Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Сделки с недвижимостью

Название: Сделки с недвижимостью
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 22:29:42 20 июля 2010 Похожие работы
Просмотров: 388 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение

Глава 1. Правовое регулирование сделок с недвижимым имуществом в гражданском праве

1.1 Развитие правового регулирования оборота недвижимости в России

1.2 Особенности недвижимого имущества как объекта гражданских прав

1.3 Государственная регистрация и нотариальное удостоверение сделок с недвижимым имуществом

Глава 2. Защита имущественных прав добросовестного преобретателя

2.1 Добросовестное приобретение от неуправомоченного отчуждателя как основание для возникновения права собственности

2.2 Условия возникновения права собственности на имущество, добросовестно приобретенное от неуправомоченного лица

2.3 Гражданско-правовые способы защиты прав добросовестных приобретателей

Заключение

Библиографический список


Введение

Актуальность темы исследования. Трудно переоценить значимость недвижимого имущества для политической, экономической и правовой системы любого организованного общества. Как для товаропроизводительных отношений, так и для правового регулирования имущественного оборота исключительно недвижимость, несмотря на периодически приобретающую определенную значимость производную группу нематериальных объектов (имущественные права, деньги, ценные бумаги и т.д.), всегда была и остается стержнем и высшим смыслом какой бы то ни было государственности.

Конституционные гарантии прав собственника, принципы единства экономического пространства, свободы перемещения товаров, услуг и финансовых средств, поддержки конкуренции и свободы экономической деятельности не могут быть реализованы иначе чем утверждением в государственной деятельности, судебной практике, повседневной жизни людей принципиальных, кристаллизирующихся тысячелетиями идей частного права Основные начала гражданского законодательства, возносящиеся, по существу, в главенствующие частноправовые принципы, обеспечиваются не только юридическим их провозглашением (ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации; далее - ГК РФ), но и гарантированным, прочным правом собственности, в том числе стабильным, уверенным и защищенным вещным обладанием участниками имущественных отношений недвижимым имуществом.

Недвижимость, занимая основное место в системе объектов гражданских прав, сама выступает системным образованием, с собственной структурой и взаимосвязью элементов, ее составляющих. Игнорирование системности недвижимых объектов может быть не только пагубно для поступательного развития цивилистической доктрины, но и повлечь неотвратимые, требующие значительного времени и усилий для устранения последствий проблемы в законотворческой и правоприменительной практике.

Степень научной разработанности темы. Цивилистическое научное сообщество активно устремилось в развитие учения о недвижимых вещах. Появились монографические и диссертационные исследования, многочисленные комментарии и научные статьи таких авторов как Абова Т.Е., Авласевич А.И., Афанасьева И.В., Бондаренко Д.В., Бутнев В.В., Витрянский В.В., Габбасов Р.А., Гонгало Б.М., Грибанов В.П., Дикусар В.М., Добровольский В.И., Ильин Д.И., Иоффе О.С., Кабалкин А.Ю., Краснова С.А., Кузнецова М.Н., Кузьмина И.Д., Курноскина О.Г., Латыев А.Н., Мейер Д.И., Мозолин В.П., Петрова С.М., Пискунова М.Г., Победоносцев К.П., Покровский И.А., Рахмилович В.А., Садиков О.Н., Свердлык Г.А., Сергеев А.П., Синайский В.И., Скворцов О.Ю., Скловский К.И., Слыщенков В.А., Страунинг Э.Л., Тархов В.А., Толстой Ю.К., Черепахин Б.Б., Шершеневич Г.Ф., Шичанин А.В., Щенникова Л.В., и других.

Тем не менее цивилистические представления о недвижимости до настоящего времени не носят обобщающий до системности характер, ограничиваясь хоть и достаточно глубоким, но лишь классифицирующим подходом.

Целями дипломного исследования являются:

· раскрытие понятия недвижимость;

· изучение особенностей сделок, в которые вступают субъекты гражданских прав в отношении к такому объекту гражданских прав, как недвижимое имущество.

· рассмотрение проблемы защиты прав добросовестного приобретателя недвижимого имущества.

Эти основные цели выражены в комплексе взаимосвязанных задач, теоретический поиск решения которых обусловил структуру и содержание дипломной работы.

Исходя из названных целей, определена задача дипломного исследования:

· анализ российского законодательства в части сделок с недвижимостью;

· обобщение исторического материалы по проблеме сделок с недвижимостью;

· рассмотрение вопросов регистрации сделок с недвижимостью;

· рассмотрение понятия добросовестного приобретателя;

· изучение способов владельческой защиты добросовестного приобретателя недвижимого имущества.

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения возникающие в области обеспечения защиты законных прав и интересов граждан при применении норм о сделках с недвижимым имуществом.

В прямой зависимости от объекта находится предмет исследования , который составляют:

• нормы гражданского законодательства, федеральные законы, предусматривающие порядок сделок с недвижимостью;

• практика реализации норм, предусматривающих сделки с недвижимостью;

Методы исследования . Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Структура и объем работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, включающих в себя шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

Глава 1. Правовое регулирование сделок с недвижимым имуществом в гражданском праве

1.1 Развитие правового регулирования оборота недвижимости в России

Отсутствие в российском правоведении допетровских времен термина «недвижимость», конечно же, совсем не означало отсутствия в гражданском обороте соответствующих объектов, обозначаемых иными понятиями. Как писал М.Ф. Владимирский-Буданов, полное отсутствие обладания недвижимыми вещами возможно только в кочевом быту народа (охотничьем и пастушеском). Как только «люди оседают и переходят к занятию земледелием, у них появляется необходимость, во-первых,права на часть земной поверхности для устройства постоянного (оседлого) жилища — для дома и, во-вторых, права на отдельный участок земли для обработки и для других целей хозяйственного пользования»[1] . Вместе с тем в России длительное время господствовали представления о поземельной недвижимости как о государственной собственности, т.е. принадлежащей верховному правителю — царю. В русском государстве с усилением центростремительных тенденций возникли определенные правовые режимы земель. Так, к XI— XII вв. сложились следующие формы землевладения: общинное, княжеское, вотчинное, поместное и монастырское. Особенности разных видов землевладения проявлялись в различных ограничениях либо дозволениях их использования в гражданском обороте. Например, общинные (или черные) земли, будучи по своему статусу государственными, могли быть использованы членами общины, которые проживали на них, только в целях удовлетворения собственных общинных нужд, но не могли быть отчуждены каким-либо образом (проданы, подарены, заложены и т.п.).

Княжеские земли, будучи собственностью князей, могли быть проданы, завещаны и иным образом отчуждены. В то же время, если князь переходил из одного удела в другой, то он терял право на земли, и оно переходило к новому князю, приходившему в этот удел[2] .

Поместными землями их владельцы не владели на праве собственности. Право пользования поместными землями являлось платой князя своим дружинникам за службу, и в случае их перехода на службу к другому князю, дружинники утрачивали право на эти земли.

Период централизации государственной власти в России своим естественным следствием имел усиление государственного регулирования земельных отношений. Как отмечает Т.Е. Новицкая, «становление и развитие условного феодального землевладения сместило акценты в процедуре укрепления вещных прав. Большое значение отныне имела регистрация сделки в соответствующем государственном учреждении (приказ, воевода). Переход вещных прав на землю фиксировался в Поместном приказе, на городской дом и двор - в Земском для Москвы, а по городам — у воевод»[3] .

Во времена Петра I экономическая жизнь государства интенсифицировалась. Это активизировало гражданский оборот и, как следствие, появились новые правовые режимы недвижимых вещей и их внутренней юридически значимой классификации.

Особенности экономического развития российского государства потребовали ограничения оборота отдельных видов недвижимого имущества. Поскольку в петровское время велось интенсивное строительство флота, то повышенную ценность приобретали леса, являющиеся источником материалов для кораблестроения. Это определило появление законодательного положения, которым ограничивалась рубка лесов независимо от того, в чьей собственности они находились. Даже частным собственникам лесов вменялось в обязанность следить за их состоянием[4] .

Другим направлением развития экономической жизни страны стало формирование и укрепление в правах купеческого сословия. Однако развитие торговли требовало юридических гарантий экономической базы купечества и, в частности, устранения неоправданных ограничений в использовании недвижимого имущества. В этой связи закономерным выглядит появление именного указа императора от 18 января 1721 г. «О покупке купечеству к заводам деревень», которым купечеству было дозволено приобретать с разрешения Берг- и Мануфактур-коллегий в собственность для промышленных нужд деревень[5] . Таким образом, купечество расширило свои права участия в гражданском обороте недвижимых вещей, что, в свою очередь, стало предпосылкой дальнейшего экономического развития государства.

Другим направлением расширения круга субъектов, имеющих право участвовать в обороте недвижимости, стало дозволение женщинам совершать сделки с недвижимостью. Так, в соответствии с Сенатским указом от 4 ноября 1715 г. «О позволении писать купчие и закладные на недвижимое имение лицам женского пола» женщины были уравнены в правах с мужчинами совершать купчие и закладные на недвижимое имущество[6] .

Следует отметить, что государство стремилось установить контроль за рынком недвижимости. В частности, по инициативе Петра I проводились опыты по созданию регистрационной системы сделок с недвижимыми вещами. Начиная с 1699 г. был принят ряд законодательных актов, целью которых было упорядочение системы оформления крепостных актов (крепостей) на недвижимость. Так, пересматривался порядок написания крепостей площадными подъячими, берущий свое начало со времен Соборного Уложения. Устанавливался контроль за их деятельностью. Отныне крепостные акты должны были составляться в Поместном приказе. Вдальнейшем функции по контролю за оборотом недвижимостей были переданы Ратуше, Оружейной палате, а с 1719 г. — Юстиц-коллегии[7] .

К концу XIX в. в России сложилась довольно громоздкая система регулирования оборота недвижимого имущества. В то же время эту систему можно было охарактеризовать как весьма своеобразную. Так, профессор Л.А. Кассо отмечал, что в вопросах оглашения сделок о недвижимостях российское законодательство «стремилось проводить благотворные начала, тогда еще не везде признанные на Западе»[8] .

Особенно ощутимыми были различия в регулировании способов приобретения права собственности на движимое и недвижимое имущество. Процедура приобретения права собственности на недвижимость по русскому праву требовала их укрепления.Под укреплением прав подразумевалось «публичное, при посредстве органов общественной власти, гласное утверждение соединения права с известным субъектом»[9] . Основные формы укрепления прав на недвижимость представляли собой так называемые крепостные акты.

С принятием Положения о нотариальной части от 14 апреля 1866 года основные функции по укреплению прав на недвижимость возлагались на нотариусов.

Процедура приобретения права собственности на недвижимые имущества включала несколько юридически значимых элементов. Первоначально стороны в присутствии младшего нотариуса (точнее, с его помощью) составляли крепостной акт, который заносился в актовую книгу. Затем выписка из актовой книги представлялась старшему нотариусу, который состоял при том судебном округе, на территории которого находилось отчуждаемое недвижимое имущество. Старший нотариус, проверив законность представленного акта и удостоверившись в уплате крепостных пошлин, делал на выписке надпись, которая удостоверяла утверждение акта и, приобщив выписку к крепостной книге, делал необходимую отметку в реестре крепостных дел. Этот момент и считался моментом перехода права собственности. В то же время в литературе той поры обсуждалось юридическое значение акта ввода во владение. В конечном итоге законодательно «ввод во владение как обязательный обряд оглашения отменен и сохранен лишь как действительная передача имения приобретателю, которая совершается, подобно исполнению судебного решения, по желанию приобретателя»[10] .

Последовательный анализ этой процедуры привел к теории, которая обосновывала, что, в отличие от законодательств иных государств, в отечественном праве «купчая изъята из договоров и отнесена к способам приобретения права собственности... Купчая есть акт окончательный, есть сама передача, а соглашение о продаже предшествует ей, и в купчей выражается результат его — переход имущества от одного лица к другому; признаком этого перехода служит купчая крепость, так что выдачей ее и переходом права исполняется предшествовавшее ей и отдельное от нее словесное или письменное соглашение»[11] .

Следует отметить, что в XIX в. практика как гражданского оборота, так и судебная не рассматривала сделки с недвижимостью в качестве коммерческих (торговых). Так, А.И. Каминка отмечал, что «хотя Устав судопроизводства торгового прямо и не касается вопроса о недвижимых имуществах, тем не менее практикой он решается в том смысле, что сделки с недвижимым имуществом не относятся к сделкам торговым, какова бы ни была цель, которую при этом преследуют стороны»[12] . Из этого же исходила и судебная практика, формируемая решениями Правительствующего сената.

Цивилистическая мысль рассматриваемого периода также развивается в границах сложившихся законодательных представлений о недвижимости, перечень таковых объектов, связь их с землей[13] . Общую проблему в этой области гражданского права (не решенную и в наши дни) обозначил К.П. Победоносцев, заметив, что «у нас самое главное и самое практическое разделение вещей на движимые и недвижимые. Мы не встречаем в законодательстве общего начала, по коему следовало бы судить о принадлежности имущества к тому или другому разряду их относит к тому или другому разряду непосредственно буква закона, исчисляя самые виды. От этого недостатка рождаются часто вопросы, неразрешимые без помоши законодателя»[14] . Следует между тем выделить, что российские правоведы того, весьма интенсивного с точки зрения цивилистики, времени активно исследуют объекты недвижимого имущества. В известном Систематическом указателе русской литературы по гражданскому праву нашли отражение около 350 публикаций исключительно об объектах недвижимого имущества, актуальность которых (например, о понятии части в недвижимом имуществе) не утратилась и в наши дни[15] . Нельзя не отметить великолепное исследование В.Б Ельяшевича об истории поземельной собственности в России, кроме прочего доказавшего, что при обширности территории России «свободных» от чьих-либо (чаще государевых) прав земельных участков не существовало, иных способов приобрести права на землю другим субъектам, кроме как через публичную волю, в отечественной истории не случалось[16] .

Первый шаг к ликвидации разделения вещей на движимые и недвижимые в отечественной политике и праве был сделан спустя непродолжительный срок[17] . Весьма примечательно в этой связи, что нарастающий массив правовых актов молодого советского государства, безоговорочно и без всяких исключений национализировав земельные участки, первоначально дифференцированно подошел к иным видам недвижимого имущества, в частности к зданиям и сооружениям[18] , однако уже в первом Гражданском кодексе РСФСР традиционное деление объектов гражданских прав на движимое и недвижимое имущество было официально исключено (примеч. к ст. 21)[19] .

Законодатель, находясь в объективной зависимости от необходимости оценки естественных свойств недвижимых вещей, даже при легальном отсутствии частной собственности на землю как основы недвижимости, не мог установить одинаковый правовой режим для различных видов недвижимого и движимого имущества. Отличия в правовом режиме недвижимого имущества проводились в законодательстве даже тогда, когда законодатель отказывался от соответствующей терминологии. Даже сам принципиальный отказ от введения в гражданский оборот таких объектов, как недвижимые вещи, есть ничто иное как придание режима необоротоспособности (невозможности совершения сделок) данного имущества. Не случайно в советском праве были довольно развиты отрасли земельного, водного, лесного законодательства, законодательства о недрах и т.д. Более того, иной раз законодатель был вынужден допускать «проговорки», устанавливая в тех или иных случаях особый режим недвижимого имущества и используя при этом исключенную из официального словоупотребления терминологию. В качестве примера можно привести норму ст. 10 Закона СССР от 23 октября 1976 г. «Об охране и использовании памятников истории и культуры»[20] , в которой установлено, что «в целях организации учета и охраны памятников истории и культуры недвижимые памятники подразделяются на памятники общесоюзного, республиканского и местного значения».

Восстановление в отечественном праве разделения имущества как объекта гражданских прав на движимое и недвижимое было осуществлено в 1991 г. в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик (далее — Основы)[21] . В п. 2 ст. 4 Основ было дано определение недвижимости, под которой понимались земельные участки и все то, что с ними прочно связано, т.е. здания, сооружения, предприятия, иные имущественные комплексы, многолетние насаждения. Далее, не ограничиваясь определением недвижимости через перечисление отдельных ее видов, законодатель посчитал необходимым развить понятия движимых и недвижимых вещей через их противопоставление. В качестве сущностного признака движимых вещей в этой норме указана возможность перемещения этого имущества без несоразмерного ущерба его назначению, если законодательными актами не установлено иное. Таким образом, логичен вывод о том, что недвижимым имуществом являются такие вещи, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению не возможно. В этом определении обращает на себя внимание отсутствие указания на связь имущества с землей (забегая вперед, отметим, что это один из основных признаков недвижимости, определенный в понятии, которое дано в современном ГК РФ). В Основах перечислены особенности правового режима недвижимости. К таковым, в частности, отнесены особенности приобретения и прекращения прав на недвижимое имущество, которые должны устанавливаться законодательными актами. В соответствии с п. 5 ст. 8 Основ форма сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества определяется по законодательству места нахождения такого имущества. Под таким законодательством подразумевались нормативные правовые акты, принятые в республике, на территории которой находилось это имущество. Таким образом, Основы создали фундамент для многовариантного подхода к определению формы сделок с недвижимостью. Это имело практическое значение для возможности установления в отдельных регионах союзного государства нотариальной формы сделок с недвижимостью, либо об отказе от таковой в пользу простой письменной формы сделок. Одновременно в п. 1 ст. 165 Основ устанавливалось императивное правило, что форма сделок по поводу недвижимости, находящейся в СССР, подчиняется советскому праву. В отношении наследования недвижимого имущества и прав на него было прямо установлено, что таковое осуществляется в соответствии с законодательством республики, на территории которой находилось это имущество (п. 9 ст. 8 Основ). Были установлены и особые сроки для приобретения прав собственности на недвижимое имущество по давности владения (приобретательская давность) — 15 лет. Также Основами было предусмотрено, что местом исполнения обязательства по передаче недвижимого имущества должно быть место нахождения недвижимости (п. 1 ст. 64 Основ).

1.2 Особенности недвижимого имущества как объекта гражданских прав

Земельный участок, дом, квартира, любое иное недвижимое имущество ни в гражданском обороте, ни в любом ином виде общественных отношений не могут быть заменены иными по сущности объектами. Свобода в выборе юридических средств, неисчерпаемые, казалось бы, варианты юридических «суррогатов» реальных предметов материального мира (права, ценные бумаги и т.д.) не в состоянии (да и не приданы к этому) удовлетворить жизненные потребности и личности, и общества в жилище, территории. Пространственная ограниченность недвижимости, практически ее невосполняемость, значимость как среды обитания предполагают неизбежное «столкновение» в регулировании отношений по поводу недвижимости различных, даже прямо противоположных интересов. Неминуемое столкновение социально-публичного и частного моментов в собственно цивилистической конструкции недвижимой вещи ставит законотворца и правоприменителя перед извечной дилеммой: экономический взлет за счет индивидуальной предприимчивости или социальное движение с распределением благ всем субъектам. Особенности системы недвижимого имущества выражаются и в естественном ограничении абсолютности прав индивидуума на них.

В развитии отечественного гражданского права недвижимость, миновав очередной период солидаризации, выступает и объектом активного индивидуального предпринимательства, и предметом социального интереса. Сочетание этих начал, благотворного и разумного, - одна из задач познания системы недвижимостей и выбора, безошибочных правил ее участия в обороте.

Участок земной поверхности для государственной власти в известные исторические периоды - не только и не столько самостоятельный объект правового регулирования, сколько часть территории страны Ограниченный природный ресурс - ресурс, товаром не являющийся, но возведенный законодателем в стремлении не только обеспечить экономическое развитие общества, но и одновременно сохранить возможность контроля над главным богатством в изначально тесную юридическую конструкцию веши. Возникновение, развитие и современное право понимание действительно уникального юридического явления, каковым является конструкция недвижимого имущества, позволяют не только уяснить центральное место исследуемого объекта гражданских прав в подавляющем большинстве правовых порядков, но, что более важно, представить систему недвижимостей и проследить на ее судьбе постоянное и изменчивое противостояние публичного и частного права. В.Ф. Яковлев, анализируя современное взаимодействие публично-правового и частноправового регулирования в гражданском праве, отметил среди важнейших сфер такого взаимодействия, во-первых, отношения, связанные с владением, пользованием и распоряжением землей и другими природными ресурсами, и, во-вторых, осуществление права публичной собственности[22] . Очевидно, что указанные сферы непосредственно связаны с недвижимым имуществом, и это также подтверждает изначальную посылку о принципиальной и необходимой сочетаемости в статике и динамике недвижимого имущества элементов публичного и частноправового регулирования как сущностного признака изучаемого объекта гражданских прав. Надотраслевой характеp недвижимого имущества, значимость объектов недвижимости не только для гражданского, но и для ряда иных отраслей права неминуемо приводят к необходимости выработки единой, основанной на цивилисгических идеях позиции и законодателя, и правоприменителя, и науки. Как верно в этой связи отмечено А.Л. Маковским, такой «сложный и запутанный узел взаимосвязанных проблем образовался, например, в чрезвычайно важной сфере регулирования прав на недвижимость, регистрации этих прав и оборота недвижимого имущества. Их разрешение с целью создания на будущее ясного и стабильного правового режима недвижимости требует согласованного анализа многих законов и взаимоувязанных предложений об их изменении»[23] .

Редкая норма ГК РФ является большим объектом критики, чем ст. 1302. В частности, совершенно обоснованно и конструктивно отмечает недостатки этой статьи (впрочем, как и самой Концепции) Л.В. Щенникова, кроме прочего отметив, что «никак нельзя согласиться с утверждением разработчиков Концепции о том, что определение недвижимой вещи ст. 130 не нуждается в пересмотре» [24] .

В задачи настоящего исследования не входит детальный анализ содержания этой статьи, равно как и формулировка ее возможной новой редакции. Норма о недвижимых и движимых вещах, по определению, не может быть совершенной. Главное ее достоинство заключается в юридическом «отражении» того объекта (объектов) материального мира, который посредством этой нормы вводится в гражданский оборот.

Недвижимая вещь своей основной, сущностной чертой, к которой, безусловно, относится постоянство, определенность и индивидуальность недвижимости, предопределяет постоянство, стабильность и долговечность регулирующей юридической нормы. Все достаточно очевидные, но в общем-то непринципиальные огрехи в формулировке одного из основополагающих постулатов современного гражданского права меркнут перед единственным контрдоводом - ст. 130 ГК РФ действует двенадцать лет и своей сущностью предопределяет не только гражданско-правовые дальнейшие правила, но и в значительной степени - все иное российское законодательство, правоприменительную и судебную практику, государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

К недвижимому имуществу действующее российское гражданское законодательство относит, по существу, три группы объектов:

а) участки поверхности и недр земли в естественных (природных) состояниях;

б) сооружения и здания на поверхности земли, а также сооружения в ее недрах;

в) комплексные объекты недвижимости, включающие участки земной поверхности (участки недр) наряду со зданиями или сооружениями (предприятия, кондоминиумы, домовладения).

Иные объекты причисляются законом к недвижимости не в силу физических свойств вещей, а в силу экономической значимости и, что более важно, по функциональному признаку: назначением и особой сферой их применения, требующих повышенного публичного внимания (воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты). Данная группа недвижимого имущества входит в предмет настоящего исследования лишь в той мере, в какой способна проиллюстрировать системное построение недвижимостей в целом и скорее может служить известным пресловутым исключением, подтверждающим нижеописанные правила, суть которых выражается в построении единой системы научных знаний о юридических реалиях и представлениях, отражающих явления существующей действительности.

Традиционно в цивилистической науке объекты недвижимого имущества рассматривались и продолжают рассматриваться в ракурсе движимые - недвижимые вещи. Вместе с тем определенные законодательством и судебной практикой юридическая сущность недвижимости и, что не менее важно, особый характер отражаемого гражданско-правовыми нормами данного явления окружающей действительности с достаточной степенью очевидности свидетельствуют лишь об определенном сходстве признаков движимых вещей и объектов недвижимости при принципиальном их несовпадении. Воспроизведенная современным российским гражданским законодательством юридическая конструкция традиционной телесной вещи «тесна» для объекта недвижимости и не обеспечивает должным образом эффективность регулирования отношений по поводу исследуемого объекта гражданских прав. Прочность вещных прав на недвижимость и стабильность ее оборота могут и должны быть достигнуты путем легального отграничения недвижимости от иных, в том числе телесных, вещей, объектов. Деление объектов гражданских прав на движимые и недвижимые вещи (ст. 130 ГК РФ) умаляет значимость самого существа данной дихотомии, неоправданно низлагая ее до уровня только вещей. Традиционно (вплоть со Свода законов Российской империи) это деление занимало более высокое иерархическое положение, классифицируя по этому признаку не только вещи, но и все имущество в целом. Это, впрочем, не означает, что в состав недвижимого имущества кроме вещей напрямую следует включать вещное или обязательственное право, иски или даже документы, свидетельствующие о правах на недвижимость. Действительно, вещное (а в отдельных случаях - обязательственное, например, право аренды) право, доля в нем в соответствии с действующим российским гражданским законодательством[25] могут выступать предметом ипотечных отношений, однако в настоящем исследовании предметом анализа являются недвижимые вещи как таковые, вещи, отнесенные к недвижимости в силу их физических, материальных свойств.

В литературе неоднократно отмечались особенности недвижимых вещей как объектов гражданских прав[26] . Специфика объектов недвижимого имущества рассматривается в двух аспектах: юридическом и материальном. К материальным признакам относятся естественные свойства вещей, отнесенных к недвижимому имуществу. Это, в частности, прочность, незаменимость, долговечность, стационарность, фундаментальность, индивидуальная определенность, обусловленная в том числе и адресностью недвижимой вещи, и т.д. Весьма неоднозначен вопрос о делимости или неделимости недвижимых вещей. Физически может быть разделен практически любой предмет материального мира; с точки же зрения на вещь как на юридическую конструкцию такое деление имеет иной смысл и выражение. Конкретный объект недвижимого имущества в принципе неделим.

Юридические особенности объектов недвижимого имущества преимущественно заключаются в специфике его правового режима, отличающегося, в первую очередь, от правового режима вещей движимых.

Такие особенности неоднократно указывались в цивилистических произведениях[27] и сводились в основном к следующему:

- вещные права на недвижимость, их возникновение, ограничение, переход и прекращение подлежат гласной государственной регистрации и установленном порядке;

- место нахождения недвижимого имущества определяет порядок наследования, подсудность споров, место исполнения обязательств;

-установлению более длительных сроков приобретательной давности на недвижимое имущество;

- установлению особого порядка приобретения права собственности на бесхозяйные недвижимые вещи и на недвижимые вещи, от которых собственник отказался.

Как уже отмечалось, если становление недвижимой вещи как объекта гражданских прав в предпринимательском обороте происходит в глубинах публичного права, то в дальнейшем недвижимость формируется в качестве определенного оборотоспособного объекта. Безусловно, между объектом недвижимого имущества как весьма специфическим и уникальным объектом прав и объектами, полностью оборотоспособными, какими, например, выступает большинство движимых вещей, нельзя ставить знак равенства. Как известно, по степени оборотоспособности объекты подразделяются на три категории: а) полностью оборотоспособные; б) ограниченно оборотоспособные; в) изъятые из оборота[28] . Такое традиционное деление объектов гражданского права по их оборотоспособности не может быть механически применено по отношению к недвижимости. Функциональное назначение недвижимой вещи, бесспорно, в определенной мере ограничивает оборотоспособность этого объекта прав. Между тем функциональные ограничения не носят характер, который мог бы служить основанием деления недвижимости по и боротое л особенности к принципиально иным категориям. Таким образом, особое функциональное назначение недвижимого имущества является не более чем его сущностной особенностью, признаком, который не ограничивает или исключает данный объект из предпринимательского оборота, а лишь предполагает наличие у лица, им владеющего (органа власти, юридического лица, индивидуального предпринимателя), совокупности необходимых прав. В целом недвижимость как объект прав подпадает под общую классификацию по оборотоспособности, установленную ГК РФ.

Специфика объектов недвижимого имущества прямо вытекает из содержания позитивных норм гражданского законодательства и характеризует недвижимость на простейшем, догматическом уровне, не обнажая более глубокие, сущностные и системные черты недвижимых вещей как «верховных» объектов гражданских прав. К таким особенностям следует отнести следующие.

Во-первых, исключительно объекты недвижимого имущества обусловливают особенности вешных прав на них - вещных прав с бременем особого содержания, которое не может сопровождать вещные права на любое иное имущество. Все имущественные выгоды от юридического обладания недвижимой вещью, возможностью распорядиться ею сопровождаются вытекающей из существа данного объекта ответственностью и обязательствами социального характера. Право собственности на недвижимость - право «высшего порядка», требующее максимума осмотрительности, заботливости и прочности как объективного, так и субъективного свойства.

Во-вторых, существо объектов недвижимости и в индивидуальном проявлении, и в совокупности обусловливает их правовую связанность, поскольку различного рода недвижимые вещи «заполняют» собственный, определенный исключительно для данных объектов «уровень» правового пространства. В отличие от иных объектов гражданских прав недвижимость «непрерывна», юридическая граница одного объекта недвижимости является юридической границей другого.

В-третьих, юридическая взаимосвязанность недвижимых вещей, обусловленная: а) объективно-физической связью материально недвижимых объектов между собой; б) постоянным, связующим и, что более важно, равнохарактерным и неизменным присутствием «единой публичной составляющей» в частноправовой конструкции любой недвижимой вещи; в) юридической неразрывностью объектов недвижимого имущества, выраженной максимально полно в публичном праве (законодательство о недрах, природоохранное законодательство и т.д.) и в меньшей степени - в частном, настолько высокого порядка, что позволяет сделать вывод о связанности системного уровня. Такая связанность не может не отразиться на существе каждого из объектов недвижимого имущества проявлением особых, системных признаков (свойств).

Системные признаки недвижимого имущества - это такие свойства (особенности) недвижимого объекта гражданских прав, которые характеризуют юридическую (а в отдельных случаях и фактическую) взаимосвязь, взаимозависимость и взаимоположение недвижимых вещей как в структурном построении системы объектов, так и в проявлении этой системы в обшей совокупности всех объектов гражданских прав.

1.3 Государственная регистрация и нотариальное удостоверение сделок с недвижимым имуществом

Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ (далее - Закон о регистрации)[29] установил порядок проведения государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, определил основания для принятия решения о государственной регистрации, ее приостановлении, отказе, выделил особенности государственной регистрации отдельных видов прав на недвижимое имущество и сделок с ним и др.

Тем самым законодательно за Российской Федерацией признано право общефедеральной регламентации порядка государственной регистрации прав на недвижимость, т.е. процессуальных отношений, возникающих при этом.

В соответствии с п. 4 ст. 2 Закона о регистрации процедура государственной регистрации прав осуществляется по месту нахождения недвижимого имущества в пределах регистрационного округа. С правовой точки зрения содержание названной процедуры составляют регистрационные отношения, в рамках которых находит свое выражение конкретный вид административно-процессуального производства[30] .

Сторонами такого рода правовых отношений являются соответствующие учреждения юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - учреждения юстиции по регистрации прав), уполномоченные на осуществление регистрационных действий, и правообладатели. К последним относятся физические и юридические лица, обладающие объектами недвижимости, подлежащей государственной регистрации (в том числе зарубежные, лица без гражданства). В их числе могут быть субъекты, обладающие государственно - правовым статусом (субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, иностранные государства)[31] .

Регистрационные отношения возникают по инициативе правообладателя, на основе чего у учреждения юстиции по регистрации прав возникают соответствующие юридические обязанности, корреспондирующие правам правообладателей (процессуальные права и обязанности), реализуемые в рамках отношений, возникающих на основе подачи (приема) предусмотренных законодательством документов. При этом полномочия, необходимые для совершения государственной регистрации, имеются у одной стороны регистрационного отношения - учреждения юстиции по регистрации прав, которое осуществляет ее своим односторонним юридически властным распорядительным действием, имеющим публично - правовое значение, определяемое государственным характером регистрации[32] .

Отсюда следует, что регистрационные отношения обладают всеми необходимыми признаками, дающими возможность квалифицировать их в качестве административно-правовых, а в более конкретном варианте – административно-процессуальных. В конечном счете, в них получает свое непосредственное выражение присущая подобным правовым отношениям императивность[33] .

Таким образом, с процессуальной стороны государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ней выражается в соответствующем административном производстве, т.е. комплексе процессуальных действий, обеспечивающих законное и обоснованное рассмотрение и разрешение индивидуальных административных дел[34] .

В исследуемых границах индивидуальное административное дело имеет своим содержанием достижение соответствующего требованиям законодательства официального признания прав конкретных лиц на объекты недвижимого имущества и на совершение сделок с ними. Данная цель достигается (или не достигается) в ходе совершения учреждением юстиции по регистрации прав ряда процессуальных действий, предписанных законом и представляющих собой стадии процессуального производства. Совокупность подобных стадий призвана обеспечить утверждение (подтверждение) соответствующих требованиям закона правомочий правообладателя недвижимого имущества. Соответственно, каждая стадия производства имеет определенную процессуальную нагрузку[35] .

Стадийность регистрационной деятельности закреплена в ст. 13 Закона о регистрации. Поскольку в настоящее время в юридической литературе отсутствует деление процедуры государственной регистрации на стадии, автор предлагает разделить ее на следующие обязательные и факультативные стадии, каждая из которых имеет самостоятельное процессуальное значение:

а) прием документов, необходимых для осуществления государственной регистрации;

б) правовая экспертиза документов и проверка законности сделок с недвижимостью;

в) установление отсутствия противоречий между заявленными правами и уже зарегистрированными правами на данный объект недвижимости, а также других оснований для отказа или приостановления государственной регистрации;

г) принятие официального решения о регистрации или отказе;

д) внесение соответствующих записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ней;

е) совершение надписей на правоустанавливающих документах, выдача свидетельства о государственной регистрации права или решения об отказе в ней.

Названные стадии являются обязательными. Но регистрационное производство допускает и некоторые факультативные стадии. К ним относятся:

а) приостановление государственной регистрации;

б) обжалование отказа в государственной регистрации права на недвижимое имущество или сделки с ним.

В последнем случае административно - процедурное производство в силу возникновения спорной (конфликтной) ситуации перерастает в административно-юрисдикционное производство.

Рассмотрим названные стадии более подробно.

Прием документов на государственную регистрацию может осуществляться по правилам ст. 16 Закона о регистрации. По общим правилам для регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним в регистрирующий орган предоставляются:

а) заявление правообладателя или управомоченного им лица;

б) документ о плате за регистрацию;

в) правоустанавливающие документы, необходимые для проведения государственной регистрации.

Перечень необходимых для государственной регистрации документов, в том числе правоустанавливающих, которые должны быть приложены к заявлению, содержится в ст. 17 и в отдельных статьях главы IV Закона о регистрации, а требования, предъявляемые к этим документам, - в ст. 18.

Важной гарантией защиты владельцев вещных прав от возможных злоупотреблений со стороны регистрирующих органов является запрет на истребование дополнительных документов, не предусмотренных Законом о регистрации, и если иное не установлено законодательством Российской Федерации[36] .

Правовая экспертиза документов и проверка законности сделки.

На этой стадии учреждение юстиции по регистрации прав изучает представленные для государственной регистрации документы с целью установления юридического факта, являющегося бесспорным основанием для возникновения, наличия, перехода, прекращения или обременения (ограничения) прав на недвижимое имущество. Изучение документов проводится на предмет их подлинности и достоверности, на соответствие их формы и содержания требованиям законодательства, действовавшего на момент и в месте их издания[37] .

При проверке законности сделки проверяется соответствие ее действующему законодательству. Законность сделок проверятся независимо от того, подлежат ли они обязательной государственной регистрации или считаются заключенными с момента подписания сторонами; совершенных в нотариальной форме, простой письменной форме; сделок, заключенных органами государственной власти или органами местного самоуправления.

Ст. 9 Закона о регистрации правовая экспертиза и проверка законности сделок не отнесена к исключительной компетенции учреждений юстиции по государственной регистрации прав. Таким образом, их осуществление возможно и другим уполномоченным органом. В настоящее время учреждения юстиции по регистрации прав осуществляют их самостоятельно.

Данная стадия должна быть завершена до принятия решения о регистрации права или сделки, приостановлении или отказе в их регистрации. Для принятия такого решения п. 3 ст. 13 Закона о регистрации предусматривается месячный срок со дня подачи заявителем всех необходимых документов.

По результатам двух предыдущих стадий возможно наступление средней факультативной стадии, а именно вынесение решения о приостановлении государственной регистрации. Законом о регистрации в ст. 19 предусмотрен перечень оснований для приостановления государственной регистрации, а также порядок и сроки приостановления.

Приостановление государственной регистрации может проводиться по трем основаниям: по инициативе правообладателя, по инициативе учреждения юстиции, по судебному решению.

Основаниями для приостановления по инициативе регистратора являются:

- возникновение у регистратора прав сомнений в наличии оснований для государственной регистрации;

- направление представленных документов на подтверждение их подлинности;

Основанием для приостановления по инициативе правообладателя является его письменное заявление или заявление уполномоченного им лица при наличии у него надлежаще оформленной доверенности.

В заявлении должны быть указаны причины для приостановления и срок приостановления. Однако Закон о регистрации не содержит перечня таких причин. Некоторые авторы высказывают мнения о том, что регистратор прав может принять решение о приостановлении только при наличии в заявлении уважительных причин, признанных исключительными. К таким причинам они относят: смерть гражданина, если спорное правоотношение допускает правопреемство; прекращение существования юридического лица либо его реорганизация; утрата гражданином дееспособности; нахождение гражданина в длительной служебной командировке и др.[38] .

Поскольку ст. 19 Закона о регистрации не установлено, что причины должны быть уважительными, представляется, что произвольно очерченным кругом уважительных причин могут нарушаться права граждан и юридических лиц. Из-за отсутствия четких критериев уважительности со стороны регистратора могут проявляться необоснованные нарушения прав заявителей, что является существенным недостатком Закона о государственной регистрации. По мнению автора, законодатель предоставляет правообладателям возможность самостоятельно определять причины (уважительные для него) для приостановления регистрации по его собственному письменному заявлению.

Основанием для приостановления также может быть определение или решение суда (например об обеспечении иска). В этом случае государственная регистрация может быть приостановлена на неопределенный срок. Приостановление регистрации по указанному основанию является обязательным и должно оформляться соответствующим письменным решением регистратора.

Хотелось бы отметить, что ст. 21 Закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)"[39] (далее - Закон об ипотеке) содержит такое понятие, как "отложение государственной регистрации ипотеки". Поскольку Закон об ипотеке является специальным по отношению к Закону о регистрации, при расхождении с нормами общего характера должны применяться специальные нормы.

Основаниями для отложения государственной регистрации ипотеки в соответствии со ст. 21 Закона об ипотеке являются:

- непредставление каких-либо документов, являющихся необходимыми для регистрации ипотеки в силу п. п. 2 и 3 ст. 20 Закона об ипотеке;

- несоответствие договора об ипотеке, закладной или приложенных к ним документов требованиям законодательства (например несоблюдение нотариальной формы);

- необходимость проверки подлинности представленных документов, если у регистратора возникли сомнения;

- наличие судебного спора по поводу прав на имущество, являющееся предметом ипотеки, либо по поводу взыска на это имущество.

Во всех случаях, кроме последнего, государственная регистрация может быть отложена на срок не более одного месяца, а в последнем - до разрешения спора судом.

Ст. 13 Закона о регистрации, определяющая порядок проведения государственной регистрации, не содержит данной стадии. Законодателем в данном случае проявлена некорректность, так как принятие решения о регистрации, приостановлении регистрации или отказе в ней является основанием для внесения записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее ЕГРП). Кроме того, срок принятия решения в Законе о регистрации четко не определен. При этом указано, что "государственная регистрация прав производится не позднее чем в месячный срок со дня подачи заявления и документов, необходимых для государственной регистрации", при этом не учтено, что в месяце может быть 30, 31, 28 или 29 дней. При этом некоторыми субъектами Федерации установлены ускоренные сроки государственной регистрации, за что взимается повышенная плата за регистрацию[40] . Представляется необходимым установить четкий срок принятия государственным регистратором решения о регистрации в календарных днях. Также в Законе не обозначена форма принимаемого решения (административный акт). И хотя законодатель признал учреждение юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним государственным органом, он не учел тот факт, что его решение - одностороннее юридически властное волеизъявление полномочного субъекта регистрационного отношения, т.е. индивидуально правовой акт[41] . Если в отношении приостановления государственной регистрации или отказа в ней установлена письменная форма принятия решения с обязательным уведомлением о нем заявителя, то принятие положительного решения законодательно никак не оформляется. В Законе о государственной регистрации лишь предусмотрено удостоверение государственной регистрации.

Неоднозначную оценку вызывает и п. 1 ст. 14 Закона о регистрации, которым предусмотрено, что проведенная государственная регистрация возникновения и перехода прав на недвижимость удостоверяется свидетельством, а государственная регистрация сделок - посредством специальной регистрационной надписи.

Субъекты Федерации решают вопрос принятия решения о государственной регистрации, приостановлении или отказе в ней по своему усмотрению.

Согласно ст. 20 Закона о государственной регистрации основаниями для отказа в государственной регистрации являются следующие:

- право на объект недвижимости не является правом, подлежащим государственной регистрации прав в соответствии с Законом о регистрации (например, право найма жилого помещения);

- с заявлением о регистрации прав обратилось ненадлежащее лицо;

- документы, представленные на государственную регистрацию, по форме и содержанию не соответствуют требованиям действующего законодательства;

- акт государственного органа или акт органа местного самоуправления о предоставлении прав на недвижимое имущество признан недействительным с момента его издания в соответствии с законодательством, действовавшим в месте его издания на момент издания;

- лицо, выдавшее правоустанавливающий документ, не уполномочено распоряжаться правом на данный объект недвижимого имущества;

- лицо, которое имеет право, ограниченное определенными условиями, не указало эти условия;

- правоустанавливающий документ об объекте недвижимого имущества свидетельствует об отсутствии у заявителя прав на этот объект недвижимости.

Таким образом, все основания для отказа в государственной регистрации можно разделить на две группы: окончательные и устранимые. К первой группе относятся основания, устранить которые заявитель не в силах, (например, смерть одной из сторон договора до его обязательной регистрации). Во втором случае у заявителей существует возможность повторно обратиться в регистрирующий орган с заявлением о регистрации после устранения причин, послуживших основанием для отказа.

Решение об отказе должно быть принято в письменной форме с обязательным указанием мотивов для отказа в общий месячный срок, установленный для регистрации либо с учетом сроков, определяемых для приостановления государственной регистрации.

Мотивированное решение об отказе должно быть направлено заявителю в срок не позднее пяти дней после окончания срока регистрации. Специальный срок установлен Законом об ипотеке: в соответствии с п. 5 ст. 21 отказ в регистрации должен быть направлен в течение общего срока регистрации, т.е. определен более короткий срок для уведомления.

Согласно Закону о регистрации право считается возникшим, а сделка зарегистрированной именно с момента внесения соответствующей записи в ЕГРП. В соответствии с п. 5 ст. 12 Закона о регистрации правила ведения ЕГРП определяются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством РФ. В настоящее время действуют Правила ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденные Постановлением Правительства РФ № 219 от 18.02.1998[42] . ЕГРП является единственным источником юридически значимой информации, подтверждающей существующие права на недвижимое имущество, а также существование ограничений (обременений) этих прав. П. 4 ст. 12 Закона о регистрации установлено, что ЕГРП, дела правоустанавливающих документов и книги учета являются вечными. Их уничтожение, а равно изъятие из них каких-либо документов или их частей не допускается.

Данная стадия тесно связана с предыдущей в отношении сроков. Остается открытым вопрос, должны ли эти две стадии совпадать по времени или между моментом принятия государственным регистратором решения и моментом внесения записей в Единый государственный реестр прав может быть временной промежуток. Представляется, что правильнее было бы определить указанные сроки в календарных днях, так как формулировка "не позднее чем в месячный срок" нечеткая, кроме того, как уже указывалось, в месяце может быть 28, 29, 30 или 31 день.

Закон о регистрации ввел понятие единого документа, подтверждающего произведенную государственную регистрацию, - свидетельство о государственной регистрации права.

Совершение специальных регистрационных надписей на правоустанавливающих документах и выдача свидетельства производится в соответствии с п. 3 ст. 131 ГК РФ по ходатайству правообладателей. Получение свидетельства является правом, а не обязанностью правообладателя, юридическое же значение имеет внесение записей в ЕГРП. В правилах ведения ЕГРП в разделе VIII "Удостоверение государственной регистрации прав и сделок" установлена форма свидетельства. Там же указано, что свидетельство о государственной регистрации права является документом строгой отчетности, имеет степень защищенности на уровне ценной бумаги на предъявителя, а также учетную серию и номер. Этим же постановлением утверждена форма штампа регистрационной надписи, проставляемого на правоустанавливающих документах.

Приказом Минюста РФ от 18.09.2003 г. № 226 утверждена инструкция «О порядке заполнения и выдачи свидетельств о государственной регистрации прав, сообщений об отказах в государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и информации о зарегистрированных правах»[43] . Данная Инструкция принята в целях обеспечения прав участников отношений, регулируемых законом о государственной регистрации. Поскольку выдача свидетельства о государственной регистрации права производится по ходатайству заявителя, то в Инструкции предлагается рекомендовать заявителям решать вопрос о представлении ходатайства о выдаче свидетельства на стадии подачи документов на государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Наконец, Законом о регистрации предусмотрена в качестве факультативной стадия обжалования отказа в государственной регистрации права на недвижимое имущество или сделки с ним.

Важной гарантией прав заявителей является возможность обжаловать отказ в регистрации в судебном порядке. При этом граждане подают жалобы в суд общей юрисдикции, а юридические лица и граждане индивидуальные предприниматели подают исковые заявления в арбитражный суд.

Рассмотрев процедуру государственной регистрации по стадиям, можно отметить, что порядок, предусмотренный в ст. 13 Закона о регистрации, т.е. сначала проведение правовой экспертизы документов и проверка законности сделок с недвижимостью, а затем установление отсутствия противоречий между заявленными и уже зарегистрированными правами на данный объект недвижимости, а также других оснований для отказа или приостановления государственной регистрации фактически чрезвычайно близки по смыслу, может представлять собой одну стадию. Было бы логичным объединить их как по времени, так и по процедуре проведения. Таким образом, в ходе проведения правовой экспертизы документов и проверки законности сделки регистратор одновременно сможет установить противоречия между заявленными и уже зарегистрированными правами на данный объект недвижимости, а значит - основания для отказа или приостановления государственной регистрации. Представляется необходимым законодательно выделить стадию принятия официального решения о государственной регистрации, приостановлении государственной регистрации или отказе в ней с принятием официального индивидуального административного акта и установить конкретный срок (в календарных днях) принятия решения до внесения записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Содержание действий по нотариальному удостоверению сделок с недвижимым имуществом обладает определенной спецификой в сравнении с иными нотариальными действиями. Эта специфика диктуется особыми свойствами недвижимого имущества.

Так, при удостоверении сделки с недвижимым имуществом нотариус обязан проверить принадлежность этого имущества собственнику. Однако в данном случае недостаточно обращения только к правоустанавливающим документам (например, к договору купли-продажи недвижимости). Нотариус должен убедиться в том, что соответствующие права зарегистрированы в ЕГРП. При этом выписка из ЕГРП должна содержать не только сведения о государственной регистрации прав на недвижимое имущество, но и сведения о наличии ограничений, обременении, арестов в отношении отчуждаемого недвижимого имущества.

В том случае, если совершается сделка по распоряжению недвижимостью, нажитой в период брака, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга на совершение такой сделки (п. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ). Это правило касается и совершения индивидуальным предпринимателем сделок с недвижимым имуществом, используемым в предпринимательской деятельности.

За последние годы существенным образом сужена компетенция нотариальных органов и их роль в организации оборота недвижимого имущества, что оценивается специалистами как негативная тенденция[44] .

В целом подход российского законодателя к определению места нотариата в сфере оборота недвижимости значительно отличается от подхода, характерного для континентальной традиции. Как известно, в романо-германской правовой семье развивается латинский нотариат, которому свойственно не просто выполнение удостоверительных функций, но и осуществление своего рода превентивного правосудия, направленного на предупреждение правовых конфликтов. В процессе нотариального удостоверения сделок европейские нотариусы оказывают юридическую помощь лицам, участвующим в сделке. Являясь частным субъектом, нотариус наделен и публичными функциями; он отвечает за законность сделки и несет имущественную ответственность за свои действия. Вследствие этого почти все европейские правопорядки формулируют нормы о нотариальном удостоверении сделок с недвижимым имуществом.

В странах англосаксонскойправовой традиции нотариус не играет существенной роли при удостоверении сделок с недвижимостью. Обеспечение гарантий участникам сделки с недвижимостью достигается сопровождением сделки с недвижимостью страховой компанией, которая страхует риски неисполнения и недействительности сделки. За многие десятилетия существования такой системы страховые компании накопили практически всеобъемлющую информацию обо всех объектах недвижимости, включая сведения об истории их юридической судьбы. Такое положение и является гарантией юридической чистоты сделок, а участие нотариата представляется излишним.

Возникают сомнения в том, что государство способно в полном объеме эффективно выполнить подобного рода обязательства. Государство последовательно в данном случае, гарантируя при помощи федеральной регистрационной службы законность регистрации прав на недвижимость, оно принимает на себя бремя гарантирования имущественных прав добросовестных участников оборота недвижимости. Вместе с тем, в отличие от государства эту роль наиболее эффективно выполняют в рамках коммерческих отношений страховые организации. К тому же государство ограничивает размер компенсации вреда, причиненного в результате утраты недвижимого имущества одним миллионом рублей, что не может компенсировать в полном объеме понесенные лицом убытки. В связи с реформой регулирования оборота недвижимости законодатель попытался укрепить и права добросовестного приобретателянедвижимости. С этой целью в п. 2 ст. 223 ГК РФ были внесены изменения, согласно которым недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю на праве собственности с момента государственной регистрации, за исключением случаев, предусмотренных ст. 302 ГК РФ, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя[45] .

Таким образом, тенденции развития российского права свидетельствуют, что, отстраняя нотариат от участия в укреплении прав на недвижимость, законодатель ориентировался на англосаксонскую модель защиты от рисков в этой области, при этом он не включил в систему гарантирования рисков страховые риски, а взвалил бремя компенсации потерпевшим от ущерба на собственные плечи.

Согласно ст. 163 ГК РФ нотариальное удостоверение сделки осуществляется путем совершения на документе удостоверительной надписи нотариусом или другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие (командиром воинской части, консулом, главным врачом и т.д.). Из смысла действующего законодательства следует, что нотариус вправе удостоверять только письменные сделки. Собственно, именно поэтому нотариальная форма удостоверения сделок именуется как квалифицированная письменная форма.

В том случае, если сделка подлежит совершению в нотариальной форме и в то же время требует государственной регистрации, то возникновение (прекращение) прав по такой сделке происходит в момент ее государственной регистрации. В соответствии с общим правилом нотариальное удостоверение сделки может производиться любым нотариусом (ст. 40 Основ законодательства РФ о нотариате). В то же время для ряда договоров установлены особые правила. Так, договор о возведении жилого дома на отведенном земельном участке удостоверяется по месту его отвода. Договоры об отчуждении жилого дома, квартиры, дачи, садового дома, гаража, земельного участка должны удостоверяться по месту нахождения указанного имущества (ст. 56 Основ законодательства РФ о нотариате). Представляется, что этот перечень не является исчерпывающим. Опираясь на аналогию, можно сделать вывод о том, что по месту нахождения недвижимого имущества подлежат удостоверению договоры об отчуждении иных видов недвижимого имущества (комнат в коммунальных квартирах, нежилых строений и т.д.). Это правило основывается на принципе исключительной территориальной компетенции нотариуса. В свою очередь, указанный принцип корреспондирует с правилом о нотариальных округах, которые устанавливаются совместным решением органов юстиции и нотариальной палатой, как правило, в соответствии с административно-территориальным делением Российской Федерации. Подобный подход представляется разумным, поскольку позволяет аккумулировать информацию о сделках с недвижимым имуществом в одном нотариальном округе, что препятствует злоупотреблениям в этой сфере, а также упрощает процедуру укрепления прав на недвижимое имущество.

Значение нотариальной формы сделки с недвижимым имуществом заключается в том, что таковая в значительной степени облегчает процедуру доказывания определенных фактов. Особенно большое значение нотариальные.

Глава 2. Защита имущественных прав добросовестного приобретателя

2.1 Добросовестное приобретение от неуправомоченного отчуждателя как основание для возникновения права собственности

Право собственности дает собственнику право виндикации и тогда его частный интерес будет вполне удовлетворен. При таких условиях нахождение имущества в руках отчуждателя является единственным основанием для добросовестного предположения, что он собственник и для вступления с ним в сделку.

Такую презумпцию Б.Б. Черепахин указывал в обоснование теории доверия к внешнему фактическому составу и защиты видимости права[46] .

В русской юридической литературе данной точки зрения придерживался И.А. Покровский[47] , который обоснованно отмечает: «Усвоение для оборота на движимости и установление института поземельных книг для оборота на недвижимости вызвано единой целью и проникнуто единой мыслью: обеспечить прочность гражданского оборота путем узаконения доверия к известным внешним фактам».

Здесь И.А. Покровский также дал четкое обоснование. Поземельные книги имеют своей общей задачей представлять в каждый данный момент точное изображение юридического положения всякой недвижимости, входящей в состав данного округа. Для достижения этой цели устанавливается правило, что всякий акт, долженствующий иметь вещно-правовое значение (передача права собственности, установление залога или сервитута и т.д.), должен быть записан в поземельную книгу, и только с этого момента он получает юридическую силу для всех третьих лиц, для публики. Это так называемый принцип публичности всех вещно-правовых актов на недвижимость (или иначе - принцип внесения).

С другой стороны, полная уверенность для третьих лиц может быть создана только тогда, если они могут безусловно полагаться на сообщения поземельных книг. Вследствие этого принцип публичности дополняется принципом достоверности: всякая запись в книге имеет полную юридическую силу для третьих лиц даже тогда, когда она не соответствует действительности; лица заинтересованные могут добиваться исправления поземельной книги, но пока она не исправлена, она считается истинной.

Поэтому ограничение виндикации в пользу добросовестного приобретателя является не революционным нововведением, а простой закономерностью развития гражданского права.

Вопрос о возникновении права собственности у добросовестного приобретателя имущества от неуправомоченного отчуждателя, равно как и вопрос о прекращении права бывшего собственника имеют безусловный приоритет для практики. Именно они определяют интерес тяжущихся сторон к использованию возможностей данного института.

В проекте Российского Гражданского уложения 1905 г. мы встречаем тот же подход. В нем закреплены положения о приобретении права собственности движимой вещи от неуправомоченного лица, то есть именно то, чего сейчас так недостает современному правовому регулированию данного вопроса. Эти нормы нашли отражение в приведенных ниже статье - 753.

753. Добросовестность приобретения вотчинных прав (ст. 747, 748 и 752) всегда предполагается, и тот, кто ссылается на недобросовестность, должен ее доказать"[48] .

Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.[49] воспринял названные идеи весьма избирательно.

Так, если имущество продано не собственником, покупатель приобретал право собственности в тех случаях, когда согласно ст. ст. 59, 60 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. собственник не вправе был истребовать от него имущество (ст. 183).

Это случаи экспроприации имущества на основании революционного права или иные формы его перехода во владение трудящихся до 22 мая 1922 г., а также рассматриваемое нами добросовестное приобретение.

Виндикация по общему правилу ограничивалась самим наличием приобретателя (приобретатель признается добросовестным, если он не знал и не должен был знать, что лицо, от которого он приобрел вещь, не имело права отчуждать ее). Вопросы выражения воли собственника на потерю владения (кроме случаев кражи и потери), свойства таких объектов, как деньги и ценные бумаги на предъявителя, не принимались во внимание.

Государственные учреждения и предприятия имели право на неограниченную виндикацию и могли истребовать принадлежащее им имущество, незаконно отчужденное каким бы то ни было способом, от всякого приобретателя. Поскольку деление на движимое и недвижимое имущество кодексом устранялось, то указанные нормы применялись ко всему объему вещей, что и составило новую, исключительно "российскую" особенность, которая сохранилась и на современном этапе развития российского гражданского права.

В числе способов приобретения права собственности добросовестное приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя занимает место весьма своеобразное.

В 40-х годах прошлого века юридическая природа приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя была исследована Б.Б. Черепахиным[50] .

По его мнению, добросовестное приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя является первоначальным способом приобретения права собственности, так как право собственности приобретателя не зависит от права собственности отчуждателя и от права собственности прежнего собственника. Оно приобретается свободным от всяких обременений, если приобретатель добросовестно о них не знал и не мог знать.

На сегодняшний день спор относительно возможности возникновения у добросовестного приобретателя права собственности на спорное имущество в случае отказа в виндикационном иске его собственнику является особенно острым.

Обусловлено это тем, что в Гражданском кодексе Российской Федерации 1994 г. нет указания, каким образом приобретается право собственности добросовестным приобретателем. Ст. 218 ГК РФ прямо не предусмотрено приобретение права собственности добросовестным приобретателем от неуправомоченного отчуждателя, как и ст. 235 ГК РФ не предусмотрено соответствующего основания для прекращения права собственности.

Проблема усугубляется тем, что в Гражданском кодексе Российской Федерации 1994 г. (ст. 234) появился отсутствовавший ранее институт приобретательной давности, веденный впервые Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г.[51] (ст. 50).

Ст. 234 ГК РФ устанавливает особенности применения срока приобретательной давности к тем владельцам, у которых вещь могла быть отобрана в порядке виндикации и не упоминает о случаях, когда виндикационный иск не подлежит удовлетворению.

Таким образом, возникла неопределенность в отношении правового режима вещи, которая не может быть истребована собственником.

В связи с этим проявилось отрицательное отношение к самой возможности возникновения права собственности добросовестного приобретателя по основаниям, установленным ст. 302 ГК РФ.

Ярким сторонником этой позиции является К.И. Скловский[52] , который считает институт приобретательной давности единственным возможным основанием для приобретения добросовестным приобретателем права собственности на вещь в случае недействительности отчуждательной сделки.

Его аргументация заключается в том, что приобретение права собственности добросовестным приобретателем от неуправомоченного отчуждателя по основаниям ст. 302 ГК РФ не закреплено законодательно. На примере анализа норм Германского гражданского уложения 1896 г. (§§ 932, 986 - 994) Скловский К.И. делает вывод относительно объективного возникновения права собственности у добросовестного приобретателя в момент приобретения, поэтому норма ст. 302 ГК РФ об ограничении виндикации от добросовестного приобретателя "не подтверждает, а скорее опровергает допущение, что этот же приобретатель уже стал собственником"[53] , поскольку собственнику не нужна защита от виндикации.

"Получивший защиту от виндикации добросовестный приобретатель не становится собственником в отсутствие прямого указания закона, а продолжает владеть без титула, незаконно и, чтобы стать собственником, нуждается в приобретательной давности"[54] .

В.А. Рахмилович в своей работе[55] указал на безвыходность данной ситуации, если не согласиться с тем, что Гражданский кодекс 1994 г. признает добросовестного приобретателя собственником.

Иначе его владение лишилось бы материально-правового основания и основывалось бы только на отказе в иске предыдущему собственнику, то есть на юридическом факте процессуального права. Имело бы тогда это владение защиту против других лиц, имеющих титул? Мог ли владелец распоряжаться вещью в данном случае? На эти вопросы нет однозначного ответа, что ставит добросовестных приобретателей и их контрагентов, а следовательно весь оборот в целом, в крайне неблагоприятное положение.

В связи с этим В.А. Рахмилович предложил[56] дополнить п. 2 ст. 218 ГК РФ фразой: "Оно возникает у добросовестного приобретателя при наличии предусмотренных ст. 302 оснований для отклонений иска собственника" и дополнить п. 1 ст. 235 словами: "...в частности, когда имущество не может быть истребовано собственником по основаниям, предусмотренным ст. 302". Подобное изменение законодательства действительно устранило бы существующую неопределенность.

В.А. Рахмилович в своем предложении не учитывает различия оборота движимостей и недвижимостей, однако, несмотря на это, оно явно заслуживает внимания.

Решение вопроса о разграничении сфер действия институтов приобретательной давности и добросовестного приобретения от неуправомоченного лица достигается и без вмешательства законодателя путем толкования действующего закона.

Традиционно одним из условий возникновения у добросовестного приобретателя вещи права собственности является сделка, направленная на переход права собственности или на установление другого вещного или обязательственного права: необходима justus titulus, точнее мнимый (путативный) титул - titulus putativus.

Сделка должна соответствовать требованиям закона. Допускается только один порок - отсутствие права на отчуждение. Конечно, он ведет к ничтожности сделки в силу несоответствия требованиям статей 168, 209 ГК РФ, но в силу ст. 302 ГК РФ добросовестность приобретателя является средством легитимации приобретения, не допуская реституции или виндикации.

Таким образом, суд, установив необходимый юридический состав, делает вывод о наличии у добросовестного приобретателя права собственности.

Такое право принадлежит исключительно суду, который в силу закона и при определенных условиях имеет право на закрепление положения, созданного действиями, порой незаконными. Например, в соответствии с п. 3 ст. 171 ГК РФ в интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, совершенная им сделка может быть по требованию его опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина.

Поэтому основанный на германском праве вывод К.И. Скловского о возникновении права собственности у добросовестного приобретателя в момент приобретения не согласуется с правом российским, по которому право собственности добросовестного приобретателя возникает не объективно, а из судебного решения.

Отсюда видно, что институт приобретательной давности, возникший значительно ранее изучаемого вопроса о добросовестном приобретении вещи от неуправомоченного лица, носит более общий по сравнению с последним характер и вполне может его подменить. Однако само наличие ст. 302 ГК РФ в российском гражданском законодательстве требует разграничения применения этих двух институтов[57] .

Различие между ними, понимание которого способно устранить их конкуренцию, состоит в пороках, относящихся к основанию приобретения права, то есть к отчуждательной сделке. Если сделка имеет единственный порок в виде отсутствия права отчуждателя на продажу или иной вид отчуждения вещи, то применяется норма ст. 302 ГК РФ и приобретательная давность не имеет действия.

Если сделка имеет другие пороки, влекущие ее недействительность, то приобретение вещи в собственность возможно только путем приобретательной давности.

Действительно российским гражданским законом прямо не предусмотрено приобретение права собственности добросовестным приобретателем от неуправомоченного отчуждателя, как и не предусмотрено соответствующего основания для прекращения права собственности. Однако, как уже было отмечено, Кодекс Наполеона 1804 г. также не содержит подобных положений.

Недосказанность в данном вопросе была успешно преодолена во Франции судебной практикой и доктриной. Нечто подобное происходит и у нас.

Данный пробел отчасти восполнил Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Так, в пункте 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" указано: "Если право собственности подлежит государственной регистрации, решение суда является основанием для регистрации перехода права собственности к покупателю"[58] .

Поэтому арбитражные суды при разрешении споров исходят из признания добросовестного приобретателя собственником, что на сегодняшний день является гарантией реализации интересов добросовестного приобретателя и обеспечением прочности гражданского оборота в целом.

"Возможность приобретения права от неуправомоченного лица в принципе не исчерпывается сферой права собственности..."[59] , и с этой позицией вполне можно согласиться. Права аренды, залога и другие (как вещные, так и обязательственные) могут приобретаться добросовестно при наличии условий, необходимых для возникновения у добросовестного приобретателя права собственности. В частности, необходимым является условие о передаче вещи во владение добросовестного приобретателя.

Здесь как раз и проявляется особенность добросовестного приобретения как института, созданного для движимых вещей.

Например, вещь, на которую установлена ипотека, согласно императивным требованиям ст. 338 ГК РФ не передается залогодержателю. Таким образом, добросовестное приобретение права залога в этом случае является весьма сомнительным.

При подготовке Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 г. были разработаны особые правила построения оборота недвижимости в России, но, к сожалению, правовым средствам для его защиты не было уделено достаточно внимания. В итоге положения о защите оборота недвижимости заимствуются из системы оборота движимостей, что нельзя признать правильным, так как в обороте недвижимого имущества острее ощущается необходимость более прочного обеспечения ограниченных прав на это имущество третьих лиц и прежде всего потому, что недвижимость может не находиться в их владении.

Владение является внешней формой наличия права собственности. В частности, передачей владения переходит право собственности (ст. 223 ГК РФ), следовательно, лицо, владеющее вещью, предполагается ее собственником.

В случае совершения сделки с недвижимостью приобретатель вправе доверять записи в реестре так же, как и приобретатель движимой вещи может довериться факту владения отчуждателя.

Следовательно, необходим специальный способ защиты интересов добросовестного приобретателя недвижимости, которым является так называемый принцип публичной достоверности реестра прав на недвижимое имущество.

Действительно, такие случаи возможны, но нельзя расширять список исключений из принципа публичной достоверности, хотя возможны и другие случаи, когда запись в реестре не соответствует действительности, например, недвижимое имущество акционерного общества отчуждено управляющей компанией, запись о переходе права собственности внесена в реестр, но арбитражный суд признал недействительным решение общего собрания акционеров о назначении управляющей компании.

Таким образом, запись в реестре не соответствует действительности, а вопрос защиты прав добросовестного приобретателя как никогда актуален. Случаев, когда запись в реестре не соответствует действительности, в арбитражной практике великое множество, и большинство из них - результат приватизации 90-х годов.

В настоящее время разработан проект Федерального закона о дополнении Гражданского кодекса Российской Федерации нижеприведенной статьей 234-1, положения которой вызывают немалый интерес:

«1. Лицо, у которого в соответствии со статьей 302 настоящего Кодекса не может быть истребовано движимое имущество, признается собственником такого имущества.

Лицо, владеющее недвижимым имуществом на основании иного права, чем право собственности (добросовестный арендатор, залогодержатель и другие), вправе защищать свое владение на условиях, указанных в статье 302 настоящего Кодекса.

2. Право собственности на недвижимое имущество, приобретенное по возмездной сделке у лица, право собственности которого было зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, не подлежит оспариванию, если приобретатель являлся добросовестным.

3. Приобретатель недвижимого имущества не считается добросовестным, если к моменту приобретения права собственности в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним внесена отметка об оспаривании права собственности отчуждателя, или, если будет доказано, что приобретатель знал о несоответствии действительности регистрационной записи о праве собственности отчуждателя.

Право собственности на недвижимое имущество, приобретенное добросовестным приобретателем, может быть оспорено в случаях, если отчуждатель был зарегистрирован в качестве собственника вследствие подлога, совершенного работниками органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, или другими лицами; либо такая запись была совершена вследствие насилия или угрозы в отношении как работника органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, так и действительного собственника.

Лицо, которое по возмездной сделке приобрело иное право на недвижимое имущество, чем право собственности (добросовестный арендатор, залогодержатель и другие), также получает защиту на основании настоящего пункта».

Нельзя не признать, что предлагаемые положения о публичной достоверности реестра прав на недвижимость (п. 2) и о материально-правовых последствиях добросовестного приобретения движимой вещи (п. 1) во многом отвечают соображениям разумного построения защиты гражданского оборота, которые формулировались в науке отнюдь не случайно, обосновываясь многовековой юридической практикой.

Таким образом, планируется ввести специальное основание для возникновения права собственности на объекты недвижимости, причем подходы к данной проблеме, выработанные мировой практикой, полностью игнорируются.

2.2 Условия возникновения права собственности на имущество, добросовестно приобретенное от неуправомоченного лица

Для реализации практических возможностей следует понимать фактический состав, при наличии которого у добросовестного лица возникает право собственности на неправомерно отчужденное имущество (как движимое, так и недвижимое). Причем этот фактический состав следует определить применительно к современным российским условиям, избегая описания какой-либо идеальной модели.

Первым условием возведения приобретателя в ранг собственника является его добросовестность.

Добросовестность приобретателя заключается в том, что он "не знал и не мог знать", что владелец имущества не имел права его отчуждать. Приобретатель не может быть признан добросовестным, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых ему было известно, и если такие притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными[60] .

Положение закона "не мог знать" не дает четкого представления о должном характере поведения добросовестного приобретателя.

В статье 302 ГК РФ нет прямого указания на форму вины приобретателя, наличие которой исключает его признание добросовестным, однако сравнение изложенных положений российского гражданского законодательства свидетельствует о том, что приобретатель вещи от неуправомоченного отчуждателя может быть признан добросовестным только в случае, если он действовал без вины или в форме простой неосторожности, имея в виду, что общее для двух правовых систем положение "не знал и не мог знать" не допускает признание приобретателя добросовестным при наличии таких форм вины, как умысел или грубая неосторожность (незнание того, что знают все; незнание очевидного).

Таким образом, к знанию о неправомочности отчуждателя приравнивается только незнание по грубой неосторожности. Даже добросовестное лицо, действующее без должной заботливости и осмотрительности, с точки зрения закона рассматривается как недобросовестный приобретатель. Пределы такой осмотрительности и заботливости в законе не установлены и определяются судом в рамках спора по конкретному делу[61] .

Однако добросовестность приобретателя вещи от неуправомоченного отчуждателя не может иметь место без наличия у приобретателя соответствующей информации об отчуждателе и предмете сделки, кроме того, закон фактически возлагает на него обязанность по ее получению. Но, если в силу не зависящих от приобретателя причин, а также обстоятельств, которые не могут свидетельствовать о его умысле или грубой неосторожности, сведения об отсутствии у отчуждателя полномочий на отчуждение не были получены приобретателем, то правовых оснований для отказа в признании приобретателя добросовестным у суда не найдется[62] .

Действующий закон также требует от приобретателя определенной осторожности при совершении сделки, так как в некоторых случаях приобретатель может предположить с высокой достоверностью, что у отчуждателя нет правомочий на отчуждение вещи (приобретение вещи по заведомо низкой цене с рук или приобретение вещи, право собственности на которую оспаривается третьим лицом).

Характер должного поведения добросовестного приобретателя, требуемый законом для определения полномочий отчуждателя, отражен также и в правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в абзацах 1, 2 пункта 3.1 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2003 г. № 6-П "О проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 ст. 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой и В.М. Ширяева".

В нашем случае Конституционный Суд РФ рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явились жалобы О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева на нарушение их конституционных прав и свобод положениями пунктов 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации о последствиях недействительной сделки. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли данные законоположения Конституции Российской Федерации.

В своих жалобах в Конституционный Суд РФ указанные выше граждане утверждали, что содержащиеся в пунктах 1 и 2 ст. 167 ГК РФ общие положения о последствиях недействительности сделки в части, устанавливающей обязанность каждой из сторон возвратить все полученное по сделке, не позволяет добросовестным приобретателям защитить свои имущественные права. Тем самым, по мнению заявителей, нарушаются их права и свободы, гарантированные статьями 2, 8, 17 (ч. 1), 18, 19 (ч. 1), 35 (ч. 2) и 40 (ч. 1) Конституции РФ.

По данному конкретному делу Конституционный Суд РФ пришел к вполне определенным выводам и соответственно постановил: признать не противоречащими Конституции РФ содержащиеся в пунктах 1 и 2 статьи 167 ГК РФ общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, поскольку данные положения - по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со статьей 302 ГК РФ - не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом[63] .

Тем самым Конституционный Суд РФ вновь подтвердил право каждого иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами, а также признал и подтвердил право на защиту собственности, ее охрану законом (статьи 8 и 35, ч. 1 и 2).

Конституционный Суд РФ признал, что гарантированная государственная защита права владения, пользования и распоряжения имуществом обеспечивается не только собственникам (ст. 35 (ч. 2) Конституции РФ во взаимосвязи с ее статьями 8, 34, 45, 46 и 55 (ч. 1), но иным участникам гражданского оборота (добросовестным приобретателям).

В этой связи правовые позиции Конституционного Суда РФ основывались на принципах соразмерности и пропорциональности прав и обязанностей всех участников гражданского оборота - собственников, сторон в договоре, третьих лиц. При этом возможные ограничения федеральным законом прав владения, пользования и распоряжения имуществом, а также свободы предпринимательской деятельности и свободы договоров должны быть справедливыми, адекватными, пропорциональными, соразмерными, носить общий и абстрактный характер, не иметь обратной силы и не затрагивать существо данных конституционных прав.

Самый главный постулат, вытекающий из текста Постановления Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г., гласит о том, что именно законодатель должен предусматривать способы и механизмы защиты имущественных прав добросовестных приобретателей с тем, чтобы исключить риск неправомерной утраты имущества, которое может быть у них истребовано в порядке реституции.

В оглашенном и опубликованном в печати Постановлении Конституционный Суд РФ вполне справедливо указал о том, что суды общей юрисдикции и арбитражные суды самостоятельно решают, какие нормы подлежат применению в конкретном деле, пока указанное не приводит к коллизии реализуемых на их основе конституционных прав.

Конституционный Суд РФ пришел к вполне обоснованному выводу, что "иное истолкование положений п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ означало бы, что собственник имеет возможность прибегнуть к такому способу защиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению его имущества недействительными, т.е. требовать возврата полученного в натуре не только когда речь идет об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.) сделок. Тем самым нарушались бы вытекающие из Конституции РФ установленные законодателем гарантии защиты прав и законных интересов добросовестного приобретателя.

Таким образом, резюмировал Конституционный Суд РФ, содержащиеся в п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, - по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со ст. 166 и 302 ГК РФ - не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом, а потому не противоречит Конституции Российской Федерации.

Следует отметить, что Конституционный Суд РФ путем конституционного судопроизводства осуществляет судебный контроль с тем, чтобы в правоприменительной деятельности института собственности соблюдались конституционные принципы его защиты в России.

В то же время полагаем, что Конституционный Суд РФ именно в Постановлении от 21 апреля 2003 г. разрешил многие споры ученых по тем или иным вопросам защиты права собственности, как-то: можно ли признать законным владельца, получившего вещь во владение от лица, неосновательно признававшегося обладающим правом собственности. Думается, что исследуемая профессором Мозолиным В.П.[64] судебная практика, разрешающая такие дела по законодательству виндикации, правильна. К подобным выводам приходят и профессор Тархов В.А.[65] и профессор Рыбаков В.А., профессор Автономов А.[66] , профессор Скловский К.И.[67] и др.

В этой связи вполне справедливо признать, что своим Постановлением от 21 апреля 2003 года Конституционный Суд РФ на современном этапе развития института собственности значительно повысил правовой статус защиты добросовестных приобретателей имущества, находящегося в гражданском обороте, хотя в данной области еще достаточно проблем, ждущих своего разрешения.

Таким образом, с точки зрения Конституционного Суда Российской Федерации общее правило ст. 10 ГК РФ о добросовестности участников оборота по отношению к приобретателю вещи от неуправомоченного отчуждателя не презюмируется.

Так, Открытое акционерное общество "Деревообрабатывающий комбинат № 2" (далее - акционерное общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществам с ограниченной ответственностью "Демакс-Е", "Эрайвэл Трейд", "ДимАнна" о признании недействительными договора от 21.05.2001 купли-продажи объекта незавершенного строительства

Генеральный директор акционерного общества Кузнецов А.В. заключил с ООО "Эрайвэл Трейд" (покупателем) договор купли-продажи от 21.05.2001, по которому продал объект незавершенного строительства, расположенный по адресу: Москва, Старопетровский пр., д. 10, стр. 9, по цене 8900000 рублей и передал его покупателю по акту приема-передачи от 23.05.2001. ООО "Эрайвэл Трейд" зарегистрировало право собственности на приобретенное здание. По договору купли-продажи от 04.10.2001 ООО "Эрайвэл Трейд" (продавец) продало этот же объект ООО "Демакс-Е" (покупателю) по той же цене и передало объект по акту приема-передачи от 04.10.2001. ООО "Демакс-Е" зарегистрировало за собой право собственности на данный объект. На основании договора купли-продажи от 18.12.2003 № 26 ООО "Демакс-Е" (продавец) продало ООО "ДимАнна" (покупателю) недостроенное здание за 9000000 рублей и передало его по акту приема-передачи от 22.12.2003. ООО "ДимАнна" 22.01.2004 зарегистрировало за собой право собственности на введенное в эксплуатацию здание, расположенное по названному адресу.

В соответствии со статьей 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 24 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.1998 № 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" иск собственника об истребовании имущества у добросовестного приобретателя, который приобрел имущество по возмездной сделке у лица, не имеющего права его отчуждать, может быть удовлетворен лишь в случаях, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому было передано собственником во владение, либо похищено у того или у другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. При этом собственник должен доказать, что имущество выбыло из его владения или владения лица, которому имущество было передано собственником во владение, в силу указанных обстоятельств[68] .

Добросовестность приобретателя должна доказываться последним по правилам, предусмотренным гражданским или арбитражным процессуальным законодательством.

Так, в пункте 24 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8 от 25 февраля 1998 г. "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" указано: "Приобретатель должен доказать, что он приобрел имущество возмездно и что он не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имеющего права на его отчуждение"[69] .

Следует признать, что, несмотря на критику[70] , данная позиция более применима к условиям оборота недвижимости по записям, недавно введенной в нашей стране, нежели презумпция добросовестности приобретателя.

Для недвижимых вещей иная ситуация. Их оборот отражается реестром, поэтому доказывание обстоятельств добросовестности приобретения разумнее возложить на приобретателя.

Приобретателю будет гораздо легче доказывать свою добросовестность, если он действительно таким является, чем собственнику вещи, который зачастую не располагает и не может располагать никакими данными о способе и об условиях приобретения вещи, доказывать недобросовестность приобретателя[71] .

Так, любое лицо, которое намерено приобрести имущество, подлежащее государственной регистрации, может получить необходимую информацию относительно предмета сделки в учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (выяснить характер права отчуждателя и основание его приобретения, определить предыдущих правообладателей, выяснить нет ли спора о праве на имущество, не обременено ли имущество правами других лиц).

Опираясь на указанные сведения, которые в силу п. 1 ст. 2 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ предполагаются соответствующими действительности, приобретатель имеет реальную возможность доказать свою добросовестность.

Таким образом, приобретатель по достаточным основаниям (владение вещью, запись в реестре, обстоятельства отчуждения и т.д.) должен считать отчуждателя собственником или же лицом, управомоченным на отчуждение вещи в собственность, на отдачу в залог, аренду или на установление вещного права на нее. Такое же основательное незнание необходимо и для прекращения чужих вещных прав, лежащих на приобретаемой (хотя бы и от собственника) вещи.

Вторым условием служит наличие сделки, направленной на переход права собственности или на установление другого вещного или обязательственного права.

Это требование обусловлено тем, что приобретатель от неуправомоченного лица не должен быть в лучшем положении, чем приобретатель от лица управомоченного, а потому сделка должна быть действительной во всех отношениях; со стороны содержания, формы, свободы волеизъявления, правоспособности и дееспособности сторон и т.д. Здесь допускается только один порок - отсутствие права на отчуждение, но этот дефект устраняется добросовестностью приобретателя[72] .

Третье условие проявляется в том, что отчуждательная сделка должна быть возмездной.

Требование возмездности главным образом соответствует потребностям торгового оборота, поскольку хозяйственная деятельность проявляется не в дарственных сделках, а в возмездных. Следовательно, защита добросовестного приобретения не требует распространения на дарения.

Кроме того, приобретатель, даже добросовестный, получивший вещь безвозмездно, не терпит убытков в результате виндикации.

Четвертое условие защиты приобретателя - получение им вещи в свое владение.

Так, "Доводы ООО "А" о том, что оно является добросовестным приобретателем, признаны судом кассационной инстанции несостоятельными, поскольку в силу ст. 302 ГК РФ вопрос о добросовестности приобретателя рассматривается при истребовании собственником имущества у лица, которое приобрело это имущество по возмездной сделке у лица, которое не имело права его отчуждать. При этом решающее значение имеет то, каким путем имущество выбыло из владения собственника: по его воле или помимо нее. В данном же случае нарушение прав истца выразилось не в выбытии спорного имущества из его фактического обладания, а в лишении его титула собственника. Спорные объекты недвижимости с 2000 г. из фактического владения ООО "Б" не выбывали, им использовались и оно несло бремя содержания этого имущества. В связи с чем требование об истребовании имущества из чужого незаконного владения ООО "Б" не заявлялось"[73] .

Здесь заключается проблема, связанная с оборотом недвижимостей. В судебной практике случается, что недвижимость в силу тех или иных причин неправомерно зарегистрирована за невладеющим ответчиком, причем, как правило, истец не предъявляет виндикационный иск, а пытается признать недействительной отчуждательную сделку - основание для возникновения права собственности ответчика или заявляет иск о признании права собственности.

Ответчик не владеет спорным недвижимым имуществом (оно не передавалось ему фактически согласно ст. 556 ГК РФ), но он записан в качестве собственника. Может ли он защищаться как добросовестный приобретатель.

С точки зрения действующего закона такая защита невозможна, что опять указывает на необходимость введения принципа публичной достоверности реестра прав на недвижимость, по правилам которого добросовестный приобретатель спорной недвижимости имеет возможность защитить свой имущественный интерес[74] .

Пятое условие - годность объекта к приобретению.

Необходимо учитывать, что, пока на реестр не будет распространен принцип публичной достоверности, защищающий записанного собственника от притязаний третьих лиц, окончательно отказываться от применения ст. 302 ГК РФ к недвижимостям будет явно неразумно, принимая во внимание, что, пока принцип публичной достоверности не существует без применения положений ст. 302 ГК РФ, добросовестный приобретатель не получит защиты вообще.

Кроме того, принцип публичной достоверности имеет действие только в случае приобретения недвижимости от записанного в реестре лица. Поэтому, даже после установления принципа публичной достоверности, защита приобретателей по сделкам с недвижимостью, совершенным до введения в действие системы регистрации прав, останется возможной только посредством применения положений ст. 302 ГК РФ[75] .

Возврат же к неограниченной римской виндикации, как это предлагает К.И. Скловский[76] , означает гибель как для добросовестного приобретения, так и для зачатков вотчинной системы, которые только появились в нашей стране. Признать такую позицию соответствующей интересам гражданского оборота невозможно.

Шестое условие - вещь должна выбыть из владения собственника или лица, которому она была доверена собственником, не помимо воли того и другого[77] .

Однако в настоящее время нельзя не отметить универсальный характер нормы ст. 302 ГК РФ, которая может применяться и в отношении названных объектов.

Седьмое условие - решение суда, в котором установлены все элементы фактического состава, необходимого для возникновения у добросовестного приобретателя права собственности: 1) добросовестность приобретателя; 2) наличие сделки, направленной на переход права собственности или на установление другого вещного или обязательственного права; 3) возмездность отчуждательной сделки; 4) поступление вещи во владение приобретателя; 5) годность вещи к приобретению (вещь не изъята из оборота, и ее оборотоспособность не ограничена); 6) вещь должна выбыть из владения собственника или лица, которому она была вверена собственником, не помимо воли того и другого.

Данное условие носит исключительно процессуальный характер.

Установление всех означенных элементов относится к исключительной компетенции суда и возможно только в ходе судебного разбирательства. Поэтому возникновение права собственности по рассматриваемому основанию сопряжено как с исследованием указанных обстоятельств, так и с отказом собственнику в иске по мотиву прекращения у собственника права собственности и возникновения соответствующего права у добросовестного приобретателя.

Таковы те условия, при которых должен иметь применение этот особый способ приобретения права собственности.

Как уже сказано, приобретатель делается собственником, вследствие чего прежний обладатель лишается своего права. Так же точно возможно приобретение и других вещных и некоторых обязательственных прав (залога, аренды). Наконец, возможно и освобождение от чужих вещных и некоторых обязательственных прав, когда приобретатель вещи не знал и не мог знать об их существовании.

Нормы о добросовестном приобретении традиционно служат на пользу только третьим лицам, обязательственные отношения между приобретателем и собственником исключают их применение.

Однако проблемой применения ст. 302 ГК РФ является вопрос о возможности ее расширительного толкования.

Здесь имеются в виду случаи совпадения собственника и неуправомоченного отчуждателя в одном лице, когда, например, имущество отчуждается в нарушение принятых судом мер об обеспечении иска[78] .

С одной стороны, такая сделка будет ничтожной, как совершенная с нарушением закона.

С другой стороны, как отмечает В.А. Рахмилович, "правило ст. 302 должно быть распространено и на указанный случай, ибо мотивы охраны оборота, лежащие в основе этого правила, сохраняют свое значение и здесь"[79] .

Его вывод следует признать правильным, поскольку защита добросовестного приобретателя рассматривается как средство охраны гражданского оборота. Охрана гражданского оборота, как и охрана права собственности, должна носить общий характер, распространяясь на отношения, не урегулированные специально. Только их столкновение вынуждает законодателя искать компромисс. Здесь как раз нет того противостояния между интересами оборота и интересами собственника, которое бы заронило сомнение в возможности применения норм о защите добросовестного приобретателя.

2.3 Гражданско-правовые способы защиты прав добросовестных приобретателей

Как известно, в соответствии со ст. 12 Гражданского кодекса РФ защита нарушенных гражданских прав, в частности защита права собственности, осуществляется судом перечисленными в ее содержании способами, которые не являются исчерпывающими.

Добросовестный приобретатель защищен от виндикационного и реституционного исков. Однако как показало изучение проблемы сам в полной мере не может использовать все способы гражданско-правовой защиты приобретенной недвижимости. Таким образом, главная проблема защиты права собственности добросовестного приобретателя состоит в том, чтобы применяемые средства защиты были оптимально пригодны и соразмерны. При их рассмотрении выявлено только несколько это: признание права, обжалование действий и решений государственных органов, самозащита.

Вопрос об иных (не указанных в законе) способах защиты добросовестного приобретателя также является противоречивым. Ссылка на добросовестное приобретение является мерой обороны, мерой пассивной (ответной). В связи с этим встает вопрос о возможностях активной защиты (путем предъявления каких-либо исков) своих прав добросовестным приобретателем. Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что ссылка на добрую совесть, в настоящий момент (до внесения соответствующих изменений в законодательство) возможна лишь в качестве возражения на требования по виндикационному иску и иску о применении последствий недействительности сделки.

Статья 12 Гражданского кодекса РФ, устанавливая способы защиты гражданских прав, среди последних называет признание права, отводя ему в ряду перечислений первое место и уже одним этим обстоятельством подчеркивая значимость рассматриваемого способа защиты, его приоритетность по отношению к остальным.

В самом общем смысле признание права является одним из предусмотренных действующим гражданским законодательством случаев признания (установления), т.е. правовой квалификации того или иного явления в рамках существующего публичного правопорядка. Так, именно путем признания производятся установление порочности сделки (признание сделки недействительной), констатация несоответствия закону актов государственных органов и органов местного самоуправления, неплатежеспособности должника-банкрота, установление недееспособности (дееспособности) субъекта права и т.д. Вместе с тем признание права стоит особняком по отношению к другим, однопорядковым явлениям и, в частности, к иным способам защиты гражданских прав[80] .

Прежде всего, признание права прямо обозначено ст. 12 ГК РФ в качестве одного из способов защиты гражданских прав, перечень которых открыт, допустив тем самым возможность нормативного установления иных способов защиты гражданских прав. Однако представляется, что, в отличие от носящих специальный характер способов защиты, основополагающие и универсальные способы перечислены все же непосредственно в ст. 12 ГК РФ. Именно в таком качестве выступает и признание права.

Опираясь на сложившуюся судебную практику, можно с уверенностью утверждать, что как способ защиты гражданских прав признание права применяется и к вещным, и к обязательственным правам. Так, из смысла п. 5 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда от 17 февраля 2004 г. "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение"[81] прямо следует, что признание права возможно в отношении права собственности, права хозяйственного ведения, а также обязательственных прав, например права из договора. Именно в этом смысле можно говорить об универсальном характере признания права как способа защиты[82] .

Наконец, применительно к другим способам защиты гражданских прав признание права имеет исключительный, можно сказать, краеугольный характер: возможность применения того или иного средства защиты существует лишь для управомоченного лица, т.е. того, за кем существующим публичным порядком признается наличие нарушенного права. В этом смысле верным представляется вывод о предпосылочном характере признания права по отношению к другим способам защиты гражданских прав.

Институт признания права является одновременно и материальным (гражданско-правовым), и процессуальным. Обусловлено это, главным образом, тем обстоятельством, что признание права по форме - исключительно юрисдикционный (судебный) способ защиты гражданских прав, и отчасти тем, что оно обладает большой спецификой и давней историей, позволяющей ему выделиться в самостоятельное явление процессуального права[83] .

Во всех случаях обращения за судебной защитой нарушенного субъективного права суд проверяет существование к тому правовых оснований, прежде всего, с точки зрения наличия у притязающего лица самого права, т.е. прямо или косвенно делает вывод об обладании истцом тем субъективным правом, которое давало бы ему основание к требованию о его защите[84] .

Требования о признании права собственности в нашей судебной практике предъявляются по самым различным основаниям. Неопределенность в вопросе применения рассматриваемого способа защиты права собственности делает очевидной необходимость в систематизации оснований предъявления требований о признании права, их анализе и оценке эффективности их практического использования.

Действующее гражданское законодательство позволяет выделить два принципиально отличных случая применения такого способа защиты, как признание права собственности, различия в которых обусловлены спецификой оснований. Первый способ - когда законом с признанием права собственности в судебном порядке связывается сам факт возникновения названного права; второй способ - связывающий возникновение права собственности с иными обстоятельствами (например, сделка, приобретательная давность), когда признание права используется исключительно как способ защиты[85] .

Оценка случаев обращения в суд с иском о признании права собственности в ситуациях, когда возникновение названного права не связывается законом с необходимостью его судебного признания (вынесения соответствующего решения), требует прежде всего выработки критериев применения указанного способа защиты[86] .

Так, например, в случаях, когда имущество приобретается по сделке, момент возникновения у приобретателя права собственности определен, как правило, передачей имущества, если законом или соглашением сторон не предусмотрено иное (например, ст. 491 ГК РФ допускает возможность сохранения права собственности на имущество за продавцом до момента оплаты товара или наступления иных обстоятельств, независимо от момента его фактической передачи). Судебные споры в данном случае могут возникнуть в случае отказа в государственной регистрации права собственности со стороны уполномоченного государственного учреждения юстиции, если предметом договора являлось отчуждение недвижимого имущества или в случае оспаривания сделки, лежащей в основании такого отчуждения[87] .

В судебной практике встречаются случаи признания судом права собственности в ситуации, когда указанное право перешло к истцу по сделке. Так, Федеральный арбитражный суд подтвердил правильность судебных актов нижестоящих судов о признании права собственности на недвижимое имущество за ООО "Вольскагропромэнерго", ссылавшееся в обоснование исковых требований на приобретение указанного объекта по договору купли-продажи от 25 мая 1977 г. При этом судами в ходе рассмотрения дела не были выяснены обстоятельства, побудившие истца обратиться с иском о признании права собственности, такие, например, как наличие досудебного спора о праве между истцом и Комитетом по управлению имуществом Саратовской области (ответчиком), отказ в государственной регистрации права со стороны уполномоченного учреждения юстиции. Применение в данном случае одного из способов защиты гражданских прав (признания права) необоснованно, поскольку не обусловлено его нарушением[88] .

Также должен решаться вопрос и в случае с приобретением имущества в собственность в силу, например, приобретательной давности. Так, согласно п. 1 ст. 234 ГК РФ лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее им как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет либо иным имуществом в течение 5 лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность). Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

Возникновение права собственности на недвижимое имущество, в том числе в силу приобретательной давности, связывается законом с его государственной регистрацией. При этом последнее требование необходимо особо подчеркнуть: именно с государственной регистрацией, а не признанием права в судебном порядке. Поэтому представляется, что лицо, приобретшее имущество в силу приобретательной давности, вправе непосредственно обратиться за его государственной регистрацией без обращения в суд с иском о признании его права. Оценка рассматриваемой ситуации с иных позиций связана для управомоченного лица с необходимостью обращения за защитой своего права (имеется в виду требование о признании права) в преддверии его возможных нарушений[89] .

Однако суды кассационной инстанции при подаче исков о признании права собственности по основаниям, предусмотренным ст. 234 ГК РФ, исходят из другой логики. Показательным в этом смысле является следующее дело.

ОГО ВФСО "Динамо" обратилось с иском о признании права собственности на основании ст. 234 ГК РФ. Суд первой инстанции в иске отказал, ссылаясь на тот факт, что в силу ст. 218, 219 ГК РФ право собственности на недвижимость возникает с момента государственной регистрации, поэтому требования истца о признании права собственности до решения вопроса в учреждениях юстиции были оценены как преждевременные. Другими словами, суд исходил из того, что право собственности по приобретательной давности возникает в силу прямого указания об этом в законе независимо от решения суда о его признании. Соответственно истец должен был прежде обратиться в учреждение юстиции по регистрации прав на недвижимость, и только в случае отказа или возникновения спора - в суд с иском о защите права собственности. Однако суд кассационной инстанции, проверяя законность решения, указал, что возможность обращения в арбитражный суд с иском о признании права собственности предоставлена ст. 11 и 12 ГК РФ, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности[90] .

Иначе рассматриваемая проблема должна разрешаться в тех случаях, когда судебное признание права необходимо в силу прямого указания закона, в целях установления правоотношений собственности. Здесь само возникновение права собственности связывается законом с таким юридическим фактом, как решение суда о его признании[91] .

Считается, что признание права как способа защиты гражданских прав направлено на снятие сомнений в принадлежности права тому или иному лицу. С позиций как процессуального, так и материального права признание его способом защиты предполагает, прежде всего, наличие самого субъективного гражданского права (оспоренного или требующего защиты по иным основаниям) и не может выражаться в наделении им лица, обратившегося в суд с соответствующим требованием. Однако именно такую конструкцию предлагает законодатель, устанавливая обязательность судебного признания права: во всех подобных случаях законом специально оговаривается, что право у лица не возникло и может быть признано (или не признано) только судом (ст. 222, 225 ГК РФ). Поскольку за защитой обращается лицо неуправомоченное, то правильнее было бы говорить не о признании за ним, а о наделении его соответствующим правом в судебном порядке.

Все сказанное позволяет отметить неразработанность такого способа защиты гражданских прав, как признание права, требующего не только тщательного теоретического анализа, но и существенных законодательных нововведений.

Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон о регистрации) определяет государственную регистрацию прав как юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения права на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Учреждение юстиции по регистрации прав, рассмотрев представленные документы, может принять решение об отказе в государственной регистрации. Граждане и юридические лица, не согласные с решением, принятым учреждением юстиции, обращаются в суд.

Судебная практика показывает, что в основе своей спорные ситуации однообразны. Например, лицо обращается в суд с заявлением о признании недействительным отказа в государственной регистрации как ненормативного акта органа государственной власти, привлекая ответчиком по делу учреждение юстиции по регистрации прав.

Однако Закон о регистрации устанавливает иные пути защиты нарушенных прав граждан и юридических лиц.

Так, чаще всего основанием для отказа в государственной регистрации права служит то, что на объект, право собственности на который зарегистрировано за одним лицом, заявляют самостоятельные требования другие лица. Поэтому Закон о регистрации устанавливает, что может быть оспорено зарегистрированное право, а не сама запись о регистрации права. Таким образом, законодательно закреплен принцип достоверности государственной регистрации: государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Поэтому ответчиком по такому требованию является правообладатель зарегистрированного права. В данном случае заинтересованное лицо обращается в суд с иском. Ответчиком по данному делу будет не только правообладатель зарегистрированного права, но и учреждение юстиции, осуществившее регистрацию, и в случае признания судом отказа в государственной регистрации незаконным обязано выполнить решение суда, обязывающее учреждение юстиции произвести государственную регистрацию.

Однако юридические лица и граждане-предприниматели могут обжаловать в арбитражный суд такие действия и решения, как отказ в выдаче информации о зарегистрированных правах (п. 2 ст. 7 Закона о регистрации), отказ в исправлении технической ошибки (п. 2 ст. 21 Закона о регистрации), нарушение сроков регистрации и пр.

На практике в процессе судебного разбирательства нередко выясняется, что спор провоцируется неправомерным поведением самих заявителей, а именно непредставлением необходимых документов при обращении с заявлением о регистрации права собственности или иных вещных прав. Судебная практика в этих случаях идет по пути признания регистрации недействительной, хотя Законом о регистрации предусмотрено, что в судебном порядке может быть оспорено только зарегистрированное право. Такая формулировка оставляет открытым вопрос об обжаловании государственной регистрации как ненормативного акта или действия органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Вместе с тем такие споры имеют место, поскольку органы, осуществляющие государственную регистрацию, производят регистрацию на основании Закона и в соответствии со своей компетенцией.

Обращает на себя внимание внесение в п. 5 и 6 ст. 16 Закона о регистрации нормы о том, что при представлении документов на государственную регистрацию в книге учета документов и расписке в их получении регистрирующим органам необходимо указывать не только дату, но также и время их получения с точностью до минуты. Из Закона о регистрации следует, что регистрация прав и сделок производится в последовательности, определенной порядком приема документов. Следовательно, если на регистрацию представлены два договора купли-продажи помещения, то раньше будет зарегистрирован договор, первым представленный на государственную регистрацию, а время представления будет определяться временем получения документов с точностью до минуты, указываемым как в книге учета, так и в выдаваемой заявителю расписке.

В соответствии с п. 6 ст. 12 регистрирующим органам надлежит вносить в графу реестра "Особые отметки" сведения о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным, а также о проживающих в этом помещении членах семьи собственника, находящихся под опекой или попечительством, либо несовершеннолетних членах семьи собственника данного жилого помещения, оставшихся без родительского попечения, при наличии таких сведений у регистрирующего органа, представленных судебными органами и органами опеки и попечительства[92] .

Исходя из изложенного рассмотрение дел об отказе в государственной регистрации возможно как в исковом порядке, так и в порядке производства по делам, вытекающим из административных и иных публичных правоотношений[93] .

При таком положении вещей становится очевидным, что назрела необходимость во внесении определенности в вопрос о видах судопроизводства по делам, связанным с регистрацией недвижимости.

Правильное определение предмета исковых требований прежде всего ведет к более четкому определению круга лиц, подлежащих привлечению к участию по делу, и круга юридических фактов, которые должны быть установлены, что будет способствовать защите имущественных прав на спорный объект.

В заключение по этому вопросу остановимся на детализации норм, регулирующих ответственность органов, осуществляющих государственную регистрацию прав, за вред, причиненный их неправомерными действиями или бездействием физическим или юридическим лицам (в частности, за допущенную при регистрации техническую ошибку, необоснованный отказ в регистрации). Впервые в Законе дано определение необоснованного отказа в регистрации (п. 1 ст. 31 Закона). Вред подлежит возмещению в полном объеме (т.е. включая реальный ущерб и упущенную выгоду) за счет казны РФ и в соответствии со ст. 31 Закона о регистрации и ст. 1069 ГК РФ. При этом вина причинителя вреда предполагается, если он не докажет, что вред причинен не по его вине.

Считаем, что дела о возмещении вреда не вызовут сложностей в правоприменительной практике, поскольку основанием такого отказа будет являться именно несоблюдение порядка и правил регистрации, то есть то, что должно обжаловаться в суд как акты, действия (бездействие) учреждения юстиции по регистрации прав на недвижимость.

Среди новых способов защиты гражданских прав, предусмотренных ст. 12 ГК РФ, особое место занимает самозащита гражданских прав. Этот способ пока недостаточно исследован в науке гражданского права, сколько-нибудь значительная судебная практика по этому вопросу не наработана. В то же время правильное определение содержания этого способа, условий и пределов его применения имеет важное значение для защиты права собственности.

В качестве самостоятельного способа защиты права самозащита была введена в отечественное законодательство ГК РФ 1994 г., такого способа защиты не знали ни гражданские кодексы РСФСР 1922 и 1964 гг., ни Основы 1991 г.[94] . В действующем законе самозащита включена в перечень универсальных способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ), в то время как по сути она является не способом, а формой защиты права[95] .

Несмотря на то что в законодательстве сам термин "самозащита" появился относительно недавно, доктрина гражданского права использовала это понятие и ранее. В частности, действия лица, совершаемые в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости, рассматривались как способы самозащиты гражданских прав, т.е. как действия правомерные, направленные на пресечение правонарушения и восстановление нарушенного права.

Отметим, что понятие "самозащита" существует в широком и узком смысле слова. В широком смысле - это любые действия лица, обладающего субъективным правом, связанные с защитой данного права от нарушения (включая подачу иска, жалобы, самостоятельную защиту гражданских прав в суде без помощи адвоката и т.п.). В узком, гражданско-правовом смысле - это действия лица, направленные на пресечение нарушения и ликвидацию его последствий[96] .

Существует несколько точек зрения в отношении данной правовой категории. В рамках первого подхода под самозащитой понимаются действия, направленные на защиту от нарушения своих гражданских прав только во внедоговорных отношениях[97] . Так, В.П. Грибанов указывал, что "под самозащитой гражданских прав понимается совершение управомоченным лицом не запрещенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав и интересов"[98] .

Вторая точка зрения ограничивает сферу применения самозащиты договорными отношениями[99] .

Третий подход объединяет мнения представителей первой и второй точек зрения. Согласно ему, самозащита представляет собой действия, направленные на защиту от нарушения гражданских прав как во внедоговорных, так и в договорных отношениях. Таковы представления о самозащите М.И. Брагинского[100] , А.П. Сергеева[101] .

Следовательно, по мнению большинства ученых, самозащита в вещных правоотношениях не применяется, однако при причинении вреда имуществу собственник может воспользоваться данным способом защиты своего права. Вместе с тем бытует мнение, что самозащита должна включать не только действия, направленные на защиту, но и на предотвращение гражданских правонарушений, в том числе в сфере частной собственности. Так, В.В. Витрянский относит самозащиту права к способам, которые позволяют предупредить или пресечь нарушение права[102] .

Проблема установления правовой природы самозащиты права собственности теснейшим образом связана с определением права на защиту, а в частности с моментом возникновения данного права.

Если придерживаться мнения, что "защита гражданских прав является самостоятельным субъективным правом, пронизывающим все сферы гражданского права", "но реализуется оно лишь при наличии такого факта, как нарушение"[103] , то путем фактических действий, направленных на защиту права собственности, управомоченное лицо может осуществить указанное правомочие, предоставленное ему в рамках субъективного права.

Согласно другому представлению, право на защиту "в качестве реальной правовой возможности появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рамках возникающего при этом охранительного гражданского правоотношения"[104] , следовательно, меры самозащиты также могут применяться только в случаях, когда уже существует нарушение права собственности. Применяемые же собственником фактические действия, направленные на предотвращение посягательств на собственность, превращаются в таких случаях в меры охраны в широком смысле этого слова. Так, В.А. Слыщенков, например, утверждает, что на стадии, предшествующей судебному разбирательству, претенденты на владение фактически используют многие доступные им средства для сохранения владения в своих руках, не останавливаясь перед применением силы и проч. По его мнению, ст. 14 ГК РФ санкционирует самозащиту как способ владельческой защиты. Однако из формулировки ст. 14 следует, что ее применение оправдано при условии, что лицо, прибегающее к самозащите, имеет право на вещь, которое нарушено[105] .

Следует отметить, что такое представление о самозащите права собственности имеет давние исторические предпосылки. Так, в дореволюционном гражданском праве в качестве внесудебной защиты гражданских прав рассматривались необходимая оборона, состояние крайней необходимости и дозволенное самоуправство, или самопомощь[106] . Дозволенное самоуправство определялось как "право самопомощи в целях восстановления юридического положения"[107] . Следовательно, основанием применения самозащиты было реальное нарушение субъективного права.

Очевидно, что различие между приведенными точками зрения существенно. Если придерживаться первой, следует признать, что право на защиту (а соответственно, и на самозащиту) существует и до нарушения субъективного гражданского права (в отношении самозащиты права собственности это может быть, например, установка запоров, замков, охранной сигнализации и т.п.). Если принять за точку отсчета другую, то способы самозащиты перестают быть таковыми и становятся мерами охраны права собственности.

Не давая определения понятию самозащиты, ГК РФ содержит лишь требования к способам самозащиты (ст. 14). Во-первых, эти способы должны быть соразмерны нарушению и, во-вторых, они не должны выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в своем совместном Постановлении № 6/8 от 1 июля 1996 г. указал, что "при разрешении споров, возникших в связи с защитой принадлежащих гражданам или юридическим лицам гражданских прав путем самозащиты (ст. ст. 12 и 14 ГК РФ), следует учитывать, что самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный"[108] . То есть судебная практика считает самозащиту мерой защиты, но не охраны.

Между тем, обратившись к общетеоретическим представлениям о защите и охране права, мы увидим, что данные понятия существенно различаются. Например, по мнению австрийского цивилиста Е. Месснера, под охраной прав и законных интересов следует понимать только такую деятельность государственных и общественных органов, которая содержит в себе мероприятия предупредительного характера. В тех случаях, когда нарушение права уже произошло, в действие вступает защита. Охрана права существует постоянно и имеет цель обеспечить его осуществление, не допустить его нарушения. Охрана обеспечивается, прежде всего, государством. Носитель права сам может предпринять различные меры охраны своих интересов: применить меры охраны своих вещей (ограждения, замки, сигнализации, сдача на хранение или под охрану и т.д.)[109] .

Следовательно, в отношении защиты права собственности ситуация двояка. Полагаем, что фактические действия, направленные на предотвращение нарушения права собственности, следует рассматривать как меры охраны права собственности, однако в тех случаях, когда речь идет о причинении вреда имуществу (то есть защите права собственности в рамках обязательственных внедоговорных отношений), имеет место защита права, которая, в частности, может проявляться в применении крайней необходимости. В связи с этим представляется возможным различать самозащиту вещно-правового и обязательственно-правового характера.

Регулированию самозащиты обладает существенным потенциалом и может быть воспринят российским правом. В целях недопущения самоуправства ГК РФ должен иметь норму, дозволяющую применение самозащиты. Ведь согласно ст. 12 ГК РФ право собственности можно защищать только способами, установленными законом.

Заключение

Экономические реформы в Российской Федерации, направленные на развитие и функционирование свободного рынка и свободы предпринимательства, обусловили повышение значимости недвижимого имущества. Это связано прежде всего с введением частной собственности на недвижимость, а также с массовой приватизацией рыночных объектов недвижимости. В результате недвижимость превратилась в фактор, решающим образом влияющий как на уровень благосостояния физических лиц, так и на эффективность деятельности российских производителей.

Анализ современной правоприменительной практики позволяет с полной уверенностью утверждать, что сформировавшиеся на протяжении последних лет подходы высших российских судебных органов к ряду вопросов защиты права собственности не только не способствуют, но и прямо препятствуют нормальному функционированию и развитию гражданского оборота в Российской Федерации. Отмеченный негативный эффект проявляется в многочисленных злоупотреблениях в сфере сделок с недвижимым имуществом, в так называемых "недружественных поглощениях", "перехвате управления" и других "сравнительно законных" способах завладения имуществом. Основная причина, конечно, заключается в высокой степени коррумпированности органов власти в России, не исключая, как было недавно публично признано Президентом РФ, и судебной власти.

1. Право на защиту это, с одной стороны возможность применения самим управомоченным лицом различных способов защиты своих субъективных прав, с другой - возможность обращения к судебной власти или иным правоохранительным органам для применения к правонарушителю мер государственно-принудительного характера. Право каждого лица защищать свои права всеми способами, не запрещенными законом, и право на судебную защиту гарантировано Конституцией РФ (ст. 45, 46).

2. В содержании субъективного права обычно выделяют несколько правомочий: возможность требовать от обязанного лица определенного поведения, возможность осуществить субъективное право своими действиями и, наконец, возможность обратиться к суду за защитой нарушенного или оспариваемого права. Из такого понимания вытекает, что право на защиту включается в содержание субъективного права, является его элементом.

3. Добросовестный приобретатель защищен от виндикационного и реституционного исков. Однако как показало изучение проблемы сам в полной мере не может использовать все способы гражданско-правовой защиты приобретенной недвижимости. Таким образом, главная проблема защиты права собственности добросовестного приобретателя состоит в том, чтобы применяемые средства защиты были оптимально пригодны и соразмерны. При их рассмотрении выявлено только несколько это: признание права, обжалование действий и решений государственных органов, самозащита.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации возможно дополнить нижеприведенной статьей 234-1:

«1. Лицо, у которого в соответствии со статьей 302 настоящего Кодекса не может быть истребовано движимое имущество, признается собственником такого имущества.

Лицо, владеющее недвижимым имуществом на основании иного права, чем право собственности (добросовестный арендатор, залогодержатель и другие), вправе защищать свое владение на условиях, указанных в статье 302 настоящего Кодекса.

2. Право собственности на недвижимое имущество, приобретенное по возмездной сделке у лица, право собственности которого было зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, не подлежит оспариванию, если приобретатель являлся добросовестным.

3. Приобретатель недвижимого имущества не считается добросовестным, если к моменту приобретения права собственности в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним внесена отметка об оспаривании права собственности отчуждателя, или, если будет доказано, что приобретатель знал о несоответствии действительности регистрационной записи о праве собственности отчуждателя.

Право собственности на недвижимое имущество, приобретенное добросовестным приобретателем, может быть оспорено в случаях, если отчуждатель был зарегистрирован в качестве собственника вследствие подлога, совершенного работниками органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, или другими лицами; либо такая запись была совершена вследствие насилия или угрозы в отношении как работника органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, так и действительного собственника.

Лицо, которое по возмездной сделке приобрело иное право на недвижимое имущество, чем право собственности (добросовестный арендатор, залогодержатель и другие), также получает защиту на основании настоящего пункта».

5. Система государственной регистрации прав на недвижимое имущество должна обеспечивать защиту прав добросовестного приобретателя недвижимости:

- доказывание добросовестным приобретателем «добросовестности» при приобретении недвижимого имущества, истребуемого собственником по виндикационному иску, либо доказывание собственником «недобросовестности» приобретателя осуществляется прежде всего посредством представления доказательства обращения или, напротив, необращения к единому государственному реестру прав за сведениями о собственнике недвижимости;

- в едином государственном реестре прав должны в обязательном порядке вноситься сведения о существовании спора о праве на недвижимое имущество. О существовании такого спора может также свидетельствовать наличие в ЕГРП записи об аресте имущества или записи о запретах совершать сделки с этим имуществом, которые были сделаны учреждением юстиции на основании соответствующих судебных актов о принятии данных мер по обеспечению исков;

- добросовестный приобретатель недвижимого имущества, у которого это имущество не может быть истребовано его собственником (если собственнику суд отказал в удовлетворении виндикационного иска), приобретает право собственности на это имущество.

6. В Гражданском кодексе однозначно он не решен вопрос о гражданско-правовом режиме неправомерно отчужденной вещи, что порождает массу негативных последствий, главным из которых является фактическое выбытие вещи из гражданского оборота. Наилучшим решением, очевидно, является введение института государственной регистрации факта владения за ответчиком, если собственнику отказано в виндикационном иске. Заявление собственником виндикационного иска в этом случае будет иметь своей целью не только истребование имущества, но и перенесение всех обременений, вытекающих из владения имуществом, на ответчика, если истребовать имущество окажется невозможным.

Кроме того, необходимо внести некоторые изменения в ГК РФ, а именно:

- дополнить п. 2 ст. 218 фразой: "Оно возникает у добросовестного приобретателя при наличии предусмотренных ст. 302 оснований для отклонения иска собственника";

- дополнить п. 1 ст. 235 словами: "...в частности, когда имущество не может быть истребовано собственником по основаниям, предусмотренным ст. 302".

Библиографический список

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. –1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 года, по состоянию на 17.07.2009] // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 года, по состоянию на 17.07.2009] // СЗ РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 года, по состоянию на 30.06.2008] // СЗ РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 года, по состоянию на 28.06.2009] // СЗ РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 года, по состоянию на 19.07.2009] // СЗ РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

7. Земельный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 136-ФЗ, принят 25.10.2001 года, по состоянию на 17.07.2009] // СЗ РФ. – 2001. – № 44. – Ст. 4147.

8. Семейный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 223-ФЗ, принят 29.12.1995 года, 30.06.2008] // СЗ РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 16.

9. О внесении изменений в статью 223 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» [Текст]: [Федеральный закон № 217-ФЗ, от 30.12.2004 года] // СЗ РФ. – 2005. –.№ 1 (часть 1). – Ст. 43.

10. Об ипотеке (залоге недвижимости) [Текст]: [Федеральный закон № 102-ФЗ, от 16.07.1998 года, по состоянию на 17.07.2009] // СЗ РФ. – 1998. – № 29. – Ст. 3400.

11.О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним [Текст]: [Федеральный закон № 122-ФЗ, от 21.07.1997 года, по состоянию на 19.07.2009] // СЗ РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3594.

12.Об утверждении правил ведения единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним [Текст]: [Постановление Правительства РФ № 219, от 18.02.1998 года, по состоянию на 22.11.2006] // СЗ РФ. – 1998. – № 8. – Ст. 963.

13.Об утверждении инструкции о порядке заполнения и выдачи свидетельств о государственной регистрации прав, сообщений об отказах в государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и информации о зарегистрированных правах [Текст]: [Приказ Минюста РФ № 226, от 18.09.2003 года, по состоянию на 06.12.2006] // Российская газета. – 2003. – № 201. – С. 12.

Научная и учебная литература

14.Авласевич А.И. Проблемы защиты добросовестного приобретателя при отчуждении ему вещи неуправомоченным лицом [Текст]// Иваново-вознесенский юридический вестник. - 2001. - № 7/8.- С.12.

15.Автономов А. Конституционная защита владения в России [Текст]//Конституционное право.-2002. -№ 3. - С. 125 - 134.

16.Аксенова Е. Виндикация или реституция? [Текст]//Коллегия.- 2003.-№ 4.-С.11.

17.Алексеев В.А. Решение суда как основание государственной регистрации прав на недвижимое имущество [Текст]//Вестник ВАС РФ.- 2006.- № 10.- С. 34.

18.Афанасьева И.В., Кузнецова М.Н. Приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя в контексте современного законодательства [Текст]//Юрист.- 2004.-№ 1.-С. 22.

19.Белицкий В.Б. О механизме регистрации прав собственности на домовладение [Текст]//Бюллетень нотариальной практики.- 2007.- № 2.- С.18.

20.Беляев И.Д. История русского законодательства. СПб.: Лань, 1999. – 102 с.

21.Бондаренко Д.В. Заключение и регистрация договора аренды нежилых помещений [Текст]//Право и экономика.-2008.-№ 3.- С.29.

22.Булавинцев А.Т. К вопросу о субъекте регистрации незаконных сделок с землей [Текст]//Законы России: опыт, анализ, практика.-2007.- № 5.- С.12.

23.Булгаков Д. Паспорт для недвижимости [Текст]//ЭЖ-Юрист.- 2009.- № 38.-С.3.

24.Бутнев В.В. Понятие механизма защиты субъективных гражданских прав [Текст] // Механизм защиты субъективных гражданских прав: Сборник научных трудов. Ярославль, 1990. – С.16.

25.Витрянский В.В. Судебная защита гражданских прав [Текст]. Автореф. дис... докт. юрид. наук. М., 1996. – 24 с.

26.Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права[Текст]. - Ростов-на-Дону. Феникс. 1995. – 340 с.

27.Габбасов Р.А. Качество закона и вопросы регулирования оборота недвижимости[Текст]//Бюллетень нотариальной практики.-2005.- № 3.- С.11.

28.Герасимов А. Возвращение имущества[Текст]//Бизнес-адвокат.- 2005.-№ 13.-С.10.

29.Голубок С. Порядок заключения сделок с недвижимостью [Текст]//ЭЖ-Юрист.- 2005.-№ 22.-С.9.

30.Гонгало Б.М. Понятие недвижимости [Текст]// ЭЖ-Юрист.-2001.-№ 11.-С. 12.

31.Гражданское право. В 2 т. Т. 1. [Текст]/ Под ред. Грибанова В.П. М., Юридическая литература.1969. – 622 с.

32.Гражданское право: Учебник [Текст]/ Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. М., Проспект 2004. – 724 с.

33.Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав [Текст]. М., Статут 2001. – 192 с.

34.Гришаев С.П. Комментарий к Федеральному закону «Об ипотеке (залоге недвижимости)» [Текст]. М., Юристь, 2003.- 144 с.

35.Дикусар В.М. Государственная регистрация прав на природные объекты [Текст]//Законодательство и экономика.- 2006.- № 2.- С.32.

36.Добровольский В.И. О признании сделок недействительными [Текст]//Право и экономика.- 2005.-№4.-С.13.

37.Еременко В. Применение последствий недействительности ничтожной сделки, связанной с отчуждением недвижимого имущества[Текст]//Корпоративный юрист.- 2006. - № 3.- С.40.

38.Жилкин Д.Г. Регистрация недвижимости по – новому[Текст]//Жилищное право.- 2007.- № 6.- С.11.

39.Жогов Д.Ю., Малета С.Е. Государственная регистрация как внесудебный способ признания прав на самовольные постройки [Текст]//Право и экономика. – 2007.- № 3.- С.16.

40.Ельяшевич В.Б. История права поземельной собственности в России Том второй. [Текст]. Париж, 1951.- 370 с.

41.Зинина Ю. Виндикационный иск хозяйственного общества об истребовании имущества у добросовестного приобретателя в порядке ст. 302 ГК РФ [Текст]//Правовые вопросы недвижимости.-2006.-№ 1.-С.12.

42.Ильин Д.И. Законодательство о недвижимости: проблемы содержания употребляемых понятий [Текст]//Журнал российского права.-2005.-№ 8.-С.70.

43.Иоффе О.С. Советское гражданское право [Текст]. Л., Изд-во ЛГУ, 1958.- 520 с.

44.Иоффе О.С. Советское гражданское право. Курс лекций. Часть вторая. Отдельные виды обязательств Учебное пособие для юридических высших учебных заведений [Текст]. Л., Изд-во ЛГУ, 1961.- 612 с.

45.История государства и права России. Учебник [Текст]/ Под ред. Титова Ю.П. М.: ПРОСПЕКТ, 1998. – 620 с.

46.Завьялов А., Коновалов В. Государственная регистрация прав на недвижимость // Российская юстиция 1998.- №6.-С.13.

47.Каминка А.И. Очерки торгового права [Текст]. М.: ЮрИнфоР, 2002. – 192 с.

48.Карлин А.Б. О роли и значении административного регламента исполнения государственной функции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество [Текст]//Законы России: опыт, анализ, практика.- 2007.- № 4.- С.24.

49.Капачева С.А. Недвижимость[Текст]. М., ПРИОР, 1998.- 134 с.

50.Кассо ЛА. Источники русского гражданского права (Вступительная лекция, читанная в Московском университете 17-го января 1900 года) [Текст]. М., Статут. 1999. – 344 с.

51.Катунин Д. Сделка по совести [Текст]//Бизнес-адвокат.-2005.-№ 18.-С.14.

52.Кашкарова И. Пределы осмотрительности [Текст]//ЭЖ-Юрист.-2005.-№ 12.-С.5.

53.Козлов М. Регистратор в процессе [Текст]//ЭЖ-Юрист.- 2005.- № 13.- С.19.

54.Козлов М. Недействительность сделок с недвижимым имуществом [Текст]//ЭЖ-Юрист.- 2006.- №2.- С.4.

55.Комментарий к Гражданскому кодексу российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст]/Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. М., Юрайт, 2004.- 834 с.

56.Комментарий к Гражданскому кодексу российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст]/Под ред. Садикова О.Н. издание третье, исправленное, дополненное и переработанное. М., ИНФРА-М, 2005.- 922 с.

57.Комментарий к Гражданскому кодексу российской Федерации, части второй (постатейный) [Текст]/Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. М., Юрайт, 2004.- 870 с.

58.Комментарий к Гражданскому кодексу российской Федерации, части второй (постатейный)/Под ред. Садикова О.Н. издание четвертое, исправленное и дополненное[Текст]. М., ИНФРА-М, 2004.- 892 с.

59.Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей [Текст]/ Под ред. М.И. Брагинского. М., БЕК. 1995. – 178 с.

60.Коняева Е.В. Обобщение судебной практики по спорам об устранении нарушений прав законного владельца, не связанных с лишением владения, и спорам, связанным с правом ограниченного пользования чужим земельным участком (другой недвижимостью) [Текст]//Арбитражные споры.-2009.-№ 2.- С.12.

61.Кораблева М.С. Защита гражданских прав: новые аспекты [Текст]// Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. М.И. Брагинского; Исследовательский центр частного права. М., Российская школа частного права. 1999. - С. 85.

62.Краснов Ю.К. История государства и права в России: Учебное пособие [Текст]. М., Российское педагогическое агентство, 1997. – 144 с.

63.Краснова С.А. Вещные иски титульных владельцев [Текст]//Журнал российского права.- 2004.-№ 9.-С.67.

64.Кузьмина И.Д. Правовой режим зданий и сооружений [Текст]// Государство и право на рубеже веков Сб. /Под.ред. Абовой Т.Е. М., Юристъ. 2001.-С 42.

65.Курноскина О.Г. Сделки с недвижимостью [Текст]. М., Юстицинформ, 2008.- 90 с.

66.Кущенко В.В. Правовой режим недвижимости: проблемы и пути их решения [Текст]//Законодательство и экономика.- 2006.- № 10.- С.25.

67.Латыев А.Н. Вещно-правовые способы в системе защиты гражданских прав [Текст]//Юрист.- 2003.- №4.- С.10.

68.Мейер Д.И. Русское гражданское право В 2 ч Часть 1 [Текст]. М., Статут (Классика российской цивилистики), 1997.- 854 с.

69.Мозолин В.П. Право собственности в Российской Федерации в период перехода к рыночной экономике [Текст]. М., Юрайт. 1992.- 166 с.

70.Назимкина О. Государственная регистрация прав на землю [Текст]// Закон. - 2008. - № 6. - С. 84.

71.Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст]/Под ред. Мозолина В.П., Малеиной М.Н. М., НОРМА, 2004.- 688 с.

72.Новицкая Т.Е. Правовое регулирование имущественных отношений в России во второй половине XVIII века [Текст]. М.: Зерцало, 2005. – 328 с.

73.Орлов А.С., Георгиев В.А., Георгиева Н.Г., Сивохина Т.А. История России. [Текст].М.: ПРОСПЕКТ, 1998. – 528 с.

74.Петрова С.М. Споры о регистрации прав на недвижимость [Текст]//ЭЖ-Юрист.-2005.-№ 20.-С.11.

75.Пискунова М.Г. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним как правоприменительная деятельность учреждений юстиции [Текст]// Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. - 2001. - № 1. -С. 23.

76.Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. I: Вотчинные права [Текст]. М., Статут, 2002. – 560 с.

77.Поворинский А.Ф. Систематический указатель русской литературы по гражданскому праву, 1758-1904 гг [Текст]/ Исследовательский центр частного права. Науч. ред. Шилохвост О.Ю. 3-е изд, перераб. и доп. М., Статут, 2001. – 882 с.

78.Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права [Текст]. М., Статут 1997. – 190 с.

79.Постатейный комментарий к Федеральному закону «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» [Текст]/ Под общей редакцией Крашенинникова П.В., М., Спарк, 1999. – 90 с.

80.Посыпанко Е.Н., Дмитриевская Л.Е., Андреев С.А. Обобщение практики рассмотрения дел, связанных с государственной регистрацией прав на недвижимое имущество и сделок с ним, за 2007 г. - I полугодие 2008 г. (оспаривание ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) регистрирующего органа) [Текст]//Арбитражные споры.- 2009.- № 2.-С.40.

81.Пухова Т. Защита прав добросовестного приобретателя имущества, составляющего предмет залога [Текст]//Российская юстиция.-1998.- № 3.- С.18.

82.Рахмилович В.А. О праве собственности на вещь, отчужденную неуправомоченным лицом добросовестному приобретателю (К вопросу о приобретении права собственности от неуправомоченного лица) [Текст]// Проблемы современного гражданского права. Сборник статей. М., 2000. - С. 136 - 138.

83.Рахмилович В.А. Распространяются ли нормы о недействительности сделок на добросовестного приобретателя? [Текст]//Журнал российского права.-2003- № 12.-С.56.

84.Романов О.Е. О некоторых проблемах, связанных с недействительностью государственной регистрации прав на объект недвижимости [Текст]//Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., Статут, 2006.- С.45.

85.Российское законодательство X-XX веков.: В 9 т. Т. 5. Законодательство Древней Руси [Текст]/ Отв. ред. Янин В. Л. М., Наука. 1984.- 440 с.

86.Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Понятие и юридическая природа самозащиты гражданских прав [Текст] // Государство и право. - 1998. - № 5. - С. 17 - 19.

87.Синайский В.И. Русское гражданское право [Текст]. Вып. I. Общая часть. Вещное право. Авторское право. По изданию второму, испр. и доп. Киев: Типо-Литография "Прогресс", 1917. М.: Статут, 2002. – 340 с.

88.Семенова Е., Огиевская О. Собственные проблемы собственности [Текст] //ЭЖ-Юрист.- 2007.- № 13.- С.6.

89.Скворцов О.Ю. Сделки с недвижимостью в коммерческом обороте [Текст]. М., Волтерс Клувер, 2006.- 120 с.

90.Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. Учебно-практическое пособие [Текст]. М., Дело. 2002. – 320 с.

91.Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы [Текст]. М., Статут, 2004.- 212 с.

92.Скловский К. Дикому рынку - соответствующий закон [Текст]// ЭЖ-Юрист. - 2005. - № 2.-С.4.

93.Скловский К. Замечания на проект закона о возникновении права собственности у добросовестного приобретателя недвижимости [Текст]// Вестник ВАС РФ. - 2003. - № 2. –С.57.

94.Скловский К. Защита владения от изъятия в административном порядке [Текст]//Хозяйство и право.-1998.- № 7.- С.24.

95.Слыщенков В.А. Владельческая защита: нерешенная проблема действующего гражданского законодательства [Текст] // Вестник Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа. - 2004. - № 5.-С.11.

96.Смирнов В.В., Лукина З.П. Комментарий к Федеральному закону «Об ипотеке (залоге недвижимости)» [Текст]. М., Фонд «Правовая культура», 1999.- 80 с.

97.Советское гражданское право: Учебник [Текст] / Под ред. В.А. Рясенцева. М., Юридическая литература. 1986. – 602 с.

98.Советская историческая энциклопедия [Текст] / Гл. ред. Е.М. Жуков. - М., Госполитиздат. 1965, т. 8. – 512 с.

99.Стешенко Л.А., Шамба Т.М. Нотариат в Российской Федерации: Учебник для вузов [Текст]. М: ИНФРА-М. 2001. – 114 с.

100.Стоякин Г.Я. Меры защиты в советском гражданском праве [Текст]. Дис... канд. юрид. наук. Свердловск, 1973. – 180 с.

101.Тархов В.А., Рыбаков В.А. Собственность и право собственности [Текст]. М.,БЕК 1997. – 218 с.

102.Тархов В.А. Гражданское право. Курс. Общая часть [Текст]. Уфа, Изд УЮИ.1998. – 678 с.

103.Тузов Д. Приобретение имущества от неуправомоченного отчуждателя: сложный юридический состав или приобретательная давность? [Текст]//Российская юстиция.-2003.-№ 6.-С.11.

104.Хрестоматия по истории отечественного государства и права. 1917 - 1991 гг. [Текст] / Под ред. Чистякова О.И. М., Зерцало, 1997.- 654 с.

105.Цитович П.П. Труды по торговому и вексельному праву: В 2 т. Т. 1: Учебник торгового права [Текст]: К вопросу о слиянии торгового права с гражданским [Текст]. М.,Статут, 2005. – 894 с.

106.Черепахин Б.Б. Юридическая природа и обоснование приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя [Текст] // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сборник статей. М., Статут, 2001. – 214 с.

107.Шатихин Н.В. Роль презумпции добросовестного приобретателя на современном этапе развития гражданского права [Текст]//Юридический мир.- 2009.- № 1.-С.13.

108.Шевченко П.Н. Страховая защита прав добросовестного приобретателя недвижимости [Текст]//Нотариус.-2009.-№ 2.-С22.

109.Шейнин Л. Отсутствие государственной регистрации как оно влияет на недействительность сделок с недвижимостью? [Текст]//Юридический мир.-2005.- № 11.- С.44.

110.Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права [Текст]. М., Статут. 1995.- 612 с.

111.Ширинская Е.Ю. Сделки с недвижимостью: последствия несоблюдения требований о государственной регистрации [Текст]//Юрист.-2005.- № 1.- С.22.

112.Шичанин А.В., Гривков О.Д. Некоторые проблемы гражданско- правовой защиты права собственности [Текст]//Адвокат.-1999.- № 11.- С.15.

113.Щенникова Л.В. Недвижимое имущество законодательный и концептуальный подходы [Текст]//Российская юстиция.- 2003.- № 11. – С.11.

114.Яковлев В.Ф. Россия экономика, гражданское право (вопросы теории и практики) [Текст]. М., РИЦ ИСПИ РАН, 2000.- 94 с.

Материалы юридической практики

115.По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой И В.М. Ширяева [Текст]: [Постановление Конституционного Суда РФ № 6-П, от 21.04.2003 года] // СЗ РФ. – 2003. – № 17. – Ст. 1657.

116.Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Белоусовой Аси Алексеевны на нарушение ее конституционных прав пунктами 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Определение Конституционного Суда РФ № 98-О, от 25.03.2004 года] // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2004. – № 5. – С. 23.

117.О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав [Текст]: [Постановление Пленума ВАС РФ № 8, от 25.02.1998 года] // Вестник ВАС РФ. – 1998. – № 10. – С. 38.

118.Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав [Текст]: [Информационное письмо ВАС РФ № 13, от 28.04.1997 года] // Вестник ВАС РФ. – 1997. –.№ 7. – С. 42.

119.Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение [Текст]: [Информационное письмо ВАС РФ № 76, от 17.02.2004 года]//Вестник ВАС РФ.-2004.- № 4.- С.11.

120.Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 февраля 2006 г. № 10101/05 [Текст]// Вестник ВАС РФ.- 2006. - №.2.- С.44.

121.Постановление ФАС Московского округа от 12 марта 2004 г. № КГ-А40/1299-04-1,2//Вестник ВАС.-2005.-№ 1.- С.14.

122.Постановление ФАС Поволжского округа от 3 июля 2007 г. по делу № А57-13813/2007-4 [Текст]// Вестник ВАС РФ.- 2007.- № 4.- С.22.

123.Постановление ФАС Поволжского округа от 29 августа 2005 г. по делу № А12-1943/05-С35 [Текст]//Вестник ВАС РФ.- 2006.- № 2.- С.60.

124.Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 28 августа 2006 года по делу № КГ-А40/5936-06 [Текст]// Вестник ВАС.-2007.-№ 2.-С.22.


[1] Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права [Текст]. - Ростов-на-Дону. Феникс. 1995.- С. 494.

[2] Беляев ИД. История русского законодательства[Текст]. СПб.: Лань, 1999. - С. 172-173.

[3] Новицкая Т.Е. Правовое регулирование имущественных отношений в России во второй половине XVIII века [Текст]. М.: Зерцало, 2005. - С. 276.

[4] Краснов Ю.К. История государства и права в России: Учебное пособие [Текст]. М.: Российское педагогическое агентство, 1997. - С. 57.

[5] Орлов А.С., Георгиев В.А., Георгиева Н.Г., Сивохина Т.А. История России [Текст]. М.: ПРОСПЕКТ, 1998. - С. 84.

[6] История государства и права России. Учебник [Текст] / Под ред. Титова Ю.П. М.: ПРОСПЕКТ, 1998. - С. 91.

[7] Советская историческая энциклопедия [Текст] / Гл. ред. Е.М. Жуков. - М., Госполитиздат. 1965, т. 8. -С. 301-304.

[8] Кассо ЛА. Источники русского гражданского права [Текст] (Вступительная лекция, чи­танная в Московском университете 17-го января 1900 года). М., Статут. 1999. - С. 5.

[9] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права [Текст]. М., Статут. 1995.- С. 143.

[10] Новицкая Т.Е. Указ. раб.- С.102.

[11] Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. I: Вотчинные права [Текст]. М., Статут, 2002. - С. 379-380.

[12] Каминка А.И. Очерки торгового права [Текст]. М.: ЮрИнфоР, 2002. - С. 59; Цитович П.П. Труды по торговому и вексельному праву [Текст]: В 2 т. Т. 1: Учебник торгового права: К вопросу о слиянии торгового права с гражданским. М.,Статут, 2005. - С. 167.

[13] Мейер Д.И. Русское гражданское право В 2 ч Часть 1 [Текст]. М., Статут(Классика российской цивилистики), 1997.-С. 141, Цитович П. П. Указ. соч. - С 27-29; Шершеневич Г. Ф. Указ. раб.- С. 96.

[14] Победоносцев К. П. Указ раб. - С. 87.

[15] Поворинский А.Ф. Систематический указатель русской литературы по гражданскому праву, 1758-1904 гг [Текст] / Исследовательский центр частного права. Науч. ред. Шилохвост О.Ю. 3-е изд, перераб. и доп. М., Статут, 2001. – С. 175.

[16] Ельяшевич В.Б. История права поземельной собственности в России Том второй Париж, 1951.- С. 269.

[17] Декрет Второго Всероссийского съезда Советов от 26 октября 1917 г «О земле», Декрет ВЦИК от 29 декабря 1917 г «О запрещении сделок с недвижимостью»//СУ РСФСР. -1917. -№ 10.- Ст. 154.

[18] Декрет ВЦИК от 20 августа 1918 г «Об отмене права частной собственности на недвижимость в городах»//СУ РСФСР.- 1918.- № 62.- Ст. 674.

[19] СУ РСФСР.- 1922.- №71.- Ст. 904.

[20] ВВС СССР. - 1976. - № 44. - Ст. 628.

[21] ВВС СССР. - 1991. - № 26.-Ст.22.

[22] Яковлев В.Ф. Россия экономика, гражданское право (вопросы теории и практики) [Текст] . М., РИЦ ИСПИ РАН, 2000.- С. 175.

[23] Комментарий к Гражданскому кодексу российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] /Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. М., Юрайт, 2004.- С.15; Комментарий к Гражданскому кодексу российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] /Под ред. Садикова О.Н. издание третье, исправленное, дополненное и переработанное. М., ИНФРА-М, 2005.- С.144; Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] /Под ред. Мозолина В.П., Малеиной М.Н. М., НОРМА, 2004.- С.188.

[24] Щенникова Л.В. Недвижимое имущество законодательный и концептуальный подходы [Текст] //Российская юстиция.- 2003.- № 11. – С.11.

[25] Гришаев СП Комментарий к Федеральному закону «Об ипотеке (залоге недвижимости)» [Текст]. М., Юристь, 2003.-С.122; Смирнов В.В., Лукина З.П. Комментарий к Федеральному закону «Об ипотеке (залоге недвижимости)» [Текст]. М., Фонд «Правовая культура», 1999.-С.15; Пухова Т. Защита прав добросовестного приобретателя имущества, составляющего предмет залога [Текст]//Российская юстиция.-1998.- № 3.- С.18.

[26] Гонгало Б.М. Понятие недвижимости [Текст] // ЭЖ-Юрист.-2001.-№ 11.-С. 12; Кузьмина И.Д. Правовой режим зданий и сооружений [Текст]// Государство и право на рубеже веков Сб. /Под.ред. Абовой Т.Е. М., Юристъ. 2001.-С 42; Капачева С.А. Недвижимость. М., ПРИОР, 1998.- С 3; Завьялов А., Коновалов В. Государственная регистрация прав на недвижимость [Текст]// Российская юстиция 1998.- №6.-С.13.

[27] Комментарий к Гражданскому кодексу российской Федерации, части второй (постатейный) [Текст]/Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. М., Юрайт, 2004.- С.447; Комментарий к Гражданскому кодексу российской Федерации, части второй (постатейный) [Текст]/Под ред. Садикова О.Н. издание четвертое, исправленное и дополненное. М., ИНФРА-М, 2004.- С.244.

[28] Иоффе О.С. Советское гражданское право [Текст]. Л., Изд-во ЛГУ, 1958.- С. 167; Иоффе О.С. Советское гражданское право. Курс лекций. Часть вторая. Отдельные виды обязательств Учебное пособие для юридических высших учебных заведений [Текст]. Л., Изд-во ЛГУ, 1961.-С.211.

[29] Собрание законодательства РФ. - 1997. - № 30. - Ст. 3594.

[30] Дикусар В.М. Государственная регистрация прав на природные объекты [Текст]//Законодательство и экономика.- 2006.- № 2.- С.32; Голубок С. Порядок заключения сделок с недвижимостью [Текст]//ЭЖ-Юрист.- 2005.-№ 22.-С.9; Ширинская Е.Ю. Сделки с недвижимостью: последствия несоблюдения требований о государственной регистрации [Текст]//Юрист.-2005.- № 1.- С.22.

[31] Булавинцев А.Т. К вопросу о субъекте регистрации незаконных сделок с землей [Текст]//Законы России: опыт, анализ, практика.-2007.- № 5.- С.12.

[32] Белицкий В.Б. О механизме регистрации прав собственности на домовладение [Текст]//Бюллетень нотариальной практики.- 2007.- № 2.- С.18; Жогов Д.Ю., Малета С.Е. Государственная регистрация как внесудебный способ признания прав на самовольные постройки [Текст]//Право и экономика. – 2007.- № 3.- С.16; Карлин А.Б. О роли и значении административного регламента исполнения государственной функции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество [Текст]//Законы России: опыт, анализ, практика.- 2007.- № 4.- С.24.

[33] Габбасов Р.А. Качество закона и вопросы регулирования оборота недвижимости [Текст]//Бюллетень нотариальной практики.-2005.- № 3.- С.11.

[34] Ильин Д.И. Законодательство о недвижимости: проблемы содержания употребляемых понятий [Текст]//Журнал российского права.-2005.-№ 8.-С.70; Петрова С.М. Споры о регистрации прав на недвижимость [Текст]//ЭЖ-Юрист.-2005.-№ 20.-С.11; Козлов М. Регистратор в процессе//ЭЖ-Юрист.- 2005.- № 13.- С.19.

[35] Кущенко В.В. Правовой режим недвижимости: проблемы и пути их решения [Текст]//Законодательство и экономика.- 2006.- № 10.- С.25.

[36] Булгаков Д. Паспорт для недвижимости [Текст]//ЭЖ-Юрист.- 2009.- № 38.-С.3.

[37] Бондаренко Д.В. Заключение и регистрация договора аренды нежилых помещений [Текст]//Право и экономика.-2008.-№ 3.- С.29.

[38] Постатейный комментарий к Федеральному закону «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» [Текст]/Под общей редакцией Крашенинникова П.В., М., Спарк, 1999. - С. 160.

[39] Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 29. - Ст. 3400.

[40] Назимкина О. Государственная регистрация прав на землю [Текст]// Закон. - 2008. - № 6. - С. 84.

[41] Постатейный комментарий к Федеральному закону "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" [Текст]/ Под общей ред. Крашенинникова П.В. М.: Спарк, 1999. - С. 45; Пискунова М.Г. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним как правоприменительная деятельность учреждений юстиции [Текст] // Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. - 2001. - № 1. -С. 23.

[42] Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 8. - Ст. 963.

[43] Российская газета. № 201 .23 авг.

[44] Стешенко Л.А., Шамба Т.М. Нотариат в Российской Федерации: Учебник для вузов [Текст]. М: ИНФРА-М. 2001. - С. 259-260.

[45] Скловский К. Дикому рынку - соответствующий закон [Текст]// ЭЖ-Юрист. - 2005. - № 2.-С.4; Скловский К. Замечания на проект закона о возникновении права собственности у добросовестного приобретателя недвижимости [Текст]// Вестник ВАС РФ. - 2003. - № 2. –С.57.

[46] Черепахин Б.Б. Юридическая природа и обоснование приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя [Текст]// Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сборник статей. М., Статут, 2001. - С. 270.

[47] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права [Текст]. М., Статут 1997. - С. 188.

[48] Российское законодательство X-XX веков.: В 9 т. Т. 5. Законодательство Древней Руси [Текст]/ Отв. ред. Янин В. Л. М., Наука. 1984.- С. 77 - 78.

[49] Хрестоматия по истории отечественного государства и права. 1917 - 1991 гг. [Текст]/ Под ред. Чистякова О.И. М., Зерцало, 1997.- С.255.

[50] Черепахин Б.Б. Указ. соч. - С. 242.

[51] ВВС СССР. - 1991. - № 26. - Ст. 733.

[52] Скловский К.И. Собственность в гражданском праве [Текст]. Учебно-практическое пособие. М., Дело. 2002. – С.252.

[53] Там же.

[54] Там же. - С. 252 - 253.

[55] Рахмилович В.А. О праве собственности на вещь, отчужденную неуправомоченным лицом добросовестному приобретателю (К вопросу о приобретении права собственности от неуправомоченного лица) [Текст] // Проблемы современного гражданского права. Сборник статей. М., 2000. - С. 136 - 138.

[56] Рахмилович В.А. Указ. соч. - С. 138.

[57] Шатихин Н.В. Роль презумпции добросовестного приобретателя на современном этапе развития гражданского права [Текст]//Юридический мир.- 2009.- № 1.-С.13.

[58] Вестник ВАС РФ.- 1998.- № 10.- С.5.

[59] Рахмилович В.А. Указ. соч. - С. 143.

[60] По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой И В.М. Ширяева [Текст]: [Постановление Конституционного Суда РФ № 6-П, от 21.04.2003 года] // СЗ РФ. – 2003. – № 17. – Ст. 1657.

[61] Добровольский В.И. О признании сделок недействительными [Текст] //Право и экономика.- 2005.-№4.-С.13.

[62] Алексеев В.А. Решение суда как основание государственной регистрации прав на недвижимое имущество [Текст] //Вестник ВАС РФ.- 2006.- № 10.- С. 34.

[63] Семенова Е., Огиевская О. Собственные проблемы собственности [Текст] //ЭЖ-Юрист.- 2007.- № 13.- С.6.

[64] Мозолин В.П. Право собственности в Российской Федерации в период перехода к рыночной экономике [Текст]. М., Юрайт. 1992.-С.166.

[65] Тархов В.А., Рыбаков В.А. Собственность и право собственности [Текст]. М.,БЕК 1997. - С. 196.

[66] Автономов А. Конституционная защита владения в России [Текст] //Конституционное право.-2002. -№ 3. - С. 125 - 134.

[67] Скловский К.И. Указ. раб. - С. 298.

[68] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 февраля 2006 г. № 10101/05 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2006. - №.2.- С.44.

[69] Вестник ВАС РФ.- 1998.- № 10.- С.5.

[70] Авласевич А.И. Проблемы защиты добросовестного приобретателя при отчуждении ему вещи неуправомоченным лицом [Текст] // Иваново-вознесенский юридический вестник. - 2001. - № 7/8.- С.12.

[71] Посыпанко Е.Н., Дмитриевская Л.Е., Андреев С.А. Обобщение практики рассмотрения дел, связанных с государственной регистрацией прав на недвижимое имущество и сделок с ним, за 2007 г. - I полугодие 2008 г. (оспаривание ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) регистрирующего органа) [Текст]//Арбитражные споры.- 2009.- № 2.-С.40.

[72] Афанасьева И.В., Кузнецова М.Н. Приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя в контексте современного законодательства [Текст] //Юрист.- 2004.-№ 1.-С. 22.

[73] Постановление ФАС Московского округа от 12 марта 2004 г. № КГ-А40/1299-04-1,2 [Текст] //Вестник ВАС.-2005.-№ 1.- С.14.

[74] Скворцов О.Ю. Сделки с недвижимостью в коммерческом обороте [Текст]. М., Волтерс Клувер, 2006.- С.35;

Курноскина О.Г. Сделки с недвижимостью [Текст]. М., Юстицинформ, 2008.- С. 22.

[75] Коняева Е.В. Обобщение судебной практики по спорам об устранении нарушений прав законного владельца, не связанных с лишением владения, и спорам, связанным с правом ограниченного пользования чужим земельным участком (другой недвижимостью) [Текст]//Арбитражные споры.-2009.-№ 2.- С.12.

[76] Скловский К.И. Указ. соч. - С. 252, 253.

[77] Рахмилович В.А. Указ. соч. - С. 132.

[78] Шевченко П.Н. Страховая защита прав добросовестного приобретателя недвижимости [Текст]//Нотариус.-2009.-№ 2.-С22.

[79] Рахмилович В.А. Указ. соч. - С. 139.

[80] Герасимов А. Возвращение имущества [Текст] //Бизнес-адвокат.- 2005.-№ 13.-С.10; Краснова С.А. Вещные иски титульных владельцев [Текст] //Журнал российского права.- 2004.-№ 9.-С.67.

[81] Вестник ВАС РФ.-2004.- № 4.- С.11.

[82] Еременко В. Применение последствий недействительности ничтожной сделки, связанной с отчуждением недвижимого имущества [Текст] //Корпоративный юрист.- 2006. - № 3.- С.40;Романов О.Е. О некоторых проблемах, связанных с недействительностью государственной регистрации прав на объект недвижимости [Текст] //Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., Статут, 2006.- С.45; Козлов М. Недействительность сделок с недвижимым имуществом [Текст] //ЭЖ-Юрист.- 2006.- №2.- С.4.

[83] Тузов Д. Приобретение имущества от неуправомоченного отчуждателя: сложный юридический состав или приобретательная давность? [Текст] //Российская юстиция.-2003.-№ 6.-С.11.

[84] Катунин Д. Сделка по совести [Текст] //Бизнес-адвокат.-2005.-№ 18.-С.14; Кашкарова И. Пределы осмотрительности [Текст] //ЭЖ-Юрист.-2005.-№ 12.-С.5.

[85] Аксенова Е. Виндикация или реституция? [Текст] //Коллегия.- 2003.-№ 4.-С.11.

[86] Латыев А.Н. Вещно-правовые способы в системе защиты гражданских прав [Текст] //Юрист.- 2003.- №4.- С.10; Шичанин А.В., Гривков О.Д. Некоторые проблемы гражданско - правовой защиты права собственности [Текст] //Адвокат.-1999.- № 11.- С.15.

[87] Рахмилович В.А. Распространяются ли нормы о недействительности сделок на добросовестного приобретателя? [Текст] //Журнал российского права.-2003- № 12.-С.56.

[88] Постановление ФАС Поволжского округа от 3 июля 2007 г. по делу № А57-13813/2007-4 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- 2007.- № 4.- С.22.

[89] Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы [Текст]. М., Статут, 2004.-С.15; Жилкин Д.Г. Регистрация недвижимости по – новому [Текст] //Жилищное право.- 2007.- № 6.- С.11.

[90] Постановление ФАС Поволжского округа от 29 августа 2005 г. по делу № А12-1943/05-С35[Текст]//Вестник ВАС РФ.- 2006.- № 2.- С.60; Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 28 августа 2006 года по делу № КГ-А40/5936-06 [Текст]// Вестник ВАС.-2007.-№ 2.-С.22.

[91] Зинина Ю. Виндикационный иск хозяйственного общества об истребовании имущества у добросовестного приобретателя в порядке ст. 302 ГК РФ [Текст] //Правовые вопросы недвижимости.-2006.-№ 1.-С.12.

[92] Шейнин Л. Отсутствие государственной регистрации как оно влияет на недействительность сделок с недвижимостью? [Текст] //Юридический мир.-2005.- № 11.- С.44.

[93] Скловский К. Защита владения от изъятия в административном порядке [Текст] //Хозяйство и право.-1998.- № 7.- С.24.

[94] Кораблева М.С. Защита гражданских прав: новые аспекты [Текст] // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. М.И. Брагинского; Исследовательский центр частного права. М., Российская школа частного права. 1999. - С. 85.

[95] Бутнев В.В. Понятие механизма защиты субъективных гражданских прав [Текст] // Механизм защиты субъективных гражданских прав: Сборник научных трудов. Ярославль, 1990. - С. 16.

[96] Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Понятие и юридическая природа самозащиты гражданских прав [Текст] // Государство и право. - 1998. - № 5. - С. 17 - 19.

[97] Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав [Текст]. М., Статут 2001. - С. 168; Советское гражданское право: Учебник [Текст] / Под ред. В.А. Рясенцева. М., Юридическая литература. 1986. - С. 265 - 266.

[98] Гражданское право. В 2 т. Т. 1. [Текст] / Под ред. Грибанова В.П. М., Юридическая литература.1969. - С. 160.

[99] Стоякин Г.Я. Меры защиты в советском гражданском праве [Текст]. Дис... канд. юрид. наук. Свердловск, 1973. - С. 82.

[100] Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей [Текст] / Под ред. М.И. Брагинского. М., БЕК. 1995. - С. 56.

[101] Гражданское право: Учебник [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. М., Проспект 2004. - С. 284.

[102] Витрянский В.В. Судебная защита гражданских прав [Текст]. Автореф. дис... докт. юрид. наук. М., 1996. - С. 14 - 17.

[103] Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Указ. соч. - С. 22.

[104] Гражданское право: Учебник [Текст] / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. - С. 281.

[105] Слыщенков В.А. Владельческая защита: нерешенная проблема действующего гражданского законодательства [Текст] // Вестник Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа. - 2004. - № 5.-С.11.

[106] Мейер Д.И. Указ. соч. - С. 301 - 302; Синайский В.И. Русское гражданское право. Вып. I. Общая часть. Вещное право. Авторское право. По изданию второму, испр. и доп. Киев: Типо-Литография "Прогресс", 1917. [Текст]. М.: Статут, 2002. - С. 184.

[107] Синайский В.И. Указ соч.- С. 184.

[108] Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1996. - № 9. - С. 9.

[109] Тархов В.А. Гражданское право. Курс. Общая часть [Текст]. Уфа, Изд УЮИ.1998. - С. 257.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:57:49 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:27:54 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Сделки с недвижимостью

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151331)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru