Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Система личных неимущественных прав

Название: Система личных неимущественных прав
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 22:03:18 19 июля 2010 Похожие работы
Просмотров: 1175 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение

Глава 1. Общие положения о личных неимущественных правоотношениях

1.1 Понятие личных неимущественных прав

1.2. Защита личных неимущественных прав

1.2 Система личных неимущественных прав

Глава 2. Права, обеспечивающие физическое существование гражданина

2.1 Право на жизнь

2.2 Право на здоровье и психическое благополучие

2.3 Право на благоприятную окружающую среду

Глава 3. Права, обеспечивающие социальное бытие физического лица

3.1 Право на личную жизнь

3.2 Право на выбор частной деятельности

3.3 Право на выбор места жительства

3.4 Право на внешний облик и имя

3.5 Право на достоинство

Заключение

Библиографический список


Введение

Актуальность темы исследования. В условиях перехода к рыночной экономике и принятия нового Гражданского кодекса, в котором закреплено право граждан на компенсацию морального вреда, в случаях причинения вреда их нематериальным правам и благам, остается открытым вопрос о границах применения данных норм. Проблемы их применения приобретают особую актуальность в связи с тем, что судебная практика и ученые теоретики пытаются расширить сферу применения норм по компенсации морального вреда юридическим лицам.

В первую очередь это связано с тем, что долгие годы, как правило, защищались имущественные права и интересы граждан, отодвигая на второй план неимущественные права и нематериальные блага.

Во-вторых, это было обусловлено тем, что оценка чести, достоинства и других нематериальных благ в денежном эквиваленте были чужды социалистическому обществу.

Односторонний и неправильный подход к значению нематериальных прав и благ в жизни граждан наблюдался не только в судебной практике, но и в гражданском законодательстве, что не соответствовало социальной справедливости при решении вопроса о правовой защите субъективных неимущественных прав и нематериальных благ граждан при их нарушении, в том числе, при причинении вреда жизни или здоровью.

Актуальность исследования проблем гражданско-правовой ответственности при причинении вреда неимущественного характера определяется возросшей общественно-практической значимостью личности в условиях становления рыночных отношений, роста правонарушений против личности, ущемления ее благ и других особых неимущественных объектов, которые принадлежат гражданину.

По статистике судов, число обращений за защитой неимущественных прав и нематериальных благ членов общества увеличивается с каждым годом. Цивилистическая наука вносит и должна вносить свой вклад в решение этих проблем и способствовать укреплению защиты субъективных неимущественных прав и нематериальных благ граждан. Особую роль в этом должны играть меры гражданско-правовой защиты за причинение вреда неимущественного характера. Необходимо признать, что защита неимущественных прав и нематериальных благ есть не что иное, как необходимое объективное условие развития всего общества, которое доказывает значимость этих прав и благ человека, гражданина наравне с имущественными правами и интересами. Практика рассмотрения гражданских дел в судах показывает, что при применении норм, предусматривающих ответственность и защиту прав граждан

Степень научной разработанности исследования составили труды дореволюционных цивилистов таких как С.А. Беляцкина, А. Зейца, И.С. Вольмана, Н.Э. Маркова, М.О. Могилевского, Д.П. Никольского, Б. Лапицкого, Л.И. Петражицкого, И.А. Покровского, В.И. Синайского, Б. Утевского, Г.Ф. Шершеневича, а также труды современных ученых М.М. Агаркова, А.М. Беляковой, Д.В. Бобровой, В.П. Грибанова, В.В. Глянцева, С.Е. Донцова, В. Жуйкова, О.С. Иоффе, А.Ю. Кабалкина, О.А. Красавчикова, Л.О. Красавчиковой, Л.А. Майданник, Н.С. Малеина, М.Н. Малеиной, Г.К.Матвеева, Н.И. Матузова, В.П. Мозолина, В.Л. Слесарева, В.Т. Смирнова, А.А. Собчака, В.А. Тархова, Ю.К. Толстого, Р.О. Халфиной, М.Я. Шиминовой и др.

Целью исследования являются: выявления теоретических и практических вопросов, возникающих при наступлении ответственности за причинение вреда неимущественным правам и нематериальным благам; выработка практических предложений-рекомендаций, направленных на совершенствование гражданско-правового законодательства с целью более эффективного и широкого его применения судами, в случаях ущемления (нарушения) неимущественных прав, нематериальных благ граждан.

Задачи дипломной работы:

- анализ научных идей и гипотез, связанных с установлением признаков нематериальных благ как объекта гражданских прав, а также формулирование понятия нематериальных благ на основе выделенных признаков;

- определение отраслевой принадлежности нематериальных благ и правоотношений, складывающихся по их поводу, а также их места и роли в предмете гражданского права

- анализ теоретических проблем классификации нематериальных благ, а также выработка собственных предложений по систематизации нематериальных благ.

Объект исследования общественные отношения складывающие в области гражданско-правовой защиты личных неимущественных прав.

Предмет исследования - проблемы института гражданско-правовых норм, имеющих своей целью обеспечить реальную защиту неимущественных прав и нематериальных благ граждан, в исключительных случаях имущественных прав и нематериальных благ граждан, его возможные варианты применения, а также решение вопроса о защите неимущественных прав юридических лиц при причинении вреда этим правам и благам.

Методология исследования. Методологической основой исследования является диалектика преемственности идей и общенаучного метода познания. В процессе написания дипломной работы использованы частные научные методы: системный, логический, исторический, сравнительного правоведения, которые позволяют рассматривать явления в их взаимосвязи.

Структура работы отражает логику и последовательность исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.


Глава 1. Общие положения о личных неимущественных правоотношениях

1.1 Понятие личных неимущественных прав

Проблемам регулирования личных неимущественных отношений в последнее время уделяется все больше и больше внимания со стороны российских цивилистов. Это внимание обусловлено в первую очередь соответствующими положениями международного права, признанного Российской Федерацией, нормами Основного закона (Конституции), а также нормами Гражданского кодекса Российской Федерации.

Среди массива действующих нормативных актов, в той или иной мере затрагивающих неимущественные отношения, можно выделить нормы, носящие общий (универсальный) характер, а также нормы, специальные, посвященные регламентации отдельных неимущественных отношений и мерам по их защите[1] . Вопросы защиты наиболее существенных нематериальных благ широко освещены в юридической литературе. Социальная значимость личных неимущественных отношений, актуальные вопросы их регулирования и защиты неоднократно становились объектами исследований юристов дореволюционной России[2] , выдающихся цивилистов советского периода[3] , а также современных российских ученых[4] .

Регулирование личных неимущественных отношений осуществляется совокупно нормами ряда отраслей права, тогда как их защита - прежде всего предмет гражданского права. Хотя необходимо упомянуть, что применительно к гражданскому праву в теории существовали и существуют два мнения по поводу нематериальных благ и связанных с ними личных неимущественных прав. Одни ученые придерживаются точки зрения, согласно которой гражданское право не регулирует, а лишь охраняет личные неимущественных права, тогда как другие утверждают о невозможности противопоставления регулирования и охраны прав постольку, поскольку регулирование и означает, в частности, охрану[5] . Последняя точка зрения в настоящее время получила большее признание.

Неимущественные отношения складываются по поводу нематериальных благ, которые присущи любому лицу от рождения (жизнь, здоровье, благоприятная окружающая природная среда) либо приобретаются в силу указания закона (имя, неприкосновенность места жительства и т.д.).

И.А. Покровский рассматривает такие нематериальные блага человека, как жизнь, телесная неприкосновенность, свобода, называя их "элементарными благами". Естественность и необходимость защиты указанных благ в свое время явились предпосылкой построения естественно-правового учения о правах личности Г. Гроция, Хр. Томазия и других[6] . Однако "крушение естественно-правовой доктрины повлекло за собой падение с прочими ее тезисами и этой теории прав личности", ...развитие позитивизма повлекло отрицание каких-либо особых "субъективных прав, прав личности". "Все, что мы здесь имеем, является, по ее мнению, ни чем иным, как лишь рефлексом объективной нормы: закон охраняет жизнь, телесную неприкосновенность, свободу и честь граждан, но никаких субъективных гражданских прав на жизнь, свободу и т.д. нет, и самая конструкция этих прав является искусственной. Субъективное гражданское право частного лица возникает только с момента нарушения запрета закона и имеет тогда своим содержанием лишь возмещение убытков"[7] .

В советский период ряд ученых рассматривали неимущественные права, в частности право на честь и достоинство, в качестве субъективных прав, составляющих саму гражданскую правоспособность лица[8] , подчас отождествляя конкретное неимущественное право с "элементом правоспособности" лица[9] .

В литературе того периода встречаются взгляды, согласно которым возникновение личного неимущественного права не связано с конкретным юридическим фактом, а личные неимущественные права "... являются равными и конкретными с момента наделения лица правоспособностью и также не могут быть поставлены в зависимость от каких-либо условий, т.е. юридических фактов"[10] .

Напротив, М.М. Агарков характеризовал субъективное право "как предоставленную лицу возможность привести в действие аппарат государственного принуждения"[11] , а О.С. Иоффе в дополнение к высказанной точке зрения отмечал, что субъективное неимущественное право лица есть не что иное, как "право гражданина требовать, чтобы осуществленная морально-политическая оценка его личности формировалась на основе правильного восприятия того, что он сделал или не сделал"[12] . То есть возникновение субъективного права было поставлено в зависимость от конкретного юридического факта (например, противоправное посягательство на нематериальное благо). Однако независимо от указанных выше мнений по вопросу возникновения субъективного права неизменным оставалось и остается до сих пор положение, согласно которому субъективное право лица рассматривается как мера его возможного поведения, обеспеченная законом и тем самым соответствующая поведению иных обязанных лиц[13] . Мера поведения при этом не рассматривается как конкретное нематериальное благо. "Субъективное право предоставляет лицу возможность удовлетворить материальные и духовные запросы, т.е. пользоваться социальными благами"[14] .

Таким образом, наука гражданского права разграничивает понятия нематериальных благ и неимущественных прав на них.

Современная доктрина, в частности, говорит, что ни одна отрасль права, а равно и отдельные нормативные акты не могут наделить лицо честью, достоинством, здоровьем, именем, иными неимущественными благами, однако "... лишь в связи с содержанием соответствующей правовой нормы признается юридическая принадлежность субъекту жизни, чести и достоинства, личной свободы и неприкосновенности..."[15] , с содержанием нормы права соответственно связывают и возможность защиты нематериального блага. В последнем случае речь идет о субъективном праве лица на конкретное нематериальное благо, т.е. о личном неимущественном праве. Нематериальные блага, как отмечено в современной литературе, не имеют экономического характера, они неотделимы от личности, носят невещественный характер, носят переменный характер[16] . Неимущественные права, в свою очередь, опосредуют отношения, возникающие по поводу личного неимущественного блага, в том числе по его приобретению и защите.

Тем не менее ГК РФ фактически смешивает (отождествляет) понятия личных нематериальных благ и неимущественных прав. Пункт 1 статьи 150 ГК РФ говорит, что жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбор места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Представляется, что законодатель в ГК РФ приравнял неимущественные блага, т.е. отношение физического (юридического) лица и конкретного материального или нематериального объекта окружающего мира, с субъективным правом лица на такое нематериальное благо. Более того, исходя из содержания ст. 150, 151 ГК РФ неимущественное право само по себе рассматривается как некое нематериальное благо.

Более того, значительная часть юристов рассматривают неимущественные права и нематериальные блага в контексте действующего ГК РФ, т.е. в качестве тождественных понятий[17] .

В частности, Н.Д. Егоров говорит о правах на неимущественные блага, воплощение которых осуществляется личностью, называя при этом такие нематериальные блага, как право на имя, право на товарный знак, право на честь и достоинство, право на собственное изобретение[18] .

О.А. Пешкова также совместно рассматривает нематериальные блага и права на них, выделяя одновременно блага, направленные на физическое благополучие, права на формирование индивидуальности, права, обеспечивающие автономию воли субъекта, права, направленные на охрану интеллектуальной и иной деятельности[19] .

На данный счет существуют и иные, диаметрально противоположные, мнения. Примечательной в этом отношении является точка зрения М.Н. Малеиной, указывающей на невозможность однопорядкового применения таких понятий, как нематериальные блага и неимущественные права на них. Анализ неимущественных отношений М.Н. Малеина строит на основе четкого разграничения нематериальных благ и личных неимущественных прав[20] . При этом М.Н. Малеина прямо указывает, что объединение в одном термине прав и благ юридически некорректно. "Само личное неимущественное право и его объект тесно взаимосвязаны, но не тождественны"[21] .

Итак, нематериальные блага - это разновидность объектов гражданских прав, которые, как указывалось выше, характеризуются их неэкономическим и невещественным характером. Нематериальные блага присущи конкретному юридическому или физическому лицу и могут носить переменный характер.

Личные неимущественные права - субъективные личные права лица (физического или юридического), объектом которых выступает нематериальное благо. Личные неимущественные права отличны от иных прав их нематериальным характером, направленностью на развитие индивидуума, спецификой оснований возникновения и прекращения. Предметом регулирования и охраны личного неимущественного права выступает особый объект - нематериальное благо.

1.2 Защита личных неимущественных прав

Поскольку личные неимущественные права возникают в связи с рождением гражданина или созданием юридического лица, их содержание определяется непосредственно нормами права. Значит, нарушение этих прав есть правонарушение в прямом смысле этого слова.

Поведение, не соответствующее правовым нормам, привлекает достаточно широкое внимание исследователей[22] . Правонарушение обладает рядом отличительных признаков. Оно всегда представляет собой действие субъекта права, а не воздействие сил природы или предметов, не действия животных. Оно получает объективированное выражение в поступках.

Нарушение личных неимущественных прав может оказаться несвершенным, когда лицо предпринимает действия, которые только в дальнейшем приведут к нарушению прав и интересов других субъектов. Чаще всего покушение легко распознается при совершении масштабных мероприятий, когда их опасность для других лиц становится очевидной уже при постановке задачи, а затем на стадии проектирования либо начала работ. Так, жители г. Мытищи и Мытищинский городской совет народных депутатов обратились в Московской областной суд с заявлением о признании незаконным распоряжения главы администрации Московской области от 16 декабря 1991 г. «О продолжении строительства Северной ТЭЦ» по тем основаниям, что оно издано с нарушением требований Закона «Об охране окружающей природной среды», норм о порядке государственной экологической экспертизы и других актов. При рассмотрении дела выяснилось, что были допущены нарушения на стадии проектирования строительства, — отсутствовало технико-экономическое обоснование строительства, не соблюдены правила о землеотводе под строительную площадку, не согласованы с территориальными органами контроля и надзора условия природопользования. Суд пришел к выводу, что изданное распоряжение незаконно, так как при отсутствии положительного заключения государственной экологической экспертизы нарушается право на здоровую и благоприятную окружающую среду[23] .

Как известно, в теории государства и права признано, что система нормативных правовых актов уже одним своим существованием воздействует на людей и социальные структуры, информируя их о допустимом поведении и предоставляя возможность сориентироваться в социальных ценностях[24] .

Право управомоченному липу на защиту включает в себя возможность применения к нарушителю мер, которые позволяют либо предотвратить нарушение, либо восстановить уже нарушенное право. Соотношение субъективного права и правомочия на защиту неоднозначно. В литературе по этому поводу сформировались две точки зрения.

Н.Г. Александров полагал, что в состав субъективною права входят три правомочия: возможность совершать собственные действия и правомочие требовать от другой стороны определенного действия, а также обратиться к государственным органам за защитой от нарушения[25] . В.С. Ем полагает, что право на защиту является правомочием, которое входи г в состав субъективного права: «...субъективное право на защиту — это юридически закрепленная возможность управомоченного лица использовать меры правоохранительного характера с целью восстановления нарушенного права и пресечения действий, нарушающих право»[26] . Матузов Н.И. занимает аналогичную позицию. Он считает, что «один из видов возможных действий, поведения обладателя субъективного права» — обращение к принудительной силе государства, иначе говоря, такая возможность есть составная часть права субъекта[27] .

Такой подход широко признан в литературе[28] . Эта точка зрения объясняется следующим образом: «Данное право в качестве реальной правовой возможности появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рамках возникающего при этом охранительного гражданского правоотношения»[29] .

Однако и сам этот подход, и его обоснование не согласуются с сущностью субъективного права как возможности, признанной и защищаемой государством. Е.А. Флейшиц отмечала, что правомочия на защиту реализуются в рамках уже других правоотношений, регулируемых нормами публичного права — административного, граждански-процессуального и др.[30] . По мнению Иоффе О.С. и Шаргородского М.Д., «возможность прибегнуть в необходимых случаях к принудительной силе государственного аппарата существует не параллельно с другими, закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями»[31] . Действительно, возможность защиты существует с момента возникновения права и не зависима от факта нарушения и оспаривания. И обладатель права принимает всяческие меры для предотвращения его нарушений, делает подобающие заявлении, прибегает к помощи охраны, надежно фиксирует факт появления у него права, приобретает средства самозащиты и т.д. При отсутствии принудительной правовой защиты возможность совершения того или иного действия остается в лучшем случае нравственной, а то и вообще теряет свое социальное значение. После факта нарушения возможность защиты становится более активной, что проявляется, в частности, в обращении к административным и правоохранительным органам для принятия мер принудительного воздействия на нарушителя.

Позиция авторов этой точки зрения представляется более убедительной и получила не менее (по сравнению с ранее изложенной концепцией) широкое признание в литературе[32] .

Личные неимущественные права могут защитить прежде всего сами обладатели прав.

Самозащита — действии самого правообладателя с целью оградить неимущественные блага от возможных или уже состоявшихся нарушении. Они совершают такие воздействия без обращения за помощью к государственным или иным компетентным органам.

Статья 12 ГК трактует самозащиту в качестве одного из способов шииты гражданских прав. С такой позицией законодателя трудно согласиться[33] , так как здесь смешаны два разных понятия — субъект шииты и применяемые им способы. В пределах своих возможностей обладатель нарушенного права может применить различные способы воздействия на нарушителя, предотвращающие (ибо пресекающие правонарушение

В литературе последних лет самозащите уделяется достаточно этого внимания[34] . Однако нет однозначного мнении относительно того, какова юридическая природа действии по самозащите права

Так. Грибанов В.П. под самозащитой понимал «совершение управомоченным лицом не запрещенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав и интересов»[35] . Эту точку зрения воспринял В.С. Ем. При этом о считает необходимым уточнить, что средствами самозащиты охраняются также интересы других лиц и государств[36] . Ю.Г. Басин полагает что под самозащитой гражданских прав понимаются не только фактические действия управомоченного лица, но и всякие допускаемы законом односторонние действия заинтересованного лица в целя обеспечения неприкосновенности права[37] .

В целом такой подход не вызывает возражений. Но при этом надо иметь в виду, что действия по самозащите являются скорее юридическими, чем фактическими.

Самозащита может осуществляться и в состоянии крайней необходимости. По ст. 1067 ГК РФ крайняя необходимость — это обстоятельства, при которых создается угроза самому обладателю прав или другим лицам, если эта опасность при данных, обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами. И действия в состоянии необходимой обороны ГК также признает правомерными.

Органами государства, которым предоставлено право защищать гражданские личные неимущественные права, являются, прежде всего, суд, арбитражный суд, прокуратура, а также административные органы, которые оперативно вмешиваются и предотвращают нарушения (предотвращение хулиганских действий, пресечение шиканы и т.д.).

Способы защиты личных неимущественных прав — меры, посредством которых восстанавливаются нарушенные права или предотвращается их нарушение, а также последующее воздействие на правонарушителя.

Перечень способов защиты любых субъективных прав содержится и ст. 12 ГК РФ. В данной работе выделяются те из них, которые применяются для защиты личных неимущественных прав.

Допустимо использование разных оснований для классификации способов защиты личных неимущественных прав: по субъектам, которые их применяют, по средствам, предоставляемым потерпевшему в связи с правонарушением и т.д. Логически обоснованна классификация, учитывающая, на какой стадии существования и развития субъективного права создается опасность или реально совершается факт его нарушения, а следовательно, в чем выражаются последствия нарушения права.

1. Первую группу составляют способы защиты, обеспечивающие реализацию личных неимущественных прав.

К ним следует отнести признание факта.

В практике общения зачастую не требуется специальных доказательств того что состоялись те или иные факты, поскольку они либо очевидны либо уже зарегистрированы в установленном порядке (рождение, имя, принятие акта органом государственною управления и т.п.). Но иногда обстоятельства складываются иным образом, что факты надо доказывать с применением специальной процедуры (чаще всего, судебной), например, когда факт нигде документально не зафиксирован, когда имеется документ, но надо доказать его принадлежность, когда возникает необходимость устранить несоответствие между документом и действительным событием.

Статья 12 ГК не называет признание факта как один из способов защиты. Это понятие известно гражданско-процессуальному законодательству (ст. ст. 264-267 ГПК РФ). В литературе уже высказываюсь предложение внести в эту статью дополнение, включив после слов «признание права» слова «признание факта»[38] .

Юридические факты, в отношении которых можно ставить вопрос о признании, делятся на две категории: 1) признание фактов, которые являются основанием для постановки вопроса о защите чьих-либо неимущественных прав и интересов (например, восстановление документов или исправление неточностей в документах для установления наличия родственных связей); 2) признание фактов, имевших место в прошлом, на основе которых защищаются личные неимущественные права самого правообладателя (причинение травмы, неправомерное завладение личными документами, вторжение в личную жизнь, неправомерное прослушивание телефонных переговоров и т.д.).

Признание права названо в ст. 12 ГК первым среди других способов защиты. Граждане РФ приобретают личные неимущественные права непосредственно в силу рождения, а юридические лица — в связи с созданием, поэтому чаще всего нет необходимости признавать принадлежность им соответствующих прав — на жизнь, здоровье, личную неприкосновенность, честь достоинство, деловую репутацию, внешний вид, наименование фирменный стиль и другие. Вместе с тем и в этой сфере возможны споры о признании, в частности и по поводу того, где проходит граница (если можно так выразиться) автономии каждого из них.

Так, Саркисян обратился в суд с жалобой на неправомерные действия комиссии миграционного контроля при главе администрации Краснодарского края, которая отказала ему в регистрации по месту жительства. 18 октября 1996 года по договору дарения Саркисян получил от отца двухкомнатную квартиру в городе Краснодаре. Будучи собственником квартиры, Саркисян стал проживать в ней, поскольку другого жилого помещения в Краснодаре не имел. В соответствии с усыновленным порядком он обратился в комиссию миграционного контроля с просьбой о регистрации его по месту жительства. В регистрации ему было отказано из-за того, что квартира не соответствует установленным нормам жилой площади. Районный суд г. Краснодара решение комиссии миграционного контроля об отказе Саркисяну в регистрации признал незаконным и обязал зарегистрировать его по месту жительства.

Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда решение районного суда отменила и дело направила на новое рассмотрение. Президиум Краснодарского краевого суда оставил без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене кассационного определения. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 22 апреля 2008 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене определения судебной коллегии и постановления Президиума Краснодарского краевого суда удовлетворила, указав следующее. Принимая положительное решение по исковому заявлению, суд первой инстанции исходил из того, что Саркисян — гражданин Российской Федерации и в силу ч. 1 ст. 27 Конституции имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. В силу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В соответствии со ст. 71 Конституции РФ регулирование конституционных прав и свобод человека и гражданина является исключительной компетенцией Российской Федерации и не может быть передано договором между органом государственной власти РФ и ее субъектом в их совместное ведение или в ведение субъекта РФ. Кроме того, в соответствии со ст. 8 Закона РФ от 25 июня 1993 г. «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»[39] право граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ может быть ограничено: в пограничной полосе; в закрытых военных городках; в закрытых административно-территориальных образованиях; в зонах экологического бедствия; на отдельных территориях и в населенных пунктах, где в случае опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населении и хозяйственной деятельности, на территориях, где введено чрезвычайное или военное положение.

Иные ограничения конституционных прав граждан могут быть введены только федеральным законом в строго определенных целях, и ограничение их законами субъекта Федерации не допускается. Таким образом, суд первой инстанции правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, разрешил спор в соответствии с действующим законодательством и признал личное неимущественное право Саркисяна на свободу выбора места жительства[40] .

Признание права — средство его защиты в тех случаях, когда оно ограничивается действиями другого лица.

Признание факта или признание права ведут к тому, что личное неимущественное право может быть защищено, если оно нарушено либо нарушение может состояться в будущем. В отличие от оспаривания факта и права другие действия ведут к тому, что права нарушаются уже в момент совершения действий. Следствием этого является возможность предъявления требования о восстановлении прежнего положения.

2. Ниже рассматриваются средства защиты, имеющие целью восстановление прежнего (до нарушения) положения. В первую очередь надо рассмотреть действия, которые неимущественным благам непосредственно ущерба не причиняют, но создают условия для совершения действий, которые такой ущерб причинить могут.

Признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления. Этот способ прямо назван в ст. 12 ГК РФ. В таких спорах одной из сторон выступает орган государственной (законодательной или исполнительной) либо муниципальной власти.

Статья 46 Конституции признает за гражданином или юридическим л ином право обжаловать в суд решение, действие или бездействие органов государственной власти, органов местного самоуправлении, общественных объединений и должностных лиц. В развитие приведенной конституционной нормы ст. 13 ГК предоставляет суду право признавать недействительными не соответствующие закону нормативные и управленческие акты. Гражданин или юридическое лицо, личные неимущественные права которого нарушены изданием не соответствующего закону или иным правовым актам административного акта, а в случаях, предусмотренных законом, — и нормативного акта, имеют право на их обжалование в суд.

Необходимо обратить внимание, что нормативный акт непосредственно правовых последствий может не порождать, значит, не привести к изменению личных неимущественных прав. Он лишь создает условия для совершения исполнительными органами действий, которые могут нарушить личные права. Установив такие обстоятельства, суд принимает решение о признании нормативного акта недействительным полностью или частично. Дополнительной отмены его со стороны каких-то иных органов не требуется. Закон РФ от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действии и решении, нарушающих права и свободы граждан»[41] определяет круг субъектов, чьи решения могут быть признаны недействительными. Так, на основании ст. 2 этого Закона в суд могут быть обжалованы как единоличные, так и коллегиальные действия и решения государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий, их объединений, общественных организации и должностных лиц, государственных служащих.

Близким к этому способу является неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону. Суд отказывается применять незаконные акт любых государственных органов и органов местного самоуправления, включая и те из них, которые он не может признать недействительными[42] . Например, районный суд не может признать недействительным акт министерства или ведомства, но при разрешении спора обязан его игнорировать как противоречащий закону (если установит данное обстоятельство).

Признание оспоримой сделки недействительной - один из способов защиты личных неимущественных прав, если при ее совершении такие права нарушаются. Практика показывает, что число споров по ному поводу ограничено, но они встречаются. Допустим, супруги договариваясь о расторжении брака, вступают в соглашение о том, что один из них в обмен на выделенную долю в имуществе обязуется не проживать в определенном регионе[43] . Возможно заключение договора о пожизненной ренте с иждивением при условии, что получатель может сообщить о своих претензиях только плательщику и, если он будет недоволен полученными услугами, не вправе обращаться в суд. Естественно, субъект, на которого наложены такие ограничения, имеет возможность добиваться их отмены и тем самым — защиты своих прав.

Пресечение действии, нарушающих право или создающих угрозу нарушения права, осуществляется, когда нарушение носит длящийся или повторяющийся характер, а также когда идет приготовление к нарушению. В случаях, когда жители квартиры непрерывно играют на музыкальных инструментах или сосед на приусадебном участке ведет работы, связанные с выбросом в атмосферу веществ с неприятным запахом, пресечение таких действий восстанавливает положение, существовавшее до начала неправомерных действий.

Пресечение является в ряде случаев первым шагом выделе защиты, так как вслед за этим возможны и иные действия. Если, например, нарушение выразилось в том, что на территорию организации осуществлено вторжение, нарушившее ее планомерную деятельность, в связи с чем возникли убытки, то пресечение нарушения — первый шаг, вслед за которым могут последовать имущественные санкции[44] .

Однако полное восстановление прежнего положения маловероятно хотя бы потому, что след от неправомерных действий остается еще, по крайней мере, некоторое время. Получивший травму испытывает болевые ощущения. Необоснованно задержанный даже после освобождения чувствует обиду от несправедливости правоохранительных органов. Что же касается нарушенной чести, задетой распространением порочащих сведений, то даже после извинений, признаний и опровержений у окружающих может сохраниться предубеждение относительно достоинств личности потерпевшего[45] .

Впрочем, возможны случаи, когда нарушенное право восстанавливается полностью: если, к примеру, характеристика с изложением ложных порочащих сведений направлена определенному третьему лицу, а затем заменена на другую, в которой ложные сведения отсутствуют, то инцидент можно считать исчерпанным, если он не имел негативных последствий для потерпевшего.

Обязанность восстановить положение, существовавшее до нарушения личного неимущественного права, возлагается на нарушителя независимо оттого, виновен он в своих действиях или нет. Возложение на нарушителя такой обязанности вполне естественно: ведь потерпевший тоже не виновен в том, что он испытывает негативные последствия, наступившие для его неимущественных благ. Поэтому меры для восстановления законного статус-кво должен принять тот, кто нарушение допустил, пусть даже и случайно.

Компенсации нарушения личных неимущественных прав — еще одна группа мер, применяемых по отношению к нарушителю.

В отличие от ранее рассмотренных способов зашиты, когда действия, совершаемые управомоченным, ориентированы непосредственно на предотвращение возможного нарушения своих прав либо защиту их после состоявшегося нарушения, ГК предусматривает также меры, цель которых – компенсация потерь, возникших в связи с причинением ущерба личным неимущественным благам.

Имущественная ответственность за нарушение личных неимущественных прав выражается в том, что, если вследствие нарушения личных неимущественных прав потерпевший понес материальный ущерб, такой ущерб подлежит возмещению.

Имеются ввиду, прежде всего, нормы, давно известные гражданскому законодательству: правила о возмещении имущественного вреда, связанного с причинением смерти или повреждением здоровья. В последние годы перечень нарушении, с которыми связана возможность возмещении убытков, возникших при причинении вреда неимущественным благам, существенно расширена. Достаточно напомнить, что сейчас возмещаются убытки при нарушении права на деловую репутацию (умаление ее может привести к снижению предпринимательской активности, расторжению сложившихся договоров, а это, в свою очередь, влечет убытки). Аналогичные последствия возникают и при распространении ложных сведений: их автор может быть привлечен к имущественной ответственности — возмещению убытков предпринимателя.

Здесь требуется наличие обычных условий имущественной ответственности, известных гражданскому законодательству.

Во-первых, такая ответственность наступает, если совершено противоправное нарушение личных неимущественных прав. Понятие такого правонарушения рассматривалось выше.

Во-вторых, необходимое условие — наличие имущественных убытков. Если при нарушении личных неимущественных прав убытки не возникают, то такое основание ответственности не может быть применено. Если, допустим, потерпевший утратил трудоспособность, но продолжает работать и получает заработную штату в прежнем и даже в большем размере, если лицо, утратившее кормильца, не относится к категории тех. у кого возникает право на возмещение — во всех таких случаях у причинителя нет обязанности компенсировать вред.

В-третьих, об ответственности причинителя можно говорить при условии, если между его действиями и возникшими убытками имеется причинная связь.

Четвертое условие — наличие вины причинителя убытков.

В некоторых случаях закон предусматривает (ст. 1079 ГК), что ответственность наступает независимо от вины, например, когда вред причинен источником повышенной опасности — движущимся транспортным средством, строительными механизмами, электрическим током высокого напряжения, взрывчатыми веществами, сильнодействующими ядами и т.п.

Компенсация морального вреда — вид имущественной ответственности, сравнительно недавно установленный российским гражданским законодательством.

Если возмещение убытков имеет целью компенсировать потерпевшему имущественные потери, причинно связанные с ущемлением не имущественных благ (но не сами ущемленные блага), то компенсация морального вреда предусмотрена дня предоставления некоторой суммы или иного материального объекта, с тем чтобы утешить (потому компенсация) человека, испытывающего страдания (физические или нравственные). Этот способ также не может восстановить положение,) существовавшее до нарушения личного неимущественного блага.

Ответственность путем компенсации вреда наступает (как следует из ст. 151 ГК) при следующих основаниях: наличие морального вреда, противоправность поведения причинителя, причинная связь между вредом и действием, а также вина причинителя.

Статья 151 ГК устанавливает, что моральный вред — это нравственные и физические страдания. Нельзя не отметить некоторою тавталогичность данного определения, поскольку смысл слов «мораль» и «нравственность» весьма близок. Может быть более верный путь идентификаций морального вреда состоит в указании на то, что «наличие морального вреда предполагает негативные изменения в психической сфере человека, выражающиеся в претерпевании последним физических и нравственных страданий. Одной из важнейших особенностей морального вреда является то, что эти негативные последствия происходят в сознании потерпевшего и форма их выражения в значительной степени зависит от особенностей психики потерпевшего»[46] .

Из смысла ст. 151 ГК следует, что ответственность в виде компенсации наступает, если нарушение неимущественных прав носит законченный характер, т.е. нарушение состоялось. Но такое условие необязательно. Поскольку в этой норме говорится о действиях, посягающих на принадлежащие гражданину нематериальные блага, то ответственность может наступить и при незавершенном правонарушении. Так, если нравственные страдания возникают в связи с тем, что о гражданине распространены порочащие его сведения, то компенсировать страдания придется даже тогда, когда распространение информации не привело к ухудшению мнения окружающих о потерпевшем.

Х. и Т. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на Д., совершенное 24 июня 2004 года в г. Братске Иркутской области, с целью хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; за убийство Д., 1974 года рождения, совершенное 24 июня 2004 года в г. Братске группой лиц, сопряженное с разбоем.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Вместе с тем по данному делу судом допущено нарушение закона при рассмотрении иска о компенсации морального вреда.

В соответствии с требованиями гражданско-процессуального закона компенсация морального вреда производится в долевом порядке с учетом степени вины лица и участия его в преступлении. По данному же делу суд в нарушение требований закона компенсацию морального вреда взыскал с Х. и Т. в солидарном порядке, следовательно, в этой части приговор подлежит изменению, и взысканию с Х. и Т. в счет компенсации морального вреда по 100000(сто тысяч) рублей с каждого в пользу Д[47] .

При возложении обязанности компенсировать моральный вред необходимым условием является вина причинителя. В ч. 2 ст. 151 ГК установлено, что «при определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя...». Значит, если вины нет, то нарушитель не обязан компенсировать вред.

Специальными законами может быть установлено, что моральный пред возмещается независимо от вины лица, его причинившего. Такие случаи предусмотрены в ст. 1100 ГК, когда моральный вред вызван причинением вреда жизни или здоровью человека источником повышенной опасности; незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности или незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу ил и подписки о невыезде, незаконным наложением административного ареста или исправительных работ; причинен вследствие распространения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию.

1.3 Система личных неимущественных прав

Попытки построить систему личных неимущественных прав имели место еще тогда, когда они небыли признаны советским правом. Одним из первых такую попытку предпринял В.А. Рясенцев. Смысл его классификации состоял в следующем[48] . Он выделял: 1) личные неимущественные права, сущность которых составляют личные неимущественные блага, не отделимые от личности (жизнь, здоровье, неприкосновенность личности); 2) личные неимущественные прав; в основе которых лежат неимущественные блага, индивидуализирующие человека в коллективе (имя, честь, достоинство и т.д.); 3) личные неимущественные права в сфере брачно-семейного права; 4) личные неимущественные права в сфере творческой деятельности, а также интересы, возникающие из права на образование, на отдых, разно образные культурные запросы и т.д.; 5) личные неимущественные права, в основе которых лежат имущественные интересы. В цело современные представления о системе личных неимущественные правоотношений ушли далеко вперед[49] , но нетрудно заметить, что первая классификация В.А. Рясенцева оказывает на них свое влияние и в наши дни.

Достаточно детальную классификацию личных неимущественных прав провела Т.В. Дробышевская[50] . В этом безусловная ценность исследования. Но и ее результат вызывает вопросы. Так, в одну групп (вторую) объединены субъективные права, обеспечивающие индивидуальность личности и адекватность ее восприятия обществом. Уже из названия видно, что здесь объединены права на основе разных критериев. В состав этой группы включены:

«1) Право на честь, достоинство и деловую репутацию:

а) право на использование сложившихся в обществе представлений о себе в различных сферах деятельности;

б) право на изменение содержания чести и деловой репутации.

2) Право на имя (право на имя, отчество, фамилию, подпись):

а) право обладать определенным именем,

б) права пользоваться своим именем;

в) право на сокрытие своего имени;

г) право на изменение и перемену имени;

д) право на передачу своего имени ребенку;

е) право на запрещение (разрешение) использования своего имени после смерти;

ж) право на установление своего имени

3) Право на идентификацию национальной принадлежности:

а) право на определение своей национальной принадлежности;

б) право на указание своей национальной принадлежности.

4) Право на идентификацию вероисповедания.

5) Право на индивидуальный облик:

а) право на самостоятельное определение своего индивидуального облика;

б) право на использование своего индивидуального облика.

6) право на голос;

а) право на использование своего голоса (в рекламе, эстрадных номерах и т.д.);

б) право на звукозапись своего голоса.

7) Право на национальный язык.

8) Право на неприкосновенность генома человека.

9) Право на личный герб»[51] .

Законодательство, формулируя нормы о личных неимущественных правах, зачастую руководствуется остротой вопроса в современном обществе. Так. ч. 1 ст. 29 Конституции устанавливает, что каждому гарантируется свобода мысли и слова. Отсюда непосредственно вытекает право иметь любые религиозные убеждения. Однако в Конституции праву на свободу вероисповедание посвящена отдельная норма: печальные уроки истории вынуждают законодателя ввести (в ст. 28) специальное правило. Часть 1 ст. 29 Конституции предусматривает, что каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию. Эта норма безусловно распространяете на случаи, когда человек нуждается в квалифицированной юридической информации, т.е. в получении юридической помощи. Жизнь, однако, диктует, что необходимо специальное установление такого права. И соответствующая норма включена в ст. 48 Конституции.

Сложность задачи вызвана также тем, что приходится решать вопросы классификации таких труд но определимых объектов, как личные неимущественные блага. Но и не решать ее нельзя. Представляется, что уязвимость проведенных классификации вызвана тем, что избранные критерии оказывались неопределенными, а потому и ненадежными. При распределении личных неимущественных правоотношений по видам следует, прежде всего, учитывать, что в них участвуют не только физические лица (как это сделано в предыдущих классификациях), но также юридические липа и всякого рода публичные образования. Кроме того, надо принимать во внимание процессы, которые действительно происходят при установлении, изменении и прекращении личных неимущественных прав, а также входе их реализации управомоченными субъектами.

В соответствии с этим применительно ко всем видам участников гражданских правоотношений их личные неимущественные права можно разделить на два вида:

права на самостоятельное существование;

права на автономную деятельность (активность в пределах автономии.)

Каждый из этих видов допускает их изучение в качестве отдельного предмета. Но в условиях современного высокого уровня развития регулирования рассматриваемых правоотношений, а также интенсивных теоретических исследований в данной области, обычно принято в рамках каждого вида выделять отдельные права. Вместе с тем, представления о правах, принадлежащих отдельным субъектам, могут существенно различаться между собой и по содержанию, и по названию. Так, граждане имеют право на' жизнь и здоровье, а сходные правомочия юридического лица и публично-правовых образований требуют другого названия — право на существование. Право на автономию у юридического лица существенно иное по сравнению с аналогичным правом сельского или поселкового поселения.

Поэтому личные неимущественные права физических лиц (граждан), юридических лиц и публично-правовых образований приходится рассматривать отдельно.

У каждого субъекта имеется ряд отдельных прав каждого вида.

В праве человека на существование выделяются право на жизнь, на здоровье, психическое благополучие (как одно из проявлений здоровья), на достоинство (как одно из проявлений психологического состояния).

В правах человека на социальное бытие можно выделить личную жизнь и частную деятельность. Они проявляются в общении с другими субъектами, для чего данное лицо вправе формировать свой внешний облик. В oбществе множества людей и других субъектов невозможно обойтись без собственного имени, а потому за ним признается право на получение имени.

Как уже показано выше, личное неимущественное право — возможность некоторого поведения в пределах автономии субъекта. В пределах этой возможности только управомоченный располагает возможностью вести себя активно. Все другие лица лишены права каким бы то ни было способом пересекать границу автономии. В этом смысле соответствующий субъект имеет право на неприкосновенность соответствующего блага. Поэтому нередко принято говорить о праве на неприкосновенность блага. Так, ч. 1 ст. 22 Конституции говорит о личной неприкосновенности. Статья 23 Конституции признает за каждым право на неприкосновенность частной жизни. О неприкосновенности частной жизни говорит и ст. 150 ГК. Подобные примеры легко умножить.

Строго говоря, такая формулировка нормативно-правового акта не совсем точна. Из ее буквального смысла получается, что некоторое лицо обладает каким-то самостоятельным благом - неприкосновенностью в определенной сфере. Неприкосновенность иди недопустимость нарушения границ автономии вытекает непосредственно из того, что автономия - субъективное право. В его пределах субъект может выбирать варианты поведения и рассчитывать, что автономию никто не нарушит. Такой вывод вытекает непосредственно из сущности субъективного права. Поэтому в ч. 1 ст. 22 Конституции достаточно установить, что каждый имеет право на личную свободу. В части 1 ст. 23 достаточно признать право на частную жизнь (или свободу частной жизни). А уже из этих установлений (ведь субъективное право обеспечено принудительной силой государства) непосредственно вытекает, что закон гарантирует и неприкосновенность названных прав.

Самостоятельного же права на неприкосновенность не существует, что, впрочем, не исключает специального теоретического анализа неприкосновенности соответствующего сегмента автономии[52] .

Один из способов пересечения границы автономии — информационное воздействие на управомоченного, в том числе, путем снятия (сканировании) информации с событий в частной жизни человека, юридического лица или публичного образования. Недопустимость такого сканировании вытекает уже из того факта, что частная жизнь неприкосновенна для любых способов, в том числе для сбора информации. Поэтому правило ч. 2 ст. 23 Конституции могло бы выглядеть так: «Каждый имеет право на переписку, телефонные переговоры, почтовые, телеграфные и иные сообщении». Отсюда непосредственно следует и право на соответствующие тайны. Впрочем, иногда в литературе само право на личную жизнь связывается с неприкосновенностью и тайной. Так, М.В. Баглай полагает, что «частную жизнь составляют те стороны личной жизни человека, которые он в силу своей свободы не желает делать достоянием других»[53] . Получается, таким образом, что если из каких-то фактов своей жизни человек не делает тайны, то эти факты и не относятся к сфере ею личной жизни. Данное признание было бы существенно неточным.

Конечно, распространенные в настоящее время формулировки ряда правовых норм имеют свою предысторию и призваны подчеркнуть значимость именно неприкосновенности соответствующих благ а виде тайны или коммерческой тайны. Анализу прав именно с этой стороны посвящена обширная литература[54] .

Окутать личную жизнь тайной в полной мере невозможно, потому что многие ее факты так или иначе становятся достоянием обществе время и месторождения, место жительства, круг общения, место учебы и работы, посещение культурных учреждений и т.д. Но если эти факта собраны воедино и систематизированы, да к тому же могут быть идентифицированы с определенным субъектом, тогда они приобретают дополнительную ценность. Сбор такой информации, которую принято называть персональными данными, также представляет собой один из способов нарушения права на частную жизнь[55] .

Изложенные выше замечания лишь призваны объяснить, почему среди личных неимущественных прав не рассматриваются отдельно права на неприкосновенность и всякого рода тайны. Однако неприкосновенность и тайны существуют, они могут быть предметом самостоятельного научного анализа.

Личная сфера жизни человека настолько многообразна, что с трудом поддается описанию. Не менее затруднительно выбрать критерием для классификаций отдельных ее проявлений. С этой точки зрения можно утверждать, что каждая классификация, предложенная в литературе, имеет право на существование, поскольку описывает сложную систему личных прав человека в определенном аспекте, даже если автор допускает некоторые погрешности в своей системе, а потому подвергается критике.

Особый интерес вызывает предложение Л.О. Красавчиковой разделить все множество личных прав человека на два вида: связанных с физическим существованием и социальным существование[56] . Преимущество такого подхода заключается в том, что отдельные права могут быть распределены по группам, не вызывая упреков противоречивости.

В одну из них попадают право на жизнь, сохранение физического здоровья, психическое благополучие, энерго-информационное поле, право на благоприятную окружающую среду, собственное достоинство. Другую группу составляют права, которые дают возможность человеку вести активную социальную деятельность.

В рассматриваемой классификации следует уточнить названия. Существование человека может быть только физическим (в широком смысле этого слова). Если нет физического существования, то и социальное существование оказывается под вопросом. Посему данную группу достаточно назвать правами, обеспечивающими физическое существование гражданина.

Термин «социальное существование» уводит в сторону от смысла тех личных прав, которые он обозначает: они отражают признание за человеком права на деятельность и права на выбор сферы деятельности в обществе. Другими словами, речь идет о выборе взаимодействия с другими людьми для осуществления индивидуальной либо групповой деятельности. По этой причине, может быть, вторую сферу деятельности точнее назвать социальной жизнью человека, которая возможна в той мере, в какой его физическое существование обеспечено. Наиболее удачным представляется название этой группы личных неимущественных прав, которое установлено в названии гл. 22 Гражданского кодекса Украины «Личные неимущественные права, обеспечивающие социальное бытие физического лица». Права в этой сфере включают права на всевозможные выборы в личной жизни, выборы социальной деятельности, выборы места проживания и пребывания, облика, имени и др.

Следует подчеркнуть, что права в сфере социального бытия – возможность делать всякого рода выборы в рамках определенного круга возможностей. Когда выбор сделан и наступил ожидаемый или неожидаемый результат, начинаются другие отношения, связанные с вещным или информационным объектом либо совместная деятельность, основанная на иных нормах – семейного, трудового, гражданского, международного частного права.


Глава 2. Права, обеспечивающие физическое существование гражданина

2.1 Право на жизнь

Личная сфера жизни человека настолько многообразна, что с трудом поддается описанию. Не менее затруднительно выбрать критерием для классификаций отдельных ее проявлений. С этой точки зрения можно утверждать, что каждая классификация, предложенная в литературе, имеет право на существование, поскольку описывает сложную систему личных прав человека в определенном аспекте, даже если автор допускает некоторые погрешности в своей системе, а потому подвергается критике.

Особый интерес вызывает предложение Л.О. Красавчиковой разделить все множество личных прав человека на два вида: связанных с физическим существованием и социальным существование[57] . Преимущество такого подхода заключается в том, что отдельные права могут быть распределены по группам, не вызывая упреков противоречивости.

В одну из них попадают право на жизнь, сохранение физического здоровья, психическое благополучие, энерго-информационное поле, право на благоприятную окружающую среду, собственное достоинство. Другую группу составляют права, которые дают возможность человеку вести активную социальную деятельность.

В рассматриваемой классификации следует уточнить названия. Существование человека может быть только физическим (в широком смысле этого слова). Если нет физического существования, то и социальное существование оказывается под вопросом. Посему данную группу достаточно назвать правами, обеспечивающими физическое существование гражданина.

Термин «социальное существование» уводит в сторону от смысла тех личных прав, которые он обозначает: они отражают признание за человеком права на деятельность и права на выбор сферы деятельности в обществе. Другими словами, речь идет о выборе взаимодействия с другими людьми для осуществления индивидуальной либо групповой деятельности. По этой причине, может быть, вторую сферу деятельности точнее назвать социальной жизнью человека, которая возможна в той мере, в какой его физическое существование обеспечено.

Следует подчеркнуть, что права в сфере социального бытия – возможность делать всякого рода выборы в рамках определенного круга возможностей. Когда выбор сделан и наступил ожидаемый или неожидаемый результат, начинаются другие отношения, связанные с вещным или информационным объектом либо совместная деятельность, основанная на иных нормах – семейного, трудового, гражданского, международного частного права.

В этой области автономии человека возможно выделение различных прав. Все зависит от принятого критерия и уровня развития законодательства.

Л.О. Красавчикова в 1994 г. предлагала включить в отдельную группу права на имя, достоинство и деловую репутацию, на частную (личную) жизнь, на свободу передвижения[58] .

Т.В. Дробышевская среди прав, обеспечивающих физическое благополучие, выделяет лишь право на жизнь, на здоровье, на физическое благополучие и на благоприятную окружающую среду[59] .

Так Л. обратилась в Оренбургский областной суд с исковым заявлением к Министерству обороны Российской Федерации об устранении обстоятельств, создающих угрозу и опасность для жизни и здоровья людей, а также о компенсации морального вреда. В обоснование иска Л. ссылается на то, что Министерство обороны Российской Федерации предоставляет жителям военного городка поселка Первомайский Оренбургской области услугу по холодному и горячему водоснабжению. Вода подается с территории полигона, деятельность которого входит в перечень сведений, составляющих государственную тайну. В водозаборной зоне проводятся работы. В этой же зоне хранятся отходы деятельности полигона. Теплоноситель не соответствует установленным нормам по горячему водоснабжению[60] .

Хотя жизнь — благо, которое знакомо каждому человеку, ее научное определение до сих пор вызывает дискуссии. В соответствии с современными представлениями жизнь есть специфическая форма организации материи, которая связана с обменом веществ. Но некоторые представления, сложившиеся еще в далекой древности, связывают жизнь с энерго-информационным обменом, который непрерывно осуществляется между организмами (в том числе и человеком) и космосом. Многие наблюдения и физические эксперименты подтверждают наличие такого обмена.

Субъект права на жизнь — человек. В соответствии с законодательством РФ (п. 2 ст. 17 ГК) это право, как и другие естественные личные неимущественные права, возникает с рождения и прекращается в момент смерти. Но жизнь начинается еще до отделения ребенка от матери. Поэтому не исключается защита его интересов и прав еще до рождения[61] .

Содержание правоотношения, связанного с жизнью, включает субъективное право каждого лица и обязанность всех остальных субъектов уважать это его право.

Это право признается за человеком всеми правовыми системами древних времен, даже если в явном виде оно не было сформулировано. В предыдущие общественно-исторические эпохи его признание выражалось в том, что предусматривались те или иные формы ответственности за лишение жизни другого человека.

Пользование этим благом состоит в том, что человек живет.

Распоряжение своей жизнью так же, как вещами, невозможно. И тем не менее человек в состоянии распорядиться ею несколькими способами. Во-первых, он вправе выбрать такие виды деятельности, которые связаны с повышенным риском наступления смерти — спасатели, альпинисты, минеры и др[62] . Человек подвергает опасности свою жизнь, когда участвует в отдельных рискованных ситуациях — тушение пожара, спасение утопающих и т.д. Во-вторых, в современном мире значительное число людей (около 500 тыс. ежегодно) сводят счеты с жизнью путем самоубийства. Такой способ решения индивидуальных проблем не преследуется законом, хотя и осуждается обществом и целом, и отдельными общественно-политическими движениями, и частности, религиозными течениями[63] .

Покушение на жизнь человека — социально-опасное действие, которое сурово карается действующим уголовным законодательством.

Вместе с тем, убийство другого человека — не всегда преступление. Если оно совершается в ходе вооруженного конфликта между государствами, военнослужащие каждой из сторон получают не только официальное благословение, но поощрение к убийству: тем самым они исполняют свой патриотический долг. Оружие разрешается применять в ходе столкновений с правонарушителями внутри страны, если нет иной возможности восстановить законность и порядок.

Любой человек вправе применить насилие к другому человеку и даже лишить его жизни, если это диктуется условиями необходимой обороны. В соответствии с обычаями кровной мести, которые до сих пор действуют в некоторых сообществах, родственники погибшего вправе своими средствами отомстить убийце и даже лишить его жизни.

Государство вправе лишить гражданина жизни в связи с совершением им особо тяжких преступлений. Правда, во многих странах Европы в настоящее время смертная казнь отменена. В России такая мера наказания в Уголовном кодексе предусмотрена, но на ее применение наложен мораторий в связи с вступлением Российской Федерации в Совет Европы.

Как показывают социологические исследования, большинство участников опросов (не только в России) полагают, что за совершение некоторых видов тяжких преступлений смертная казнь должна быть восстановлена. Такая позиция общественности вполне понятна: для большинства людей смерть — событие не только нежелательное, но и вызывающее ужас. Голосуя за смертную казнь, граждане полагают, что и отпетые уголовники также боятся смерти. На самом деле, как свидетельствуют работники учреждений, где отбывают наказание «пожизненники», большинство этих людей готовы уйти из жизни по доброй воле[64] . Так что еще надо взвесить, какими мерами следует наказывать отпетых уголовников, если желать им тяжких испытаний.

В литературе с давних пор стоит вопрос о том, можно ли убить I человека по его просьбе.

Обычаи некоторых народов допускают убийство тяжело больного или престарелого родственника по его просьбе. Сократ и Платон полагали правомерным убийство тяжело больного человека, даже если он не давал на это согласия. Т. Мор писал: «Если болезнь не только не поддается врачеванию, но и доставляет постоянные мучения и терзания, то священники и власти обращаются к страдальцу с такими уговорами: он не может справиться ни с какими заданиями жизни, неприятен для других, в тягость себе самому и, так сказать, переживает уже свою смерть».

В настоящее время законодательством подавляющего большинства стран современной цивилизации убийство даже по просьбе потерпевшего признается преступлением. И вместе с тем, многие годы обсуждается вопрос о допустимости лишения жизни человека по его просьбе в случае его тяжелой и неизлечимой болезни[65] . В настоящее время эвтаназия разрешена законом только в Голландии. В других странах данная проблема активно обсуждается. В международном праве она не решена.

Необходимо отметить, что эвтаназия возможна в двух формах. При одной из них врач непосредственно не совершает акт по преднамеренному лишению жизни пациента. Он лишь предлагает больному рекомендации по применению тех или иных средств в целях самоубийства (например, выписывая желающему покончить с собой пациенту лекарство, врач информирует его о дозе, которая приведет к смертельному исходу). Это так называемое «ассистированное самоубийство». Обязательным его признаком является осознание врачом последствий своего поступка, что невозможно без осведомленности врача о намерении пациента лишить себя жизни. В решениях Всемирной медицинской ассоциации и законодательстве ряда зарубежных стран, в частности, Голландии, «ассистированное самоубийство» не признается эвтаназией[66] .

В российском законодательстве эвтаназия безоговорочно запрещена. Согласно ст. 45 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан эвтаназия представляет собой «удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни». А значит, можно было бы полагать, что любое содействие больному в ускорении ухода из жизни представляет собой уголовно наказуемое действие.

Но К.А. Чернега считает иначе. Она обращает внимание на то, что согласно ст. 105 УК РФ, убийство представляет собой умышленное причинение смерти другому человеку. Очевидно, что по ряду признаков эвтаназия тождественна убийству. Субъективная сторона эвтаназии характеризуется наличием у врача прямого умысла, направленного на лишение жизни пациента. Вместе с тем некоторые особенности эвтаназии не позволяют отождествить ее с убийством по ст. 105 УК РФ. Прежде всего, отмечает К.А. Чернега, следует иметь в виду состояние пациента, которое вызывает сострадание. На эвтаназии нередко настаивают люди, осознающие, что болезнь приведет к неизбежному распаду их личности (например, в результате утраты отдельных функций головного мозга) со смертельным исходом. Данные факторы придают эвтаназии колорит «милосердного убийства» с типичными мотивами жалости, сострадания к пациенту и (или) его ближним, неверного представления о врачебном долге облегчить боль и т.д. Указанные мотивы при определении меры уголовной ответственности за эвтаназию могут рассматриваться как смягчающее обстоятельство. Ведь убийство по ст. 105 УК характеризуется насилием над личностью. Впрочем, осуществление эвтаназии может быть основано на иных мотивах — не исключен, в частности, корыстный мотив получения вознаграждения за последующую трансплантацию органов жертвы. Подобные мотивы несомненно должны расцениваться как отягчающее обстоятельство[67] .

Далее К.А. Чернега констатирует эволюцию позиции международных правил в данном вопросе. Впервые Всемирная медицинская ассоциация рассмотрела вопрос об эвтаназии в 1950 г. и осудила ее совершение «при любых обстоятельствах». Однако впоследствии в актах ВМА появились нормы, в известной степени оправдывающие пассивную эвтаназию. Речь идет о Лиссабонской Декларации прав пациента (сентябрь/октябрь 1981 г.), согласно которой пациент имеет право, получив «адекватную информацию, отказаться от лечения», а также право «умереть достойно». Венецианская Декларация о терминальном состоянии (октябрь 1983 г.) прямо обязывает врача осуществлять пассивную, в том числе принудительную (на основе волеизъявления родственников), эвтаназию: «Врач не продлевает мучения умирающего больного, в том числе связанные с неизлечимой болезнью и уродством, прекращая по его просьбе, а если больной без сознания — по просьбе его родственников, лечение, способное лишь отсрочить наступление неизбежного конца».

Вскоре международные этические нормы были закреплены в законодательных актах отдельных государств. В частности, они (за исключением права на достойную смерть) были восприняты российским законодательством: наряду с запретом эвтаназии, ст. 45 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан включает в перечень прав пациента при оказании медико-социальной помощи, во-первых, право на облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством допустимыми способами и средствами; во-вторых, право на отказ от медицинского вмешательства при осведомленности пациента о его возможных последствиях (ст. 30).

Норма ст. 30 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан (пациент имеет право на «отказ от медицинского вмешательства») послужила основанием для оправдания в российской литературе так называемой пассивной эвтаназии. К.А. Чернега выступает категорически против законодательного разрешения эвтаназии в любых ее формах. Хотя некоторые авторы допускают ее применение и даже полагают, что отсутствие в законодательстве РФ нормы, разрешающей эвтаназию, унижает человеческое достоинство[68] .

Возможность эвтаназии допускает и М.Н. Малеина, но она полагает необходимым ввести сложную процедуру принятия и реализации подобных решений[69] . По ее мнению, условия проведения эвтаназии могут выглядеть следующим образом: 1) решение об этом должен принимать сам дееспособный гражданин; решение по просьбе несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 может быть отложено до достижения больным 18-летнего возраста; заявление об эвтаназии несовершеннолетнего в возрасте до 14 лет не рассматривается; 2) просьба гражданина об эвтаназии добровольна, сознательна, устойчива; он не должен страдать заболеваниями, сопровождающимися навязчивой идеей смерти; 3) при принятии решения должна быть доказана невозможность спасти жизнь, установленная консилиумом врачей-специалистов при обязательном их единогласии; 4) должна быть установлена невозможность облегчить сильные физические и нравственные страдания больного известными средствами; 5) принятию решения должна предшествовать санкция прокурора (или решение суда).

Право на жизнь неотъемлемо от права на здоровье. В законодательстве и литературе принято рассматривать каждое из них в качестве самостоятельного блага.

2.2 Право на здоровье и психическое благополучие

В законодательстве и в литературе[70] принято выделять здоровье в качестве самостоятельного личного неимущественного блага. Конечно, надо учитывать, что оно тесно связано с жизнью. Ведь нередко нарушение здоровья чревато лишением жизни. Иногда именно таким способом совершается покушение на жизнь человека.

Известные определения здоровья отличаются существенным многообразием. Так, Большая Советская Энциклопедия определяет его как «естественное состояние организма, характеризующееся его уравновешенностью с окружающей средой и отсутствием каких-либо болезненных изменений»[71] . В соответствии с Уставом Всемирной организации здравоохранения здоровье — это состояние полного физического, душевного и социального благополучия. Эти определения призваны отличить состояние здоровья от нездоровья с точки зрения медицины. Конечно, состояние отдельного человека может характеризоваться и отсутствием гармонии со средой. Но пока он жив, у него есть и здоровье (пусть даже очень плохое), а значит, он имеет право на пользование им. Это право провозглашено в ст.ст. 8 и 37 Декларации прав и свобод человека и гражданина. В России оно определяется нормами ст. 41 Конституции РФ, Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, Законами РФ от 29 июня 1991 г. «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации»[72] , от 2 июля 1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», от 9 июля 1993 г. «О донорстве крови и ее компонентов» и другими. Важную роль в этом регулировании играют главы 8 и 59 ГК РФ.

Анализ перечисленных выше нормативных правовых актов дает возможность определить, что право на здоровье представляет собой возможность человека пользоваться состоянием своего организма по своему усмотрению.

Правоотношение по поводу здоровья является абсолютным. Хотя в публикациях к этому виду иногда причисляют и отношения физического лица с другими конкретными субъектами, в ходе которого стороны совершают в адрес друг друга положительные действия. Так, Л.О. Красавчикова и М.Н. Малеина включают в состав отношений, связанных с правом на здоровье, отношения с медицинскими учреждениями и органами медицинского страхования[73] .

Человек владеет здоровьем совсем не так, как вещью: он просто живет с тем состоянием организма, которое имеется в данный период.

Человек самостоятельно пользуется своим здоровьем. Пользование не предполагает обращения к медицинским учреждениям и другим лицам со своими медицинскими проблемами. Оно означает, что гражданин просто живет так, как позволяют его физические возможности. В нормальных случаях здоровье употребляется на получение выгоды — ведение деятельности по изготовлению вещей и производству информационных продуктов, оказанию услуг, выполнению трудовых функций в организации и т.д.

Здоровье может быть использовано в интересах других лиц, например, вынашивание ребенка в качестве суррогатной матери, а также в общественных интересах: проведение медицинских экспериментов для апробации лечебных препаратов и процедур.

Когда человек по своему усмотрению решает вопрос о том, как ему относиться к проблемам, связанным с его здоровьем, это нередко напоминает действия по распоряжению здоровьем. Эти вопросы достаточно обстоятельно регламентированы Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан.

Естественно, гражданину принадлежит право на отказ от медицинского вмешательства или требования его прекратить, как это предусмотрено в ст. 33 Основ. При отказе от медицинского вмешательства гражданину или его законному представителю в доступной для него форме должны быть разъяснены возможные последствия. Отказ от медицинского вмешательства с указанием возможных последствий оформляется записью в медицинской документации.

При возникновении необходимости гражданину принадлежит право на обращение к медицинским учреждениям для устранения проблем со здоровьем. В связи с этим обращением гражданин имеет широкие полномочия. Согласно ст. 30 Основ он, в частности, вправе рассчитывать на:

1) уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала;

2) выбор врача, в том числе семейного и лечащего врача, с учетом его согласия, а также выбор лечебно-профилактического учреждения в соответствии с договорами обязательного и добровольного медицинского страхования;

3) обследование, лечение и содержание в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям;

4) проведение по его просьбе консилиума и консультаций других специалистов;

5) облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством, доступными способами и средствами;

6) сохранение втайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при его обследовании и лечении;

7) информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство;

8) возможность отказа от медицинского вмешательства;

9)получение информации о своих правах и обязанностях и состоянии своего здоровья, а также на выбор лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья.

За помощью в лечении человек может обратиться по любому адресу, т. е. не только в медицинское учреждение, но также к знахарям, колдунам, соседям, просто к случайным людям. Только в последних случаях его полномочия уже не столь широки, как при обращении к медикам.

Вместе с тем, отношение человека к своему здоровью — это не всегда исключительно его личное дело. Как известно, в ряде случаев оно тесно связано с общественными интересами. Это обстоятельство отражено в ст. 34 Основ: оказание медицинской помощи (медицинское освидетельствование, госпитализация, наблюдение и изоляция) без согласия граждан или их законных представителей допускается в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами, или лиц, совершивших общественно опасные деяния, на основаниях и в порядке, установленных законодательством РФ.

В связи с отказом от медицинских услуг последствия могут оказаться и принципиально иными, как это предусматривает ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней»[74] от 17.09.1998 № 157-ФЗ. Статья 5 предусматривает, что при осуществлении иммунопрофилактики граждане имеют право на получение от медицинских работников полной и объективной информации о необходимости профилактических прививок, последствиях отказа от них, возможных поствакцинальных осложнениях; выбор государственных, муниципальных или частных организаций здравоохранения либо граждан, занимающихся частной медицинской практикой; бесплатные профилактические прививки, включенные в национальный календарь профилактических прививок, и профилактические прививки по эпидемическим показаниям в государственных и муниципальных организациях здравоохранения и другие права, в том числе отказ от профилактических прививок. Отсутствие профилактических прививок влечет: запрет для граждан на выезд в страны, пребывание в которых в соответствии с международными медико-санитарными правилами либо международными договорами РФ требует конкретных профилактических прививок; временный отказ в приеме граждан в образовательные и оздоровительные учреждения в случае возникновения массовых инфекционных заболеваний или при угрозе возникновения эпидемий; отказ в приеме граждан на работы или отстранение граждан от работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями.

Защиту права на здоровье от покушений других лиц человек может осуществлять своими действиями, в частности, путем отказа от медицинского вмешательства. В этом деле он может рассчитывать и на содействие государственных органов (суд, прокуратура, милиция и другие).

Имеется еще одна сфера — психическое состояние, которое является продолжением или результатом функционирования двух предшествующих. В литературе оно иногда выделяется в качестве самостоятельного неимущественного блага[75] .

Психическое состояние можно изменить в ту или иную сторону, воздействуя на тело или биополе человека. Негативные изменения и психике вызывают нравственные страдания. Психическое благополучие является и самостоятельным свойством человека, которое может изменяться независимо от состояния его физического тела и биополя. Такие изменения в психике человека происходят под информационным воздействием.

Поэтому можно говорить о самостоятельном неимущественном благе человека — психическом благополучии. Термин «благополучие» не вполне удачен: человек по неосмотрительности либо по другой причине может оказаться в таком настроении, что благополучием его никакие назовешь. Точнее было бы сказать, что он имеет право на то психическое состояние, в котором он находится. И никто не вправе без его согласия выводить его из такого состояния даже с самыми благими намерениями.

Право на психическое благополучие отчетливо проявляется в случаях, когда оно подвергается грубому противоправному или аморальному воздействию со стороны других лиц. Например, гражданин, желая доставить неприятности своему знакомому, отправляет телеграмму его близким родственникам о его якобы наступившей смерти, и родственники съезжаются на траурную церемонию.

Право на психическое благополучие — принадлежащая исключительно человеку возможность самостоятельно определять свое психическое состояние. Он пользуется этим состоянием для более или менее успешного выполнения своих социальных функций — обучения, ухода за членами семьи, развлечений, работы в организации и т.д.

Человек может управлять своим психическим состоянием путем внушения, физических упражнений, а также другими средствами — экскурсии, путешествия, перемена вида деятельности, обращение к определенным мировоззренческим системам, налаживание взаимодействия с другими людьми, обращение к научным занятиям или к искусству и т.д.

Человек может управлять своим психологическим состоянием используя известные психотехники, употребляя медикаментозные средства и психотропные вещества и т.д.

2.3 Право на благоприятную окружающую среду

Практика знает разнообразные средства покушения на жизнь, здоровье, биополе человека. В каждом из этих случаев чаще всего речь идет о защите отдельного блага. И при этом создается угроза причинения вреда либо вред уже состоялся. Поскольку человек — часть природной среды, зависим от нее, то его автономию можно нарушить и таким неспецифическим средством, как воздействие на окружающую природную среду[76] .

Статья 42 Конституции предусматривает, что «каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением». Из этой формулировки можно сделать вывод, что данная норма регулирует, прежде всего, властные отношения — каждый может предъявить органам государственной и муниципальной власти требования о сведениях, касающихся состояния природной среды. В этом смысле ст. 42 защищает конституционные права граждан.

Но она регулирует также отношения между автономными и равноправными субъектами, если человеку известен конкретный правонарушитель - физическое лицо, юридическое лицо либо публичное образование. В случае экологических правонарушений вред может быть причинен здоровью или имуществу человека. В таком случае он вправе требовать его возмещения. Потерпевшему при этом достаточно послаться на ст. 1079 ГК.

Но право на благоприятную среду по содержанию шире, чем возможность получить компенсацию. По этим причинам надо признать вполне оправданным рассмотрение права на благоприятную окружающую среду с позиций гражданского законодательства[77] .

Ранее рассмотренные параметры автономии человека формируются как бы изнутри, когда закон называет отдельные сегменты этой автономии: жизнь, здоровье и т.д. Право человека на благоприятную окружающую среду определяет границы человека извне: не допускаются вообще никакие действия, если они нарушают среду обитания хотя бы одного человека и независимо от того, какие параметры существования человека нарушаются.

Право на благоприятную окружающую среду включает в себя возможность дышать тем воздухом, который окружает место его проживания или пребывания, пить неиспорченную воду, питаться и наслаждаться естественными растениями, слушать пение птиц, а не шум моторов и т.д. Если он лишен возможности пользоваться здоровой средой, то даже при отсутствии явно выраженного вреда человек вправе требовать прекращения таких нарушений. Основанием для подобных его претензий является Федеральный закон от 10 января 2002 г. (в ред. от 22 августа 2004 г.) «Об охране окружающей среды», который достаточно широко определяет понятие природной среды. Статья 1 этого Закона вводит, в частности, понятие природный ландшафт («территория, которая не подверглась изменению в результате хозяйственной и иной деятельности и характеризуется сочетанием определенных типов рельефа местности, почв, растительности, сформированных в единых климатических условиях»), которое имеет скорее эстетическое значение. Человек вправе настаивать на прекращении вредных выбросов, если лишен возможности купаться в водоеме из-за его высокой степени загрязненности. Известен случай, когда гр-н А. требовал отменить Правила рыболовства в водоемах Волжско-Камского бассейна, утвержденных приказом Комитета Российской Федерации по рыболовству, мотивируя свой иск в суд тем, что Правила лишают его возможности заниматься рыбной ловлей и активным отдыхом.

Согласно Стокгольмской декларации 1972 г. окружающая среда — это не только условия обитания человека. Она должна обеспечивать ему условия для интеллектуального, нравственного, социального и духовного развития. Декларация провозглашает необходимость охраны природы в интересах не только живущих, но и будущих поколений. Так что окружающая среда — условия не просто обитания, но и развития, в том числе — нравственного[78] .

Право на благоприятную окружающую среду, представляет собой возможность человека пользоваться окружающими его естественными и антропогенными объектами, которые обеспечивают возможность жить, поддерживать сложившееся состояние здоровья и улучшать его, а также всесторонне развиваться.

Поскольку окружающая среда — объект, который находится вне человека и не подвластен ему, то трудно представить себе владение средой даже в условном значении этого слова.

Право пользования средой — это возможность потреблять все ее компоненты, а именно, воду, воздух, ландшафт, полезные животные и растительные объекты и т.п.

Каждый человек чаще всего не в состоянии распоряжаться всеми компонентами среды своего обитания (если понимать ее шире, чем пространство в жилище). Но значительная часть людей вносит свою лепту в ограничение прав на окружающую среду: загрязняет атмосферу, неразумно расходует питьевую воду, засоряет отходами водоемы, поля и леса и т.д.


Глава 3. Права, обеспечивающие социальное бытие физического лица

3.1 Право на личную жизнь

Обеспечение права на существование — основа для личной жизни. Но эта сфера представляет собой и самостоятельное направление жизнедеятельности индивида, а право на нее можно выделить в качестве отдельного личного неимущественного права в составе прав на социальное бытие.

В литературе термины «личная жизнь» и «частная жизнь» используются как взаимозаменяемые[79] . Но более употребителен термин «личная жизнь» в том смысле, что ее ведет отдельный человек. Л.О. Красавчикова справедливо отмечает, что понятие «личная жизнь» — категория социологическая и для ее определения необходимо использовать более широкое понятие, которым в данном случае служит «жизнедеятельность»[80] . Такую трактовку надо признать вполне удачной, поскольку в рассматриваемое юридической наукой понятие нередко вкладывают содержание, охватывающее и жизнь, и деятельность человека.

Принято считать, что отношение общества и отдельных его деятелей к личной жизни - проявления степени их человеколюбия и гуманности. С этой точки зрения политические режимы, претендующие на право вмешиваться в жизнь своих граждан, принято считать негуманными, авторитарными. В наше время к этой группе принято причислять советское общество, особенно на его ранней стадии, когда проповедовался отказ от воспитания детей в семье и поощрялась жизнь в коммунах, где общее хозяйство вели много семей в коммунальных квартирах. Однако ограничение и даже отрицание права на личную жизнь проповедовали и другие общественно-политические течения (например, средневековый католицизм, толстовство) и даже общепризнанные гуманисты. Так, Томас Мор в «Утопии» восхищался устройством общества, которое придумал он сам и при котором «никакого повода для подкупа, ни одного притона, ни одного тайного места для встреч, но пребывание на виду у всех создает необходимость заниматься привычным трудом или же благопристойно отдыхать»[81] . Г. Б. Романовский констатирует, что «данный тезис очень удобен для манипулирования обществом, поэтому он и использовался (и используется) государством независимо от его формальной принадлежности или господствующей идеологии»[82] .

История советского государства в полной мере доказывает, что общество рано или поздно вынуждено признать право своих сограждан наличную жизнь. Если в первые годы советской истории личной жизни (судя по Конституциям 1918 и 1925 годов) как бы не существовало, а идеология государства призывала к ее вытеснению коммунальным житьем, то уже Конституция 1936 г. (ст. 127) провозглашала, что «гражданам СССР гарантируется неприкосновенность личности» (правда, эта декларация не помешала массовым репрессиям в отношении безвинных людей). Эта же декларация дословно повторена в Конституции СССР 1977 г. Однако даже самые правильные декларации не спасли социалистический образ жизни (и способ производства) от полного крушения.

Современное право позволяет разделить личную жизнь и частную, экономическую деятельность человека, о чем свидетельствуют ст.ст. 23 и 34 Конституции. В данной работе вслед за законодателем выделяются два соответствующих личных неимущественных права, хотя надо отдавать себе отчет, что в полной мере их разграничить невозможно. Грань между ними относительна.

Как бы там ни было, личная и общественная жизнь тесно соединены, так как человек связан с другими людьми не только физическими, сознательно направленными действиями. Люди непрерывно взаимодействуют друг с другом информационно, через свои биополя. Не случайно стало поверьем известное утверждение Л.Н. Толстого о том, что счастливые браки рождаются на небесах. Каждый человек взаимодействует с другими людьми даже когда он находится в полном одиночестве. В нормальном положении, когда нет добровольной или принудительной изоляции, он живет личной жизнью не только в периоды одиночества, но и когда взаимодействуете другими людьми. Попытки потеснить личную жизнь человека, принудить его жить только на виду у других, лишить его радости одинокого покоя или интимного общения обречены на провал. Такая же судьба ждет и мир индивидуализма, когда критерием правильности решений публичных учреждений является интерес отдельной личности. Конечная цель личной жизни - общественный интерес, а общественный интерес состоит в полноте личной жизни.

Поскольку право наличную жизнь предполагает возможность человека совершать широкий круг действий, то выявление этого круга - нетривиальная задача. Возможны два подхода к ее решению.

Один из них предлагает М.Н. Малеина. Она пишет: «С моей точки зрения тайну частной (личной) жизни составляют сведения об определённом человеке, не связанные с его профессиональной или общественной деятельностью и дающие оценку характеру, облику, здоровью, материальному состоянию, семейному положению, образу жизни, отдельным фактам биографии, а также его отношениям с родственниками, друзьями, знакомыми и т.п.»[83] .

С противоположной стороны к этому вопросу подходит Л.О. Красавчикова, которая прямо перечисляет «стороны» личной жизни[84] .

Субъектами этих правоотношений являются граждане с момента рождения. Конечно, новорожденные право на частную жизнь реализовать не в состоянии. Ноу малолетних желание иметь личную жизнь (свое общение со сверстниками, свой уголок в комнате, свои игрушки и т.п.) появляется довольно рано и заслуживает всяческого уважения. Позднее появляются серьезные личные интересы, с которыми бережно должны обращаться даже родители: общение со сверстниками, состояние успеваемости, увлечения и т.д.

Границы сферы личной жизни, за которые не вправе переступать другие лица, определяются самим управомоченным в зависимости от того, что он сам считает неприкосновенным и тайным.

Конечно, границы эти порой условны и призрачны. Но зачастую имеется и вполне осязаемая непереходимая черта. Это - жилище человека. Статья 25 Конституции устанавливает: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения».

Неприкосновенность личной жизни включает в себя и личную неприкосновенность. Никто не вправе лишать человека свободы (закрыть в ограниченном пространстве, приковать к неподвижным предметам и т.п.), препятствовать его передвижению в избранном направлении, устраивать досмотр и личный обыск и т.п.

Неприкосновенность личной жизни включает в себя также недопустимость без его прямо выраженного согласия воздействия на волю и сознание человека, с тем чтобы изменить его поведение или сделать выбор, в котором заинтересован тот, кто оказывает такое воздействие.

Широко известными средствами в этой области являются психотропные вещества, гипноз, нейролингвистическое программирование, а также включение в киноленту или видеоролик кадра с рекламой продукта. Кадр для глаза неразличим, но в сознании остается образ рекламируемого изделия, который влияет на решение о его приобретении. Скрытая реклама в настоящее время запрещена.

Если частная жизнь проходит в семье, в крестьянском хозяйстве, в дружеской компании, когда у такой группы мало секретов друг от друга, то вполне можно говорить о частной жизни не только отдельного человека, но и всей группы.

На основании действующего законодательства и предложенных в литературе формулировок возможности, которые предоставляет гражданину право на личную жизнь, можно группировать следующим образом.

Пожалуй, начальной стадией (хотя и не всегда) всякого жизненного процесса человека является выбор решений, касающихся как отдельных практических шагов человека, так и стратегических направлений его жизненного пути. Речь идет о формировании намерения изменить отношение к отдельному человеку, установить новый режим труда и отдыха, повысить свою квалификацию, избрать определенный способ развлечений, установить контакт с людьми и организациями и т.д. Сюда же относится выбор определенного мировоззрения — светского или религиозного, формирование правил поведения по отношению к отдельным людям и обществу в целом.

Выбор действий, имеющих целью поддержание жизни и здоровья человека. Сюда можно отнести широкий круг действий, начиная от потребления пищи и лекарств и кончая занятиями физической культурой и спортом. Между ними — широкий спектр возможностей, включая порядок пользования жилым помещением и коммунальными услугами, поддержание надлежащего санитарно-гигиенического состояния жилища, развлечения в центрах досуга и на лоне природы и т.д.

Широкий выбор действий имеется для пополнения человеком своих знаний и повышения интеллектуального потенциала: самообучение, самостоятельное чтение, обращение к средствам массовой информации, повышение уровня профессионализма на рабочем месте и т.д.

Общение с близкими, просто знакомыми и даже незнакомыми людьми для удовлетворения потребности в психологическом взаимодействии. Такое общение включает обучение и со up клипе детей, уход и материальную поддержку нетрудоспособных родственников.

К этой сфере примыкают также выборы, совершаемые в производственной и иной деятельности человека по изготовлению вещей и продуктов интеллектуальной деятельности.

Конечно, и такая классификация вполне уязвима для критики, поскольку скорее всего не обладает достаточной строгостью и страдает неполнотой.

Право на личную жизнь представляет собой возможность человека (или группы людей) выбирать способы поведения с целью проявления индивидуальных способностей и удовлетворения личных материальных, социальных, нравственных и духовных потребностей.

Личная жизнь - это благо, которым нельзя владеть, как вещью. Человек может лишь находиться в круге соответствующих возможностей.

Право пользования правом на личную жизнь состоит в возможности совершения управомоченным действий, входящих в круг его личной жизни.

Как и в других случаях, распоряжение правом на частную жизнь в прямом смысле слова невозможно. Нечто похожее на распоряжение состоит в том, что человек изменяет границы своей свободы на частную жизнь: отказывается от каких-то сфер поведения по собственной воле, ограничивает общепринятую грань личной автономии и т.д.

3.2 Право на выбор частной деятельности

Право на частную деятельность представляет собой продолжение (или одну из сфер) права на социальное бытие. Эту сферу можно, конечно, и не выделять в виде отдельного личного неимущественного права. Но надо учесть, что в Конституции РФ имеются нормы, которые специально регулируют эту сферу жизни человека, — ст.ст. 29, 34, 37, 44.

Право на осуществление частной деятельности - продолжение права на формирование своего мировоззрения, определение жизненной позиции и в соответствии с этим (либо вопреки этому) — выбор направления частной деятельности.

Такое право возникает у гражданина с рождения, хотя реализовать его он может значительно позднее, когда удается отстоять свою самостоятельность среди взрослых и проявить соответствующие способности, либо по достижению совершеннолетия.

Исходной позицией для осуществления частной деятельности является наличие у человека достаточного информационного багажа. Формирование такого багажа обеспечивает ч. 4 ст. 29 Конституции, которая устанавливает, что «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». Получать и перерабатывать информацию человек начинает с раннего возраста в общении со взрослыми, а затем с воспитателями и педагогами. Конечно, в жизни человека наступает период, когда важным источником сведений для него являются средства массовой информации. Их деятельность регулируется Федеральным законом от 27 июля 2006 г. «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»[85] , Законом РФ от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации», Федеральным законом от 13 января 1995 г. «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации»[86] и другими.

Важный источник пополнения информационных ресурсов человека — пользование достижениями культуры. В них содержатся не только необходимые сведения о фактах, но и их интерпретация средствами и способами, доступными писателям, художникам, скульпторам, ученым, музыкантам и т.д. Такая возможность человека обеспечивается нормой ч. 2 ст. 44 Конституции, которая предусматривает, что «каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям».

Одно из направлений информационной деятельности заключается в создании объектов — произведений науки, литературы и искусства. Возможность такого выбора определена в ч. 1 ст. 44 Конституции, где предусмотрено, что «каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества...». Человек имеет право требовать от других, чтобы они не покушались на промежуточный результат его творчества или на объект и целом, если процесс создания его завершен.

Если результат творческого труда объективирован, гражданин имеет на него абсолютное право, независимо от уровня завершенности и достоинства полученного результата. При обнародовании продукта деятельности он (продукт) приобретает самостоятельную жизнь.

Выбор частной деятельности может быть направлен на ремонт, переделку, переработку или изготовление вещей, а также на деятельность в сфере земледелия, скотоводства, рыбной ловли и т.д.

Творчество и производство вещей объединяются, когда человек изготавливает оригинальные вещи - ковры, гобелены, витражи, украшения, предметы домашней утвари и т.д.

Таким образом, выбор в неимущественной сфере, в рамках автономии человека — отправной фактор в создании продуктов интеллектуальной деятельности и вещей, которые затем становятся объектами их исключительных прав — собственности, авторских, патентных.

Право выбора и творческая деятельность на базе автономии являются основой той связи между личными неимущественными и имущественными правами, которая давно (с 1961 г.) известна гражданскому законодательству. Исключительные неимущественные права на авторство, на имя, неприкосновенность творческого произведения - всего лишь частный случай проявления автономии человека. Эти права признаются за автором потому, что ему принадлежит естественное право на автономию, осуществление любой деятельности по использованию своих физических и интеллектуальных способностей. О.С. Иоффе при характеристике неимущественных прав, связанны) с имущественными[87] говорил, что при объективировании результатов труда соответствующее лицо приобретает и имущественные права на плоды своей деятельности — на тиражирование, использование, продажу, предоставление лицензии и т.п.

Но такие права уже не являются личными в смысле ст. 150 ГК: хотя авторство на произведение неотчуждаемо и непередаваемо, оно не возникает в связи с рождением. С рождением связана автономия автора. Если поведение в рамках автономии осуществляется в направлении создания новых в творческом отношении вещей и информационных продуктов, то на базе автономии у автора появляются новые возможности: обнародовать результат или нет, присваивать авторство на него или нет, обнародовать его под своим именем или под другим и т.д.

Творчески самостоятельное произведение может быть выражено не только в знаках (буквы, ноты, чертежи и т.п.), но и в виде вещей, приобретающих оригинальную форму — ковры, гобелены, столовые принадлежности, мебель, ювелирные изделия и т. п. Если человек фиксирует свое авторство на вещи, которые приобретают статус произведений искусства, то он, наряду с правом собственности, — приобретает гакже права на авторство, на имя, неприкосновенность. Здесь видна связь между личными неимущественными благами (отдельными сегментами автономии человека) и его имущественными правами.

В подавляющем большинстве случаев созданные человеком продукты в порядке осуществления его права на частную деятельность не являются настолько оригинальными, чтобы признавать их объектами творческой деятельности. Потому их создатели и не приобретают прав, связанных с авторством. Они признаются лишь собственниками. Но в основе их права собственности также лежит личное неимущественное благо - право выбора частной деятельности. Именно благодаря исключительности прав на неимущественные блага (под которыми имеются в виду отдельные сегменты его автономии) гражданин приобретает также исключительное право (собственности) на созданные в рамках автономии вещи. Таким образом, взаимосвязь между неимущественными благами и правом собственности очевидна: право собственности — результат свободного и независимого использования гражданином индивидуальных способностей. Поэтому нельзя согласиться с утверждением, что неимущественные права «никоим образом не связаны с имущественными правами»[88] . Да и согласно общепринятой в науке и законодательстве позицией, личные неимущественные права не связаны с имущественными.

Выбор человека может состоять в том, чтобы организовать совместную деятельность с другими людьми. Право в этой области является продолжением возможностей в рамках личной жизни, только в данном случае она по преимуществу ориентирована на производство информационных и вещественных объектов, т.е. экономической деятельности. Само такое производство переходит в пределахимущественной сферы. Но право выбора — возможность, которая существует в сфере неимущественных благ. Она включает в себя выбор неоформленной кооперации с членами семьи и другими лицами, заключение договора о совместной деятельности (простое товарищество), создание частной организации в виде одной из организационно-правовых форм, известных гражданскому законодательству, а также включение в качестве наемного работника в другие частные и публичные организации. Возможность для человека делать такие выборы вытекает из ст.ст. 34, 37, 43 Конституции, а также норм отраслевого законодательства, в частности, гражданского и трудового.

Следует заметить, что Т.В. Дробышевская выбор сфер экономической деятельности включает в состав личных неимущественных благ[89] . И с этим нельзя не согласиться.

Продолжением возможностей выборов, которые делаются в сфере частной жизни, является также выбор в социальной сфере, например, когда человек принимает решение соблюдать религиозные обряды индивидуально или совместно с другими людьми в составе того или иного религиозного объединения (ст. 28 Конституции). Если иметь в виду социальную сферу в широком смысле этого слова, то «каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов» (ст. 30 Конституции). Эта норма конкретизируется в Федеральном законе от 19 апреля 1995 г. «Об общественных объединениях»[90] .

Выбор, который человек имеет возможность делать в творческом взаимодействии, экономической деятельности, общественных связях относится к области неимущественных благ. Будучи реализованным, выбор переходит в информационную или вещественную область деятельности либо на уровень общественных отношений.

Сделанный выбор проявляется в реальном поведении управомоченного. Во многих случаях установлена процедура его фиксации. Если гражданин намеревается осуществлять производственную деятельность в форме простого товарищества, то выбор должен быть оформлен договором о совместной деятельности. Выбор организации, в рамках которой предполагается та или иная деятельность, фиксируется подачей заявления в орган, осуществляющий регистрацию юридических лиц.

Право на выбор в сфере частной деятельности — возможность субъекта осуществлять свою деятельность по производству информационных (в том числе интеллектуальных) и вещественных продуктов индивидуально, совместно с другими лицами либо в составе организации.

Владение этим правом, как вещью, трудно себе представить. Оно выражается в сохранении человеком этой возможности за собой.

Право на выбор частной деятельности используется путем совершения юридических и фактических действий с целью получения морального удовлетворения либо материальной выгоды, что вытекает уже из названия того или иного выбора.

Распорядиться правом на выбор путем отчуждения невозможно. Отказ от выбора не изменяет и не прекращает соответствующее право. Равно как и сделанный выбор не накладывает на гражданина никаких ограничений: он может сделать иной выбор в той же сфере. Но ограничение может быть установлено в случаях и в порядке, предусмотренном законом. Так, в соответствии с п. «б» ст. 44 УК РФ в качестве меры уголовного наказания может быть предусмотрено запрещение занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

3.3 Право на выбор места жительства

Один из выборов, который приходится делать гражданину при осуществлении права на частную жизнь и частную деятельность, это место пребывания и жительства, а также способ передвижения по территории страны и за ее пределами.

В истории России этот вопрос занимал важное место, так как органы власти стремились установить контроль над передвижением граждан по стране и за ее рубежами[91] .

Гражданское право рассматривает вопросы, касающиеся места жительства граждан. ГК РСФСР 1922 г., Основы гражданского законодательства 1961 г., ГК РСФСР 1964 г., Основы гражданского законодательства 1991 г. включали право избирать место жительства в качестве одного из элементов в содержание правоспособности граждан. Эта позиция выражена и в ст. 18 действующего ГК РФ.

Конечно, отношения по поводу места жительства регулируются конституционным правом, поскольку государство признает или не признает свободу своих граждан в этой части, устанавливает те или иные ограничения в да ином праве, принимает меры к его обеспечению путем выдачи соответствующих документов и т.д. Но выбор способа передвижения по территории страны, места пребывания и жительства — это и предмет регулирования нормами гражданского права[92] . Такой вывод почти очевиден в настоящее время, когда в России участились факты захвата заложников, ограничения свободы граждан с целью привлечения и к подневольному труду и т.д. Следует также принять во внимание, что ст. 150 ГК свободное передвижение, выбор места пребывания и места жительства относит к числу личных неимущественных прав. Поэтому, когда ч. 1 ст. 27 Конституции устанавливает, что «каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства», она тем самым определяет структуру и гражданских правоотношений: каждый вправе требовать снятия ограничений не только от государства, но и иных субъектов: граждан, юридических лиц, государственных органон и должностных лиц.

Рассматриваемые отношения регулируются нормами не только внутреннего законодательства, но и международного права. Так, ст. 13 Всеобщей декларации прав человека провозглашает: «1. Каждый человек имеет право свободно передвигаться и выбирать себе место жительства в пределах каждого государства.

2. Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну». Статья 12 Международного Пакта о гражданских и политических правах предусматривает: «1. Каждому, кто законно находится на территории какого-либо государства, принадлежит в пределах этой территории право на свободное передвижение и свободу выбора местожительства.

2. Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную».

Содержание рассматриваемого права довольно прозрачно — каждый имеет возможность свободно перемещаться по территории России и останавливаться в любом месте для временного пребывания и постоянного проживания. Оно подчиняется общему ограничению, установленному в ч. 3 ст. 17 Конституции: нельзя останавливаться и тем более селиться на занятом месте, на принадлежащем другим лицам земельном участке, в чужом жилом помещении и т.д.

Ряд иных ограничений права на передвижение и проживание прямо сформулированы в нормативных актах. Так, п. 3 ст. 1 Протокола № 4 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод устанавливает, что никакие ограничения рассматриваемого права недопустимы, «кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, или поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, зашиты-здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц. Этому правилу аналогична ст. 55 Конституции РФ.

Согласно российскому законодательству правоохранительные и иные органы имеют немало возможностей по ограничению свободы передвижения граждан. Так, в соответствии со ст. II Закона РФ от 18 апреля 1991 г. «О милиции»[93] милиция имеет право задерживать на срок до трех часов лиц, незаконно проникнувших либо пытавшихся проникнуть на охраняемые милицией территории и объекты, задерживать и содержать под стражей в соответствии с уголовно-процессуальным законом лиц, подозреваемых в совершении преступления, а также лиц, в отношении которых мерой пресечения избрано заключение под стражу, задерживать и содержать в милиции на основаниях и в порядке, предусмотренных законодательством, лиц, уклоняющихся от исполнения уголовного наказания и административного ареста, для последующей передачи их соответствующим органам и учреждениям; задерживать и доставлять в специальные учреждения лиц, уклоняющихся от прохождения назначенных им в установлен ном законом порядке принудительных мер медицинского и воспитательного характера; задерживать и доставлять в приемники-распределители, центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей, а также центры социальной реабилитации лиц в случаях и порядке, предусмотренных законом; доставлять в медицинские учреждения либо в дежурные части органов внутренних дел, содержать в них дс вытрезвления лиц, находящихся в общественных местах в состояние опьянения, задерживать военнослужащих, подозреваемых в совершении преступления, и других лиц.

Владение правом на выбор места жительства, как вещами, вря/ ли возможно.

Право пользования рассматриваемым правом на свободу состоитв том, что лицо имеет возможность по своему усмотрению выбирать любое место жительства и способ перемещения из одного места другому.

Вряд ли возможно распоряжение данным правом: полный или частичный отказ от него недействителен, а неосуществление не ведет его изменению либо прекращению (ст. 9 ГК).

Защита права на свободу передвижения и проживания осуществляется прежде всего публично-правовыми способами, предусмотренными ст. ст. 126-128, 206, 301 УК. Наряду с этим применимы и гражданско-правовые способы, рассмотренные выше.

3.4 Право на внешний облик и имя

Частная жизнь и деятельность человека предполагают его общение — личное и деловое. Перед другими субъектами человек предстает своим внешним видом. Внешний облик — единство довольно большого числа признаков, которые составляют образ человека. Образ включает в себя естественные свойства, полученные от рождения и приобретенные в ходе индивидуального развития — рост, тип лица, цвет кожи, признаки волос, осанка, походка и т.д. Человек и сам активно формирует свой образ, выбирая одежду, прическу, походку, манеру говорить и т.д.

Создание и использование внешнего облика — одна из составных частей социального бытия (есть немало людей, которые посвящают его формированию основную часть своей жизни). Это право можно рассматривать в составе описанных выше прав. Но в правовых актах право на облик иногда выделяется отдельно.

Право на внешний вид (или индивидуальный облик) иногда рассматривается в литературе в качестве самостоятельного неимущественного права[94] .

Голос— составная часть внешнего индивидуального облика. Голос — это не только колебания звуковых волн. Он отражает многие свойства человека — состояние здоровья, психическое состояние, характер, отношение к людям и т.д. Иначе говоря, без голоса человека его образ не полон.

Образ человека — составная часть персональных данных, а потому фиксирование его тем или иным способом (фото, видеосъемка, рисование, скульптурная лепка) без согласия гражданина недопустимо. Он не только дает согласие на фиксацию (сканирование) его образа, но нередко сознательно использует свой образ либо предоставляет другим лицам право на его использование для получения выгоды, например, в предпринимательской, политической, сценической деятельности.

При определенных обстоятельствах фиксирование облика возможно и без согласия человека. Например, п. 15 ст. 11 Закона «О милиции» разрешает сотрудникам милиции производить дактилоскопирование, фотографирование, кино- и видеосъемку лиц, заключенных под стражу, задержанных по подозрению в совершенных преступлениях, подвергнутых административному аресту. Закон РФ от 11 марта 1992 г. «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»[95] предусматривает при осуществлении частной сыскной деятельности возможность использования аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки вне служебных и иных помещений (ст.5).

Внешний облик человека, будучи сканированным и зафиксированным, становится самостоятельным объектом права. Это уже не внешний вид, а информационный объект, на который у изображенного лица имеется самостоятельное право. Право на использование и распоряжение изображением облика, получившим самостоятельное существование, не включается в право на облик. Изображение — информационный объект, а потому оно приобретает отдельный правовой режим, как и все другие объекты подобного рода. Так, ст. 514 ГК РСФСР (она до настоящего времени действует) устанавливает: «Опубликование, воспроизведение и распространение произведения изобразительного искусства, в котором изображено другое лицо, допускается лишь с согласия изображенного, а после его смерти — с согласия его детей и пережившего супруга». В период принятия ГК РСФСР эта норма не могла быть иной. Но и она свидетельствует, что в советском гражданском праве не предусматривалась охрана внешнего облика. В ней речь идет об использовании произведения искусства, в котором изображено другое лицо. По этой причине вряд ли можно согласиться с М.Н. Малеиной, которая полагает, что ст. 514 ГК РСФСР говорит об охране внешнего облика[96] .

Право на внешний облик — возможность человека сохранить естественно приобретенные свойства своего внешнего вида либо изменять их или придать им новые свойства.

Это право человека может подвергаться некоторым ограничениям, так как облик человека — не только его личное дело. Государство нередко устанавливает, что сотрудники некоторых учреждений выполняют свои обязанности, имея определенный внешний вид — форму одежды, прическу и т.д. Нередко государство устанавливает форму одежды сотрудников ведомств и государственных служащих. Согласно п. 2 ст. 21 Закона РФ от 26 июня 1992 г.«О статусе судей в Российской Федерации» при осуществлении правосудия судьи облачаются в мантию. В соответствии с п. 4 ст. 82 Уголовно-исполнительного кодекса лица, лишенные свободы по приговору суда и отбывающие наказание, носят одежду единого образца. Федеральный закон от 20 ноября 1995 г. «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»[97] устанавливает (ст. 11), что в целях безопасности защищаемого лица ему может быть изменена внешность.

Частные организации также предусматривают правила, касающиеся внешнего вида сотрудников во время работы с клиентурой, рассматривая их форму одежды, прическу и т.д. как часть фирменного стиля.

Право владения обликом напоминает право владения вещью. Если принять во внимание, что субъект в личных неимущественных правоотношениях — часть сознания, которая управляет отдельными свойствами и органами человека, то облик относится как раз к управляемым компонентам. В связи с этим у человека есть возможность делать выбор того или иного облика, что является его неимущественным благом. Гражданин имеет широкие возможности пользоваться своим правом на выбор облика: предпочесть отдельные его свойства или сочетание свойств. Когда такой выбор сделан и облик сформирован (либо сложился естественным образом), тогда появляется возможность пользоваться обликом.

Возможности человека в сфере формирования своего облика (именно это его правомочие является личным неимущественным) необходимо отличать от права лица пользоваться обликом при взаимодействии с другими лицами. В этом взаимодействии пользование обликом может приобрести имущественный характер.

Как уже говорилось, будучи сформированным, облик становится информационным объектом. Каждый пользуется своим обликом повседневно, появляясь перед другими людьми в том или ином виде, в том или ином состоянии. Некоторые предпринимают специальные усилия, чтобы произвести нужное впечатление на других людей: представляются никчемными и неграмотными либо, наоборот, сильными и осведомленными.

Внешний облик, в том числе и голос, профессионально используют артисты, дикторы, культуристы, фотомодели и другие чаще всего с целью получения дохода.

Распоряжение правом на облик трудно себе представить. Но это возможно, если, к примеру, гражданин при формировании облика реализовал такие решения, Которые не дают возможности вернуться к одному из прежних его состояний. Допустим, он вследствие неумелого применения красителя для волос стал лысым и уже не сможет пользоваться естественными волосами для формирования той или иной прически.

Когда человек взаимодействует с другими лицами, его внешний облик ( в том числе походка, голос, одежда) дает возможность индивидуализировать его, отличить от других людей[98] . Однако при упоминании между общающимися третьего лица таких средств его идентификации недостаточно. Для этого необходим компактный знак, принадлежащий отдельному человеку. Таким знаком является его имя. Имя - условное обозначение человека.

Этнография свидетельствует, что способы конструирования имени человека у народов мира весьма многообразны. Согласно российской традиции имя включает в себя фамилию, собственное имя и отчество. А например, согласно Закону об имени, принятому в Исландии, никто не вправе брать фамилию.

Право на имя имеет два значения.

Во-первых, оно включает в себя право человека получить имя после рождения и быть зарегистрированным под этим именем в установленном порядке. Это право признает ст. 7 Конвенции о правах ребенка 1989 г., которая предусматривает: «I. Ребенок регистрируется сразу же после рождения и с момента рождения имеет право на имя и на приобретение гражданства... 2. Государства-участники обеспечивают осуществление этих прав в соответствии с их национальным законодательством...». В российском законодательстве право на имя признается в ст. 150 ГК, которая называет это право среди естественных прав человека, возникающих в силу факта рождения человека.

М. Н. Малеина полагает, «что субъективное право на имя возникает лишь с момента присвоения имени»[99] . Такая точка зрения не соответствует Конвенции о правах ребенка и ст. 150 ГК РФ.

Во-вторых, иной смысл этому термину придает ст, 19 ГК, которая предусматривает, что гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, то есть именем, которое получено во время регистрации в органах загс.

Согласно ст. 58 Семейного кодекса имя ребенку дается по соглашению родителей, отчество присваивается по имени отца, если иное не предусмотрено законами субъектов РФ или не основано на национальном обычае. Фамилия ребенка определяется фамилией родителей. При разных фамилиях родителей ребенку присваивается фамилия отца или матери по соглашению родителей, если иное не предусмотрено законами субъектов РФ. Споры по этому поводу между родителями разрешаются органом опеки и попечительства.

Имя — единственный способ обозначения человека. Его подпись составная часть его облика, как и манера говорить, походка, выправка. В подписи отражаются психологические особенности личности. В ряде случаев подпись заменяется оттиском рисунка на пальцах рук. По этой причине подпись не может рассматриваться в качестве элемента имени, как полагает М. Н. Малеина. Тем более не может служить элементом имени электронно-цифровая подпись[100] , которая представляет собой способ программно-математического кодирования текста, который доступен лишь ограниченному кругу лиц, участвующих в общении с помощью средств электросвязи.

Сущность права на имя состоит в том, что человек имеет возможность получить имя и в дальнейшем выбирать способы пользования и распоряжения им.

Правомочие пользования именем представляет собой возможность человека в общении с другими лицами называть себя своим именем. Если общающиеся субъекты имеют в виду некоторое третье лицо, та они идентифицируют его также с помощью присвоенного ему имени. Из текста ст. 19 ГК возникает интересный вопрос. Пункт 4 ее предусматривает, что приобретение прав и обязанностей под именем другого лица не допускается. Не допускается приобретение прав и обязанностей под вымышленным именем, поскольку это может быть сделано только в случаях, предусмотренных законом (п. 1 ст. 19). Отсюда можно было бы сделать вывод, что гражданин может выступать в отношениях, не связанных с приобретением прав и обязанностей, и под чужим именем. Например, под чужим именем он может изменять либо прекращать права и обязанности. Однако такая трактовка п. 4 ст. 19 ГК недопустима: гражданин не вправе совершать под чужим именем любые юридические действия. Данную норму следовало бы после слова «приобретение» дополнить словами «изменение и прекращение».

В качестве пользования именем можно рассматривать выступление в гражданских правоотношениях анонимно или под вымышленным именем. Без указания имени можно выпустить в свет произведение науки, литературы и искусства (п. 1 ст. 15 Закона «Об авторском праве и смежных правах»). В соответствии с Патентным законом (ст. 25) автор (авторы) вправе отказаться быть упомянутым в качестве такового при публикации в официальном бюллетене сведений о выдаче патента.

.Закон не предусматривает ограничений при выборе псевдонима, за исключением установленного в ч. 3 ст. 17 Конституции: осуществление этого права не должно нарушать прав и свобод других лиц. Поэтому выбор в качестве псевдонима имени либо псевдонима другого лица, осуществляющего деятельность в той же сфере, в которой собирается работать выбирающий псевдоним, может быть оспорен.

Поскольку приобретение прав и обязанностей под чужим именем не допускается, то и сделки об уступке права пользования именем другому лицу также недопустимы. Однако такого прямого запрета в отношении псевдонима не существует. В практике возможны договоры об уступке права использования псевдонима.

Вместе с тем, в законодательстве нет запрета использовать имя определенного лица в качестве наименования товара, учреждения, поселения и т.д., конечно, с его разрешения.

Личные неимущественные права автора, хотя и неимущественные, но не все они подпадают под перечень, содержащийся в ст. 150 ГК. Право на конкретный псевдоним принадлежит автору не со времени рождения, а приобретается позднее и никак не регистрируется. Автор может иметь несколько псевдонимов. Он вправе уступить право на использование псевдонима другому лицу. Вполне возможно принять в качестве псевдонима обозначение, которое уже использует другое лицо. Запрета на сей счет нет. Вот если бы автор в договоре с кем-либо отказался от использования псевдонима при публикации своих произведений либо уступил другому лицу возможность выбора псевдонима для собственного (автора) использования, тогда это противоречило бы прямому постановлению ст. 150 ГК.

Выбранный псевдоним — информационный объект. Право на него возникает не в момент рождения и связано не с рождением автора, а с его произвольным выбором. Потому вполне допустима уступка права пользования псевдонимом как информационным объектом.

Распоряжение правом на имя в том смысле, что человек полностью или частично отказывается от принадлежащей ему возможности выбирать себе имя либо пользоваться принадлежащим ему именем невозможно.

Нарушения права на имя могут быть весьма многообразны — искажения, использование в корыстных целях и др. Поскольку имя — информационный объект, то нарушения права на имя также имеют информационную природу.

3.5 Право на достоинство

Одно из свойств (параметров) психического состояния человека - чувство собственного достоинства. В юридической литературе под достоинством человека чаще всего подразумевают, что это качество имеет только положительное значение, иначе говоря, оценивается co знаком «плюс». Фактически люди нередко дают заниженные оценки своим достоинствам, чувствуют себя неуверенно в окружающем мире, находятся в состоянии тревоги из-за непрерывного ожидания опасности для себя и близких членов семьи. Социологические исследования показывают, что примерно 60-70 % людей постоянно испытывают ощущение тревожности.

С точки зрения социального окружения нормальным является состояние, когда человек адекватно оценивает свой статус и испытывает умеренное чувство собственного достоинства Неумеренное представление о своих достоинствах принято называть себялюбием и гордыней, а это ведет к негативной оценку данного субъекта со стороны его окружения, если завышена самооценка становится известной. И наоборот, люди, которые занимаются самоуничижением, демонстрируют отсутствие гордости, страдают комплексом неполноценности, вызывают сочувствие со стороны сообщества.

В каждом из этих состояний человек с повышенным, нормальным либо ущербным чувством собственного достоинства чаще всего испытывает комфорт, для чего, собственно, и формирует именно та уровень собственного достоинства. Хотя возможно и ощущение дискомфорта. Один из персонажей романа А.Н. Толстого «Хождение по мукам» замечает: «Потерял в себе большого человека, а маленьким быть не хочу».

Важным фактором формирования собственного достоинства является поведение других по отношению к нему, в частности, оценки, которые он получает со стороны окружения. Общественные оценки составляют честь человека. По этой причине честь и достоинство — понятия, которые в литературе и законодательстве используются в паре. Начало этому было положено в ст. 7 Основ гражданского законодательства 1961 г[101] .

Названные понятия не только не тождественны, но между ними нет такого неразрывного единства, как это иногда утверждается в литературе[102] . Честь и достоинство нередко исследуются как единое плаго даже современными авторами[103] , хотя появились публикации, в которых достоинство анализируется как самостоятельное нематериальное благо[104] . К Достоинство — плод внутренней мыслительной деятельности человека. Его уровень зависит от опенок окружения лишь в небольшой степени. Человек может демонстрировать гипертрофированное достоинство при отсутствии даже зачаточных представлений о порядочности.

Субъективное право на достоинство состоит в том, что человеку предоставлена исключительная возможность формировать представление о самом себе и свою самооценку. Эта возможность индивида включает в себя и разрешение другим лицам участвовать в таком процессе, воспринимать их оценки либо иные действия, в которых отражается их оценка того, что представляет собой данное лицо. Никто не вправе совершать действия, которые умаляют человеческое достоинство других.

В статье 152 ГК установлена ответственность за нарушение права на достоинство (как и чести), если оно ущемлено распространением сведений, не соответствующих действительности. Практика твердо стоит на точке зрения, согласно которой сообщение ложных сведений самой жертве, потерпевшему не влечет применения мер ответственности к нарушителю. Не наступает также ответственность, если по отношению к потерпевшему совершаются действия на грани хулиганства, когда нарушитель в отсутствие свидетелей унижает достоинство своей жертвы, но к уголовной либо административной ответственности его привлечь нет оснований. Согласно ст. 150 ГК, он не может быть привлечен и к гражданско-правовой ответственности, поскольку не распространял ложные и порочащие сведения.

В ГК следовало бы отделить норму о защите достоинства от нормы о защите чести. Честь может быть задета лишь распространением ложных и порочащих сведений, что ведет к снижению оценки личности потерпевшего в глазах окружающих. Достоинство — уровень самооценки. К снижению самооценки индивида могут привести ложные сведения, распространенные в обществе, но и иные действия, адресованные непосредственно потерпевшему.

Нередко унижение человеческого достоинства оценивается как общественно опасное деяние (ст. ст. 110, 129, 130 УК РФ).

Владение чувством собственного достоинства состоит в том, что оно принадлежит человеку.

Пользоваться достоинством можно по-разному. Присущее человеку достоинство задает стиль его отношений с другими людьми. Тем самым другие участники общения могут быть склонены к определенным действиям, в которых заинтересован данный субъект. Некоторые операции мошенников основаны на демонстрации своего достоинства, с тем чтобы войти в доверие к своим жертвам.

Своеобразное распоряжение достоинством состоит в том, что человек совершает поступки, которые роняют его достоинство в собственных глазах. Либо он начинает другой образ жизни: перестает пьянствовать, отказывается добывать средства на жизнь путем собирания пустых бутылок и других отходов, начинает проявлять заботу по отношению к членам своей семьи и т.д. Преодоление слабостей характера повышает значимость гражданина в собственных глазах. Чувство собственного достоинства может быть изменено путем повышения или снижения собственных самооценок гражданина.

Честь — оценка, которую человек получает в процессе общения и совместной деятельности с другими субъектами права. Она зависит, прежде всего, от тех действий, которые совершает каждый данный человек. В соответствии с этим его честь может иметь положительное или отрицательное значение. Но она определяется также нравственными установками того окружения, в котором живет человек: в преступном сообществе высокую оценку могут получить наиболее дерзкие антисоциальные поступки, которые среди остальных членов общества вызывают категорическое осуждение.

В литературе принято различать понятия «честь» и «достоинство»[105] , когда формулируются их определения. С другой стороны, эти понятия, в сущности, сливаются воедино, когда анализируются проблемы, связанные с их защитой. Такой подход берет свое начало со времени принятия Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (1961 г.), когда в ст. 7 был введен как бы единый объект правовой защиты - честь и достоинство. Такой подход, естественно, получил продолжение в гражданских кодексах союзных республик. И современный ГК РФ идет по этому пути: ст. 152 предусматривает защиту чести и достоинства как единого объекта.

Подобное слияние в сущности разных понятий вряд ли можно признать оправданным. Конечно, они тесно связаны между собой. Защиту каждого из этих неимущественных благ трудно различить в тех случаях, когда представления отдельного человека о достойных поступках и представления сообщества о чести совпадают. При таких обстоятельствах нарушение чести человека является одновременно и умалением его достоинства. Так, Пленум Верховного Суда РФ в одном из своих разъяснений указывает: «Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем чтобы они не стали известными третьим лицам»[106] .

Перечисленные нарушения можно рассматривать как нарушающие честь гражданина и его деловую репутацию. Но сам гражданин может считать, что поступок, идущий вразрез с принятой моралью, — акт гражданского мужества, которым следует гордиться, а потому его самооценка своих качеств возрастает. То же можно сказать о разных оценках поведения в рамках трудовых отношений: администрация и работник (а также его сослуживцы) при аттестации друг друга могут руководствоваться диаметрально противоположными критериями.

Достоинство может быть затронуто сообщением порочащих сведений самому потерпевшему (а потому нет оснований для предъявления иска о распространении сведений всем другим лицам). В упомянутом постановлении Пленума Верховного Суда РФ порочащими предлагается считать «сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики и обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинстве гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридическог лица»[107] .

Если диффамация носит правдивый характер, то нет оснований говорить о том, что пострадала честь человека, о котором распространены такие сведения. Он сам источник порочащих сведений и достоинство его не может быть унижено, он сам совершил действия, недостойные порядочного человека.

Если гражданин ведет активную общественную и коммерческую деятельность, то оценка его поведения сообществом выражается в деловой репутации, представляющей собой продолжение его личной чести.

В некоторых случаях закон придает уровню чести и деловой репутации, иначе говоря, нравственным качествам человека, юридическое значение. Так, Федеральный закон «О Прокуратуре Российской Федерации» среди требований, предъявляемых к лицам, назначаемым на должности прокуроров и следователей, условий и порядка приема на службу в органы и учреждения прокуратуры, называет и их моральные качества (ст. 41.1). А в присяге прокурора (следователя) содержится обещание быть образцом моральной чистоты (ст. 40.4). Согласно ст. 3 Закона «О статусе судей в Российской Федерации» «судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи...». Согласно п. 2 ст. 35 ГК не могут быть назначены опекунами и попечителями граждане, лишенные родительских прав.

Право на честь и деловую репутацию гражданина состоит в том, что только он своими действиями может формировать у общества представления о себе, своих достоинствах и недостатках. Никто не вправе вмешиваться в этот процесс. Если человек совершает поступки, которые роняют его честь в глазах окружающих, он не вправе предъявлять кому-либо претензии, даже если сведения о таком поведении (например, административном проступке либо преступлении) распространяются повсеместно. Если же распространяются порочащие сведения, которые оказываются ложными, то это неправомерное вмешательство в процесс формирования чести и деловой репутации человека.

Право владения честью и деловой репутацией как вещью невозможно: они представляют собой оценки, которые сложились в сознании других членов общества.

Пользование честью и деловой репутацией состоит в том, что гражданин в общении с другими субъектами поддерживает тот стиль отношений, который ему представляется выгодным для него. Деловая репутация является в ряде случаев средством обеспечения кредитной надежности человека, своеобразной гарантией его аккуратности при исполнении всякого рода гражданско-правовых обязательств.

Своеобразие распоряжения честью и деловой репутацией состоит в том, что гражданин остерегается совершать порочащие его поступки либо, наоборот, выполняет всевозможные двусмысленные и даже прямо порочащие его операции, не думая о своей чести.

Способы защиты чести и достоинства привлекают широкое внимание исследователей и в настоящее время достаточно обстоятельно описаны в юридической литературе[108] .


Заключение

Таким образом, нельзя говорить о том, что ученый мир не знает исследований, посвященных вопросам правового регулирования личных неимущественных отношений, вместе с тем большинство из них проводилось до принятия Гражданского кодекса РФ, а большинство из тех, которые проведены во второй половине 90-х годов XX века, посвящены проблемам осуществления и защиты отдельных видов личных неимущественных прав. Такое положение приводит к тому, что по-прежнему в этой сфере не разрешенным остается целый ряд вопросов, начиная с выявления объективных характеристик нематериальных благ, влияющих на осуществление и защиту личных неимущественных не связанных с имуществом прав, и заканчивая определением размера компенсации морального вреда.

Личные неимущественные права - субъективные личные права лица (физического или юридического), объектом которых выступает нематериальное благо. Личные неимущественные права отличны от иных прав их нематериальным характером, направленностью на развитие индивидуума, спецификой оснований возникновения и прекращения. Предметом регулирования и охраны личного неимущественного права выступает особый объект - нематериальное благо.

1. Личные неимущественные и имущественные права рассматриваются как равноценные в предмете гражданско-правового регулирования. Вместе с тем следует отметить, что гражданское законодательство в первую очередь говорит о регулировании имущественных отношений. Предлагается внести соответствующие изменения в ГК РФ, формально закрепляющий приоритет личными неимущественных прав перед имущественными. П. 1 ст.2 ГК РФ следует изложить в следующей редакции «Гражданское законодательство регулирует личные неимущественные отношения, определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников».

2. В составе гражданского права необходимо выделить подотрасль, которая (наряду с правом собственности, обязательственным правом и другими) специально признана регулировать личные неимущественные отношения. Причем, он утверждает, что для обеспечения их единства необходимо выделить общие положения, которые относились бы ко всем нормам, составляющим данную подотрасль. Необходимо включить нормы о личных неимущественных правоотношениях в ГК сразу после раздела I «Основные положения», т.е. до раздела о праве собственности.

3. Статья 12 ГК не называет признание факта как один из способов защиты. Это понятие известно гражданско-процессуальному законодательству (ст. ст. 264-267 ГПК РФ). Предлагается внести в эту статью дополнение, включив после слов «признание права» слова «признание факта».

4. В положениях ГК РФ необходимо сформулировать (либо содержательно воспроизвести предписания соответствующих статей Уголовного закона) и уточнить понятия необходимой обороны и крайней необходимости (ст. 1066-1067 ГК РФ), задержания преступника, определив последнее как правомерное действие, которое нельзя отождествлять с необходимой обороной и крайней необходимостью. Заимствование гражданским правом понятий из уголовного права представляется рациональным и полезным по соображениям унификации законодательства.

5. Необходимо в гражданском кодексе предусмотреть возможность решить вопрос о возмещении причиненного жизни и здоровью вреда во внесудебном порядке. Целесообразно предусмотреть статью ГК РФ в содержании которой включить следующие пункты:

«1. Соглашение о добровольном возмещении вреда, причиненного жизни гражданина, должно заключаться в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (их представителями). Нарушение формы соглашения должно влечь его ничтожность.

2. Соглашение о добровольном возмещении вреда должно быть подписано в присутствии не менее чем двух свидетелей, о чем должна быть сделана отметка с указанием их фамилии, имени, отчества, адреса места жительства. Соглашение должно содержать личные подписи свидетелей.

3. Нарушение требований, касающихся присутствия свидетелей, должно влечь признание соглашения оспоримой сделкой.

4. Способность потерпевшего, подписывающего соглашение, понимать значение своих действий или руководить ими должна быть прямо отражена в содержании такого соглашения.

5. По требованию об уплате возмещения, предусмотренного соглашением с причинителем, потерпевший не обязан доказывать его размер.

6. Заключение соглашения должно исключать право потерпевшего (его представителя) требовать в последующем возмещение вреда в части, превышающей размер возмещения, предусмотренный заключенным соглашением сторон.

7. Право на получение возмещения, вытекающее из соглашения о добровольном возмещении вреда, является личным имущественным правом потерпевшего и не может быть продано и иным образом уступлено им третьим лицам.

8. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения причинителем своих обязанностей, вытекающих из соглашения о добровольном возмещении вреда, взыскание с причинителя задолженности производится в бесспорном порядке на основании исполнительной надписи нотариуса».


Библиографический список

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. –1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 13.05.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 г., по состоянию на 24.04.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г., по состоянию на 29.04.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 22.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 г., по состоянию на 22.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

7. Семейный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 223-ФЗ, принят 29.12.1995 года, 30.06.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 16.

8. Об охране здоровья граждан [Текст]: [Основы законодательства Российской Федерации утв. ВС РФ № 5487-1, от 22.07.1993 г., по состоянию на 18.10.2007] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 33. – Ст. 1318.

9. Об информации, информационных технологиях и о защите информации [Текст]: [Федеральный закон № 149-ФЗ, от 27.07.2006 г.] // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 31 (1 ч.). – Ст. 3448.

10. Об охране окружающей среды [Текст]: [Федеральный закон № 7-ФЗ, от 10.01.2002 г., по состоянию на 23.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 2. – Ст. 133.

11. Об иммунопрофилактике инфекционных болезней [Текст]: [Федеральный закон № 157-ФЗ, от 17.09.1998 г., по состоянию на 01.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 38. – Ст. 4736.

12. Об общественных объединениях [Текст]: [Федеральный закон № 82-ФЗ, от 19.05.1995 г., по состоянию на 02.02.2006] // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 21. – Ст. 1930.

13. О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов [Текст]: [Федеральный закон № 45-ФЗ, от 20.04.1995 г., по состоянию на 22.08.2004] // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 17. – Ст. 1455.

14. О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации [Текст]: [Федеральный закон № 7-ФЗ, от 13.01.1995 г., по состоянию на 16.10.2006] // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 3. – Ст. 170.

15. О праве граждан российской федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации [Текст]: [Закон РФ № 5242-1, от 25.06.1993 г., по состоянию на 18.07.2006] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 32. – Ст. 1227.

16. Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан [Текст]: [Закон РФ № 4866-1, от 27.04.1993 г., по состоянию на 14.12.1995] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 19. – Ст. 685.

17. О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании [Текст]: [Закон РФ № 3185-1, от 02.07.1992 г., по состоянию на 22.08.2004] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 33. – Ст. 1913.

18. О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации [Текст]: [Закон РФ № 2487-1, от 11.03.1992 г., по состоянию на 24.07.2007] // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. – 1992. – № 17. – Ст. 888.

19. О средствах массовой информации [Текст]: [Закон РФ № 2124-1, от 27.12.1991 г., по состоянию на 24.07.2007] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 7. – Ст. 300.

20. О милиции [Текст]: [Закон РФ № 1026-1, от 18.04.1991 г., по состоянию на 02.10.2007] // Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. – № 16. – Ст. 503.

21. О медицинском страховании граждан в Российской Федерации [Текст]: [Закон РФ № 1499-1, от 28.06.1991 г., по состоянию на 29.12.2006] // Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. – № 27. – Ст. 920.

Научная и учебная литература

22. Агарков М.М. Основные проблемы правосубъектности граждан в советском гражданском и семейном праве: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. [Текст] – М., 1974. – 38 с.

23. Акопов В.И. Этические, правовые и медицинские проблемы эвтаназии [Текст] // Медицинская этика и право. – 2000. – № 1. – С. 52.

24. Александров Н.Г. Право и законность в период развернутого строительства коммунизма. [Текст] – М., Государственное издательство юридической литературы. 1961. – 542 с.

25. Анисимов А.Л. Гражданско-правовая защита чести достоинства и деловой репутации. [Текст] – М., Юрайт. 2007. – 512 с.

26. Анисимов Л.Н. Конституционный статус советских граждан и система его гарантий. [Текст] – М., Юридическая литература. 1979. – 482 с.

27. Анисимов А.Л. Честь, достоинство, деловая репутация под защитой закона [Текст] – М., Норма. 2008. – 516 с.

28. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. [Текст] – М., Юрист. 2008. – 674 с.

29. Балашкина И.В. Особенности конституционного регулирования права на неприкосновенность частной жизни в Российской Федерации [Текст] // Право и политика. – 2007. – № 7. – С. 25.

30. Бандорин Л.Е. Проблемы охраны исконной среды обитания, окружающей среды и экологических прав коренных малочисленных народов [Текст] // Экологическое право. – 2007. – № 5. – С. 27.

31. Басманова Н.К. К вопросу о противоправных действиях как основании возникновения правоотношений возмещения и компенсации [Текст] // Адвокат. – 2008. – № 7. – С. 21.

32. Басин Ю.Г. Основы гражданского законодательства о защите субъективных гражданских прав [Текст] // Проблемы применения Основ гражданского законодательства и Основ гражданского судопроизводства СССР и союзных республик. – Саратов., Изд-во СЮИ. 1971. – 398 с.

33. Батяев А.А. Возмещение морального вреда [Текст] – М., Юнити-Дана. 2008. – 486 с.

34. Беляева Н.Г. Право на неприкосновенность частной жизни и доступ к персональным данным [Текст] // Правоведение. – 2001. – № 1. – С. 14.

35. Бочило И. Персональные данные в сфере бизнеса [Текст] // Закон. – 2002. – № 12. – С. 26.

36. Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. [Текст] – М., Статут. 2004. – 548 с.

37. Бринчук М.М. Благоприятная окружающая среда - важнейшая категория права [Текст] // "Журнал российского права. – 2008. – № 9. – С. 23.

38. Брюховецкий Н.Н. Недобросовестная конкуренция: к сведению предпринимателя [Текст] // Законодательство и экономика. – 2008. – № 5. – С. 21.

39. Будякова Т.П. Личные неимущественные права испытуемого в психологических исследованиях [Текст] // Право и образование. – 2003. – № 1. – С. 12.

40. Васильева М.И. Юридические аспекты участии граждан в охране окружающей среды [Текст] // Государство и право. – 1995. – № 5. – С. 133-135.

41. Володина С.И., Дашкина Э.Ш. Честь, достоинство, деловая репутация и право на них [Текст] // Цивилист. – 2008. – № 3. – С. 24.

42. Вопросы общей теории советского права [Текст] / Под ред. Братуся С.Н. – М., Госюриздат. 1960. – 542 с.

43. Гаврилова Э.П. Коммерческая тайна и результаты интеллектуальной деятельности [Текст] // Патенты и лицензии. – 2006. – № 4. – С. 19.

44. Гаскарова М.Л. Концепция достоинства человека в немецком конституционном праве [Текст] // Журнал российского права. – 2002. – №4. – С. 15.

45. Голубев К.И., Нарижний С.В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. [Текст] – СПб., Изд-во Юридический центр Пресс. 2008. – 476 с.

46. Гоглашвили А.У. Можно ли предоставить право на добровольный уход из жизни заключенным пожизненно? [Текст] // Уголовная юстиция: проблемы правоприменения. Сборник научных трудов. – М., Статут. 2006. – 398 с.

47. Гончаров Е.И. Вопросы реализации самозащиты прав и свобод человека и гражданина в гражданском законодательстве Российской Федерации [Текст] // Гражданское право. – 2006. – № 3. – С. 30-33.

48. Гражданское право. Учебник. Часть I. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2008. – 734 с.

49. Гражданское право. В 2-х томах. Том I. Учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – 724 с.

50. Гражданское право. Часть первая. Учебник [Текст] / Под ред. Калпина А.Г., Масляева А.И. – М., Юристъ. 2007. – 674 с.

51. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав [Текст] – М., Статут. 2002. – 498 с.

52. Гюрджан О.М., Григорян Э.А. О некоторых вопросах, связанных с определением места жительства ребенка [Текст] // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2008. – № 5. –С. 18.

53. Дробышевская Т.В. Личные неимущественные права граждан [Текст] – М., Юрайт. 2007. – 398 с.

54. Егоров К.Ф. Личные неимущественные права граждан СССР [Текст] // Ученые записки. ЛГУ. – 1953. – Вып. 4. № 151. – С. 153.

55. Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений. [Текст] – Л., Изд-во ЛГУ. 1988. – 418 с.

56. Емцева И.А Защита гражданских прав новые аспекты (защит корпоративных прав акционеров и самозащита) [Текст] // Юрист. – 2008. – № 2. – С. 31.

57. Ерошенко А.Л. Гражданско-правовая защита чести и достоинства личности. [Текст] // Советское государство и право. – 1980. – № 10. – С.21.

58. Зайцева А.М. Распоряжение правом на жизнь [Текст] // Конституционное и муниципальное право. – 2008. – № 10. – С. 19.

59. Иоффе О.С. Гражданское право. Избранные труды. [Текст] – М., Статут. 2000. – 672 с.

60. Иоффе О.С. Личные неимущественные права и их место в системе советского гражданского права [Текст] // Советское государство и право. – 1966. – № 7. – С. 53.

61. Иоффе О.С. Новая кодификация советского гражданского законодательства и охрана чести и достоинства граждан [Текст] // Советское государство и право. – 1962. – № 7. – С. 64.

62. Иоффе О.С. Советское гражданское право. [Текст] – Л., Изд-во ЛГУ. 1958. – 672 с.

63. Иоффе О.С. Шарогородский М.Д. Вопросы теории права. [Текст] – М., Статут. 2006. – 724 с.

64. Исаева В.Ю. Организационно-правовые формы легального лишения права человека на жизнь [Текст] // Современное право. – 2007. – № 2. – С. 24.

65. Калинин В.М. Жизнь и здоровье военнослужащих - под охрану закона [Текст] // Право в Вооруженных Силах. – 2001. – № 4. – С. 32.

66. Кархалев Д.Н. Самозащита гражданских прав [Текст] // Российский судья. – 2008. – № 2. – С. 25.

67. Каширин А. Дело чести [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 8. – С. 7.

68. Керимов Д.А. Психологический аспект правового бытия [Текст] // Право и образование. – 2000. – № 4. – С. 29.

69. Киров А.А. Способы передвижения: социально-правовые аспекты российской действительности [Текст] // Социальные проблемы права. Сб. статей. Выпуск второй. – М., Изд-во МГСУ «Союз». 2001. – 472 с.

70. Козьминых Е. Обязательства вследствие причинения вреда здоровью при оказании медицинских услуг [Текст] // Российская юстиция. – 2001. – № 2. – С. 22.

71. Комментарий к Постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам (издание второе, переработанное и дополненное) [Текст] / Под ред. Жуйкова В.М. – М., Норма. 2008. – 536 с.

72. Костин А.А. Гражданско-правовая защита чести, достоинства лица пострадавшего от неправомерных действий правоохранительных органов [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 4. – С. 11.

73. Красавчикова Л.О. Личная жизнь под охраной закона. [Текст] – М., Юридическая литература. 1983. – 198 с.

74. Красавчикова Л.О. Перспективы и проблемы в регулировании личных неимущественных отношений по новому ГК РФ [Текст] // Цивилистические записки. Межвузовский сборник научных трудов. – М., Статут. 2007. – 432 с.

75. Красавчикова Л.О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными, прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации. Авторефер. дисс. докт. юрид. наук. [Текст] – Екатеринбург., 1994. – 38 с.

76. Красавчиков О.А. Охрана интересов личности и свод законов Советского государства [Текст] // Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР. – Свердловск., Свердл. юр. ин-т. 1977. – 576 с.

77. Кухарук В.В. Об ответственности за посягательство на здоровье населения и общественную нравственность [Текст] // Журнал российского права. – 2003. – № 5. – С. 37.

78. Лопатин В.Н. Политика и право при обеспечении информационно-психологической безопасности [Текст] // Право и политика. Nota Bene. – 2000. – № 10. – С. 93.

79. Мазуров В.А Тайна: государственная, коммерческая, банковская, частной жизни. Уголовно-правовая защита: Учебное пособие. [Текст] – М., Дашков и К. 2008. – 176 с.

80. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. [Текст] – М., МЗ Пресс. 2006. – 498 с.

81. Малеина М.Н. Частная жизнь «за стеклом»: правовые проблемы проведения интерактивных игровых шоу в реальном времени и способы их решения [Текст] // Законодательство. – 2002. – №2. – С. 29.

82. Малько А.В. Категория «правовая жизнь»: проблемы становления [Текст] // Государство и право. – 2001 – № 5. – С. 13.

83. Матузов Н.И. Субъективные права граждан СССР. [Текст] – Саратов., Приволжское книжное издательство. 1966. – 538 с.

84. Марченко С.В. Базовые Понятия чести, достоинства и деловой репутации как объектов гражданских прав [Текст] // Адвокатская практика. – 2004. – № 4. – С. 33.

85. Михайлова И.А. Право на жизнь [Текст] // Цивилист. – 2007. – № 2. – С. 38.

86. Михайлова И.А. Право на жизнь: актуальные проблемы законодательства, теория и практика [Текст] // Российский судья. – 2005. – № 8. – С. 22.

87. Мицкевич А.В. Субъекты гражданского права. [Текст] – М., Статут. 2006. – 470 с.

88. Настольная книга судьи по гражданским делам (2-е издание, переработанное и дополненное) [Текст] / Под ред. Толчеева Н.К. – М., ТК Велби. 2008. – 478 с.

89. Николаев А.В. К вопросу о содержании права на благой приятную окружающую среду [Текст] // Социальные проблемы права. Сб. статей Вып. IV. – М., Юрайт. 2004. – 478 с.

90. Певницкий С.Г. Защита чести, достоинства и деловой репутации: соотношение с правом на свободу слова и свободу выражения мнения, Правовая позиция Европейского суда по правам человека [Текст] // Российский судья. – 2004. – № 5. – С. 28.

91. Петрова Г Защита неприкосновенности частной жизни [Текст] // Законность. – 2008. – № 6. – С. 43.

92. Петров В.В. Окружающая среда и здоровье человека (три формы возмещения вреда, здоровью) [Текст] // Экологическое право. – 2002. – № 1. – С. 17.

93. Пешкова О.А. Ответственность и защита при причинении вреда неимущественным правам и нематериальным благам граждан и юридических лиц. Автореф. канд. дис. [Текст] – Волгоград., 1998. – 38 с.

94. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права [Текст] – М., Статут. 2003. – 642 с.

95. Романовский Г.Б. Право на неприкосновенность частной жизни. [Текст] – М., Юрайт. 2007. – 218 с.

96. Резник Г.М. Страдания по тарифу [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 35. – С. 7.

97. Римское частное право: учебник [Текст] / Под ред. Новицкого И.Б., Перетерского И.С. – М., Юристъ. 2006. – 762 с.

98. Рясенцев В..А. Неимущественный интерес я советском гражданском праве [Текст] // Уч. записки Mocковского юрид. ин-та. – 1970. – Вып. 1. – С. 26-27.

99. Сараев Д.В. О соотношении понятий нематериальные блага и личные неимущественные права [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 4. – С.17.

100. Свердлык Г.А., Страунинг Г.А. Защита и самозащита гражданских прав Учебное пособие. [Текст] – М., Юрайт. 2008. – 498 с.

101. Соколовский А.М. Проблемы правового обеспечения сохранности персональных данных военнослужащих [Текст] // Закон и армия. – 2004. – №2. – С. 22.

102. Солонченко И. Право индивида на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 2. – С. 18.

103. Спиридонов Л.И. Теория государства и права. [Текст] – М., Норма. 2008. – 842 с.

104. Тасоков С. Запрет эвтаназии унижает человеческое достоинство [Текст] // Российская юстиция. – 2003. – № 2. – С. 40.

105. Теория государства и права [Текст] / Под ред. Бабаева В.К. – М., Волтерс Клувер. 2007. – 876 с.

106. Теории государства и права. Учебник [Текст] / Под ред. Карельского В.М., Перевалона В.Д. – М., Инфра-М. 2006. – 764 с.

107. Тесаков С. Запрет эвтаназии унижает человеческое достоинство [Текст] // Российская юстиция. – 2003. – № 2. – С. 40.

108. Тимофеева Н.Ю. Местожительство приезжего подопечного [Текст] // Жилищное право. – 2008. – № 8. – С. 27.

109. Титов К.Ю. Хрестоматия по истории государства и праву России. Учебное пособие. [Текст] – М., Юрайт. 2007. – 864 с.

110. Толстая Е.В. Способы защиты личных неимущественных прав. Автореф. дисс. канд. юрид. наук [Текст] – М., 2002. – 42 с.

111. Троценко Т. Самозащита как способ защиты гражданских прав. [Текст]– М., Юнита-Дана. 2007. – 282 с.

112. Фатьянов A.A. Правовое обеспечение безопасности информации в Российской Федерации: Учебное пособие. [Текст] – М., Юрист. 2008. – 418 с.

113. Цадыкова Э.А. Гарантии охраны и защиты персональных данных человека и гражданина [Текст] // Конституционное и муниципальное право. – 2007. – № 14. – С. 19.

114. Цветков И.В. Что есть возмещение вреда? [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 25. – С. 9.

115. Чернега К.А. Правовые проблемы эвтаназии в России [Текст] // Гражданин и право. – 2003. – № 1. – С. 37.

116. Черников О.Ю. Достоверная диффамация как посягательство на неприкосновенность частной жизни [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 7. – С. 10.

117. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. [Текст] – М., Статут. 2005. – 648 с.

118. Шишенина А.В. Условия наступления ответственности по делам о защите чести и достоинства граждан [Текст] // Адвокат. – 2008. – № 7. – С. 14.

119. Школяренко Е.А. Статус бездомных и лиц без определенного места жительства: необходимо четкое правовое регулирование [Текст] // Журнал российского права. – 2004. – № 5. – С. 43.

120. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда. Комментарий [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – 376 с.

121. Южанин Н.В. Самозащита и удержание как способ обеспечения исполнения обязательства [Текст] // Юрист. – 2007. – № 8. – С. 15-17.

122. Ярочкин В. Коммерческая тайна в условиях рыночной экономики [Текст] // Интеллектуальная собственность. – 2007. – № 12. – С. 28

Материалы юридической практики

123. О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц [Текст]:[Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 3, от 24.02.2005 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 4. – С. 21.

124. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» [Текст]:[Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10, от 20.12.1994 г.] //Бюллетень Верховного Суда РФ.- 1995. - № 3.- С.4.

125. Определение Верховного Суда РФ № 2-Г08-17 от 15.04.2008 г. [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2008. – № 10. – С. 37.

126. Определение Верховного Суда РФ от 18 июля 2006 года по делу № 47-г06-187 [Текст] //Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2006.- № 7.-С.31.

127. Определение Верховного Суда РФ от 2 мая 2008 года по делу № 66-о05-139 [Текст] //Бюллетень Верховного Суда РФ.-2008.- №10.- С.29.


[1] О средствах массовой информации [Текст]: [Закон РФ № 2124-1, от 27.12.1991 г., по состоянию на 24.07.2007] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 7. – Ст. 300; Об охране здоровья граждан [Текст]: [Основы законодательства Российской Федерации утв. ВС РФ № 5487-1, от 22.07.1993 г., по состоянию на 18.10.2007] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 33. – Ст. 1318.

[2] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 356, 575; Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права [Текст] – М., Статут. 2003. – С. 120 - 131.

[3] Иоффе О.С. Личные неимущественные права и их место в системе советского гражданского права [Текст] // Советское государство и право. – 1966. – № 7. – С. 53; Красавчиков О.А. Охрана интересов личности и свод законов Советского государства [Текст] // Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР. – Свердловск., Свердл. юр. ин-т. 1977. – С. 23; Анисимов Л.Н. Конституционный статус советских граждан и система его гарантий. [Текст] – М., Юридическая литература. 1979. – С. 103.

[4] Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. [Текст] – М., МЗ Пресс. 2006. – С. 87; Анисимов А.Л. Гражданско-правовая защита чести достоинства и деловой репутации. [Текст] – М., Юрайт. 2007. – С. 85; Шишенина А.В. Условия наступления ответственности по делам о защите чести и достоинства граждан [Текст] // Адвокат. – 2008. – № 7. – С. 14.

[5] Гражданское право. Учебник. Часть I. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2008. – С. 312-313.

[6] Покровский И.А. Указ. соч. – С. 121.

[7] Покровский И.А. Указ. соч. – С. 122.

[8] Иоффе О.С. Советское гражданское право. [Текст] – Л., Изд-во ЛГУ. 1958. – С. 101; Егоров К.Ф. Личные неимущественные права граждан СССР [Текст] // Ученые записки. ЛГУ. – 1953. – Вып. 4. № 151. – С. 153.

[9] Мицкевич А.В. Субъекты гражданского права. [Текст] – М., Статут. 2006. – С. 59.

[10] Сараев Д.В. О соотношении понятий нематериальные блага и личные неимущественные права [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 4. – С. 17.

[11] Агарков М.М. Основные проблемы правосубъектности граждан в советском гражданском и семейном праве: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. [Текст] – М., 1974. – С. 12.

[12] Иоффе О.С. Новая кодификация советского гражданского законодательства и охрана чести и достоинства граждан [Текст] // Советское государство и право. – 1962. – № 7. – С. 64.

[13] Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 130.

[14] Анисимов А.Л. Гражданско-правовая защита чести достоинства и деловой репутации. [Текст] – М., Юрайт. 2007. – С. 23.

[15] Красавчикова Л.О. Перспективы и проблемы в регулировании личных неимущественных отношений по новому ГК РФ [Текст] // Цивилистические записки. Межвузовский сборник научных трудов. – М., Статут. 2007. – С. 38.

[16] Голубев К.И., Нарижний С.В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. [Текст] – СПб., Изд-во Юридический центр Пресс. 2008. – С. 46 - 47.

[17] Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений. [Текст] – Л., Изд-во ЛГУ. 1988. – С. 76; Пешкова О.А. Ответственность и защита при причинении вреда неимущественным правам и нематериальным благам граждан и юридических лиц. Автореф. канд. дис. [Текст] – Волгоград., 1998. – С. 15.

[18] Егоров Н.Д. Указ. соч. – С. 118.

[19] Пешкова О.А. Указ. соч. – С. 15 - 16.

[20] Малеина М.Н. Указ. соч. – С. 16 - 22.

[21] Малеина М.Н. Указ. соч. – С. 14.

[22] Басманова Н.К. К вопросу о противоправных действиях как основании возникновения правоотношений возмещения и компенсации [Текст] // Адвокат. – 2008. – № 7. – С. 21; Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда. Комментарий [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 76.

[23] Васильева М.И. Юридические аспекты участии граждан в охране окружающей среды [Текст] // Государство и право. – 1995. – № 5. – С. 133-135.

[24] Спиридонов Л.И. Теория государства и права. [Текст] – М., Норма. 2008. – С. 302-303, Теория государства и права [Текст] / Под ред. Бабаева В.К. – М., Волтерс Клувер. 2007. – С. 443.

[25] Александров Н.Г. Право и законность в период развернутого строительства коммунизма. [Текст] – М., Государственное издательство юридической литературы. 1961. – С. 225.

[26] Гражданское право. В 2-х томах. Том I. Учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 409.

[27] Матузов Н.И. Субъективные права граждан СССР. [Текст] – Саратов., Приволжское книжное издательство. 1966. – С.53.

[28] Теории государства и права. Учебник [Текст] / Под ред. Карельского В.М., Перевалона В.Д. – М., Инфра-М. 2006. – С. 342; Гражданское право. Часть первая. Учебник [Текст] / Под ред. Калпина А.Г., Масляева А.И. – М., Юристъ. 2007. – С. 48-49, Гражданское право. В 2-х томах. Том I. Учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 92-93.

[29] Гражданское право. Учебник. Часть I. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2008. – С. 336.

[30] Вопросы общей теории советского права [Текст] / Под ред. Братуся С.Н. – М., Госюриздат. 1960. – С. 276.

[31] Иоффе О.С. Шарогородский М.Д. Вопросы теории права. [Текст] – М., Статут. 2006. – С. 225.

[32] Резник Г.М. Страдания по тарифу [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 35. – С. 7; Цветков И.В. Что есть возмещение вреда? [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 25. – С. 9; Батяев А.А. Возмещение морального вреда [Текст] – М., Юнити-Дана. 2008. – С. 113.

[33] Свердлык Г.А., Страунинг Г.А. Защита и самозащита гражданских прав Учебное пособие. [Текст] – М., Юрайт. 2008. – С. 37-38.

[34] Кархалев Д.Н. Самозащита гражданских прав [Текст] // Российский судья. – 2008. – № 2. – С. 25; Троценко Т. Самозащита как способ защиты гражданских прав. [Текст]– М., Юнита-Дана. 2007. – С. 45; Гончаров Е.И. Вопросы реализации самозащиты прав и свобод человека и гражданина в гражданском законодательстве Российской Федерации [Текст] // Гражданское право. – 2006. – № 3. – С. 30-33; Емцева И.А Защита гражданских прав новые аспекты (защит корпоративных прав акционеров и самозащита) [Текст] // Юрист. – 2008. – № 2. – С. 31; Южанин Н.В. Самозащита и удержание как способ обеспечения исполнения обязательства [Текст] // Юрист. – 2007. – № 8. – С. 15-17.

[35] Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав [Текст] – М., Статут. 2002. – С. 117

[36] Гражданское право. В 2-х томах. Том I. Учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 413.

[37] Басин Ю.Г. Основы гражданского законодательства о защите субъективных гражданских прав [Текст] // Проблемы применения Основ гражданского законодательства и Основ гражданского судопроизводства СССР и союзных республик. – Саратов., Изд-во СЮИ. 1971. – С. 16.

[38] Толстая Е.В. Способы защиты личных неимущественных прав. Автореф. дисс. канд. юрид. наук [Текст] – М., 2002. – С. 13.

[39] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 32. – Ст. 1227.

[40] Определение Верховного Суда РФ № 2-Г08-17 от 15.04.2008 г. [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2008. – № 10. – С. 37.

[41] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 19. – Ст. 685.

[42] Комментарий к Постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам (издание второе, переработанное и дополненное) [Текст] / Под ред. Жуйкова В.М. – М., Норма. 2008. – С. 127.

[43] Настольная книга судьи по гражданским делам (2-е издание, переработанное и дополненное) [Текст] / Под ред. Толчеева Н.К. – М., ТК Велби. 2008. – С. 78.

[44] Брюховецкий Н.Н. Недобросовестная конкуренция: к сведению предпринимателя [Текст] // Законодательство и экономика. – 2008. – № 5. – С. 21.

[45] Костин А.А. Гражданско-правовая защита чести, достоинства лица пострадавшего от неправомерных действий правоохранительных органов [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 4. – С. 11.

[46] Эрдаевский Л.М. Указ. соч. – С. 84.

[47] Определение Верховного Суда РФ от 2 мая 2008 года по делу № 66-о05-139 [Текст] //Бюллетень Верховного Суда РФ.-2008.- №10.- С.29.

[48] Рясенцев В..А. Неимущественный интерес я советском гражданском праве [Текст] // Уч. записки Mocковского юрид. ин-та. – 1970. – Вып. 1. – С. 26-27.

[49] Гражданское право. Часть первая. Учебник [Текст] / Под ред. Калпина А.Г., Масляева А.И. – М., Юристъ. 2007. – С. 134-135; Анисимов А.Л. Честь, достоинство, деловая репутация под защитой закона [Текст] – М., Норма. 2008. – С. 113; Каширин А. Дело чести [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 8. – С. 7; Володина С.И., Дашкина Э.Ш. Честь, достоинство, деловая репутация и право на них [Текст] // Цивилист. – 2008. – № 3. – С.24.

[50] Дробышевская Т.В. Личные неимущественные права граждан [Текст] – М., Юрайт. 2007. – С. 30-33.

[51] Там же. - С.11-32.

[52] Малько А.В. Категория «правовая жизнь»: проблемы становления [Текст] // Государство и право. – 2001 – № 5. – С. 13; Солонченко И. Право индивида на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 2. – С. 18; Петрова Г Защита неприкосновенности частной жизни [Текст] // Законность. – 2008. – № 6. – С. 43; Черников О. Ю. Достоверная диффамация как посягательство на неприкосновенность частной жизни [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 7. – С. 10.

[53] Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. [Текст] – М., Юрист. 2008. – С. 181.

[54] Ярочкин В. Коммерческая тайна в условиях рыночной экономики [Текст] // Интеллектуальная собственность. – 2007. – № 12. – С. 28; Гаврилова Э.П. Коммерческая тайна и результаты интеллектуальной деятельности [Текст] // Патенты и лицензии. – 2006. – № 4. – С. 19; Мазуров В.А Тайна: государственная, коммерческая, банковская, частной жизни. Уголовно-правовая защита: Учебное пособие. [Текст] – М., Дашков и К. 2008. – С.56.

[55] Беляева Н.Г. Право на неприкосновенность частной жизни и доступ к персональным данным [Текст] // Правоведение. – 2001. – № 1. – С. 14; Бочило И. Персональные данные в сфере бизнеса [Текст] // Закон. – 2002. – № 12. – С. 26; Соколовский А.М. Проблемы правового обеспечения сохранности персональных данных военнослужащих [Текст] // Закон и армия. – 2004. – №2. – С. 22; Цадыкова Э.А. Гарантии охраны и защиты персональных данных человека и гражданина [Текст] // Конституционное и муниципальное право. – 2007. – № 14. – С. 19; Фатьянов A.A. Правовое обеспечение безо­пасности информации в Российской Федерации: Учебное пособие. [Текст] – М., Юрист. 2008. – С. 212.

[56] Красавчикова Л.О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными, прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации. Авторефер дисс. докт. юрид. наук. [Текст] – Екатеринбург., 1994. – С. 14.

[57] Красавчикова Л.О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными, прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации. Авторефер. дисс. докт. юрид. наук. [Текст] – Екатеринбург., 1994. – С. 7.

[58] Красавчикова Л.О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными, прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации. Авторефер. дисс. докт. юрид. наук. [Текст] – Екатеринбург., 1994. – С. 13.

[59] Дробышевская Т.В. Указ. соч. – С. 46-47.

[60] Определение Верховного Суда РФ от 18 июля 2006 года по делу № 47-г06-187 [Текст] //Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2006.- № 7.-С.31.

[61] Михайлова И.А. Право на жизнь: актуальные проблемы законодательства, теория и практика [Текст] // Российский судья. – 2005. – № 8. – С. 22.

[62] Зайцева А.М. Распоряжение правом на жизнь [Текст] // Конституционное и муниципальное право. – 2008. – № 10. – С. 19.

[63] Михайлова И.А. Право на жизнь [Текст] // Цивилист. – 2007. – № 2. – С. 38.

[64] Гоглашвили А.У. Можно ли предоставить право на добровольный уход из жизни заключенным пожизненно? [Текст] // Уголовная юстиция: проблемы правоприменения. Сборник научных трудов. – М., Статут. 2006. – С.59.

[65] Тасоков С. Запрет эвтаназии унижает человеческое достоинство [Текст] // Российская юстиция. – 2003. – № 2. – С. 40; Чернега К.А. Правовые проблемы эвтаназии в России [Текст] // Гражданин и право. – 2003. – № 1. – С. 37; Исаева В.Ю. Организационно-правовые формы легального лишения права человека на жизнь [Текст] // Современное право. – 2007. – № 2. – С. 24.

[66] Акопов В.И. Этические, правовые и медицинские проблемы эвтаназии [Текст] // Медицинская этика и право. – 2000. – № 1. – С. 52.

[67] Чернега К.А. Указ. соч. – С. 47.

[68] Тесаков С. Запрет эвтаназии унижает человеческое достоинство [Текст] // Российская юстиция. – 2003. – № 2. – С. 40.

[69] Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. [Текст] – М., МЗ Пресс. 2006. – С. 73.

[70] Калинин В.М. Жизнь и здоровье военнослужащих - под охрану закона [Текст] // Право в Вооруженных Силах. – 2001. – № 4. – С. 32; Козьминых Е. Обязательства вследствие причинения вреда здоровью при оказании медицинских услуг [Текст] // Российская юстиция. – 2001. – № 2. – С. 22, Кухарук В.В. Об ответственности за посягательство на здоровье населения и общественную нравственность [Текст] // Журнал российского права. – 2003. – № 5. – С. 37.

[71] Большая Советская Энциклопедия. [Текст] – М., Наука. 1972. Т. 9. – С. 442.

[72] Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. – № 27. – Ст. 920.

[73] Красавчикова Л.О. Перспективы и проблемы в регулировании личных неимущественных отношений по новому ГК РФ [Текст] // Цивилистические записки. Межвузовский сборник научных трудов. – М., Статут. 2007. – С. 93-95; Малеина М.Н. Указ. соч. – С. 77.

[74] Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 38. – Ст. 4736.

[75] Будякова Т.П. Личные неимущественные права испытуемого в психологических исследованиях [Текст] // Право и образование. – 2003. – № 1. – С. 12; Керимов Д.А. Психологический аспект правового бытия [Текст] // Право и образование. – 2000. – № 4. – С. 29; Лопатин В.Н. Политика и право при обеспечении информационно-психологической безопасности [Текст] // Право и политика. Nota Bene. – 2000. – № 10. – С.93.

[76] Бринчук М.М. Благоприятная окружающая среда - важнейшая категория права [Текст] // "Журнал российского права. – 2008. – № 9. – С. 23; Бандорин Л.Е. Проблемы охраны исконной среды обитания, окружающей среды и экологических прав коренных малочисленных народов [Текст] // Экологическое право. – 2007. – № 5. – С. 27; Петров В.В. Окружающая среда и здоровье человека (три формы возмещения вреда, здоровью) [Текст] // Экологическое право. – 2002. – № 1. – С. 17.

[77] Николаев А.В. К вопросу о содержании права на благой приятную окружающую среду [Текст] // Социальные проблемы права. Сб. статей Вып. IV. – М., Юрайт. 2004. – С. 75-86.

[78] Николаев А. В. Указ. соч. - С. 77-81.

[79] Малеина М.Н. Частная жизнь «за стеклом»: правовые проблемы проведения интерактивных игровых шоу в реальном времени и способы их решения [Текст] // Законодательство. – 2002. – №2. – С. 29.

[80] Красавчикова Л. О. Личная жизнь под охраной закона. [Текст] – М., Юридическая литература. 1983. – С. 14.

[81] Романовский Г.Б. Право на неприкосновенность частной жизни. [Текст] – М., Юрайт. 2007. – С. 59

[82] Там же.

[83] Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. [Текст] – М., МЗ Пресс. 2006. – С. 153.

[84] Красавчикова Л.О. Личная жизнь под охраной закона. [Текст] – М., Юридическая литература. 1983. – С. 15.

[85] Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 31 (1 ч.). – Ст. 3448.

[86] Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 3. – Ст. 170.

[87] Иоффе О.С. Гражданское право. Избранные труды. [Текст] – М., Статут. 2000. – С. 256.

[88] Гражданское право. В 2-х томах. Том I. Учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 217.

[89] Дробышевская Т.В. Указ. соч. – С. 52.

[90] Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 21. – Ст. 1930.

[91] Киров А.А. Способы передвижения: социально-правовые аспекты российской действительности [Текст]// Социальные проблемы права. Сб. статей. Выпуск второй. – М., Изд-во МГСУ «Союз». 2001. – С. 26-34.

[92] Тимофеева Н.Ю. Местожительство приезжего подопечного [Текст] // Жилищное право. – 2008. – № 8. – С. 27; Гюрджан О.М., Григорян Э.А. О некоторых вопросах, связанных с определением места жительства ребенка [Текст] // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2008. – № 5. –С. 18; Школяренко Е.А. Статус бездомных и лиц без определенного места жительства: необходимо четкое правовое регулирование [Текст] // Журнал российского права. – 2004. – № 5. – С. 43.

[93] Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. – № 16. – Ст. 503.

[94] Малеина М.Н. Указ. соч. – С. 124-135; Дробышевская Т.В. Указ. соч. – С. 31 -32.

[95] Ведомости СНД РФ и ВС РФ. – 1992. – № 17. – Ст. 888.

[96] МалеинаМ.И. Указ. соч. – С. 125-130.

[97] Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 17. – Ст. 1455.

[98] Балашкина И.В. Особенности конституционного регулирования права на неприкосновенность частной жизни в Российской Федерации [Текст] // Право и политика. – 2007. – № 7. – С. 25.

[99] Малеина М.Н. Указ. соч. – С. 114.

[100] Там же. - С. 112-113.

[101] Ерошенко А.Л. Гражданско-правовая защита чести и достоинства личности. [Текст] // Советское государство и право. – 1980. – № 10. – С. 21.

[102] Анисимов А.Л. Честь, достоинство, деловая репутация под защитой закона [Текст] – М., Норма. 2008. – С. 8.

[103] Марченко С.В. Базовые Понятия чести, достоинства и деловой репутации как объектов гражданских прав [Текст] // Адвокатская практика. – 2004. – № 4. – С. 33.

[104] Гаскарова М.Л. Концепция достоинства человека в немецком конституционном праве [Текст] // Журнал российского права. – 2002. – №4. – С. 15.

[105] Анисимов А.Л. Честь, достоинство, деловая репутация под защитой закона [Текст] – М., Норма. 2008. – С.11.

[106] п. 7 О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц [Текст]:[Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 3, от 24.02.2005 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 4. – С. 21.

[107] Там же.

[108] Певницкий С.Г. Защита чести, достоинства и деловой репутации: соотношение с правом на свободу слова и свободу выражения мнения, Правовая позиция Европейского суда по правам человека [Текст] // Российский судья. – 2004. – № 5. – С. 28; Анисимов А.Л. Честь, достоинство, деловая репутация под защитой закона [Текст] – М., Норма. 2008. – С. 244.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:58:19 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:28:16 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Система личных неимущественных прав
Гражданско-правовая охрана жизни и здоровья
Оглавление Введение Глава 1. Понятие неимущественных прав 1.1 Понятие личных неимущественных правоотношений Глава 2. Право на жизнь и здоровье как ...
М.П. Нохрина на основе анализа литературы, российского и зарубежного законодательства называет достаточно широкий перечень благ, которые предлагается считать неимущественными ...
Такие случаи предусмотрены в ст.1100 ГК., когда моральный вред вызван причинением вреда жизни или здоровью человека источником повышенной опасности; незаконным осуждением ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 1163 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный жизни и ...
СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ. 3 ГЛАВА 1. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЮ ГРАЖДАН.. 6 1.1. Понятие гражданско-правовой ...
Понятие морального вреда наиболее полно определено в постановлении Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации ...
151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 8920 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Личные неимущественные права и их защита
Оглавление Введение Глава 1. Общая гражданско-правовая характеристика личных неимущественных прав 1.1 Понятие личных неимущественных прав 1.2 ...
М.П. Нохрина на основе анализа литературы, российского и зарубежного законодательства называет достаточно широкий перечень благ, которые предлагается считать неимущественными ...
Содержание ст.150 ГК дает основание считать нематериальными благами и сами блага (жизнь, здоровье, честь, доброе имя и т.п.), и права на них.
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 963 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Нематериальные блага, неимущественные права и их защита
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ТЮМЕНСКИЙ ...
Пункт 1 статьи 150 ГК РФ говорит, что жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни ...
В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда"1 говорится, что "под моральным вредом понимаются ...
Раздел: Рефераты по гражданскому праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 3546 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Личные неимущественные права
Содержание Введение & 1. Понятие личных неимущественных благ и прав &2. Личные неимущественные права обеспечивающие физическое существенное граждан. И ...
Статья 115 Гражданского кодекса Республики Казахстана содержит только примерный важный перечень нематериальных благ, которые принадлежат гражданину: жизнь и здоровье, достоинство ...
Согласно ст.115 ГК РК к объектам гражданских прав наряду с имущественными, отнесены и личные неимущественные блага и права, к которым относятся: жизнь, здоровье ,достоинство ...
Раздел: Рефераты по гражданскому праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 7370 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать
Защита личных неимущественных прав
... Сибирский государственный университет путей сообщения Кафедра "Гражданско-правовые дисциплины" ЗАЩИТА ЛИЧНЫХ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ Курсовой проект по ...
Устанавливается, что жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная ...
ГК РСФСР 1964 года содержал только две нормы, относящиеся исключительно к личным неимущественным отношениям о защите чести и достоинства (ст.
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Просмотров: 3603 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Гражданская правосубъектность физических лиц
СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ИНДИВИДУАЛИЗАЦИЯ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ 1.1 Понятие правосубъектности в Российской Федерации 1.2 ...
... реализации субъективных гражданских прав и обязанностей, признание, охрана и защита личных неимущественных прав, иных нематериальных благ и охраняемых законом интересов субъекта.
Согласно закону приобретать права и обязанности можно только под своим именем; приобретение прав и обязанностей под именем другого лица не допускается, а вред, причиненный ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 6034 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Личные права граждан и их охрана
Аннотация 35 страниц, 25 источников Права граждан, Конституция Российской Федерации, имущественные, неимущественные права граждан, Охрана прав, методы ...
В законодательстве приводится приблизительный перечень нематериальных благ: жизнь, здоровье, личная неприкосновенность, имя, честь, достоинство, неприкосновенность частной жизни ...
Например, в состав права на честь, достоинство, деловую репутацию входит правомочие на изменение содержания чести, достоинства, деловой репутации; право на благоприятную окружающую ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Просмотров: 474 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Понятие и виды личных неимущественных прав
Министерство внутренних дел Российской Федерации Белгородский юридический институт Кафедра гражданско-правовых дисциплин Дисциплина "Гражданское право ...
В законодательстве приводится приблизительный перечень нематериальных благ: жизнь, здоровье, личная неприкосновенность, имя, честь, достоинство, неприкосновенность частной жизни ...
Во вторую группу входят права, обеспечивающие индивидуализацию личности: права на имя, индивидуальный облик и голос, на честь, достоинство, деловую репутацию.
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: реферат Просмотров: 1812 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Дипломная работа: Система личных неимущественных прав (10613)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150558)
Комментарии (1836)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru