Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Уголовно-процессуальное право

Название: Уголовно-процессуальное право
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 13:30:43 26 ноября 2010 Похожие работы
Просмотров: 7469 Комментариев: 3 Оценило: 2 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ПОНЯТИЕ, СТРУКТУРА, ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

1.1 Понятие уголовно-процессуального права и его соотношение с понятием уголовного процесса. Место уголовно-процессуального права в системе национального права

1.2 Структура курса уголовно-процессуального права

1.3 Предмет и метод уголовно-процессуального права

2. ЗАДАЧИ И СИСТЕМА УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

2.1 Назначение уголовного процесса

2.2 Цели уголовного процесса

2.3 Задачи уголовного процесса

3. УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС КАК ВИД ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Новейший подход к сущности уголовно-процессуального права основан на понимании метода правового регулирования. Вместе с тем, проблемы метода правового регулирования недостаточно разработаны. В силу этого актуальность представляет понятие, рассматриваемое во взаимосвязи с юридическим режимом. Как отмечает Л.Б. Алексеев, основные элементы юридического режима включают в себя: а) метод правового регулирования; б) правовые принципы; в) механизм правового регулирования. Состояние уголовного процесса в Российской империи XX века характеризовалось разделением теории (или науки) уголовного процесса от уголовного процесса как вида деятельности. В своем "Курсе уголовного судопроизводства" И.Я. Фойницкий писал: "Власть производства уголовных дел для наказания виновных есть уголовно-судебная власть или уголовное судопроизводство в субъективном смысле. Система правил, которыми определяется такое производство, образует судебно-уголовное право или уголовное судопроизводство в объективном смысле". Таким образом, теория (или наука) уголовного процесса содержала в себе элементы уголовно-процессуального права в современном понимании, но самостоятельно в виде отрасли права не была выделена. При этом под "судебно-уголовным правом" понималась собственно деятельность в сфере уголовного судопроизводства, что по сути своей гораздо уже современного понимания отрасли права.

Остается нерешенной проблема о пределах судебной власти, реализуемой в процессуальной форме. Иными словами, нет ясности в вопросе о том, считать ли в полном объеме процессуальное законодательство, включая уголовно-процессуальное, правовым источником реализации судебной власти, или содержание формы реализации судебной власти целесообразно ограничивать только судебными стадиями, в которых непосредственно осуществляется судопроизводство в узком (специальном) смысле слова. От решения этого вопроса зависят подходы к пониманию пределов и системы соответствующих гарантий, обеспечивающих функционирование такой ветви власти, как судебная.

Степень разработанности темы исследования.

Такие известные представители советской уголовно-процессуальной науки, как Д.С. Карев, Ф.Н. Фаткуллин, Э.Ф. Куцова, В.З. Лукашевич, В.П. Нажимов, В.Г. Даев, Н.С. Алексеев, К.Ф. Гуценко, П.Ф. Пашкевич, П.А. Лупинская, А.И. Бастрыкин, В.В. Шимановский, З.З. Зинатуллин, И.Е. Быховский к вопросам методологии и методов уголовно-процессуалъного права подходили с позиции партийности юридической науки и ее классовой направленности. Практически во всех литературных источниках, изданных до 1980 года, отмечалось, что нормы уголовно-процессуалъного права изучаются на основе метода материалистической диалектики в их возникновении, развитии в определенных исторических и социальных условиях, на основе практики их применения. Единственным методом советской науки уголовного процесса признавался единый для всех областей науки марксистский диалектический метод - могучее, подлинно научное орудие познания объективной действительности.

Профессор Д.С. Карев указывает: "Будучи, как и все отрасли общественных наук, наукой классовой, наука уголовного процесса, основываясь на марксистско-ленинской теории, подходит к разрешению всех теоретических и практических вопросов уголовного процесса с партийных позиций, с точки зрения интересов рабочего класса и руководимых им трудящихся масс" (1975 год).

Первый академический учебник, с точки зрения новой методологии, под названием "Уголовно-процессуальное право Республики Казахстан: Часть Общая ", был выпущен издательством "Баспа" в 1998 году, под редакцией Толеубековой Б.Х. Также были изданы учебно-методические пособия таких авторов, как С.Д. Оспанов "Уголовный процесс Республики Казахстан: Часть Общая" - 2002г.), Т.Е. Сарсенбаев, А.Л. Хан ("Уголовный процесс: Досудебное производство " - 2000.).

Заметным шагом в деле углубления дифференциации "уголовного процесса" от одноименной отрасли права необходимо расценивать "Практикум по уголовно-процессуальному праву Республики Казахстан", подготовленный авторским коллективом (А. Новиков, О. Новиков, А. Рустамов) и изданный издательством "Жеты-жаргы" в 2002 году. Вместе с тем, в предисловии к названной работе указывается, что "предметом курса данной учебной дисциплины (уголовного процесса) является действующее уголовно-процессуальное право Республики Казахстан, регулирующее производство по уголовным делам с момента их возбуждения до окончательного разрешения".

Цель работы – раскрыть понятие и значение уголовного процесса в Республике Казахстан.

В зависимости от поставленной цели, перед нами стоят задачи следующего характера:

- определить структуру, цели и задачи уголовно-процессуального права;

- рассмотреть уголовный процесс как вид государственной деятельности.

Теоретической и методологической базой явились современные идеи, концепции юристов, занимающихся проблемами уголовного права и процесса.

В процессе работы применялся общенаучные методы: системный и структурно-функциональный анализ, а также частные методы: сравнительно-правовой, логико-юридический методы обобщения.

Положения, выносимые на защиту, сводятся к следующему:

- Уголовный процесс - это одна из форм реализации судебной власти, а также регламентированная законом и направленная на выполнение задач по предупреждению, пресечению, расследованию преступлений и разрешению по существу уголовного дела система деятельности органов уголовного преследования и суда, осуществляемой также с участием других субъектов (граждан), а равно система правоотношений, возникающих в сфере данной деятельности;

- общая характеристика государственной власти в Республике обязательно влияет на отраслевую характеристику права, включая уголовный процесс;

- цель уголовного процесса заключается в создании необходимых процессуальных условий, обеспечивающих совершение правосудия;

- Уголовный процесс направлен на решение особых, специфических задач, способствует достижению комплекса целей, носящих как общий, так и специальный характер. Решение целей и задач правосудия предполагает наличие системы государственных органов, обладающих властью и наделенных полномочиями. В эту систему входят органы дознания, следствия, прокуратуры и суда. Их основное назначение - осуществление уголовного судопроизводства.

Структура работы обусловлена поставленной целью и задачами. Работа состоит из введения, трёх разделов, заключения и списка использованных источников.


1. ПОНЯТИЕ, СТРУКТУРА, ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

1.1 Понятие уголовно-процессуального права и его соотношение с понятием уголовного процесса. Место уголовно-процессуального права в системе национального права

Для выявления и глубокого рассмотрения сущности понятия "уголовно-процессуальное право" из методических соображений обратимся к факторам внешнего свойства, из которых наиболее иллюстративными являются следующие.

Издания как учебного, так и научного характера редко содержат в своих названиях терминологическое словосочетание "уголовно-процессуальное право", что соответствующим образом отражается и на содержательной стороне этих трудов. Особенно показательны в этом отношении работы, изданные в советский период развития права. Более того, современные российские издания также не содержат каких-либо сведений, указывающих на сходство или различия в понятиях "уголовно-процессуальное право" и "уголовный процесс".

Элементарный экскурс по академическим изданиям как в Республике Казахстан, так и иных стран СНГ, свидетельствует о том, что практически наблюдается отождествление этих двух понятий. Нередко происходит подмена понятия "уголовно-процессуальное право" понятием "уголовный процесс", что является следствием ошибочных подходов к пониманию этих категорий и отсутствия целостного сопоставительного анализа в целях выявления их соотношения.

Уголовно-процессуальное право - это самостоятельная фундаментальная отрасль права, имеющая свою систему и структуру, институты и категории, обслуживающие нужды и интересы данной отрасли. Уголовный процесс при этом играет роль составляющего элемента в целостной структуре уголовно-процессуального права. Одного этого уже достаточно, чтобы увидеть, что цели и задачи уголовного процесса взаимосвязаны и генетически обусловлены целями и задачами уголовно-процессуального права. Иными словами, цели и задачи уголовного процесса носят производный характер от целей и задач уголовно-процессуального права.

Реализация государственной программы правовой реформы в Республике Казахстан, принятой в 1994 году, объективно высветила пороки и изъяны уголовно-процессуального права СССР. Многие институты данной отрасли потеряли свою значимость, начался процесс формирования новых подходов к методологии юридической науки, селекции частнонаучных методов отраслей права. Эти и иные процессы к началу XXI века привели к тому, что некогда целостная теория уголовно-процессуального права социалистического толка в основных своих постулатах была разрушена, а новая теория еще не сформирована. Разрозненные исследования отдельных аспектов теории уголовно-процессуального права, основанные на модернизированных идеях и принципах, социальных ориентирах, определяющих приоритеты процесса капитализации общественных отношений, еще не складываются в целостную систему, имеющую единый стержень.

Изложенное означает, что уголовно-процессуальное право - понятие сложное, емкое, неоднозначное, включающее в себя множество различных сторон, аспектов. Этим объясняется неоднозначный подход к определению его сущности. Традиционный подход заключается в понимании уголовно-процессуального права как социально-обусловленной системы выраженных в законе правил (норм), регулирующих деятельность по расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел с целью достижения целей и решения задач уголовного процесса [1].

Энциклопедическое определение советского периода развития права сводится к тому, что уголовно-процессуальное право - это отрасль права, нормы которой регулируют деятельность, связанную с возбуждением, предварительным расследованием, судебным рассмотрением уголовных дел; ее порядок и содержание; возникающие при этом правоотношения [2]. В свою очередь, отрасль права - обособленная группа правовых норм и институтов, объединенных общностью регулируемых ими однородных общественных отношений. Среди иных отраслей уголовно-процессуальное право относится к фундаментальным [2, с. 381].

Энциклопедия периода правовой реформы определяет, что уголовно-процессуальное право - это система правовых норм, устанавливающих порядок производства по уголовным делам и регулирующих деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда по возбуждению, расследованию, судебному рассмотрению уголовных дел и разрешению процессуальных вопросов исполнения приговора[3].

Все эти определения не противоречат друг другу. Они раскрывают достаточно глубоко какую-либо одну сторону и лишь позитивно отмечают другие аспекты. Выбор акцента обусловлен позицией конкретной правовой школы.

Данные обстоятельства ставят разработчиков академических курсов перед выбором: ограничить изложение программного материала традиционной структурой уголовного процесса или осуществить попытку самостоятельного осмысления и восполнения пробелов в теории уголовно-процессуального права с последующей их интерпретацией в рамках нужд и запросов уголовно-процессуального права как самостоятельной отрасли. Как показала практика, второй путь оказался более сложным, что послужило основанием для выбора отечественными процессуалистами первого пути.

Безусловно, изложенные выше факторы не являются исчерпывающими, более того, как было отмечено ранее, они носят внешний характер и, лишь опосредованно отражают более сложные глубинные процессы, сопровождающие деятельность по формированию уголовно-процессуального права Республики Казахстан.

Еще одним косвенным фактором, так или иначе объясняющим отсутствие академических изданий, охватывающих и освещающих вопросы анализируемой отрасли права, является то, что в Концепции правовой политики Республики Казахстан от 20 сентября 2002 года № 949 указывается на необходимость совершенствования уголовно-процессуального законодательства без упоминания отрасли права. Принимая во внимание прикладной характер названной Концепции, все же считаем, что акцент на законодательство и судопроизводство сыграли свою роль в последующем определении приоритетов учеными-процессуалистами при подготовке академических и иных изданий по уголовно-процессуальному праву.

Таким образом, сущность уголовно-процессуального права складывается из следующих равнозначных элементов:

- это самостоятельная отрасль права;

- является фундаментальной отраслью, т.е. одной из основных, главных в системе национального права;

- сочетает в себе целостную научную теорию (доктрину) с конкретными процессуально правовыми предписаниями в виде норм, применение которых позволяет решать общие и специальные задачи уголовного судопроизводства.

Определение места уголовно-процессуального права в системе иных отраслей возможно при выявлении его соотношения с иными фундаментальными отраслями и научными дисциплинами.

Наиболее значимыми для определения места уголовно-процессуального права в системе национального права являются соотношения:

а) уголовно-процессуального права и уголовно-процессуального закона;

б) уголовного и уголовно-процессуального права;

в) уголовно-процессуального права и уголовного процесса. Кроме этого, немаловажное значение для понимания сущности и места уголовно-процессуального права имеет его соотношение с гражданско-процессуальным правом, криминалистикой, криминологией, судебной статистикой, теорией прокурорского надзора, судебной этикой, судебной медициной, судебной психиатрией.

Специфика уголовно-процессуального права определяется особенностями правоотношений, складывающихся в связи с совершением лицом противоправного деяния, и проявляется во влиянии феномена противоречия.

Уголовно-процессуальное право - самостоятельная составная часть целостной взаимообусловленной системы права, объединяемой с иными отраслями права общностью задач и принципов, внутренней гармонией и гуманистической направленностью.

Логика подсказывает, что для целостного понимания уголовно-процессуального права целесообразно рассмотреть содержание его составляющего элемента в виде уголовного процесса, который значительно уже и носит прикладной характер.

Итак, в осуществляемой государством системе мер по укреплению законности и правопорядка в стране ведущая роль принадлежит специально созданным органам - органам уголовного преследования (прокурору, следователю, органам дознания, дознавателю), суду и именно на них законом возложено, хотя они выполняют неодинаковые процессуальные функции, осуществление деятельности по выявлению и раскрытию преступлений, применению к виновным лицам предусмотренных законом мер воздействия, принятию мер по пресечению и предупреждению преступлений.

На основе многолетнего опыта исторически сложилась строго упорядоченная система деятельности названных органов. Сначала такую деятельность осуществляют следователь и органы дознания (дознаватель), подчиняясь при этом прокурорскому надзору за законностью действий органов предварительного расследования, а затем - суд, который на основе собранных по уголовному делу доказательств рассматривает и разрешает уголовное дело по существу. Эта деятельность, поскольку она возникает и протекает в связи с применением уголовного закона, и называется уголовным процессом.

Отсюда следует, что уголовный процесс - это исключительно правовое понятие, содержание которого исторически складывалось путем его размежевания от уголовного права.

Однако правовая сущность данного понятия не означает отсутствия иных подходов к пониманию уголовного процесса как такового. Наиболее значимыми для содержательной характеристики уголовного процесса являются его следующие значения:

1) уголовный процесс - это специфическая сфера деятельности специально уполномоченных органов государства;

2) уголовный процесс - это форма реализации судебной власти. Более детальное изложение содержания уголовного процесса как специфической сферы деятельности специально уполномоченных органов государства будет дано в самостоятельном разделе об уголовно-процессуальных функциях и иных параграфах данной главы. Предваряя такое изложение материала, необходимо сказать, что производство по уголовному делу, хотя и ведется, главным образом, специально уполномоченными органами государства, в нем принимают участие и другие лица (граждане), наделенные для этого законом конкретными правами и обязанностями. К их числу относятся, например, подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший и др. В виду того, что один участник процесса имеет право по отношению к другому, а данное лицо несет соответствующую обязанность, между субъектами уголовного процесса неизбежно возникают различные правоотношения и это должно учитываться при формулировании определения уголовного процесса.

Однако полнота определения не будет обеспечена без раскрытия содержания уголовного процесса как формы реализации судебной власти. Для понимания сущности данного элемента содержания уголовного процесса необходимо исходить из положения ст. 75 Конституции РК, где указывается, что "судебная власть осуществляется посредством гражданского, уголовного (выделено нами) и иных установленных законом форм судопроизводства". Это означает, что судопроизводство - есть форма осуществления (реализации) такой специфической ветви власти, как судебная. Иначе, судебная власть теряет свое значение вне процессуальной формы, включая уголовную. Отождествление судебной власти с совокупностью процессуального законодательства по отраслям права не исчерпывает всего содержательного богатства понятия "судебная власть". Во всем объеме, его нюансах, особенностях вы имели возможность ознакомиться при изучении такой дисциплины, как конституционное право. Вместе с тем, процедурная форма реализации судебной власти является одной из наиболее значимых характеристик данной ветви власти. Одновременно процедурный аспект является специфическим отражением в целом системы и структуры национального права. Все предписания уголовно-процессуального закона находятся в гармонии, как между собой, так и с Конституцией, иными источниками права, включая международные правовые акты, участником которых является Республика Казахстан.

Судебная власть являет собой элемент единой государственной власти, и ее самостоятельное рассмотрение преследует цели методического, познавательного характера. Отсюда следует, что общая характеристика государственной власти в Республике обязательно влияет на отраслевую характеристику права, включая уголовный процесс. Такое влияние является определяющим по ряду значимых для национального права параметров. Гипотетически не исключено обратное влияние, когда содержание уголовного процесса отражается на характеристике ветви государственной власти.

В связи вышеизложенным представляет научно-познавательный интерес энциклопедическое определение судебной власти, сформулированное российскими учеными. В частности, под судебной властью понимается самостоятельная и независимая сфера публичной власти (наряду с законодательной и исполнительной). Она представляет собой совокупность полномочий по осуществлению правосудия, т.е. полномочий по рассмотрению и разрешению уголовных, гражданских, административных и конституционных дел (споров) в порядке, установленном процессуальным законом, а иногда также полномочий по обязательному толкованию норм права.

Полномочия судебной власти подразделяются на основные (исключительные) - по осуществлению правосудия и вспомогательные [4].

Таким образом, исключительные или основные полномочия судебной власти в Республике Казахстан осуществляются только судами и только в процессуальной форме. Это в свою очередь означает, что уголовный процесс - это средство осуществления исключительных или основных полномочий судебной власти. Это достаточно значимая характеристика, проливающая свет на сущность и роль уголовного процесса и соответствующих отношений в целом в системе складывающихся социальных отношений.

Очень важным для понимания сущности уголовного процесса как формы реализации судебной власти является положение о том, что деятельность органов предварительного расследования и прокуратуры не подменяет действий суда даже частично, она лишь способствует успешному осуществлению правосудия, подготавливает его. Суд не может полагаться на данные предварительного расследования без непосредственного исследования всех доказательств по делу и их оценки [5].

Формулирование определения уголовного процесса невозможно без учета принятого на современном этапе развития юридической науки определения судебной власти. Профессор М.С. Нарикбаев дает следующее определение: "Судебная власть - это самостоятельная и независимая сфера публичной власти, которая выражается в способности и возможности воздействия на поведение субъектов права со стороны государства, осуществляемая через особые, независимые и действующие только на основе законов органы государственной власти"[5, с. 533].

Изложение содержания таких составляющих уголовного процесса, как специфическая сфера деятельности специально уполномоченных органов государства и форма реализации судебной власти, позволяет сформулировать его дефиницию следующим образом:

Уголовный процесс - это одна из форм реализации судебной власти, а также регламентированная законом и направленная на выполнение задач по предупреждению, пресечению, расследованию преступлений и разрешению по существу уголовного дела система деятельности органов уголовного преследования и суда, осуществляемой также с участием других субъектов (граждан), а равно система правоотношений, возникающих в сфере данной деятельности.

Уголовный процесс также называется уголовным судопроизводством. Как в научной литературе, так и в законе термины "уголовный процесс" и "уголовное судопроизводство" применяются как равнозначные. Об этом свидетельствует, например, сопоставление ст. ст. 1 и 8 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) Республики Казахстан. Статья 1 УПК называется "Законодательство, определяющее порядок уголовного судопроизводства", а статья 8 УПК РК - "Задачи уголовного процесса". Вместе с тем, указанные термины отражают, видимо, и некоторые их смысловые различия. Так, термин "уголовное судопроизводство" отражает объективную связь, которая существует между деятельностью органов уголовного преследования и деятельностью суда, в том смысле, что деятельность по уголовному делу полностью не заканчивается расследованием преступления, а продолжается в форме производства в суде.

Из этого следует вывод о том, что уголовное судопроизводство представляет собой форму осуществления правосудия по уголовным делам, т.е. понятие "уголовное судопроизводство" или "уголовный процесс" соотносится с понятием "правосудие". Однако понятие "уголовный процесс" не является тождественным понятию "правосудие", поскольку последнее выражает в непосредственном его смысле только деятельность суда, тогда как понятие "уголовный процесс" охватывает не только деятельность суда, но и деятельность органов уголовного преследования. Из данного соотношения понятий уголовного процесса и правосудия вытекает также другой вывод, а именно: вывод о необходимости разграничения досудебного производства по уголовному делу от производства в суде. Однако такое общее представление об уголовном процессе является недостаточным для понимания его сущности. Поэтому возникает необходимость в рассмотрении стадий уголовного процесса, предварительно уяснив смысл и критерии их разграничения, о чем будет сказано ниже в самостоятельном параграфе.

Уголовный процесс не тождественен уголовно-процессуальному праву. Ранее мы определили, что уголовный процесс - это лишь часть уголовно-процессуального права. И раскрытие содержания соответствующей отрасли права невозможно без уяснения сущности уголовного процесса. Теперь, имея общее представление об уголовном процессе, мы имеем возможность более детального рассмотрения содержания уголовно-процессуального права.

Советский период развития уголовно-процессуального права характеризуется этапами, в которые вопросы сущности данной отрасли разрешались различно. Вплоть до 50-х годов считалось, что советский уголовный процесс - это система правовых норм, регулирующих конкретную сферу деятельности, а все, что связано с доктриной, не имеет отношения к процессу. Иными словами, есть уголовно-процессуальная деятельность, но нет отрасли, называемой уголовно-процессуальным правом. Такие ученые, как Н.Н. Полянский, В.Я. Лившиц, И.Д. Перлов в своих трудах пытались придать уголовному процессу исключительно прикладной, производный от материального права характер. В начале второй половины XX века появились первые публикации, посвященные вопросам придания уголовному процессу характера самостоятельной отрасли, обоснования этой позиции. Один из наиболее ярких исследователей М.С. Строгович сделал довольно серьезный вклад в научную разработку проблем о месте уголовно-процессуального права в системе советского права.

Вместе с тем, точка зрения М.С. Строговича в правоведческой среде особой поддержки не нашла. Позднее, создавая свой трехтомный "Курс советского уголовного процесса" (1968-1979 гг.), М.С. Строгович отошел от этой позиции и практически встал на путь примиренчества. Он поддержал идею о формировании судебного права, под которым понималась совокупность правовых норм, определяющих организацию советского социалистического правосудия и его осуществления по уголовным и по гражданским делам. Однако, эта поддержка носила внешний характер, о чем свидетельствует следующее суждение М.С. Строговича: "Если принять эту конструкцию (т.е. объединение судоустройства, уголовного и гражданского процессов в одну отрасль - Б.Т.), то судопроизводство, уголовный процесс и гражданский процесс сохраняют свое положение и значение отдельных отраслей права (выделено - Б.Т.),.. -но они включаются в более широкую, комплексную отрасль судебного права"[6].

Половинчатость точки зрения М.С. Строговича подтверждается его же мнением о несостоятельности "прокурорско-надзорного права" как самостоятельной отрасли. В частности, подвергая справедливой критике позицию В.С. Тадевосяна, он приводит систему веских аргументов, свидетельствующих о бесспорности положения об отсутствии оснований для выделения в самостоятельную отрасль "прокурорско-надзорного права". И далее, в пылу полемики, он пишет: "Если стать на такую точку зрения, пришлось бы признать в системе права такие отрасли права, как "милицейское право", "медицинское право" и т.п. [6, с. 98].

При всей внешней простоте ситуации неясно, почему М.С. Строгович не нашел столь же сильные аргументы в пользу самостоятельности уголовно-процессуального права как отрасли и искусственности формирования "судебного права". Парадокс заключается в том, что до сегодняшнего дня, когда у юристов уже не возникает сомнений относительно самостоятельности и фундаментальности уголовно-процессуального права, не издано ни одного учебника или монографического труда, в названии которого отражалась бы именно эта содержательная сторона - не "уголовный процесс", а "уголовно-процессуальное право", которое не только богаче по своему содержанию, но и соответствует уровню развития и разработанности уголовно-процессуальных правоотношений.

Новейший подход к сущности уголовно-процессуального права основан на понимании метода правового регулирования. Вместе с тем, проблемы метода правового регулирования недостаточно разработаны. В силу этого актуальность представляет понятие, рассматриваемое во взаимосвязи с юридическим режимом. Как отмечает Л.Б.Алексеев, основные элементы юридического режима включают в себя: а) метод правового регулирования [7]; б) правовые принципы; в) механизм правового регулирования. Состояние уголовного процесса в Российской империи XX века характеризуется разделением теории (или науки) уголовного процесса от уголовного процесса как вида деятельности. В своем "Курсе уголовного судопроизводства" И.Я. Фойницкий писал: "Власть производства уголовных дел для наказания виновных есть уголовно-судебная власть или уголовное судопроизводство в субъективном смысле. Система правил, которыми определяется такое производство, образует судебно-уголовное право (выделено - Б.Т.) или уголовное судопроизводство в объективном смысле". Таким образом, теория (или наука) уголовного процесса содержала в себе элементы уголовно-процессуального права в современном понимании, но самостоятельно в виде отрасли права не была выделена. При этом под "судебно-уголовным правом" понималась собственно деятельность в сфере уголовного судопроизводства, что по сути своей гораздо уже современного понимания отрасли права.

Остается нерешенной проблема о пределах судебной власти, реализуемой в процессуальной форме. Иными словами, нет ясности в вопросе о том, считать ли в полном объеме процессуальное законодательство, включая уголовно-процессуальное, правовым источником реализации судебной власти, или содержание формы реализации судебной власти целесообразно ограничивать только судебными стадиями, в которых непосредственно осуществляется судопроизводство в узком (специальном) смысле слова. От решения этого вопроса зависят подходы к пониманию пределов и системы соответствующих гарантий, обеспечивающих функционирование такой ветви власти, как судебная.

Из изложенного вытекает необходимость разрешения частных задач:

- уточнение содержания функции правосудия;

- круг и полномочия субъектов, осуществляющих судебную власть;

- гарантии реализации судебной власти (общеправовые;

отраслевые:

- гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные и др.);

- правовые последствия (в том числе - отраслевые) реализации судебной власти;

- соотношение понятий "правосудие" и "судебная власть";

- пределы судебной власти;

- категориальная принадлежность "судебной власти". Литература по данному кругу вопросов в Казахстане представлена относительно достаточно только в пределах проблем конституционного права. Что же касается теоретико-правовых проблем процессуальных форм реализации судебной власти (уголовно-процессуальная форма реализации судебной власти, гражданско-процессуальная форма реализации судебной власти и т.д.), то каких-либо изысканий в Казахстане не проводилось. Между тем, теоретико-правовая востребованность обозначенного выше круга вопросов не вызывает сомнений. Представляется, что разработка конституционно-правовых аспектов судебной власти объективно должна быть продолжена и развита в отраслевом процессуальном праве. Научная перспективность, актуальность исследования данных проблем ставит их в разряд приоритетных, претендующих на восполнение теоретико-правовых пробелов, образовавшихся вместе с крушением теории уголовно-процессуального права социалистического толка.

Не меньший теоретико-правовой интерес представляет такой аспект, как научное обоснование источниковой базы реализации судебной власти: действующий процессуальный закон (уголовно-процессуальный, гражданско-процессуальный и т.д.) или отрасль права в виде уголовно-процессуального, гражданско-процессуального права. В зависимости от результатов исследования данного аспекта будут варьироваться такие характеристики, как пределы судебной власти и система гарантий ее реализации.

Из понимания судебной власти как целостного правового института вытекает необходимость выявления характера соотношения различных процессуальных форм реализации данной ветви власти: уголовно-процессуальной и гражданско-процессуальной; уголовно-процессуальной и административно-процессуальной и т.д. При этом отраслевая характеристика процесса может быть определена как вид процессуальной формы. Иными словами, судебная власть осуществляется в процессуальной форме, а последняя подразделяется на виды по уголовным делам, граждански спорам и т.п. Это лишь гипотетическая модель и на современном этапе развития теории уголовно-процессуального права вопрос остается открытым.

В суверенном Казахстане впервые академический учебник по названием "Уголовно- процессуальное право Республики Казахстан: Часть Общая ", подготовленный доктором юридических наук профессором Толеубековой Б.Х., был выпущен издательством "Баспа" в 1998 году, т.е. через год после принятия в декабре 1997 года УПК Республики Казахстан. Через два года эта книга была переведена на государственный язык и тиражирована Республиканским издательством "Жетi жаргы ". Все иные издания, подготовленные казахстанскими авторами, сохраняют прежние просоветские подходы и отражают, на наш взгляд, явно устаревшие позиции разработчиков данных изданий по вопросам, связанным с дифференцированным подходом к раскрытию понятий "уголовно-процессуальное право" и "уголовный процесс". Учебно-методические пособия таких авторов, как С.Д. Оспанов "Уголовный процесс Республики Казахстан: Часть Общая" - 2002г.), Т.Е. Сарсенбаев, А.Л. Хан ("Уголовный процесс: Досудебное производство " — 2000г.) построены по классической схеме, разработанной советскими процессуалистами, и основаны на понимании "уголовно-процессуального права" и "уголовного процесса " как синонимов, обозначающих по сути одно и тоже.

Заметным шагом в деле углубления дифференциации "уголовного процесса" от одноименной отрасли права необходимо расценивать "Практикум по уголовно-процессуальному праву Республики Казахстан", подготовленный авторским коллективом (А. Новиков, О. Новиков, А. Рустамов) и изданный издательством "Жетi жаргы" в 2002 году. Вместе с тем, в предисловии к названной работе указывается, что "предметом курса данной учебной дисциплины (уголовного процесса - прим.наше) является действующее уголовно-процессуальное право Республики Казахстан, регулирующее производство по уголовным делам с момента их возбуждения до окончательного разрешения" (с.3).

С исторической точки зрения представляет интерес эволюция института "судебной власти ".

Так, Аристотель считал, что "во всяком государственном устройстве основных частей три... Вот эти три части: первая - законосовещательный орган, рассматривающий дела государства, вторая - должности (именно какие должности должны быть вообще, чем они должны ведать, каков должен быть способ их замещения), третья - судебные органы ". При этом Аристотель полагал, что из этих трех слагающих наиболее важной является законосовещательная часть.

Джон Локк, соглашаясь с делением государственной власти на составляющие три части, в качестве приоритетной выделял законодательную, т.е. деятельность парламента.

Наиболее развитое представление о структуре государственной власти принадлежит Ш.Л. Монтескье, который в своем известном труде "О духе законов " писал:

"Чтобы не было возможности злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга". Эта мысль положена в основу современного подхода к структурированию и систематизации национального права, заключающейся в гармоничном и рациональном сочетании системы сдержек и противовесов. Ш.Л. Монтескье, развивая идею о разделении власти на ветви, далее отмечал: "Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, что судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем".

Г.В.Ф. Гегель отстаивал идею о том, что соблюдение принципа разделения власти на самостоятельные ветви является одной из важнейших гарантий публичной свободы.

1.2 Структура курса уголовно-процессуального права

Под структурой принято понимать взаиморасположение и связь составных частей какой-либо относительно замкнутой системы, ее внутреннее строение. Программа курса уголовно-процессуального права, ее структура и внутренняя логика взаимозависимостей объективно обусловлены структурой Уголовно-процессуального кодекса, представляющего собой свод норм, определяющих сущность и содержание уголовного судопроизводства[1] в целом. Этой же логике подчиняется и построение курса, изложенного в данном учебнике.

Вместе с тем это не означает, что осмысление, понимание сущности уголовно-процессуального права может быть достигнуто путем последовательного (от первой до последней без изъятия статьи Кодекса) изучения уголовно-процессуальных норм, где последовательность, порою носит внешний характер. В данном случае должна быть соблюдена последовательность логическая, понятийная, сущностная. Особенностью любого отраслевого законодательства является невозможность полного совмещения логической последовательности, где движение идет от простого к сложному, с последовательностью механической. Это означает, что, приступая к раскрытию того или иного понятия, мы будет обращаться к статьям, размещенным в разных главах УПК, а также к нормам, закрепленным в разных законодательных актах, составляющих необходимую для понимания вопроса правовую базу.

Однако и это понимание последовательности применительно к уголовно-процессуальному праву будет неполным без учета следующего обстоятельства. Структурное расположение норм в УПК основано на уже упомянутом принципе движения от простого к сложному в том смысле, что каждая последующая норма связана с предыдущей иерархией предписаний либо прямо вытекает из нее, развивает и конкретизирует предписание на более тонком уровне.

Для построения академического курса уголовно-процессуального права определяющим является внутренняя логика отрасли. А для построения, скажем, комментария к УПК целесообразен другой подход, при котором дается толкование статей, точно в том порядке, в каком они расположены в Кодексе. Сочетание обоих подходов (внешнего и внутреннего), характерное для структуры учебного курса, наиболее полно отвечает целям и задачам академического курса уголовно-процессуального права.

Структурно уголовно-процессуальное право распадается на части; Общую и Особенную. Деление это носит двойственный характер. С одной стороны, оно отражает специфику структуры Уголовно-процессуального кодекса, что уже понятия уголовно-процессуального права. С другой стороны, такая дифференциация оправдана методологически.

Общая часть посвящена раскрытию основных, принципиально важных и значимых положений, определяющих концепт уголовного процесса с точки зрения его целей, задач и места в системе права. Общая часть дает целостное понимание сущности и содержания уголовного процесса как вида деятельности и отрасли права. Концептуальные положения Общей части являются фундаментом для построения Особенной части, ключом к пониманию методов и средств, используемых для достижения целей правосудия. Категориальные, институциональные понятия, заложенные в Общей части, в Особенной части находят свое развитие в виде понятий операциональных, то есть в виде конкретных правовых предписаний о порядке и последовательности тех или иных процессуальных действий (операций, процедур).

Таким образом, Общая и Особенная части уголовно-процессуального права как академического курса соотносятся между собой как род и вид, где родовое (более широкое, всеобъемлющее) начало принадлежит части Общей.

Единство Общей и Особенной частей уголовно-процессуального права предопределено единством сущности и содержания, пронизывающим уголовно-процессуальное законодательство, общностью целей и задач, достигаемых и решаемых средствами и методами, регламентируемыми обеими частями, хотя и на различном уровне.

Поясним это на примере. Глава 3 УПК "Уголовное преследование" содержит общие нормы, позволяющие сформировать понятие уголовного преследования как вида процессуальной деятельности, классифицировать уголовное преследование в зависимости от материально-правовой основы, установить внешние контуры и параметры реализации функции уголовного преследования и т.д.

Сердцевиной этой главы является ст.36 "Общие условия осуществления уголовного преследования". Таким образом, сами названия главы и содержащихся в ней статей, характер изложения предписаний говорят об уровне обобщения заложенных в данной главе норм. В частности, ч. 1 ст. 36 гласит: "В целях выполнения задач уголовного судопроизводства орган уголовного преследования обязан в пределах своей компетенции в каждом случае обнаружения признаков преступления принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, изобличению лиц, виновных в совершении преступления, их наказанию, равно как принять меры к реабилитации невиновного". Непосредственное изложение самой процедуры уголовного преследования дано в самостоятельной главе 6 "Досудебное производство по уголовному делу", с которой и начинается собственно Особенная часть УПК. Простой перечень статей ("Поводы и основания к возбуждению уголовного дела", "Обязательность предварительного следствия", "Начало производства предварительного следствия", "Окончание предварительного следствия", "Полномочия прокурора в ходе предварительного следствия" и др.) свидетельствует о глубокой детализации и конкретизации родового положения, закрепленного в Общей части.

Общая часть УПК, представляя собой, свод ключевых, отправных положений, содержит в себе перечень институтов и понятий, составляющих базу для инструментального развития уголовно-процессуальных средств и методов в рамках части Особенной. Общая часть УПК состоит из пяти разделов:

1. Основные положения;

2. Государственные органы и лица, участвующие в уголовном процессе;

3. Доказательства и доказывание;

4. Меры процессуального принуждения;

5. Имущественные вопросы в уголовном процессе. Особенная часть УПК состоит из семи разделов;

6. Досудебное производство по уголовному делу;

7. Производство в суде первой инстанции;

8. Пересмотр приговоров и постановлений суда, не вступивших в законную силу;

9. Исполнение судебных решений;

10. Производство по пересмотру решений суда, вступивших в законную силу;

11. Особенности производства по отдельным категориям уголовных дел;

12. Особые производства. Каждый из названных разделов подразделен на главы. Их в УПК 56. В пределах отдельно взятой главы сгруппированы статьи, количество которых варьируется в зависимости от объема регламентируемых правоотношений. Большинство статей подразделяется на части, обозначаемые цифрами 1, 2, 3 и т.д., а те в свою очередь - на пункты.

Вместе с тем необходимо сделать существенную оговорку в части структуры отдельно взятой статьи УПК. Согласно ст. 17 Закона Республики Казахстан "О нормативных правовых актах", принятого 24 марта 1998 года (№ 213-1 ЗКР), статьи нормативного правового акта могут подразделяться на пункты, содержащие отдельные нормы права, а пункты - на подпункты. Внутри статей, пунктов и подпунктов могут быть части, выделяемые абзацами. Наряду с этим в данной статье указывается, что в кодексах могут быть использованы другие обозначения внутренней структуры.

Прямое толкование данных положений означает, что статьи УПК могут состоять из пунктов и подпунктов. А то, что традиционно среди практиков и теоретиков принято называть частью, является абзацем в пределах статьи либо пункта без обозначения цифрой или буквой. Анализ УПК свидетельствует о том, что только в структуре ст.209 пункт 8 содержит абзац, который может быть обозначен как часть. Иных статей, содержащих части, в действующем УПК, если исходить из смысла ст. 17 Закона Республики Казахстан "О нормативных правовых актах", не имеется.

Однако анализ иных правовых источников, касающихся уголовного процесса, свидетельствует об ином подходе законодателя к пониманию внутренней структуры статьи кодекса.

Так, согласно ст.2 Закона Республики Казахстан "О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный и Уголовно-исполнительный кодексы Республики Казахстан" от 21 декабря 2002 года (№ 363-11 ЗКР) в Уголовно-процессуальный кодекс внесены дополнения. В частности: "1) пункт 5) части первой статьи 37 дополнить словами "за примирением потерпевшего с подозреваемым или обвиняемым в случаях, предусмотренных частью первой статьи 67 Уголовного кодекса Республики Казахстан ". Если руководствоваться положениями Закона Республики Казахстан "О нормативных правовых актах", то в структуре ст.37 УПК частей никаких нет, а есть семь пунктов. При этом пункт первый включает в себя двенадцать подпунктов. Отсюда следует, что Закон Республики Казахстан от 21 декабря 2002 года пункт первый статьи 37 называет в качестве части, а подпункт 5) - в качестве пункта.

Далее, Закон Республики Казахстан от 21 декабря 2002г. вносит в УПК следующие изменения: "2) в части второй статьи 68 слова "после окончания первого допроса" исключить". При этом ст.67 УПК содержит 6 пунктов и ни одной части. Ясно, что изменение внесено не в часть вторую ст.68 УПК, а в пункт второй статьи 68 УПК.

Авторы данного издания придерживаются традиционного обозначения частей и пунктов (отдельными авторами это может быть отнесено к несоблюдению Закона Республики Казахстан "О нормативных правовых актах") по следующим соображениям:

- в отсылочных нормах УПК пункты обозначены как части, а подпункты - как пункты. Например, в п.(части) второй ст.403 содержится следующее положение: "Не подлежат обжалованию, опротестованию по правилам настоящей главы вынесенные в ходе судебного разбирательства постановления, касающиеся вопросов, указанных в части второй статьи 10 настоящего Кодекса..." Обращение к ст. 10 УПК показывает, что, согласно Закону Республики Казахстан "О нормативных правовых актах", она состоит из трех пунктов, частей ни в одном пункте нет. Однако ни у кого не вызывает сомнений то, что пункт второй ст. 10 УПК в положении ст.403 обозначен в качестве части второй ст. 10. Подобные положения содержатся и в иных отсылочных нормах УПК (ст.ст. 153, 516, 517, 250 и др.);

- в иных законах Республики Казахстан по вопросам уголовного процесса, принятых после 24 марта 1998 года, в нарушение требований Закона Республики Казахстан "О нормативных правовых актах" применяется традиционное обозначение частей и пунктов в пределах отдельных статей УПК;

- ряд нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан также содержит традиционный порядок обозначения внутренней структуры уголовно-процессуальной нормы. Например, в нормативном постановлении Верховного Суда Республики

Казахстан "О внесении изменений и дополнений в нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан № 4 от 21 июня 2001 года "О судебной практике по применению ст.67 УК" по поводу новой редакции п. 19 нормативного постановления указывается: "в первом абзаце слова "со ст.438 УПК в кассационном" заменить словами "со статьями 405, 410, 412, пунктом 1 части 3 статьи 415 и части 7 статьи 467 УПК в апелляционном". При этом совершенно очевидно, что под пунктом 1 части 3 статьи 415 УПК имеются в виду подпункт 1 пункта 3 статьи 415 УПК, а также под частью 7 статьи 467 имеется в виду пункт 7 статьи 467 УПК;

- в п.1 ст.37 Закона Республики Казахстан "О нормативных правовых актах" указывается, что действие нормативного правового акта не распространяется на отношения, возникшие до его введения в действие. Если учесть, что УПК введен в действие с 1 января 1998 года, а Закон Республики Казахстан "О нормативных правовых актах" - принят 24 марта 1998 года, то становится понятной точка зрения законодателя, когда он, принимая закона по вопросам уголовного процесса, продолжает обозначать внутреннюю структуру статьи так, как это было принято до 24 марта 1998 года. Кроме того, в Законе Республики Казахстан "О нормативных правовых актах нет никаких указаний о внесении соответствующих изменений в УПК, в котором, как отмечалось ранее, имеются отсылочные нормы, содержащие традиционное обозначение элементов их внутренней структуры.

Структура Кодекса является основой структуризации уголовно-процессуального права.

Вместе с тем, структуры УПК и соответствующей отрасли права совпадают не в полном объеме, последняя гораздо сложнее и богаче по содержанию (об отличиях Уголовно-процессуального кодекса и одноименного права будет сказано в § 4).

Структура означает также точное определение места конкретной нормы в своде законов, регламентирующих уголовное судопроизводство, либо в части Кодекса, что имеет важное методологическое и практическое значение. Во-первых, это создает условия для упорядочения иерархии системы регулируемых общественных отношений (так, особое производство, отражающее специфические отношения, не должно рассматриваться в части Общей, хотя при этом основные положения этой части в равной мере распространяются на все судопроизводства в целом). Во-вторых, место означает и очередность нормативных предписаний, где опережение может внести хаос в понимание процессуальных явлений (например, раздел о досудебном производстве по уголовному делу должен предшествовать разделу о производстве в суде первой инстанции). В-третьих, знание места конкретных проявлений уголовно-процессуальных правоотношений в общем своде положений помогает правильной практической ориентации при выборе необходимых предписаний в непосредственной процессуальной деятельности управомоченных органов.

Ранее мы отмечали, что структура курса уголовно-процессуального права находится во взаимосвязи со строением Уголовно-процессуального кодекса как основного источника данной отрасли права, и эта обусловленность не означает полного совпадения. По мнению А.М. Ларина, структуру УПК можно дифференцировать на внешнюю и внутреннюю. Внутренняя структура - это отношение между Общей и Особенной частями УПК, а также между разделами, главами, статьями, частями и пунктами статей. Внешняя структура УПК - это связи с другими законами и подзаконными нормативными актами, принадлежащими той же отрасли и смежным отраслям, а также комплексными законами [8].

Такое понимание структуры УПК позволяет считать, что структура курса несколько сложнее. Ранее уже отмечалось, что пунктуальное следование статьям УПК не дает целостного представления об уголовном процессе как отрасли права. Отрасль права, будучи богаче по содержанию и структурно сложнее, нацелена на решение довольно большого спектра задач. Структура же курса как учебной дисциплины занимает промежуточное положение между структурами уголовно-процессуального права и Уголовно-процессуального кодекса, отсюда, и перечень решаемых учебным курсом задач соответственно уже. Этот перечень ориентирован на учебную программу.

1.3 Предмет и метод уголовно-процессуального права

Любая учебная дисциплина, академический курс имеют свой предмет. Предмет - это важный атрибут любой сферы знаний. Именно благодаря характеристикам предмета одна отрасль знаний отличается от другой и не происходит смешения в средствах и способах достижения собственных целей и решения задач, присущих данной отрасли знаний.

Что же касается предмета уголовно-процессуального права, то здесь принято различать следующие уровни или пределы предмета:

1) предмет учебной дисциплины или академического курса уголовно-процессуального права;

2) предмет науки уголовно-процессуального права;

3) предмет уголовного процесса, как вида деятельности;

4) предмет уголовно-процессуального права как самостоятельной отрасли права.

Приведенные выше уровни предмета характеризуются тем, что они представляют взаимосвязанную, обусловленную внутренней логикой цепь, где первый уровень является самым малым по своему содержанию и объему и может входить в качестве составного элемента в содержание второго уровня.

Первый и второй уровни, ограниченно сочетаясь между собой, могут входить в содержание третьего уровня, последний в свою очередь входит в содержание четвертого уровня.

Предмет учебной дисциплины или академического курса уголовно-процессуального права необходимо также различать в зависимости от того, какой его аспект является определяющим. Это означает, что имеют свои особенности предметы уголовно-процессуального права как отрасли юридической науки и уголовно-процессуального права, как фундаментальной отрасли права. Особенности обусловлены рядом факторов, в числе которых сферы влияния и применения с одной стороны - науки, с другой - отрасли права, место, которое они занимают в одноименной системе знаний или отношений, совокупность целей и задач, достигаемых и решаемых различными методами и средствами, присущими науке и отрасли права, иными факторами.

Исходя из этих соображений, предметы науки уголовно-процессуального права и отрасли права имеют определенные отличия, которые в целом дают представление о предмете настоящего академического курса.

Особенностью предмета рассматриваемого уровня является его связь с иными уровнями. Изучая данный курс, необходимо знать предмет науки и предмет отрасли права. Значит, предметом академического курса охватываются понятия, лежащие в основе остальных двух предметов.

Таким образом, предметом академического курса, является:

- общее понятие уголовно-процессуального права, уголовного процесса, основных категорий и институтов науки уголовно-процессуального права;

- характер и структура системы взаимосвязей между основными категориями и институтами, обслуживающими сферу уголовно-процессуальных отношений;

- место уголовно-процессуального права в системе отраслей права, его соотношение со смежными отраслями.

Предметом науки уголовно-процессуального права являются закономерности формирования системы понятий, категорий, институтов, юридической науки в целом, так и ее отраслей, опосредования, влияющие на архитектонику общих и специальных процедур, применяемых в уголовно-процессуальной деятельности, логика построения уголовно-процессуальных отношений.

В свое время М.С. Строгович указывал, что предметом науки уголовно-процессуального права являются: нормы действующего уголовно-процессуального права, регулирующие производство по уголовным делам в органах суда, прокуратуры и следствия; сама деятельность суда, прокуратуры и органов следствия, основанная на процессуальном законе, при расследовании и разрешении уголовных дел; уголовно-процессуальные отношения, возникающие между участниками уголовного процесса в связи с выполнением судом, прокуратурой и органами следствия своих функций [6, с. 75].

Предметом уголовного процесса как вида деятельности является вопрос, по мнению Я.О. Мотовиловкера, это "основной предмет всякого уголовного процесса". Но решению основного вопроса, выступающего в качестве предмета деятельности по конкретному уголовному делу, сопутствуют иные вопросы, которые отражают уголовно-правовую и процессуальную специфику дела. Эти сопутствующие вопросы могут быть рассмотрены в качестве иных "побочных" предметов процесса. Таким "побочным" предметом конкретного производства по делу может выступать гражданско-правовая ответственность лица, нанесшего своими действиями материальный ущерб потерпевшему, или, например, обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Совокупность предметов науки уголовно-процессуального права и уголовного процесса как вида деятельности и есть предмет уголовно-процессуального права как самостоятельной отрасли.

Изложенное означает, что уголовно-процессуальное право отличается от уголовной ответственности обвиняемого за вменяемое ему деяние [9]. Но, характеризуемое наличием целостной, завершенной структуры (внешней и внутренней), уголовно-процессуальное право, обладает самостоятельным предметом. Исходя из ранее приведенных дефиниций уголовно-процессуального права, в качестве предмета данной отрасли необходимо рассматривать:

- систему правовых норм, регулирующих деятельность управомоченных органов;

- деятельность управомоченных органов, основанную на системе уголовно-процессуальных норм;

- характер, содержание и направленность отношений, складывающихся в процессе реализации субъективных прав и обязанностей носителями последних.

Значительное место в системе уголовно-процессуального права занимает метод правового регулирования, о чем подробно изложено в §1.3 настоящей главы. Наличие своего метода регулирования является одним из важных признаков самостоятельности уголовно-процессуального права как отрасли.

Таким образом, основные отличия в названных предметах заключаются в том, что для науки важны закономерности, влияющие на форму и содержание уголовно-процессуальных отношений, а для отрасли права важны непосредственно сами складывающиеся отношения.

Вместе с тем эти предметы имеют общие объекты, к которым относятся:

- деятельность органов, ведущих уголовный процесс (суда, прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя);

- деятельность, направленная на возбуждение, расследование и разрешение уголовных дел;

- характер уголовно-процессуальных отношений, складывающихся между участниками уголовного производства;

- уголовно-процессуальное законодательство, регулирующее соответствующие отношения;

- корреспондирующие связи между уголовно-процессуальным правом и смежными отраслями права.

Наличие общих объектов, присущих предметам уголовно-процессуального права как отрасли права и науки уголовно-процессуального права, не исключает специальных объектов, определяемых особенностями самого предмета. Так, для предмета науки уголовно-процессуального права имеют значение такие объекты, как категориальный аппарат, обслуживающий нужды теории и практики уголовного процесса, новейшие достижения общей теории права, подлежащие уголовно-процессуальной интерпретации, практика Конституционного совета по вопросам уголовного судопроизводства, зарубежное уголовно-процессуальное право, сравнительное правоведение, правовая статистика, иные объекты, востребованные целями и задачи науки уголовно-процессуального права. Для предмета уголовно-процессуального права как отрасли права имеют значение такие объекты, как пределы влияния предписаний уголовно-процессуального закона, правовые последствия нарушения закона и меры, предусмотренные законом для восстановления нарушенного права, общественный резонанс, вызываемый деятельностью органов, осуществляющих уголовный процесс, средства достижения процессуальной экономии в практической деятельности, передовой опыт органов предварительного расследования и т.д.

Восприятие в качестве предмета действующего уголовно-процессуального права норм, регулирующих производство по уголовным делам в органах суда, прокуратуры и следствия, означает, что в пределах данной отрасли права:

а) изучаются и формулируются принципиальные положения, определяющие характер и направленность деятельности каждого из управомоченных органов как самостоятельно, так и во взаимосвязи;

б) вырабатываются гарантии, обеспечивающие соблюдение системы принципов в уголовном судопроизводстве;

в) конструируются, систематизируются нормы, устанавливающие процедурные моменты в системе факторов, лежащих в основе реализации функций уголовного судопроизводства.

Предметная характеристика непосредственно деятельности суда, прокуратуры и органов предварительного расследования и дознания, основанная на процессуальном законе, при расследовании и разрешении уголовных включает в себя:

а) изучение и обобщение практики работы этих органов и на их основе выработку рекомендаций по устранению типичных ошибок, допускаемых в правоприменительной деятельности;

б) обоснование разъяснений Верховного Суда Республики Казахстан по единообразному пониманию, толкованию и применению норм права;

в) выявление противоречий, имеющих место в законодательстве, а также в практической деятельности; формулирование предложений, направленных на совершенствование законодательства;

г) распространение положительного опыта работы;

д) изучение тенденций в процессе развития права, их приложение к уголовно-процессуальному праву и выявление наиболее острых, актуальных проблем в уголовном судопроизводстве с точки зрения фундаментально-теоретических и частно прикладных задач.

Включение в предмет уголовно-процессуального права уголовно-процессуальных отношений, возникающих между участникам судопроизводства в связи с выполнением судом, прокуратурой и органами предварительного расследования и дознания своих функций предполагает:

а) глубокие исследования в части функций уголовного процесса в целом и выполняемых отдельными участниками правоотношений подфункций;

б) изучение характера, содержания, направленности, правовых последствий применения норм, которые в своей совокупности и определяют под функциональную автономность деятельности суда, прокуратуры, органов следствия и дознания, а также норм, определяющих общефункциональную взаимосвязь;

в) выявление и изучение целей и задач уголовного судопроизводства в целом и в разрезе подфункций в частности;

г) определение правового статуса (совокупности прав и обязанностей) каждого из участников уголовного процесса через их функции и подфункции;

д) характер процедурных предписаний, обеспечивающих реализацию законодательно установленных прав и обязанностей участников процесса;

е) установление иерархии прав при наложении статусов (так, например, прокурор, следователь, орган дознания - все обладают правом возбуждения уголовного дела, но, например, такой орган дознания, как государственная противопожарная служба - только по делам о преступлениях, связанных с пожарами);

ж) достижение рационального соотношения статусов участников правоотношений в целях предотвращения взаимоисключающих процедурных предписаний.

Что же касается предмета уголовного судопроизводства как вида деятельности, определяемого вопросом об уголовной ответственности лица за вменяемое ему деяние, то эта сторона заключается в:

а) установлении наличия или отсутствия материально-правовых отношений;

б) процессуальной обеспеченности элементов предмета доказывания (см. ст. 117 УПК)[2] ;

в) взаимосвязанности материально-правовых отношений с основанием возникновения последних (например, обнаружение расчлененного трупа является основанием для применения статьи Уголовного кодекса об умышленном убийстве, а не хулиганстве);

г) характере "побочных" предметов судопроизводства (например, решение вопроса о передаче детей заключенного под стражу на попечение, если детям не исполнилось 16 лет и они остались без надзора);

д) взаимосвязанности предмета уголовного судопроизводства и частно-прикладной цели процесса (например, установление наличия вины ставит цель изобличения виновного и назначения ему законного наказания, а установление отсутствия вины ставит иную цель - восстановление ложно обвиненного в его законных правах);

е) установлении обстоятельств, исключающих уголовное судопроизводство (например, истечение срока давности влечет прекращение возбужденного уголовного дела);

ж) установлении оснований для уголовно-процессуальной ответственности (например, нарушение условий такой меры пресечения, как подписка о невыезде, может повлечь изменение меры пресечения на более суровую - заключение под стражу, т.е. ненадлежащее поведение; лица вызывает необходимость применения к нему мер уголовно-; процессуальной ответственности, при этом обязательным является наличие материально-правовой ответственности);

з) взаимообусловленности установления наличия уголовной ответственности за вменяемое лицу деяние и функций в уголовном судопроизводстве, а также предусмотренных уголовно-процессуальным правом гарантий соблюдения законных прав и интересов субъектов известных правоотношений.

Таким образом, понятие предмета уголовно-процессуального права как самостоятельной отрасли представляет собой достаточно сложную многоаспектную структуру, где основополагающим является утверждение о совпадении одной из целей уголовного и уголовно-процессуального права, заключающейся в обеспечении надлежащего применения законов в связи с регулированием материальными и процессуальными средствами отношений, возникающих в сфере борьбы с преступностью.

Вопрос о предмете уголовно-процессуального права, не исследовался до середины 70-х годов прошлого столетия. Дело в том, что предмет уголовного судопроизводства отождествлялся с предметом доказывания, что в корне неверно, так как предмет доказывания - это только составная часть предмета уголовно-процессуального права. Так, И.И. Мухин полагал, что предметом уголовного судопроизводства является событие преступления (еще более дробный элемент предмета доказывания); Т.Н. Добровольская усматривала предмет в действиях обвиняемого, а Б.А. Галкин -в установлении вины.

Предмет уголовного процесса Н.Н. Полянский видел в вопросе "о существовании права карательных органов на наказание привлеченного к уголовной ответственности лица и о размере этого права"[10]. Это означало, что предметом уголовного процесса является не вопрос об уголовной ответственности обвиняемого за преступление, а вопрос о том, совершило ли данное лицо преступление или не совершило. Ошибочность мнения заключается в том, что игнорируется отсутствие предмета уголовного судопроизводства при отсутствии вины лица в совершении преступления.

Разные подходы к пониманию сущности предмета уголов-но-процессуального права обозначали богатство последнего, его многоаспектность и полиструктурность. Наиболее глубокое исследование предмета уголовного судопроизводства проведено Я.О. Мотовиловкером в 70-х годах. Более поздние исследования вопроса являли собой лишь обогащенное изложение идей Я.О. Мотовиловкера (см., например, работы П.С. Элькинд).

Метод уголовно-процессуального права является производным от его предмета и объекта и заключается в том, что он определяет пути и способы постижения предмета. Отсюда ясно, что знание предмета является важнейшим условием для определения метода его исследования, изучения, постижения и познания. Иными словами, метод уголовно-процессуального права представляет собой комплекс способов, приемов и различных средств, применение которых позволит составить целостное представление о предмете уголовного процесса. По образному выражению академика РАЕН М.И. Байтина:

"Метод есть теория, обращенная к практике исследования"[11].

В системе методов научного и практического познания есть такие, которые носят всеобщий, универсальный характер, одинаково важны для изучения не только смежных, но и далеко отстоящих друг от друга отраслей знания, научных дисциплин, учебных курсов. Специальные вопросы предмета интересующей отрасли могут быть усвоены путем применения специальных методов, которые и создаются исключительно для нужд конкретной сферы знаний. Это означает, что из методических соображений метод академического курса уголовно-процессуального права, рассматриваемый как целостный комплекс способов, приемов и средств, целесообразно разделить на общие и специальные (или частнонаучные) средства, приемы и способы или, обобщая эти понятия, - методы.

Общие методы академического курса уголовно-процессуального права включают в себя:

- метод историзма;

- диалектический метод;

- логический метод;

- аналитический метод;

- метод синтезирования;

- экстраполятивный метод.

Метод историзма заключается в получении необходимой исходной информации, суммы знаний о возникновении уголовно-процессуального феномена, этапах его становления и развития, причинах его отмирания. Историзм позволяет увидеть сущность правового явления во взаимосвязи с социально значимыми процессами, экономической обстановкой и иными факторами, оказавшими влияние на состояние изучаемого предмета.

Диалектический метод предполагает учет закономерностей развития правового феномена во взаимосвязи с особенностями общественных отношений в конкретный исторический отрезок времени. Данный метод позволяет не только в ретроспективе изучать предмет, но и прогнозировать дальнейшие изменения в обозримом будущем. Вместе с тем, диалектическому методу характерны высокий уровень абстрагирования, требующий адекватной подготовки в области теории права.

Нельзя путать данный метод с диалектической философией объективистского типа, называемой диалектическим материализмом, которая выступала в качестве единственной научно-мировоззренческой методологии, олицетворявшей официальную советскую философию вплоть до процессов суверенизации и определения собственной политико-экономической ориентации бывших союзных республик СССР.

Логический метод помогает объяснить связи, возникающие между казалось бы разрозненными уголовно-процессуальными явлениями. Так, система уголовно-процессуальных принципов в целом оказывает влияние на характер и содержание гарантий, обеспечивающих соблюдение этих принципов. Эти характеристики находятся в логической связи, опосредуют и обуславливают друг друга.

Метод анализа представляет собой теоретико-мыслительный процесс, в ходе которого уголовно-процессуальный феномен (объект изучения) подвергается делению на составляющие элементы. Целью такого деления является установление признаков предмета, характера корреспондирующих между собой элементов связей, в конечном итоге - познание глубинной сущности предмета.

Метод синтеза противоположен методу анализа и предполагает соединение разрозненных элементов воедино, выстраивание целостной, законченной, логически безупречной структуры, обслуживающей нужды уголовного процесса.

Необходимо помнить, что общие методы наиболее часто применяются путем экстраполяции. Экстраполятивный метод предполагает переложение общих закономерностей на частные судопроизводственные аспекты. Данный метод одинаково важен и для группы общих, и для группы специальных методов.

Если методы историзма и диалектизма достаточно ясны и прозрачны, то, что касается иных общих методов, то они нуждаются в определенном (кратком) разъяснении. Так, институт гражданского иска, применяемый в уголовном процессе, имеет гражданско-правовое происхождение и детально отрегулирован нормами гражданского права. Логический метод подсказывает, что его применение в уголовном процессе не должно противоречить положениям гражданского права. Логично предположить, что для уголовно-процессуальной интерпретации данного института его следует подвергнуть правовому анализу, чтобы выявить закономерности, связанные с возникновением и развитием исковых отношений внутри гражданского права. Затем приступить к отбору в данном институте тех элементов, которые ни при каких обстоятельствах не могут быть изменены, и далее - к этим элементам путем синтеза подключить уголовно-процессуальные положения (как-то: порядок инициирования гражданского иска в уголовном процессе; процедура его рассмотрения, доказывания, обеспечения; уголовно-процессуальные отношения и последствия, возникающие при реализаций данного института, и т.п.). Все, что связано с привязкой (интерпретацией) гражданско-правового института к уголовному процессу, осуществляется путем применения метода синтеза, частично - экстраполяции.

Общие методы изучения предмета, как правило, применяются в сочетании не только друг с другом, но и с частно-научными или так называемыми специальными методами.

Частно-научные (специальные) методы изучения предмета уголовно-процессуального права дополняют и обогащают общие методы посредством их приспособляемости к конкретным (частным) нуждам данной отрасли права. Наиболее часто применяемыми частными методами являются: контент-анализ, статистика, интервьюирование, сравнительный, функциональный и др. Эти методы принято называть познанием на эмпирическом уровне. Промежуточное положение между эмпирическим и теоретическим познанием занимают методы сравнительно-правовой и функциональный.

П.С. Элькинд в 1972 году писала, что советский уголовный процесс, советское уголовно-процессуальное право имеют общую со всеми другими отраслям права экономическую основу (социалистический базис), классовую сущность (материально обусловленную волею советского народа), направленность (создание оптимальных условий коммунистического строительства), обеспеченность (комплекс воспитательных и принудительных мероприятий социалистического государства).

Такой подход, поддерживаемый практически всеми процессуалистами социалистического толка, основывался на утверждениях о том, что одной из задач теории советского уголовного процесса является борьба за партийность в науке, разоблачение ревизионистских, социал-реформистских и буржуазных теорий, реакционного характера буржуазного уголовного процесса. Такие известные представители советской уголовно-процессуалъной науки, как Д.С. Карев, Ф.Н. Фаткуллин, Э.Ф. Куцова, В.З.Лукашевич, В.П. Нажимов, В.Г. Даев, Н.С. Алексеев, К.Ф. Гуценко, П.Ф. Пашкевич, П.А. Лупинская, А.И. Бастрыкин, В.В. Шимановский, З.З. Зинатуллин, И.Е. Быховский к вопросам методологии и методов уголовно-процессуалъного права подходили с позиции партийности юридической науки и ее классовой направленности. Практически во всех литературных источниках, изданных до 1980 года отмечалось, что нормы уголовно-процессуалъного права изучаются на основе метода материалистической диалектики в их возникновении, развитии в определенных исторических и социальных условиях, на основе практики их применения. Единственным методом советской науки уголовного процесса признавался единый для всех областей науки марксистский диалектический метод -могучее, подлинно научное орудие познания объективной действительности.

Профессор Д.С. Карев указывает: "Будучи, как и все отрасли общественных наук, наукой классовой, наука уголовного процесса, основываясь на марксистско-ленинской теории, подходит к разрешению всех теоретических и практических вопросов уголовного процесса с партийных позиций, с точки зрения интересов рабочего класса и руководимых им трудящихся масс" (1975 год).

В современную эпоху необходимо говорить о том, что марксистско-ленинская теория - одна из многих теорий, так или иначе объясняющих состояние, явления и закономерности процессов, протекающих в объективной действительности. Диалектический материализм - одно из многих учений, объясняющих мир. Именно в силу этих соображений диалектическая методология уступила место понятию "диалектический метод ", как частное проявление процесса познания.

Литературные источники, изданные после 1980 года, уже не содержат категорических суждений, аналогичных вышеприведенным. Начиная с 1990 года в литературе, посвященной вопросам уголовно-процессуального права, практически не упоминается ни о методологии, ни о методе. Со своей стороны полагаем, что это не совсем верно. Любая отрасль знаний, включая юридическую науку, не может обойтись без общего и своего специального метода познания.

Необходимо отличать метод научного познания от метода регулирования правоотношений, возникающих в сфере уголовного процесса. В качестве такого метода или способа регулирования правоотношений в сфере уголовного процесса выступает процессуальная процедура.

Вопросы о методологии, методе отраслевого права являются одними из важнейших в силу ряда обстоятельств дискуссии, связанных со сменой политического курса развития страны, а значит - и правовой политики.

Из отечественных правоведов этой проблеме уделяли внимание А.Г. Диденко и М.Т.-М. Баймаханов.

Так, А.Г. Диденко указывал, что возможность существования множества определений права не означает множества ее сущностей [12]. Говоря иными словами, множество определений, несовпадающих по своему содержанию, свидетельствуют о том, что истина в познании сущности правового феномена может не быть достигнутой. Далее, А.Г. Диденко подчеркивает:

"Методология познания правовой действительности базируется на положениях общей теории познания. Однако при использовании философских выводов в прикладных исследованиях возникают трудности двоякого рода. Во-первых, в самой философии есть ряд нерешенных проблем, в том числе и в области общей теории познания, что неизбежно проецируется на отраслевые науки, создавая специфические сложности. Во-вторых, существуют научные проблемы и в правоведении, вследствие чего снижается эффективность использования здесь общенаучных методов познания [12, с. 8].

М.Т.-М. Баймаханов полагает, что наряду с общей методологией существует частно-научная методология познания. В частности он указывает: "Говоря о сравнительном методе, имеют в виду важный компонент частно-научной методологии (выделено нами- авт.). Он используется вместе с конкретно-социологическим, статистическим, кибернетическим, специально-юридическим методами и служит средством познания некоторых сторон государственно-правовой действительности"[13].


2. ЗАДАЧИ И СИСТЕМА УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

2.1 Назначение уголовного процесса

В соотношении понятий более широкий и обобщающий характер носит назначение, составной частью которого является комплекс целей. Последние достигаются путем решения системы общих и частных задач. Это означает, что в иерархическом ряду самым важным и крупным понятием является назначение уголовного процесса. Из назначения объективно вытекают цели уголовного процесса. Задачи являются наименьшим по своему объему понятием и вытекают из целей уголовного процесса.

Самостоятельной статьи, имеющей одноименное название и определяющей назначение уголовного процесса, в УПК нет. Однако это не означает, что это понятие отсутствует в уголовном процессе вообще. Для уяснения содержания назначения изучаемой сферы права целесообразно обратиться к Конституции РК, дающей базу для понимания сущности судебной власти, одной из форм осуществления которой является уголовной процесс. В соответствии со ст. 76 Конституции судебная власть имеет своим назначением защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, обеспечение исполнения Конституции, законов, иных нормативных правовых актов, международных договоров Республики. Ясно, что данное положение должно распространяться и на уголовный процесс. Однако, соответствующее Конституции положение в УПК отнесено к категории принципов уголовного процесса. В частности, в ст. 15 "Охрана прав и свобод граждан при производстве по уголовным делам" назначение судебной власти интерпретируется как принцип, что дает основание для поиска назначения уголовного процесса, исходя из всей совокупности уголовно-процессуальных положений, из духа закона, его сути, системы институтов, обслуживающих нужды процесса.

Таким образом, экстраполируя выводные положения Конституции в интересующей нас части на уголовно-процессуальное право, а также подвергая анализу в целом сущность уголовного процесса, можно прийти к заключению о том, что назначением уголовного процесса является:

- законодательное облечение объективной необходимости обязательного реагирования со стороны государства на факты совершения уголовно наказуемых деяний;

- придание данному законодательному облечению строгих форм, соблюдение которых обеспечивает достижение целей и решение задач уголовного процесса;

- предусмотрение системы гарантий, обеспечивающих целостность и нерушимость конституционных прав и свобод человека и гражданина;

- установление специальных процедур, влекущих усечение отдельных конституционных прав и свобод человека и гражданина в случаях нарушения ими принятых в Казахстане норм общежития и законопослушного поведения;

- создание реальных условий, при которых обеспечивается максимальное восстановление нарушенных прав потерпевших, гражданских истцов, незаконно обвиненных и осужденных, а также защита законных интересов лиц, вовлеченных в уголовный процесс;

- предусмотрение системы процедур, применение которых гарантирует отправление правосудия в соответствии с его целями и задачами.

Вместе с тем, такое представление о назначении уголовного процесса является недостаточным. Более глубокий анализ положений Конституции и УПК свидетельствует о том, что назначение уголовного процесса как вида деятельности и отрасли права несколько отличается от его понимания, приведенного выше. Необходимое понимание гораздо глубже и богаче по своему содержанию.

Для обозначения существа вопроса необходимо оговориться, что современное понимание проблемы предполагает дифференцированный подход к содержанию целей и задач уголовного процесса, что в свою очередь означает, что цели и задачи, имея производный характер от назначения уголовного процесса, совпадают с последним только при условии их восприятия в совокупности. Отсюда следует, что отсутствие в УПК статьи, закрепляющей назначение уголовного процесса, восполняется анализом и синтезом непосредственно задач уголовного процесса, обозначенных в ст. 8 УПК и иных положениях кодекса.

Сопоставление положений ст.76 Конституции и ст. 15 УПК позволяет считать, что защита прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, как это устанавливает Конституция, и охрана прав и свобод граждан при производстве по уголовным делам - это не одно и то же.

Казахстанский исследователь С.К. Журсимбаев пишет: "Права и свободы человека сегодня составляют общепланетарную ценность. Они подлежат оценке и защите в соответствии с теми стандартами, которые выработаны мировым сообществом. Именно в области уголовного права и процесса лежат границы для внедрения государства в область личной свободы граждан ... Не права человека должны подгоняться под нужды расследования, а уголовный процесс должен максимально сообразовываться с правами человека" [14]. При этом необходимо подчеркнуть, что названный автор не относит "защиту прав, свобод и законных интересов граждан" в уголовном судопроизводстве ни к задачам, ни к принципам, - он только осторожно называет этот феномен понятием. Но далее он аргументирует идею о том, что "защита прав, свобод и законных интересов граждан в уголовном процессе - это правовой институт".

Институализация "защиты прав, свобод и законных интересов граждан" означает следующее:

- данный феномен не может быть отнесен к задачам уголовного процесса, как это вытекает из ч.2 ст.8 УПК постольку, поскольку правовая задача по своему содержанию и значению значительно уже, чем институт;

- данный феномен не может быть отнесен к принципам уголовного процесса, как это вытекает из ст. 15 УПК постольку, поскольку это противоречит ст.76 Конституции.

Институт "защиты прав и свобод граждан" в сочетании с институтом "защиты законных интересов граждан" представляются элементами парной категории, взаимно дополняющими и обогащающими собственную содержательную сторону. Они не противоречат друг другу, находятся во взаимной обусловленности. Но для того, чтобы эти институты нашли свое закрепление в УПК именно в объединенной словесной формуле, необходима соответствующая конституционная основа. Анализ Конституции Республики Казахстан свидетельствует о следующем:

- права и свободы человека признаются высшими ценностями государства (п. 1 ст. 1);

- права и свободы человека гарантируются в соответствии с Конституцией (п.1 ст. 12);

- осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать прав и свобод других лиц (п. 5 ст. 12);

- каждый вправе защищать свои права и свободы всеми, не противоречащими закону способами (п.1 ст. 13);

- каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод (п.2ст.13);

- ограничение прав и свобод человека и гражданина допускается на законном основании и в целях охраны прав и свобод человека (п. 1 ст.39);

- отмена законов и иных нормативных правовых актов, признанных Конституционным Советом ущемляющими закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина (п.2 ст. 74);

- судебная власть "имеет своим назначением защиту прав, свобод и законных интересов граждан" (п.1 ст. 76);

- запрет на применение судами законов и иных нормативных правовых актов, "ущемляющих закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина" (ст.78).

Как мы видим, институт "законных интересов граждан" соответствующим образом закреплен в Основном законе страны. То обстоятельство, что только одна-единственная норма содержит указание на данный институт при довольно широком регламентационном поле, отводимом институту "защиты прав и свобод граждан", не является основанием для умаления его значимости. На уровне Конституции достаточно вообще упоминания интересующего нас института в соответствующем контексте.

Из приведенного выше анализа норм Конституции вытекает два важнейших вывода:

1) Конституция Республики Казахстан, наравне с конституциями иных государств, признает генетическую, логическую (герменевтическую) взаимную связь и обусловленность институтов "защиты прав и свобод граждан", "защиты законных интересов" (п.1 ст.76) и закрепляет их в одной связной формуле;

2) признает "защиту прав, свобод и законных интересов граждан" в качестве назначения (или привилегии) судебной власти.

Первый вывод, возвращаясь к началу рассмотрения проблемы, практически является доказательством нашего предположения о том, что при реализации гносеологической интерпретации традиционно понимаемых в качестве двух самостоятельных институтов, необходимо их отражение в УПК в виде объединенной, синтезированной словесной формулы, что вытекает из конструкции п.1 ст.76 Конституции Республики Казахстан.

Далее, отнесение рассматриваемого (уже синтезированного) института к назначению (привилегии) судебной власти требует уточнения содержания последнего. Доктринальное толкование п-2 ст. 75 Конституции предполагает, что судебная власть находит свою реализацию в процессуальной форме, одним из видов которой является уголовный процесс. Это означает, что требование соответствия отраслевого закона положениям Конституции может выражаться в форме текстуального воспроизведения формулы рассматриваемого института непосредственно в норме УПК. При этом важно сохранить идею, заложенную в Конституции, о том, что "защита прав, свобод и законных интересов граждан" - это назначение судопроизводства, а в пределах гносеологической интерпретации применительно к предмету уголовно-процессуального права защита должна рассматриваться как одно из общих назначений применения уголовно-процессуального закона. Это находится в согласии и с Конституцией, и с общим пониманием назначения уголовного судопроизводства как средства реализации судебной власти. Таким образом, назначением уголовно-процессуального закона является обеспечение защиты от необоснованного обвинения и осуждения, от незаконного ограничения прав, свобод и законных интересов человека и гражданина путем неукоснительного следования уполномоченным лицом и иными участниками уголовного процесса установленному в УПК порядку производства по уголовным делам.

Прямое толкование норм уголовно-процессуального закона Казахстана не предполагает усмотрение в нем дискуссии того, что мы в данном параграфе назвали назначением уголовного процесса. Вопрос о соотношении назначения, целей и задач одноименной отрасли права является открытым. Здесь имеют хождение такие точки зрения:

- назначение и цели уголовного процесса - это одно и то же;

- назначение уголовного процесса выражается в совокупности его целей и задач;

- отсутствие в УПК понятия "назначение уголовного процесса" является достаточным основанием для того, чтобы их не выделять отдельно и не осуществлять теоретико-правовых разработок;

- любое отраслевое законодательство имеет свое особое, специальное назначение независимо от того, закреплено ли соответствующее положение в законодательном порядке.

Отечественные процессуалисты Б.Х. Толеубекова, С.Д. Оспанов придерживаются последней точки зрения и достаточно весомо ее аргументируют. Более того, в докторской диссертации С.Д. Оспанова на тему: "Проблемы досудебного производства (организационные, уголовно-процессуальные, криминалистические)" (2003г.) данный вопрос раскрывается на уровне самостоятельного подраздела.

Данный подход в свое время был воспринят законодателем Российской Федерации. В частности, во вновь принятом УПК РФ имеется самостоятельная норма о назначении уголовного процесса. Так, ст.6 УПК РФ "Назначение уголовного судопроизводства" гласит: "1. Уголовное судопроизводство имеет своим назначением:

1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

3. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергается уголовному преследованию".

2.2 Цели уголовного процесса

В системе права проблемы целей и средств их достижения имеют не только теоретико-философское, но и практическое значение. Цели уголовного процесса как вида деятельности являются частью целей уголовно-процессуального права.

Ранее действовавший УПК определял цели уголовного процесса как обнаружение истины по уголовному делу, установление виновности и справедливое наказание лица, совершившего преступление, ограждение от необоснованного обвинения невиновного человека и оказание воспитательного воздействия на граждан.

Анализ действующего УПК говорит о том, что специальной нормы, посвященной цели судопроизводства, нет. Эта цель может быть выявлена из сущности иных норм, регламентирующих основные функции', осуществляемые в процессе судопроизводства. В частности, функция уголовного преследования осуществляется "в целях установления деяния, запрещенного уголовным законом, и совершившего его лица, виновности последнего в совершении преступления, а также для обеспечения применения к такому лицу наказания или иных мер уголовно-правового воздействия" (п. 13 ст.7 УПК). Функция защиты осуществляется "в целях обеспечения прав и интересов лиц, которые подозреваются в совершении преступления, опровержения или смягчения обвинения, а также реабилитации лиц, неправомерно подвергшихся уголовному преследованию" (п.9 ст.7 УПК). В соответствии с Законом Республики Казахстан "О Прокуратуре" функция надзора за законностью осуществляется в целях восстановления нарушенного права, представления интересов государства в суде, осуществления уголовного преследования (ст. 1).

Таким образом, цели уголовного судопроизводства включают в себя:

- установление деяния, запрещенного уголовным законом;

- установление лица, совершившего это деяние, обеспечение применения наказания виновному лицу;

- обеспечение прав и интересов лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство;

- реабилитация лиц, неправомерно подвергнутых уголовному преследованию;

- установление совокупности обстоятельств дела;

- восстановление нарушенного права;

- представление прокурором интересов государства в суде. Все это в совокупности называется правосудием. Значит, цель уголовного процесса заключается в создании необходимых процессуальных условий, обеспечивающих совершение правосудия. Данное определение созвучно с понятием судебной власти, закрепленным в Конституции, где в ст.76 говорится: "Судебная власть... имеет своим назначением защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, обеспечение исполнения Конституции, законов, иных нормативных правовых актов, международных договоров Республики". Это положение Конституции дословно воспроизводится в ст. 1 Конституционного закона "О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан".

Цели уголовно-процессуального права по своему содержанию гораздо богаче и сложнее по структуре. Для понимания сущности цели данной отрасли права необходимо рассмотреть вопрос о том, какое значение имеет цель как таковая. Доктринальное толкование говорит о том, что в сфере уголовного судопроизводства значение целей права заключается в следующем:

- в уяснении содержания направленности уголовно-процессуальной правотворческой и правоприменительной деятельности;

- в определении места и социальной ценности уголовно-процессуального правового регулирования. Социальная ценность при этом обозначает способность данной отрасли удовлетворять запросы общества в регулировании уголовно-процессуальных правоотношений;

- в обеспечении оптимальной эффективности уголовно-процессуального права и его реализации [15].

- в создании оправданного равновесия между целями уголовного судопроизводства и средствами их достижения.

Является бесспорным, что достижение целей возможно при решении задач, как общеправового свойства, так и специальных. Это обстоятельство важно в связи с тем, что в литературе зачастую цели и задачи рассматриваются как явления одно-порядковые. Ошибка исходит от неверного толкования уголовно-процессуального закона. Так, ст. 3 в ранее действовавшем УПК, закрепляя в первой части задачи уголовного судопроизводства, во второй фактически говорит о целях: укрепление законности, предупреждение и искоренение преступлений, охрана интересов общества, прав и свобод граждан, воспитание граждан в духе соблюдения законов.

Цель уголовного процесса М.С. Строгович определяет как обнаружение истины по уголовному делу, установление виновности и справедливое наказание лица, совершившего преступление, ограждение от неосновательного обвинения невинного человека и оказание воспитательного воздействия на граждан.

Более широкое определение дает П.С. Элькинд:"...Цель уголовно-процессуального права состоит в наиболее эффективном и рациональном урегулировании данных общественных отношений, в обеспечении их направленности к решению задач уголовного судопроизводства, в конечном счете - к уничтожению преступности"[15, с. 12-13].

Различия в степени обобщения в определениях, сформулированных М.С. Строговичем и П.С. Элькинд [3] , обусловлены тем, что первый говорит о цели процесса, а вторая - о цели уголовно-процессуального права, что значительно более широкое понятие.

Исходя из соотношения уголовного процесса и уголовно-процессуального права, необходимо полагать, что цель уголовного процесса (вида деятельности), как отмечалось выше, - это только часть системы целей уголовно-процессуального права.

Серьезные изменения в структуру целей и задач права внесла Конституция Республики Казахстан. В частности, ст.39 Конституции гласит: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только законами и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения". Это положение и должно быть определяющим в построении дефиниции цели уголовно-процессуального права.

Таким образом, общая цель уголовно-процессуального права, по нашему мнению, заключается в урегулировании общественных отношений, складывающихся в результате расследования преступлений, рассмотрения и разрешения судом уголовных дел по существу, а также в обеспечении направленности этих отношений на соблюдение прав и свобод личности, общественной безопасности, охраны конституционного строя. При этом формой выражения цели выступают конкретные нормы уголовно-процессуального права.

В содержание общей цели уголовно-процессуального права входит: охрана конституционных прав и свобод граждан; обеспечение соблюдения законности и правопорядка.

Общая цель достигается путем решения задач, о которых подробно сказано в следующем параграфе.

Определение общей цели уголовно-процессуального права позволяет вычленить цели специальные и частные.

Специальные цели - это те, которые определяют содержание функциональной направленности деятельности субъектов уголовно-процессуальных правоотношений, уполномоченных осуществлять уголовное судопроизводство.

Для органов расследования специальными целями являются:

- установление и доказывание обстоятельств совершения преступления;

- вменение вины за совершенное деяние конкретному лицу. Для органов прокуратуры в качестве специальных целей необходимо признать:

- обоснование перед судом обвинения в случае поддержания прокурором ранее предъявленного обвинения;

- обоснование прекращения уголовного преследования в случае обнаружения следственной ошибки;

- обеспечение соблюдения законности всеми участниками уголовного процесса.

Для органов суда специальной и единственной целью является достижение объективной истины по делу и отправление правосудия.

Частные цели присущи каждой конкретной стадии уголовного судопроизводства, конкретному процессуальному действию. Например, цель стадии возбуждения уголовного дела - это реагирование на заявление, сообщение о совершенном или готовящемся преступлении либо на факт обнаружения признаков преступления непосредственно органами, уполномоченными осуществлять уголовное судопроизводство. Цель проведения допроса свидетеля - получение доказательственной информации по делу и т.д.

Общая направленность целей уголовно-процессуального права обусловливает внутреннее единство составных частей данной отрасли права. Цели специальные и частные находятся в тесной взаимосвязи с общей целью, определяются содержанием и направленностью последней. Иерархия целей подкрепляется иерархией средств их достижения.

Как нам представляется, признание полиструктурности уголовно-процессуального права, включающего в себя систему норм права, правоотношения, уголовный процесс как вид деятельности, доказательственное право, диктует многомерность системы целей, что и было нами ранее показано. Далее, одни и те же цели могут достигаться различными процессуальными средствами, которые отличаются друг от друга характером и степенью значимости наступающих правовых последствий.

Так, заключение под стражу влечет гораздо более серьезные правовые последствия, чем, например, отобрание подписки о невыезде. И в том и в другом случае достигается общая цель -предупреждение возможного неисполнения определенных процессуальных обязанностей лицами, в отношении которых эти меры пресечения избраны. При общности цели применены разные средства.

Дифференцирующие факторы еще более усиливаются, когда речь идет о различных целях. Так, например, цель закрепления и сохранения во времени хода и результатов проведенного следственного действия достигается протоколированием действия, применением различных технических средств. А удостоверительная цель (соответствие фактически проведенных действий описанным в протоколе) достигается путем привлечения к производству процессуального действия понятых.

Представляет научный интерес мнение российского процессуалиста А.П. Гуляева, который, комментируя ст.6 УПК РФ, пишет: "В настоящей статье (ст.6 "Назначение уголовного судопроизводства" - прим. Наше - Б.Т.) в принцип уголовного судопроизводства, по сути, возведено назначение самой уголовно-процессуальной деятельности, то есть ее задачи и цели. Характерным для содержания части первой настоящей статьи является акцент на главную цель судопроизводства -защиту прав и законных интересов участников общественных отношений, пострадавших от преступлений, и попутную цель, хотя и весьма важную, - защиту в ходе уголовного судопроизводства личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод"[16].

2.3 Задачи уголовного процесса

В иерархии основных категорий задачи стоят на втором месте после целей. Задачи являются производными от целей элементами структуры и системы процессуального права. Этим объясняется тесная содержательная взаимосвязь между целями и задачами судопроизводства. Решение задач лежит в основе достижения такой цели, как правосудие. Иными словами, задачи - это пути достижения цели.

Понимание сущности задач носит неоднозначный характер и предполагает различные подходы к освещению данного вопроса.

Один из наиболее часто встречаемых в теории и практике подходов заключается в том, что задачи рассматриваются как однозначно и исчерпывающе изложенные положения, закрепленные в ст. 8 У ПК. При всей привлекательности и простоте такого подхода, он не отражает в полном объеме всей содержательной части задач уголовно-процессуального права. Дело в том, что задачи уголовного процесса значительно уже задач собственно уголовного процесса. При этом последние являются составной частью задач соответствующей отрасли права. Поэтому вполне логично, что раскрытие задач уголовного процесса строится на анализе ст. 8 УПК. Вместе с тем и этот аргумент страдает определенным недостатком. Уголовно-процессуальный кодекс - это не единственный нормативно-правовой источник рассматриваемой отрасли. Значит, задачи уголовного процесса должны базироваться на совокупности задач, закрепленных, кроме УПК, также в иных источниках права, регламентирующих уголовно-процессуальную деятельность.

Рассмотрим задачи уголовного процесса как вида деятельности путем анализа положений ст. 8 УПК "Задачи уголовного процесса".

Исходя из содержания части первой данной статьи, в качестве задач можно выделить:

- быстрое и полное раскрытие преступлений;

- изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление;

- справедливое судебное разбирательство и правильное применение закона.

Эти задачи носят общий характер и адресованы в первую очередь к органам и уполномоченным лицам, осуществляющим уголовный процесс.

Анализ части второй рассматриваемой статьи позволяет считать, что сформулированные в ней задачи носят специфический характер и адресованы они не только к тем, кто ведет процесс, но и к Конституционному Совету, пленарному заседанию Верховного суда, а также законодателю. Основанием для такого понимания является особенность лексической конструкции части второй ст. 8 УПК, начинающейся так: "Установленный законом порядок производства по уголовным делам должен обеспечивать... "

Изложенное означает следующее:

- для решения задач, заключенных в части второй ст. 8 УПК, недостаточно слепого следования предписаниям уголовно-процессуального закона. Лицо, ведущее уголовный процесс, должно анализировать сущность того или иного предписания с тем, чтобы, при наличии к тому оснований, инициировать обращение в Конституционный Совет для получения разъяснения в вопросе о том, не усматривается ли ущемления конституционных прав и свобод граждан, участвующих в уголовном процессе;

- лицо, ведущее уголовный процесс, либо защитник должны реагировать установленным законом способом, если обнаружится, что подлежащие применению уголовно-процессуальные нормы противоречат положениям Конституции РК. В подобных ситуациях закон, включая Конституцию, предусматривает прямое применение последней.

Таким образом, законодатель учитывает, во-первых, что действующий УПК имеет пробелы и не до конца отрегулированы предписания, во-вторых, уголовно-процессуальное законодательство подвергается изменениям, обогащается путем принятия иных законодательных актов, составляющих источниковую базу уголовного процесса. Все это в своей совокупности должно быть направлено на решение задач, сформулированных во второй части ст.8 УПК. Отсюда и специфичность, как адресата, так и самих задач, заключающихся в следующем:

- обеспечение защиты от необоснованного обвинения или осуждения;

- обеспечение защиты от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина;

- обеспечение незамедлительной и полной реабилитации лица в случае его незаконного обвинения и осуждения невиновного;

- способствование укреплению законности и правопорядка, предупреждению преступлений, формированию уважительного отношения к праву.

Для понимания всей глубины задач уголовного процесса недостаточно изложенного выше подхода. Из методических соображений применяется более упрощенный, вместе с тем распространенный, подход, позволяющий воспринимать в целом комплекс задач, зафиксированных в частях первой и второй ст. 8 УПК, как единый, логически взаимосвязанный набор социально значимых правовых элементов, отражающих сущность, как назначения, так и цели уголовного процесса. Данное понимание заключается в том, что эти задачи могут рассматриваться как общие для уголовного процесса в целом, поскольку они имеют направляющее значение для всех его стадий и для деятельности органов уголовного преследования и суда, ведущих производство по уголовному делу.

Другое дело, если говорить о возможности дифференциации указанных задач, исходя из того, что органы уголовного преследования и суд выполняют неодинаковые процессуальные функции, и поэтому задачи каждого из них не совпадают в полной мере с задачами другого субъекта уголовного процесса. Так, очевидно, что задача быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления, относятся непосредственно к деятельности органов уголовного преследования, а обеспечение справедливого судебного разбирательства является обязанностью и задачей суда как органа правосудия.

Вместе с тем, не все перечисленные в ст. 8 УПК задачи могут быть строго дифференцированы как относящиеся к деятельности только того или иного субъекта уголовного процесса. Например, задача правильного применения уголовного закона имеет непосредственное отношение и к органам уголовного преследования, и к разрешению уголовного дела судом. Обеспечение защиты от необоснованного обвинения и осуждения, от незаконного ограничения прав и свобод человека, полная реабилитация незаконно обвиненного или необоснованно осужденного лица - все эти задачи тесным образом взаимосвязаны между собой и имеют одинаковое значение для всех органов, ведущих производство по уголовному делу.

Названные задачи уголовного процесса могут рассматриваться, далее, с точки зрения степени их конкретизации и специфичности. Так, задачи, указанные в первой части ст.8 УПК, являются специфическими и непосредственными и должны выполняться в ходе производства по каждому конкретному уголовному делу. В этой связи следует заметить, что указание в ч.1 ст.8 УПК на задачу правильного применения уголовного закона нельзя понимать в ограниченном смысле, поскольку в ходе производства по уголовному делу применяется как уголовный, так и уголовно-процессуальный закон, а в необходимых случаях применяются и другие законы. Поэтому в этой части задачу уголовного процесса необходимо понимать, как требование правильного применения всех законов с тем, чтобы каждый, совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Что же касается других задач уголовного процесса, носящих более общий, воспитательно-профилактический характер (укрепление законности и правопорядка, предупреждение преступлений, формирование уважительного отношения к праву), то они ставятся не только перед производством по каждому делу, но и в целом перед уголовным судопроизводством. Осуществление их возможно лишь при условии выполнения тех непосредственных и специфических задач, о которых говорилось до этого. Вполне очевидно, что если преступление не раскрыто в полной мере, при рассмотрении и разрешении судом уголовного дела нарушена справедливость, а наказанию подвергнуто лицо, которое преступление не совершало, то по образному выражению Б.Т. Безлепкина, позитивного эффекта уголовный процесс дать не может.

Другой подход к пониманию вопроса заключается в более жесткой дифференциации уголовно-процессуальных задач по признаку их иерархической последовательности и значимости во взаимосвязи с субъектами уголовно-процессуальных правоотношений, кому конкретные задачи адресованы.

Данный подход заключается в том, что задачи в уголовно-процессуальном праве подразделяются на три уровня (ст. 8 УПК). Первый уровень включает следующие задачи:

- быстрое и полное раскрытие преступлений;

- изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление;

- справедливое судебное разбирательство и правильное применение закона.

Решение задач данного уровня направлено на осуществление функции уголовного преследования, отражает только один аспект сущности правосудия, заключающийся в применении всех процессуальных методов и средств по воздействию на преступное поведение.

Второй уровень представлен задачами:

- обеспечения зашиты от необоснованного обвинения и осуждения;

- обеспечения защиты от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина;

- обеспечения незамедлительной и полной реабилитации в случае незаконного обвинения или осуждения невиновного.

Их позитивная направленность очевидна, она отражает второй аспект правосудия, заключающийся в ограждении от уголовного преследования невиновных.

Третий уровень задач решает вопросы оказания содействия укреплению законности и правопорядка, предупреждению преступлений, формированию уважительного отношения к праву. Данный уровень носит общий характер. Решение задач первых двух уровней означает одновременно решение задач третьего уровня. Ни одна из задач третьего уровня не может считаться решенной, если не решена хотя бы одна из задач первого и второго уровня.

Решение задач уголовно-процессуального права основано на методах и средствах, применение которых предусмотрено уголовно-процессуальным законом. Иные методы и средства недопустимы. В противном случае можно утверждать, что законность и правопорядок нарушены. Последнее будет означать, что цель уголовного судопроизводства не достигнута и правосудие не свершилось.

Рассмотрим содержание и значение задач первого уровня.

Задача быстрого и полного раскрытия преступлений.

Быстрота означает, что временной разрыв между совершением преступления и его узнаванием управомоченными органами должен быть минимальным. Чем раньше органы дознания и следствия начнут расследовать обстоятельства преступления, тем больше вероятность правильности и законности последующей судебной оценки степени виновности и уголовной ответственности лица, совершившего преступление. Эффективность правосудия тем выше, чем раньше наступает справедливое наказание за совершенное преступление. Полное раскрытие означает, что должны быть установлены все виновные лица и все преступления. Это важно в связи с тем, что одним лицом может быть совершено несколько преступлений или несколькими лицами совершено одно преступление. В каждом из названных случаев уголовно-правовая оценка деяний виновных лиц может быть различной, что влечет применение разных видов наказания. Раскрытие преступлений необходимо связывать с процессуальной деятельностью органов уголовного преследования: прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя (п. 14 ст.7 УПК). Раскрытие, т.е. узнавание факта совершения преступления не может иметь места вне пределов деятельности органов уголовного преследования. В понятие раскрытия входят:

- точное установление того, что интересующее деяние носит признаки преступления;

- выявление всех обстоятельств совершенного преступления, лица (или лиц), его совершившего;

- установление степени вины каждого, кто причастен к преступлению;

- выявление и установление всех иных значимых для дела обстоятельств.

Раскрытое преступление подлежит судебной оценке и принятию судом надлежащего решения. Это означает, что до тех пор, пока преступление не будет раскрыто, материалы дела не могут быть положены в основу судебного разбирательства, т.е. не могут быть переданы в суд. Значит, раскрытие преступлений - это прерогатива органов, осуществляющих уголовный процесс до того момента, когда материалы уголовного дела будут переданы в суд. К этим органам относятся следователь, орган дознания, дознаватель. Суд может вынести законное, справедливое решение при условии, что преступление раскрыто в полном объеме. Полное раскрытие означает, что выявлено и установлено все, что имеет значение для дела.

Обстоятельство того, что потерпевший, свидетель преступления владел информацией о совершении преступления до того, как об этом стало известно органу уголовного преследования, не имеет отношения к уголовно-процессуальной задаче быстрого и полного раскрытия преступлений. Преступление считается раскрытым, если оценка деяния как уголовно наказуемого, т.е. преступного, исходит от органа уголовного преследования путем фиксации этого факта в установленном законом порядке.

Для обеспечения быстроты и полноты законом предусмотрены определенные гарантии. Процесс раскрытия преступления ограничен во времени так называемыми процессуальными сроками, соблюдение которых позволяет создать оптимальные условия для сокращения разрыва во времени между фактом обнаружения признаков преступления и доведением материалов уголовного дела до суда. Таким образом, процессуальный срок - это процессуальная гарантия обеспечения быстроты раскрытия преступления. Полнота обеспечивается такими гарантиями, как проведение по делу любых предусмотренных законом следственных действий, как обязательность установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Задача изобличения и привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление, также решается в процессе досудебной деятельности. Как известно, лицо не может считаться виновным до тех пор, пока его вина не будет установлена в порядке, предусмотренном законом. Это означает, что лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, если не собраны все улики, доказывающие его вину. Поэтому изобличение состоит в собирании улик, в их выстраивании в логической последовательности и во взаимосвязи с фактом преступления. Изобличить лицо в преступлении означает доказать его виновность путем применения установленных законом методов и средств, наиболее значимыми из которых является следственные действия. Привлечение лица к уголовной ответственности состоит в изменении правового положения лица, в отношении которого велось уголовное дело, в связи с доказанностью его вины. Только факт доказанности вины является основанием для привлечения лица к уголовной ответственности. Сущность изменения правового положения лица заключается в том, что ранее подозреваемый в совершении преступления становится обвиняемым.

Таким образом, изобличение необходимо понимать как доказанность в установленном процессуальном порядке факта совершения преступления конкретным лицом. Для изобличения необходимо обеспечение уголовного дела такой доказательственной базой, которая была бы бесспорной с точки зрения законности появления доказательств в деле, их отношения именно к этому преступлению, логической взаимосвязанности отдельных доказательств между собой. Изобличение также означает, что доказанное деяние, совершенное лицом, является преступным и лицо подлежит уголовному наказанию. Бесспорное установление взаимосвязи между фактом совершения преступления и лицом, его совершившим, является основанием для привлечения виновного лица к уголовной ответственности. Закон предписывает для изобличения виновного лица принять все предусмотренные законом меры (ч.1 ст.36 УПК). Очевидно, что принимать эти меры может только орган уголовного преследования.

Законодательством предусмотрен ряд гарантий, обеспечивающих решение задачи изобличения и привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление. В качестве таких гарантий выступают: возможность признания доказательства, не имеющими юридической силы, если они собраны ненадлежащим лицом или с нарушением установленных правил производства следственных действий; требования собирания доказательств (улик) только следственным путем; установление обстоятельств равно как отягчающих, так и смягчающих вину лица;

применение ограничений путем использования институтов привилегий и иммунитетов; распространение влияния системы уголовно-процессуальных принципов на все производство, а также на участников процесса; невозможность привлечения лица к уголовной ответственности только на основании его собственного признания совершения преступления. Данный перечень гарантий не является исчерпывающим. Их содержание и значение будут раскрыты как в общей, так и в особенной частях настоящего курса.

Задача справедливого судебного разбирательства и правильного применения закона является одной из важнейших в уголовном процессе. Ее правильное решение является залогом совершения правосудия. Ясно, что данная задача не может быть решена без надлежащего решения двух предыдущих задач, а именно: без быстрого и полного раскрытия преступления, без изобличения и привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление. Совершение правосудия в контексте рассматриваемой задачи означает, что над личными интересами виновного лица стоят законные интересы потерпевшего и интересы государства, выраженные в законодательных актах (в норме УК, в предписаниях УПК). Однако законный интерес виновного лица должен быть обеспечен всею силою закона. В данном случае законный интерес заключается в вынесении наказания не более сурового, чем это предусмотрено законом (при этом личный интерес может заключаться в вынесении наказания более мягкого, чем это предусмотрено законом, либо в стремлении избежать наказания вовсе при отсутствии к тому оснований). Значит, справедливость может быть обеспечена прежде всего правильным применением закона, обеспечением законного интереса виновного лица.

Справедливость обеспечивается соблюдением установленной законом процедуры судебного разбирательства. Справедливость означает, что суд был беспристрастным, объективным при оценке исследованных обстоятельств дела. Если соблюдены приведенные условия, то имеются все основания к правильному применению закона.

В связи с изложенным представляет интерес мнение И.Ф. Казьмина и В.М. Сырых, которые писали, что требование справедливости к актам применения права означает "осознание правильности решения дела с точки зрения интересов надзора и государства, убежденность лица, применяющего право, а также окружающих в том, что принятое решение согласуется с принципами морали, общечеловеческими ценностями, отвечает потребностям и интересам отдельных граждан, их коллективов, предприятий, учреждений. Справедливость акта применения права предполагает соответствие принятого решения общественному мнению, согласованность его содержания с моральными убеждениями людей и общества в целом"'.

Нормы процессуального права сконструированы таким образом, что они обеспечивают соблюдение гарантированных Конституцией Республики Казахстан прав и свобод человека и гражданина. Отступление, несоблюдение установленных правил влечет ущемление этих прав и свобод, а значит - несправедливость судебного разбирательства. Последнее приводит к несправедливому, незаконному [17] решению. Применительно к уголовно-процессуальному праву понятие справедливости тесно примыкает к понятию законности.

Гарантиями решения данной задачи выступают:

не связанность суда с доводами и доказательствами предварительного расследования;

возможность обжалования приговора (иных решений) суда;

установленная процедура судебного разбирательства;

предусмотрение оснований для безусловной отмены решения суда как вынесенных с нарушением установленных процессуальных правил.

В связи с вышеизложенным, уместно сослаться на мнение известного российского ученого-процессуалиста Б.Т. Безлепкина, который писал, что "ставя задачу обеспечения правильного применения закона УПК указывает двуединый результат, который ожидается от ее осуществления: чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден, иначе говоря, надежно огражден от уголовного преследования и связанных с этим незаслуженных лишений... Очевидно, что в основе формулы задач уголовного судопроизводства лежит философско-нравственная идея справедливости (точная соразмерность "деяния и воздаяния"), которая как никакая другая, кроме, пожалуй, веры в Бога, так цепко в течение тысячелетий владеет общественным сознанием" [18].

Рассмотрим содержание и значение задач второго уровня.

Задача обеспечения защиты от необоснованного обвинения и осуждения решается исключительно для последовательной реализации идей правосудия и ограждения невиновных от произвола некомпетентных должностных лиц, а также для исключения негативного влияния лиц, заинтересованных в переложении вины на невиновного. Необходимо помнить, что необоснованное обвинение и осуждение могут быть результатом не только чьей-то воли, противостоящей закону, но также следственных и судебных ошибок, добросовестного заблуждения. Однако, в любом случае справедливость правосудия предполагает исключение всякой возможности необоснованного обвинения и осуждения. Необоснованность может выражаться не только в фактах вовлечения в уголовно-процессуальный оборот абсолютно ни в чем невиновного человека, но и в том, что лицу может быть инкриминировано преступление, которого он в действительности не совершал.

Задача обеспечения защиты от необоснованного обвинения и осуждения решается на протяжении всего уголовного процесса по делу: от возбуждения дела до вынесения приговора судом. Сам факт возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица и дальнейшее производство по делу означает, что это лицо преследуется в уголовном порядке и уполномоченные органы и лица вправе применить всю силу закона для того, чтобы это лицо было признано виновным и понесло наказание. Во избежание ошибки, а также создания условий для реализации конституционных прав и свобод лицу, вовлеченному в уголовный процесс, предоставляются возможности для реализации права на защиту от необоснованного обвинения и осуждения. Для реализации права на защиту не имеет значения фактическое наличие или отсутствие оснований для обвинения или осуждения, т.е. лицо, действительно совершившее преступление, также обеспечивается защитой. Задача защиты в этом случае заключается в ограждении от обвинения в том преступлении, которого данное лицо не совершало, либо в том объеме, который превышает объем, имевший место в действительности.

Гарантиями обеспечения защиты от необоснованного обвинения и осуждения являются: право обвиняемого на квалифицированную юридическую помощь и защиту; право обвиняемого не давать каких-либо показаний по делу; возможность самого широкого применения института ходатайств; наличие законных оснований для обжалования либо опротестования судебных решений; законодательное предусмотрение ревизионного начала ряда производств.

В системе гарантий предполагается отвести особое место институту присяжных заседателей.. В настоящее время суд присяжных заседателей, будучи закрепленным, в статье 75 Конституции РК, а также в ст. 1 Конституционного Закона РК "О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан", еще не включен в механизм уголовного процесса, в связи с чем его применение на данном этапе развития уголовно-процессуального права не представляется возможным.

Задача обеспечения защиты от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина близко примыкает к задаче обеспечения защиты от необоснованного обвинения и осуждения. Дело в том, что незаконное ограничение прав и свобод человека и гражданина является свидетельством несправедливости, попрания идей правосудия в широком смысле. Ограничение прав и свобод может носить временный характер и только в связи с совершением лицом уголовно-наказуемого деяния. Пределы таких ограничений установлены Конституцией в нормах, определяющих максимальные сроки ареста в связи с подозрением лица в уголовном нарушении закона, а также в условиях, при которых лицо может быть лишено свободы. Этими условиями являются основания для уголовного преследования и осуждения преступника. Кроме того, Конституция устанавливает, что такие свободы и права, как приобретение гражданства, государственная защита граждан, находящихся за пределами Казахстана, право на признание правосубъектности лица, право на судебную защиту своих прав и свобод, получение юридической помощи, которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах (ст. 39). Эти постулаты адекватно восприняты уголовно-процессуальным правом.

Обеспечение защиты от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина. Ограничение прав и свобод человека и гражданина, вовлеченного в уголовный процесс, не должно превышать тех ограничений, которые прямо предусмотрены законом, либо не проявляются в форме ограничений, которых нет в законе. Виды ограничений исчерпывающе даны в УПК и никакие иные ограничения в ходе судопроизводства не могут быть применены.

Выбор вида ограничения не может быть произвольным, он должен быть соразмерным поведению виновного лица, тяжести совершенного деяния, должен отвечать решению задач судопроизводства на его конкретном этапе. Защита от незаконного ограничения прав и свобод обеспечивается как всей системой процессуальных предписаний, так и специальными методами и средствами института защиты.

Гарантиями обеспечения защиты от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина являются: право лица обжаловать незаконные действия уполномоченных органов и лиц, включая обращение в суд; пользоваться услугами адвоката; знать сущность оснований и поводов, повлекших ограничения прав и свобод лица; установление юридической ответственности за действия, связанные с незаконным ограничением прав и свобод человека и гражданина.

Задача обеспечения незамедлительной и полной реабилитации лица в случае незаконного обвинения и осуждения невиновного находится в генетической связи с задачей обеспечения защиты от необоснованного обвинения и осуждения. Если механизмы защиты не были реализованы в полном объеме, и состоялся факт незаконного обвинения или осуждения невиновного, и нарушения закона в этой части будут неоспоримо установлены, то закон предусматривает специальные процедуры, применение которых позволяет вернуть правоотношения в исходное состояние, т.е. восстановить чье-либо нарушенное право. Справедливость и правильность суда в том и заключается, чтобы в случаях необоснованного притеснения лица, совершенного именем закона, именем же закона вернуть лицу его доброе имя, восстановить его во всех законно притязаемых правах.

Установление незаконности обвинения и осуждения означает, что права лица грубо нарушены. В задачу судопроизводства входит восстановление нарушенного права средствами уголовного процесса. Реабилитация предполагает полное восстановление статуса лица, принадлежащего ему до момента незаконного обвинения или осуждения. Незамедлительность означает, что для восстановления справедливости не имеет значения, когда эта несправедливость была допущена, но имеет значение, когда был установлен факт допущения несправедливости. Закон предусматривает специальный процедурный механизм, направленный на незамедлительное принятие законных мер к восстановлению нарушенного права в виде незаконного обвинения или осуждения невиновного, а также к возмещению вреда, причиненного ему в результате незаконных действий органа, ведущего уголовный процесс (ст.39 УПК).

Необходимо иметь в виду, что незаконное обвинение или осуждение невиновного может исходить только от органа уголовного преследования или суда. Реабилитация осуществляется путем прекращения органом уголовного преследования уголовного дела в отношении лица, незаконно привлеченного к уголовной ответственности, либо в судебном порядке в отношении невиновного осужденного.

Гарантиями обеспечения незамедлительной и полной реабилитации в случае незаконного обвинения или осуждения невиновного является: законодательное предусмотрение уголовно-процессуальных методов и средств, направленных на реабилитацию лица (так называемый институт реабилитации); право не прекращать уголовное дело при наличии обстоятельств, исключающих уголовное преследование в отношении умершего, когда производство по нему необходимо для реабилитации умершего.

Третий уровень задач уголовного процесса представлен в основном задачей, связанной со способствованием укреплению законности и правопорядка, предупреждением преступлений, формированием уважительного отношения к праву, должен решаться на протяжении всей уголовно-процессуальной деятельности. Правосудие, отвечающее требованиям закона и соответствующее представлениям общества о нравственности предписаний права, само по себе приносит эффект воспитательного свойства и уважительного отношения к закону, свершившемуся правосудию, органам и лицам, осуществляющим функцию правосудия. Уголовно-процессуальный закон не содержит каких-либо специальных процедур, строго адресованных для решения названной выше задачи, они решаются всей совокупностью применяемых в уголовном процессе мер и средств.

Как видно из существа гарантий, предусмотренных законом для обеспечения задач, вытекающих из целей уголовного процесса, то они (гарантии) носят достаточно универсальный характер. Они полифункциональны. Эти характерные черты гарантий позволяют максимально точно исполнять предписания закона всеми, кто участвует в процессе. И то обстоятельство, что одна и та же гарантия направлена на обеспечение двух и более задач, указывает на высокое качество такой гарантии. Вместе с тем, в ходе изучения настоящего курса вы увидите, что в уголовном процессе имеют место узкоспециальные гарантии, обслуживающие нужды конкретных правоотношений, отдельных институтов и категорий. Их место, сущность и значение в уголовном процессе могут быть познаны и уяснены в совокупности с иными знаниями о процессе, в иерархических взаимосвязях и опосредованиях различных категорий, понятий, имеющих обращение в уголовно-процессуальном праве.

Небезынтересно по этому вопросу суждение одного из талантливейших российских ученых М.А. Чельцова-Бебутова, который проявил попытку проанализировать позицию В.И. Ленина в интересующей нас части. Так, он писал: "Не оставил Владимир Ильич Ленин без внимания и самую демократическую форму буржуазного суда - суд присяжных ".

Касаясь условий деятельности этого суда царской России и постоянных нападок на него со стороны правых, В.И. Ленин отмечал прогрессивную роль суда присяжных по сравнению с действовавшим в России судом с участием "сословных представителей ". Он подчеркивал при этом, что присяжные интересуются не столько статьями уложений о наказаниях, нарушенными подсудимым, сколько общественными условиями, вызвавшими преступление

Но В.И. Ленин был далек от идеализации суда присяжных. Рассматривая его деятельность с точки зрения классового состава присяжных, он указывал, что суды присяжных могли бы быть использованы рабочими, если в буржуазном обществе не было устроено так, что "присяжными могут быть только люди из имущего класса (да еще крестьяне, вышколенные "общественной службой", т.е. на деле службой в низших полицейских должностях) "[19].

В 1910 г. И.Я. Фойницкий писал, что "суд присяжных первоначально образовался в Англии из тех обыскных людей, к которым обращалось правительство для исследования интересовавших его дел, как фискальных, так и судебных. Мало-помалу и частному лицу, именно обвиняемому, предоставлено было право вместо судебного поединка просить о разрешении его дела по свидетельству старожилов; сперва для этого требовались особые королевские разрешения, затем такое право установлено как самостоятельное. Во Франции, где уже со времен св. Людовика доказательство свидетелями заменяет ордалии и судебный поединок, институт присяжных сделался излишним и не мог получить развития. Но в Англии он был нормальной мерой смены поединка и ордалий более совершенными способами доказывания; в наступившие затем эпохи междоусобиц институт присяжных постепенно укреплялся и вскоре получил значение одной из могущественных общественных сил Присяжные первоначально появляются по делам гражданским, напоминая наших старожилов, которые в случаях спора о поземельных границах при отсутствии точных документов должны были решать этот вопрос по памяти. Получив затем доступ и к решению дел уголовных, они постепенно из свидетелей превращаются в судей, приобретая право выслушивать свидетельские показания и прочие доказательства и решать на основании их дело своим вердиктом (справедливое мнение).

Среди современных процессуалистов стран СНГ нет единства во мнениях по вопросу о социальной востребованности института присяжных заседателей.

Как справедливо указывает Р.Н. Юрченко, председатель коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан, необходимо различать понятия "суд с участием присяжных заседателей" и "суд присяжных". В п.2 ст.75 Конституции Республики Казахстан указывается, что в случаях, предусмотренных законом, уголовное судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей. В Конституционном законе Республики Казахстан "О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан" закреплено, что судебная власть в Республике Казахстан принадлежит только судам в лице постоянных судей, а также присяжных заседателей, привлекаемых к уголовному судопроизводству в случаях и порядке, предусмотренных законом (ст.1). Это означает, что в перспективе речь должна идти о законодательной регламентации суда с участием присяжных заседателей.

Относительно социальной востребованности производства в суде с участием присяжных заседателей Б.Х. Толеубекова считает, что институт "присяжных заседателей" не вписывается в действующую модель уголовного судопроизводства, что данный институт не лишен признаков анахронизма и не отвечает современной системе национального права. Более того, необходимо определиться по вопросам содержания, методов, средств и пределов судебной власти и только после этого решать вопрос о целесообразности признания принадлежности судебной власти не только постоянным судьям, но и присяжным заседателям. Этот круг вопросов теорией практически не разработан, но его важность и значимость приобретают особую актуальность в контексте п.1 ст.1 Конституционного закона "О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан", в соответствии, с которым судья при отправлении правосудия независим и подчиняется только закону. Дело в том, что вердикт, вынесенный присяжными заседателями, может не соответствовать закону в своей содержательной части и повлечь, например, судебное признание виновного лица невиновным. Судья, профессионально рассматривающий дело, может внутренне не согласиться с вердиктом, который по объективному мнению судьи противоречит закону. В результате, судья, выполняя требования процессуального закона (при условии регламентации в нем порядка отправления правосудия с участием присяжных заседателей), будет вынужден выносить судебное решение на основании вердикта, не отвечающего требованиям материального закона (уголовного кодекса).

Данные соображения позволили Б.Х. Толеубековой выразить определенные сомнения в вопросе признания института присяжных заседателей в качестве эффективной гарантии, направленной на обеспечение такой задачи, как защита от необоснованного обвинения и осуждения. Наряду с этим, в Концепции правовой политики Республики Казахстан, одобренной Указом Президента Республики Казахстан от 20 сентября 2002 года № 949, прямо указывается, что необходимо рассмотреть возможность осуществления уголовного судопроизводства с участием присяжных заседателей. При этом нет каких-либо жестких ориентиров, указывающих на позитивные перспективы законодательного урегулирования и внедрения в практику судопроизводства института присяжных заседателей. Данное обстоятельство позволяет считать, что для принятия окончательного решения о сроках и порядке его введения требуются тщательная научная проработка вопроса в целом, включая комплекс организационных мер.


4. УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС КАК ВИД ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Для достижения целей и решения задач уголовного судопроизводства необходимы хорошо подготовленные в профессиональном отношении должностные лица, которые обладают властью и имеют полномочия: по возбуждению уголовных дел в каждом случае обнаружения признаков преступления; реализации всех предусмотренных законом мер для установления события преступления, лиц, виновных в совершении преступлений; по определению меры наказания; слежению за неукоснительным соблюдением законности.

Этими полномочиями наделены компетентные государственные органы, осуществляющие уголовное судопроизводство. К ним относятся органы суда, прокуратуры и следствия.

Задача осуществления уголовного судопроизводства, являясь единой для всех названных органов, предполагает дифференциацию применяемых ими процессуальных методов и средств, обусловленную различиями в их подфункциях.

Производство дознания и расследования по делу возможно только теми процессуальными методами и средствами, которые соответствуют решаемым органами дознания и следствия частным задачам, входящим в качестве составных в общую задачу уголовного судопроизводства. То есть инструментальное наполнение деятельности следствия и дознания ограничено содержанием их подфункций. Подобные ограничения имеют место и в деятельности органов прокуратуры по осуществлению и разрешению дел по существу.

Подфункциональная дифференциация процессуальных методов и средств оправдана с точки зрения соблюдения принципа непересечения функций - с одной стороны, и с точки зрения практической целесообразности - с другой. Процессуальная дифференциация усиливается организационно-управленческими средствами. Так, в соответствии со ст. 84 Конституции, дознание и предварительное расследование по уголовным делам осуществляются специальными органами и отделены от суда и прокуратуры.

Наряду с этим, целая система процессуальных методов и средств является для всех рассматриваемых государственных органов общей. Так, например, при обнаружении признаков преступления УПК в равной мере уполномочивает органы прокуратуры, следствия и дознания принимать законные меры по возбуждению уголовного дела. Обязанность приема заявления и сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении также в равной мере возлагается на все органы уголовного преследования (ст. 183). Это так называемые универсальные средства, без которых уголовное судопроизводство невозможно.

В зависимости от направленности научной школы давались различные определения уголовному процессу как виду деятельности.

В частности, М.А. Чельцов, полагал, что "уголовный процесс -это проводимая на демократических началах в установленном законом порядке деятельность суда, прокуратуры и органов расследования с участием общественности по расследованию и разрешению уголовных дел" [20].

На наш взгляд, определение уголовного процесса, сформулированное М.А. Чельцовым, является неполным, так как содержание уголовно-процессуальной деятельности включает в себя деятельность не только суда, прокуратуры и органов расследования, но и процессуальную деятельность иных субъектов правоотношений.

Но вместе с тем, определение М.А. Чельцова в полном объеме отражает существо уголовного процесса как вида государственной деятельности, осуществляемой управомоченными органами (судом, прокуратурой, органами расследования).

Это дает нам основание трактовать уголовный процесс в двух смыслах.

Уголовно-процессуальная деятельность в широком смысле - это совокупность совершаемых в установленном процессуальным законом порядке действий участников уголовного процесса: суда, прокуратуры, органов следствия и дознания, обвиняемого и его защитника, потерпевшего и его обвинителя [21].

Уголовный процесс в узком (специальном) смысле - это основанная на законе деятельность органов дознания, следователя, прокурора и суда по возбуждению, расследованию и разрешению в установленной законом форме уголовных дел, а также по обращению к исполнению судебных решений, осуществляемых в целях быстрого и полного раскрытия преступления, изобличения виновных и обеспечения правильного применения закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к ответственности и осужден [22].

Таким образом, уголовный процесс как таковой выступает в качестве родового понятия по отношению к уголовному процессу как виду государственной деятельности, являющемуся понятием видовым.

К участию в уголовном процессе привлекаются и иные лица, Но при этом их деятельность направлена на обеспечение нормального функционирования государственных органов, осуществляющих уголовное судопроизводство по делу, или носит соподчиненный либо вспомогательный характер.

Итак, уголовно-процессуальная деятельность в широком смысле - это совокупность или система действий всех участвующим сгруппированы следующим образом:

а) органы дознания, следствия, суда и прокуратуры. Эти органы придают уголовному процессу вид государственно-политической деятельности;

б) подозреваемый (обвиняемый), его защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Деятельность этой группы участников носит личный уголовно-правовой, уголовно-процессуальный, гражданско-правовой характер и во многом определяет течение и исход уголовного процесса;

в) свидетели, эксперты, специалисты, переводчики и другие лица, обеспечивающие нормальное функционирование государственных органов, осуществляющих уголовное судопроизводство по делу.

Рассмотрение уголовного процесса как вида деятельности в целом позволяет считать, что в данной системе участников главное место занимает деятельность государственных органов (группа "а"), которые в форме правообязывающих, процессуальных отношений претворяют в жизнь задачи уголовного судопроизводства, а также цели и задачи правосудия по уголовным делам. То есть деятельность названных государственных органов в рассматриваемой части и есть уголовный процесс как вид государственной деятельности.

В содержание уголовного процесса, понимаемого в качестве вида государственной деятельности, входит:

а) познавательно-удостоверительная или доказательственная деятельность органов расследования, суда и прокуратуры;

б) правоприменительная деятельность этих органов. Сущность познавательно-удостоверительной или доказательственной деятельности названных органов определяется следующими моментами.

Эта деятельность направлена на исследование фактических обстоятельств преступления в целях установления объективной истины по делу. В соответствии со ст. 117 УПК данное направление заключается в установлении:

- события и предусмотренных уголовным законом признаков состава преступления;

- того, кто совершил запрещенное уголовным законом деяние;

- виновности лица в совершении запрещенного уголовным законом деяния, формы его вины, мотивов совершенного деяния, юридической и фактической ошибок;

- обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности обвиняемого;

- обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого;

- последствии совершенного преступления;

- характера и размера вреда, причиненного преступлением;

- обстоятельств, исключающих преступность деяния;

- обстоятельств, влекущих освобождение от уголовной ответственности и наказания;

- причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Эта деятельность обеспечивается системой полномочий по собиранию, проверке и оценке доказательств, производству необходимых следственных и иных процессуальных действий. Система полномочий строго дифференцирована между компетентными государственными органами (дознания, следствия, прокуратуры и суда) в соответствии с реализуемыми ими функциями.

Познавательно-удостоверительная деятельность носит волевой характер. При этом по своей структуре волевое поведение состоит из двух этапов: 1) принятие решения; 2) его реализация. Характер и направленность принятого решения не выходят за пределы предписаний действующего уголовно-процессуального закона. Некоторая свобода в выборе решения, исключая произвольность действия, также ограничена вариантами, предусмотренными законодательством. Форма реализации решения унифицирована, то есть, предопределена нормами уголовно-процессуального закона.

Познавательно-удостоверительная направленность придает этой деятельности властный характер. Все требования органов расследования, суда и прокуратуры, основанные на законе, подлежат безусловному исполнению.

Ведущим принципом, в соответствии, с которым осуществляется познавательно-удостоверительная деятельность, является принцип всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Второй составной элемент содержания уголовно-процессуальной деятельности - это правоприменительная деятельность органов дознания, следствия, прокуратуры и суда[4] .

Сущность правоприменительной деятельности в сфере уголовного судопроизводства определяется следующими моментами.

Правоприменительная деятельность органов расследования, прокуратуры и суда направлена на обеспечение правильного применения:

- уголовного закона к установленным фактическим обстоятельствам в отношении лица, совершившего преступление;

- гражданского закона, если преступлением причинен материальный вред;

- уголовно-процессуального закона при необходимости применения мер процессуального принуждения (привод, обыск, заключение под стражу, наложение ареста на имущество и т.д.).

Правоприменительная деятельность присуща только компетентным органам, наделенным властными полномочиями. В качестве таких органов выступают органы дознания, следствия, прокуратуры и суда. Общее положение, характеризующее правоприменительную деятельность, в полной мере относится к сфере уголовного судопроизводства. В частности, С.С. Алексеев отмечал, что нормы права применяются тогда, когда компетентный орган, как бы продолжая дело, начатое законодателем, решает вопросы, связанные с действием юридических норм, по отношению к данному случаю. Компетентный орган "применяет", то есть активно, конкретизировано распространяет общее правило на своеобразные фактические обстоятельства [23].

Властное волеизъявление полномочного органа государства в лице дознания, следствия, прокуратуры и суда носит строго односторонний характер. Односторонность волеизъявления проявляется в своеобразных этапах процесса применения закона в сфере уголовного судопроизводства, включающего следующие стадии: 1) изучение фактических обстоятельств дела; 2) выбор соответствующей нормы права; 3) проверка подлинности текста нормы, анализ ее с точки зрения законности, действия во времени, пространстве и по лицам; 4) толкование уголовно-процессуальной нормы; 5) вынесение решения компетентным органом; 6) доведение содержания решения до сведения заинтересованных лиц и организаций.

Специфика правоприменения в сфере уголовного судопроизводства проявляется в том, что приложение материального закона к лицу, совершившему преступление, - однократная деятельность; применение уголовно-процессуального закона - многократная деятельность, носящая развивающийся характер.

Уголовно наказуемое деяние, правильно оцененное с точки зрения признаков преступления, квалифицируется однозначно. И для понимания материальной сути совершенного деяния не имеет значения возможный факт ошибочной квалификации с последующим исправлением ситуации в предусмотренной законом процессуальной форме, Сущность уголовно-правовой оценки одного и того же деяния не меняется от стадии процесса и от конкретных государственных органов, осуществляющих уголовное судопроизводство. Именно поэтому применение норм уголовного права к конкретному деянию носит однократный характер. Возбуждение следователем уголовного дела по признакам определенного состава фактически означает, что данная квалификация будет сопровождать деятельность прокурора, судьи по данному делу вплоть до вынесения приговора и обращения его к исполнению.

Многократность применения уголовно-процессуального закона в рамках одного и того же дела предопределена всей диалектикой деятельности, направленной на установление, расследование преступления, разрешение дела по существу. Этапное подключение к производству самых различных участников (сначала органов расследования, затем суда и т.д.) предполагает различную регламентацию их деятельности. Это различие и ведет к необходимости применения, в связи со сменой участников этапности процесса, различных норм уголовно-процессуального закона. При этом система применения процессуальных норм идет по нарастающей: каждый новый шаг вытекает из предыдущего. Иными словами, нельзя приговорить человека к наказанию без предварительного слушания дела суде; слушать дело в суде нельзя до тех пор, пока обстоятельства совершенного преступления не будут установлены следственным путем и т.д. Но все эти этапы строго регламентированы различными нормами уголовно-процессуального закона.

Материальный закон применяется только к лицу, совершившему преступление; процессуальный закон - к более широкому кругу лиц (привод свидетеля, наложение денежного штрафа на нарушителя порядка судебного заседания и т.д.).

Таким образом, уголовный процесс направлен на решение особых, специфических задач, способствует достижению комплекса целей, носящих как общий, так и специальный характер. Решение целей и задач правосудия предполагает наличие системы государственных органов, обладающих властью и наделенных полномочиями. В эту систему входят органы дознания, следствия, прокуратуры и суда. Их основное назначение - осуществление уголовного судопроизводства.

Деятельность органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, - это вид государственной деятельности, который занимает главное место в системе действий всех участвующих в деле лиц. Содержание этой деятельности составляют: а) познавательно-удостоверительная или доказательственная деятельность органов расследования, суда и прокуратуры; б) правоприменительная деятельность. Обе содержательные характеристики имеют свои особенности и дифференцированы между компетентными органами.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

- Уголовный процесс не тождественен уголовно-процессуальному праву. Уголовный процесс - это лишь часть уголовно-процессуального права.

- Общая и Особенная части уголовно-процессуального права как академического курса соотносятся между собой как род и вид, где родовое (более широкое, всеобъемлющее) начало принадлежит части Общей.

Единство Общей и Особенной частей уголовно-процессуального права предопределено единством сущности и содержания, пронизывающим уголовно-процессуальное законодательство, общностью целей и задач, достигаемых и решаемых средствами и методами, регламентируемыми обеими частями, хотя и на различном уровне.

- Метод уголовно-процессуального права является производным от его предмета и объекта и заключается в том, что он определяет пути и способы постижения предмета.

Общие методы академического курса уголовно-процессуального права включают в себя: метод историзма; диалектический метод; логический метод; аналитический метод; метод синтезирования; экстраполятивный метод.

- Частно-научные (специальные) методы изучения предмета уголовно-процессуального права дополняют и обогащают общие методы посредством их приспособляемости к конкретным (частным) нуждам данной отрасли права. Наиболее часто применяемыми частными методами являются: контент-анализ, статистика, интервьюирование, сравнительный, функциональный и др. Эти методы принято называть познанием на эмпирическом уровне. Промежуточное положение между эмпирическим и теоретическим познанием занимают методы сравнительно-правовой и функциональный.

- Цели уголовного судопроизводства включают в себя: установление деяния, запрещенного уголовным законом; установление лица, совершившего это деяние, обеспечение применения наказания виновному лицу; обеспечение прав и интересов лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство; реабилитация лиц, неправомерно подвергнутых уголовному преследованию; установление совокупности обстоятельств дела; восстановление нарушенного права; представление прокурором интересов государства в суде. Все это в совокупности называется правосудием. Значит, цель уголовного процесса заключается в создании необходимых процессуальных условий, обеспечивающих совершение правосудия.

Общая направленность целей уголовно-процессуального права обусловливает внутреннее единство составных частей данной отрасли права. Цели специальные и частные находятся в тесной взаимосвязи с общей целью, определяются содержанием и направленностью последней. Иерархия целей подкрепляется иерархией средств их достижения.

Как нам представляется, признание полиструктурности уголовно-процессуального права, включающего в себя систему норм права, правоотношения, уголовный процесс как вид деятельности, доказательственное право, диктует многомерность системы целей, что и было нами ранее показано. Далее, одни и те же цели могут достигаться различными процессуальными средствами, которые отличаются друг от друга характером и степенью значимости наступающих правовых последствий.

- Задачи в уголовно-процессуальном праве подразделяются на три уровня (ст. 8 УПК). Первый уровень включает следующие задачи: быстрое и полное раскрытие преступлений; изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление; справедливое судебное разбирательство и правильное применение закона.

Решение задач данного уровня направлено на осуществление функции уголовного преследования, отражает только один аспект сущности правосудия, заключающийся в применении всех процессуальных методов и средств по воздействию на преступное поведение.

Второй уровень представлен задачами: обеспечения зашиты от необоснованного обвинения и осуждения; обеспечения защиты от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина; обеспечения незамедлительной и полной реабилитации в случае незаконного обвинения или осуждения невиновного.

Их позитивная направленность очевидна, она отражает второй аспект правосудия, заключающийся в ограждении от уголовного преследования невиновных.

Третий уровень задач решает вопросы оказания содействия укреплению законности и правопорядка, предупреждению преступлений, формированию уважительного отношения к праву. Данный уровень носит общий характер. Решение задач первых двух уровней означает одновременно решение задач третьего уровня. Ни одна из задач третьего уровня не может считаться решенной, если не решена хотя бы одна из задач первого и второго уровня.

Решение задач уголовно-процессуального права основано на методах и средствах, применение которых предусмотрено уголовно-процессуальным законом. Иные методы и средства недопустимы. В противном случае можно утверждать, что законность и правопорядок нарушены. Последнее будет означать, что цель уголовного судопроизводства не достигнута и правосудие не свершилось.

- Уголовный процесс направлен на решение особых, специфических задач, способствует достижению комплекса целей, носящих как общий, так и специальный характер. Решение целей и задач правосудия предполагает наличие системы государственных органов, обладающих властью и наделенных полномочиями. В эту систему входят органы дознания, следствия, прокуратуры и суда. Их основное назначение - осуществление уголовного судопроизводства.


Список ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:

1. Уголовный процесс: Учебник для ВУЗов / Под ред. П.А. Лупинской. - М.: Юрист, 1995.- С.27.

2. Юридический энциклопедический словарь. - М., 1984.- С.381.

3. Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия / Под ред. М.Ю. Тихомирова. - М.; 1997.- С.457.

4. См.: Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. Изд. 2-е, перераб. и доп. - М.: Инфра-М., 2002.- С.598.

5. См.: Конституционное право Республики Казахстан: Учебник / Отв.ред. М.С. Нарикбаев - Алматы: КазГЮА, 2001.- С.529.

6. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: Т.1.- М.: Наука. - 1968.- С.99.

7. См.: Курс советского уголовного процесса: Общая часть - М.: Юридич. лит.- 1989.- С.63.

8. Ларин А.М. Проблемы структуры уголовно-процессуального кодекса // Развитие и применение уголовно-процессуального законодательства. - Воронеж, 1987.- С. 22.

9. Мотовиловкер Я. О. Предмет советского уголовного процесса. - Ярославль, 1974.- С.13.

10. Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. - М., 1965. - С.260.

11. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько.- М.: Юристь, 2007.- С.26.

12. Диденко А.Г. О познании правовой действительности // Гражданское право: Общая часть: Уч.пос. - Алматы: ЮЛ. 2003.- С.7.

13. Баймаханов М.Т.-М. Сравнительный метод познания в юриспруденции и сравнительное правоведение: формы соотношения и взаимопроникновения //Избранные труды по теории государства и права. - Алматы, 2003 - С. 128.

14. Журсимбаев С.К. Актуальные проблемы обеспечения прокурором прав и свобод человека и гражданина на досудебных стадиях уголовного процесса / Автореф. дис.. .к.ю.н. - Алматы, 2000.- С.4-5.

15. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве.1976. - С.3-4.

16. Комментарий у Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.В. Мозякова. - М., 2002. - С.42.

17. Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина - М..2004.- С.274.

18. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России в вопросах и ответах: Учебное пособие - М.: Юность, 2000.- С.46.

19. Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах - СПб.: Равека, Альфа, 2005. - С. 12 (стереотипное издание с оригинала 1975 года).

20. Чельцов М.А. Уголовный процесс, - М., 1969.- С. 10.

21. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968-Т. I. С. 181-182.

22. Советский уголовный процесс. / Под ред. К.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. - Л., 1989.- С. 56.

23. Алексеев С.С. Проблемы теории права. - Т. I. - Свердловск, 1972.- С. 169.


[1] Необходимо иметь в виду, что не только УПК лежит в основе сущностной и содержательной характеристик уголовно-процессуального права. В разделе, посвященном источникам права, будет дана система законов и законодательных актов, образующих содержание судопроизводства в широком смысле. Но то, что структура УПК - это основной ориентир в построении академического курса, не вызывает сомнений.

[2] Предмет уголовного судопроизводства как вида деятельности и предмет доказыва­ния - не одно и то же; предмет доказывания - это составная часть предмета уголовного судопроизводства как вида деятельности.

[3] Вместе с тем нельзя согласиться с определением П.С. Элькинд в части, касающейся конечной цели - уничтожение преступности. Но более детальное анализирование этого вопроса выходи за рамки уголовно-процессуального права. Применительно к теме необходимо лишь сказать, что там, где есть два и более лиц, из которых хотя бы одно обладает право- и дееспособностью, - угроза преступления существует всегда. Именно поэтому "уничтожение преступности" не может выступать в качестве цели права. Это предопределено диалектикой вечного соревнования между идеалом и реальной действительностью, между должным и сущим. Однако это вовсе не означает бесплодности стремления к совершенству.

[4] В уголовно-процессуальном законодательстве, в отличие от уголовно-процессуального права, термин "познавательно-удостверительная деятельность" не употребляется. Имеются другие термины: "исследование обстоятельств дела" (ст. 24 УПК);

"исследование доказательств" (ст. 127 УПК); "оценка доказательств" (ст. 128 УПК), "представление доказательств" (ст. 347 УПК). Все эти неравнозначные термины обозначают различные стороны одной и той же познавательно-удостоверителыюй деятельности.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:06:49 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:35:15 28 ноября 2015
Работа выполнена хорошо, если не отлично. Одно беспокоит меня,как юриста, неполное исполнение Законов или их полное игнорирование. Мы, как Базаров, нигилисты в области законодательства, полное непринятие или отрицание.
Александр12:58:03 09 сентября 2013Оценка: 4 - Хорошо

Работы, похожие на Дипломная работа: Уголовно-процессуальное право
Адовкатура в России
АДВОКАТУРА РОССИИ ОГЛАВЛЕНИЕ ОБЩАЯ ЧАСТЬ Тема I. Правоохранительная система государства и адвокатура Тема II. Понятие адвокатуры, ее значение Тема III ...
Так, в связи с признанием не соответствующими Конституции Российской Федерации положений части первой ст.47 УПК РСФСР11 были устранены существовавшие ограничения права каждого ...
Некоторые особенности судопроизводства предусмотрены ныне главой 40 УПК об особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением и ...
Раздел: Рефераты по праву
Тип: реферат Просмотров: 3705 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать
Уголовное преследование как функция государства
Выпускную квалификационную работу выполнил студент группы № 9933 Р.В. Сергеев Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического ...
Следует отметить, что институт уголовного преследования возобновлен не только в УПК Российской Федерации и Республики Беларусь, он также нашел свое отражение в законодательстве ...
Очевидно, поэтому уголовное преследование применительно к прокуратуре раскрывается как функция, состоящая "в возбуждении уголовного дела по основаниям и в порядке, установленном ...
Раздел: Рефераты по юридическим наукам
Тип: дипломная работа Просмотров: 2308 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Участие российской прокуратуры в правотворческой деятельности
Федеральное агентство по образованию Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Южно ...
Для надзора за общим соблюдением законов, непосредственного наблюдения за производством предварительного следствия и дознания, поддержания обвинения на суде действует ...
Участие прокуратуры в совершенствовании законодательства (в правотворческой деятельности) предусмотрено законами о прокуратуре Казахстана (ст.12), Киргизии (ст.8), Таджикистана (ст ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 4710 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Принципы уголовного процесса Республики Казахстан
Введение Современные качественные изменения судопроизводства предопределяют необходимость не только совершенствования законодательства, но и ...
Таким образом, назначением уголовно-процессуального закона является обеспечение защиты от необоснованного обвинения и осуждения, от незаконного ограничения прав, свобод и законных ...
Условия уголовного судопроизводства в отношении лиц, обладающих иммунитетом от уголовного преследования, определяются Конституцией Республики Казахстан, настоящим Кодексом ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Просмотров: 6022 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого ...
МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БЕЛГОРОДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ Законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого ...
Международно-правовые требования, сформулированные в Минимальных стандартных правилах ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних ("Пекинские правила" от ...
дознания в отношении несовершеннолетних, подозреваемых, обвиняемых в уголовном судопроизводстве.
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: учебное пособие Просмотров: 4988 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Залог как мера пресечения
МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОМСКАЯ АКАДЕМИЯ КАФЕДРА ОРГАНИЗАЦИИ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ДИПЛОМНАЯ РАБОТА На тему ...
124 УПК РБ).[23] Республика Казахстан восприняла опыт дореволюционного российского законодателя: для преступлений различной категории тяжести установлены различные минимальные ...
В частности, разного объема изъятия из общего порядка судопроизводства распространяются на членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, а также на депутатов, членов ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 5718 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Принципы уголовного судопроизводства
... экономики и управления Кафедра социально-правовых дисциплин Курсовая работа на тему: Принципы уголовного судопроизводства Выполнила: студентка 3 ...
Итак, содержание принципа состязательности в уголовном процессе составляют: полное разделение уголовно-процессуальных функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела между ...
161 УПК РФ данные предварительного расследования не подлежат разглашению, за исключением случаев, когда данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Просмотров: 4134 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Полномочия прокурора на досудебной стадии уголовного судопроизводства
Тема: Полномочия прокурора на досудебной стадии уголовного судопроизводства План Введение Глава 1. Прокурор как участник уголовного судопроизводства ...
37 УПК прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной УПК, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного ...
37 УПК она двойственна: во-первых, прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах своей компетенции осуществлять от имени государства (как и все другие ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Просмотров: 4274 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Уголовно-правовая охрана лиц, исполняющих свой служебный или ...
ВВЕДЕНИЕ Права и свободы человек и гражданина охраняются государством. В конституции РФ (РА) этому посвящена специальная глава. Различные отрасли ...
Но, выполняя столь существенную роль, само правосудие также нуждается в охране, в том числе и с помощью уголовно-правовых средств, ибо в сфере процессуальных отношений отнюдь не ...
318, в отношении представителя власти, участвующего в отправлении правосудия или в осуществлении расследования дел либо в исполнении судебных решений (судья; присяжный заседатель ...
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 1650 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать
Правоохранительные органы зарубежных стран
Контрольная работа по дисциплине "Правоохранительные органы": Правоохранительные органы зарубежных стран. Оглавление Введение Правоохранительные ...
Прокуратура обязана начинать такие преследования, устанавливать обстоятельства дела, собирать доказательства, принимать решение об окончании расследования.
На прокуратуру возложено поддержание государственного обвинения по уголовным делам, производство уголовного преследования, контроль за деятельностью органов дознания.
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: контрольная работа Просмотров: 6234 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Дипломная работа: Уголовно-процессуальное право (6890)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151322)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru