Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Развитие законодательства об индивидуальном предпринимательстве

Название: Развитие законодательства об индивидуальном предпринимательстве
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 17:26:56 09 октября 2010 Похожие работы
Просмотров: 1737 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Введение

Предпринимательство – это специфическая система хозяйствования, главным субъектом которой является сам предприниматель, как носитель особых прав и обязанностей. Субъект предпринимательства в процессе своей деятельности стремится к максимально рациональному соединению материальных и человеческих ресурсов (интеллектуальных, трудовых и пр.), организует процесс производства, планирует и координирует его с учетом предпринимательского риска, ответственности и ожидаемой прибыли. Принципиальное отличие современного российского предпринимательства от существовавшего ранее заключается в том, что развиваться ему приходится в условиях формирующегося в России свободного рынка товаров, работ и услуг, а также бурных технических, научных, информационных преобразований в различных отраслях экономики.

Современное законодательство в предпринимательской сфере не представляет собой полноценную законченную систему норм, и скорее может характеризоваться как свод основных положений, не предусматривающий в себе все разнообразие и многогранность вопросов предпринимательства. Более того, данной нормативной системе характерны внутренние противоречия, а также не полное соответствие положениям других отраслей права, связанных с гражданским правом (конституционное, административное, семейное, налоговое, финансовое, бюджетное и иные). На сегодняшний день темпы совершенствования законодательства о различных сторонах предпринимательской деятельности не всегда соответствуют реальным потребностям экономики и права. В итоге экономика развивается и изменяется значительно более высокими темпами, нежели нормативно-правовая основа предпринимательства.

Изучение бизнес факторов и тенденций развития индивидуальной трудовой деятельности является крайне важным в современных условиях. В ситуации тесного взаимодействия экономики и права назрела необходимость переосмысления специфики правового статуса индивидуального предпринимателя с учетом динамичных изменений в жизни современного общества. Стремление создать комплексное монографическое исследование индивидуальной предпринимательской деятельности физического лица стало решающим при выборе тематики данной дипломной работы.

Целью настоящего исследования является анализ экономической и правовой сущности предпринимательской деятельности гражданина, выявление тенденций и специфики развития законодательства, регулирующего вопросы предпринимательства, а также выработка некоторых рекомендаций по направлениям его реформирования.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

– анализ предпринимательства как специфической формы хозяйствования, выявление и исследование критериев-признаков предпринимательской деятельности;

– анализ существующих в доктрине различных точек зрения по поводу правовой природы предпринимательской деятельности без образования юридического лица;

– выявление специфики и анализ порядка правового регулирования различных сторон предпринимательской деятельности гражданина, как организационно-правовых, административных так и обязательственных, хозяйственных, вещно-правовых;

– внесение предложений по усовершенствованию действующих нормативных актов, регулирующих различные организационно-правовые и гражданско-правые стороны индивидуальной предпринимательской деятельности.

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с ведением физическими лицами – гражданами Российской Федерации индивидуальной предпринимательской деятельности.

Предметом исследования является нормативное обеспечение индивидуальной предпринимательской деятельности.

Методологической базой работы послужили системный, логический, исторический, социально-правовой методы.

Основополагающее значение для уяснения сущности и специфики вопросов законодательного обеспечения индивидуальной предпринимательской деятельности имеют труды таких авторов, как А.Н. Алейников, М.И. Брагинский, Г.А. Гаджиев, С.Э. Жилинский, О.С. Иоффе, П.Г. Лахно, В.С. Нерсесянц, Е.А. Суханов, Г.Ф. Шершеневич, В.Ф. Яковлев.

Нормативной базой для работы послужило действующее российское и зарубежное законодательство, регулирующее вопросы индивидуального предпринимательства. В качестве основных нормативно-правовых источников в дипломной работе использованы: Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации и другие источники действующего отечественного законодательства.

Проведенное исследование позволило сформулировать, обосновать и вынести на защиту следующие основные положения и выводы.

1. Гражданин является субъектом гражданского права с момента рождения. Гражданин-предприниматель становится таковым с момента его государственной регистрации. Причина такого различия кроется в качественно различной природе правоспособности граждан и правового статуса индивидуальных предпринимателей. Содержание же праводееспособности гражданина-предпринимателя в п. 1 ст. 23 ГК РФ можно представить так: «Содержание правовозможности и дееспособности граждан-предпринимателей составляет возможность заниматься предпринимательской деятельностью и самим осуществлять эту деятельность».

2. Отсутствие в законе (ст. 2 ГК РФ) четких критериев «систематичности» – одной из основных характеристик предпринимательства порождает необходимость уточнить ее путем указания на постоянный, регулярный характер предпринимательской деятельности – предлагается законодательно утвердить юридический прецедент (судебную практику) в качестве источника права по предпринимательской деятельности.


1. Теоретические основы предпринимательской деятельности в Российской Федерации

1.1 Понятие предпринимательской деятельности. Незаконное предпринимательство

Одним из ключевых в гражданском и предпринимательском праве является понятие «предпринимательская деятельность», которое имеет общее значение для индивидуальных предпринимателей (физических лиц) и коллективных предпринимателей (юридических лиц). В настоящее время нормативное определение этого понятия содержится в абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ.

Следует обратить внимание на то, что физические лица и коммерческие организации[1] по общему правилу участвуют в предпринимательской деятельности на равных правовых условиях. Согласно п. 3 ст. 23 ГК РФ, к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила ГК РФ, которые регулируют деятельность юридических лиц – коммерческих организаций, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения.

Предпринимательской деятельностью признается «самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке».

Приведенное определение содержит ряд признаков, позволяющих отграничить предпринимательство от других видов деятельности граждан и юридических лиц. Такое отграничение имеет большое практическое значение, поскольку с наличием или отсутствием в конкретной деятельности признаков предпринимательства связано возникновение или прекращение определенных правовых отношений, регулируемых гражданским, налоговым, административным, уголовным, трудовым и другими отраслями законодательства. В юридической литературе системы указанных признаков группируются по-разному, в зависимости от различных оснований классификации[2] . В то же время в соответствии с логикой изложения данного определения в абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ можно последовательно выделить четыре признака, которые служат исходными аргументами для решения вопроса об отнесении конкретной деятельности к предпринимательской. При этом законной предпринимательской деятельностью может признаваться только та деятельность, которая характеризуется всеми указанными ниже признаками в совокупности.

Первый признак – самостоятельность осуществления предпринимательской деятельности. Самостоятельность предполагает прежде всего то, что физическое или юридическое лицо – предприниматель участвует в гражданском обороте непосредственно, от своего имени, своей волей и в своем интересе. Кроме того, предприниматель самостоятельно (но с учетом правовых дозволений и запретов) определяет направления и способы осуществления своей деятельности, принимает юридически и экономически значимые решения, использует находящееся в его распоряжении имущество, трудовые и иные ресурсы для достижения поставленной цели, осуществляет самозащиту и реализует право на судебную защиту своих прав. Незаконное ограничение самостоятельности либо иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица не допускается и может влечь уголовную ответственность по правилам ст. 169 УК РФ. Об этом подробнее будет сказано ниже.

Второй признак тесно связан с первым – предприниматель действует на свой риск. Именно предприниматель, принявший от своего имени конкретное самостоятельное решение, правомерно создает как потенциальную, так и реальную опасность в целях получения прибыли, достижения другого предпринимательского результата, недостижимого при использовании обычных, нерискованных средств. Рискующий предприниматель при решении каких-либо задач не может однозначно предвидеть, добьется он успеха или нет, получит прибыль или понесет убыток[3] . Имеется в виду прежде всего предпринимательский риск, т.е. риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по независящим от предпринимателя обстоятельствам, в т.ч. риск неполучения ожидаемых доходов (ст. 929 ГК РФ), а также другие страховые риски, т.е. предполагаемые события, обладающие признаками вероятности и случайности. Кроме того, предприниматель несет инновационные и инвестиционные риски в виде возможности неполучения заказанного проекта или объекта, валютные и кредитные риски, а также технические и моральные риски, в которых денежные потери могут оказаться не самыми важными[4] .

Третий признак состоит в том, что предпринимательская деятельность всегда имеет целью систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Он логически предполагает также систематическое осуществление самой деятельности, целью которой является достижение указанного результата. Следует согласиться с мнением, что системность осуществления деятельности должна пониматься как наличие свойства, объединяющего все совершаемые действия в единое целое. Системность иногда пытаются описать через количественные параметры, что вряд ли правильно, поскольку невозможно серьезно обосновать утверждение о том, что две операции или сделки – это еще не система, а три – образуют требуемое состояние. Поэтому системность операций нужно толковать как их единство, неразрывность, охваченность единой целью[5] . Прибылью в целях определения налога на прибыль организаций[6] признаются полученные доходы, уменьшенные на величину расходов, с учетом особенностей для отдельных видов организаций, указанных в ст. 248 НК РФ.

Прибылью индивидуальных предпринимателей, согласно ст. 210 НК РФ, условно можно считать их доходы, уменьшенные на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьями 218 – 221 НК РФ, хотя налоговое законодательство России и не употребляет понятие «прибыль» применительно к налоговой базе для расчета налога на доходы физических лиц. Особенности определения прибыли (доходов) юридических и физических лиц, действующих в условиях специальных налоговых режимов, определяются положениями раздела VIII.1 НК РФ.

Четвертый признак легальной предпринимательской деятельности характеризует ее участников. Субъектами предпринимательства могут быть лица (физические лица и юридические лица), зарегистрированные в установленном законом порядке, т.е. приобретшие соответствующий гражданско-правовой статус.

Следует полагать, что слово «зарегистрированные» в данном случае необходимо толковать расширительно.

Во-первых, оно означает государственную регистрацию лица в качестве предпринимателя. Факт государственной регистрации санкционирует возникновение полноправного субъекта права – предпринимателя (индивидуального или коллективного). С этого момента предприниматель наделяется совокупностью прав и обязанностей, необходимых для участия в предпринимательской деятельности, и выступает в качестве самостоятельного участника в гражданском обороте, в административных, налоговых, трудовых и иных правоотношениях. С 01.07.2002 государственная регистрация юридических лиц в Российской Федерации стала осуществляться по правилам, установленным ФЗ от 08.08.2001 «О государственной регистрации юридических лиц»[7] . ФЗ от 23.06.2003 «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц»[8] распространил с 01.01.2004 общие правила государственной регистрации также на государственную регистрацию физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей; название указанного Федерального закона изменено: начиная с указанной даты он называется «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Во-вторых, в некоторых случаях для начала предпринимательской деятельности может быть недостаточно только факта государственной регистрации лица в качестве предпринимателя. Прежде чем приступить к осуществлению видов деятельности, являющихся в соответствии с законодательством лицензируемыми, предприниматель должен получить соответствующую лицензию (специальное разрешение) в уполномоченном на ведение лицензионной деятельности органе. В настоящее время виды деятельности, на осуществление которых требуется лицензия, определяются в соответствии со ст. 17 ФЗ от 08.08.2001 «О лицензировании отдельных видов деятельности»[9] . Виды деятельности, не включенные в перечень, установленный указанной статьей, осуществляются со дня вступления в силу названного Федерального закона без лицензий.

В современной России субъекты легальной предпринимательской деятельности и лица, имеющие намерение стать предпринимателями, обеспечиваются защитой со стороны государства. Помимо рассмотренных выше конституционных гарантий законной предпринимательской деятельности, существует уголовно-правовой запрет на воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности. Данное деяние является преступлением в сфере экономической деятельности, которое выражается в неправомерном отказе в регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица либо уклонении от их регистрации, неправомерном отказе в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонении от его выдачи, ограничении прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы, а равно в незаконном ограничении самостоятельности либо ином незаконном вмешательстве в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения.

Если воспрепятствование законной предпринимательской деятельности совершено в нарушение вступившего в законную силу судебного акта или причинило крупный ущерб, то в соответствии со ст. 169 УК РФ применяется более строгое наказание.

От предпринимательской деятельности, обладающей совокупностью указанных выше признаков, необходимо отличать незаконное предпринимательство, признаваемое правонарушением. В зависимости от степени общественной опасности и размера причиненного ущерба данное правонарушение влечет административную или уголовную ответственность.

Статьей 14.1 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за осуществление предпринимательской деятельности: без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя или без государственной регистрации юридического лица (ч. 1); без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (лицензия) обязательно (ч. 2); с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией) (ч. 3). Если эти деяния не причинили крупного ущерба гражданам, организациям или государству и связаны с извлечением дохода, не превышающего 200 минимальных размеров оплаты труда, то совершившие их лица привлекаются к административной ответственности. Необходимо иметь в виду, что ответственность за осуществление некоторых видов лицензируемой деятельности без лицензии или с нарушением условий лицензирования установлена и в других нормах КоАП РФ (ч. 1 ст. 6.2, ч. 1 ст. 9.1, ст. 11.29, ст. 13.3 и др.). В этих случаях квалификация правонарушения по ст. 14.1 КоАП РФ исключается[10] .

Уголовное законодательство определяет незаконное предпринимательство как осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации, а равно представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, документов, содержащих заведомо ложные сведения, либо осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением условий лицензирования. Если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере (превышающем 200 минимальных размеров оплаты труда), то оно признается преступлением в сфере экономической деятельности (ст. 171 УК РФ). Квалифицирующим признаком данного преступления является его совершение: а) организованной группой; б) с извлечением дохода в особо крупном размере (превышающем 500 минимальных размеров оплаты труда); в) лицом, ранее судимым за незаконное предпринимательство или незаконную банковскую деятельность.

Важные разъяснения о порядке применения ст. 171 УК РФ содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 №23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем»[11] . Так, в соответствии с п. 3 указанного Постановления осуществление предпринимательской деятельности без регистрации будет иметь место лишь в тех случаях, когда в Едином государственном реестре юридических лиц или Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей отсутствует запись о создании соответствующего юридического лица или приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя либо содержится запись о ликвидации юридического лица или прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя.

Под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации следует понимать ведение такой деятельности субъектом предпринимательства, которому заведомо было известно, что при регистрации были допущены нарушения, дающие основания для признания регистрации недействительной (например, не были представлены в полном объеме документы, а также данные или иные сведения, необходимые для регистрации, либо она была произведена вопреки имеющимся запретам).

Под представлением в орган, осуществляющий государственную регистрацию, документов, содержащих заведомо ложные сведения, следует понимать представление документов, содержащих такую заведомо ложную либо искаженную информацию, которая повлекла за собой необоснованную регистрацию субъекта предпринимательской деятельности.

При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков осуществления предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно, следует исходить из того, что отдельные виды деятельности, перечень которых определяется федеральным законом, могут осуществляться только на основании специального разрешения (лицензии). Право осуществлять лицензируемый вид деятельности возникает с момента получения разрешения (лицензии) или в указанный в нем срок и прекращается по истечении срока его действия (если не предусмотрено иное), а также в случаях приостановления или аннулирования лицензии (п. 3 ст. 49 ГК РФ).

На практике возникал вопрос, могут ли привлекаться к ответственности за незаконное предпринимательство физические лица, которые не зарегистрированы в качестве индивидуальных предпринимателей, но при этом сдают в аренду или внаем принадлежащие им на праве собственности квартиры, дачи и другое недвижимое имущество. Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 указанного выше Постановления от 18.11.2004 №23 разъяснил, что в тех случаях, когда не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя лицо приобрело для личных нужд жилое помещение или иное недвижимое имущество либо получило его по наследству или по договору дарения, но в связи с отсутствием необходимости в использовании этого имущества временно сдало его в аренду или внаем и в результате такой сделки получило доход (в т.ч. в крупном или особо крупном размере), содеянное им не влечет уголовной ответственности за незаконное предпринимательство. Если указанное лицо уклоняется от уплаты налогов или сборов с полученного дохода, то в его действиях при наличии к тому оснований содержатся признаки состава преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ.

Как можно видеть, содержание незаконного предпринимательства КоАП РФ и УК РФ раскрывают через понятие гражданского права «предпринимательская деятельность», однако в этом случае последняя лишена одного из своих важнейших признаков – четвертого, о котором говорилось выше. Отсутствие данного признака позволяет применить к субъектам соответствующей деятельности нормы не только гражданского, но также административного или уголовного права.

Целесообразно учитывать, что для отдельных категорий граждан законодательством введены ограничения и запреты на участие в предпринимательской деятельности. В качестве наиболее общих примеров подобных ограничений можно привести правила, установленные в ФЗ от 27.07.2004 «О государственной гражданской службе РФ»[12] , ст. 17 которого запрещает гражданскому служащему, в частности, осуществлять предпринимательскую деятельность. Статья 11 ФЗ от 08.01.1998 «Об основах муниципальной службы в РФ»[13] запрещает муниципальному служащему заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц. Подобные запреты установлены также в отношении судей, депутатов представительных органов государственной власти и некоторых других лиц. Соответствующие правовые нормы содержатся не только в федеральном законодательстве, но и в законодательстве субъектов РФ. Например, согласно ст. 106 Конституции (Основного Закона) Республики Саха (Якутия) судьи не вправе заниматься предпринимательской деятельностью; в соответствии со ст. 73 Устава Вологодской области такой запрет установлен в отношении депутатов Законодательного Собрания, работающих на постоянной основе, губернатора области.

ФЗ от 08.08.2001 «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»[14] называет еще четыре категории граждан, которые временно не вправе быть индивидуальными предпринимателями. Не допускается государственная регистрация физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, если: а) не утратила силу его государственная регистрация в таком качестве; б) не истек год со дня принятия арбитражным судом решения о признании его несостоятельным (банкротом) в связи с невозможностью удовлетворить требования кредиторов, связанные с ранее осуществляемой им предпринимательской деятельностью; в) не истек год со дня принятия судом решения о прекращении в принудительном порядке его деятельности в качестве индивидуального предпринимателя; г) не истек срок, на который данное лицо по приговору суда лишено права заниматься предпринимательской деятельностью. Согласно ч. 2 ст. 47 УК РФ, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью устанавливается на срок от одного года до пяти лет в качестве основного вида наказания и на срок от шести месяцев до трех лет в качестве дополнительного вида наказания.

Временный запрет на осуществление предпринимательской деятельности по управлению юридическим лицом может быть обусловлен также применением к индивидуальному предпринимателю, осуществляющему функции управляющего[15] , административного наказания в виде дисквалификации (ст. 3.11 КоАП РФ) за конкретное административное правонарушение. Дисквалификация устанавливается на срок от шести месяцев до трех лет. При этом осуществление дисквалифицированным лицом в течение срока дисквалификации деятельности по управлению юридическим лицом образует состав самостоятельного административного правонарушения и влечет наложение административного штрафа в размере 50 минимальных размеров оплаты труда (ст. 14.23 КоАП РФ).

Кроме того, не может претендовать на государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя лицо, не имеющее определенного места жительства, поскольку государственная регистрация индивидуального предпринимателя осуществляется только по месту его жительства (п. 3 ст. 8 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

1.2 Понятие индивидуального предпринимателя в современном российском праве

Как и юридические лица, индивидуальные коммерсанты являются субъектами гражданского и торгового права многих современных государств. Например, во Франции это значительная часть субъектов малого и среднего бизнеса, которые, в свою очередь, составляют около 90% участников рынка. Индивидуальные коммерсанты вправе иметь предприятия (объекты прав), быть участниками полных и коммандитных товариществ. Индивидуальными коммерсантами могут быть не только граждане Франции, но также иностранцы и лица без гражданства.

Праву Великобритании известно понятие «sole trader», обозначающее физическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность от собственного имени и за свой счет. Финансовые результаты деятельности индивидуальных предпринимателей не подлежат обязательной аудиторской проверке и могут не публиковаться. По Единообразному торговому кодексу США 1962 г. индивидуальный предприниматель определяется как «индивидуальная собственность» (the sole proprietorship). Коммерсантом является «тот, кто совершает операции с товарами определенного рода или каким-либо другим образом по роду своих занятий ведет себя так, как будто он обладает особыми знаниями или опытом в отношении операций или товаров, являющихся предметом сделки, а также тот, кто может рассматриваться как обладающий такими знаниями или опытом вследствие того, что он использует услуги агента, брокера или личного посредника, который ведет себя так, как будто он обладает такими знаниями и опытом».

ГК РФ содержит рассмотренное нами выше общее понятие «предпринимательская деятельность», субъектами которой могут быть граждане и юридические лица (абз. 3 п. 1 ст. 2). В ст. 23 ГК РФ, которая называется «Предпринимательская деятельность гражданина», содержание этого, более частного понятия не раскрывается. В п. 1, 2 данной статьи установлено, что гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющего деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем с момента государственной регистрации этого хозяйства. Таким образом, здесь определен лишь момент, с которого возникает право гражданина на индивидуальную предпринимательскую деятельность.

В то же время указанные выше нормы ГК РФ предоставляют юридические основания для того, чтобы дать общее определение предпринимательской деятельности гражданина. Попытаемся сделать это.

Предпринимательская деятельность гражданина – самостоятельная деятельность, осуществляемая самим гражданином, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя в установленном законом порядке, на свой риск, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг без образования в этих целях юридического лица.

Общие признаки предпринимательской деятельности граждан и юридических лиц нами были охарактеризованы выше. Приведенное же нами определение дает некоторое представление о лице, которое может осуществлять индивидуальную предпринимательскую деятельность, т.е. о субъекте указанной деятельности – индивидуальном предпринимателе.

Здесь уместно обратить внимание на то, что в правоприменительной практике получило широкое распространение не основанное на праве понятие «предприниматель без образования юридического лица», которое часто выражается в аббревиатуре «ПБОЮЛ». Это обстоятельство уже отмечали наши коллеги[16] . Данное неправовое и лишенное смысла понятие до настоящего времени используется во многих ведомственных правовых актах (например, в банковской и налоговой сферах), в справочной и даже учебно-практической литературе. Между тем в ГК РФ закреплено понятие «предпринимательская деятельность без образования юридического лица». Осуществлять такую деятельность может гражданин с момента его государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (ст. 23). Аналогичные правовые понятия используют ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», другие федеральные законы, постановления Правительства РФ.

Таким образом, субъектом предпринимательской деятельности, осуществляемой без образования юридического лица, является индивидуальный предприниматель, но никак не ПБОЮЛ.

Прежде чем ответить на вопросы, кто вправе быть индивидуальным предпринимателем и в чем его особенности, необходимо обратить внимание на признаки этого субъекта права, наиболее тесно связанные с его личностью.

Индивидуальным предпринимателем по российскому законодательству может быть гражданин. Означает ли это, что речь идет только о гражданах Российской Федерации? Ответ на этот вопрос отрицательный, поскольку ГК РФ использует термин «гражданин» для обозначения любого физического лица – субъекта гражданского права. В гражданских правоотношениях в качестве физических лиц выступают не только граждане России, но и иностранные граждане и лица без гражданства (апатриды).

Формально-юридические определения соответствующих понятий установлены ФЗ от 31.05.2002 «О гражданстве Российской Федерации»[17] .

Гражданами Российской Федерации являются:

а) лица, имеющие гражданство Российской Федерации на день вступления в силу указанного Федерального закона (т.е. на 01.07.2002);

б) лица, которые приобрели гражданство Российской Федерации в соответствии с этим Федеральным законом (ст. 5)[18] .

Иностранный гражданин – лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и имеющее гражданство (подданство) иностранного государства (ст. 3). Лицо без гражданства – лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и не имеющее доказательства наличия гражданства иностранного государства (ст. 3).

Статус иностранных граждан и лиц без гражданства (апатридов) в Российской Федерации определяется ФЗ от 25.07.2002 «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»[19] и иными федеральными законами. Как следует из содержания ст. 2 и 4 указанного Федерального закона, иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами России, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами. Здесь речь идет прежде всего о случаях ограничений ряда избирательных и трудовых прав, запретах на нахождение на государственной и муниципальной службе, на военной службе по призыву, на занятие деятельностью, допуск к которой иностранцев и апатридов ограничен федеральным законом. Участие иностранных граждан в некоторых земельных и жилищных правоотношениях ограничено федеральными законами[20] . Сфера же предпринимательства для иностранных граждан и лиц без гражданства в России является в основном открытой.

Из сказанного следует первый признак индивидуального предпринимателя, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица: в таком качестве в равной мере могут выступать граждане России, иностранные граждане, лица без гражданства (апатриды). Однако это положение касается не всех физических лиц. Гражданин (физическое лицо) для участия в гражданских правоотношениях, в том числе и в сфере предпринимательства, должен обладать правосубъектностью, т.е. определенными качествами, необходимыми для того, чтобы иметь права и нести обязанности, предусмотренные нормами соответствующей отрасли права. В отличие от юридических лиц, гражданская правосубъектность которых связана с наличием правоспособности, гражданская правосубъектность физических лиц определяется не только с их правоспособностью, но и с дееспособностью. Дадим краткую характеристику этих понятий.

Правоспособность в общей теории права рассматривается как признаваемая государством принципиальная возможность лица обладать субъективными правами и нести юридические обязанности, т.е. быть субъектом права. В отличие от дееспособности, правоспособность сама по себе не предполагает реализации этих прав и обязанностей своими действиями, а выражает лишь возможность обладания ими. Гражданское право, где категория правоспособности особенно развита, различает правоспособность гражданина и правоспособность юридического лица.

Правоспособность гражданина – это его способность иметь гражданские права и нести обязанности. Она признается в равной мере за всеми гражданами. Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью (ст. 17 ГК РФ).

Содержание правоспособности гражданина в общем виде определено в ст. 18 ГК РФ: граждане могут иметь имущество на праве собственности; наследовать и завещать имущество; заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах; избирать место жительства; иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности; иметь иные имущественные и личные неимущественные права.

В силу обладания гражданской правоспособностью любой гражданин имеет право осуществлять предпринимательскую деятельность, но не всякий способен реализовать это право. Иными словами, для самостоятельной реализации всего объема своей правоспособности гражданин должен обладать дееспособностью.

Согласно ст. 21 ГК РФ дееспособность гражданина – это его способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность). Наиболее существенными элементами содержания дееспособности граждан является возможность самостоятельного заключения сделок (сделкоспособность) и возможность нести самостоятельную имущественную ответственность (деликтоспособность). В отличие от правоспособности, дееспособность связана с совершением гражданином волевых действий, что предполагает достижение определенного уровня психической зрелости. В качестве критерия достижения гражданином возможности собственными действиями приобретать права и нести обязанности закон предусматривает возраст[21] .

Не могут быть субъектами индивидуального предпринимательства малолетние, т.е. несовершеннолетние, не достигшие 14 лет. Они не обладают такими важнейшими составными частями дееспособности, как сделкоспособность и деликтоспособность: согласно общему правилу ст. 28 ГК РФ, за малолетних сделки могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны (за исключением ряда мелких сделок, указанных в п. 2 данной статьи); эти же лица несут имущественную ответственность по всем без исключения сделкам малолетнего и отвечают за вред, причиненный малолетними.

По таким же причинам не может быть индивидуальным предпринимателем и гражданин, признанный судом недееспособным в порядке, установленном ГПК РФ: от имени указанного гражданина все сделки совершает его опекун (см. ст. 29 ГК РФ).

По общему правилу гражданская дееспособность возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия (по достижении 18-летнего возраста). Предусмотрено два исключения из этого правила, допускающие возникновение полной дееспособности и в более раннем возрасте.

Во-первых, в случае, когда законом допускается вступление в брак до достижения 18 лет, гражданин, не достигший 18-летнего возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак. Приобретенная в результате заключения брака дееспособность сохраняется в полном объеме и в случае расторжения брака до достижения 18 лет.

Во-вторых, ГК РФ ввел новое понятие, не использовавшееся ранее в гражданском законодательстве России, – «эмансипация» (объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным). Несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору либо с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью. Эмансипация производится по решению органа опеки и попечительства с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя либо при отсутствии такого согласия – по решению суда (ст. 27 ГК РФ). После объявления несовершеннолетнего дееспособным он самостоятельно несет имущественную ответственность по своим обязательствам.

Несовершеннолетние, т.е. лица в возрасте от 14 до 18 лет, вправе совершать ряд сделок, указанных в п. 2 ст. 26 ГК РФ, самостоятельно, а все остальные сделки – с письменного согласия своих законных представителей (родителей, усыновителей или попечителя). Сделка, совершенная таким несовершеннолетним, действительна также при ее последующем письменном одобрении названными лицами (п. 1 ст. 26 ГК РФ). По указанным сделкам несовершеннолетние в возрасте 14–18 лет несут самостоятельную имущественную ответственность; за причиненный ими вред такие несовершеннолетние отвечают в соответствии со ст. 1074 ГК РФ.

Следовательно, несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет вправе, с согласия его законных представителей, совершать сделки в качестве индивидуального предпринимателя, но это не означает, что он обладает дееспособностью в полном объеме. Поэтому помимо прочих документов при государственной регистрации несовершеннолетних в качестве индивидуальных предпринимателей в регистрирующий орган представляется нотариально удостоверенное согласие их родителей или иных законных представителей на осуществление предпринимательской деятельности.

С нашей точки зрения, стремление несовершеннолетних реализовать свое право на предпринимательскую деятельность необходимо всемерно поддерживать. Считается, что Билл Гейтс разработал и выгодно реализовал свою первую компьютерную программу в возрасте 14 лет. Российские подростки сегодня тоже все больше интересуются бизнесом.

Социологическое исследование в Орловской области выявило следующее распределение пристрастий несовершеннолетних, намеренных заниматься индивидуальной предпринимательской деятельностью: 35% – услуги и торговля, 25% – производство потребительских товаров, 14% – высокие технологии и интернет-проекты, 12% – сфера развлечений, 10% – ремонт и строительство, 4% – коммерческое садоводство, огородничество[22] .

Предпринимательство вырабатывает навыки самостоятельного труда, способствует формированию инициативной, свободной, всесторонне развитой и ответственной личности, обеспечивает занятость подростков, рост материального благосостояния несовершеннолетних и их семей. Однако законным представителям вряд ли стоит ограничиваться только общим согласием на осуществление несовершеннолетним предпринимательской деятельности, представляемым для государственной регистрации: оно не заменяет письменного согласия на совершение конкретных сделок, необходимого в соответствии со ст. 26 ГК РФ. Полезно помнить также об обязанностях законных представителей по воспитанию несовершеннолетних, защите их прав и законных интересов.

Никто не может быть ограничен в дееспособности иначе как в случаях и порядке, которые установлены законом (п. 1 ст. 22 ГК РФ). Например, ГК РФ допускает ограничение судом дееспособности гражданина, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение. Над таким гражданином устанавливается попечительство. Совершать мелкие бытовые сделки этот гражданин вправе самостоятельно, а все другие сделки – только с согласия попечителя. Получать заработок, пенсию и иные доходы и распоряжаться ими гражданин, дееспособность которого ограничена судом, тоже может лишь с согласия попечителя. Это означает, что сделкоспособность такого гражданина ограничена. Что же касается его деликтоспособности, то он самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред (см. ст. 30 ГК РФ). Следовательно, совершеннолетний гражданин, дееспособность которого ограничена судом в порядке, установленном ГПК РФ, может выступать в гражданских правоотношениях в качестве индивидуального предпринимателя, но лишь с согласия попечителя. Формально-юридически такая возможность существует, однако реализовать ее на практике проблематично. Подробнее об этом будет сказано ниже.

Отметим, что в литературе высказывались различные позиции по поводу возможности участия в индивидуальной предпринимательской деятельности граждан, не обладающих дееспособностью в полном объеме. Так, существует мнение, что «стать индивидуальным предпринимателем может… лицо, обладающее полной дееспособностью»[23] . Некоторые авторы, разделяющие в целом эту точку зрения, акцентируют внимание на том, что предпринимателями могут быть физические лица, «не ограниченные в установленном федеральным законом порядке в… дееспособности»[24] (то есть не ограниченные в дееспособности по основаниям, установленным ст. 30 ГК РФ). Такая позиция объяснима, если исходить из буквального толкования норм подп. «з» п. 1 ст. 22.1 ФЗ от 08.08.2001 «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»[25] .

Однако вряд ли с ней можно согласиться, имея в виду рассмотренные нами выше нормы ГК РФ, не запрещающие участие в индивидуальном предпринимательстве с согласия законных представителей:

а) любых несовершеннолетних в возрасте 14–18 лет (не эмансипированных и не вступивших в брак до достижения 18-летнего возраста);

б) совершеннолетних граждан, ограниченных судом в дееспособности по основаниям, указанным в ст. 30 ГК РФ, и в порядке, установленном ГПК РФ.

Многие авторы в определении понятия «индивидуальный предприниматель» для характеристики его личности используют словосочетание «дееспособный гражданин»[26] , но затем поясняют, что граждане, ограниченные в дееспособности, вправе заниматься предпринимательской деятельностью с согласия попечителя[27] . Данная позиция, которая совпадает с нашей, представляется более юридически корректной, поскольку она основана на нормах ГК РФ.

Приведенные рассуждения позволяют сформулировать второй признак индивидуального предпринимателя, связанный с его дееспособностью: индивидуальными предпринимателями могут быть: а) полностью дееспособные граждане (достигшие 18 лет или вступившие в брак ранее этого возраста, а также несовершеннолетние с 16 лет, прошедшие процедуру эмансипации в соответствии со ст. 27 ГК РФ); б) ограниченно дееспособные граждане (несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, а также совершеннолетние граждане, ограниченные судом в дееспособности в установленном порядке) с согласия законных представителей – родителей, усыновителей или попечителя.

Индивидуальным предпринимателем может быть признан зарегистрированный в этом качестве в установленном порядке гражданин, который будет непосредственно осуществлять предпринимательскую деятельность. Непосредственное осуществление гражданином указанной деятельности состоит в том, что он выступает в качестве индивидуального предпринимателя от своего имени, без образования для этих целей юридического лица и своим трудом.

В соответствии со ст. 19 ГК РФ гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая. Имя, полученное гражданином при рождении, а также перемена имени подлежат регистрации в порядке, установленным ФЗ от 15.11.1997 «Об актах гражданского состояния»[28] . Приобретение прав и обязанностей под именем другого лица не допускается. Таким образом, имя гражданина – индивидуального предпринимателя (т.е. его фамилия, собственно имя и, как правило, отчество) позволяет идентифицировать его в качестве самостоятельного участника гражданского оборота подобно тому, как этому служит наименование юридического лица.

Гражданин, являющийся индивидуальным предпринимателем, осуществляет коммерческую деятельность, выступая под своим именем так же, как коммерческая организация – под своим собственным фирменным наименованием, содержащим указание на ее организационно-правовую форму. Именно поэтому гражданин-предприниматель, действующий от своего имени, не нуждается для ведения предпринимательской деятельности в образовании юридического лица – он выступает в качестве такого же самостоятельного субъекта гражданского и предпринимательского права, каким является, например, коммерческая организация.

Обратим внимание, что осуществление предпринимательской (торговой, коммерческой) деятельности от собственного имени является обязательным признаком предпринимателя не только в России. Этот признак специально выделяется законодательствами Германии, Франции, Великобритании, Японии и других экономически развитых стран.

Непосредственно осуществление гражданином предпринимательской деятельности выражается также в том, что гражданин осуществляет ее своим трудом. Это чрезвычайно важно для осознания гражданами, не являющимися предпринимателями, ценности и социальной полезности предпринимательской деятельности, того обстоятельства, что предприниматель – это не эксплуататор чужого труда, а, прежде всего, работник, причем высокого класса. В данном случае понятия «труд», «работник» необходимо понимать не в узком значении, какое вкладывает в них ТК РФ, раскрывая их содержание в рамках категории «трудовые отношения», а значительно шире. Например, общепринятые правила толкования современных понятий русского языка позволяют выделить следующие значения понятия «труд»: а) целесообразная деятельность человека, направленная на создание с помощью орудий производства материальных и духовных ценностей; б) работа, занятие; в) усилие, направленное к достижению чего-либо; г) результат работы, произведение[29] .

Специалисты в области трудового права определяют труд в широком смысле как сознательную волевую деятельность, направленную на создание материальных и нематериальных благ, и различают труд самостоятельный и не самостоятельный (наемный). Применительно к трудовой деятельности индивидуального предпринимателя речь идет именно о самостоятельном труде. Индивидуальный предприниматель является владельцем средств и орудий труда и одновременно обладает тем, что называют рабочей силой (т.е. способностью к труду), которыми самостоятельно распоряжается и организует свой труд. При самостоятельном труде не заключается трудовой договор и не возникает трудовое отношение. Налицо исполнитель по гражданско-правовому договору, который выполняет не трудовую функцию, а обязательство из договора к определенному сроку за обусловленную цену[30] .

Это касается трудовой деятельности самого индивидуального предпринимателя, в которой он выступает в роли работника (не наемного, а самостоятельного). В таком качестве предприниматель является одновременно топ-менеджером и исполнителем: он самостоятельно определяет направления, виды и конкретные формы осуществления предпринимательской деятельности, основы учетной политики и делопроизводства, координирует свою деятельность с другими участниками соответствующего рынка, заключает договоры, организует работу по выполнению обязательств, возложенных на него заключенными гражданско-правовыми договорами, или самостоятельно выполняет эти обязательства, выдает доверенности, открывает счета в банках, выступает от своего имени в суде, ведет учет, представляет в установленном порядке необходимую отчетность и т.п. Для реализации перечисленных и многих других функций индивидуальный предприниматель совершает множество конкретных юридических, организационно-технических и просто физических действий.

Некоторые авторы справедливо отмечают также инициативный, творческий аспект предпринимательской деятельности. А творчество требует времени, энергии и интеллектуальных ресурсов[31] . Кроме того, в сферу трудовой деятельности индивидуального предпринимателя входят и такие функции, как постоянный самоконтроль, анализ принятых решений и совершенных действий, «работа над ошибками», которые, к сожалению, неизбежны… Все это в совокупности дает некоторое представление о содержании самостоятельного труда гражданина-предпринимателя.

Индивидуальный предприниматель для осуществления предпринимательской деятельности и повышения ее эффективности вправе использовать не только самостоятельный, но и наемный труд, заключив в этих целях трудовые договоры с наемными работниками. В таком случае он, не переставая оставаться самостоятельным работником, выступает одновременно и в другом качестве – в качестве работодателя. Индивидуальный предприниматель – работодатель вступает в трудовые отношения с работниками по общим правилам ТК РФ с учетом особенностей регулирования труда работников, работающих у работодателей – физических лиц, установленных в гл. 48 ТК РФ[32] .

Если индивидуальный предприниматель становится работодателем, то это неизбежно увеличивает объем его собственных трудовых обязанностей в качестве самостоятельного работника – он заключает, изменяет и расторгает трудовые договоры, обеспечивает оплату труда работников, определяет их трудовые функции и организует труд каждого работника, контролирует выполнение работ, создает необходимые условия охраны труда, выполняет обязанности налогового агента и плательщика взносов в государственные внебюджетные фонды, иные обязанности работодателя, предусмотренные ТК РФ (ст. 22 и др.), а также иными федеральными законами.

Поэтому целесообразно иметь в виду, что для выполнения некоторых видов работ привлеченными силами индивидуальный предприниматель вправе заключать не трудовые, а гражданско-правовые договоры (например, договоры подряда, возмездного оказания услуг, поручения, агентские и авторские договоры), выполнение обязательств по которым тоже может быть связано с трудовой деятельностью физических лиц – исполнителей (подрядчиков, агентов и т.п.). Это освобождает предпринимателя от ряда обязанностей работодателя, предусмотренных трудовым законодательством.

С учетом сказанного можно определить третий признак, связанный с личностью гражданина-предпринимателя. В качестве индивидуального предпринимателя гражданин всегда выступает непосредственно – от своего имени, не создавая для ведения предпринимательской деятельности юридического лица, и осуществляет эту деятельность своим самостоятельным трудом.

Подведем некоторые итоги. Чтобы получить достаточно полное представление о содержании понятия «индивидуальный предприниматель», необходимо иметь в виду, во-первых, наиболее существенные признаки самой предпринимательской деятельности, о которых говорилось выше. Напомним, что к ним относятся следующие:

– предпринимательская деятельность осуществляется лицом самостоятельно;

– предприниматель действует на свой риск;

– предпринимательская деятельность всегда имеет целью систематическое получение прибыли;

– субъектами предпринимательства могут быть только лица, зарегистрированные в установленном законом порядке.

Во-вторых, особенности личности индивидуального предпринимателя выражаются дополнительно как минимум в трех признаках этого субъекта:

– индивидуальным предпринимателем может быть физическое лицо – гражданин РФ, иностранный гражданин, лицо без гражданства;

– физическое лицо может выступать в качестве индивидуального предпринимателя по своему усмотрению, если оно обладает полной дееспособностью, и с согласия законного представителя, если дееспособность этого лица ограничена в случаях, по основаниям и в порядке, которые установлены законом;

– индивидуальный предприниматель выступает в качестве субъекта предпринимательской деятельности непосредственно, т.е. от своего имени, без образования для этой цели юрлица, и своим самостоятельным трудом.

Указанные признаки находятся в тесной взаимной связи и взаимозависимости. Например, самостоятельность предпринимательской деятельности невозможна без непосредственного участия в ней гражданина-предпринимателя; нести ответственность в случае наступления событий, относящихся к предпринимательским рискам, может лицо, обладающее дееспособностью; предприниматель, действующий на свой риск, выступает от своего имени и т.д. Поэтому только вся совокупность названных признаков может дать целостное представление о таком субъекте предпринимательской деятельности, как индивидуальный предприниматель.

Таким образом, индивидуальным предпринимателем по российскому праву является зарегистрированное в этом качестве в установленном порядке физическое лицо (гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин, лицо без гражданства), осуществляющее предпринимательскую деятельность непосредственно (от своего имени, без образования для этой цели юридического лица и своим самостоятельным трудом), которое в этих целях действует самостоятельно, если обладает полной дееспособностью, и с согласия законного представителя, если дееспособность этого лица ограничена в силу возраста или закона.

Из приведенного определения видно, что такой важнейший признак предпринимательской деятельности, как ее самостоятельность, в своем абсолютном виде применим только к предпринимательской деятельности полностью дееспособных физических лиц. Самостоятельность же индивидуальной предпринимательской деятельности ограниченно дееспособных (в силу возраста или закона) лиц, в свою очередь, является ограниченной – такие лица вправе участвовать в гражданском обороте только с согласия законных представителей. Иными словами, ограниченно дееспособные лица – индивидуальные предприниматели действуют в этом качестве непосредственно, от своего имени, в своем интересе. Однако их свобода воли ограничена, поскольку необходимо согласие на осуществление такими лицами как самой предпринимательской деятельности, так и основных гражданско-правовых сделок, составляющих ее содержание.


1.3 Становление законодательства об индивидуальном предпринимательстве России

Участниками торгового оборота издавна являются как коллективные (юридические лица), так и индивидуальные (физические лица) предприниматели – субъекты коммерческой (торговой) деятельности, обладающие особым статусом. Индивидуальные предприниматели, имевшие различные названия у разных народов и в разные исторические эпохи, осуществляли свою деятельность в сферах сельскохозяйственного, а впоследствии – промышленного производства, торговли, финансов, права, медицины, образования и др.

Историческими предшественниками современных российских предпринимателей, не образующих для ведения предпринимательской деятельности юридического лица, в Древней Руси были, например, купцы, т.е. горожане, профессионально занимавшиеся торговлей. Первое упоминание о купцах в Киевской Руси относится к X в. Уже в XI–XII вв. купечество составляло особую социальную группу городского населения, пользующуюся поддержкой княжеской власти. В XII в. в крупных экономических центрах возникли первые купеческие корпорации.

С XVII в. в связи с ростом городов, внутреннего рынка и развитием внешней торговли взаимодействие купеческого капитала с внутренним промышленным и сельскохозяйственным производством усиливается. Крупное купечество начинает объединять торговые и ростовщические операции с предпринимательством в соледобывающей, винокуренной (до 50-х гг. XVIII в.), кожевенной и других отраслях промышленности, а в дальнейшем – также в металлургии, текстильной, бумажной, стекольной промышленности. Развитие торговли вне города привело к появлению крестьян-купцов.

Рост экономического значения городского купечества в XVII в. нашел отражение в таких актах законодательства, как Торговый устав (1653 г.), Новоторговый устав (1667 г.) и др. В первой четверти XVIII в. купечество было объединено в единое податное посадское сословие. В 1775 г. с принятием Жалованной грамоты городам было создано привилегированное гильдейское купечество. В новую сословную организацию купцов, просуществовавшую без радикальных изменений до 60-х гг. XIX в., вошли промышленники, крупные и средние купцы, представители банковского и ростовщического капитала. С 1863 г. доступ в купечество был открыт выходцам из других сословий. В купеческое сословие перешли многие крестьяне, а сословная прослойка крестьян-купцов исчезла, слившись с гильдейским купечеством[33] .

В результате октябрьского (1917 г.) государственного переворота, приведшего к власти большевиков, купечество, как и другие сословия, было ликвидировано[34] . Подверглись разрушению юридические и экономические основы частного предпринимательства, а многие предприниматели были уничтожены физически. В рамках введенного в 1918 г. режима военного коммунизма вся крупная и средняя промышленность и большинство мелких предприятий были национализированы, полностью запрещена частная торговля, управление производством и распределением подверглось жесткой централизации. Были введены продразверстка и продналог, государственная монополия на распределение предметов потребления, плановое снабжение населения (карточки) по классовому и производственному принципам.

Это означало начало перехода к новой экономической политике (нэпу). В рамках нэпа предпринимались меры, обеспечивающие восстановление отдельных элементов предпринимательства: разрешены частная торговля, мелкие капиталистические предприятия, созданы условия для развития кустарно-ремесленного производства. Однако эти меры носили ограниченный характер, поскольку из гражданского оборота были изъяты все основные средства производства, ставшие «государственным достоянием» (земля, ее недра, воды, железные дороги, национализированные предприятия). Переход к нэпу нашел юридическое выражение в ГК РСФСР, принятом 31.10.1922 четвертой сессией ВЦИК девятого созыва. В конце 20-х – начале 30-х гг. XX в., когда в стране сложилась административно-командная система управления экономикой, осуществление нэпа было остановлено, частное предпринимательство фактически ликвидировано.

ГК РСФСР 1922 г. действовал с изменениями и дополнениями до октября 1964 г. Верховный Совет РСФСР 11.06.1964 принял новый ГК РСФСР, который вступил в силу с 01.10.1964. Этот правовой акт отражал доминирующую роль государства и административно-командные отношения в экономике, ее плановый характер и не содержал норм, регламентирующих предпринимательскую деятельность физических лиц.

Более того, частнопредпринимательская деятельность и коммерческое посредничество были признаны хозяйственными преступлениями, влекущими уголовную ответственность. Согласно ст. 153 УК РСФСР, принятого 27.10.1960 и введенного в действие с 01.01.1961, частнопредпринимательская деятельность с использованием государственных, кооперативных и общественных форм наказывалась лишением свободы на срок до пяти лет с конфискацией имущества или ссылкой на срок до пяти лет с конфискацией имущества; коммерческое посредничество, осуществляемое частными лицами в виде промысла или в целях обогащения, наказывалось лишением свободы на срок до трех лет с конфискацией имущества или ссылкой на срок до трех лет с конфискацией имущества. Спекуляция, т.е. скупка и перепродажа товаров с целью получения прибыли (дохода), составляющая экономическую сущность большинства видов торговой деятельности, в РСФСР и других республиках бывшего Союза ССР признавалась преступлением, влекущим уголовную ответственность по ст. 154 УК РСФСР 1960 г. Понятно, что в таких юридических и политических условиях существование легальных предпринимателей было исключено.

Конец 80-х – начало 90-х гг. XX в. в нашей стране были связаны с началом коренных преобразований всего комплекса общественных отношений, сформировавшихся за годы коммунистической диктатуры. В частности, началось создание правовых основ для перехода к рыночным отношениям в экономике. В этом процессе активное участие приняли законодательные органы как СССР, так и республик, входивших в его состав, причем республиканское законотворчество несколько опережало союзное.

На уровне Союза ССР были приняты, в частности, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 07.04.1989 «Об аренде и арендных отношениях в СССР»[35] , Закон СССР от 04.06.1990 «О предприятиях в СССР»[36] , Основы гражданского законодательства СССР и республик[37] , Закон СССР от 02.04.91 «Об общих началах предпринимательства граждан в СССР»[38] . Получили законодательное закрепление: право собственности граждан на любое имущество потребительского и производственного назначения; право собственности юридических лиц, право собственности государства; право на равную защиту всех собственников.

Физическим лицам – предпринимателям было предоставлено право осуществлять любые виды хозяйственной деятельности, если они не запрещены законодательными актами Союза ССР и республик, включая коммерческое посредничество, торгово-закупочную, инновационную, консультационную и иную деятельность, а также операции с ценными бумагами. Субъектами предпринимательства признавались: любой гражданин СССР, не ограниченный в правах, в порядке, определяемом законодательными актами Союза ССР и республик; любой иностранный гражданин или лицо без гражданства, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами Союза ССР и республик; группа граждан (партнеров) – коллектив предпринимателей.

Признавались частное (т.е. индивидуальное) и коллективное предпринимательство, осуществляемые указанными выше субъектами на основе собственности граждан, а также имущества, полученного и используемого на законном основании. Было установлено, что предпринимательство граждан может осуществляться как без применения, так и с применением наемного труда, как без образования, так и с образованием юридического лица; государство признает любые формы предпринимательства, осуществляемые в рамках закона, общественно полезной деятельностью и обеспечивает их правовые гарантии и поддержку[39] .

Правовые акты, принятые в начале 90-х гг. XX в. органами власти и управления Союза ССР, для того времени являлись прогрессивными, хотя и не лишенными недостатков. Однако их принятие и реализация совпали по времени с политическими изменениями, приведшими в дальнейшем к распаду Союза ССР. В этот период в политической жизни, а также в законотворческой деятельности органов Союза ССР и республик, входивших в его состав, прежде всего России, происходили процессы, которые современники называли «войной суверенитетов», «войной законов». Республиканские нормотворческие органы принимали законы и другие правовые акты (прежде всего в экономической сфере), которые не только игнорировали многие нормы, содержавшиеся в актах органов Союза ССР, но и прямо ограничивали или запрещали применение последних на территории той или иной республики. Среди основополагающих правовых актов РСФСР, а позднее РФ, регулировавших отношения в сфере предпринимательства в этот период, следует назвать прежде всего Законы от 24.12.1990 «О собственности в РСФСР»[40] , от 25.12.1990 «О предприятиях и предпринимательской деятельности»[41] , от 22.03.1991 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»[42] , от 26.06.1991 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР»[43] , от 03.07.1991 «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР»[44] , от 04.07.1991 «Об иностранных инвестициях в РСФСР»[45] , от 27.12.1991 «Об основах налоговой системы в Российской Федерации»[46] , а также законы об отдельных видах налогов, принятые в 1991–1992 гг.

От законодательства Союза ССР российское законодательство начала 90-х годов невыгодно отличалось низким уровнем юридической техники, игнорированием ряда основополагающих доктринальных положений, наличием противоречивых, неоправданных и экономически не обеспеченных норм. Вместе с тем оно достаточно быстро сформировало минимально необходимые правовые основы развития предпринимательства, осуществляемого, прежде всего, в коллективных формах – путем создания юридического лица.

Статья 2 Закона РСФСР от 25.12.1990 «О предприятиях и предпринимательской деятельности» субъектами предпринимательства признавала: граждан РСФСР и других союзных республик, не ограниченных в установленном законом порядке в своей дееспособности; граждан иностранных государств и лиц без гражданства в пределах правомочий, установленных законодательством РСФСР; объединения граждан – коллективных предпринимателей (партнеров). При этом было установлено, что статус предпринимателя «приобретается посредством государственной регистрации предприятия», т.е. юридического лица. И далее: «Предпринимательская деятельность, осуществляемая с привлечением наемного труда, регистрируется как предприятие». Предпринимательская деятельность, осуществляемая без привлечения наемного труда, могла регистрироваться как индивидуальная трудовая деятельность. Напомним, что этот вид деятельности регулировался применявшимся в то время на территории России Законом СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности» (1986 г.)[47] .

Указанные нормы, а также ряд других правовых норм блокировали применение на территории Российской Федерации Закона СССР от 02.04.1991 «Об общих началах предпринимательства граждан в СССР», который, как уже отмечалось, предусматривал ведение физическими лицами предпринимательской деятельности как путем создания юридического лица, так и без образования такового. Поэтому индивидуальная предпринимательская деятельность без образования юридического лица в 1991 г. могла осуществляться лишь при отсутствии у соответствующего предпринимателя наемных работников и после регистрации индивидуальной трудовой деятельности.

Кроме того, и Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности», и Закон СССР «Об общих началах предпринимательства граждан в СССР», а также некоторые другие правовые акты исходили из ошибочного представления о том, что осуществление гражданином предпринимательской деятельности возможно путем создания в этих целях юридического лица[48] . Между тем создание (учреждение) юридического лица – это не предпринимательская деятельность[49] , а единичный волевой акт, свидетельствующий лишь о предприимчивости гражданина-учредителя. После создания и государственной регистрации юридического лица (или предприятия – по терминологии законодательства того времени) предпринимательскую деятельность осуществляет уже не гражданин, а созданное им юридическое лицо.

Несмотря на наличие множества теорий и многогранность понятия юридического лица, российские цивилисты едины в том, что юридическое лицо – это признанная государством в качестве субъекта права организация, которая обладает обособленным имуществом, самостоятельно отвечает этим имуществом по своим обязательствам и выступает в гражданском обороте от своего имени[50] . Очевидно, что юридическое лицо и физическое лицо – это два разных субъекта права, каждый из которых обладает обособленным имуществом, самостоятельно участвует в гражданском обороте от своего имени и на свой риск, несет самостоятельную имущественную ответственность. Поэтому предпринимательская деятельность гражданина «путем создания юридического лица» невозможна в принципе. Что же касается предпринимательской деятельности физического лица (индивидуальной предпринимательской деятельности), то она может осуществляться гражданином только непосредственно, без образования юридического лица, от его имени, на свой риск и под свою ответственность.

Данный вывод подтверждается и нормами современного законодательства. Так, в содержание правоспособности граждан ст. 18 ГК РФ включает, в частности, права: заниматься предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами. Таким образом, ГК РФ различает: а) предпринимательскую деятельность гражданина, т.е. деятельность, которую данный гражданин осуществляет непосредственно; б) создание гражданином юридического лица, т.е. имеющий самостоятельное правовое значение волевой акт, влекущий юридические последствия, но не относящийся к предпринимательской деятельности гражданина.

Правовая ситуация, о которой мы рассказывали выше, не стимулировала развитие индивидуального предпринимательства. Она начала немного изменяться с введением в действие с 01.01.1992 Закона РСФСР от 07.12.1991 «О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, и порядке их регистрации»[51] . Он определял порядок государственной регистрации и уплаты регистрационного сбора для физических лиц, изъявивших желание заниматься «предпринимательской деятельностью, не запрещенной законодательными актами Российской Федерации, без образования юридического лица». Такие физические лица подлежали государственной регистрации уже в качестве предпринимателей, а не субъектов индивидуальной трудовой деятельности (ст. 1). Согласно ст. 4 этого Закона, физические лица, в т.ч. участники полного товарищества, могли осуществлять те виды деятельности, которые были указаны в свидетельстве о регистрации предпринимателя. Устанавливалось также, что до приведения законодательных актов России в соответствие с указанным Законом они применяются в части, ему не противоречащей. Граждане, осуществлявшие свою деятельность на основе прежнего законодательства, были обязаны пройти государственную регистрацию в порядке, указанном в Законе РСФСР «О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, и порядке их регистрации», до 01.01.1993.

Несовершенство российских законов, коллизии между ними и законодательством Союза ССР, действовавшим в первой половине 90-х гг. на территории России, трудности в правоприменительной практике не способствовали возникновению значительного количества индивидуальных предпринимателей: их правовое положение оставалось неопределенным. Такая ситуация сохранялась до 01.01.1995 – даты введения в действие части первой нового ГК РФ (от 30.11.1994). Именно эту дату можно считать моментом, с которого началось постепенное, а впоследствии активное развитие индивидуального предпринимательства в современной России.


2. Развитие законодательства об индивидуальном предпринимательстве в Российской Федерации

2.1 Конституционные гарантии предпринимательства и проблемы их реализации

На конституционном референдуме 12.12.1993 была принята Конституция Российской Федерации[52] . Одновременно прекратила свое действие Конституция (Основной Закон) РФ (России), принятая 12.04.1978 и применявшаяся с последующими изменениями и дополнениями. В Конституции РФ, закрепившей новое государственное устройство, нашли отражение качественные изменения российского общества и государства, которые произошли на рубеже 90-х гг. XX столетия.

Принципиально важно и то, что новая Конституция РФ имеет прямое действие, т.е. ее нормы не нуждаются в опосредовании и конкретизации при помощи других правовых актов и применяются всеми, кому они адресованы, а также судами непосредственно. Конституция РФ содержит ряд важных нормативных положений, которые в совокупности составляют конституционные гарантии предпринимательства в современной России. Конституция РФ имеет высшую юридическую силу в иерархии правовых актов в нашей стране; законы и другие правовые акты, принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ. Поэтому юридически гарантированные Конституцией РФ основы предпринимательства не могут быть изменены или нарушены ни одним правовым актом, принятым в России на федеральном, региональном, муниципальном или локальном уровне.

Конституционные гарантии предпринимательской деятельности можно разделить на две группы: относящиеся к основам конституционного строя и относящиеся к правам и свободам человека и гражданина.

Особенность основ конституционного строя, сформулированных в главе 1 Конституции РФ, состоит в том, что они составляют первичную нормативную базу для остальных положений Конституции, всей системы законодательства и иных нормативных правовых актов РФ. Это означает, что другие главы Конституции РФ содержат нормы, направленные на дальнейшее развитие, конкретизацию основ конституционного строя. В то же время ни одна действующая норма права, независимо от того, где она установлена, не может противоречить основам конституционного строя. В случаях возникновения таких противоречий соответствующие нормы признаются неконституционными и утрачивают силу[53] . Основам конституционного строя не могут противоречить также действия и решения должностных лиц, государственных и муниципальных органов, граждан и их объединений.

Среди конституционных гарантий предпринимательства в России, относящихся к основам конституционного строя, можно выделить следующие нормы Конституции РФ:

– гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности (ч. 1 ст. 8);

– признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности (ч. 2 ст. 8);

– земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности (ч. 2 ст. 9).

Конституция РФ исходит из принципа независимости прав и свобод человека, сформулированных в ее главе 2, от произвола государства[54] . Обладание правами и свободами, на которые не может посягать государство, делает человека самостоятельным субъектом, способным самоутвердиться в качестве достойного члена общества. Российское государство, зафиксировав права человека и гражданина в Конституции, обязуется через деятельность органов законодательной и исполнительной власти, судов, прокуратуры, охраны правопорядка осуществлять их реализацию и защиту[55] .

Конституционные гарантии предпринимательства, относящиеся к правам и свободам человека и гражданина, в зависимости от их целевой направленности можно, в свою очередь, условно разделить на три подгруппы – основные, вспомогательные и обеспечительные (или защитные).

К первой подгруппе можно отнести следующие положения:

– каждый вправе свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34);

– право частной собственности охраняется законом (ч. 1 ст. 35);

– каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (ч. 2 ст. 35);

– граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц (ч. 1, 2 ст. 36);

– никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения (ч. 3 ст. 35);

– законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют. При этом каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57);

– право наследования гарантируется (ч. 4 ст. 35).

Вторую подгруппу образуют права и свободы, способствующие надлежащей и полной реализации конституционных гарантий первой группы. Среди них можно выделить, например, такие, как:

– свобода мысли и слова (ч. 1 ст. 29);

– право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29);

– право свободно передвигаться на территории Российской Федерации, свободно выезжать за ее пределы; право гражданина России свободно возвращаться в Российскую Федерацию;

– право граждан России обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33).

Третья подгруппа объединяет те конституционные гарантии, которые специально ориентированы на обеспечение эффективной реализации всех прав и свобод человека и гражданина, составляющих основы правового статуса личности в Российской Федерации, в том числе тех из них, которые нами условно отнесены к первым двум подгруппам. Обеспечительные (или защитные) гарантии выражены главным образом в следующих конституционных нормах:

– государственная защита прав и свобод человека и гражданина гарантируется (ч. 1 ст. 45);

– каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45);

– каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ч. 1 ст. 46);

– решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ч. 2 ст. 46);

– каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ч. 3 ст. 46);

– каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53).

Совокупность указанных конституционных гарантий предпринимательской деятельности юридически обеспечивает стабильность основ предпринимательства в нашей стране. Устойчивость этих гарантий, невозможность их внезапной отмены или изменения обеспечены самой Конституцией РФ. Это проявляется, в частности, в том, что положения глав 1 («Основы конституционного строя») и 2 («Права и свободы человека и гражданина») не могут быть пересмотрены ни Федеральным Собранием, ни тем более другим органом государства. Напомним, что, согласно ст. 135 Конституции РФ, если предложение о пересмотре положений указанных глав будет поддержано 3/5 голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то в соответствии с федеральным конституционным законом (такой закон пока не принят) созывается Конституционное Собрание. Оно либо подтверждает неизменность Конституции РФ, либо разрабатывает проект новой федеральной Конституции, который принимается Конституционным Собранием 2/3 голосов от общего числа его членов или выносится на всенародное голосование. При проведении всенародного голосования Конституция РФ считается принятой, если за нее проголосовали более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии, что в нем приняли участие более половины избирателей.

Целям защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей территории Российской Федерации служит деятельность Конституционного Суда РФ – судебного органа конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющего судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Компетенция Конституционного Суда РФ установлена ФКЗ от 21.07.1994 «О Конституционном Суде Российской Федерации»[56] .

Из сказанного следует вывод, важный практически для всех, кто занимается бизнесом в России или имеет такое намерение: в рамках существующего конституционного строя нет оснований опасаться умаления значения перечисленных выше конституционных гарантий предпринимательской деятельности и тем более запрета предпринимательства, возврата к правовой ситуации, подобной той, которая имела место в годы советской власти. Юридическими гарантиями, направленными на предотвращение противоправных, антиконституционных методов изменения основ конституционного строя, являются, в частности, соответствующие статьи главы 29 УК РФ, которые предусматривают уголовную ответственность за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства. Что же касается возможности изменения Конституции РФ правовыми, законными, демократическими методами, то в целях обеспечения стабильности конституционно-правового порядка в нашей стране изменение основ конституционного строя максимально затруднено механизмами, заложенными в самой Конституции РФ.

В то же время целесообразно учитывать, что соотношение политических сил, представленных в Государственной Думе после парламентских выборов 07.12.2003, создает реальные правовые возможности для внесения изменений в Конституцию РФ.

На рассмотренных выше конституционных положениях базируется система нормативных правовых актов, регулирующих предпринимательскую деятельность и правовое положение ее участников (в т.ч. индивидуальных предпринимателей) в РФ. Основу этой системы составляет новый ГК РФ.

1 января 1995 была введена в действие часть первая ГК РФ от 30.11.1994, которая закрепила правовое положение как индивидуальных предпринимателей – физических лиц, так и различных видов коллективных предпринимателей – юридических лиц, определила понятие предпринимательской деятельности и основные «правила игры» для участников гражданского оборота. Кроме того, с введением в действие нового ГК РФ утратили силу и перестали применяться ряд нормативных правовых актов РФ и многие нормы союзного законодательства, весьма неопределенно и противоречиво регламентировавшие предпринимательскую сферу. Сохранившие свое действие российские правовые акты и акты законодательства Союза ССР отныне стали применяться постольку, поскольку они не противоречат части первой ГК РФ[57] . Так завершилась «война законов». Гражданское законодательство стало более ясным и определенным, стимулирующим экономическую активность.

Это был мощный правовой импульс для развития предпринимательства, которое не смогли остановить даже тяжелейшие последствия экономического кризиса 1998 г. Основные итоги первой очереди автоматизированной обработки материалов Всероссийской переписи населения 2002 года, которые подвел Госкомстат России, показали, что на момент проведения переписи индивидуальными предпринимателями являлись около 2-х млн. человек (3% населения страны); примерно 1 млн. человек (1,5%) выступали в качестве работодателей, привлекающих для осуществления своей деятельности наемных работников[58] . По оценкам, в марте 2004 г. количество граждан-предпринимателей, состоящих на налоговом учете, составляло уже около 4,7 млн. человек. Только за январь и февраль 2006 г. государственную регистрацию в качестве индивидуальных предпринимателей впервые прошли 60 тыс. человек[59] . Эти цифры вселяют надежду на то, что у индивидуального бизнеса в России имеются неплохие перспективы. Однако существуют и серьезные практические проблемы, о которых будет сказано ниже.

Предпринимательство успешно развивается и приносит ощутимые социально-экономические результаты в тех странах, где государство обеспечивает благоприятный инвестиционный климат, стабильность политической и правовой систем, высокий уровень жизни своих граждан, защищает экономику от потрясений. К сожалению, в Российской Федерации сделать это пока не удалось. Так, Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел опрос, в ходе которого россияне давали оценки итогам 2008 г. На вопрос «Как бы вы оценили в целом политическую обстановку в России?» только 6% опрошенных признали ее благополучной, 30% – спокойной. Большинство же участников опроса (51%) сочли политическую обстановку напряженной[60] .

Политическая ситуация в стране непосредственным образом влияет на экономику. Кампании по борьбе с олигархами, показательные налоговые проверки крупнейших корпораций[61] , связанные с этим потрясения фондового рынка, банковский кризис (или кризис доверия к банкам?) лета 2008 г. и другие известные факторы не способствуют созданию благоприятного инвестиционного климата в России. По мнению известного экономиста профессора Е. Ясина, являющегося убежденным сторонником идеи государственно-частного партнерства, крайне важно, чтобы взаимоотношения между бизнесом и государством основывались на доверии и не сопровождались какими-либо прецедентами давления. Сегодня же, похоже, бизнес переживает глубокое недоверие к власти[62] .

В докладе Всемирного банка о российской экономике был сделан вывод о «наличии в стране долгосрочных рисков». «Бегство капиталов» в первом квартале 2009 г. достигло 3,5 млрд. долларов. Как отмечали эксперты Всемирного банка, этот факт, а также «скромный» уровень прямых иностранных инвестиций, «видимо, отражают оценку инвестиционного климата в России»[63] . По некоторым данным, неофициальный отток капиталов за первый квартал 2009 г. достигал даже 4,6 млрд. долларов[64] . По итогам первого полугодия 2009 г. эта цифра увеличилась уже до 10 млрд. долларов (это немного меньше, чем за весь 2008 г.)[65] .

В 2009 г. оценки аналитиков Всемирного банка не стали более оптимистичными. По их мнению, в России существенно выше риски для бизнеса, чем в развитых странах, и это ухудшает инвестиционный климат. В числе главных препятствий для нормального развития частной инициативы по-прежнему «непредсказуемость интерпретации законов», «отсутствие уверенности в том, что суд отстоит права собственности»[66] . По мнению аналитиков, среди причин – нестабильный деловой климат в России, в связи с чем многие компании выводят свои капиталы из-под российской юрисдикции, возвращая их позже из оффшоров уже как иностранные инвестиции. Эта точка зрения подтверждается данными Росстата – по состоянию на начало сентября 2009 г. больше всего инвестиций поступило из двух оффшорных зон: Кипра (17,5 млрд. долларов) и Люксембурга (16,1 млрд. долларов). При этом такие экономически развитые страны, как Великобритания, Германия, США, инвестировали в Россию соответственно 9,6, 9,3, 7,1 млрд. долларов[67] .

Не добавляет инвестиционной привлекательности российской экономике и постоянно подогреваемая некоторыми политическими силами дискуссия о том, необходим ли пересмотр итогов приватизации предприятий, осуществлявшейся в 90-х годах. Интересны результаты опроса, проведенного ROMIR Monitoring 30 октября – 3 ноября 2008 г. Положительно на этот вопрос ответили 62% опрошенных, отрицательно – только 30%, затруднились ответить 8%[68] . Быть может, эти цифры отражают ментальность значительной части российского общества, воспитанной в убеждении, что для достижения всеобщего благоденствия достаточно вовремя «отнять и поделить» чужое имущество? Во всяком случае, приведенные данные вряд ли могут вселить в предпринимателей и других собственников уверенность в политической и экономической стабильности в нашей стране.

Вашингтонский институт Катона (Cato Institute), специализирующийся на исследованиях либеральных экономических моделей, опубликовал ежегодный индекс экономической свободы в различных странах мира. В индексе учитывалось несколько десятков показателей, относящихся к пяти категориям: размер государственного участия в экономике, законы и защита прав собственности, легкость получения кредитов, международная торговля, правила и регулирование экономики. В данном исследовании самой свободной экономикой признана гонконгская. Второе место по уровню свободы занял Сингапур, третье «поделили» экономики Новой Зеландии, Швейцарии, Великобритании и США. Российская экономика заняла 114-е место из 123, оказавшись между Того и Бурунди. Многолетние индексы Института Катона показывают прямую зависимость между уровнем свободы экономики и темпами ее роста, размерами инвестиций. Для достижения высокой прибыльности национального хозяйства ключевым становится наличие юридической системы, надежно защищающей права собственников[69] .

Как было показано выше, в России существуют формально-юридические контуры такой системы, выражающиеся в наличии конституционных и иных правовых гарантий предпринимательской деятельности. Однако реализация этих гарантий в отечественной политике, судебной и иной правоприменительной практике пока оставляет желать лучшего… Судебная власть в нашей стране еще только пытается стать самостоятельной, независимой как от политики государства, так и от экономического воздействия извне. Не в этом ли одна из причин невысоких экспертных оценок привлекательности российской экономики?

На один из недавних примеров сотрудничества исполнительной и судебной властей обратил внимание в своем заявлении Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации. Как следует из заявления, в «Российской газете» от 18.04.2008 были «опубликованы материалы о результатах рабочей встречи губернатора Кемеровской области и Председателя Кемеровского областного суда. Согласно публикации, глава исполнительной власти, обеспокоенный вынесением слишком мягких приговоров и освобождением подсудимых от ответственности, попросил объяснений от руководителя областного суда. Последний, в свою очередь, опроверг сведения о либерализме кемеровских судов, убедительно доказав, что уровень «карательной политики» судов в области гораздо выше, чем в целом по стране». В связи с этим Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, в частности, отметил, что подобные явления грозят уходом от справедливого судебного разбирательства, заменой профессионализма и убежденности духом чиновничьей угодливости, превращением суда в орган «исполнения поручений»[70] .

Согласно недавним данным ВЦИОМ (опрошены 4350 респондентов в 80 регионах России), половина опрошенных считают, что в их регионах существуют отрасли, доступ в которые искусственно затруднен действиями чиновников. Сегодня большое зло – это так называемые откаты, которые вынуждены платить чиновникам представители малого бизнеса за ту или иную поддержку. И тех, кто платит такую «дань», в России более 60%[71] .

Еще одной актуальной проблемой для российских и иностранных предпринимателей в нашей стране является крайняя нестабильность законодательства, регулирующего многие важные для бизнеса отношения. Так, в Налоговый кодекс РФ сразу после его принятия стали вноситься бесчисленные изменения. Эта ситуация сохраняется на протяжении более шести лет, в течение которых налоговое законодательство изменяется практически ежемесячно. Например, в течение 2005 г. в Налоговый кодекс РФ было внесено 23 изменения. Вряд ли в таких условиях возможно успешное, перспективное планирование бизнеса… Некоторую надежду на перемены в этой сфере вселяет лишь то, что указанная проблема попала в поле зрения Президента РФ и он решительно высказался за то, чтобы в стране наконец наступила налоговая стабильность[72] .

Всего в 2005 г. российским парламентом было принято 245 законов, около 70% из которых – это изменения и дополнения к ранее принятым законам. Председатель Конституционного Суда РФ справедливо обратил внимание на то, что в таком «поправочном законодательстве» заложена «внутренняя нестабильность», приводящая к юридическим коллизиям.

Современная экономическая и правовая ситуация в нашей стране, соответствующие ей настроения в предпринимательской среде и обществе в целом вряд ли способствуют развитию отечественного бизнеса. По данным опроса, проведенного ВЦИОМ в январе 2009 г., состояние национальной экономики как хорошее оценили 7% респондентов (в 2008 г. – 9%), как плохое – 40% (в 2008 г. – 35%)[73] . Предприниматели, «поднимающие» в таких условиях российскую экономику, вносящие свой ежедневный вклад в увеличение валового внутреннего продукта, – безусловно, смелые и решительные люди. Однако им объективно необходимы реальные гарантии неприкосновенности собственности, экономической и личной свободы, надежности и прибыльности инвестиций в России.

Чрезвычайно важным в связи с этим представляется восстановление в полном объеме гласности, обеспечение реальной свободы слова и плюрализма мнений на телевидении и в других средствах массовой информации: граждане вправе получать всестороннюю и объективную информацию о событиях политической, экономической и социальной жизни. В правовом государстве в равной степени недопустимы как замалчивание общезначимых объективных фактов, так и тенденциозное освещение определенных событий только с одной – официальной позиции. Лишение населения права на объективную информацию не способствует формированию гражданского общества. Кстати, отвечая на вопрос «какие права человека наиболее важны?», заданный социологами Аналитического центра Юрия Левады, 26% респондентов назвали именно свободу слова, а 17% – право на получение информации[74] . Пока же ситуация со свободой слова, по оценкам специалистов, оставляет желать лучшего: авторитетная международная организация «Репортеры без границ» присвоила России 140-е место (из 167) в международном рейтинге свободы прессы[75] .

Необходимо обеспечить политические, юридические и экономические условия стабильного развития национального права и экономики, формирования у предпринимателей и других граждан уверенности в завтрашнем дне. Важно, в частности, прекратить порочную практику внесения бесчисленных изменений и дополнений в действующие законодательные акты. Для этого целесообразно больше работать над концепциями будущих законов, тщательно, взвешенно и детально обсуждать и качественно дорабатывать законопроекты с точки зрения их содержания, экономического обеспечения, социальных последствий, предотвращения коллизий, а также юридической техники. Представляется, что законопроект должен выноситься на голосование лишь после всесторонней оценки его качества и исправления спорных положений с учетом мнения не только большинства, но и меньшинства депутатов Государственной Думы.

Одновременно в среде государственных и муниципальных служащих следует воспитывать уважение к российским предпринимателям, обеспечивать осознание социальной полезности их деятельности, ее основополагающей значимости для экономики и социальной сферы, стабильного поступательного развития нашей страны.

Безусловная защита законно нажитой собственности, прав и законных интересов ее владельца должна стать приоритетом в работе правоохранительных и иных правоприменительных органов[76] .

Истинная независимость и высокая квалификация судей, эффективность судебной системы в условиях гласного судопроизводства могли бы реально повысить действенность конституционных и иных юридических гарантий предпринимательской деятельности в нашей стране.

Сегодня же еще рано говорить о полной трансформации России в государство, основанное на верховенстве закона и обеспечивающее гражданам всеобъемлющие гарантии прав и свобод человека[77] . Не случайно многие авторитетные юристы, осознавая необходимость судебной реформы, в последнее время все чаще призывают к решению более масштабной задачи – осуществлению правовой реформы в России, которая еще никогда не проводилась в отечественной истории. Так, Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин целью правовой реформы считает создание системных предпосылок для того, чтобы Россия наконец «взяла правовой барьер», т.е. полностью состоялась как правовое и одновременно справедливое государство. В качестве трех главных задач и одновременно направлений правовой реформы он видит: а) правовую трансформацию российского общества; б) трансформацию и стабилизацию системы права; в) реализацию жесткой и устойчивой системы правоприменения, гарантирующей доступ граждан к правосудию и обеспечению своих прав и свобод. При этом правовая реформа включает в себя судебную реформу, вопросы системы и содержания законодательства, юридического образования, правосознания населения и корпоративного самосознания юридического сообщества[78] .


2.2 Законодательное регулирование индивидуальной предпринимательской деятельности в современных условиях

Определение объема правоспособности субъекта предпринимательского права позволяет ответить на практически важный вопрос: какие именно виды коммерческой деятельности соответствующее лицо вправе осуществлять? В зависимости от объема правоспособности различаются ее основные типы – общая (универсальная) и специальная (уставная, профессиональная, должностная и др.). Общая правоспособность рассматривается как возможность лица иметь любые права и обязанности, необходимые для осуществления видов деятельности, не запрещенных законодательством. Специальная правоспособность – это правоспособность, пределы которой ограничены законом для тех или иных субъектов. Например, специальная (уставная) правоспособность юридического лица предполагает возможность осуществления им лишь тех видов деятельности, которые соответствуют предмету и целям деятельности и прямо указаны в учредительных документах юридического лица.

Выше уже отмечалось, что гражданскую правоспособность физического лица, не являющегося предпринимателем, следует считать общей, не ограниченной (за исключениями, предусмотренными законом). Граждане могут вступать в любые правоотношения, не запрещенные правовыми актами, иметь любые права и обязанности, не противоречащие закону, общим началам и смыслу гражданского законодательства[79] . При этом право заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью ст. 18 ГК РФ называет в качестве одного из элементов содержания правоспособности всех граждан. После государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя гражданин, реализуя указанное право, вступает в специфические правоотношения, связанные с собственно предпринимательской деятельностью. Для ее осуществления гражданин обладает правами и несет обязанности, составляющие содержание его предпринимательской (коммерческой, торговой) правоспособности.

Правоспособность субъекта предпринимательского права (предпринимательская правоспособность) означает способность иметь права и нести обязанности по осуществлению и регулированию (организации) предпринимательской деятельности. Предпринимательская правоспособность дает возможность субъекту права вести предпринимательскую деятельность, участвовать в предпринимательских отношениях по горизонтали и вертикали[80] . Отметим, что некоторые авторы вместо понятия «предпринимательская правоспособность» используют понятие «хозяйственная компетенция»[81] .

Предпринимательская правоспособность гражданина производна от его общегражданской правоспособности и поэтому также является общей, а не специальной. Однако предпринимательская правоспособность реализуется в более жестком юридическом режиме, чем правоспособность гражданина, не являющегося предпринимателем, и связана с определенными ограничениями.

Прежде всего следует обратить внимание на то, что предпринимательская правоспособность определена в ГК РФ недостаточно точно. Напомним, что по общему правилу п. 3 ст. 23 ГК РФ к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила ГК РФ, которые регулируют деятельность коммерческих организаций. Согласно ст. 49 ГК РФ, определяющей правоспособность юридических лиц, коммерческие организации, кроме унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых не запрещенных видов деятельности. Отсюда и следует вывод, что правоспособность индивидуального предпринимателя является общей, универсальной.

Однако применение норм о коммерческих организациях к отношениям с участием индивидуальных предпринимателей, как это предусматривает ГК РФ, на практике возможно далеко не всегда. Поэтому в правовом регулировании деятельности предпринимателей-граждан имеется множество пробелов и противоречий.

Иногда правоприменительная практика допускает расширительное толкование общего правила, установленного в п. 3 ст. 23 ГК РФ, что вряд ли оправданно. Примером может служить содержание п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 №11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства»[82] , в котором дается толкование земельно-правовых норм, регулирующих реализацию гражданами права на однократное бесплатное приобретение в собственность земельных участков, которые прежде им были предоставлены на праве постоянного (бессрочного) пользования. Пленум ВАС РФ указал на то, что «согласно ст. 23 ГК РФ, к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила ГК РФ, регулирующие деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями. Поскольку юридические лица в силу п. 5 ст. 20 ЗК РФ не имеют права на безвозмездное приобретение земельного участка в собственность, то граждане – индивидуальные предприниматели, владеющие земельными участками на праве постоянного (бессрочного) пользования, также не вправе приобретать в собственность земельные участки, предоставленные им для осуществления предпринимательской деятельности, на безвозмездной основе». Данная правовая позиция ВАС РФ представляется ошибочной: ГК РФ говорит о возможности применения к предпринимательской деятельности граждан некоторых положений о коммерческих организациях, установленных в ГК РФ, но никак не в ЗК РФ и иных актах земельного законодательства.

Представляется, что в настоящее время система правовых норм, регулирующих правовое положение индивидуальных предпринимателей и предпринимательскую деятельность граждан, обладает существенными недостатками и не вполне отвечает потребностям практики. Индивидуальные предприниматели являются субъектами той же группы правоотношений, что и коллективные предприниматели, причем количество индивидуальных предпринимателей в настоящее время существенно превышает количество коммерческих организаций. Однако если правовое положение и деятельность коммерческих организаций регулируются не только ГК РФ, но и специальными Законами о соответствующих видах юридических лиц, то статус и деятельность индивидуальных предпринимателей в настоящее время регламентированы весьма скупо – главным образом по аналогии.

С нашей точки зрения, необходимо существенно конкретизировать гражданско-правовое регулирование отношений с участием индивидуальных предпринимателей. Это можно сделать как при помощи внесения дополнений в ГК РФ, так и путем принятия специального Закона об индивидуальных предпринимателях. Реализация данного предложения позволила бы сделать статус индивидуального предпринимателя ясным и недвусмысленным, предотвратить множество нарушений прав граждан-предпринимателей.

Уместно напомнить, что после вступления в силу части первой ГК РФ продолжал действовать Закон РСФСР от 07.12.1991 №2000–1 «О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, и порядке их регистрации»[83] , который устанавливал право физических лиц осуществлять только те виды деятельности, которые указаны в свидетельстве о регистрации предпринимателя. Данное положение не соответствовало ст. 23 и 49 ГК РФ и основным началам гражданского законодательства (см. ст. 1 ГК РФ). Это обстоятельство автор отмечал еще в 1996 году, указывая при этом, что форма свидетельства о государственной регистрации гражданина в качестве предпринимателя вообще не должна предусматривать перечня осуществляемых им видов деятельности[84] .

В соответствии со ст. 4 ФЗ от 21.10.1994 «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»[85] впредь до приведения законов и иных правовых актов, действующих на территории России, в соответствие с частью первой ГК РФ такие законы и иные правовые акты должны применяться постольку, поскольку они не противоречат части первой ГК РФ. Однако упомянутые нормы Закона РСФСР от 07.12.1991 фактически продолжали применяться до недавнего времени – в документах, удостоверяющих факт государственной регистрации индивидуальных предпринимателей, в обязательном порядке указывались осуществляемые ими виды деятельности.

С учетом этого обстоятельства некоторые юристы делали вывод о том, что «правоспособность индивидуальных предпринимателей является не общей, а специальной»[86] . С этим утверждением вряд ли можно согласиться, если исходить из приоритета норм ГК РФ по отношению к законам, принятым до его вступления в силу. Проблема в данном случае заключается, скорее всего, не в коллизии законов (способ разрешения такой коллизии для юристов очевиден), а в некорректном правоприменении.

В настоящее время ФЗ от 08.08.2001 «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»[87] не требует указания в документах, подтверждающих факт внесения записи в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей, сведений о видах деятельности, осуществляемых предпринимателями. Не предполагают наличия таких сведений и формы №Р61001 «Свидетельство о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя», №Р67001 «Свидетельство о внесении в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей записи об индивидуальном предпринимателе, зарегистрированном до 1 января 2004 г.»[88] . Следует полагать, что это отражает намерение законодателя последовательно реализовать положения ст. 23 и 49 ГК РФ, закрепляющих общую предпринимательскую правоспособность индивидуальных предпринимателей.

В то же время формы заявлений о государственной регистрации, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 19.06.2002 №439 «Об утверждении форм и требований к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей»[89] , о которых говорилось выше, требуют указания в таких заявлениях видов деятельности, осуществляемых предпринимателем, и соответствующих им кодов по Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности (ОКВЭД). После внесения соответствующей регистрационной записи в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей предпринимателю выдается выписка из указанного Реестра, содержащая, в частности, сведения о видах его деятельности и кодах по ОКВЭД.

Однако это обстоятельство, с нашей точки зрения, не следует рассматривать как ограничение предпринимательской правоспособности гражданина. Дело в том, что если индивидуальный предприниматель сочтет целесообразным осуществлять любые иные виды деятельности, не указанные в Реестре, то он может обратиться в регистрирующий орган с заявлением о внесении изменений в сведения об индивидуальном предпринимателе, содержащиеся в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей, и указать в этом заявлении дополнительные виды деятельности[90] . Соответствующая запись будет внесена в указанный Реестр в формальном порядке, без каких бы то ни было разрешительных процедур. При этом выбор предпринимателем видов деятельности ничем не ограничен (кроме исключительных случаев, о которых будет сказано ниже). После этого индивидуальный предприниматель свободен в осуществлении избранных им новых видов деятельности. Это отличает индивидуального предпринимателя от юридического лица, обладающего специальной правоспособностью: последнее, после внесения необходимых изменений в учредительные документы, может дополнить перечень осуществляемых им видов деятельности не любыми, а лишь теми, которые соответствуют предмету и целям деятельности такого юридического лица, которые указаны в его учредительных документах.

Между тем общая предпринимательская правоспособность, как и общая правоспособность любого гражданина, не абсолютна. Напомним, что п. 1 ст. 22 ГК РФ в порядке исключения из общего правила допускает ограничение правоспособности гражданина в случаях и порядке, которые установлены законом. Общими для всех граждан примерами таких ограничений могут служить некоторые виды наказаний, предусмотренных УК РФ и КоАП РФ, возможность лишения и ограничения родительских прав в соответствии с СК РФ, ограничения прав граждан в условиях военного или чрезвычайного положения в соответствии с федеральными законами и др. Кстати, в указанных условиях ограничивается и общая правоспособность юридических лиц.

В качестве примеров специальных ограничений для индивидуальных предпринимателей можно назвать императивные нормы федеральных законов, допускающих ведение определенных видов коммерческой деятельности только юридическими лицами. Расширительное толкование подобных норм недопустимо, поэтому указанные в них виды деятельности не могут осуществляться индивидуальными предпринимателями.

Так, в соответствии с Таможенным кодексом РФ от 28.05.2003 только юридическое лицо может осуществлять деятельность таможенного перевозчика (ст. 93), быть владельцем склада временного хранения (ст. 108), таможенного склада (ст. 226), выступать в качестве таможенного брокера (представителя) (ст. 139).

Совершение банковских операций возможно только кредитными организациями, действующими в форме хозяйственных обществ[91] .

Страховую деятельность могут осуществлять страховщики – юридические лица любой организационно-правовой формы, созданные для осуществления страховой деятельности (страховые организации и общества взаимного страхования).

Выступать в качестве эмитентов ценных бумаг вправе только юридические лица, или органы исполнительной власти, либо органы местного самоуправления, несущие от своего имени обязательства перед владельцами ценных бумаг по осуществлению прав, закрепленных ими.

Производство оружия и патронов к нему осуществляется юридическими лицами, имеющими лицензию на производство, в порядке, устанавливаемом Правительством РФ.

Деятельность по негосударственному пенсионному обеспечению населения (аккумулирование пенсионных взносов, размещение пенсионных резервов, учет пенсионных обязательств и выплата негосударственных пенсий) может осуществляться только негосударственными пенсионными фондами.

Существуют и другие случаи, когда федеральные законы не допускают осуществления определенных видов коммерческой деятельности индивидуальными предпринимателями.

Таким образом, предпринимательская правоспособность физического лица, зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя, предполагает его возможность иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых не запрещенных законом видов коммерческой деятельности, кроме тех из них, которые в силу императивных норм федеральных законов допускаются только для юридических лиц.

Особым случаем своеобразного ограничения предпринимательства как граждан, так и юридических лиц является предусмотренное федеральным законом лицензирование отдельных видов деятельности, которое, согласно позиции Верховного Суда РФ, «относится к характеристике правоспособности»[92] . В то же время при лицензировании ограничивается не правоспособность субъекта предпринимательского права в зависимости от организационно-правовой формы или других обстоятельств, а его возможность осуществлять определенные виды деятельности без специального разрешения в случаях, когда такое разрешение необходимо в силу требования закона. После получения необходимой лицензии предприниматель в полном объеме реализует свои гражданские права и несет обязанности при осуществлении лицензируемого вида деятельности. Вопросы, связанные с лицензированием, подробнее будут рассмотрены ниже, а пока обратим внимание на особенности предпринимательской правоспособности главы крестьянского (фермерского) хозяйства.

2.3 Совершенствование законодательства об индивидуальном предпринимательстве в Российской Федерации

Почти 20 лет назад, 25 декабря 1990 г., был принят Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» (далее по тексту – Закон о предприятиях, Закон). Закон был введен в действие с 1 января 1991 г. и действовал до 1 января 1995 г., когда в большей своей части, за исключением ст. ст. 34 и 35, он утратил силу в связи с введением в действие части первой Гражданского кодекса РФ. Таким образом, Закон о предприятиях действовал всего лишь четыре года. Но, несмотря на столь краткий срок, он сыграл огромную роль в правовом обеспечении становления экономики рыночного типа в России и оказал большое влияние на дальнейшее развитие законодательства о предпринимательстве.

Закон о предприятиях был, по существу, первым российским законом, закрепившим правовые принципы и основные правовые требования к экономической деятельности на территории России как деятельности предпринимательской. В Законе были предусмотрены организационно-правовые формы предприятий – юридических лиц (коммерческих организаций), основные элементы правового статуса предпринимателя, правовые гарантии предпринимательской деятельности, порядок создания, реорганизации и ликвидации предприятий. В течение названных четырех лет (с 1 января 1991 г. по 31 декабря 1994 г.) Закон «работал» с большим коэффициентом полезного действия: на его основе и в предусмотренных им организационно-правовых формах учреждались коммерческие организации и конституировались индивидуальные предприниматели, осуществлявшие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица. Большое количество учрежденных в указанный период коммерческих организаций продолжает действовать и в настоящее время.

Многие положения Закона были сохранены и развиты в ГК РФ и других принятых позднее нормативных правовых актах. Сформулированное в ст. 1 Закона определение понятия предпринимательской деятельности легло в основу более развернутого определения, включенного в ст. 2 ГК РФ в целях характеристики отношений, регулируемых гражданским законодательством. Но далеко не все положения Закона были восприняты ГК РФ и получили отражение в действующем в настоящее время законодательстве. К 1995–1996 гг. по сравнению с переломным периодом начала 90-х гг. позиция законодателя по целому ряду принципиальных вопросов существенно изменилась, что и послужило главной причиной прекращения действия Закона о предприятиях.

Однако важно отметить, что новеллы Гражданского кодекса РФ относительно тех вопросов, которые до 1 января 1995 г. регулировались Законом о предприятиях, появились в силу определенного доктринального видения путей развития правового регулирования предпринимательских отношений, а не вследствие того, что соответствующие положения Закона о предприятиях были отвергнуты практикой или, как говорится, «не выдержали испытания временем». И сейчас, по прошествии десяти с лишним лет со дня, когда Закон о предприятиях утратил силу, практика предпринимательства и углубление рыночных отношений вновь и вновь возвращают внимание юридической науки к проблемам, которые, казалось бы, были уже решены десять лет назад. На самом деле проблемы правового режима предпринимательства и организационно-правовых форм коммерческих организаций, правового статуса предпринимателя нисколько не утратили своей актуальности; они и сейчас требуют повышенного к себе внимания со стороны юридической науки.

Об этом свидетельствуют многочисленные работы, посвященные критическому анализу правового режима предпринимательства в целом, а также отдельных крупных проблем, в том числе организационно-правовым формам коммерческих организаций; см., например, из числа опубликованных в самое последнее время: Белых В.С. Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России: монография. М.: ТК «Велби», Изд-во «Проспект», 2005. 432 с.; Лебедев К.К. О целях и правовых формах предпринимательской деятельности. В кн.: Гражданское законодательство: Статьи. Комментарии. Практика. Вып. 21. Алматы: Юрист, 2004. С. 66 – 79; Юрист. 2005. №2. С. 74 – 79 (журнал, издаваемый в Казахстане на русском языке); Попондопуло В.Ф. Формы осуществления предпринимательской деятельности на территории России // Предпринимательское право. 2005. №4. С. 12–24; Михайлов Н.И. Правовая организация финансово-промышленных групп в России: состояние и перспективы. М.: Волтерс Клувер, 2005. 392 с.

Вот некоторые из этих проблем, которые могут быть рассмотрены с учетом положений Закона, утратившего силу, но не утратившего значение источника исторического опыта правотворчества в сфере предпринимательства.

1. Закон о предприятиях предусматривал два различных правовых режима предпринимательства, которые устанавливались в зависимости от того, осуществлялось ли предпринимательство самим собственником имущества, используемого для предпринимательской деятельности, либо предпринимательство осуществлялось не собственником имущества, а другим лицом, управляющим имуществом собственника на том или ином правовом основании. В первом случае гражданин – собственник имущества, легализуясь в качестве индивидуального предпринимателя, осуществлял предпринимательскую деятельность в пределах, определенных действующим законодательством. Во втором случае лицо, осуществлявшее использование имущества собственника, действовало не только на основе законодательства, но и на основе и в пределах, определенных договором, заключаемым с собственником имущества (ст. 3 «Формы предпринимательской деятельности»). Причем, по смыслу Закона, лица, осуществлявшие предпринимательскую деятельность на основании договора с собственником имущества, также являлись предпринимателями. В ст. 16 Закона о предприятиях указывалось, что «каждый субъект предпринимательской деятельности имеет право: начинать и вести предпринимательскую деятельность путем учреждения, приобретения или преобразования предприятия, а также заключения договора с собственником имущества предприятия…». В Законе о предприятиях не предусматривались виды договоров, заключаемых собственником имущества с предпринимателем.

В настоящее время к таким договорам можно отнести договор аренды предприятия (ст. ст. 656 – 664 ГК) и договоры аренды иного имущества, используемого как база для предпринимательской деятельности; договор доверительного управления имуществом (ст. ст. 1012–1026 ГК), договор коммерческой концессии (ст. ст. 1027–1040 ГК) и договор об управлении хозяйственным обществом, не предусмотренный Гражданским кодексом РФ, но упомянутый в Федеральных законах «Об акционерных обществах» (абз. 3 п. 1 ст. 69) и «Об обществах с ограниченной ответственностью» (ст. 42).

Практика заключения договоров об управлении коммерческой организацией, главным образом – хозяйственными обществами, имеет место; однако отношения по заключению и исполнению таких договоров нуждаются в законодательном регулировании. По мнению некоторых ученых – специалистов в области трудового права, «отношения по управлению организацией регулируются положениями гл. 53 ГК»[93] . Это утверждение ошибочно, так как нормы гл. 53 ГК («Доверительное управление имуществом») регулируют отношения по договору доверительного управления имуществом, а не по договору об управлении организацией – юридическим лицом; в числе объектов доверительного управления в п. 1 ст. 1013 ГК называются предприятия, но в контексте данной нормы имеются в виду предприятия как объекты гражданских прав: имущественные комплексы, предназначенные для предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 132 ГК). Положения гл. 53 ГК, скорее всего, не подлежат применению к договору об управлении организацией даже по аналогии закона, поскольку оба вида договоров кардинально различаются друг от друга по своему содержанию.

В качестве исполнителя по договору об управлении организацией – управляющего – может выступать как юридическое лицо (коммерческая организация, за исключением унитарного предприятия), так и индивидуальный предприниматель. По договору об управлении организацией управляющему передаются полномочия единоличного исполнительного органа организации. Наряду с этим коммерческая организация вправе привлечь гражданина для выполнения функций единоличного исполнительного органа не по договору об управлении обществом, а по договору найма – нанять его как профессионального топ-менеджера (директора, генерального директора).

Согласно ст. 273 Трудового кодекса РФ, если управление организацией осуществляется не по договору об управлении, отношения между руководителем организации и данной организацией являются трудовыми и подпадают под действие законодательства о труде. Основанием возникновения трудовых отношений с гражданином, принимаемым на работу в организацию в качестве ее руководителя (единоличного исполнительного органа), является трудовой договор. Наличие приведенных положений в ТК РФ не исключает возможности заключения с нанятым руководителем не трудового договора, а особого договора, по условиям которого интересы руководителя ставятся в прямую зависимость от интересов организации. Такой договор можно было бы признать особым видом договора и назвать договором коммерческого найма управляющего.

В п. 2 ст. 19 («Участие предпринимателя в распределении прибыли предприятия») Закона о предприятиях было закреплено следующее положение: «Предприниматель, работающий по договору (контракту), может получать вознаграждение как в форме заработной платы, так и в форме доли прибыли предприятия. Формы, порядок и условия оплаты труда предпринимателя определяются договором (контрактом), заключенным с собственником имущества предприятия».

Согласно абз. 4 п. 3 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» «на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и (или) членами коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям настоящего Федерального закона». Это положение вызвало необходимость включить в ТК РФ правило о том, что решение уполномоченного органа юридического лица либо собственника имущества организации, либо уполномоченного собственником лица (органа) о досрочном расторжении трудового договора является дополнительным основанием для прекращения трудовых правоотношений (ст. 278 ТК РФ). Тем не менее положение, закрепленное в абз. 2 п. 3 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», может быть подвергнуто расширительному толкованию в том смысле, что отношения общества с его топ-менеджером выходят за рамки трудовых отношений и, следовательно, за рамки трудового права. Во всяком случае, если профессиональный топ-менеджер «работает» на условиях получения части прибыли возглавляемой им организации и принимает на себя полностью или частично возможные риски деятельности этой организации, его правовой статус ближе к статусу индивидуального предпринимателя, чем к статусу руководителя, работающего по трудовому договору.

Не определен в действующем законодательстве и правовой статус так называемых олигархов, под которыми имеются в виду граждане, обладающие значительным капиталом и имеющие в собственности большие пакеты акций крупных акционерных обществ. Как правило, олигархи являются либо управляющими (генеральными директорами), либо членами советов директоров (наблюдательных советов), во многих случаях – председателями советов директоров, тех акционерных обществ, акциями которых они владеют. Используя механизм преобладающего участия в уставном капитале общества, олигархи осуществляют, по существу, предпринимательскую деятельность через подконтрольные им юридические лица, оставаясь гражданами, свободными от бремени правового статуса индивидуального предпринимателя[94] . И тем не менее согласно действующему законодательству олигархи не являются субъектами предпринимательской деятельности, что позволяет им занимать различные должности на государственной гражданской службе, вплоть до должностей губернаторов субъектов Российской Федерации. Для того чтобы устранить это противоречие, следует установить правовой статус граждан – акционеров (участников), которые в силу преобладающего участия в уставном капитале общества имеют правовую возможность управлять делами такого общества, и в частности определять решения, принимаемые общим собранием акционеров (участников) данного общества.

Представляется, что в действующем законодательстве должны быть предусмотрены определенные правовые формы (правовые возможности) предпринимательства, допускающие различные способы осуществления предпринимательской деятельности. Положения, которые были закреплены ранее в Законе о предприятиях, могут быть развиты и конкретизированы с учетом накопленного за последнее десятилетие опыта правового регулирования отношений с участием предпринимателей.

2. По Закону о предприятиях индивидуальная предпринимательская деятельность без образования юридического лица могла осуществляться силами только самого предпринимателя и членов его семьи. Поэтому в тех случаях, когда индивидуальный предприниматель намеревался использовать наемных работников, он был обязан, как было сказано в п. 3 ст. 2 Закона, «зарегистрировать предприятие», т.е. учредить юридическое лицо – коммерческую организацию. Ныне законодательство не запрещает индивидуальному предпринимателю привлекать наемных работников и эксплуатировать их труд без образования юридического лица. Индивидуальный предприниматель сам выступает в качестве работодателя и заключает с наемными работниками трудовые договоры. Более того, согласно позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ в отношении нанятых им работников индивидуальный предприниматель выполняет «функции и обязанности, присущие должностному лицу и предусмотренные трудовым законодательством»; следовательно, за нарушения требований трудового законодательства индивидуальный предприниматель может быть «привлечен к административной ответственности не в качестве субъекта предпринимательской деятельности и не в связи с ее осуществлением, а как участник трудовых правоотношений, допустивший нарушение законодательства о труде»[95] .

Но индивидуальные предприниматели предпочитают не обременять себя необходимостью заниматься оформительскими обязанностями. В результате по всей территории России повсеместно сложилась практика эксплуатации индивидуальными предпринимателями других граждан без всякого юридического оформления найма, с оплатой их труда непосредственно «из рук в руки» без каких-либо документов и, естественно, без уплаты налогов. Эта порочная практика является одним из основных источников, подпитывающих теневую экономику, которая, как раковая, опухоль разъедает гражданское общество в России. Поэтому представляется целесообразным вновь вернуться к положению, ранее предусмотренному в Законе о предприятиях, и установить, что гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, не вправе использовать наемный труд других граждан; в том случае, когда индивидуальный предприниматель намеревается использовать в своем бизнесе труд других граждан, он обязан создать юридическое лицо в одной из предусмотренных законом организационно-правовых форм.

3. Наряду с другими организационно-правовыми формами юридических лиц – коммерческих организаций по Закону о предприятиях допускалась такая организационно-правовая форма, как индивидуальное (семейное) частное предприятие (ст. 8). Эта организационно-правовая форма активно использовалась гражданами для осуществления предпринимательской деятельности посредством юридического лица; к сожалению, данных статистики о количестве индивидуальных частных предприятий (ИЧП) не сохранилось, предположительно их было не меньше, если не больше, чем хозяйственных товариществ, обществ и производственных кооперативов, вместе взятых. В Гражданском кодексе РФ такой организационно-правовой формы нет; а перечень организационно-правовых форм коммерческих организаций, предусмотренный в ГК РФ, является исчерпывающим, и в настоящее время создать индивидуальное частное предприятие при всем желании невозможно.

Не совсем ясно, почему разработчики ГК РФ отвергли эту форму; можно лишь предположить, что отрицательное отношение к индивидуальному частному предприятию вызвано таким существенным признаком, как неделимость уставного капитала ИЧП на доли. По существу, ИЧП – это разновидность унитарного предприятия, а унитарным предприятием, согласно ГК РФ, могут быть только государственные и муниципальные юридические лица. Однако сама по себе неделимость уставного капитала коммерческой организации не играет какой-либо отрицательной роли ни для ведения предпринимательской деятельности, ни для выполнения юридическим лицом любых своих обязательств, в том числе налоговых обязательств перед государством; вряд ли каким-то образом ущемляются интересы контрагентов коммерческой организации, уставный капитал которой неделим.

Следовало бы вернуться к этой организационно-правовой форме юридического лица и предусмотреть ее в ГК РФ. Представляется, что восстановление такой организационно-правовой формы юридического лица, как индивидуальное частное предприятие гражданина, не повлекло бы за собой каких-либо негативных последствий ни для экономики, ни для правовой системы нашего государства. Напротив, это расширило бы круг организационно-правовых форм коммерческих организаций и предоставило бы гражданам самим решать вопрос о форме создаваемого ими юридического лица – с делимым уставным капиталом (хозяйственное товарищество, хозяйственное общество, производственный кооператив) или с неделимым уставным капиталом (индивидуальное частное предприятие).

4. В Законе о предприятиях предусматривались два вида хозяйственных товариществ: полное (ст. 9) и смешанное (ст. 10). Смешанное товарищество являлось юридическим лицом, и эта организационно-правовая форма перешла в ГК РФ, но под другим названием – «товарищество на вере» (ст. ст. 82 – 86). Полное товарищество по Закону о предприятиях не признавалось юридическим лицом (п. 3 ст. 9); аналогом такого полного товарищества является ныне простое товарищество как договорная форма совместной деятельности без образования юридического лица (ст. ст. 1041–1054 ГК РФ). По ГК РФ полное товарищество так же, как и товарищество на вере, признано юридическим лицом. Насколько адекватно такое решение вопроса сущности предпринимательства? Практика выдвигает этот вопрос, поскольку число хозяйственных товариществ, созданных как юридические лица за последние 10 лет, незначительно, оно не превышает одной десятой процента от общего количества коммерческих организаций, зарегистрированных в стране: полных товариществ – 482, товариществ на вере – 697[96] .

Почему же такая организационно-правовая форма коммерческой организации, как полное хозяйственное товарищество, неактивно используется в предпринимательской практике? Причин тому несколько. Одна из них – это, несомненно, субсидиарная ответственность по обязательствам полного товарищества, которую его участники несут солидарно своим имуществом (п. 1 ст. 75 ГК). Создавать полное товарищество для коммерческих организаций совершенно нелогично и бессмысленно; если несколько коммерческих организаций захотят совместно заниматься каким-либо бизнесом, они не будут создавать для этого новое юридическое лицо, а заключат договор простого товарищества либо сформируют финансово-промышленную группу, которая, как и простое товарищество, не является юридическим лицом по действующему законодательству. Что касается граждан – индивидуальных предпринимателей, то для них психологически трудно учреждать для занятия бизнесом такое юридическое лицо, по обязательствам которого придется нести имущественную ответственность, да еще всем своим имуществом, за исключением тех вещей, на которые не обращается взыскание.

Вторая причина состоит в том, что в современных условиях ведение бизнеса через юридическое лицо предполагает определенное структурирование юридического лица как организации, имеющей производственную и административно-управленческую структуры, возглавляемые постоянно действующим исполнительным органом (единоличным или коллегиальным), который, и только он, а не участники юридического лица, наделен правом выступать от имени юридического лица без доверенности. В полном же товариществе роль исполнительного органа незначительна, ибо, по общему правилу, каждый полный товарищ вправе совершать сделки от имени товарищества – юридического лица; в таком случае исполнительный орган либо вообще не нужен, либо при большом объеме коммерческих операций он все же создается для выполнения вспомогательных функций: оформления документов, ведения бухгалтерского учета, представления статистической и налоговой отчетности и т.п. В большинстве случаев ведение дел в полном товариществе поручается одному из партнеров – полных товарищей – управляющему партнеру, который в течение определенного срока, на который он избран управляющим партнером, исполняет функции единоличного исполнительного органа. При таком варианте организации деятельности полного товарищества оно, по существу, мало чем отличается от хозяйственного общества.

Если уж сохранять полное товарищество как организационно-правовую форму юридического лица – коммерческой организации, то следовало бы в развитие норм Гражданского кодекса РФ скорректировать основные положения о полном товариществе, а именно: 1) предусмотреть требования к минимальному размеру уставного (складочного) капитала полного товарищества, который должен быть относительно большим, чтобы выполнять гарантирующую функцию; 2) ограничить возможность солидарной субсидиарной ответственности полных товарищей только теми случаями, когда каждый полный товарищ осуществляет операции от имени товарищества; 3) установить, что учредительными документами хозяйственного товарищества являются учредительный договор и устав. Предлагаемые изменения сделают такую организационно-правовую форму коммерческой организации, как полное товарищество, более востребованной в современных условиях предпринимательства в России.

5. В Законе о предприятиях отождествлялись товарищества с ограниченной ответственностью (ТОО) и акционерные общества закрытого типа (АОЗТ), ст. 11 «Товарищество с ограниченной ответственностью (акционерное общество закрытого типа)». В ГК РФ законодатель развел эти две организационно-правовые формы коммерческой организации, что является совершенно справедливым, поскольку только акционерное общество, в том числе закрытое (ЗАО, ранее называвшееся – АОЗТ), выпускает такие ценные бумаги, как акции, и, как указано в п. 1 ст. 99 ГК, уставный капитал акционерного общества «составляется из номинальной стоимости акций общества, приобретенных акционерами». Общество с ограниченной ответственностью (ООО, бывшее ТОО) не вправе эмитировать акции, а его уставный капитал «составляется из стоимости вкладов его участников» (п. 1 ст. 90 ГК). Общества с ограниченной ответственностью стали преобладающей организационно-правовой формой коммерческих организаций: их насчитывается 1327320, что составляет более 80% от общего числа зарегистрированных коммерческих организаций (1648942), тогда как количество акционерных обществ (открытых и закрытых) значительно меньше: всего – 168583, то есть чуть больше 10% от общего числа коммерческих организаций. Эти данные свидетельствуют о том, что закрытые акционерные общества не пользуются большой популярностью у инвесторов и не востребованы в достаточной степени в среде предпринимательства. Причины очевидны: отсутствие возможности размещать акции по открытой подписке и действие права преимущественной покупки настолько сближают ЗАО с ООО, что учредителям, как гражданам, так и юридическим лицам, гораздо проще создать и зарегистрировать ООО, нежели ЗАО.

Поэтому давно уже назрела необходимость либо вообще отказаться от такой организационно-правовой формы, как ЗАО, либо внести существенные коррективы в основные характеристики ЗАО с тем, чтобы ЗАО в большей степени являлось именно акционерным обществом, а не обществом с ограниченной ответственностью. Лишь отдельные, главным образом внешние, признаки ЗАО могут совпадать с соответствующими внешними признаками ООО, например, число акционеров должно быть все же относительно небольшим, то есть, как и предусмотрено сейчас Федеральным законом «Об акционерных обществах» (п. 3 ст. 7), не должно превышать пятидесяти.

Рассмотренные выше проблемы наглядно иллюстрируют не только определенную преемственность Гражданского кодекса РФ с Законом о предприятиях в вопросах, связанных с правовыми формами предпринимательской деятельности, но и то, что сами эти вопросы не сняты до сих пор с повестки дня. В свое время была возможность оставить в силе Закон о предприятиях, несмотря на принятие части первой ГК РФ; следовало только внести в Закон о предприятиях все необходимые изменения с тем, чтобы устранить несоответствие его положений положениям части первой ГК РФ. Если бы законодатель пошел по такому пути, Закон о предприятиях продолжал бы действовать в новой редакции и играл бы роль базового нормативного правового акта в системе законодательства о предпринимательской деятельности. Но так не произошло, и в настоящее время подобный акт отсутствует; в результате огромный массив законодательства, посвященного регулированию предпринимательских отношений, не систематизирован и находится как бы в «разобранном» несбалансированном состоянии, не соответствующем тому уровню систематизации законодательства, который присущ отраслям российского права, имеющим консолидированные законодательные акты типа кодексов.

Консолидированный законодательный акт необходим и такой отрасли российского законодательства, как законодательство о предпринимательской деятельности. В настоящее время преобразование экономики в целом завершено, экономика России является экономикой рыночного капиталистического типа, основные задачи и направления экономической политики государства очевидны. В современных условиях нет никаких препятствий для систематизации законодательства о предпринимательской деятельности путем принятия кодифицированного закона (кодекса). Такая кодификация может быть произведена без нарушения структуры законодательства, сложившейся к настоящему времени. Кодификация законодательства о предпринимательской деятельности не повлечет за собой каких-либо негативных последствий для экономики и права, а преимущества, которые могут быть достигнуты в результате этой кодификации, очевидны: правовое обеспечение и правовые гарантии предпринимательства в России будут упорядочены и усилены.


Заключение

Результатом социально-экономических реформ, проводимых в России в последнее десятилетие, стало активное развитие частного сектора экономики страны. На современном этапе укрепление предпринимательства стало не только важнейшей экономической задачей, но и целью социальной политики государства. С учетом длительного периода советской власти в стране, отсутствия нормативной базы и практической возможности для предпринимательства задача формирования в обществе устойчивого класса предпринимателей видится непростой. Для возрождения сферы предпринимательства, как наиболее значимой на этапе становления рыночной экономики в России, необходимым является формирование благоприятной правовой среды, способной послужить почвой для поэтапного развития российского предпринимательства.

Формирование системы рыночной экономики в современной России требует не только комплексного изменения экономических форм хозяйствования, как основы реформирования, но и трансформации норм права, являющихся правовым полем для данных процессов. Необходимость принципиально нового осмысления рыночных хозяйственных отношений ставит перед исследователями задачу взвешенного и профессионального подхода к построению правового регулирования вопросов предпринимательства. При этом важно рассмотреть каждый экономический и правовой институт в отдельности и в их общей взаимосвязи, выявить оптимальные в существующих условиях формы регулирования.

Сложность в формировании полноценной нормативной базы предпринимательской деятельности заключается в том, что, во-первых, в России после многолетнего господства плановой экономики, по сути, был утрачен практический опыт предпринимательства, а во-вторых, вопросы частной предпринимательской деятельности были надолго полностью изъяты из предмета регулирования гражданского права. В такой ситуации необходимо также учитывать самобытность развития российского общества и законодательства и весьма взвешенно подходить к заимствованию тех или иных норм, регулирующих предпринимательскую деятельность, из законодательства зарубежных стран.

Обеспечение реальной возможности предпринимателей осуществлять гражданские права и исполнять обязанности – есть одно из наиболее актуальных направлений реализации государственной власти. Правовая политика в экономической сфере – это законодательно установленная и основанная на национальной юридической доктрине, комплексная, последовательная и стабильная деятельность государства, направленная на формирование эффективного механизма реализации и защиты гражданских прав, исполнения обязанностей. Цель ее состоит в обеспечении субъектов права реальной возможностью осуществления их гражданских правомочий с помощью последовательно организованных юридических действий и средств, защите законных интересов предпринимателей, а также создании целостной системы правового регулирования экономических отношений.

Учитывая многофункциональный характер предпринимательской деятельности и значимые социально-общественные задачи предпринимательства (общеэкономическая, инновационная, ресурсная, социальная, организаторская и др.), – оно должно изучаться как комплексное явление, сочетающее в себе, экономический и правовой элементы. Именно с позиции комплексного правового регулирования необходимо подходить к формированию соответствующей современным российским условиям правовой основы деятельности индивидуальных предпринимателей, как наиболее активных участников товарного рынка и экономики государства.

Правовой статус индивидуального предпринимателя, как субъекта малого бизнеса, в значительной степени характеризуется особенностями процесса возникновения, осуществления и прекращения его деятельности. Труды, посвященные правовому регулированию предпринимательской деятельности, занимают значимое место в правовой науке. При этом существующие в доктрине исследования до недавнего времени касались, как правило, в большей степени правового положения коллективных предпринимателей, а в исследованиях в области предпринимательского права основной акцент традиционно делался на раскрытие механизма правового регулирования хозяйственных обществ и товариществ.

Положения, выносимые на защиту:

1. Сопоставляя правосубъектность граждан и правовой статус индивидуальных предпринимателей, закрепленных в ст. 17,18,23 ГК РФ, выявляется их несогласованность. Если правоспособность гражданина приурочена к моменту его рождения (п. 2 ст. 17 ГК), а одним из элементов ее содержания является способность граждан заниматься предпринимательской деятельностью, то положение п. 1 ст. 23 ГКРФ о том, что гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью с момента государственной регистрации его в качестве предпринимателя, не согласуется ни с моментом возникновения гражданской правоспособности, ни с ее содержанием. Гражданин является субъектом гражданского права с момента рождения. Гражданин-предприниматель становится таковым с момента его государственной регистрации. Содержание же праводееспособности гражданина-предпринимателя в п. 1 ст. 23 ГК РФ можно представить так: «Содержание правовозможности и дееспособности граждан-предпринимателей составляет возможность заниматься предпринимательской деятельностью и самим осуществлять эту деятельность».

2. Отсутствие в законе (ст. 2 ГК РФ) четких критериев «систематичности» – одной из основных характеристик предпринимательства порождает необходимость уточнить ее путем указания на постоянный, регулярный характер предпринимательской деятельности – предлагается законодательно утвердить юридический прецедент (судебную практику) в качестве источника права по предпринимательской деятельности.


Список используемой литературы

I. Нормативные акты

1. Гражданский кодекс РФ (с учетом изменений и дополнений по состоянию на 25 ноября 2005 г.). – М.: ГроссМедиа, 2006. – 384 с.;

2. Кодекс РФ об административных правонарушениях (в редакции от 20.12.2001). – М.: изд. «ЭЛИТ», 2004. – 224 с.;

3. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 №95-ФЗ (принят ГД ФС РФ 14.06.2002) в ред. от 09.03.2010 // Собрание законодательства РФ, 29.07.2002, №30, ст. 3012.

4. Федеральный закон от 27.04.03 г. №4866–1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» / электронная версия системы «Консультант-Плюс»

5. Федеральный закон от 26.12.2008 №294-ФЗт (ред. от 27.12.2009) «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (принят ГД ФС РФ 19.12.2008) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2010) // «Собрание законодательства РФ», 29.12.2008, №52 (ч. 1), ст. 6249

6. Федеральный закон от 24.07.2007 №209-ФЗ (ред. от 27.12.2009) «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» (принят ГД ФС РФ 06.07.2007) // «Собрание законодательства РФ», 30.07.2007, №31, ст. 4006

7. Федеральный закон от 08.08.2001 №129-ФЗ (ред. от 27.12.2009) «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (принят ГД ФС РФ 13.07.2001) // «Собрание законодательства РФ», 13.08.2001, №33 (часть I), ст. 3431

8. Указ Президента РФ от 29.06.1998 №730 «О мерах по устранению административных барьеров при развитии предпринимательства» // «Российская газета», №122, 01.07.1998


II. Литература

9. Абакумова Е.Б. Предпринимательство в России. Вопрос принципов правового регулирования // Россия: тенденции и перспективы развития: Сборник научных статей РАГС, ИНИОН, СЗАГС. Выпуск 5. Часть 1. / под общ. ред. В.К. Егорова, А.С. Горшкова, В.М. Герасимова, М.А. Кашиной – М.: Изд-во РАГС, 2006. С. 190–192.

10. Абакумова Е.Б. Организационно-правовые основы предпринимательской деятельности гражданина РФ // Россия: тенденции и перспективы развития: Сборник научных статей РАГС, ИНИОН, СЗАГС. Выпуск 4 / под общ. ред. В.К. Егорова, А.С. Горшкова, В.М. Герасимова, М.А. Кашиной – М.: Изд-во РАГС, 2005. С. 89–90.

11. Власов А.А. Гражданское процессуальное право: Учебник. – М.: ТК Велби, 2007. – 432 с.;

12. Гражданское право: Учебник, часть 1. – М.: ИНФРА-М. – 2006, 454 с.;

13. Гражданское право: Учебник, часть 2. – М.: МТК «Восточный экспресс». – 2006, 656 с.;

14. Гражданское право в 2-х томах, Т2 полутом 1: Учебник/ отв. ред. проф. Е.А. Суханов – М.: Изд-во БЕК. – 2007, 704 с.;

15. Жилинский С.Э. Предпринимательское право: Уч. М.: НОРМА, 2007. – 672 с.;

16. Гришин И.П., Гришина И.И. Гражданский процесс: вопросы и ответы/под ред. д.ю.н. проф. М.К. Треушникова. – М.: Юриспруденция, 2007. – 224 с.;

17. Данилов Е.П. Гражданский процессуальный кодекс РФ. Практическое пособие. Комментарий и постатейные материалы. Судебная и адвокатская практика. Образцы документов. Издание 2-е. – М.: Право и Закон, 2008. – 832 с.;

18. Корецкий А.Д. Договорное право России. Основы теории и практика реализации. – М.: ИКЦ «МарТ», – 20064, 528 с.;

19. Корнийчук Г.А. Арбитражное процессуальное право. – М.: ТК Велби, 2007. – 280 с.;

20. Лисица В.Н. О развитии малого и среднего предпринимательства в условиях финансово-экономического кризиса // Предпринимательское право. 2009. №4. С. 23 – 26.

21. Предпринимательское право: Уч.\под. ред. Е.П. Губина М.: Юристъ, 2007. – 416 с.;

22. Предпринимательское право: Уч. М.: Юристъ, 2008. – 727 с.;

23. Саакян С.А. Особенности правового регулирования предпринимательской деятельности // Административное право и процесс. 2009. №4. С. 31 – 32.

24. Саттаров В.С. Защита субъектов предпринимательской деятельности // Законность. 2009. №10. С. 22 – 24.

25. Семенушкина А.М. Правовые аспекты понятия субъектов малого и среднего предпринимательства // Предпринимательское право. 2009. №4. С. 18 – 22.

26. Судебная практика по хозяйственным делам \ Составил к.ю.н. И.В. Ершова М.: Юриспруденция, 2007. – 624 с.;

27. Тихомиров М.Ю. Индивидуальный предприниматель: правовое положение и виды деятельности. 3-е изд., доп. и изм. – М.: Издательство Тихомирова М.Ю., 2009. 157 с.

28. Фоков А.П. Гражданское право. Общая и особая часть: Уч. М.: КНОРУС, 2008. – 688 с.;


[1] Коммерческими признаются организации, являющиеся юридическими лицами и преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели деятельности. В Российской Федерации юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий.

[2] См., например: Предпринимательское право Российской Федерации / Отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М., 2003. С. 30 - 40; Предпринимательское (хозяйственное) право. Учебник в 2 т. Т. 1 / Отв. ред. О.М. Олейник. М., 2003. С. 18 - 28.

[3] См.: Предпринимательское право Российской Федерации / Отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М., 2003. С. 31 - 32.

[4] Предпринимательское (хозяйственное) право. Учебник в 2 т. Т. 1 / Отв. ред. О.М. Олейник. М., 2003. С. 25.

[5] Предпринимательское (хозяйственное) право. Учебник в 2 т. Т. 1 / Отв. ред. О.М. Олейник. М., 2003. С. 19.

[6] Глава 25 Налогового кодекса РФ

[7] СЗ РФ. 2001. № 33 (ч. I). Ст. 3431

[8] СЗ РФ. 2003. № 26. Ст. 2565

[9] СЗ РФ. 2001. № 33 (ч. I). Ст. 3430; 2002. № 11. Ст. 1020, № 12. Ст. 1093, № 50. Ст. 4925; 2003. № 2. Ст. 169

[10] См.: Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. Изд. 2-е, перераб. и доп. / Ред. И.И. Веремеенко, Н.Г. Салищева, Е.Н. Сидоренко, А.Ю. Якимов. М., 2002. С. 440.

[11] Российская газета. 2004. 7 декабря

[12] СЗ РФ. 2004. № 31. Ст. 3215

[13] СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 224; 1999. № 16. Ст. 1933; 2002. № 16. Ст. 1499, № 30. Ст. 3029

[14] СЗ РФ. 2001. № 33 (ч. I). Ст. 3431; 2003. № 26. Ст. 2565

[15] Управляющим может быть, например, индивидуальный предприниматель, которому по договору с хозяйственным обществом переданы полномочия исполнительного органа общества. Принятие решения о передаче полномочий исполнительного органа управляющему в таких случаях относится к исключительной компетенции общего собрания участников (акционеров) общества // СЗ РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.

[16] См.: Шанин В. Налог с призрака // Российская газета. 2004. 27 июля

[17] СЗ РФ. 2002. № 22. Ст. 2031

[18] При этом гражданин России, имеющий также гражданство (подданство) иностранного государства, рассматривается Российской Федерацией только как гражданин РФ, за исключением случаев, предусмотренных международным договором РФ или федеральным законом (ст. 6 ФЗ "О гражданстве РФ")

[19] СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3032

[20] См., например: Тихомиров М.Ю. Комментарий к новому Жилищному кодексу Российской Федерации. М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 2005

[21] См.: Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 1. 6-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М.: ТК "Велби"; Проспект, 2003. С. 117, 119

[22] См.: Зыкова Т. 15-летний капитан бизнеса // Российская газета. 2008. 29 ноября

[23] См.: Залесский В.В. Комментарий к Федеральному закону "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 2003. С. 139

[24] См.: Волгин В.В. Индивидуальный предприниматель: Практическое пособие. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Дашков и Ко, 2003. С. 16

[25] СЗ РФ. 2001. № 33 (ч. I). Ст. 3431; 2003. № 26. Ст. 2565

[26] См.: Предпринимательское право Российской Федерации / ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М., 2003. С. 174

[27] См.: Предпринимательское право Российской Федерации /ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М., 2003. С. 176

[28] СЗ РФ. 1997. № 47. Ст. 5340; 2001. № 44. Ст. 4149; 2002. № 18. Ст. 1724

[29] См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. 4-е изд., дополненное. М.: Азбуковник, 1997. С. 814

[30] См.: Гейхман В.Л., Дмитриева И.К. Трудовое право: Учебник для вузов. М.: РПА МЮ РФ, 2002. С. 10

[31] См.: Волгин В.В. Индивидуальный предприниматель: Практическое пособие. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Дашков и Ко, 2003. С. 15

[32] См. подробнее: Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. М.Ю. Тихомирова. М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 2005. С. 671 и сл.

[33] См.: Советская историческая энциклопедия / Гл. ред. Е.М. Жуков. М., 1965. Т. 8. С. 301 - 304

[34] См.: Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 10(23).11.1917 "Об уничтожении сословий и гражданских чинов"

[35] Ведомости СССР. 1989. № 15. Ст. 105

[36] Ведомости СССР. 1990. № 25. Ст. 460

[37] Ведомости СССР. 1991. № 26. Ст. 733

[38] Ведомости СССР. 1991. № 16. Ст. 442

[39] См.: статьи 1, 3, 4 Закона СССР от 02.04.1991 "Об общих началах предпринимательства граждан в СССР"

[40] Ведомости РСФСР. 1990. № 30. Ст. 416; 1992. № 34. Ст. 1966

[41] Ведомости РСФСР. 1990. № 30. Ст. 418; 1992. № 34. Ст. 1966; 1993. № 32. Ст. 1231, 1256

[42] Ведомости РСФСР. 1991. № 16. Ст. 499

[43] Ведомости РСФСР. 1991. № 29. Ст. 1005

[44] Ведомости РСФСР. 1991. № 27. Ст. 927

[45] Ведомости РСФСР. 1991. № 29. Ст. 1008

[46] Ведомости РФ. 1992. № 11. Ст. 527

[47] Ведомости СССР. 1986. № 47. Ст. 964

[48] По этой причине Закон РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности", как правило, не предусматривал право собственности юридического лица на имущество - оно находилось в собственности учредителей. Это касалось не только государственных, муниципальных предприятий, но и индивидуальных (семейных) частных предприятий, смешанных товариществ, товариществ с ограниченной ответственностью

[49] Например, Закон РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" определял предпринимательскую деятельность как инициативную самостоятельную деятельность граждан и их объединений, направленную на получение прибыли. При этом, согласно ст. 1 этого Закона, "предпринимательская деятельность осуществляется гражданами на свой риск и под имущественную ответственность в пределах, определяемых организационно-правовой формой предприятия"

[50] См., например: Гражданское право. Том 1. Учебник. Изд. 5-е, перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2002. С. 127

[51] Ведомости РФ. 1992. № 8. Ст. 360

[52] Российская газета. 1993. 25 декабря

[53] См.: Комментарий к Конституции РФ. Изд. 2-е, доп. / Отв. ред. Л.А. Окуньков. М.: БЕК, 1996. С. 6

[54] См.: ст. 17 Конституции РФ

[55] См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации. Изд. 2-е, доп. и перераб. / Отв. ред. Л.А. Окуньков. М.: БЕК, 1996. С. 66. См. также: ст. 18 Конституции РФ

[56] СЗ РФ. 1994. № 13. Ст. 1447; 2001. № 7. Ст. 607, № 51. Ст. 4824

[57] См.: ст. 4 ФЗ от 30.11.1994 "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3302

[58] См.: Российская газета. 2003. 4 ноября

[59] См.: Зыкова Т. От налогов не скроются даже "мертвые" // Российская газета. 2007. 5 марта

[60] См.: Российская газета. 2009. 31 декабря

[61] См. подробнее: Гололобов Д.В. Корпоративный и государственный шантаж // Правовая реформа, судебная реформа и конституционная экономика: Сборник статей / Составитель П.Д. Баренбойм. М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 2009. С. 179 и сл.

[62] См.: Ясин Е. Вскладчину с государством // Российская газета. 2008. 17 ноября

[63] См.: Еженедельный журнал. 2009. 5 июля - 11 июля. № 26(127). С. 33.

[64] См.: Делягин М. Монополии снимают сливки // Российская газета. 2009. 16 апреля

[65] См.: Юргенс И. Капиталы бегут от терактов // Российская газета. 2009. 10 сентября

[66] См.: Велетминский И. Не в климате дело // Российская газета. 2009. 23 июня

[67] См.: Гладунов О., Панина Т. Возвращение в рассрочку // Российская газета. 2008. 18 января

[68] См.: Еженедельный журнал. 2008. 5 июля - 11 июля. № 26(127). С. 10

[69] См.: Еженедельный журнал. 2004. 26 июля - 1 августа. № 29 - 30(130 - 131). С. 35

[70] См.: Заявление Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации // Российская газета. 2008. 25 апреля

[71] См.: Зыкова Т. Москва слезам не верит // Российская газета. 2008. 21 апреля

[72] См.: Лашкина Е. Президент хочет налоговой стабильности // Российская газета. 2006. 25 апреля

[73] См.: Косовский В. Февраль. Достать чернил и плакать // Российская газета. 2009. 21 февраля

[74] См.: Владыкина Т. Какие права больше всего волнуют россиян // Российская газета. 2009. 4 ноября

[75] См.: Яковлева Е. Увеличительное стекло свободы // Российская газета. 2009. 25 ноября

[76] К сожалению, это не близкая перспектива. По данным опросов общественного мнения за октябрь 2004 г., люди практически не надеются на помощь представителей структур правопорядка. На вопрос о наличии доверия правоохранительным органам 27% опрошенных ответили отрицательно, 46% признались, что относятся к ним "скорее с опасением". См.: Черненькая О. Не верю // Еженедельный журнал. 2004. 8 ноября - 14 ноября. № 43(144)

[77] См.: Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ за 2008 год // Российская газета. 2009. 31 марта

[78] См. подробнее: Зорькин В.Д. Тезисы о правовой реформе в России // Правовая реформа, судебная реформа и конституционная экономика: Сборник статей / Составитель П.Д. Баренбойм. М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 2008. С. 7 и сл.

[79] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). Изд. 2-е, испр. и доп., с использованием судебно-арбитражной практики / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юридическая фирма "Контракт"; Инфра-М, 2003. С. 74

[80] См.: Лаптев В.В. Субъекты предпринимательского права: Учебное пособие. М.: Юристъ, 2003. С. 26

[81] См., например: Предпринимательское (хозяйственное) право: Учебник. В 2 т. Т. 1 / Отв. ред. О.М. Олейник. М.: Юристъ, 2003. С. 235

[82] Вестник ВАС РФ. 2005. № 5

[83] Ведомости РФ. 1992. № 8. Ст. 360

[84] См.: Бизнес в России: универсальный юридический справочник предпринимателя / Отв. ред. М.Ю. Тихомиров. М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 1996. С. 267

[85] СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3302

[86] См.: Лаптев В.В. Субъекты предпринимательского права: Учебное пособие. М.: Юристъ, 2003. С. 51

[87] СЗ РФ. 2001. № 33 (ч. I). Ст. 3431; 2003. № 26. Ст. 2565, № 50. Ст. 4855; Российская газета. 2003. 27 декабря

[88] Утверждены Постановлением Правительства РФ от 19.06.2002 № 439 "Об утверждении форм и требований к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей" // СЗ РФ. 2002. № 26. Ст. 2586; 2003. № 7. Ст. 642; 2003. № 43. Ст. 4238

[89] СЗ РФ. 2002. № 26. Ст. 2586; 2003. № 7. Ст. 642; 2003. № 43. Ст. 4238

[90] При этом имеющийся статус физического лица как индивидуального предпринимателя не изменяется

[91] См.: ФЗ "О банках и банковской деятельности", в ред. ФЗ от 03.02.1996 // СЗ РФ. 1996. № 6. Ст. 492; 1998. № 31. Ст. 3829; 1999. № 28. Ст. 3459, 3469; 2001. № 26. Ст. 2586, № 33. Ст. 3424; 2002. № 12. Ст. 1093

[92] См.: Бюллетень ВС РФ. 1997. № 5. С. 2

[93] См.: Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.М. Куренной, С.П. Маврин, Е.Б. Хохлов. М.: Юристъ, 2005. С. 845 - 846; автор комментария к главе 43 "Особенности регулирования труда руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации" - А.В. Гребенщиков

[94] Многие из так называемых олигархов постоянно находятся в центре внимания средств массовой информации. Например, один из таких олигархов - владелец крупнейшего в России производителя стали Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин, которому принадлежало около 90% акций НЛМК, продал 7% акций НЛМК за 609 млн. долларов США. См.: Кочева О. Владимир Лисин разжился наличными. Владелец НЛМК заработал 609 млн. долларов на продаже 7% акций комбината // Коммерсантъ. 2005. 10 дек.

[95] См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 ноября 2003 г. № 8908/03 // Вестник ВАС РФ. 2004. № 3. С. 42 - 43. Это, далеко не бесспорное, толкование правового статуса индивидуального предпринимателя как работодателя позволило Президиуму ВАС РФ сделать парадоксальный вывод о неподведомственности арбитражному суду спора о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности за нарушения трудового законодательства, допущенные им в качестве работодателя.

[96] По данным официального интернет-сайта Федеральной налоговой службы России (www.№alog.ru), на 1 января 2005 г. на территории Российской Федерации были зарегистрированы 1648942 коммерческие организации, из них хозяйственные товарищества - 1179 (482 - полные, 697 - на вере).

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:55:06 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:25:46 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Развитие законодательства об индивидуальном предпринимательстве

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151299)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru