Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Структура норм права

Название: Структура норм права
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 04:02:56 11 июня 2008 Похожие работы
Просмотров: 1370 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

1. Введение……………………………………………………….3 стр.

2. Понятие и содержание структуры норм права……………...5 стр.

3. Гипотеза норм права…………………………………………14 стр.

4. Диспозиция норм права……………………………………..19 стр.

5. Санкция норм права…………………………………………24 стр.

6. Заключение…………………………………………………...29 стр.

7. Список литературы………………………………………….31 стр.


Введение

Я выбрал данную тему для написания своей работы, так как среди представленных тем данная тема вызвала наибольший интерес.

Вопрос о структуре юридической нормы - это вопрос о ее строении. «Структура» - это категория системного подхода и под ней понимаются целесообразные связи между элементами в системе.

По давней традиции в норме права выделяют три элемента, которые но­сят названия «гипотезы», «диспозиции» и «санкции».

Гипотезой называют ту часть нормы, которая указывает на условия вступления нормы в действие (дает описание юридических фактов). Диспозиция - это «та часть нормы, которая указывает на содержание самого правила поведения, то есть на юридические права и обязанности, возникающие у субъектов». Санкция - та часть нормы, которая указывает на меры правового принуждения, следующие за нарушение диспозиции, и словесная схема такого подхода выглядит следующим образом: «если..., то..., а в противном случае...».

Структуры у правовой нормы сложились исторически, постепенно, и тоже представляют большую социальную ценность. Их происхождение идет из глубокой древности, из обществ присваивающей экономики и даже с тех времен, когда человек еще как биологическое существо, как и другие биологические виды, научился связывать свое поведение с результатами этого поведения, свои реакции на те или иные условия жизнедеятельности закреплять в коллективном опыте, в коллективном сознании по критериям «благоприятно-неблагоприятно».

Структура правовой нормы есть логически согласованное ее внутреннее строение, обусловленное фактическими общественными отношениями, характеризуемое наличием взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, реально выраженное в нормативно-правовых актах.

Цели работы:

1. определить понятие, признаки и содержание структуры норм права

2. разобрать понятие гипотезы, диспозиции и санкции.

Задачей моей работы является анализ представленной темы и определения вопроса, так что же все таки из себя представляет структура норм права.


Понятие и содержание структуры норм права

Государственно-властное веление, получающее логически завершенное, формально определенное закрепление в официальном тексте, выступает в качестве нормативного предписания. Речь идет о властности веления, его обязательности, т.е. о характеристике содержания нормы права. Что касается формы выражения государственной воли, то нормативное предписание может выражаться по-разному, в том числе и как управомочивающее (т.е. не обязательно в виде запрета или обязанности). Иногда нормативное предписание понимают как часть так называемой логической нормы, которая может конструироваться из различных предписаний, содержащихся порой в разных статьях одного, а то и разных нормативных актов. Тем самым нормативное предписание как бы отождествляется со словесным оформлением государственной воли в статье нормативного акта. Возможно, в этом есть свой резон, если учесть, что предписания специализируются: одни из них призваны в первую очередь выразить суть правила, другие - условия применения данного правила, а третьи - последствия несоблюдения государственной воли. Одна­ко полное представление о правовой норме дает именно ее целостное восприятие, уяснение всех элементов логической структуры. По своей структуре каждая норма включает в себя три элемента (части): диспозицию, гипотезу и санкцию.

Структура нормы права является формой ее внутреннего содержания. Норма права выполнит свою роль регулятора общественных отношений, если будет обладать способностью реагировать на условия реальной жизни, в которых они формируются, учитывать их общественные свойства, в противном случае реализовать эту функцию будет просто невозможно, в норме должно быть предусмотрено и принудительное осуществление предписания, иначе она будет не нормой нрава, а пожеланием. Поэтому норма права представляет собой единство элементов – предписаний, выполняющих все указанные выше функции.

Структуре нормы права свойственна своя типовая схема (модель) связи образующих ее элементов. Главное в этой типовой схеме – нормативное построение интеллектуально-волевого и юридического содержания государственной воли. Это нормативное построение состоит в том, что содержание нормы не только выражается при помощи таких категорий, как права и обязанности, но и имеет характер общего правила, особенно в одновременно существующих нормах-предписаниях и логических нормах.

Глубокое, разностороннее влияние на структуру нормы права оказывает выделение правоохранительных правовых предписаний. Изучение истории законодательства показывает, что развитие правовых систем неизбежно выражается в обособлении предписаний, регламентирующих юридические санкции. Такого обособления требует дифференциация мер государственно-принудительного воздействия, необходимость нормативно закрепления разнообразных фактических условий объективных и субъективных.

Будучи «клеточкой» права, норма в то же время есть сложное образование, имеющее собственную структуру.

Во-первых, названная структура — идеальная логическая конструкция, призванная регулировать взаимоотношения между людьми. Это своеобразная модель возможного поведения, сформировавшаяся в ходе общественного развития, отражающая стремление людей создать универсальные, долговременные «инструменты» познания и освоения правовой действительности. Традиционно считается, что норма права состоит из трех элементов: гипотезы, диспозиции и санкции[1] .

Диспозиция указывает на суть и содержание самого правила поведения, на те права и обязанности, на страже которых стоит государство.

Гипотеза указывает на конкретные фактические жизненные обстоятельства, при которых данная норма вступает в действие.

Санкция называет поощрительные или карательные меры (позитивные или негативные последствия), наступающие в случае соблюдения или, напротив, нарушения правила, обозначенного в диспозиции нормы. Иногда в статье закона формулируется только часть нормы, а другие ее части следует обнаруживать в других статьях или в ином нормативном акте. Отсюда следует необходимость различать норму права и статью закона. Это очевидно еще и потому, что в одной статье нормативного акта содержатся порой две, три нормы и более. Некоторые акты, например уголовно-правовые, специализируются на выражении санкций, обслуживающих нормы иных отраслей права.

Во-вторых, структура юридической нормы есть объективированный результат отражения в норме определенного общественного отношения. Фактическое общественное отношение, подлежащее правовому оформлению, объективно требует, чтобы структура правовой нормы логически соответствовала собственному внутреннему строению. Оно достаточно жестко предопределяет характер связи и количество структурных элементов нормы. Детерминирующее влияние на структуру оказывают тип, род, вид, сторона общественного отношения. Следует также иметь в виду сложность логических связей между субъектами отношения, количественные характеристики субъектов и объектов, распространенность и повторяемость общественного отношения, возможный уровень его обобщения.

С известной условностью можно утверждать, что та или иная правовая норма содержит столько структурных логических элементов, сколько этого требует данное общественное отношение. Структура имущественных отношений индивидов обусловливает наличие в правовой норме таких элементов, как гипотеза, диспозиция (одна или две), санкция, мера поощрения, указание на каждого из субъектов. Большинству уголовных отношений соответствует двучленная структура нормы. Для массовых, политических отношений, требующих конституционного оформления, зачастую достаточно констатации в праве их наличия. В структуре многих конституционных норм реально проявляется обычно один элемент.

Таким образом, реальная структура юридической нормы, закрепленной в нормативном акте, производна от структуры соответствующего общественного отношения определенного вида и выступает как закономерная реальность правовой системы конкретного общества.

В-третьих, структуру правовой нормы нужно рассматривать как единство идеальной и реальной структуры.

Идеальная структура нормы выражает первичные, исходные ее связи в системе объективного права. Это своеобразный набор логически взаимосвязанных элементов, обусловленный спецификой правообразования и структурой права в целом. Идеальная структура, имеющая изначально потенциальное значение, в процессе своего развития превращается в реальную, но, изменяясь, сохраняется в своем результате. Это происходит благодаря тому, что она, как и реальная структура нормы, включает в себя столько элементов, сколько логически необходимо для регулирования определенного вида общественных отношений в нужном для законодателя направлении.

Реальная структура нормы права отражает в известной степени результат правового опосредования общественного отношения. Она представляет собой совокупность тех избранных элементов потенциальной логической структуры, которых достаточно для того, чтобы конкретное общественно-властное или государственно-властное веление получило жизнь в рамках целостного правового организма. Количество элементов реальной структуры предопределено структурой фактического общественного отношения и особенностями взаимосвязей и взаимодействия правовых норм в системе права[2] .

В-четвертых, структуру правовой нормы можно представить как систему диалектически взаимосвязанных элементов, которые взаимодействуют в ее рамках. Указанные элементы могут взаимозаменяться, превращаться друг в друга, объединяться и выступать в единстве. Характер, виды взаимодействия определяются сложившимися общественными отношениями, а также специфическими особенностями самих элементов. При этом, конечно, следует учитывать и волевое воздействие законодателя, который формирует направленность структурных элементов, связывает их действие с какими-либо юридическими фактами[3] .

Внутреннее строение, связь элементов, образующих структуру нормы, отличаются инвариантностью, жесткостью, «неразрушимостью». Причем эти элементы (гипотеза, диспозиция, санкция) объединены не на началах иерархической зависимости, как это характерно в основном для связи элементов внутри отраслей и институтов права, а на началах синтетической зависимости, при которой отсутствие хотя бы одного из необходимых элементов приводит к разрушению данной целостности – юридической нормы.

С внешней стороны (т. е. со стороны внешней формы) нормы-предписания и логические нормы получают языково-логическое, словесно-документальное изложение в тексте нормативного юридического акта: его статьях и иных структурных подразделениях акта.

Главное, что здесь необходимо отметить, это различия между нормой права и статьей нормативного акта. Однако соотношение между нормой и статьей во многом зависит от того, рассматривается ли это соотношение применительно к логической норме или же к норме-предписанию.

Логическая норма, призванная выразить в основном связи между специализированными нормативными предписаниями, их государственно-принудительное, нормативно-регулирующее качества, в большинстве случаев содержится в нескольких статьях нормативного акта или даже в статьях разных нормативных актов. Усиливающийся процесс специализации права приводит к тому, что элементы логических норм все более рассредоточиваются по многим статьям нормативных актов.

Норма права не выполнила бы своей регулятивной роли, если бы в ней отсутствовал какой-либо из названных структурных элементов. Поэтому законодатель при формулировании норм обязан выписать каждую часть особо или дать соответствующую отсылку, а тот, кто реализует норму, должен иметь в виду всю связь эле­ментов нормы, с тем, чтобы юридически грамотно выстроить свои поступки.

Своей структурой, а также содержательными признаками норма права отличается от иных проявлений права. Прежде всего, от индивидуального предписания. Последнее основывается на норме и исчерпывается разовым исполнением. Индивидуальное предписание рассчитано на строго определенный случай, на однократное действие, на конкретных лиц. С другой стороны, норма права отличается от общих принципов права. Последние хотя и носят нормативный характер, все-таки проявляют себя через нормы права, нуждаются в конкретизации, не выходят напрямую на гипотезы и санкции, без чего трудно представить себе определенность правового регулирования[4] .

В литературе описаны случаи проявления различных свойств структурных элементов нормы в зависимости от изменения фактических обстоятельств, особенностей их как системно-структурных явлений. В качестве примера можно привести схему: гипотеза + диспозиция + гипотеза (нарушение предшествующей диспозиции) + диспозиция (изменение содержания первой диспозиции) + санкция (принудительное осуществление первой диспозиции) + санкция (принудительное осуществление второй диспозиции). Та часть уголовных норм, которая является диспозицией для граждан (запрет совершать общественно опасные деяния), одновременно является гипотезой для государства и государственных органов, рассматривающих дела о совершенных преступлениях. уголовно-правовая норма в качестве нормы поведения обращена ко всем индивидам до совершения преступного деяния, в качестве нормы правосудия - к участникам процесса после совершения преступного деяния и в качестве пенитенциарной нормы — к наказуемому[5] .

Во всех этих случаях решающее значение имеют свойство объективной избирательности фактического общественного отношения и направленность структуры правовой нормы, т. е. заложенная в нее законодателем возможная реакция на изменившиеся фактические обстоятельства.

Благодаря тому, что право обладает свойством системности, обеспечивается и тесное взаимодействие структур различных юридических норм. Причем связи между ними могут быть простыми и сложными.

Взаимодействие структур может иметь вид сцепления, пересечения плоскостей действия или частичного совпадения сфер функционирования. Примерами здесь служат нормы конституционного и других отраслей права, нормы, закрепленные в общей и особенной частях Гражданского, Уголовного кодексов[6] .

Механизм образования структуры правовой нормы можно представить следующим образом. Законодатель, предполагая урегулировать то или иное общественное отношение, «примеряет» к нему логическую модель нормы, выработанную на основе человеческой практики, достижений науки, опыта правового регулирования. При этом он стремится направить развитие общественного отношения в нужном для него направлении, пытается установить его временные, пространственные характеристики, получить наибольшую эффективность от его правового урегулирования. Однако общественное отношение соответствует идеальной модели (логической структуре нормы) лишь в принципе. Оно вносит в модель коррективы, избирает в потенциальной логической структуре нормы те элементы и связи между ними, которые соответствуют его собственным элементам и связям. Иными словами, законодатель вынужден одновременно и приспосабливать логическую структуру к соответствующему виду общественных отношений, и учитывать необходимость внутренней и внешней логической согласованности юридических норм, используя все правовые средства, свойства права как системы. Результатом же выступает реальная структура нормы, всегда включенная в ее логическую структуру и структуры более высокого порядка (института, отрасли, права в целом)[7] .

Структура сама по себе есть выражение устойчивости в различных процессах. Она относительно независима и от изменения элементов в целом. Данное свойство позволяет норме права сохранить статус единого и целостного государственно-властного веления во всех упомянутых случаях. Практика подтверждает, что выделение того или иного структурного элемента нормы происходит только при самостоятельном его функционировании в виде особого правила. Причем качество самостоятельного правила сохраняют и «усеченные нормы», и нетипичные нормативные положения[8] .

На мой взгляд, тройная структура нормы права – объективная реальность, внутренне присущее ей свойство. Однако предпринимаются попытки к дальнейшей дифференциации её элементов.

Таким образом, структура правовой нормы есть логически согласованное ее внутреннее строение, обусловленное фактическими общественными отношениями, характеризуемое наличием взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, реально выраженное в нормативно-правовых актах. Регулятивные нормы неизбежно, внутренне, а иногда и текстуально связаны, функционируют в единстве с охранительными предписаниями, которые их обеспечивают, охраняют. Так что в конечном итоге регулятивные и охранительные нормы-предписания выражаются в виде логических норм, где есть все три элемента – гипотеза, диспозиция, санкция. При этом нередко с несколькими регулятивными нормами-предписаниями скоординировано одно охранительное нормативное положение, которое выступает в виде самостоятельного предписания, а в рамках логических норм присоединяется то к одному, то к другому регулятивному предписанию.

Гипотеза правовой нормы

Гипотеза – указание конкретных фактических жизненных обстоятельств (события, действия людей, совокупность действий, т.е. фактические составы), при которых данная норма вступает в действие. Гипотеза (предположение) – это элемент правовой нормы, в котором указывается, при каких условиях следует руководствоваться данным правилом. В гипотезе излагаются те фактические обстоятельства, при наличии которых у лиц возникают юридические права и обязанности. Возьмем в качестве примера норму гражданского права, изложенную в статье 616 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая определяет обязанность арендодателя по содержанию сданного в аренду имущества. Гипотезой в данной норме является сдача внаем имущества. При таком условии у одного лица (арендодателя) возникает обязанность содержать сданное в аренду имущество, а у другого (арендатора) – право требовать исполнения этой обязанности[9] .

Устанавливая обстоятельства и сферу действия нормы, гипотеза одновременно очерчивает круг участников (субъектов) регулируемых отношений, которых диспозиция «связывает» взаимными правами и обязанностями. Тем самым посредством гипотезы предусмотренный диспозицией абстрактный вариант поведения приурочивается к конкретным лицам, к тому или иному жизненному случаю, событию или действию, месту, времени, возрасту и другим конкретным жизненным обстоятельствам.

Гипотеза может быть выражена в общей (абстрактной) или в конкретной (казуистической) формах. Абстрактная гипотеза определяет условия применения нормы общими, родовыми признаками, казуистическая – частными, специальными. Абстрактная гипотеза, указывая на условия действия нормы, акцентирует внимание на их общих, родовых признаках. Абстрагируясь от частного, она вместе с тем связывает осуществление нормы с наступлением конкретных отношений определенного вида в качестве предмета правового регулирования. Отсюда следует, что абстрактная гипотеза, как и все абстрактное, является тем же конкретным, но взятым в его типичных чертах и проявлениях. Преобладание в правовой системе норм с абстрактными гипотезами объясняется тем, что это способствует разумным пределам объема и стабильности нормативного материала. Будучи исторически первичной, казуистическая гипотеза в настоящее время практически исчезла из нормотворчества. Ее недостатки очевидны: ее употребление ведет к чрезмерному увеличению числа юридических норм и одновременно не дает возможности добиться полноты юридических определений. Сколько бы ни предусматривалось отдельных случаев, всегда найдется еще один, казуистической гипотезой не предусмотренный. Абстрактная же форма охватывает все возможные случаи, не называя конкретно ни одного из них. Примеров абстрактной гипотезы множество. Обратимся к одному из элементарных – норме, выраженной в части 1 статьи 130 УК РФ, которая содержит запрет совершать преступление, заключающееся в оскорблении, т.е. унижении чести и достоинства другого лица, выраженном в неприличной форме, и определяет наказание за его нарушение. Гипотеза этой нормы носит абстрактный характер. Это проявляется в том, что данная гипотеза не указывает на частные обстоятельства, конкретные формы и способы унижения чести и достоинства личности, которое может быть совершено как в устной, так и в письменной форме, либо действием в присутствии или даже в отсутствие потерпевшего и т.п., не детализирует возможные проявления «неприличной формы выражения».

Гипотеза не просто учитывает жизненные обстоятельства, при которых действует норма права, она тем самым придает этим жизненным обстоятельствам юридическое значение, превращает их в юридические факты. Например, юридические факты начинаются, если имеется взаимное согласие лиц, желающих вступить в брак, достигнут ими брачный возраст, отсутствуют родственные отношения, препятствующие браку, не имеется душевных болезней или слабоумия у брачующихся, отсутствует у брачующихся другой брак, то только тогда можно вступить в брак. Согласие, возраст и другие жизненные обстоятельства – это и есть условия действия нормы о заключении брака, это и есть юридически значимые факты, это и есть гипотеза нормы.

Но как же долго шло человечество к пониманию того, что не может существовать правило поведения без четкого наличия условий для действия этого правила, какие юридические взлеты и падения были на этом историко-правовом пути, да и сейчас как непросто в правотворческом процессе увязывать те или иные обстоятельства с действием правовой нормы, сколь велики подчас споры вокруг этих обстоятельств или самого правила. Но хорошо уже то, что понимание и признание этой связки достаточно четко разработано в теории права, используется в нормотворчестве.

Гипотеза может быть простой, когда устанавливается одно условие, с которым связывается действие правила поведения, сложной, когда таких условий два и более. Наконец, гипотеза может быть альтернативной, когда правило поведения, действует в зависимости от одного или другого обстоятельства[10] .

Гипотезы могут различаться и по степени их определенности. С абсолютно определенной гипотезой мы сталкиваемся тогда, когда сама норма определяет обусловливающие ее факты, если, например, устанавливается, что договор займа на сумму свыше должен быть заключен в письменной форме. Абсолютно неопределенная гипотеза встречается тогда, когда сама норма не включает определений фактов, обусловливающих ее применение. Она предоставляет какому-нибудь органу власти делать это самому «в необходимых случаях». В чем заключаются названные «необходимые случаи», никоим образом не раскрывается.

Относительно определенная гипотеза имеет место тогда, когда закон ограничивает применение юридической нормы не абсолютно, а оговаривает ее действие каким-либо условием. Например, целый ряд нормативных актов вступает в действие лишь в случаях эпидемии, военного положения, введения чрезвычайного положения и т.д.

Иногда гипотезы подразделяют на односторонние и двусторонние. Односторонней является гипотеза, которая в качестве основания применения нормы называет только правомерные, или, напротив, неправомерные обстоятельства. Например, все нормы Особенной части УК РФ имеют односторонние гипотезы. Двусторонние гипотезы включают в себя указание как на правомерные, так и на неправомерные обстоятельства, приводящие в действие данную юридическую норму. При этом, конечно, предполагается, что правовые результаты будут различными в зависимости от характера тех обстоятельств, которые заставили «работать» тот или иной нормативный акт. Так, ст. 167 ГПК РФ устанавливает, что в случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении, разбирательство дела откладывается. В случае если лица, участвующие в деле, извещены о времени и месте судебного заседания, суд откладывает разбирательство дела в случае признания причин их неявки уважительными. Суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными. При неявке сторон в судебное заседание без уважительных причин по вторичному вызову, суд оставляет иск без рассмотрения. Следовательно, если стороны не явились по уважительным причинам, дело производством не прекращается, но лишь откладывается его разбирательство[11] .

Разновидностью сложной гипотезы является альтернативная гипотеза. Ее сходство с другими сложными гипотезами состоит в том, что она также предусматривает два или несколько условий осуществления правовой нормы. Однако согласно альтернативной гипотезе – и в этом ее отличие – для вступления нормы права в действие достаточно одного из перечисленных в ней фактических обстоятельств. Так, норма, сформулированная в статье 132 ГПК РСФСР, устанавливает, что судья принимает встречный иск в трех случаях: если встречное требование направлено к зачету первоначального требования; если удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска; если между встречным и первоначальным иском имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров. При наличии любого из указанных условий судья принимает встречный иск.


Диспозиция правовой нормы

Главным элементом, сердцевиной юридической нормы, заключенного в ней правила поведения является диспозиция. Исходя из этой посылки, некоторые авторы трактуют диспозицию как само правило поведения, т.е. отождествляют диспозицию с нормой права. Такое суждение, однако, трудно признать правильным. Диспозицию нельзя ни противопоставлять другим составным элементам правовой нормы, ни отрывать от них. Несмотря на свою приоритетность в структуре правовой нормы, диспозиция сама по себе еще не есть норма права. Только в результате системного объединения, целостного единства трех частей – диспозиции, гипотезы и санкции, – обладающих относительной самостоятельностью и своими особенностями, образуется целостное, качественно новое правило поведения.

Каждый из названных элементов имеет в структуре правовой нормы свое особое место и назначение, вследствие чего, по справедливому суждению, сложившемуся в юридической науке, без гипотезы норма бессмысленна, без диспозиции немыслима, без санкции бессильна. Таким образом, структура юридической нормы как логическая взаимосвязь гипотезы, диспозиции и санкции в наиболее общем и кратком[12] .

Диспозиция содержит само правило поведения, согласно которому должны действовать участники правоотношения. По способу изложения диспозиция может быть прямой, альтернативной и бланкетной. Альтернативная диспозиция дает возможность участникам правоотношения варьировать свое поведение в пределах, установленных нормой. Бланкетная диспозиция содержит правило поведения в самой общей форме, отсылая субъекта реализации к другим правовым нормам.

Диспозиция также может быть простой – указание на тот или иной однозначный вариант поведения. Может быть и описательной, когда системой оценочных понятий, различных характеристик и признаков формулируется правило поведения. В теории права выделяют также ссылочную диспозицию. В этом случае в самой норме права не излагается правило поведения, а адресат отсылается к правилу поведения, содержащемуся в другой норме.

Очень часто при этом используется и весьма неопределенная отсылка – формула «то-то и то-то надо делать в порядке, установленном законом». Подобные приемы формулирования диспозиции свидетельствуют о низкой правовой культуре, плохой законодательной технике, о попытках уйти от решения вопроса, социального заказа и т.п.

Выделяют и бланкетную (открытую) диспозицию, т.е. такое правило, которое может быть воспринято нормой права из других источников права. Например, закон устанавливает обязанность соблюдать правила дорожного движения, но какие конкретно правила станут, в этом случае, обязательными по закону будет определяться набором из правил дорожного движения. Бланкетная диспозиция не определяет признаков преступления, а предоставляет установление их специально указанным органам. Например, ст. 246 УК РФ объявляет преступным нарушение правил охраны окружающей среды, устанавливаемых экологическим законодательством государства.

Диспозиция – это стержень правовой нормы, квинтэссенция со-1 держания правила поведения. В диспозиции получает выражение предоставительно-обязывающий характер нормы права, позволяющий ей, при наличии предусмотренных гипотезой условий, выступать в качестве государственного регулятора отношений между людьми, необходимой юридической предпосылки правовых отношений. Именно диспозиция заключает и себе модель правомерного поведения[13] .

В зависимости от формы выражения диспозиции подразделяются на управомочивающие, обязывающие и запрещающие,

Управомочивающие диспозиции предоставляют субъектам право на совершение предусмотренных и них положительных действий, определяют тот или иной вариант их возможного, дозволенного поведения. В качестве операторов волевого поведения субъектов в управомочивающих диспозициях выступают слова «вправе», «имеет право», «может». Например, диспозиция нормы, содержащейся в части 2 статьи 45 Конституции РФ: «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не противоречащими закону».

Обязывающие диспозиции возлагают на субъектов обязанность совершения определенных положительных действий, предписывают им тот или иной вариант должного поведения. В качестве операторов волевого поведения в обязывающих диспозициях используются слова: «обязан», «должен», «подлежит». Например, диспозиция нормы, закрепленной в части 2 статьи 15 Конституции РФ: «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы».

Запрещающими называются диспозиции, содержащие запрет совершения определенных противоправных действий (или бездействия). Запрещающая диспозиция – требование воздерживаться от определенного варианта отрицательного поведения, которое законом признается правонарушением. Операторами волевого поведения в запрещающих диспозициях служат слова: «запрещается», «не вправе», «не может», «не допускается». Запрещающими являются все нормы Особенной части УК РФ, поскольку диспозиция каждой из них заключается в запрете совершения определенного вида преступления под угрозой наказания[14] .

В случае нарушения диспозиции правовой нормы вступает в действие предусмотренная данной нормой санкция.

Анализ диспозиций юридических норм позволяет выявить достаточно много их разновидностей.

Как и гипотезы, диспозиции подразделяются на казуальные и абстрактные. Первая перечисляет конкретные предписываемые, разрешаемые или запрещаемые действия, а вторая предусматривает определенный тип поведения. Историческим прообразом казуальной диспозиции является прецедент – решение суда или иного государственного органа по отдельному делу. Как отмечалось в литературе, «нормы с казуальными диспозициями крайне неудачны в техническом отношении, ибо, не обеспечивая беспробельности закона, они обусловливают его чрезмерную громоздкость». Так, Российское Уложение о наказаниях, в котором применялись казуальные гипотезы, содержало 2034 статьи, в то время как современный УК РФ, знающий только абстрактные диспозиции, – лишь около 400. Примером нормы с абстрактной диспозицией может служить ст. 105 УК РФ. Предусматривая наказания за умышленное убийство, она ограничивается определением убийства как такового; каких-либо разновидностей насильственного лишения человека жизни, совершенного умышленно, в ней не указывается.

По способу выражения правил поведения диспозиции подразделяются на простые, описательные, отсылочные. Рассмотрим их более подробно на нормативном материале уголовного права Российской Федерации.

Простая диспозиция содержит только указание на вид преступления, причем ограничивается одним его наименованием, не давая определения. Она применяется тогда, когда признаки правонарушения достаточно очевидны. Ст. 126 УК РФ – похищение человека – хороший пример. Описательная диспозиция включает в себя не только наименование преступного деяния (например, кража), но и перечень его основных признаков (в нашем примере отличительным признаком кражи является то, что она – тайное похищение чужого имущества, в отличие от грабежа, который определяется как «открытое похищение чужого имущества» (ст. 158, 161 УК РФ).

Отсылочная диспозиция отсылает к другой статье данного уголовного закона, в которой дается описание соответствующего вида преступления, или к другому нормативному акту (к примеру, ст. 116 УК РФ говорит о том, что «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев и т.д.»).

Санкция правовой нормы

Санкция – наиболее подвижная, динамичная часть нормы права. Она особенно чутко реагирует на изменения, происходящие в условиях жизни общества и государства, в общественных отношениях. Это позволяет, не меняя более или менее длительное время нормы права в целом, вносить изменения лишь в их санкции, приспосабливая тем самым существующие общие правовые предписания к решению назревших потребностей общественного развития[15] .

Санкции юридических норм различаются, прежде всего, по их отраслевой принадлежности. К уголовно - правовым санкциям относятся, например, штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительные работы, конфискация имущества, арест, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы и другие виды наказания, предусмотренные УК РФ. Наказание представляет собой меру государственного принуждения, назначаемую по приговору суда. Оно применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Административно-правовые санкции предусматривают предупреждение; штраф; конфискацию предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения; лишение специального права, предоставленного данному гражданину (например, права управления транспортными средствами, права охоты); исправительные работы; административный арест и другие виды взысканий. Они применяются административными органами и судом к лицам, совершившим административные правонарушения.

Дисциплинарно-правовые санкции включают в себя замечание, выговор, строгий выговор, увольнение и другие дисциплинарные взыскания, предусмотренные Кодексом законов о труде Российской Федерации. Они применяются администрацией предприятия, учреждения, организации за нарушение трудовой дисциплины. С этой разновидностью санкций сочетается, хотя имеет и самостоятельное значение, такая санкция, как материальная ответственность работников за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации хищением, умышленной порчей, недостачей или утратой отдельных видов имущества и других ценностей, а также в т9х случаях, когда фактический размер ущерба превышает его номинальный размер.

Среди гражданско-правовых санкций, применяемых за совершение гражданских правонарушений, преобладают санкции в виде возмещения правонарушителем причиненного имущественного вреда (обращение взыскания на имущество и денежные средства должника, изъятие имущества из чужого незаконного владения, возмещение убытков, принудительное выполнение невыполненной обязанности и т.п.) или в виде взыскания с виновного в нарушении договорных обязательств неустойки (штрафа, пени).

Соответствующие санкции присущи также нормам, относящимся и к другим отраслям права[16] .

По характеру неблагоприятных для нарушителя последствий санкции подразделяются на правовосстановительные (возместительные) и штрафные (карательные). К первым относятся: санкции гражданского, финансового, трудового, процессуального права, ко вторым – уголовного и административного права.

В зависимости от степени определенности санкции юридических норм делятся на абсолютно-определенные, относительно-определенные и альтернативные.

Абсолютно-определенные санкции точно указывают меру государственного воздействия, которая должна быть применена в случае нарушения данной нормы. Абсолютно определенной в теории называется санкция, которая имеет точно фиксированное выражение и не может быть изменена государственным органом, ее применяющим. Примерами служат санкции гражданского права, требующие, как правило, полного возмещения убытков, санкции административного права, устанавливающие точную величину штрафа, который должен уплатить правонарушитель.

Относительно-определенные санкции устанавливают низший и высший или только высший пределы меры государственного воздействия на правонарушителя. Например, санкции норм Особенной части уголовного права, выраженные формулами: «наказывается лишением свободы на срок от... до... лет», «наказывается лишением свободы на срок до... лет». Относительно определенной является санкция, в которой установлены верхняя и нижняя границы, в рамках которых правоприменяющий орган сам устанавливает ее точный размер. Примерами служат большинство санкций уголовного права, многие санкции административного права. Напротив, в гражданском праве относительно определенные санкции практически не применяются, ибо основным принципом этой отрасли является полное возмещение причиненного правонарушителем ущерба.

Альтернативные санкции позволяют правоприменителю выбрать из двух или нескольких возможных вариантов меры государственного воздействия какой-то один – наиболее соответствующий конкретным обстоятельствам совершенного правонарушения. Например, модели многих санкций уголовно-правовых норм («наказывается лишением свободы на срок до... лет, или исправительными работами на тот же срок, или увольнением от должности»).

Санкции подразделяются, прежде всего, на полные и неполные. Первые предусматривают применение мер принуждения к правонарушителю, т.е. к лицу, нарушившему требования диспозиции юридической нормы. Например, все нормы особенной части уголовного кодекса содержат полные санкции. Напротив, неполные санкции заключаются не в применении мер принуждения, а в том, что в случае нарушения лицом требований диспозиции не наступают те юридические последствия, к которым данное лицо стремилось, совершая определенные действия. Таковы санкции ст. 168 ГК РФ, объявляющей недействительной противозаконную сделку, или санкция статьи 27 Семейного кодекса, признающей законную силу только за зарегистрированным браком[17] .

По степени своей определенности санкции подразделяются на альтернативные и кумулятивные.

Альтернативные санкции объединяют несколько видов различных санкций, а право выбора одной из них принадлежит тому государственному органу, который ее применяет. Примером может служить ст.119 УК РФ «угроза убийством», которая наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Кумулятивными называются санкции, включающие в себя несколько санкций различного рода, и государственный орган, их применяющий, вправе их соединить при назначении наказания правонарушителю. Типичным примером кумулятивной санкции служит санкция ч. 2 ст. 285 УК РФ, устанавливающей, что использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства совершенное лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Встречаются кумулятивные санкции и в гражданском (например, взыскание штрафной неустойки сверх суммы возмещения убытков), в административном и в других отраслях права.


Заключение

Подводя итог, хотелось бы добавить, что норма права далеко не во всех случаях совпадает со статьей закона или иного нормативного акта. Не всегда в словесной формулировке отдельной статьи можно обнаружить все три известных нам элемента соответствующей правовой нормы, не говоря о том, что и тогда, когда норма права и статья нормативного акта совпадают, структурные элементы нормы зачастую не лежат на поверхности, требуется вычленить их путем мыслительного процесса. Непринятие во внимание этого обстоятельства ведет к утверждениям о двухэлементной структуре некоторых правовых норм, когда у одних из них якобы отсутствует гипотеза, у других – санкция

Следует обратить внимание еще на один момент, который вызывает обшир­ные дискуссии при реализации общетеоретических конструкций правовой нормы в отраслевых юридических науках. Например, в теории уголовного права. Этот момент связан с терминологическим обозначением элементов правовой нормы и, естественно, с их смысловым содержанием. Дело в том, что термины «гипотеза», «диспозиция» и «санкция» не пригодны для наименования частей двухэлементной нормы, ибо рассчитаны на логику взаимосвязей элементов трехзвенной конструкции. И если еще термин «гипотеза» имеет относительно устойчивое смысловое содержание и может быть использован в обозначении того элемента двухэлементной нормы, который указывает на условия ее действия, то понятийное содержание «диспозиции» и «санкции» складывается из ряда смысловых фрагментов.

Таким образом, части трехэлементной нормативной конструкции «завяза­ны» друг на друга, и смысловое содержание каждого из элементов невозмож­но установить, понять вне связи и соотношения с другими элементами. Как раз, поэтому безосновательно рассматривать, например, части двухэлементной уголовно-правовой нормы-запрета как «гипотезу и диспозицию» или как «гипотезу и санкцию». Так, если указание на меру ответственности считать диспозицией, то почему она имеет негативный характер и где санкция, которая должна обеспечивать реализацию этой диспозиций? Если же это санкция, то почему сразу после гипотезы должна вступать в действие санкция при отсутствии, как самой диспозиции, так и ее нарушения? Еще менее обоснованно считать элементы нормы-запрета диспозицией и санкцией, поскольку гипотеза является обязательным компонентом правовой нормы.


Список литературы

1. Конституция Российской Федерации. – Новосибирск: Сиб. унив. Изд-во, 2006. – 53

2. Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации. – Новосибирск: Сиб. унив. Изд-во, 2006. – 57

3. Уголовный кодекс РФ. – Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2007. – 223с.

4. Алексеев С.С. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов и факультетов, изд-во БЕК, М. – 1998 – 456 с.

5. Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. 3-е изд. - М.: Юриспруденция, 2000. - 528 с.

6. Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. 6-е изд., дополнительное. – СПб.: Издательство Юридического института., 2001 – 352 с.

7. Корельский В.М. и Перевалов В.Д. Теория государства и права: Учебник для юридических ВУЗов, М.: Юрист, 1999. – 304 с.

8. Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2001. - 520 с.

9. Протасов В.Н. Теория права и государства: Учебник. - М.: Новый Юрист, 1999. – 361 с.

10. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2001. - 776 с

11. Гаджиева А.А. Диспозитивные нормы в уголовном праве / А.А. Гаджиева // Государство и право. – 2003. - №11. – С. 97-98.

12. Глушаченко С.Б. К вопросу о логической структуре российской правовой нормы // История государства и права. – 2005. - №1. – С. 10-11.

13. Кузнецова О.А. Пророки правовой нормы: «диагностика» и предупреждение / О.А. Кузнецова // Журнал российского права. – 2005. - №3. – С. 127-133.

14. Кудрявцев Ю.В. Нормы права как социальная информация / Ю.А. Кудрявцев. – М.: Юрид. литр., 1981. – 144 с.


[1] Глушаченко С.Б. К вопросу о логической структуре российской правовой нормы // История государства и права. – 2005. - №1. – С. 10-11.

[2] Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. 6-е изд., дополнительное. – СПб.: Издательство Юридического института., 2001 – 352 с.

[3] Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2001. - 520 с.

[4] Глушаченко С.Б. К вопросу о логической структуре российской правовой нормы // История государства и права. – 2005. - №1. – С. 10-11.

[5] Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2001. - 776 с

[6] Кудрявцев Ю.В. Нормы права как социальная информация / Ю.А. Кудрявцев. – М.: Юрид. литр., 1981. – 144 с.

[7] Протасов В.Н. Теория права и государства: Учебник. - М.: Новый Юрист, 1999. – 361 с.

[8] Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2001. - 520 с

[9] Глушаченко С.Б. К вопросу о логической структуре российской правовой нормы // История государства и права. – 2005. - №1. – С. 10-11.

[10] Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. 6-е изд., дополнительное. – СПб.: Издательство Юридического института., 2001 – 352 с.

[11] Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2001. - 520 с.

[12] Гаджиева А.А. Диспозитивные нормы в уголовном праве / А.А. Гаджиева // Государство и право. – 2003. - №11. – С. 97-98.

[13] Кудрявцев Ю.В. Нормы права как социальная информация / Ю.А. Кудрявцев. – М.: Юрид. литр., 1981. – 144 с.

[14] Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2001. - 520 с

[15] Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2001. - 520 с

[16] Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2001. - 776 с

[17] Глушаченко С.Б. К вопросу о логической структуре российской правовой нормы // История государства и права. – 2005. - №1. – С. 10-11.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:01:38 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:31:07 28 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Структура норм права

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150865)
Комментарии (1841)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru