Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Субъекты гражданских правоотношений

Название: Субъекты гражданских правоотношений
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 17:35:08 12 февраля 2009 Похожие работы
Просмотров: 2017 Комментариев: 3 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание:

Введение

1 Субъекты гражданских правоотношений

1.1 Граждане (физические лица) как участники гражданских правоотношений

1.2 Юридическое лицо как субъект гражданского права

1.3 Публично-правовые образования как участники правовых отношений

Заключение

Список используемой литературы


Введение

Гражданско-правовые нормы, содержащиеся в различного рода нормативных актах, призваны регулировать общественные отношения, составляющие предмет гражданского права. Важную роль в раскрытии механизма гражданско-правового регулирования общественных отношений играет понятие гражданского правоотношения.

В результате урегулирования нормами гражданского права общественных отношений они приобретают правовую форму и становятся гражданскими правоотношениями. Гражданское правоотношение – это не что иное, как само общественное отношение, урегулированное нормой гражданского права.

Участники гражданских правоотношений именуются их субъектами. Как и любое общественное отношение, гражданское правоотношение устанавливается между людьми. Поэтому в качестве субъектов гражданских правоотношений выступают либо отдельные индивиды, либо определенные коллективы людей. Отдельные индивиды именуются в гражданском законодательстве гражданами. Вместе с тем субъектами гражданских правоотношений в нашей стране могут быть не только граждане Российской Федерации, но и иностранцы, а также лица без гражданства.

Наряду с отдельными индивидами в качестве субъектов гражданских правоотношений могут участвовать и организации, которые называются юридическими лицами. В отличие от граждан юридические лица являются коллективными субъектами гражданских правоотношений. За юридическим лицом как субъектом гражданского правоотношения всегда стоит определенным образом организованный коллектив людей. В гражданских правоотношениях могут участвовать не только российские, но и иностранные юридические лица. В регулируемых гражданским законодательством отношениях могут участвовать также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования (п. 1 ст. 2ГК).

Таким образом, субъектами гражданских правоотношений могут быть:

1) граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства;

2) российские и иностранные юридические лица;

3) Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования.

Все возможные субъекты гражданских правоотношений охватываются понятием «лица», которое используется в ГК и других актах гражданского законодательства. Как субъекты гражданских правоотношений лица характеризуются тем, что они являются носителями субъективных гражданских прав и обязанностей.


1. Субъекты гражданских правоотношений

1.1 Граждане (физические лица) как участники гражданских правоотношений

Действующий ГК РФ применительно к гражданам сохраняет традиционное понимание гражданской правоспособности как способности иметь гражданские права и нести обязанности (п. 1 ст. 17 ГК РФ). Правоспособность выражает одну из существенных сторон гражданской правосубъектности – её статическую сторону. Закрепленное конституционными нормами равноправие граждан имеет принципиальное значение и для характеристики гражданской правоспособности, которая признается в равной мере за всеми гражданами. Правоспособностью обладает любое лицо независимо от его способности понимать значение своего поведения. Правоспособность приобретается не от природы, а в силу закона, т. е. представляет собой общественно-юридическое свойство, определенную юридическую возможность.

Гражданскую правоспособность нельзя отождествлять с субъективными гражданскими правами, являющимися содержанием конкретных гражданских правоотношений. Гражданская правоспособность является общей предпосылкой возникновения и реализации конкретных субъективных прав и обязанностей. Более правильно рассматривать гражданскую правоспособность как особое субъективное право («право на право»): «Правосубъектность (правоспособность) – это субъективное право, порождающее в процессе своей реализации другие, вытекающие из него конкретные субъективные гражданские права и обязанности».

Содержание гражданской правоспособности составляют не сами права, а возможность их иметь. Согласно ст. 18 ГК РФ граждане могут иметь имущество на праве собственности; наследовать и завещать имущество; заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах; избирать место жительства; иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности; иметь иные имущественные и личные неимущественные права. Несмотря на такую редакцию ст. 18 ГК РФ, необходимо учитывать, что 15 содержание правоспособности включается не только возможность иметь права, но и необходимость нести обязанности, а также отвечать по своим обязательствам.

Действующее гражданское законодательство исходит из общего характера правоспособности граждан, что означает возможность совершения гражданами любых действий, не запрещенных законом.

Возникновение гражданской правоспособности связывается с моментом рождения гражданина, а прекращение – с его смертью (п. 2 ст. 17 ГК РФ). В некоторых случаях закон охраняет права еще не родившегося ребенка, т. с. будущего субъекта права. Согласно ст. 530 ГК РСФСР 1964 г. наследниками могут быть дети наследодателя, родившиеся после его смерти, что, однако, не означает наличия правоспособности у зачатого, но еще не родившегося ребенка.

Правоспособность неотделима от человека, он правоспособен в течение всей жизни независимо от возраста и состояния здоровья. Гражданская правоспособность является неотчуждаемым общественно-юридическим свойством гражданина. Сделки, направленные на полный или частичный отказ от правоспособности, ничтожны (п. 3 ст. 22 ГК РФ). Ограничение правоспособности допускается только в случаях и в порядке, установленных законом. Но даже в качестве наказания за совершенное преступление гражданин может быть лишен не правоспособности в целом, а только способности иметь отдельные права – занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Понятие «физическое лицо» охватывает не только граждан Российской Федерации, но и иностранных граждан, а также лиц без гражданства (апатридов). С точки зрения объема прав и обязанностей в гражданском обороте различий между гражданами РФ и другими физическими лицами, как правило, нет. Иностранные граждане и лица без гражданства согласно ст. 160 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. пользуются гражданской правоспособностью наравне с российскими гражданами, т. е. им предоставляется национальный режим. Лишь в порядке ответной меры (реторсии) по постановлению Правительства РФ допускается ограничение гражданской правоспособности тех иностранных граждан, в чьих государствах имеются специальные ограничения гражданской правоспособности российских граждан (ст. 162 Основ).

Согласно ст. 20 ГК РФ местом жительства гражданина признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Это правило распространяется как на совершеннолетних граждан, так и на несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет. Постоянное проживание означает, что в силу сложившихся условий гражданин обосновался в данном месте. Понятие «преимущественное проживание» имеет существенное значение для граждан, чья жизнь и деятельность не связаны постоянно с определенным местом пребывания.

Определение места жительства имеет значение для осуществления и защиты прав гражданина. Например, с местом жительства связано место исполнения обязательств. В соответствии со ст. 316 ГК РФ денежное обязательство по общему правилу, если иное не определено законом, иными правовыми актами или договором, подлежит исполнению в месте жительства кредитора в момент возникновения обязательства. Если к моменту исполнения обязательства кредитор изменил место жительства и известил об этом должника, то обязательство исполняется в новом месте жительства кредитора с отнесением на его счет расходов, связанных с переменой места исполнения.

Местом жительства наследодателя определяется место открытия наследства (ст. 529 ГК РСФСР 1964 г.).

Граждане обязаны регистрироваться по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ. Необходимость определения места жительства ни в коей мере не ограничивает гражданина в праве на свободное передвижение и свободу выбора места жительства, провозглашенном Законом РФ от 25 июня 1993 г. «О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ». Более того, в указанном Законе закреплена возможность судебной защиты данного права.

Местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей – родителей, усыновителей или опекунов (п. 2 ст. 20 ГК РФ). При расторжении брака между родителями место жительства ребенка определяется местом жительства того из родителей, с кем остается проживать ребенок.

Гражданская дееспособность, отражающая динамическую сторону правосубъектности, понимается законодателем (п. 1 ст. 21 ГК РФ) как способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их.

В науке гражданского права прослеживается тенденция к широкому пониманию дееспособности, которая рассматривается как собирательная категория, включающая в себя и способность к совершению правомерных юридических действий (сделкоспособность) и способность к ответственности за правонарушение (деликтоспособность). Указанные две способности расцениваются как структурные подразделения единого понятия гражданской дееспособности.

Дееспособность, как и правоспособность, является правам, которым гражданин обладает постоянно как определенным юридическим состоянием, с тем, однако, отличием, что дееспособностью могут обладать не все граждане и не в одинаковом объеме.

Дееспособность является юридическим понятием, её не следует рассматривать как психологическую категорию, как способность понимать значение своих действий или руководить ими, с которой закон связывает лишь наделение граждан дееспособностью, а также ограничение и лишение дееспособности. В отличие от правоспособности дееспособность связана с совершением гражданином волевых действий, что предполагает достижение определенного уровня психической зрелости. Возраст рассматривается законом в качестве критерия достижения гражданином возможности собственными действиями приобретать для себя права и нести обязанности.

Учитывая эти обстоятельства, закон различает следующие виды гражданской дееспособности: а) полная дееспособность; б) дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет; в) дееспособность малолетних в возрасте от 6 до 14 лет.

Полная дееспособность – способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять любые допускаемые законом имущественные и личные неимущественные права, принимать на себя и исполнять любые обязанности, т. е. реализовать принадлежащую ему правоспособность в полном объеме. По общему правилу полная дееспособность признается за совершеннолетними гражданами, т. е. достигшими восемнадцатилетнего возраста. В качестве изъятия из этого правила в п. 2 ст. 21 ГК РФ предусмотрено, что полная дееспособность может возникнуть и у гражданина, не достигшего восемнадцатилетнего возраста, со времени вступления в брак, когда это допускается законом. С принятием нового ГК РФ появился еще один случай возникновения дееспособности в полном объеме у лиц, не достигших восемнадцати лет, – в результате эмансипации.

Под эмансипацией понимается объявление несовершеннолетнего, достигшего шестнадцати лет, полностью дееспособным. В ст. 27 ГК РФ предусмотрены два условия объявления несовершеннолетнего полностью дееспособным: во-первых, достижение лицом шестнадцатилетнего возраста, а во-вторых, несовершеннолетний должен работать по трудовому договору, в том числе по контракту либо заниматься предпринимательской деятельностью (с согласия родителей, усыновителей или попечителя).

При характеристике деликтоспособности гражданина необходимо отметить, что он отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, к которому относится как личное имущество гражданина, так и его доля в общей долевой или в общей совместной собственности.

Однако гражданину как личности должны быть гарантированы минимальные имущественные права. Перечень минимально необходимого имущества, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, закреплен в Приложении № 1 к ГПК РСФСР (например, жилой дом, принадлежащий лицам, основным занятием которых является сельское хозяйство, если должник и его семья постоянно в нем проживают).

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет и малолетние в возрасте от 6 до 14 лет обладают неполной (частичной) дееспособностью, т. е. за указанными лицами признается право приобретать и осуществлять своими действиями не любые, а только некоторые права и обязанности, прямо предусмотренные законом. Что касается малолетних в возрасте до 6 лет, то они являются полностью недееспособными.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, без согласия родителей (усыновителей, попечителя):

– распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами;

– осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности;

– в соответствии с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими;

– совершать те сделки, которые вправе самостоятельно совершать и малолетние в возрасте от 6 до 14 лет.

Остальные сделки несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе совершать только с письменного согласия своих законных представителей – родителей, усыновителей или попечителя.

Несовершеннолетние, достигшие 16 лет, приобретают правобыть членами кооперативов.

Дееспособность несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет может быть по решению суда ограничена при наличии «достаточных оснований», к числу которых могут быть отнесены неразумное расходование заработка, злоупотребление спиртными напитками и наркотическими средствами. В этих случаях несовершеннолетний может быть ограничен или лишен права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией или иными доходами.

По общему правилу (п. 1 ст. 28 ГК РФ), за несовершеннолетних, не достигших 14 лет (малолетних), сделки могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны. Лишь в качестве исключения для несовершеннолетних в возрасте от 6 до 14лет предусмотрена возможность самостоятельно совершать:

– мелкие бытовые сделки, к которым относятся сделки, направленные на удовлетворение каждодневных потребностей несовершеннолетнего или членов его семьи и незначительные по сумме (например, покупка хлеба, других продуктов питания);

– сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации;

– сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.

Как видим, сделкоспособность таких несовершеннолетних еще более сужена.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет несут самостоятельную имущественную ответственность по сделкам, совершаемым ими самостоятельно. Кроме того, они самостоятельно отвечают за вред, причиненный их действиями. Однако при отсутствии у несовершеннолетнего имущества или заработка, достаточного для возмещения вреда, родители (усыновители, попечитель) несут дополнительную (субсидиарную) ответственность, если не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 1073 ГК РФ).

Все несовершеннолетние, не достигшие 14 лет, не являются деликтоспособными. Имущественную ответственность по сделкам малолетнего, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, а также за причиненный им вред несут его родители, усыновители или опекуны, если не докажут, что обязательство было нарушено или вред возник не по их вине (п. 3 ст. 28, п. 1 ст. 1073 ГК РФ).

Дееспособность, как и правоспособность, является неотчуждаемым свойством, характеризующим личность гражданина. Но дееспособность, в отличие от правоспособности, связана с определенными качествами гражданина: способностью понимать значение своих действий, руководить ими и предвидеть последствия их совершения. Эти качества зависят не только от возраста, но и от состояния психики. Поэтому согласно ст. 29 ГК РФ гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным.

Над гражданином, признанным недееспособным, устанавливается опека. Органом опеки и попечительства назначается опекун, который является законным представителем подопечного. Все сделки от имени гражданина, признанного недееспособным, совершает его опекун. Опекун несет ответственность по этим сделкам, а также за вред, причиненный недееспособным.

Лишение дееспособности не безвозвратно. Если отпадут основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным, суд выносит решение о признании его дееспособным и на основании решения отменяется установленная над ним опека.

В соответствии со ст. 30 ГК РФ допускается ограничение дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами. Такое ограничение возможно только при условии, что подобное поведение влечет за собой значительные расходы, чем вызывает материальные затруднения и ставит семью в тяжелое положение. Если гражданин проживает один (не имеет семьи), он не может быть ограничен в дееспособности.

По решению суда над таким гражданином устанавливается попечительство. Гражданин, дееспособность которого ограничена, самостоятельно вправе совершать лишь мелкие бытовые сделки. Совершать другие сделки, а также получать заработок, пенсию и иные доходы и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя.

В то же время ограничение дееспособности не влияет на самостоятельность имущественной ответственности таких лиц: они сами несут имущественную ответственность по обязательствам, вытекающим из совершенных ими сделок, а также отвечают за причиненный ими вред.

Если отпали основания, в силу которых гражданин был признан ограниченно дееспособным, суд отменяет ограничение дееспособности и на основании решения суда отменяется попечительство.

Длительное отсутствие гражданина в месте жительства, если неизвестно место его пребывания, порождает юридическую неопределенность в отношениях отсутствующего гражданина с другими гражданами и организациями. Для таких случаев закон предусматривает создание особого юридического состояния, а именно признание гражданина безвестно отсутствующим.

В соответствии со ст. 42 ГК РФ гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания. Обязательным условием признания гражданина безвестно отсутствующим является невозможность установления места его пребывания.

Основное юридическое последствие признания гражданина безвестно отсутствующим состоит в передаче имущества такого гражданина при необходимости постоянного управления им лицу, которое определяется органом опеки и попечительства и действует на основании договора о доверительном управлении. Из этого имущества управляющий им выдаст содержание гражданам, которых безвестно отсутствующий обязан содержать, и погашает задолженность по другим обязательствам безвестно отсутствующего.

Безвестное отсутствие сохраняет предположение, что гражданин жив. В случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим, суд отменяет решение о признании его безвестно отсутствующим, основании решения суда отменяется управление имуществом этого гражданина.

Признание гражданина безвестно отсутствующим не ликвидирует возникшую юридическую неопределенность, поскольку он остается участником ряда правоотношений. Однако при длительном отсутствии гражданина, если невозможно установить место его пребывания, есть основания предполагать, что он умер. Но факты, порождающие данное предположение должны быть установлены в официальном порядке.

Согласно п. 1 ст. 45 ГК РФ возможно объявление судом гражданина умершим, если в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания в течение пяти лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, – в течение шести месяцев. Военнослужащий или иной гражданин, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен судом умершим не ранее чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий.

Юридические последствия объявления гражданина умершим такие же, как и последствия смерти человека. В обоих случаях имеет место возникновение наследственных правоотношений. Однако «объявление гражданина умершим, в отличие от смерти, устанавливает лишь презумпцию, но не самый факт смерти». Но всякая презумпция может быть опровергнута.

Поэтому в тех случаях, когда гражданин фактически жив, решение суда ни в коей мере не повлияет на его правоспособность. По этой причине в случае явки гражданина, объявленного умершим, или обнаружения места его пребывания не требуется восстанавливать его правоспособность. Суд лишь отменяет решение об объявлении гражданина умершим (п. 1 ст. 46 ГК РФ).

Закон (п. 2 ст. 46 ГК РФ) предусматривает правило о возврате лицу, ошибочно объявленному умершим, принадлежащего ему имущества. Однако обязанность по возврату имущества возлагается только на лиц, к которым указанное имущество перешло безвозмездно. От добросовестных приобретателей по возмездным сделкам имущество может быть истребовано, если доказано, что, приобретая имущество, они знали, что гражданин, объявленный умершим, находится в живых. Если возврат имущества в натуре невозможен, то возмещается стоимость данного имущества.

Новый ГК РФ регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием, исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Граждане могут осуществлять предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (п. 1 ст. 23 ГК РФ). Гражданско-правовой статус индивидуального предпринимателя является разновидностью гражданско-правового статуса гражданина. Индивидуальным предпринимателем признается и глава крестьянского (фермерского) хозяйства.

Гражданская правосубъектность индивидуального предпринимателя, как и обычного гражданина, носит общий характер. В этой связи противоречащим ГК РФ является устанавливающий специальную правоспособность предпринимателя п. 1 ст. 4 Закона РСФСР от 7 декабря 1991 г. «О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, и порядке их регистрации», согласно которому физические лица могут осуществлять только те виды деятельности, которые указаны в свидетельстве о регистрации предпринимателя.

Специфика статуса предпринимателя заключается в том, что к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила ГК РФ, регулирующие деятельность коммерческих организаций (п. 3 ст. 23 ГК РФ). Так, в отличие от обычных граждан, индивидуальный предприниматель отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств, связанныхс предпринимательской деятельностью, и при отсутствии вины (п. 1 ст. 401 ГК РФ).

Гражданская правосубъектность индивидуального предпринимателя прекращается в случае его смерти, а также по его собственной воле (например, при подаче в регистрирующий орган заявления об утрате статуса предпринимателя) и в случае признания его несостоятельным (банкротом) в соответствии со ст. 25 ГК РФ. Однако в последних случаях гражданин, являвшийся предпринимателем, не утрачивает свою гражданскую правоспособность.

В отношении индивидуальных предпринимателей, которые не в состоянии удовлетворить требования кредиторов, связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, действующее законодательство, прежде всего ФЗ от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», предусматривает возможность их признания несостоятельными (банкротами) по решению арбитражного суда.

Основанием признания индивидуального предпринимателя банкротом ст. 25 ГК РФ считает его неспособность удовлетворить требования кредиторов, причем во внимание принимаются только денежные требования, связанные с предпринимательской деятельностью, и (или) обязательства по уплате обязательных платежей, прежде всего налогов. Кроме того, необходимо наличие двух условий в совокупности: а) данные обязательства и (или) обязанности не исполнены предпринимателем в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения; б) сумма обязательств превышает стоимость принадлежащего предпринимателю имущества.

Требования же по обязательствам, не связанным с предпринимательской деятельностью, включая требования личного характера (о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о взыскании алиментов и др.), сохраняют силу и могут быть заявлены и после завершения процедуры банкротства (п. 2 ст. 25 ГК РФ; п. 3 ст. 153 Закона о банкротстве).

При осуществлении процедуры банкротства в отношении индивидуального предпринимателя требования кредиторов удовлетворяются в следующей очередности:

– в первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми предприниматель несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также требования о взыскании алиментов;

– во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору, в том числе по контракту, и по выплате вознаграждений по авторским договорам;

– в третью очередь удовлетворяются требования кредиторов, обеспеченные залогом принадлежащего индивидуальному предпринимателю имущества;

– в четвертую очередь погашается задолженность по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды;

– в пятую очередь производятся расчеты с другими кредиторами в соответствии с законом.

После объявления гражданина банкротом он освобождается от бремени долгов, т. е. даже от обязательств, не погашенных в связи с недостатком средств.

Институт опеки и попечительства урегулирован нормами гражданского и семейного права.

Опека по гражданскому законодательству Российской Федерации устанавливается над малолетними, а также над гражданами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства. Опекуны являются представителями подопечных в силу закона и совершают от их имени и в их интересах все необходимые сделки (ст. 32 ГК РФ).

Попечительство по гражданскому законодательству одна из правовых форм защиты личных и имущественных прав и интересов граждан. По гражданскому законодательству (ст. 33 ГК РФ) устанавливается над несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, а также гражданами, ограниченными судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами.

Попечители дают согласие на совершение тех сделок, которые граждане, находящиеся под попечительством, не вправе совершать самостоятельно. Попечители оказывают подопечным содействие в осуществлении своих прав и исполнении обязанностей, а также охраняют их от злоупотреблений со стороны третьих лиц, выступают в защиту прав и интересов своих подопечных в отношениях с любыми лицами, в том числе в судах без специального полномочия.

Опекуны и попечители обязаны заботиться о содержании своих подопечных, об обеспечении их уходом и лечением, защищать их права и обязанности.

Согласно ст. 37 ГК РФ опекун и попечитель вправе распоряжаться имуществом подопечного. Но доходы подопечного гражданина, в том числе доходы, причитающиеся подопечному от управления его имуществом, за исключением доходов, которыми подопечный вправе распоряжаться самостоятельно, расходуются опекуном или попечителем исключительно в интересах подопечного и с предварительного разрешения органа опеки и попечительства.

Порядок управления имуществом подопечного определяется законом.

За вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, они несут ответственность самостоятельно на общих основаниях. Если у подопечного нет имущества, то вред должен быть возмещен полностью попечителем, если не будет доказано, что вред возник не по их вине. В случае нахождения подопечного в учреждении, то учреждение обязано возместить вред полностью или в недостающей части, если также не докажет, что вред возник не по его вине (ст. 1074ГК РФ).

Вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным, возмещают его опекуны или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если они не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 1076 ГК РФ).

Более подробного освещения требует опека и попечительство над детьми, поскольку эта категория граждан пользуется особой защитой государства.

Опека и попечительство над детьми – правовые формы защиты личных и имущественных прав и интересов несовершеннолетних детей, оставшихся без родительского попечения, а также совершеннолетних лиц, которые по состоянию здоровья не могут самостоятельно осуществлять свои права и выполнять обязанности. -, Опека устанавливается над малолетними лицами (до 14 лет), а также над гражданами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства.

Попечительство учреждается над несовершеннолетними от 14 до 18 лет, т. е. до совершеннолетия.

Целями опеки и попечительства над малолетними и несовершеннолетними детьми являются: воспитание; защита личных и имущественных прав и интересов в случае смерти родителей или признания их умершими; лишение родителей родительских прав; признание родителей недееспособными; признание родителей безвестно отсутствующими.

Органами опеки и попечительства являются органы местного самоуправления – выборные и другие органы, наделенные полномочиями на решение вопросов местного значения и не входящие в систему органов государственной власти (п. 1 ст. 34 ГК). В обязанности органов опеки и попечительства входит осуществление надзора за деятельностью их опекунов и попечителей по месту жительства подопечных.

Опекун и попечитель может быть назначен только с его согласия (п. 3 ст. 35 ГК).

В отличие от усыновления (ст. 132 СК) при передаче ребенка под опеку (попечительство) его желание или нежелание иметь своим опекуном (попечителем) конкретное лицо правового значения не имеет, даже если ребенку исполнилось десять лет.

Для оптимального учета всех требований к личности опекуна (попечителя) и желания самого ребенка чаще всего опекунами (попечителями) назначаются близкие родственники ребенка (дедушка, бабушка, тетя, дядя, брат, сестра).

Закон (п. 3 ст. 146 СК) уточняет, кто не может быть опекуном (попечителем). Ими не могут быть назначены: а) лица, страдающие хроническим алкоголизмом или наркоманией; б) лица, ранее отстраненные от выполнения обязанностей опекунов или попечителей; в) лица, у которых дети были отобраны без лишения родительских прав, т. е. ограниченные в родительских правах; г) бывшие усыновители, если усыновление было отменено по их вине; д) лица, которые по состоянию здоровья не могут осуществлять обязанности по воспитанию ребенка.

Права и обязанности опекуна (попечителя) возникают с момента вынесения органом опеки и попечительства решения о его назначении.

Прекращаются права опекуна и попечителя по основаниям, указанным в ст. 39 и 40 ГК РФ. Опека над малолетним подопечным прекращается по достижении им четырнадцати лет и автоматически опекун становится попечителем несовершеннолетнего без дополнительного решения об этом.

Отстранение опекуна (попечителя) от своих обязанностей является санкцией за виновное поведение и как мера ответственности влечет для него неблагоприятные последствия. В дальнейшем таких лиц не допускают быть усыновителями, опекунами (попечителями), приемными родителями.

Подопечные дети имеют те же права, которыми СК наделяет несовершеннолетних детей (ст. 148 СК).

Обязанности опекуна выполняются безвозмездно.

Права опекуна (попечителя) не могут осуществляться в противоречии с интересами детей.

Опека и попечительство не предполагают прекращение правоотношений детей с родителями, поэтому согласно ст. 55, 148 и 149 СК опекун и попечитель не вправе препятствовать общению подопечного ребенка с его родителями и другими родственниками, за исключением случаев, когда такое общение не отвечает интересам ребенка.

Опекуну (попечителю) на содержание подопечного ребенка ежемесячно должны выплачивать денежные средства в размере и порядке, установленном Правительством РФ, т. е. опекуны и попечители не обязаны за свой счет содержать подопечного.


1.2 Юридическое лицо как субъект гражданского права

Российское гражданское законодательство закрепляет обязательные признаки юридического лица, совокупность которых дает возможность учредителям обладающей такими признаками организации ставить перед государством вопрос о признании ее самостоятельным субъектом гражданских правоотношений. К числу таких признаков относятся (п. 1 ст. 48 ГК):

1) организационное единство;

2) имущественная обособленность;

3) самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательствам;

4) выступление в гражданском обороте и при разрешении споров в судах от собственного имени.

Организационное единство характеризует всякую организацию как единое целое, способное решать определенные социальные (в данном случае – гражданско-правовые, имущественные) задачи. Оно предполагает определенную внутреннюю структуру организации, выражающуюся в наличии у нее органов управления, а при необходимости – и соответствующих подразделений для выполнения установленных для нее задач.

Как задачи (функции) организации, так и ее структура закрепляются в ее учредительных документах – уставе, учредительном договоре, либо в общем положении об организациях данного вида (п. 1 ст. 52 ГК). В них обязательно определяется наименование и место нахождения юридического лица, порядок управления его деятельностью (органы управления, их компетенция и т.д.), в большинстве случаев – предмет и цели этой деятельности, а также иные сведения, предусмотренные законом для соответствующих разновидностей юридических лиц.

Наличие такого рода документов и является формальным выражением организационного единства как признака юридического лица. В большинстве случаев учредительным документом организации является ее устав, но в некоторых случаях эту роль выполняют два учредительных документа – устав и учредительный договор (в обществах с ограниченной и с дополнительной ответственностью, в ассоциациях и союзах), а иногда – только учредительный договор (в полных и в коммандитных товариществах). Для некоторых организаций, не занимающихся предпринимательской деятельностью, например, для отдельных видов государственных и муниципальных учреждений, допускается наличие только общего (типового) положения об организациях данного вида (в этом случае роль индивидуального учредительного документа, содержащего необходимые сведения о конкретной организации, выполняет решение о создании такой организации).

Имущественная обособленность организации предполагает наличие у нее некоторого имущества на праве собственности (либо на ограниченных вещных правах хозяйственного ведения или оперативного управления). Очевидно, что отсутствие собственного имущества исключает для организации возможность самостоятельного участия в гражданском (имущественном) обороте, а тем самым и признания субъектом гражданских правоотношений. Ведь участниками товарно-денежных отношений в нормальной ситуации должны быть именно собственники.

Допустимо существование юридических лиц, действующих исключительно на базе имущества, которое состоит из прав пользования (например, аренды здания) и (или) прав требования (например, денежных средств, числящихся на банковском счете) и потому не является объектом вещных прав. Такую ситуацию можно, конечно, объяснить широким пониманием категории «имущество», включающим не только вещи, но и права. Вместе с тем, она вряд ли может быть принята в качестве нормального, общего правила (не говоря уже об опасности участия в обороте таких субъектов, имущественное состояние которых по существу целиком зависит от надежности их контрагентов). По изложенным выше причинам невозможно согласиться с существованием таких юридических лиц (хотя бы даже и «некоммерческих организаций на другой день после создания»), которые «в течение какого-то периода времени» вообще не имеют ни вещей, ни прав требования, поскольку такие «пустышки» в любом случае опасны и потому недопустимы для нормального гражданского оборота.

Принадлежащее организации имущество первоначально охватывается понятием уставного капитала или «уставного фонда» (в товариществах – «складочного капитала», в кооперативах – «паевого фонда»), размер которого отражается в ее учредительных документах. В результате участия в гражданском обороте в составе этого имущества обычно появляются не только вещи, но и определенные права и долги (обязанности), а само оно, как правило, возрастает в объеме и по стоимости (хотя, разумеется, может и уменьшаться до известных пределов). В имуществе юридического лица могут выделяться и некоторые специальные имущественные фонды с особым правовым режимом (например, резервные).

Все закрепленное за организацией имущество подлежит обязательному учету на ее самостоятельном балансе (а выделенное учреждению несобственнику – также и по смете его расходов, утвержденной собственником). Числящееся на балансе организации имущество и характеризует его обособленность от имущества учредителей (или участников), в силу чего наличие самостоятельного баланса становится важнейшим показателем самостоятельности организации, бесспорно свидетельствующим о ее имущественной обособленности. Самостоятельный бухгалтерский баланс, имеющийся у юридического лица, следует отличать от отдельного баланса, который в учетных целях может быть открыт и несамостоятельному подразделению юридического лица. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что сам по себе бухгалтерский баланс организации имеет, прежде всего учетное значение, отнюдь не всегда совпадающее с гражданско-правовым режимом числящегося на балансе имущества. Так, арбитражной практикой обоснованно признано, что «балансодержатель» не обязательно во всех случаях является единственным собственником (или субъектом ограниченного вещного права) числящегося на его балансе объекта недвижимости. Полученные взаймы (в кредит) денежные средства отражаются в балансе как «чужие» (заемные), тогда как с точки зрения гражданского права они переходят в собственность заемщика и становятся его имуществом.

С имущественной обособленностью организации неразрывно связана ее самостоятельная имущественная ответственность по долгам. Смысл обособления имущества юридического лица как раз и состоит в выделении таких объектов, на которые его возможные кредиторы смогут обратить взыскание (с тем, чтобы вывести из-под него иное, личное имущество учредителей или участников). Именно этим целям, прежде всего, служит уставный капитал (уставный или паевой фонд), который определяет минимальный размер имущества, гарантирующего интересы кредиторов юридического лица (ср. абз. 2 п. 1 ст. 90 и абз. 2 п. 1 ст. 99 ГК). Юридическое лицо отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом (п. 1 ст. 56 ГК), а не только имеющимися у него (прежде всего, числящимися на его банковских счетах) денежными средствами. Следовательно, наличие такого имущества составляет необходимую предпосылку его самостоятельной имущественной ответственности.

Учредители или участники юридического лица по общему правилу не отвечают по его долгам. Но даже при установлении законом такой ответственности (например, для полных товарищей и собственников имущества учреждений и казенных предприятий) она всегда носит дополнительный (субсидиарный) характер, т.е. наступает лишь при отсутствии или недостатке имущества у самого юридического лица. Кроме того, в ряде случаев она может быть ограниченной по размеру (например, для участников обществ с дополнительной ответственностью, для членов производственных кооперативов и участников ассоциаций и союзов).

Наконец, показателем самостоятельности юридического лица является его выступление в гражданском обороте и в судебных органах от своего имени. Имя юридического лица служит его индивидуализации и заключается в его наименовании, определенном в учредительных документах. Наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму (например, общество с ограниченной ответственностью, государственное унитарное предприятие, благотворительный фонд), а в ряде случаев и на характер его деятельности (п. 1 ст. 54 ГК) (например, страховое акционерное общество, профсоюз работников жилищно-коммунального хозяйства, добровольное общество защиты животных). Термины «биржа» и «банк» в соответствии с требованиями законодательства могут использоваться в наименовании лишь тех организаций, которые имеют лицензию на право совершения соответствующей деятельности.

Коммерческие организации обязаны иметь фирменные наименования (фирму), например АО «АвтоВАЗ»; общество с ограниченной ответственностью «Брянскавтосервис»; Торговый дом «Смирнов и сыновья», полное товарищество. Фирменные наименования организаций с устойчивой деловой репутацией и стабильно высоким качеством производимой продукции (товаров, работ, услуг) представляет собой большую коммерческую ценность. Поэтому право на фирму является абсолютным исключительным правом юридического лица. Организация, зарегистрировавшая фирменное наименование, получает исключительную возможность его использования (в фирменных бланках, вывесках, рекламе, упаковке и т.п.) и вправе требовать прекращения неправомерного (без ее согласия) использованиятакого наименования другими юридическими лицами и возмещения причиненных этим убытков (п. 4 ст. 54 ГК). В отсутствие специального закона, определяющего порядок регистрации и использования фирменных наименований, они регистрируются вместе с регистрацией самих юридических лиц путем внесения данных о фирме в соответствующий государственный реестр. Наименование некоммерческого юридического лица не является объектом исключительного (имущественного) права его носителя.

Целям индивидуализации юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, наряду с фирменными наименованиями служат товарные знаки и знаки обслуживания, а также наименования мест происхождения товаров, которые после их государственной регистрации также становятся объектами исключительных прав соответствующих коммерческих организаций (подробнее см. гл. 32 настоящего учебника).

Юридическое лицо должно также иметь официальное место нахождения («юридический адрес»), которое обычно определяется местом его государственной регистрации (п. 2 ст. 54 ГК) и обязательно указывается в его учредительных документах. По этому месту ему направляются различные документы, в том числе судебные повестки, и определяется место исполнения некоторых его обязательств. Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а при отсутствии такового – иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Наименование (фирменное наименование) юридического лица, а также другие гражданско-правовые средства его индивидуализации позволяют четко идентифицировать как принадлежность конкретных субъективных прав и обязанностей, так и сторону соответствующего договорного или иного гражданского правоотношения, а также участника судебного спора (истца или ответчика). Ясно, что собственное имя (наименование) юридического лица также является признаком, производным от его основных признаков – организационного единства и имущественной обособленности.

Указанные признаки юридического лица в тех или иных вариантах воспроизводятся и в современной зарубежной литературе. На их основе затем выводятся научные (доктринальные) понятия юридического лица, обычно отсутствующие в законодательстве. В российском гражданском праве на базе отмеченных признаков юридического лица закон традиционно закрепляет определение этой категории. В соответствии с нимюридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (п. 1 ст. 48 ГК).

Необходимо подчеркнуть, что даже наличие всех четырех перечисленных признаков не ведет к автоматическому признанию организации юридическим лицом – субъектом гражданского права. Для этого необходима ее государственная регистрация в этом качестве (п. 2 ст. 51 ГК), т.е. официальное признание ее юридической личности государством (публичной властью).

Как всякий участник гражданского оборота, юридическое лицо обладает правоспособностью и дееспособностью. Однако эти его качества отличаются от аналогичных качеств, признаваемых законом за физическими лицами (гражданами).

Прежде всего, правоспособность и дееспособность юридического лица возникают одновременно, в момент его государственной регистрации (п. 3 ст. 49, п. 2-ст. 51 ГК). У граждан же дееспособность, как известно, возникает лишь с достижением определенного возраста, а иногда зависит и от состояния здоровья человека. Поэтому для юридических лиц различие данных категорий обычно не имеет значения. Прекращаются они также одновременно – в момент завершения ликвидации юридического лица путем внесения соответствующий записи об этом в государственный реестр юридических лиц (п. 8 ст. 63 ГК).

Правоспособность юридических лиц может быть как универсальной (общей), дающей им возможность участвовать в любых гражданских правоотношениях, так и специальной (ограниченной), предполагающей их участие лишь в определенном, ограниченном круге таких правоотношений. Правоспособность граждан всегда является общей, ибо гражданин обладает признанной законом возможностью иметь любые имущественные и личные неимущественные права. Правоспособность юридических лиц предполагается ограниченной (целевой), ибо юридическое лицо по общему правилу может иметь только такие гражданские права, которые соответствуют определенным законом и (или) учредительными документами целям его деятельности, и соответственно может нести лишь связанные с этой деятельностью обязанности (п. 1 ст. 49 ГК).

Такие ограничения вызваны тем, что сами юридические лица обычно создаются для достижения вполне конкретных целей, определенных их учредителями, а потому не могут использовать свою самостоятельную правосубъектность в противоречии с этими целями. Ясно, например, что государственные учреждения или общественные организации не должны иметь широких возможностей для занятия коммерческой деятельностью, ибо они создавались для достижения совсем других целей. Кроме того, некоторые гражданские права и обязанности, прежде всего, неимущественные, по самой своей сути могут принадлежать лишь физическим, но не юридическим лицам.

Вместе с тем в условиях рыночной организации хозяйства целевые ограничения правоспособности юридических лиц весьма отрицательно сказываются на деятельности коммерческих организаций, заставляя их учредителей (участников) изменять и перерегистрировать учредительные документы при каждом, иногда даже не очень существенном изменении характера деятельности созданной ими организации (например, при вступлении ее во внешнеэкономический оборот или при развитии в ее рамках дополнительных, «непрофильных» видов деятельности). С формальной стороны такие ограничения легко обходятся закреплением в учредительных документах длинного перечня различных видов деятельности, которые вправе осуществлять данная организация, да и сами цели деятельности могут быть сформулированы весьма общим образом.

Поэтому ГК РФ, следуя общим современным тенденциям развития гражданского законодательства, закрепил почти за всеми коммерческими организациями способность иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых не запрещенных законом видов деятельности, т.е. общую правоспособность (абз. 2 п. 1 ст. 49 ГК). Исключение в этом отношении составляют унитарные предприятия – несобственники (поскольку они создаются собственниками для строго определенных целей), а также некоторые другие организации, для которых специальная правоспособность определена законом с целью их сосредоточения лишь на одном, специальном виде коммерческой деятельности, к тому же лицензированном, т.е. допускаемом по особому разрешению публичной власти (например, банки и страховые компании).

Необходимо отметить, что осуществление тех видов предпринимательства, для которых требуется специальное разрешение государства (лицензия), возможно лишь с момента его получения и до истечения срока его действия (абз. 2 п. 3 ст. 49 ГК) и в этом смысле не зависит от наличия или отсутствия соответствующей записи и учредительных документах юридического лица. Поэтому коммерческой организации не может быть отказано в выдаче соответствующей лицензии только на том основании, что данный вид деятельности не предусмотрен ее учредительными документами. Перечень лицензируемых видов деятельности определяется федеральным законом (абз. 3 п. 1 ст. 49 ГК). Вместе с тем государственное лицензирование отдельных видов деятельности означает, что коммерческие организации, не имеющие соответствующей лицензии, не вправе заниматься такой деятельностью, и потому также можно говорить об известном ограничении содержания их общей правоспособности.

Разумеется, учредители коммерческой организации вправе установить перечень видов деятельности, которыми только и может заниматься создаваемое ими юридическое лицо, или прямо исключить для него возможность осуществления отдельных видов деятельности. Такое «самоограничение» правоспособности будет иметь силу и для третьих лиц – других участников оборота, но лишь в том случае, когда они знали или должны были знать о нем (ст. 173 ГК). Иначе говоря, такая коммерческая организация сама должна оповещать своих контрагентов об имеющихся у нее ограничениях правоспособности.

Для юридических лиц, сохраняющих целевую правоспособность по прямому указанию закона (некоммерческих организаций, унитарных предприятий, банков и страховых компаний), возможно совершение лишь таких действий (сделок), которые соответствуют установленным учредительными документами целям деятельности. Специального оповещения контрагентов об этом не требуется (ибо знание ими действующего закона предполагается), а потому сделки, выходящие за указанные пределы, считаются ничтожными вне зависимости от того, знали ли они о таких ограничениях (ст. 168 ГК).

Правоспособность и дееспособность юридического лица реализуются через его органы (п. 1 ст. 53 ГК), формирующие и выражающие вовне его волю как самостоятельного субъекта права. Органы юридического лица не только осуществляют управление его деятельностью, но и выступают в имущественном обороте от его имени, иначе говоря, их действия признаются действиями самого юридического лица. Они составляют часть юридического лица и не являются самостоятельными субъектами права (в отличие от представителей, которые тоже могут выступать от имени юридического лица по его поручению, и от полных товарищей, предпринимательская деятельность которых признается деятельностью соответствующего товарищества в целом). Поэтому для совершения сделок от имени юридического лица они не нуждаются в доверенности.

Органы юридического лица могут быть единоличными (директор, генеральный директор, президент, председатель правления и т.п.) и коллегиальными (правление, наблюдательный или попечительский совет, общее собрание). Коллегиальные органы обязательно создаются в корпоративных юридических лицах, построенных на началах членства (товариществах и обществах, кооперативах, общественных организациях, ассоциациях и союзах). Высшим органом здесь всегда является общее собрание их участников. Они, впрочем, могут создаваться и в фондах (попечительские советы), и в учреждениях (например, в научных и образовательных), не относящихся к корпоративным организациям. Это, однако, не касается собраний «трудовых коллективов» юридических лиц, поскольку наемные работники (рабочие и служащие) в этом своем качестве не участвуют в формировании имущества (уставного или иного капитала) юридического лица и потому не вправе влиять на формирование его воли (по крайней мере, без прямого на то согласия учредителей или участников).

Органы юридического лица могут создаваться для формирования его воли («волеобразующие органы») и для одновременного выражения его доли вовне, по отношению ко всем третьим лицам – участникам имущественного оборота («волеизъявляющие», или исполнительные, органы). К числу первых относятся, прежде всего, общие собрания и иные коллегиальные органы, волю которых как волю юридического лица должны затем осуществлять соответствующие исполнительные органы.

Вместе с тем исполнительные (волеизъявляющие) органы одновременно всегда являются и волеобразующими. Их деятельность не ограничивается только строгим исполнением воли, сформированной иными органами юридического лица. Более того, в унитарных предприятиях, а также во многих видах учреждений единоличный руководитель (директор) одновременно является единственным волеобразующим и волеизъявляющим (исполнительным) органом. Поэтому закон требует, чтобы волеизъявляющие органы юридического лица действовали добросовестно и разумно, руководствуясь его, а не собственными интересами (п. 3 ст. 53 ГК). При нарушении этих требований на них может быть возложена обязанность по возмещению причиненных юридическому лицу убытков за счет своего личного имущества. Поскольку, однако, речь идет о внутренних взаимоотношениях юридического лица и его органа, такие противоправные действия последнего не могут служить основанием для признания недействительными сделок, заключенных этим органом от имени юридического лица с третьими лицами.

Кроме того, правомочия исполнительных (волеизъявляющих) органов на выступление от имени юридического лица могут дополнительно ограничиваться законом или учредительными документами организации (т.е. волей ее учредителей), например необходимостью получения предварительного согласия на совершение определенных сделок от соответствующего коллегиального органа или учредителя (собственника). Если такие ограничения установлены в нормативном порядке, их несоблюдение влечет недействительность соответствующих сделок с третьими лицами (ст. 168 ГК), ибо последние должны были знать о требованиях закона. Например, унитарное предприятие не вправе распоряжаться своей недвижимостью без согласия собственника-учредителя (п. 2 ст. 295 ГК). Если же ограничения введены уставом конкретного юридического лица (например, запрет единоличному органу акционерного общества заключать договоры на определенную сумму без предварительного согласия коллегиального органа), оспаривание соответствующих сделок возможно лишь при доказанности знания контрагентов об этих ограничениях (ст. 174 ГК).

Единоличные органы либо назначаются учредителями (например, собственником имущества унитарного предприятия или учреждения или уполномоченным им органом), либо избираются участниками (учредителями) юридического лица или созданным ими коллективным органом (советом, правлением). Коллективные органы либо избираются всеми участниками (учредителями) (совет директоров, правление), либо состоят из них (общее собрание, попечительский совет). Состав и компетенция органов юридических лиц, а также порядок их формирования (назначение или избрание) определяются законодательством и учредительными документами.

По общему правилу заместитель руководителя (единоличного органа) юридического лица, а также члены правления или дирекции (коллегиального органа) не являются органами юридического лица. Так, в унитарном предприятии в соответствии с законом единственным (единоличным) органом является его руководитель (п. 4 ст. 113 ГК). Однако в уставах хозяйственных обществ и некоторых некоммерческих организаций может предусматриваться выступление в определенных сделках от их имени без доверенности также заместителей руководителя (например, вице-президентов).

В содержание правоспособности юридического лица входит и (его-деликтоспособность, т.е. способность самостоятельно отвечать за причиненный его действиями имущественный вред. Поскольку действия органоб юридического лица являются его собственными действиями, выражающими его волю, очевидно, что оно и должно отвечать за их вредоносный характер. Но оно отвечает также и за действия своих наемных работников, совершенные ими в пределах своих трудовых (служебных) обязанностей, как за свои собственные (п.1 ст. 1068 ГК), ибо такие действия тоже совершаются во исполнение указаний (воли) этого юридического лица.

Юридическое лицо может испытывать потребность в постоянном совершении каких-либо действий за пределами своего основного места нахождения. С этой целью оно вправе создать в другом месте свое обособленное подразделение в виде представительства или филиала. Представительство создается для представления и зашиты интересов юридического лица, т.е. с целью постоянного совершения для него определенных юридических действий (п. 1 ст. 55 ГК), например, в центре того или иного региона. Филиал создается для осуществления всех или определенной части функций (целей) юридического лица, включая и цели представительства (п. 2 ст. 55 ГК). Другими словами, филиал занимается той же деятельностью, что и создавшее его юридическое лицо, но одновременно может осуществлять и функции его представительства. В этой роли может выступать, например, отдельно расположенный цех или иное производство, отделение банка и т.п. Филиалами иногда могут становиться и вполне самостоятельные в экономическом или в структурном смысле организации, если их учредитель – юридическое лицо считает необходимым сохранить полный контроль (и полную ответственность) за их деятельностью. Таковы, в частности, филиалы ряда вузов, действующие в других городах.

Создавшие представительство или филиал юридические лица передают им некоторое имущество (обязательно указывая об этом в своих учредительных документах для того, чтобы об этом знали потенциальные кредиторы) и утверждают положения, определяющие содержание и порядок их деятельности. Однако это имущество остается принадлежащим создавшему их юридическому лицу. Ведь представительства и филиалы являются обособленными подразделениями, т.е. частями создавших их юридических лиц. Не будучи самостоятельными юридическими лицами, они не могут иметь собственного имущества и, следовательно, не в состоянии сами участвовать в гражданском обороте. В связи с этим выделенное представительствам и филиалам имущество, учитываемое на их отдельных балансах, может стать объектом взыскания кредиторов создавших их юридических лиц, причем независимо от того, связано ли это с деятельностью данных подразделений или нет. Вместе с тем по долгам, возникшим в связи с деятельностью представительств и филиалов, юридическое лицо отвечает всем своим имуществом, а не только выделенным этим своим подразделениям.

Отсутствие у филиалов и представительств гражданской правосубъектности лишает их действия юридического (гражданско-правового) значения. Для осуществления представительских и иных юридических функций от имени юридического лица последнее должно выдать доверенность назначенному им руководителю (директору) своего представительства или филиала (абз. 2 п. 3 ст. 55 ГК), т.е. конкретному физическому лицу (поскольку выдать доверенность своему подразделению, иначе говоря, вступить с ним в гражданско-правовые отношения представительства, невозможно из-за отсутствия у него гражданской правосубъектности). Руководитель представительства или филиала на основании выданной ему доверенности действует от имени и в интересах юридического лица, а не «от имени» филиала или представительства. Ведь он не является органом юридического лица, а потому его полномочия на выступление от имени организации не могут основываться на указаниях, содержащихся в положении о филиале или представительстве либо в учредительных документах юридического лица.

1.3 Публично-правовые образования как участники правовых отношений

Наряду с физическими и юридическими лицами участниками отношений, регулируемых гражданским правом, являются государство и другие публично-правовые образования. Для решения стоящих перед ними публичных, общенациональных или иных общественных (региональных, местных) задач они во многих случаях нуждаются в участии в имущественных отношениях. При этом должны быть учтены особенности статуса таких образований, обладающих публичной властью, а в ряде случаев являющихся политическими суверенами, которые сами определяют правопорядок, в том числе случаи и пределы собственного участия в гражданских правоотношениях. С другой стороны, необходимо в полной мере соблюсти интересы участников имущественного оборота как юридически равных собственников (или иных законных владельцев) имущества, находящихся в частноправовых, а не в публично-правовых отношениях друг с другом. Этими обстоятельствами и определяются особенности участия публично-правовых образований в гражданском (имущественном) обороте.

К числу публично-правовых образований, участвующих в гражданских правоотношениях, относятся, во-первых, государство и, во-вторых, муниципальные образования. Особенности отечественного государственного и социально-экономического устройства имеют следствием то положение, что государство не выступает в качестве единого субъекта гражданских правоотношений, а, напротив, характеризуется множественностью субъектов. К их числу относятся: Российская Федерация (федеральное государство) в целом, ее отдельные субъекты – республики, края, области, города федерального подчинения, автономная область, автономные округа (ч. 1 ст. 65 Конституции), являющиеся государственными образованиями. Согласно ст. 73 Конституции вне пределов ведения Российской Федерации (ст. 71 Конституции) и ее полномочий по предметам совместного ведения с субъектами РФ (ст. 72 Конституции) последние «обладают всей полнотой государственной власти».

Что касается городских и сельских поселений и других муниципальных образований, то в них осуществляются функции местного самоуправления (ст. 131 Конституции), в связи с чем они не могут считаться государственными образованиями. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Несомненно, однако, что они обладают известными властными полномочиями, т.е. функциями публичной власти, которыми их наделяет закон (ст. 132 Конституции). Поэтому как муниципальные, так и государственные образования охватываются общим понятием публично-правовых образований.

Особенности правового положения всякого государства обусловлены наличием у него политической власти и государственного суверенитета, в силу которых оно само регулирует различные, в том числе имущественные отношения, устанавливая в качестве общеобязательных как правила поведения для всех участников, так и порядок разбирательства их возможных споров. При этом оно само определяет и собственную гражданскую правосубъектность, ее содержание и пределы. Вместе с тем, участвуя в имущественных (частноправовых) отношениях, государство должно соблюдать установленные им же правила, обусловленные самой природой регулируемых отношений. Оно не должно использовать свои властные прерогативы для того, чтобы произвольно менять в своих интересах гражданско-правовые нормы или навязывать контрагентам свою волю в конкретных правоотношениях, иначе рыночный (имущественный) оборот не сможет нормально функционировать, а необходимая ему частноправовая форма будет разрушена.

Поэтому государство и другие публично-правовые образования в гражданско-правовых отношениях выступают на равных началах с иными их участниками – гражданами и юридическими лицами (п. 1 ст. 124 ГК). Это означает, что они не вправе использовать здесь никакие свои властные полномочия по отношению к другим участникам (контрагентам). За нарушение гражданских прав или неисполнение обязанностей к публично-правовым образованиям в судебном порядке могут быть применены обычные меры имущественной ответственности, ибо во «внутренних» (внутригосударственных) гражданских правоотношениях публично-правовые образования лишены судебного иммунитета (т.е. возможности привлечения к суду только с их согласия).

Выступление государства и других публично-правовых образований в гражданском обороте на равных началах с другими его участниками вытекает из общих принципов гражданского (частного) права и требуется самой природой гражданско-правовых отношений. Поэтому незаконными должны считаться любые попытки органов публичной власти использовать свои полномочия для получения публично-правовыми образованиями в гражданских правоотношениях односторонних преимуществ или ограничений в их пользу прав и интересов других участников оборота (например, путем издания правовых актов, в одностороннем порядке изменяющих условия выпущенных в обращение займов, установления «иммунитета бюджетов» (ст. 239 Бюджетного кодекса) и т.д.).

Гражданская правосубъектность государства и других публично-правовых образований в различных правовых системах оформляется по-разному. Во многих правопорядках государство в целом и (или) его органы (учреждения), а также административно-территориальные образования признаются юридическими лицами публичного права. Они отличаются от обычных юридических лиц частного права тем, что создаются на основе публично-правового (обычно – административного, властно-распорядительного) акта и преследуют в своей деятельности публичные (общественные) цели, а также имеют определенные властные полномочия. Их правовой статус регламентируется нормами публичного, а не частного права, но в качестве субъектов имущественного оборота; прежде всего в вопросах имущественной ответственности, они уравниваются с юридическими лицами частного права (в частности, при их неплатежеспособности в отношении юридических лиц публичного права открываются процедуры банкротства).

В ряде случаев государство в целом для целей гражданского (имущественного) оборота рассматривается как фиск (казна) – особый субъект права. Это понятие применяется только к государству, но не к его органам (ср., например, абз. 1 § 89 Германского гражданского уложения и ст. 19 ГК РСФСР 1922 г.), которые в таком случае считаются лишь представителями казны. Не применяется оно и к административно-территориальным (муниципальным и иным) образованиям, которые обычно рассматриваются как юридические лица публичного права.

Действующее российское законодательство считает государство, государственные и муниципальные (публично-правовые) образования самостоятельными, особыми субъектами права (suigeneris), существующими наряду с юридическими и физическими лицами. К их гражданско-правовому статусу применяются нормы, определяющие участие в имущественном обороте юридических лиц, если иное прямо не вытекает из закона или из особенностей статуса данных субъектов (п. 2 ст. 124 ГК). Очевидна, например, невозможность применения к ним правил о порядке создания, реорганизации и ликвидации юридических лиц, а также об их банкротстве. Гражданско-правовые сделки с участием публично-правовых образований, напротив, по общему правилу (при отсутствии специальных изъятий) подчиняются нормам о сделках с участием юридических лиц, хотя сами эти субъекты юридическими лицами не являются. Следовательно, с точки зрения законодательной техники правило п. 2 ст. 124 ГК следует понимать таким образом, что в тех случаях, когда закон говорит об участии в конкретных видах гражданских правоотношений юридических лиц, он по общему правилу имеет в виду также и публично-правовые образования.

В качестве субъектов гражданского права государство и иные публично-правовые образования обладают гражданской правоспособностью и дееспособностью. При определении их характера и содержания следует иметь в виду, что рассматриваемые субъекты, в отличие от юридических лиц, созданы не для участия в гражданских правоотношениях, которое носит для них вынужденный, вспомогательный по отношению к основной деятельности характер. Следует поэтому согласиться с утверждением, что гражданская правоспособность государства (и других публично-правовых образований) хотя и может быть достаточно широкой по содержанию, но в целом носит специальный, а не общий (универсальный) характер. Указанные субъекты могут иметь лишь те гражданские права и обязанности, которые соответствуют целям их деятельности и публичным интересам.

Государство и другие публично-правовые образования приобретают для себя гражданские права и создают гражданские обязанности, т.е. реализуют свою дееспособность, через свои органы (органы государственной власти или органы местного самоуправления), действующие в рамках их компетенции, установленной актами о статусе этих органов (п. 1 и 2 ст. 125 ГК). Но в результате их действий участниками гражданских правоотношений становятся именно публично-правовые образования в целом, а не органы их исполнительной или законодательной власти, либо органы местного самоуправления. Таким образом, действия органов власти, совершенные в пределах их компетенции, являются действиями самих публично-правовых образований.

Компетенция государственных органов и органов местного самоуправления, в том числе и по участию в гражданских правоотношениях, устанавливается актами публичного, а не частного (гражданского) права. Для сферы гражданского права имеет значение, прежде всего, их компетенция по использованию государственного и муниципального имущества, включая возможности его приобретения и отчуждения (распоряжения), а также компетенция в области возложения (несения) имущественной ответственности.

При этом речь идет о государственном и муниципальном имуществе, не закрепленном за соответствующими юридическими лицами – предприятиями и учреждениями – на самостоятельном вещном праве, ибо такое имущество составляет базу самостоятельного участия этих лиц в гражданском обороте. Поэтому такие юридические лица не отвечают своим имуществом по долгам учредивших их публичных собственников (п. 2 ст. 126 ГК). По своим собственным обязательствам государство и другие публично-правовые образования отвечают лишь той частью своего имущества, которую они не передали своим юридическим лицам (п. 1 ст. 126 ГК) и которая составляет понятие их «казны» (нераспределенного государственного и муниципального имущества).

Имущество казны, состоящее, прежде всего, из средств соответствующего государственного или местного бюджета, и составляет материальную базу для самостоятельного участия публично-правовых образований в гражданских правоотношениях. Бюджетными средствами распоряжаются финансовые органы (федеральное и республиканские министерства финансов, их региональные и местные управления и отделы). Поэтому именно они чаще всего выступают в качестве органов, уполномоченных публично-правовыми образованиями для участия в гражданских правоотношениях от имени этих образований, а не от собственного имени, например, при выпуске (эмиссии) государственных или муниципальных внутренних займов или при предъявлении к государственным или муниципальным образованиям имущественных требований (исков), в том числе в порядке субсидиарной ответственности за долги созданных ими учреждений.

При предъявлении Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства денежных требований или требований об уплате обязательных платежей в федеральный бюджет и небюджетные фонды органом, уполномоченным выступать от ее имени, теперь является Федеральная налоговая служба, а в некоторых случаях – Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом.

Что касается иного находящегося в публичной собственности имущества, то распоряжение им от имени собственника осуществляют иные уполномоченные на то органы публичной власти. Так, создание, реорганизация и ликвидация государственных и муниципальных унитарных предприятий, в том числе наделение их имуществом на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, а также контроль за его сохранностью и использованием по назначению обычно осуществляется министерствами и ведомствами – органами исполнительной власти, выполняющими функции управления государственным и муниципальным имуществом (абз. 2 и 3 ст. 2, п. 2 и 3 ст. 8 Закона об унитарных предприятиях). В настоящее время эти функции осуществляют различные федеральные агентства. Последние принимают решения об изъятии излишнего, неиспользуемого или используемого не по назначению имущества, закрепленного за казенными предприятиями либо за государственными или муниципальными учреждениями, и распоряжаются им от имени учредителя-собственника (п. 2 ст. 296 ГК).

Другие органы исполнительной власти осуществляют от имени публично-правовых образований приватизацию их имущества, в том числе выступают в качестве продавцов в сделках приватизации и учредителей хозяйственных обществ с государственным (или иным публично-правовым) участием, становясь законными владельцами принадлежащих публично-правовым образованиям акций и других ценных бумаг приватизированных предприятий (либо управомоченными лицами в отношении прав требования по «бездокументарным ценным бумагам»).

Распоряжение изъятыми предметами контрабанды на основании правил таможенного законодательства от имени государства осуществляют органы Федеральной таможенной службы; определенные законом государственные органы исполнительной власти выступают в роли государственных заказчиков в договорах поставки и подряда для государственных нужд (ст. 764 ГК); в роли субъектов некоторых исключительных прав, принадлежащих федеральному государству, и т.д.

Органы публичной власти могут участвовать в гражданских правоотношениях и самостоятельно, а не от имени соответствующего публично-правового образования, но только в роли государственных или муниципальных учреждений – некоммерческих юридических лиц (с ограниченным вещным правом оперативного управления на закрепленное за ними имущество и под субсидиарную ответственность создавшего их публичного собственника). При этом надо иметь в виду, что не все органы публичной власти одновременно являются и юридическими лицами, т.е. субъектами частного, а не только публичного права. С другой стороны, публично-правовое образование не может выступать в гражданских правоотношениях иначе, кроме как через свои органы1 . Поэтому важной практической задачей становится разграничение ситуаций, в которых участником гражданско-правовых отношений является публично-правовое образование в лице своего органа власти либо этот орган власти самостоятельно выступает в гражданском обороте как юридическое лицо – некоммерческая организация.

К сожалению, на практике эти ситуации нередко по неведению участников, а иногда и намеренно смешиваются. Так, орган публичной власти пытается выступить от собственного имени, хотя в действительности речь идет об участии в правоотношении представляемого им публично-правового образования в целом: например, правительством или губернатором субъекта РФ выдается поручительство за возврат банковского кредита крупным градообразующим предприятием, а вновь избранный губернатор или назначенное им правительство отказывается исполнить это обязательство, хотя в действительности речь идет об обязательстве соответствующего субъекта РФ. В 90-х годах имел место случай, когда Федеральное правительство разрешило Министерству путей сообщения РФ выпустить облигации «железнодорожного займа» от своего имени, а не от имени Российской Федерации, тогда как данное министерство, будучи госбюджетным учреждением (некоммерческой организацией), самостоятельно не могло не только выпускать никаких облигаций, но главное – и отвечать по ним из-за отсутствия необходимого для этого имущества.

В других ситуациях, напротив, орган публичной власти, пытаясь обойти установленные законом запреты, представляет свое участие в имущественных отношениях как участие в нем публично-правового образования в целом. Так, несмотря на запрет органам государственной власти совмещать свои функции с функциями хозяйствующих субъектов, т.е. заниматься предпринимательской деятельностью, имели место, например, случаи выступления некоторых министерств и ведомств в качестве соучредителей (акционеров) коммерческих банков или создания ими хозяйственных обществ, на которые возлагалось осуществление отдельных публично-правовых функций (например, АО «Москомприватизация» от имени Правительства Москвы в течение некоторого времени осуществляло такие функции в отношении оформления приватизации жилья гражданами).

Необходимо, следовательно, учитывать, основаны ли действия органа публичной власти по распоряжению бюджетными средствами или иным имуществом, находящимся в собственности публично-правового образования, на имеющихся у него полномочиях, входят ли они в его компетенцию. Если это так, то данные действия следует рассматривать в качестве действий публично-правового образования в целом (которое и несет имущественную ответственность за их результаты). При отрицательном ответе на этот вопрос следует считать, что соответствующий орган публичный власти участвует в гражданских правоотношениях от собственного имени, как самостоятельное юридическое лицо – учреждение, распоряжающееся только имеющимся у него на ограниченном вещном праве имуществом, в том числе выделенными ему по смете денежными средствами. В качестве учреждения такой орган действует под собственную ответственность или под субсидиарную (дополнительную) ответственность своего учредителя – публично-правового образования (п. 2 ст. 120 ГК), причем последнее обычно имеет возможность оспорить совершенные учреждением сделки либо как выходящие за пределы его правоспособности, либо даже как незаконные – нарушающие требования финансового законодательства (Бюджетного кодекса).


Заключение

Итак, исследуя, данную курсовую работу, я ещё раз выявила, что субъектами гражданских правоотношений могут быть физические лица (граждане), юридические лица и публично-правовые образования. К числу последних действующее гражданское законодательство РФ относит Российскую Федерацию, субъектов Российской Федерации и муниципальные образования.

Правосубъектность – социально-правовая возможность субъекта быть участником гражданских правоотношений. По своей сути она представляет собой право общего типа, обеспеченное государством материальными и юридическими гарантиями. Наделение субъекта правосубъектностью есть следствие существования длящейся связи субъекта и государства. Именно в силу наличия такой связи на всякое правосубъектное лицо возлагаются обязанности принципиального характера – соблюдать законы и нравственные нормы, осуществлять субъективные гражданские права в соответствии с их социальным назначением. Данные обязанности корреспондируют правосубъектности как субъективному праву общего типа.

Предпосылками и составными частями гражданской правосубъектности являются правоспособность и дееспособность субъектов. Правоспособность – способность субъекта иметь гражданские права и обязанности. Дееспособность – способность субъекта своими действиями приобретать для себя права и создавать для себя обязанности. К тому же дееспособность охватывает и деликтоспособность субъекта – способность самостоятельно нести ответственность за совершенные гражданские правонарушения.

Юридические лица и совершеннолетние граждане обладают всеми элементами гражданской правосубъектности. Малолетние дети и совершеннолетние граждане, признанные недееспособными, являются субъектами гражданских прав, будучи только правоспособными. Так, малолетние дети могут наследовать имущество. Но практическое осуществление имущественных прав малолетнего, недееспособного требует участия дееспособных лиц – родителей, усыновителей, опекунов (об этом подробнее см. гл. 6 тома I настоящего учебника). Активная, самостоятельная деятельность субъектов в социально-экономической жизни возможна лишь при наличии у них всех составных элементов гражданской правосубъектности. Построение в нашей стране общества, базирующегося на рыночной экономике, объективно привело к расширению объема гражданской правосубъектности лиц, участвующих в экономическом обороте. Это означает увеличение круга юридических возможностей указанных лиц по созданию, приобретению, владению, пользованию и распоряжению материальными и духовными благами в целях организации и осуществления предпринимательской деятельности и улучшения личного потребления.


Список используемой литературы

1.Гражданский кодекс РФ – М; НОРМА – ИНФРА, 2000.

2. Гражданское право: Уч. ч.1 / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М: Проспект,22005.

3. Залесский В.В. Гражданское право: Уч. – М: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2003

4. Сборник законов. – М; 2006.

5. Суханов Е.А. Гражданское право: В 4-х т. Т.1 – М; Вальтер Клувер, 2005.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:02:02 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:31:26 28 ноября 2015

Смотреть все комментарии (3)
Работы, похожие на Курсовая работа: Субъекты гражданских правоотношений

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151238)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru