Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Проблемы применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания в отношении осужденных к лишению свободы

Название: Проблемы применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания в отношении осужденных к лишению свободы
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 10:54:27 27 ноября 2010 Похожие работы
Просмотров: 2500 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение

1 Развитие института применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания к осужденным к лишению свободы

1.1 Исторические аспекты развития гражданских прав осужденных

1.2 Исторический процесс развития правового регулирования мер поощрения и взыскания осужденных в России

2. Современное состояние института применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания к осужденным к лишению свободы

2.1 Правовая природа и современное правовое регулирование мер поощрения осужденных к лишению свободы

2.2 Правовая природа и современное правовое регулирование мер взыскания осужденных к лишению свободы

2.3 Сравнительный анализ норм дисциплинарных взысканий в уголовно-исполнительном и трудовом праве

3. Проблемы правового регулирования института применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания к осужденным к лишению свободы и пути их решения

3.1 Проблема дифференциации мер поощрения и дисциплинарных взысканий к осужденным к лишению свободы

3.2 Проблема меры поощрения как субъективного права осужденного

Заключение

Список использованных источников


Введение

Институт обеспечения прав заключенным в местах лишения свободы как принцип пенитенциарной науки прошел большой путь эволюционного развития: от "несвободы", т.е. когда государство не обращало внимания на условия содержания заключенных, а после проведения тюремных преобразований 1879 г. - к предоставлению прав в соответствии с законом.

До настоящего времени вопрос о правовой природе поощрительных норм и формах их реализации является дискуссионным в теории и поэтому представляющим определенные сложности для правотворческой деятельности и правоприменительной практики.

Актуальность современного исследования данной проблемы обусловлена тем фактом, что до настоящего времени вопрос о правовой природе поощрительных норм и формах их реализации является дискуссионным в теории и поэтому представляющим определенные сложности для правотворческой деятельности и правоприменительной практики.

Проблематика поощрительных норм и институтов уголовно-исполнительного права рассматривалась в трудах многих ученых-пенитенциаристов - Н.А. Стручкова, А.С. Михлина, М.П. Мелентьева, А.И. Васильева, А.Ф. Сизого и других.

Цель выпускной квалификационной работы состоит в комплексном изучении применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания к осужденным к лишению свободы, выявлении проблем в указанной сфере и внесение предложений по их решению.

Данная цель обусловила решение следующих задач:

- рассмотреть развитие института применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания к осужденным к лишению свободы;

- охарактеризовать современное состояние института применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания к осужденным к лишению свободы;

- выявить проблемы правового регулирования института применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания к осужденным к лишению свободы и пути их решения.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере уголовно - исполнительного права.

Предметом исследования являются проблемы правового регулирования применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания к осужденным к лишению свободы и пути их решения.

Из текста ясно степень исследованности темы в юридической литературе. Вопросам правового регулирования института применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания к осужденным к лишению свободы в разное время были посвящены труды таких отечественных ученых - правоведов, как Бубон К.В., Зубков А.И., Елеонский В.А., Курганов С.И., Мелентьев М.П., Михлин А.С., Познышев С.В., Сизый А.Ф., Соловьев Ю.Д. и др.

Методами исследования явились анализ содержания учебно–научной и сравнительно-правовой литературы, изучение и анализ нормативных правовых актов и судебной практики, эмпирические методы (сбора информации), формально-логический, в соответствии с которым построена структура работы и изложен материал.

Эмпирической базой исследования являются материалы практики в сфере правового регулирования института применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания к осужденным к лишению свободы.

Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы.


1 Развитие института применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания к осужденным к лишению свободы

1.1 Исторические аспекты развития гражданских прав осужденных

Гражданское и уголовно-исполнительное законодательства Российской Федерации, их реализация на практике позволили во многом снять проблему реализации прав человека, прав осужденного в России. По своему правовому положению осужденные, отбывающие наказание в местах лишения свободы, не только равны со своими зарубежными "коллегами", но и в отдельных случаях их превосходят. Следует отметить, что уже ИТК РСФСР в 1992 г. из перечня мер безопасности исключил применение смирительной рубашки. Европейские тюремные правила ООН данное средство прямо допускают: "...а) для предотвращения побегов во время транспортировки при условии, что заключенные освобождаются от пут, как только они предстают перед судебными или административными органами; б) по причинам медицинского характера и по указанию врача; в) по приказу директора, если другие меры оказываются недействительными, когда заключенному нужно помешать причинить вред себе самому или другим или же нанести материальный ущерб" (правило 33)[16]. Более того, в законодательстве РФ смирительная рубашка вообще не фигурирует в перечне специальных средств, которые могут применяться как сотрудниками уголовно-исполнительных органов, так и милиции. Закон РФ от 21 июля 1993 г. "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы"[11] установил исчерпывающий перечень случаев, при которых сотрудники уголовно-исполнительной системы могут применить специальные средства (ст. 30).

Ведомственными нормативными актами была отменена пониженная норма питания для лиц, содержащихся в штрафных, дисциплинарных изоляторах, помещениях камерного типа. В ИТК РСФСР это изменение внесено Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 июля 1988 г. Между тем правило 32 Минимальных стандартов обращения с осужденными допускает применение к осужденным взысканий, сопровождающихся сокращением питания. Важно лишь, чтобы это было официально удостоверено врачом: "Наказания, предусматривающие сокращение питания, можно налагать только после осмотра заключенного врачом, который должен письменно подтвердить, что заключенный способен перенести такое наказание" (ч. 1). Действующее уголовно-исполнительное законодательство РФ допускает питание по пониженным нормам только в отношении неработающих осужденных, содержащихся в штрафных изоляторах, помещениях камерного типа или одиночных камерах (ч. 4 ст. 118 УИК РФ)[2]. Установление таких норм не является наказанием за какое-либо правонарушение. При наличии соответствующего медицинского заключения питание этих осужденных осуществляется по обычным нормам.

УИК РФ 1996 г. сформировал нормативную основу правового положения осужденных (гл. 2 УИК РФ), дифференцированно определено правовое положение осужденных к различным видам уголовных наказаний, отбывающих лишение свободы в различных видах исправительных колоний а также в пределах исправительной колонии одного и того же вида режима.

При этом гуманизация уголовно-исполнительного законодательства и приведение его в соответствие с международными стандартами не завершилась разработкой и принятием Уголовно-исполнительного кодекса 1996 г., она продолжается и в настоящее время.

9 марта 2001 г. принят Федеральный закон № 25-ФЗ[9], который расширил перечень субъектов контроля за исполнением уголовных наказаний, оптимизировал систему исправительных учреждений (созданы колонии-поселения для лиц, впервые совершивших умышленные преступления небольшой и средней тяжести, единая система воспитательных колоний и др.). Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 161-ФЗ[10] внес изменения в УИК РФ, направленные на значительные смягчения условий отбывания наказания в виде лишения свободы. В частности, сокращены сроки, по истечении которых положительно характеризующиеся осужденные могут быть переведены в колонию-поселение, изменен порядок представления осужденного к условно-досрочному освобождению, установленный ст. 175 УИК РФ, принят ряд норм, направленных на совершенствование механизма реализации некоторых неимущественных прав и законных интересов осужденных, закреплены положения правил, устанавливающих минимальные стандарты обеспечения осужденных индивидуальными средствами гигиены (ст. 99 УИК РФ), гуманизированы условия отбывания лишения свободы для несовершеннолетних, беременных женщин и женщин, имеющих детей. В развитие этих положений принято Постановление Правительства РФ от 11 апреля 2005 г. № 205 "О минимальных нормах питания и материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы, а также о нормах питания и материально-бытового обеспечения подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, находящихся в следственных изоляторах Федеральной службы исполнения наказаний и Федеральной службы безопасности Российской Федерации, на мирное время"[14], снимающее дополнительные ограничения в этой сфере.

Сравнительный анализ действующего гражданского и уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации с международными стандартами показывает, что они не только существенно приблизили условия для реализации гражданских прав осужденных в нашей стране к международным стандартам, но и в некоторых конкретных положениях опередили последние. В условиях пока еще имеющего место мирового общественного мнения о том, что в России нарушаются права человека, не соблюдаются международные стандарты содержания заключенных, это следует отметить особо.

В деле соблюдения прав человека важная роль принадлежит гражданскому праву, призванному помочь обществу и человеку возвыситься до общечеловеческих ценностей в условиях перехода к рыночной экономике. Такой переход и возврат к реальным, полноценным товарно-денежным отношениям стали неизбежными. В данном направлении совершенствуется гражданское законодательство, которое предусматривает надежные гарантии защиты прав граждан и превращение их в полноправных субъектов имущественных правоотношений. Все это будет способствовать отказу от приоритета государства и общества перед личностью и ее интересами, развитию гражданско-правовой активности субъектов в рыночной инфраструктуре.

Следует отметить, что в последний период развития Российского государства было сделано многое для приведения гражданско-правового положения осужденных в соответствие с международными стандартами. События последних лет показывают, что главным в гуманизации условий отбывания наказания является правовой фактор, соблюдение прав осужденных прежде всего в сфере гражданско-правовых отношений.

Осужденные, отбывающие наказание в исправительных учреждениях, могут иметь иные как имущественные, так и личные неимущественные права гражданско-правового характера. Например, если осужденному к лишению свободы неправомерно будет причинен имущественный вред, то он имеет право на возмещение его на основе норм, предусматривающих обязанность возмещения имущественного вреда.

Из числа элементов, входящих в содержание гражданской правоспособности, ст. 209 ГК РФ устанавливает право собственника на владение, пользование и распоряжение имуществом, принадлежащим ему. Названный элемент гражданской правоспособности не подвергается каким-либо изменениям и при нахождении лица по приговору суда в местах лишения свободы. Следовательно, положения, касающиеся личной собственности граждан, закрепленные в Конституции Российской Федерации и в соответствии с ней конкретизированные в ст. 209 ГК РФ, полностью распространяются и на осужденных к лишению свободы. Как и все граждане, они могут быть субъектами права частной собственности. Гражданин не может быть лишен по суду в виде наказания за совершение уголовного преступления способности быть носителем права частной собственности.

Лица, осужденные к лишению свободы, пользуются правом наследовать и завещать имущество. Данное положение вытекает из факта обладания осужденными правом личной собственности наравне с гражданами, находящимися на свободе. Они не лишаются прав авторства на произведения науки, литературы, искусства, открытия, изобретения, рационализаторские предложения. Более того, указанные права могут быть приобретены в процессе отбытия наказания в исправительных учреждениях.

В содержание правоспособности наряду с изложенными элементами входит право пользования жилыми помещениями. Приговор суда о назначении уголовного наказания в виде лишения свободы сам по себе не лишает осужденного этого права. Но он не может осуществить это право фактически в том объеме, каким пользовался до осуждения.

Таким образом, рассматривая влияние осуждения к лишению свободы на гражданскую правоспособность данного лица, можно сделать вывод о том, что из наиболее существенных гражданских прав осужденный ввиду его изоляции по приговору суда в исправительном учреждении, не может пользоваться правом избирать, т.к. род занятий и место жительства (иное противоречило бы смыслу и целям наказания в виде лишения свободы, предусмотренного уголовным законодательством). Однако большинством других гражданских прав, перечисленных в ст. 18 ГК РФ, осужденные к лишению свободы обладают в полной мере или с некоторыми незначительными ограничениями, вызванными условиями их пребывания в исправительных колониях.


1.2 Исторический процесс развития правового регулирования мер поощрения и взыскания осужденных в России

Тюремное заключение как уголовное наказание прежде носило характер мести, возмездия и устрашения, сначала частной, затем публичной, государственной. Самые тяжкие меры, такие, как ссылка на каторгу, поселение, предназначены были для того, чтобы отрезать преступника от общества, поставить между ними непреодолимую пропасть. Главное наказание сопровождало дополнительное - лишение всех прав наказанного до гробовой доски[57].

Эмпирические исследования по тюремному вопросу показывают, что лишь несколько веков отделяют нас от того периода, когда уголовный суд не знал других наказаний, кроме смертной казни и пожизненного заточения. Слова "пощады нет" исчерпывали тогда всю лестницу наказаний. Заточение без срока было равносильно смерти - более мягкой, чем четвертование или другие жестокие и дикие казни. Установленный Средними веками порядок наказаний стал возможным благодаря низкому уровню умственного и нравственного развития общества, грубости общественных нравов, подавлению личности и стеснению индивидуальной свободы [57].

С конца XVIII в. в странах Европы, а затем в России началась прогрессивная ломка отживших форм общественной жизни. Личность получила права гражданства, и отношение государства к ней стало меняться. Устрашение в наказании подверглось строгой научной критике и под влиянием идеи исправления преступника. Прежде думали устрашить преступников казнями, но наступил период в истории тюремного заключения, когда государство стало стремиться устрашить и исправить преступников страхом более или менее продолжительного лишения свободы [57]. С наступлением филантропического периода в истории тюремного заключения в Европе и России исполнение наказания стало на путь исправления нравственности заключенного. Филантропия - это, прежде всего, человеколюбие. Глубоко филантропическая деятельность Дж. Говарда в Европе была проникнута духом милосердия и христианской любви к заключенным.

В России начиная с Александра I проявляются несомненные признаки филантропического периода в истории русской тюрьмы. Обеспечение прав заключенных следует рассматривать как необходимость "чтить дни воскресные и научить, чтобы они ходили на богослужение, которое необходимо отправлять в тюрьмах". В предполагаемых преобразованиях тюремной части в начале XIX в. считали, что тюремное дело может процветать под покровительством филантропических обществ, которые стремились "разделить заключенных, не только по полу, возрасту и категориям преступлений, но и по степени нравственного поведения" [21]. Разумеется, необходимость в тюрьме положительных мер исправления, обеспечения прав и свобод заключенных, религиозного образования - мысль не новая, но никогда прежде тюремный вопрос не ставился так открыто, как во второй четверти XIX в.

Филантропический период в истории тюремного заключения, несомненно, вошел в историю содержания арестантов как период, в котором произошло улучшение участи заключенных. Вместе с тем он не дал существенных результатов в исправлении, обеспечении прав и свобод арестантов. Во-первых, потому что он был достаточно кратким по времени по сравнению с европейскими странами. Во-вторых, об улучшении участи арестантов может идти речь лишь в незначительной части тюремных учреждений, и прежде всего в столичных тюрьмах. В-третьих, филантропический период, преследуя цель улучшения участи арестантов в местах лишения свободы, мало проявлял заботы об их исправлении путем привлечения к арестантскому труду и применения тюремного режима.

В соответствии с изложенным ни тюремный режим, ни арестантский труд как важнейшие составляющие пенитенциарной науки остались нереализованными. Арестантский труд в местах лишения свободы применялся исключительно эпизодически, а тюремный режим в дореформенный период остался вне правового регулирования. В результате это привело к "свободе" арестантов, их распущенности в местах лишения свободы, возникновению субкультурных отношений между заключенными, что проявлялось в насаждении тюремных законов в среде арестантов и унижении их личного достоинства.

В пенитенциарной системе сложились противоречия между: нормами права и их нарушением в местах лишения свободы; провозглашением целей уголовного наказания и произволом тюремной администрации; целями исправления и телесными наказаниями; пенитенциарными задачами тюремного заключения и сложившимся институтом лишения прав. Чтобы разрешить названные и другие противоречия в тюремной системе, необходимо осуществить тюремные преобразования, преодолеть негативные последствия прошлого в исполнении наказания. Для реализации цели исправительного наказания государство ставит перед собой задачу изменения пенитенциарной политики, в которой гуманизация наказания, осуществление прав, свобод заключенных становятся ее приоритетными направлениями.

Поворотным пунктом в преобразовании тюремной системы стал Закон от 11 декабря 1879 г. "Об основных положениях, имеющих служить руководством при преобразовании тюремной части и при пересмотре Уложения о наказаниях". В результате тюремных преобразований, как установлено Законом от 11 декабря 1879 г., законодатель почти все прежние меры наказания упразднил, и их место заняла тюрьма. Тюрьма стала на почву человеколюбивого отношения к узникам[49], а Указ от 17 апреля 1863 г. нанес смертельный удар старой системе устрашения[70]. Тюрьма с 1872 г. вступает в очередной период истории тюремного заключения - уголовно-политический. Его задачей было возвращение в общественную среду таких лиц, которые могли быть полезными обществу[70]. Принцип устрашения как форма предупреждения преступлений уже не может более доминировать в законодательстве.

В действовавшем законодательстве известны нормы права, поощряющие исправление арестантов. Поощрительные нормы, применяемые на основании приговора суда, предусматриваются уголовным и уголовно-пенитенциарным законодательством - Уставом о содержащихся под стражей, Уставом о ссыльных. Позитивное стимулирование обладает рядом особенностей по сравнению с негативным.

Речь идет в первую очередь об изменении условий содержания арестантов в сторону их смягчения, сокращения общего объема запретов и ограничений и, как следствие, улучшение эффективности исполнения наказания и исправление арестантов. Вышедшая из этого положения основная мысль теории "исправления заключенных" может быть очень полезной в том случае, если исполнение наказания арестантов будет сопровождаться предоставлением им прав и свобод, соответствующих льгот за хорошее поведение, добросовестное отношение к арестантскому труду.

В действовавшем законодательстве были установлены нормы права, поощряющие исправление и перевоспитание заключенных. В частности, Устав о содержащихся под стражей регламентирует применение поощрения, выражающегося в изменении правового положения арестантов каторжного заключения с предоставлением им дополнительных прав и свобод в местах лишения свободы. Эти нормы права используются в педагогических целях и являются компетенцией администрации мест лишения свободы.

Метод сравнительного правоведения при изучении прогрессивной системы исполнения наказаний в Англии показал, что при введении различных стадий исполнения наказания меры тюремной деятельности не столько подавляют арестанта, сколько при этом контролируется степень нравственного выздоровления арестанта. Желанная мечта каждого узника - получение права свободы досрочно. Там дело дошло до того, что каждый осужденный знал, что он получит свободу ранее назначенного судом срока. В России получение дополнительных прав, свобод не было так развито, как это имело место в Англии, Швейцарии. Достаточно сказать, что в России из числа исправляющихся были признаны на 1 января 1910 г. достойными перевода во внетюремный разряд только 15,5% арестантов[49].

Наряду с установками догматической юриспруденции, в рамках частнонаучных исследовательских средств метода юридической науки выделяются юридические конструкции. "Юридические конструкции, - отмечает А.Ф. Черданцев, - находят определенное закрепление и выражение в нормах права, можно было бы назвать нормативными юридическими конструкциями"[71]. С целью реализации поощрения арестантов, обеспечения прав и свобод наиболее достойным из них предоставляется право условно-досрочного освобождения.

Нормы права, в которых выражено дозволение, могут включаться в процесс формирования движущихся мотивов арестантов, стать предпосылкой к их исправлению. В законодательстве регламентируется применение поощрения, предоставление льгот, выражающихся в изменении правового положения, т.е. наиболее улучшенных условий содержания, разрешение использования своих денежных средств на питание. Разумеется, стимулирование позитивного поведения осужденных и достижение с помощью поощрений дает эффект нравственного их выздоровления.

Практика исполнения наказания в виде лишения свободы показывает, что основная масса осужденных стремится к улучшению условий содержания, сокращению числа установленных правоограничений, получению дополнительных прав и свобод. Существовавшая карательная классификация арестантов в законе давала двойной результат: одних арестантов в зависимости от их способностей, поведения, отношения к труду относили к разряду исправляющихся, других - принуждали к неукоснительному выполнению юридических обязанностей. Стаж испытания есть существенная часть пенитенциарного исправления, так как этот стаж дает обществу гарантию о том, насколько освобождаемый преступник заслуживает доверия к себе[37].

Арестанты, отличившиеся в течение двухлетнего пребывания добрым поведением, исполнением обязанностей веры и прилежании к труду или успехами в изучении мастерства, причисляются в особый отряд исправляющихся арестантов (ст. 312 Уст. сод. страж.). Одной из форм поощрения для арестантов отряда исправляющихся является сокращение исполнения наказания. Десять месяцев пребывания в этом отряде (исправляющихся) засчитывается за год, и на этом основании сокращается время, назначенное по суду (ст. 317 Уст. сод. страж.). Поэтому совершенствование стимулирования стремления осужденных к исправлению - это одновременно и стимулирование к получению дополнительных прав и свобод. Такими могут быть: расширение разных льгот, которыми пользуется арестант (свидания, переписка, право покупки в тюремной лавке и т.д.), увеличение вознаграждения за труд, перевод в пределах того же класса в более высокий разряд или из данного класса в вышестоящий, наконец, для арестантов образцового класса, по истечении известного срока, - досрочное освобождение[49]. Вышеназванный круг мер поощрений может улучшить положение арестанта во время заключения, по оценке тюремной администрации. Об отрегулированной части общественных отношений, как это следует из изложенных примеров, можно говорить, что "юридическая конструкция как идеальная модель урегулированных правом общественных отношений или их элементов является формой отражения действительности"[71].

В рамках частнонаучных исследовательских средств метода юридической науки юридическая конструкция - это формирующаяся типовая модель позитивного права. В этом смысле юридические конструкции становятся особым способом связи, обеспечивающим соответствие предписаний позитивного права и природе регулируемых отношений. Человек, открытый в преступнике, становится мишенью уголовно-правового вмешательства, объектом исправления и преобразования. Практика предоставления условно-досрочного освобождения - это практика максимального доверия к человеку. Следовательно, юридическая конструкция условно-досрочного освобождения может оцениваться как особая форма погашения наказания, связанная с предоставлением освобожденному условий прав и свобод за хорошее поведение, как подающему надежду на исправление.

Таким образом, институт обеспечения прав заключенным в местах лишения свободы как принцип пенитенциарной науки прошел большой путь эволюционного развития: от "несвободы", т.е. когда государство не обращало внимания на условия содержания заключенных, а после проведения тюремных преобразований 1879 г. - к предоставлению прав в соответствии с законом.


2 Современное состояние института применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания к осужденным к лишению свободы

2.1 Правовая природа и современное правовое регулирование мер поощрения осужденных к лишению свободы

В Уголовно-исполнительном кодексе РФ [65] содержится ряд статей, посвященных мерам поощрения. Так, в статьях 45, 57, 71, 113, 134, 153, 167 УИК РФ определяются конкретные виды поощрений для различных категорий осужденных: сокращение объема запретов, благодарность, денежная премия, награждение подарком, разрешение на получение дополнительной посылки или передачи, разрешение на дополнительный телефонный разговор, увеличение времени прогулки, досрочное снятие ранее наложенного взыскания и др. Статьи 59, 114, 169 УИК РФ определяют порядок применения мер поощрения к различным категориям осужденных, а статьи 54, 119, 138 УИК РФ - должностных лиц, имеющих право применять меры поощрения. В ст. 175 УИК РФ предусматривается, что в представлении об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания должны содержаться данные, характеризующие личность осужденного, а также его поведение, отношение к учебе и труду во время отбывания наказания, отношение осужденного к совершенному деянию.

Комментируя ст. 45 УИК РФ, А.Н. Грушин и Е.В. Середа полагают, что установленные поощрения - это специальные меры, призванные стимулировать улучшение поведения осужденного, и применяться они должны дифференцированно, в зависимости от поведения осужденного, его отношения к труду, степени исправления в целом[33]. Авторы предлагают установленные законом меры поощрения условно разделить на две группы:

1) поощрения, связанные с изменением условий отбывания наказания в лучшую сторону, например сокращение установленных сроков и объемов обязанностей и запретов;

2) поощрения, связанные с представлением осужденных, доказавших свое исправление, к условно-досрочному освобождению от отбывания наказания[33].

Одним из принципов уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации является стимулирование правопослушного поведения осужденных (ст. 8 УИК РФ).

Профессор А.И. Зубков: «Ст. 9 УИК РФ уточняет, что поведение осужденного в исправительном учреждении влияет на определение условий, в которых он отбывает наказание (первоначально облегченные или строгие), а также на объем предоставляемых ему льгот, на возможность досрочного освобождения от наказания или на изменение режима содержания на более легкий. В данном случае в полной мере раскрывается принцип уголовно-исполнительного законодательства о дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний, рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения»[33].

Федеральный закон от 15.07.1995 № 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"[15] устанавливает, что за примерное выполнение обязанностей, соблюдение установленного порядка содержания под стражей по отношению к подозреваемым и обвиняемым могут применяться такие меры поощрения, как досрочное снятие ранее наложенного взыскания, денежная премия за лучшие показатели в работе; к несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым - демонстрация дополнительного фильма, разрешение на дополнительное посещение помещения для спортивных занятий, а также на другие формы проведения досуга.

Характеризуя поощрительные нормы в уголовном и уголовно-исполнительном праве, можно выделить следующие признаки:

1) эти нормы установлены в законодательных актах государства (кодексах, федеральных законах);

2) нормы применяются государственными органами и должностными лицами этих органов от имени и по поручению государства;

3) нормы адресованы совершившим преступления лицам и призваны стимулировать их исправление и правопослушное поведение;

4) основанием для применения этих норм является добровольное правопослушное поведение лиц, совершивших преступления;

5) применение поощрительных норм выгодно как государству, так и совершившему преступление лицу;

6) применение поощрительных норм в уголовном праве зависит не от вида уголовного преступления, а от полезных поступков, осуществленных лицом, совершившим преступление;

7) применение поощрительных норм в уголовно-исполнительном праве зависит от поведения осужденных, которое определяется осуществляемыми ими полезными поступками.

Перечисленные признаки почти совпадают с признаками поощрения, выделенными А.В. Малько в статье "Поощрение как правовое средство". Так, вторым признаком поощрения, выделенным А.В. Малько, является добровольность. Действительно, если совершившее преступление лицо деятельно не раскаивается, то к нему невозможно применить норму ст. 75 УК РФ. И этот признак отмечен в указанном выше п. 4.

Третий и пятый признаки поощрения, выделенные А.В. Малько, - юридическое одобрение добровольного заслуженного поощрения в форме вознаграждения и юридический стимул. Эти признаки совпадают с признаком, указанным в п. 3 в соответствии с которым поощрительные нормы призваны стимулировать исправление совершивших преступления лиц и их правопослушное поведение.

Сформулированный А.В. Малько четвертый признак поощрения - взаимовыгодность как для субъекта, так и для государства - всецело соответствует признакам поощрения, указанным в п. 5 Государство заинтересовано в сокращении числа преступлений, в их быстрой раскрываемости, уменьшении причиненного ими вреда, в изобличении и наказании виновных. Виновному лицу также выгодно содействовать раскрытию преступления; оказывать необходимую помощь в изобличении других соучастников преступления, в розыске добытого путем преступления имущества потерпевшего непосредственно после совершения преступления; добровольно возместить имущественный ущерб и моральный вред, причиненные в результате преступления; совершать иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему; вести себя в дальнейшем правопослушно. Такое поведение виновного дает возможность освободить его от уголовной ответственности, смягчить эту ответственность, добиться условного осуждения или назначения более мягкого наказания, получить условно-досрочное освобождение, замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания, снять судимость, изменить условия отбывания наказания в лучшую сторону.

В отношении первого признака поощрения, который А.В. Малько именовал заслугой, следует заметить, что его также можно отнести к признакам поощрения в уголовном и уголовно-исполнительном праве, если исходить из того, что под заслугой понимается общепризнанная полезность чьих-нибудь поступков, деятельности[46]. Другое дело, что слово "заслуга" вряд ли применимо к оценке поведения лица, совершившего преступление. В данном случае можно говорить не о заслугах, а скорее о полезности поступков. Помогая раскрывать преступление, совершивший его осуществляет полезный поступок; добровольно возмещая имущественный ущерб и моральный вред, виновный совершает полезный поступок; действуя в соответствии с установленным порядком в местах отбывания ограничения свободы, добросовестно относясь к труду, осужденный совершает полезный поступок. Этот признак частично вошел в признаки, сформулированные в пунктах 6 и 7, которые, в свою очередь, учитывают различие в рассматриваемых отраслях права.

Следует обратить внимание на первые два пункта, в которых сформулированы признаки, не выявленные в упоминаемых работах. Исследованные поощрительные нормы уголовного и уголовно-исполнительного права содержатся в УК РФ, УИК РФ и федеральных законах, регулирующих вопросы уголовного и уголовно-исполнительного права. Конечно, поощрительные нормы иных отраслей права также содержатся в законодательных актах (кодексах, законах Российской Федерации, федеральных законах, законах субъектов Российской Федерации). Но от этого данный признак поощрительных норм не перестает быть признаком. Признак - показатель, примета, знак, по которым можно определить что-нибудь[46].

Поощрительные нормы в уголовном и уголовно-исполнительном праве применяются от имени государства, которое их установило в законодательных актах, и используются определенными государством государственными органами и (или) должностными лицами этих органов. Например, объявить благодарность осужденному к лишению свободы за хорошее поведение, добросовестное отношение к труду или обучению вправе начальник исправительного учреждения или начальник отряда этого учреждения, образованного в соответствии с Законом РФ от 21.07.1993 № 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы"[6], а решение о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания выносит суд, образованный в соответствии с Федеральным конституционным законом от 31.12.1996 № 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации"[7].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что поощрительные нормы в уголовном и уголовно-исполнительном праве являются государственными поощрительными нормами, применяемыми от имени и по поручению государства. Доказательства характерности этого признака для иных отраслей права, вероятно, нужно приводить в исследовании государственных поощрительных норм этих отраслей права.

Как уже отмечалось, до настоящего времени вопрос о правовой природе поощрительных норм и формах их реализации является дискуссионным в теории и поэтому представляющим определенные сложности для правотворческой деятельности и правоприменительной практики.

Нерешенность вопроса о природе поощрительных норм особенно зримо проявляется в учебниках по уголовно-исполнительному праву, где, как правило, содержатся наиболее устоявшиеся представления: "Нормы уголовно-исполнительного права можно классифицировать на отдельные виды в зависимости от характера устанавливаемого правила поведения. В общей теории права по указанному основанию нормы права принято подразделять на регулятивные, поощрительные и охранительные"[61]. Отсюда следует, что поощрительные нормы не являются регулятивными, т.е. они не запрещают, не предписывают и не управомочивают.

Следует отметить, что есть ряд положений, которые являются достаточно общепринятыми и которые могут послужить отправной точкой для анализа проблемы.

Поощрительные нормы направлены на стимулирование правопослушного (социально-полезного) поведения осужденных, развитие их социальной активности и устанавливают поощрения за одобряемое поведение. Поощрительные уголовно-исполнительные нормы достаточно разнообразны, и к ним относятся не только нормы, устанавливающие меры поощрения для осужденных (ст. 57, 71, 113, 134 УИК РФ). К поощрительным относятся также нормы о возможности проживания с семьей осужденным к ограничению свободы (ч. 8 ст. 50 УИК РФ), о переводе из тюрьмы в исправительную колонию, а из исправительной колонии в колонию-поселение (ч. 2 ст. 78 УИК РФ), о переводе со строгих условий отбывания наказания в обычные, а из обычных условий в облегченные (ст. 120, 122, 124 УИК РФ) и т.д.

Поощрительная норма призывает к определенному одобряемому поведению и устанавливает характер и объем поощрения (устранение некоторого обременения или предоставление какого-либо блага) для лиц, которые последуют этому призыву[28]. Таким образом, поощрительная норма имеет два адресата[39]: осужденного (чье поведение поощряется) и администрацию исправительного учреждения (кто поощряет).

Поощрительные нормы не принуждают, а призывают к определенному поведению, осужденный вправе последовать этому призыву или проигнорировать его, т.е. это его правомочие. Применение поощрения является правомочием, а не обязанностью администрации: именно она решает, соответствует ли поведение осужденного указанному в поощрительной норме, т.е. следует ли применять норму, и какую конкретную меру поощрения применить. Осужденный не вправе требовать ни самого поощрения, ни выбирать его меру. Следовательно, поощрительные нормы являются особой разновидностью управомочивающих норм[56], в них реализуется функция государственного убеждения.

Не всякая норма, устраняющая обременение или предоставляющая благо, является поощрительной. Обязательным признаком поощрительной нормы является указание на поведение осужденного, которое одобряется (поощряется) этой нормой[44]. Поэтому не являются поощрительными нормы об освобождении от наказания в связи с психическим расстройством или иной тяжелой болезнью осужденного (ч. 5 и 6 ст. 175 УИК РФ), об отсрочке отбывания наказания осужденным беременным женщинам (ст. 177 УИК РФ). Уголовно-исполнительные нормы не поощряют наступление ни болезней, ни беременности.

Не являются поощрительными, на наш взгляд, и нормы, предоставляющие льготы отдельным категориям осужденных. Например, осужденные женщины и лица, содержащиеся в воспитательных колониях, имеют право получать посылки, передачи и бандероли без ограничения (п. "а" ч. 1 ст. 90 УИК РФ); осужденным, содержащимся в воспитательных колониях, а также осужденным, являющимся инвалидами первой или второй группы, питание, одежда, коммунально-бытовые услуги и индивидуальные средства гигиены предоставляются бесплатно (ч. 5 ст. 99 УИК РФ) и т.д.

Льготы - это какие-либо преимущества, предоставляемые отдельным категориям граждан, в силу прошлых заслуг (ветераны войны) или в целях социальной поддержки (инвалиды). По объективному содержанию льгота может ничем не отличаться от поощрения - это тоже устранение обременения или предоставление блага. Принципиальное же отличие состоит в том, что, во-первых, предоставление льгот никак не связано с поведением субъекта. Во-вторых, льготы предоставляются законом, а не постановлением начальника учреждения, и осужденного льгот лишить нельзя. Иными словами, льгота - это субъективное право осужденного, и он вправе требовать ее предоставления. Где есть субъективное право, там нет поощрения; где есть поощрение, там нет субъективного права, а есть законный интерес.

Более сложным является вопрос о природе таких институтов, как передвижение осужденных к лишению свободы без конвоя или сопровождения (ст. 96 УИК РФ) и краткосрочные выезды осужденных к лишению свободы за пределы исправительных учреждений (ст. 97 УИК РФ). С одной стороны, основания их применения никак не связаны с поведением осужденного: это производственная необходимость, обусловленная характером выполняемой работы (для передвижения без конвоя), или стихийное бедствие, наличие у осужденной ребенка-инвалида (для краткосрочных выездов). С другой стороны, при их применении обязательно учитывается поведение осужденного. Соответствующее условие в норме формулируется либо прямо (разрешение на передвижение без конвоя дается только положительно характеризующимся осужденным - ч. 1 ст. 96 УИК РФ), либо косвенно (разрешение на краткосрочный выезд дается начальником исправительного учреждения с учетом личности и поведения осужденного - ч. 6 ст. 97 УИК РФ). А.С. Михлин предлагает называть их институтами со смешанной правовой природой[44].

Другим обязательным признаком поощрительной нормы является предусмотренность в ней определенного поощрения за одобряемое поведение. Поэтому вряд ли можно считать поощрительной норму ч. 2 ст. 111 УИК РФ - участие осужденных в работе самодеятельных организаций поощряется и учитывается при определении степени их исправления (и аналогичные нормы ч. 3 ст. 108, ч. 2 ст. 109 УИК РФ). Скорее это норма-декларация, которая не может быть реализована (применена) самостоятельно, без поощрительной нормы ч. 1 ст. 113 УИК РФ - "за активное участие в работе самодеятельных организаций к осужденным к лишению свободы могут применяться следующие меры поощрения". К особенностям поощрительных норм можно отнести и то, что они реализуются не в непосредственных формах (соблюдение, исполнение, использование), а в форме применения нормы права.

Таким образом, следует различать понятия "мера поощрения" и "поощрение, предусмотренное поощрительной нормой (институтом)". Первое понятие более узкое и имеет несколько отличительных признаков. Перечень мер поощрения является исчерпывающим: для лишенных свободы, например, он установлен в ч. 1 и 2 ст. 113 и ст. 134 УИК РФ. Меры поощрения не изменяют правовое положение осужденного, а их применение является исключительной прерогативой администрации исправительных учреждений. Порядок применения только мер поощрения регламентируется в Уголовно-исполнительном кодексе РФ (ст. 114, 135 УИК РФ).

Представляется ошибочной позиция авторов, которые относят к мерам поощрения замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания и помилование[60]. Да, про эти институты говорится в ст. 113 УИК РФ, но они не относятся к мерам поощрения. Институт замены является межотраслевым, включающим нормы уголовного, уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального права. Помилование же вообще не относится к числу поощрительных мер, это институт государственного прощения, а не поощрения (как и амнистия)[38].

В связи с тем что теперь ходатайство о помиловании подается не администрацией исправительного учреждения, а с ходатайством обращается сам осужденный (ст. 176 УИК РФ), то ч. 5 ст. 113 УИК РФ вообще следует исключить. Некоторые авторы, напротив, считают законодательным пробелом то, что институт амнистии не закреплен в УИК РФ в качестве поощрительной нормы[54]. На наш взгляд, целесообразно исключить и ч. 3 ст. 113 УИК РФ, содержащую отсылочную норму о применении мер в отношении положительно характеризующихся осужденных. Ведь аналогичная отсылочная норма о применении мер в отношении злостных нарушителей режима, содержащаяся в ч. 4 ст. 115 УИК РФ, уже исключена (46-ФЗ от 9 мая 2005 г.).

Дополнительно осложняет вопрос тот факт, что предоставление одного и того же блага трактуется УИК РФ то как мера поощрения, то как поощрение, предусмотренное поощрительной нормой. Так, увеличение времени прогулки до двух часов в день на срок до одного месяца для осужденных, содержащихся в строгих условиях отбывания наказания в исправительных колониях, является мерой поощрения (п. "з" ч. 1 ст. 113 УИК РФ), а для осужденных, содержащихся в помещениях камерного типа, - нет (п. "в" ч. 2 ст. 118 УИК РФ)[63].

Но нам представляется, что здесь сложность создана искусственно. Дело в том что 75-ФЗ от 11 июня 2003 г. дополнил ст. 114 УИК РФ частью четвертой. "К осужденному, имеющему неснятое или непогашенное взыскание, может быть применено поощрение только в виде досрочного снятия ранее наложенного взыскания". В свое время С.И. Курганов обращал внимание на то, что эта норма носит блокирующий характер, поскольку к осужденным, отбывающим срочное взыскание в виде перевода в помещение камерного типа, не может быть применена ни одна мера поощрения, в том числе и в виде досрочного снятия взыскания (досрочное освобождение из помещения камерного типа возможно только по медицинским показаниям)[34]. Чтобы выйти из этой патовой ситуации, законодатель перенес увеличение времени прогулки для содержащихся в помещениях камерного типа из ч. 1 ст. 113 УИК РФ в ч. 2 ст. 118 УИК РФ (29-ФЗ от 1 апреля 2005 г.). Но это снимает проблему только для лиц, содержащихся в помещениях камерного типа, но никак это не касается осужденных в колониях особого режима, переведенных в одиночные камеры. Необходимо отметить, что в строгих условиях отбывания наказания в исправительных колониях и в тюрьмах содержатся злостные нарушители, имеющие неснятые или непогашенные взыскания. В отношении их ч. 4 ст. 114 УИК РФ не теряет своего блокирующего характера.

2.2 Правовая природа и современное правовое регулирование мер взыскания осужденных к лишению свободы

За нарушение установленного порядка отбывания лишения свободы УИК РФ в ст. 115 предусматривает применение разнообразных взысканий, к их числу относятся:

а) выговор;

б) дисциплинарный штраф в размере до двухсот рублей (только за деяния, перечисленные в ч. 1 ст. 116 УИК РФ);

в) водворение осужденного, содержащегося в исправительных колониях или тюрьмах, в штрафной изолятор на срок до 15 суток;

г) перевод осужденных мужчин, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, содержащихся в исправительных колониях общего и строгого режима, в помещения камерного типа, а в исправительных колониях особого режима - в одиночные камеры на срок до шести месяцев;

д) перевод осужденных мужчин, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, в единое помещение камерного типа на срок до одного года;

е) перевод осужденных женщин, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, в помещения камерного типа на срок до трех месяцев;

ж) отмена права проживания вне общежития и запрещения выхода за пределы общежития в свободное от работы время на срок до 30 дней (только для лиц, отбывающих лишение свободы в колониях-поселениях).

К осужденным, отбывающим лишение свободы в колониях-поселениях, не подлежат применению взыскания в виде перевода за злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания в помещения камерного типа.

К осужденным, переведенным в помещение камерного типа, могут применяться любые взыскания, кроме перевода в помещения камерного типа.

К осужденным, переведенным в единое помещение камерного типа, могут применяться любые взыскания, кроме перевода в помещения камерного типа и единые помещения камерного типа.

Осужденные женщины, имеющие детей в возрасте до трех лет в доме ребенка исправительного учреждения, и осужденные женщины, освобожденные от работы по беременности и родам, а также осужденные, являющиеся инвалидами I группы, в штрафной изолятор, помещения камерного типа и единые помещения камерного типа не переводятся.

Взыскание, применяемое к осужденному, должно соответствовать тяжести и характеру нарушения и накладываться с учетом обстоятельств совершения нарушения, личности осужденного и его предыдущего поведения.

Взыскание налагается не позднее 10 суток со дня обнаружения нарушения, а если в связи с нарушением проводилась проверка - со дня ее окончания, но не позднее трех месяцев со дня совершения нарушения. Взыскание исполняется немедленно, а в исключительных случаях (при заболевании, завершении не терпящей отлагательства работы, отсутствии мест в штрафных изоляторах, помещениях камерного типа, единых помещениях камерного типа, одиночных камерах и т.п.) - не позднее 30 дней со дня его наложения. Запрещается за одно и то же нарушение налагать несколько взысканий. Возмещение причиненного ущерба взысканием не является, поэтому оно может быть применено наряду с наложенным дисциплинарным наказанием.

В устной или письменной форме может объявляться только выговор, остальные взыскания объявляются только в письменном виде - постановлением начальника исправительного учреждения или лица, замещающего его по письменному приказу. Если в течение года со дня отбытия дисциплинарного взыскания осужденный не будет подвергнут новому взысканию, он считается не имеющим взыскания.

Правовой статус осужденного характеризуется и его положением во время содержания в штрафном изоляторе (несовершеннолетних - в дисциплинарном изоляторе), помещении камерного типа, едином помещении камерного типа и одиночной камере (ст. 118 УИК РФ)[61].

Осужденным к лишению свободы, водворенным в штрафной изолятор, запрещаются свидания, телефонные переговоры, приобретение продуктов питания, получение посылок, передач и бандеролей. Они имеют право пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью один час.

Осужденные, переведенные в помещения камерного типа, единые помещения камерного типа или одиночные камеры в порядке взыскания, пользуются правом: ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 50% установленного законом минимального размера оплаты труда; получать в течение шести месяцев одну посылку или передачу, одну бандероль; пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью полтора часа; иметь право на увеличение времени прогулки до двух часов в день на срок до одного месяца по постановлению начальника исправительного учреждения при условиях отсутствия нарушений установленного порядка отбытия наказания; иметь одно краткосрочное свидание с разрешения администрации исправительного учреждения.

Лица, водворенные в штрафной изолятор, переведенные в помещения камерного типа, единые помещения камерного типа или одиночные камеры, работают отдельно от других осужденных. К указанной категории осужденных по их просьбе приглашаются священнослужители, принадлежащие к зарегистрированным в установленном порядке религиозным объединениям, по выбору осужденных.

Примечательно, что, в ст. 115 Уголовно-исполнительного кодекса РФ ("Меры взыскания, применяемые к осужденным к лишению свободы") законодатель постарался обойтись без употребления слова "дисциплинарный", которое встречается в названной статье лишь единожды. Это лишний раз свидетельствует, что ответственность осужденных, связанная с особенностями их правового статуса, намного ближе к административной, нежели к дисциплинарной ответственности в смысле Трудового кодекса РФ[5].

Отметим, что среди взысканий, применяемых как к осужденным к лишению свободы, так и к военнослужащим, находится краткосрочное содержание под стражей в специальном учреждении (гауптвахта - у военнослужащих, штрафной изолятор - у осужденных). По существу данная мера наказания ближе всего к административному аресту, предусмотренному Кодексом РФ об административных правонарушениях[4], а от ареста в смысле ст. 54 УК РФ 1996 г. отличается только по срокам и особенностям режима содержания. Интерес автора к этому моменту неслучаен. Проанализируем следующую практическую ситуацию.

Осужденная Ж., содержащаяся в исправительной колонии на территории Хабаровского края, предъявила претензии к осужденной П., содержавшейся в этом же учреждении, по поводу неэтичного, по ее мнению, поведения последней. В результате между осужденными возникли личные неприязненные отношения, перешедшие в ссору и потасовку, в ходе которой Ж. нанесла побои П.

Постановлением начальника учреждения на Ж. было наложено взыскание в виде водворения в штрафной изолятор сроком на 10 суток. После проверки, проведенной по факту потасовки между осужденными, было возбуждено уголовное дело, и Ж. привлечена к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 213 УК РФ.

Не следует в выпускной квалификационной работе оценивать правомерность квалификации действий осужденной по ст. 213 УК РФ[3], поскольку это приведет к отклонению от темы. Сконцентрируем внимание на другом факте: до принятия решения о возбуждении уголовного дела на осужденную было наложено взыскание, которое она полностью отбыла. Сущность взыскания по форме и содержанию близка к уголовному наказанию, как уже отмечалось выше, она состоит в ограничении личной свободы человека, хотя и на краткий срок. Решение о наложении данного взыскания принял орган, наделенный не только правом налагать на осужденных взыскания в порядке, предусмотренном Уголовно-исполнительным кодексом РФ, но и полномочиями по ведению оперативно-розыскной деятельности, а также функциями органа дознания.

Иными словами, администрация учреждения, исполняющего наказание, имела все возможности сразу определиться с видом ответственности, к которой следует привлекать гражданку Ж. В исследуемом деле, однако, этого сделано не было. В результате возникла ситуация, в которой одно и то же лицо за одно и то же правонарушение понесло сначала административное, а затем и уголовное наказание. Это все равно что уличного дебошира, нарушающего покой мирных граждан, милиция сначала бы "оформила" в рамках административного производства, а потом "передумала" и возбудила уголовное дело по факту тех же самых действий, не добавляя ничего нового[19]. Следовательно, поскольку орган, на который законом возложена обязанность по принятию решений, не только не может определиться с видом ответственности, но и возбуждает два разных процессуальных производства по одному и тому же факту и с одними и теми же фигурантами.

Ст. 116 УИК РФ имеет показательную оговорку, имеющую отношение к теме наших рассуждений. Часть первая данной статьи указывает считать злостным нарушением "...неповиновение представителям администрации исправительного учреждения или их оскорбление при отсутствии признаков преступления...".

Законодатель при принятии Уголовно-исполнительного кодекса РФ, понимал, что при наличии признаков преступления должны следовать меры уголовно-процессуального принуждения (например, арест в смысле ст. 108 УПК РФ) и дальнейшее наказание, предусмотренное уголовным законодательством. Однако в самом уголовно-исполнительном законе не было сделано прямое указание, что административные (в терминологии Уголовно-исполнительного кодекса - дисциплинарные) взыскания при этом не применяются. Отсутствие такового прямого указания и влечет за собой практическое применение закона в том стиле, который характерен для приведенного примера. Не стоит беспокоиться о том, что эта ситуация - лазейка для избегания преступниками ответственности за содеянное. Как раз наоборот, практически она может возникать главным образом в ситуациях, связанных с разбором довольно незначительных правонарушений и влечет дублирование ответственности лиц с относительно невысокой общественной опасностью.


2.3 Сравнение норм дисциплинарных взысканий в уголовно-исполнительном и трудовом праве

Нарушения законности в исправительных учреждениях большинство сотрудников уголовно-исполнительной системы связывают с недостаточным финансированием, не позволяющим привести условия отбывания наказания в соответствие с международными нормами. Следствие нарушений - множество жалоб осужденных в различные инстанции. По вопросам трудоиспользования жалоб практически нет.

Дисциплина труда - обязательное для всех подчинение правилам поведения на работе. В исправительных учреждениях действуют Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений. Но правил внутреннего трудового распорядка в исправительных учреждениях обычно нет, несмотря на то, что в § 6 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений указано, что начальниками исправительных учреждений с учетом условий труда устанавливается порядок поведения осужденных на производственных объектах.

Поощрения за добросовестное отношение к труду предусмотрены ст. 191 ТК и ст. 113 УИК РФ. Одинаковыми видами поощрения являются: благодарность, премия, награждение подарком. УИК РФ содержит специфические виды поощрений, связанные с облегчением условий отбывания наказания, например, предоставление дополнительного свидания.

Взыскания, налагаемые на осужденных, специфичны. Существуют особенности и в порядке наложения взысканий. Трудовой кодекс РФ в ст. 193 РФ устанавливает, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель обязан затребовать от работника объяснения в письменной форме[5]. Статья 117 УИК РФ до ноября 2004 г. такого положения не содержала, но теперь перед наложением дисциплинарного взыскания осужденному дается право дать объяснение.

Правом налагать меры взыскания на осужденных к лишению свободы обладает начальник учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, в соответствии с нормами уголовно-исполнительного законодательства.

Одинаковым видом дисциплинарного взыскания в трудовом и уголовно-исполнительном законодательстве будет только выговор. Остальные виды взысканий, налагаемых на осужденных, специфичны, используются только на основании норм уголовно-исполнительного законодательства (ст. 115 УИК РФ). Это штраф до двухсот рублей, водворение в штрафной изолятор на срок до 15 суток, перевод в помещение камерного типа или единое помещение камерного типа, одиночную камеру. Такие меры трудовым законодательством не предусмотрены.

Дисциплинарная ответственность за совершение дисциплинарного проступка при исполнении трудовых обязанностей осужденным-работником должна быть отграничена от мер взыскания за нарушение режима содержания в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством. Причиной неправомерного привлечения осужденных к лишению свободы за дисциплинарный проступок к ответственности по нормам уголовно-исполнительного права является то, что в настоящее время на законодательном уровне не учтены особенности привлечения таких осужденных к труду.

В течение какого срока работодатель может применить дисциплинарное взыскание? Трудовой кодекс содержит худшее для работника условие, чем УИК РФ. В соответствии с ТК РФ дисциплинарное взыскание может быть применено не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка. УИК РФ устанавливает срок в десять дней, а если в связи с нарушением проводилась проверка - со дня ее окончания, но не позднее трех месяцев со дня совершения нарушения.

По мнению А.С. Губенко, следует отграничивать дисциплинарную ответственность за нарушение трудового законодательства от ответственности за нарушение норм уголовно-исполнительного законодательства[22]. При наложении взысканий за совершение дисциплинарных проступков работником-осужденным следует руководствоваться ТК РФ, а при нарушении осужденным режима отбывания наказания – УИК РФ.

Что касается снятия взыскания, то ТК РФ и УИК РФ содержат одинаковые положения: если в течение года со дня применения взыскания работник не будет подвергнут новому взысканию, он считается не имеющим его.

В соответствии со ст. 1 ТК РФ, одна из основных задач трудового законодательства - создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, интересов государства, а также правовое регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений по материальной ответственности работодателей и работников в сфере труда.

Положения о материальной ответственности осужденных к лишению свободы изложены в ст. 102 УИК РФ. В случае причинения во время отбывания наказания материального ущерба государству или физическим и юридическим лицам осужденные к лишению свободы несут материальную ответственность: за ущерб, причиненный при исполнении ими трудовых обязанностей, - в размерах, предусмотренных законодательством РФ о труде.

Кроме этого, ч. 3 ст. 102 УИК РФ регламентирует, что неправильно удержанные суммы за причиненный материальный ущерб подлежат возврату осужденному.

УИК РФ не содержит правил взыскания материального ущерба, указывая только сумму, нет в нем и отсылочных норм. Так как речь идет о материальном ущербе, причиненном при исполнении осужденными трудовых обязанностей, следует руководствоваться нормами ТК РФ.

При решении вопроса о материальной ответственности нередки случаи игнорирования норм трудового права администрацией исправительных учреждений. Не соблюдается порядок ознакомления работников-осужденных с приказами начальника исправительного учреждения о привлечении к материальной ответственности.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод о том, что виды поощрений и взысканий, применяемых к работникам-осужденным, различны в ТК РФ и УИК РФ. Вследствие того, что начальник исправительного учреждения, как правило, сочетает в себе роли и основного субъекта трудового правоотношения, выступая от имени работодателя - исправительного учреждения, и субъекта уголовно-исполнительного отношения, нередко происходит подмена дисциплинарной ответственности по трудовому законодательству ответственностью за нарушение режима содержания в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством и наоборот.


3. Проблемы правового регулирования института применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания к осужденным к лишению свободы и пути их решения

3.1 Проблема дифференциации мер поощрения и дисциплинарных взысканий к осужденным к лишению свободы

Одним из основополагающих принципов в уголовно-исполнительном праве является принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний. От его претворения в правоприменительной деятельности зависит возможность достижения целей, поставленных перед уголовным наказанием.

Принципы уголовно-исполнительного права, и в частности принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний, представляют центральные положения, на которых должна строиться и действовать система исполнения наказания. Однако, по мнению И.Н.Павлова в отличие от уголовного права в уголовно-исполнительном праве содержание принципов не раскрыто[47].

В научной и учебной литературе выражены такие подходы к принципу дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний: "принцип справедливости (ст. 6 УК РФ) выражен как принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний"[62], "принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний включает рациональное применение мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирование их правопослушного поведения как следствие дифференциации и индивидуализации самих осужденных"[63], "нормы о распределении осужденных по видам исправительных учреждений, о разных условиях отбывания наказания в исправительных колониях"[60], "производные от такого принципа уголовного права, как дифференциация и индивидуализация ответственности (ст. 6 УК РФ)"[] и т.д.

Принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний в основном трактуется этими исследователями как производный от принципа справедливости ответственности и наказания. Содержание принципа дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний видится авторам в следующем: "Дифференциация исполнения наказания означает, что к различным категориям осужденных в зависимости от тяжести совершенных ими преступлений, прошлой преступной деятельности, формы вины, поведения в процессе отбывания наказания применяется принудительное воздействие и ограничение в правах в различных объемах. Один из методов дифференциации исполнения наказания - классификация осужденных и распределение их по видам исправительных учреждений"[61]. Зубарев С.М. рассматривает дифференциацию и индивидуализацию исполнения наказаний "как единый, взаимообусловленный и взаимосвязанный процесс, который позволяет скорректировать исправительное воздействие в зависимости от групповых и индивидуальных признаков осужденных"[59]. Данная позиция наиболее полно отражает концептуальную линию исправительного воздействия, особенно в части корректировки средств исправления на осужденных. Однако далее С.М. Зубарев продолжает, что "дифференциация осужденных предполагает распределение их по группам в процессе отбывания наказания, прежде всего по уголовно-правовым и уголовно-исполнительным основаниям"[59]. Как видим, авторы "объединяют в одном понятии два различных явления, хотя объективно различаются уголовно-правовая и уголовно-исполнительная дифференциация, обусловленные в значительной мере их задачами, способами реализации, субъектами правоотношений"[36]. Сходной позиции придерживается и М.П. Мелентьев: "Классификация осужденных к лишению свободы и их раздельное содержание должны основываться не на уголовно-правовой характеристике виновных, а в основном на пенитенциарных и психолого-педагогических признаках, ибо целью исполнения наказания является ресоциализация осужденных"[40].

И как следствие - вопрос "содержания принципов уголовно-исполнительного законодательства" отдан на откуп доктринальному толкованию ст. 8 УИК РФ[66], которое дает неограниченную свободу субъективному мнению того или иного исследователя.

В настоящее же время принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказания предполагает, что к различным категориям осужденных в зависимости от характера совершенных ими преступлений и степени общественной опасности, прошлой преступной деятельности следует применять различный объем карательного воздействия, правоограничений, а воспитательная работа с ними должна строиться с учетом типологических особенностей их личности, возраста, пола и иных психолого-педагогических особенностей. И прежде всего это относится к осужденным к лишению свободы.

Как известно, осужденные к лишению свободы разделяются на относительно однородные категории (ст. 80 УИК РФ), а отбывание ими наказания организуется в исправительных учреждениях различного вида (ст. 74 УИК РФ). Кроме того, в пределах одной колонии осужденные к лишению свободы могут находиться в обычных, облегченных и строгих условиях отбывания наказания (ст. 87 УИК РФ), предусмотренных видом режима данной колонии, что дает возможность применять к ним различный объем правоограничений. По степени социально-нравственной запущенности осужденные подразделяются на нарушителей, злостных нарушителей режима. По степени исправления они разделяются на положительно характеризующихся и не нуждающихся для своего исправления в полном отбывании наказания.

Дифференциация исправительного воздействия в отношении различных категорий осужденных может осуществляться в пределах вида исправительного учреждения, как без изоляции, так и путем изоляции. Например, за злостные нарушения режима осужденные могут переводиться в строгие условия отбывания (ч. 3 ст. 120, ч. 3 ст. 122 УИК РФ и др.) или в помещения камерного типа (п. "г" ч. 1 ст. 115 УИК РФ), где они содержатся изолированно от других осужденных, отбывающих наказание в данной колонии.

На первый взгляд кажется, что перевод осужденных из одних условий содержания в другие позволяет обеспечить дифференцированный подход к осужденным, стимулировать их исправление в процессе отбывания наказания. Однако недостаточная регламентация принципа дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний негативно сказывается как на уголовно-исполнительном законодательстве, так и на правоприменительной деятельности.

Рассмотрим несколько примеров.

Части 2 статей 120, 122, 124 УИК РФ предусматривают, что при отсутствии взысканий за нарушения установленного порядка отбывания наказания и добросовестном отношении к труду по отбытию, в зависимости от вида режима, определенного срока наказания, осужденные могут быть переведены в облегченные условия. И здесь принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказания соприкасается с правовым положением осужденного, а именно - с одной из групп законных интересов осужденных, направленных на получение поощрения, возможность которого закреплена в поощрительных нормах уголовно-исполнительного права (предоставления облегченных условий отбывания лишения свободы). Оставим за рамками данной статьи, не позволяя увлечься, рассмотрение разных трактовок понятия "законные интересы осужденных"[62].

Перевод осужденных в более благоприятные условия содержания согласно указанным статьям возможен при определенных условиях. Однако формулировки "при добросовестном отношении к труду" и "могут быть переведены" вызывают определенное сомнение. Во-первых, в настоящее время не всех осужденных к лишению свободы администрация учреждений может трудоустроить. Во-вторых, формулировка "могут быть переведены" предполагает определенные моменты субъективного отношения администрации учреждений к осужденному, в связи с чем законный интерес осужденного на перевод в более облегченные условия содержания может остаться лишь виртуальным. В-третьих, сам факт соблюдения осужденным режима содержания уголовно-исполнительным законодательством не рассматривается достаточным основанием для перевода в улучшенные условия содержания. Указанные положения не в полной мере отражают дифференцированный подход к условиям отбывания наказания, а главное - безусловного соблюдения прав осужденного. Переход осужденного в улучшенные условия содержания при отсутствии взысканий должен быть безусловным правом осужденного, которое будет и должно стимулировать правопослушное поведение осужденных. Безусловное право осужденного на перевод из строгих условий содержания в обычные при отсутствии взысканий, правда, не ранее определенного времени, закрепляется ч. 5 ст. 120, ч. 6 ст. 122, ч. 6 ст. 124 УИК РФ. И здесь наблюдается определенной парадокс: соблюдение осужденным режима содержания в строгих условиях является достаточным для перевода в улучшенные условия содержания, а из обычных условий в облегченные - нет. И такая неопределенность перевода из одних условий в другие, особенно в улучшенные условия содержания, не порождает, как правило, интереса у осужденных к правопослушному поведению. Тем более что правовое регулирование изменения условий отбывания не предусматривает досрочного их улучшения, в том числе и перевод со строгих условий в обычные.

Такая ситуация неопределенности возникает из-за того, что законодатель в ч. 3 ст. 113 УИК РФ наряду с мерами поощрения в числе "иных мер" указывает на возможности применения положений ст. 87 УИК РФ, не дифференцируя их по положительному и негативному признаку. Тем самым, относя их к разряду поощрительных норм, не ставит знака равенства между институтами применения мер поощрения и изменения условий отбывания лишения свободы[72].

Ситуация законодательной неопределенности возникает и при переводе осужденного в помещение камерного типа. Являясь мерой взыскания, согласно п. "г" ч. 1 ст. 115 УИК РФ перевод осужденных к лишению свободы в помещение камерного типа выполняет по своей сути перевод осужденного в тюрьму, так как там и там камеры, а характер правоограничений еще более суров. Возникает вопрос: почему перевод осужденных в строгие условия содержания происходит комиссионно, а перевод в помещение камерного типа - нет, и какую роль выполняет помещение камерного типа - взыскания или условий содержания? Поглощает ли срок дисциплинарного взыскания срок пребывания осужденного в более строгих условиях содержания? Из анализа указанных статей видно, что пока в правоприменительной практике возникают только вопросы, на которые ответа законодатель не дает.

Таким образом, становится очевидным, что уголовно-исполнительное законодательство не раскрывает полностью и понятие "злостный нарушитель режима" и четко не определяет критерии и правовые последствия отнесения осужденного к данной категории. Следовательно, при достижении одной и той же степени исправления могут наступать различные правовые последствия. Так, одного злостного нарушителя режима за очередное злостное нарушение водворят в помещение камерного типа, а другого в тюрьму[68].

Анализируя мнения В.С. Яковлева, Б.З. Маликова, Н.Б. Маликовой, наиболее приемлемым вариантом выхода из данной ситуации можно считать:

- исполнять сначала дисциплинарное взыскание, а затем содержание осужденных в условиях, определенных комиссией исправительного учреждения при признании осужденного злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания[72];

- на основании материалов, характеризующих осужденного в период применения к нему дисциплинарного взыскания, комиссионно подтверждать или не подтверждать признание его злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания; если осужденный остается таковым, то он должен быть переведен в соответствующие более строгие по сравнению с первоначальными условиями отбывания наказания[67];

- содержание осужденных к лишению свободы в помещениях камерного типа и единых помещениях камерного типа сделать условиями содержания, с необходимыми правоограничениями.

3.2 Проблема меры поощрения как субъективного права осужденного

Одним из самых дискуссионных в теории является вопрос о том, можно ли поощрение рассматривать как субъективное право осужденного. Активно точку зрения о праве осужденных на поощрение отстаивает А.Ф. Сизый[53]. Но многие ученые придерживаются позиции, что в одних поощрительных нормах (их меньшинство) закреплено право осужденных на поощрение, в других – нет[56]. Ни одна поощрительная норма действующего уголовно-исполнительного законодательства не предоставляет осужденному право на поощрение, и следовательно, он не наделяется правом требовать такового.

В поощрительных нормах используются не императивные формулировки, а словосочетания: "могут применяться", "могут быть применены". По мнению Ю.Д. Соловьева, это отнюдь не означает, что не может быть, а точнее, не должно быть поощрительных норм, закрепляющих обязанности органа, исполняющего наказание, назначить осужденному за желаемый вариант поведения меру поощрения[55]. Необходимо придать некоторым поощрительным нормам обязательный характер. Например, поощрениям для осужденных, перевыполняющих нормы выработки или образцово выполняющих установленные задания на тяжелых работах, а также на работах с вредными или опасными условиями труда, в виде повышения размера средств, разрешенных для расходования (ч. 4 ст. 88 УИК РФ), и увеличения продолжительности ежегодного оплачиваемого отпуска (ч. 5 ст. 104 УИК РФ). Но это следует рассматривать скорее как исключение, имеющее обоснование опять же в исключительности условий.

Анализируя структуру процесса реализации поощрительной нормы, видно, что он полностью совпадает с процессом реализации законного интереса. Для получения поощрения необходимы следующие условия: а) у осужденного наличествует стремление к обладанию благом (получить поощрение), т.е. он прислушался к призыву поощрительной нормы; б) осужденный совершил действия, предусмотренные диспозицией (гипотезой) поощрительной нормы; в) администрация исправительного учреждения оценила поведение осужденного как соответствующее диспозиции (гипотезе) нормы; г) на основании этой оценки (положительной) администрация принимает решение о поощрении.

Ключевым моментом в данном случае является то, что реальным основанием применения нормы является не само поведение осужденного, а его оценка (точнее, результат оценки) правоприменителем. Это, безусловно, может порождать субъективизм, тем более что формулировки поощрительных норм весьма неконкретизированы - "положительно характеризующийся осужденный", "не нуждающийся для своего исправления в полном отбывании наказания" и т.д.

На это обращают внимание многие авторы и предлагают сделать основания применения поощрительных норм четко формализованными и конкретно определенными[44]. Так, А.Ф. Сизый предлагает по аналогии с составом преступления ввести понятие состава правопослушного поведения осужденных, с теми же элементами - объект, субъект, объективная сторона, субъективная сторона[54].

Таким образом, проблема неопределенности оснований применения поощрительных норм существует. Но полностью преодолеть оценочный характер поощрительных норм вряд ли возможно. Как справедливо подчеркивает А.С. Михлин, поощрения применяются, как правило, не за единичные поступки, а за положительное поведение в течение определенного промежутка времени[44]. Поведение осужденного оценивается на основе поступков (действий), но именно оценивается. Идея формализовать основания поощрительных норм до уровня конкретного действия (перевыполнил план на 10% - премия; участвовал в выпуске стенгазеты - благодарность) и тем самым придать поощрительным нормам обязательный характер представляется нам утопичной. Как и идея создания некоего поощрительного кодекса, где будут закреплены основания и условия применения поощрений и конкретные составы правопослушного поведения осужденных[35].

Более реалистичным и плодотворным представляется другое направление - разработка (с участием педагогов, психологов, социологов) эмпирических показателей, позволяющих операционализировать такие оценочные понятия, как "хорошее поведение", "добросовестное отношение", "активное участие" и т.д. Тем более что работа в этом направлении имеет положительные результаты и востребована практикой. Но даже если и будет разработана адекватная система таких показателей, они могут иметь только рекомендательный характер.


Заключение

Одним из средств обеспечения режима является дисциплинарное воздействие (поощрения и взыскания), что одновременно есть средство стимулирования правопослушного поведения осужденных.

Основанием применения мер поощрения являются хорошее поведение, добросовестное отношение к труду и обучению, активное участие в работе самодеятельных организаций и проводимых воспитательных мероприятиях (ст. ст. 113, 134 УИК РФ). Для применения поощрения достаточно одного из этих оснований.

В действующем Уголовно-исполнительном кодексе РФ содержится ряд статей, посвященных мерам поощрения. Так, в статьях 45, 57, 71, 113, 134, 153, 167 УИК РФ определяются конкретные виды поощрений для различных категорий осужденных: сокращение объема запретов, благодарность, денежная премия, награждение подарком, разрешение на получение дополнительной посылки или передачи, разрешение на дополнительный телефонный разговор, увеличение времени прогулки, досрочное снятие ранее наложенного взыскания и др. Статьи 59, 114, 169 УИК РФ определяют порядок применения мер поощрения к различным категориям осужденных, а статьи 54, 119, 138 УИК РФ - должностных лиц, имеющих право применять меры поощрения. В ст. 175 УИК РФ предусматривается, что в представлении об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания должны содержаться данные, характеризующие личность осужденного, а также его поведение, отношение к учебе и труду во время отбывания наказания, отношение осужденного к совершенному деянию.

Что касается проблем правового регулирования института применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания к осужденным к лишению свободы, отметим следующее:

1) следует различать понятия "мера поощрения" и "поощрение, предусмотренное поощрительной нормой (институтом)". Первое понятие более узкое и имеет несколько отличительных признаков. Перечень мер поощрения является исчерпывающим: для лишенных свободы, например, он установлен в ч. 1 и 2 ст. 113 и ст. 134 УИК РФ. Меры поощрения не изменяют правовое положение осужденного, а их применение является исключительной прерогативой администрации исправительных учреждений. Порядок применения только мер поощрения регламентируется в Уголовно-исполнительном кодексе РФ (ст. 114, 135 УИК РФ).

Представляется ошибочной позиция авторов, которые относят к мерам поощрения замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания и помилование. Да, про эти институты говорится в ст. 113 УИК РФ, но они не относятся к мерам поощрения. Институт замены является межотраслевым, включающим нормы уголовного, уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального права. Помилование же вообще не относится к числу поощрительных мер, это институт государственного прощения, а не поощрения (как и амнистия).

2) переход осужденного в улучшенные условия содержания при отсутствии взысканий должен быть безусловным правом осужденного, которое будет и должно стимулировать правопослушное поведение осужденных. Безусловное право осужденного на перевод из строгих условий содержания в обычные при отсутствии взысканий, правда, не ранее определенного времени, закрепляется ч. 5 ст. 120, ч. 6 ст. 122, ч. 6 ст. 124 УИК РФ. И здесь наблюдается определенной парадокс: соблюдение осужденным режима содержания в строгих условиях является достаточным для перевода в улучшенные условия содержания, а из обычных условий в облегченные - нет. И такая неопределенность перевода из одних условий в другие, особенно в улучшенные условия содержания, не порождает, как правило, интереса у осужденных к правопослушному поведению. Тем более что правовое регулирование изменения условий отбывания не предусматривает досрочного их улучшения, в том числе и перевод со строгих условий в обычные.

Такая ситуация неопределенности возникает из-за того, что законодатель в ч. 3 ст. 113 УИК РФ наряду с мерами поощрения в числе "иных мер" указывает на возможности применения положений ст. 87 УИК РФ, не дифференцируя их по положительному и негативному признаку. Тем самым, относя их к разряду поощрительных норм, не ставит знака равенства между институтами применения мер поощрения и изменения условий отбывания лишения свободы.

3) одним из самых дискуссионных в теории является вопрос о том, можно ли поощрение рассматривать как субъективное право осужденного. Поведение осужденного оценивается на основе поступков (действий). Более реалистичным и плодотворным нам представляется направление разработки (с участием педагогов, психологов, социологов) эмпирических показателей, позволяющих операционализировать такие оценочные понятия, как "хорошее поведение", "добросовестное отношение", "активное участие" и т.д.


Список использованных источников

Нормативно-правовые акты

1. Европейские правила тюремного заключения // Международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. – М.: Международные отношения, 1993. – С. 32 – 50.

2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // Российская газета. – 2009. – 29 января

3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 19.07.2009, с изм. от 24.07.2009) (с изм. и доп., вступившими в силу с 21.10.2009) // Российская газета. – 2001. – 31 декабря.

4. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.12.2001) (ред. от 17.07.2009) // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 1(ч. 1). – ст. 3.

5. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 № 1-ФЗ (принят ГД ФС РФ 18.12.1996) (ред. от 19.07.2009) // Российская газета. – 1997. – 16 января

6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 30.10.2009) // Российская газета. – 1996. – 18 июня.

7. Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ (ред. от 05.04.2005) "О судебной системе Российской Федерации" (одобрен СФ ФС РФ 26.12.1996) // Российская газета. – 1997. – 6 января

8. Федеральный закон от 15.07.1995 № 103-ФЗ (ред. от 27.09.2009) "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (принят ГД ФС РФ 21.06.1995) // Российская газета. – 1995. – 20 июля

9. Федеральный закон от 09.03.2001 № 25-ФЗ (ред. от 08.12.2003) "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 21.02.2001) // Российская газета. – 2001. – 14 марта

10. Федеральный закон от 08.12.2003 № 161-ФЗ (ред. от 03.06.2009) "О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 21.11.2003) // Парламентская газета. – 2003. – 11 декабря.

11. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162"О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" Принят Государственной Думой 21 ноября 2003 // Собрание законодательства РФ. – 2003. – № 28. – ст. 288..

12. Закон Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. – 1993. – 16 августа.

13. Закон РФ от 21.07.1993 № 5473-1 (ред. от 27.09.2009) "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – 19 августа.

14. Положение об отряде осужденных исправительного учреждения: утв. Приказом Минюста России от 30 декабря 2005 г. № 259: [в ред. Приказа Минюста РФ от 06 июня 2006 г. № 206] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2006. – № 10.

15. Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений утвержденные Приказом Минюста РФ от 3 ноября 2005 г. № 205 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2005. – № 47.

16. Пленум Верховного суда Российской Федерации. Постановление от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» // Бюллетень ВС РФ. – 2009. – № 9. – С. 02 – 04.

Учебно-научная и периодическая литература

17. Антонян Ю.М., Квашис В.Е., Михлин А.С., Байдаков, Г.П. Наказание и исправление преступников: пособие / под ред. Ю.М. Антоняна. – М. 1992. – 388 с.

18. Бабаян С. Проблемы применения мер поощрения и взыскания / С. Бабаян // Преступление и наказание. – 2007. – № 6. – С. 11 – 13.

19. Бубон К.В. О российской системе и практике применения наказаний в качестве мер юридической ответственности // Адвокат. – 2009. – № 4. – С. 56

20. Васильев А.И., Маслихин А.В., Мурзин Д.М. Конституция СССР и вопросы законодательного регулирования правового положения осужденных к лишению свободы: Учебное пособие. – Рязань: НИиРИО РВШ МВД СССР, 1980. – 62с.

21. Второй международный конгресс. – СПб, 2006. – 200 с.

22. Губенко А.С. Дисциплина труда и материальная ответственность лиц, осужденных к лишению свободы // Законность. – 2006. – № 12. – С. 68.

23. Гернет М.Н. История царской тюрьмы: в 5 т. / М.Н. Гернет. – М.: Госюриздат, 1952. – 255с.

24. Глоточкин А.Д. Психические состояния человека, лишенного свободы / А.Д. Глоточкин. – М.: Высшая школа МВД СССР, 1968. – 44 с.

25. Глоточкин А.Д., Пирожков В.Ф. Исправительно-трудовая психология: Учебник / под ред. К.К. Платонова. – М.: Академия МВД СССР, 1974. – 426 с.

26. Дементьев А.И. Лишение свободы: уголовно-правовые и исправительно-трудовые аспекты / А.И. Дементьев. – Ростов н/Дону, 1981. – 206 с.

27. Детков М.Г. Содержание пенитенциарной политики Российского государства и ее реализация в системе исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы в период 1917–1930 годов: Монография. – М.: Изд-во РИПК работников ОВД, 1992. – 192 с.

28. Елеонский В.А. Поощрительные нормы уголовного права. –Хабаровск, 2007. – 500 с.

29. Евтушенко И.И. Условно-досрочное освобождение осужденных к лишению свободы и их ресоциализация: Монография / И.И. Евтушенко. – Волгоград: ВолгГТУ, 2005. – 174 с.

30. Журавлев М.П. Правонарушения осужденных к лишению свободы и меры дисциплинарной ответственности / М.П. Журавлев, Г.А. Аванесов, В.Е. Квашис и др. – М.: ВНИИ МВД СССР, 1970. – 185 с.

31. Зубков А.И. Пенитенциарные учреждения в системе Министерства юстиции России: история и современность. – М.: Норма, 1998. – 176 с.

32. Конегер П.Е. Сущность и проблемы правоприменения мер дисциплинарного воздействия на лиц отбывающих наказание в виде лишения свободы / под ред. В.М. Анисимкова. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2004. – 184с.

33. Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И. Зубкова. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2007. – 154 с.

34. Курганов С.И. К вопросу о противоречиях уголовно-исполнительного законодательства // Судья. – 2007. – № 2. – С. 56.

35. Курганов С.И. О природе поощрительных норм уголовно-исполнительного права // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. – 2008. – № 5. – С. 65.

36. Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. – М., 2008. – 296 с.

37. Малинин Ф.Н. Постановления шести международных тюремных конгрессов (по изд.1904 г.). – СПб., 2008. – 254с.

38. Марогулова И.Л. Амнистия и помилование в российском законодательстве. – М., 1998. – 325с.

39. Мелентьев М.П. Классификация осужденных к лишению свободы и вопросы назначения им вида исправительного учреждения // Российский следователь. – 2008. – № 3. – С. 33

40. Мелентьев М.П. Структура советского исправительно-трудового права. – Рязань, 1981. – 55с.

41. Минязева, Т.Ф. Правовое положение осужденных / Т.Ф. Минязева. – М.: Права человека, 2000. – 212 с.

42. Минязева, Т.Ф. Правой статус личности осужденных в Российской Федерации / Т.Ф. Минязева. – М.: Издательство НОРМА, 2001. – 320 с.

43. Мурзин, Д.М. Развитие исправительно-трудовых колоний как основного вида ИТУ. Лекция / Д.М. Мурзин. – Рязань: Изд-во РВШ МВД СССР, 1978. – 50 с.

44. Михлин А.С. Поощрительные институты и их место в уголовно-исполнительном праве // Реформа уголовно-исполнительной системы и ее правовое обеспечение. – М., 1993. – С. 101 – 104.

45. Никитин В.А. Тюрьма и ссылка. – СПб., 2007. – 32 с.

46. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и 7500 фразеол. выражений / РАН. Ин-т рус. яз.; Российский фонд культуры. – М.: Азъ Ltd, 1992. – 256с.

47. Павлов И.Н. Некоторые аспекты реализации принципа дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний в уголовно-исполнительном праве // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. – 2006. – № 6. – С.45 – 47.

48. Пасек А. Проект о преобразовании тюрем (по изд.1868 г.). – СПб., 2007. – 155 с.

49. Познышев С.В. Основы пенитенциарной политики. – М., 2007. – 93 с.

50. Познышев С.В. Отчет ГТУ за 1909 // Основы пенитенциарной политики (по изд.1923 г.). – М, 2007. – С. 34 – 35.

51. Познышев С.В. Очерки тюрьмоведения (по изд.1915 г.). – М., 2008. – 123с.

52. Селиверстов В.И. Теоретические проблемы правового положения лиц, отбывающих наказание: монография / В.И. Селиверстов. – М.: Академия МВД РФ, 1992. – 150с.

53. Сизый А.Ф. Стимулирующие нормы уголовно-исполнительного права и их применение в процессе формирования правопослушного поведения осужденных. – Чебоксары, 2008. – 145с.

54. Сизый А.Ф. О субъективном праве осужденных на поощрение // Совершенствование законодательства и практики учреждений, исполняющих наказания, на основе Конституции РФ. – М., 2005. – С. 74 – 76.

55. Соловьев Ю.Д. Проблемы совершенствования поощрительных норм исправительно-трудового права // Совершенствование законодательных основ исполнения уголовных наказаний. – М.,1984. – С. 36 – 38.

56. Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы общей части. – М., 1984. – 29 с.

57. Тальберг Д. Исторический очерк тюремной реформы и современные системы европейских тюрем (по изд. 1875 г.). – СПб.: Питер, 2004 – 214 с.

58. Тимофеев В. Г. Уголовно-исполнительная система России: цифры, факты и события: Учебное пособие. – Чебоксары, 1999. – 206 с.

59. Уголовно-исполнительное право / Под ред. С.М. Зубарева. – М., 2005. – 245 с.

60. Уголовно-исполнительное право / С.И. Курганов. – М., 2004. – 120 с.

61. Уголовно-исполнительное право / Под ред. В.И. Селиверстова. – М., 2002. – 502 с.

62. Уголовно-исполнительное право / Под ред. И.В. Шмарова. – М., 2008. – 450 с.

63. Уголовно-исполнительное право России / Под ред. О.В. Филимонова. – М., 2004. –105 с.

64. Уголовно-исполнительное право России: теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика конца XIX - начала XXI века / Под ред. А.И. Зубкова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М., 2008. – 306 с.

65. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации. Постатейный научно-практический комментарий / Под общ. ред. А.С. Михлина и В.И. Селиверстова. – М., 2004. – С. 38

66. Угольникова Н.В. Уголовно-исполнительное право Российской Федерации: Курс лекций. – М., 2007. – С. 65

67. Уткин В.А. Роль "тюремных начал" в современной пенитенциарной системе России // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. – М., 2008. – № 3. – С. 20

68. Федореев П. Классификация осужденных по степени исправления // Преступление и наказание. – М., 2007. – № 12. – С. 68

69. Федяев, А.Е. Меры взыскания применяемые в исправительных учреждениях: Учебное пособие / А.Е. Федяев. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России. – М., 2004. – С. 123

70. Фойницкий И.Я. На досуге. – СПб., 2007. – С. 325

71. Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в праве, юридической науке и практике. – Екатеринбург, 1993. – С. 96

72. Яковлев В.С., Маликов Б.З., Маликова Н.Б. Некоторые проблемы правовой природы строгих условий отбывания лишения свободы в исправительной колонии. – М., 2007. – 145с.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:53:00 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:24:16 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Проблемы применения мер поощрения и дисциплинарного взыскания в отношении осужденных к лишению свободы

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149882)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru