Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Теоретико-правовые аспекты правового нигилизма

Название: Теоретико-правовые аспекты правового нигилизма
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 01:13:48 14 мая 2010 Похожие работы
Просмотров: 543 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение

1. Понятие и сущность правового нигилизма. Нигилизм как общесоциальное явление

2. Причины распространения правового нигилизма

3. Исторические источники правового нигилизма

4. Формы и уровни распространения правового нигилизма

§ 1. Формы выражения

§ 2. Уровни распространения

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Право как социальное явление вызывает то или иное отношение к нему людей, которое может быть положительным (человек понимает необходимость и ценность права) или отрицательным (человек считает право бесполезным и ненужным). Ясно и то, что процесс воплощения права в жизнь есть обычно осознанная, волевая деятельность людей.

Но следует обратить внимание на то обстоятельство, что очень часто энергия субъектов права помимо их воли наталкивается на сложнопреодолимое препятствие, которое в той или иной форме распространено в нашем обществе. Это и правовое невежество, не позволяющее гражданам в полной мере распорядиться предоставленными законом возможностями и неумение, а подчас и нежелание, отстаивать свои права и, хуже того, нежелание считаться с правами и законными интересами других лиц; многочисленные факты злоупотребления правом не только должностными лицами, но и гражданами и их объединениями. А также правовая необязательность должностных лиц, циничное попрание закона экстремистами Азербайджана и Армении, оборачивающееся человеческими жертвами, массовым ущемлением прав и законных интересов людей, дестабилизацией в обществе и многое другое, что так или иначе охватывается содержанием правового нигилизма.

В Конституции Российской Федерации говорится о том, что «Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления» (ч. 1 ст. 1), а правовое государство есть такая организация правовой жизни общества, которая характеризуется высоким престижем права, его социальной ценностью, активным использованием гражданами и должностными лицами юридических средств для достижения общественно значимых результатов. Но получивший широкое распространение правовой нигилизм — это серьезная помеха созданию правового государства, он обесточивает реальную силу права, его активную роль в обществе. Так, отвергая идею господства права, он тем самым отрицает и саму возможность существования правового государства.

Значит, без преодоления правового нигилизма задача создания правового государства практически неосуществима. Таким образом, для преодоления правового нигилизма следует выявить его основы, обратить серьезное внимание на уроки нашей истории, с моментов зарождения правового нигилизма, и узнать, почему же это явление столь распространено, и по сегодняшний день его распространение никем и ничем не остановлено.


1. Понятие и сущность правового нигилизма. Нигилизм как общесоциальное явление

Правовой нигилизм есть сформировавшееся в общественном или индивидуальном сознании устойчиво пренебрежительное или иное негативное отношение к праву, наличие у должностных лиц и граждан установки на достижение социально значимых результатов неправовыми средствами или предельно минимальное их использование в практической деятельности и характеризующееся отсутствием солидарности с правовыми предписаниями или исполнением (соблюдением) их исключительно под угрозой принуждения либо вследствие корыстных побуждений.

Другими словами, правовой нигилизм — разновидность социального нигилизма как родового понятия. Сущность его — в общем негативно-отрицательном, неуважительном отношении к праву, законам, нормативному порядку, а с точки зрения корней, причин — в юридическом невежестве, косности, отсталости, правовой невоспитанности основной массы населения.

Одним из ключевых моментов здесь выступает надменно-пренебрежительное, высокомерное, снисходительно-скептическое восприятие права, оценка его не как базовой, фундаментальной идеи, а как второстепенного явления в общей шкале человеческих ценностей, что, в свою очередь, характеризует меру цивилизованности общества, состояние его духа, умонастроений, социальных чувств, привычек.

Стойкое предубеждение, неверие в высокое предназначение, универсальность, возможности и даже необходимость права — таков морально-психологический генезис данного феномена. Также отношение к праву может быть просто безразличным, отстраненным, что тоже свидетельствует о неразвитом правовом сознании людей. Сказывается отсутствие должного правового опыта, навыков, грамотности.

Но в то же время, следует отличать правовой нигилизм, от сходных с ним понятий — критикой права и юридическим фетишизмом (идеализмом). Правовой нигилизм есть отрицание прогрессивных идей, норм, правовых идеалов и ценностей; критика же направлена на отрицание ложных норм, идей, консервативных правовых привычек, установок, несовершенных юридических институтов. Различие усматривается и в их результатах (последствиях). Если правовой нигилизм подрывает правовые устои общества, является тормозом прогрессивного правового развития, то консервативная критика есть условие совершенствования правовой системы, фактор социально-правового прогресса.

Противоположный по своей форме, но в принципе весьма сходный с правовым нигилизмом по результатам своего действия — юридический фетишизм, представляющий собой преувеличение реальной роли юридических средств в осуществлении социально-экономических, политических и иных задач без учета их реальных возможностей. Юридический фетишизм весьма распространен в нашем обществе. Достаточно вспомнить как часто, даже с трибуны высшего органа государственной власти страны, звучат настойчивые требования принять в самом срочном порядке по тому или иному поводу законодательный акт, полагая, что именно таким образом можно и нужно решать любую остросоциальную проблему — насытить рынок товарами, преодолеть организованную преступность, значительно повысить культуру в обществе и т. д.[1]

Реализация такого подхода на практике приводит к чрезмерному увлечению нормативно-правовыми средствами, принятию актов, которые не вызывались общественными потребностями. В конечном счете, такой акт теряет свое значение, оставляя у адресатов неприятный осадок. Следовательно, юридический фетишизм ведет к правовому нигилизму, стимулирует его распространение.

Нигилизм вообще (в переводе с лат. — «отрицание») выражает негативное отношение субъекта (группы, класса) к определенным ценностям, нормам, взглядам, идеалам, отдельным, а подчас и всем сторонам человеческого бытия. Это — одна из форм мироощущения и социального поведения. Нигилизм как течение общественной мысли зародился давно, но наибольшее распространение получил в прошлом столетии, главным образом в Западной Европе и в России.

Он был связан с такими философами леворадикального направления, как Якоби, Прудон, Ницше, Штирнер, Хайдеггер, Бакунин, Кропоткин и др. Нигилизм многолик, он может быть нравственным, правовым, политическим, идеологическим, религиозным и т.д., в зависимости от того, какие ценности отрицаются, о какой сфере знаний и социальной практики идет речь — культуре, науке, искусстве, этике, политике, экономике. Между ними много оттенков, нюансов, взаимопереходов. Каждая из разновидностей этого течения имеет свою историю.

Развернутая характеристика социального нигилизма, распространившегося в начале XX столетия в определенных слоях русского общества, была дана в знаменитом сборнике «Вехи», вышедшем в 1909 г., и получившем впоследствии широкий общественный резонанс. Один из его авторов, а именно С.Л. Франк, с особым пафосом подчеркивал, что если бы можно было одним словом определить умонастроение нашей интеллигенции, то нужно назвать его морализмом. «Русский интеллигент не знает никаких абсолютных ценностей, никаких критериев, никакой ориентировки в жизни, кроме морального разграничения людей, поступков, состояний на хорошие и дурные, добрые и злые. Морализм этот есть лишь отражение ее нигилизма... Под нигилизмом я разумею отрицание или непризнание абсолютных (объективных) ценностей»[2] .

Когда нигилизм становится естественным (объективным) отрицанием старого, консервативного, реакционного, он перестает быть нигилизмом. К примеру, отрицание многих мрачных и даже трагических страниц из нашего прошлого, прежде всего в государственной и политико-правовой сфере жизни общества, справедливо и оправданно, так как представляет собой неизбежный процесс обновления.

Однако в целом нигилизм, в традиционном его понимании, воспринимается в большинстве случаев как явление деструктивное, социально вредное, особенно в наше время. Нередко нигилизм принимает разрушительные формы. В крайних своих проявлениях он смыкается с различными анархическими, лево- и праворадикальными устремлениями, максимализмом, большевизмом и необольшевизмом, политическим экстремизмом[3] . Нигилизм — стереотип мышления любого радикалиста, даже если он этого не осознает.

Характерным признаком нигилизма является не объект отрицания, который может быть лишь определителем его конкретного вида, а степень, т.е. интенсивность, категоричность и бескомпромиссность, этого отрицания — с преобладанием субъективного, чаще всего индивидуального начала. При этом, как правило, избираются наихудшие способы действия, граничащие с антиобщественным поведением, нарушением моральных и правовых норм. Плюс «отсутствие какой-либо позитивной программы или, по крайней мере, ее абстрактность, зыбкость, аморфность»[4] .

Социальный нигилизм особенно распространился у нас в период «перестройки» и гласности. Он возник на волне охватившего всю страну всеобщего негативизма, когда многое переоценивалось, переосмысливалось, осуждалось и отвергалось. С одной стороны, была видна очистительная функция нигилизма, а с другой — его побочные последствия, издержки, ибо сплошной поток негатива сметал на своем пути и позитивные начала[5] .

Сегодня социальный нигилизм выражается в самых различных ипостасях: неприятие определенными слоями общества курса реформ, нового уклада жизни, недовольство переменами; несогласие с теми или иными политическими решениями и акциями, неприязнь или даже вражда по отношению к государственным институтам и структурам власти, их лидерам; отрицание не свойственных российскому менталитету западных образцов поведения, нравственных ориентиров; «левый» и «правый» экстремизм, национализм.


2. Причины распространения правового нигилизма

Причины распространения правового нигилизма весьма разнообразны:

1. Исторические корни:

а) являющиеся естественным следствием самодержавия, многовекового крепостничества, лишавшего массу людей прав и свобод, репрессивного законодательства, несовершенства правосудия.

б) Теория и практика понимания диктатуры пролетариата как власти, не связанной и неограниченной законами.

в) Правовая система, в которой господствовали административно-командные методы, секретные и полусекретные нормативно-правовые акты, а конституции и немногочисленные демократические законы в значительной степени только декларировали права и свободы личности, имели место низкая роль суда и низкий престиж права.

г) Количественная и качественная корректировка правовой системы прошлого в переходный период, кризис законности и неотлаженности механизма приведения в действие принимаемых законов, длительность процесса осуществления всех реформ, в том числе судебной.

2. Содержание самих законов. Государство как выразитель общественных интересов не может не вступать в противоречие с частными интересами, т.е. принимаемые законы, в целом носящие консервативный характер, не имеют прямого действия. Поэтому законы далеко не всегда соответствуют конкретным интересам личности, тем более ложно понятым. В ряде случаев в силу тех или иных причин правотворческому органу не удается адекватно выразить интересы общества и государства в праве. Вследствие этого появляются ошибки в законодательстве, которые усугубляют положение. Если существующие законы при этом далеки от интересов граждан, то неудивительно, что люди не заинтересованы непосредственно в их реализации. Трудно рассчитывать на то, что будут реализованы и те законы, которые на практике приспосабливаются для нарушения прав граждан.

3. Играет свою негативную роль и простое незнание права. Актуально звучат слова И.А, Ильина о том, что «народ, не знающий своей страны, ведет внеправовую жизнь или довольствуется… неустойчивыми зачатками права. …Народу необходимо и достойно знать законы, это входит в состав правовой жизни. Поэтому нелеп и опасен такой порядок, при котором народу недоступно знание права… Человеку, как существу духовному, невозможно жить на земле без права»[6] .

4. Роль традиций в отношении к закону, которые (традиции) передаются из поколения в поколение и которые трудно преодолеть. Речь идет о понимании ценности закона, недопустимости его игнорирования. Учитывая пороки самих законов, стало привычным противопоставлять требование соблюдать законы (законность) требованиям справедливости. В обществе давно уже сформировалось мнение, что справедливость выше права. Законы сами должны оцениваться с позиции справедливости, и если правоприменительный орган поступает вопреки закону, но справедливо, никто не станет осуждать его действия. Идея закона как самоценности все еще не стала частью правосознания наших граждан.

5. Практика применения права в немалой степени способствует расширению социальной базы правового нигилизма. Например, его распространение стимулировано беззаконностью банков, других финансовых структур, нанесших ущерб населению, а также деятельностью предприятий и других хозяйственных структур, месяцами и годами не выплачивающих своим работникам начисленной им зарплаты. Нельзя не сказать о том, что есть жизненные ситуации, которые как бы сдвигают мнение общества на снисходительное отношение к нарушению закона. При этом, чем хуже условия жизни людей, тем в меньшей степени они доверяют закону и выражают готовность его соблюдать.

6. Многих людей поражает бессилие закона и его служителей перед потоком преступлений, захлестнувших страну. Наткнувшись на эту особенность права, к нему перестанут обращаться и те, кто прежде был приверженцем рассмотрения споров в суде. В условиях очевидного бессилия права распространяется мнение, что сила выше права. Среди части предпринимателей зреет уверенность, что реальную помощь им в конфликтах с должниками могут оказать не правоохранительные органы, а частные сыскные службы, что, в свою очередь, ведет к новому витку правового нигилизма. Праву не доверяют, когда считают, что только богатый и сильный могут найти правду в суде.

7. Как это ни странно, но правовой нигилизм может опираться и на разного рода концепции и теории. В прошлом недобрую службу для правовой практики сыграла теория отмирания права, выдвинутая марксизмом-нигилизмом. Считалось, что рано или поздно право отомрет, а его место займут нормы общежития. При этом многим доказывалось, что этот процесс отмирания начинается непосредственно с захватом государственной власти пролетариатом. Реально, конечно, никакого отрицания права как средства регулирования общественных отношений не происходило. Но создавалась иллюзия как о чем-то временном, необязательном, чуждом обществу, а потому не имеющем самоценности. Именно на такой почве мог получить и действительно получил в тридцатые годы практическую реализацию в государственной практике принцип, согласно которому благая цель может оправдать любые используемые для нее средства. Этот принцип оправдал, в частности, массовые внесудебные репрессии утверждением, что репрессированные — это шпионы и диверсанты, выступающие против социализма.

Большим подспорьем для развития теоретической базы правового нигилизма может стать и рекламируемое некоторыми отечественными правоведами учение о естественном праве с его идеей противопоставления закона и права. Тот факт, что далеко не все законы гуманны и целесообразны, был использован приверженцами этого учения для формулирования теории о возможности несоблюдения тех законов, которые праву не соответствуют. Высокий гуманистический пафос концепции противопоставления закона и права на деле оборачивается правовым нигилизмом. Дело в том, что в соответствии с этой концепцией кто-то должен взять на себя функцию решать, соответствует ли закон идеальному праву (а точнее идеалам о праве). Но однозначно решить вопрос о том, кому может быть дано такое право, не удалось в течение нескольких столетий. Попытка отдельных людей, групп, институтов государства присвоить такое право ни к чему хорошему для общества не приводит.


3. Исторические источники правового нигилизма

Из истории России, можно увидеть, что правовому нигилизму немало способствовали перестройка с сопровождавшими ее "войной законов", национальными конфликтами, падением государственной дисциплины, противостояние исполнительной и представительной властей и т.п. Все эти обстоятельства нельзя игнорировать. Однако более значимым представляется другое объяснение: как только общество отказалось от авторитарных методов неправового государственного управления и попыталось встать на путь правового государства, как только скованные ранее в политическом и экономическом плане люди получили более или менее реальную возможность пользоваться правами и свободами, так тотчас же дал о себе знать низкий уровень правовой культуры общества, десятилетиями царившие в нем пренебрежение к праву, его недооценка. Правовой нигилизм при востребованном праве оказался куда более заметен и опасен, чем при праве невостребованном. И здесь мы, как и во многих других отношениях, расплачиваемся за прошлое. Это прежде всего ближайшее прошлое —70 лет режима, который, мягко говоря, не жаловал право, нанес по нему немало ударов. Именно при этом режиме, не оставлявшем шансон для правовой культуры, сформировалось то поколение людей, которое сегодня призвано формировать правовую государственность[7] .

Однако дефицит права и правосознания в стране имеет и более отдаленные корни, которые уходят в историю Российского государства.

Американский исследователь общественной мысли в России конца XIX — начала XX вв. А. Валицкий пришел к выводу о том, что праву в ней не повезло. В России право отвергалось «по самым разным причинам: во имя самодержавия или анархии, во имя Христа или Маркса, во имя высших духовных ценностей или материального равенства»[8] .

Формирование национального сознания в России в течение длительного времени шло в таких условиях, которое не могли не породить широкомасштабного правового нигилизма. Он — естественное следствие способов правления, которыми пользовалось русское самодержавие, многовекового крепостничества, лишавшего массу людей правосубъективности, репрессивного законодательства, несовершенства правосудия. Имело значение и отсутствие должного внимания к праву со стороны православной церкви (в отличие, например, от католической, роль которой в рецепции римского права весьма существенна). У Герцена было достаточно оснований, чтобы сказать: «Правовая необеспеченность, искони тяготевшая над народом, была для него своего рода школою. Вопиющая несправедливость одной половины его законов научила его ненавидеть и другую; он подчиняется им как силе. Полное неравенство перед судом убило в нем всякое уважение к законности. Русский, какого бы он звания ни был, обходит или нарушает закон всюду, где это можно сделать безнаказанно; и совершенно так же поступает правительство»[9] .

После реформ 60-х годов XIX в. а России шел активный процесс развития юридических профессий, правовой науки, юридического образования. Однако это развитие не привело к сколько-нибудь радикальному преодолению правового нигилизма в массовом сознании. В преобладавшей философской мысли того периода право также занимало весьма скромное место, будучи сильно потеснено абсолютным приматом нравственных и религиозных начал.

Октябрьская революция создала предпосылки для существенной переориентации отношения общественного сознания к праву. В их числе первые в истории государства демократические конституции, декларации о правах трудящихся, законы, провозгласившие передовые общественно-политические правовые принципы. В начале 20-х годов, с переходом к нэпу была создана (также впервые в истории страны) развернутая кодифицированная система права. Принципиально измелилось его содержание, очищенное от многого, что раньше стимулировало нигилистические установки. Ленин в работах последних лет жизни неоднократно подчеркивал необходимость воспитания правовой культуры, уважения к законности. Однако заложенный потенциал не получил должной реализации.

Одна из основных причин в том, что в самой правящей партии, в ее руководящих эшелонах должная роль права, особенно в государственном управлении, была явно непонята, что, в свою очередь, было своеобразным наследием предшествовавшего периода гражданской войны и военного коммунизма, приверженности к методам последнего, убежденности в том, что все основные проблемы могут и должны решаться жесткими политико-административными мерами. Формула о диктатуре пролетариата как власти, не связанной и не ограниченной законами, воспринималась куда проще, чем более сложное соотношение диктатуры, демократии и права. Имела место и своеобразная идеологическая инверсия, когда неприятие буржуазного права как средства закрепления капиталистических отношении эксплуатации и неравенства было перенесено на право как таковое, которое не мыслилось иначе как буржуазное, в лучшем случае нэповское. Свою роль сыграла и формула об отмирании права. Традиционный, идущий из прошлого юридический негативизм и теория отмирания права были опасным сочетанием.

В ходе возникшей после смерти Ленина в партийном руководстве политической борьбы, в дискуссиях на пленумах и съездах партии вопрос о праве и его роли в дальнейшем развитии страны и ее политической системы практически не затрагивался. И произошло это потому, что в глазах участников, будь то Сталин и его сторонники или его противники — Троцкий, Зиновьев, Каменев — «правовое» не представлялось существенным, не имело высокой социальной значимости[10] . Надо отметить, руководящие кадры партии отдавали себе отчет в том, что у нас никаких корней уважения к праву и к закону в народе не было и не могло быть.

Если в 20-е годы все же сохранялся шанс на развитие правовой основы государственной и общественной жизни, то с установлением режима сталинизма было сделано почти все возможное для того, чтобы дискредитировать право в общественном сознании. Масштабные репрессивные кампании (раскулачивание; массовые «чистки», достигшие апогея в 1937-38 гг., а позднее — в 1949-50 гг.; выселение народов и т. л) сводили на нет принцип законности, превращали правосудие в трагическую карикатуру. Не поднимало авторитет права и правонарушающее законодательство. Под это определение подпадает длинный ряд законов периода культа личности.

Так исторически сложилось, что за первые десятилетия существования советского общества не только не был преодолен юридический нигилизм, доставшийся от прошлого, но к нему добавился еще и благоприобретенный «социалистический» правовой нигилизм.

Урок, который дала нам история, не прошел даром. И хотя общество развивалось достаточно противоречиво и периоды реального роста эффективности права и законности сменялись периодами, когда застой охватывал и эти сферы, хотя высокие слова официальных документов о необходимости укрепления правовой основы государственной и общественной жизни, прав и свобод личности зачастую не подкреплялся делом, а нередко и расходились с ним, тем не менее, уровень права и правосознания сегодня у нас выше, чем когда-либо ранее. Свидетельство тому — сам факт выдвижения общественной жизни понятия «социалистическое правовое государство» ведь такие масштабные социальные идеи не возникают на пустом месте.


4. Формы и уровни распространения правового нигилизма

Правовой нигилизм — полиструктурное образование, его проявления можно рассматривать на различных участках правовой действительности: в правовой идеологии он находит отражение в доктринах, течениях, идеях и представлениях; в правовой психологии выступает в форме своеобразных позиций, установок, стереотипов, неверии в правовые идеалы; в юридической практике характеризуется различными формами отступления от правовых установлений, правовой пассивностью как населения, так и должностных лиц. Заслуживает внимания изучение правового нигилизма применительно к различным группам населения, их полу, возрасту, национальной принадлежности, вероисповеданию; к различным категориям должностных лиц.

§ 1. Формы выражения

Правовой нигилизм способен быстро мимикрировать, видоизменяться, приспосабливаться к обстановке. Существует множество различных форм, сторон, граней его конкретного проявления. Наиболее яркие и очевидные из них следующие:

1. Прежде всего это прямые преднамеренные нарушения действующих законов и иных нормативно-правовых актов. Эти нарушения составляют огромный, труднообозримый массив уголовно наказуемых деяний, а также гражданских, административных и дисциплинарных поступков. Уголовный криминал — наиболее грубый и опасный вид правового нигилизма, наносящий неисчислимый, не поддающийся точному определению вред обществу — физический, материальный, моральный.

Законы попираются открыто, цинично и почти безнаказанно. Преступный мир диктует свои условия, ведет наступление на само государство, претендует на власть. Он отслеживает и отчасти контролирует действия правоохранительных органов, использует по отношению к ним методы шантажа, подкупа, угроз, не останавливается перед расправой с законодателями, журналистами, судьями, банкирами, предпринимателями.

2. Повсеместное массовое несоблюдение и неисполнение юридических предписаний, когда субъекты (граждане, должностные лица, государственные органы, общественные организации) попросту не соотносят свое поведение с требованиями правовых норм, а стремятся жить и действовать по «своим правилам». Неисполняемость же законов — признак бессилия власти. В одном из своих предвыборных выступлений Президент РФ признал, что «сегодня в России царит правовая анархия, законы никто не выполняет»[11] .

Многие федеральные и региональные чиновники или даже целые коллективы, субъекты Федерации отказываются выполнять те или иные законы, так как они, по их мнению, «неправильные». Либо выставляют разные условия, ультиматумы, требования. Законы легко переступают, блокируют, с ними не считаются, что означает своего рода социальный бойкот, саботаж. Закон для многих стал весьма условным понятием. Случается, что указы Президента России не признаются или толкуются на свой лад местными властями. Расхожая мысль о том, что законы пишутся для того, чтобы их нарушать, нередко у нас, к сожалению, оправдывается. Некоторые лица и структуры весьма стесненно чувствуют себя в конституционных рамках, они постоянно пытаются выйти из них.

Такое всеобщее непослушание — результат крайне низкого и деформированного правосознания, отсутствие должной правовой культуры, а также следствие общей безответственности. Еще римские юристы провозгласили: бессмысленны законы в безнравственной стране. Они также утверждали, что бездействующий закон хуже отсутствующего. В России сложилась ситуация, когда игнорирование юридических норм, самой Конституции стало привычкой.

3. Война законов, издание противоречивых, параллельных или даже взаимоисключающих актов как бы нейтрализуют друг друга, растрачивая бесполезно свою силу. Нередко подзаконные акты становятся «надзаконными». Принимаемые в большом количестве юридические нормы не стыкуются, плохо синхронизированы. В результате возникают острейшие коллизии.

С другой стороны, имеются значительные пласты общественных отношений, не опосредуемых правом, хотя объективно нуждающихся в этом. Дает о себе знать и перенасыщенная регламентация отдельных сторон жизни общества, сохраняющаяся с прежних времен. Все это создает правовой беспорядок, неразбериху, войну законов и властей. Именно поэтому наше общество нередко называют системой, где все можно и в то же время все нельзя, где многое делается не благодаря, а вопреки закону. Запутанность же законодательства дает простор для волюнтаристских действий должностных лиц, властных структур.

Известно, что некоторые республики в составе РФ провозгласили приоритет своих законов над общероссийскими. А ведь именно с этого началась в начале 90-х годов война законов в СССР, послужившая одной из причин его распада. Сегодня мы имеем «второе издание» этой войны, но уже между новым центром и новыми его субъектами. Кстати, ни в одной стране мира с федеративным устройством региональные законы не имеют превосходства над федеральными. В противном случае был бы налицо государственный нигилизм.

К сожалению, Конституция РФ четко не разграничивает предметы законотворчества, не оговаривает твердо и однозначно, что законы обладают высшей юридической силой по сравнению со всеми иными нормативными актами, в том числе и указами, хотя этот основополагающий принцип является общепризнанным во всем мировом опыте. В ней лишь говорится о том, что «указы и распоряжения Президента Российской Федерации не должны противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам» (ч. 3 ст. 90), что «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации» (ч. 2 ст. 4), чем подчеркивается главным образом пространственный момент. Между тем в правовом государстве закон должен иметь безусловный и неоспоримый приоритет.

4. Подмена законности политической, идеологической или прагматической целесообразностью, выходы различных официальных должностных лиц и органов, общественных групп и сил на неправовое поле деятельности, стремление реализовать свои интересы вне рамок Конституции или в «разреженном правовом пространстве» — вот приметы нынешней политической жизни в России.

При этом целесообразность может выступать в виде государственной, партийной местной, региональной, практической и даже личной. В любом случае закон отодвигается в сторону. Раз необходимо что-то сделать, а закон мешает, появляется тот или иной вид целесообразности. Законность нередко противопоставляется и так называемому здравому смыслу, от которого один шаг до произвола и самоуправства, или просто «правовой самодеятельности». Установка на то, что «ради дела» или «здравого смысла» можно поступиться законом, владеет умами многих чиновников высокого ранга. Это касается и самого Президента.

Вместе с тем следует заметить, что идея законности и порядка при определенных обстоятельствах может быть использована заинтересованными лидерами и властными структурами как повод для применения силы и нарушения прав человека, равно как и необходимость борьбы с преступностью. Практика последнего времени подтверждает это. А как известно, нет ничего опаснее, чем узаконенное беззаконие. Это своего рода правовой конформизм, когда идеи права и законности приспосабливаются к ситуации, когда они используются не во благо, а во вред. Подобно этому очень точно выразился И.А. Ильин: «По своему объективному назначению право есть орудие порядка, мира и братства; в осуществлении же оно слишком часто прикрывает собой ложь и насилие, тягание и раздор, бунт и войну»[12] .

5. Конфронтация представительных и исполнительных структур власти возникла в процессе становления новой для России президентской вертикали управления при сохранении старой системы Советов. Эти две модели власти оказались несовместимыми по своим целям, задачам, методам. Отсюда трения, конфликты, противостояния, стремление доказать какая власть важнее и нужнее. Шла борьба «обкомов», «горкомов», «райкомов», при которой законы никем не соблюдались. Плюс личные амбиции и соперничество лидеров, их претензии быть «первыми лицами» в данном владении. При этом верх брали прежде всего престижные или карьеристские соображения, честолюбие, а не законопослушание. В то время к власти пришло много неопытных, не пригодных к практической работе людей с разрушительными, а не созидательными настроениями, Законы в этой борьбе были лишь помехой[13] .

Возникали ситуации двоевластия или, напротив, безвластия. Поскольку это долго продолжаться не могло, одна из сторон захватила власть. Советы были упразднены. Однако война властей продолжалась, но уже в форме выяснения отношений между местными администрациями, их руководителями и представительными учреждениями, которые в это время с большим трудом стали формироваться по всей стране.

Это своего рода «элитарный» нигилизм, связанный с тормозом нормального функционирования власти, а любое бездействие власти означает беззаконие. Здесь соединяются воедино государственный и правовой нигилизм, который дезорганизует сложившиеся нормы управления обществом.

Принцип разделения властей, заложенный формально в Конституции, на деле пока не сложился, система сдержек и противовесов не отлажена. Исполнительно-распорядительная власть оказалась, по сути дела, бесконтрольной, а потому самоуправной и во многом «свободной» от соблюдения, законов, особенно на местах. Ее функции размыты, нечетки.

В названном принципе внимание обычно концентрируется на разделении властей и забывается об их субординации и взаимодействии. Власти не могут быть равными, так как одна из них — законодательная — призвана формировать и контролировать другую — исполнительную. В то же время власть в любом едина, и разделение существует только в рамках этого единства. Источник у нее общий — воля народа.

6. Серьезным источником и формой выражения политико-юридического механизма являются нарушения прав человека, особенно таких как право на жизнь, честь, достоинство, жилище, имущество, безопасность. Слабая правовая защищенность личности подрывает веру в закон, в способность государства обеспечить порядок и спокойствие в обществе, оградить людей от преступных посягательств. Бессилие же права не может породить позитивного отношения к нему, а вызывает лишь раздражение, недовольство, протест. Право как бы само выступает причиной правового нигилизма.

Человек перестает ценить, уважать, почитать право, так как он не видит в нем своего надежного гаранта и опоры. В таких условиях даже у законопослушных граждан вырабатывается нигилизм, недоверие к существующим институтам. Признание и конституционное закрепление естественных прав и свобод человека не сопровождаемся пока адекватными мерами по их упрочению и практическому претворению в жизнь. А невозможность осуществить свое право порождает у личности чувство отчуждения от него, правовую разочарованность» скепсис.

Иными словами, попрано фундаментальное право человека право на жизнь, а если не гарантировано право на жизнь, то все другие права ничего е стоят. Страну захлестнула волна масштабных повсеместных нарушений прав граждан, особенно на труд, заработную плату, нормальные условия жизни. Плохо, когда права человека нарушают криминальные элементы, другие антисоциальные субъекты, но намного опаснее, когда нарушителем становится само государство. Не зря говорят: ничто так не показывает бессилие власти, как постоянное проявление силы. Сила — не аргумент.

7. Теоретическая форма правового нигилизма, проистекающая из некоторых старых и новых постулатов. Они были связаны как с догматизацией и вульгаризацией известных положений марксизма о государстве и праве, так и с рядом неверных или сугубо идеологизированных, а потому искаженных представлений о государственно-правовой действительности и ее развитии (отмирание государства и права, замена правового регулирования общенормативным или моральным, главенство политики над правом, власти над законом, жесткий экономический детерминизм и т.д.)

Длительное и безраздельное господство позитивного права в худшем его понимании (по формуле: право есть «возведенная в закон воля господствующего класса», объявляющая правом любой произвольно установленный акт государственной власти[14] ) и отрицание естественного права не могло привести к адекватным выводам, характерным для демократического гражданского общества. Зато эти воззрения хорошо вписывались в командно-бюрократическую систему, обслуживая интересы правящей партийно-политической элиты.

Право трактовалось (и сейчас нередко трактуется) исключительно в утилитарно-прагматическом ключе — как средство, орудие, инструмент, способ оформления политических решений, а не как самостоятельная историческая, социальная и культурная ценность. Такая интерпретация не могла выработать в общественном сознании подлинно ценностного отношения к праву. Напротив, усваивалась мысль о второстепенности и нерешающей роли данного института. Главное — это экономика, политика, идеология, а не правовые ценности.

Из некоторых концепций объективно следует, что закон как бы изначально плох и его соблюдение не обязательно. На первом же месте должно стоять право, призванное выражать истинно демократические и нравственно-гуманистические устремления общества и личности. А пренебрежительное отношение к закону вольно или невольно формирует его «негативный образ», а следовательно, правовой нигилизм.

§ 2. Уровни распространения

Принципиальное значение для строительства правового государства имеет изучение правового нигилизма с точки зрения степени подверженности ему как отдельного индивида, так и социальной общности. Если расположить на прямой формы его распространения по названному основанию, то на одном полюсе «разместится» правовой скепсис, т.е. скептическое отношение к праву; а на другом — правовой цинизм или откровенное игнорирование требований права, грубый правовой произвол. И если для общества весьма опасен правовой цинизм, то, хотя и в меньшей мере, но все же в силу своей распространенности правовой скепсис также небезопасен.

Использование поуровневого подхода к рассматриваемой проблеме позволяет выявить определенные уровни правового нигилизма: общесоциальный; отдельных социальных структур — государственных и негосударственных, формальных и неформальных; отдельной личности.

Распространение нигилизма на общесоциальном уровне означает, что государство, как управляющая система в обществе, пренебрегает правом либо использует его исключительно как средство подавления индивидуальной воли. Отношения в обществе строятся на основе директив, властных распоряжений, спускаемых сверху. «Верх», как правило, концентрирует на своем полюсе права, возлагая на «низы» обязанность выполнять исходящие от него команды, не связывая себя при этом какими-либо обязательствами перед населением. Право и правовая система в целом носят консервативный характер. Принимаемые законы не имеют прямого действия, что позволяет ведомствам корректировать их по своему усмотрению, ущемляя при этом права и интересы граждан и их законных объединений. Отсутствует эффективный юридический механизм защиты прав личности, в силу чего произвол чиновников не встречает законного «отпора» граждан. Предоставляемые гражданам права и свободы юридически и фактически не обеспечены, вследствие чего их использование чрезмерно затруднено. Правовая индифферентность и отчужденность становятся неотъемлемыми чертами образа жизни личности.

Отмеченный уровень правового нигилизма присущ тому строю, политической формой которого выступает административно-командная система управления. Он — не только порождение, но и необходимый ее атрибут. Провозглашенная в партийных документах задача ликвидации административно-командной системы, одновременно означает отрицание правового нигилизма на общесоциальном уровне и становление общества на путь демократического правового развития. Что касается других уровней, то на каждом из них нигилизм остается весьма распространенным явлением. К примеру, акции гражданского неповиновения, имевшие место в ряде регионов страны и порой перераставшие в массовый произвол, правовой экстремизм националистических организаций, псевдоправовая активность ведомств, вызывающая устойчивое правовое раздражение у населения[15] .

Будучи взаимосвязанными между собой, каждый из уровней вместе с тем имеет относительно автономное значение. Из этого следуют как минимум два вывода методологического характера:

1) Нет фатальной неизбежности быть подвергнутым разрушительному воздействию правового нигилизма;

2) Даже при изменяющейся ситуации на одном из уровней заметных преобразований может и не произойти на других уровнях.

Наверное этим можно объяснить то обстоятельство, что при столь радикальных правовых преобразованиях, происшедших на общесоциальном уровне правовой нигилизм остается достаточно живучим на уровне ведомственных структур[16] .

Таковы основные сферы распространения и вместе с тем наиболее типичные на сегодня формы выражения правового нигилизма. Есть и другие его «измерения» и модификации (правотворческие экспромты, декларативность и многословие законов, неуважение к суду, неконтролируемые процессы суверенизации и сепаратизма, разбалансированность правовой системы, несогласованность в управлении, вседозволенность и т.д.)

Таким образом, можно выделить некоторые общие, наиболее характерные черты современного правового нигилизма. Это:

во-первых , его подчеркнуто демонстративный, воинствующий, конфронтационно-агрессивный характер, что обоснованно квалифицируется общественным мнением как беспредел или запредельность;

во-вторых , глобальность, массовость, широкая распространенность не только среди граждан, социальных и профессиональных групп, слоев, каст, но и официальных государственных структурах, законодательных, исполнительных и правоохранительных эшелонах власти;

в-третьих , многообразие форм проявления — от криминальных до легальных (легитимных), от парламентско-конституционных до митингово-охлократических, от «верхушечных» до бытовых;

в-четвертых , особая степень разрушительности, оппозиционная и популистская направленность, регионально-национальная окраска, переходящая в сепаратизм;

в-пятых , слияние с государственным, политическим, нравственным, духовным, экономическим, религиозным нигилизмом, образующими вместе единый деструктивный (разрушительный) процесс;

в-шестых , связь с негативизмом — более широким течением, захлестнувшим в последние годы сначала советское, а затем российское общество в ходе демонтажа старой и создания новой системы, смены образа жизни.


Заключение

Таким образом, изучив правовой нигилизм, рассмотрев формы выражения и уровни его распространения, я убедилась в том, что такое явление как правовой нигилизм на всех этажах государственного здания и среди населения не знает пределов, потому и называется беспределом, что его проявления можно увидеть практически везде и всюду. При этом причины его распространения уходят далеко в историю нашего государства. Бороться с ним обычными методами малоэффективно и непродуктивно, нужны глубоко продуманные, экстраординарные меры.

Но факторы преодоления правового нигилизма — это длительный процесс, затрагивающий изменение объективных условий жизни общества, целенаправленную идеологическую, организационную работу, осуществление комплекса специально-юридических мер. В концентрированном виде эти меры должны быть сориентированы на то, чтобы создать качественно обновленную социально-правовую среду и утвердить у людей веру в право.

Важнейшая политическая предпосылка преодоления правового нигилизма – формирование новой структуры политических ценностей, в частности предпочтение ценностей порядка, способных установить целесообразное функционирование и развитие социальной системы. Такая целесообразность предполагает, в свою очередь, последовательную реализацию основных задач социальной системы, согласованность действий элементов управления делами общества, эффективные гарантии и средства поддержания всех аспектов безопасности в социальной системе.

1) Определяющий фактор в системе правовых средств преодоления правового нигилизма — юридическая политика правового государства, которая создает у граждан и должностных лиц правовой настрой (тонус). Принципиальное значение в этой связи имеет утверждение в обществе идеи господства права. Однако от осознания идеи до ее воплощения — огромные расстояния. И любые политико-юридические просчеты чреваты осложнениями. Поэтому поспешные или недостаточно обоснованные решения правотворческих органов, создание ведомствами искусственных помех действию закона, нерешительное или неумелое использование правоохранительными учреждениями юридических средств в борьбе с опасными преступными проявлениями способны подтолкнуть отдельные силы в обществе к решению неотложных социальных и острополитических проблем неправовыми средствами. Значит, юридическая политика должна быть последовательной и достаточно радикальной. Только в этом случае она вызовет доверие и поддержку масс.

2) В плане рассматриваемой проблемы важно подчеркнуть, что стратегия правового развития должна быть сориентирована на личность, ее права и законные интересы должны занять центральное место в правовой системе. Личностная направленность юридической политики, несомненно, придаст авторитет правовой системе, будет способствовать восприятию ее населением как социально ценностного института гражданского общества, а, значит, будет преодолена и правовая отчужденность граждан, преодолен или значительно ослаблен правовой нигилизм.

3) Кардинальная реорганизация системы нормативного и индивидуально-юридического регулирования в обществе, где главное значение будет иметь «очищение» правового пространства от обилия запретных зон, чрезмерной юридической закрепощенности личности, предоставления ей максимума юридической свободы для самовыражения. В связи с этим актуальное значение приобретает переход от декларирования к повсеместному воплощению в правотворческую практику общедозволительного принципа правового регулирования поведения граждан и их законных объединений.

4) Большое значение для преодоления правового нигилизма, укрепления у граждан доверия к праву имеет повышение авторитета закона. Изучение проблемы показывает, что доверия у граждан к закону можно добиться при условии, если закон:

а) соответствует представлениям о справедливости, принят на основе достигнутого консенсуса и, таким образом, учитывает интересы больших групп людей (значит, осуществление такого закона будет выгодным для адресатов, позволит с помощью предусмотренных в нем правовых средств решать те задачи, для обеспечения которых он принят);

б) не имеет расхождений с передовыми моральными воззрениями и принципами, прогрессивными национальными и историческими традициями, соответствует достигнутому в обществе уровню культуры (значит закон доступен для восприятия и использования в практической деятельности граждан);

в) имеет надлежащее организационное и материальное обеспечение, отвечает международно-правовым стандартам (значит, соизмерение такого закона с международными пактами не вызывает у адресатов чувства неудовлетворенности национальным правом и потому отпадают мотивы, по которым закон может быть отвергнут массовым сознанием);

г) действует стабильно, а при его отмене или изменении не ухудшает фактического и юридического положения добросовестных участников правоотношений.

Соответствие принимаемых законов отмеченным требованиям укрепит у людей веру в то, что не человек существует для закона, а закон для него.

Необходимо, как советовал И.А. Ильин, сделать все, «чтобы приблизить право к народу, чтобы укрепить массовое правосознание, чтобы народ понимал, знал и ценил свои законы, чтобы он добровольно соблюдал свои обязанности и запретности и лояльно пользовался своими полномочиями. Право должно стать фактором жизни, мерою реального поведения, силою народной души»[17] .

Политика нашего государства в сфере правового регулирования, юридическая практика должна строиться так, чтобы в обществе. В сознании людей утверждалось отношение к праву как к ценности. Без которой невозможно добиться социального порядка, основанного на справедливости, утверждения прав и свобод личности. Необходимо формировать отношение к праву как к средству гармонизации отношений в обществе, защиты прав человека, смягчение возможных конфликтов, как к механизму, устраняющему произвол и насилие. Поэтому очень важно изменить представления людей о праве только как о принудительном средстве.


Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации — М., 2001.

2. Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева.— М.: «Юристъ», 1994.— 360 с.

3. Теория государства и права / Под ред. В.П. Малахова, В.Н. Казакова.— М.: Академический проект, Екатеринбург: Деловая книга, 2002.— 576 с.

4. Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К. Бабаева.— М.: «Юристъ», 2005.— 592 с.

5. Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. М.М. Рассолова, В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева.— М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2000.— 640 с.

6. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов и факультетов / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова — М.: Издательская группа ИНФРА–М — НОРМА, 1997.— 570 с.

7. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. — 2-е изд., перераб. и доп. М.: «Юристъ». 2000.— 776 с.

8. Гойман В.И. Правовой нигилизм: пути преодоления // Советская юстиция. 1990. № 9.

9. Демидов А.И. Политический радикализм как источник правового нигилизма // Государство и право. 1991. № 4.

10. Иванников И.А. Толковый словарь по теории права. Сервис «Словарь». Ростов-на-Дону: «Феникс», 2005.— 128 с.

11. Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве. О сущности правосознания. Собрание сочинений конец 1930 г.— начало 1951 г. Цюрих Т. 4 — М.: Русская книга, 1994.— 416 с.

12. Кистяковский Б.А. В защиту права. (Интеллигенция и правосознание) // Вехи. Из глубины. М., 1991.

13. Марченко М.Н. Теория государства и права: учеб.— 2-е изд., перераб. и доп.— М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005.— 648 с.

14. Тихомиров М.Ю. Юридическая Энциклопедия. Издание третье, дополненное и переработанное.— М.: ЮРИНФОРМЦЕНТР, 1995.— 365 с.

15. Туманов В.А. О правовом нигилизме // Советское государство и право. 1989. № 10.

16. Туманов В.А. Правовой нигилизм в историко-идеологическом ракурсе // Государство и право. 1993. № 8.

17. Франк С.Л. Этика нигилизма (К характеристике нравственного мировоззрения русской интеллигенции) // Вехи. Из глубины. М., 1991.


[1] Гойман В. Правовой нигилизм: пути преодоления // Советская юстиция. 1990. № 9. С.4.

[2] Франк С.Л. Этика нигилизма // Вехи. Из глубины. М., 1991. С. 172, 173.

[3] См.: Демидов А.И. Политический радикализм как источник правового нигилизма // Государство и право. 1992. №4. С. 76.

[4] Теория государства и права / Под ред. Н.И, Матузова. М.: Юристъ. 2000. С. 685.

[5] Там же. С. 686.

[6] Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве. О сущности правосознания. М., 1994. С. 165-166.

[7] См.: Туманов В.А. Правовой нигилизм в историко-идеологическом ракурсе // Государство и право. 1993. № 8. С. 52.

[8] Там же. С. 52.

[9] Туманов В.А. О правовом нигилизмее // Государство и право. 1989. № 10. С. 21.

[10] Туманов В.А. О правовом нигилизмее // Государство и право. 1989. № 10. С. 22.

[11] Теория государства и права / Под ред. Н.И, Матузова. М.: Юристъ. 2000. С. 697.

[12] Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве. О сущности правосознания. М., 1994. С. 225.

[13] Теория государства и права / Под ред. Н.И, Матузова. М.: Юристъ. 2000. С. 704.

[14] Демидов А.И. Политический радикализм как источник правового нигилизма // Государство и право. 1992. №4. С. 75.

[15] См.: Гойман В. Правовой нигилизм: пути преодоления // Советская юстиция. 1990. № 9. С. 4.

[16] Там же. С. 5.

[17] Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве. О сущности правосознания. М., 1994. С. 178.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:04:07 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:33:07 28 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Теоретико-правовые аспекты правового нигилизма

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150529)
Комментарии (1836)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru