Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Терроризм как социальное и правовое явление

Название: Терроризм как социальное и правовое явление
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 17:33:28 26 марта 2010 Похожие работы
Просмотров: 3832 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Терроризм, как социальное и правовое явление

Введение

Терроризм относится к одному из самых опасных и сложных, трудно прогнозируемых явлений современности, которое приобретает все разнообразные формы и угрожающие масштабы. Акты терроризма чаще всего приносят массовые человеческие жертвы, влекут разрушения материальных ценностей, не поддающихся порой восстановлению, сеют вражду между государствами, провоцируют войны, недоверие и ненависть между социальными, религиозными и национальными группами, которые иногда невозможно преодолеть в течение жизни целого поколения. Составляющие явлений «терроризм» и» международный терроризм " – акты насилия, отличаясь громадным разнообразием как по средствам и методам совершения, так и по субъектам, для Российской Федерации и для многих других стран феномены относительно новые. Эти преступления выходят за рамки обычных (уголовных) деяний, которые главным образом покушаются на безопасность и благосостояние личности. Терроризм и международный терроризм, наряду с иными формами преступности – врагами любой государственности, являются угрозой для безопасности личности – общества – государства – международного сообщества, воздействуя не только на правопорядок, но и на экономическую, политическую, государственную, жизнь народов, государств, национальных и международных регионов.

Проблема терроризма и международного терроризма велика, актуальна и очень сложна. Соответственно актуален и насущно важен контроль над терроризмом и международным терроризмом.

Выбор темы дипломного исследования обусловлен интересом к данной проблеме. В условиях современной России она из абстрактной научной и теоретической конструкции превратилась в угрожающую всем и каждому реальность.

В ходе настоящей работы были поставлены следующие задачи:

а) определение понятия и соотношения между актом терроризма, терроризмом и международным терроризмом в стране, регионе, мире;

б) исследование аспектов (причин) терроризма и международного терроризма, исходя из социально-экономического состояния и положения личности – общества – государства – международного сообщества; политики государства, групп государств, сообщества государств; насильственных антигуманных и антиконституционных идей (идеологий) лица, группы лиц, объединений лиц; проблем формирования гражданского общества;

в) определение политических, правовых и институционных основ предупреждения терроризма и международного терроризма и борьбы с ними;

г) анализ уголовно-правовых аспектов терроризма.

Указанными задачами обусловлена структура настоящей работы.

Методологическую основу настоящего исследования составили общенаучные и специальные методы – исторический, метод сравнительного анализа, структурного анализа и другие.

Теоретическую базу работы составили исследования таких ученых как Ю.А. Антонян, В.П. Емельянов, Е.Г. Ляхов, А.В. Попов, С.С. Беляев, В.В. Мальцев, В.Е. Петрищев, Л.А. Моджорян, Г.М. Миньковский, В.П. Ревин, К.Н. Салимов и др.

Нормативную основу работы составили международно-правовые акты, посвященные проблеме терроризма в целом и отдельным его аспектам, а также законодательство Российской Федерации – Конституции, ФЗ «О борьбе с терроризмом», ФЗ» О безопасности», ФЗ» Об оружии», Уголовный кодекс Российской Федерации, Указ Президента РФ» О мерах по усилению борьбы с терроризмом». Только анализ статей УК РФ, в которых рассматриваются преступления террористического характера, позволяет утверждать, что возможности их дальнейшего законодательного совершенствования отнюдь не исчерпаны. Поскольку многие понятия ФЗ» О борьбе с терроризмом " не согласуются со многими действующими федеральными законами, и в частности с УК РФ, это, в свою очередь, создает на практике значительные трудности в применении норм и привлечении преступников к уголовной ответственности.

1. Терроризм как социальное и правовое явление

1.1 Исторический аспект

Примерно в середине 90-х годов Россия – вплотную столкнулась с проблемой терроризма. В 1995–1996 гг. самыми крупными террористическими актами в России были: набеги на г. Буденовск и г. Кизляр чеченских боевиков, взрыв на Котляковском кладбище в г. Москве, когда 13 человек погибло и 80 человек получили ранения, мощный взрыв в жилом доме в дагестанском городе Каспийске, когда погибло 68 человек. 31 декабря 1996 г. газета «Сегодня» подвела итог террористическим проявлениям в 1996 г., зафиксировав 33 факта. По данным газеты, примерно 90% таких фактов связаны со взрывом или попытками взрывов. В 1999 году взрывы в жилых домах в г. Москве и г. Волгодонске унесли сотни жизней. По сравнению с предыдущими годами заметно снизилось число случаев захвата заложников, не было захватов самолетов. 11 сентября международная исламская террористическая организация Аль Каида произвела атаку на Пентагон (Вашингтон), и здания всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Отдельные террористические преступления, в том числе прошлых лет, были раскрыты, и виновные привлечены к уголовной ответственности, но в целом наказуемость за столь опасные деяния находится на весьма низком уровне.

Для сравнения приведем некоторые данные о терроризме в зарубежных странах, которые столкнулись с этой проблемой значительно раньше России.

По свидетельству западных исследователей и средств массовой информации, терроризм приобретает угрожающие масштабы, характер его ужесточается, а методы становятся все более разнообразными.

В.В. Князев и Б.М. Самохин в своем обзоре проблем терроризма[1] (1996 г.) отмечают, что политика террора проявляет себя повсюду, даже в странах, отличавшихся ранее относительно стабильной внутриполитической обстановкой. Уже в 70-е годы отмечается рост количества террористических актов в странах Европы, в частности в ФРГ и Италии. Методы терроризма простирались от убийств и похищений политических и государственных деятелей, захватов заложников, взрывов в государственных учреждениях и общественных местах до нападений и захватов воздушных и морских судов, массовых убийств мирного населения (как, например, в Индии, Шри Ланке), угроз и попыток захвата или повреждения ядерных устройств.

Двадцать процентов нападений террористов было направленно в последние годы против граждан или учреждений США за границей. В 1988 г. погибло 192 американских граждан и 40 было ранено. Для сравнения с нашей страной можно указать, что от террористических акций за границей в том же году было убито четыре гражданина тогдашнего СССР и трое было ранено. Хотя это незначительный показатель по сравнению с США, однако, следует заметить, что количество террористических нападений на граждан СССР за границей в течении 80-х годов увеличилось. В период с 1985 по 1989 гг. против граждан и учреждений СССР за границей было совершено 68 взрывов, обстрелов, поджогов и 32 покушения, в результате погибло десять человек.

За рубежом утверждают, что имеются данные об угрозах или попытках отдельных лиц или групп совершить нападение на ядерные объекты. Последним фактам такого рода, по которому проводилось расследование, был взрыв заряда, установленного в автомобиле, припаркованном рядом со зданием атомной лаборатории в г. Ливермоле (Министерство энергетики США) в ноябре 1987 г. В 90-е годы, хотя и происходили колебания в статистике терроризма, в целом она показывает тенденцию роста.

Об интенсивности географической распространенности терроризма свидетельствует хронология любого из периодов последних лет. Например, за 1991 год в мире было зарегистрировано 64 случая терроризма. В 1994 году в мире было совершено 314 террористических актов.

В наибольшей степени поражены терроризмом азиатские страны, особенно мусульманские (выходцы из нее, часто выступают организаторами и исполнителями международного терроризма), а также Индия с ее крайне пестрым обществом в этническом и религиозном аспектах.

1.2 Понятие терроризма

Несмотря на обилие литературы по проблемам терроризма, международного терроризма, террора, соответствующие понятия пока не имеют, по мнению большинства исследователей, точных и общепринятых определений.

В русском языке «террор» определяется как устрашение противника путем физического насилия, вплоть до уничтожения, а терроризм – это практика террора[2] .

При определении понятий террор и терроризм некоторые авторы различие проводят по характеру действий: террор – это открытые, демонстративные действия, а терроризм реализуется в конспиративных, нелегальных действиях[3] . Очень часто эти понятия употребляются как синонимы. Представляется, что более правы те авторы, которые считают, что терроризм – это преступление, а террор – способ действия любого субъекта (государства, организации, физического лица) с использованием силы, угрозы, возбуждения страха[4] . В.П. Емельянов сравнивает понятия «террор» с такими, как «агрессия», «геноцид», считая террор массовым насилием, применяемым субъектами власти, и в связи с этим рассматривает понятия» белый террор»,» красный террор»,» судебный террор»,» административный террор[5] «.

В работе «стратегия терроризма», отражая его противоречивость, польских ученый А. Бернгард пишет:» Террор является насилием и устрашением, используемым объективно более сильным в отношении более слабых; терроризм – это насилие и устрашение, используемое более слабым в отношении более сильного»[6] .

На первый взгляд, придание этому явлению как противозаконному насилию юридической формы (конструирование состава преступления) не должно представлять особых трудностей. Однако при ясном понимании на уровне бытового и правового сознания, что такое терроризм, в чем сущность возрастающей даже в международном масштабе его опасности, мировое сообщество и внутренние законодательства отдельных стран не смогли выработать единого подхода и общепризнанного правового понятия терроризма.

Это явление окутано философскими, религиозными, психологическими проблемами, связано с историческими процессами и традициями в жизни наций, религий, и государств.

В основе противоречий лежит концептуальная оценка приоритетов:

можно ли заведомо пренебречь во имя интересов народа, класса, нации, религии интересами и даже жизнью отдельного, не причастного к событиям человека или же важно защищать каждую личность, ее жизнь, здоровье, неприкосновенность, что является обязанностью государства и международного сообщества и, в принципе, не может игнорироваться даже ради торжества национальных, религиозных и социальных «идеалов». Самым главным фактором, затрудняющим единый подход к определению терроризма и его юридическому «оформлению», а как следствие этого, выработку согласованных, объединенных международных мер по борьбе с ним, является крайняя политизированность оценок.

Достаточно сказать, что оказываемая помощь СССР Республике Куба рассматривается (сейчас) как одобрение и способствование терроризму на уровне государственной политики, подчеркивается также, что в ст. 28 Конституции СССР провозглашались политика насилия, экстраполяции силы. Вместе с тем государственным терроризмом признаются и операции направленные против Ливии, на подавление Ирака как источника агрессии и терроризма, а в действительности преследующие идею «наведения порядка» в нефтеперерабатывающем регионе планеты. В Великобритании с терроризмом связывают насильственные и иные несанкционированные действия в Северной Ирландии, в Израиле терроризмом считается деятельность организации Освобождения Палестины и т. д[7] .

Отмечается, что наиболее сложным является отграничение терроризма от социально-политической и национально-освободительной борьбы, от политического оппозиционного противостояния, поскольку националистические и сепаратистские террористические организации выступают под предлогом реализации положения Устава ООН о праве наций на самоопределение. Однако, как справедливо отмечает Л.А. Моджарян, здесь происходит смешение целей национально-освободительного движения и методов их достижения. Во всех международных правовых актах подчеркивается, что социально-политическое и национально-освободительное движение должно вестись переговорными, парламентскими, политическими, а не террористическими средствами [8] .

Терроризм относится к числу транснациональных преступлений, что требует, естественно, единообразного подхода к его толкованию и, главное, к выработке единых международно-правовых стандартов для осуществления согласованных оценок и действий по борьбе с ним.

Решение проблемы осложняется коллизией права: внутренних концепций, правовой традиции и «международной вежливости». Так, внутризаконодательные определения терроризма ряда государств существенно различаются между собой, кроме того не всегда соответствуют международно-правовым актам по терроризму и выработанным ими понятиям.

В уголовно-правовой и международно-правовой литературе Предлагаются различные критерии для конструирования модели и юридических признаков терроризма, которые отражают как концептуальные аспекты, так и понятийные. Предлагается в определение терроризма включить понятия: «использование силы», «вовлечение случайных людей», «ни в чем не повинные жертвы преступлений», «любые действия, не санкционированные законом, которые вызывают страх и ужас среди широких слоев населения», «использование вооруженных сил, если оно не опирается на нормы международного права »[9] , «насилие, связанное с действиями оппозиции к власти по политическим мотивам», связать определение терроризма со способами самого насилия – использование оружия, взрывов, поджогов и т.д.

Большой вклад в уточнение признаков терроризма большинство понятий было уточнено в ФЗ «О борьбе с терроризмом». Суммарно эти признаки представлены в статье 3 Федерального закона» О борьбе с терроризмом »[10] .

Терроризм – насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений. На наш взгляд, данное определение весьма широкое. Тем не менее это определение дает ориентиры для законодателей при их работе над квалификацией соответствующих деяний и для лиц, контролирующих в теории и на практике терроризм и международный терроризм.

В ст. 205 УК РФ терроризм определяется как совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях.

В Уголовном кодексе РФ, в отличии от ФЗ «О борьбе с терроризмом» указано, что терроризм, то есть совершение взрыва, поджога или иные действия создающие опасность гибели людей, а в Законе терроризм – это насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение или угроза уничтожения имущества и других материальных ценностей.

Делая вывод необходимо указать, что в УК: во-первых указаны конкретные действия – взрыв, поджог (т.е. деяния, которые охватывают большой круг людей), а в Законе – насилие, я считаю, что это понятие «размыто». Во-вторых, в Законе сказано – уничтожение имущества. На наш взгляд, здесь отличие, состоит в том, что при совершении поджога, когда гибнут люди ущерб причиняется попутно, умыслом охватывается не гибель людей, а именно уничтожение имущества. В-третьих в УК сказано, что совершение взрыва, поджога создающих опасность гибели людей, а в Законе насилие в отношении физических лиц или организаций. Из сказанного не понятна фраза – насилие в отношении организации (что подразумевается под насилием в отношении организации?). Анализ статей УК РФ, в которых рассматриваются преступления террористического характера, позволяет утверждать, что возможности их дальнейшего законодательного совершенствования отнюдь не исчерпаны. Поскольку многие понятия Закона не согласуются со многими действующими федеральными законами, и в частности с УК РФ, это, в свою очередь, создает на практике значительные трудности в применении норм и привлечении преступников к уголовной ответственности.

1.3 Виды терроризма

Исключительная сложность, многообразие форм, политические противоречия в оценке определяют и отсутствие единого подхода к классификации видов терроризма.

Зарубежные и отечественные философы, политологи, историки, государствоведы, психологи, юристы систематизируют и классифицируют терроризм на разных срезах, предлагая специфические критерии классификации, что, естественно, отражает многомерность и сложность этого явления. При всем многообразии и иногда несовместимости подходов такая многогранность исследования проблемы позволяет, в свою очередь, ученым – юристам с наибольшей обоснованностью выявить общественную опасность терроризма и те его признаки, которые значимы в уголовно-правовом аспекте, для придания им юридического характера признаков состава преступления.

На Межамериканской конференции по правам человека (1970 г.), посвященной проблемам терроризма и защите от него населения, было названо три формы терроризма: социальный, политический, идеологический.

Немецкие исследователи И. Фетгер, X. Мюмклер, X. Людвиг также выделяют три типа современного терроризма, но по другим критериям: терроризм угнетенных этнических меньшинств; терроризм освободительных движений; терроризм индивидов и групп по политическим мотивам с целью изменения политического строя.

По мнению Ю.С. Горбунова, существенным недостатком такой систематизации является отсутствие важнейшего критерия, отражающего транснациональность и международный характер терроризма[11] .

Одна из наиболее интересных принадлежит В.В. Лунееву и изложена им в 1994 г. на заседании «круглого стола – .» журнала» Государство и право «в докладе» Терроризм: психологические корни и правовые оценки»[12] . Он отмечает, что в нашей стране в недалеком прошлом существовали специфические формы политического и идеологического терроризма:

1. революционный и контрреволюционный (» белый» и» красный») терроризм в период революции и гражданской войны;

2. государственный внутренний терроризм в период сталинских политических и последующих репрессий;

3. государственный международный терроризм в течение всего периода существования советской власти.

В настоящее время, по мнению В.В. Лунеева, реальны иные формы террористической деятельности:

1. Терроризм по политическим мотивам, совершаемый в виде убийств государственных и общественных деятелей либо представителей власти, а также взрывов, поджогов и иных действий, создающих опасность гибели людей, причиняющих значительный ущерб и другие тяжкие последствия с целью устранения властей. Особую опасность в этом отношении представляют крайне экстремистские круги различных политических сил.

2. Уголовный терроризм организованных преступных сообществ

(внутренних и международных), направленный против государства и его представителей с целью помешать расследованию уголовных дел, воспрепятствовать ведению и продолжению жесткой уголовной политики, а также имеющих целью ликвидацию активных сотрудников правоохранительных органов, принуждение судей к вынесению мягких приговоров, запугивание или устранение потерпевших, свидетелей, журналистов, которые могут помочь следствию в установлении и пресечении их преступной деятельности.

3. Националистический терроризм сепаратистских сил, имеющий целью парализовать деятельность федеральных органов власти и достичь политической или экономической обособленности.

4. «Воздушный» терроризм, совершаемый угонщиками самолетов путем захвата заложников для вымогательства денег, оружия, наркотиков и вылета в другие страны. Террористические действия, относящиеся к этой разновидности, совершаются по разным мотивам: для политического убежища в других странах, для уклонения от уголовной ответственности за совершение преступления, а также из корыстных и иных личных побуждений.

5. Международный терроризм, совершаемый путем убийств представителей иностранного государства с целью провокации войны или международных отношений.

Признавая существование государственного терроризма и насилия во времена военных действий, в своей типологии терроризма Н. Мелентьева исходит из того, что понятие терроризма в наиболее общем значении относится скорее к точечным террористическим актам, осуществленным политическими, этническими или религиозными меньшинствами. Автор различает следующие виды терроризма:

1. Идеологический. Он осуществляется со стороны представителей тех политических идеологий, которые – до тем или иным причинам оказываются исключенными из рамок официальной или легитимной политики. Только те идеологии чреваты террором, в основе которых лежит фундаментальная и догматизированная концепция относительно сущности и абсолютности нелегитимномности того строя, внутри которого пребывают представители альтернативной политической силы. В любом терроризме наличествуют элементы расизма, хотя этот расизм является подчас не биологическим, а антропологическим, классовым, духовным, гносеологическим и т.д.

2. Этнический. Его субъектом является миноритарная национальная, этническая группа, включенная в состав мажоритарной группы, которая отказывает ей в праве на этнополитическое самоопределение.

3. Религиозный. Здесь субъектом терроризма выступает религиозное меньшинство или активный авангард мажоритарной религии, подпавший под отчуждающее и враждебное влияние марионеточных властей. Особым видом религиозного терроризма является терроризм неортодоксальных религий, сект и т.д. Классическими образцами такого подхода является сионистский терроризм в Палестине и современный исламский терроризм.

4. Криминальный. Довольно редкое, как полагает Н. Медентьева, явление, как правило служащее инструментом более общей идеологической цепи. В отличие от простого бандитизма этот вид терроризма теоретически должен выдвигать более глобальные требования, нежели банальная нелегитимная нажива. Криминальный терроризм стремится бросить отчаянный вызов всей социально-политической и юридической системе; он может быть подлинным лишь в том случае, когда преступная организация имеет характер довольно идеологизированной и структурированной общности. Криминальный терроризм вероятен в том случае, если преступная группировка имеет выраженный идеологический, этнический или религиозный характер.

5. Индивидуальный. Это насилие, осуществляемое индивидом по отношению к другим членам общества как выражение экзистенционального, субъективного протеста, не обоснованного рационально и идеологически; это личное восстание против общества. Индивидуальный террор чаще всего сопряжен с психической травмой, которая либо предшествует ему, либо происходит в момент теракта[13] .

Типология терроризма по мнению Ю.М. Антоняна[14] должна охватывать всю многоликость этого крайне опасного явления. В первую очередь нужно отличать криминологическое и уголовно-правовое понятие терроризма, причем первое, естественно, гораздо шире второго. Чтобы убедиться в этом, нужно выделить политический, государственный, религиозный, националистический, военный и иные виды терроризма.

1. Политический связан с борьбой за власть и соответственно направлен на устранение политического противника и его сторонников. При этом, конечно, убивают наиболее активных политических деятелей противной стороны, запугивая остальных.

2. Государственный определяется потребностью в устрашении собственного насилия, его полного подавления и порабощения, и вместе с тем уничтожении тех, кто борется с тираническим государством. Государственный терроризм может носить открытый или тайный характер, в зависимости, по-видимому, от национального характера данного народа.

3. Религиозный терроризм осуществляется ради того, чтобы утвердить, заставить признать свою церковь и одновременно ослабить другую конфессию, нанести ей возможно более ощутимый ущерб.

Религиозный терроризм возможен не только между представителями разных религий, но и между представителями разных ветвей одной и той же (так, в Пакистане постоянно учиняется террористическое насилие между шиитами и суннитами).

4. При корыстном терроризме ужас должен охватить тех, кто препятствует получению вожделенных материальных ценностей, коммерческих соперников или тех, кого принуждают принять заведомо невыгодные условия (например, война наркомафии с властью в Колумбии в 1994–1995 годах.).

5. Можно выделить специфический вид терроризма – криминальный, содержанием которого является уничтожение соперников и устранение их сторонников при конфликтах между организованными группами преступников. Как показывает практика, такого рода акты терроризма встречаются достаточно часто и их жертвы многочисленны. Криминальный терроризм может проявляться в местах лишения свободы при захвате заложников с целью побега, перевода в другое исправительное учреждение, привлечения внимания к своим проблемам и нуждам, а также принятия иного судебного решения.

6. Военный терроризм имеет место во время войны и направлен не только на экономическое и военное ослабление противника, уничтожение его промышленной и оборонной мощи, но и для того чтобы привести его в оцепенение, навести ужас на население, изменить психологическую обстановку в стране, причем иногда самым существенным образом.

7. Националистический терроризм преследует цель путем устрашения вытеснить другую нацию, избавиться от ее власти, иногда захватить ее имущество и землю, в ряде случаев – отстоять свое национальное достоинство и национальное достояние. В наши дни национализм очень часто принимает форму сепаратизма, т.е. преследует цель отделения данной нации и образования самостоятельного государства. (Сепаратисты в Чечне; Стране басков, Северной Ирландии).

8. Есть еще один вид терроризма, который можно определить как «идеалистический», когда террористический акт или акты совершаются ради переустройства мира, победы» справедливости " и т.д., но пытаются добиться этого опять-таки с помощью устрашения. «

9. Нельзя не упомянуть еще одну разновидность террора – в отношении врагов родины, захватчиков, в первую очередь, т.е. партизанский террор. Действия партизан очень часто носят террористический характер, что нам хорошо известно из собственной истории. Приведенные типологии не являются единственными, хотя они осуществлены по весьма важным признакам: по тем сферам жизни общества, где они осуществляются, по его целям, по социальным конфликтам, которые порождают данное явление.

В настоящее время в России наблюдается в основном два вида терроризма: криминальный и националистический. Первый связан с дикостью первоначального накопления капитала, разделом собственности и грабежом общенационального достояния, второй – главным образом с Чечней, в меньшей степени с межнациональными раздорами на Северном Кавказе. Политического терроризма, к счастью, нет, слово «еще» в данном контексте означает, что такой вид терроризма, учитывая обстановку в стране, вполне предсказуем.

Религиозного терроризма тоже, нет, и поскольку скорее отсутствуют, во всяком случае значимые, межконфессиональные конфликты и на повседневном, и на идеологическом, и на экономическом уровнях.

Вообще в истории России подобные конфликты были редкостью, да и все церкви в советское время были под мощным прессом тоталитарного государства, что способствовало их объединению в силу создавшихся условий. Идеалистический терроризм, в одиночку или группой, также не наблюдается, однако его природа такова, что он может проявиться в любой стране и в любое время, поскольку существуют люди, часто психически нездоровые, которые требуют изменить мир по своим меркам.

Делая вывод на наш взгляд кажется, что более обоснованная классификация терроризма представлена Ю.М. Антоняном. Во-первых, он более широко охватывает проявления терроризма. И во-вторых он отличает криминологическое и уголовно-правовое понятие терроризма – этого крайне опасного явления.

2. Уголовно-правовая характеристика терроризма

2.1 Юридический анализ состава терроризма

Терроризм, будучи сложным, многомерным явлением, посягающим на различные сферы жизнедеятельности людей, с неизбежностью порождает и вопросы о том, каким должен быть состав терроризма, какие сущностные характеристики и элементы этого общественно опасного деяния должны найти отражение в его законодательной конструкции, содержащейся в Уголовном кодексе.

То обстоятельство, что террористическая направленность может проявляться в различных деяниях, обусловливает и определенные трудности при конструировании самостоятельного состава терроризма и определении его места в системе уголовно-правовых норм. Вновь принятый состав по всей видимости, не должен вступать в противоречие с уже существующими и устоявшимися понятиями, категориями и институтами уголовного права и в частности с такими, например, как диверсия, захват заложников, бандитизм, заказное убийство, убийство или причинение имущественного ущерба, совершенные способом, опасным для жизни многих лиц и т.д. Совокупность объективных и субъективных признаков терроризма необходимо сформулировать таким образом, чтобы исключить возможность расширительного толкования и охвата этим понятием деяний, весьма далеких по своей сути от терроризма. В этой связи следует определить основные признаки состава терроризма, которые могли бы характеризовать его объект, объективную и субъективную сторону и субъекта преступления.

2.2 Объект терроризма

Объект преступления – это то, на что посягает преступное деяние, чему оно причиняет или может причинить вред. Признаки объекта классифицируются по двум основаниям, в зависимости:

1) от степени обобщенности охраняемых уголовным законом общественных отношений, выступающих объектами различных преступлений;

2) от важности охраняемых общественных отношений, которым причиняет непосредственный вред конкретное преступление[15] . В уголовно-правовой науке широко распространена четырехзвенная классификация объектов: на общие, на родовые, на видовые и непосредственные.

Общим объектом данного состава преступления является совокупность охраняемых уголовным правом общественных отношений, юридическим выражением которых является вся совокупность существующих в обществе прав и обязанностей их субъектов, урегулированная соответствующими нормативными актами.

В ряде случаев конструкция состава содержит признаки сразу двух непосредственных объектов – основного и дополнительного.

Терроризм, будучи специальным видом преступлений террористической направленности, своей конструкцией состава, по всей видимости, не должен как-то отличаться структурно от тех составов, в которых террористическая направленность деяния выражена в их обязательных признаках. Поэтому логична конструкция этого состава, содержащая признаки двух обязательных объектов (основного и дополнительного), где основным объектом выступают отношения, на причинение вреда которым непосредственно направлено преступное деяние, а дополнительным – те отношения, путем прямого или косвенного воздействия на которые (посредством посягательства на первые) виновные лица достигают или пытаются достичь своих главных целей и удовлетворения интересов.

По мнению ряда авторов, не совсем удачной представляется конструкция состава терроризма, содержащаяся в ст. 205 УК РФ, где собственно террористическая направленность такого деяния, как терроризм сформулирована не в качестве обязательного, а в качестве факультативного признака. Диспозиция ст. 205 УК РФ гласит: «Терроризм, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях».

Собственно террористическая направленность деяния выражена лишь в целях «оказания воздействия на принятие решений органами власти», но для наличия состава терроризма присутствие этого признака здесь не имеет обязательного значения, поскольку как терроризм могут квалифицироваться действия и не сопряженные с каким-либо понуждением к принятию решения или отказу от него, а преследующие другие цели. Но эти указанные в статье 205 УК РФ другие цели не характеризуют деяние как терроризование, и более того, вряд ли могут вообще рассматриваться в качестве его целей.

В ст. 205 УК РФ в качестве цели терроризма указывается «нарушение общественной безопасности». Общественную безопасность, следует рассматривать не как целевую направленность, а как основной объект терроризма.

В широком смысле общественную безопасность можно определить как достигнутое благодаря определенной системе мер состояние общественных отношений, «предупреждающее угрозу причинения им вреда и обеспечивающие тем самым их нормальное функционирование »[16] .

Легальное определение безопасности представлено в Федеральном законе РФ от 18 марта 1992 г. «О безопасности» как «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз »[17] .

В ряде специальных законов в том же смысле употребляются понятия международной экономической безопасности, пожарной, радиационной, эпидемиологической и других видов безопасности общества.

В юридической литературе безопасность определяется как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от негативных последствий, явлений социального, природного или технического характера, а также поддержание уровня этой защищенности. Общественная безопасность как объект преступлений – это система общественных отношений по поводу создания безопасных условий жизнедеятельности общества, функционирования и развития его институтов.

Терроризм – многообъектное преступление. Он посягает на общественную безопасность, нормальное функционирование органов власти, других органов, предприятий, учреждений, организаций, а также жизнь, здоровье граждан, права собственников имущества.

Поэтому важно выделить его признаки таким образом, чтобы состав терроризма не вступал в противоречие с другими составами и не вынуждал в правоприменительной практике постоянно квалифицировать подпадающие под его признаки деяния по совокупности с другими преступлениями.

Данное обстоятельство ставит вопрос о наличии основного и дополнительного объектов терроризма.

Основным непосредственным объектом терроризма выступают общественные отношения, обеспечивающие предотвращение и устранение общей опасности насильственного причинения вреда правоохраняемым интересам неопределенного числа конкретных участников этих отношений.

Дополнительным обязательным объектом, очевидно, должны быть те отношения, которые обеспечивают нормальное функционирование органов власти и других органов, организаций, предприятий, учреждений, объединений, социальных групп и т.п. Участники этих отношений, собственно, и могут являться адресатом угроз и требований виновных лиц, прямого или косвенного принуждения. Угрозы и требования террористов могут быть непосредственно обращены и не к организациям или органам, а к частным лицам, но если при этом органы власти или другие организации вынуждены выступать в качестве посредников, то в данном случае также причиняется ущерб их нормальному функционированию и осуществляется по отношению к ним прямое или косвенное принуждение. Своим устрашающим воздействием терроризм может быть обращен и в целом к населению городов, административных районов в целях прямого или косвенного понуждения к каким-то действиям, выработке решения или воздержание от таковых. Здесь могут затрагиваться отношения по нормальному осуществлению избирательных прав, экономической деятельности, политических акций и т.д. Дополнительными факультативными объектами терроризма могут быть отношения, обеспечивающие охрану жизни, здоровья, собственности и т.д.

2.3 Объективная сторона терроризма

Объективная сторона терроризма выражена в двух видах действий:

– совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного материального ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий;

– угроза совершения указанных действий.

Совершение взрыва – это действие с использованием взрывных устройств и взрывчатых веществ[18] .

Поджог – намеренное вызывание пожара с использованием химических или иных, вызывающих воспламенение, средств.

Иные действия – это самые разнообразные, схожие с перечисленными по опасности и возможным последствиям, действия с использованием:

– Взрывчатые вещества – это химические соединения или механические смеси веществ, способные к быстрому взрыву (тротил, аммониты, пластиты, эластиты, бездымный, дымный порох, твердое ракетное топливо и др.)

Взрывные устройства – это военно-инженерные или самодельные шины, бомбы, снаряды, т.е. устройства, конструктивно предназначенные для производства взрыва.

Взрыв – это мгновенное мощное самораспространяющееся химическое превращение взрывчатых веществ, сопровождающееся взрывной волной, громким звуком, возгоранием радиоактивных, ядовитых, сильнодействующих веществ или связанные с посягательством на информационные, энергетические, продуктовые ресурсы и системы жизнеобеспечения общества, а также блокирование аэропортов, железных дорог и т.д.

Наибольшую опасность представляют действия, сопровождаемые использованием оружия массового поражения.

Обязательным элементом объективной стороны терроризма, предусмотренного ст. 205 УК РФ, является создание опасности гибели людей от вышеперечисленных действий, значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий.

Опасность – это специфическое последствие общественно опасных действий, которое характеризуется признаками качества и количества, заключающими в себе возможную тяжесть последствий (качественная характеристика) и вероятность их наступления (как бы количество опасности)[19] .

Ядерное оружие массового поражения – это совокупность ядерных боеприпасов, средств их доставки к цели и средств управления. При взрыве ядерного боеприпаса поражающее воздействие имеют ударная волна, проникающая радиация, световое излучение. Химическое оружие массового поражения – это в совокупности или в отдельности токсичные химикаты и их прекурсоры. К данному виду оружия массового поражения относятся боеприпасы, устройства или оборудование, специально предназначенные для смертельного поражения или причинения иного вреда за счет токсичных свойств химикатов, высвобождаемых в результате их применения.

Под биологическим оружием массового поражения понимается любой живой организм, в том числе и микроорганизм, вирус или другой биологический агент, а также любое вещество, произведенное живым организмом или полученное методом генной инженерии, или его производное, а равно средства их доставки, способные вызвать гибель, заболевание или иное неполноценное функционирование человеческого или другого живого организма, заражение окружающей природной среды, продовольствия, воды или иных материальных объектов.

Опасность как признак объективной стороны терроризма должна содержать в себе реальные предпосылки тех последствий, которые названы в уголовном законе: реальную возможность гибели людей, значительного материального ущерба и иных равно значительных последствий.

Если качественная характеристика опасности определена законодателем путем перечисления в ст. 205 УК РФ возможных последствий, то вероятность их наступления, а значит, и самой опасности, определяется в зависимости от конкретных обстоятельств: силы взрыва, масштаба поджога, использования общеопасных химических, радиоактивных средств, избрания для взрыва, поджога и т.п. места скопления людей, замкнутого помещения и невозможности быстро его покинуть и т.д.

Поскольку «опасность» – состояние временное, как правило, быстро проходящее в силу случайных или специальных мер, то при отсутствии реальной гибели людей и других последствий по уголовному делу должно быть доказано, что она (опасность) в какой-то промежуток времени имела место.

Опасность гибели людей означает:

а) реальную возможность гибели двух и более лиц (когда никто не погиб фактически)[20] ;

б) гибель одного человека и реальную возможность гибели других людей.

Значительный имущественный ущерб как последствие терроризма – оценочное понятие. Чтобы определить его содержание, следует обратиться к примечанию к ст. 158 УК РФ, в соответствии с п. 2 которого крупным размером при совершении преступлений, предусмотренных статьями главы 21 «Преступления против собственности», признается стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством РФ на момент совершения преступления. Естественно, значительный " – это меньший, чем крупный, но вряд ли правильно придавать этому понятию тот же смысл, который заложен в ч. 2 ст. 158 – 160 УК РФ[21] , поскольку в этих статьях речь идет о причинении значительного имущественного ущерба конкретному гражданину, а в ст. 205 УК РФ он определяет посягательство по характеру целям терроризма и другим последствиям, предусмотренным ст. 205 УК РФ.

Иные общественно опасные последствия – это последствия однопорядковые с возможной гибелью людей, значительным имущественным ущербом и соответствующие целям терроризма: длительная остановка транспорта, блокирование аэропортов, зданий правоохранительных органов, срыв работы учреждений, предприятий, создание паники, беспорядков среди значительных групп населения и т.д.[22]

Законодатель установил, что ответственность за терроризм, как отмечалось ранее, наступает уже за одно создание опасности наступления перечисленных в ст. УК РФ последствий.

Это не случайно, так как создание опасности причиняет ущерб общественной безопасности как объекту терроризма, поскольку «последствие представляет собой соединительное звено ….-между действием и объектом, причем сама юридическая природа последствия в значительной мере определяется характером объекта»[23] .

Когда же опасность реализуется в конкретный физический или имущественный вред, то террористические действия могут быть квалифицированы как терроризм при отягчающих обстоятельствах или в совокупности с другими более тяжкими преступлениями (например, терроризм и умышленное убийство).

Категория опасности как последствие имеет и другое уголовно-правовое значение. Общественно опасные последствия преступления делятся на два вида: материальные (физический, имущественный, экологический вред) и нематериальные (политический, идеологический, нравственный вред). Если первые сравнительно легко устанавливаются и исчисляются, то вторые, не отражаясь в предметах внешнего мира, фактически не поддаются какой-либо регистрации и измерению. Тем более, что такие последствия отдалены от действия по времени, хотя и неизбежны[24] .

Это отражается в конструировании уголовно-правовых норм, в которых последствия либо включаются в число признаков объективной стороны (материальные составы), либо не включаются в объективную сторону, лежат за пределами состава (формальные составы).

Анализ объективной стороны терроризма показывает, что ни к первой, ни ко второй категории его отнести нельзя, хотя некоторые ученые – юристы считают терроризм материальным составом г, в то время как другие придерживаются прямо противоположного мнения, считая формальным[25] . Это не просто теоретическая полемика, от решения этого вопроса зависит определение момента окончания терроризма, а следовательно, применение ст. 30 УК РФ.

Терроризм относится к преступлениям третьего типа – постановление в опасность[26] или деликтом опасности[27] , когда законодатель, стремясь эффективнее обезопасить защищаемый объект от возможных последствий, и для предотвращения их связывает момент окончания преступления с двумя признаками объективной стороны: действием и возникновением реальной опасности. Следовательно, «опасность» выступает в этих составах как специфическое последствие. Отсюда возникает и другой вывод: должна быть установлена причинная связь между террористическим действием и фактом возникновения опасности, грозящей гибелью людей, повреждением зданий, сооружений, транспорта, связи и порождающей чувство страха, незащищенности, паники у неопределенного круга людей.

Факт реального причинения вреда составом ч. 1 ст. 205 не охватывает и требует дополнительной квалификации:

а) в случае умышленного отношения вреда по совокупности ст. 205 УК РФ с соответствующей статьей Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за причинение вреда жизни, здоровью и другим имущественным ценностям (ст. ст. 105,111,167 УК РФ) с вменением соответствующих квалифицирующих признаков (поджог, общеопасным способом и т.д.);

б) в случае неосторожного отношения к смерти или к иным тяжким последствиям по ч.З ст. 205 УК РФ.

Второй вид действия – это угроза совершения указанных действий. Ее реальность определяется тем, способна ли угроза вызвать у отдельного человека (например, при политическом или криминальном терроризме), группы людей или властей опасения, что она будет осуществлена, а ущерб, который будет нанесен определенными действиями, – значимым. Как мы видели, и здесь должно действовать устрашение, а сама угроза может быть выражена устно, письменно или другим способом, в частности с использованием современных технических средств связи. Не имеет значения, была ли угроза вызвана открыто или анонимно, широкому кругу людей или одному человеку, например, служащему государственного учреждения по телефону.

Если угроза воспринимается в качестве реальной, это вызывает страх у того, кому она адресована, и он становится доступен шантажу и преступному диктату. Угроза, если она высказана публично или если о ней узнали другие, может устрашить и тех, на кого она и не была рассчитана.

Последние в свою очередь будут воздействовать на тех, на кого угроза и ориентированна, что в целом может значительно усилить тревожный эффект, создать атмосферу страха в значительной сфере. Для квалификации каких-то поступков в качестве угрозы не имеет значения, действительно ли ее намеревались исполнить, поскольку главным является то, что она была выражена для достижения тех целей (всех или только некоторых), которые определены в законе. Восприятие чего-то в качестве реальной и опасной угрозы (а в данном случае она должна быть таковой) во многом зависит от личности того или тех, кому она адресована. Это естественно, поскольку восприятие угрозы сугубо субъективно, но на него могут существенно влиять конкретные внешние факторы, обстановка места происшествия, личность и прошлое, кто грозит, и т.д.

Оценивая уголовно-правовое значение угрозы для квалификации конкретных действий как терроризма, необходимо выделить различие между угрозой при терроризме и угрозой убийством или причинением тяжких телесных повреждений (ст. 119), угрозой в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования (ст. 296), угрозой применения насилия в отношении представителя власти (ст. 318). Различия можно обнаружить как в характере самих действий, их масштабах, так и особенно в целях поступков.

Таким образом, терроризм будет оконченным преступлением в ситуациях, когда будут установлены все элементы объективной стороны: «действие» и причинно обоснованная «опасность»; либо угроза совершения указанных действий.

2.4 Субъективная сторона

С субъективной стороны терроризм характеризуется как умышленное преступление, и поскольку действия террористов закон связывает со специальными целями, то, следовательно, совершаются они с прямым умыслом, т.е. террорист осознает общественно опасный характер совершаемых действий и предвидит не только возможность, но, как правило, неизбежность наступления последствий и желает, чтобы они наступали (под последствиями, естественно, понимается создание опасности, а не ее реализацию в виде гибели людей, материального ущерба и др., так как к последнему отношение может быть различным: от прямого умысла до неосторожности).

В качестве целей терроризма в ст. 205 УК РФ названы: нарушение общественной безопасности, устрашение населения, оказание воздействия на принятие решений органами власти.

Анализ целей терроризма свидетельствуют о том, что для привлечения лица к уголовной ответственности по ст. 205 УК РФ, необходимо чтобы целью деяния террориста являлось, нарушение общественной безопасности, устрашения населения, принятие решений органами власти выгодных для террористов. Отсутствие указанных целей исключает уголовную ответственность за терроризм.

Из названных целей, включенных законодателем в состав терроризма, следует, что они не однородны по содержанию.

Представляется, что истинно террористической целью является воздействие в конечном итоге на тех, кто может принять то или иное решение, которого добиваются террористы. Другие цели, названные в ст. 205 УК РФ, – нарушение общественной безопасности и устрашение населения являются промежуточными для достижения конечного результата – воздействия на решения властей.

По мнению некоторых авторов, следовало бы изменить редакцию ст. 205 УК РФ, выделив, что террористы совершают взрывы, поджоги, иные аналогичные по опасности действия для устрашения населения, нарушения общественной безопасности в целях таким путем воздействовать на принятие решений государством, юридическими и физическими лицами[28] .

Терроризм по механизму поведения и способу достижения целей напоминает захват заложников, когда для воздействия на тех, кто может принять решение, в заложники захватывают случайных людей.

При терроризме поставление в опасность случайных жертв призвано оказать давление на «власти».

Мотивы террористических акций могут быть самыми различными: месть за несправедливые решения, действия, мотивы, связанные с решением национальных, этнических, конфессиональных, политических, экономических, криминальных проблем.

Мотивы терроризма, рассмотренные при его классификации, как побуждения, формирующие цели, лежат за пределами состава преступления, они не влияют на квалификацию, но могут быть учтены при определении меры наказания.

Субъектом терроризма может быть любое вменяемое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста. Это положение применительно к рассматриваемому преступлению особенно актуально, поскольку в национальном и религиозном терроризме, как показывает практика, принимает участие довольно много подростков. В условиях массовой истерии они легко могут в силу своего возраста попадать под влияние взрослых и совершать преступные действия. Субъектами терроризма могут быть граждане РФ, иностранцы и лица без гражданства.

Более того, ответственность по УК РФ будут нести иностранные граждане, совершившие преступление вне пределов РФ.

Согласно ч. 3 ст. 13 УК РФ иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступления вне пределов РФ и находящиеся на территории РФ, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором РФ.

Как отмечалось ранее, международное сообщество приняло и развивает принцип деполитизации в оценке терроризма, т.е. терроризм неприемлем как способ действия ни по каким мотивам. Согласно ст. 13 УК РФ, иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие акты терроризма и находящиеся на территории РФ, могут быть выданы иностранному государству. Лицо, совершившее преступление, должно понести наказание в стране, где оно было задержано, либо в стране совершения преступления, либо в стране, в наибольшей степени пострадавшей от преступного деяния. В ст. 12 УК РФ говорится, что граждане РФ и постоянно проживающие в РФ лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов РФ, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу, если совершенное ими деяние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено, и если эти лица не были осуждены в иностранном государстве.

В этой статье отражен распространенный во всем мире принцип действия уголовного закона в пространстве – это принцип гражданства.

В этом положении находят выражение идеи международно-правового сотрудничества в борьбе с преступностью, уважении законодательства других суверенных государств. Следует иметь в виду, что терроризм предусмотрен уголовным законодательством всех государств.

Квалифицирующие признаки терроризма – аналогичны, как правило, признакам других насильственных преступлений: по предварительному сговору группой лиц, неоднократно, с применением огнестрельного оружия (ч. 2 ст. 205 УК РФ).

В п. 2 ст. 35 УК РФ дается определение преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору, из которого можно сделать вывод, что этому квалифицирующему признаку свойственны обязательные три условия: наличие двух и более субъектов преступления (вменяемых и достигших 14-летнего возраста), которые заранее, т.е. на стадии приготовления, вступили в сговор о совершении акта терроризма и которые полностью или хотя бы частично выполнили действия, входящие в объективную сторону терроризма (взрывали, поджигали, блокировали, уничтожали и т.д.)[29] .

Неоднократность, согласно ст. 16 УК РФ, означает совершение двух и более актов терроризма, предусмотренных ч.ч. 1,2 или 3 ст. 205 УК РФ[30] . Так, неоднократным следует считать совершение двух и более террористических актов, предусмотренных ч. 1 ст. 205 УК РФ, точно так же неоднократность терроризма будет иметь место, если «простому» терроризму предшествовал квалифицированный: с человеческими жертвами, разрушениями и другими реально наступившими последствиями. Для признания терроризма неоднократным не имеет значения, был ли террорист уже осужден за предыдущий теракт или привлечен впервые к ответственности за два и более террористических действия. Несомненно, неоднократность отсутствует, если судимость за террористический акт, совершенный в прошлом, к моменту привлечения к ответственности за новое деяние снята или погашена в установленном законом порядке. Если один из неоднократных актов терроризма представляет оконченное преступление, а другой – покушение на терроризм то такие действия должны квалифицироваться по правилам совокупности преступлений, согласно ст. 17 УК РФ.

Применение огнестрельного оружия[31] при совершении акта терроризма (п. «в» ч. 2 ст. 205 УК РФ). Особенность этого признака заключается в том, что действия, предусмотренные ч. 1 ст. 205 УК РФ (взрыв, поджог, вывод из строя систем жизнеобеспечения населения, блокирование средств связи, транспорта), сопровождаются применением огнестрельного оружия, в связи с чем повышается их общественная опасность.

Применение огнестрельного оружия означает использование его поражающих средств для причинения вреда здоровью или уничтожения людей как с реальными последствиями, так и при покушении на жизнь и здоровье людей, а также использование огнестрельного оружия в целях психологического воздействия, когда оно только демонстрировалось (например, когда из него неприцельно стреляли), но при этом создавалась опасность причинения вреда людям.

В ч. З ст. 205 УК РФ предусмотрены три квалифицирующих признака, повышающих еще в большей степени общественную опасность терроризма: деяния, предусмотренные ч.ч. 1 и 2 ст. «205 УК, совершенные организованной группой, либо повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, либо посягательство на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения (в ред. Федерального законам от 09.02.99 N26 – ФЗ).

Организованная группа определена в п. 3 ст. 35 УК РФ как устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Устойчивость преступной группировки означает ее существование в течение более или менее значительного промежутка времени в целях подготовки преступления.

Под организованной группой следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Такая группа характеризуется, как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т. п[32] . Об устойчивости говорит относительно стабильный численный состав преступной группы. Устойчивость может проявиться и в неоднократности однородных преступных действий. Устойчивость, естественно, порождает и спаянность группы (количество как бы перерастает в качество), которая выражается в наличии внутренних связей между ее членами, обязательств друг перед другом, в объединении усилий, совпадении преступных направлений. Нередко участников связывают клятвы, «кодексы» поведения и взаимоотношений. В таких группах существует распределение ролей между преступниками не только в момент совершения террористических акций, но и в период между ними, когда группа существует как структура.

Международная практика борьбы с терроризмом имеет, как правило, дело именно с организованными террористическими группировками, которые существуют многие годы: Красные бригады, Серые волки, Тупака Амару и др.

Согласно п. 5 ст. 35 УК РФ организатор или руководитель преступной группировки (организованной группы) несет ответственность за все преступления, совершенные террористической группой, если они охватывались его умыслом. Участники группировки несут ответственность за те террористические акты, в которых они участвовали или принимали участие в их подготовке. Если создана организованная группа для терроризма, но сами теракты еще не совершались, то такая организационная деятельность может быть квалифицированна по ст. 210 УК РФ – создание преступного сообщества (преступной организации). Выполнение действий по подготовке теракта группой лиц по предварительному сговору, если сами теракты не были совершены, квалифицируется как приготовление к совершению преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ. Наступление смерти пострадавших от терроризма людей или наступление иных тяжких последствий, причиненных по неосторожности, по тяжести составляет, по мнению законодателя, равноценный квалифицированный вид терроризма, как и совершение его организованной группой.

При комментировании этого признака состав терроризма, как и ряда других составов Уголовного кодекса, где он аналогично сформулирован (например, в ст. 126, 127, 131, 206 УК РФ), возникают два наиболее острых вопроса:

– во-первых, относится ли указание на неосторожную вину к обоим последствиям или речь идет лишь о неосторожном лишении жизни;

– во-вторых, что относится к тяжким последствиям, как оценить их тяжесть.

В ч. 2 ст. 24 УК РФ указано, что»…. деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса».

Если предположить, что неосторожность относится лишь к лишению жизни, а к иным тяжким последствиям она не относится, то это будет означать, что к иным тяжким последствиям, в силу ч. 2 ст. 24 УК РФ, вина может быть лишь умышленной. В свою очередь, это означает, что неосторожно причиненные последствия при терроризме квалифицируются по совокупности с терроризмом, а умышленно причиненные – охватываются самим составом терроризма.

Указание на неосторожную вину в ч.З ст. 205 УК РФ, по мнению некоторых авторов, следует отнести к обоим последствиям. Тогда только в случаях неосторожного их причинения они охватываются этим составом и, следовательно, не требуют дополнительной квалификации.

Это позволяет сделать вывод: если смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия причинены умышленно, с прямым или косвенным умыслом, то, напротив, они не охватываются квалифицированным терроризмом и требуют дополнительной квалификации в соответствии с общественной опасностью и разновидностью наступивших последствий. Так, если путем террористического взрыва, поджога, распространения отравляющих веществ и т.п. умышленно убит человек, то действия квалифицируются по ч. 1 ст. 205 УК РФ и п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ по совокупности этих преступлений. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ наказание за эти преступления, отнесенные к категории особо тяжких, назначается путем частичного или полного сложения, а мера наказания – до 25-ти лет лишения свободы. В приведенной ситуации возможно и применение ч. 3 ст. 205 УК РФ в совокупности с п. «е» ч. 2 ст. 105 УК, если один потерпевший убит умышленно, а другой или другие – по неосторожности. Если же в процессе акта терроризма умышленно убито несколько человек, из которых несколько – умышленно, а другие – по неосторожности, квалификация осложняется еще добавлением п.» а» ч. 2 ст. 105 УКРФ.

Вопрос о том, какие тяжкие последствия должны соответствовать содержанию объекта терроризма, т.е. нарушать общественную безопасность, решается примерно, как и при толковании опасности наступления таких последствий, что предусмотрено ч. 1 ст. 205 УК РФ. Как уже отмечалось ранее, они по тяжести должны быть адекватны гибели людей. В примерный их перечень следует включить тяжкий вред здоровью человека, массовые отравления, заражения (хотя и при средней тяжести или легком вреде здоровью людей), вывод из строя систем энерго-, водо-, теплоснабжения или других систем жизнеобеспечения, срыв работы аэропортов, железных дорог, уничтожение памятников истории и культуры, невосполнимый ущерб природе и др. Нет единства среди ученых – юристов, комментирующих этот квалифицирующий признак, по вопросу о признании причинения вреда здоровью средней тяжести тяжким последствиям терроризма[33] .

Так, В.С. Комиссаров полагает, что телесные повреждения средней тяжести следует считать тяжким последствием терроризма[34] . В других работах, как приведено выше, к тяжким последствиям относят лишь тяжкий вред здоровью потерпевших. Представляется, что объект терроризма, его содержание и масштабы предполагают более высокую степень общественной опасности, чем причинение вреда здоровью средней тяжести, тем более, что законодатель относит это преступление (ст. 112 УК РФ) к преступлениям средней тяжести, а терроризм к особо тяжким преступлениям даже при условии лишь опасности тяжких последствий.

Как уже отмечалось, отношение ко всем перечисленным последствиям должно быть неосторожным при умышленных действиях, например, при причинении тяжкого вреда здоровью действия квалифицируются по совокупности со ст. 111 УК РФ и другими статьями Уголовного кодекса.

Ч. 3 ст. 205 УК РФ предусматривает в качестве квалифицирующих признаков – посягательства на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения (в ред. Федерального закона от 09.02.99 №26 – ФЗ)

Под использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения законодатель понимает – извлечение полезных свойств из радиоактивных материалов, применение как источника ионизирующего излучения.

Данный квалифицирующий признак включен в ч. 3 ст. 205 УК РФ, исходя из того что результатом посягательства на объекты атомной энергии, либо использование ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения могут быть массовые человеческие жертвы. Опасность состоит еще в том, что результатом таких действий являются:

– объекты атомной энергии – сооружения и комплексы с ядерными реакторами, в том числе, атомные станции, суда и другие плавсредства, космические и летательные аппараты, другие транспортные и транспортабельные средства; сооружения и комплексы с промышленными, экспериментальными и исследовательскими ядерными реакторами, критическими и подкритически-ми ядерными стендами; сооружения, комплексы, полигоны, установки и устройства с ядерными зарядами для использования в мирных целях; другие содержащие ядерные материалы сооружения, комплексы, установки для производства, использования, переработки, транспортирования ядерного топлива и ядерных материалов.

– ядерные материалы – материалы, содержащие или способные воспроизвести делящиеся (расщепляющиеся) ядерные вещества

радиоактивные вещества – не относящиеся к ядерным материалам вещества, испускающие ионизирующее излучение.

– источники радиоактивного излучения – не относящиеся к ядерным установкам комплексы, установки, аппараты, оборудование и изделия, в которых содержатся радиоактивные вещества или генерируется ионизирующее излучение (ст. 3 Федерального закона «Об использовании атомной энергии» от 20.10.95 г.). является поражение (радиационное) большой территории. Подстерегает опасность также еще неродившееся поколение людей. Если человек подвергается воздействию радиации, то смерть чаще всего наступает не мгновенно, а через некоторое время (может, через один день, а может, через пять лет, все зависит от дозы радиоактивного облучения), но все это время (время до наступления смерти) сопровождается мучениями и страданиями человека. Чернобыльская катастрофа (1986 год) является доказательством вышесказанному, и напомнило миру о той страшной опасности для всего человечества, которая исходит от атомной энергии. Поэтому террористы для достижения своих целей могут использовать объекты атомной энергии. Примером этого может служить взрыв заряда, установленного в автомобиле, припаркованном рядом со зданием атомной лаборатории в Ливермоле (США) в ноябре 1987 года.

2.5 Освобождение от ответственности за терроризм

Законодательством предусматривается система мер по предотвращению терроризма. В числе их имеются и непосредственно уголовно-правовые. В соответствии со ст. 31 УК РФ лицо освобождается от ответственности при добровольном отказе от совершения любого преступления, в том числе и терроризме.

Добровольный отказ от преступления – это прекращение приготовления к нему или прекращение самих неоконченных преступных действий, если лицо осознало возможность доведения преступления до конца.

Условиями освобождения от ответственности при добровольном отказе являются:

– добровольность и окончательность отказа от совершения преступления;

– совершение лишь таких действий, которые не образуют состава другого преступления;

– осознание лицом объективной возможности довести преступление до конца.

Добровольный отказ от совершения преступления в соучастии имеет свои особенности, поскольку преступный результат является последствием совокупных действий даже тех лиц, которые «внесли» в преступный результат лишь интеллектуальный вклад.

Законодатель выделяет подстрекателей преступления, предъявляя им более значительные по объему требования при освобождении от ответственности в случае их добровольного отказа. Так, в силу ч. 4 ст. 31 УК РФ они освобождаются лишь при условии, если своевременным сообщением органам власти или иным способом сумели предотвратить доведение преступления до конца его исполнителем. Пособник также должен предпринять все зависящие от него меры, чтобы предотвратить преступление, совершению которого он способствовал.

Условия освобождения, в соответствии со ст. 31 УК РФ, полностью распространяются и на терроризм. Если терроризм носит индивидуальный характер, то применяются чч. 1 – 3 ст. 31 УК РФ, если терроризм групповой (по предварительному сговору или организованной группой) – чч. 4,5 ст. 31 УК РФ.

Вводя в примечание к ст. 205 УК РФ особые основания освобождения от наказания, законодатель стремится использовать дополнительные меры предотвращения террористических актов.

Применение этого положения закона возможно при наличии трех условий:

1) лицо участвовало лишь в подготовке акта терроризма;

2) лицо своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению терроризма (не обязательно предотвратить его). Попытки предотвратить акт терроризма могут быть неудачными как по вине самого человека, пытающегося это сделать, так и других лиц, либо случайного стечения обстоятельств. Главное – человек добросовестно пытался его не допустить, делал все, что в его силах. В этом случае он, по мнению многих авторов, должен быть освобожден от уголовной ответственности, поскольку выражаясь языком закона, активно способствовал предотвращению осуществления акта терроризма. Указание в законе на своевременность предупреждения органа власти о готовящемся акте терроризма – открытое или тайное, инициативное или по заданию специальных служб – должно давать власти временную или иную физическую возможность предупредить общественно опасные последствия. Естественно, что у подающего такой сигнал должна быть объективная возможность этого. Если власти приняли сигнал, игнорировали его или неправильно поняли – это нельзя ставить в вину сигнализирующему. Он может (если у него есть такая возможность) и сам принять надлежащие меры, не только содействующие, способствующие, но и непосредственно предотвращающие террористическое действо: изъять или временно вывести из строя орудия и средства террористического нападения, употребить насилие против террористов, дезинформировать их, задержать их или повести по ложному пути, способствовать их захвату и т.д.

3) если в действиях такого лица не содержится признаков иного преступления.

Самое значительное различие добровольного отказа (ст. 31 УК РФ) и особых оснований освобождения от ответственности (примечание к ст. 205 УК РФ) заключается в том, что освобождение лица, участвующего в подготовке теракта, согласно примечанию к ст. 205 УК РФ, возможно как при добровольном, так и вынужденном «сотрудничестве» террориста с органами власти или выполнении других, предупреждающих теракт, действий.

Спорным в литературе остается вопрос о том, возможно ли освобождение от ответственности за терроризм, если террористом уже совершено другое преступление. По мнению некоторых комментаторов ст. 205 УК РФ, в этом случае допустимо освобождение от ответственности за терроризм, а виновный отвечает лишь за второе преступление[35] . Другие авторы, напротив, считают, что если террорист совершил второе преступление, то освобождение от ответственности за терроризм в соответствии с примечанием к ст. 205 УК РФ вообще невозможно [36] .

Представляется, что вопрос следует решать дифференцированно: если лицо добровольно отказалось от акта терроризма и способствовало его предотвращению, но совершило другое преступление, то оно отвечает лишь за это второе преступление. Если лицо вынуждено способствовало предотвращению терроризма (например, будучи задержанным), совершив до этого другое преступление, то оно не может быть освобождено от ответственности ни за терроризм, ни за другое преступление. Разграничение терроризма и смежных с ним преступлений.

Наиболее сложным представляется разграничение терроризма с убийством лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга или совершенным общеопасным способом, с убийством по мотиву национальной, расовой, религиозной, ненависти или вражды либо кровной мести (пп. «б», «е», «л», ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Представляется, что разграничение составов в случаях, когда лишаются жизни лица, выполняющие свой служебный или общественный долг, следует искать в субъективной стороне содеянного, а именно – в цели совершаемых действий, создающих опасность гибели людей, в том числе путем взрыва, поджога и иных подобных действий. Сходным образом проводят разграничения ст. 205 и ст. 277 УК РФ.

Как уже отмечалось, при терроризме действия совершаются с целью нарушения общественной безопасности, устрашения населения, оказания воздействия на принятие решений органом власти. Взрыв, поджог и сопряженное с ними убийство человека используются как средство достижения таких целей и адресуются обществу в целом.

При убийстве, подпадающем под п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, цель – отомстить за законно осуществляемую служебную или общественную деятельность конкретного человека – жертвы или его близких, либо воспрепятствовать этой законной деятельности. При терроризме же выбор не определен, т.е. ею может стать любое лицо, в том числе и любое из выполнявших свой служебный или общественный долг (случайная,» невинная " жертва).

Что касается вида вины по отношению к смерти жертвы, то по п. «е» ч. 2 ст. 105УКРФ это может быть прямой или косвенный умысел.

По ч. 3 ст. 205 УК РФ, как установлено в самой статье, к смерти возможна лишь неосторожная вина. Указание в законе на то, что действия при терроризме создают опасность гибели людей, предполагается, относится к объективной опасности, а с субъективной стороны такие ситуации не исключают и неосторожной вины к смерти конкретного человека. Более того, как отмечалось, возможно сочетание прямого умысла в отношении одних лиц, косвенного умысла и неосторожности в отношении других потерпевших от акта терроризма, что требует квалификации по совокупности.

Во всех приведенных ситуациях, когда в результате террористических действий наступила умышленно причиненная смерть человека, возникает вопрос о необходимости квалификации терроризма и умышленного убийства по совокупности, в частности с пп. «а», «б», «е», «л» ч. 2 ст. 105, со ст. ст. 295 или 317 УК РФ в зависимости от способа, последствий, мотивов убийства.

Особенно это характерно для ситуаций, когда виновный посягает одновременно на два объекта: убивает конкретного человека, но общеопасным способом или при других обстоятельствах, свидетельствующих о стремлении устрашить других лиц.

Полагается, что такая идеальная совокупность должна быть отражена в квалификации с тем, чтобы была полностью охвачена юридическая совокупность и общественная опасность содеянного.

2.6 Признаки терроризма и бандитизма

Определенные трудности вызывает и разграничение таких очень схожих по многим признакам преступлений, как терроризм и бандитизм.

Бандитизм – это организация вооруженных банд с целью нападения на предприятия, учреждения, организации либо отдельных лиц, а равно участие в таких бандах или совершаемых ими нападениях. Объектом бандитизма также является общественная безопасность.

Основными разграничивающими признаками этих преступлений выступают элементы объективной стороны и цели совершения преступлений.

Обязательный признак объективной стороны бандитизма – создание устойчивой, вооруженной группировки (банды) в целях нападения. При терроризме создание террористической группировки – лишь приготовление к квалифицированному терроризму, а террористический акт, совершенный организованной группой – квалифицированный терроризм.

Нападение – основное общественно опасное действие бандформирований. Терроризм не связан с насилием над конкретными людьми и представителями государственных и общественных организаций, он, скорее, представляет собой «рассеянную» угрозу или опасность населению, обществу.

Вооруженность – обязательный признак бандитизма, в то время как при терроризме возможны действия, не связанные с наличием или применением оружия. Все же главное различие состоит в целях этих преступлений. Целями бандитских нападений являются различные материальные интересы: завладение имуществом, оружием, наркотиками; запугивание и «обложение данью» предпринимателей и т.п.

Цель терроризма – устранение населения, оказание воздействия на властные органы для принятия ими решений, необходимых террористам, т.е. скорее это идеологические (как противоположность материальным) цели. Терроризм и диверсия.

По законодательной обрисовке действий (совершение взрыва, поджога или иных действии, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации) диверсия почти полностью совпадает с терроризмом.

Однако, если в ст. 281 УК РФ, говорящей об ответственности за диверсию, дан исчерпывающий перечень преступных действий, то к терроризму относятся, кроме названных непосредственно в ст. 205 УК РФ, еще самые разнообразные иные действия. Кроме того, в диспозиции ст. 205 УК РФ предусмотрено не только действие, но и угроза такими действиями.

Диверсия окончена в момент самого причинения вреда, главной составляющей которого является материальный ущерб, терроризм же окончен в момент создания опасности общественно опасных последствий.

Целью диверсии является само уничтожение или повреждение материальных объектов, чтобы непосредственно таким путем подорвать мощь государства, терроризм не преследует цель убить, уничтожить, повредить, главное – запугать население, воздействовать на принятие решений органами власти, хотя, как ранее отмечалось, террористические действия не всегда заканчиваются только созданием опасности.

Существенным разграничивающим признаком является демонстративность, ультимативность действий при терроризме.

Различие между рассматриваемыми преступлениями состоит и в объекте посягательства – общественная безопасность при терроризме (спокойствие, ощущение защищенности населения) и экономическая безопасность России – при диверсии; проявляющейся в предмете и способах преступного посягательства.

2.6.1 Терроризм и посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля .

В УК РСФСР убийство государственного или общественного деятеля или представителя власти в связи с его государственной или общественной деятельностью, совершенное с целью подрыва или ослабления советской власти, называлось террористическим актом (ст. 66 УК РФ) и рассматривалось как проявление терроризма, способное ослабить власть, политическую дестабилизацию государства. Аналогично террористическим актом считалось и убийство представителя иностранного государства (ст. 67 УК РСФСР).

Международные конвенции так же рассматривают подобные действия как форму терроризма. Несмотря на существование этих статей в УК РСФСР, законодатель счел необходимым ввести ответственность за собственно терроризм – ст. 213–3 УК РСФСР, поместив эту норму в главу 10 УК РСФСР – «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения». В УК РФ эти составы преступления сохранены и выдержан тот же принцип. Это самостоятельные преступления, посягающие на различные объекты. Разграничение терроризма (ст. 205 УК РФ) и посягательства на жизнь государственного и общественного деятеля (ст. 277 УК РФ) следует проводить как по субъективным признакам (целям действия), так и объективным: объекту и самим действиям (объективной стороне).

Цель преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, – политическое убийство, так называемый «селективный террор», стремление добиться прекращения государственной или общественной деятельности конкретного лица путем его убийства.

Целью терроризма (ст. 205 УК РФ) является воздействие на принятие решения органом власти в пользу террористов путем запугивания населения. Терроризм – это своеобразная, с высокой степенью общественной опасности угроза, которая иногда может реализоваться в реальную гибель людей, причем, случайных, не причастных к принятию решений и удовлетворению требований террористов.

Если для преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, убийство – это цель преступления, то для терроризма убийство – средство достижения другой цели.

Посягательство на жизнь государственного деятеля совершаются умышленно, с прямым умыслом на его убийство, а при терроризме отношение к смерти потерпевших, как указано в ч. 3 ст. 205 УК РФ, может быть лишь в форме неосторожности. Если в процессе террористических действий умышленно убит человек, то это последствие не охватывается ст. 205 УК РФ и требует дополнительной квалификации по ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Объективная сторона сравниваемых преступлений может выражаться как во внешне совпадающих, так и в различных действиях.

Так, взрыв может быть как следствием угрозы, запугивания, так и способом убийства. Но в первом случае взрыв носит демонстративный характер и пострадать от него могут случайные люди. Во втором – это способ убийства конкретного лица, государственного или общественного деятеля.

Убийство этих лиц возможно также и другим способом: одиночным выстрелом, путем отравления, удушения и т.д., терроризм же реализуется, согласно ст. 205 УК РФ, посредством взрыва, поджога и иных аналогичных общественно опасных действий.

С учетом оценки этих различий законодатель поместил преступления в различные разделы и главы Уголовного кодекса Российской Федерации, отразив тем самым, что объектом индивидуального террористического посягательства на жизнь государственного и общественного деятеля является конституционный строй, государственная безопасность и жизнь человека.

Терроризм и заведомо ложное сообщение об акте терроризма. Терроризм ведет к дестабилизации в обществе, создает атмосферу страха, нарушает деятельность предприятий, организаций и учреждений. Явление это породило и «шутников» – лиц, делающих ложные сообщения о подготовке акта терроризма. Такие действия не единичны. О них постоянно сообщается в средствах массовой информации.

Несмотря на то, что сообщение ложное и за ним не стоит реальная опасность наступления перечисленных последствий, характерных для истинного терроризма, тем не менее такому объекту как общественная безопасность причиняется ущерб: возникновение паники, страха, дезорганизации в работе транспорта, учреждений – все это создает тот же психологический дискомфорт, ощущение незащищенности, которые являются составными общественной опасности самого терроризма. Кроме того, причиняется и материальный ущерб в связи с необходимостью проверки факта опасности (заминированности объекта, радиационного или химического заражения), эвакуации людей, предоставления им других транспортных средств, помещений.

Например, в Екатеринбурге в 2003 г., получив сообщение о взрывных устройствах в двух пассажирских поездах, власти были вынуждены переместить пассажиров в резервные поезда и организовать объездной путь их следования. Сообщение о заминировании аэропорта «Внуково -1» прервало его работу на 4 часа, задержав десятки международных и внутренних рейсов. В 2004 г. в Санкт-Петербурге саперы выезжали более 200 раз на ложные сообщения, на что затрачено 3500 тыс. рублей; а за первую половину 2004 г. – 1200 тыс. рублей. Закрытие станций метро на 2 часа причиняет ущерб в 350000 рублей[37] .

Объективная сторона преступления состоит из активных действий по доведению до государственных, общественных органов или граждан сведений о готовящемся или совершенном (якобы) акте терроризма. Способы и формы сообщения могут быть различными: письменно, устно (по телефону, радио и телевидению), непосредственно какому-то должностному либо частному лицу (например, жильцу квартиры где якобы, заложена бомба). Как определил закон, сообщение должно содержать сведения об акте именно терроризма, поэтому сообщение о том, что в машине установлено взрывное, устройство для убийства владельца, с целью завладения его недвижимостью или предупреждение о том, что дачу сожгут, так как ее хозяин не возвратил долг, не могут считаться сообщением об акте терроризма, поскольку предполагаемые действия терроризмом не являются. Необходимый признак, характеризующий объективную сторону преступления – ложность сообщения. Этот признак является объективно-субъективным, поскольку, во-первых, сообщение не соответствует действительности, во-вторых, информатор заведомо знает об этом (скорее, не просто знает, а само сообщение, как правило, является плодом его вымысла).

Ложное сообщение об акте терроризма – это умышленное преступление, мотивы которого могут быть не только террористической направленности, но и иные (хулиганские, месть, даже корысть). Введение в ст. 205 УК РФ нового состава – угроза террористическими действиями – осложняет правовую оценку таких ситуаций как угроза совершения взрыва, поджога или иных действий и заведомо ложное сообщение о готовящихся таких же действиях.

Представляется, что разграничение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 205 УК РФ и ст. 207 УК РФ, следует проводить по двум признакам:

1. Мотивы и цели действий, предусмотренных ст. 205 УК РФ – ущерб общественной безопасности, запугивание населения, воздействие на принятие решений органами власти. Преступление, предусмотренное ст. 207 УК РФ, возможно и из хулиганских побуждений, и как легкомысленное проявление подросткового озорства и т.д.

2. Терроризм является преступлением, в котором последствие включено в элементы объективной стороны его состава: в ч. 1 ст. 205 УК РФ – в виде «опасности», в ч. 3 – в виде ее реального воплощения в различные последствия; состав преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ – чисто формальный, ответственность наступает независимо ни от факта наступления последствий, ни от их характера.

Санкции за ложное сообщение об акте терроризма свидетельствуют о сравнительно невысокой степени его общественной опасности, однако широкое распространение в последние годы этих действий вызывает известную тревогу правоохранительных органов и заметно колеблет общественное спокойствие.

3. Криминологические аспекты терроризма

3.1 Причины и условия терроризма

Терроризм приобретает острые формы, и к нему начинают чаще прибегать в предкризисные и кризисные периоды развития общества.

Для предкризисного периода характерен террор, что является безусловным показателем социального неблагополучия и возможных грандиозных перемен. Так было в России с 60-х годов XIX века и до октябрьского переворота, так было и в Германии до прихода к власти нацистов. Во время открытого гражданского противостояния политический терроризм перемешался с военным и государственным, нередко с криминальным и «идеалистическим». Те же самые формы терроризма можно наблюдать и после установления твердой власти, но с огромным преобладанием государственного.

Внутринациональный терроризм свойствен не только тому периоду, когда общество переходит от демократии (или «полудемократии») к тоталитаризму, но и вообще тем временам, когда происходит крутой перелом, например, переход от тоталитаризма к демократии. Можно утвердить, что это имеет место всегда, когда ослабевает власть, центральная и местная, ведущие государственные и общественные институты, формальный и неформальный социальный контроль, когда происходит смена идеологий и нравственных ориентиров и возрастает напряженность и тревожность в обществе. Это всегда вызывает рост насилия, в том числе такого опасного, как терроризм, с которым государство может не справляться или справляться с огромным трудом, имея в виду и усилия правоохранительных органов.

Приведенные соображения дают представление лишь о фоне, на котором развертывается терроризм, или, быть может, о тех лежащих на поверхности обстоятельствах, которые отнюдь не в решающей мере порождают данное явление. Действительные. причины гораздо глубже, они совсем неочевидны и лежат в тайниках общества и человека, откуда могут быть извлечены с помощью специальных методов, нетрадиционных подходов, исключающих плоскостное видение терророгенных факторов.

Терроризм невозможно объяснить, пытаясь найти его причины в экономическом неблагополучии или общей социальной нестабильности, как это обычно делается применительно к реалиям России конца 80-х и 90-х годов. Нельзя, согласиться с тем, что причины терроризма связаны с уникальными геополитическими характеристиками содружества независимых государств, особенно России. Необъятность территории, многонациональный характер населения, несходство традиций и обычаев наций и народностей, неравномерность регионального социально-экономического развития – все это якобы порождает терроризм. Подобные утверждения вызывают серьезные сомнения. Россия действительно обладает самой большой территорией, однако есть и другие государства, расположенные на огромных площадях, но там нет терроризма, и сам по себе размер территории ничего не объясняет, поскольку терроризм имеет место и в совсем небольших странах. Столь же неосновательно называть в качестве причин терроризма (как и любого другого опасного насилия) многонациональность населения и несходство традиций и обычаев наций и народностей, поскольку все это может наблюдаться и там, где уровень насилия постоянно невысок. Что касается неравномерности регионального социально – экономического развития, то и это относится к числу повсеместных явлений и не является специфически криминогенным.

В качестве причины терроризма называют ломку сложившихся отношений в области политики, экономики, права, социальных и иных важных сферах жизни государства и общества, утрату прежних, десятками лет вырабатывавшихся механизмов упорядочения и конституционного регулирования отношений, прямо или косвенно влияющих на основы государственного и общественного устройства. Особенно якобы пострадала идейно-политическая сфера, так как прежняя идеология предана забвению, а новой обществу, потерявшему ориентиры, не предложено.

Девальвированы и утрачены такие дисциплинирующие и цементирующие общественную жизнь начала, как патриотизм, чувство долга, нравственность, интернационализм. Произошло социальное расслоение общества, и усилилась политическая борьба, растет безработица и социальная незащищенность граждан, распространился правовой нигилизм, обострились межнациональные отношения, возникли и усилились сепаратистские тенденции. Значительно ослабли профилактические усилия правоохранительных органов и общественных организаций.[38]

Многие из названных факторов действительно имеют место в жизни российского общества 90-х годов, несомненно, порождают общественно опасные явления, хотя существование некоторых из названных отнюдь не доказано. Так, грубым преувеличением звучит утверждение, что девальвирована и утрачена нравственность. Но дело не в том, все ли указанные обстоятельства или часть из них реально имеют место и обладают криминогенным эффектом, а в том, что они могут порождать не только терроризм, но и многие другие противоправные последствия, например, убийства, кражи, разбои, присвоение чужого имущества и т.д. Иначе говоря, они не представляются специфически терророгенными в том смысле, что в первую очередь порождают именно терроризм. Это становится особенно явным, если иметь ввиду не единичные и редкие террористические проявления, а терроризм как систему в действиях отдельных лиц, групп или в политике государства. В стабильной Великобритании или в Испании, которых не раздирают конфликты, подобные нашим, терроризм широко распространен. Поэтому, признавая совокупность перечисленных факторов общим фоном, благоприятным для высокого уровня насилия в целом, попытаемся выявить такие, которые выступают в качестве причин терроризма.

Интересную точку зрения на причины терроризма. высказал Д.В. Чух-вичев. Он считает, что главная из них – изменение господствующего в мире мировоззрения. Главной ценностью во всех развитых странах Запада была объявлена человеческая жизнь. И экстремисты быстро поняли, что лучший способ оказать давление на правительство – показать, что они способны поставить человеческую жизнь в опасность. Возможность совершения акта терроризма неизменно вызывает тревогу в народных массах, и властные структуры обязаны немедленно восстановить спокойствие в обществе, даже идя на уступки.

Кроме того, всплеску терроризма способствовала обстановка в мире. Левые и ультралевые партии и движения убедились в эфемерности надежд на мировую социалистическую революцию. Попытки построения общества справедливости мирным, демократическим путем также ни к чему не привели. В результате многие политические движения перешли к терроризму.

Если следовать логике Д.В. Чухвичева, а она представляется достаточно убедительной, существует определенная группа людей, готовых к кровавому бунту ради вечно зеленой идеи торжества справедливости. Если они не видят возможности «поднять» народ, они, подобно дореволюционным русским террористам, начинают прибегать к убийствам и другим разрушительным актам.

Терроризм наших дней принял тотальный характер: если в XIX и начале XX веков убивали в основном тиранов (или считавшихся таковыми) и лиц, включенных в деспотический механизм, то теперь жертвами подобной агрессии стал максимально неопределенный и очень широкий круг лиц. Можно констатировать, что сейчас террористы больше ориентируются на устрашение общества и удовлетворение собственных деструктивных влечений, чем на устранение конкретных неугодных людей. Следующим этапом развития терроризма может быть провоцирование войн, масштабные посягательства на важнейшие жизненные коммуникации и природную среду.

Ни в коем случае не следует игнорировать терророгенное значение материальных условий жизни людей, экономические процессы. Специалисты по терроризму справедливо считают, что в нашей стране экономические движения в какой-то момент могут перейти на политическую, а потом и террористическую основу. Например, забастовки в 90-х годах шахтеров, которым постоянно не выплачивают заработную плату. До определенного момента их требования носят экономический характер, но нельзя исключить возможность, что какая-то группа либо из числа этих людей, либо сторонняя может воспользоваться такой ситуацией и провести акт терроризма. Они могут быть способны провести акт терроризма, который спровоцирует жесткие меры федерального правительства или резкие выступления профсоюза шахтеров.

Экономические условия жизни людей могут спровоцировать террористические действия и таким путем, когда кто-то – один человек или группа – захочет сразу разбогатеть. Для этого может быть захвачена группа заложников за освобождение которых потребуют значительный выкуп. Характерно, что подобные преступления в России совершаются чаще, чем в западных странах.

Если не иметь в виду государственный терроризм, а также партизанский, все остальные виды терроризма порождаются, как можно полагать, следующими причинами:

1. Нерешенностью социальных, в том числе национальных и религиозных проблем, но не любых, а только тех, которые имеют для данной социальной, национальной или иной группы бытийное значение, которые связаны с ее самооценкой, и самоприятием, представлением о себе, с ее духовностью, фундаментальными ценностями, традициями и обычаями. К числу причин терроризма относят религиозные, национальные, личностные, политические притязания какой-то группы людей, какой-то личности или государства. Эти притязания могут принимать форму активного протеста в виде террористических актов. Здесь необходимо сказать о личности террориста. На путь терроризма могут встать люди, которые не получили должной самореализации, которые переживают обиды за собственные нереализованные возможности, потерянные материальные и общественные позиции, личные обиды, не всегда оправданные. Часто будущие террористы бывают талантливы, но общество в силу ряда обстоятельств оградило себя от них, поэтому они готовы принять силовые меры для осуществления собственных идей или для построения возможной базы для реализации талантов следующих поколений.

2. Войной и военными конфликтами, в рамках которых акты терроризма становятся частью военных действий, как, например, набеги на российские города чеченских боевиков за пределами Чечни во время войны в 1995–1996 гг. и в 1999 году. Партизанские движения, достаточно часто прибегают к терроризму, то же обычно делают оккупационные армии для устрашения населения завоеванных земель.

3. Наличием стран или социальных групп, отличающихся от своих ближних и дальних соседей высоким уровнем материального благополучия и культуры, а также, что еще важнее, в силу своей политической, экономической и военной мощи либо иных возможностей диктующих свою волю другим странам и социальным группам.

4. Существованием тайных или полутайных обществ и организаций,

в частности религиозных и сектанских, которые наделяют себя магическими и мессианскими способностями, вырабатывают единственно верное учение спасения человечества или коренного улучшения его жизни, или создания строя всеобщего добра, справедливости и достатка, или вечного спасения души и т.д. Поскольку такие формирования, а также их учения государственной властью и обществом не принимаются, соответствующей цели пытаются достичь с помощью кровавого насилия.

5. Давними традициями использования в России терроризма для решения в первую очередь политических задач. Нынешний российский терроризм – логическое продолжение всех прежних тенденций, не изменивший своей сущности, но выразившийся в других формах. Психология терроризма прочно въелась в сознание многих людей, вполне допускающих возможность применения крайних мер для достижения своих националистических, экономических и иных целей. В такой общности не почитают закон, в нем просто не чувствуют нужды, и жизнь регулируется обычаями, неписаными нормами, интерпретация которых может происходить в самом широком диапазоне в зависимости от личности интерпретатора, его групповой и типологической принадлежности, местной специфики и т.д.

6. Нерешенностью важных экономических и финансовых вопросов, в том числе на законодательном уровне, а также конфликтами при разделе собственности и в то же время слабой защищенностью коммерсантов, финансистов и других деловых людей со стороны правоохранительных органов. В связи с этим стали повседневностью террористические акты в отношении названных лиц с целью их устрашения, при этом иногда одновременно устраняются конкуренты. Терророгенным фактором можно считать разгул в России организованной преступности, представители которой нередко прибегают к экономическому терроризму или их услугами пользуются криминализированные коммерческие структуры.

Наряду с названными причинами, действию террористов могут способствовать некоторые условия, по мнению Ю.М. Антоняна [39] , среди которых выделяются такие как:

1. Слабость государственной власти, ее учреждений и институтов,

неспособность правоохранительных органов своевременно выявлять и обезвреживать террористов и тех, кто готовит террористические акты, устанавливать и задерживать преступников, чья безнаказанность позволяет им совершать новые убийства, создает им ореол неуязвимости и необычности, притягивая новых людей.

2. Одобряющее, поддерживающее отношение к террористам их социального окружения, населения, отдельных групп. Без этого националистический и религиозный терроризм попросту немыслим. При международном терроризме тоже бывает нужна помощь населения, но ее вообще может не быть в силу законспирированности террористической группы, для которой очень важна не только материальная, но и психологическая поддержка государства, в частности в лице его специальных служб. Поддержку или отсутствие поддержки среды необходимо учитывать особенно при националистическом, религиозном или партизанском терроризме.

3. Наличие значительной группы людей профессионально настроенных на военную службу, однако вытесненных с военной службы и не нашедших себе применения. Естественно, что они не могут смириться со своим униженным и материально необеспеченным положением, а потому активно протестуют, что иногда находит выражение в террористической агрессии. С этим столкнулась Германия после первой мировой войны, чем не преминули воспользоваться нацисты. Подобное явление возникло в США после окончания войны во Вьетнаме, пока государство не поняло, что нужно использовать ветеранские организации, материально и психологически поддерживать ветеранов, а не просто давить их. У нас еще нет данных о широком участии в терроризме бывших «афганцев» и военнослужащих принимавших участие в боевых действиях на территории Чеченской республики, а также постоянно демобилизуемых из российской армии, но можно не сомневаться, что они представляют собой «высококачественный» резерв для террористов, а отдельные из них участвуют в совершении террористических актов. В дополнение и уточнение названных выше общих причин терроризма, по мнению Ю.М. Антоняна могут быть названы некоторые предпосылки развития общественных отношений, которые предопределяют развитие терроризма в России[40] :

– рассогласование всех ветвей власти, вызванное появлением новой структуры отношений к собственности, теневых лидеров, обладающих реальной властью и любыми способами расширяющих сферу своего влияния;

усиление влияния неформальных норм, криминализирующих общественные отношения, при которых закон перестает обеспечивать необходимый уровень социальной защиты значительной части населения;

– изменение понятий о порядке и справедливости, возрождение принципов поведения, в рамках которых насилие становится «законным» средством достижения политических и иных целей;

– обращение к духовному наследию политических, религиозных и других организаций экстремистского толка, в которых культ силы и оружия является обязательным элементом быта и образа жизни;

– осознание некоторыми национальными и религиозными общностями себя как угнетенных, притесняемых, лишенных прав и свобод, ощущение ими необходимости защиты любыми средствами;

– рост вербальной агрессии и анонимных угроз в отношении «чужих» (представителей власти, коммерческих структур, лиц другой национальности и т.п.);

– создание образа врага, который становится объединяющим началом для лиц, склонных к экстремистским действиям;

– появление среди широких слоев населения, включающих в себя и демократически настроенную часть общества, благожелательного отношения к необходимости смены власти, введения авторитарных форм правления, способных обеспечить закон и порядок, в том числе путем грубого насилия.

Делая вывод, необходимо заметить, что причины и условия терроризма в России и во всем мире приведенные Д.В. Чухвичевым и Ю.М. Антоняном актуальны особенно в данное время. Трудно представить, что терроризм можно искоренить. Если анализировать все совершенные акты терроризма (и террористические акты) то можно увидеть, что когда возникают в обществе проблемы, конфликтные ситуации, то очень часто они разрешаются именно террористическими способами. А проблемы в обществе всегда были и скорее всего будут. Поэтому (хотя это и печально) будут люди, которые захотят решать свои проблемы актами терроризма. Как было сказано выше, даже в тех странах, где высокий уровень жизни совершаются акты терроризма (террористические акты). Поэтому в таких ситуациях задачами антитеррористических подразделений являются оперативно выявлять лиц способных прибегать к актам терроризма и предотвращать их.

3.2 Меры борьбы с терроризмом Понятия и виды мер борьбы с терроризмом

В понятие «борьба с терроризмом и международным терроризмом» некоторые авторы (Ю.М. Антонян, В.Е. Петрищев и др.) включают главным образом применение внутригосударственных мер превентивного, репрессивного и воспитательного характера. Однако только этих мер для достижения положительных результатов может быть недостаточно. Для эффективности борьбы с терроризмом и международным терроризмом необходимо сотрудничество государств. При совершенствовании мер борьбы с терроризмом, необходимо обращаться к зарубежным и международным правовым документам. Однако совершенствование антитеррористического законодательства не решает всех проблем, которые создает сегодня терроризм для отдельных стран и всего мира. Ведь законы, направленные на борьбу с терроризмом, по существу нацелены на пресечение террористических проявлений и наказание лиц, их допустивших. Между тем гораздо важнее предотвратить такого рода действия.

Но предупреждение предупреждению рознь. Наиболее эффективным, хотя, возможно, и наиболее сложным и затратным с точки зрения реализации является раннее предупреждение, профилактика терроризма. Они заключается в выявлении, устранении, нейтрализации, локализации или минимизации воздействия тех факторов, которые либо порождают терроризм, либо благоприятствуют реализации террористических намерений. Профилактика терроризма осуществляется на допреступных стадиях развития негативных процессов, т.е. на тех этапах, когда формируется мотивация противоправных поступков.

Весь комплекс мер борьбы с терроризмом в зависимости от уровня реализации можно подразделить на международный и внутринациональный.

3.3 Международные аспекты борьбы с терроризмом

Мировое сообщество в XX в. испытывает постоянное беспокойство от вспышек терроризма в различных регионах мира. Не застрахованы от него ни высокоразвитые, ни отстающие в экономическом и социальном развитии страны с различными политическими режимами и государственным устройством. Интернациональный характер жизни людей, новые средства связи, информации, новые виды вооружения резко снижают значимость государственных границ и иных подобных средств защиты от терроризма.

Еще перед Второй мировой войной под эгидой Лиги Наций были разработаны Конвенция о предотвращении терроризма и наказании за террористические действия и Конвенция о создании Международного суда (1937 г.)[41] . Им не суждено было реализоваться, но были выработаны такие понятия, как «международный терроризм», механизм преследования террористов за пределами национальных границ;» выдача террористов». В Конвенции о предотвращении терроризма и наказании за террористические действия впервые было указано на необходимость сочетания международно-правовых норм и национального законодательства по борьбе с терроризмом. Главное внимание было обращено на защиту жизни глав государств и политических деятелей, оставляя без должного внимания защиту от терроризма населения в целом[42] .

В 1971 году была заключена первая региональная Конвенция 13-ти государств Америки (Конвенция ОАГ) о предупреждении и наказании террористических актов[43] . В настоящее время имеется развитая, многосторонняя система сотрудничества государств по борьбе с терроризмом под эгидой ООН. Действуют 11 Конвенций и протоколов о защите от терроризма на земле, в воздухе и на море[44] .

Так, Токийская 1963 г., Гаагская 1970 г. и Монреальская 1971 г. конвенции направлены на борьбу с террористическими актами, посягающими на безопасность гражданской авиации. К ним примыкает Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в международных аэропортах 1988 г. Конвенция о защите ядерного материала и Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения 1991 г. приняты в целях предупреждения террористических актов, совершаемых с использованием этих общеопасных средств. Римская конвенция 1988 г. направлена на защиту от незаконных акций, в том числе террористических, против морского судоходства.[45]

На европейском уровне была подписана в январе 1977 г. и вступила в силу 4 августа 1978 г. региональная Конвенция по борьбе с терроризмом. В ней был прямо поставлен вопрос о деполитизации понятия терроризма, а соответственно вопрос об экстрадиции террористов[46] .

Традиционно проявлением терроризма мировое сообщество рассматривает захват заложников. Конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г. содержит признание захвата заложников формой терроризма, осуждение его и предлагает международному сообществу принять меры по борьбе с ним, в том числе и посредством соответствующих национальных законов[47] . еждународному сообществу принадлежит заслуга принятия принципа международного осуждения терроризма и признания его во всех случаях независимо от политических мотивов противозаконным действием (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 40/61 от 9 декабря 1985 г.)[48]

В Декларации о мерах по пресечению международного терроризма, принятой на 49-й сесии Генеральной Ассамблеи ООН в 1994 г., было подчеркнуто, что " никакие идеологические, расовые, этнические, религиозные или любые другие соображения не могут быть использованы для оправдания преступных действий, напрвленных на создание атмосферы террора среди широких слоев населения[49] .

На встрече стран Семерки в Галифаксе, в которой участвовала и Россия, было принято решение содействовать практическим мерам многостороннего сотрудничества в борьбе с терроризмом. В соответствии с этим решением на конференции глав внешнеполитических и правоохранительных органов стран Восьмерки, состоявшейся 12 декабря 1995 г. в Оттаве, принята Заключительная декларация, определяющая политические обязательства стран – членов Восьмерки по взаимодействию в борьбе с терроризмом[50] .

На международной встрече в Египте (1996 г.) в обращении 30-ти государств – участников саммита осужден терроризм во всех его проявлениях и указано на необходимость принятия мер по борьбе с ним каждым государством.

В доктрине международного права различными органами ООН в международных соглашениях, касающихся сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом, признано, что действенным принципом в пресечении актов международного терроризма должен стать принцип autdedereautjudicare: лицо, совершившее преступление, должно понести суровое наказание в стране, где оно было задержано, либо в стране совершения преступления, либо в стране, в наибольшей степени пострадавшей от преступного деяния.

Институту выдачи – одному из самых древних институтов международного и внутригосударственного права – уделяется значительное внимание в научной литературе различных стран, международной договорной практике, деятельности органов ООН, международных правительственных и неправительственных организаций. В частности, новые теоретические вопросы, касающиеся института выдачи, появились в связи с перспективой применения его в борьбе с таким специфическим видом международного преступления, как международный терроризм.

Понятию «выдача» (» экстрадиция») в теории права уже уделялось большое внимание. Как отмечает Р.М. Валеев, выдача преступников относится к тем институтам международного права, которые находятся на стыке международного и внутригосударственного права[51] . В связи с этим он понимает выдачу как основанный на международных договорах и общепризнанных принципах международного права акт правовой помощи, состоящей в передаче обвиняемого или осужденного. государством, на территории которого он находится, требующего его передачи государству, где требуемое лицо совершило преступление или гражданином которого оно является, или государству, потерпевшему от преступления, для привлечения к уголовной ответственности ^или для приведения в исполнение приговора.

Выдача является актом правовой взаимопомощи государств в борьбе с уголовными преступлениями.

Международный терроризм мы рассматриваем как международное преступление лица (группы лиц). В связи с этим лица, совершившие акт международного терроризма, подлежат выдаче государству – месту совершения преступления. Институт выдачи преступников является наиболее эффективным средством борьбы с терроризмом, поскольку он дает возможность вести эту борьбу на международном уровне, несмотря на территориальные разграничения юрисдикции отдельных государств. Вместе с тем хочется отметить, что современные международные отношения пока еще не позволяют введение этой обязанности в мировом масштабе.

Основанием для выдачи лица, совершившего акт терроризма и международного терроризма, являются нормы и принципы современного международного права, запрещающие совершать деяния, направленные на подрыв международных отношений и требующие пресечение и наказания за их совершение. Это нормы и принципы Устава ООН. Наличие специального договора о выдаче между государствами, ведущими переговоры о лице, совершившем международное преступление, необязательно. Достаточно, чтобы преступление было признано таковым договорным путем.

Не могут рассматриваться как основание для невыдачи лица – исполнителя террористического акта такие причины, как срок давности совершения преступления, гражданство страны пребывания преступника и другие, позволяющие не выдавать лицо, совершившее уголовное преступление. Члены Специального комитета по международному терроризму и Специального комитета по выработке международной конвенции о борьбе с захватом заложников, рассматривая международный терроризм как уголовное преступление, затрагивающее международные отношения, выражают мнение о необходимости создания специального договора, который бы регулировал порядок и условия выдачи лиц, совершивших такого рода деяния.

По какому пути пошла практика заключения международных соглашений, имеющих отношение к сотрудничеству государств в борьбе с терроризмом?

Положения резолюции Генеральной Ассамблеи ООН об определении агрессии в некоторых случаях могут служить основанием для выдачи лица, совершившего акт международного терроризма, без наличия специального договора о выдаче или специальных норм о выдаче, ибо лишь в этом документе отдельные виды актов терроризма названы международными преступлениями. Основанием для выдачи таких лиц также могут служить нормы проекта кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1954 года [52] .

Положения остальных соглашений, касающихся борьбы с международным терроризмом, проекты таких соглашений фиксируют требование совершать выдачу террористов и сотрудничать в иных вопросах правовой взаимопомощи главным образом на основе специальных соглашений.

В Конвенции ОАГ указывается, что основанием для выдачи лиц, совершивших деяния, предусмотренные в соответствующей статье договора, может быть либо договор о выдаче, либо законы государства – участника (ст. 3). Здесь же подчеркивается, что только государство, под юрисдикцией и защитой которого находится такое лицо, несет исключительную ответственность за определение преступления и за решение вопроса о том применимы ли к нему положения данного договора. Таким путем решается отчасти и вопрос об объеме уголовного преследования лица, совершившего террористический акт.

Что касается возможных оснований для отказа в выдаче преступника, то в концепции их несколько.

Во-первых, это положения ст. 6, гласящие, что никакие положения договора не должны интерпритироваться во вред праву убежища. Иначе говоря, государство – место пребывания преступника может объявить о предоставлении ему права убежища по соответствующим мотивам и не выдавать его.

Во-вторых, государство может отказать о выдаче, ссылаясь на отсутствие специального договора между сторонами или на положения своего закона, в частности на традиционное правило невыдачи собственных граждан. Соглашение не коснулось многих процессуальных вопросов выдачи и потому определило, что договаривающиеся государства обязуются включить перечисленные в ст. 2 договора преступления в качестве наказуемых акций, приводящих к выдаче, в договор, о содержании которого они договорятся между собой в дальнейшем (ст. 7).

Таким образом, соглашение признает только одно основание для выдачи лиц, совершивших преступление согласно его положениям – международный договор. Оно не упоминает ни о принципе взаимности ни о моральных принципах человечества как основаниях для выдачи и иных процессуальных действий в сфере правовой помощи.

Рассмотрев положения Конвенции ООН 1973 года, конвенции Европейского совета, Токийской конвенции 1963 года, Гаагской конвенции 1970 года, Монреальской конвенции 1971 года и Протокола к ней 1988 года, можно сделать следующие выводы[53] :

1) Рассмотренные соглашения подтверждают, что основанием для выдачи лиц, совершивших акты терроризма и международного терроризма, является прежде всего международное соглашение о выдаче (включая сами соглашения о борьбе с терроризмом). Некоторые соглашения упоминают такое основание, как внутригосударственный закон. Почти нет указаний на моральные принципы человечества и принцип взаимности как известные основания для экстрадиции. Все соглашения при решении процессуальных вопросов выдачи отсылают к закону либо специальным международным договорам о выдаче, регламентирующие их подробно.

2) Говоря об объеме уголовного преследования, отметим, что конвенции, принятые после второй мировой войны, определяют акты террора как экстрадиционные в связи с их тяжким характером.

3) Соглашения почти не содержат положений, которые бы определяли основание для отказа о выдаче того или иного предполагаемого преступника. Однако ряд из них упоминает об отказе в выдаче по мотивам расового, религиозного, полититического и иного характера, хотя в этом случае усматривается определенная противоречивость: лицо выдано не будет, но будет осуждено и главным образом за деятельность нетеррористического характера.

В предварительном проекте единой Конвенции по юридическому контролю над международным терроризмом, разработанном членами Ассоциации международного права, вопросы выдачи лиц, совершивших акты между народного терроризма, регламентируются довольно обстоятельно, подчеркивая тем самым значение этого института для сотрудничества государств в борьбе с данным преступлением. Соответствующие постановления мало чем отличаются от положений, рассмотренных раньше. Следует только отметить, что авторы проекта предприняли попытку расширить число оснований для отказа в выдаче, прямо указав, что срок давности для уголовного преследования за совершение указанных в проекте актов – 15 лет.

Следовательно, лица совершившие акты международного терроризма, могут выдаваться на основе соглашений о выдаче и на основе договоров, определяющих международный терроризм как международное преступление.

Решение вопросов, касающихся выдачи, дает возможность обратиться к практике выдачи лиц, совершивших акты международного терроризма.

Процедуры, связанные с выдачей лица, совершившего акт международного терроризма, имеют серьезное значение для налаживания борьбы с этим преступлением, для укрепления международного права и законности.

Международный уголовный суд – как институциональная основа борьбы с международным терроризмом. Комиссия международного права в 1994 году разработала проект статуса Международного уголовного суда. Одобрение Комиссией международного права проекта статута (устава) международного уголовного суда вдохновила членов Европейского парламента на обращение к Генеральному секретарю ООН, Председателю Генеральной Ассамблеи, Председателю IV Комиссии Генеральной Ассамблеи, представителям государств – членов с призывом принять соответствующее решение и срочно предпринять необходимые процедурные шаги для того, чтобы Генеральная Ассамблея в ходе своей 49-й сессии смогла бы обсудить проект Устава, разработанный Комиссией, и создать в 1995 году Конференцию ООН с целью одобрения Договора об учреждении и функционировании Международного уголовного трибунала. Однако ООН не приняла пока решений.

Представляется, что учреждение международного уголовного суда для борьбы с актами международного терроризма и иными международными преступлениями лица (группы лиц) в настоящее время весьма проблематично по следующим причинам:

1. Социально-экономическая и политическая структура современного общества предопределяет существование достаточно устойчивой исторической, культурной, политико-правовой и иной связи между личностью и коллективом, нацией, государством. Поэтому прежде всего конкретная государственно-политическая организация создает условия и будет отвечать за поведение (социальное и антисоциальное) данного индивида или группы их перед гражданами (подданными) собственной страны и международным сообществом в целом. Поэтому лишь в исключительных случаях возможна и целесообразна передача физического лица, совершившего преступление, в распоряжение международного органа. Для борьбы с исполнителями – реальными субъектами актов международного терроризма, как правило, достаточно усилий конкретного государства и уровня межгосударственного сотрудничества на основе принципа autdedereautjudicare. Концепция международного уголовного суда для преследования этих субъектов в той или иной мере позволит оказать давление на государство, гражданином которого террорист является или на территории которого он находится.

2. История международных отношений показывает значительную проблема точность создания и деятельности любого рода межгосударственного механизма, который бы занимался вопросами, относящимися, по существу, к внутренней компетенции государства.

3. С формально-юридической точки зрения для учреждения международного уголовного суда необходимы: выработка четкой. договорно-правовой основы, определяющей компетенцию суда, международного уголовного кодекса, фиксирующего составы преступлений. Далее, принятие международного уголовного кодекса сделало бы необходимым выработку международного уголовно – процессуального кодекса и создание международной пенитенциарной системы. В отношении создания последней имеются довольно оригинальные предложения со стороны директора Австралийского института криминологии У. Клиффорда, который считает, что: во-первых, необходимо в целях сокращения случаев применения смертной казни как уголовного наказания вернуться к такому виду его, как высылка; во-вторых, высылка должна производиться за пределы национальной территории, например, на острова в Тихом океане или Средиземном море, где и семья может присоединиться к осужденному. «Может ли ООН сделать это?» – спрашивает У. Клиффорд. И отвечает: «Не только может, но и представляется, что должна бы »[54] . Нет недостатка в проектах и иных документах, касающихся международного уголовного кодекса, однако успеха пока не имел ни один из них. Вместе с тем, по мнению ряда авторов, теоретические уровни решения вопроса могут быть следующими.

При правильном понимании социально-политической сущности и договором закрепление определения терроризма как международного преступления, угрожающего миру и мирному сосуществованию государств и народов, подрывающего основы международных отношений, не исключается учреждение международного органа специальной концепции.

Например, человечество имеет положительный опыт в этом отношении – успешное создание и деятельность Нюрнбергского и Токийского трибуналов, рассмотревших дела по существу и осудивших главных военных преступников второй мировой войны.

Завершая рассмотрение вопроса о международном уголовном суде как способе контроля над терроризмом, следует подчеркнуть, что любые усилия государств, направленные на решение вопросов о мерах предупреждения и пресечения данного явления, должны основываться на неприложенных законах международного сотрудничества, осуществляемого на основе принципов международного права: суверенного равенства государств, невмешательства во внутренние дела, коллективного поддержания мира и обеспечения международной безопасности.

Национальный (внутригосударственный) контроль над терроризмом и международным терроризмом включает в себя:

а) общеуголовную политику государства;

б) антитеррористическую политику.

Под уголовной политикой государства ведущие отечественные специалисты регулирующего борьбу с преступностью, определения структуры органов уголовной юстиции, порядок и форму их функционирования, степень участия общества в борьбе с преступностью[55] .

Национальное законодательство, которое реализует борьбу с терроризмом, предусматривая уголовно-правовые меры ответственности за него, должно, с одной стороны, соответствовать международным понятиям, уже данной оценке общественной опасности той или иной формы проявления терроризма, выработанными международным правом, с другой стороны, оно не может противоречить системе, логике, структуре, правовой традиции уголовного законодательства государства.

Все многообразие международно-правовых актов, их понятийный аппарат, связанный с характеристикой различных форм терроризма, несомненно, оказывают влияние на его обрисовку в национальном законодательстве.

При вмонтировании, «реконструировании» международно-правовых концепций, понятий терроризма в национальное законодательство возникают определенные трудности. Дело заключается в том, что большая группа преступлений, в которых насилие является средством достижения цели, содержит элементы терроризма. На этом основана позиция ряда ученных – юристов, что специальная статья об ответственности за собственно терроризм не нужна, поскольку борьба с ним обеспечена другими уголовно-правовыми нормами[56] . Другая группа ученных – юристов считает, что хотя в Уголовном кодексе Российской Федерации есть нормы с элементами терроризма (терроризм в широком смысле)[57] , наряду с ними правомерно и наличие ответственности за собственно терроризм. В понятие терроризма включается различный спектр преступлений – от широкого охвата, в том числе и вымогательство, принуждение к поддержанию высоких цен, воспрепятствование явке свидетеля в суд и т.д.[58] , до слишком узкого – лишь теракта (ст. 277 УК РФ) и терроризм (ст. 205 УК РФ). Так, по мнению Г.М. Миньковского и В.П. Ревина, террористические действия – это преступления, предусмотренные ст. ст. 205, 206, 208, 277, 278, 279, 281 УК РФ и др.[59] В.С. Комиссаров относит к террористическим действиям другую совокупность преступлений: терроризм (ст. 205 УК РФ), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК РФ), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ), диверсия (ст. 281 УК РФ), убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, убийство, совершенное общеопасным способом (пп. «б»,» е " ч. 2 ст. 105 УК РФ), посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК РФ), посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 377 УК РФ)[60] . Представляется, что в уголовно-правовом аспекте терроризм может быть разделен на две группы: собственно терроризм, предусмотренный ст. ст. 205 и 207 УК РФ, и иные преступления, отнесенные международными соглашениями к проявлениям терроризма, и, соответственно, наказуемые по национальному законодательству: посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ); захват заложника (ст. 206 УК РФ); угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного состава (ст. 211 УК РФ); нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 306 УК РФ)[61] .

Общими чертами всех этих преступлений являются: открытость, демонстративность, иногда ультимативность действий и требований; причинение физического вреда (уничтожение людей, причинение вреда их здоровью) или применение психического насилия в отношении неопределенного круга лиц, в том числе случайных, «невинных» жертв; причинение материального вреда объектам не, как самоцель (чтобы вывести их из строя, как при диверсии), а как средство воздействия на людей (население) или на власти (государство) в тех же целях; этим преступлением, как правило, свойственно насилие, связанное с общеопасным способом действия; транснациональный и международный характер[62] .

Насколько общеуголовная политика современного государства затрагивает проблему борьбы с терроризмом и международным терроризмом.

Специфика терроризма и международного терроризма как преступлений и одновременно социально-политических явлений не позволяет осуществлять внутригосударственный контроль над», ними в рамках только уголовной политики как Российского государства, так и других государств мира, и поэтому ниже мы остановимся главным образом на основах антитеррористической политики[63] .

Концентрированное выражение возможностей уголовной политики по контролю над терроризмом и международным терроризмом было изложено в выводах Восьмого Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (1990 год.). Если говорить о содержании антитеррористической политики государства, то она строится на следующих основаниях:

1. Совершенствование законодательной и международно-правовой базы по контролю над терроризмом и международным терроризмом.

2. Создание там, где отсутствует, и совершенствование, если уже создана, внутригосударственной институционной основы борьбы с терроризмом и международным терроризмом. Приведение в соответствие с реальными и глобальными механизмами контроля над терроризмом и международным терроризмом.

3. Обеспечение полноценных юридических прав всем участникам (физическим и юридическим лицам, государству и иным субъектам международного права) процессов, связанных с контролем над терроризмом и международным терроризмом.

4. Сочетание секретности при проведении контр террористических акций и операций с обеспечением гласности органов уголовной юстиции при профилактике актов терроризма и международного терроризма.

5. Осуществление контроля в условиях национальной и международной законности.

6. Разработка и использование общих «^ специальных методов социальной профилактики террористических актов. Однако центральное место должны занимать специально-профессиональные методы.

7. Взаимодействие органов уголовной юстиции и специальных

подразделений по предупреждению и борьбе с актами терроризма и международного терроризма, связанными с организованной преступностью национального и международного масштаба.

8. Признание актов терроризма и международного терроризма

уголовными деяниями в целях применения принципа autdedereautjudicare.

9. Использование в предупреждении актов терроризма и международного терроризма и борьбе с ними достижений правовых, гуманитарных, а также естественных и технических наук, дипломатии. Антитеррористическая политика тесно связана со стратегией контроля над терроризмом и международным терроризмом. Национальная антитеррористическая политика должна определять стратегию контроля над терроризмом и международным терроризмом.

Теория управления определяет стратегию как способы достижения целей[64] . Стратегия национального (внутригосударственного) контроля над терроризмом и международным терроризмом, включает следующее:

а) косвенную стратегию – меры, направленные на решение социально-политических, морально-нравственных, национальных общегосударственных проблем;

б) прямую стратегию – решение кризисных и конфликтных ситуаций, потрясающих общество и государство; сокращение террористических актов; информационно – аналитическая работа среди «сложных» групп населения; организация помощи жертвам террористического акта; приведение в соответствие с террористической активностью системы органов, занимающихся, контролем над терроризмом и международным терроризмом, причем уделяя внимание (включая по финансовым вопросам) не только органам, предупреждающим акты терроризма и борющимся с ними, но и органам государства, определяющим понятия и соотношение между актами террора в стране, регионе, мире, а также определяющим истоки (причины) и условия, порождающие терроризм и международный терроризм.

Таковы теоретические основы внутригосударственного контроля над терроризмом и международным терроризмом. Какое отражение они нашли в российских и зарубежных документах?

Конституция, конституционные федеральные законы РФ дают общеполитические и правовые установки для контроля над терроризмом и международным терроризмом.

Статья 1 Конституции гласит: Российская Федерация – Россия есть демократическое правовое федеративное государство с республиканской формой правления. В таком государстве человек является высшей ценностью, а признание (конституционно-правовое), соблюдение и защита его прав и свобод – обязанность государства. Защита человека от террористической активности и организация контроля над терроризмом и международным терроризмом – одна из основ политики Российского государства.

В ежегодном Послании Президента РФ Федеральному Собранию (2006 год) (о положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации), указывается, что конституция заложила хороший фундамент для создания эффективной власти. Однако в контроле над терроризмом современные властные структуры, достигли пока немногого.

Российская общегосударственная политическая платформа по борьбе с терроризмом и международным терроризмом содержится в Законе о борьбе с терроризмом 1998 года.

Закон разрабатывался в течение двух лет с участием ученых и практиков, с заключениями по проекту, которые предоставлялись законодателями учеными, правоохранительными органами РФ.

Закон о борьбе с терроризмом состоит из Преамбулы, восьми глав, включающих 29 статей.

В Преамбуле говорится, что Федеральный закон определяет правовые и организационные основы борьбы с терроризмом в РФ, порядок координации деятельности осуществляющих борьбу с терроризмом федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, общественных объединений и организаций независимо от форм собственности, должностных лиц и отдельных граждан, а также права обязанности и гарантии граждан в связи с осуществлением борьбы с терроризмом.

Основные принципы борьбы с терроризмом определены в ст. 2 указанного закона:

1. законность;

2. приоритет мер предупреждения терроризма;

3. неотвратимость наказания за осуществление террористической деятельности;

4. сочетание гласных негласных методов борьбы с терроризмом;

5. комплексное использование профилактических правовых, политических, социально-экономических, пропагандистских мер;

6. приоритет защиты прав лиц, подвергающихся опасности в результате террористических акций;

7. минимальные уступки террористу;

8. единоначалие в руководстве привлекаемыми силами и средствами при проведении контртеррористических операций;

9. минимальная огласка технических приемов и тактики проведения контртеррористических операций, а также состава участников указанных операцией.

Таким образом, в Закон включены как принципы права, так и принципы, лежащие в основе функционирования всей системы органов, занимающихся контролем над терроризмом и международным терроризмом.

Статья 3 Закона о борьбе с терроризмом посвящена понятийному аппарату, и здесь (в Законе) речь идет не о квалификации тех или иных террористических деяний, а именно о понятиях, связанных с осуществлением негативных явлений общественной жизни – терроризмом и международным терроризмом.

Учитывая, что без указания в законе (уголовном) ни одно деяние не может быть признано преступлением, законодатель обращает внимание, что под преступлениями террористического характера он понимает соответствующие преступления, предусмотренные статьями 205–208, 277 и 360 УК РФ 1997 года.

Статья 4 определяет параметры международного сотрудничества России в борьбе с терроризмом и международным терроризмом в интересах обеспечения безопасности граждан и общества России, а также государства в целом: «РФ в соответствии с международными договорами сотрудничает в области борьбы с терроризмом с иностранными государствами, их правоохранительными органами и специальными службами, а также с международными организациями, осуществляющими борьбу с терроризмом». В части 2 статьи 4 говорится:» РФ, руководствуясь интересами обеспечения безопасности личности, общества и государства, преследует на своей территории лиц, причастных к террористической деятельности, в том числе в случаях, когда террористические акции планировались либо проводились вне пределов РФ, однако наносят ущерб РФ, и в других случаях, предусмотренных международными договорами РФ».

В законе содержится также перечень субъектов, осуществляющих борьбу с терроризмом:

1) Правительство РФ (основной субъект руководства борьбы с терроризмом и обеспечения ее необходимыми силами, средствами и ресурсами);

2) Федеральные органы исполнительной власти (участвуют в борьбе с терроризмом в пределах своей компетенции.

3) Субъектами, непосредственно осуществляющими борьбу с терроризмом в пределах своей компетенции, являются:

– Федеральная служба безопасности РФ;

– Министерство внутренних дел РФ;

– Служба внешней разведки РФ;

– Федеральная служба охраны РФ;

– Министерство обороны РФ;

– Федеральная пограничная служба РФ.

4) Другие Федеральные органы исполнительной власти;

5) Антитеррористические комиссии на федеральном и региональном уровне.

Глава III «Проведение контртеррористических операций» состоит из 7 статей (10–16), достаточно полно регламентирующих управление и руководство операций, определяющих силы и средства, выделяемые и задействованные в операции, а также регламентирующих правовой режим в районе проведения контртеррористической операции и взаимоотношения с прессой и общественностью.

Значительное внимание Закон о борьбе с терроризмом уделяет защите (правовой и социальной) лиц, участвующих в борьбе с терроризмом и Международным терроризмом (гл.V).

Этому вопросу уделено большое внимание, что вполне оправдано, ибо велик риск всех лиц преднамеренно или случайно оказавшихся в зоне террористической активности. Международная и национальная практика борьбы с терроризмом и международным терроризмом показала, что лица, участвующие в пресечении актов террора, могут успешно решать соответствующие вопросы, если уверены в правовой и социально-экономической защищенности своей и своих семей.

В ст. 21 определяется: при проведении контртеррористической операции на основании и в пределах, которые установлены законом, допускается вынужденное причинение вреда жизни, здоровью и имуществу террористов, а также иным правоохранительным интересам, и далее говорится: военнослужащие, специалисты и другие лица, участвующие в борьбе с терроризмом, освобождаются от ответственности за вред, причиненный при проведении контртеррористической операции, в соответствии с законодательством РФ.

Таким образом. Закон о борьбе с терроризмом дает определенные правовые и социальные гарантии лицам, участвующим в борьбе с терроризмом.

Глава VI посвящена регулированию вопросов ответственности за участие в террористической деятельности.

Статья 23 гласит: лица, виновные в террористической деятельности, несут ответственность, предусмотренную законодательством РФ, то есть согласно Уголовному кодексу 1997 года.

Закон вводит понятие «ответственность» организации за террористическую деятельность (ст. 25). В случае признания организации террористической она подлежит ликвидации на основании решения суда. В пункте 2 этой же статьи идет речь о международной организации: в случае признания судом РФ международной организации (ее отделения, филиала, представительства), зарегистрированной за пределами РФ, террористической, запрещается деятельность дайной организации на территории РФ; ее российское отделение (филиал, представительство) ликвидируется, а принадлежащее ему имущество и имущество указанной международной организации, находящиеся на территории РФ, конфискуются и обращаются в доход государства.

Таким образом, в Законе определяется административная, гражданско-правовая и политическая ответственность организации за террористическую деятельность.

В целом, данный закон создает основу для организации борьбы с терроризмом и международным терроризмом. Вместе с тем он призван содействовать развитию иных форм контроля над этими явлениями социально-политической жизни: определению понятий и квалификации актов терроризма и международного терроризма, а также поиску истоков (причин) и условий, порождающих терроризм. Закон обеспечивает централизованные начала антитеррористической деятельности всех субъектов борьбы с терроризмом в масштабах РФ, ее субъектов, а также на международном уровне.

Указание на отдельные меры борьбы с терроризмом содержатся также в Законе об обеспечении территориальной целостности РФ (1998 год). Указе Президента РФ «О мерах по усилению борьбы с терроризмом» от 7 марта 1996 года, Постановлениях Правительства России, а также федеральных планах и программах борьбы с преступностью, в таких документах, как Концепция государственной национальной политики РФ, утвержденная 15 июня 1996 года, Концепция национальной безопасности РФ, утвержденная 17 декабря 1997 года.

Так, 7 декабря 1996 года Правительство РФ приняло постановление №1427 «О национальном плане РФ по реализации Межгосударственной программы совместных мер борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств – участников СНГ». В этом Плане, имеющем значительное политическое, правовое и институционное значение для контроля над терроризмом и международным терроризмом, среди организационно-правовых вопросов предусматривается разработка международного соглашения о сотрудничестве в борьбе с актами терроризма, затрагивающими общие интересы и безопасность государств – участников СНГ, а также разработка модельного уставного кодекса о борьбе с терроризмом. Среди организационно-практических мероприятий План предусматривает изучение вопроса о создании единого межгосударственного банка данных о лицах, причастных к террористической деятельности, незаконным вооруженным формированиям. В первую очередь, это касается лидера преступной среды, организаторов и активных участников международных организованных преступных сообществ.

Далее в Плане говорится о необходимости проведения согласованных межведомственных оперативно-профилактических целевых мероприятий и специальных операций по выявлению и пресечению деятельности организованных преступных формирований иностранных граждан, находящихся на территории государств членов СНГ, а также по выявлению и пресечению международных бандитских группировок, действующих на водном, воздушном, железнодорожном транспорте и автомобильных дорогах.

Среди мероприятий информационного и научного характера, предусмотренных Планом и связанных с контролем над терроризмом и международным терроризмом, назовем следующие: правоохранительные органы России должны принять участие в проводимых ежегодно исполнительным секретариатом СНГ научно-практических конференциях по проблемам совершенствования работы правоохранительных органов государств – участников СНГ по борьбе с терроризмом, организованной преступностью и иными видами опасных преступлении.

План предусматривает развитие сотрудничества в области разработки, производства, поставок вооружения, спецсредств, техники и оборудования для оснащения подразделений по борьбе с организованной преступностью иными видами опасных преступлений.

Таковы содержание и уровень политических мер борьбы стран СНГ и Правительства РФ относительно терроризма и международного терроризма.

Концепция национальной безопасности определяет: «Борьба с организованной преступностью, коррупцией, терроризмом и бандитизмом должна быть ориентированна на предупреждение и пресечение противоправных действий, неотвратимость ответственности за любое преступление и на защиту права каждого человека на личную безопасность вне зависимости от национальности, гражданства, вероисповедания, взглядов и убеждений». И далее подчеркивается:»… расширяется спектр угроз, связанных с международным терроризмом, в том числе с возможным использованием ядерного и других видов оружия массового уничтожения».

В разделе IV «Обеспечение национальной безопасности РФ» говорится: «Борьба с терроризмом, наркобизнесом и контрабандой является важной составной частью обеспечения как национальной безопасности РФ, так и безопасности мирового сообщества в целом».

Таким образом, политические меры борьбы с терроризмом и международным терроризмом осуществляется в России на уровне Президента и Правительства, что особо важно; сами явления отнесены к разряду не только нарушающих правопорядок, права и свободы личности, но и к разряду угроз национальной безопасности России и всего мира.


Заключение

Терроризм и международный терроризм как преступления и преступные явления, как часть организованной преступности и составляющая международных преступлений государства, угрожают стать в XXI веке (если не принять уже сейчас кардинальных мер по контролю над ними) серьезными препятствиями на пути решения национальных, региональных и мировых проблем.

Можно констатировать, что, несмотря на множественность определений понятий терроризм и международный терроризм, созрело общее понимание их как общеуголовных преступлений, тесно связанных с организованной преступностью и международными преступлениями, угрожающих личности, обществу, государству, международному сообществу. Ясны и основные причины терроризма и международного терроризма. Это ненормальные, нездоровые, несправедливые политические, экономические, социальные, этнические и другие отношения между личностью и государством, личностью и обществом, личностью и международным сообществом порождают желание лица (группы лиц) с помощью насилия восстановить справедливость, право, веру и т.п. Точно так же, как и равноправные и взаимовыгодные отношения между государством и государством, государством и международным сообществом, обществом и государством.

Сравнение определения терроризма, закрепленного в диспозиции ч. 1 ст. 205 УК РФ, и определения, содержащегося в ст. З Закона, показывает их существенные различия.

Во-первых, ч. 1 ст. 205 УК РФ устанавливает ответственность за совершение общеопасных действий (взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий), а также за угрозу совершения этих действий. Закон, в свою очередь, под терроризмом рекомендует понимать четыре возможные формы его совершения: а) насилие в отношении физических лиц или организаций, б) угрозу применения насилия в отношении физических лиц или организаций, в) уничтожение (повреждение) имущества и других материальных объектов, создающее опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, г) угрозу уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающую опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий.

Во-вторых, специальная цель, содержащаяся в ч. 1 ст. 205 УК, определяется как цель нарушения общественной безопасности, устрашения населения, оказания воздействия на принятие решений органами власти. В статье 3 Закона цель террористических действий имеет более широкий спектр – «нарушение общественной безопасности, устрашение населения или оказание воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворение их неправомерных имущественных и (или) иных интересов».

Как видно из данного сравнения основных понятий терроризма, различия существенны. Если Уголовный кодекс РФ фактически в основу понятия терроризма ставит способ, с помощью которого достигаются преступные цели террористов, то Закон указывает на более широкий круг действий, подпадающих под терроризм: насилие, угроза насилия, уничтожение (повреждение) имущества, угроза уничтожения (повреждения) имущества, оставляя без внимания способ совершения этих действий. Опять же при определении цели терроризма Закон предусматривает и корыстный мотив преступных посягательств. Поэтому определение терроризма, данное в Законе, охватывает более широкий круг противоправных деяний, которые могут быть квалифицированы как терроризм.

Поскольку суть терроризма состоит в устрашении общества, то террорист, совершая преступные действия, как бы старается «поставить общество на колени». Какими способами он это делает, не имеет существенного значения, – главное заключается в достижении преступной цели. Законодательно весьма сложно предусмотреть весь перечень способов совершения актов терроризма, поэтому в Законе способы совершения террористических актов не конкретизированы, да и в ст. 205 УК введена категория «иных действий». И с этим следует согласиться, поскольку угроза совершения взрыва в пустыне (за исключением термоядерных, бактериологических, химических взрывов), вдалеке от жилых и промышленных районов вряд ли запугает общество. В то же время нельзя не признать терроризмом действия лица, угрожающего, к примеру, убить хотя бы одного ребенка в целях достижения своих преступных замыслов. Насилие, угроза насилия, уничтожение (повреждение) имущества являются теми опробованными теорией уголовного права понятиями, которые могут как нельзя лучше отразить суть терроризма.

Специальная цель как один из основных признаков терроризма – удовлетворение неправомерных имущественных и (или) иных интересов – делает возможным совершение актов терроризма из корыстных побуждений. Несмотря на то, что сущность актов терроризма составляют, как правило, действия, совершаемые по политическим мотивам, возможности их совершения по другим побуждениям, в том числе и корыстным, не следует исключать, что и подтверждает Закон. Это дает нам основание говорить о политическом и общеуголовном терроризме.

Для более четкой уголовно-правовой оценки различных проявлений террористической направленности целесообразно законодательно закрепить разграничение терроризма на политический и общеуголовный. Наиболее оптимальным вариантом решения этой задачи является включение в качестве квалифицирующего признака указания на политический мотив совершения действий, описанных в диспозиции ст. 205 УК РФ. Признание политического мотива в качестве квалифицирующего признака данного преступления сделает более успешной борьбу с политическим экстремизмом. Деяния, в которых будет превалировать политический мотив, адекватно отразят сущность и, опасность рассматриваемого состава. Мотив, как обязательный признак, позволит бы четко дифференцировать цели, достигаемые путем совершения, терроризма, а также отграни террористические акты по политическим мотивам от посягательств общеуголовного характера и значительно расширит возможности становления всех обстоятельств дела. Помимо этого, указание напротив позволит соответствующим разом квалифицировать конкретное, деяние по его прямой относимости не только к террористической деятельности, но и к такой категории как террористический акт за государственную или политическую деятельность. Таким образом, появится возможность связать ст. 205 УК РФ и ст. 277 УК РФ (в / позиции ст. 277 есть прямое указание на мотив) в единый блок в целях более успешного противодействия терроризму. Кроме того, это позволит в рамках единого состава ст УК РФ обеспечить защиту личности, общества и государства.

Возвращаясь к определению специальной цели, изложенной в Законе необходимо сделать одно уточнение Закон не признает терроризмом; действия лица, направленные на удовлетворение своих правомерных имущественных интересов путем устранения общества. По нашему мнению данная позиция законодателя of ловлена наличием неоднократных случаев, когда лица, потерявшие с сбережения или накопления, в, целях их возврата прибегают к действа имеющим по внешним признакам характер террористических актов, учетом этого правоприменитель рассматривает такое деяние как террористический акт и не всегда сур наказывает этих лиц. Однако дан позиция является достаточно уязвимой, поскольку какие-либо имущественные интересы и угроза гибели винных людей несоизмеримы Потому, несмотря на некоторые смягчающие обстоятельства, лицо, угрожающее применить насилие или иным образом устрашить общество, чтобы восстановить свои нарушенные интересы (к примеру, добиться возврата денежных средств), должно быть привлечено к уголовной ответственности по ст. 205 УК.

Необоснованным является включение в Закон признака применения насилия к организациям, поскольку понятие насилия сформулировано именно по отношению к человеку и подразумевает причинение различной степени тяжести вреда его здоровью, физической боли и т.д. Согласно определению, данному в Толковом словаре, слово «насилие» означает применение физической силы к кому-нибудь, принудительное воздействие на физическое лицо, нарушение его личной неприкосновенности. Поэтому возникает вопрос, как можно осуществить насилие в отношении неодушевленного предмета и применить насилие к организации.[65]

Учитывая изложенное, можно сформулировать диспозицию ч. 1 ст. 205 УК следующим образом: «Терроризм, то есть насилие или угроза его применения в отношении физических лиц, а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их имущественных и (или) иных интересов».

Предлагаемая редакция ч. 1 ст. 205 УК во многом облегчит квалификацию терроризма. Например, такой особо квалифицирующий признак, как «причинение смерти или иных тяжких последствий по неосторожности» в данных случаях будет являться результатом акта насилия, когда умысел виновного направлен на достижение основной цели, при достижении которой могут наступить последствия в неосторожной форме. Совершая террористический акт общеопасным способом или с применением насилия, опасного для жизни людей, виновные, как правило, знают или могут предвидеть, что их действия повлекут и могут повлечь гибель людей. Поэтому в большинстве случаев в их действиях усматривается если не прямой, то косвенный умысел. Неосторожная форма вины является нетипичной для акта терроризма, предусмотренного настоящей редакцией ст. 205 УК РФ. Способы и цели совершения этого преступления категорически указывают на умышленную форму вины в виде прямого умысла. Соответственно, сам акт терроризма невозможно совершить по неосторожности, поскольку преступники сознают неизбежность последствий терроризма[66] .

Анализируя квалифицирующие признаки ч. 2 ст. 205 УК, хотелось бы внести еще ряд предложений. Помимо введения нового квалифицирующего признака совершения данного деяния по политическим мотивам, необходимо уточнить квалифицирующий признак «совершение терроризма с применением огнестрельного оружия» (п. «в» ч. 2 ст. 205). В научных публикациях обоснованно указывается на нелогичность его включения в ч. 2 ст. 205 УК, так как совершение действий с применением огнестрельного оружия представляет общественную опасность не меньшую, чем взрыв или поджог. Кроме того, в настоящее время подлинным бедствием для России стало совершение террористических актов с использованием боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а УК РФ, как указывалось, в качестве квалифицирующего терроризм обстоятельства рассматривают лишь его совершение с применением огнестрельного оружия (п. «в» ч. 2 ст. 205 УК РФ). Неясно, почему в данный пункт не включено также использование террористами боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств, тем более что п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ относит их использование к числу обстоятельств, отягчающих наказание. Кроме того, о целесообразности включения этих предметов в качестве квалифицирующих признаков говорит ситуация, сложившаяся в стране. Так, в 1999 г.на территории Российской Федерации было совершено более 350 криминальных взрывов, в результате которых погибло свыше 400 человек и около 700 получили ранения различной степени тяжести. Наиболее показательны в этом плане преступления, совершенные в Москве, Буйнакске, Волгодонске и Владикавказе. Сегодняшняя обстановка в стране предполагает возможное увеличение числа таких преступлений, что подтверждается статистическими данными. По сравнению с аналогичным периодом 1998 г. число взрывов и пострадавших возросло почти в два раза. Свыше 60 процентов этих преступлений совершено с применением взрывчатых веществ промышленного производства.

Предлагаемая нами редакция ч. 1 ст. 205 УК наиболее точно отражает сущность квалифицирующих признаков, детализирует их и делает наличие данных признаков необходимым. Поэтому помимо огнестрельного оружия целесообразно как квалифицирующие признаки включить такие разновидности оружия, как боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства. При этом следует учитывать и то, что в настоящее время все больше встречается заявлений об актах терроризма с применением биологического и химического оружия. Усовершенствование технологии их изготовления и ее достаточность открывают широкие возможности для криминального производства отравляющих веществ бактериологических возбудителей болезней. Такое производство, действительно, не представляет сегодня трудностей. Это доказано практике. В 1995 г. секта «Аум сен рикё» использовала отравляющее. вещество при проведении терактов В 1999–2000 гг. в г. Грозном Террористами применялись химические вещества в крупномасштабных целях. Совершение террористических актов с применением указанных веществ может повлечь Необратимые последствия не только для конкретных граждан, общества, но и для мира в целом. В связи с этим целесообразно ч. 3 ст. 205 УК РФ дополнить таким особо квалифицирующим признаком, как «совершение данного преступления с использованием ядовитых, отравляющих, токсичных, химического биологических веществ».

В Законе установлен круг деяний относящихся к преступлениям Tерористического характера, являющимся однородными (ст. 205 – 208, 277, 360 УК). Но поскольку признак неоднократности не охватывает деяния, относящиеся к однородным) преступлениям, то целесообразно в примечании к ст. 205 УК РФ указать что «под неоднократностью понимается совершение одного или 6oлее преступлений, предусмотрена ст. 205 – 208, 277, 360 УК». Данная поправка полностью соответствует положениям Общей и Особенной частей Уголовного кодекса,

После совершения террористических актов в Москве и ряде друг городов России в обществе все сиз нее и чаще звучат требования yсилить уголовную ответственность терроризм. Многие предлагают ввести в санкцию ст. 205 УК РФ так виды наказания, как смертная казни пожизненное лишение свободы Данные предложения вступают противоречие со ст. 57 и 59 УК, – ведь смертная казнь и пожизненное лишение свободы устанавливаются только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь В статье 20 Конституции РФ особо отмечается, что «смертная казнь устанавливается как исключительная мера наказания за особо тяжкие преступления против жизни». Статья 205 УК к преступлениям против жизни не относится. Умышленное лишение жизни людей при совершении террористического акта рассматривается как самостоятельный состав и должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 205 и 105 УК Однако с учетом того, что терроризм в большинстве случаев сопровождается умышленным убийством людей целесообразно, как нам кажется, дополнить п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующим признаком «сопряженное с терроризмом». Данная норма во многом усилит уголовную ответственность террористов и позволит решить многие вопросы, связанные с террористическими действиями.

Существует острая необходимость в конкретизации особо квалифицирующего признака ст. 205 УК РФ «совершение организованной группой». Размах террористической деятельности в Чеченской Республике показывает, что террористические акты совершаются в большей части именно такими группами. Однако привлечение к уголовной ответственности по ст. 205 УК организаторов преступных групп, в частности. чеченских полевых командиров, не всегда представляется возможным и сопряжено с заведомыми трудностями, поскольку ст. 35 УК указывает, что лицо, создавшее организованную группу, будет нести ответственность за совершенные организованной группой преступления, если они охватываются его умыслом, а умысел руководителей-террористов, как правило, направлен не на совершение конкретного акта терроризма, а имеет более широкие цели, в том числе и международные. Нужно учитывать и то, что деятельность лиц, оказывающих террористам финансовую и иную материальную помощь, настоящим уголовным законодательством не урегулирована. Привлечь их к уголовной ответственности за терроризм практически невозможно, ведь деньги идут не на конкретный терракт, а на финансирование террористической деятельности в целом под весьма благовидным предлогом – оказание гуманитарной помощи, коммерческие сделки и т.д.

Все изложенное вызывает необходимость введения в УК статьи, устанавливающей уголовную ответственность за террористическую деятельность. За основу можно взять признаки террористической деятельности, предусмотренные ст. 3 Закона. Согласно этой норме под террористической деятельностью понимаются:

1) организация, планирование, подготовка и peaлизация террористической акции;

2) подстрекательство к террористической акции, насилию над физическими лицами и / или организациями, уничтожение материальных объектов в террористических целях;

3) организация незаконного вооруженного формирования преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для совершения террористической акции, а равно участие в данной акции;

4) вербовка, вооружение, обучение и использование террористов;

5) финансирование заведомо террористической организации или террористической группы или иное содействие им. Включение данной статьи в уголовный закон будет более верно отражать и пресекать противоправные действия террористического характера и может способствовать усилению борьбы с подобными проявлениями, в том числе и международными.

Международный терроризм продолжает дестабилизировать обстановку не только в отдельных странах, но и в мире в целом, став более опасным и непредсказуемым в выборе методов и потенциальных объектов.

Широкое распространение получили анонимные угрозы в адрес высшего руководства России, депутатов, должностных лиц разного уровня, предпринимателей. Чаще совершаются попытки шантажировать органы власти обещаниями взрывов на объектах атомной энергетики, транспорта, экологически опасных производствах. Растет число фактов, когда террористы от угроз и деклараций переходят к конкретным действиям…

Недостатком УК в деле борьбы с терроризмом является также слабая защищенность государственных или общественных деятелей. Статья 277 УК устанавливает уголовную ответственность лишь за посягательство на их жизнь (умышленное убийство или покушение на убийство). Но ведь применение иного насилия также может повлечь прекращение их государственной и политической деятельности. Например, человек, которому причинили тяжкие телесные повреждения, вряд ли сможет эффективно заниматься своей деятельностью. Кроме того, немалую общественную опасность могут представлять исходящие от террористов угрозы применить насилие к государственным и общественным деятелям. Данный пробел нужно восполнить, предусмотрев уголовную ответственность за насилие или угрозу насилия в отношении государственных или общественных деятелей (диспозиция статьи может быть сформулирована по примеру ст. 318 УК РФ).

В заключение хотелось бы подчеркнуть: чем конкретнее будут определены в уголовном законе признаки терроризма, тем эффективнее будет, борьба с данным явлением.

Принятие комплекса мер по созданию общегосударственной системы противодействия терроризму, включающей в себя укрепление государственных органов, участвующих в предупреждении и пресечении его проявлений; улучшение материально-технической оснащенности и вооружения, введение дополнительных социальных льгот сотрудникам и членам их семей, усиление гарантий правовой защищенности и личной безопасности участников антитеррористических операций, включая свидетелей и потерпевших, особенно на стадии расследования и судебного рассмотрения, – все это позволит существенным образом ограничить терроризм и террористическую деятельность и стабилизировать обстановку в стране.

В большинстве стран мира постепенно признаются центральными интересы, возможности и перспективы личности, зависимость от уровня ее развития, состояния общественной и государственной жизни, межгосударственных отношений.

Личность не устраивают ее подчиненное положение в обществе, зависимость от государственных институтов, слабая возможность уже сейчас, использовать международные институты против всесилия государства, различных общественно-экономических и политических образований национального и транснационального характера. В свою очередь, общество, разделенное на классы и социальные группы по национально-этническому, экономическому и иным признакам, во многом подчиняющееся государству, пока не способно дать личности даже минимум прав и свобод; оно борется с государством, стремящимся, вопреки ходу исторического развития, сохранить свое господство во всех важных сферах человеческой деятельности; оно не может в силу объективного несовершенства международного права в полной мере воспользоваться его гуманистическими возможностями для налаживания связей между субъектами и не субъектами международного права – общественными организациями, промышленными, торговыми и иными компаниями, частными лицами.

Международная (межгосударственная) система, включающая государства, межгосударственные организации, нации и народы, борющиеся за свою независимость, государственно-подобные образования, различные неформальные объединения государств (например, движения неприсоединения), а также отношения между ними и их правовую основу – международное право, испытывает постоянные потрясения в связи с несовершенством взаимоотношений личности и общества, государства, межгосударственных образований между собой, длительного периода конфронтации (государств и народов) по идейным, расовым, религиозным причинам, слабым использованием всеми компонентами цивилизации внутригосударственных правовых систем и международного права – признанных правовых общечеловеческих ценностей.

Как представляется, центральная причина сложностей, существующих во взаимоотношениях всех важнейших компонентов современной общественно государственной жизни, заключена в той роли, которую играет на нынешнем этапе развития человечества государство. Государство продолжает во многом существовать как сила, навязанная обществу в тот период, когда оно разделилось на враждебные группы людей, готовых уничтожить друг друга из-за низкого уровня развития производительных сил, производственных отношений; как орудие главным образом одного класса, а иногда и одной партии; как творец и пользователь центральных норм, регулирующих общественные отношения, – норм права, действие которых обеспечивается опять-таки специальным аппаратом принуждения самого создателя этих норм, нередко в ущерб иным социальным нормам (морали, нравственности, политики); как основной создатель и применитель правил межгосударственного обобщения – норм современного международного права.

Что касается политического контроля над терроризмом и международным терроризмом, то очевидно отсутствие полноценных антитеррористических программ на национальном, региональном и международном уровнях, тем более – их согласование. Важен учет и согласование политических основ антитерроризма на всех уровнях: национальном, региональном и глобальном.

Правовой контроль в известной степени развит на всех уровнях, однако отсутствие обоснованных и согласованных политических антитеррористических программ мешает выработке и согласованию полноценных национальных, региональных и международных правовых основ.

Системы органов государств, призванных контролировать терроризм и международный терроризм, нередко по своему кадровому составу, структуре и компетенции не адекватны терроризму как преступному явлению; особенно это заметно на региональном, национальном уровне (Северный Кавказ, Ирландия, Косово).

Международная институционная система контроля над терроризмом включает органы двустороннего сотрудничества, региональные международные системы и общемировые (ООН, Международная организация уголовной полиции).

Из-за отсутствия согласованных политических антитеррористических программ и правовых основ контроля институционные системы всех уровней борются с терроризмом, главным образом силовыми методами.


Список использованной литературы

1. Бекяшев К.А., Ходаков А.Г. Международное публичное право (сборник документов) в двух томах, М., 2006.

2. Конституция РФ.

3. Уголовный кодекс РФ.

4. Закон РФ «О безопасности» Российская газета. 1992 (6 мая).

5. Федеральный Закон «Об оружии» от 26.12.1996 г.

6. Федеральный Закон «О борьбе с терроризмом» от 25.07.1998 г.

7. Федеральный Закон «Об использовании атомной энергии» от ф 20.10.19995 г.

8. Указ Президента РФ «О мерах по усилению борьбы с терроризмом» от 7 марта 1996 года.

9. Постановление Правительства РФ №1427 «О национальном плане Российской Федерации по реализации Межгосударственной программы совместных мер борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств – участников содружества независимых Государств» от 7 декабря 1996 г. ^ II Специальная литература:

10. Абдулатипов Р. Национальная политика России на Кавказе:

Концептуальное видение // Власть. 2004. №1.

11. Александрович Т. Выдача преступников и ее значение в борьбе с международным терроризмом: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 2005 г.

12. Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М., 2004.

13. Антонян. Ю.М. Терроризм: психологические корни и правовые оценки // Государство и право. 2006. №4.

14. Беляев С.С. О борьбе с международным терроризмом // стратегия терроризма. Варшава. 1978 г.

15. БернгардА. Стратегия терроризма. Варшава. 1978.

16. Будницкий О.В. История терроризма в России в документах, биографиях, исследованиях. Ростов-на-Дону, 2007.

17. Витюк В.В. Социальная сущность и идейно-политическая

концепция современного «левого» терроризма. Автореф. канд. дис. М., 2007.

18. Галенская Л.Н. Правовые проблемы сотрудничества государств в борьбе с преступностью. Л., 1978.

19. Горбунов Ю.С. К вопросу о квалификации терроризма // Московский журнал международного права. 1993.№1

20. Дэнкер Г. Стратегия антитеррора. Новые пути борьбы с терроризмом // терроризм в современном капиталистическом обществе. Вып. 2. М., 1982.

21. Емельянов В.П. Терроризм и преступления террористической направленности. Харьков, 1997.

22. Емельянов В.П. Особенности объективной стороны терроризма // Государство и право. 1998. №8.

23. Емельянов В.П. Терроризм, бандитизм, диверсия: вопросы разграничения // Государство и право. 1999 №2.

24. Емельянов В.П. Проблемы ответственности за международный терроризм // Государство и право. 2000. №1.

25. Емельянов В.П. Проблемы уголовно-правовой борьбы с терроризмом // Государство и право. 2000. №3.

26. Жданов Н.В. Правовые аспекты борьбы с террористическими актами международного характера: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1975.

27. Уголовное право России. Учебник / Под ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина. М., 2005.

28. Замковой В., М. Ильчиков. Терроризм. – глобальная проблема современности. М., 2007.

29. Змеевский А.В. Международно-правовая борьба с терроризмом // Международное право в современном мире. М., 2006.

30. Карпец И.И. Преступления международного характера. М., 1979.

31. Карташкин В. Права человека: некоторые итоги и перспективы. / Власть. N3.

32. Качмазов О. Уголовная ответственность за терроризм / Законность.2004. N4.

33. Киреев М.П. Проблемы правового регулирования борьбы с терроризмом на воздушном транспорте // Проблемы расследования преступлений в условиях формирования правового пространства СНГ и развития международного сотрудничества. Спб., 2006.

34. Колосова Ю.М., В.И. Кузнецова. М., 2007.

35. Комииссаров B.C. Преступления, нарушающие общие правила безопасности: Автореф. докт. дис. М., 2007.

36. Комиссаров В.С. Терроризм, бандитизм, захват заложника. – М., 2005.

37. Концепция национальной безопасности РФ 2007 года.

38. Кудоев А. Ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма // Российская юстиция. 2007. N10.

39. Комментарий к УК Российской Федерации / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой.М., 2006.

40. Крыштовская О.В. Нелегальные структуры в России // Социологические исследования. 2005. №8.

41. ЛатыповУ.П. О создании механизма расследования актов международного терроризма // Советское государство и право. 1990.

42. Ляхов Е.Г. Проблемы сотрудничества государств» в борьбе с международным терроризмом. М., 1979.

43. Ляхов Е.Г., А.В. Попов. Терроризм: национальный,

региональный и международный контроль. Москва – Ростов-на-Дону, 2005.

44. Мальцев В.В. Категория «Общественно опасное поведение» в уголовном праве. Волгоград, 206.

45. Мальцев В.В. Ответственность за терроризму / Государство и право. 2006. N11.

46. Мальцев В.В. Терроризм: проблема уголовно-правового урегулирования // Государство и право. 2007. №8.

47. Мальцев В.В. Проблема уголовно-правовой оценки общественно опасных последствий. Саратов, 2007.

48. Миньковский Г.М., В.П. Ревин. Характеристика терроризма и некоторые направления повышения эффективности борьбы с ним // Государство и право. 2006. №8.

49. Моджорян А. К вопросу о сотрудничестве государств в борьбе с международным терроризмом // Советское государство и право. 1990. N3.

50. Моджорян Л.А. Терроризм: правда и вымысел. М., 1983.

51. Моджорян Л.А. Терроризм и национально-освободительное движение // Государство и право. 1998. N3.

52. Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960.

53. Овчинникова Г.В. «Терроризм». Санкт-Петербург, 2004.

54. Ожегов С.И., Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка. М., 1992.

55. Панов В.П. Международное уголовное право. М. 2003.

56. Петрищев В.Е. Правовые и социально-политические проблемы борьбы с терроризмом // Государство и право. 2002.N3.

57. Полный сборник кодексов (с изменениями и дополнениями на 20 ноября 2007 года). М., 2007.

58. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под. ред. В.И. Радченко М., 2006.

59. Уголовное право. Общая часть / Под. ред. А.И. Рарога. М., 2005.

60. Решетов Ю. А Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности. М., 1983.

61. Родионов К.С. Интерпол: вчера, сегодня, завтра. М., 1990.

62. СалимовК. Н. Современные проблемы терроризма. М., 2006.

63. Сидорин В. Телефонные террористы кладут город на лопатки // Российские вести. 2004.

64. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996.

65. Терехов В.Д. Международный терроризм и борьба с ним // Новое время. 1974 №1.

66. Ушаков Н.А. Основания международной ответственности. М., 1983.103


[1] Князев В. В. , Самохин Б. М. К вопросу о квалификации терроризма // Московский журнал Международногоправа . N 1.

[2] Ожегов С. И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка . с. 824 .

[3] Замковой В., Ильчиков М. Терроризм-глобальная проблема современности . с. 9;

[4] Горбунов Ю. С. к вопросу о классификации терроризма // Московский журнал международного права .N 1 с. 54 ; Терроризм : психологические корни и правовые оценки : Круглый стол // Государство и право . N4 с. 21 .

[5] Емельянов В. П. Терроризм и преступления террористической направленности . с. 30-34; также : Федянин В. Ю. Проблемы выработки универсального понятия терроризма// Московский журнал международного права . N 1 с. 15-18 .

[6] Бернгард А. Стратегия терроризма. с. 23 .

[7] 1 Almond H. H. The legal regulation of international terrorism // Terrorism and political violence : limits and possibilities of legal control/ ed. by H. H. Han. p. 199-211. Карпец И. И. Международная преступность . с. 62

[8] Моджарян Л. А. Терроризм и национально-освободительные движения // Государство и право . N 3. с. 82-83 ; ФедянинВ. Ю. Указ. соч. с. 56-57 .

[9] Rubin A. Current legal approaches to international terrorism: difficulties of legal control // Terrorism and political violence : limits and possibilities of legal control / ed. by H. H. Han. p.213-223 .

[10] Федеральный Закон " О борьбе с терроризмом " Российская газета

[11] Горбунов Ю. С. Указ. соч. с. 56-57.

[12] Терроризм : психологические корни и правовые оценки: круглый стол // Государство и право . N 4 с.20-43

[13] Мелентьева Н. Размышления о терроре.//" Элементы ". Евразийское обозрение. N4 с. 55-60.

[14] Антонян Ю. М. Терроризм . Криминологическое и уголовно-правовое исследование . с. 40-42 .

[15] Таций В. Я. Объект и предмет преступления в советском уголовном праве. с. 78.

[16] Емельянов В. П. Терроризм и преступления террористической направленности. с. 148 .

[17] Федеральный Закон РФ " О безопасности" Российская газета.

[18] . Постановление Пленума Верховного суда РФ " О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ " // Бюллетень Верховного суда РФ. N 8. С. 4-5.

[19] Мальцев В. В. Категория " общественно опасное поведение " в уголовном праве. с. 95

[20] Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. В. И. Радченко. с. 353 .

[21] В. В. Мальцев считает, что понятия значительного ущерба в ст. 205 УК РФ и в ч. 2 ст. 158-160 , ч. 1 ст. 167 УК РФ аналогичны. Мальцев В. В. Ответственность за терроризм // Российская юстиция . N 11 . с. 35 .

[22] " Преступные последствия - это общественно опасный ущерб, наносимый виновным поведением , от причинения которого соответствующее общественное отношение охраняется средствами уголовного права". Мальцев В. В. Проблема уголовно-правовой оценки общественно опасных последствий . с. 27 .

[23] Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому уголовному праву . с. 150.

[24] Комиссаров В. С. Преступления, нарушающие общие правила безопасности: Автореф. док. дис. С. 67.

[25] Емельянов В. П. Терроризм и преступления террористической направленности. с. 150.

[26] Мальцев В. В. Проблема уголовно-правовой оценки общественно опасных последствий. с. 95-97.

[27] Уголовное право . Общая часть/Под ред. А. И. Рарога. С. 91 .

[28] Емельянов В. П. Указ. соч. с. 146-148, 154.

[29] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева . ст. 69-71.

[30] Скуратов Ю. И., Лебедев В. М. Указ. соч. ст. 22-23 .

[31] ст. 1 Федерального закона " Об оружии" .

[32] Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности"

[33] Коментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Под ред. В. И. Радченко . с.355 ; Уголовный кодекс Российской Федерации . Научно-практический комментарий / Под ред. В.М.Лебедева. с.277.

[34] 2 Комиссаров В. С. Терроризм, бандитизм, захват заложников, с. 157; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой . с. 490 .

[35]Коментарий к УК Российской Федерации/ Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. С. 490.

[36] Коментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть//Под общей ред. Ю. И.Скуратова, В. М. Лебедева. с. 249.

[37] Сидорин В. Телефонные террористы кладут город на лопатки // Российские вести.

[38] Петрищев В. Е. Терроризм как общегосударственная проблема // В сб. : Духовность . Правопорядок . Преступность . с. 78-79 .

[39] Ю. М. Антонян Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование . с. 196-197 .

[40]Ю. М. Антонян. Указ. соч. с. 124

[41] Бекяшев К. А., Ходаков А. Г. Международное публичное право (сборник документов) том 2. с.210.

[42] Ляхов Е. Г. Проблемы сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом . с.28-30.

[43] Бекяшев К. А., Ходаков А. Г. Указ. соч. с. 196

[44] Zmeevskil A., Tarabrin V. Terrorism : hte need for coordinated efforts by the Wold Community // International affairs . vol. 42 . Nr. 2. P. 83-89 .

[45] Международное право: Учебник /Под. ред. Ю. М. Колосова, В. И. Кузнецова. .с.390-392,

[46] Ляхов Е. Г. Указ. соч. с. 28-30.

[47] В СССР через 8 лет Указом Президиума Верховного Совета СССР была введена в УК РСФСР ст. 126-1 " Захват заложников "

[48] Бекяшев К. А., Ходаков А. Г. Указ. соч. с. 230.

[49] ZmeevskiiA., Tarabrin V. Указ. соч. с. 83-89.

[50] ZmeevskiiA., Tarabrin V. Указ. соч. с. 83-89.

[51] Валеев P.M. Международный контроль. Казань, с. 19.

[52] Бекяшев К. А., Ходаков А. Г. Указ. соч. с. 178.

[53] Е.Г.Ляхов, А.В.Попов. Терроризм: национальный, региональный и международный контроль. с. 425.

[54] CanberraTimes .

[55] В. Н. Кудрявцев , С. В. Бородин и др. ) понимают самостоя­тельное направление деятельности государства всфере законодательства,

[56] Бородин С. В. Борьба с преступностью : теоретическая модель комплексной программы . с.13 .

[57] Терроризм : психологические корни и правовые оценки : круглый стол // Государство и право. N4. с. 33.

[58] Емельянов В. П. Указ. соч. с. 100-139.

[59] Миньковский Г. М., Ревин В. П. Характеристика терроризма и некоторые направления повышения эффективности борьбы с ним // Государство и право. N8. с. 87

[60] Комиссаров В. С. Терроризм, бандитизм , ^захват заложника . с. 64

[61] Киреев М. П. Проблемы правового регулирования борьбы с терроризмом на воздушном транспорте // Проблемы расследования преступлений в условиях формирования правового пространства СНГ и развития международного сотрудничества . с. 80 - 82 . В ст. 421-1 ( о терроризме) Французского уголовного кодекса (1992г.) перечислены эти преступления как способы терроризма (захват заложника, захват самолета и др. ).

[62] В уголовно-правовой литературе их называют " конвенционными преступлениями " . Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой . с. 487.

[63] Бекяшев К. А., Ходаков А. Г. Указ. соч. с. 195.

[64] Стефанов Н. Общественные науки и социальная технология . с. 165

[65]См.: Ожегов С.И. и Шведова Н Ю. Толковый словарь русского языка С 384.

[66] Антонян Ю.М. Терроризм. Кримино­логическое и уголовно-правовое исследова­ние. С.283.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:04:45 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:33:42 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Терроризм как социальное и правовое явление
Терроризм - война XXI века
Оглавление Введение Глава 1. Общая характеристика терроризма и его место в системе преступлений против общественной безопасности (исторический и ...
1. Терроризм, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных ...
В ст.3 Федерального закона "О борьбе с терроризмом" говорится, что "для целей настоящего закона применяются следующие основные понятия: терроризм - насилие или, угроза его ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 9407 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Терроризм
БОРЬБА С ОМ: УГОЛОВНО - ПРАВОВОЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ. Содержание: Введение.............................3 Глава 1: Терроризм - глобальная ...
1. Терроризм, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных ...
Угроза совершения взрыва, поджога, иных террористических действий (если она не сопряжена с подготовкой или непосредственным осуществлением террористической акции либо с другими ...
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 16775 Комментариев: 7 Похожие работы
Оценило: 4 человек Средний балл: 4.8 Оценка: неизвестно     Скачать
Ответственность за преступления террористической направленности по ...
Содержание Введение Глава 1. Понятие терроризма и его разновидности 1.1 История терроризма 1.2 Понятие и сущность терроризма 1.3 Виды терроризма 1.4 ...
205 УК РФ террористическим актом является совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного ...
Под терроризмом следует понимать преступное деяние, состоящее в применении насилия или в угрозе насилием в отношении отдельных лиц либо группы лиц, сопровождающееся устрашением ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 6806 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Преступления против общественной безопасности
к.ю.н. доцент кафедры уголовного права Ставропольского государственного университета Иванов Сергей Анатольевич Преступления против общественной ...
205 УК РФ состоит из двух альтернативных деяний: а) совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения ...
205.1 УК РФ финансированием терроризма признается предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для финансирования ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: статья Просмотров: 9277 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Основы уголовно-правовой борьбы с терроризмом
Оглавление Введение Глава 1. Характеристика терроризма в уголовно-правовой науке и законодательстве 1.1 Терроризм - эволюция понятия. Развитие норм ...
Диспозиция статьи 205 УК РФ содержала следующие признаки: совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ...
Что касается актов терроризма и других преступлений террористического характера, сопряженных с угрозой совершения общеопасных и других действий; то здесь разница состоит только в ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 1805 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Особенности терроризма как уголовного преступления
Содержание Введение Глава 1. Особенности терроризма как уголовного преступления 1.1 История развития борьбы с терроризмом 1.2 Отграничение терроризма ...
205 УК РФ под террористическим актом понимается совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения ущерба либо ...
Суть этих изменений и дополнений, в общем виде, в следующем: уточнить понятие терроризма; ввести понятие организованного террористического сообщества (организованной ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 3507 Комментариев: 1 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Уголовно-правовая характеристика терроризма
Оглавление Введение 1. Понятие терроризма 1.1 Терроризм: истоки, эволюция понятия 1.2 Соотношение понятий терроризм, террористический акт ...
угрозы таковыми при совершении терроризма направлены в отношении неопределенного количества невинных жертв, тогда как жертва насилия при совершении террористического акта строго ...
Однако привлечение к уголовной ответственности по ст.205 УК организаторов преступных групп, в частности чеченских полевых командиров, не всегда представляется возможным и сопряжено ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 3868 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Современный международный терроризм
ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ _ 3 Глава I. Понятие терроризма и его Современные разновидности §1. Понятие "терроризма" и методологические Проблемы его изучения ...
Терроризм, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинение значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно ...
Террористические акты, которые ранее сводились к убийствам отдельных высокопоставленных лиц, в современных условиях могут носить форму угона самолётов, захвата заложников, поджогов ...
Раздел: Рефераты по политологии
Тип: дипломная работа Просмотров: 6591 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Квалификация бандитизма по уголовному кодексу 1996 г.
Московский институт Экономики, Менеджмента и Права (Рязанский филиал) Факультет _____юридический_ "допустить к защите" Зав. Кафедрой _ (подпись ...
Терроризм считается оконченным при условии, если совершены взрывы (35% актов терроризма совершаются взрывом), поджоги или иные действия либо возникла угроза их совершения, и они ...
Неизвестных Светлану Михайловну признать виновной в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч.3 ст.162 и ч.2 ст.205 УК РФ и с применением ст.64 УК РФ назначит ей: по п. "а ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 919 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Уголовно-правовой анализ террористического акта
ОГЛАВЛЕНИЕ Введение. 3 Глава 1. История развития и понятие террористического акта. 8 § 1. Историко-правовое развитие уголовного законодательства об ...
Этот Закон определил терроризм как насилие или угрозу его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угрозу уничтожения ...
205 УК РФ, установившей основания и пределы ответственности за терроризм в его узком, уголовно-правовом, смысле, в качестве самостоятельного уголовно наказуемого деяния ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 4877 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Дипломная работа: Терроризм как социальное и правовое явление (10744)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150490)
Комментарии (1831)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru