Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Уголовная ответственность за умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами

Название: Уголовная ответственность за умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 19:03:12 29 мая 2010 Похожие работы
Просмотров: 1734 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Оглавление

Введение

1. Уголовно - правовая характеристика убийства

1.1 Понятие убийства в уголовном праве. Классификация убийств

1.2 Состав убийства

2. Стадии совершения убийства

2.1 Приготовление к убийству и его формы

2.2 Покушение на убийство

3. Ответственность за убийство при отягчающих обстоятельствах

3.1 Общая характеристика квалифицирующих признаков убийства при отягчающих обстоятельствах

3.2 Классификация квалифицирующих признаков убийства при отягчающих обстоятельствах

Заключение

Библиографический список литературы


Введение

Убийство издревле считалось преступлением против человека и осуждалось как моралью, так и системой норм и правил, имеющих силу закона. Запрет на убийство был одним из первых табу в человеческой культуре. Во многом это объяснялось необходимостью продолжения рода и укрепления общества. Свобода убийства угрожала человечеству истреблением, поэтому сначала убийство было осуждено и запрещено в локальных сообществах - родах, племенах и т.д.

По мере становления более крупных человеческих сообществ, вплоть до государственных объединений, табу на убийство приобрело форму закона, обязательного для всех членов сообщества. Известно, что первые законоуложения (как написанные, систематизированные совокупности норм и правил поведения, а также запретов) формируются на основе общепринятых норм морали, формализуемых и закрепляемых в законах. Убийство трактуется как преступление практически во всех законодательных системах - древних и современных. Именно поэтому первой заповедью Христа, как известно, была заповедь «не убий», то есть не посягай на жизнь другого человека.

Посягательство на чужую жизнь может быть оправдано моралью и законом лишь в исключительных случаях. Например, мусульманские нормы и правила, закрепленные в Коране, не предусматривают наказание за убийство неверного.

Убийство во всех странах признаётся законодательством наиболее тяжким преступлением. Оно посягает на жизнь человека – благо, которое даётся ему только один раз и требует усиленной уголовно-правовой охраны, поэтому и предусматривает суровое наказание, вплоть до смертной казни в ряде стран, в том числе, и в России.

Провозглашённое ст.20 Конституции РФ право каждого на жизнь охраняется государством. В соответствии с этим одной из важнейших задач Уголовного кодекса, который основывается на Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах международного права (ч. 2 ст. 1) признаётся именно охрана прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств.

Актуальность темы дипломной работы состоит в том, что охрана права на жизнь, является одной из важнейших задач государства и уголовного законодательства РФ, в частности. Среди преступлений против жизни убийства занимают особое место, так как относятся к умышленным и особо тяжким (кроме убийств при смягчающих обстоятельствам) деяниям, посягающим на одно из важнейших благ человека – его жизнь.

Уголовно – правовая характеристика убийств представляет особый интерес для практики и теории и уголовного права и смежных наук. Это объясняется значительным ростом в последнее время количественных показателей этих тяжких преступлений в России по ряду субъективных и объективных причин, которые связаны с экономической политикой и, в большей мере, с падением общей нравственности.

Раскрытие и расследование, а также судебное разбирательство данной категории преступлений является важным фактором. Во-первых, это предупреждение особо опасных для общества деяний, во-вторых, данные меры являются социально - необходимой реакцией общества, обеспечивающей справедливое возмездие виновнику в совершении убийства.

Основная цель исследования состоит в изучении и отражении уголовно-правовой ответственности за убийства с отягчающими обстоятельствами.

В соответствии с данной целью в исследовании были поставлены следующие задачи:

1. Дать определение понятию убийства в уголовном праве и рассмотреть состав этого преступления.

2. Охарактеризовать стадии совершения убийства.

3. Изложить уголовно-правовую характеристику убийств с отягчающими обстоятельствами.

4. Привести судебную практику по уголовным делам.


1. УГОЛОВНО – ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УБИЙСТВА

1.1 Понятие убийства в уголовном праве. Классификация убийств

Преступления против жизни – это предусмотренные ст. 105-110 УК РФ деяния, непосредственно посягающие на общественные отношения, обеспечивающие жизнь человека как способ его существования, а также безопасность жизни человека. К ним относятся все виды убийства, причинение смерти по неосторожности и доведение до самоубийства.

Убийство - это предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть. Поэтому деяние может быть признано убийством только в том случае, если лишен жизни человек.

Убийство также должно отграничиваться от естественного завершения жизненного процесса, от правомерного лишения жизни, от случайного причинения смерти, от самоубийства и от других преступлений, сопряженных с умышленным или неосторожным причинением смерти другому человеку.[13]

Вныне действующем Уголовном Кодексе РФ впервые в истории нашего законодательства даётся определение понятия убийства. Убийством признаётся только умышленное причинение смерти другому человеку (ч. 1 ст. 105 УК РФ),

Убийство отграничивается от других видов насильственной смерти (самоубийства, несчастного случая) ответственность за которые уголовным законом не предусмотрена.

Непосредственным объектом преступлений против жизни является жизнь человека, независимо от его национальной и расовой принадлежности, происхождения и возраста, социального положения, рода занятий, состояния здоровья и т. д.

Вместе с тем, посягательства на человеческую жизнь есть преступление не только и не столько против личности каждого отдельного человека, сколько против социальных устоев и отношений, сложившихся по поводу ценности человеческой жизни.

Право на жизнь является объектом права постольку, поскольку жизнь признается социальной ценностью, праву человека на жизнь противостоит обязанность всех других людей воздерживаться от посягательства на жизнь другого человека. Будучи социальной ценностью, человеческая жизнь охраняется законом, стоящим на страже общественных интересов.

На основании этого в теории уголовного права биологическая жизнь человека признается объектом или предметом посягательства. Судебные органы, принимая конкретные решения по уголовным делам, связанным с убийством исходят из признания объектом преступления не столько конкретного человека как биологического существа, сколько социальных отношений по охране жизни.

Предметом посягательств при убийстве является жизнь другого человека, поэтому причинение и посягательство на самоубийство не имеет уголовно - правового значения. Вместе с тем, в силу того, что жизнь человека не является только личной ценностью, но и общественной, причинение смерти по просьбе или с согласия потерпевшего по закону рассматривается как обычное умышленной убийство.

Деяние при убийстве имеет, прежде всего, форму действия. Так совершается подавляющее число убийств. Человек лишается жизни путём применения виновным огнестрельного или холодного оружия, иных предметов путём отравления, производства взрыва и другими способами. Убийство возможно и в форме психического воздействия на потерпевшего.

Насильственный характер смерти – один из признаков убийства. Но насильственная смерть может носить и правомерный характер (например, уничтожение врага на войне, приведение приговора к смертной казни в исполнение, лишение жизни в результате необходимой обороны, причинение смерти преступнику в момент его задержания). По мнению С. В. Бородина насильственная смерть может свидетельствовать не только об убийстве, но и о несчастном случае и самоубийстве.[9, c. 114]

Все убийства делятся на три группы:

1. "Простое" убийство (ч.1 ст.105 УК РФ) - это умышленное противоправное причинение смерти другому человеку при отсутствии указанных в законе отягчающих (ч.2 ст.105 УК) и смягчающих (ст.ст. 106-108 УК) обстоятельств. Теория и практика относит к такому виду убийства - убийство из ревности, мести на почве личных неприязненных отношений, в ссоре или драке (при отсутствии хулиганских мотивов), из сострадания по просьбе потерпевшего или без таковой и т.п. случаи убийства, когда в действиях виновного отсутствуют указанные отягчающие и смягчающие обстоятельства.

2. Квалифицированное убийство (ч.2 ст.105 УК РФ) - это убийство при отягчающих обстоятельствах. Оно имеет место в тех случаях, когда в действиях виновного содержатся признаки, предусмотренные пп. "а"-"н" ч.2 ст.105 УК РФ. Установление одного из отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК, является необходимым условием для квалификации содеянного по этой статье.

При наличии нескольких обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, каждое из них должно получить самостоятельную квалификацию. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что допустима совокупность не всех пунктов ч. 2 ст. 105 УК.

Так, нельзя квалифицировать убийство по совокупности пп. "б", "з", "и", "к", "л" ч. 2 указанной статьи в любом сочетании этих обстоятельств, характеризующих мотив и цель деятельности виновного.

3. Убийство при смягчающих обстоятельствах (ст.ст.106-108 УК РФ). Это - убийство матерью новорожденного ребенка; убийство, совершенное в состоянии аффекта; убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.


1.2 Состав убийства

Состав убийства, как и любого другого преступления структурно состоит из четырех элементов: объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны. Объективные, т. е. внешние признаки, характеризуют объект и объективную сторону преступления. Субъективные (внутренние) признаки состава преступления характеризуют субъекта и субъективную сторону преступления.

Первый элемент состава преступления - объект преступления . Это то, на что посягает преступление. При убийстве объектом преступления является жизнь другого человека.

Объективная сторона убийства выражается в противоправном лишении жизни другого человека. Указание на противоправность рассматриваемого деяния имеет важное значение. Не является, например, преступлением лишение жизни другого человека в состоянии необходимой обороны (ст.37 УК), при правомерном задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК) и т. п.

Убийство может быть совершено как путём действия, так и путём бездействия. Чаще всего убийство совершается путём действия, нарушающего функции или анатомическую целостность жизненно важных органов человека. Действия, которыми причиняется смерть, в большинстве своём физические. Однако убийство может осуществляться и путём психического воздействия. Например, человеку, страдающему тяжёлой формой кардиологического заболевания, посылают ложную телеграмму о смерти его близких в расчёте на то, что он скончается от сердечного приступа.

Убийство путём бездействия может иметь место лишь в тех случаях, когда виновное лицо обязано было заботиться о потерпевшем и когда оно должно было или могло совершить определённые действия, могущие предотвратить смерть. Просьба об убийстве со стороны другого лица (например, безнадежно больного, испытывающего невыносимые страдания человека) не исключает ответственности за это преступление. Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии – удовлетворения просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в т.ч. прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. [3] Лицо, которое сознательно осуществляет эвтаназию, несёт ответственность за совершение убийства.

Преступные действия или бездействие лица порождают преступный результат – следующее звено в объективной стороне преступления.

Преступным результатом при совершении убийства является смерть человека. В данном случае объектом посягательства является не только жизнь человека как биологическая основа его существования, но и общественные отношения, с которыми человек был связан при жизни.

Третий обязательный признак объективной стороны убийства – это причинная связь между преступными действиями и наступившим общественно опасным последствием.

При установлении причинной связи по делам об убийстве необходимо иметь в виду следующее:

а) действия (бездействие) субъекта, предшествующее наступлению смерти, могут быть признаны её причиной только в том случае, если в момент их совершения они явились необходимым условием её наступления, т. е. таким условием, не будь которого, смерть не наступила бы;

б) эти действия (бездействие) в момент их совершения должны создавать реальную возможность наступления смерти.

Убийство относится к преступлениям с так называемым материальным составом. Оконченное убийство имеет место в тех случаях, когда в результате деяния виновного последовала смерть. При этом не имеет значения, наступила ли смерть сразу или последовала спустя какой-то промежуток времени. При выяснении объективной стороны убийства необходимо также уделять внимание месту, времени, способам, орудиям, всей обстановке совершения этого преступления.

Субъектом любого преступления, в том числе убийства, может быть лицо, которое совершило общественно опасное деяние и способно в соответствии с уголовным законом нести за него уголовную ответственность. Субъект преступления должен обладать следующими признаками: субъект может быть только физическое лицо, т. е. человек; вменяемость лица; достижение определённого законом возраста.

Таким признаками должен обладать и субъект преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ. Наиболее важным признаком в рассматриваемом преступлении является категория вменяемости. По российскому уголовному праву только вменяемое лицо подлежит уголовной ответственности и может нести наказание.

Субъектом ответственности за убийство, предусмотренное ст. 105 УК, может быть физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста. За остальные преступления против жизни ответственность наступает с 16 лет.

Подростки, достигшие 14-летнего возраста, несут ответственность за приготовление к убийству, покушение к убийству, покушение на его совершение и за соучастие в нём. Данные, характеризующие личность субъекта, при определённых условиях могут оказывать влияние на степень его ответственности за совершённое преступление.

Субъективная сторона убийства характеризуется только умышленной виной. Умысел при этом может быть как прямым, так и косвенным. Лицо осознаёт, что совершает деяние (действие или бездействие), опасное для жизни другого человека предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает наступление смерти или безразлично относится к ней (при косвенном умысле).[14]

В последнее время широкое распространение получили случаи совершения убийства путём производства взрыва. И при этом вместе с намеченной жертвой погибают и другие посторонние лица. В этих случаях виновный в отношении намеченной жертвы убийства действует с прямым умыслом, а в отношении лишения жизни посторонних лиц – с косвенным умыслом.

Установления различия между прямым и косвенным умыслом имеет большое практическое значение для индивидуализации ответственности и отграничения этого преступления от других преступлений. Это относится, например, к квалификации покушения на убийство. Наличие косвенного умысла исключает такую квалификацию, преступление в этом случае получает юридическую оценку по фактически наступившим последствиям.

Исключительно важное значение имеет установление по делам об убийстве мотивов и целей лишения потерпевшего жизни. В п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» (далее Пленум) по этому поводу, в частности, говорится: «По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства. имеющие значение для правильной оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания» . [4]

Таким образом, можно сделать следующие выводы.

В соответствии с законом убийством признается умышленное противоправное причинение смерти другому человеку (ч.1 ст.105 УК РФ).

Для наличия состава убийства необходимы четыре элемента
преступления; объект убийства, объективная сторона убийства, субъект убийства, субъективная сторона убийства и характеризующие каждый из элементов признаки, предусмотренные уголовным законом.

При отсутствии хотя бы одного из этих четырех элементов состава преступления и указанных признаков нет и состава убийства, а стало быть, нет и оснований уголовной ответственности.


2. СТАДИИ СОВЕРШЕНИЯ УБИЙСТВА

2.1 Приготовление к убийству и его формы

Приготовлением к преступлению следует считать любую умышленную деятельность, создающую условия для реализации преступления. В отличие от обнаружения умысла (совершить преступление), которые не преследуются в уголовном порядке, приготовление характеризуется не только намерением совершить преступление, но и конкретными действиями, создающими условия для последующего совершения преступления.

О приготовлении как о стадии совершения умышленного преступления речь можно вести лишь при подготовке к совершению конкретного преступления. При этом субъект намеревается в дальнейшем довести свой преступный замысел до конца, он не думает ограничиться подготовкой.

Приготовительные действия весьма разнообразны. С объективной стороны они возможны в следующих формах: приискание средств или орудий совершения преступления; изготовление средств или орудий совершения преступления; приискание соучастников преступления; сговор на совершение преступления; иное умышленное создание условий для совершения преступления (ст. 30 УК). Каждый из этих объективных признаков имеет самостоятельное значение, но часто в одном деянии можно констатировать наличие двух и более указанных признаков.

Следует подчеркнуть, что ни приобретение, ни похищение, ни присвоение различных средств и орудий не должны признаваться приготовлением, если не доказано, что замысел на их использование в конкретных преступных целях возник до указанных действий.

Под приисканием понимается любой способ, законный или незаконный, добычи средств или орудий преступления: поиск, покупка, обмен, получение на время, похищение (например, оружия для совершения убийства). К приисканию относится также находка и присвоение какого-либо предмета в подобных целях. Приисканием является и подготовка к такому использованию бытовых предметов (автомашины, кухонного ножа), находящихся в собственности субъекта.

Отличие средств от орудий, главным образом, заключается в том, что орудие используется в процессе непосредственного осуществления преступления, тогда как средство – на стадии создания условий для совершения преступления с тем, чтобы облегчит его реализацию.

Под изготовлением понимается технологический процесс создания средств и орудий преступлений (например, орудия и средства совершения убийства). Замысел виновного на их использование в конкретных преступных целях должен возникнуть заранее – только в этом случае изготовление средств и орудий можно рассматривать в качестве стадии преступления.

К приспособлению относятся разнообразные действия, связанные с обработкой средств и орудий, в результате которой они становятся пригодными для реализации задуманного преступления (ремонт, изменение размеров, формы предметов и т. д.), и в этих случаях замысел должен возникнуть заранее.

Приискание, изготовление и приспособление средств и орудий для исполнения преступления могут наличествовать одновременно.

Под иным умышленным созданием условий понимаются все остальные действия, которые не охватываются понятиями приискания, изготовления и приспособления средств и орудий совершения криминального деяния, подыскания соучастников и сговора, но которые тоже делают преступление реально возможным. Сюда следует, например, отнести: обследование места предполагаемого преступления; изучение возможных препятствий и разработка способов их устранения (например, отключение сигнализации); совершение действий на сокрытие намеченного преступления и т. п. Их исчерпывающий перечень дать невозможно.


С субъективной стороны приготовление характеризуется только прямым умыслом. Виновный сознает, что создаёт условия для последующего совершения преступления, и желает их создать. Помимо этого, он предвидит возможность наступления общественно опасных последствий того деяния, которое стремится совершить, и желает их наступления.[10]

Приготовление обычно трудно доказать, так как совершение приготовительных действий само по себе не всегда еще свидетельствует о преступном намерении лица, их совершившего. В связи с этим действующий Уголовный кодекс справедливо отказался от общей наказуемости приготовления к преступлению и ограничил уголовную ответственность лишь сферой приготовления к тяжкому или особо тяжкому преступлению (ч. 2 ст. 30).

Специфика состава приготовления к убийству относится к объективным признакам и субъективной стороне приготовительных действий. Например, лицо готовится совершить убийство. В этих целях оно приобретает нож. Объективную сторону убийства составляет насильственное лишение жизни другого человека. Однако приобретение ножа еще не образует объективную сторону убийства. Таким образом, состав приготовления к преступлению характеризуется собственной (самостоятельной) объективной стороной.

Специфика объективной стороны характеризуется и тем, что преступление при этом не было доведено до конца по независящим от лица обстоятельствам (ч. 1 ст. 30 УК). В последнем случае надо учитывать два момента.

Во-первых, чтобы приготовительные действия не образовывали самостоятельного оконченного преступления. Так, незаконное приобретение оружия (ст. 222 УК), или его незаконное изготовление (ст. 223), или его хищение (ст. 226) для последующего совершения убийства образуют не только приготовление к соответствующему преступлению как таковое, но и самостоятельный состав преступления (незаконное приобретение, незаконное изготовление оружия или его хищение).

Во-вторых, необходимо, чтобы преступная деятельность лица по подготовке задуманного им преступления была не доведена до конца именно по независящим от лица обстоятельствам. Это значит, что преступная деятельность ограничилась приготовлением к преступлению в виду того, что она была прервана не по воле виновного.

2.2 Покушение на убийство

При покушении на преступление происходит непосредственное посягательство субъекта на охраняемые уголовным законом общественные отношения, то есть они ставятся под прямую угрозу причинения вреда, желаемого виновным лицом. Опасность наступления намеченных им вредных последствий либо полное завершение планируемого им противоправного деяния становятся реальными. Однако преступление остаётся незавершённым по независящим от данного лица обстоятельствам.

Как и приготовление к преступлению, покушение на преступление характеризуется объективными и субъективными признаками, составляющими в своей совокупности состав этой стадии неоконченного преступления. Эти признаки позволяют отличать покушение на преступление, с одной стороны, от приготовления к преступлению, с другой, от оконченного преступления.

Если приготовление к преступлению создает лишь условия для совершения задуманного преступления, то покушение на преступление создает реальную опасность причинения вреда объекту посягательства. В связи с этим объективная сторона покушения на преступление характеризуется следующими моментами:

а) Субъект оказывает непосредственное воздействие на объект совершаемого преступления. Преступник выстрелил, но промахнулся. Это означает, что в момент выстрела (пусть в конечном счете и неточного) жизнь потерпевшего подвергалась непосредственной и реальной опасности.

б) Лицо совершает действие (бездействие), непосредственно направленное на совершение преступления. Это означает, что оно начинает или продолжает выполнение объективной стороны задуманного преступления.

Незавершенность деяния при покушении и является главным признаком, отличающим его от оконченного преступления. Определение этой незавершенности зависит от специфики объективной стороны совершаемого преступления. Допустим, преступник с целью убийства нанес потерпевшему ножевое ранение в грудь, но причинил лишь вред здоровью средней тяжести. В этом случае ответственность наступает не за причинение соответствующего вреда здоровью, а именно за покушение на убийство.

В данном случае субъективную завершённость действий виновного следует отличать от фактической незавершённости преступного деяния (отсутствует предусмотренный уголовным законом преступный результат).

Примером может служить следующее уголовное дело.

По приговору Московского городского суда от 2 марта 1998 года Пашковский Олег Михайлович осуждён по ч. 3 ст. 30, п. п. «б», «и», «к», «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ установил: согласно приговору суда Пашковский признан виновным в совершении покушения на убийство неоднократно, из хулиганских побуждений, с целью скрыть другое преступление, в связи с выполнением лицом общественного долга.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах: несовершеннолетний Пашковский, не имея должного контроля и воспитания со стороны родителей и правоохранительных органов, употреблял спиртные напитки, вёл антиобщественный образ жизни.

14 сентября 1997 года Пашковский, после употребления спиртных напитков, имея при себе нож с выкидным лезвием, вместе со своим приятелем Поповым гулял по г. Зеленограду. Примерно в 1 час ночи 15 сентября 1997 года, около корпуса 209, на детской площадке, подошёл к ранее незнакомым военнослужащим Мотягину и Сморкалову, находившимся в увольнении и из хулиганских побуждений, с целью лишения жизни, нанёс Мотягину удары ножом: один в область живота, два удара в грудь и один в ногу.

Однако Пашковский довести свой преступный умысел до конца не смог, поскольку ему помешал Сморкалов, который, выполняя общественный долг, оттолкнул осужденного от потерпевшего.

С целью сокрытия совершённого преступления, имея умысел на лишение жизни Сморкалова, Пашковский нанёс Сморкалову удары ножом: один в область живота и два удара в грудь. Опасаясь задержания, Пашковский стал убегать с места преступления, полагая, что Сморкалову причинены смертельные ранения. Однако, будучи тяжело раненым, потерпевший Сморкалов догнал Пашковского, но задержать не смог, так как Пашковский нанёс ему удар ножом в ногу. В то же время, испугавшись оказанного сопротивления со стороны потерпевшего, Пашковский с места преступления был вынужден скрыться.

Проверяя материалы уголовного дела, Президиум решил, что вывод суда о виновности Пашковского в совершении указанного в приговоре преступления установлена в судебном заседании исследованным и проведенными в приговоре доказательствами, которым даны надлежащие анализ и оценка. Судом ошибочно квалифицированы преступные действия Пашковского по ст. 30 ч. 3, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. По смыслу закона квалификация по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ совершённого виновным убийства лица в связи с выполнением им общественного долга, исключает возможность квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему иную цель и мотив убийства.


Судом установлено, что покушение на убийство потерпевшего Сморкалова было совершено Пашковским в связи с тем, что Сморкалов, выполняя свой гражданский долг, стал пресекать хулиганские действия Пашковского. Поэтому в соответствии с требованиями закона нельзя одновременно квалифицировать указанное покушение на убийство и по ст. 30 ч. 3 и по ст. 105 ч. 2 п. «к» УК РФ, в связи, с чем осуждение Пашковского по указанному пункту подлежит исключению. Квалификация преступных действий Пашковского по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. «б», «и», «н», УК РФ соответствует требованиям закона.[6]

Субъективная сторона покушения на преступление характеризуется умышленной виной. Теория уголовного права и судебная практика исходят из того, что покушение на преступление возможно лишь с прямым умыслом.

Пленум разъяснил, что покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.). [4]

Покушение на преступление принято делить на два основных вида: оконченное и неоконченное. В основе такого деления положен субъективный критерий, базирующийся на представлении самого объекта о степени завершённости своих действий (бездействия).

Оконченным следует считать такое покушение, при котором виновный выполнил всё, что считал необходимым, однако преступный результат не наступил или преступление не завершилось по объективным, то есть, независящим от него, обстоятельствам (виновный промахивается или потерпевшего спасает своевременно оказанная медицинская помощь).


Неоконченным считается такое покушение, при котором виновный по независящим от него обстоятельствам ещё не выполнил всех необходимых, с его точки зрения, действий (бездействия) и тем самым не завершил преступления (например, субъект прицеливается, чтобы выстрелить, но преступление пресекается посторонними гражданами). Различают также годное и негодное покушения. Последнее, в свою очередь, подразделяется на покушение на негодный объект и покушение с негодными средствами. По общему правилу и покушение на непригодный объект, и покушение с негодными средствами обладают признаками повышенной общественной опасности, и лицо, совершившее такое покушение, подлежит уголовной ответственности на общих основаниях. Налицо прямой умысел субъекта на деяние, которое остаётся незавершённым по независящим от виновного обстоятельствам.

Таким образом, можно сделать следующие выводы.

Данное в ч. 1 ст. 30 УК РФ законодательное определение понятия приготовления специфично с точки зрения его законодательной техники. Начинается оно с определения частных случаев (с конкретизации) приготовительных действий в виде приискания, изготовления или приспособления средств или орудий совершения преступления, приискания соучастников преступления, сговора на его совершение, а заканчивается обобщающей формулой - понятием умышленного создания условий для совершения преступления. В связи с этим любые приготовительные действия - это всегда умышленное создание условий для совершения преступления, в том числе и конкретизированные разновидности приготовления.

В отличие от приготовления к преступлению, покушение порождает развитие причинной связи между деянием (действием или бездействием) и наступлением вреда или угрозой наступления вреда. В ч. 3 ст. 30 УК РФ говорится о возможности покушения на преступление путем умышленного бездействия.


3. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА УБИЙСТВО ПРИ ОТЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ

3.1 Общая характеристика квалифицирующих признаков убийства при отягчающих обстоятельствах

Как свидетельствует следственная и судебная практика, убийства относятся к числу тех преступлений, которые вызывают часто большие трудности при расследовании и при юридической квалификации. Многочисленные вопросы, возникающие при квалификации убийств, являются следствием многообразия различных ситуаций совершения этих посягательств и сложности признаков, которые приходится учитывать.

Убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет наибольшую общественную опасность по сравнению с другими убийствами. Для признания убийства совершенным при отягчающих обстоятельствах необходимо установить, что действия виновного подпадают под один или несколько признаков, перечисленных в ч. 2 упомянутой статьи.

Отягчающие обстоятельства определены подпунктами а) - н) ст.105, ч. 2 УК РФ. В целях уяснения сущности отягчающих обстоятельств в юридической науке существует несколько видов классификации этих обстоятельств в зависимости от признаков состава преступления.

По классификации Бородина В.С. выделяются две группы обстоятельств - субъективные и объективные.

Первая группа - субъективные обстоятельства, определяется личностью преступника, к ним относятся преступления, совершенные: из корыстных побуждений; из хулиганских побуждений; против лиц выполняющих свой общественный и служебный долг; с целью сокрытия другого преступления; сопряженное с изнасилованием; совершенное по мотивам кровной мести или национальной и религиозной ненависти; совершенное рецидивистом. Сюда же можно отнести в соответствии с УК РФ, убийство с целью использования органов потерпевшего.

Вторая группа - объективные обстоятельства, к ним относятся убийства совершенные; с особой жестокостью; способом опасным для жизней многих людей; женщины, заведомо для виновного, находящейся в состоянии беременности; лица, заведомо для виновного, находящегося в беспомощном состоянии, а равно, сопряженное с захватом заложника и похищением человека; двух или более лиц; по предварительному сговору группой лиц.[9]

Соотнесение отягчающих обстоятельств с элементами состава данного преступления имеет практическое значение при анализе каждого состава убийства, отягченного одним или несколькими из названных обстоятельств. Установление одного из отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК, является необходимым условием для квалификации содеянного по этой статье. При наличии нескольких обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, каждое из них должно получить самостоятельную квалификацию.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что допустима совокупность не всех пунктов ч. 2 ст. 105 УК. Так, нельзя квалифицировать убийство по совокупности пп. "б", "з", "и", "к", "л" ч. 2 указанной статьи в любом сочетании этих обстоятельств, характеризующих мотив и цель деятельности виновного. Это относится, например, к тем случаям, когда убийство совершается по какому-либо одному мотиву, который доминирует и определяет в конкретной ситуации действия виновного.

Нельзя, например, совершать убийство одновременно из хулиганских и корыстных побуждений или в связи с выполнением потерпевшим общественного долга и кровной местью.

В тех же случаях, когда мотивы свидетельствуют о реальной совокупности преступных действий, могут быть применены несколько пунктов ст. 105, характеризующих мотивы. Например, виновный совершает разбойное нападение и изнасилование потерпевшей, а затем - и ее убийство. Последнее подлежит квалификации по пп. "з" и "к" ч. 2 ст. 105 УК.

3.2 Классификация квалифицирующих признаков убийства при отягчающих обстоятельствах

Убийство двух или более лиц (п.«а» ч.2 ст.105) представляет собой совокупность нескольких убийств, совершённых одновременно или на протяжении короткого промежутка времени и охватывающихся единым преступным намерением виновного. Пленум Верховного Суда РФ в своём постановлении прямо указал, что квалификация содеянного убийства двух или более лиц возможна, « . . . если действия виновного охватывались единым умыслом и были совершены, как правило, одновременно». [4]

Так к примеру, судом присяжных Московского областного суда 3 февраля 1998 г. Тарасов осужден к лишению свободы по п.«в» ч.3 ст.162 УК РФ и п.п. «а», «з», «к» ч.2 ст.105 УК РФ.

По вердикту коллегии присяжных заседателей Тарасов признан виновным в том, что из корыстных побуждений в подъезде дома путём удушения причинил смерть Рыбкину. Позже в квартире другого дома Тарасов совершил разбойное нападение на Осиповых. Он сдавил шею Осиповой верёвкой и нанёс ей удар ножом в грудь, затем дважды ударил ножом в грудь спящего Осипова. От полученных телесных повреждений потерпевшие скончались. После этого Тарасов похитил их имущество.

Кассационная палата Верховного суда РФ приговор оставила без изменения.

Президиум Верховного суда РФ 11. 08. 98 удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, указав следующее. Квалификация действий виновного по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ возможна лишь при доказанности его умысла на убийство именно с целью сокрытия преступления. Этого в действиях Тарасова суд не установил.

Как видно из материалов дела, Тарасов совершил убийство Осиповых с целью завладения их имуществом, т. е. из корыстных побуждений. Поэтому его осуждение по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ из приговора исключено, но осталось в силе осуждение по п.п. «а» и «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ.[6]

О единстве преступного намерения в некоторых случаях может свидетельствовать один и тот же мотив лишения жизни нескольких лиц.

Убийство одного человека и покушение на жизнь другого в тех случаях, когда умысел виновного был направлен на лишение жизни двух и более лиц, не может рассматриваться как оконченное преступление – убийство двух и более лиц, поскольку преступное намерение убить двух лиц не было осуществлено по независящим от виновного обстоятельствам. В этих случаях, как указал Пленум Верховного Суда РФ, содеянное следует квалифицировать по ч. 1 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Убийство лица или близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнения общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105) представляет повышенную общественную опасность. Это деяние совершается с целью воспрепятствования правомерной деятельности потерпевшего по осуществлению служебной деятельности либо выполнению общественного долга, а также по мотивам мести за такую деятельность.

Для квалификации убийства по данному пункту вовсе не обязательно, чтобы оно совершалось непосредственно при осуществлении потерпевшим служебных обязанностей или выполнения им общественного долга. Мотивом данного преступления может быть месть спустя какой-то определённый промежуток времени.

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от форм собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству.[9]

Под выполнением служебного долга следует также понимать совершение иных действий в интересах общества или законных интересах отдельных лиц (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершённом или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушения, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления и т. п.).

Потерпевшим от преступления при этом может оказаться любое лицо – от руководителя до охранника.

По п. «б» ч. 2 ст. 105 УК следует квалифицировать лишь убийство такого лица, которое действовало правомерно, на законных основаниях. Если поводом для убийства послужили незаконные действия потерпевшего (связанных, например, с превышением служебных полномочий), содеянное не может быть квалифицированно по данному пункту ст. 105 УК РФ.

Так, приговором Верховного Суда Башкоторстан от 22 декабря 1998 года Васякин и Половников, были осуждены по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ и по п.п. «б», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил, что согласно приговору суда они призваны виновными в совершении убийства гр. Каспранова Г. при разбойном нападении.

Преступление совершено в городе Уфа Республики Башкоторстан 24 августа 1998 года вечером при следующих обстоятельствах. В указанное время Каспранов Г., работавший сторожем на территории гаражного товарищества «Заречное», распил спиртные напитки с осужденными Васякиным и Половниковым и ушёл отдыхать в вагончик. Оставшись вдвоём, Васякин и Половников договорились похитить колёса от автомобиля, принадлежавшего Мухамматову. Осуществляя задуманное, осужденные взяли лом, ножовку, ключи и стали взламывать замки гаража, но были застигнуты сторожем Каспрановым. Каспранов стал прогонять Половникова с территории гаражного товарищества. В это время Васякин вооружился топором и совместно с Половниковым напал на Каспранова и нанёс ему удары лезвием топора в жизненно важные органы, причинив здоровью потерпевшего тяжкий вред, повлекший смерть.

После убийства Васякиным сторожа Каспранова осужденные снова пытались взломать замки гаража и были застигнуты другим сторожем Сайфуллиным, который сообщил об этом работникам милиции, пресекшим преступные действия осуждённых. [5]

Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо заложника (п. «в» ч. 2 ст. 105). Наличие данного обстоятельства в качестве квалифицирующего убийство в Уголовном Кодексе объясняется, во-первых, крайне неблагоприятными тенденциями таких преступлений, как похищения людей и захват заложников, их экстремальным ростом и увеличением тяжести причиняемых ими последствий и, во-вторых, определённой переоценкой отношения в обществе к посягательствам на жизнь человека, находящегося в беспомощном состоянии. Состояние беспомощности означает, что потерпевший лишён возможности оказать преступнику эффективное сопротивление. Это осознаётся убийцей, и он, осуществляя преступление, использует такое состояние жертвы.

Как отмечается в постановлении Пленума, по данному пункту надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознаёт это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее. По данному пункту следует также квалифицировать убийство лица, находящегося в обмороке, спящего. [4]

Однако на практике нередки случаи неправильного определения беспомощного состояния потерпевшего. Приведём пример подобной судебной ошибки.

Согласно приговору Верховного Суда Республики Алтай от 24 сентября 1997 года Пчелинцев был осужден по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ определением от 22 января 1998 года оставила приговор без изменения. В протесте заместителя Председателя Верховного Суда РФ поставлен вопрос о переквалификации действий Пчелинцева со ст.105 ч. 2 п. «в» УК РФ на ст. 105 ч.1 УК РФ.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил, что Пчелинцев А. С. признан виновным в убийстве, то есть в умышленном причинении смерти своей жене, Пчелинцевой Л. А., заведомо для него находящейся в беспомощном состоянии.

Преступление, как указано в приговоре, совершено при следующих обстоятельствах: супруги Пчелинцевы за время совместного проживания злоупотребляли спиртными напитками, а, находясь в состоянии алкогольного опьянения часто ссорились и дрались. 14 июня 1997 года в с. Манжерок Майминского района, у себя дома, Пчелинцевы совместно с Осиповым А. И. и Осиповым В. А. распивали спиртные напитки. В процессе распития спиртного между Пчелинцевым и Осиповыми возникла ссора и драка, в результате которой Осиповы избили Пчелинцева.

Жена Пчелинцева в это время, находясь в состоянии тяжёлого алкогольного опьянения, спала у себя дома. Зайдя в дом после драки с Осиповыми, Пчелинцев пытался переложить жену на диван, а затем, разозлившись на неё в связи с дракой с её родственниками, избил её, принёс из кладовой дома топор и воспользовавшись тем, что жена не могла оказать ему сопротивления в силу алкогольного опьянения, нанёс ей лезвием топора несколько ударов в область шеи и передне-верхней части грудной клетки. В результате полученных телесных повреждений Пчелинцева Л. А. скончалась на месте совершения преступления.

Вина Пчелинцева А. С. в убийстве своей жены установлена имеющимися в материалах дела доказательствами. Не оспаривал своей вины и сам осуждённый. Однако, обосновывая вину Пчелинцева А. С. по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ суд первой инстанции исходил из того, что, совершая убийство жены, он (Пчелинцев) воспользовался нахождением её в беспомощном состоянии (сильного алкогольного опьянения).

Согласилась с этим и кассационная инстанция.

Но эти выводы не соответствуют требованиям закона. По смыслу закона, по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознаёт это обстоятельство. Между тем потерпевшая Пчелинцева Л. А. в таком состоянии не находилась и к указанным лицам не относилась, в связи, с чем п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ вменён в вину Пчелинцеву А. С. необоснованно. Его действия следует квалифицировать по ч. 1. ст. 105 УК РФ.[5]

Убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных данным пунктом ст. 105 и, соответственно, ст. 126 либо 206 УК. Данным пунктом охватывается не только убийство похищенного или заложника, но и убийство других лиц в связи с похищением человека или захватом заложника (в большинстве таких случаев возможна также дополнительная квалификация по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК).

Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105), представляет повышенную общественную опасность. Она обусловлена тем, что лишается жизни не только женщина, но и плод человека – зародыш будущей человеческой жизни.

В качестве обязательного условия для применения данного пункта закон выдвигает обязательную осведомлённость виновного о беременности потерпевшей, заведомость такого знания. О таком знании могут свидетельствовать наличие внешних признаков беременности и другие фактические данные.

Лицо, достоверно не знавшее о беременности потерпевшей, не может нести ответственности по данному пункту статьи 105. Продолжительность беременности, а также источник осведомлённости о ней не имеют значения для квалификации содеянного по данной норме. На правовую оценку содеянного не влияет также то обстоятельство, погиб в результате убийства беременной женщины её плод или нет.

Данное преступление может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом по отношению к причинению смерти потерпевшей. Мотивы убийства беременной женщины для квалификации содеянного значения не имеют.

Если виновный исходит из ошибочного предположения о беременности потерпевшей, которой в действительности не было, содеянного надлежит квалифицировать по совокупности двух преступлений – покушение на убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, и оконченного простого или квалифицированного другим отягчающим обстоятельством убийства (ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 105 либо ч. 2 ст. 105 УК с другим пунктом).

Убийство, совершённое с особой жестокостью , предусмотрено п. «д.» ч. 2 ст. 195 УК РФ. Всякое убийство свидетельствует об известной жестокости преступника. Однако для квалификации убийства, предусмотренного данным пунктом, требуется не всякая, а особая жестокость.

Необходимо иметь в виду, что, согласно закону, особая жестокость связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г.).

Под особой жестокостью убийства следует понимать как особую жестокость способа убийства и его последствий (сюда включается и особо мучительный для убитого способ совершения преступления), так и особую жестокость личности убийцы (его исключительное бессердечие, безжалостность, свирепость), проявившуюся в совершенном преступлении.[4]

К особой жестокости могут быть отнесены, в частности, случаи, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему умышленно применялись пытки, истязания или совершалось глумление над жертвой, либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение человека заживо, длительное лишение пищи, воды). Особая жестокость может выражаться также в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что причиняет этим особые страдания.

При совершении убийства с особой жестокостью субъект должен сознавать особо жестокий характер избранного им способа лишения жизни и предвидеть особо жестокие последствия своего деяния, а также желать либо допускать именно такой характер лишения потерпевшего жизни.

Примером совершения преступления с особой жестокостью может служить следующий случай.

Орловским областным судом 23 декабря 1998 года осуждены ранее судимые Климушкин, Кучерявенко и Гарифуллин по п.п.«д», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, п.«в» ч. 3 ст. 162, п.«б» ч. 4 ст. 226, п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 166 УК РФ, кроме того, Гарифуллин – по ч. 2 ст. 325 УК РФ.

Климушкин, Гарифуллин и Кучерявенко признаны виновными в разбойном нападении, совершённом неоднократно, по предварительному сговору группой лиц с незаконным проникновением в жилище, применением предметов, используемых в качестве оружия, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; в умышленном убийстве, сопряжённом с разбоем, совершённом по предварительному сговору группой лиц, с особой жестокостью; в угоне автомобиля неоднократно; в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершённом неоднократно, с применением насилия, опасного для жизни. Гарифулин, кроме того, признан виновным в похищении важного личного документа.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах: Климушкин, Гарифулин и Кучерявенко 24 марта 1998 года, узнав, что в одном из домов пос. Верховье проживают состоятельные люди, договорились совершить разбойное нападение на них. Для осуществления задуманного Климушкин передал нож Гарифулину. Когда они проникли во двор дома и увидели вышедшего из гаража Кононенко, Кучерявенко ударом кулака сбил его с ног, после чего потерпевшего занесли в гараж. Там они связали ему руки и ноги, приведя тем самым в беспомощное состояние, затем, проявляя особую жестокость, на протяжении длительного времени избивали по туловищу и голове. Гарифулин наносил удары молотком по шее и голове. Кучерявенко – доской по голове, а Климушкин – ногами по туловищу и голове. От полученных тяжких телесных повреждений Кононенко скончался на месте.

Забрав из карманов одежды потерпевшего его ключи, осужденные открыли дверь и проникли в дом, откуда похитили имущество Мурзаевой, в том числе охотничье ружьё и боеприпасы. Гарифулин, кроме того, похитил водительское удостоверение на имя Кононенко. После этого они угнали автомашину Кононенко и на ней увезли похищенное в г. Орёл. [7]

Убийство, совершённое общеопасным методом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ), - налицо в тех случаях, когда, осуществляя умысел на убийство определённого лица, виновный сознательно применил такой способ причинения смерти, который заведомо для него был опасен для жизни не только потерпевшего, но хотя бы ещё одного лица (п. 9 Постановления Пленума). [4]

К числу таких способов следует отнести: убийство путём взрыва, поджога, затопления, обвала, разрушения строений и сооружений в местах, где помимо потерпевшего находятся другие лица; путём выстрелов в толпу; организации аварии автомашины, на которой ехало несколько лиц; отравления воды и пищи, которой помимо потерпевшего пользуются другие лица; удушения газом многих людей; применения иных источников повышенной опасности и т. п.

Указание закона об опасности для жизни многих людей понимается как опасность причинения смерти не только потерпевшему, а ещё хотя бы одному человеку. Квалифицирующим обстоятельством в данном случае является сам по себе способ совершения преступления. Поэтому действия виновного будут квалифицироваться по данному пункту и в том случае, когда от них пострадал только один человек.

Если в результате применения виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определённого лица, но и других лиц, содеянное надлежит квалифицировать, помимо данного пункта ст. 105, по п. «а» ч. 2 ст. 105, а в случае причинения вреда здоровью другим лицам – по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК и по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью.

Опасность лишения жизни других лиц должна быть при этом реальной, а не мнимой, существовать в действительности, а не быть лишь предполагаемой. Субъективная сторона рассматриваемого преступления может выражаться как в прямом, так и в косвенном умысле. Виновный должен осознавать, что избранный им способ убийства опасен для жизни не только одного человека. Убийство, совершённое группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105), всегда представляет повышенную общественную опасность уже потому, что осуществляется в условиях, парализующих возможности потерпевшего защитить свою жизнь и облегчающих доведение преступления до конца.

Убийство признаётся совершённым группой лиц, прежде всего в случае, когда в процессе его осуществления совместно участвовали два и более исполнителя без предварительного на то сговора.

Указанные лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвуют в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причём необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершённым группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

Убийство, совершённое группой лиц без предварительного на то сговора, возможно как с прямым, так и с косвенным умыслом.

По данному пункту квалифицируется также убийство, совершённое группой лиц по предварительному сговору. Речь идёт об убийстве, в котором принимали участие два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном его совершении. Умысел на убийство здесь может быть только прямым.

При этом квалификация убийства как совершённого группой лиц (без предварительного сговора и по предварительному сговору) может иметь место в случае, когда лица, принимавшие участие в убийстве, действовали согласованно в отношении потерпевшего, сознанием каждого преступника при этом охватывался факт способствования друг другу в совершении убийства, причём как групповое убийство должны быть квалифицированы не только действия лиц, непосредственно причинивших смерть потерпевшему, но и действия тех, кто содействовал этому путём применения к потерпевшему физического насилия (например, держал жертву за руки, в то время как другой наносил ей ножевые ранения).

Таким образом, субъектами данного вида убийства являются только соисполнители, т.е. лица, непосредственно участвовавшие в лишении потерпевшего жизни и оказывающие на него соответствующее физическое воздействие. В постановлении Пленума указывается, что в качестве соисполнителей преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства и непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего.[4]

В тех случаях, когда имеет место соучастие с разделением ролей, организаторы этого преступления, подстрекатели и пособники, непосредственно не применявшие насилия к потерпевшему, однако способствовавшие совершению убийства другими лицами, не несут ответственности по данному пункту ст. 105 за убийство, совершённое группой лиц. Их действия квалифицируются по ст. 33 и соответствующей части (пункту) ст. 105 УК.

Что же касается убийства, совершённого организованной группой, то здесь речь идёт об устойчивой группе лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (не обязательно убийства). Ответственность за данное преступление также предусмотрена п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК. Как правило, организованная группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Здесь может иметь место фактическое разделение ролей, однако все участники организованной группы независимо от выполнения каждым из них в процессе осуществления убийства роли признаются его соисполнителями. Поэтому ссылка на ст. 33 УК здесь при квалификации не нужна.


Лица, непосредственно не участвовавшие в процессе лишения жизни, не могут нести ответственности как соисполнители преступления.

Примером такой ситуации может служить дело Анохиной: материалами дела установлено, что Анохина предложила Р. и Г. избить потерпевшего. В процессе избиения у них возник умысел на убийство. С этой целью Р. и Г. вытащили потерпевшего на лестничную площадку, где продолжали избиение. Всё это время Анохина освещала спичками место преступления, а впоследствии принесла уксусную эссенцию, которую Р. и Г, влили в рот потерпевшему. Смерть потерпевшего наступила от комбинированной травмы шеи и химического ожога гортани и дыхательных путей уксусной кислотой.

Органы следствия и суд квалифицировали действия Анохиной по п. «ж» ст. 102 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ протест заместителя Генерального Прокурора удовлетворил, указав следующее: поскольку Анохина действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего, не совершала, а только освещала спичками место преступления, когда избивали потерпевшего, наблюдала за обстановкой, принесла уксус, то она была лишь пособником убийства.[6]

Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряжённое с разбоем, вымогательством или бандитизмом, предусмотрено п. «з» ч. 2 ст. 105 УК.

Корысть как мотив убийства есть стремление к извлечению материальной выгоды в самом широком смысле слова. Убийство из корыстных побуждений имеет место в тех случаях, когда мотивом совершения этого преступления явилось получение материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь, вознаграждения от третьих лиц и т. п.), либо намерение избавиться от материальных затрат (возврат имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязанностей, платежа алиментов и др.) (п. 11 постановления Пленума Верховного Суда от 27 января 1999 г.).

По данному пункту следует квалифицировать убийство, совершённое не только для получения личной материальной выгоды, но и с целью добиться материальной выгоды для других лиц, в судьбе которых заинтересован виновный.

Для признания убийства корыстным необходимо установить, что корыстный мотив на его совершение возник у виновного до осуществления преступного деяния и обусловил его; при этом не требуется, чтобы цель убийства была непосредственно достигнута. Главное, чтобы совершая данное преступление, виновный руководствовался корыстным мотивом.

В тех случаях, когда корыстные мотивы побуждения не были мотивом убийства, завладение имуществом убитого не может являться основанием для квалификации содеянного по данному пункту.

Убийство по найму, получившее в последнее время значительное распространение (так называемые «заказные» убийства) в основном также совершаются по корыстным мотивам. В постановлении Пленума отмечается, что убийство по найму надлежит квалифицировать как убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Как сопряжённое с разбоем, вымогательством или бандитизмом надлежит квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений.

Содеянное в таких случаях должно квалифицироваться по совокупности со статьями УК, предусматривающими ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм (п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года[4] и п. 13 постановления «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997года[8]).

Изучение следственной и судебной практики показывает, что при квалификации убийств как корыстных нередко допускаются ошибки. Иногда убийство квалифицируется как совершённое из корыстных побуждений, в то время как в действительности имеют место другие мотивы (например, ревность, семейные неурядицы и т. п.). Как правило, это делается в тех случаях, когда совершению убийства предшествуют какие-либо споры имущественного характера (например, потерпевший не платит обусловленную сумму денег, не отдаёт долг).

При этом забывается, что лишь стремление получить благодаря лишению жизни потерпевшего какие-либо выгоды материального характера либо намерение избавиться от материальных затрат дают основание квалифицировать убийство как совершённое из корыстных побуждений. В силу этого не расцениваются как корыстные убийства, совершаемые с целью удержания или сохранения имущества, уже принадлежащего виновному (например, мелкого воришки при отсутствии состояния необходимой обороны). [11]

Приговором Амурского областного суда от 25 декабря 1998 года Козлов Александр Сергеевич был осужден по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ; по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ; по п. п. «а, б, г, « ч. 2 ст. 159 УК РФ и Шадрин Максим Сергеевич, ранее судимый, осужден: по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ; по ч. 5 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по п. п. «а, б, г, « ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Заместителем Генерального Прокурора РФ был подан протест, в котором поставлен вопрос об изменении состоявшихся судебных решений, исключения из осуждения Козлова по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Шадрина – по ст. 33 ч. 5, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующего признака – «из корыстных побуждений».

Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил: по приговору суда Козлов и Шадрин осуждены за совершение разбойного нападения на Сенокосова П. И. по предварительному сговору группой лиц, с проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а Шадрин и по признаку неоднократности совершения аналогичного преступления. Козлов также признан виновным в совершении убийства Сенокосова, сопряжённого с разбоем, а Шадрин – в пособничестве Козлову в совершении указанного преступления.

Козлов и Шадрин осуждены за хищение имущества, принадлежащего Толстых, совершённое путём злоупотребления его доверием, по предварительному сговору группой лиц, неоднократно, с причинением значительного ущерба потерпевшему.

Вместе с тем, при квалификации действий осужденного Козлова по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Шадрина по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 излишне вменён квалифицирующий признак «из корыстных побуждений», поскольку совершение убийства, сопряжённого с разбоем, само по себе предусматривает корыстный мотив, стало быть, дополнительной квалификации по признаку «из корыстных побуждений» не требуется.[5]

Необходимо иметь в виду, что действия организатора, подстрекателя или пособника убийства из корыстных побуждений надлежит квалифицировать по ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ независимо от того, какую цель каждый из них лично преследовал.

Убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105) – это убийство, совершённое на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (п. 12 постановления Пленума ).

Характерным для этого вида убийства являются не личные, а хулиганские мотивы, т. е. побуждения, которые указывают на явное пренебрежение к правилам общежития и элементарным нормам морали. Хулиганские мотивы выражаются в стремлении открыто противопоставить своё поведение общественному порядку, общественным интересам, показать своё пренебрежение к окружающим, продемонстрировать цинизм, жестокость, дерзость, учинить буйство и бесчинство, показать грубую силу и пьяную «удаль», отомстить кому-либо за явно незначительную обиду, справедливо сделанное замечание о недостойном поведении в общественном месте и т. п.

Нередко такие убийства совершаются без повода либо из желания использовать незначительный повод как предлог для убийства (например, хулиган убивает человека, не давшего ему прикурить, отказавшегося распивать с ним спиртные напитки и т. д.).

Если виновным помимо убийства из хулиганских побуждений были совершены иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок, выражающие явное неуважение к обществу и сопровождаемые применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, то содеянное им надлежит квалифицировать по комментируемому пункту и соответствующей части статьи УК.

Особую сложность на практике представляет отграничение убийства из хулиганских побуждений от убийства в драке и ссоре, предусмотренного ч. 1 ст. 105. Правильное решение этого вопроса зависит от внимательного изучения всех обстоятельств дела и, в особенности – от тщательного анализа субъективной стороны преступления.

Для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо в драке следует выяснить, кто явился их инициатором и не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Так, если зачинщиком и активной стороной в ссоре или драке явился потерпевший, спровоцировавший столкновение, если поводом к конфликту послужили его неправомерные или аморальные действия, виновный в убийстве такого потерпевшего не может отвечать за убийство из хулиганских побуждений.

Практика показывает, что в тех случаях, когда убийства в ссоре или драке совершаются при отсутствии хулиганских мотивов, как правило, в происшедшем бывают, виноваты в той или иной степени обе стороны. Если же ссору или драку спровоцировал убийца своим неправомерным или аморальным поведением, если он являлся активной стороной в этом столкновении и действовал по мотивам явного неуважения к окружающим, содеянное следует квалифицировать по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК.

Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряжённое с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ), совершается по крайне низменным мотивам.

Убийство с целью скрыть другое преступление характеризуется тем, что виновный, лишая потерпевшего жизни, преследует цель как скрыть ранее совершённое преступление, так и другое преступление, которое предполагается совершить в будущем. Для квалификации по данному пункту не имеет значения, сам убийца или иное лицо совершило (или собирается совершить) «другое» преступление. Под «другим» преступлением следует понимать любое по степени общественной опасности преступление. Пунктом «к» охватываются, например, случаи убийства свидетеля, потерпевшего лица, у которого находятся доказательства преступления и т. д.

Примером неправильной квалификации по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ может служить приговор Волгоградского областного суда от 25 октября 1999 года, по которому Никитин и Ульянов осуждены по п. п. «б, в» ч. 3 ст. 162 УК РФ, п. п. «б, в, з, к, « ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2000 года приговор изменён. Из осуждения Никитина исключён п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и квалифицирующий признак разбойного нападения «совершённого группой лиц по предварительному сговору».

Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил: Никитин признан виновным в разбойном нападении на Шульженко А. С. с целью завладения имуществом в крупном размере с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в его умышленном убийстве из корыстных побуждений, сопряжённым с разбоем, как лица, заведомо находящимся в беспомощном состоянии.

Преступление совершено 12 февраля 1999 года в пос. Рудня Волгоградской области при следующих обстоятельствах: Никитин, зная о том, что в бухгалтерии ООО «Круиз» хранятся деньги в сумме 30-50 тысяч рублей, предложил Ульянову завладеть ими. Ульянов дал ему нож, сумку, кожаные перчатки, 1,5 литра самогона и бутылку «Уайт-спирита».

Оба они пришли в помещение ООО «Круиз», где дежурил их знакомый сторож Шульженко А. С. Вместе они стали употреблять спиртные напитки и привели Шульженко в беспомощное состояние, обусловленное тяжёлой степенью опьянения. После этого Никитин напал на Шульженко, нанёс ему удар кулаком в грудь, после чего с целью лишения жизни потерпевшего, в связи с осуществлением им служебной деятельности, из корыстных побуждений, используя беспомощное состояние, нанёс ножом удары в область жизненно важных органов и убил.

Взломав дверь в бухгалтерию, Никитин пытался открыть сейф, но не смог этого сделать, после чего вместе с Ульяновым пошёл к себе домой и взял металлический четырёхгранник. Оба вернулись к месту преступления для вскрытия сейфа, однако, увидев там людей, скрылись.

По делу установлено, что потерпевший Шульженко сам впустил осуждённых в помещение ООО «Круиз», употреблял совместно с ними спиртные напитки и, как видно из показаний Никитина, пытался предотвратить их действия. направленные на завладение чужим имуществом. Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что потерпевший не находился в беспомощном состоянии, которое лишало его возможности оказать активное сопротивление Никитину и не дают оснований признать, что Шульженко не мог этого сделать в силу физического или психического состояния.

В связи с этим ссылка на то, что Шульженко находился в тяжёлой степени опьянения не может быть признана убедительной для квалификации действий Никитина по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ и этот признак подлежит исключению из осуждения Никитина.

Кроме того, из осуждения Никитина по п. «з» ст. 105 УК РФ, подлежит исключению указание о наличии корыстных побуждений при убийстве, поскольку это преступление сопряжено с разбоем, который сам по себе преследует корыстную цель.[5]

Убийство с целью облегчить совершение другого преступления характеризуется тем, что виновный, лишая потерпевшего жизни, преследует цель создать условия, облегчающие совершение задуманного преступления, осуществляемого как им самим, так и другими лицами. Такие действия виновный может осуществлять как до совершения намеченного преступления, так и в процессе его осуществления.

Поскольку в законе указана специальная цель совершения данных преступлений («с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение»), содеянное предполагает наличие у виновного только прямого умысла.

По смыслу закона квалификация по п. «к» ч. 2 ст. 105 совершённого виновным убийства определённого лица с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение исключает возможность квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему иную цель или мотив убийства. Поэтому, если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по данному пункту.


По данному квалифицируется и убийство, сопряжённое с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера. Виновный в этих случаях может совершить убийство в процессе совершения самого изнасилования или насильственных действий сексуального характера, чтобы парализовать сопротивление потерпевшей (потерпевшего), или из садистских побуждений.

Такое убийство может быть совершено, и после изнасилования или насильственных действий сексуального характера с тем, чтобы скрыть совершённое преступление и избежать ответственности. Сюда следует отнести случаи убийства по мотивам мести за оказанное при совершении этих сексуальных деяний сопротивление (п. 13 постановления Пленума).

Жертвой данного вида убийства может быть как потерпевшая (потерпевший) при изнасиловании или насильственных действиях сексуального характера, так и другие лица, которые были убиты в связи с совершением данных преступлений (например, свидетели).

Убийство, совершённое в процессе изнасилования или осуществления насильственных действий сексуального характера, чаще всего характеризуется косвенным умыслом, когда виновный, применяя насилие для преодоления сопротивления жертвы, сознательно допускает в таких случаях возможность причинения ей смерти. Для других случаев более характерен прямой умысел на причинение смерти, обусловленный мотивом мести за оказанное сопротивление либо целью сокрытия совершённого преступления.

Исходя из того, что в случае убийства при изнасиловании или насильственных действиях сексуального характера виновный посягает на два объекта – жизнь потерпевшей (потерпевшего) и половую свободу, т. е. совершает два преступления, Пленум разъяснил, что содеянное следует квалифи-цировать по совокупности совершённых преступлений – п. «к» ч. 2 ст. 105 и, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, по соответствующим частям ст. 131 или ст. 132 УК РФ, предусматривающих ответственность за изнасилование и насильственные действия сексуального характера.[4]

Убийство по мотивам национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК) представляет повышенную общественную опасность.

Важнейшим условием реальной гарантированности равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от национальности, расы и отношения к религии (ст. 19 Конституции РФ) является усиление уголовной ответственности за преступления, совершённые по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти и вражды.

Для применения данного пункта необходимо установить конкретный специальный мотив из числа названных в законе (побуждения национальной, расовой или религиозной ненависти или вражды либо кровной мести). Этот мотив может сочетаться с другими побуждениями (месть, корысть, хулиганские мотивы), в то же время он должен среди них доминировать.

Доминирующим побуждением здесь выступает стремление виновного учинить физическую расправу с потерпевшим в связи с его национальной и расовой принадлежностью или вероисповеданием и тем самым унизить честь и достоинство определённой нации, расы или конфессии. Сюда также относится желание возбудить, спровоцировать национальную, расовую или религиозную вражду или рознь (например, вызвать путём убийства обострение межнациональных отношений, массовые беспорядки и т. п.). Это может быть также отмщением потерпевшему за несогласие поддержать националистическую или религиозную дискриминацию.

Как правило, такие убийства совершаются с прямым умыслом, поскольку реализуют специальную цель виновного. Однако в отдельных случаях здесь возможен и косвенный умысел, когда причинение смерти потерпевшему сознательно допускается ради достижения других целей, связанных с реализацией мотивов национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды (например, поджог храма, в котором находятся люди, к судьбе которых субъект относится безразлично).

По данному пункту квалифицируется также убийство, совершённое по мотиву кровной мести. Такое убийство обусловлено стремлением отомстить обидчику или членам его семьи или рода за подлинную или мнимую обиду, нанесённую убийце либо членам его семьи или рода. Как правило, кровная месть возникает в связи с убийством родственника.

В Российской Федерации кровная месть как родовой обычай распространена в некоторых республиках Северного Кавказа (Чечня, Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Северная Осетия).

Кровная месть грозит нередко не только обидчику, но и членам его семьи или рода независимо от времени возникновения кровной обиды. По чеченским обычаям, при смерти обидчика, в отношении которого должен быть осуществлён акт кровной мести, месть переходит на его брата, отца и других родственников по мужской линии. Женщина – вне кровной мести. Убить женщину считается делом, недостойным мужчины. Если сама женщина совершила убийство, то за неё отвечает её брат, отец и т. д., а в некоторых случаях - муж и дети по мужской линии.

Субъектом такого преступления может быть только лицо, принадлежащее к той национальности или группе населения, где ещё встречается родовой обычай кровной мести. Распространительному толкованию термин «кровная месть» не принадлежит. Убийство по мотиву кровной мести, разумеется, может быть совершено и за пределами той местности. где встречается этот обычай.

Убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105).

В настоящее время производятся операции по пересадке сердца, почек, печени, селезёнки, роговицы глаз и проч., что обусловливает потребность в соответствующем донорском материале. Это может привести к совершению убийств с целью использования органов и тканей потерпевшего для трансплантации.

Субъектами такого убийства могут быть любые лица, включая медицинских работников.

Цель данного убийства свидетельствует о возможности его совершения только с прямым умыслом. Мотивы совершения данного преступления преимущественно носят корыстный характер (содеянное в таких случаях надлежит квалифицировать по п. «з» и «м» ч. 2 ст. 105), но возможны и другие мотивы (например, стремление спасти жизнь близкого человека за счёт жизни постороннего лица, обеспечение успешного проведения медицинского эксперимента и прочие).

Следует иметь в виду, что рассматриваемое преступление может совершаться в целях использования органов и тканей потерпевшего не только для трансплантации. Возможны и иные цели (например, при каннибализме, садизме, половом фетишизме и т. п.). Возможно также использование человеческих органов и тканей в промышленных целях. Главное здесь состоит в том, что убийство совершается в целях использования органов и тканей потерпевшего, характер же использования может быть различным.

Убийство, совершённое неоднократно (п. «н» ч. 2 ст. 105), означает противоправное лишение жизни человека виновным лицом, ранее уже совершавшим убийство, независимо от того, было ли это лицо за него осуждено. Неоднократность здесь понимается как совершение убийства во второй раз и более при отсутствии единого умысла на совершение данных преступлений и осуществлённых, как правило, в разное время (п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года).

Действия виновного, совершившего два и более убийства при отсутствии единого умысла на их совершение, в соответствии со ст. 16 УК РФ квалифицируются по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ и квалифицировать их дополнительно по ч. 1 ст. 105 УК РФ не требуется.

По приговору Саратовского областного суда от 7 июля 1998 года Тычков (ранее судимый) осуждён по ч. 1 ст. 105, п. п. «к», «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Он признан виновным в том, что во время распития спиртного и ссоры с Журавлёвым с целью убийства нанёс ему ножом несколько ударов в шею. От полученных телесных повреждений, причинивших тяжкий вред здоровью, Журавлёв скончался на месте.

Мать потерпевшего (Журавлёва Л. А.) в это время находилась на кухне и не видела случившегося, но, услышав шум, пыталась выяснить причину. Тычков же с целью сокрытия убийства Журавлева решил её убить. Он пришёл на кухню и нанёс Журавлевой Л. А. удары ножом в шею и другие части тела, причинив этими действиями тяжкий вред здоровью, от чего потерпевшая скончалась на месте.

Заместитель Генерального Прокурора РФ в протесте поставил вопрос об исключении из судебных решений осуждения Тычкова по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ 29 ноября 2000 года протест удовлетворил, указав следующее: органами следствия преступные действия Тычкова были квалифицированы по п. п. «а», «в», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Суд исключил из обвинения п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ и квалифицировал действия Тычкова в отношении Журавлёва по ч. 1 ст. 105 УК РФ, а в отношении Журавлёвой Л. А. – по п. п. «к», «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство с целью скрыть другое преступление, совершённое неоднократно).

Как видно из материалов дела, действия, направленные на убийство Журавлева и Журавлёвой, не охватывались единым замыслом Тычкова.

Согласно ч. 3 ст. 16 УК РФ в случаях, когда неоднократность преступлений предусмотрена Уголовным кодексом в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, совершённые лицом преступления квалифицируются по соответствующей части статьи, предусматривающей наказание за неоднократность преступлений.

При таких обстоятельствах действия Тычкова должны квалифицироваться как убийство, совершенное неоднократно, с целью скрыть другое преступление, т. е. по п. п. «к», «н» ч. 2 ст. 105.

В связи с этим приговор и определение изменены: исключена квалификация действий Тычкова по ч. 1 ст. 105 УК РФ, приговор и кассационное определение в части осуждения Тычкова по п. п. «к», «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ оставлены без изменения.[7]

Убийство, которому предшествовало умышленное причинение смерти, охватываемое статьями других разделов УК (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, геноцид – соответственно ст. ст. 277, 295, 317, 357 УК), подлежит квалификации по п.«н» ч. 2 ст. 105 УК.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что ответственность за рассматриваемое преступление наступает независимо от того, был виновный осуждён за ранее совершённое убийство или нет.

Убийство не может квалифицироваться по данному пункту, если судимость за ранее совершённое умышленное причинение смерти другому человеку была погашена или снята, а также в случае освобождения судом лица от уголовной ответственности за ранее совершённое убийство в связи с истечением сроков давности.

Таким образом, можно сделать следующие выводы.

При назначении наказания за убийство суды обязаны учитывать совокупность всех обстоятельств, при которых оно совершено: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления, тяжесть наступивших последствий, личность виновного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность. Равным образом должны быть исследованы данные, относящиеся к личности потерпевшего, его взаимоотношения с подсудимым, а также его поведение, предшествовавшее убийству.

Убийство при отягчающих обстоятельствах, предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК РФ, влечёт за собой наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до двадцати лет либо смертную казнь или пожизненное лишение свободы.

Смертная казнь как исключительная мера наказания может применяться за совершение особо тяжкого преступления, посягающего на жизнь, лишь тогда, когда необходимость её назначения обусловливается особыми обстоятельствами, свидетельствующими о высокой степени общественной опасности содеянного, и, наряду с этим, крайне отрицательными данными, характеризующими виновного как лицо, представляющее исключительную опасность для общества.

На настоящий момент в Российской Федерации введён мораторий на применение смертной казни и в качестве альтернативы смертной казни назначается пожизненное лишение свободы. Смертная казнь и пожизненное лишение свободы не могут быть назначены женщинам, лицам, совершившим преступление в возрасте до восемнадцати лет, мужчинам, достигшим к моменту приговора шестидесятипятилетнего возраста.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведённого исследования по теме: «Уголовная ответственность за умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами» можно сделать ряд выводов:

1. Жизнь человека представляет собой важнейшее, от природы данное благо, основополагающую социальную ценность. При совершении преступлений против жизни наступают последствия, которые не поддаются восстановлению или возмещению: утрата жизни необратима.

Уголовно-правовой охране по российскому уголовному закону в равной мере подлежит жизнь любого человека независимо от возраста, физических данных и моральных качеств. Ошибка в личности потерпевшего не влиет на наступление ответственности за умышленное убийство.

2. Понятие убийства, исторически сформировалось в человеческой
правовой культуре как понятие не правового действия посягательства на чужую жизнь совершаемое индивидом или группой лиц. Необходимым результатом квалификации деяния как убийства является наступление смерти потерпевшего.

3. Убийство, как и всякое другое преступное деяние, можно рассматривать с разных позиций. Поскольку убийство – это человеческий акт поведения, то вполне закономерным и весьма сложным представляется его психологический анализ – изучение убийства как проявление свойств данной личности, раскрытие мотивов и целей преступника. При этом изучается внутренняя, субъективная сторона преступного поведения и устанавливаются его непосредственные причины.

Отдавая должное изучению этих вопросов, надо отметить, что не менее важным, а порой и главным, представляется другой аспект изучения убийства, при котором основное внимание обращается на его внешнюю, объективную сторону.

3. Из всех вредных последствий, причиняемых посягательством на жизнь человека, только одно, а именно наступление смерти человека, является элементом объективной стороны убийства. Такое последствие имеет материальную природу, оно предельно точно и определенно – смерть потерпевшего. Не наступление такого последствия исключает признание убийства оконченным.

4. Основанием уголовной ответственности за предварительную преступную деятельность – приготовление и покушение – является наличие в действиях виновного состава неоконченного преступления. При решении вопроса об уголовной ответственности здесь учитываются положения ст. ст. 29 и 30 УК РФ.

5. Проблема справедливого наказания, отражаемого в приговоре, непосредственно связана с другой проблемой. Ею, несомненно, следует считать проблему квалификации преступлений.

Квалификация умышленных убийств, совершённых при отягчающих обстоятельствах связана с рядом сложностей. Не случайно Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении №4 от 22. 12. 92г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» специально предложил руководящие разъяснения по целому ряду вопросов квалификации убийств.

6. Как показывает предпринятый анализ ряда статей Уголовного Кодекса Российской Федерации, российское законодательство дифференцировано подходит к определению наказания за то или иное убийство, однако любое посягательство на чужую жизнь предполагает ответственность перед законом и моральное осуждение общества.

Весь спектр статей УК РФ квалифицирующих убийства еще раз показывает, что закон есть формализованная, обязательная для исполнения каждым членом общества норма морали.


Библиографический список литературы

1. Конституция РФ.

2. Уголовный Кодекс РФ. Федеральный закон Российской Федерации № 63-ФЗ от 13.06.1996. (в ред. № 162 ФЗ от 8.12.2003; №12 ФЗ от 11.03.2004.)

3. Закон РФ от 22 июля 1993. N 5487-1 Основы законодательства РФ «Об охране здоровья граждан».

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве от 27 января 1999 года. // "Российская газета", N 24, 09.02.99.

5. Постановление Президиума Верховного Суда от 7 февраля 2001 г.

6. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11 августа 1998г.

7. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 4 июля 2000 г.

8. Постановление Президиума Верховного Суда «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997г.

9. Бородин С. В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому уголовному праву. — М.: Проспект, 1996.

10. Комментарий к Уголовному Кодексу РФ. — М. «Инфра-М-Норма», 1997.

11. Комментарий к Уголовному кодексу РФ под ред. проф. Ю. И. Скуратова, д. ю. н. В. М. Козлова – М.: Инфра-М, 2001.

12. Криминология. Учебник для юридических вузов. / Под ред. А. И. Долговой. — М.: Юрист, 1999.

13. Уголовное право. Учебник. / Под общей редакцией проф. Л. Д. Гаухмана, проф. Л.М. Колодкина, проф. С.В. Максимова. — М.: Юриспруденция, 1999.

14. Уголовное право РФ. Особенная часть /отв. ред. Б. В. Здравомыслов - М.: «Инфра-М-Корма», 1997.

15. Уголовное право. Особенная часть: Учебник /под ред. А. Н. Рарога.,
М. «Юрист», 1997.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:06:18 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:34:46 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Уголовная ответственность за умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150026)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru