на «платежи» обеспечивает подданным защиту прав их собственности (нечто вроде «бандитского охранного агентства»). Как это выглядит? Это означает:

а) создание системы формальных правил спецификации прав собственности;

б) формирование системы информирования граждан об этих правилах;

в) создание структур, контролирующих выполнение этих правил, выявляющих и наказывающих нарушителей.

Таким образом, у «бандита-гастролера» и «оседлого бандита» различаются не только горизонты планирования (краткосрочный в первом случае и долгосрочный – во втором), но и существенно различны структуры доходов и расходов. Поскольку «бандит-гастролер» максимизирует свой краткосрочный доход, то он инвестирует свои средства прежде всего в технологии перераспределения (например, в военные или технологии запугивания). «Оседлый» же бандит в силу того, что ему необходимо поддерживать питающую его производственную базу, будет теперь инвестировать не только в перераспределительные технологии, но и в обеспечение определенного правового (с его точки зрения) порядка, «защищая» права собственности своих подданных. Аналогично у такого бандита-правителя меняется и структура расходов. Часть собранных налогов он вынужден тратить на поддержание порядка (пункты а, б, в, приведенные выше).

Простая формальная модель Мак-Гира–Олсона представляет координационные и мотивационные последствия существования государства, препятствующие достижению Парето-эффективного состояния экономики.

В данной модели потенциальный и фактический выпуск в экономике зависят от единственного фактора производства – «правопорядка». Решение об уровне затрат на «правопорядок» правитель принимает вне зависимости от «налоговой» ставки. Далее «оседлый бандит» решает оптимизационную задачу и определяет оптимальную ставку «налога», которая максимизирует его ренту. В результате получаем, что при росте издержек по налогу на единицу выпуск уменьшается ровно на единицу (в этом случае говорят, что предельные издержки по налогу и выпуску одинаковы и противоположны по знаку). Кроме того, предельный по затратам на «правопорядок» фактический выпуск обратно пропорционален ставке «налога». Последнее можно назвать коэффициентом альтернативного выбора между ставкой и «правопорядком».

Что будет происходить, если выбраны неоптимальные значения ставок «налога»? При отклонении ставки от оптимальной будет наблюдаться уменьшение собираемых правителем-бандитом «налогов» (общая величина дохода «оседлого бандита»). При увеличении ставки будут уменьшаться соответственно также рента «оседлого бандита», его затраты на «правопорядок» и величина располагаемого дохода «подданных». При уменьшении ставки будет наблюдаться некоторое повышение фактического выпуска и затрат на «правопорядок», но этот прирост превышает прирост общего дохода бандита, что приводит к падению его ренты. [13, стр. 204]

Общий вывод, который можно сделать из рассмотрения простой модели «оседлого бандита» Мак-Гира–Олсона, заключается в том, что «оседлый бандит» (несмотря на свою бандитскую сущность) в силу различных ограничений, решая задачу максимизации своей ренты, вынужден ограничивать себя как в фискальном смысле, так и предоставить своим подданным определенное и гарантированное количество «правопорядка» (существует как бы некая «невидимая рука», вынуждающая его это сделать).


Раздел 2. Перспективы развития института государства

2.1 Современное состояние и новые модели государства

Особенность исследования государства как важнейшего политического института современного общества заключается в рассмотрении данного института одновременно в двух основополагающих системах координат. С одной стороны, государство выступает в виде совокупности институциональных требований и норм, системы санкций, регламентирующих социальные отношения той или иной общности на определенной территории в конкретный исторический отрезок времени, определяющихся практической и рационально-оправданной полезностью этих правил человеческого общежития для стабильного функционирования социума в целом и его развития. С другой, взаимообусловленной стороны, государство является также и особым видом институционализированной политической организации граждан, основанной на этих культурных стандартах, нормативных правилах, структурирующей общество посредством установления и поддержания разделения и специализации труда членов данной общности и обеспечивающей в социуме определенный нормативный порядок (правовой режим). [6, стр.22]

Политологический анализ изменений политических институтов, под которыми понимается модификация их структур и функций, переход из одного состояния в другое и т.д. позволяет выделить три основные формы, характерные для государств с различным историческим, социально-экономическим, политико-правовым и культурным потенциалом: развитие, трансформация, модернизация. Для большинства стран Западной Европы и США наиболее характерно развитие политических институтов, т. е. необратимое, направленное и закономерное изменение, в результате которых увеличивается их способность к инновации и эффективному функционированию. В странах догоняющего развития, к которым относится и Россия, на первый план выдвигаются механизмы политической модернизации.

В результате «третьей волны» демократизации, обоснованной в работах С. Хантингтона, происходит значительное усиление роли институтов гражданского общества, как в рамках отдельных национальных государств, так и на уровне всей мировой системы. Эмпирически фиксируемые тенденции становления современного взаимосвязанного и взаимозависимого мира фиксируют формирование нового института мировой политики и экономики – глобального гражданского общества. В подобных условиях институт государства утрачивает суверенные черты организованного политического союза, обладающего монопольным правом на управление и использование насилия. Институт национального государства утрачивает функцию единоличного представления интересов собственного населения на международной арене.

В условиях усиления глобализации доминирующими и составляющими качественную характеристику современного государства как политического института, представляющего собой совокупность иерархически расположенных социальных позиций (статусов), выполняемых ролей, форм деятельности, отношений и связей, являются следующие функции: закрепление и воспроизводство сложившейся совокупности общественных отношений; их стандартизация и формализация, что способствует как сохранению собственной целостности института государства, так и стабильности развития социума в целом; трансляция, создание сети институтов, аккумулирующих и ретранслирующих социальный и политический опыт поколений; обеспечение коммуникативного взаимодействия различных политических общностей и отдельных индивидов во времени и пространстве.[17, стр.34]

На функционирование современного института российского государства существенное влияние оказывает фактор глобализации, понимаемый как взаимосвязанный и взаимообусловленный процесс интеграции разнонаправленных политико-правовых, экономических и социокультурных структур: государств, межправительственных и международных неправительственных организаций ТНК, институтов гражданского общества, и т. д. Изменяется функциональная направленность современного российского государства: оно продолжает выражать национальные интересы своих граждан наряду с институционализирующимися структурами глобального гражданского общества, но все еще остается единственным эффективным механизмом обеспечения системы национальной и международной безопасности общества, устойчивого его развития. [17, стр.40]

Развитие российского государства как политического института имеет амбивалентный характер. С одной стороны, это проявляется в непоследовательном проведении реформ по модернизации политической системы, правовом нигилизме политических структур и отдельных граждан, высокой зависимости от личностного фактора в политическом и социально-экономическом развитии общества. С другой, – активная поддержка органами государственной власти развития малого и среднего бизнеса, появление значительного слоя собственников (мелких, средних и крупных), имеющих гражданскую позицию, не учитывать которую государство не может.

Когда государство становится хищническим? Хищническое поведение связано с «недопредложением» общественных благ. Если политика, поддерживающая экономическое развитие (строительство инфраструктуры или поддержка торговли) и хорошие институты (охрана прав собственности или эффективная бюрократия) не согласованы с обеспечением политического статус-кво, то это дает стимул элитам быть хищническими, хотя они могут и доминироваться издержками такого хищничества. Если издержки высоки, то элиты могут поддерживать развитие и отвечать на угрозы своей власти другими способами. Анализ показывает, что хищническое поведение возникает в обществах, которые имеют следующие отличительные черты:

• высокие выгоды от обладания властью;

• хорошая оснащенность природными ресурсами;

• плохая оснащенность факторами, дополняющими общественные инвестиции (человеческий капитал);

• внутренне присущая нестабильность вследствие, скажем, нелигитимности власти или высокой политической мобилизации общества.

Одной из возможных идей является то, что равновесные экономические институты есть результат проявления политической власти де-юре и де-факто. Изменения политических институтов (например, переход от недемократического режима к демократии) изменяют распределение власти де-юре, но элиты могут усилить свои инвестиции во власть де-факто (лоббирование или парамилитаристские силы), чтобы частично или полностью возместить потерю власти де-юре. Равновесные изменения в политических институтах не влияют на равновесное распределение экономических институтов, приводя к частной форме устойчивости равновесных институтов. После расширения модели путем введения пределов проявления власти де-факто элитами в демократии или путем издержек изменения экономических институтов равновесие принимает форму Марковского процесса с переключением в зависимости от состояния. Наконец, когда изменение политических институтов по сравнению с экономическими более затруднено, модель приводит к так называемой «захваченной» демократии, посредством которой демократический режим может выжить, но будет выбирать экономические институты в пользу элит.[18, стр. 51]

Когда развитие приводит к росту неравенства в обществе, это может индуцировать политическую нестабильность и принудить к демократизации политические элиты. Демократизация приводит к институциональным изменениям, которые поддерживают перераспределение и уменьшают неравенство. Оказывается, что развитие может быть связано с двумя типами недемократических «путей»:

• «автократическая катастрофа» (бедствие, несчастье) с высокой степенью неравенства и низким уровнем производства;

• «Восточно-Азиатское чудо» с низким неравенством и высоким выпуском.

Такие пути возникают вследствие того, что неравенство не растет с развитием или же из-за низкой политической мобилизации.[3, стр.42]

При моделировании роста в диктаторствах, сталкивающихся в каждый период с вероятностью внутренней политической катастрофы, которая может уничтожить всякую способность режима к извлечению богатства, выявлено следующее. Размеры домашнего капитала определяют точку бифуркации, определяющую либо экономический рост, либо спад. С низким уровнем домашнего капитала диктатор расхищает ресурсы страны, и экономика в спаде. С высоким начальным уровнем домашнего капитала экономика, в конечном счете, растет быстрее, чем это необходимо в социальном оптимуме. Последний эффект и может объяснять успехи «азиатских тигров».

Что определяет взаимодействие и взаимоотношения автократических правителей и элит, в том числе и созданных правителями? Возможность предательства ближайшими советниками представляет опасность для всех автократов, поскольку более информированные советники способны более различать и заговорщиков, что делает их более опасными с точки зрения диктатора. Во избежание этой угрозы, особенно в случае слабости и уязвимости, диктаторы жертвуют компетентностью агентов, выбирая посредственных, но верных советников. [12, стр.35]

Одной из причин, по которым в демократиях можно найти более талантливых советников, является неспособность диктатора взять на себя обязательство по применению оптимального наказания (но это не казнь) для тех, кто безуспешно пытался отстранить его от власти. Более того, использование стимулирующих контрактов со стороны диктатора ограничено тем, что награды зависят от желания диктатора выполнять взятые обязательства, а наказания - от того, выжил ли диктатор.

Таким образом, в современных мировых условиях, - усиления интегративных тенденций в рамках единой мирохозяйственной системы, развития многообразия форм межнациональных форм экономического, политического, культурного сотрудничества, - государство как политический институт становится важнейшим и основополагающим организатором этих взаимоотношений. Поэтому в современных обстоятельствах особую актуальность приобретает проблема приспособления института государства к меняющимся внутренним, внешним и общемировым условиям. Такое «приспособление» института государства, как и любого другого политического института, как уже отмечалось ранее, имеет три основные формы - развитие, модернизация и трансформация.

2.2 Прогнозы будущего России

Анализ отечественных публикаций на предмет будущего России позволил выделить несколько «сюжетных линий», большая часть которых отличаются крайним пессимизмом. Так, А.Г. Дугин - сторонник концепции «евразийства», при существующих политических, экономических и социально-культурных условиях моделирует для России четыре варианта грядущей Гражданской войны: 1) национально-государственные силы против мондиалистского лобби; 2) РФ против одной (или нескольких) из республик ближнего зарубежья; 3) между представителями русского и нерусского этносов; 4) между региональными, либо административно-территориальными субъектами.

В.Э. Багдасарян в спектре футуристических проектов выделяет четыре сценария развития России: 1) растворение во всеедином человечестве, утверждение мондиалистской модели, космополитизация экономики и финансов; 2) цивилизационная регионализация России в рамках системы Нового мирового порядка, при котором страна делится по зонам контроля: США - Центр и Сибирь, Германия - Северо-запад, Турции - Юг и Поволжье, Японии - Дальний Восток; 3) коммунистическая реставрация (на это делает ставку С.Е. Кургинян, противопоставляя её варианту установления в стране фашистского этнократического режима, понимаемого им как форма господства криминалитета); 4) консервативная революция, которая, якобы, является единственным путем спасения и альтернативой системе Нового мирового порядка.

А.С. Панарин считает, что Россия, хотя и является «главной жертвой очередного геополитического передела мира», имеет все шансы противостоять либерализму. Ее судьба не фатальна, она связана с Востоком «в смысле восточного христианства».

Д. Тренин убежден, что в обозримом будущем вероятность распада России невелика, но развал страны - если это действительно случится - будет кровавым и хаотичным, в отличие от исключительно упорядоченного демонтажа СССР в 1991 году.

В последние годы в России появилась серия своеобразных религиозно-футуристических проектов будущего России и отдельных регионов, выделяющихся из общего контекста прогнозов. Они написаны в рамках «небополитической методологии», которая, по версии А.В. Кашанского, «вооружает прогнозно-управленческую деятельность грядущего поколения Знати принципами и способами достижения троичной гармонии, исцеляющей борьбу противоположностей».

А.Б. Горохов предлагает народам России «Белого Царя» - помазанника Божия, который «сам возложит на себя венец духовной, светской и военной власти», «оставив формальную законодательную, исполнительную власть в покое существующему государству». [6, стр.12;17, стр.27]

Несмотря на то, что авторами этих проектов всячески подчеркивается самобытность русской истории, культуры; великая миссия России, уникальность ее территориального положения и т.п., здравый взгляд на прошлое и будущее страны, за исключением отдельных исторических экскурсов, в этих проектах не просматривается.

Таким образом, ни один из существующих прогнозов в своем целостном виде не лишен признаков утопичности, скрытого идеологического подтекста и стремления его авторов выдать желаемое за действительное. Если крайней формой западных прогнозов можно считать едва ли не вымирание России, то в российских концепциях доминирует идея Особого Русского пути и призывы уберечь российское общество от влияния западных ценностных установок.

Несмотря на то, что авторами этих проектов всячески подчеркивается самобытность русской истории, культуры; великая миссия России, уникальность ее территориального положения и т.п., здравый взгляд на прошлое и будущее страны, за исключением отдельных исторических экскурсов, в этих проектах не просматривается.

Таким образом, ни один из существующих прогнозов в своем целостном виде не лишен признаков утопичности, скрытого идеологического подтекста и стремления его авторов выдать желаемое за действительное. Если крайней формой западных прогнозов можно считать едва ли не вымирание России, то в российских концепциях доминирует идея Особого Русского пути и призывы уберечь российское общество от влияния западных ценностных установок.[20, стр.72]

Вместе с тем, с некоторыми положениями зарубежных прогнозов диссертант склонен согласиться. Так, по сверхдолгосрочному прогнозу Отдела народонаселения ООН изменение численности населения мира и отдельных стран до 2300 года по трем сценариям: «высокий», «средний» и «низкий», население России к началу XXII века сократится соответственно до 116, 80 или 53 млн. человек. При существующих тенденциях демографического и миграционного развития России такие прогнозы можно считать вполне реалистичными.

Авторская оценка развития демографической ситуации через призму будущего состоит в неизбежности решения минимум трех ключевых задач: 1) предотвращение грядущей демографической катастрофы; 2) создание системы стимулирования притока легальных мигрантов, имеющих этнические и культурные корни в России; 3) упорядочивание миграционных потоков из менее развитых государств как источника давления на национальную культурную идентичность и появления экономических, социальных и политических проблем.

Автор приходит к выводу, что не такое уж отдаленное будущее России в его геополитическом и социально-культурном измерениях, скорее всего, будет омрачено сразу несколькими негативными тенденциями: тяжелой демографической ситуацией со всеми вытекающими последствиями; проблемой нелегальной миграции; локальными и приграничными межнациональными и политическими конфликтами и даже возможным вооруженным столкновением со странами СНГ с перспективой военного противостояния с силами НАТО.

Если рассматривать экономический аспект будущего России, то и здесь оптимистические прогнозы вряд ли возможны. Большая часть проблем страны и уязвимость ее экономики в будущем связана, по мнению диссертанта, с ложными ориентирами экономического развития, не учитывающими реального состояния национальной экономики и социальной сферы.[6, стр.18] При постоянно растущих доходах государственного бюджета от экспорта нефти и газа около 25 млн. россиян находятся в настоящее время за чертой бедности. В 2007 г. эксперты зафиксировали пятнадцатикратный разрыв в доходах между «бедными» и «богатыми». Не решена масса других социальных проблем, а именно: высокий уровень коррупции; высокая смертность населения, в том числе от алкоголизма и наркомании; дифференциация в уровне развития регионов России; низкое качество медицинского обслуживания и пенсионного обеспечения; неудовлетворяющий общество ход реализации Национальных проектов: «Доступное жилье», «Сельское хозяйство», «Образование» и «Здравоохранение».[17, стр.33]

Обеспечение суверенитета, упрочение позиции России как великой державы и влиятельного центра многополярного мира невозможно без решения множества внутренних проблем и обеспечения базовых условий безопасного существования общества, его важнейших институтов и сохранения территориальной целостности как суверенного государства. Чтобы окончательно не превратиться в «сырьевой придаток» развитых стран, Россия должна выработать альтернативу грядущему «новому мировому порядку», пересмотреть механизмы практической реализации стратегий социального, экономического, научного, культурного и политического развития.


Заключение

Итак, государство — это система органов общества, которая обеспечивает организованную внутреннюю правовую жизнь народа как единого целого, защищает права своих граждан, осуществляет нормальное функционирование институтов власти — законодательной, исполнительной и судебной, контролирует свою территорию, защищает свой народ перед внешней угрозой, гарантирует выполнение обязательств перед другими государствами, сохраняет природную среду и культурные ценности, способствуя выживанию общества и его прогрессу.

Как показывает опыт всемирной истории, самое прочное основание всех государств заключается в материальном и нравственном благополучии народа. Государство сущностно изменяется тремя путями: или государственный строй обновляется, реформируется, или оно разлагается, или оно коренным образом преобразуется в ходе социальной революции, когда изменяются уже сами принципы данного государства.

Современные проблемы нашей страны влияют на картину будущего. А именно осознанная зависимость от других стран, ставит под угрозу полноценное развитие нашего государства в будущем. Нам грозит растворение русского менталитета в условиях всемирной глобализации, и чтобы как то повлиять на данное обстоятельство необходимо пересматривать систему внешних взаимоотношений.


Список источников и литературы

1. Алексеев С.С. Государство и право. – М.,1993.

2. Большой юридический словарь/под ред. А.Я.Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. – М.: ИНФРА-М, 1999.

3. Бьюкенен Дж. Границы свободы. Между анархией и Левиафаном. М., Таурус-Альфа, 1997

4. Волынский Н. “Рынок: за и против...” “Днепровская панорама”, 1994г., 17 июня

5. Гутник В. “К публикации глав работы Вальтера Ойкена “Основные принципы экономической политики” Российский экономический журнал”, №2, 1993 г.

6. Глобализация и проблемы человечества // Вестник ЧелГУ. Выпуск 3. Серия "Философия, социология и культурология". - 16, 2007. - С.20

7. Гидденс Э. Социология. М., Эдиториал УРСС, 1999

8. Дмитриев Ю.А. Соотношение понятий политической и государственной власти в условиях формирования гражданского общества. //Государство и право. – 1994. - №7.

9. Кредисов А., Бодров В., Леоненко П. “Сущность, структура и принципы организации социального рыночного хозяйства”

10. Корнаи Я. “Путь к свободной экономике”. М., “Экономика”, 1993 г., с.64

11. Клименко С.В., Чичерин А.Л. Основы государства и права: Пособие для поступающих в юридические вузы. – М., Зерцало, 1997г.

12. Комаров С.А. Общая теория государства и права: Курс лекций / Издание 2-е, исправленное и дополненное. - М.: Манускрипт. 1996. – 312с.

13. Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства и права. Учебно-методическое пособие. Краткий учебник для вузов. – М.: Издательская группа НОРМА – ИНФРА М, 1999г.

14. Ленин В.И. Собрание сочинений. М.:1964.

15. Мочерный С. “Основы экономической теории” тема 4, с. 156-161;

16. Олейник А.Н. Институциональная экономика. Учебно-методическое пособие. М., Инфра-М, 2002

17. "Проблемы человечества в глобализирующемся мире", с. 104-113.

18. Сорока И. “Социальное рыночное хозяйство и смешанная экономика как приоритетные модели украинского рынка” “Экономика Украины”, №5, 1994 г.

19. Социология образования N 6, июнь 2007, "Религиозные, мистические,

20. культурно-исторические и футурологические представления о будущем", с. 48-60.

21. Труды СГУ, декабрь 2006, выпуск 104, "Истоки возникновения концепций о будущем", с. 110-117.

22. Тамбовцев В.Л. Государство и экономика. М., 1997

23. Чичканов В. “Какую модель мы выбираем?” “Экономика и жизнь”, №7, 1992 г.

24. Якокка Л. “Карьера менеджера” М., “Прогресс”,1991 г., с. 361 Кафедральный вестник N 1, 2007,

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:09:54 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:38:23 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Функции института государства

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150538)
Комментарии (1836)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru