Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Судебная система Российской империи по Учреждению судебных установлений 1864 г.

Название: Судебная система Российской империи по Учреждению судебных установлений 1864 г.
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 06:15:18 20 ноября 2003 Похожие работы
Просмотров: 2346 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Московский государственный социальный университет

Филиал г. Саратов

Курсовая работа

по истории отечественного государства и права

Судебная система Российской империи по Учреждению судебных установлений 1864 г.

Выполнила:

студентка 2 курса

заочного отделения

юридического факультета

Пруцкова

Надежда Сергеевна

Проверил:

преподаватель

Теслин

Виктор Степанович

Саратов 2000


Содержание

стр.

Введение…………………………………………………………………….3

1. Судебная система в конце XVIII-первой половине

XIX века, ее недостатки…………………………………………………………..5

2. Попытки проведения судебной реформы в первой

половине XIX века………………………………………………………………...7

3. Предпосылки и разработка судебной реформы 1864 г………………..8

4. Основные принципы судоустройства по судебным уставам

1864 г……………………………………………………………………………….12

4.1. Учреждение судебных установлений…………………………….12

4.2. Устав уголовного судопроизводства……………………………..14

4.3. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями…………...16

4.4. Устав гражданского судопро­изводства. …………………………23

5. Система судов, их компетенция………………………………………....25

Заключение …………………………………………………………………..28

Список литературы………………………………………………………….29


Введение.

Во второй половине XVIII в. в России шел процесс разложения фео­дально-крепостнического строя и развития буржуазных отношений. Он особенно усилился в первой половине XIX в. и привел к кризису фео­дализма. Во всех основных отраслях экономики шло постепенное фор­мирование капиталистического уклада.

Развитие капиталистических отношений происходило в рамках ста­рого феодального способа производства, который оставался господ­ствующим и в этот период.

Дальнейшее развитие производительных сил вступало в противоре­чие с существующим строем, что приводило к обострению классовой борьбы и усилению антикрепостнического движения в России. Усиление эксплуатации крестьян, произвол помещиков и администрации вызыва­ли крестьянские волнения. В первой половине XIX в. участились вы­ступления крепостных, посессионных и наемных рабочих на мануфак­турах, особенно на заводах Урала. Недовольство затронуло и армию (волнения в 1820 г. в Семеновском гвардейском полку, среди военных поселенцев и др.). Против национального угнетения выступали пора­бощенные царизмом народы (восстание в Польше в 1830-1831 гг.). В 1825 г. произошло восстание декабристов, положившее начало дворян­скому этапу в истории революционного движения в России.

Все эти выступления были подавлены царской администрацией, но они оказали влияние на общественно-политическое развитие страны, на развитие государства и права, в частности, судебной системы , особенностям развития которой посвящена данная курсовая работа.

Крестьянская реформа стала крупнейшим по­воротом в истории России XIX века. Не будучи, конеч­но, «революцией сверху», она тем не менее открыла широкий простор для коренных изменении в общественных отношениях, дорогу к капитализму. За крестьянской реформой с неизбежностью последовали другие, которые существенно преобразовали политическую надстрой­ку.

Исследователи считают судебную реформу самой последовательной из всех реформ того времени. В дореволюционной литературе судебная реформа была предметом широкого изучения, преимущественно с апологети­ческих позиций. Не обошли ее и советские авторы. Широко известны, в частности, труды Б. В. Виленского, прежде всего его книга «Судебная реформа и контрреформа в России» (Саратов, 1969). Подготовке судебной реформы посвящено исследование В. А. Шуваловой. Известны и работы М. В. Немытиной «О судебной контрреформе в России» (в сб. «Государственный строй и политико-правовые идеи России второй половины XIX столетия») и «Применение судебных уставов 1864 года» (в сб. «Буржуазные реформы в России второй половины XIX века»). Некоторые авторы занимаются отдельными аспектами темы. Так, Т. У. Воробейкова и А. Б. Дубровина опубликовали исследование «Преобра­зование административно-полицейского аппарата суда и тю­ремной системы России во второй половине XIX века» (Киев, 1973). На связь судебной и других буржуазных реформ с крестьянской рефор­мой уже в период ее подготовки обратила внимание Л. Г. Заха­рова в работе «Крестьянство России в буржуазных реформах 60-х годов XIX века», опубликованной в сборнике «Социаль­но-политическое и правовое положение крестьянства в дорево­люционной России» (Воронеж, 1983).

Характерной чертой большинства работ исследо­вателей советского периода о судебной реформе долгое время было стремление показать ее негативные стороны. Отсюда делался крен в сторо­ну внимания к контрреформам. И только в последнее время исследователи серьезно обратились к прогрессивным сторонам судебных уставов.

Современный интерес к судебной реформе прошлого века не случаен: и в наши дни принципы судоустройства и процесса, заложенные в судебных уставах, отнюдь не канули в Лету, они являются предметом непосредственного правотворчества и практического применения. Естественно, что буржуазные правовые принципы не могут переноситься прямо в нашу жизнь, но здравое и полезное для общества в них может и должно быть использовано.


1. Судебная система в конце XVIII-первой половине XIX века, ее недостатки.

Судебная реформа, как и все реформы 60–70-х годов, была следствием определенного кризиса российского общества, в том числе и так называемого кризиса верхов, под которым понимают обычно осознание господствующим классом, правя­щей верхушкой необходимости тех или иных изменений. Надо сказать, что судебной реформы желали, кажется, больше, чем крестьянской. Если большинство помещиков вопреки здравому смыслу не хотело освобождения крестьян, то в реформе суда были заинтересованы все, кроме, разве что, кондовых судейс­ких чиновников, имевших недурной доход от неправосудия и не желавших приспосабливаться к новым порядкам. И, разумеет­ся, сторонником судебной реформы, как и реформы кресть­янской, выступал в первую очередь сам император Алек­сандр II, а также его брат Константин Николаевич, который придерживался даже более радикальных взглядов.

Различные рычаги государственной машины самодержавия стали явственно обнаруживать свою негодность к середине XIX века, но, пожалуй, ни один из органов государственного аппарата не находился в столь скверном состоянии, как судебная система.

Система судоустройства России до 60-х годов XIX в. определялась положениями Учреждения о губерниях 1775 г. При систематизации русского права М. М. Спе­ранским это законодательство вошло в книгу 2 тома XV Свода законов. Как писал А. Ф. Кони, получилось «бессвязное собрание самых разновременных постановлений, механически сливавших воедино Уложение царя Алексея Михайловича, указы Петра и, как выразился в 1835 году Государственный совет, «виды правительства», обнародованные в 1784, 1796, 1823 годах.

Суд не был отделен от администрации и носил ярко выраженный сословный характер. Система судебных органов была крайне сложной. Судопроизводство, как и раньше, носило канцелярский характер, в нем продолжала применяться теория формальной оценки доказательств, отсутствовала гласность процесса, не было равенства сторон, обвиняе­мый не имел права на защиту.

Другой порок дореформенного суда – взяточничество. Это, наряду с произволом и невежеством чиновников, типичное для всех звеньев государственного аппарата явление здесь приобрело настолько чудовищный, всепоглощающий размах, что его вынуждены были признать даже самые ярые защитни­ки самодержавно-крепостнических порядков. Подавляющее большинство судебных чиновников рассматривали свою должность как средство наживы и самым бесцеремонным образом требовали взятки со всех обращавшихся в суд. Попытки правительства бороться со взяточничеством не дава­ли никаких результатов, т. к. этот порок охватил весь государственный аппарат. Крайне низкая общая грамотность судей, не говоря уже о грамотности юридической, обусловила фактическое сосредоточение всего дела правосудия в руках канцелярских чиновников и секретарей.

В дореформенном суде господствовала инквизиционная (розыскная) форма судопроизводства. Процесс проходил в глубокой тайне. Принцип письменности предполагал, что суд решает дело не на основе живого, непосредственного восприя­тия доказательств, личного ознакомления со всеми материала­ми дела, непосредственного устного допроса обвиняемого-подсудимого, свидетелей, а опираясь на письменные материа­лы, полученные во время следствия. Да и доказательства оценивались по формальной системе. Их сила заранее опреде­лялась законом, который твердо устанавливал, что может, а что не может быть доказательством. Закон же устанавливал и степень достоверности допускаемых доказательств, деля их на несовершенные и совершенные, т. е. такие, которые давали основание для окончательного приговора и не могли быть опровергнуты подсудимым. Но и среди них особо выделялось признание – «лутчее свидетельство всего света». Для полу­чения его широко применялась пытка, формально запрещенная в 1801 году, но на практике просуществовавшая на протяжении всей первой половины XIX века.

Недостатки судебной системы и судопроизводства вызывали недо­вольство даже привилегированных сословий (не только буржуазии, но и дворянства)1 . Резкой критике подвергали российскую судебную систему революционные демократы (А. Н. Радищев, декабристы, А. И. Герцен, Н. П. Огарев) и революционеры-разночинцы. И даже отъявленные реакционеры не могли не признать необходимость ее реформы.


2. Попытки проведения судебной реформы в первой половине XIX века.

История подготовки судебной реформы уходит своими корнями в первую половину XIX века. В 1803 году М. М. Спе­ранский предложил широкую программу усовершенствования судебной системы России, получившую дальнейшее развитие во «Введении к уложению государственных законов» 1809 го­да1 . В 1821 и 1826 годах он возвращался к проектам судебных преобразований, которые поддержал В. П. Кочубей. В 1836 го­ду II отделение императорской канцелярии и Министерство юстиции разработали новые проекты законов о судоустройстве и судопроизводстве, основанные на принципах, предложенных еще в 1827 году статс-секретарем М. А. Балугьянским, но и они не были утверждены. В 1837 году II отделение и Ми­нистерство юстиции представили проект улучшения следствен­ной части, этому же был посвящен доклад Д. Н. Блудова, составленный в 1844 году. Все эти документы в случае их принятия могли бы существенно улучшить судебную систему России, но, поскольку они, пусть и весьма робко, проводили некоторые буржуазные принципы, правительство их отвергло.

Хотя судебная реформа, казалось бы, затрагивала лишь специфическую часть государственного механизма и всей политической системы, автору данной работы думается, что ее нельзя провести изолированно, без решения коренных вопросов общественной жизни, в первую очередь крестьянского. Именно поэтому остались без последствий все начинания, проводимые при Николае I, и именно поэтому с восшествием на престол его сына, когда возникли идеи крестьянской реформы, разверну­лись практические работы и по реформе судебной. Если судебную реформу нельзя было провести без раскрепощения крестьян, то и это раскрепощение в свою очередь требовало, по мнению даже самих помещиков, преобразования судебной системы хотя бы уже потому, что освобожденные крестьяне выходили из-под юрисдикции их бывших владельцев.


3. Предпосылки и разработка судебной реформы 1864 г.

Отправным моментом для подготовки судебной реформы М. Г. Коротких считает 15 ноября 1857 г. – день, когда в Го­сударственный совет был внесен проект реорганизации граж­данского судопроизводства1 . Думается, что этот отправной момент можно перенести на более раннее время, по крайней мере на полгода. Еще летом 1857 года император повелел представить в Государственный совет проект Устава граждан­ского судопроизводства, родившийся в недрах II отделения. К проекту была приложена объяснительная записка начальни­ка 11 отделения графа Д. Н. Блудова, датированная 8 июня. Проект исходил из введения принципа состязательности процесса, предлагалось сократить количество судебных инстан­ций и обратить внимание на существенное совершенствование кадров судебных органов.

Проект Устава гражданского судопроизводства вызвал в правительственных кругах определенную реакцию, расколов высшее чиновничество на две основные группы – либералов и консерваторов. По мере того, как идеи реформы проникали в более широкие круги дворянства, эти группы пополнялись новыми единомышленниками. Либералы хотели существенной перестройки судоустройства и судопроизводства, консервато­ры – лишь ограниченных изменений. Эта дифференциация переплеталась с другой: либералы видели образец для России на Западе, консерваторы звали искать новые решения на основе анализа исторического прошлого страны. Консерваторы, и прежде всего сам граф Д. Н. Блудов, боялись коренных изменений, во всяком случае глава II отделения не хотел следовать западноевропейским образцам и вводить принципы устности, гласности, непосредственности, равенства сторон в процессе, учреждать адвокатуру. На противоположных позициях стоял либерал князь П. Д. Долгорукий, направивший осенью 1857 года специальную записку императору, которую тот внимательно изучил. Поначалу Александр II разделял взгляды Блудова, а брат императора Константин Николаевич присоединился к либеральному лагерю. Он поручил князю Д. А. Оболенскому дать заключение на проект Блудова. Оболенский составил документ – «Замечания на проект ново­го судопроизводства в России», ставший достоянием об­щественности и получивший широкий резонанс. В нем резко критиковалось как существующее положение, так и сам проект.

В 1858 году дискуссия о судебной реформе вышла за стены высоких чиновничьих кабинетов и перешла на страницы журналов и иных изданий. Обсуждение затянулось на 2 года и увенчалось победой либеральных настроений: проект Устава гражданского судопроизводства был отклонен. Но уже в ходе этого процесса рождались новые веяния. 8 сентября 1858 года не кто иной, как сам Д. Н. Блудов подал императору доклад «Об установлении присяжных стряпчих», т. е. об учреждении адвокатуры. Вопрос об адвокатуре был предметом ожесто­ченных споров. Судебное представительство известно на Руси с давних времен. Однако настоящей адвокатуры у нас не было никогда. Это объяснялось тем, что господство следственного процесса делало фигуру адвоката практически ненужной.

Существовали лишь всякого рода ходатаи и поверенные – люди, обычно юридически неподготовленные, а порой и просто неграмотные, ставившие своей целью не помочь правосудию, а всячески запутать дело, чтобы выиграть его любой ценой. Профессия эта была малоуважаемой, непопулярной. В ходе подготовки реформы складывалось решительное мнение об упразднении такого рода судебных представителей. Вместе с тем еще со времен Екатерины II, напуганной Французской революцией, в руководстве которой адвокаты занимали видное место, у российских императоров сложилось резко отрицатель­ное отношение к адвокатуре. Вследствие этого новый проект Блудова надо рассматривать как серьезный поворот в сторону преодоления отрицательного отношения властей к институту адвокатуры.

И все же первым шагом в практическом проведении судебной реформы было преобразование не гражданского процесса и не адвокатуры, а прямо противоположной сферы – следствия. В мае 1860 года Государственный совет принял закон о судебных следователях, санкционированный императо­ром. Проект закона был разработан статс-секретарем Госу­дарственного совета С. И. Зарудным, специально изучившим законодательство и практику европейских государств, куда он был командирован.

Уже в ходе обсуждения в Государственном совете проекта Устава гражданского судопроизводства председатель Совета А. Ф. Орлов пришел к выводу, что, прежде чем принимать подобный устав, следует изменить систему судоустройства. Он изложил эту мысль в специальной записке и направил ее императору. Александр II согласился с Орловым, результатом чего явилось представление в Государственный совет 12 ноября 1859 г. тем же Блудовым проекта Положения о судоустройстве. В проекте содержались определенные свежие идеи, в частности большое внимание уделялось ведению института мировых судей. В конце того же года, 10 декабря, начальник II отделе­ния направил на рассмотрение и проект Устава по преступле­ниям и проступкам, т. е. уголовно-процессуального кодекса. Этот проект исходил из консервативных концепций, прежде всего он стремился сохранить следственный процесс.

Проекты Блудова, розданные для обсуждения заинтересо­ванным чиновникам, подверглись критике как справа, так и слева. Замечания рассматривались соединенными департа­ментами Государственного совета в течение 1860–1861 гг., но в проекты в силу сопротивления Блудова были внесены лишь небольшие изменения. Создавалась определенная кризисная ситуация. Между тем утверждение документов крестьянской реформы делало настоятельным проведение и судебной рефор­мы. Чтобы как-то выйти из положения, подготовка документов о судоустройстве и судопроизводстве из II отделения была передана в Государственную канцелярию.

19 октября 1861 г. Д. Н. Блудов представил императору доклад, в котором подводились итоги работы, описывалось состояние дел на данный момент и высказывались предложе­ния на будущее. Александр II утвердил программу, содержав­шуюся в докладе. Была создана комиссия, в которую вошли виднейшие юристы: сотрудник Государственной канцелярии А. П. Плавский, исполняющие должность статс-секретарей Го­сударственного совета Н. И. Стояновский и С. И. Зарудный, обер-секретарь общего собрания московских департаментов Сената К. П. Победоносцев и др. Фактически возглавлял ее работу С. И. Зарудный. Члены комиссии были не только крупными правоведами, но и широко образованными людьми. Так, С. И. Зарудный и Н. А. Буцковский, обер-прокурор об­щего собрания Московских департаментов Сената, имели высшее математическое образование. Московский губернский прокурор Д. А. Ровинский был ученым, писателем, почетным членом Академии художеств.

Комиссия, состоявшая в основном из единомышленников, пошла по пути, противоположному блудовскому. За основу была взята общая теория буржуазного судоустройства и су­допроизводства и практика западноевропейского законодатель­ства. Конечно, отцы реформы должны были считаться с рос­сийской действительностью и традициями и вводили в свои проекты определенные коррективы, но при этом старались доказать, что буржуазные институты вроде суда присяжных или адвокатуры ни в коей мере не подрывают основы само­державия. Они и действительно предусматривали меры к тому, чтобы оберечь самодержавный строй от возможных посяга­тельств. Так, именно в это время родилась идея замены суда присяжных по государственным преступлениям судом сослов­ных представителей.

Единомыслие членов комиссии не исключало оживленных споров между ними. Определенные дебаты вызвала, например, проблема выборности судей. Было высказано серьезное возра­жение против этого принципа, который ставит судью в зависи­мость от избирателей. Предлагалось ввести назначение, соеди­ненное с несменяемостью судей, что в сочетании с предлагае­мыми высокими должностными окладами сделало бы их в достаточной мере независимыми от внешних влияний.

Результатом работы комиссии стали «Основные положения преобразования судебной части в России», в апреле 1862 года представленные императору. По его повелению документ был передан на рассмотрение соединенных департаментов законов и гражданских дел Государственного совета. «Основные положе­ния» рассматривались с 28 апреля по 30 июля и со 2 по 4 сентября 1862 г. сначала соединенными департаментами, а затем в расширенном заседании Государственного совета.

29 сентября 1862 г. «Основные положения» были утвер­ждены императором. Еще при завершении работы Госу­дарственного совета обсуждался вопрос, следует ли довести до общественности результаты его деятельности. Вопрос непро­стой, поскольку до сих пор в России было принято готовить законопроекты в тайне. Победили сторонники гласности, и Александр II предписал опубликовать «Основные положе­ния» в печати. Таким образом, прогрессивные черты предпола­гаемой реформы были дополнены и новым способом работы над ней.

«Основные положения преобразования судебной части в России» состояли из трех частей, посвященных соответствен­но судоустройству, гражданскому и уголовному судопроизвод­ству. В них фиксировались такие новые институты, как отделение суда от администрации, выборный мировой суд, притом всесословный, присяжные заседатели в окружном суде, адвокатура, принцип состязательности. Новый статус приобре­ла прокуратура. Ее права ограничивались, но зато прокурор становился стороной в процессе, и не только в уголовном, но и в гражданском.

Прогрессивные идеи пронизывали и процессуальную часть «Основных положений». Закреплялся принцип осуществления правосудия только судом, принцип гласности судебного разби­рательства, отменялась система формальных доказательств, упразднялся институт оставления в подозрении, утверждалась двухинстанционность уголовного процесса и проч. Вместе с тем сохранялись некоторые не вполне демократические институты: особый порядок рассмотрения дел по государственным пре­ступлениям, некоторые элементы сословности при отмене ее в принципе и др.

27 сентября 1862 г. император утвердил доклад государ­ственного секретаря В. П. Буткова, содержавший план даль­нейших работ по судебной реформе. Подготовка проектов должна была вестись теперь Государственной канцелярией, но в комиссию кроме работников канцелярии включались также представители 11 отделения и Министерства юстиции. Буткову было дано право привлекать и других работников, поскольку срок представления проектов был установлен весьма жест­кий – всего полгода. В комиссию вошли авторы «Основных положений» и лучшие юридические умы того времени, притом со всей России. Помимо постоянного состава в ней участвовали различные эксперты – от университетских профессоров до полицейских чиновников. Больше того, комиссия открыто обратилась к общественности с просьбой оказать ей содействие в работе. Руководил деятельностью комиссии практически опять же С. И. Зарудный. Подготовленные проекты рассмат­ривались в Государственном совете в мае – июле 1864 года и были утверждены императором 20 ноября 1864 г.1

Подводя итог рассмотрению предпосылок и разработки судебной реформы 1864 года, хотелось бы отметить, что в гражданском судопроизводстве много внимания уделя­лось мировому суду. Перед ним ставились задачи в первую очередь по примирению сторон, благо дела, ему подсудные, были не слишком крупными. Более серьезные иски разбирал окружной суд. В гражданском процессе большое место занимал принцип диспозитивности, хотя в определенных случаях предусматривалось и участие прокурора.


4. Основные принципы судоустройства по судебным уставам 1864 г.

Документы судебной реформы включают в себя четыре закона. Один из них посвящен судоустройству, два – процес­су, гражданскому и уголовному, и один новый, отсутствовав­ший в «Основных положениях», – Устав о наказаниях, налага­емых мировыми судьями – кодекс материального права, содер­жавший нормы о небольших уголовных и административных правонарушениях. В целом же судебные уставы исходили из принципов и идей, заложенных в «Основных положениях».1

В 1864 г. после длительной подготовки были утверждены следующие документы, составившие в целом судебную реформу:

1) Учреждения судебных установлении;

2) Устав уголовного судопроизводства;

3) Устав гражданского судопроизводства;

4) Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

4.1. Учреждение судебных установлений.

Новые основания судоустройст­ва, на которых покоилась су­дебная реформа, закреплены в одном из четырех судебных уставов – Учреждении судебных установлении. Провозглаша­ется отделение судебной власти от административной, незави­симость и несменяемость судей. Отменяется сословный принцип построения судебной системы и вводится всесослов­ный суд. Сокращается число судебных инстанций, судебные органы строятся по значимости рассматриваемых уголовных дел: мировая юстиция предназначается для малозначительных дел, общие судебные места – для дел, не ограниченных ни тяжестью преступления, ни ценой гражданского иска. Мировой суд – выборный. Состав общих судебных мест назначается правительством. Для рассмотрения уголовных дел в окружных судах вводится институт присяжных заседателей. Впервые в истории России учреждается адвокатура (присяжные пове­ренные), «без которых решительно невозможно будет введение состязания в гражданском и судебных прений в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и предоставления полной защиты тяжущимся и обвиняемым перед су­дом». Реорганизуется прокуратура, включенная теперь в су­дебное ведомство. Задачи прокуратуры охватывают надзор за единообразным соблюдением законов, возбуждение уголовного преследования, участие в уголовном и гражданском судопро­изводстве в предусмотренных законом случаях. Прокуратура создается как верный страж правительственных интересов, сила, которая должна активно противодействовать всяким попыткам использовать демократические институты судебной реформы в интересах растущего революционного движения. Судебная реформа предусмотрела включение в судебное ве­домство и изъятой у полиции в 1860 году следственной части.

Эти основополагающие принципы судоустройства, провоз­глашенные при принятии судебных уставов, существенно дополняли демократические основания судопроизводства – гласность, состязательность, устность, непосредственность и право на защиту. Вместе с ними они и делали судебную реформу наиболее буржуазной из всех буржуазных реформ второй половины XIX века в России.

Новая система судов сменила ту, что введена была Учреждениями для управления губерний 1775 года и частич­но упрощена в конце XVIII –первой половине XIX века. Дореформенный суд строился по сословному принципу – суды для дворян (уездный суд, верхний земский суд), суды для мещан (городской магистрат, губернский магистрат), суды для государственных крестьян (нижняя расправа, верхняя распра­ва). Кроме того, в Петербурге и Москве для чиновников и дворян, постоянно там проживающих, создавались нижние надворные суды и верхние надворные суды. В губернских городах кроме верхних земских судов, губернских магистратов и верхних расправ создавались еще палаты уголовного и граж­данского суда. Всю судебную пирамиду возглавлял Сенат. Это судоустройство просуществовало до 1797 года, когда были ликвидированы все суды второго звена – верхний земский суд, губернский магистрат, верхняя расправа и верхний надворный суд, а палаты уголовного суда и палаты граждан­ского суда объединены под общим названием палат суда и расправы. Дальнейшие изменения системы судоустройства произошли в 1801 году, когда указом 9 сентября ликвидирова­лись нижние земские суды, управы благочиния и нижние расправы, палаты суда и расправы переименовываются в пала­ты уголовного и гражданского суда. Эта судебная система – уездные суды для дворян и государственных крестьян, городовые магистраты для мещан, надворные суды в Пе­тербурге и Москве для дворян, постоянно там проживающих, и чиновников, палаты уголовного и гражданского суда и Се­нат – просуществовала вплоть до судебной реформы и была включена в Свод законов. Кроме того, в дореформенный период существовало множество специальных судов – воен­ных, духовных, коммерческих, совестных и проч. Среди них особенно выделялись военные и совестные суды.

Многочисленные попытки реорганизации суда в первой половине XIX века прежде всего касались судоустройства. Как уже говорилось, М. М. Сперанский в 1803 году предложил проект судебных преобразований, касавшихся преимущественно судоустройства; эти же идеи были им развиты во «Введении к уложению государственных законов» 1809 года и в проектах 20-х годов. К проектам Сперанского примкнул В. П. Кочубей, предложивший учредить «мирные суды» для рассмотрения исключительно гражданских дел. В 1827 году появился проект М. А. Балугьянского, содержавший развернутый план создания новой судебной системы. Хотя этот план и сохранял прежний сословный принцип построения судебной системы, он был известным шагом вперед, так как сокращал число судебных инстанций, ратовал за независимость суда от администрации и предлагал ввести пожизненность назначения судей, т. е. не­сменяемость их. Проект был встречен рядом возражений со стороны бюрократического окружения Николая I и его самого, что привело к отклонению документа1 .

В 1859 году II отделение под руководством Д. Н. Блудова создало свой проект судоустройства. Когда началась непосредственная подготовка судебной реформы и император в октябре 1861 года возвелел разработать «Основные положения преобра­зования судебной части в России», проекты судоустройства занимали здесь одно из главенствующих мест. Поэтому когда в сентябре 1862 года царь утвердил «Основные положения преобразования судебной части в России», содержавшие со­ображения относительно начал предстоящей судебной рефор­мы, «Основные положения судоустройства» имели уже закон­ченную схему создания новых судебных органов в стране. Вместе с «Основными положениями уголовного судопроизвод­ства» и «Основными положениями гражданского судопро­изводства» они и составили основу судебных уставов 20 ноября 1864г.

4.2. Устав уголовного судопроизводства.

Буржуазным принципам судоустройства, введенным су­дебной реформой, соответствовали буржуазные начала судопроизводства. С принятием судебных уставов на смену инквизиционному розыскному процессу приходит процесс состязательный, основанный на свободной оценке судом дока­зательств, рассмотренных в ходе гласного судебного разбира­тельства. По образцу государств, где давно уже утвердились буржуазные основы судопроизводства (в первую очередь Франции), в России была установлена так называемая смешанная форма судопроизводства, при которой уголовное разбирательство осуществляется в две стадии. Первая – предварительное разбирательство, негласное, письменное, не знающее равноправия сторон. Вторая стадия – судебное раз­бирательство, оно основывается на гласности, устности, состя­зательности при свободной оценке доказательств по внутренне­му убеждению судей, разделенных на коронный суд и скамью присяжных заседателей. Только по малозначительным делам, подлежавшим рассмотрению в мировых судах, разделение уголовного судопроизводства на стадии отсутствует.

Разработка проектов нового процессуального законодатель­ства, как основ судоустройства, началась в первой половине XIX века. Закончив работу над Сводом законов, II отделение под руководством М. М. Сперанского приступило к подготовке проекта Устава судопроизводства по преступлениям и проступ­кам, продолженной затем под руководством Д. Н. Блудова. Руководящим принципом для разработчиков служило извест­ное указание Николая I: «Недостаток результатов происходил, главнейше, от того, что всегда обращались к сочинению новых законов, тогда как надо было сперва собрать вполне и привести в порядок те, что уже существуют». Результатом работы П отделения стал Проект о следствии1 , разработанный совместно с Министерством юстиции в 1837 году.

Сознавая, что нельзя не внести никаких изменений в поря­док расследования, авторы говорят, очень глухо, правда, о правах обвиняемого, предлагают ввести постоянный институт депутатов от сословий для участия в производстве расследова­ния и проч. Проект утвержден не был. Аналогичная судьба постигла и ряд других проектов. Отметим, что инквизицион­ный порядок в них оставался неизменным как при расследова­нии, так и при рассмотрении дела в суде.

Резкое обострение классовой борьбы в конце первой половины XIX века и возникновение революционной ситуации вновь поставили вопрос о необходимости улучшения деятель­ности судебных и следственных органов. Под руководством того же Д. Н. Блудова в 1859 году был составлен так называе­мый Устав судопроизводства по преступлениям и проступкам, который мыслился в качестве процессуального дополнения к Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года. Документ мало чем отличался от упомянутого выше Проекта о следствии 1837 года. Новым было, пожалуй, только то, что обвиняемому в завершающей стадии предварительного расследования предоставлялось право приглашать защитника и родственников. Фундаментом Устава уголовного судопро­изводства стали Основные положения уголовного судопро­изводства 29 сентября 1862 г. – составная часть Основных положений преобразования судебной части в России.

В основу нового судопроизводства были положены следую­щие начала: 1) концепция формальных доказательств отменя­ется, а помещаемые в судебных уставах правила о силе доказательств должны служить только руководством при определении вины или невиновности подсудимых по внутрен­нему убеждению судей, основанному на совокупности обстоя­тельств, обнаруженных при производстве следствия и суда;

2) приговор может быть или осуждающим, или оправдываю­щим подсудимого. Оставление в подозрении не допускает­ся 8. Либеральные деятели судебной реформы сумели защитить свои убеждения в том, что формальная система оценки доказательств не обеспечивала осуждения виновного и оправ­дания невиновного, что только свободная оценка доказательств на основании внутреннего убеждения судей служит гарантией правосудия. Были также отвергнуты приговоры об оставлении в подозрении, так как они «... суть не что иное, как не­избежный, но противный правосудию исход формальной теории доказательств».

Введение буржуазных принципов судопроизводства, про­возглашенных в Европе в период буржуазных революций XVII–XVIII веков, было, разумеется, прогрессивным явле­нием. Вместе с тем следует иметь в виду, что царизм ввел не все буржуазно-демократические положения: защита не была допущена в стадии предварительного расследования, госу­дарственные преступления были изъяты из компетенции суда присяжных и проч. Новое уголовное судопроизводство больше других составных частей судебной реформы вошло в противо­речие со всей самодержавно-чиновничьей системой, больше судоустройства и гражданского судопроизводства подвергалось нападкам реакционной охранительной печати и в максимальной степени было искажено контрреформой.

Устав уголовного судопроизводства состоит из трех книг и шестидесяти глав. Книги включают в себя разделы. Структура Устава позволяет быстро и без труда найти нужную статью. Формулировки статей четки и достаточно лаконичны, что выгодно отличало новое процессуальное законодательство от дореформенного.

4.3. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

Среди документов судебной ре­формы Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судь­ями занимает особое место.

Если первые три закона, регулирующие судоустройство и судопроизводство, составляют основу реформы, определяют ее содержание, то четвертый, регулирующий материальные пра­воотношения, стоит особняком, не вписывается в довольно стройную и логически завершенную триаду.

Наименее исследованный. Устав подвергся наиболее ожес­точенной критике специалистов, в основном практиков, деяте­лей мировой юстиции. Этот – из четырех самый маленький по объему (он составляет менее 6% общего объема судебных уставов) – закон некоторые его интерпретаторы не удосужи­лись, видимо, даже прочесть, – иначе не объяснить утвержде­ния, будто в нем нашли отражение вопросы судоустройства и судопроизводства, связанные с организацией и деятель­ностью мирового суда. Ошибочность подобного утверждения видна уже при беглом просмотре текста Устава. Однако есть вопросы, ответы на которые не лежат на поверхности. Среди них – вопрос о характере деяний, предусмотренных Уставом. Об этом по-разному пишут исследователи, не было единства в этом и у его составителей.

Вопрос о разграничении преступлений и проступков был поставлен в законотворческой идеологии и практике Российской империи еще в XVIII веке. Екатерина II в первом Дополнении к большому Наказу Уложенной комиссии 1767 года высказала заимствованную у Монтескье мысль о том, что «не надобно смешивать великого нарушения законов с простым нарушением установленного благочиния: сих вещей в одном ряду ставить не должно». В первом случае суд определяет наказание на основе законов, во втором – полиция осуществляет исправление, руко­водствуясь уставами. Эта идея нашла воплощение в Уставе благочиния, или полицейском, 1782 года, согласно которому лица, совершившие значительные правонарушения, направля­лись в суд для определения им меры наказания, а по малозначи­тельным нарушениям окончательное решение принималось в полиции. Здесь уже намечается практическое разграничение преступлений и проступков. Не случайно дореволюционные полицеисты последние две главы Устава благочиния называли полицейским карательным кодексом.

Составленный во II отделении собственной его импера­торского величеста канцелярии под руководством М. М. Спе­ранского проект Положения о С.-Петербургской полиции включал особую часть «О суде полицейском», в которой предусматривалась ответственность за «маловажные преступ­ления и проступки против благочиния». Однако Государствен­ный совет, которому был представлен проект, не утвердил эту часть Положения, признав, что такой вопрос должен решаться при общем пересмотре уголовных законов.

Ко времени проведения общей кодификации русского уголовного права, во второй четверти XIX века, европейская практика накопила довольно большой опыт составления уго­ловных кодексов. Этот опыт изучался русскими кодификатора­ми. Так, был изучен образцовый для буржуазного общества Уголовный кодекс Франции 1810 года, в котором преступные деяния подразделяются на преступления, проступки и поли­цейские нарушения. Преступления и проступки в тексте кодекса не разграничивались и различались только по виду и степени наказаний. Полицейские нарушения были выделены в отдельную (четвертую) книгу.

В императорском рескрипте от 5 июня 1811 г. преступления были разделены на три степени также по виду и тяжести наказаний: за совершение преступления первой степени винов­ный подвергался гражданской смерти или каторжным работам, второй – ссылке в Сибирь на поселение или отдаче в военную службу, третьей – легкому телесному наказанию с обращени­ем на прежнее место жительства или содержанием в смири­тельных и работных домах. В последующем законодательстве такое разграничение встречается лишь однажды – в указе 14 февраля 1824 г.

Общепринятое для российского законодательства того времени деление преступлений на уголовные и на маловажные и проступки было зафиксировано в первом издании Свода уголовных законов, в ст. 1 которого дается общее понятие преступления как всякого деяния, запрещенного законом под страхом наказания, а в ст. 2 приводится определение маловаж­ных преступлений и проступков (в отличие от уголовных преступлений) как деяний, запрещенных под страхом легкого телесного наказания или полицейского исправления. В разно­го рода уставах, содержавшихся в т. XIII, XIV Свода законов, предусматривались многочисленные нарушения, за которые следовали назначаемые полицией наказания.

При подготовке Уложения о наказаниях уголовных и ис­правительных 1845 года специально и подробно рассматривал­ся вопрос о создании двух самостоятельных кодексов – о преступлениях, подлежащих рассмотрению уголовного суда, и о проступках, которые бы непосредственно и окончательно рассматривались полицейскими органами. Несмотря на то, что составители сознавали практическую важность и пользу по­добного разделения, вопрос этот положительно решен не был. В едином Уложении разграничение преступлений и проступков, как известно, было проведено по объекту посягатель­ства, а также на противопоставлении уставов и законов, содержащих правила (однако на практике четкой грани между этими нормативно-правовыми актами не проводилось). После­довательное разграничение преступлений и проступков в Уло­жении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года отсутствует. Более того, в Уложение были включены многие правонарушения, предусмотренные разного рода уставами, содержавшими нормы о наказаниях, применяемых полицией. Это обстоятельство, с одной стороны, еще более затуманивало различие между преступлением и проступком, а следовательно, между уголовной и административной ответственностью, но, с другой сторона, вело к освобождению полицейских органов от судебных функций, т. е. к дальнейшему отделению суда от администрации. Именно это соображение и подталкивало к составлению отдельного кодекса маловажных преступлений и проступков.

Еще в 1814 году в записке, представленной графом В. П. Кочубеем на имя Александра I, ставился вопрос об отделении судебной власти от полицейской учреждением в уездах «мирных» судей, которые бы разбирали споры и тяжбы, руководствуясь в основном совестью и здравым смыслом. На эту записку обратил внимание секретный «коми­тет 1826 года», созданный для разбора бумаг умершего императора. В 1834 году министр внутренних дел Д. Н. Блудов предлагал для рассмотрения малозначительных преступле­ний создать специальные полицейские суды, в которых бы рассматривались дела крестьян и городских низов. Позднее, занимаясь подготовкой судебной реформы, Д. Н. Блудов при­дет к выводу о необходимости создания мировых судов для рассмотрения мелких дел и особого кодекса для них.

В начале 1859 года особая комиссия, состоявшая из членов Государственного совета, рассматривая отчет Министерства внутренних дел за 1857 год, обратила внимание на низкую раскрываемость преступлений, а также на медлительность рассмотрения в судах дел о маловажных преступлениях, по которым из-за необходимости соблюдать все обряды и формы судопроизводства, единого для всех уголовных дел, содержится под стражей длительное время большое число лиц, приговари­ваемых к «легкому исправительному наказанию». Предвари­тельное содержание под стражей этих лиц было более тяжким наказанием, нежели взыскание, к которому они приговарива­лись. «Между тем, эти арестанты во время содержания в тюрьме теряют остаток нравственности и обременяют казну бесполезным содержанием своим», – отмечалось в журнале комиссии. Комиссия предлагала выделить маловажные пре­ступления и проступки, рассмотрение которых производилось бы «судебно-полицейским, или сокращенным порядком»1 . Так был дан новый толчок к организации мирового суда и к состав­лению кодекса незначительных преступлений и проступков, который совпал с подготовкой крестьянской, полицейской, земской и судебной реформ.

В апреле 1859 года мнение комиссии было заслушано в Совете министров под председательством императора. По его указанию предложения комиссии были переданы главноуправляющему II отделением императорской канцелярии графу Блудову, где в то время рассматривался проект нового Устава уголовного судопроизводства.

Одновременно, с марта 1859 года, при Министерстве внутренних дел действовала комиссия по подготовке проекта нового устройства губернских и уездных учреждений. При обсуждении в ней вопроса о способах осуществления принци­пов отделения судебной власти от исполнительной в октябре 1859 года было замечено, что в приложении к ст. 4133 Гу­бернского учреждения (т. П, ч. 1 Свода законов Российской империи 1857 года) перечислено 55 статей Уложения о наказа­ниях уголовных и исправительных, в которых предусматрива­лись наказания за проступки, подведомственные рассмотрению столичных управ благочиния. Ответственность за эти проступ­ки не зависела от сословной принадлежности виновных. Это приложение возбудило мысль о создании Устава о маловажных проступках и стало его основой. В то же время рассматривался проект Устава о сельских гминных судах в Царстве Польском, в ст. ст. 622–813 которого в систематическом порядке зафикси­рованы «самые маловажные проступки» и наказания заних.

В комиссии было решено выделить из Уложения о наказа­ниях уголовных и исправительных те статьи, которые, по ее мнению, относились к собственно проступкам, и из этих статей составить особый устав, которым могли бы руководствоваться мировые судьи. Из Уложения о наказаниях издания 1857 года было извлечено 652 статьи, предусматривавшие маловажные преступления и проступки. Это извлечение 30 апреля 1860 г. было представлено в Государственный совет в качестве 8-го приложения к проекту об уездных учреждениях.

Следующим этапом в разработке Устава, который имено­вался вначале судебно-полицейским, была подготовка во II отделении императорской канцелярии материалов, состав­ленных как из статей Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, так и из других нормативно-правовых актов, предусматривавших малозначительные правонарушения. За эти правонарушения следовали незначительные взыскания, их относили к разряду собственно полицейских проступков, требовавших скорого рассмотрения. Материалы, включившие 606 статей, явились основной базой для подготовки кодекса проступков.

Однако завершение подготовки документов о крестьянской реформе отсрочило составление судебных уставов. После отмены крепостного права эта работа возобновилась. В мае 1861 года Александр II обязал II отделение составить «проект Устава о взысканиях за проступки, подведомые мировым судьям». Но, как уже отмечалось, эта работа в январе 1862 года была передана из II отделения в Государственную канцелярию, где уже велась разработка принципов судоустрой­ства и судопроизводства. В апреле 1862 года записки об основных началах гражданского и уголовного судопроизводства были представлены в Государственный совет, по указанию царя они обсуждались в соединенных департаментах законов и гражданских и духовных дел. В «соображениях», составлен­ных в результате обсуждения основных начал уголовного судопроизводства, предлагалось в ведение мировых судов передать все дела о преступлениях и проступках, которые возбуждаются не иначе как по жалобам частных лиц и могут быть окончены примирением сторон. Предусматривалась также возможность приговаривать лиц, не освобожденных от телес­ных наказаний, за маловажные преступления к штрафу до 15 рублей. При этом вновь встал вопрос о необходимости составления особого устава о преступлениях, подлежащих ведомству мировых судей, которая мотивировалась тем, что без такого устава будет трудно органам дознания, следствия и суда определять подсудность дел. Особенные затруднения усматри­вались в том, что подсудность определялась не столько характером и видом преступлений или проступков, сколько предусмотренными за них наказаниями.

Александр II, утвердив Основные положения уголовного судопроизводства, указал главноуправляющему 11 отделением императорской канцелярии ускорить разработку Устава о пре­ступлениях и проступках, подлежащих ведомству мировых судей. В ст. 19 Основных положений уголовного судопро­изводства предусматривалось включить в устав: 1) менее важные преступления и проступки, за которые в законах определены выговоры, замечания и внушения, денежные взыскания в пределах трехсот рублей, арест до трех месяцев или заменявшие его наказания; 2) дела частного обвинения;

3) кража, мошенничество, лесные порубки, присвоение найден­ных вещей и другие подобные преступления, совершенные лицами, подлежавшими за эти деяния заключению в рабочем доме.

При разработке Устава во II отделении встал вопрос, нужно ли его делить, подобно Уложению о наказаниях уголовных и исправительных, на общую и особенную части. Имея в виду, что отсутствие общей части может привести к произволу мирового суда и что к тому же единоличные мировые судьи могут не иметь основательного юридического образования, составители решили предпослать уставу, по примеру многих иностранных судебно-полицейских кодексов, общую часть, но не разрабатывать ее так подробно, как в Уложении о наказаниях, поскольку включаемые в Устав проступки в большей части незначительны и не допускают применения к ним правил о покушении, соучастии, умысле и т. п., определенные преимущественно для более тяжких преступлений. В результате было решено ограничить общую часть одной вводной главой, в которой, не вдаваясь в подроб­ности, определить основные правила, относящиеся к преступ­ному деянию и наказанию.

Составленный во II отделении «проект Устава о взыскани­ях за проступки, подведомственные мировым судьям» состоял из 206 статей, из которых первые 27 относились к общей части, остальные 179–к особенной. В первой статье проекта говорилось о том, что мировые судьи определяют наказания только за те проступки, которые в этом Уставе названы. В объяснительной записке указывалось, что проект составлен на основании Уложения о наказаниях уголовных и исправи­тельных, частично использован Сельский судебный устав, однако специфика Устава для мировых судей, а также изменившиеся со времени издания Уложения о наказаниях условия, взгляды и потребности заставили авторов проекта отступить от системы и содержания общего уголовного кодекса, «при определении же самих проступков признано нужным означить не все встретившиеся до сих пор уголовные случаи, а по возможности соединить их и подводить под общие правила». Так, справедливо отмечалось, что проект значитель­но упрощал правила об отмене, увеличении и смягчении наказания.

С конца декабря 1863 года проекты судебных уставов обсуждались в Министерстве юстиции. Проект Устава о взыс­каниях за проступки, подведомственные мировым судьям, не удостоился значительного внимания. Из замечаний на него выделяются письменные рассуждения князя Шаховского о все­сословной подсудности мировых судов и равенстве в определе­нии ими наказаний.

3 марта 1864 г. первые три документа судебной реформы были переданы из комиссии при Государственной канцелярии в Государственный совет, и там уже 4 марта началось их обсуждение, вначале в расширенном составе соединенных департаментов законов и гражданских и духовных дел, а за­тем – в общем собрании. 11 отделение подготовленный им проект Устава о взысканиях за проступки, подведомых мировым судьям, представило в Государственный совет только 15 мая. Обсудить его в комиссии при Государственной канце­лярии, где разрабатывались проекты трех первых законов, для согласования с ними уже не было возможности, и все четыре проекта обсуждались в Государственном совете одновременно. Но если первые проекты, особенно уставов уголовного и граж­данского судопроизводства, рассматривались весьма обстоя­тельно, то этого никак нельзя сказать о проекте Устава о взысканиях. Из более чем 30 заседаний соединенных департаментов ему было уделено внимание только на двух (1 и 9 июля). Да и обсуждение касалось в основном редакци­онных вопросов, были внесены небольшие коррективы в санк­ции некоторых статей. Не имел устав и общественного резонанса. Впрочем, как отмечал дореволюционный исследо­ватель, все судебные уставы были выработаны без прямого участия не только широких слоев народа, но даже просвещен­ных общественных кругов. Правда, современные авторы отмечают определенное участие общественности в подготовке судебных уставов.

30 сентября Устав о взысканиях был доложен на заседании Государственного совета, где также не подвергся существен­ным изменениям, а 20 ноября 1864 г. вместе с другими документами судебной реформы утвержден императором как «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями».

Судебными уставами восторгались не только их творцы и вдохновители, но и прогрессивные судебные деятели, отмечавшие их высокое предназначение, считавшие их большим шагом в деле либерализации судебной системы, ее всесторонне­го совершенствования в соответствии с новыми социально-экономическими условиями в стране. Судебные уставы «были плодом возвышенного труда, проникнутого сознанием ответ­ственности составителей их перед Россией, жаждавшей право­судия в его действительном значении и проявлении», – писал А. Ф. Кони1 .

Устав о наказаниях был буржуазным по духу, выгодно отличался по сущности и содержанию от феодального Уложе­ния о наказаниях, а тем более – от старых полицейских уставов. Принятие его обусловило значительную переработку старого уголовного законодательства, в частности, из Уложе­ния о наказаниях уголовных и исправительных было изъято 652 статьи, в том числе 1-я и 2-я, определявшие преступление и проступок.

Разумеется, Устав не был лишен недостатков, феодальных черт. Так, еще после опубликования Основных положений преобразования судебной части в России в 1862 году Н. П. Огарев писал: «Для черни есть свои волостные суды, мировые суды – дворянские... Сколько бы мировые суды ни стояли выше правительственного суда исправников, становых и управ благочиния, но все же они – суды розни сосло­вий». Из подсудности мировых судов были изъяты дела, подведомственные духовным, военным, коммерческим, кресть­янским и инородческим судам. Таким образом, многомиллион­ное крестьянское сословие вынуждено было по весьма значи­тельному кругу дел судиться в своих волостных су­дах.

Утвержденный Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, состоит из вводной главы, содержащей общие положения, и последующих 12 глав, в 153 статьях которых в систематическом порядке определяются противоправные деяния и наказания за них. Три главы делятся на отделения, некоторые статьи–на пункты и части. Подлинный текст Устава подписан председательствовавшим в Государственном совете князем П. Гагариным, на первом листе перед заглави­ем – обычная при утверждении закона надпись императора «Быть по сему», дата утверждения и место – «Царское Село».

Запрещенные Уставом под страхом наказания деяния именуются проступками. Но можно ли говорить о декриминализации большого числа преступлений, ранее предусмотренных Уложением о наказаниях уголовных и исправительных? Тя­жесть наказания, следующая за эти «проступки» по Уставу, не позволяет с полным основанием сделать такой вывод. Не случайно эти «проступки» в Уставе называются также «пре­ступными деяниями», привлеченный к ответственности за «проступки» называется «подсудимым», ему выносится «приго­вор», после чего он становится «осужденным».

Устав изобилует отсылочными и бланкетными нормами. Целые главы определяют наказания за нарушения других уставов (о паспортах, строительного и путей сообщения, пожарного, почтового и телеграфического), при этом часто не указываются конкретные статьи уставов. Это создавало значи­тельные неудобства в пользовании Уставом и на практике приводило нередко («если не в большинстве случаев») к тому, что судьи не давали конкретной юридической квалификации деяния, за которое они определяли наказание. Поэтому в последующем Устав издавался также с приложениями нормативно-правовых актов, упомянутых в нем.

В. П. Безобразов, восторгаясь мировой юстицией и в целом законодательством о судебной реформе, отмечает, что Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, является исклю­чением из сказанного им о судебных уставах, он обработан как будто бы другой рукою, гораздо менее опытной и осмотритель­ной. Главный недостаток Устава, по его мнению, – слишком слабое развитие отдельных его частей. Некоторые группы преступлений весьма слабо разработаны, другие, в том числе и весьма часто встречавшиеся на практике, не упомянуты вовсе. В качестве примера он приводит статьи о пьянстве, которые всего «чаще приходится применять на практике»: их в Уставе всего две, и они ни в коей мере не отражают многообразия этого явления, его последствий. В процессе применения Устава выявились его многочисленные недоработки. Так, судебные деятели ставили вопрос о более подробной разработке общей главы Устава, в частности относительно решения вопроса о давности исполнения наказания по приговору.

19 октября 1865 г. император утвердил Положение о введе­нии в действие судебных уставов, а Правительствующему сенату было указано ввести уставы «в полном их объеме» в течение 1866 года, в десяти губерниях (Санкт-Петербургской, Московской, Новгородской, Псковской, Владимирской, Калужской, Рязанской, Тверской, Тульской, Ярославской). 17 апреля 1866 г. мировой суд начал действовать в Петербурге, 17 мая – в Москве. Введение мирового суда, а следовательно, и Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, на всей территории империи растянулось на 10 лет.

Новые судебные органы были с воодушевлением встречены общественностью, их деятельность вызвала доверие у населе­ния. В мировые суды пошли с жалобами на притеснения и обиды, на мелкие кражи и мошенничество, которые раньше оставались вне поля зрения правоохранительных орга­нов. Уже в 1867 году мировыми судьями было рассмотрено 147 651 уголовное дело, т. е. по 430 дел на одного участкового судью.

В то же время деятельность мировых судов с недоброжела­тельностью воспринималась администрацией (особенно поли­цией) во главе с генерал-губернаторами и обер-полицмейстера­ми, привыкшей к беспредельной власти и произволу. Со стороны административно-полицейских органов и должностных лиц началось давление на мировой суд, развернулась настоя­щая борьба против судебных уставов, которая протекала в скрытых формах (в Москве) или приобретала размеры грандиозной кампании (как это было в Петербурге). Выдвига­лись требования об изъятии из подсудности мировых судов полицейских проступков, возобновилось муссирование выдви­гавшейся в ходе полицейской реформы 1862 года идеи о создании в столице полицейских судов. Полиция, обязанная по закону оказывать содействие мировым судам, на деле нередко оказывала противодействие им. Гонения на мировой суд, который, по замечанию А. Ф. Кони, при отдельных своих недостатках был «не только местом отправления доступного народу правосудия, но и школою порядочности и уважения к человеческому достоинству», в конечном счете привели к фактическому упразднению его. В 1889 году мировые судьи в уездах были заменены земскими участковыми начальниками, а в большинстве городов – городскими судьями, к которым и перешла подсудность основной массы деяний, предусмотрен­ных Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Часть дел передавалась перестроенным волостным судам, а также уездным членам окружного суда. Оплотом мировой юстиции оставались столичные мировые суды, хотя и ограни­ченные в компетенции. В 1912 году мировые суды были восстановлены, хотя и не повсеместно, и окончательно ликви­дированы в процессе слома государственного аппарата после Великой Октябрьской социалистической революции.

4.4. Устав гражданского судопро­изводства.

Документы судебной реформы включают в себя четыре закона. Один из них посвящен судоустройству, два – процес­су, гражданскому и уголовному, и один новый, отсутствовав­ший в «Основных положениях», – Устав о наказаниях, налага­емых мировыми судьями – кодекс материального права, содер­жавший нормы о небольших уголовных и административных правонарушениях. В целом же судебные уставы исходили из принципов и идей, заложенных в «Основных положениях».

Устав содержит вводную часть – «Общие положения» и три книги. Первые две посвящены процессу соответственно в мировых и общих судебных установлениях, в третьей регламентируются изъятия из общего порядка гражданского судопроизводства. К Уставу приложены образцы процессуаль­ных документов – искового прошения и исполнительного листа.

Закон предусматривает, что гражданские споры рассматриваются только судами. Допускаются иски к государственным органам в случае принятия последними решений, причиняю­щих ущерб частным лицам. Регламентируются гражданские правоотношения, возникающие в связи с ущербом, причинен­ным преступлением. Провозглашается принцип всеобщей граж­данской правоспособности (с некоторыми исключениями).

В книге первой, посвященной производству в мировых судебных установлениях, говорится об их подсудности, о пове­ренных, о предъявлении иска, о явке спорящих, о доказатель­ствах, об обеспечении исков, о решении по делу, его обжалова­нии, исполнении, о порядке производства во второй инстан­ции – мировых съездах, об отводах судей и иных случаях их устранения.

Книга вторая содержит пять разделов – о производстве в окружных судах, о порядке обжалования решений общих судебных установлении, о сроках, о судебных издержках, об исполнении судебных решений. Эта книга имеет вообще сложную структуру: разделы включают в себя главы, главы – отделения, отделения – подразделения, не имеющие особого титула, наконец, последние включают в себя статьи.

В разделе I говорится о подсудности, о поверенных, об исковых прошениях, о цене иска, о производстве до слушания дела, о слушании дела, о сокращенном судопроизводстве, о доказательствах и их проверке, о частных производствах (частные прошения вообще, отводы, обеспечение исков, привле­чение третьего лица, вступление такого лица в дело, устранение судей и прокуроров, приостановление, возобновление и уничто­жение судебного производства), о решении.

Раздел II, посвященный порядку обжалования решений общих судебных установлении, включает в себя две главы – об апелляции (порядок принесения апелляционной жалобы, производство дел, поступивших в судебную палату по апелля­ции, восстановление права апелляции, производство по част­ным жалобам на окружной суд) и об отмене решений.

Раздел III также состоит из двух глав: первая устанавливает общие правила исчисления сроков, вторая предусматрива­ет возможности отсрочек и восстановления сроков.

В разделе IV речь идет о судебных издержках: устанавли­ваются общие правила, говорится о гербовых, судебных и канцелярских пошлинах, о сборах по производству дела, о вознаграждении тяжущихся за судебные издержки, о поступ­лении и распределении судебных и канцелярских пошлин и сборов по производству дела, об изъятии из общих правил о судебных издержках.

Заключительный раздел книги второй содержит положе­ния о законной силе решений суда, об исполнительном производстве, об обращении взыскания на движимое и недвижимое имущество, о порядке распределения взысканной суммы между несколькими кредиторами, о личном задержании (арест должников и отправление их в места заключения, порядок освобождения и проч.), об исполнении решений судебных мест Царства Польского и Великого княжества Финляндского, об исполнении решений судебных учреждений иностранных госу­дарств.

Книга третья Устава содержит исключения из общего порядка гражданского судопроизводства. Здесь регламентиру­ются рассмотрение дел казенного управления (производство дел, возникающих из договоров подряда, поставки и отдачи в арендное содержание оброчных статей, порядок производства дел в случае завладения имуществом или нарушения владе­ния), взыскание вознаграждения за вред и убытки, причиненные распоряжениями должностных лиц (в административных и судебных органах), судопроизводство по делам брачным и о законности рождения, примирительное разбирательство (мировые сделки и третейский суд).

Устав гражданского судопроизводства – первый в исто­рии российского законодательства гражданский процессуаль­ный кодекс. Он впервые отделил гражданское судопро­изводство от уголовного, приспособил судопроизводство к но­вой судебной системе. Впервые многомиллионные массы освобожденного от крепостной зависимости крестьянства полу­чили процессуальные гарантии защиты своих гражданских прав, а все подданные Российской империи сравнялись, независимо от сословной принадлежности, перед лицом граж­данского суда. Устав охватил всю многосложную систему гражданских правоотношений.1


5. Система судов, их компетенция.

Судебная реформа 1864 г. провозгласила буржуазные принципы су­доустройства и судопроизводства: независимость и отделение суда от администрации; создание всесословного суда; равенство всех перед су­дом; введение присяжных заседателей; установление прокурорского надзора; создание более четкой системы судебных инстанций.

Реформа вводила многие институты буржуазного процесса: отделе­ние предварительного следствия от суда; устность и гласность процесса;

участие в процессе обвинения и зашиты; равенство сторон, признание подсудимого невиновным до тех пор, пока в судебном порядке не будет доказана его виновность (презумпция невиновности); ликвидацию фор­мальной оценки доказательств и введение принципа свободной оценки доказательств самим судом на основе обстоятельств дела; апелляцию и кассацию. Но законодательство судебной реформы и тем более судеб­ная практика знали многочисленные изъятия из указанных принципов.

Судебная система состояла из мировых и общих судебных органов.

Местными судебными органами были мировые судьи и съезды миро­вых судей. Мировые судьи избирались уездными земскими собраниями и городскими думами и действовали в специальных участках. Кандидат в мировые судьи должен был отвечать целому ряду требований (иметь образование или стаж службы на определенных должностях, отвечать довольно высокому имущественному цензу и др.). Список кандидатов в мировые судьи предварительно санкционировался губернатором. После выборов мировые судьи утверждались в должности Сенатом. Мировым судьям были подсудны незначительные уголовные дела о преступлениях, за которые закон предусматривал такие наказания, как выговор, заме­чание, внушение, денежные взыскания не свыше 300 руб., арест на срок не свыше 3 месяцев и заключение в тюрьму на срок до 1 года. По гра­жданским делам мировым судьям были подсудны иски на сумму не свыше 500 руб.

Дела в мировом суде начинались по жалобе частных лиц, по сооб­щениям полицейских и других административных органов, по усмотре­нию самого мирового судьи. Предварительное расследование велось по­лицией.

Мировые судьи рассматривали дела единолично. Процесс был уст­ным и публичным, допускалось участие поверенных.

Мировые судьи округа1 образовывали съезд мировых судей, являв­шихся апелляционной инстанцией для участковых мировых судов.

В число общих судебных органов входили окружные суды и судеб­ные палаты. Окружные суды создавались в специальных судебных ок­ругах и состояли из назначаемых императором по представлению мини­стра юстиции председателя и членов. Для замещения этих судебных должностей надо было отвечать целому ряду требований (иметь соот­ветствующее образование, стаж работы, соответствовать классово-политическим требованиям; как правило, председателями и членами окружных судов были представители дворянского сословия).

Окружной суд состоял из гражданского и уголовного отделений, а уголовное отделение состояло из двух частей – коронного суда и суда присяжных заседателей. В заседаниях участвовало не менее трех ко­ронных судей (председатель и два члена).

Окружным судам были подсудны все (за некоторыми исключениями) уголовные дела, изъятые из ведомства мировых судов. Дела о преступ­лениях, за которые в законе были установлены наказания, соединенные с лишением или ограничением прав состояния, рассматривались ок­ружным судом с присяжными заседателями. Окружным судам были подсудны все иски, не подлежавшие рас­смотрению в мировых судах (т.е. более 500 руб.).

Для проведения предварительного следствия при окружных судах имелись судебные следователи, которые должны были действовать в тесном контакте с полицией. Судебный следователь мог поручить поли­ции производство дознания, сбор необходимых сведений.

Кандидаты в присяжные заседатели отбирались специальными ко­миссиями, во главе которых стоял предводитель дворянства, и утвер­ждались губернатором. Они должны были отвечать имущественному цензу, цензу оседлости и другим требованиям. Из крестьян в списки кандидатов в присяжные заседатели вносились только члены волостных судов, волостные старшины и сельские старосты.

Закон специально оговаривал, что ни учителя народных школ, ни лица, находящиеся в услужении у частных лиц (т.е. рабочие и др.), в списки не вносятся.

В соответствии с утвержденным губернатором общим списком при­сяжных заседателей составлялись годовой и месячный списки. Предсе­датель окружного суда составлял сессионный список присяжных заседателей. Такой сложный подбор присяжных заседателей обеспечивал уча­стие в суде благонамеренных и в основном состоятельных людей. Роль присяжных заседателей была довольно ограниченной: председатель суда должен был сформулировать и поставить перед ними вопрос о виновно­сти подсудимого, а присяжные должны были ответить на вопросы ко­ронного суда (т.е. вынести так называемый вердикт о виновности или невиновности подсудимого). Вопрос о наказании решался коронным судом.

Приговор окружного суда с участием присяжных заседателей счи­тался окончательным и мог быть обжалован (или опротестован проку­рором) только в кассационном порядке. Закон подробно определял все стадии рассмотрения дел в окружном суде, права сторон (и их равенст­во в процессе), порядок ознакомления с доказательствами и их оценки (суд должен был оценивать доказательства свободно по внутреннему убеждению, основанному на обстоятельствах дела). Обвинение в суде поддерживал прокурор, защиту осуществлял или сам подсудимый, или защитник (присяжный или частный поверенный).

В окружном суде в большей мере, нежели в других судебных местах России, соблюдались принципы введенного реформой процесса.

Следующей судебной инстанцией была судебная палата. Судебные палаты утверждались по одной на несколько губерний. Они состояли из двух департаментов - гражданского и уголовного. Председатели и члены судебных палат назначались императором по представлению министра юстиции.

Судебные палаты были апелляционной инстанцией для окружных судов по делам, рассмотренным без присяжных заседателей, и первой инстанцией по наиболее важным делам, прежде всего по делам о государственных и должностных преступлениях, некоторых преступлениях, против порядка управления. К ведению судебной палаты были отнесены, и некоторые преступления против веры. Для рассмотрения указанных дел судебной палатой в качестве первой ин­станции к членам уголовного департамента присоединялись губернский предводитель дворянства той губернии, где была учреждена палата, один из уездных предводителей дворянства, один из городских голов и одиниз волостных старшин, т.е. сословные представители.

Над всеми судебными органами России стоял Сенат – орган, форми­руемый по указу императора.

Сенат являлся верховным кассационным1 судом для всех судебных органов государства, но мог быть и судом первой инстанции по делам особой важности (например, по должностным преступлениям, совер­шенным высокопоставленными сановниками). В 1872 г. при Сенате бы­ло учреждено "Особое присутствие для суждения дел о государственных преступлениях и противозаконных сообществах", в состав которого кроме сенаторов вошли назначаемые императором сословные предста­вители (предводитель дворянства, городской голова и волостной стар­шина)2 . Для рассмотрения дел о государственных преступлениях особой важности царским указом мог создаваться Верховный уголовный суд, который состоял из председателей департаментов Государственного со­вета и членов Сената под председательством председателя Государст­венного совета.

Кроме местных и общих судов в России существовали духовные, коммерческие и военные суды со специальной подсудностью. Судебная реформа 1864 г. по-новому определила систему и права прокуратуры. Прокуратура, возглавляемая генерал-прокурором, состояла при общих судебных органах и Сенате. На нее возлагались обязанности осуще­ствления надзора за судом, следствием и местами заключения, участия в качестве стороны в процессе. Прокурорские должности замещались из лиц, отвечавших требованиям особой политической благонадежно­сти.

В национальных районах страны, на окраинах судебная реформа или не была проведена совсем, или же была осуществлена с большими изъ­ятиями (не вводился, например, суд присяжных, мировые судьи не изби­рались, а назначались).3


Заключение.

В заключение необходимо подвести итоги проделанной работы.

Судебная реформа в корне изменила судоустройство, процессуальное и отчасти материальное право Российской империи. Она отделила судебные органы от административных и законодательных. Был введен суд при­сяжных. О демократичности этого института говорит то, что на практике присяжными стали в основном крестьяне, в том числе и небогатые. Впервые была учреждена настоящая адвокату­ра. Она стала весьма престижной и высоко оплачиваемой сферой деятельности, которой не брезговали заниматься даже титулованные особы, получав­шие высочайшие гонорары не только за уголовные, но и за гражданские дела. Была реорганизована и прокуратура, освобожденная от функции общего надзора и сосредоточившаяся на работе в суде. Впрочем, если в уголовном процессе роль прокурора возросла, то в гражданском она уменьшилась (а на практике была еще меньше). Исследователи установили, что за 50 лет не отмечено ни одного прокурорского протеста по гражданским делам.

Был учрежден также институт судебных следователей, независимых и от полиции, и от прокуратуры, числящихся при окружных судах. До реформы, как известно, предварительное расследование находилось целиком в руках полиции.

В процессуальном праве победили принципы состязатель­ности, гласности, устности.

Важная страница истории судебной реформы – практичес­кое создание новых судебных органов и организация их деятельности, т. е. проведение судебной реформы в различных регионах страны. Это не был акт простого технического свойства. В ходе реализации судебных уставов проявилось подлинное отношение к ним правительственных кругов, их всемерное желание ограничить демократические институты и сузить сферу их применения.

19 ок­тября 1865 г. было утверждено «Положение о введении в действие судебных уставов». Проведение реформы затяну­лось на 35 лет. Официальный акт о ее завершении – специальный указ царя был издан 1 июля 1899 г. За это время сами уставы подверглись кардинальным изменениям, из них были выброшены многие демократические институты.


Список литературы.

1. Виленский Б. В. Подготовка судебной реформы 20 ноября 1864 г. в России. – Саратов, 1963.

2. Виленский Б. В. Судебная реформа и контрреформа в России. – Саратов, 1969. История государства и права России. Учебник. / Под. Ред. Ю. П. Титова – М.: «Проспект», 1998.

3. Ерошкин Н. П. История государственных учреждений дореволюционной России. – М., 1983.

4. История государства и права России. Учебник. / Под. Ред. Ю. П. Титова – М.: «Проспект», 1998.

5. Ключевский В.О. Соч. Т. V "Курс русской истории". – М.: изд. Соц. экон. литературы, 1958.

6. Кони А. Ф. Отцы и дети судебной реформы. / К пятидесятилетию судебных уставов. – М., 1914.

7. Коротких М. Г. Борьба в правительственных кругах по поводу принципов судебной реформы в России (1857-1859). / Государственный строй и политико-правовые идеи России второй половины XIX столетия. – Воронеж, 1987.

8. Коротких М. Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 г. в России. – Воронеж, 1989.

9. Немытина М. В. Пореформенный суд в России: деформация основных институтов уставов 1864 г. // Правоведение. 1991. №2.

10. Радутная Н. В. Суд присяжных (история, социальные и правовые аспекты) / Уч. пос. – М., 1991.

11. Российское законодательство Х-ХХ вв. – М., 1987. Т.5; М., 1991. Т. 8.

12. Сперанский М. М Записка об устройстве судебных и правительственных учреждений в России / Проекты и записки. – М.-Ленгиград, 1961.

13. Судебная реформа: Сб. статей / Под ред. Полянского Н. М., 1915.

14. Филиппов М. А. Судебная реформа в России. Т. 1. – Ленинград, 1951.

15. Шувалова В. А. О сущности судебной реформы 1864 г. в России // Советское государство и право. 1964. №10.


________________«___» августа 2000 года


1 Волокита и бюрократизм принимали ужасающий характер. По свидетель­ству В.0. Ключевского, в 1842 г. министр юстиции представил императору от­чет, в котором значилось, что в судебном производстве насчитывалось 33 млн. незаконченных дел (см.: Ключевский В.0. Соч. Т. V "Курс русской истории". М.: изд. Соц. экон. литературы, 1958. С. 271).

1 Сперанский М. М Записка об устройстве судебных и правительственных учреждений в России / Проекты и записки. – М.-Ленинград, 1961, С. 95-101, 172-174.

1 Коротких М. Г. Борьба в правительственных кругах по поводу принципов судебной реформы в России (1857-1859). / Государственный строй и политико-правовые идеи России второй половины XIX столетия. – Воронеж, 1987. С. 11.

1 Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. Судебная реформа. Том. 8. Ред. Виленский Б. В. – М., 1991. С. 5-12.

1 Указ. произведение. С. 12-13.

1 Филиппов М. А. Судебная реформа в России. Т. 1. –Л., 1951. С. 617.

1 Виленский Б. В. Судебная реформа и контрреформа в России. – Саратов, 1969. С. 116.

1 Филиппов М. А. Судебная реформа в России. Т. 1. –Л., 1951. С. 612.

1 Кони А. Ф. Отцы и дети судебной реформы. / К пятидесятилетию судебных уставов. – М., 1914. С. 118.

1 Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. Судебная реформа. Том. 8. Ред. Виленский Б. В. –М., 1991. С. 12-18.

1 По судебной реформе 1864 г. создавались специальные судебные округа, которые не должны были территориально совпадать с губерниями.

1 Кассацией назывался пересмотр дела с целью проверки соответствия су­дебных решении и приговоров нормам права (пересмотра дела по существу не производилось).

2 В 70-е годы в Особом присутствии Сената были проведены многие важные политические процессы (например, над народниками).

3 История государства и права России. Учебник. / Под. Ред. Ю. П. Титова – М.: «Проспект», 1998. С. 201-205.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:02:35 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:31:49 28 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Судебная система Российской империи по Учреждению судебных установлений 1864 г.

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150858)
Комментарии (1841)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru