Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Принципы и задачи уголовного права

Название: Принципы и задачи уголовного права
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 13:42:56 26 февраля 2010 Похожие работы
Просмотров: 1661 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

по курсу "Уголовное право"

по теме: "Принципы и задачи уголовного права"

Содержание

Введение

1. Соотношение принципов и задач уголовного права и уголовного законодательства

1.1 Определение предмета и выявление задач уголовного права

1.2 Сопоставление принципов уголовного права и уголовного законодательства

2. Анализ принципов и задач уголовного законодательства

2.1 Задачи уголовного законодательства

2.2 Основные принципы уголовного законодательства

Заключение

Список использованных источников

Введение

Действительная реализация прав и свобод человека как высшей социальной ценности (ст.2 Конституции РФ) возможна лишь при разрешении "важнейшей задачи − научиться использовать инструменты государства для обеспечения свободы − свободы личности, свободы предпринимательства, свободы развития институтов гражданского общества", построении сильного государства, которое "немыслимо без уважения к правам и свободам человека", при "единственной диктатуре − диктатуре Закона"[1] .

Общеизвестно значение, которое имеет уголовное право в деле охраны свободы личности и прав человека, охраны свободы предпринимательства и институтов гражданского общества, обеспечения диктатуры Закона. Вместе с тем, чтобы в полной мере оправдать ожидания общества, уголовное право должно адекватно отражать его социально-экономические реалии, быть максимально справедливым, ибо только тогда оно может выполнить свое предназначение − защитить общество, государство и его граждан от преступных посягательств, прибегая лишь к мерам, достойным гуманистических направлений развития человечества в XXI в. А для этого необходимым является выделение непосредственных принципов и задач уголовного права. Без установления принципов и задач уголовного права невозможно сформулировать эффективную правотворческую и правоприменительную политику в сфере уголовного права. Точно так же, не определившись с порядком реализации задач, вряд ли возможно установить действительную ценность уголовного права в обществе и государстве, направлять деятельность правоприменительных органов в русло удержания граждан от совершения преступлений.

Теме принципов и задач уголовного права посвящено достаточное количество исследований в отечественной уголовно-правовой литературе. Тема данного исследования затрагивалась в частности, в трудах: В.А. Азарова, К.Ф. Амирова, М.О. Баева, В.М. Бозрова, А.Д. Бойкова, А.В. Борбата, Л.М. Володиной, О.В. Волколуп, А.П. Гуськовой, В.Н. Галузо, И.Ф. Демидова, В.П. Кашепова, Н.Н. Ковтун, А.В. Кудрявцева, В.А. Лазарева, В.М. Лебедева, С.Х. Нафиева, М.В. Немытина, К.В. Питулько, А.Д. Прошлякова, А.В. Солодилова, А.В. Смирнова, В.М. Сырых, Л.Г. Татьяниной, М.А. Устимова, А.П. Фокова, Р.С. Хисматуллина, О.И. Цоколова, Л.Д. Чулюкина и многих других современных ученых. Однако комплексного исследования данного понятия не проводилось, что и определяет актуальность темы данной работы.

Объектом исследования данной дипломной работы является задачи и принципы уголовного права. Предмет исследования - применение этих понятий в российском уголовном законодательстве.

Цель исследования - всестороннее исследование и анализ теоретических и практических аспектов понятий "принципы уголовного права" и "задачи уголовного права".

В соответствии с целью исследования в работе поставлены следующие задачи:

1) Изучить соотношение между уголовным правом и уголовным законодательством.

2) Проанализировать взаимосвязи между задачами и принципами уголовного права и задачами и принципами уголовного законодательства.

3) Выявить внутреннее содержание принципов и задач уголовного права.

В целях получения достоверных результатов, их научного обоснования комплексно использовались методы системного и сравнительного анализа. Юридической базой исследования явились Конституция РФ, Уголовный Кодекс РФ, подзаконные нормативно-правовые акты.

Научная новизна данной работы заключается в систематизации отечественного опыта исследования принципов и задач уголовного права и выдачи рекомендаций по их правильному определению.

Структура работы определяется логикой исследования и, отражая последовательность решения поставленных задач, включает: введение, две главы, заключение и список литературы.

1. Соотношение принципов и задач уголовного права и уголовного законодательства

1.1 Определение предмета и выявление задач уголовного права

Уголовное право как отрасль, подсистема системы права - понятие более широкое, нежели уголовное законодательство. Л.В. Иногамова-Хегай отмечает, что под словосочетанием "Уголовное право", во-первых, понимается отрасль уголовного законодательства, представляющая собой систему норм, которые принимаются Государственной Думой Федерального Собрания РФ и, согласно ч.1 ст.1 УК, состоят из УК. Отдельные уголовно-правовые нормативные акты, принимаемые Государственной Думой, подлежат обязательному включению в УК. Во-вторых, под уголовным правом понимается отрасль права, включающая не только нормы уголовного законодательства, но и возникающие на их основе уголовные правоотношения, а также правотворческую и правоприменительную деятельность. В-третьих, под уголовным правом понимается наука, изучающая эту отрасль права, и учебная дисциплина, изучаемая в высших юридических учебных заведениях[2] .

Уголовное право представляет собой самостоятельную отрасль права, т.е. совокупность уголовно-правовых норм как общеобязательных правил поведения, установленных государством, адресованных неопределенному кругу лиц, рассчитанных на неоднократное применение и обеспечиваемых в случае необходимости принудительной силой государства.

В тоже время уголовное право как отрасль российского законодательства исчерпывается Уголовным кодексом РФ. Этот принцип закреплен в ч.1 ст.1 УК РФ 1996 г. Никакие уголовные законы, устанавливающие уголовную ответственность, не могут действовать вне рамок УК, параллельно с ним и подлежат обязательному включению в его текст.

Существование норм, отсылающих к нормам других отраслей права (о преступлениях в сфере экономической деятельности, об экологических преступлениях, о нарушениях специальных правил безопасности и т.п.), не колеблет этого принципа. Нормы других отраслей права, будучи включенными в уголовно-правовую норму, становятся ее составной частью.

Уголовное законодательство закрепляет основания и принципы уголовной ответственности, определяет, какие общественно опасные деяния являются преступлениями, устанавливает наказания, которые могут быть применены к лицам, совершившим преступление.

Уголовному праву как самостоятельной отрасли права присущи собственные предмет и метод правового регулирования. Вопрос о предмете уголовно-правового регулирования является дискуссионным. Ряд российских авторов высказали мнение о том, что уголовное право не имеет собственного предмета правового регулирования (А.А. Пионтковский, В.Г. Смирнов), а лишь охраняет те отношения (семейные, трудовые, гражданско-правовые и прочие), которые регулируются другими отраслями права. Например, в Семейном кодексе РФ регламентирован порядок взыскания алиментов на содержание несовершеннолетних детей. Нормам, регулирующим алиментные отношения, соответствует норма, закрепленная в УК РФ, согласно которой злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей образует преступление, влекущее уголовную ответственность.

Другие авторы высказали иную точку зрения. Они полагают, что уголовное право регулирует такие общественные отношения, которые не составляют предмет регулирования ни одной из других отраслей права (Н.С. Таганцев, Н.Д. Дурманов, А.В. Наумов). В подтверждение этой точки зрения обычно приводят пример с регламентацией уголовной ответственности за посягательства на личность, государственные интересы и т.п. Запрет таких действий, как шпионаж, захват заложника, бандитизм, изнасилование является сугубо уголовно-правовым и не содержится в других отраслях права.

Как представляется, функции уголовного права нельзя сводить лишь к охране отношений, получивших регламентацию в других отраслях права. Уголовное право имеет собственный, достаточно специфичный предмет регулирования. Исходя из вышеизложенного, Крылова Н.В. отмечает, что предмет уголовного права как отрасли права - это общественные отношения, во-первых, направленные на защиту личности, общества и государства от преступных посягательств, во-вторых, связанные с освобождением от уголовной ответственности и наказания и, в-третьих, связанные с профилактической и стимулирующей функцией уголовного закона[3] .

Уголовное право обладает специфическим методом правового регулирования. В отличие от других норм права, устанавливающих дозволения, предписания и запреты, уголовно-правовые устанавливают почти исключительно запреты, а суть предписаний сводится к неукоснительному соблюдению этих запретов. В силу этого уголовно-правовому регулированию присущ императивно-запретительный метод.

Помимо метода правового регулирования уголовное право характеризуется и особыми методами охраны общественных отношений: применение уголовно-правовых санкций, т.е. различных видов уголовного наказания; освобождение от уголовной ответственности; применение принудительных мер медицинского характера.

Предмет уголовного права в значительной степени определяет и задачи уголовного права. Кроме непосредственного выражения социального назначения уголовного права в содержании норм уголовного закона, законодатель счел необходимым специально в ст.2 УК сформулировать и закрепить задачи Уголовного кодекса, что, безусловно, не только помогает правоприменителям и гражданам четче уяснить социальный смысл и предназначение уголовного закона, но и позволяет им эффективнее его применять и точнее сообразовывать свои поступки с его требованиями. В ч.1 ст.2 УК РФ ("Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации") указано: "Задачами настоящего Кодекса являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений". По сравнению с аналогичной нормой УК 1960 г. (ч.1 ст.1 - "Задачи Уголовного кодекса РСФСР": "Уголовный кодекс РСФСР имеет задачей охрану общественного строя СССР, его политической и экономической систем, личности, прав и свобод граждан, всех форм собственности и всего социалистического правопорядка от преступных посягательств") в норме, предусмотренной ч.1 ст.2 УК, по-другому в соответствии с Конституцией 1993 г. и порядком построения разделов Особенной части УК изложена система охраняемых Кодексом социальных ценностей, прямо закреплена задача предупреждения преступлений (что даже внешне сразу же устранило несогласованность, имевшуюся между названием ст.1 УК 1960 г. и содержанием ее части первой) применительно к такому объекту уголовно-правовой охраны, как мир и безопасность человечества, впервые использован термин "обеспечение".

Таким образом, на основании вышеизложенного, можно отметить что, в первую очередь, в формулировке ч.1 ст.2 УК РФ выделена охранительная задача (охрана различных объектов уголовных посягательств). В юридической литературе отмечается, что "охранительная задача уголовного права и есть его основная историческая задача, не зависимая от политического строя соответствующего государства либо особенностей его экономики". "Текст статьи дает основания заключить, - пишет А.И. Бойко, - что на первое место ставится охранительная функция уголовного права. Собственные ценности и регуляторы уголовного закона отставлены на второй план. Уголовное право как бы имеет двойное служебное назначение: консервировать, защищать от посягательств существующий миропорядок (1) и обеспечивать исполнение регламентов так называемых созидательных отраслей - гражданского, земельного, экологического, налогового и т.п. права (2)". "Социальная ценность уголовного права, - подчеркивает И.Я. Козаченко, - состоит, прежде всего, в охране общественных отношений, а именно: мира и безопасности человечества, личности, ее прав и свобод, собственности, природной среды, общественных и государственных интересов и всего правопорядка от преступных посягательств".

Наиболее глубокое в теории уголовного права исследование содержания охранительной задачи проведено Б.Т. Разгильдиевым, в результате чего он пришел к заключению, что "уголовно-правовое понятие "охрана" - более широкое[4] . Оно включает в себя охрану существующих, еще не уничтоженных совершенным преступлением общественных отношений. И осуществляется эта охрана посредством удержания лиц от совершения преступлений. Удержание включает в себя и случаи привлечения виновных в совершенном преступлении к уголовной ответственности. Однако в этой ситуации охраняются не те общественные отношения, которые уничтожены совершенным преступлением, - их нет, потому и нечего охранять. Охраняются другие, еще не уничтоженные общественные отношения. Когда совершено преступление и лицо привлекается к уголовной ответственности, то имеет место защита общественных отношений, что, как представляется, является частью охраны общественных отношений". "В последнем случае речь идет о защите еще не уничтоженных общественных отношений, о самозащите общества против нарушений условий его существования. Таким образом, защита выступает органической частью охраны". Б.Т. Разгильдиевым правильно выделены два аспекта охранительной задачи: первый связан с удержанием лиц от совершения преступлений посредством воздействия на них охранительных и регулятивных уголовно-правовых отношений; второй - после совершения преступления и разрыва виновными этих отношений - обусловлен содержанием возникшего уголовно-правового отношения ответственности, реализация которого также тесно связана с охраной существующих общественных отношений как от лица, совершившего преступление и обычно уже причинившего ущерб объекту уголовно-правовой охраны, так и от других лиц[5] .

"Охрана общественных отношений от преступных посягательств, - пишет далее Б.Т. Разгильдиев, - как задача уголовного права имеет свои границы, то есть имеет начало и конец. Она (охрана) определена рамками: от удержания лиц от совершения общественно опасного деяния (начало) до их привлечения к уголовной ответственности в случаях совершения преступления (конец). Такое понимание роли уголовного права подчеркивает действительные его возможности, в то же время исключает несвойственные ему задачи - регулирование общественных отношений. Подводя итог сказанному о задачах уголовного законодательства, можно дать их следующее определение. Задачи уголовного законодательства - это уголовно-правовое обеспечение целостности строго определенных общественных отношений путем удержания лиц от посягательств на них"[6] .

Применительно к охранительной задаче уголовного законодательства в целом можно согласиться и с приведенным выше определением. Итак, охранительная задача - это обеспечение охраны наиболее важных общественных отношений средствами уголовного права.

Отдельные авторы, однако, отмечают, что охранительная задача уголовного права не полностью отражает содержание объектов, охраняемых нормами соответствующих разделов Особенной части УК, а упоминание об объекте преступлений, предусмотренных статьями раздела XI ("Преступления против военной службы"), в ч.2. ст.2 УК вообще отсутствует. Так, если словосочетания "общественный порядок и общественная безопасность", "мир и безопасность человечества" в части объектов охраны текстуально и по содержанию совпадают с наименованиями раздела IX ("Преступления против общественной безопасности и общественного порядка") и раздела XII ("Преступления против мира и безопасности человечества"), а конституционное выражение "права и свободы человека и гражданина" по значению совпадает с его уголовно-правовым аналогом "личность" (раздел VII "Преступления против личности"), то выражения "собственность", "конституционный строй Российской Федерации" отражают лишь содержание объектов охраны норм главы 21 ("Преступления против собственности") раздела VII ("Преступления в сфере экономики") и главы 29 ("Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства") раздела X ("Преступления против государственной власти"). Вместе с тем использование в ч.1 ст.2 УК словосочетания "окружающая среда", напротив, оказалось терминологически не согласованным и, может быть, избыточным. Если законодатель тем самым хотел специально сделать акцент на охране окружающей среды (право каждого на "благоприятную окружающую среду" закреплено в ст.42 Конституции), выделив в перечне соответствующий объект из отношений общественной безопасности, то и тогда логичнее было бы употребить слово "экология" по наименованию главы 26 ("Экологические преступления") раздела IX. Ведь, несмотря на конституционное происхождение использованного выражения, законодатель, тем не менее, не счел возможным назвать указанную главу "Преступления против окружающей среды".

Далее в ч.1 ст.2 УК выделена регулятивная функция - предупреждение преступлений. Регулятивная задача уголовного права состоит в обеспечении граждан системой таких правил поведения, соблюдение которых исключает их привлечение к уголовной ответственности; а нарушение порождает возникновение строго определенных уголовно-правовых отношений ответственности между лицами, совершившими преступления, с одной стороны, и государством - с другой. Действительно, следует приветствовать "постановку перед уголовным законом превентивных задач" и согласиться с тем, что "предупреждение преступлений в обществе (после экономических, социальных и организационных мероприятий) нужно, надежнее всего увязывать со справедливостью и строгостью закона и неотвратимостью его применения, а не с тяжестью наказаний отдельных лиц". Как отмечает И.Я. Козаченко, благодаря "охранительной и регулятивной роли уголовное право (в комплексе с другими факторами духовного, экономического, политического и идеологического характера) выполняет также задачу предупреждения (превенции) преступлений, ликвидации причин, порождающих преступность. Превенцию преступлений уголовно-правовыми средствами следует рассматривать в двух аспектах: во-первых, с точки зрения общей профилактики под воздействием уголовно-правового механизма и, во-вторых, с точки зрения частной профилактики путем уголовно-правового воздействия на лиц, совершивших преступления, отсюда очевидно, что превенция - это оборотная сторона охранительной задачи".

Итак, в ч.1 ст.2 УК, казалось бы, закреплены лишь две его задачи: охраны общественных отношений от преступных посягательств и предупреждения преступлений. Можно ли на этом основании сделать вывод о том, что другие задачи указанная норма перед УК не ставит? Мальцевым В.В. отмечено, что такой вывод был бы поспешным. Все дело в том (как уже подчеркивалось), что и охрана уголовно-правовых объектов, и предупреждение преступлений неотрывны от непосредственно необозначенной в ч.1 ст.2 УК задачи - обеспечения справедливости. Задача обеспечения справедливости в уголовном праве связана с сохранением соответствия, поддержанием адекватности уголовного права системе социальной справедливости существующего общества.

В условиях кардинальных социальных преобразований, проводимых государством диктатуры пролетариата, общечеловеческим проблемам справедливости и права какого-либо заметного внимания в послереволюционной философско-социологической и юридической литературе не уделялось. Применительно к уголовному праву такое положение стало меняться только после его реформы конца 50-х - начала 60-х годов прошедшего столетия.

В современной юридической литературе признается большое уголовно-правовое значение социальной справедливости. Об этом пишет, в частности, М.А. Яковлев: "Без принуждения уголовное правосудие было бы бессильным, без воспитания - бесчеловечным. Однако без справедливости правосудие вообще перестало бы существовать".

Как "неотъемлемые элементы социальной справедливости" рассматривают С.Г. Келина и В.Н. Кудрявцев принципы "равенства, гуманизма, законности, ответственности каждого перед обществом". "Справедливость в уголовном праве, - обращает внимание А.В. Наумов, - аккумулирует в себе другие важнейшие его принципы, и в первую очередь принципы законности, демократизма (равенства граждан перед уголовным законом), индивидуализации ответственности и наказания, неотвратимости ответственности, гуманизма"[7] .

Именно поэтому задачу предупреждения преступлений "надежнее всего увязать со справедливостью" закона, а охранительная задача по существу является лишь "оборотной стороной" обеспечения справедливости в уголовном законодательстве. В этом аспекте не только очень показательно, но и для уяснения смысла ч.1 ст.2 УК исключительно важно то обстоятельство, что в ч.2 ст.43 УК ("Понятие и цели наказания") прямо записано: "Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений". Восстановление справедливости, таким образом, поставлено законодателем в ч.2 ст.43 УК перед частной и общей превенцией преступлений. И это правильно, ибо "восстановление справедливости" как понятие не только гораздо шире по объему понятий "исправление осужденного" и "предупреждение совершения новых преступлений", но и во многом обусловливает их содержание. Точно так же и задача обеспечения справедливости по содержанию шире охранительной и предупредительной задач и в немалой мере предопределяет содержание последних.

Таким образом, для выполнения трех вышеупомянутых задач уголовного права необходимо применение всей его системы, что и закреплено в ч.2 ст.2 УК, в которой определяются основные способы реализации задач УК. Это - установление в нем основания и принципов уголовной ответственности; определение того, какие опасные деяния признаются преступлениями; установление видов наказаний и иных мер уголовно-правового характера за совершение преступлений. К числу последних, например, следует отнести принудительные меры воспитательного воздействия, применяемые к несовершеннолетним.

1.2 Сопоставление принципов уголовного права и уголовного законодательства

Задачи, стоящие перед уголовным правом, решаются на основе его принципов, т.е. основных, исходных начал, в соответствии с которыми строится как его система, так и в целом уголовно-правовое регулирование. В юридической науке правовые принципы обычно увязываются с идеями, фиксирующими представление о том, каким право должно быть, об идеале как цели права.

Анализируя систему принципов уголовного права, в первую очередь нужно разграничить разновидности этих принципов, сгруппировав их в отдельные принципы. Это особенно важно в связи с тем, что в уголовно-правовой науке не выработана единая позиция по поводу того, как соотносятся принципы уголовного права и принципы уголовной ответственности.

Уголовная ответственность относится к числу фундаментальных категорий уголовного права. Вместе с тем, следует отметить, что далеко не все аспекты уголовной ответственности в настоящий момент исследованы в полной мере. Как отмечается в литературе, "не только частные вопросы теории уголовной ответственности, но и само это понятие остаются дискуссионными"[8] .

Уголовная ответственность является одним из наиболее значительных институтов уголовного права. Понятие уголовной ответственности тесно связано, прежде всего, с понятием уголовного закона, что проявляется, в частности, в многочисленном ее упоминании в УК РФ. Так, только в Общей части термин "уголовная ответственность" указывается свыше шестидесяти раз, а в Особенной - свыше двадцати раз. Уголовная ответственность как правовое понятие используется в уголовном законе в различных смысловых сочетаниях, неоднократно употребляется при формулировании уголовно-правовых норм. Однако само определение данного института в Уголовном кодексе РФ отсутствует, что, как представляется, затрудняет уяснение его места в уголовном законодательстве и может служить основанием для продолжения дискуссии о значимости одного из самых важных уголовно-правовых институтов. Лишь в статье 8 раздела I УК РФ, озаглавленного "Уголовный закон", указываются основания уголовной ответственности. Кроме того, в ч.1 ст.5 УК определяется, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Возможно, что указанное обстоятельство объясняется тем, что, во-первых, проблема определения уголовной ответственности требует более тщательного, полного исследования, а во-вторых, - тем, что институт уголовной ответственности взаимосвязан не только с уголовным, но и с иными отраслями права (уголовно-процессуальным, уголовно-исполнительным). При этом очевидно, что именно уголовный закон должен содержать все основные концептуально значимые признаки, относящиеся к определению и содержанию уголовной ответственности как одного из наиболее важных уголовно-правовых понятий.

Уголовная ответственность, по существу, представляет собой самостоятельный уголовно-правовой институт, который наделен своим специфическим содержанием, чем и отличается от других институтов уголовного права. Он включает в себя как основные правовые понятия (предмет, задачи, цели, принципы), так и дополнительные, связанные в основном с применением уголовной ответственности (функции, стадии).

Кошаева Т.О. отмечает, что было бы целесообразным в Общей части Уголовного кодекса РФ дать определения наиболее важных институтов уголовного права, а именно уголовной ответственности и ее основания - состава преступления[9] . При этом указанное следует четко отграничить от совокупности принципов уголовного закона.

В зависимости от того, что понимается под уголовной ответственностью, можно выделить следующие основные точки зрения:

уголовная ответственность как обязанность лица, совершившего преступление, претерпеть наказание, заключающееся в лишениях личного или имущественного характера, порицающее его за совершенное преступление;

уголовная ответственность как предусмотренное уголовным законом государственно-принудительное воздействие, которое применяется по приговору суда к лицу, совершившему преступление[10] ;

уголовная ответственность как публичное государственное осуждение (порицание) общественно опасного деяния и лица, его совершившего[11] ;

понимание уголовной ответственности как правоотношения является сейчас наиболее распространенным в уголовно-правовой науке.

По поводу соотношения принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности также ведутся споры.

При определении соотношения этих категорий В.Д. Филимонов исходит из того, что понятие "принципы уголовного права "является родовым для понятия "принципы уголовной ответственности"[12] . По мнению В.П. Малкова, данные категории не являются синонимами. В то же время он полагает, что отнесение принципов уголовного права к понятию родовому для понятия "принципы уголовной ответственности" представляется неприемлемым, "поскольку порождает новую проблему уяснения существа категории родовых принципов уголовного права - какие из них относить к родовым и неродовым"[13] .

В.П. Ревин и Г.М. Миньковский полагают, что "различие терминологии - "принципы уголовного права" и "принципы уголовной ответственности" - не является принципиальным"[14] . Близкую к высказанной позицию по данному вопросу высказывает И.Г. Набиев, указывающий, что "принципы уголовной ответственности фактически пронизывают и задают содержание большинства норм и институтов уголовного права". Поэтому конституирование их в качестве принципов уголовного права представляется вполне обоснованным. Данный вывод вытекает и из систематического анализа положений главы первой УК РФ. Если в ее наименовании употреблено понятие "принципы Уголовного кодекса", то в ч.2 ст.2, расположенной в этой главе, - понятие "принципы уголовной ответственности". Если бы законодатель проводил между ними различие, то, скорее всего, он обозначил бы и те, и другие"[15] .

По мнению Бурганова Р.С. решение данного спора можно найти, анализируя соотношение понятий "уголовное право" и "уголовная ответственность"[16] . Так, С.М. Кочои рассматривает уголовную ответственность в качестве одного из фундаментальных понятий в уголовном праве[17] . Как категорию уголовного права рассматривают уголовную ответственность другие исследователи[18] . Как уже отмечалось, распространена точка зрения, рассматривающая уголовную ответственность как правоотношение. Ряд исследователей относит уголовную ответственность к институтам уголовного права[19] . Последняя точка зрения, определяющая соотношение двух рассматриваемых категорий, наиболее убедительна.

Безусловно, по сути уголовную ответственность можно рассмотреть как правоотношение, обязанность претерпевать неблагоприятные последствия за совершенные преступления и принудительное воздействие государства на лицо, совершившее преступление. Однако с точки зрения системы уголовного права уголовная ответственность является группой правовых норм, входящих в отрасль уголовного права. Таким образом, говорить о тождественности принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности нельзя из-за разнородности явлений, сущность которых выражают эти основополагающие понятия.

Соответственно этому, можно сделать вывод, что принципы уголовной ответственности входят в систему принципов уголовного права. В связи с этим нельзя утверждать, что принципы уголовной ответственности не являются принципами уголовного права, как нельзя утверждать, что принципы уголовного права не являются принципами права.

В то же время уголовная ответственность является важнейшим институтом уголовного права, но отнюдь не единственным. Поэтому принципы уголовной ответственности являются наиболее важной частью системы принципов уголовного права, но не исчерпывают всей широты принципов уголовного права. Как справедливо подчеркивает В.А. Якушин, "отождествление принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности недопустимо"[20] .

Взаимоотношения принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности строятся по следующей схеме. Принципы уголовного права, имея более общий характер, распространяются в полной мере на институт уголовной ответственности. В последнем же имеют место и другие специфичные принципы, не относящиеся к принципам уголовного права и присущие только этому институту. Данную позицию занимает Н.А. Лопашенко, отмечающая, что "уголовная ответственность может иметь свои, только ей присущие принципы, не распространяющиеся на все остальные компоненты уголовного права, например, принцип неотвратимости ответственности или принцип личной ответственности"[21] .

Не является решенным и вопрос о том, какие же принципы - уголовного права или уголовной ответственности - закреплены в статьях 3-7 УК РФ. В УК РФ законодательно сформулированы следующие принципы уголовного права: законности (ст.3), равенства граждан перед законом (ст.4), вины (ст.5), справедливости (ст.6), гуманизма (ст.7).

Условно позиции авторов по данной проблеме можно разделить на две группы.

Ряд авторов считает, что принципы гуманизма, демократизма, равенства всех перед законом являются принципами уголовной ответственности[22] . К таковым относится В.Д. Филимонов считающий, что принципы, закрепленные в статьях 3-7 УК РФ, относятся к принципам уголовной ответственности[23] . Далее он рассуждает: "Разграничивает понятие принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности и действующий УК РФ. Так, в названии главы 1 УК говорится о принципах Уголовного кодекса, а в тексте ч.2 ст.2 УК РФ - о принципах уголовной ответственности".

Указанная точка зрения высказывалась также И.В. Коршиковым, писавшим, что "в УК РФ изложены не принципы уголовного законодательства, а принципы уголовной ответственности, что следует из содержания части 2 ст.2 УК, а это, на наш взгляд, не одно и то же". И далее: "Нормы-принципы, зафиксированные в статьях 3-7 УК РФ, на наш взгляд, изложены неудачно, так как характеризуют только институт уголовной ответственности и поэтому являются не принципами уголовного права в целом, а принципами указанного института".

По мнению Р.С. Бурганова ссылка на содержание УК РФ здесь не совсем обоснована, так как регламентированные в статьях 3-7 УК РФ принципы законодатель, помимо ч.2 ст.2, упоминает в названии главы 1 УК, именуя их принципами Уголовного кодекса Российской Федерации. Довод о том, что закрепленные в УК РФ принципы характеризуют только институт уголовной ответственности, также не выдерживает критики, хотя бы исходя из содержания ч.1 ст.7 УК РФ, установившей, что "уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека". Несомненно, данное требование относится не только к институту уголовной ответственности[24] .

Другая группа ученых исходит из того, что принципы, специально закрепленные в главе 1 УК РФ, являются принципами уголовного права. К этой группе относится, в частности, И.Э. Звечаровский, который отмечает: "Нормативный материал Кодекса не исчерпывается тем, который касается собственно ответственности… Увязка принципов, закрепленных в ст.3-7 УК РФ, только с уголовной ответственностью означает, например, что о справедливости в уголовном праве следует говорить лишь в связи с оценкой соотношения содеянного с мерой ответственности за него, в то время как справедливость должна проявлять себя уже на стадии решения вопроса о криминализации того или иного общественно опасного деяния… Поэтому в данном случае более обоснованно говорить о принципах именно Уголовного кодекса в целом. Они, в свою очередь, будучи нормативно определенными в тексте закона, являются по своей сути отражением принципов уголовного права"[25] .

Н.А. Лопашенко придерживается аналогичного мнения, указывая, что "нельзя расценивать принципы, указанные в ст.3-7 УК только как принципы уголовной ответственности; они одновременно являются и принципами других институтов и категорий уголовного права (например, преступления)"[26] .

Последние точки зрения представляются более обоснованными. Действительно, значение принципов, закрепленных в главе 1 УК РФ, распространяется далеко за пределы института уголовной ответственности. Их необходимо отнести к принципам уголовного права. Уголовная ответственность является важнейшим институтом уголовного права, но отнюдь не единственным. Поэтому принципы уголовной ответственности являются наиболее важной частью системы принципов уголовного права. Последние поглощают своим содержанием принципы уголовной ответственности, так как представляют собой более общую категорию. Рассматриваемые категории соотносятся как разнопорядковые явления, поэтому их отождествление представляется ошибочным. Принципы уголовного права охватывают собой принципы уголовной ответственности. Требования законности, гуманизма, равенства перед законом и других принципов уголовного права распространяются в полной мере на институт уголовной ответственности и обязательны при применении норм, регламентирующих уголовную ответственность. Принципы же собственно уголовной ответственности носят более специфичный характер, и их действие не должно распространяться на институты, не входящие в ее содержание (например, на принудительные меры медицинского характера, применяемые к лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости).

В уголовно-правовой науке выделяются такие категории, как "принципы уголовного права", "принципы уголовного законодательства" и "принципы уголовного закона", их разграничение имеет важное значение. Необходимость разграничения обуславливается и тем, что уголовный закон также не избежал разночтений в трактовке принципов. Глава 1 УК РФ называется "Задачи и принципы Уголовного кодекса Российской Федерации", а в части 2 статьи 2 УК РФ указано, что для осуществления задач настоящий кодекс устанавливает основание и принципы уголовной ответственности…Бурганов Р.С. считает, что налицо противоречие, которое необходимо разрешить, исходя из следующего[27] .

Данные категории соотносятся следующим образом. На первом месте по широте и многообразию входящих в него явлений стоит категория принципов уголовного права. Принципы уголовного законодательства - это по существу принципы уголовного права, закрепленные в его нормах. Тем самым принципы уголовного права приобретают легальную форму, становясь принципами уголовного законодательства.

Эти понятия соотносятся по типу "содержание" и "форма". Соотношение принципов уголовного права и принципов уголовного законодательства близко к соотношению системы права и системы законодательства. Данный тезис высказывает В.В. Мальцев, однако, развивая его, он приходит к выводу, что "принципы уголовного права - это и есть принципы правосознания"[28] . Такой подход не соответствует самому понятию принципов права, которые одним из своих обязательных свойств имеют свойство нормативной закрепленности. Последний не обязателен для принципов правосознания.

На основании этих положений, по мнению Р.С. Бурганова, необходимо внести изменение в часть 2 статьи 2 УК РФ, изложив ее в следующей редакции: "Для осуществления этих задач настоящий Кодекс устанавливает принципы уголовного законодательства, основание уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений". Кроме того, для полного исключения разночтений УК следует изменить и наименование главы 1 УК РФ и назвать ее "Задачи и принципы уголовного законодательства Российской Федерации"[29] .

Принципы уголовной ответственности, таким образом, обосабливаются среди принципов уголовного права по следующим параметрам: по сфере действия - принципы уголовной ответственности распространяются на отношения уголовной ответственности; по содержанию - принципы уголовной ответственности содержат требования, касающиеся уголовной ответственности.

Подводя итог, необходимо выстроить систему принципов уголовного права, разместив в ней принципы уголовной ответственности. Так по мнению Р.С. Бурганова система принципов уголовного права включает в себя[30] :

Универсальные принципы уголовного права, распространяющиеся на всю данную отрасль права. К таковым относятся общеправовые принципы, нашедшие свое отражение в уголовном праве (законность, равенство, справедливость, гуманизм, вина), межотраслевые принципы, которые распространяются на уголовное право и на другие отрасли права (принципы индивидуализации и дифференциации ответственности), принципы уголовного права, которые свойственны только этой отрасли права (принцип экономии мер уголовной репрессии, принцип неотвратимости уголовной ответственности и иных мер уголовно-правового характера, принцип стимулирования отказа от продолжения преступной деятельности и позитивного посткриминального поведения).

Принципы уголовной ответственности как основного, генерального института уголовного права.

Принципы отдельных институтов уголовного права (принципы построения системы наказаний, принципы назначения наказания и др.).

Мальцев В.В. отмечает, что принципы уголовного права как его основные, исходные положения отражаются в законодательстве в трех основных, формах, в нормах Особенной части УК; через посредство понятий и институтов, закрепленных в нормах Общей части УК; через нормы, специально им посвященные[31] .

Первая форма их отражения в уголовном праве как раз и связана со всей множественностью установленных законодателем разновидностей конкретных преступлений. Через правосознание законодателя уравнивающая и распределяющая стороны справедливости оказывают существенное влияние на формирование содержания диспозиций и санкций всякой нормы Особенной части Уголовного кодекса применительно к каждому виду общественно опасного и уголовно-наказуемого поведения человека. Эту форму (как и соответствующую ей форму отражения общественно опасного поведения в уголовном праве) можно условно назвать конкретно-юридической и охарактеризовать в качестве основной, имея в виду не только ее историческое первородство, но и фундаментальное значение для реализации других форм отражения принципов уголовного права.

Отражение принципов уголовного права в нормах Особенной части уголовного законодательства четко прослеживается на всех этапах развития российского государства и права. В целом же значение этих принципов в разные эпохи возрастало тем более, чем более крепкий социальный мир и спокойствие царили в обществе, и, наоборот, их значение падало в периоды обострения социальных противоречий и конфликтов.

Вторая форма отражения уголовно-правовых принципов (абстрактно-юридическая) через посредство норм Общей части начала складываться еще до того, как уголовное законодательство было разделено на две части. Это было обусловлено в первую очередь потребностями практики в отграничении виновных и невиновных (а, следовательно, несправедливых и справедливых) поступков людей, в связи с чем некоторые нормы, определявшие составы конкретных преступлений, дополнялись указаниями общего характера либо для этого создавались отдельные нормы.

Понятно, что с развитием уголовного законодательства, появлением его Общей части эта форма отражения приобретала все более адекватное и точное выражение.

Необходимость третьей формы отражения принципов уголовного права, связанной с непосредственным выражением их содержания в нормах уголовного законодательства, обусловлена, прежде всего, возрастанием значения общечеловеческих ценностей в социуме, а следовательно, и обязанностью государства в предоставлении максимальных уголовно-правовых гарантий соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

Поскольку эта форма отражения принципов уголовного права предполагает самый высокий уровень абстрагирования и влияния соответствующих норм на содержание уголовного законодательства в целом, она обладает несомненным социально-методологическим значением и потому может быть охарактеризована как абстрактно-социолого-правовая.

В заключение отметим, что некоторые правоведы выделяют такой принцип уголовного права как принцип целесообразности[32] .

Целесообразность является категорией, не получившей должной теоретической разработки не только в теории уголовного права, но и во всей отечественной юридической науке. Между тем термин "целесообразность" в уголовном праве наполняется собственным содержанием. Его существование обусловливается, прежде всего, целесообразностью всех положений уголовного законодательства и их практической реализации.

Несмотря на то, что структура уголовного законодательства, его норм и институтов, а также деятельность правоохранительных органов государства во все исторические периоды развития общества строилась на началах целесообразности, последняя официального закрепления в правовых документах никогда не получала. Не исключение и ныне действующий УК РФ. Основанный на идеях законности, справедливости, гуманизма и других общеправовых принципах, уголовный закон не содержит даже упоминания о целесообразности. Вместе с тем многие положения УК РФ сформулированы таким образом, что их применение невозможно без определенных элементов толкования и усмотрения. Реальное же существование толкования и усмотрения в современной практической деятельности органов, осуществляющих применение норм уголовного законодательства, отрицать довольно сложно. Закон предоставляет право выбора одного решения из нескольких возможных за правоприменителем. В одних нормах такой выбор оставляется специально, в других - он существует вследствие недоработки отдельных норм УК РФ. Но ни в том, ни в другом случае законодатель не указывает на то, из чего же необходимо исходить правоприменителю при осуществлении выбора одного решения из нескольких возможных.

Не отражаясь в конкретных нормах, целесообразность является тем основополагающим началом, которым пронизана вся правотворческая и правоприменительная деятельность. Однако начало это пока не урегулировано официально, что обусловлено, прежде всего, отсутствием должной теоретической обоснованности данной категории.

В теории права целесообразность определяется как "учет конкретных условий применения того или иного нормативно-правового акта, принятие во внимание специфики сложившейся ситуации в момент вынесения решения, выбор наиболее оптимального варианта реализации правовых требований в тех или иных конкретных обстоятельствах". По мнению В.С. Афанасьева, под целесообразностью следует понимать "необходимость выбора строго в рамках закона наиболее оптимальных, отвечающих целям и задачам общества вариантов осуществления правотворческой и правореализующей деятельности (поведения)". Целесообразность как общеправовая категория имеет место также и в других отраслях права.

В праве целесообразность - это всегда нечто оптимальное, соответствующее каким-то конкретным условиям, обстоятельствам, без учета которых норма не будет достигать цели, изначально в нее заложенной. Ее применение должно строиться на основе целесообразности, как на одном из основных требований, предъявляемых непосредственно к самому нормативному документу. Применение закона без его толкования, основанное исключительно на его букве, невозможно в силу, прежде всего, несовершенства самого закона, а также отсутствия у законодателя реальной возможности предусмотреть все многообразие жизненных условий, которые будут сопутствовать его практической реализации. Соответствие целесообразности означает соответствие общему духу, идее закона.

В основе целесообразности, в ее уголовно-правовом понимании должно лежать определенное соответствие принципам как общеправовой, так и отраслевой направленности. Это всегда подконтрольное, но в то же время разумное применение положений уголовного закона, где средства, в нем предусмотренные, всегда должны соответствовать тем целям, которые ставятся законодателем изначально перед уголовным законом. Таким образом, в основе уголовно-правовой целесообразности должно лежать разумное начало и наиболее рациональный подход при применении отдельных его норм и положений.

Вместе с тем необходимо признать, что целесообразность должна соответствовать определенным критериям. Бавсун М.В., Марцев А.И. выделяют следующие[33] .

Во-первых, она не должна выходить за рамки законности, т.е. соблюдение закона должно оставаться приоритетным, и выход за его пределы при осуществлении правотворческой и правоприменительной деятельности является недопустимым.

Во-вторых, целесообразность должна быть обоснованной, т.е. она должна вытекать из фактических условий конкретного случая. Обоснованное применение положений уголовного закона означает практически целесообразное их использование в данных конкретных условиях места и времени.

В-третьих, целесообразность должна применяться в строго установленных законодателем пределах. Отдельные статьи УК РФ, применение которых возможно с учетом положений целесообразности, должны содержать строго установленный, принятый на законодательном уровне и не подлежащий произвольному изменению перечень альтернативных действий, которые могут быть использованы правоприменителем при принятии им конкретных решений по уголовным делам.

В-четвертых, целесообразность должна соответствовать целям и задачам, которые предусмотрены уголовным законом. Она должна вытекать из тех потребностей, которые стоят перед государством, и тех целей, которые законодатель преследует и закладывает изначально при формировании как отдельных норм, так и всего уголовного закона в целом. Соответствие целесообразности целям и задачам уголовной политики государства должно находить свое выражение и при осуществлении правоохранительными органами государства правоприменительной деятельности, где решения, принимаемые должностными лицами, должны основываться на тех целях, которые заложены в уголовном законе.

Оказывая определенное влияние на всю уголовно-правовую политику государства, целесообразность также находит свое выражение в отдельных положениях действующего УК РФ. К таковым можно отнести нормы, предусматривающие возможность условного осуждения (ст.73 УК РФ), условно-досрочного освобождения от наказания (ст.79 УК РФ), назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст.64 УК РФ). О началах целесообразности также можно говорить и в разделе освобождения от уголовной ответственности, а именно применительно к ст.75 УК РФ - деятельное раскаяние, ст.76 УК РФ - освобождение от ответственности в связи с примирением с потерпевшим и ст.77 УК РФ - освобождение от ответственности в связи с изменением обстановки. Во всех перечисленных нормах законодатель предусмотрел возможность для выбора правоприменителем наиболее необходимого, верного и целесообразного решения при их применении. Так, в ст.75-77 УК РФ говорится лишь о возможности освобождения лица от уголовной ответственности при наличии определенных условий, а не об обязанности следователя поступить именно таким образом. С этой целью законодателем во всех трех статьях используется термин "может быть освобождено от уголовной ответственности", и, таким образом, конечное решение оставляется на усмотрение следователя. То же мы видим и в положениях УК РФ, предусматривающих возможность освобождения лица от наказания, его условного осуждения, и в некоторых других нормах, тем или иным образом смягчающих положение осужденного. В каждой из них говорится о возможном, а не обязательном применении подобных мер. А ст.73 УК РФ вообще имеет следующее содержание: если "суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным". В УК РФ ни в ст.73, ни в ст.79 законодатель не указывает четких критериев применения данных положений, оставляя это право за судами. Решение, принимаемое ими, должно быть целесообразным, отвечая при этом требованиям законности и обоснованности. Это положение вытекает из содержания самого закона, хотя нигде не оговаривается им прямо.

Следовательно, существование целесообразности в качестве принципа уголовного законодательства вполне возможно, однако с условием наличия определенных ограничений, касающихся возможности его применения. Установление таких критериев вполне реально и, более того, просто необходимо. Соответствие принципа целесообразности идеям законности, справедливости и гуманизма сделает его практическую реализацию более упорядоченной и обоснованной. Учитывая сказанное, включение целесообразности в систему принципов уголовного закона будет оправданным и логичным. При этом может быть использован и зарубежный опыт. Например, в уголовном законодательстве США непосредственно о самой целесообразности не говорится, однако в примерном УК США устанавливается право на толкование при реализации его предписаний, которое в соответствии с ч.3 ст.1.02 должно осуществляться "в интересах общих целей, сформулированных в настоящей статье, и специальных целей толкуемого положения". Кроме того, в нем устанавливаются критерии и пределы такого толкования[34] .

Таким образом, подводя итоги первого раздела можно отметить следующее. Поскольку категории "уголовное право" и "уголовное законодательство" не синонимичны, соответственно не могут полностью совпадать по содержанию и понятия "принципы, задачи уголовного права" и "принципы, задачи уголовного законодательства (Уголовного кодекса)". В следующем разделе будет проведен анализ принципов и задач непосредственно уголовного законодательства.

2. Анализ принципов и задач уголовного законодательства

2.1 Задачи уголовного законодательства

Как уже отмечалось выше, УК РФ ставит перед собой две задачи: охранительную и предупредительную (регулятивную). По сравнению с УК РСФСР 1960 г. их число удвоено: вместо одной охранительной (защитительной) названы две. Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. называли три задачи: охранительную, предупредительную и воспитательную.

Общественная опасность отличает преступления от непреступных правонарушений. Основным составляющим криминообразующим элементом общественной опасности служат характер и величина причиненного ущерба (вреда). Далее, криминообразующими компонентами общественной опасности выступают: групповой характер совершения преступления, изощренность способов достижения криминального результата, низменность мотивов и целей деяния, использование служебного положения. Новый УК сделал немало для того, чтобы ввести в составы преступлений признаки перечисленных элементов и тем самым облегчить непростую задачу разграничения преступлений и проступков. Размеры прямого материального ущерба во всех возможных случаях определены в примечаниях к соответствующим статьям Кодекса.

Новый УК правильно отказался от административной юрисдикции в статьях, по которым прежний Кодекс наказывал деяния лишь после повторного в течение года его совершения после вынесения за него административной санкции. Законодатель при определении того, какой отрасли права отдать предпочтение в регулировании тех или иных видов ответственности, стремился соблюдать следующее правило: в пограничных случаях приоритет имеют не уголовные, а иные отрасли права: гражданское, административное, дисциплинарное, налоговое и проч. Последние более оперативны и гуманны.

Охранительная задача, как видим, раскрывается как охрана личности, ее прав и свобод, природной среды, иных интересов общества и государства от преступных посягательств, а также обеспечение охраны мира и безопасности человечества.

В УК РСФСР на первое место была поставлена задача охраны государственных интересов, затем общественных и только потом - личности. В связи с реформированием нашего общества - признанием приоритета общечеловеческих ценностей - в УК изменена последовательность указанных интересов (человек - общество - государство).

Отдельными последователями ранжирование объектов охранительной задачи ставится под сомнение. Мальцев В.В. выражает мнение, что общество, не охраняющее свои фундаментальные интересы от посягательств его членов, если и не обречено на вымирание, то, во всяком случае, не может считаться ни демократическим, ни цивилизованным, ни уж точно правовым и социальным, обеспечивающим достойную жизнь законопослушным гражданам. Важен еще один аспект. Государство обеспечивает свои интересы, а, следовательно, интересы общества и личности (здесь можно говорить о частичном совпадении содержания выражений "государственные интересы", "интересы общества" и "интересы личности" в широком плане) посредством деятельности людей. Между тем личные интересы этих людей в связи с такой деятельностью нередко подвергаются опасности нарушения или нарушаются. Посягательства на личность, таким образом, весьма часто являются лишь способом совершения преступлений против государственных интересов, что опять-таки диктует настоятельную потребность в четком уголовно-правовом закреплении приоритета наиболее важных государственных интересов над личными. Иначе структурная органичность Особенной части УК ставится под угрозу нарушения.

Далее Мальцев В.В. утверждает, что изменение порядка размещения в ч.1 ст.2 УК объектов охраны предполагает и изменение структуры разделов Особенной части УК, и более взвешенную их компоновку (в самом деле, не каждое же преступление против государственной власти опаснее любого преступления против личности). В идеале это так, однако, изменение структуры разделов Особенной части по существу означает принятие нового УК. Но, хотя уже и появились публикации, где обосновывается необходимость этого, при всей важности проблемы сбалансированности объектов охраны в уголовном праве ее разрешение не требует столь радикальных средств. Можно вполне ограничиться уточнением содержания ч.1 ст.2 УК, и выявлением и устранением случаев несбалансированности объектов охраны как по "вертикали" (непосредственных, специальных (групповых) и родовых объектов), так и по "горизонтали" (и непосредственных объектов между собой, и основных, дополнительных, факультативных объектов внутри непосредственного).

С приведенным выше мнением нельзя согласиться. В статье 2 Конституции РФ четко и ясно определено, что "человек, его права и свободы являются высшей ценностью". Характерно, что в таких терминах не определяется никакой другой правовой институт, входящий в основы конституционного строя.

Поскольку Конституция РФ является Основным Законом, то отсюда следует безусловная приоритетность прав и свобод человека и в отраслевом законодательстве, в том числе и в уголовном. К тому же следует отметить что говорить о приоритете общественных интересов над личными некорректно, поскольку общество состоит из отдельных индивидов - личностей. Поэтому, если защищаются интересы каждой входящей в социум личности, то, таким образом, защищаются и общественные интересы. Если же общественные интересы ставятся выше личных, то, как правило, это может свидетельствовать только об одном: в данном обществе существует группа лиц, интересы и права которых ставятся выше всех остальных граждан. При этом интересы данной группы лиц считаются общественными интересами.

Средства решения охранительной задачи это:

а) закрепление оснований и принципов уголовной ответственности;

б) определение круга деяний, объявляемых преступными, иными словами, пределы криминализации деяний;

в) установление наказания за них, т.е. пенализации преступлений и иных мер уголовно-правового характера[35] .

Положение об уголовном законе, основании уголовной ответственности и принципах таковой, понятии преступления и его видах, наказании и его целях, индивидуализации наказания и освобождении от него составляют компетенцию Общей части УК РФ. Криминализация деяний в виде определения конкретных преступлений производится нормами Особенной части УК РФ. Они же определяют виды и размеры наказаний за преступления.

Проблема криминализации деяний принадлежит к числу наиболее сложных и одновременно ответственных. Она особенно актуальна применительно к преступлениям небольшой тяжести, часто стоящим на грани административных, дисциплинарных, гражданских проступков и, как правило, носящим массовый характер. Уголовно-правовой запрет должен быть социально и криминологически обусловлен и юридически обоснован таким образом, чтобы закон работал, был более эффективным в борьбе с соответствующими общественно опасными деяниями, нежели другие правовые нормы.

Правильная пенализация преступлений определяется, прежде всего, взвешенностью соотношения вида и размера наказания с характером и степенью общественной опасности преступления. Например, конфискация имущества эффективна и справедлива как санкция за тяжкие корыстные преступления, а лишение права заниматься профессиональной деятельностью - за преступления по службе. Тяжесть преступлений, рецидивоопасность лица непосредственно влияют на размеры и виды наказаний. Наказание всегда должно отвечать требованиям справедливости, гуманизма, личной и виновной ответственности.

Вместе с тем, нужно иметь в виду, что возможности охраны указанных благ уголовно-правовыми средствами весьма ограничены. Большая часть уголовно-правовых отношений возникает в связи с совершением преступлений, т.е. тогда, когда правоохраняемым ценностям уже нанесен определенный вред. Восстановить нарушенные отношения подчас не представляется возможным, например, при наступлении смерти человека, потере зрения, слуха, прерывании беременности и т.п. Поэтому об охране общественных отношений уголовно-правовыми средствами можно говорить лишь с определенной долей условности. В связи с этим важное значение приобретает вторая задача уголовного права - предупреждение преступлений.

Предупредительная (профилактическая) задача уголовного законодательства выражается в недопущении совершения преступлений. Она решается следующими основными средствами:

а) общей превенцией уголовного закона;

б) общей и специальной превенцией наказания;

в) нормами о добровольном отказе от преступления;

г) нормами о деятельном раскаянии;

д) нормами об обстоятельствах, исключающих преступность деяния;

е) нормами с двойной предупредительной направленностью[36] .

Объявив то или иное деяние преступным и установив в санкциях норм наказание, уголовный закон оказывает сдерживающее психическое воздействие самой угрозой наказания. Правильная криминализация и пенализация преступлений весьма способствует общепредупредительному воздействию уголовного закона.

Мировая и отечественная практика стабильно свидетельствует, что нарушение принципа неотвратимости ответственности за реально совершаемые преступления блокирует общепревентивное воздействие уголовного закона. В литературе описан случай 250-часового затемнения в Нью-Йорке в результате аварии на электростанции, когда город подвергся массированному разграблению. Чеченская Республика стала регионом наивысшего в России криминального напряжения прежде всего потому, что с самого начала насильственного захвата власти и подделки результатов референдума в 1994 г. генералом Дудаевым к виновным не применялся действовавший тогда УК РСФСР, в частности, статьи о терроризме, незаконном обороте оружия, создании незаконных формирований и т.д. и т.п.

Действенным средством профилактики уголовного законодательства служат нормы о добровольном отказе от преступления и деятельном раскаянии. Добровольный отказ полностью исключает ответственность лица за начатое им преступление, если он окончательно отказался от него, сознавая возможность беспрепятственного завершения преступления. По образному выражению, законодатель строит "золотой мост" для отступления лицу, уже начавшему преступную деятельность, но добровольно ее прекратившему до наступления преступного ущерба. Тем самым закон стимулирует непричинение вреда лицом, уже начавшим преступление[37] .

Деятельное раскаяние заключается в добровольном возмещении уже причиненного преступного ущерба. УК РСФСР 1960 г. предусматривал четыре случая освобождения лица от ответственности вследствие деятельного раскаяния. В УК 1996 г. их значительно больше: деятельное раскаяние лица, совершившего измену государству, давшего взятку, незаконно хранившего или носившего оружие, изготовлявшего наркотические средства и др. Количество примечаний к статьям УК, в которых предусматривается освобождение от уголовной ответственности ввиду деятельного раскаяния, будет расти. Это усилит профилактическую функцию Кодекса[38] .

УК РФ 1996 г. ввел новые виды освобождения от уголовной ответственности, способствующие заглаживанию причиненного вреда: в связи с деятельным раскаянием (ст.75 УК) и ввиду примирения с потерпевшим (ст.76 УК).

Среди смягчающих наказание обстоятельств российский УК называет явку с повинной, розыск имущества, добытого в результате преступления, оказание медицинской или иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему. Такие нормы в теории уголовного права именуются "поощрительными".

С целью предупреждения совершения тяжких преступлений законодатель стремится криминализировать менее тяжкие преступления, которые стабильно создают криминогенные условия для совершения тяжких и особо тяжких деяний. Например, угрожая наказанием за скупку краденого, закон тем самым сокращает возможность сбыта похищенных вещей в будущем, ибо без информации о такой возможности многие кражи не совершаются. Или, наказывая угрозу лишения жизни и причинения вреда здоровью граждан, закон тем самым предупреждает убийства и телесные повреждения, ибо четвертая часть убийств предваряется систематическими угрозами. Такие нормы в теории уголовного права называются нормами с двойной превенцией.

Значительную профилактическую нагрузку несут нормы об обстоятельствах, исключающих преступность деяния. Таковы нормы о необходимой обороне, крайней необходимости, задержании преступника, оправданном риске. Если в УК РСФСР 1960 г. таких обстоятельств было предусмотрено два, то в УК РФ 1996 г. - шесть. Например, с помощью нормы о необходимой обороне каждый гражданин правомочен причинить вред лицам, посягающим на интересы личности, общества, государства. Этой же цели служит причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. Правомерна как устраняющая больший вред крайняя необходимость. Все это стимулирует социальную активность граждан в предупреждении вреда правоохраняемым интересам.

2.2 Основные принципы уголовного законодательства

Под принципами уголовного права понимаются основные начала, руководящие идеи, закрепленные в уголовно-правовых нормах, обязательные для законодателя, правоприменительных органов и граждан в сфере борьбы с преступностью.

Принципы уголовного права обязывают законодателя учитывать их при криминализации и декриминализации деяний, введении новых уголовно-правовых институтов и отдельных норм, т.е. при осуществлении государственной уголовной политики.

Значение принципов уголовного права состоит также в том, что ими руководствуются судебно-следственные и иные правоохранительные органы в осуществлении своей деятельности. Например, принцип вины обязывает суд установить и доказать вину подсудимого и ее форму (умысел или неосторожность). Принцип гуманизма требует от суда при назначении наказания обдумать вначале возможность применения наименее строгого вида наказания из тех, что предусмотрены в санкции конкретной нормы Особенной части, а лишь затем переходить к более строгому виду наказания. Принципами уголовного права должны руководствоваться и граждане при защите своих законных прав и интересов, при противодействии преступности.

Как уже отмечалось выше, принципы уголовного права зафиксированы в главе первой УК РФ 1996 г. Законодатель называет пять принципов: законности (ст.3), равенства граждан перед законом (ст.4), вины (ст.5), справедливости (ст.6), гуманизма (ст.7).

Статья 15 Конституции гласит: "Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы". Согласно ч.2 ст.54 Конституции никто не может нести ответственность за деяние, которое на момент его совершения не признавалось правонарушением. Принцип законности означает, что преступность и наказуемость деяния, а также иные уголовно-правовые последствия совершения преступления определяются только Уголовным кодексом. Из этого следует, что уголовно-правовой запрет и наказание за его нарушение должны быть установлены только законом (издаваемым высшими органами государственной власти Российской Федерации нормативно-правовым актом), а не каким-либо иным источником права (подзаконным актом, судебным прецедентом или обычаем). Из формулировки принципа законности следует также, что привлечь к уголовной ответственности за общественно опасное деяние, не предусмотренное в уголовном законе, или назначить наказание, отсутствующее в системе наказаний или соответствующей санкции УК, нельзя.

В этом аспекте принцип законности можно выразить латинской формулой: "nullum crimen, nulla poena sine lege" (нет ни преступления, ни наказания без указания о том в законе).

Однако к этим общим требованиям, вытекающим из принципа законности, предусмотренного в ст.3 УК РФ, ученые-юристы добавляют ряд других требований, напрямую связанных с первыми[39] .

Одно из главных правовых требований, связанных с принципом законности, состоит в том, что приоритетом над внутригосударственным правом обладают нормы международного права. Это положение прямо следует из содержания Конституции РФ 1993 г., согласно которой общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации.

Помимо этого в ч.2 ст.1 УК РФ говорится о том, что правовой основой кодекса являются Конституция РФ, а также общепризнанные принципы и нормы международного права.

Принцип законности применительно к правовой системе Российской Федерации предполагает полную кодификацию уголовно-правовых норм и запрет применения уголовного закона по аналогии.

Кодификация представляет собой систематизацию правовых норм, осуществляемую по определенным правилам. Полная кодификация означает, что все уголовно-правовые нормы объединяются в едином правовом документе - кодифицированном акте, или кодексе.

Применение норм по аналогии - это применение одной и той же нормы к разным правовым случаям, имеющим определенное сходство. Использование норм по аналогии допускается, например, в гражданском праве, однако полностью исключено в уголовном праве.

Восполнение любых пробелов в уголовном праве относится к исключительной компетенции законодателя. Суд, прокурор, следователь, органы дознания не вправе признавать преступлением деяние, находящееся за рамками УК, в том числе путем применения наиболее близкой к совершенному деянию статьи УК.

Судебно-следственная практика может столкнуться с достаточно опасными видами поведения человека, но если такое поведение прямо не запрещено уголовным законом, привлечение к уголовной ответственности за него невозможно. Так, например, по статьям 121 и 122 УК РФ нельзя привлечь к уголовной ответственности больного за заражение им другого лица опасной болезнью (гепатитом, гриппом, холерой и пр), поскольку в них предусмотрена ответственность за заражение лишь венерической болезнью или ВИЧ-инфекцией.

Невозможно привлечение к уголовной ответственности лиц, не являющихся должностными, за получение ими незаконного вознаграждения, например, в случае, когда слесарь-сантехник требует денег за работу, которую он должен выполнить бесплатно для жильца, или когда учитель средней школы принимает денежную сумму за обещание выставить в четверти хорошие и отличные оценки.

Принцип законности имеет свою конституционную основу. В ст. 19 Конституции провозглашается всеобщее равенство перед законом и судом и закрепляется гарантия этого равенства со стороны государства, одним из проявлений которой является уголовно-правовая защита этого равенства. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Однако в УК РФ принцип равенства отличается от конституционного принципа равенства своим специфическим уголовно-правовым содержанием. Как следует из ее текста, равенство граждан проявляется в том, что все лица, совершившие преступления, независимо от указанных в ней характеристик (пол, раса, национальность и т.д.), равным образом подлежат уголовной ответственности.

Принцип законности также включает в себя такое положение, как неотвратимость ответственности. Неотвратимость ответственности означает: каждое лицо, совершившее преступление, подлежит уголовной ответственности или иным мерам уголовно-правового характера.

Принцип равенства граждан перед законом, предусмотренный в ст.4 УК РФ, означает, что лица, совершившие преступления, подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Нередко этот принцип толкуется более широко и понимается как равенство перед законом не только преступников, но и потерпевших, которые имеют полное право на равную защиту своих интересов. Кроме того, согласно этому подходу, принцип равенства обязывает законодателя таким образом криминализировать (т.е. объявлять преступными) деяния, чтобы это не ставило вне ответственности определенные категории правонарушителей[40] .

Уголовно-правовой принцип равенства не означает равных (в смысле одинаковых) ответственности и наказания граждан, т.е. равных пределов и содержания уголовной ответственности и наказания. Более того, различие в этом может быть существенным. Оно может заключаться, например, в поле или возрасте лица, в его служебном положении. Так, например, к женщинам в отличие от мужчин не может быть применена смертная казнь (то же наказание не может применяться к мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора 65-летнего возраста, а также к лицам, совершившим преступления в возрасте до 18 лет (ст.59 УК)). Совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения может влечь повышенное наказание (например, в соответствии с ч.3 ст.160 УК наказание усиливается, если присвоение или растрата чужого имущества, вверенного виновному, совершается лицом с использованием своего служебного положения).

Исключение из правила о равенстве всех перед законом и судом предусмотрено в самой Конституции РФ (ст.91, 98, ч.2 ст.122). Оно относится к неприкосновенности Президента, членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы и судей. В отношении депутатов и судей установлен особый порядок привлечения их к уголовной ответственности. Неприкосновенность парламентария, закрепленная в ст.98 Конституции РФ, как и судейская неприкосновенность, о которой говорится в ст.122, - необходимые исключения из принципа равенства всех перед законом и судом. Они выходят за пределы личной неприкосновенности, закрепленной в ст.122 Конституции РФ, и не являются личной привилегией, а призваны служить публичным интересам. Кроме того, неприкосновенность этих категорий лиц не означает освобождения их от уголовной ответственности за совершенные преступления.

Постановка вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении судьи возможна при наличии на это согласия соответствующей коллегии судей. Отказ коллегии дать согласие может быть обжалован в высшую квалификационную коллегию судей РФ. Решение квалификационной коллегии судей об отказе от дачи согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи может быть обжаловано в суд, поскольку этим решением затрагиваются права, как самого судьи, так и гражданина, пострадавшего от его действий.

Принцип вины, согласно ст.5 УК РФ, означает, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Этот принцип закреплен и в ст.49 Конституции РФ. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31.10 95 №8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" обращается внимание судов на то, что "при рассмотрении уголовных дел должен соблюдаться закрепленный в ст.49 Конституции РФ принцип презумпции невиновности, согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом с учетом положений данной конституционной нормы недопустимо возлагать на обвиняемого (подсудимого) доказывание своей невиновности".

Ныне действующий УК РФ не включает определения вины. Однако проект УК РФ 1994 г. в отличие от других законопроектов содержал определение вины. Статья 27 "Вина и ее формы" этого проекта гласила: "Вина - это сознательно-волевое психическое состояние лица, совершившего преступление, выраженное в форме умысла или неосторожности". Приведенное определение, на наш взгляд, не совсем удачно. Трактовка вины в ст.27 как психического состояния не отражает психологических реалий, ибо вина не состояние, а процесс, в ходе которого возникает решимость совершить опасное деяние. Кроме того, редакция статьи содержит неточность, которая дает возможность трактовать вину как "преступление, выраженное в форме умысла или неосторожности".

В уголовно-правовой теории существуют различные определения вины: концепция опасного состояния, когда вина лица за совершенное деяние подменяется опасностью личности как таковой, а само деяние воспринимается как проявившийся симптом такого опасного состояния; оценочная (нормативная) концепция, при которой вина лица за совершенное деяние сводится к оценочной характеристике ее судом; психологическая концепция, когда вина считается субъективным (одобрительным) отношением лица к своим общественно опасным и противоправным действиям и к вредным последствиям совершения преступления. УК РСФСР 1960 г. и УК РФ 1996 г. законодательно закрепили последнюю из перечисленных концепций. Более того, в нашем государстве она стала общепризнанной в теории и на практике.

Вина лица всегда материализуется в совершении определенных общественно опасных действий (или в бездействии). Поэтому объективные признаки преступления выступают в единстве с его субъективными признаками. Вместе с тем вину как психологическую категорию не следует отождествлять с виновностью. Доказать виновность лица означает установить в его действиях (бездействии) наличие конкретного состава преступления. Поэтому определение субъективной стороны преступления является завершающим моментом установления состава преступления в действиях лица и, следовательно, в решении вопроса о его виновности. Специфическая особенность субъективной стороны состава преступления состоит в том, что она не только предшествует исполнению преступления, формируясь в виде мотива, умысла, плана преступного поведения, но и "сопровождает" его от начала и до самого конца преступного деяния, представляя собой своеобразный самоконтроль за совершаемыми действиями. В связи с этим в широком смысле субъективная сторона преступления, не переставая быть субъективным отношением к содеянному, понимается как проявление негативной установки личности, обусловленной социальной средой, а также выработанными у личности ценностными ориентациями и отдельными антисоциальными мотивами поведения. Такой аспект субъективной стороны служит основанием для разработки общих и специальных профилактических мер по предотвращению субъективных причин совершения преступления.

Согласно этой точке зрения содержание вины составляет психический процесс, происходящий в сознании преступника при совершении преступления и заключающийся в определенном психическом отношении лица к общественно опасному деянию и его последствиям. В конечном счете, он образует субъективную сторону преступления. Исследуя обстоятельства дела, суд дает оценку психическому отношению субъекта к совершенному им деянию, а также личности виновного. Таким образом, оценочный момент в определении вины, не изменяя ее сущности, помогает раскрыть социально-политическое содержание вины, отражающее антиобщественную установку и ориентацию преступника.

Есть мнение, что понятие вины вообще адекватно понятию любого недозволенного, предосудительного поступка, что вина в уголовном праве сложилась как оценочное понятие, стоящее между преступлением и ответственностью; это понятие является связующим их звеном: субъект несет уголовную ответственность не непосредственно за совершение преступления, а за вину, заключающуюся в совершении преступления.

Представляется, что изложенные точки зрения неприемлемы. Первая из них превращает вину в аморфную и к тому же объективную, а не субъективную категорию. Вторая не соответствует ни сути вины как субъективного отношения к общественно опасному деянию (что закреплено в уголовном законе), ни ее месту в составе преступления. В связи с этим, на наш взгляд, ошибочно утверждение, что "основанием применения наказания является вина преступника, проявленная в совершенном преступлении".

Заслуживает одобрения позиция В.И. Ткаченко, считающего, что "определить вину можно было бы как психическое отношение лица к объективным признакам совершаемого им преступления". Установление вины лица позволяет выяснить причины выбора субъектом преступного варианта поведения, способа совершения действий и использования внешних условий их совершения, т.е. определить степень субъективного контроля преступного поведения. При этом необходимо избегать крайностей. По данному вопросу О.Д. Ситковская пишет, что "избыточность попыток обогатить определение законодателем умысла или неосторожности использованием психической терминологии наглядно иллюстрирует неудача авторов проекта УК 1993 г., которые первоначально предложили следующее определение: "вина - это сознательно-волевое психическое состояние лица, совершившего преступление, выраженное в форме умысла или неосторожности". Не говоря о том, что непонятно, к чему относятся последние слова - к состоянию субъекта или к преступлению, это определение было подвергнуто единодушной критике на всех обсуждениях проекта как не имеющее преимуществ в правоприменении по сравнению с традиционным. Поэтому в процессе работы над проектом был восстановлен первоначальный текст, достаточный для целей уголовно-правового регулирования.

Российское уголовное право стоит на позиции субъективного вменения. Последнее означает, что уголовно наказуемым закон признает только такое общественно опасное деяние, которое совершено виновно. Объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. Ни одно деяние, совершенное невиновно, какие бы тяжкие последствия оно ни причинило, не может рассматриваться как преступление. Вменение в вину деяния, общественную опасность которого лицо не предвидело и не могло предвидеть, было бы лишено справедливости и какого-либо предупредительного значения и поэтому отвергается правосудием. Президиум ВС РФ отменил обвинительный приговор по делу Т. и прекратил производство по этому делу ввиду отсутствия доказательств вины лица в совершении преступления.

Объективное вменение существует, к примеру, в американском уголовном праве в виде "строгой", или "абсолютной" ответственности[41] . Основанием уголовной ответственности в подобных случаях является сам факт совершения запрещенного законом действия (бездействия), т.е. объективная сторона деяния, и судебно-следственные органы не обязаны доказывать конкретную форму вины лица. Опровержение "презумпции виновности" лежит на самом обвиняемом. К преступлениям "строгой" ответственности относятся незаконное распространение наркотиков, продажа недоброкачественных продуктов питания, посягательства на окружающую природную среду и др.

Однако, несмотря на прямой запрет объективного вменения, оно в определенных границах существует и в российском уголовном праве[42] . Так, например, УК РФ предусматривает ответственность за кражу с причинением значительного ущерба потерпевшему (ч.2 ст.158 УК РФ). При этом понятие значительного ущерба в законе не раскрывается и, следовательно, является оценочной категорией, устанавливаемой судом. Суд определяет, является ли ущерб значительным для данного конкретного гражданина, руководствуясь самыми разными обстоятельствами, в том числе имущественным положением собственника, включая доходы и имущественные обязанности потерпевшего. Очевидно, что в момент совершения кражи похититель мог и не знать обо всех этих обстоятельствах, которые впоследствии будут установлены судом (например, о том, что потерпевший платит алименты на содержание троих несовершеннолетних детей или, что потерял работу и не имеет средств к существованию). Таким образом, лицу объективно вменяется причинение значительного ущерба потерпевшему без учета осознания виновным в краже такого отягчающего обстоятельства.

Указание в ст.5 УК РФ на личную и виновную ответственность - крупный шаг вперед в направлении дальнейшего совершенствования законодательства, поскольку он возводит краеугольную правовую категорию субъективного вменения в ранг его руководящего начала, основополагающей идеи. Следует приветствовать внесение в определение преступления признака виновности. Ранее в теоретической литературе по уголовному праву давалось определение понятия преступления с добавлением, указывающим на виновность как на необходимый (конструктивный) признак, характеризующий преступление. В ст.3 Основ уголовного законодательства и УК РСФСР вина называлась обязательным основанием уголовной ответственности, что создавало определенное противоречие между нормой об основаниях уголовной ответственности и понятием преступления. В понятии преступления, данном в ст.14 УК РФ 1996 г., этот недостаток устранен путем указания на виновность как на один из признаков преступления.

Принцип вины предполагает только личную ответственность. К уголовной ответственности может быть привлечено только то лицо, которое само совершило преступление в качестве исполнителя либо являлось его организатором, пособником или подстрекателем. В связи с принципом вины и личной ответственности в действующем УК отсутствует ответственность юридических лиц. Следует уточнить, что многие цивилизованные в правовом отношении страны (Швейцария, Испания, Япония и др.) также не разделяют мнение о возможности признания юридических лиц субъектами уголовной ответственности.

В тоже время законодательство ряда стран, в отличие от российского законодательства, предусматривает возможность привлечения к уголовной ответственности юридического лица. Опыт некоторых зарубежных стран демонстрирует возможность и целесообразность уголовной ответственности юридических лиц. Как справедливо указывается в юридической литературе, "движение общества по пути технократизации, развитие информационных технологий предопределяют высокую степень зависимости соблюдения интересов, охраняемых уголовным законом, от деятельности не только отдельных индивидуумов, но и организаций, как нелегальных, так и зарегистрированных в установленном порядке". Так ответственность юридических лиц, согласно Уголовному кодексу Французской Республики, обусловлена двумя обстоятельствами: преступление должно быть совершено в пользу юридического лица; преступление совершено его руководителем или представителем.

В первом варианте проекта УК РФ 1994 г. мировой опыт был учтен: уголовной ответственности юридических лиц была посвящена отдельная глава, но в последующем ее исключили. Аргументы против законодательной регламентации института уголовной ответственности юридических лиц свелись к следующему:

1) объективное выражение воля находит только в целенаправленных деяниях, то есть поступок человека является единственной формой, в которой воля может найти свое объективное выражение;

2) уголовная ответственность юридических лиц противоречит принципу личной виновной ответственности и принципу индивидуализации ответственности и наказания;

3) при привлечении юридического лица к уголовной ответственности невозможно будет установить вину как психическое отношение лица к общественно опасному деянию и его последствиям;

4) признание юридических лиц субъектами преступления приведет к образованию в уголовном законодательстве двух систем принципов и оснований уголовной ответственности;

5) усилить материальную ответственность за незаконную деятельность юридического лица можно в рамках других отраслей права (гражданского, административного).

Содержание института вины в действующем УК раскрывается в статьях 24-27. Различное соотношение интеллектуального и волевого элементов вины служит критерием ее подразделения в ст.24 УК РФ на умысел и неосторожность. В свою очередь, умышленная форма вины выступает в виде прямого и косвенного умысла (ст.25 УК РФ), а неосторожность - в виде легкомыслия и небрежности (ст.26 УК РФ).

Обязательным элементом умысла является осознание лицом не только фактических обстоятельств совершаемого им деяния (действия или бездействия), но и его общественной опасности, т.е. способности причинить вред охраняемым законом общественным отношениям. Законодатель не включил в число признаков умышленной вины осознание уголовной противоправности совершаемого деяния (наличия именно уголовной ответственности за данное деяние). Однако общественная опасность целого ряда деяний, предусмотренных в УК в качестве преступлений, связана в первую очередь с тем, что лицо нарушает какое-либо правило, запрет, действует незаконно (например, ст.127, 128, 139, 223, 256, 258, 260 УК и др.). Поэтому в подобных случаях осознание лицом общественной опасности своего действия (бездействия) при умышленной вине включает понимание им совершения запрещенного деяния.

Лицо, действующее с косвенным умыслом, предвидит только лишь реальную возможность наступления общественно опасных последствий как результат своего действия или бездействия, понимая, однако, что эти последствия могут и не наступить. В случае совершения преступления с прямым умыслом виновный предвидит не только реальную возможность наступления общественно опасных последствий, но и очень часто, как подчеркивается в ч.2 ст.26 УК, неизбежность наступления таких последствий.

Органы следствия и суд, решая вопрос о виде и направленности умысла, должны исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного. В частности, при установлении содержания и направленности умысла, что необходимо для разграничения преступлений против жизни и преступлений против здоровья, Пленум ВС РФ рекомендует обращать внимание на способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (п.3 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.99 №1).

УК, как и УК РСФСР, предусматривает два вида неосторожной вины: легкомыслие (ранее этот вид неосторожной вины в теории уголовного права назывался самонадеянностью) и небрежность.

Неосторожная вина в виде легкомыслия также характеризуется предвидением возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия). Однако в отличие от косвенного умысла, когда виновное лицо предвидит реальную возможность причинения вреда, т.е. возможность причинения общественно опасных последствий именно его соответствующим действием (бездействием) в данной конкретной обстановке, при преступном легкомыслии виновный предвидит лишь абстрактную опасность своего деяния. Иначе говоря, он понимает, что действие (бездействие), подобное тому, что он совершает (нарушение правил дорожного движения, правил безопасности производства различных работ и т.п.), способно повлечь наступление общественно опасных последствий, но не сейчас, не его деяние, поскольку в данном конкретном случае он рассчитывает избежать таких последствий.

Важно подчеркнуть, что подобный расчет должен быть основан не на везении, надежде на удачу, а на достаточно реальных факторах, связанных с профессиональными качествами, опытом и умением самого виновного лица, особенностях используемых им технических средств, орудий, приспособлений, конкретных особенностях обстановки, в которой он действовал, и т.д. В итоге этот расчет оказался самонадеянным, неудачным, когда виновный какие-то обстоятельства недооценил или переоценил, но такое представление у виновного лица было, что и позволяет характеризовать его вину не как умысел, а как легкомыслие.

Особенностью небрежности как вида вины является то, что в этом случае лицо, причинившее или не предотвратившее наступление общественно опасных последствий, совершая то или иное деяние, не предвидело эти последствия, не представляло, что такое может случиться. Однако если лицо должно было их предвидеть (объективный критерий небрежности) и к тому же могло предвидеть и, соответственно, не допустить наступления данных последствий (субъективный критерий небрежности), но не сделало этого и общественно опасные последствия наступили, имеются все основания утверждать о совершении преступления по небрежности.

Обязанность предвидения последствий своего поведения для того или иного лица устанавливается исходя из требований к поведению, предъявляемых к лицам определенной профессии, занимающимся соответствующей деятельностью, или же на основе правил предусмотрительности, которые должны соблюдаться любым вменяемым человеком.

Наличие возможности предвидения и предотвращения общественно опасных последствий устанавливается применительно к конкретному лицу, обвиняемому в совершении преступления по небрежности, с учетом его индивидуальных психологических особенностей, жизненного и профессионального опыта, уровня образования, состояния здоровья в момент деяния и т.п., а также конкретной объективной ситуации, в которой оказалось данное лицо.

Возможна также ситуация, когда причинитель вреда действовал в целом настолько неосторожно, что все совершаемые им опасные действия с высокой степенью вероятности могли повлечь за собой различные вредные последствия.

В этом смысле показательно дело Левжинского[43] .

3 ноября 1989 года несовершеннолетние Левжинский, Малахов, Заев, Рубаник, Харюзов и Салахов приехали в охотничье зимовье. За ужином они выпили бутылку вина, после чего около зимовья по очереди стали стрелять по пустым банкам и бутылкам из самодельного пистолета. Около 18 час., в сумерках, Левжинский, будучи близоруким и находясь в нетрезвом состоянии, зарядил пистолет и со взведенным курком стал бегать в поисках более крупной мишени. Пробегая мимо окна зимовья, Левжинский споткнулся и, падая, непроизвольно нажал на курок пистолета. Произошел выстрел. Сидевшему в зимовье напротив окна Салахову было причинено огнестрельное ранение, от которого наступила смерть.

Дело рассматривалось в первой, кассационной инстанции и дважды в порядке надзора. Все эти инстанции пришли к выводу об отсутствии вины в действиях Левжинского.

Между тем заместитель Генерального прокурора РФ в протесте справедливо указал, что обращение с огнестрельным оружием и тем более в непосредственной близости от людей предполагает соблюдение повышенных мер предосторожности. Левжинский эти требования знал, однако грубо пренебрег ими. Находясь в нетрезвом состоянии и передвигаясь в сумерках с заряженным пистолетом в положении спускового крючка на боевом взводе, он не соблюдал элементарных мер предосторожности, допустил преступную самонадеянность. В непосредственной близости от окна зимовья, за которым находились люди, стал прыгать через ведро, наполненное водой, споткнулся, в результате чего и произошел выстрел, которым был убит Салахов. Хотя наступление этих последствий Левжинский не предвидел, однако по обстоятельствам дела должен был и мог их предвидеть.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ протест оставила без удовлетворения, указав следующее: "Левжинский не предполагал, что упадет и произойдет непроизвольный выстрел. Однако Левжинский должен был предполагать общую возможность наступления каких угодно вредных последствий своего опасного противоправного поведения, а не конкретную возможность причинения им вреда Салахову".

Отметим, однако, что данное решение Судебной коллегии Верховного Суда подверглось критике рядом ученых.

В подавляющем большинстве случаев преступления совершаются с какой-то одной формой вины. Но иногда законодатель усиливает ответственность за умышленное преступление, если оно по неосторожности причинило последствие, которому придается значение квалифицирующего признака. В таких случаях возможно параллельное существование двух разных форм вины в одном преступлении, которое выделено в статье 27 УК. Данная статья гласит: "Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому основании самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно".

Некоторыми учеными искажается законодательное толкование преступлений с двумя формами вины. Так, В.Д. Иванов и С.Х. Мазуков пишут: "Особенность рассматриваемых преступлений состоит в том, что при их совершении наблюдается неоднородное психическое отношение лица к совершаемым действиям (бездействию) и к наступившим последствиям в материальных составах преступлений, которые содержат последствия в качестве самостоятельного признака объективной стороны. В формальных составах преступлений последствие неотделимо от действия, слито с ним, а поэтому психическое отношение к действию (бездействию) и последствию является только однородным". Хотя в ст.27 действующего УК и терминологически, и по существу разрешена проблема сочетания умысла и неосторожности в одном умышленном преступлении, некоторые ученые (Р.И. Михеев, В.А. Ширяев) продолжают утверждать, что в подобных случаях имеет место некая третья форма вины, совмещающая некоторые признаки обеих форм вины, но при этом отличающаяся и от умысла, и от неосторожности.

В современном уголовном праве преступления с двумя формами вины характеризуются следующими признаками:

а) они характеризуются сочетанием двух различных форм вины, т.е. умысла и неосторожности (сочетание прямого умысла с косвенным или легкомыслия с небрежностью не образует двух форм вины);

б) эти формы вины устанавливаются по отношению к различным юридически значимым признакам общественно опасного деяния;

в) в преступлениях с двумя формами вины неосторожным может быть отношение только к квалифицирующим последствиям;

г) две формы вины могут существовать только в квалифицированных составах преступлений;

д) преступления с двумя формами вины в целом, как это указано в законе, относятся к умышленным, что определяется умышленной формой вины в основном составе преступления.

Принцип справедливости означает, что наказание и другие уголовно-правовые меры, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (ч.1 ст.6 УК РФ). Справедливость уголовного закона связывается с его социальной и криминологической обоснованностью, эффективностью и отсутствием пробелов[44] .

Данный принцип есть проявление в уголовном праве этической категории справедливости. Она характеризует соотношение определенных явлений с точки зрения распределения добра и зла между людьми: соотношение между ролью людей (классов, социальных групп) и их социальным положением; соотношение между деянием и воздаянием (частный случай этого явления - соотношение между преступлением и наказанием); правами и обязанностями. Соответствие между характеристиками первого и второго порядков оценивается в этике как справедливость, несоответствие - как несправедливость.

Уголовно-правовое содержание принципа справедливости заключается в том, что наказание или иная мера уголовно-правового воздействия, примененная к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать тяжести преступления, конкретным обстоятельствам совершения преступления и особенностям личности преступника. Этот принцип означает максимальную индивидуализацию ответственности и наказания. Возможность реализации этого принципа заключается в самом содержании уголовного закона. Так, санкции статей Особенной части УК носят относительно-определенный (предусматривают наказание в определенных пределах) или альтернативный (предусматривают не одно, а несколько видов наказания) характер. Еще более широкие пределы индивидуализации ответственности виновного установлены в статьях Общей части УК (например, в ст.61, 62, 64, 73-85), которые позволяют при наличии определенных обстоятельств существенно смягчить ответственность и наказание виновного либо освободить его от уголовной ответственности и наказания.

Одним из важных условий назначения справедливого наказания является правильная юридическая оценка содеянного виновным. Вмененное подсудимому преступление должно быть квалифицировано в точном соответствии со статьей (частью статьи) УК, предусматривающей ответственность за совершение этого деяния. Назначенное наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного[45] .

Характер общественной опасности преступления зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины, отнесения УК преступного деяния к соответствующей категории преступлений, а степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью виновного при совершении преступления в соучастии). При назначении наказания учитываются обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также иные обстоятельства, характеризующие личность виновного[46] .

Справедливость в уголовном праве в известном смысле подразумевает и другие важнейшие его принципы, и в первую очередь принципы законности, равенства граждан перед законом и гуманизма. Каждый из указанных принципов имеет, как отмечалось, свое специфическое содержание. Вместе с тем каждый из них характеризует какую-то качественную сторону (или аспект) справедливости в уголовном праве, без которого нет и не может быть справедливости в целом. Так, нет справедливости, если при отправлении правосудия по уголовному делу нарушается законность, принцип равенства граждан перед законом, принцип гуманизма. Таким образом, справедливость можно рассматривать и как обобщающий принцип или обобщающее начало уголовного права.

В ч.2 ст.6 УК воспроизведена норма, выраженная в ст.50 Конституции: "Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление", что делает этот принцип конституционным. Данная конституционная норма в свою очередь полностью согласуется с этими нормами международного права. В целях недопущения повторного осуждения лица за преступление, совершенное вне пределов России, если уголовная ответственность за него установлена российским уголовным законодательством, в ст.12 УК предусмотрено, что такое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности только в том случае, если оно не было осуждено за это преступление в иностранном государстве.

Принцип гуманизма имеет два аспекта: гуманизм к потерпевшим от преступления, поскольку уголовное законодательство призвано обеспечить безопасность человека (ч.1 ст.7 УК РФ), и гуманизм к лицам, совершившим преступления. При этом наказание и другие уголовно-правовые меры, применяемые к таким лицам, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства (ч.2 ст.7 УК РФ). Последнее основано на Конституции: "Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию" (ст.21).

Принцип гуманизма, ставящий на первое место в иерархии правоохраняемых ценностей жизнь и здоровье, права и свободы человека, нашел выражение в строении Особенной части УК РФ, открывающейся разделом о преступлениях против личности, в повышенной защите определенных групп потерпевших (беременных женщин, несовершеннолетних лиц, лиц, находящихся в беспомощном состоянии).

Гуманизм по отношению к лицам, совершившим преступления, проявляется в неприменении смертной казни и пожизненного лишения свободы к определенным категориям обвиняемых, в установлении таких видов освобождения от уголовной ответственности, как освобождение в связи с деятельным раскаянием или примирением с потерпевшим, в нормах об условном осуждении и условно-досрочном освобождении от наказания, о предоставлении отсрочки исполнения наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до 8 лет, в нормах об особенностях уголовной ответственности несовершеннолетних лиц и других нормах.

Принцип гуманизма применительно к назначению наказания проявляется в следующем: лицу, совершившему преступление, должно быть назначено минимальное наказание, необходимое и достаточное для его исправления и предупреждения совершения новых преступлений (принцип экономии репрессии).

Мальцев В.В. отмечает, что принципы уголовного права взаимосвязаны между собой[47] . Содержание справедливости как принципа уголовного права (правосознания) обусловливается содержанием категории "социальная справедливость" применительно к предмету уголовного права: предмету уголовно-правовой охраны и общественно опасному поведению, ибо последние являются не чем иным, как наиболее важными социальными ценностями и разновидностью поведения людей реального общества.

Поэтому и принцип справедливости - наиболее насыщенный и широкий в социальном плане - по своим уравнивающей и распределяющей сторонам предопределяет содержание принципов равенства и гуманизма. Принцип (равенства в свою очередь обусловливает основания принципа вины. Ведь последний есть не что иное, как субъективное (внутреннее, психологическое) основание равенства граждан в уголовном праве. Поскольку уголовно-правовое содержание справедливости может быть и не исчерпанным в принципах (равенства и гуманизма, не исключается и прямое влияние справедливости на принцип законности. Между тем так или иначе (прямо или опосредованно) все содержательные принципы уголовного права (справедливости, равенства, вины и гуманизма) воздействуют на содержание уголовного законодательства только через посредство формального (служебного, функционального) принципа законности.

Заключение

Подводя итоги проделанной работы можно сделать следующие выводы.

Принципы и задачи уголовного права и принципы и задачи уголовного законодательства - не тождественны. Понятия первого ряда, отражающие содержание уголовного права, выходят за рамки уголовного законодательства, они шире по содержанию, насыщеннее социальной практикой и ближе к социальному субстрату уголовного права и предмету его охраны, "первичнее", и потому именно от них находятся в "функциональной зависимости" понятия второго ряда, относящиеся к уголовному законодательству. Тем не менее, большинство правоведов анализируют принципы и задачи непосредственно современного уголовного законодательства.

Задачи уголовного права сформулированы в ст.2 УК 1996 г. "Задачами настоящего Кодекса, − указано в ней, − являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений". Для осуществления этих задач УК устанавливает основания и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений.

При определении задач уголовного законодательства были учтены коренные качественные изменения, которые произошли за послереформенный период в политической, экономической и социальной сферах жизни общества и государства. Как уже было отмечено, новым законом изменены приоритеты уголовно-правовой охраны. Уголовный закон защищает, прежде всего, личность, ее свободы и права, им провозглашена равная охрана всех форм собственности. В число важнейших объектов защиты уголовно-правовыми средствами включены общественный порядок и общественная безопасность, конституционный строй России. Специально введены в число ведущих объектов окружающая среда, а также мир и безопасность человечества. Из приведенного определения задач уголовного законодательства следует, что основная его задача − охранительная (защита от преступных посягательств перечисленных в законе важнейших и иных объектов).

Новым и вполне обоснованным является включение в число задач уголовного законодательства предупреждения преступлений. Без комплексной профилактической работы борьба с преступностью не будет эффективной. Эту задачу уголовное законодательство выполняет двояким образом. Установление уголовной ответственности за конкретные преступления и угроза наказанием, подчас достаточно суровым, являются средствами, как предупреждения, так и воспитания. С другой стороны, предупредительная роль заключается в применении на практике уголовного закона к конкретным лицам, совершившим преступление, и в необходимых случаях их наказание.

Под принципом уголовного права понимаются определяющие начала, основополагающие идеи, которые закреплены в нормах уголовного права, в соответствии с которыми строится его содержание в целом и отдельных институтов, составляющих его систему. В ст.3-7 УК 1996 г. устанавливаются следующие принципы уголовного права: законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости, гуманизма.

Принцип законности определяет, что преступность деяния, а также и его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только Уголовным кодексом. Таким образом, суть этого ведущего принципа состоит в том, что только уголовный закон, т.е. УК 1996 г., определяет, какие деяния (действия или бездействие) признаются преступными. Только этот закон устанавливает и другие уголовно-правовые последствия

Принцип равенства граждан перед законом состоит в том, что лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст.4УК).

Это также один из важнейших принципов, провозглашающий, что никакие обстоятельства, факторы и условия не могут повлиять на то, что перед уголовным законом все лица и каждое из них в случае совершения преступления равны.

Принцип вины состоит в том, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (ч.1 ст.5 УК). Этот принцип закрепляет важное положение о том, что никто не может нести уголовную ответственность, если не установлена его личная персональная вина в отношении общественно опасного деяния и его последствий. Субъективное вменение, ответственность только при наличии вины составляет краеугольный камень уголовного права. Преступлением общественно опасное деяние становится лишь тогда, когда оно совершено виновно, т.е. умышленно (ст.25 УК) или по неосторожности (ст.26 УК).

Развивая этот принцип, закон подчеркивает, что объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается (ч.2 ст.5 УК).

Принцип справедливости заключается в том, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (ч.1 ст.6 УК). Суть этого принципа в том, что привлечение к уголовной ответственности, во-первых, должно основываться только на убедительных, доказанных и полностью соответствующих закону обстоятельствах. Особенно значимо это для назначения наказания. Важным являются записанные в этой же норме уголовного закона положения о том, что никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление (ч.2 ст.6 УК).

Принцип гуманизма состоит в том, что уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека.

Наказания и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицам, совершившим преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства (ч.2 ст.7 УК).

Список использованных источников

1. Конституция РФ.

2. Уголовный Кодекс РФ.

3. Примерный Уголовный кодекс США. - М., 1969.

4. Постановление Пленума ВС РФ от 11.06.99. №40.

5. Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 21 апреля 1993 года // БВС РФ. 1994. №4.

6. БВС РСФСР. 1990. №8.

7. Бавсун М.В., Марцев А.И. Целесообразность в уголовном праве. // Правоведение. - 2003. - №4.

8. Бойко А.И. Задачи и принципы Уголовного кодекса Российской Федерации // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред.А.И. Бойко. - Ростов-н/Д., 2006.

9. Бурганов Р.С. Соотношение принципов уголовного права и уголовной ответственности. // Законность. - 2004. - №1.

10. Волженкин Б.В. Общественная опасность преступника и основание уголовной ответственности // Правоведение. - 2003. - № 3.

11. Звечаровский И.Э. Современное уголовное право России. - СПб., 2001.

12. Иванов Н., Мазуков С.Х. Умысел в уголовном праве России // Российская юстиция. −2005. − №12.

13. Иногамова-Хегай Л.В., Рарог А.И., Чучаева А.И. Уголовное право РФ. Общая часть. - М., 2005.

14. Келина С.Г., Кудрявцев В.Н. Принципы российского уголовного права. - М., 1998.

15. Козаченко И.Я. Уголовное право как основной инструмент уголовно-правового регулирования // Уголовное право. Общая часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой. - М., 1997.

16. Коршиков И.В. Принцип гуманизма в уголовном праве Российской Федерации: Автореф. дисс. … к. ю. н. - Саратов, 2004.

17. Кошаева Т.О. Уголовная ответственность как вид юридической ответственности. // Журнал российского права. - 2004. - №8.

18. Крылова Н.В. Уголовное право. Общая часть. - М., 2000.

19. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. - М., 2002.

20. Лопашенко Н.А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон, уголовно-правовая политика. - СПб., 2004.

21. Мальцев В.В. Задачи уголовного права. // Правоведение. - 1999. -№4.

22. Мальцев В.В. Принципы уголовного права и уголовное законодательство. // Правоведение. - 2003. - №1.

23. Мальцев В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности. - М.: Юридический центр "Пресс", 2004.

24. Мироненко М.Б. Принципы юридической ответственности. - Тольятти, 2001.

25. Михеев Р.И., Ширяев В.А. О понятии вины и проблемах ее доказывания // Государство и право. − 1992. −№5.

26. Набиев И.Г. Принципы назначения наказания: Автореф. дисс. … к. ю. н. - Казань, 2004.

27. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. М., 2000.

28. Общая теория государства и права / Под ред. М.Н. Марченко. - М., 1998. Т.2.

29. Путин В.В. Какую Россию мы строим // Российская газета. - 2000. - 11 июля.

30. Разгильдиев Б.Т. Задачи уголовного права Российской Федерации и их реализация. Саратов, 2003.

31. Советское уголовное право. Общая часть. - М., 1988.

32. Ситковская О.Д. Концептуальные основы уголовного права России: история и современность. - Ижевск, 1994.

33. Тарханов И.А. Поощрение позитивного поведения в уголовном праве. - Казань, 2001.

34. Ткаченко В.И. Преступления с двойной формой вины // Законодательство. −1998. −№5.

35. Теория права и государства / Под ред. В.С. Афанасьева. - М., 1997.

36. Уголовное право. Общая часть / Отв. ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова. - М.: Норма-Инфра-М, 1999.

37. Уголовное право России. Часть общая / Отв. ред.Л. Л. Кругликов. - М.: Волтерс Клувер, 2005.

38. Уголовное право России. Общая и особенная части / Под ред.В.П. Ревина. - М., 2000.

39. Уголовное право России. Общая часть / Под общ. ред. М.П. Журавлева. - М., 2005.

40. Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Ф.Р. Сундурова. - Казань, 2003.

41. Филимонов В.Д. Принципы уголовного права. - М., 2002.

42. Яковлев М.А. Принцип социальной справедливости и основания уголовной ответственности // Советское государство и право. - 1992. - № 3.


[1] Путин В.В. Какую Россию мы строим // Российская газета. – 2000. – 11 июля.

[2] Иногамова-Хегай Л.В., Рарог А.И., Чучаева А.И. Уголовное право РФ. Общая часть. – М., 2005. – С. 2.

[3] Крылова Н.В. Уголовное право. Общая часть. – М., 2000. – С. 26.

[4] Разгильдиев Б. Т. Задачи уголовного права Российской Федерации и их реализация. Саратов, 2003. – С. 4.

[5] Разгильдиев Б.Т. Задачи уголовного права Российской Федерации и их реализация. Саратов, 2003. – С. 7.

[6] Там же.

[7] Наумов А. В. Принципы советского уголовного права // Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г. А. Кригера, Н. Ф. Кузнецовой, Ю. М. Ткачевского. – М., 1988.

[8] Прохоров В.С., Кропачев Н.М., Тарбагаев А.Н. Механизм уголовно-правового регулирования. – Красноярск, 1989. – С. 26.

[9] Кошаева Т.О. Уголовная ответственность как вид юридической ответственности. // Журнал российского права. – 2004. – №8.

[10] Советское уголовное право. Общая часть. – М., 1988. – С. 24.

[11] Тарханов И.А. Поощрение позитивного поведения в уголовном праве. – Казань, 2001. – С. 181

[12] Филимонов В.Д. Принципы уголовного права. – М., 2002. – С. 36.

[13] Уголовное право России. Часть общая / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – С. 36.

[14] Уголовное право России. Общая и особенная части / Под ред. В.П. Ревина. – М., 2000. – С. 16.

[15] Набиев И.Г. Принципы назначения наказания: Автореф. дисс. … к.ю.н. – Казань, 2004. – С. 28.

[16] Бурганов Р.С. Соотношение принципов уголовного права и уголовной ответственности. // Законность. – 2004. – №1.

[17] Иногамова-Хегай Л.В., Рарог А.И., Чучаева А.И. Уголовное право РФ. Общая часть. – М., 2005. – С. 69.

[18] Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. – М., 2002. – С. 187

[19] Уголовное право России. Общая часть / Под общ. ред. М.П. Журавлева. – М., 2005. – С. 51

[20] Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Ф.Р. Сундурова. – Казань, 2003. – С. 39.

[21] Лопашенко Н.А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон, уголовно-правовая политика. – СПб., 2004. – С. 153.

[22] Мироненко М.Б. Принципы юридической ответственности. – Тольятти, 2001. – С. 45.

[23] Филимонов В.Д. Принципы уголовного права. – М., 2002. – С. 36.

[24] Бурганов Р.С. Соотношение принципов уголовного права и уголовной ответственности. // Законность. – 2004. – №1.

[25] Звечаровский И.Э. Современное уголовное право России. – СПб., 2001. – С. 41.

[26] Лопашенко Н.А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон, уголовно-правовая политика. – СПб., 2004. – С. 153.

[27] Бурганов Р.С. Соотношение принципов уголовного права и уголовной ответственности. // Законность. – 2004. – №1.

[28] Мальцев В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности. – М.: Юридический центр «Пресс», 2004. – С. 120-121.

[29] Бурганов Р.С. Соотношение принципов уголовного права и уголовной ответственности. // Законность. – 2004. – №1.

[30] Бурганов Р.С. Соотношение принципов уголовного права и уголовной ответственности. // Законность. – 2004. – №1.

[31] Мальцев В.В. Принципы уголовного права и уголовное законодательство. // Правоведение. – 2003. – №1.

[32] Бавсун М.В., Марцев А.И. Целесообразность в уголовном праве. // Правоведение. – 2003. – №4.

[33] Бавсун М.В., Марцев А.И. Целесообразность в уголовном праве. // Правоведение. – 2003. – №4.

[34] Примерный Уголовный кодекс США. – М., 1969. – С. 33.

[35] Крылова Н.В. Уголовное право. Общая часть. – М., 2000. – С. 27.

[36] Иногамова-Хегай Л.В., Рарог А.И., Чучаева А.И. Уголовное право РФ. Общая часть. – М., 2005. – С. 2.

[37] Крылова Н.В. Уголовное право. Общая часть. – М., 2000. – С. 27.

[38] Крылова Н.В. Уголовное право. Общая часть. – М., 2000. – С. 28.

[39] Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Ф.Р. Сундурова. – Казань, 2003. – С. 47.

[40] Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Ф.Р. Сундурова. – Казань, 2003. – С. 71.

[41] Примерный Уголовный кодекс США. – М., 1969. – С. 51.

[42] Крылова Н.В. Уголовное право. Общая часть. – М., 2000. – С. 32.

[43] Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 21 апреля 1993 года // БВС РФ. 1994. №4. С.3-4.

[44] Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Ф.Р. Сундурова. – Казань, 2003. – С. 75-76.

[45] Постановление Пленума ВС РФ от 11.06.99. №40.

[46] Там же.

[47] Мальцев В.В. Принципы уголовного права и уголовное законодательство. // Правоведение. – 2003. – №1.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:51:48 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:22:54 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Принципы и задачи уголовного права

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150451)
Комментарии (1831)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru