Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Реорганизация юридических лиц

Название: Реорганизация юридических лиц
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 08:04:45 29 июля 2010 Похожие работы
Просмотров: 1092 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение

Глава 1. Судьба гражданско-правовых обязательств при реорганизации юридического лица

1.1 Реорганизация как форма прекращения юридического лица

1.2 Правопреемство по обязательствам реорганизуемого юридического лица

Глава 2. Права кредиторов реорганизуемого юридического лица

2.1 Уведомление кредиторов

2.2 Согласие кредитора на "переход долга"

Глава 3. Защита прав кредиторов реорганизуемого юридического лица

3.1 Общегражданские способы защиты

3.2 Специальные способы защиты

3.3 Солидарная ответственность юридических лиц, созданных в результате реорганизации

Заключение

Библиографический список

Введение

Актуальность темы исследования. Жизнь современного общества немыслима без объединения людей в группы, союзы разных видов, без соединения их личных усилий и капиталов для достижения тех или иных целей. В сфере имущественного оборота объединение лиц и капиталов осуществляется в основном в форме юридических лиц.

Конструкция юридического лица была известна еще римскому праву. Форма юридического лица оказалась в одинаковой мере пригодной для самых разнородных образований. Все они получили благодаря ей возможность принимать участие в общегражданском обороте. При этом характерными чертами юридического лица являлись известная организация и обособленное имущество, служащее целям этой организации[1] .

Во-первых, реорганизация юридических лиц, наряду с их ликвидацией рассматривалась исключительно как способ прекращения юридического лица. Исходя из этого, законодатель формулировал общие обязательные правила, не уделяя внимания особенностям, присущим именно реорганизации. Практически отсутствовало дифференцированное регулирование реорганизации отдельных видов юридических лиц, несмотря на очевидность их специфики.

Во-вторых, законодателем игнорировались права и интересы кредиторов по обязательствам юридического лица, подвергшегося реорганизации. Решение всех вопросов зависело от воли собственника имущества либо уполномоченного им органа. Кредиторы же ставились перед фактом, в результате чего автоматически ущербным делалось их волеизъявление, выраженное при заключении договора. Они оказывались в ситуации, когда в роли должника по обязательствам, независимо от их воли, оказывался новый субъект или субъекты, появившиеся в ходе реорганизации юридического лица, с которым был заключен договор. Все попытки кредиторов обнаружить правопреемников реорганизованного должника нередко были обречены на неудачу. Между тем имущественный оборот - это и учет интересов третьих лиц, то есть кредиторов по гражданско-правовым обязательствам[2] .

Реорганизация - одна из наиболее применяемых в последнее время процедур в процессе деятельности юридических лиц любой организационно-правовой формы. Объясняется это условиями экономической системы, построенной на началах конкуренции, а также социальными и правовыми условиями, в которых существуют юридические лица. При этом на первый план выходит защита прав и законных интересов кредиторов. Поэтому Гражданский кодекс Российской Федерации (ст.60) закрепил основные гарантии прав кредиторов юридического лица при его реорганизации. Учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о его реорганизации, обязаны в письменной форме оповестить кредиторов о предстоящей реорганизации юридического лица. Статья предоставляет право кредитору до реорганизации юридического лица предъявить ему требование о прекращении или досрочном исполнении обязательства и возмещении всех убытков. В случае невозможности определения правопреемника реорганизованного юридического лица по разделительному балансу, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами.

Вопросы защиты прав кредиторов при реорганизации юридических лиц, действующих в различных организационно-правовых формах, нашли отражение и в специальных нормативных актах: Федеральном законе "Обакционерных обществах"[3] . Федеральном законе "Об обществах с ограниченной ответственностью"[4] . Федеральном законе "О государственных муниципальных и унитарных предприятиях"[5] .

Степень разработанности проблемы. Вопросы реорганизации рассматриваются, как правило, в совокупности с другими положениями о юридических лицах (работы С.Н. Братуся, А.В. Бенедиктова, В.П. Грибанова, В.Б. Ельяшевича, О.С. Иоффе, М.И. Кулагина, Д.И. Мейера, В.С. Мартемьянова, В.П. Мозолина, Л.И. Петражицкого, Б.И. Пугинского, В.А. Рахмиловича, Н.С. Суворова, Ю.К. Толстого, Е.Б. Хохлова, А.Ф. Шершеневича), либо через призму одного из признаков реорганизации (Б.Б. Черепахин исследовал вопросы правопреемства при реорганизации). Несмотря на всю очевидность существующих проблем, связанных с защитой прав кредиторов при реорганизации юридических лиц, нельзя сказать, что в трудах современных ученых они получили необходимое отражение. Вопросы защиты прав кредиторов в разной степени затрагиваются в работах: В.А. Белова, М.И. Брагинского, В.В. Витрянского, Е.Н. Дивера, В.В. Долинской, Д.В. Жданова, Т.В. Кашаниной, Н.В. Козловой, В.В. Лаптева, Д.В. Ломакина, С.Д. Могилевского, М.Г. Нановой, Е.А. Суханова, Ю.А. Тарасенко, М.В. Телюкиной, М.Ю. Тихомирова, С.А. Чубарова и других. Публикации иных авторов по вопросам защиты прав кредиторов в основном представляют собой комментарии действующего законодательства.

Цель исследования. Целями настоящей работы является исследование теоретических и практических проблем защиты прав кредиторов при реорганизации юридических лиц, а именно:

анализ реорганизации как формы прекращения юридических лиц; рассмотрение института правопреемства как обязательного условия при реорганизации юридических лиц;

определение содержания прав кредиторов реорганизуемых юридических лиц, таких как уведомление о реорганизации, согласие на переход долга;

выделение общегражданских и специальных способов защиты прав кредиторов при реорганизации юридических лиц, таких как требование о прекращении или досрочном исполнении обязательств, возмещение убытков;

рассмотрение солидарной ответственности юридических лиц, созданных в результате реорганизации, как особого способа защиты прав кредиторов;

проведение анализа гражданского законодательства и правоприменительной практики в сфере защиты прав кредиторов при реорганизации юридических лиц для разработки на этой основе рекомендаций по совершенствованию законодательства.

Объект исследования. Объектом настоящего исследования является комплекс отношений, возникающих между юридическими лицами, находящимися в процессе реорганизации, и их кредиторами.

Предмет исследования. Предметом исследования являются нормы гражданского законодательства, содержащиеся в Гражданском кодексе Российской Федерации, Федеральных законах "Об акционерных обществах, "Об обществах с ограниченной ответственностью", "О производственных кооперативах", "О государственных муниципальных и унитарных предприятиях" и иных федеральных законах, которые относятся к защите прав кредиторов при реорганизации юридических лиц.

Методы исследования. Теоретической основой исследования являются положения и выводы, содержащиеся в работах ведущих отечественных цивилистов. В работе автором использовались исторический, логический, сравнительно-правовой методы, а также комплексный и системный анализ исследуемых отношений.

Структура и содержание работы. Структура работы обусловлена целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.

Глава 1. Судьба гражданско-правовых обязательств при реорганизации юридического лица

1.1 Реорганизация как форма прекращения юридического лица

В юридической литературе применительно к реорганизации речь идет об универсальном правопреемстве. В гражданском праве выделяют два случая, когда имеет место универсальное правопреемство при изменении субъектного состава в гражданских правоотношениях в связи с прекращением существования субъекта права:

1) реорганизация - в отношении юридических лиц и 2) наследование - в отношении физических лиц. При этом наследование рассматривается как переход имущества умершего (наследодателя) к другим лицам (наследникам).

По мнению М.И. Брагинского, поскольку очевидно, что прекращение юридических лиц может происходить только путем ликвидации или реорганизации и, соответственно, речь идет о дихотомии, для определения понятия "реорганизация" можно легально использовать определение ликвидации. Если сутью ликвидации признается "прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам", то отсюда, от противного, можно сделать вывод о том, что реорганизацией является прекращение юридического лица с переходом прав и обязанностей к другим лицам[6] .

Многие авторы (Е.А. Суханов, М.В. Телюкина), исследуя правовую природу реорганизации, также отождествляют данный процесс с прекращением юридического лица[7] .

Проблема прекращения деятельности юридического лица при его реорганизации заслуживает рассмотрения в силу того, что вследствие указанного события такое лицо выбывает из числа субъектов гражданского права, и приходится решать вопрос о судьбе обязательств, участником которых было прекращающее существование юридическое лицо. При этом передача прав и обязанностей происходит в порядке универсального правопреемства.

В соответствии со статьей 57 ГК РФ реорганизация юридического лица проводится в форме слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования. При этом прекращение деятельности юридического лица происходит во всех случаях за исключением выделения из его состава другого или других юридических лиц. При выделении образуется новое юридическое лицо, являющееся правопреемником реорганизовавшегося юридического лица, деятельность которого не прекращается. В этой связи существует мнение ряда исследователей, что сущность реорганизации не ограничивается только прекращением юридического лица.

С.В. Мартышкин понимает под реорганизацией особый процесс, в ходе которого происходит прекращение и (или) создание юридического лица, сопровождающееся переходом прав и обязанностей реорганизованного юридического лица (правопредшественника) в порядке правопреемства к другому юридическому лицу (правопреемнику) [8] .

В связи с изложенным можно предложить следующее определение реорганизации. Реорганизация - прекращение либо изменение организационно-правовой формы юридического лица с переходом в порядке правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам.

Примечательно, что понятие и сущность реорганизации в российском законодательстве во многом схожи с понятием и сущностью реорганизации в законодательстве зарубежных стран.

В целях совершенствования законодательства о реорганизации юридических лиц Министерством экономического развития и торговли РФ был подготовлен проект федерального закона "О реорганизации и ликвидации коммерческих организаций"[9] . Предпосылкой к его появлению послужило следующее. Российское корпоративное законодательство строилось по принципу "отдельная организационно-правовая форма - особый федеральный закон". Такой принцип, по мнению авторов законопроекта, пагубно отразился на регулировании реорганизационных процедур, а также процессах реструктуризации компаний: при существующем положении сфера действия специального закона определяется конкретной организационно-правовой формой, которой и посвящается закон. В таком случае вопросы, связанные с реорганизацией коммерческих организаций, в результате которой создается организация той или иной (по отношению к регулируемой данным законом) форме, не находят правовой базы. Законодательство, посвященное отдельным организационно-правовым формам юридических лиц, также не отвечает реальным запросам. В итоге в реформировании нуждается уже не только специальное законодательство, но и Гражданский кодекс Российской Федерации в части, касающейся реорганизации и ликвидации юридических лиц[10] .

Пункт 1 ст.57 ГК РФ устанавливает, что реорганизация юридического лица может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами. Согласно Федеральному закону "Об акционерных обществах" вопрос о реорганизации акционерного общества выносится на решение общего собрания акционеров советом директоров (наблюдательным советом) общества. Принятие решения о реорганизации в соответствии с Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" относится к исключительной компетенции общего собрания участников общества. Федеральный закон "О производственных кооперативах" предусматривает, что реорганизация кооператива в форме слияния, присоединения, разделения, выделения или преобразования также может быть осуществлена добровольно по решению общего собрания членов кооператива.

Поскольку для проведения реорганизации необходимо добровольное волеизъявление участников юридического лица, выраженное в соответствии с правилами принятия решений, то реорганизацию можно определить как трансформацию волеизъявления учредителей юридического лица, связанную с их участием в реорганизации.

В соответствии с п.2 ст.57 ГК РФ принудительная реорганизация юридического лица в форме его разделения или выделения из его состава одного или нескольких юридических лиц осуществляется по решению уполномоченных государственных органов или по решению суда.

По общему правилу реорганизация юридического лица проводится им добровольно, по решению его учредителей либо уполномоченного учредительными документами органа. Особый порядок принятия решения о реорганизации предусмотрен Федеральным законом "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях". В соответствии с п.5 ст.20 названного Федерального закона решение о реорганизации унитарного предприятия принимает его собственник[11] . Права собственника имущества унитарного предприятия осуществляют органы государственной власти РФ, органы государственной власти субъекта РФ, органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов. Согласно Постановлению Правительства РФ от 3 декабря 2004 года № 739 "О полномочиях федеральных органов исполнительной власти по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия"[12] решение о реорганизации федеральных государственных унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, принимается Правительством РФ. Проект указанного решения вносится в Правительство Российской Федерации федеральным министерством, федеральным агентством или федеральной службой, руководство деятельностью которых осуществляет Президент Российской Федерации или Правительство Российской Федерации, по согласованию с Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации.

Подготовка принятия решения о реорганизации заключается в предоставлении для ознакомления участников соответствующей информации и материалов. При этом российское законодательство не устанавливает определенных требований к подготовке принятия решения о реорганизации. Так, например, п.1 ст.52 Федерального закона "Об акционерных обществах" регламентирован порядок сообщения о проведении общего собрания акционеров, повестка дня которого содержит вопрос о реорганизации - не позднее, чем за 30 дней до даты его проведения; п.3 этой же статьи закрепляется перечень информации (материалов), подлежащей предоставлению лицам, имеющим право на участие в общем собрании акционеров. Однако в названном перечне не упоминаются ни договор о слиянии (присоединении), ни передаточный акт, ни разделительный баланс[13] .

Согласно Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 ноября 2003 года № 19[14] при рассмотрении исков о признании недействительным решения общего собрания акционеров следует учитывать, что к нарушениям Федерального закона "Об акционерных обществах", которые могут служить основаниями для удовлетворения таких исков, относятся: несвоевременное извещение (не извещение) акционера о дате проведения общего собрания (пункт 1 статьи 52 Закона); не предоставление акционеру возможности ознакомиться с необходимой информацией (материалами) по вопросам, включенным в повестку дня собрания (пункт 3 статьи 52 Закона); несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования (пункт 2 статьи 60 Закона) и другие.

Так, например, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа оставил без изменения решение суда первой инстанции, признавшего недействительной регистрацию общества с ограниченной ответственностью, созданного путем выделения из акционерного общества, поскольку решение о реорганизации акционерного общества принято единолично лицом, не являющимся акционером этого общества[15] .

Закрытое акционерное общество "Норд-Вест Ойл 2000" (далее - ЗАО "Норд-Вест Ойл 2000") обратилось в арбитражный суд с иском к Регистрационной палате Администрации Самары (далее - регистрационная палата) о признании недействительной государственной регистрации в качестве юридического лица общества с ограниченной ответственностью "Норд-Вест Ойл" (далее - ООО "Норд-Вест Ойл").

В качестве третьих лиц к участию в деле были привлечены закрытое акционерное общество "Норд-Вест Ойл" (далее - ЗАО "Норд-Вест Ойл") и ООО "Норд-Вест Ойл".

Решением от 04.09.07 признана недействительной регистрация 000 "Норд-Вест Ойл" - свидетельство регистрационной палаты от 20.06.07 (запись в Едином городском реестре юридических лиц и в журнале регистрации N 197980). Постановлением апелляционной инстанции от 30.10.07 решение от 04.09.02 оставлено без изменения. В кассационной жалобе ООО "Норд-Вест Ойл" попросил отменить решение и постановление, в иске отказать. Податель жалобы ссылался на то, что судом неправильно применены нормы материального права, применен закон, не подлежащий применению, и выводы суда не соответствуют имеющимся в деле доказательствам. По мнению подателя жалобы, истец не доказал, что решение о реорганизации ЗАО "Норд-Вест Ойл" принято лицом, не являвшимся его акционером.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, кассационная инстанция не нашла оснований для их отмены.

В соответствии со статьей 28 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска удостоверяются в системе ведения реестра записями на лицевых счетах у держателя реестра. Согласно статье 29 названного Закона право на именную бездокументарную ценную бумагу переходит к приобретателю в случае учета прав на ценные бумаги в системе ведения реестра с момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя. Судом первой инстанции были исследованы доказательства перехода прав на акции ЗАО "Норд-Вест Ойл": анкеты зарегистрированных лиц на Старовойтова А.Н. от 31.05.02 и Старовойтова Н.А. от 11.06.07; выписка из регистрационного журнала эмитента, осуществлявшего ведение реестра акционеров в спорный период времени. В регистрационном журнале отражены записи с 27.05.07 по 08.07.07, свидетельствующие о переходе к названным лицам прав на все акции ЗАО "Норд-Вест Ойл". Представленной ЗАО "Единый регистратор" (последующим держателем реестра ЗАО "Норд-Вест Ойл") выпиской из реестра подтверждено, что все акции ЗАО "Норд-Вест Ойл" в количестве 90 штук распределены между пятью физическими лицами: Старовойтовым А.Н., Старовойтовым Н.А., Солодовниковым В.А., Солодовниковой Е.А. и Шихалевой Н.Н. Решение от 17.06.07 о реорганизации ЗАО "Норд-Вест Ойл" в форме выделения из него ООО "Норд-Вест Ойл" было принято Ивановым С.В. в качестве единственного акционера ЗАО "Норд-Вест Ойл". Однако вышеприведенные доказательства, оцененные судом первой инстанции, свидетельствуют о том, что на день принятия решения о реорганизации ЗАО "Норд-Вест Ойл" Иванов С.В. не являлся его акционером. В материалах дела отсутствуют какие-либо данные о том, что на 17.06.07 Иванов С.В. являлся акционером ЗАО "Норд-Вест Ойл".

В соответствии с пунктом 2 части первой статьи 48 Федерального закона "Об акционерных обществах" решение о реорганизации общества принимает общее собрание акционеров.

Поскольку решение от 17.06.07 о реорганизации ЗАО "Норд-Вест Ойл" принято единолично лицом, не являющимся акционером этого общества, суд правомерно признал недействительной регистрацию ООО "Норд-Вест Ойл", созданного путем выделения из ЗАО "Норд-Вест Ойл" на основании названного решения.

Договоры, заключаемые в ходе реорганизации, обычно называются реорганизационными. Реорганизационный договор является консенсуальным и взаимным. Взаимный характер этого договора вытекает из того, что все стороны договора имеют права и обязанности по отношению к другим участникам. Что касается консенсуальности, то передача имущества сливающимися обществами производится в соответствии с условиями передаточного акта, которые являются существенными условиями реорганизационного договора. Таким образом, стороны будут иметь возможность исполнить реорганизационный договор в части передачи имущества только при том условии, что реорганизационный договор и передаточный акт вступят в силу к моменту передачи. Поэтому, по мнению Б.П. Архипова, нельзя связывать момент вступления договора в силу с передачей каких-либо вещей или совершения каких-либо иных фактических действий, поскольку вопрос о реорганизации отнесен к исключительной компетенции общего собрания акционеров и волеизъявление общества относительно реорганизации содержится именно в решении общего собрания, в то время как любые действия по передаче имущества от имени общества совершаются его исполнительным органом, с фактическими действиями которого нельзя связывать вступление в силу соглашений по вопросам, отнесенным к исключительной компетенции общего собрания[16] .

Существенные условия реорганизационных договоров требуют обязательного согласования сторонами. В существенных условиях фиксируются права и обязанности контрагентов, составляющие основное содержание соответствующего правоотношения. Необходимо, чтобы все существенные условия договора о реорганизации были утверждены в рамках единого решения общего собрания. Иной подход к правовой природе решения общего собрания позволил бы разбить общий вопрос о реорганизации на множество мелких (об условиях договора, о порядке конвертации акций, о передаче имущества), утверждаемых разными решениями общего собрания. В этом случае увеличивается вероятность злоупотреблений, связанных, например, с манипуляцией составом участников разных общих собраний[17] .

Действующее гражданское законодательство предусматривает заключение договоров при осуществлении реорганизации в форме слияния и присоединения. ГК РФ не только не регламентирует условия указанных договоров, порядок их заключения, изменения, расторжения, но даже не упоминает о них. В соответствии со ст.58 ГК РФ при слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему лицу в соответствии с передаточным актом. При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточным актом. Термины "договор о слиянии" и "договор о присоединении" используются в специальных Федеральных законах "Об акционерных обществах", "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Еще одно отличие реорганизационных договоров от учредительных договоров и договоров о совместной деятельности состоит в том, что последние имеют своей целью организацию продолжительной деятельности без создания или с созданием юридического лица, в то время как реорганизационные договоры преследуют лишь цели создания и прекращения юридических лиц и не затрагивают их текущую деятельность.

B. C. Eм и Н.В. Козлова приводят ряд убедительных аргументов в пользу того, что при учредительном договоре "после передачи учредителями в уставный капитал юридического лица определенных видов имущества, у этого лица возникает особое право на использование такого имущества"[18] , не совпадающее с правами учредителей на это имущество. Пределы владения таким имуществом и его использование определяются учредительным договором и уставом общества. В случае реорганизационного договора объем передаваемых прав на имущество, подлежащее передаче поглощаемому (новому) обществу, тождествен объему прав передающего общества. В этом также заключается отличие реорганизационных договоров от учредительных.

Д.В. Жданов отмечает, что по своей природе договор о слиянии (присоединении) является договором простого товарищества, общая цель участников в этом случае состоит в образовании нового юридического лица (при слиянии), передаче активов и пассивов правопреемнику реорганизуемых юридических лиц[19] .

На основании изложенного представляется, что реорганизационные сделки являются самостоятельным правовым институтом в российском гражданском праве.

На практике к договорам о слиянии или присоединении предъявляется ряд основных требований. В договоре о слиянии или присоединении должны быть отражены условия осуществления сторонами всех предусмотренных действующим законодательством, а также их уставами действий, необходимых для осуществления реорганизации в форме слияния или присоединения, в том числе:

обязанности сторон по подготовке реорганизации: подготовке проектов решений органов управления обществ, передаточных актов, документов для предоставления в антимонопольный орган для получения в случае необходимости предварительного согласия на реорганизацию, по привлечению независимого оценщика для определения рыночной стоимости акций реорганизуемых обществ и иных необходимых документов;

порядок действия сторон при проведении процедуры реорганизации;

сроки проведения общих собраний реорганизуемых обществ;

дата, место и время поведения совместного общего собрания;

дата и порядок составления списка акционеров реорганизуемых обществ, имеющих право на участие в совместном общем собрании;

порядок формирования органов совместного общего собрания;

порядок голосования на совместном общем собрании;

порядок определения кворума совместного общего собрания;

порядок принятия решений по вопросам повестки дня этим собранием;

порядок и условия конвертации;

права владельцев всех типов размещаемых при реорганизации акций создаваемого или продолжающего существовать акционерного общества;

условия, гарантирующие соблюдение прав владельцев голосующих акций всех реорганизуемых обществ, а также иных акций этих обществ, подлежащих обмену на голосующие акции создаваемого или продолжающего существовать акционерного общества;

обязанности сторон по выявлению и уведомлению кредиторов;

обязанности сторон по совершению сделок по отчуждению имущества и иных активов обществ, участвующих в реорганизации, с момента заключения договора и до завершения процесса реорганизации;

основания и порядок изменения и расторжения договора;

ответственность сторон при нарушении его условий;

иные существенные условия, определенные сторонами[20] . Необходимо отметить, что в целом порядок вынесения вопроса о реорганизации и процедура принятия решения о ее проведении на общем собрании одинаковы для слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования. Исключение составляют государственные и муниципальные унитарные предприятия, наделенные законом особым правовым статусом. В отличие от юридических лиц корпоративного типа, у которых реорганизация (слияние, присоединение) осуществляется на основе договора, заключаемого между реорганизуемыми обществами, унитарные предприятия осуществляют реорганизацию на основании решения собственника его имущества. Решением собственника имущества унитарного предприятия также утверждается передаточный акт, устав унитарного предприятия и назначается его руководитель.

Реорганизация в форме разделения и выделения является наиболее распространенной в российской предпринимательской практике. В зарубежной системе корпоративного права, наоборот, популярна процедура реструктуризации бизнеса, направленная на концентрацию капитала[21] .

Е.А. Суханов отметил, что процесс реорганизации таит в себе значительные опасности для кредиторов реорганизуемых юридических лиц. Они могут столкнуться с ситуацией, когда имеющиеся перед ними у юридического лица обязательства после разделения или выделения окажутся переданными наиболее слабым в имущественном отношении преемникам[22] .

Первоначально в российском законодательстве преобразование использовалось в процессе приватизации государственного и муниципального имущества для юридического оформления смены собственника. Государственное или муниципальное предприятие выбывало из гражданского оборота, и его место занимало акционерное общество. Таким образом, приватизированным юридическим лицам придавался новый правовой статус.

После принятия первой части ГК РФ необходимо было привести существующие организационно-правовые формы юридических лиц в соответствие с новыми нормами гражданского законодательства. Федеральным законом "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"[23] предусматривалось, что к товариществам с ограниченной ответственностью, акционерным обществам закрытого типа, акционерным обществам открытого типа, смешанным товариществам, государственным и муниципальным предприятиям, основанным на праве полного хозяйственного ведения, федеральным казенным предприятиям с момента введения в действие первой части ГК РФ применяются нормы гражданского законодательства соответственно об обществах с ограниченной ответственностью, акционерных обществах, товариществах на вере, об унитарных предприятиях, основанных на праве хозяйственного ведения, и унитарных предприятиях, основанных на праве оперативного управления. При этом учредительные документы данных организаций продолжали действовать в части, не противоречащей ГК РФ, и в установленные сроки должны были быть приведены в соответствие с нормами закона. Кроме того отличительным признаком такого преобразования явилось отсутствие требований о составлении передаточного акта и оформления иной документации, необходимой при реорганизации.

Учеными неоднократно высказывалось мнение о том, что преобразование предприятий в иную организационно-правовую форму, отличается от реорганизации по двум признакам:

1) субъектный состав остается неизменным;

2) отсутствует правопреемство. При преобразовании не происходит замены одного юридического лица другим, а видоизменяется лишь организационно-правовая форма предприятия. Поскольку в обороте продолжает действовать прежний субъект с прежним объемом прав и обязанностей, отпадает и проблема правопреемства[24] .

По мнению В.В. Залесского "преобразование стоит несколько особняком: по сути, здесь отсутствует правопреемство, остается существовать один и тот же субъект гражданского оборота, изменивший лишь внутреннюю структуру"[25] .

Действительно, в смысле теоретических положений, рассматриваемых в настоящей главе, при преобразовании не происходит изменения субъектного состава в правоотношении. Как следствие - не происходит перехода прав и обязанностей от одного субъекта к другому.

При преобразовании отсутствует отличительная особенность, характерная для реорганизации, а именно: не прекращаются прежние и не создаются новые юридические лица. Преобразование является способом изменения организационно-правовой формы одного и того же юридического лица.

В соответствии с п.1 ст.68 ГК РФ хозяйственные товарищества и общества одного вида могут преобразовываться в хозяйственные товарищества и общества другого вида. При этом не исключается возможность преобразования обществ, относящихся к одной организационно-правовой форме юридического лица (акционерных обществ): закрытых в открытые и открытых в закрытые.

На основании изложенного необходимо отметить следующее.

1. До настоящего времени в законодательстве нет четкого определения понятия "реорганизация", равно как и единого подхода к определению существа этого понятия.

Представляется недостаточным говорить о реорганизации лишь как о способе прекращения юридического лица. Скорее, с правовой точки зрения, реорганизация юридического лица представляет собой сложный юридический состав и может быть направлена не только на прекращение действующих, но и на создание новых юридических лиц.

И, наконец, принимая во внимание правопреемство как принципиальное отличие реорганизации юридического лица от его ликвидации, можно сказать, что реорганизация - это прекращение либо изменение организационно-правовой формы юридического лица с переходом в порядке правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам.

2. Российское законодательство развивается по модели правового регулирования реорганизации, предполагающей наличие основного закона, регламентирующего общие признаки реорганизации (ГК РФ), а также специальных законов, развивающих и адаптирующих базовые положения к отдельным формам юридических лиц (Федеральные законы "Об акционерных обществах", "Об обществах с ограниченной ответственностью", "О государственных муниципальных и унитарных предприятиях"). Поэтому представляется необходимым закрепить в ГК РФ определение понятия "реорганизация", общее для всех видов юридических лиц, а также основные правила, касающиеся порядка ее проведения.

Особое внимание требуется уделять реорганизационным договорам. Действующее гражданское законодательство (Федеральные законы "Об акционерных обществах", "Об обществах с ограниченной ответственностью") предусматривает заключение договоров при осуществлении реорганизации в форме слияния и присоединения. ГК РФ не только не регламентирует условия указанных договоров, порядок их заключения, изменения, расторжения, но даже не упоминает о них. В ст.58 ГК РФ указывается лишь, что при слиянии и присоединении юридических лиц переход прав и обязанностей осуществляется на основании передаточного акта. Необходимо говорить о реорганизационных договорах как о самостоятельном правовом институте, являющемся основанием для проведения реорганизации. В ГК РФ следует включить не только определение понятия "реорганизационный договор", но и его существенные условия, фиксирующие права и обязанности контрагентов, составляющие основное содержание соответствующего правоотношения. При этом реорганизационный договор можно рассматривать как договор, опосредующий переход всего комплекса прав и обязанностей от одного юридического лица к другому.

3. Представляется обоснованным рассматривать преобразование как самостоятельный правовой институт, не являющийся реорганизацией и заключающийся в изменении организационно-правовой формы одного и того же юридического лица.

При преобразовании не происходит изменения субъектного состава в правоотношении. Как следствие - не происходит перехода прав и обязанностей от одного субъекта к другому. Отсутствует также отличительная особенность, характерная для реорганизации, а именно: не прекращаются прежние и не создаются новые юридические лица.

Вместе с тем, у юридического лица не происходит прекращения прежних или возникновения новых правоотношений с кредиторами, которые, в свою очередь, не вправе требовать прекращения или досрочного исполнения обязательств. В данном случае не следует говорить о правопреемстве как о результате прекращения правопредшественника и появлении на его месте во всех правоотношениях правопреемника. Можно говорить только о порядке и юридических последствиях перехода к иной организационно-правовой форме. Поскольку при преобразовании субъекты занимают свои прежние места в правоотношении, это значительно упрощает защиту прав кредиторов.

4. Существует объективная необходимость в совершенствовании специальных нормативно-правовых актов, касающихся порядка проведения реорганизации. Так, по общему правилу, подготовка принятия решения о реорганизации заключается в предоставлении для ознакомления участников общего собрания соответствующей информации (материалов). При этом Федеральными законами "Об акционерных обществах", "Об обществах с ограниченной ответственностью" среди требований, установленных для подготовки решения о реорганизации среди перечня информации (материалов) не содержится информации о реорганизации (реорганизационный договор, передаточный акт, разделительный баланс). На основании изложенного, требуется внести изменения в п.1 ст.52 Федерального закона "Об акционерных обществах" и в п.3 ст.36 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", закрепив среди перечня информации (материалов), предоставляемых для ознакомления участников общего собрания, реорганизационный договор, передаточный акт, разделительный баланс.

1.2 Правопреемство по обязательствам реорганизуемого юридического лица

Понятие правопреемства не является новым в теории права. Под правопреемством понимают переход прав и обязанностей от одного лица (правопредшественника) к другому лицу (правопреемнику), заменяющему его в правоотношении.

М.М. Агарков трактовал правопреемство как процесс передачи прав и обязанностей[26] .

Б.Б. Черепахин определял правопреемство как "переход субъективного права (в широком смысле также правовой обязанности) от одного лица (праводателя) к другому лицу (правопреемнику) в порядке произвольного правоприобретения (в соответствующих случаях - производного приобретения правовой обязанности) [27] .

Традиционно правопреемство понимается как способ приобретения права, которое, в зависимости от объема передаваемых прав и обязанностей, может быть двух видов: универсальным или сингулярным. При универсальном (общем) правопреемстве правопреемник в результате одного юридического акта занимает место предшественника во всех правоотношениях. При сингулярном (частном) правопреемстве - в одном или нескольких правоотношениях.

В юридической литературе имеются и другие точки зрения на природу правопреемства. Так, например, В.А. Белов предлагает заменить концепцию перехода прав и обязанностей на концепцию прекращения прав и обязанностей у одного лица (правопредшественника) и возникновения прав и обязанностей у другого лица (правопреемника). В.А. Белов, основываясь на зависимости права правопреемника от права правопредшественника, которая укладывается в понятия преемства содержания права и преемства места в правоотношении, видит результат правопреемства не в переходе первоначального права, а в его прекращении, которое сопровождается возникновением нового права, составляющего содержание нового правоотношения[28] .

Ученый считает, что передача прав предполагает наличие хотя бы бесконечно малого по продолжительности промежутка времени, когда одно лицо (правопредшественник) право уже передало, а другое (правопреемник) его еще не приняло. Поскольку правоотношение без субъекта существовать не может, то правопреемство понимается как прекращение одних правоотношений и возникновение новых с иным субъектным составом.

Точка зрения В.А. Белова представляется не вполне обоснованной, поскольку реорганизация предполагает одномоментную замену одного из участников правоотношения реорганизуемого юридического лица на юридическое лицо, которое возникнет в ее результате. При этом правоотношение при правопреемстве сохраняется.

Д.В. Жданов считает, что при решении данного вопроса необходимо также учитывать структуру Гражданского кодекса Российской Федерации, в котором глава о перемене лиц в обязательстве, регулирующая, в том числе и правопреемство при реорганизации, предшествует главе, посвященной прекращению обязательств. В главе 26 Гражданского кодекса Российской Федерации (прекращение обязательств) не содержится такого основания прекращения обязательства, как реорганизация юридического лица. Обязательства могут прекращаться ликвидацией юридического лица, но Кодекс различает ликвидацию и реорганизацию юридического лица, из чего можно заключить, что реорганизация не является основанием для прекращения обязательств. И хотя основания для прекращения обязательств могут быть предусмотрены в других статьях Гражданского кодекса, других законах, иных правовых актах или договорах, подобного указания на случай реорганизации нет. Более того, в определении всех форм реорганизации законодатель включил положения о передаче прав и обязанностей, А значит, действующее гражданское законодательство не рассматривает переход прав и обязанностей при реорганизации как прекращение прежних правоотношений и возникновение новых[29] .

Универсальное правопреемство как результат реорганизации юридического лица находит законодательное закрепление в п.1 ст.129 ГК РФ. Так, в названной статье, устанавливается, что объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не изъяты из оборота.

Согласно статье 57 Гражданского кодекса Российской Федерации реорганизация юридического лица может осуществляться в формах слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования. По смыслу действующего законодательства реорганизация представляет собой специфический способ прекращения действующих и образования новых юридических лиц (кроме случаев реорганизации в формах присоединения и выделения), влекущий переход прав и обязанностей от ранее действовавших юридических лиц к вновь возникшим.

Поскольку реорганизация всегда связана с имущественным правопреемством между юридическими лицами, при ее проведении существенное значение имеет вопрос об объеме прав и обязанностей, переходящих к правопреемнику. В результате реорганизации права и обязанности реорганизованных юридических лиц могут переходить:

в полном объеме только одному правопреемнику (при слиянии, присоединении и преобразовании);

в полном объеме, но к нескольким правопреемникам в соответствующих частях (при разделении);

3) частично как к одному, так и к нескольким правопреемникам (при выделении) [30] .

При этом при реорганизации в формах разделения и выделения, как уже отмечалось, возникает некоторая неопределенность в вопросах правопреемства. При других формах (слияние, присоединение и преобразование) определить правопреемника по тем или иным обязательствам реорганизованного юридического лица не составляет труда - правопреемником в этих случаях в отношении всех прав и обязанностей, прекращающих существование юридических лиц, всегда является одно юридическое лицо.

При разделении и выделении правопреемник может быть неочевиден. Объясняется это тем, что к вновь образованным юридическим лицам переходят лишь отдельные права и обязанности реорганизованных юридических лиц. Так, при разделении все права и обязанности прекращающего существование юридического лица в определенных пропорциях распределяются среди нескольких вновь образованных юридических лиц. В случае же выделения к правопреемнику переходит только часть имущественных прав и обязанностей реорганизованного юридического лица. Именно поэтому применительно к реорганизации в формах разделения и выделения законодательство устанавливает дополнительные гарантии для кредиторов[31] .

Особое значение при реорганизации приобретает вопрос о времени возникновения правопреемства.

В.А. Егиазаров, приравнивая передаточный акт и разделительный баланс по их юридической природе и значению к положению или уставу предприятия, считает, что моментом перехода прав и обязанностей в отношении имущества к вновь возникшему в результате реорганизации юридическому лицу является дата подписания и утверждения передаточного акта и разделительного баланса учредителем или органом, принявшим решение о реорганизации[32] . Такая позиция не вполне соответствует положениям действующего законодательства. В момент утверждения передаточного акта и разделительного баланса чаще всего субъект правопреемства, к которому в соответствии со статьей 58 Гражданского кодекса Российской Федерации переходят права и обязанности, отсутствует. Юридическое лицо (правопреемник) считается созданным с момента государственной регистрации. В соответствии с пунктом 2 статьи 59 Гражданского кодекса Российской Федерации передаточный акт и разделительный баланс представляются вместе с учредительными документами для государственной регистрации вновь возникших юридических лиц или внесения изменений в учредительные документы существующих юридических лиц. Таким образом, передаточный акт и разделительный баланс при всех формах реорганизации, за исключением присоединения, появляются до возникновения правопреемника.

Согласно пункту 4 статьи 57 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц. При реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица. В период после утверждения передаточного акта или разделительного баланса и до наступления соответствующего момента, свидетельствующего об окончании реорганизации, могут иметь место обстоятельства, которые не позволят завершить процесс реорганизации. Это может быть изменение или отмена учредителем решения о реорганизации, а также отказ регистрирующего органа в государственной регистрации вновь возникшего юридического лица. Позиция В.А. Елизарова позволяет сделать вывод о наличии правопреемства при незаконченной реорганизации, что представляется неправильным.

Относительно момента возникновения правопреемства при реорганизации А.В. Коровайко было высказано мнение, что можно говорить о реорганизации и правопреемстве как о понятиях неразрывно связанных во времени и по содержанию[33] . С таким подходом согласиться нельзя. Содержанием реорганизации выступают определенные действия, совершаемые при ее проведении (принятие решения о реорганизации, заключение реорганизационного договора, составление и утверждение передаточного акта или разделительного баланса, уведомление кредиторов и т.д.). Правопреемство имеет своим содержанием переход прав и обязанностей от правопредшественника к правопреемнику. Определение момента, с которого юридическое лицо считается реорганизованным, не свидетельствует о возникновении правопреемства. Правила статьи 57 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяют говорить лишь о времени завершения реорганизации и о появлении или прекращении в результате реорганизации одного или нескольких юридических лиц. Кроме того, реорганизация представляет собой длительный процесс, который не сводится к моменту государственной регистрации вновь возникших юридических лиц либо к моменту внесения в единый государственный реестр записи о прекращении деятельности юридического лица. Поэтому речь может идти только о совпадении во времени в ряде случаев момента завершения реорганизации и возникновения правопреемства.

Рассмотренные положения о правопреемстве при реорганизации юридического лица позволяют сделать следующие выводы.

Общепризнанным в юридической литературе является определение правопреемства как перехода прав и обязанностей от правопредшественника к правопреемнику. При этом не всегда уделяется внимание вопросу об изменении субъектного состава в правоотношении[34] . Правопреемство отражает изменение субъектного состава, происходящее на основании определенного юридического факта или юридического состава (принятие решения о реорганизации, утверждение передаточного акта или разделительного баланса). Именно изменение субъектного состава в правоотношении влечет за собой переход к новому субъекту прав и обязанностей. Поэтому правопреемство следует определять как перемену лиц в правоотношении (изменение субъектного состава), влекущее за собой переход к новому субъекту прав и обязанностей.

Глава 2. Права кредиторов реорганизуемого юридического лица

2.1 Уведомление кредиторов

Одним из наиболее значимых вопросов при реорганизации юридических лиц является защита прав кредиторов. При этом цель правового регулирования состоит в недопущении ущемления их прав, поскольку на практике нередки случаи, когда руководство юридического лица проводит реорганизацию для того, чтобы одному из вновь образованных юридических лиц передать большую часть обязательств, а другому - основную часть имущества. В этой связи важно рассмотреть такие способы обеспечения прав кредиторов, как уведомление, согласие на переход долга, а также невозможность государственной регистрации при отсутствии сведений о правопреемстве.

Согласно пункту 1 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о реорганизации юридического лица, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов юридического лица. Не уведомление кредитора о принятом решении провести реорганизацию является грубым нарушением порядка реорганизации юридического лица, нарушает права кредиторов и влечет за собой признание недействительным решения о регистрации вновь созданного юридического лица. Так, Федеральный арбитражный суд Центрального округа в своем постановлении от 1 февраля 2002 года по делу A48-3611/00-13K указал следующее. Истец как кредитор ответчика не был письменно уведомлен о реорганизации юридического лица в нарушение п.1 ст.60 ГК. Это лишило его права, предусмотренного п.2 ст.60 ГК, потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства и возмещения убытков. Указанный факт подтвержден имеющимися в деле документами и оценен судом с учетом действующего законодательства. Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу о том, что права истца были нарушены и требуют судебной защиты. То обстоятельство, что акт местной администрации принят при отсутствии данных о письменном уведомлении всех кредиторов должника и, в частности, истца по делу в нарушение п.1 ст.60 ГК, что нарушило охраняемые законом права кредитора, является основанием для признания недействительным ненормативного акта по ст.13 ГК.

Вопрос о порядке и сроках уведомления кредиторов юридического лица при его реорганизации не раз затрагивался в различных законопроектах. При этом проекты федеральных законов не всегда были направлены на укрепление защиты прав кредиторов.

По мнению Г.С. Шапкиной, особенно важно применение этого правила, когда речь идет о реорганизации в форме разделения или выделения. По не исключено, что в других случаях положение кредитора может ухудшиться, например, из-за слияния финансово благополучного общества с обществом, находящимся на грани банкротства. При этом могут быть ущемлены интересы кредиторов первого общества. Им следовало бы предоставить возможность в первую очередь заявлять требования о прекращении или досрочном исполнении обязательств, а также о возмещении убытков[35] .

Аналогичные Федеральному закону "Об акционерных обществах" требования о сроках уведомления кредиторов закреплены в статье 51 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", а также статье 29 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях".

Для некоторых видов юридических лиц процесс реорганизации специальным законодательством не регламентирован. Так, например Федеральный закон "О производственных кооперативах" в статье 26 (Реорганизация кооператива) фактически воспроизводит нормы Гражданского кодекса Российской Федерации. Пункт 6 названной статьи представляет собой отсылочную норму и закрепляет положение о том, что правопреемство при реорганизации кооператива осуществляется в соответствии с частью первой Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с изложенным, представляется необходимым законодательное закрепление требований о сроках уведомления кредиторов юридических лиц любой организационно-правовой формы.

В-четвертых, защита интересов кредиторов реорганизуемых обществ обеспечивается правилом, согласно которому внесение соответствующих записей в государственный реестр возможно только при предоставлении доказательств о своевременном извещении кредиторов о проводимой реорганизации.

Примером применения такого правила на практике может служить Постановление Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31 октября 2007 года по делу № 1796/07, в котором указано, что при реорганизации юридического лица его кредиторы вправе потребовать досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков. Так, открытое акционерное общество "Акционерный коммерческий банк "СБС-Агро" обратилось в Арбитражный суд Астраханской области с иском к открытому акционерному обществу "Молочный комбинат "Астраханский", Регистрационной палате при администрации города Астрахани и обществу с ограниченной ответственностью "Производственно-коммерческая фирма "Астрахань-молоко" о признании недействительными реорганизации акционерного общества в форме выделения и государственной регистрации общества с ограниченной ответственностью "ПКФ "Астрахань-молоко".

Решением от 2 сентября 2006 года исковые требования были удовлетворены. Суд признал, что реорганизация открытого акционерного общества "Молочный комбинат "Астраханский" проведена с нарушением прав кредиторов, в частности истца, гарантированных статьей 60 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 15 Федерального закона "Об акционерных обществах". Оценив имеющиеся в деле документы о рыночной стоимости имущества, переданного акционерным обществом, но разделительному балансу, и сопоставив ее с размером переданной кредиторской задолженности, суд пришел к выводу о том, что действия реорганизованного общества направлены на уклонение от погашения долгов и их следует квалифицировать как злоупотребление правом.

Постановлением апелляционной инстанции от 14 октября 2006 года решение суда оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 28 декабря 2006 года названные решения и постановление отменил, в иске отказал, считая, что реорганизация акционерного общества проведена с соблюдением законодательства и прав кредиторов. На решение кассационной инстанции был внесен протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, которым предложено постановление кассационной инстанции отменить, решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставить в силе.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации установил, что вывод суда кассационной инстанции о том, что права кредиторов в результате реорганизации открытого акционерного общества "Молочный комбинат "Астраханский" не нарушены, неправомерен.

Согласно статье 60 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 15 Федерального закона "Об акционерных обществах" кредитор реорганизуемого в форме выделения общества вправе потребовать от общества прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков. Открытое акционерное общество "АКБ "СБС-Агро" письмом от 31 марта 2006 года Х2Т-7-1-29/267 обратилось к открытому акционерному обществу "Молочный комбинат "Астраханский" с требованием о погашении долга, но акционерное общество указанное требование оставило без удовлетворения, а задолженность передало вновь созданному обществу в нарушение требования статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора. Такого согласия банк акционерному обществу не давал. При указанных обстоятельствах выводы первой и апелляционной инстанций суда об обоснованности исковых требований в связи с допущенными нарушениями законодательства и прав кредиторов являются правильными. Следовательно, Постановление кассационной инстанции подлежит отмене[36] .

В этой связи целесообразно было бы предусмотреть внесение в реестр юридических лиц записи о том, что юридическое лицо находится в процессе реорганизации по аналогии с пунктом 1 статьи 62 Гражданского кодекса Российской Федерации, Учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, обязаны незамедлительно письменно сообщить об этом органу, осуществляющему регистрацию юридических лиц, который вносит в единый государственный реестр юридических лиц сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации. Таким образом, заинтересованные субъекты, в том числе и кредиторы юридического лица, смогут получить необходимую информацию о нем от регистрирующего органа.

В-пятых, гражданское законодательство не содержит санкций за невыполнение требований пункта 1 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации об уведомлении кредиторов реорганизуемого юридического лица. Однако, авторы комментария к Гражданскому кодексу Российской Федерации под редакцией Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина, В.П. Мозолина полагают, что не уведомление кредитора следует считать грубым нарушением порядка реорганизации, дающим кредитору право обратиться в суд с иском о признании реорганизации, а также регистрации вновь возникших юридических лиц недействительными[37] . Представляется целесообразным установить в Гражданском кодексе Российской Федерации и федеральных законах об отдельных видах юридических лиц ответственность за неисполнение обязанности по уведомлению кредиторов о предстоящей реорганизации.

При рассмотрении вопроса об уведомлении кредиторов о реорганизации юридического лица заслуживает внимания точка зрения М.В. Телюкиной на проблему, касающуюся возможности достижения соглашения между реорганизуемым юридическим лицом и его кредиторами. Данная точка зрения основывается на том, что Гражданский кодекс Российской Федерации, поставив цель защитить интересы кредиторов реорганизуемого юридического лица, оставил открытым вопрос о защите реорганизуемого должника от недобросовестных действий кредиторов. Кредиторам дается право потребовать прекращения либо досрочного исполнения обязательств должника с возмещением всех убытков, в связи, с чем возможности сторон, по мнению автора, нельзя считать сбалансированными. Очевидно, что ни одно даже самое благополучное и платежеспособное юридическое лицо не в состоянии сразу исполнить предъявленные одновременно требования по обязательствам, срок исполнения которых не наступил и будет наступать в разные периоды времени. Одновременное предъявление всех требований в большинстве случаев может означать банкротство юридического лица. В качестве выхода из сложившейся ситуации предлагается достижение соответствующих договоренностей реорганизуемого юридического лица с кредиторами. Такое предложение основывается на том, что на практике нередко заключается соглашение, в соответствии с которым кредитор обязуется не предъявлять реорганизуемому юридическому лицу никаких требований, так как не сомневается в том, что реорганизация не нарушит его прав. Таким образом, реорганизуемое юридическое лицо получает возможность спокойно завершать реорганизацию и вести хозяйственную деятельность, не опасаясь неприятных неожиданностей. Однако в завершении М.В. Телюкина совершенно справедливо приходит к выводу о несостоятельности вышесказанного. Заключение, какого бы то ни было соглашения не лишает кредитора права предъявить требования, поскольку пункт 2 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации сформулирован императивно: "кредитор реорганизуемого юридического лица вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это юридическое лицо, и возмещения убытков"[38] .

Гарантией обеспечения прав кредиторов является невозможность государственной регистрации вновь возникшего юридического лица при отсутствии сведений об уведомлении кредиторов, а также сведений о правопреемстве.

В п.1 ст.14 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"[39] в перечне документов, представляемых при регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации, документы, которые являются доказательством уведомления кредиторов, отсутствуют. В п.4 ст.9 названного Федерального закона закреплено положение о том, что регистрирующим органам запрещено требовать предоставления иных документов, нежели предусмотренных Федеральным законом. Данный недостаток законодательной техники был устранен Федеральной налоговой службой, издавшей приказ от 1 ноября 2004 года № САЭ-3-09/16@[40] о том, что юридические лица обязаны представлять регистрирующему органу доказательства уведомления кредиторов. При этом, доказательства уведомления кредиторов могут быть представлены в регистрирующий орган в виде копий писем юридического лица, направленных в адрес его кредиторов, копии публикации в органе печати (в журнале "Вестник государственной регистрации"), в виде сведений, содержащихся в передаточном акте, разделительном балансе. При отсутствии указанных доказательств регистрирующий орган принимает решение об отказе в государственной регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации, в соответствии с пунктом 1 статьи 23 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

Согласно статье 58 ГК РФ правопреемство при реорганизации юридических лиц оформляется соответствующими правоустанавливающими документами: передаточным актом или разделительным балансом. При этом передаточный акт и разделительный баланс должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая обязательства, оспариваемые сторонами. Передаточный акт (разделительный баланс) представляется в регистрирующий орган вместе с документами вновь образованных в ходе реорганизации юридических лиц. Невыполнение этого требования либо отсутствие в одном из документов положений о правопреемстве по всем или некоторым обязательствам реорганизованного юридического лица считается безусловным основанием к отказу в государственной регистрации вновь возникших юридических лиц[41] .

Па сегодняшний день существует объективная необходимость внесения дополнений в статьи Гражданского кодекса Российской Федерации, касающихся процедуры уведомления кредиторов, согласно выдвинутым теоретическим положениям. А именно необходимо:

1. Дополнить статью 57 ГК РФ пунктом 4 следующего содержания:

Учредители (участники) юридического лица либо орган юридического лица, уполномоченный на то учредительными документами, обязаны незамедлительно письменно сообщить об этом органу, осуществляющему регистрацию юридических лиц, который вносит в единый государственный реестр юридических лиц сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе реорганизации.

2. Дополнить пункт 1 статьи 60 ГК РФ частями второй и третьей следующего содержания:

Не позднее 30 дней с даты принятия решения о реорганизации юридического лица, а при реорганизации юридического лица в форме слияния или присоединения - с даты принятия решения об этом последним из юридических лиц, участвующих в слиянии или присоединении, необходимо письменно уведомить об этом кредиторов юридического лица и опубликовать в печатном издании, предназначенном для публикации данных о государственной регистрации юридических лиц, сообщение о принятом решении.

В уведомлении, направляемом кредиторам реорганизуемого юридического лица указывается: кем и когда было принято решение о реорганизации юридического лица; форма проводимой реорганизации, порядок и сроки ее проведения; предполагаемые правопреемники юридического лица, пропорция раздела активов и пассивов между ними; адрес для направления кредитором ответа и требований к реорганизуемому юридическому лицу.

Возможно также дополнение пункта 1 названной статьи частью третьей, предусматривающей ответственность за не уведомление кредиторов.

3. Изменить пункт 2 статьи 60 ГК РФ, изложив его в следующей редакции:

Кредиторы реорганизуемого юридического лица в течение 30 дней с даты направления им уведомления или в течение 30 дней с даты опубликования сообщения о принятом решении вправе письменно потребовать досрочного прекращения или исполнения обязательства должником, по которому является это юридическое лицо, и возмещения убытков.

2.2 Согласие кредитора на "переход долга "

Важной гарантией прав кредиторов при реорганизации юридических лиц является согласие на переход долга.

Как уже отмечалось, определяющим признаком реорганизации юридического лица является правопреемство, которое, в свою очередь, представляет собой перемену лиц в обязательстве, влекущее за собой переход к новому субъекту прав и обязанностей.

При реорганизации юридическое лицо, являющееся должником в конкретных обязательствах прекращается, что в силу универсального правопреемства не является основанием прекращения обязательств. В этой связи замену должника в обязательстве, с одной стороны, можно рассматривать как перевод долга.

Попытки научного осмысления и раскрытия понятия "перевод долга" были сделаны еще во второй половине XIX века. В работах российских цивилистов перевод долга рассматривался в рамках обязательственного права в связи с изменением субъектного состава участников обязательственного правоотношения (переменой лиц в обязательстве). При этом перемена участников обязательственного правоотношения рассматривалась не в качестве новации обязательства, а как его изменение. По словам И.П. Трепицына, при изменении обязательств "обязательство не уничтожается, а сохраняет свое тождество"[42] .

Рядом ученых предпринимались попытки объяснения правовой природы и сущности перемены лиц в обязательстве, в том числе перевода долга, через институт правопреемства. По мнению Ю.С. Гамбарова, "изменения в субъектах права составляют преемство". "Сущность преемства состоит в том, что преемник вступает в права и обязанности своего предшественника, которыми и определяется его юридическое положение"[43] .

Для обозначения замены должника в обязательственном правоотношении в результате перехода его обязанностей к другому лицу дореволюционными юристами наиболее часто употреблялся термин "перевод долга".

Перевод долга означает перемену в обязательстве пассивного субъекта, то есть должника. Д.И. Мейер определял перевод долга следующим образом: "Перевести претензию на кого-то - значит, на место прежнего должника принять другого, то есть прежний должник передает обязательство другому лицу"[44] . Личность должника имеет большое значение для кредитора, который, заключая договор, учитывал его имущественное положение, обязательность и другие качества. Поэтому в статье 391 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплен общий принцип, согласно которому перевод долга на другое лицо возможен лишь с согласия кредитора.

С другой стороны, нет оснований в буквальном смысле применять норму статьи 391 ПС РФ о переводе долга к реорганизационным процедурам. В случае реорганизации должника кредитор не может воспрепятствовать переводу долга. Он получает право требовать досрочного исполнения обязательства или его прекращения, в частности путем зачета или расторжения договора, а также возмещения причиненных этим убытков. Не предъявление кредитором указанных требований означает фактическое согласие на перевод долга. Кроме того, согласие или несогласие кредитора иметь дело с правопреемником своего должника не является препятствием для государственной регистрации реорганизации. Поэтому правопреемство в процессе реорганизации можно было бы считать одной из разновидностей перевода долга, но не в смысле применения к нему правил статьи 391 ГК РФ. Следует еще раз отметить, что переход прав и обязанностей реорганизуемого юридического лица осуществляется в силу правопреемства. В соответствии со статьей 58 Гражданского кодекса Российской Федерации при реорганизации юридического лица к вновь возникшему юридическому лицу переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица. Поэтому, в случае реорганизации юридического лица его долговые обязательства передаются вновь возникающему юридическому лицу. При этом в соответствии со статьей 392 Гражданского кодекса Российской Федерации новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником. Объем переходящих долговых обязательств определяется на основании передаточного акта или разделительного баланса, которые должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая и обязательства, оспариваемые сторонами[45] .

Содержание понятий "переход обязанностей" и "перевод долга" имеют определенные сходства и различия. Оба понятия предполагают перемену субъекта в правоотношении с последующим переходом к новому субъекту всей совокупности прав и обязанностей. Однако "переход обязанностей" при реорганизации осуществляется в порядке правопреемства, для которого не нужно соглашения сторон. "Перевод долга" представляет собой соглашение между старым и новым должником, заключаемое с согласия кредитора[46] .

В этой связи необходимо иное решение вопроса о переводе долга при реорганизации юридических лиц.

В пункте 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплено положение о том, что перемена активного субъекта в обязательстве (кредитора) может произойти либо по сделке (уступка требования), либо на основании закона. Общего положения об основаниях перемены пассивного субъекта обязательства (должника) подобно норме пункта 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, законодательством не установлено. Такое умолчание, по мнению В.А. Белова, наводит на мысль о том, что подобным основанием может быть только сделка или юридический поступок. Однако необходимо учитывать, что в ряде случаев лицо может быть обременено долгом независимо от своих действий и своего волеизъявления. Такой перевод долга возможен в результате наступления обстоятельств, предусмотренных законом[47] .

Как справедливо отмечено Е. Степаненко, перевод долга на основании соглашения и перевод долга на основании закона отличаются друг от друга не только основаниями перевода, но и комплексом правовых норм, регулирующих переход долговых обязательств. Так, в случае перевода долга на основании соглашения первоначальный должник и новый должник своими действиями способствуют осуществлению перевода долга, заключение соглашения о переводе долга является тем результатом, к которому они стремятся. Что же касается перевода долга на основании закона, то в данном случае перевод долговых обязательств происходит вне зависимости от волеизъявления кредитора, первоначального и нового должников. Следовательно, к переводу долга на основании закона не могут быть применены положения статей 389 и 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как они определяют требования, предъявляемые к соглашениям о переводе долга[48] .

Перевод долга в результате универсального правопреемства при реорганизации юридических лиц является переводом долга на основании закона. Однако, в данном случае правильнее было бы говорить о "переходе долга" на основании закона как о новой категории, характерной именно для реорганизации юридических лиц. В этом смысле сама реорганизация будет юридическим фактом, порождающим переход долга. При этом непосредственного выражения кредитором согласия на переход долга не происходит, поскольку кредитор не может ему воспрепятствовать. Кредитор вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков. Не предъявление указанных требований и будет означать фактическое согласие на переход долга.

Считаем необходимым внести изменение в ГК РФ, добавив его статьей 392-1 следующего содержания:

"В результате универсального правопреемства при реорганизации юридических лиц обязанности должника переходят к новому должнику на основании закона (переход долга)".

Глава 3. Защита прав кредиторов реорганизуемого юридического лица

3.1 Общегражданские способы защиты

Любому гражданско-правовому обязательству, как отмечал Д.И. Мейер, присуща "некоторая непрочность". Прежде всего, такая непрочность объясняется характером обязательственных правоотношений. Реализация прав кредитора в таких отношениях возможна только путем совершения определенных действий обязанным лицом. Совершение или не совершение обусловленных обязательством действий зависит от воли обязанного лица. Чем больше цена обязательства, тем больше кредитор должен быть уверен в его надлежащем исполнении, а в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения - в возможности защитить свои права предусмотренными законом способами.

Проблема защиты прав кредиторов в научных работах представлена в широком аспекте - как проблема защиты кредитора в обязательстве. Поскольку специфика обязательственных правоотношений такова, что кредитор лишен, как правило, возможности непосредственно воздействовать на самого должника, при нарушении обязательства или при его изменении кредитор оказывается наиболее уязвимой стороной. Па это обстоятельство обращал внимание С.А. Хохлов, указывая, что в обязательствах слабой стороной реально является кредитор, утративший то, что ему полагается по закону.

Под защитой в гражданском праве понимаются предусмотренные законом меры, к которым потерпевшее лицо прибегает с целью восстановления своих прав в случае их нарушения или реальной угрозы нарушения.

Как отмечает В.А. Тархов, понятия защиты и охраны нередко смешиваются, хотя они имеют различное значение в обычном словоупотреблении и тем более в качестве терминов. Охрана каждого права существует постоянно и имеет целью обеспечить его осуществление, не допустить его нарушения. Охрана обеспечивается, прежде всего государством, предусматривающим субъективные права и их защиту. Носитель права и сам может предпринять различные меры охраны своих интересов: применить меры охраны своих вещей, обеспечить доказательствами кредиторские права и др. Важно, чтобы меры самоохраны были законными. К защите же прав появляется необходимость прибегнуть лишь при их нарушении, оспаривании либо угрозе нарушения[49] .

При этом под защитой понимается мера дозволенного поведения управомоченного лица, выраженная в возможности самостоятельно или посредством юрисдикционных органов применить в отношении обязанного лица меры государственно-принудительного характера с целью устранения препятствий в осуществлении субъективного права либо восстановления его в прежнее положение или наказание за нарушение[50] .

Способ защиты представляет собой такую меру, которая отражает сущность гражданско-правовой защиты, то, как реализуется защита в каждом конкретном случае. Субъективное право либо признается, либо реализуется путем принудительного исполнения обязательства, либо остается нереализованным, но восстановление интересов происходит путем адекватной замены. При этом, по словам В.П. Грибанова, субъективное право, предоставленное лицу, но не обеспеченное от его нарушения необходимыми средствами защиты, является лишь декоративным правом[51] .

Па основе анализа практики арбитражных судов Российской Федерации, ежегодно рассматривающих сотни тысяч дел по спорам в сфере экономических отношений, В.В. Витрянский делает вывод о том, что результаты коммерческой деятельности организаций и индивидуальных предпринимателей зачастую предопределяются их умением обеспечивать восстановление нарушенных прав и их судебную защиту, степенью освоения всего арсенала приемов и навыков организации этой работы. Во многих случаях организации и предприниматели оказываются юридически беспомощными перед лицом недобросовестных контрагентов по гражданско-правовым обязательствам. Выступая в роли кредиторов по таким обязательствам, участники гражданского оборота в лучшем случае добиваются от должника в судебном порядке взыскания суммы долга либо исполнения обязательства в натуре, что в условиях инфляции не компенсирует потери, вызванные нарушением обязательств со стороны контрагента. В крайне редких случаях в арбитражный суд предъявляются требования о взыскании убытков, причиненных в результате неисполнения либо ненадлежащего исполнения должником своих обязательств[52] .

Вместе с тем при желании участников гражданских правоотношений защитить свои права и интересы законом предусматривается ряд способов их защиты. Помимо гарантий, непосредственно закрепленных законодательством, кредиторы, пользуясь принципом свободы договора, могут определить в соглашении с должником дополнительные способы защиты своих прав при реорганизации.

Нарушенные права кредиторов в обязательстве могут быть защищены с помощью общегражданских способов защиты, которые обладают определенными особенностями, обусловленными природой договорного отношения. Как отмечалось в литературе, по сути своей обязательственное право - это совокупность норм, направленных на защиту кредитора и устанавливающих правовые средства получения причитающегося ему по договору или внедоговорному обязательству[53] .

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей перед кредитором должник несет ответственность, установленную законодательством или договором.

Нарушение обязательств влечет, в частности, обязанность должника возместить причиненные кредитору этим нарушением убытки. Возмещение убытков является одним из самых распространенных способов защиты, используемое при нарушении обязательств.

Как будет рассматриваться далее, возмещение убытков при реорганизации отличается некоторыми особенностями. Реорганизация не является правонарушением. Убытки при реализации права на досрочное исполнение или прекращение обязательств не связаны напрямую с нарушением прав кредитора. Однако, в результате изменений юридического лица происходит нарушение прав кредитора на неизменность параметров контрагента: договор с таким юридическим лицом заключался в расчете на определенные характеристики (известность юридического лица, стабильное экономическое положение и др.). Таким образом, происходят изменения, имеющие существенное значение для кредитора, и если бы кредитор знал о том, что такие изменения произойдут, то договор, возможно, не был бы заключен или заключен на других условиях. Поэтому убытки являются следствием досрочного исполнения или прекращения обязательства.

Общегражданские способы защиты имеют диспозитивный характер и могут быть изменены сторонами. Закрепленное в п.2 ст.60 ГК РФ право кредитора требовать досрочного исполнения или прекращения обязательств и возмещения убытков не лишает его возможности заключить с должников договор, предусмотрев в нем порядок и/или размер возмещаемых убытков, вызванных предъявленным требованием. Так, например, в соглашении сторон может быть предусмотрена возможность возмещения убытков в меньшем размере (только реальный ущерб). Кроме того, по отношению к убыткам определяется и характер предусмотренной неустойки (зачетный, штрафной, альтернативный).

Общие положения Гражданского кодекса Российской Федерации о защите прав кредиторов в равной степени относятся и к случаям реорганизации юридических лиц. На момент реорганизации юридического лица (должника) у него может оказаться большое количество обязательств перед кредиторами, срок исполнения по которым еще не наступил.

Практически все способы обеспечения исполнения обязательств в случае их применения могут дать кредитору дополнительные способы защиты. Поэтому можно предусмотреть обеспечение требований кредитора о досрочном исполнении или прекращении обязательств и возмещения убытков при реорганизации должника, указав в договоре соответствующий способ (залог, удержание, поручительство, банковская гарантия, задаток и др.).

Приведенный в ГК РФ перечень способов обеспечения не носит исчерпывающий характер, что представляет кредитору определенную свободу в выборе способов защиты.

Таким образом, все способы обеспечения исполнения обязательств дают кредитору дополнительные способы защиты его прав. В гражданском праве имеются и другие нормы, применение которых в определенных ситуациях также дает эффект использования способов защиты субъективного права, поскольку результатом их применения может явиться восстановление нарушенного права. К таким способам В.В. Витрянский относит: субсидиарную ответственность; применение специальных норм, регулирующих валюту денежных обязательств; встречное исполнение обязательств; оспаривание сделки, совершенной должником с целью избавиться от имущества и тем самым лишить кредитора возможности обратить на него взыскание (например, по договору продажи предприятия) [54] . Названные способы не входят в предмет исследования настоящей работы и заслуживают отдельного рассмотрения.

К общегражданским способам защиты прав кредиторов относится возможность судебного оспаривания акта государственной регистрации юридического лица, созданного в результате реорганизации, а также признания недействительным решения о проведении реорганизации.

Реорганизация юридического лица не может быть завершена до тех пор, пока юридическое лицо не завершит расчеты с кредиторами и пока не будут исполнены судебные решения по взысканию убытков.

Федеральный арбитражный суда Поволжского округа своим постановлением от 11 января 2008 года по делу № А55-3076/07-6 оставил в силе решение суда первой инстанции, апелляционную жалобу - без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения по следующим мотивам.

Администрация Борского района Самарской области обратилась в суд с кассационной жалобой на решение Арбитражного суда Самарской области от 09 июня 2007 года и постановление апелляционной инстанции того же суда от 31 октября 2007 года по иску Акционерного общества открытого типа "Самарагазстрой" к Администрации Борского района Самарской области, измененному в порядке, предусмотренном ст.37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с участием третьих лиц на стороне ответчика Муниципального унитарного предприятия "Энергия" и Муниципального предприятия передвижной механизированной колонны "Борское - Газстрой", о признании недействительными постановлений от 18 марта 2003 года № 79 и от 24 марта 2003 года № 86 о реорганизации МП ПМК "Газстрой" с передачей его активов на праве хозяйственного ведения МУП "Энергия" и регистрации вновь созданного предприятия МУП "Энергия".

Решением Арбитражного суда Самарской области от 09 июня 2007 года исковые требования удовлетворены.

Постановлением апелляционной инстанции от 31 октября 2007 года решение суда оставлено без изменения.

В обоснование принятых судебных актов указано о том, что нарушение ответчиком требований, предусмотренных ст. ст.58, 59, 60 Гражданского кодекса Российской Федерации, о необходимости уведомления кредитора о своей реорганизации и непредставлении ему передаточного акта и разделительного баланса с указанием в них правопреемства по всем своим обязательствам в отношении всех его кредиторов и должников, является основанием для отказа в государственной регистрации вновь создаваемого юридического лица путем выделения из состава реорганизуемого юридического лица.

В кассационной жалобе заявитель просил отменить состоявшиеся судебные акты и в иске отказать, мотивируя это нарушением и неправильным применением судом норм материального права.

По мнению заявителя жалобы, Постановление от 18 марта 2003 года №79 не предусматривает реорганизацию МП ПМК "Борское - Газстрой",

Данное Постановление делегирует МП "Газстрой" право на создание другого МУП "Энергия" путем передачи ему части своего имущества в хозяйственное ведение, что не уменьшает его уставного капитала, поскольку оно принадлежало ему на праве хозяйственного ведения, оставаясь в муниципальной собственности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, суд счел, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Материалами дела установлено, что МП ПМК "Борское - Газстрой" является должником АОЗТ Фирмы "Самарагазстрой". Сумма долга за период' 2002 - 2003 гг. по неисполненным обязательствам, согласно решениям арбитражного суда по 13 делам, составляет более 1 700 000 руб.

Исполнительные листы на взыскание задолженности в связи с отсутствием на расчетном счете должника денежных средств не исполнены, исполнительное производство не прекращено.

Администрация Борского района Самарской области Постановлением от 18 марта 2003 года № 79 приняла решение о создании на базе МП ПМК "Газстрой" - МУП "Энергия" с наделением его частью имущества ПМК на праве хозяйственного ведения для формирования уставного фонда. Государственная регистрация МУП "Энергия" произведена Постановлением Администрации от 24 марта 2003 года № 86[55] .

Согласно ст.114 Гражданского кодекса Российской Федерации унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, может создать в качестве юридического лица другое унитарное предприятие путем передачи ему в установленном порядке части своего имущества в хозяйственное ведение, о чем оно в соответствии с положениями п.4 ст.58, ст.60 Гражданского кодекса Российской Федерации обязано уведомить об этом своих кредиторов, которые при этом вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это предприятие, и возмещения убытков.

Статьей 58 п.4 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при выделении из состава юридического лица другого юридического лица к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом.

В соответствии со ст.59 Гражданского кодекса Российской Федерации передаточный акт и разделительный баланс должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, отсутствие которых влечет отказ в государственной регистрации вновь возникших юридических лиц.

В случаях, когда из представленного суду разделительного баланса явствует, что нарушен принцип справедливого распределения имущества и долгов реорганизованного юридического лица между созданными на его основе юридическими лицами, суд может признать недействительным решение о проведении реорганизации.

На наш взгляд, справедливо мнение Д.И. Степанова, полагающего, что признание действий по передаче имущества в ходе недобросовестной реорганизации сделками позволяет применить к ним нормы ГК РФ о недействительности сделок, признавать такие сделки недействительными и осуществить реституцию[56] .

Г.С. Шапкина, напротив, считает, что в ситуации, когда нарушен принцип справедливого распределения имущества и долгов реорганизованного юридического лица между созданными на его основе юридическими лицами, более предпочтительным является привлечение к солидарной ответственности по долгам реорганизованного юридического лица всех возникших на его основе и получивших имущество данного юридического лица. На основании изложенного, автор предлагает положение, обязывающее реорганизуемое юридическое лицо обеспечить пропорциональное распределение своих активов и долговых обязательств между создаваемыми юридическими лицами, закрепить законодательно[57] .

Полагаем, что такие положения могут быть внесены в н.1 ст.59 ГК РФ.

Предоставление защиты прав кредиторов при реорганизации должника, по его мнению, обусловлено формой реорганизации - каждая из таких форм содержит различные риски для кредиторов. Основным принципом защиты прав кредиторов является обеспечение им возможности в полном объеме получить причитающееся по тому или иному обязательству, должником по которому является реорганизуемое юридическое лицо. Особенно это правило касается возмещения убытков, вызванное заявленным требованием кредитора о досрочном исполнении или прекращении обязательств.

При реорганизации в формах слияния или присоединения мерой по защите прав кредиторов может быть установление в законодательном порядке очередности удовлетворения требований кредиторов в полном объеме, которая основывалась бы на принципе пропорционального удовлетворения требований кредиторов реорганизованных обществ в соответствии с имуществом, переданным организациями-предшественниками.

Еще раз следует подчеркнуть, что общегражданские способы защиты предоставляют кредитору свободу в применении того или иного способа. Право на использование предусмотренных законодательством способов защиты по своей природе является субъективным правом, а в соответствии со ст.9 ГК РФ граждане и юридические лица осуществляют принадлежащие им гражданские права по своему усмотрению.

3.2 Специальные способы защиты

Применение специальных способов, направленных на защиту прав и интересов кредиторов сочетается с применением общегражданских способов защиты.

Требование о досрочном исполнении обязательств является одним из способов защиты прав кредиторов при реорганизации юридических лиц,

В гражданско-правовой доктрине под способами защиты гражданских прав понимается закрепленная или санкционированная законом правоохранительная мера, посредством которой производится предотвращение и/или восстановление, признание нарушенного (оспариваемого) права, а также компенсация потерь, вызванных таким нарушением.

В зависимости от характера нарушенного права, управомоченному лицу предоставляется возможность воспользоваться определенным способом защиты. Так, обладатель нарушенного права может воспользоваться не любым, а вполне конкретным способом защиты своего права. Зачастую способ защиты нарушенного права прямо определен специальным законом, регламентирующим конкретное гражданское правоотношение[58] .

В целом, в гражданском законодательстве выделяют два уровня регулирования способов защиты гражданских прав[59] .

Первый уровень представлен такими способами защиты, которые носят универсальный характер и применяются для защиты любого субъективного гражданского права. Такие способы перечислены в статье 12 ГК РФ.

Второй уровень гражданско-правового регулирования способов защиты гражданских прав представлен такими способами, которые применяются для защиты только определенных видов гражданских прав или для защиты от определенных нарушений. Указанные способы детализированы в нормах законов, регулирующих отдельные виды гражданских правоотношений, и в силу своего конкретного назначения именуются специальными.

В целях защиты прав при реорганизации юридических лиц закон (п.2 ст.60 ГК РФ, п.6 ст.15 ФЗ "Об акционерных обществах", п.5 ст.51 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", п.7 ст.29 ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" и др.) наделяет кредиторов правом прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков.

Рассматривая процесс реорганизации, Г.Ф. Шершеневич писал: "Что касается кредиторов сливающихся товариществ, то за ними не может не быть признано право требовать, чтобы имущество, которому они доверяли, послужило бы источником удовлетворения их требований прежде перехода его к другому лицу"[60] .

Этот тезис нашел свое отражение в действующем законодательстве.

Статья 60 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает особые гарантии прав кредиторов юридического лица по той причине, что реорганизация ведет к прекращению юридического лица. Оно, как субъект, с которым кредитора связывают определенные обязательственные отношения, перестает существовать. В связи с этим закон дает кредитору право выбора - либо прекратить свои отношения с лицом, которое в скором времени прекратит свое существование, потребовав досрочного исполнения либо прекращения обязательств, либо в последствии предъявлять свои требования по обязательствам к правопреемникам реорганизованного юридического лица.

При этом право кредитора требовать досрочного исполнения обязательств не зависит от его прежних взаимоотношений с реорганизуемым юридическим лицом. Законодательство четко устанавливает обязанность юридического лица-должника в случае реорганизации удовлетворять требования кредитора о досрочном исполнении. Наибольшее значение указанная гарантия имеет в случаях разделения и выделения юридических лиц.

Для наиболее полного понимания вопроса о досрочном исполнении обязательств необходимо обратиться к теории вопроса.

Иски о присуждении обязанности в натуре являются средством защиты гражданского права, реализуемого через государственные структуры - суды. Данный способ защиты в качестве результата предполагает получение судебного решения, понуждающего должника исполнить свою гражданско-правовую обязанность.

Иск о присуждении к исполнению обязанности в натуре установлен ст.12 ГК РФ как один из способов защиты права. При этом сфера его применения достаточно широка. Применительно к рассматриваемой теме, иск об исполнении обязательства может возникать из корпоративных отношений. Так, согласно позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, отраженной в Постановлении Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 года № 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", акционеры в ряде случаев могут требовать через суд выплаты им дивидендов. Иначе говоря, устанавливается возможность требовать по суду реального исполнения денежного обязательства, проистекающего из факта владения кредитором (акционером) определенным количеством акций акционерного общества (должника). Не будь этого иска как одного из возможных способов защиты в арсенале кредитора, выбивалась бы сама основа из традиционной схемы обязательства (обязанность должника и корреспондирующее ему право требовать исполнение на стороне кредитора). Таким образом, требование о принуждении к исполнению обязательство в натуре непосредственно применимо к положениям о требовании кредитора о досрочном исполнении обязательства при реорганизации юридических лиц.

Еще одной составляющей принципа исполнения обязательства является недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательств, закрепленная в статье 310 Гражданского кодекса Российской Федерации. Названный принцип служит гарантией реального исполнения обязательства. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

В ряде случаев досрочного исполнения обязательств вправе потребовать кредитор. Это допускается, в частности, при реорганизации юридического лица. При этом не имеет значения, идет ли речь об одностороннем обязательстве (например, предъявлении банком требования о досрочном возврате кредита) или двустороннем (требование арендодателя о расторжении договора аренды и освобождении арендованного помещения).

Кредитор реорганизуемого общества не вправе воспрепятствовать реорганизации, влекущей замену пассивной стороны в обязательстве. Вместе с тем, для кредитора небезразлична личность должника, так как, вступая с ним в правоотношения, кредитор учитывает его имущественное положение, репутацию в предпринимательской среде и многие другие факторы. Исходя из этого в п.2 ст.60 ГК РФ закреплена гарантия прав кредитора, позволяющая требовать досрочного исполнения обязательств в случае реорганизации должника[61] .

Досрочное исполнение обязательства должником по требованию кредитора является самостоятельным способом прекращения обязательств, к которому применимы положения ст.408 ГК РФ о прекращении обязательств исполнением.

Не смотря на то, что законом четко определено правомочие кредитора требовать досрочного исполнения обязательств, никаких предписаний относительно содержания такого требования в законодательстве не закреплено. Остается нерешенным вопрос: может ли кредитор предъявить должнику требование об исполнении не всех, а части обязательств. Предполагается, что в данном случае право выбора принадлежит кредитору. Однако, на наш взгляд, необходимо отразить в законодательстве возможность кредитора требовать досрочного исполнения части обязательств.

Кроме того, требует правового урегулирования вопрос о возможности заключения соглашения между кредитором и реорганизуемым юридическим лицом. Ни одно даже самое платежеспособное юридическое лицо не в состоянии исполнить одновременно предъявленные требования по обязательствам, срок исполнения которых не наступил, и будет наступать в разные периоды времени. Одновременное предъявление всех требований может даже означать банкротство юридического лица. Реорганизуемое юридическое лицо во избежание нестабильности, вызванной одновременным предъявлением требований всех кредиторов о досрочном исполнении обязательств, пытается достичь соответствующих договоренностей с последними. Поэтому, если кредитор не сомневается в том, что реорганизация не нарушит его прав, соглашение о не предъявлении требований реорганизуемому юридическому лицу вполне допустимо.

Многочисленные примеры из судебной практики подтверждают необходимость неукоснительного соблюдения положения п.2 ст.60 ГК РФ о требовании кредитора о досрочном исполнении обязательств.

При реорганизации юридических лиц для кредитора наступает момент, когда продолжение договорных отношений с должником становится невозможным. В этой связи кредитор реорганизуемого юридического лица в соответствии с п.2 ст.60 ГК РФ вправе требовать досрочного прекращения договорных обязательств.

В рассматриваемом контексте требование кредитора о досрочном прекращении договорных обязательств будет являться требованием о расторжении договора, к которому будут применяться нормы статей 450-453 ГК РФ.

Законодательное закрепление права кредиторов требовать досрочного исполнения или прекращения обязательств направлено на защиту их интересов. Российская практика показывает, что в результате реорганизации нередко создаются юридические лица заведомо неспособные выполнить обязательства перед кредиторами реорганизованного юридического лица. Зачастую реорганизация проводится с целью избавиться от долгов. Положения Гражданского кодекса Российской Федерации обусловлены именно такой практикой[62] .

Проект федерального закона "О реорганизации и ликвидации коммерческих организаций", подготовленный Министерством экономического развития и торговли, напротив, склонен решать вопрос защиты самого юридического лица.

Законопроект призван защищать реорганизуемое юридическое лицо от стечения требований кредиторов, которым в силу пункта 2 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации предоставлено право требовать прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков. Проект предусматривает обязательное обращение кредиторов с иском в суд, при этом в соответствии с пунктом 4 статьи 9 суд может отказать в удовлетворении требований кредиторов о прекращении или досрочном исполнении соответствующих обязательств реорганизуемой организации и возмещении им связанных с этим убытков и (или) о возложении на создаваемые в результате реорганизации юридические лица солидарной ответственности по обязательствам реорганизованного юридического лица (такое требование кредиторы могут заявить в течение 30 дней после последней публикации о реорганизации), если реорганизуемая организация докажет, что в результате реорганизации опасности ненадлежащего исполнения обязательства не возникнет или такая организация предоставит достаточное обеспечение исполнения соответствующих обязательств. Для реализации подхода разработчиками проекта предлагается внести соответствующие изменения в статью 60 Гражданского кодекса Российской Федерации с одновременным исключением соответствующих норм из всех специальных законов.

Непосредственно вопросу защиты прав кредиторов при реорганизации юридических лиц посвящена в Гражданском кодексе Российской Федерации статья 60. Принцип построения Гражданского кодекса состоит в том, что он содержит общие нормы, а все особенности регулирования любого правового института могут быть отражены в специальном законе. В этой связи предложения проекта федерального закона "О реорганизации и ликвидации коммерческих организаций" о внесении дополнений в статью 60 Гражданского кодекса Российской Федерации, который, по сути, представляет собой своеобразный Кодекс о реорганизации и ликвидации, являются несостоятельными.

В юридической литературе нередко встречаются мнения о чрезмерной защите прав кредиторов. В обоснование такой точки зрения приводятся следующие доводы.

Кредиторы реорганизуемого юридического лица вправе требовать досрочного исполнения или прекращения обязанностей перед ними независимо от того, ущемляет ли такая реорганизация их интересы или нет. Реорганизация отнюдь не всегда влечет за собой вероятности исполнения обязательств перед кредиторами. Очень часто реорганизация, особенно в форме слияния или присоединения, направлена на повышение эффективности организации и отвечает интересам ее кредиторов. Очевидно и то, что в ряде случаев прекращение или досрочное исполнение обязательств может представлять для кредиторов интерес независимо от того, что вероятность ненадлежащего исполнения таких обязательств возрастает.д.ля самого реорганизованного юридического лица досрочное исполнение обязательств может оказаться невозможным или связанным с неразумными издержками и привести к его банкротству. В этом случае интересам кредиторов может быть нанесен еще больший ущерб.

Кредиторы рискуют вместе со своим должником, и реорганизация представляет собой лишь один из случаев, когда их интересы могут быть ущемлены. Для кредиторов коммерческой организации опасной является сама ее предпринимательская деятельность, поскольку таковая сопряжена с риском. В связи с этим нет оснований предлагать кредиторам при реорганизации большую защиту, чем обычно.

Защита кредиторов должна быть поставлена в зависимость от того, затрагивает ли такие интересы реорганизация. Реорганизуемая организация должна быть защищена от предъявления кредиторов в случае, если положение кредиторов не ухудшается[63] .

Такая точка зрения представляется неверной по следующим основаниям. Кредитор не вправе воспрепятствовать реорганизации (перемене пассивного субъекта в правоотношении). При принятии решения о реорганизации мнение кредитора не учитывается, он лишь уведомляется о том, что обязательства по ранее заключенным договорам будут исполняться другим субъектом. Необходимо учитывать, что, заключая договор с первоначальным должником, кредитор ориентировался на его деловую репутацию, положение на товарном рынке и пр. "Личность" должника ему не безразлична. Именно поэтому в п.2 ст.60 ГК РФ закреплена гарантия прав кредитора, позволяющая требовать досрочного исполнения или прекращения обязательств в случае реорганизации должника. На наш взгляд, также возможно заключение соглашения между должником и кредитором о не предъявлении требований последним к реорганизуемому юридическому лицу.

В результате досрочного исполнения или досрочного прекращения обязательств у кредитора реорганизуемого общества могут возникнуть убытки, возмещение которых кредитор вправе потребовать у должника.

Возникает вопрос, является ли факт проведения реорганизации основанием требования кредитора о возмещении убытков. На наш взгляд, требование о возмещении убытков является дополнительным требованием, которое может быть предъявлено лишь одновременно с требованием о досрочном исполнении или прекращении договора.

Убытки являются следствием досрочного исполнения или прекращения договора, в результате чего, страдает интерес кредитора, и возникают не в связи с нарушением заключенного договора, а как результат осуществления кредитором предоставленного законом дополнительного права - права на досрочное исполнение или прекращение обязательства. Поэтому убытки здесь - это не полученный интерес кредитора[64] .

Институт возмещения убытков в российском гражданском законодательстве значительно отличается от аналогичной области в англо - американском, немецком и французском праве. В англо-американском праве возмещение убытков в качестве договорной ответственности относится к договорному праву. В немецком и французском праве возмещение убытков как вид договорной ответственности регулируется на уровне общих норм обязательственного права. В ГК РФ нормы о понятии, видах и содержании убытков содержатся в разделе "Общие положения" и являются универсальными нормами. Вопрос об убытках возникает во всех институтах гражданского права, в том числе при применении норм о юридических лицах.

При рассмотрении вопроса о возмещении убытков, необходимо различать возмещение убытков как меру ответственности и возмещение убытков как способ защиты.

Возвращаясь к вопросу о возмещении убытков кредитора при реорганизации юридических лиц необходимо отметить следующее.

Убытки, возмещенные кредитору в результате досрочного исполнения или прекращения обязательств, являются особой разновидностью убытков, требующей отдельного законодательного закрепления. "Уход" должника из конкретного обязательства в результате проведения реорганизации в своем роде является нарушением этого обязательства. Под угрозой иметь дело с худшим контрагентом кредитор вынужден досрочно разрывать отношения с должником, что, естественно, не входило в его планы при заключении договора, и несет убытки. Однако, реорганизация для юридического лица является правом, непосредственно закрепленным в законе. Исходя из общей теории права, реорганизация не есть правонарушение, которое лежит в основе ответственности.

В этой связи возмещение убытков необходимо рассматривать как следствие досрочного исполнения или прекращения обязательств, а не как ответственность должника. Под убытками как категорией ответственности понимаются отрицательные последствия в имущественной сфере кредитора, вызванные неправомерным поведением должника. Реорганизация юридического лица не есть неправомерное поведение. Нельзя рассматривать убытки и как расходы, направленные на восстановление прав кредитора, нарушенных виновным поведением должника.

Убытки необходимо рассматривать как требование, которое может быть предъявлено лишь одновременно с требованием о досрочном исполнении или прекращении договора. При этом, убытки возникают не в связи с нарушением заключенного договора, а как результат осуществления кредитором дополнительного права (права на досрочное исполнение или прекращение обязательств). Основанием для их взыскания будет являться сам факт проведения реорганизации, а условием взыскания - требование кредитора о досрочном исполнении или прекращении обязательств.

В юридической литературе не всеми авторами признается правомерность взыскания убытков при реорганизации юридических лиц[65] . Объясняется это следующим образом. Традиционный подход отечественной доктрины под убытками как категорией гражданско-правовой ответственности понимал вызываемые неправомерным поведением отрицательные последствия в имущественной сфере потерпевшего. Такие отрицательные последствия именовались положительным ущербом в имуществе, когда они были сопряжены с уменьшением наличного имущества потерпевшего, и неполученными доходами, если представляли величину, на которую могло бы возрасти, но вследствие правонарушения не возросло имущество потерпевшего[66] . Убытки являются мерой гражданско-правовой ответственности за совершенное правонарушение. Реорганизация юридического лица не является гражданским правонарушением и соответственно не может служить основанием к применению мер гражданско-правовой ответственности, в том числе взысканию убытков.

Представляется, что возможность кредитора требовать от должника (реорганизуемого юридического лица) возмещения убытков не является излишней.

К определению в ответственности в гражданских правоотношениях можно подойти с другой точки зрения. Ответственность в гражданском праве представляет собой особое урегулированное правом состояние между тем, чье право нарушено (кредитор), и тем, кто признается законодателем в качестве ответственного лица (должник). Содержание этого состояния заключается, прежде всего, в фиксации юридически признанной потребности восстановить прежнее имущественное положение пострадавшего с помощью определенных средств защиты. При определении ответственности по обязательствам необходимо рассматривать ответственность как обязанность должника, допустившего нарушение обязательства, возместить кредитору причиненные убытки и уплатить установленную законом либо предусмотренную договором неустойку. Например, М.И. Брагинский отмечает, что ответственностью за нарушение обязательства называют установленные законом меры имущественного воздействия на должника, нарушившего обязательство. Существуют две формы ответственности за нарушение обязательства, во-первых, возмещение причиненных убытков, во-вторых, уплата неустойки[67] .

В указанных случаях возмещение убытков теряет качество гражданско-правовой ответственности. На первый план выходит восстановление нарушенного права кредитора и компенсация его имущественных потерь. В связи с этим возмещение убытков не может признаваться юридической ответственностью, однако остается способом защиты субъективных гражданских прав на основании ст.12 ГК РФ.

Таким образом, оснований для уменьшения уровня защиты прав кредиторов реорганизуемого юридического лица по сравнению с иными случаями одностороннего изменения условий, на которых договор первоначально заключался, не существует.

3.3 Солидарная ответственность юридических лиц, созданных в результате реорганизации

Особым видом гарантии нрав кредиторов юридического лица при его реорганизации является правило закрепленное в пункте 3 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации, Если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность, но обязательствам реорганизованного лица перед его кредиторами.

В соответствии со статьей 321 Гражданского кодекса Российской Федерации, если в обязательстве участвуют несколько кредиторов или несколько должников, то каждый из кредиторов имеет право требовать исполнения, а каждый из должников обязан исполнить обязательство в равной доле с другими постольку, поскольку из закона, иных правовых актов или условий обязательства не вытекает иное. Таким образом, для случаев множественности лиц в обязательстве статья устанавливает принцип долевой ответственности. Когда долевое исполнение обязательств не применяется, законом может быть установлена солидарная ответственность для обязательств. Именно солидарное обязательство и особенно солидарная ответственность должников в максимальной степени обеспечивают защиту прав кредиторов.

По общему правилу, солидарность обязательства может быть на стороне либо кредитора, либо должника, либо на той и на другой стороне одновременно. Солидарность в одной из указанных форм может возникнуть тогда, когда это предусмотрено договором или установлено законом. Участники общества с ограниченной ответственностью, внесшие вклады не полностью, несут солидарную ответственность по его обязательствам в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого из участников (пункт 1 статьи 87 Гражданского кодекса Российской Федерации). Основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе по договору с ним, обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний (пункт 2 статьи 105 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 3 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации, если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами.

Названная норма направлена на устранение последствий нарушений, допущенных при проведении реорганизации.

Так, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа своим постановлением от 13 ноября 2007 года по делу № А55-15035/07 оставил решение суда первой инстанции без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения по следующим основаниям.

Общество с ограниченной ответственностью "Медицинская компания "Народная медицина" (далее - ООО "МК "Народная медицина") обратилось в Арбитражный суд города Тольятти и Самарской области с иском к Регистрационной палате Тольятти о признании недействительным решения Регистрационной палаты от 22 декабря 2006 года № 175341 о регистрации общества с ограниченной ответственностью "Фирма "Агава" (далее - 000 "Фирма "Агава").

Решением от 08 августа 2007 года в иске отказано. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось, В кассационной жалобе ООО "МК "Народная медицина" просила решение отменить и принять новое решение об удовлетворении иска, ссылаясь на неправильное применение судом статей 13 и 60 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью третьей статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации, если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами. Обжалуемый ненормативный акт не нарушает права и законные интересы истца.

Солидарная ответственность в силу п.1 ст.322 ГК РФ в данном случае возникает на основании закона[68] .

При солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности притом как полностью, так и в части долга. Порядок заявления таких требований зависит от свободного усмотрения самого кредитора. Это делает солидарные обязательства с точки зрения кредитора более надежными. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.

Исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников в соответствии с пунктом 1 статьи 325 Гражданского кодекса Российской Федерации освобождает остальных должников от исполнения кредитору. Согласно пункту 2 названной статьи, если иное не вытекает из отношений между солидарными должниками:

должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право регрессного требования к остальным должникам в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого; Из взаимоотношений между должниками может вытекать иной подход к определению размера требований должника, исполнившего солидарное обязательство перед кредитором, которые подлежат удовлетворению каждым из должников. Например, каждый участник долевой собственности обязан участвовать в уплате залогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению соразмерно своей доле (статья 249 Гражданского кодекса Российской Федерации). Взаимные расчеты между совместными причинителями вреда, отвечающими перед потерпевшим солидарно (статья 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации), производятся не в равных долях, а пропорционально степени их вины,

неуплаченное одним из солидарных должников должнику, исполнившему солидарную обязанность, падает в равной доле на этого должника и на остальных должников.

Необходимо отметить, что норма пункта 3 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации призвана защищать только интересы кредиторов юридических лиц, реорганизованных в форме разделения или выделения. Поскольку затруднения в определении правопреемника могут возникать только в этих случаях при составлении разделительного баланса.

Требование кредитора может быть предъявлено солидарным должникам - правопреемникам только после завершения реорганизации юридического лица, то есть после государственной регистрации юридических лиц, возникших в результате разделения или выделения.

В этой связи требуется установить контроль за выделяющим юридическим лицом. Если такое лицо передает весь или большую часть актива выделяемому юридическому лицу, права кредиторов выделяющего юридического лица будут нарушены. Решение вопроса опять же лежит в усовершенствовании п.1 ст.14 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". Выделяющее юридическое лицо при регистрации выделяемого юридического лица должно подтвердить свою экономическую стабильность, представив соответствующие документы.

Во внимание должна приниматься не только стоимость активов и реальная возможность в использовании этих активов для исполнения обязательств. Оставление в реорганизованном юридическом лице активов в виде дебиторской задолженности с истекшими сроками исковой давности не может рассматриваться как передача активов.

На наш взгляд, п.1 ст.14 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" должен содержать обязательные требования к актам, оформляющим правопреемство с учетом нормы абзаца второго п.2 ст.59 ГК РФ. На практике часто возникают ситуации, когда из разделительного баланса четко видно, как распределены активы и долги реорганизованного юридического лица между его правопреемниками: одному из них передана основная часть активов, а другому - почти все долги. Подобные действия являются не чем иным, как попыткой уйти от ответственности перед кредиторами.

Считаем, что такие действия необходимо предупреждать, а не искать способов судебной защиты уже нарушенного права.

Представляется, что в п.1 ст.14 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" должна содержаться норма, обязывающая заявителей представлять вместе с актом правопреемства заключение независимого аудитора, из которого должно следовать, что стоимость чистых активов общества, которое просит зарегистрировать заявитель, превышает не только уставной капитал, но и пассивы такого общества.

На основании изложенных положений представляется наиболее целесообразным законодательное закрепление мер способствующих определению должника; предупреждению применения мер солидарной ответственности, а в случае необходимости их применения - расширение сфер ее применения с возможностью использования аналогии закона. Для этого требуется:

1. Внести изменения в ст.14 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", предусматривающие, что:

Выделяющее юридическое лицо при регистрации выделяемого юридического лица должно представить в регистрирующий орган документы, подтверждающие стоимость активов, отражающие реальную возможность использования этих активов для исполнения обязательств перед кредиторами. При этом, передача активов в виде дебиторской задолженности с истекшими сроками исковой давности не может рассматриваться как передача активов.

Вместе с актом правопреемства в регистрирующий орган представляется заключение независимого аудитора, из которого должно следовать, что стоимость чистых активов общества, которое просит зарегистрировать заявитель, превышает не только уставной капитал, но и пассивы такого общества.

2. Уточнить формулировку п.4 ст.60 ГК РФ, изложив ее в следующей редакции: "Если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие и продолжающие существовать юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами".

3. Дополнить п.4 Ст.60 ГК РФ положением о том, что общества, возникшие на основе реорганизованного, должны нести солидарную ответственность перед его кредиторами, если из разделительного баланса видно, что при его утверждении был нарушен принцип справедливого распределения активов и обязательств реорганизуемого общества между его правопреемниками.

Заключение

Исследование теоретических и практических проблем защиты прав кредиторов при реорганизации юридических лиц позволило выявить ряд особенностей, присущих рассматриваемой теме; сформулировать новые определения понятий; выявить пробелы в правовом регулировании; выдвинуть предложения по законодательному закреплению неурегулированных вопросов; представить на рассмотрение новые теоретические положения.

1. До настоящего времени в законодательстве нет четкого определения понятия "реорганизация".

Традиционным считалось рассматривать реорганизацию как способ прекращения юридического лица. Однако, реорганизация юридического лица представляет собой сложный юридический состав и может быть направлена не только на прекращение действующих, но и на создание новых юридических лиц. Принимая во внимание правопреемство как принципиальное отличие реорганизации юридического лица от его ликвидации, можно сказать, что реорганизация - это прекращение либо изменение организационно-правовой формы юридического лица с переходом в порядке правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам.

2. Российское законодательство развивается по модели правового регулирования реорганизации, предполагающей наличие основного закона, регламентирующего общие признаки реорганизации (ГК РФ), а также специальных законов, развивающих и адаптирующих базовые положения к отдельным формам юридических лиц (Федеральные законы "Об акционерных обществах", "Об обществах с ограниченной ответственностью", "О государственных муниципальных и унитарных предприятиях"). Поэтому представляется необходимым не только закрепить в ГК РФ предложенное определение понятия "реорганизация", общее для всех видов юридических лиц, а также основные правила, касающиеся порядка ее проведения.

Особое внимание требуется уделять реорганизационным договорам. Действующее гражданское законодательство (Федеральные законы "Об акционерных обществах", "Обобществах с ограниченной ответственностью") предусматривает заключение договоров при осуществлении реорганизации в форме слияния и присоединения. ГК РФ не только не регламентирует условия указанных договоров, порядок их заключения, изменения, расторжения, но даже не упоминает о них. В ст.58 ГК РФ указывается лишь, что при слиянии и присоединении юридических лиц переход прав и обязанностей осуществляется на основании передаточного акта. Необходимо говорить о реорганизационных договорах как о самостоятельном правовом институте, являющемся основанием для проведения реорганизации.

В ГК РФ следует включить не только определение понятия "реорганизационный договор", но и его существенные условия, фиксирующие права и обязанности контрагентов, составляющие основное содержание соответствующего правоотношения. При этом реорганизационный договор можно рассматривать как договор, опосредующий переход всего комплекса прав и обязанностей от одного юридического лица к другому.

3. Существует объективная необходимость в совершенствовании специальных нормативно-правовых актов, касающихся порядка проведения реорганизации. Так, по общему правилу, подготовка принятия решения о реорганизации заключается в предоставлении для ознакомления участников общего собрания соответствующей информации (материалов). При этом Федеральными законами "Об акционерных обществах", "Об обществах с ограниченной ответственностью" среди требований, установленных для подготовки решения о реорганизации среди перечня информации (материалов) не содержится информации о реорганизации (реорганизационный договор, передаточный акт, разделительный баланс). Требуется внести изменения в п.1 ст.52 Федерального закона "Об акционерных обществах" и в п.3 ст.36 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", закрепив среди перечня информации (материалов), предоставляемых для ознакомления участников общего собрания, реорганизационный договор, передаточный акт, разделительный баланс.

4. Необходимо определить правовую природу передаточного акта и разделительного баланса. Передаточный акт (разделительный баланс), несмотря на выполняемые функции, не являются исключительно документами бухгалтерского учета. При этом требуется законодательно закрепить требования к акту, оформляющему правопреемство. В частности, следует указать, что в передаточном акте (разделительном балансе) должны содержаться сведения обо всех обязательствах долгового характера, а также всех правах требования, передаваемых реорганизуемым юридическим лицом своему правопреемнику, с обязательным указанием (подробной балансовой расшифровкой) числящихся по каждому кредитору и должнику денежных сумм.

В целях усиления защиты прав кредиторов при реорганизации юридического лица, а именно в период от принятия решения о реорганизации до утверждения акта, оформляющего правопреемство. Предлагается дополнить статью 57 ГК РФ пунктом 4 следующего содержания: "Учредители (участники) юридического лица либо орган юридического лица, уполномоченный на то учредительными документами, обязаны незамедлительно письменно сообщить об этом органу, осуществляющему регистрацию юридических лиц, который вносит в единый государственный реестр юридических лиц сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе реорганизации".

Необходимо внести изменение в Федеральный закон от 08 августа 2001 года №129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". В частности, требуется изменить пункт "д" части 1 статьи 14 указав, что "Выделяющее юридическое лицо при регистрации выделяемого юридического лица должно представить в регистрирующий орган документы, подтверждающие стоимость активов, отражающие реальную возможность использования этих активов для исполнения обязательств перед кредиторами. При этом, передача активов в виде дебиторской задолженности с истекшими сроками исковой давности не может рассматриваться как передача активов.

Вместе с актом правопреемства в регистрирующий орган представляется заключение независимого аудитора, из которого должно следовать, что стоимость чистых активов общества, которое просит зарегистрировать заявитель, превышает не только уставной капитал, но и пассивы такого общества".

5. Представляется, что эффективной защите прав кредиторов может способствовать детальная регламентация права кредиторов реорганизуемого юридического лица на получение информации о его реорганизации. В соответствии с пунктом 1 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о реорганизации юридического лица, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов юридического лица. В настоящее время законодательно закрепленные правила уведомления несовершенны. Необходимо внести дополнения в Гражданский кодекс Российской Федерации, а также в специальные законы об отдельных видах юридических лиц, смысл которых состоит в следующем: "Не позднее 30 дней с даты принятия решения о реорганизации юридического лица, а при реорганизации юридического лица в форме слияния или присоединения - с даты принятия решения об этом последним из юридических лиц, участвующих в слиянии или присоединении, необходимо письменно уведомить об этом кредиторов юридического лица и опубликовать в печатном издании, предназначенном для публикации данных о государственной регистрации юридических лиц, сообщение о принятом решении.

В уведомлении, направляемом кредиторам реорганизуемого юридического лица указывается: кем и когда было принято решение о реорганизации юридического лица; форма проводимой реорганизации, порядок и сроки ее проведения; предполагаемые правопреемники юридического лица, пропорция раздела активов и пассивов между ними; адрес для направления кредитором ответа и требований к реорганизуемому юридическому лицу".

Не уведомление кредиторов является грубым нарушением порядка реорганизации, поэтому требуется установить ответственность за невыполнение требований пункта 1 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации.

6. Перевод долга в результате универсального правопреемства при реорганизации юридических лиц является переводом долга на основании закона. Однако, в данном случае правильнее было бы говорить о "переходе долга" на основании закона как о новой категории, характерной именно для реорганизации юридических лиц. В этом смысле сама реорганизация будет юридическим фактом, порождающим переход долга. Предлагаем изменить пункт 2 статьи 60 ГК РФ, изложив его в следующей редакции:

"Кредиторы реорганизуемого юридического лица в течение 30 дней с даты направления им уведомления или в течение 30 дней с даты опубликования сообщения о принятом решении вправе письменно потребовать досрочного прекращения или исполнения обязательства должником, по которому является это юридическое лицо, и возмещения убытков".

Считаем необходимым внести изменение в ГК РФ, добавив его статьей 392-1 следующего содержания: "В результате универсального правопреемства при реорганизации юридических лиц обязанности должника переходят к новому должнику на основании закона (переход долга)".

7. П.4 ст.60 ГК РФ предусматривает солидарную ответственность вновь возникших юридических лиц по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами.

Предлагаем внести изменения в законодательство, закрепив меры, способствующие определению должника, предупреждению применения солидарной ответственности, а в случае необходимости - расширение сфер ее применения с возможностью использования аналогии закона. Требуется уточнить формулировку п.4 ст.60 ГК РФ, изложив ее в следующей редакции: "Если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие и продолжающие существовать юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами".

Библиографический список

Нормативно-правовые акты:

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. от 12.12.1993 г. // Российская газета. - 1993. - № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 32. - Ст.3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 25.12.1996 г., по состоянию на 14.07.2008] // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 5. - Ст.410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г., по состоянию на 30.06.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 49. - Ст.4552.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 25.11.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 46. - Ст.4532.

6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 г., по состоянию на 03.12.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 30. - Ст.3012.

7. О государственных и муниципальных унитарных предприятиях [Текст]: [Федеральный закон № 161-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 01.12.2007] // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 48. - Ст.4746.

8. О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей [Текст]: [Федеральный закон № 129-ФЗ, принят 08.08.2001 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 33 (часть I). - Ст.3431.

9. Об обществах с ограниченной ответственностью [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 08.02.1998 г., по состоянию на 22.12.2008] // Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 7. - Ст.785.

10. О производственных кооперативах [Текст]: [Федеральный закон № 41-ФЗ, принят 08.05.1996 г., по состоянию на 18.12.2006] // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 20. - Ст.2321.

11. Об акционерных обществах [Текст]: [Федеральный закон № 208-ФЗ, принят 26.12.1995 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 1. - Ст.1.

12. О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 52-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 01.12.2007] // Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 32. - Ст.3302.

13. О полномочиях федеральных органов исполнительной власти по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия [Текст]: [Постановление Правительства РФ № 739, от 03.12.2004 г., по состоянию на 28.03.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2004. - № 50. - Ст.5074.

14. О методических разъяснениях по заполнению форм документов, используемых при государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя [Текст]: [Приказ ФНС РФ № САЭ-3-09/16@, от 01.11.2004 г.] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. - 2005. - № 1. - С.29.

Научная и учебная литература:

15. Агарков М.М. Перевод долга. [Текст] // Право и жизнь. - 1923. - № 3. - С.25.

16. Аксенова Е.В. Некоторые проблемы правопреемства при реорганизации [Текст] // Адвокатская практика. - 2007. - № 4. - С.22.

17. Архипов Б.П. Реорганизационные договоры о слиянии и поглощении акционерных обществ. [Текст] // Законодательство. - 2002. - 10. - С.46.

18. Белов В.А. Договор перевода долга в Российском гражданском праве. [Текст] // Законодательство. - 2000. - № 9. - С.7.

19. Белов В.А. Правопреемство в связи с законодательной концепцией квалификации имущественных прав как объектов гражданских прав. [Текст] // Законодательство. - 1998. - № 6. - С.27.

20. Белякова A. M. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. [Текст] - М., МГУ. 1986. - 376 с.

21. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. [Текст] - М., Статут. 2003. - 674 с.

22. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований (Книга 5. В 2-х томах) (Том 1) [Текст] - М., Статут. 2006. - 738 с.

23. Брагинский М.И. Реорганизация и ликвидация юридических лиц по законодательству России и стран западной Европы. [Текст] - М., Юрист. 2000. - 178 с.

24. Вагайцева Т.В. Правопреемство при реорганизации юридических лиц [Текст] // Нотариус. - 2008. - № 4. - С.16.

25. Витрянский В.В. Реорганизация и ликвидация юридических лиц: забота об интересах кредиторов [Текст] // Закон. - 1995. - № 3. - С.98.

26. Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т.1. Часть общая. [Текст] - М., Статут. 2004. - 762 с.

27. Гражданское право: в 2 т. Том I: учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. - М., Волтерс Клувер. 2008. - 802 с.

28. Гражданское право: в 2 т. Том II. Полутом 2: учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. - М., Волтерс Клувер. 2008. - 836 с.

29. Гражданское право России: Курс лекций. Часть первая. [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. - М., Норма. 2006. - 426 с.

30. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. [Текст] - М., Статут. 2002. - 476 с.

31. Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. [Текст] - М., Статут. 2000. - 672 с.

32. Жданов Д.В. Реорганизация акционерных обществ в Российской Федерации. [Текст] - М., Лекскнига. 2007. - 276 с.

33. Зайцев О.Р. К вопросу об обоснованности признания преобразования формой реорганизации [Текст] // Цивилист. - 2008. - № 2. - С.21.

34. Залесский В.В. Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" [Текст] - М., Инфра-М. 2008. - 164 с.

35. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. - М., Инфра-М. 2008. - 856 с.

36. Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. - М., Юрайт-Издат. 2008. - 834 с.

37. Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. - М., Юрайт-Издат. 2008. - 876 с.

38. Комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" [Текст] / Под ред. Шапкиной Г.С. - М., Юстицинформ. 2008. - 214 с.

39. Коровайко А.В. Реорганизация хозяйственных обществ. Теория, законодательство, практика: Учебное пособие. [Текст] - М., Норма. 2001. - 276 с.

40. Коротких О.А. Правовые аспекты перехода права собственности в случае реорганизации юридического лица [Текст] // Юрист. - 2007. - № 7. - С.27.

41. Ламсков Д.С. Защита прав кредитора при реорганизации акционерного общества [Текст] // Юрист. - 2008. - № 6. - С. 19.

42. Мартышкин С.В. Понятие и признаки реорганизации юридического лица. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. [Текст] - Волгоград., 2000. - 36 с.

43. Мейер Д.И. Русское гражданское право. [Текст] - М., Статут. 2003. - 672 с.

44. Муравьев С. Крупномасштабная реорганизация [Текст] // ЭЖ-Юрист. - 2007. - № 18. - С.8.

45. Нам К.В. Убытки и неустойка. [Текст] - М., Волтерс Клувер. 2008. - 132 с.

46. Отнюкова Г. Исполнение обязательств. [Текст] // Российская юстиция. - 2006. - № 3. - С.27.

47. Серьезнова О.А. Федеральный закон о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей: проблемы применения [Текст] // Право и экономика. - 2007. - № 4. - С.31.

48. Соцкова А.В. Некоторые вопросы реорганизации акционерных обществ [Текст] // Юридический мир. - 2006. - № 1. - С.21.

49. Степаненко Е. Правовое регулирование института перевода долга. [Текст] // Юридический мир. - 2008. - № 10. - С.33.

50. Степанов Д.И. Аннулирование реорганизации: повод задуматься над концептуальными подходами в области создания юридических лиц [Текст] // Закон. - 2007. - № 3. - С.21.

51. Степанов Д. Закон о реорганизации, каким ему быть? [Текст] // Коллегия. - 2008. - № 8. - С.12.

52. Степанов Д.И. Правопреемство при реорганизации в форме выделения [Текст] // Вестник ВАС РФ. - 2002. - № 8. - С.103.

53. Сутягин А.В. Как быстро и без проблем ликвидировать или реорганизовать компанию [Текст] - М., ГроссМедиа. 2008. - 302 с.

54. Суханов Е.А. Из практики работы совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте Российской Федерации [Текст] // Вестник гражданского права. - 2007. - № 1. - С.47.

55. Тарасенко Ю.А. Кредиторы: защита их имущественных прав: учебно-практическое пособие [Текст] - М., Юркнига. 2004. - 238 с.

56. Тархов В.А. Гражданские права и ответственность. [Текст] - Уфа., 1996. - 312 с.

57. Тебряев А.А. Некоторые вопросы правопреемства при реорганизации юридического лица [Текст] // Банковское право. - 2008. - № 2. - С.31.

58. Телюкина М.В. Реорганизация как способ прекращения юридического лица. [Текст] // Законодательство. - 2000. - № 1. - С.45-46.

59. Тимаев Ф.И. Реорганизация акционерных обществ [Текст] // Юридический мир. - 2008. - № 11. - С.22.

60. Тихомиров М.Ю. Общество с ограниченной ответственностью: реорганизация [Текст] // Адвокат. - 2007. - № 11. - С.29.

61. Трепицын Н.И. Гражданское право губерний царства Польского и русское в связи с проектом гражданского уложения. Общая часть обязательственного права. [Текст] - М., Статут. 2001. - 498 с.

62. Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. [Текст] - М., Юридическая литература. 1962. - 356 с.

63. Чубаров С.А. Правопреемство при реорганизации юридических лиц [Текст] // Законность. - 2008. - № 7. - С.17.

64. Шапкина Г.С. Новое в Российском законодательстве: Изменение и дополнение Федерального закона "Об акционерных обществах" [Текст] - М., Экономика и жизнь. 2002. - 476 с.

65. Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. [Текст] - М., Статут. 2005. - 652 с.

66. Яичков К.К. Права, возникающие в связи с потерей здоровья. [Текст] - М., Юрлитиздат. 1964. - 318 с.

Материалы юридической практики:

67. О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах [Текст]: [Постановление Пленума ВАС РФ № 19, принят 18.11.2003 г.] // Вестник ВАС РФ. - 2004. - № 1. - С.36.

68. Постановление Президиума ВАС РФ от 31.10 2007 г. по делу № 1796/07 // Вестник ВАС РФ. - 2008. - № 1. - С.41.

69. Постановление ФАС Поволжского округа от 11.01.2008 г. № А55-3076/07-6 // Вестник ВАС РФ. - 2008. - № 6. - С.69.

70. Постановление ФАС Поволжского округа от 18.12.2007 г. № А55-22333/07 // Вестник ВАС РФ. - 2008. - № 4. - С.56.

71. Постановление ФАС Поволжского округа от 13.11 2007 г. № А55-15035/07 // Вестник ВАС РФ. - 2008. - № 3. - С.71.


[1] Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. [Текст] – М., Статут. 2000. – С. 447-449.

[2] Витрянский В.В. Реорганизация и ликвидация юридических лиц: забота об интересах кредиторов [Текст] // Закон. – 1995. – № 3. – С. 98.

[3] Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 1.

[4] Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 7. – Ст. 785.

[5] Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 48. – Ст. 4746.

[6] Брагинский М.И. Реорганизация и ликвидация юридических лиц по законодательству России и стран западной Европы. [Текст] – М., Юрист. 2000. – С. 25.

[7] Гражданское право: в 2 т. Том I: учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С.210.

[8] Мартышкин С.В. Понятие и признаки реорганизации юридического лица. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. [Текст] – Волгоград., 2000. – С. 6.

[9] Зайцев О.Р. К вопросу об обоснованности признания преобразования формой реорганизации [Текст] // Цивилист. – 2008. – № 2. – С. 21.

[10] Степанов Д. Закон о реорганизации, каким ему быть? [Текст] // Коллегия. – 2008. – № 8. – С. 12.

[11] Сутягин А.В. Как быстро и без проблем ликвидировать или реорганизовать компанию [Текст] – М., ГроссМедиа. 2008. – С. 76.

[12] Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 50. – Ст. 5074.

[13] Соцкова А.В. Некоторые вопросы реорганизации акционерных обществ [Текст] // Юридический мир. – 2006. – № 1. – С. 21.

[14] Вестник ВАС РФ. – 2004. – № 1. – С. 36.

[15] Постановление ФАС Поволжского округа от 18.12.2007 № А55-22333/07 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 4. – С. 56.

[16] Архипов Б.П. Реорганизационные договоры о слиянии и поглощении акционерных обществ. [Текст] // Законодательство. – 2002. – 10. – С. 46.

[17] Тихомиров М.Ю. Общество с ограниченной ответственностью: реорганизация [Текст] // Адвокат. – 2007. – № 11. – С. 29.

[18] Гражданское право: в 2 т. Том II. Полутом 2: учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 402.

[19] Жданов Д.В. Реорганизация акционерных обществ в Российской Федерации. [Текст] – М., Лекскнига. 2007. – С. 76.

[20] Тебряев А.А. Некоторые вопросы правопреемства при реорганизации юридического лица [Текст] // Банковское право. – 2008. – № 2. – С. 31.

[21] Степанов Д.И. Правопреемство при реорганизации в форме выделения [Текст] // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 8. – С. 103.

[22] Гражданское право: в 2 т. Том I: учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С.201.

[23] Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3302.

[24] Вагайцева Т.В. Правопреемство при реорганизации юридических лиц [Текст] // Нотариус. – 2008. – № 4. – С.16.

[25] Залесский В.В. Комментарий к Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» [Текст] – М., Инфра-М. 2008. – С. 9.

[26] Агарков М.М. Перевод долга. [Текст] // Право и жизнь. – 1923. – № 3. – С. 25.

[27] Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. [Текст] – М., Юридическая литература. 1962. – С. 6.

[28] Белов В.А. Правопреемство в связи с законодательной концепцией квалификации имущественных прав как объектов гражданских прав. [Текст] // Законодательство. – 1998. – № 6. – С. 27.

[29] Жданов Д.В. Указ. соч. – С. 102.

[30] Чубаров С.А. Правопреемство при реорганизации юридических лиц [Текст] // Законность. – 2008. – № 7. – С.17.

[31] Тарасенко Ю.А. Кредиторы: защита их имущественных прав: учебно-практическое пособие [Текст] – М., Юркнига. 2004. – С. 57.

[32] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. – М., Инфра-М. 2008. – С. 96.

[33] Коровайко А.В. Реорганизация хозяйственных обществ. Теория, законодательство, практика: Учебное пособие. [Текст] – М., Норма. 2001. – С. 27.

[34] Аксенова Е.В. Некоторые проблемы правопреемства при реорганизации [Текст] // Адвокатская практика. – 2007. – № 4. – С. 22.

[35] Комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах» [Текст] / Под ред. Шапкиной Г.С. – М., Юстицинформ. 2008. – С. 36.

[36] Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 1. – С. 41.

[37] Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. – М., Юрайт-Издат. 2008. – С. 120.

[38] Телюкина М.В. Реорганизация как способ прекращения юридического лица. [Текст] // Законодательство. – 2000. – № 1. – С. 45-46.

[39] Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 33 (часть I). – Ст. 3431.

[40] Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2005. – № 1. – С. 29.

[41] Серьезнова О.А. Федеральный закон о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей: проблемы применения [Текст] // Право и экономика. – 2007. – № 4. – С. 31.

[42] Трепицын Н.И. Гражданское право губерний царства Польского и русское в связи с проектом гражданского уложения. Общая часть обязательственного права. [Текст] – М., Статут. 2001. – С. 198.

[43] Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т.1. Часть общая. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 646.

[44] Мейер Д.И. Русское гражданское право. [Текст] – М., Статут. 2003. – С. 114.

[45] Коротких О.А. Правовые аспекты перехода права собственности в случае реорганизации юридического лица [Текст] // Юрист. – 2007. – № 7. – С. 27.

[46] Ламсков Д.С. Защита прав кредитора при реорганизации акционерного общества [Текст] // Юрист. – 2008. – № 6. – С. 19.

[47] Белов В.А. Договор перевода долга в Российском гражданском праве. [Текст] // Законодательство. – 2000. – № 9. – С. 7.

[48] Степаненко Е. Правовое регулирование института перевода долга. [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 10. – С. 33.

[49] Тархов В.А. Гражданские права и ответственность. [Текст] – Уфа., 1996. – С. 52.

[50] Тархов В.А. Указ. соч. – С. 62.

[51] Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. [Текст] – М., Статут. 2002. – С. 96.

[52] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований (Книга 5. В 2-х томах) (Том 1) [Текст] – М., Статут. 2006. – С. 625.

[53] Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. – М., Юрайт-Издат. 2008. – С. 636.

[54] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. – С.636-639.

[55] Постановление ФАС Поволжского округа от 11.01.2008 г. № А55-3076/07-6 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 6. – С. 69.

[56] Степанов Д.И. Аннулирование реорганизации: повод задуматься над концептуальными подходами в области создания юридических лиц [Текст] // Закон. – 2007. – № 3. – С. 21.

[57] Шапкина Г.С. Новое в Российском законодательстве: Изменение и дополнение Федерального закона «Об акционерных обществах» [Текст] – М., Экономика и жизнь. 2002. – С. 108.

[58] Тарасенко Ю.А. Кредиторы: защита их имущественных прав: учебно-практическое пособие [Текст] – М., Юркнига. 2004. – С.256.

[59] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. [Текст] – М., Статут. 2003. – С.528.

[60] Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 165.

[61] Отнюкова Г. Исполнение обязательств. [Текст] // Российская юстиция. – 2006. – № 3. – С. 27.

[62] Белякова A.M. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. [Текст] – М., МГУ. 1986. – С. 26; Яичков К.К. Права, возникающие в связи с потерей здоровья. [Текст] – М., Юрлитиздат. 1964. – С. 99.

[63] Суханов Е.А. Из практики работы совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте Российской Федерации [Текст] // Вестник гражданского права. – 2007. – № 1. – С. 47.

[64] Тарасенко Ю.А. Кредиторы: защита их имущественных прав: учебно-практическое пособие [Текст] – М., Юркнига. 2004. – С.23.

[65] Тимаев Ф.И. Реорганизация акционерных обществ [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 11. – С. 22; Муравьев С. Крупномасштабная реорганизация [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 18. – С. 8

[66] Нам К.В. Убытки и неустойка. [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 38.

[67] Гражданское право России: Курс лекций. Часть первая. [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. – М., Норма. 2006. – С.269.

[68] Постановление ФАС Поволжского округа от 13.11.2007 г. № А55-15035/07 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 3. – С. 71.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:56:27 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:26:47 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Реорганизация юридических лиц

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150539)
Комментарии (1836)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru