Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Свобода совести и вероисповедания в России

Название: Свобода совести и вероисповедания в России
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 04:06:50 08 ноября 2010 Похожие работы
Просмотров: 1301 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ГОУ ВПО

«СУРГУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ХАНТЫ-МАНСИЙСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА-ЮГРЫ»

Заочное отделение

Кафедра государственного и муниципального управления

КУРСОВАЯ РАБОТА

Тема

Свобода совести и вероисповедания в России

Выполнил: студентка 82 гр. 1 курса

Ведерникова Екатерина Сергеевна

СУРГУТ 2008 г.


Содержание

Введение

Глава 1. Нормативно-правовые акты о свободе совести и вероисповедания в России

1.1 Конституция, как основной источник закрепления права на свободу совести и вероисповедания в России

1.2 Федеральный Закон «О свободе совести о религиозных объединениях»

1.3 Иные нормативно-правовые акты регулирующие вопросы реализации свободы совести и деятельности религиозных объединений

Глава 2. Судебная практика в отношении свободы совести и вероисповедания в России

2.1 Судебная практика Конституционного Суда Российской Федерации в отношении свободы совести и вероисповедания

2.2 Судебная практика судов общей юрисдикции в отношении свободы совести и вероисповедания

2.3 Решения Европейского суда по правам человека в отношении свободы совести и вероисповедания в России

Заключение

Список источников и литературы


Введение

Современная социально-политическая ситуация в России неразрывно связана с государственно-конфессиональными отношениями и различными мировоззренческими ориентациями ее граждан. Россия является страной, народы которой исповедуют разные религии: христианство, ислам, буддизм, иудаизм и многие другие. По данным Федеральной регистрационной службы на 1 января 2008 года, в стране насчитывается 22 866 зарегистрированных религиозных организаций (в том числе 454 централизованных религиозных организаций, 21 550 местных религиозных организаций, 169 духовных образовательных учреждений, 414 монастырей, 279 других религиозных учреждений), принадлежащих к 68 религиозным течениям. Кроме того, значительное число религиозных групп осуществляет свою деятельность без государственной регистрации, не получая статуса юридического лица.

Такое многообразие конфессионального пространства нашей страны не является чем-то уникальным в мировой практике, а представляет собой объективно обусловленную реальность. Оно складывалось в результате исторически длительного и сложного процесса, под воздействием различных факторов экономического, политического, национального и военного характера. Это продолжавшееся веками географическое расширение нашей страны, включение в ее состав новых территорий с населявшими их народами, исповедавшими свои религии и культы. Это и развитие экономических связей России с зарубежными странами, культурный обмен, миссионерство, собственные духовные поиски россиян и т.п.

В целом современная религиозная картина характеризуется двумя тенденциями: возрождением и возрастающим влиянием традиционных конфессий и развитием новых религиозных движений.

Самая крупная и влиятельная конфессия – Русская Православная Церковь (Московский патриархат) – имеет 12 586 зарегистрированных приходов, монастырей, миссий и учреждений.

Другим крупнейшим направлением христианства в нашей стране является протестантизм, представляющий собой совокупность многочисленных самостоятельных церквей, связанных происхождением с Реформацией. Сюда относятся лютеране, евангельские христиане, баптисты, пятидесятники, адвентисты, пресвитериане и другие деноминации, имеющие около 4 750 зарегистрированных общин. Общее количество членов протестантских конфессий составляет до полутора миллионов человек.

Третье место по количеству зарегистрированных в России общин занимает ислам (второе после православия по числу верующих). Мусульманское сообщество имеет 3 815 зарегистрированных организаций. Однако еще большее количество исламских общин существует без государственной регистрации.

Старообрядческие, иудейские, католические и буддийские объединения насчитывают соответственно 283, 286, 240 и 200 зарегистрированных организаций. Имеются и религиозные организации с незначительным количеством последователей, исчисляемые одним-двумя приходами. Это духоборы, толстовцы, копты, квакеры, сикхи, караимы другие.

По данным всероссийского опроса, проведенного в апреле 2008 года, к последователям православия себя относят 73% россиян, ислама – 6%, к другим конфессиям – менее 1%. Ещё 3% считают себя верующими, но к какой-либо конкретной конфессии не принадлежат; 7% колеблются между верой и неверием, и 10% причисляют себя к неверующим.

Поликонфессиональный характер Российской Федерации, безусловно, накладывает свой отпечаток на содержание государственно-конфессиональных отношений и практику реализации законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях.

В современном обществе свобода совести и свобода вероисповедания представляется одной из глобальных проблем теоретического и отраслевого правоведения, которая активно дискутируется в современной российской и зарубежной науке. Актуальность проблемы обуславливается недостаточной и противоречивой научно-теоретической разработанностью, доминированием устаревших подходов к проблеме реализации свободы совести и свободы вероисповедания, а также отсутствием выработанного понятийного аппарата.

В настоящее время в России, являющейся многоконфессиональной и многонациональной страной, и во всем мире ситуация в области свободы совести и свободы вероисповедания характеризуется как кризисная, выход из которой необходим, так как право на свободу совести и вероисповедания является одним из базисных прав человека и гражданина, а его обеспечение играет решающую роль в вопросе прав человека в целом. Пренебрежение указанным правом превращает в фикцию такие понятия, как «правовое государство» и «гражданское общество».

На современном этапе развития правовой науки комплексные исследования теоретических и практических аспектов института свободы совести и свободы вероисповедания в России относительно редки. Но, тем не менее, имеющиеся работы сыграли не малую роль при написании данной работы.

За основу мной будут взяты уже подготовленные работы, статьи и документы. Считаю, это никоим образом не отразится на качестве работы, а даже наоборот, поспособствует более полному и логичному построению работы.

В данной работе я постараюсь определить и обосновать – в каком состоянии находится данный институт в настоящее время, какая наработана практика по данному праву и, в конечном итоге, сделать ряд выводов в рамках рассматриваемой темы.


Глава 1. Нормативно-правовые акты о свободе совести и вероисповедания в России

1.1 Конституция, как основной источник закрепления права на свободу совести и вероисповедания в России

Правоотношения в области реализации религиозных прав и свобод регулируются нормативными правовыми актами, принадлежащими к различным отраслям права. В состав правовых актов о свободе совести и о религиозных объединениях входят Конституция Российской Федерации, международные акты и международные договоры Российской Федерации, федеральные законы, указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, постановления палат Федерального Собрания Российской Федерации, нормативные акты министерств и ведомств. Правовые акты и нормы, составляющие данную отрасль законодательства, взаимосвязаны, имеют иерархию и пределы регулирования. В этой иерархии особая роль принадлежит Конституции Российской Федерации, которая обладает высшей юридической силой, имеет прямое действие и применяется на всей территории России. Конституция регулирует наиболее принципиальные вопросы реализации свободы совести. К числу таких вопросов относятся:

· в Российской Федерации признается идеологическое многообразие (ст.13);

· Российская Федерация — светское государство (ст.14);

· никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (ст.14);

· религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом (ст.14);

· государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии, запрещает любые формы ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности (ст.19);

· каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (ст.28);

· не допускается пропаганда или агитация, возбуждающая религиозную ненависть и вражду, запрещается пропаганда религиозного превосходства (ст.29);

· никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем (ст.30);

· гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой (ст.59).[1]

Конституция 1993 г. предусматривает, что каждому гарантируется «свобода совести, свобода вероисповедания». Таким образом, на конституционном уровне теперь свобода совести, хотя и связывается со свободой вероисповедания, тем не менее, не отождествляется с ней, как это было ранее. В чем же дело? Очевидно, в том, что их в принципе стали считать близкими, но самостоятельными понятиями. Свобода совести имеет как бы два аспекта.[2] Один – это свобода морально-этических воззрений человека (т.е. что считать добром и злом, добродетелью или подлостью, хорошим или плохим поступком, честным или бесчестным поведением и т.д.). Отсюда, кстати, распространенные представления о порядочности, совестливости человека. Есть некий идеал, эталон, с которым можно соизмерять каждую личность. Другой аспект свободы совести – это как раз и есть внутренняя (духовная) возможность личности выбрать себе подобный идеал и поклоняться ему. Свобода вероисповедания представляет собой возможность верить в существование такого идеала не в виде кого-то из окружающих, а в виде необычного (божественного) существа, не только самого честного, справедливого, гуманного, но и думающего о нравственной чистоте каждого из нас, помогающего нам выбрать истинный путь, удерживающего от плохих поступков, настраивающего на помощь ближнему. Поскольку подобному существу принадлежат все самые лучшие качества – это сближает, а то и идентифицирует свободу вероисповедания со свободой совести.

Одной из важнейших составляющих российского законодательства в области свободы совести и вероисповедания являются общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации (ч.4 ст.15). Данное положение включено в Конституцию впервые в истории России. Тем самым открывается возможность прямого действия и применения актов международного права, таких, как Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений и т.д.

Положения Конституции РФ и норм международного права в области свободы совести и вероисповедания получили развитие во многих нормативных правовых актах.

1.2 Федеральный Закон «О свободе совести о религиозных объединениях»

К числу важнейших базовых законов в области свободы совести и вероисповедания относится федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», вступивший в силу 1 октября 1997 г. Рождался он непросто, вызывая активные дискуссии внутри страны и за рубежом (даже в парламентах отдельных государств). В отличие от других законов, где преамбулы (т.е. вступительные тексты), как правило, не имеют самостоятельного значения и объясняют цели акта, в названном Законе уже преамбула имеет важное политическое и конституционно-правовое звучание. Приведем ее полностью: «Федеральное Собрание Российской Федерации, подтверждая право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений, основываясь на том, что Российская Федерация является светским государством, признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России, считая важным содействовать достижению взаимного понимания, терпимости и уважения в вопросах свободы совести и свободы вероисповедания, принимает настоящий Федеральный закон».[3]

В преамбуле Закона следует особо отметить два фактора. Один заключается в том, что признается особая роль православия в истории России. Это связано, надо полагать, с тем, что православие является религией основной государство образующей нации и оно всегда участвовало в укреплении Российского государства. Федеральное Собрание вместе с тем засвидетельствовало свое уважение к христианству, исламу, буддизму, иудаизму и иным религиям, распространенным у других народов России. Это не «ранжирование» религий, а именно учет степени их распространенности в Российской Федерации. Отсюда и второй фактор: содержание Закона свидетельствует о том, что никаких юридических преимуществ названные религии не имеют ни друг перед другом, ни перед иными религиями (верованиями).

Вместе с тем необходимо указать на то, что Федеральный закон 1997 г. «О свободе совести и религиозных объединениях» не проводит каких-либо различий между свободой совести и свободой вероисповедания, по тексту акта они используются совместно в виде обобщенного понятия. Причем надо отметить, что в Законе предусмотрено одно право личности, охватывающее обе данные свободы. Ст. 3 именуется «право на свободу совести и свободу вероисповедания». Из анализа ст. 28 Конституции и ст. 3 Закона следует, что к содержанию данного права и соответствующих свобод нужен многоаспектный подход.[4]

Во-первых, по возможностям человека. Норма Конституции и повторяющая ее (но с некоторыми новациями) статья Закона говорят о том, что у личности есть право: исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой; свободно выбирать и менять (это слово добавлено в Законе), иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Представляется существенным положение, записанное в ч. 3 ст. 2 Закона: ничто в законодательстве о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях не должно истолковываться в смысле умаления или ущемления прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, гарантированных Конституцией РФ или вытекающих из международных договоров РФ.

Закон устанавливает (ч. 2 ст. 3), что право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это требуется в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Во-вторых, по кругу субъектов данного права. Как уже отмечалось, согласно ст. 28 Конституции, указанное право гарантируется «каждому». Детализируя это положение, Федеральный закон 1997 г. устанавливает, что иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории РФ, пользуются правом на свободу совести и свободу вероисповедания наравне с гражданами РФ и несут установленную федеральными законами ответственность за нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях.

В-третьих, по обеспечению равенства в осуществлении названного права. В этом отношении Федеральный закон 1997 г., с одной стороны, не допускает установления преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии (ч. 3 ст. 3), а с другой – провозглашает то, что граждане РФ равны перед законом во всех областях гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни независимо от их отношения к религии и религиозной принадлежности (ч. 4 ст. 3). Гражданин РФ в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой. По просьбам религиозных организаций решением Президента РФ священнослужителям в соответствии с законодательством РФ о воинской обязанности и военной службе в мирное время может предоставляться отсрочка от призыва на военную службу и освобождение от военных сборов.

В-четвертых, в обеспечении равной защиты и гарантий при осуществлении религиозных прав. В этом подходе также можно выделить несколько направлений.

1. Никто не обязан сообщать о своем отношении к религии, и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии.

2. Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих.

3. Наказывается воспрепятствование осуществлению религиозных прав. Согласно ч. 6 ст. 3 Закона, воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства, с уничтожением или с повреждением имущества либо с угрозой совершения таких действий, запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом. Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются.

4. Тайна исповеди охраняется законом. Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему на исповеди.

В отличие от ранее действовавшего закона РСФСР «О свободе вероисповеданий» 1990 г., данный федеральный закон закрепил ряд принципиально новых положений. В частности, существенным образом был изменен порядок создания религиозных организаций, сокращен круг лиц, способных быть учредителями и участниками местной религиозной организации. Право на учреждение местной религиозной организации было признано только за российскими гражданами. Иностранные граждане и лица без гражданства теперь могут быть только участниками религиозной организации, причем при условии их постоянного проживания на территории Российской Федерации.

Законом также введено новое понятие — религиозная группа, под которой признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. С одной стороны, данное положение закона закрепило легальность деятельности религиозного объединения без государственной регистрации. Однако, с другой стороны, законодателем были установлены, на наш взгляд, неоправданные условия для преобразования религиозной группы в религиозную организацию, — пятнадцатилетний срок деятельности на соответствующей территории либо подтверждение о вхождении в структуру уже действующей централизованной религиозной организации. Закон существенно ограничил права религиозных организаций, созданных до его вступления в силу, но не имеющих документа, подтверждающего их существование на соответствующей территории на протяжении не менее пятнадцати лет.

Согласно закону, религиозная организация действует на основании устава, который утверждается ее учредителями или централизованной религиозной организацией и должен отвечать требованиям гражданского законодательства РФ. Государственная регистрация религиозной организации осуществляется федеральными органами юстиции и органами юстиции субъектов РФ. Отказ в регистрации может быть обжалован в суд.

В судебном порядке религиозные организации или религиозные группы могут быть ликвидированы, их деятельность может быть запрещена по следующим основаниям:

1. нарушение общественной безопасности и общественного порядка, подрыв безопасности государства;

2. действия, направленные на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ;

3. создание вооруженных формирований;

4. пропаганда войны, разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни, человеконенавистничества;

5. принуждение к разрушению семьи;

6. посягательство на личность, права и свободы граждан;

7. нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий;

8. склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии;

9. воспрепятствование получению обязательного образования;

10. принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения:

11. воспрепятствование угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу, если есть опасность реального ее исполнения, или применения насильственного воздействия, другими противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения;

12. побуждение граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и совершению иных противоправных действий.[5]

Представление в суд о ликвидации религиозной организации либо о запрете деятельности религиозной организации или религиозной группы вносят органы прокуратуры РФ, орган, осуществляющий регистрацию религиозной организации, а также органы местного самоуправления.

Религиозные организации самостоятельны в своей внутренней деятельности. Государство уважает их внутренние установления, если эти установления не противоречат законодательству РФ.

Религиозные организации вправе основывать и содержать культовые здания и сооружения, иные места и объекты, специально предназначенные для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозного почитания (паломничества). Граждане и религиозные объединения имеют право беспрепятственно проводить богослужения, религиозные обряды и церемонии в культовых зданиях и на относящихся к ним территориях, в местах паломничества, в учреждениях и на предприятиях религиозных организаций, на кладбищах и в крематориях, в жилых помещениях. Возможны религиозные обряды в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, детских домах и интернатах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов, учреждениях, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, по просьбам находящихся в них граждан в помещениях, специально выделяемых администрацией для этих целей. Проведение религиозных обрядов в помещениях мест содержания под стражей допускается с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ. Командование воинских частей с учетом требований воинских уставов не препятствует участию военнослужащих в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях. В иных случаях публичные богослужения, другие обряды и церемонии осуществляются в порядке, установленном для проведения собраний, митингов, шествий и демонстраций. Закон предусматривает, что в собственности религиозных объединений могут находиться здания, земельные участки, объекты производственного, социального, благотворительного, культурно-просветительского и иного назначения, предметы религиозного назначения, денежные средства и иное имущество, необходимое для обеспечения их деятельности. Религиозные организации обладают правом собственности на имущество, приобретенное или созданное ими за счет собственных средств, пожертвованное гражданами, организациями или переданное им в собственность государством либо приобретенное иными законными способами. Государство регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказывает им финансовую, материальную и иную помощь в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры.

Анализируя законодательство о свободе совести, следует обратить внимание на то, что некоторые важные области данной сферы общественных отношений оказались за пределами внимания законодателя. Так, настоятельно нуждаются в правовом регулировании вопросы ограничения публичного освещения в средствах массовой информации поведения высших должностных лиц государства, связанного с их участием в религиозных обрядах и церемониях, реализации свободы совести в Вооруженных Силах, замены военной службы альтернативной гражданской службой по убеждениям и порядок ее прохождения и ряд других (например, ФЗ об альтернативной гражданской службе вступает в силу 1 января 2004 г., однако постановление правительства, регламентирующее процедуру предоставления АГС и порядок ее прохождения до сих пор не принято[6] ).

1.3 Иные нормативно-правовые акты, регулирующие вопросы реализации свободы совести и деятельности религиозных объединений

Помимо федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», на федеральном уровне в общей сложности действует свыше 100 нормативных правовых актов, в которых в том или ином аспекте упоминаются вопросы реализации свободы совести и деятельности религиозных объединений. Условно их можно разделить на несколько групп.

Первую, самую многочисленную, образуют законы и иные правовые акты, субъектами которых религиозные объединения напрямую не являются, но они содержат нормы, ограничивающие вмешательство государства и его институтов в деятельность религиозных объединений, обеспечивают реализацию права на свободу совести и вероисповедания, равенство прав граждан независимо от их отношения к религии. К этой группе относятся, например, федеральные законы о средствах массовой информации, о погребении и похоронном деле, об органах федеральной службы безопасности и другие.

Отдельно можно выделить группу законов, регламентирующих соблюдение и порядок реализации прав верующих в организациях и учреждениях, особенности которых накладывают некоторые ограничения прав и свобод пребывающих в них граждан (воинские части, места лишения свободы, больницы и т.д.). Сюда относятся федеральный закон «О статусе военнослужащих», Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие.

Ряд законов и иных нормативных актов регламентируют порядок осуществления отдельных видов деятельности религиозных организаций (образовательной, благотворительной и т.д.).

Большую и весьма важную группу составляют законы и иные нормативные акты, регулирующие финансово-хозяйственную деятельность религиозных организаций. Это, прежде всего, Гражданский кодекс РФ, Налоговый кодекс РФ, закон РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» и другие.

Самостоятельную группу правовых актов образуют законы, предусматривающие юридическую ответственность за нарушение законодательства о свободе совести. Это, прежде всего, Уголовный кодекс РФ и Кодекс РФ об административных правонарушениях.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что наряду с федеральным законодательством, более чем в 30 субъектах Российской Федерации были приняты собственные законы, и иные нормативные правовые акты по вопросам реализации свободы совести и вероисповедания.

В то же время согласно п. «в» ст. 71 Конституции РФ регулирование отношений, возникающих в сфере прав и свобод человека, находится в ведении Российской Федерации. Следовательно, субъекты Российской Федерации своими законами и другими нормативными актами не вправе сужать и ограничивать свободу совести и деятельности религиозных объединений, установленные Конституцией и федеральным законодательством. В их компетенции могут быть вопросы защиты прав и свобод человека, находящиеся согласно пункту «б» ст. 72 Конституции РФ в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.


Глава 2. Судебная практика в отношении свободы совести и вероисповедания в России

2.1 Судебная практика Конституционного Суда Российской Федерации в отношении свободы совести и вероисповедания

Особое место в деле защиты прав и свобод человека и гражданина отводится Конституционному Суду, деятельность которого регламентируется Конституцией РФ и федеральным конституционными законом от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде РФ». Одной из важных функций Конституционного Суда является проверка по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан, конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле.

Так, 23 ноября 1999 г. Конституционный Суд РФ огласил решение по делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого п. 3 ст. 27 федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях».[7] Поводом к его рассмотрению стали поданные независимо друг от друга и соединенные в одном производстве жалобы Религиозного общества Свидетелей Иеговы (город Ярославль) и Религиозной организации «Христианская церковь Прославления» (город Абакан, Республика Хакасия) на нарушение конституционных прав и свобод граждан положениями федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» об ограничении в правах религиозных организаций, не имеющих документа, подтверждающего их существование на соответствующей территории на протяжении не менее пятнадцати лет (п. 3 ст. 27).

Напомним, что в соответствии с п. 3 ст. 27 федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозные организации, «не имеющие документа, подтверждающего их существование на соответствующей территории на протяжении не менее 15 лет», в отличие от других религиозных организаций, зарегистрированных в соответствии с законом РСФСР «О свободе вероисповеданий» до 1 октября 1997 г., «пользуются правами юридического лица при условии их ежегодной перерегистрации до наступления указанного 15-летнего срока». В данный период они не пользуются следующими предусмотренными федеральным законом правами:

· обращаться к Президенту РФ с просьбой о предоставлении отсрочки от призыва на военную службу и освобождения от военных сборов для своих священнослужителей (п. 4 ст. 3);

· создавать образовательные учреждения и по просьбе родителей, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, и по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления обучать детей религии вне рамок образовательной программы (п.п. 3, 4 ст. 5);

· иметь при себе представительство иностранной религиозной организации (п. 5 ст. 13);

· проводить религиозные обряды в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, детских домах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов, в учреждениях, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, по просьбам находящихся в них граждан (п. 3 ст. 16);

· производить, приобретать, экспортировать, импортировать и распространять религиозную литературу, печатные, аудио– и видеоматериалы и иные предметы религиозного назначения (п. 1 ст. 17);

· учреждать организации, издающие богослужебную литературу и производящие предметы культового назначения (п. 2 ст. 17);

· создавать духовные образовательные учреждения для подготовки служителей и религиозного персонала (ст. 19);

· приглашать иностранных граждан в целях занятия профессиональной, в том числе проповеднической, религиозной деятельностью (п. 2 ст. 20).[8]

Не исследуя вопрос о конституционности содержащихся в абз. 3 и 4 п. 3 ст. 27 федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» положений, Конституционный Суд РФ установил, что обжалуемые положения не подлежат применению в отношении религиозных организаций, учрежденных до вступления в силу данного федерального закона, т.е. до 1 октября 1997 г., а также местных религиозных организаций, входящих в структуру централизованной религиозной организации.

Отказ в рассмотрении вопроса о конституционности обжалуемых положений федерального закона по существу был мотивирован Конституционным Судом РФ требованиями ст. 96 и 97 федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ», в соответствии с которыми оспариваемые законоположения подлежат проверке лишь постольку, поскольку они были применены к заявителю жалобы. А так как обе религиозные организации, являющиеся заявителями жалобы, были учреждены до 1 октября 1997 г. и каждая из них входит в структуру соответствующей централизованной религиозной организации, Конституционный Суд РФ ограничил пределы проверки конституционности обжалуемых положений федерального закона тем, насколько они применимы в отношении подобных религиозных организаций.

Несомненно, настоящее Постановление Конституционного Суда РФ имеет важное практическое значение. В силу данного Постановления все религиозные организации, учрежденные до 1 октября 1997 г., при прохождении государственной перерегистрации теперь не обязаны будут подтверждать пятнадцатилетний срок своего существования на соответствующей территории и, следовательно, независимо от своего вхождения в структуру централизованной религиозной организации, будут пользоваться правами юридического лица в полном объеме без ежегодной перерегистрации и без ограничений, предусмотренных абз. 4 п. 3 ст. 27 федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Те же религиозные организации, которые уже прошли перерегистрацию и из-за отсутствия у них документа, подтверждающего пятнадцатилетний срок существования, были вынуждены исключить из своего устава права, предусмотренные п. 4 ст. 3, п. 3 и 4 ст. 5, п. 5 ст. 13, п. 3 ст. 16, п. 1 и 2 ст. 17, п. 2 ст. 18, ст. 19 и п. 2 ст. 20 федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», теперь вправе внести соответствующие изменения и дополнения в свой устав (т.е. устранить эти ограничения) и представить их для регистрации в орган юстиции. При этом им должно быть выдано новое свидетельство о государственной регистрации без указания на временный характер его действия.

Что же касается действия положений абз. 3 и 4 п. 3 ст. 27 данного федерального закона в отношении религиозных организаций, входящих в структуру централизованной религиозной организации, то Конституционный Суд РФ фактически дал оценку уже сложившейся в органах юстиции практике, — к указанным религиозным организациям обжалуемые положения не применяются.[9]

Внимания заслуживает и другое дело по поводу «Общества Иисуса»,[10] рассматривавшееся в Конституционном Суде РФ.

«Общество Иисуса» (орден иезуитов) зарегистрирован Министерством юстиции РФ 30 сентября 1992 г. Немногочисленные члены ордена занимаются образовательной деятельностью, являясь учредителями католического Колледжа св. Фомы Аквинского.

Как и все религиозные организации, иезуиты обязаны были пройти перерегистрацию. Министерство юстиции РФ неоднократно отказывало им в этом, указывая, что их структура не соответствует предусмотренной законом и их учредитель — Всемирный орден иезуитов согласно ст. 13 закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» не наделен правом учреждения религиозных организаций на территории Российской Федерации.

В соответствии с законом о свободе совести (ст. 8 и 9), местная организация учреждается не менее чем десятью гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими в одной местности. Этой же местностью определяется и территория деятельности организации. Создать же централизованную религиозную организацию могут не менее трех местных организаций. Применение этих норм предполагает единую структуру для всех конфессий на территории России: три и более местные организации, учрежденные постоянно проживающими в одной местности гражданами РФ, объединяются в централизованную.

Однако далеко не всегда религиозные организации вписываются в рамки, указанные законом. Так, структура ордена иезуитов остается практически неизменной в течение пяти столетий, и его канонические правила предписывают образование регионов по декрету генерального настоятеля. Регион не делится на какие-либо приходы или отделения, представляя собой единую организацию, а его территориальные границы могут не совпадать с административно-территориальным делением государства пребывания.

Кроме того, «Общество Иисуса» не может быть массовой организацией, ибо к его членам предъявляются весьма высокие требования — не просто принесение монашеских обетов, но и высокий уровень образования и т.д. Граждане России, как правило, направляются для завершения образования в Рим. Поэтому ни в одной местности России нет требуемых новым законом постоянно проживающих десяти граждан Российской Федерации — членов ордена, что исключает возможность регистрации в качестве местной организации. Это, в свою очередь, предопределяет невозможность регистрации и в качестве централизованной организации.

Ордену было отказано в перерегистрации, несмотря на то, что он существует в России более двухсот лет. Как справедливо указывала адвокат Г.А. Крылова,[11] представлявшая интересы Ордена в Конституционном Суде, выбор, предлагаемый законом, был невелик: 1) быть зарегистрированным как представительство Всемирного ордена иезуитов, лишившись тем самым права действовать как религиозная организация; 2) выполнить все требования закона для регистрации как религиозного объединения, нарушив свою каноническую структуру и перестав быть неотъемлемой частью ордена и, соответственно, Римско-Католической церкви; 3) лишиться имеющейся с 1992 г. регистрации и прав юридического лица, без чего деятельность российского региона «Общества Иисуса» становится невозможной.

Считая налагаемые законом ограничения искажающими само существо свободы совести, иезуиты 30 августа 1999 г. обратились в Конституционный Суд. Их права бесспорно нарушались дискриминационными нормами, противоречащими как положениям ст. 15 закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», так и Конституции РФ и Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

13 апреля 2000 г. Конституционный Суд, сославшись на «конституционно-правовой смысл» положений закона применительно к перерегистрации организаций, созданных до его вступления в силу, указал, что им не может быть отказано в перерегистрации на том основании, что впоследствии законом был изменен круг лиц, которые вправе быть учредителями. Таким образом, Суд счел жалобу не подлежащей дальнейшему рассмотрению, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требовалось вынесения итогового решения в виде постановления.

Определение Конституционного Суда от 13 апреля 2000 г., как и постановление от 23 ноября 1999 г., существенно ограничивают возможность непосредственного применения дискриминационных норм при перерегистрации. Его значение, несомненно, выходит за пределы конкретной проблемы, вставшей перед иезуитами. Отмечая, что правоприменитель не может придавать положениям пп. 3, 4 и 5 ст. 8, пп. 1 и 2 ст. 9, ст. 13, пп. 3 и 4 ст. 27 федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» какое-либо иное значение, расходящееся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ, в резолютивной части решения суд указал:[12]

· при перерегистрации религиозные объединения могут в учредительных документах указывать в качестве своей организационно-правовой формы какой-либо вид религиозной организации, не создавая новых подразделений, в том числе территориальных, в соответствии с требованиями данного федерального закона, предъявляемыми к такой организационно-правовой форме (виду) с точки зрения ее структуры;

· такие организации также вправе использовать в своих наименованиях слова «Россия», «российский» и производные от них, если до вступления закона в силу они уже использовали их в своих наименованиях и если на момент подачи заявления о государственной перерегистрации они действовали на территории Российской Федерации на законных основаниях; при этом не должно приниматься во внимание приостановление деятельности религиозной организации, если она была лишена возможности действовать по причинам, зависящим не от нее, а от неправомерных решений и действий государственных органов и их должностных лиц.

Таким образом, многие религиозные организации, вынужденные ранее изменять свою организационно-правовую структуру или входить на каких-либо условиях для перерегистрации в состав централизованного объединения, могут теперь оставить прежней собственную иерархическую и институционную структуру. Если ранее они были зарегистрированы по закону РСФСР «О свободе вероисповедания» от 25 октября 1990 г., органы юстиции не вправе отказать им в перерегистрации на основании того, что они были учреждены ненадлежащими лицами и законом изменен порядок их образования.

2.2 Судебная практика судов общей юрисдикции в отношении свободы совести и вероисповедания

Если обратиться к судебным делам, связанным с применением федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», рассмотрение которых отнесено к компетенции судов общей юрисдикции, то их можно подразделить на две основные категории:[13]

а) дела, производство по которым возникает по инициативе религиозных организаций и граждан;

б) дела, производство по которым возникает по инициативе органов юстиции, органов прокуратуры и органов местного самоуправления.

Правовые основания для возбуждения судебных дел, относящихся к первой категории, приводятся в п. 2 ст. 12 федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Так, в соответствии с указанным положением федерального закона граждане и религиозные организации вправе обжаловать в суд отказ регистрирующего органа в государственной регистрации религиозной организации, а также его уклонение от такой регистрации. Поскольку государственная перерегистрация религиозных организаций предполагает приведение их устава и иных учредительных документов в соответствие с требованиями федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», то отказ в перерегистрации и, следовательно, уклонение регистрирующего органа от таковой, также могут быть обжалованы в суд в порядке п. 2 ст. 12 указанного федерального закона.

К уклонению от государственной регистрации (перерегистрации) религиозной организации относится, прежде всего, нарушение регистрирующим органом установленного федеральным законом срока рассмотрения заявления о государственной регистрации. Как уклонение от государственной регистрации следует рассматривать и необоснованное назначение в отношении религиозной организации государственной религиоведческой экспертизы. Следует отметить, что в соответствии с п. 8 ст. 11 федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»[14] заявление о государственной регистрации религиозной организации, создаваемой централизованной религиозной организацией или на основании подтверждения, выданного централизованной религиозной организацией, рассматривается в месячный срок со дня представления всех предусмотренных настоящей статьей документов. И только в иных случаях регистрирующий орган вправе продлить указанный срок рассмотрения документов до шести месяцев для проведения государственной религиоведческой экспертизы. Необоснованным уклонением от государственной регистрации следует также рассматривать решение регистрирующего органа о приостановлении процесса государственной регистрации (перерегистрации) религиозной организации, так как подобная процедура не предусмотрена законом.

К делам, возникающим по инициативе религиозных организаций и граждан, следует также отнести судебные дела о защите чести, достоинства и деловой репутации. В соответствии с ч. 1 ст. 152 Гражданского кодекса РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Согласно ч. 7 этой же статьи правила о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

В последнее время в средствах массовой информации все чаще стали появляться публикации о деятельности религиозных организаций, содержащие сведения, оскорбляющие чувства верующих. Какие только ярлыки не вешаются в отношении нетрадиционных, по мнению авторов подобных публикаций, религиозных организаций. Стандартный набор — сектанты, секта, тоталитарная секта, зомбирование адептов, гипноз, посягательство на национальную безопасность, доведение до самоубийства и т.д. и т.п. Но эти авторы чаще всего упускают одно обстоятельство. Если религиозной организацией или ее прихожанами будет заявлен иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, именно автору в суде придется доказывать, что распространенные им сведения соответствуют действительности. По данной категории дел закон очень четко распределяет бремя доказывания.

В судебной практике часто возникает вопрос, — являются ли порочащими честь, достоинство и деловую репутацию слова «секта» и «сектанты», употребляемые в отношении религиозной организаций и их участников? Ответ на этот вопрос в своем решении № 4(138) от 12 февраля 1998 г. дает Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ: «в законодательстве РФ не существует такого понятия как «секта». В то же время данный термин в силу сложившихся в обществе представлений несет, безусловно, негативную смысловую нагрузку и, употребляя его, журналисты могут оскорбить чувства верующих».[15]

Однако дел, возникающих в связи с обжалованием религиозными организациями и гражданами действий органов юстиции, других государственных органов и органов местного самоуправления, а также по искам религиозных организаций и верующих граждан о защите чести, достоинства и деловой репутации, рассматривается судами в целом не много. Отсутствие большого количества подобных дел ни в коей мере не свидетельствует об отсутствии нарушений прав верующих. В ряде случаев верующие считают для себя неприемлемым вступать в судебную тяжбу и, стремясь завершить возникший спор миром, часто даже идут на неоправданный компромисс. Также играет роль недостаточная осведомленность субъектов таких правоотношений о возможности судебной защиты своих нарушенных прав.

Для правильного разрешения дел данной категории важное значение имеют разъяснения, содержащиеся в постановлениях Пленумов Верховного Суда РФ, таких как постановления «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда», «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан», а также в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации».

2.3 Решения Европейского суда по правам человека в отношении свободы совести и вероисповедания в России

При нынешней ситуации нельзя исключать решений Европейского суда по правам человека по делам, связанным со свободой вероисповедания и религиозных убеждений.

Одним из крупных решений в отношении России является решение Европейского суда по правам человека от 09.06.2005 г. о приемлемости жалоб № 76836/01 и 32782/03 Евгения Кимли, Айдара Султанова и Саентологической Церкви г. Нижнекамска против России.[16] Данным решением Европейский суд по правам человека признал, что жалобы, поданные в связи с отказом государственных органов РФ в регистрации «Саентологической церкви города Сургута» и «Саентологической церкви города Нижнекамска» поднимают серьезные вопросы права и подлежат рассмотрению по существу. Саентологическая церковь города Нижнекамска, была учреждена в 1999 г. После разработки и утверждения устава в том же году документы были сданы на государственную регистрацию. Длительное время по поводу регистрации государственными органами никаких действий не предпринимались. Спустя 4 месяца документы были переданы на государственную религиоведческую экспертизу в Совет по делам религий. Но экспертиза не была произведена, и в сентябре 2001 г. регистрационная палата отказала церкви в регистрации в связи отсутствием государственной религиоведческой экспертизы. Фактически возложив ответственность на церковь за бездействие государства. Конечно же, такой отказ был немедленно обжалован, но пришлось дважды отменять решение суда первой инстанции, прежде чем было вынесено правосудное решение. Но вступившее в законную силу решение не было исполнено в связи с изменением в законодательстве и передачей полномочий по регистрации другим государственным органам, которые обжаловали вступившее в законную силу решение в надзор, и решение было отменено 27 ноября 2002 г., дело вернулось в суд первой инстанции. А 28 ноября 2002 г. была проведена государственная религиоведческая экспертиза.

На основании религиоведческой экспертизы регистрирующие органы решили оставить документы религиозной организации без рассмотрения в связи с отсутствием документа о 15- летнем существовании. Цель оставления документов без рассмотрения – «…неприятие среди традиционных конфессий, различных общественных организаций может нарушить еще не завершившийся процесс восстановления традиционных духовно-нравственных ценностей…».[17] Однако данная цель не может являться законным основанием для вмешательства в права, гарантированные ст. 9, 10, и 11 Европейской конвенции и не соответствует «необходимости в демократическом обществе», так как ограничение в правах граждан на основании предпочтения государства одних религий в ущерб другим не является необходимым в демократическом обществе.

Представляется, что так называемое положение о «15-летнем правиле» продиктовано страхом нового, а также ошибочным желанием обеспечить господство «традиционных» религий, таких как Православная церковь, ислам в ущерб новых религий-меньшинств. Поскольку действия регистрирующих органов нарушали права, защищаемые Европейской конвенцией «О защите прав человека и основных свобод», а именно на свободу совести, религии (ст. 9), свободы ассоциаций (объединений) (статья 11) и нарушением запрета дискриминации (ст. 14), была подана жалоба в Европейский суд по правам человека в октябре 2003 г.

В сентябре 2004 г. Европейский суд по правам человека направил жалобу Саентологической Церкви города Нижнекамска для дачи объяснений российским властям. Российские власти в своих возражениях просили Европейский суд по правам человека признать жалобу неприемлемой.

В марте 2005 года Саентологическая церковь города Нижнекамска довела до Европейского суда по правам человека свою позицию по возражениям российских властей и уведомила о продолжающемся уклонении от регистрации церкви уже вновь образованным Главным управлением Федеральной регистрационной службы по Республике Татарстан.

Европейский суд по правам человека 9 июня 2005 г., рассмотрев объяснения российских властей и возражения Церкви, принял решение о приемлемости жалобы. Одновременно с жалобой Саентологической церкви города Нижнекамска была рассмотрена жалоба президента Саентологической церкви города Сургута Евгения Кимли. И его жалоба также была признана приемлемой. До этого 28 октября 2004 г. Европейский суд по правам человека признал приемлемой жалобу Саентологической церкви города Москвы. Таким образом, уже три жалобы саентологов, поданных против России, признаны приемлемыми. Видится, что при рассмотрении данных жалоб Европейским судом по правам человека будет безусловно установлено нарушение вышеназванных статей Конвенции.

Еще одно дело, заслуживающее внимания – «Народная демократическая партия Ватан против России», жалоба № 47978/99.[18] Заявителем жалобы является политическая партия, зарегистрированная в соответствии с российским законодательством.

В своей жалобе в Европейский Суд по правам человека Партия, ссылаясь на статьи 9, 10, 11 и 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, заявляет о нарушениях свободы придерживаться своего мнения и распространять информацию и идеи, свободы объединений и право членов Партии исповедовать свою религию. Данные нарушения возникли, по утверждению Партии, вследствие решений российских судов общей юрисдикции приостановить деятельность региональной организации Партии.

Российские власти в своих предварительных возражениях против жалобы утверждали, что Партия не может рассматриваться в качестве жертвы заявленных нарушений Конвенции, поскольку Партия не была вправе подавать жалобу в Европейский Суд по правам человека от имени региональной организации, и приостановление деятельности региональной организации не затронуло саму Партию.

Европейский Суд по правам человека напомнил, что термин «жертва», употребляемый в ст. 34 Конвенции, указывает на лицо, непосредственно затронутое действием или бездействие. В данном случае таким лицом является региональная организация, а не Партия, поскольку принятые российскими властями в отношении региональной организации меры не отразились на самой Партии.

Проанализировав учредительные документы Партии и региональной организации, Суд отметил, что Партия и региональная организация зарегистрированы как юридические лица и являются самостоятельными юридическими лицами, и не пришел к выводу, что партия и региональная организация являются единой политической партией, которая образует неправительственную организацию в смысле ст. 34 Конвенции.

Европейский Суд по правам человека согласился с предварительными возражениями российских властей и постановил, что Суд не может рассматривать дело по существу.


Заключение

В заключение следует отметить, что в целом в Российской Федерации сегодня созданы необходимые конституционно-правовые предпосылки полноценного осуществления каждой личностью свободы совести и религиозного вероисповедания, а также деятельности религиозных групп и организаций. Разумеется, проблемы существуют, и их разрешение есть и останется на многие годы важнейшей задачей государства и общества. Но достаточно очевидно, что создание условий для полного выражения каждым человеком своей духовной свободы – важный фактор демократизма страны и ее конституционного строя. В работе были рассмотрены прецедентные решения по ст.9 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части права на свободу религии. В основном практика Суда складывается из решений в отношении иностранных государств, но в последнее время и в отношении России довольно часто стали приниматься решения о приемлемости жалобы. Право на свободу вероисповедания, безусловно, станет в ближайшее время одним из основных прав, на нарушение которого будет подаваться жалоба в Европейский суд. Это не удивительно, ведь все чаще граждане стали обращаться в Европейский суд по правам человека, и религиозные организации с их членами не исключение. И это не потому, что нарушений стало больше, нет. Дело в том, что люди увидели, что национальный суд не последняя инстанция, что есть еще такой суд, которому российские власти «не указ», а в основном это основывается на том, что люди привыкли бороться до конца, привыкли отстаивать «гарантированные» права сами, не надеясь на помощь государства, которой должно помогать, но не делает этого. В настоящее время все чаще национальные суды стали обращаться не только к тексту Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, но и к практике Европейского суда. Это не может не радовать. Конституционный Суд РФ в своих постановлениях стал упоминать Европейскую Конвенцию, практику Европейского Суда, делать какие-то выводы на этот счет. Многие, думаю, со мной согласятся, что в России большей силой, «авторитетом», так сказать, пользуется национальное законодательство, хотя это не правильно. Многие юристы применяют в своей практике постановления Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Верховного Арбитражного Суда РФ забывая о том, что в силу ч.4 ст.15 Конституции РФ нормы международного права пользуются преимуществом по отношению к российскому законодательству в случае коллизий между оными. Это понимают единицы, но их число постоянно растет. И это не может не радовать.

Но все же хотелось бы верить, что Постановления Европейского суда по правам человека, вынесенные по существу вышеупомянутых и принятых в будущее жалоб, позволят исключить из закона дискриминационные нормы, создать условия для реализации права на свободу совести для каждого гражданина России, что будет способствовать дальнейшему прогрессу демократического общества.


Список использованных источников и литературы

Нормативно-правовые акты:

1. Конституция Российской Федерации. – М.: ИНФРА, 2000.

2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями и дополнениями) // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.garant.ru/ – Загл. с экрана.

3. Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (с изменениями и дополнениями) // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.garant.ru/ – Загл. с экрана.

4. Постановление Конституционного Суда РФ от 23 ноября 1999 г. N 16-П «По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях» в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения «Христианская церковь Прославления» // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.garant.ru/ – Загл. с экрана.

5. Решение Европейского суда по правам человека от 09.06.2005 г. о приемлемости жалоб № 76836/01 и 32782/03, поданными Евгением Кимли, Айдаром Султановым и Саентологической Церковью г. Нижнекамска против России // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.garant.ru/ – Загл. с экрана.

Научная и учебная литература

6. Авакьян, С.А. Свобода вероисповедания как конституционно-правовой институт // Вестник Московского университета. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1999, № 1. [Электронный ресурс] / С.А. Авакьян. – Режим доступа: http://www.lawlibrary.ru/article1034382.html – Загл. с экрана.

7. Лазарев, В.В. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации [Электронный ресурс] / В.В. Лазарев – Режим доступа: http://www.garant.ru/ – Загл. с экрана.

8. Мельникова, Е.Н. Реализация конституционного принципа свободы совести в России (на материалах Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ) // Российское Объединение Исследователей Религии [Электронный ресурс] / Е.Н. Мельникова. – Режим доступа: http://www.rusoir.ru/print/01/14/ – Загл. с экрана.

9. Петранов, Б. Свобода вероисповедания в праве ЕКПЧ: тенденции в судебной практике [Электронный ресурс] / Б. Петранов. – Режим доступа: http://www.hrights.ru/text/b11/Chapter10.htm – Загл. с экрана.

10. Пчелинцев, А.В. Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Религиоведческая экспертиза / А.В. Пчелинцев, В.В. Кяховский. – М.: Юриспруденция, 2006. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1235496 – Загл. с экрана.

11. Султанов, А.Р. Европейский суд по правам человека на защите свободы совести // Российское Объединение Исследователей Религии [Электронный ресурс] / А.Р. Султанов. – Режим доступа: http://www.rusoir.ru/print/04/05/ – Загл. с экрана.

12. Тихонова, Е.В. Институт свободы совести и свободы вероисповедания в праве современной России: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.01 – Теория и история права и государства; Науч. рук. Н. А. Придворов. – Тамбов, 2006. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1231728 – Загл. с экрана.

13. Холинер, П. Границы права на свободу совести и религии в практике Европейского Суда по правам человека // Российская юстиция. – М.: Юрид. лит., 2003, № 7. [Электронный ресурс] / П. Холинер. – Режим доступа: http:// www.lawlibrary.ru/article1141701.html – Загл. с экрана.


[1] См.: Конституция Российской Федерации. – М.: ИНФРА, 2000.

[2] См.: Пчелинцев А.В. Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Религиоведческая экспертиза / А.В. Пчелинцев, В.В. Кяховский. – М.: Юриспруденция, 2006. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1235496 – Загл. с экрана.

[3] См.: Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (с изменениями и дополнениями) // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.garant.ru/ – Загл. с экрана.

[4] См.: Мельникова Е.Н. Реализация конституционного принципа свободы совести в России (на материалах Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ) // Российское Объединение Исследователей Религии [Электронный ресурс] / Е.Н. Мельникова. – Режим доступа: http://www.rusoir.ru/print/01/14/ – Загл. с экрана.

[5] См.: Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (с изменениями и дополнениями) // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.garant.ru/ – Загл. с экрана.

[6] См.: Мельникова Е.Н. Реализация конституционного принципа свободы совести в России (на материалах Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ) // Российское Объединение Исследователей Религии [Электронный ресурс] / Е.Н. Мельникова. – Режим доступа: http://www.rusoir.ru/print/01/14/ – Загл. с экрана.

[7] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 23 ноября 1999 г. N 16-П «По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях» в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения «Христианская церковь Прославления» // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.garant.ru/ – Загл. с экрана.

[8] См.: Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (с изменениями и дополнениями) // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.garant.ru/ – Загл. с экрана.

[9] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 23 ноября 1999 г. N 16-П «По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях» в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения «Христианская церковь Прославления» // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.garant.ru/ – Загл. с экрана.

[10] См.: Пчелинцев А.В. Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Религиоведческая экспертиза / А.В. Пчелинцев, В.В. Кяховский. – М.: Юриспруденция, 2006. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1235496 – Загл. с экрана.

[11] См.: Пчелинцев А.В. Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Религиоведческая экспертиза / А.В. Пчелинцев, В.В. Кяховский. – М.: Юриспруденция, 2006. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1235496 – Загл. с экрана.

[12] См.: Мельникова Е.Н. Реализация конституционного принципа свободы совести в России (на материалах Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ) // Российское Объединение Исследователей Религии [Электронный ресурс] / Е.Н. Мельникова. – Режим доступа: http://www.rusoir.ru/print/01/14/ – Загл. с экрана.

[13] См.: Авакьян С.А. Свобода вероисповедания как конституционно-правовой институт // Вестник Московского университета. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1999, № 1. [Электронный ресурс] / С.А. Авакьян. – Режим доступа: http://www.lawlibrary.ru/article1034382.html – Загл. с экрана.

[14] Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (с изменениями и дополнениями) // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.garant.ru/ – Загл. с экрана.

[15] См.: Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (с изменениями и дополнениями) // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.garant.ru/ – Загл. с экрана.

[16] См.: Решение Европейского суда по правам человека от 09.06.2005 г. о приемлемости жалоб № 76836/01 и 32782/03, поданными Евгением Кимли, Айдаром Султановым и Саентологической Церковью г. Нижнекамска против России // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.garant.ru/ – Загл. с экрана.

[17] См.: Петранов Б. Свобода вероисповедания в праве ЕКПЧ: тенденции в судебной практике [Электронный ресурс] / Б. Петранов. – Режим доступа: http://www.hrights.ru/text/b11/Chapter10.htm – Загл. с экрана

[18] См.: Петранов Б. Свобода вероисповедания в праве ЕКПЧ: тенденции в судебной практике [Электронный ресурс] / Б. Петранов. – Режим доступа: http://www.hrights.ru/text/b11/Chapter10.htm – Загл. с экрана и Султанов А.Р. Европейский суд по правам человека на защите свободы совести // Российское Объединение Исследователей Религии [Электронный ресурс] / А.Р. Султанов. – Режим доступа: http://www.rusoir.ru/print/04/05/ – Загл. с экрана.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:57:40 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:27:48 28 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Свобода совести и вероисповедания в России

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150887)
Комментарии (1841)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru