Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Правовая природа финансовой аренды (лизинга)

Название: Правовая природа финансовой аренды (лизинга)
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 20:22:29 12 июля 2010 Похожие работы
Просмотров: 505 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение

Глава 1. Общая характеристика лизинговых отношений в предпринимательской деятельности

1.1 Историко-правовые аспекты лизинговых отношений в предпринимательской деятельности в России и некоторых зарубежных странах

1.2 Правовая природа финансовой аренды (лизинга)

Глава 2. Правовая конструкция договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности

2.1 Сущность предмета договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности

2.2 Особенности содержания договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности

Глава 3. Прекращение и гражданско-правовые гарантии реализации договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности

3.1 Прекращение договора лизинга

3.2 Ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору финансовой аренды (лизинга)

Заключение

Библиографический список

Введение

Актуальность темы исследования. Переход к рыночным отношениям обеспечил кардинальные изменения в экономической сфере российского общества. Признание многообразия форм собственности, появление независимых и юридически равноправных субъектов гражданско-правовых отношений, закрепление права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещённой законом, экономической деятельности потребовало применения новых форм сотрудничества в имущественном обороте, определивших активное использование современных правовых механизмов их регулирования. К числу наиболее востребованных и динамично развивающихся форм такого сотрудничества относится финансовая аренда (лизинг), которая особенно распространена в сфере предпринимательской деятельности.

Приведённые статистические данные свидетельствуют об эффективности использования финансовой аренды (лизинга), которая способствует активному привлечению финансовых ресурсов в различные отрасли отечественной экономики и их рациональному использованию, обеспечивает поддержку предпринимательской деятельности, позволяя решить проблемы, с которыми сталкиваются хозяйствующие субъекты в процессе её осуществления. Развитие финансовой аренды (лизинга) в условиях рыночных отношений требует эффективного правового механизма, обеспечивающего четкость и полноту её регулирования. Вместе с тем, как показал анализ нормативно-правовых актов, а также арбитражной практики по исследуемой проблеме, в гражданском законодательстве, обеспечивающем финансовую аренду (лизинг) в предпринимательской деятельности, есть пробелы и противоречия, что усложняет её практическое применение. Так, большое количество вопросов вызывает определение правовой природы финансовой аренды (лизинга), её места в системе гражданских обязательств. Кроме того, представляется необходимым установление сущности предмета договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности, а также исследование особенностей его субъектного состава.

Реализация договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности приводит к возникновению значительных рисков. Поэтому особую значимость приобретает проблема выявления особенностей страхования таких рисков, что позволит их минимизировать. В отдельном исследовании нуждается вопрос об ответственности сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности.

В современной правовой науке отсутствует комплексное исследование гражданско-правового регулирования финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности. Существующие научные труды посвящены отдельным аспектам лизинговых отношений. Вместе с тем, множество проблем, возникающих в данной сфере, остаются неисследованными либо дискуссионными. Законодательная база о финансовой аренде (лизинге) в предпринимательской деятельности также недостаточно разработана и требует совершенствования. Между тем, договор финансовой аренды (лизинга) является чрезвычайно эффективным средством в механизме регулирования рыночных отношений.

В свете вышеизложенного представляется необходимым комплексное исследование проблемы гражданско-правового регулирования финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности.

Степень научной разработанности исследования составили фундаментальные труды в области теории государства и права, гражданского, предпринимательского права

Комплексное исследование научных проблем, затронутых в работе, вызвало необходимость обратиться к трудам учёных-цивилистов, в которых подвергнуты анализу различные аспекты финансовой аренды (лизинга): Л.Ю. Василевской, В.В. Витрянского, Е.В. Кабатовой, М.И. Кулагина, Н.М. Коршунова, Е.А. Павлодского, Ю.И. Свядосца, A. M. Эрделевского и др. Автором также изучены работы таких специалистов, как Е.В. Арсентьева, Г.Л. Землякова, А.А. Иванов, Т.А. Коннова, СБ. Королёв, Н.Р. Кравчук, И.Г. Лисименко, А.П. Малинина, В. Медников, Ю.В. Романец, И.А. Решетник, М.Ю. Савранский, Ю.С. Харитонова, И.С. Шиткина и др.

Цель дипломного исследования заключается в разработке на основе критического анализа существующей законодательной базы и арбитражной практики теоретических и практических положений, направленных на совершенствование гражданско-правового регулирования финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности.

Поставленная цель определила задачи исследования:

анализ историко-правовых аспектов лизинговых отношений в предпринимательской деятельности;

раскрытие правовой природы финансовой аренды (лизинга);

определение сущности предмета договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности;

выявление специфики субъектного состава договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности;

установление особенностей содержания договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности;

рассмотрение ответственности сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности;

разработка и научное обоснование рекомендаций и предложений по совершенствованию действующего законодательства, регулирующего финансовую аренду (лизинг) в предпринимательской деятельности.

Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие в связи с реализацией договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности, рассмотренные в теоретическом и практическом аспектах.

Предметом исследования является правовое регулирование финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности в соответствии с нормами различных отраслей права, в частности не только гражданского права, но и предпринимательского права, международного частного права, а также с практикой их применения.

Методологическая основа исследования. Данное исследование основано на совокупности методов научного познания: диалектическом, комплексном, историко-правовом, сравнительно-правовом, системного анализа, формально-логическом, социологическом и др.

Структура работы обусловлена целью исследования и вытекающими из неё задачами, а также необходимостью последовательного изложения материала. Дипломная работа состоит из введения, трёх глав, заключения и библиографического списка.

Глава 1. Общая характеристика лизинговых отношений в предпринимательской деятельности

1.1 Историко-правовые аспекты лизинговых отношений в предпринимательской деятельности в России и некоторых зарубежных странах

Договор лизинга появился в США в середине XIX века, а в других странах Запада нашёл широкое распространение в середине XX века. Лизинг как юридический институт был призван регулировать новые формы инвестирования денежных средств в экономику, связанных с использованием такого способа, как приобретение финансовыми организациями по просьбе промышленных фирм машин и оборудования с последующей передачей их этим фирмам в аренду.

Так, например, М.И. Кулагин, характеризуя изменения, происшедшие за последние десятилетия (к началу 80-х г. г. XX века) в системе договоров в странах Запада, отмечает, что "с середины нашего столетия большое распространение получили договоры лизинга, особенно машин и оборудования. В силу договора лизинга одна сторона (лизинговая компания) передаёт другой стороне (пользователю) определённый предмет (машину, транспортное средство, завод и т.п.), а пользователь обязуется вносить за него периодическую плату и по окончании договора вправе приобрести названный предмет на льготных условиях, с зачётом этих платежей"[1] .

Аналогичных позиций придерживается Ю.И. Свядосц, который пишет, что "отношения по использованию машинно-технических изделий в национальном и международном хозяйственном обороте всё шире основываются на специфической договорной форме имущественного найма, получившей наименование договора о лизинге (contractofleasing). Возникнув первоначально в США ещё в середине прошлого века, с конца 50-х годов этот договор получил широкое применение в деловой практике фирм Западной Европы и Японии, а в настоящее время используется практически во всех странах. Лизинг нашёл признание в судебной практике многих стран, не имеющих специального законодательного регулирования (США, ФРГ, Япония и др.), но в некоторых странах созданы специальные нормативные акты по лизинговым отношениям (Франция - Закон от 2 июля 1966 г.; Англия - Закон об аренде-продаже 1965 г)"[2] .

Проведенное исследование приводит к выводу о том, что процесс становления и совершенствования лизинговых отношений в предпринимательской деятельности имеет существенные различия по странам. Обусловлено это, прежде всего, особенностями их экономического развития, различиями законодательного регулирования лизинга, спецификой договорно-правовых связей между сторонами, а также традициями и принадлежностью таких стран к различным правовым системам. В этой связи представляется необходимым детальное рассмотрение историко-правовых аспектов лизинговых отношений в предпринимательской деятельности в России.

Сразу отметим, что основная особенность развития отечественного лизинга состоит в том, что в России (а точнее в СССР) первоначально возник международный лизинг, а затем уже - внутренний лизинг, что было вызвано рядом экономических и правовых причин, о которых будет сказано ниже.

Итак, условно, развитие лизинговых отношений в нашей стране можно разбить на пять этапов.

Первый этап - 1970-е - 80-е гг. - характеризуется тем, что, во-первых, лизинговые операции были крайне редки, если не единичны; во-вторых, это были, прежде всего, операции международного лизинга; в-третьих, они не имели действительной значимости и актуальности в условиях административно-распорядительной системы[3] .

Среди предметов лизинга, ввозимых в Россию, были в основном морские суда, автомашины, дорожно-строительная техника, а также некоторое другое оборудование. Среди экспортируемой на основе лизинга продукции, объем которой был значительно меньше, были подвижной состав, сельхозтехника и некоторое другое оборудование[4] .

При заключении договора лизинга между советскими внешнеторговыми объединениями и иностранными фирмами возникал вопрос о применимом праве. В ряде случаев в силу норм или соглашения сторон отношения, возникающие из договора, подпадали под действие советского материального права. В СССР не было специального законодательства, регулирующего лизинговые правоотношения, поэтому на основании ст.12 Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик от 8 декабря 1961 г. [5] , применялся закон, регулирующий сходные правоотношения (аналогия закона). Таким законом выступали общие положения главы 27 Гражданского кодекса РСФСР от 11 июня 1964 г. [6] , именуемой "Имущественный наем".

Характеризуя данный этап, подчеркнём, что 28 мая 1988 г. на дипломатической конференции в Оттаве была принята Конвенция УНИДРУА "О международном финансовом лизинге"[7] . Особое значение здесь приобретает тот факт, что данный акт был принят при участии СССР. И хотя Конвенция и не была тогда ратифицирована СССР, необходимо отметить безусловное влияние указанного документа на развитие международного лизинга не только в зарубежных странах, но и в нашем государстве, поскольку в то время уже имелась определенная практика осуществления операций международного лизинга. Кроме того, принятие Конвенции оказало существенное влияние на дальнейшее развитие российского законодательства о лизинге, так как её положения активно использовались в законодательном процессе. Обусловлено это, в первую очередь, тем, что Конвенция представляет интерес не только как акт международного частного права, позволяющий определить право применимое к отношениям по международному финансовому лизингу, но и содержит четкие положения, касающиеся самого понятия лизинговой сделки, её характерных признаков, прав и обязанностей сторон, а также положения об ответственности. Данное обстоятельство наиболее ценно, поскольку сама Конвенция - результат согласования различных подходов, имеющихся в законодательствах разных государств.

Второй этап, начавшийся в 1989 г., связан, прежде всего, с переходом к рыночным отношениям, который внес существенные коррективы в развитие отечественного лизинга. Примечательно, что, с одной стороны, переход к рынку сопровождался кризисом производства и капиталовложений, что не могло не препятствовать развитию лизинга. С другой стороны, по мере дальнейшего формирования рыночных отношений в нашей стране спад производства и капиталовложений сменился его ростом, что, безусловно, способствовало развитию лизинговых отношений.

Необходимо также отметить, что на данном этапе развития организации получили право самостоятельного выхода на внешний рынок, и у многих из них появился собственный источник валютных поступлений. В ряде случаев допускалось заключение сделок относительно ввоза зарубежного оборудования на основе лизинга с оплатой обязательств поставкой продукции, произведенной на этом оборудовании.

Важную роль в становлении лизинговых отношений на данном этапе сыграли зарождавшиеся в конце 80-х - начале 90-х гг. коммерческие банки, которые не остались в стороне от применения новой формы финансирования. Тем не менее, их бурное развитие существенно сдерживалось не только ограниченностью финансовых ресурсов коммерческих банков, но и, главным образом, отсутствием законодательной базы[8] . Лизинговые отношения по-прежнему регулировались по аналогии с арендой. Основным источником правового регулирования на данном этапе явились Основы законодательства Союза ССР и республик об аренде от 23 ноября 1989 г[9] .

Однако с принятием в начале 90-х годов нового банковского законодательства ситуация изменилась. С одной стороны, принятые акты, предусматривавшие лизинговые операции, способствовали развитию банковского лизинга. С другой стороны, поскольку лизинг по своей правовой природе затрагивал не только арендные отношения, но и отношения купли-продажи, коммерческие банки с достаточной осторожностью стали относиться к проведению лизинговых операций, а затем большинство из них и вовсе отказались от применения таковых. Некоторые банки пошли по пути создания специализированных лизинговых компаний[10] .

Третий этап, начавшийся в 1994 г., связан с принятием части первой Гражданского кодекса Российской Федерации[11] , а также специального законодательства, регулирующего лизинговые операции.

Такая высокая динамика была обусловлена интенсивным развитием правового обеспечения лизинга. Начиная с 1994 г., был принят ряд законодательных актов, посвященных регулированию лизинговых отношений. Правовой фундамент лизинга был заложен в Указе Президента РФ от 17 сентября 1994 г. № 1929 "О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности", который определил приоритеты развития лизинга в России. Во исполнение Указа Правительством РФ 29 июня 1995 г. было принято Постановление № 633 "О развитии лизинга в инвестиционной деятельности". Данным Постановлением было утверждено Временное положение о лизинге, которое явилось основополагающим методологическим документом при характеристике лизинговых взаимоотношений на этом этапе. Таким образом, указанные документы определи правовую основу лизинговых отношений, права и обязанности сторон и требования к отражению лизинговых операций в бухгалтерском учете.

Сразу отметим, что, например, легитимность Положения о лицензировании лизинговой деятельности вызывала сомнения, поскольку названное Положение было принято вопреки ст.49 ГК РФ, допускающей определение лицензируемых видов деятельности только федеральным законом. Впоследствии Федеральный закон от 25 сентября 1998 г. № 158-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности"[12] включил лизинг в перечень лицензируемых видов деятельности. Во исполнение его было принято Постановление Правительства РФ от 1 февраля 2001 г. "Об утверждении Положения о лицензировании финансовой аренды (лизинга) в Российской Федерации"[13] . Подчеркнем, что Федеральный закон РФ от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности"[14] не относит лизинг к лицензируемым видам деятельности.

Отличительной особенностью рассматриваемых правовых актов являлось то, что помимо гражданско-правовых аспектов в них предусматривались налоговые льготы для участников лизинговой сделки. Такие льготы предоставлялись, в частности, в виде возможности применения механизма ускоренной амортизации и отнесения процентов по лизингу в счёт издержек производства и обращения, а также возможность отражения лизинговых операций на балансе предприятия, что соответствовало международной практике бухгалтерского учета.

Вместе с тем в неравных условиях оставался международный лизинг, при котором налогооблагаемая база для расчета налога на прибыль и НДС отличались в большую сторону, если ввоз оборудования производился нерезидентом Российской Федерации.

Четвертый этап, начавшийся в 1997 г., связан со вступлением в силу части второй Гражданского кодекса Российской Федерации[15] , объединившей в § 6 главы 34 нормы о договоре финансовой аренды (лизинге), а также с принятием Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ "О лизинге" (далее - Закон о лизинге) [16] .

Существенный вклад в укрепление и развитие лизинговых отношений в нашей стране на данном этапе внесла ратификация 8 февраля 1998 г. Российской Федерацией Конвенции УНИДРУА "О международном финансовом лизинге"[17] .

Характеризуя уровень законодательного регулирования, следует отметить, что Закон о лизинге был слабо проработан, как с правовой, так и с экономической точки зрения. Большинство положений рассматриваемого закона не соответствовали положениям Оттавской конвенции, а также положениям Гражданского кодекса о финансовой аренде. Более того, указанный нормативный акт отличался крайне низким уровнем законодательной техники. Все это обусловило потребность во внесении в него существенных изменений и дополнений[18] . Пятый этап развития, продолжающийся и в настоящее время, начался в январе 2002 г. и связан с внесением изменений в законодательное регулирование лизинга, а также с принятием ряда новых нормативно-правовых актов, реализация которых позволит обеспечить наиболее эффективное развитие лизинговых отношений в предпринимательской деятельности.

Итак, одним из самых значимых событий этого периода в сфере правового регулирования лизинга стало принятие Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О лизинге" № 10-ФЗ от 29 января 2002 г. который устранил существенные противоречия, имевшие место в старой редакции (более 70 поправок) [19] .

Анализ изменений, внесенных в закон, приводит к выводу о том, что в настоящее время законодатель не акцентирует особое внимание на инвестиционных аспектах лизинговых отношений, что наблюдалось ранее, а в качестве содержания лизинга указывает совокупность экономических и правовых отношений. К наиболее существенным изменениям можно отнести сокращение главы третьей Закона, регулирующей экономическое содержание лизинга. Из данной главы исключен ряд статей, которые определяли экономическую сущность лизинга, лизинговые вознаграждения, доходы, прибыль и порядок переоценки предмета лизинга[20] .

Историческая ретроспектива монографических работ, а также отечественного законодательства приводит к выводу о том, что в России лизинг появился во второй трети XX века, однако широкое распространение получил лишь с началом проведения экономических преобразований, вызванных переходом к рыночным отношениям. Становление лизинга в предпринимательской деятельности напрямую связано с развитием его гражданско-правового регулирования и, прежде всего, с принятием части второй ГК РФ, объединившей в § 6 главы 34 нормы о договоре финансовой аренды (лизинга) и допустившей возможность в силу объективно сложившихся общественных потребностей его регламентации в качестве отдельной разновидности аренды. Представляется, что дальнейшее совершенствование гражданско-правового регулирования лизинговых отношений будет способствовать их развитию в сфере предпринимательской деятельности.

1.2 Правовая природа финансовой аренды (лизинга)

Правовая природа финансовой аренды (лизинга) относится к числу наиболее дискуссионных проблем современной цивилистической науки. В трудах отечественных и зарубежных ученых, посвященных исследованию лизинговых отношений, неоднократно поднимался вопрос о необходимости её правильного уяснения, отмечались те сложности, которые в процессе такого уяснения возникают, а также выдвигались различные концепции лизинговых отношений.

Первое нормативное определение лизинга в России появилось в Указе Президента Российской Федерации от 17 сентября 1994 г. № 1929 "О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности"[21] , которое было дополнено и закреплено во Временном положении о лизинге, утверждённом Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июня 1995 г. № 633 "О развитии лизинга в инвестиционной деятельности"[22] .

В соответствии с п.1 Указа лизинг рассматривался как вид предпринимательской деятельности, направленной на инвестирование временно свободных или привлечённых финансовых средств в имущество, передаваемое по договору физическим и юридическим лицам на определённый срок. Как видно из приведенного определения, в документе был заложен чисто экономический подход к лизингу не как к гражданско-правовому договору, а исключительно как к виду предпринимательской деятельности, что, естественно, не способствовало четкости гражданско-правового регулирования лизинговых отношений.

Во Временном положении о лизинге была несколько скорректирована позиция, содержащаяся в Указе, относительно понятия "лизинг" в сторону его договорной природы. Лизинг определяется здесь как вид предпринимательской деятельности, направленной на инвестирование временно свободных или привлеченных финансовых средств, когда по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность обусловленное договором имущество и предоставить это имущество арендатору (лизингополучателю) за плату во временное пользование для предпринимательских целей (п.1).

Как видно, в этом определении понятие "лизинг" употребляется в двух различных значениях: во-первых, с экономической точки зрения, лизинг представляет собой один из видов предпринимательской деятельности, одну из форм коммерческого инвестирования временно свободных или специально привлечённых для этих целей денежных средств; во-вторых, с юридической точки зрения, под лизингом понимается договор финансовой аренды (лизинга), суть которого состоит в приобретении арендодателем в собственность имущества в соответствии с указаниями арендатора для передачи этого имущества последнему во временное пользование[23] .

С принятием части второй Гражданского кодекса Российской Федерации' и введением её в действие с 1 марта 1996 г. договор лизинга получил правовое регулирование в § 6 главы 34 в качестве отдельного вида договора аренды. В силу ст.665 ГК РФ по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определённого им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Близкое по смыслу определение лизинга дано в Конвенции УНИДРУА от 28 мая 1988 г. "О международном финансовом лизинге"[24] . Так, под сделкой финансового лизинга в Конвенции понимается такая сделка, в которой одна сторона (лизингодатель) по спецификации другой стороны (лизингополучателя) заключает договор (договор поставки) с третьей стороной (поставщиком), в соответствии с которым лизингополучатель приобретает комплектное оборудование, средства производства и иное оборудование (оборудование) на условиях, одобренных лизингополучателем в той мере, в которой они затрагивают его интересы, и заключает договор (договор лизинга) с лизингополучателем, предоставляя ему право использовать оборудование взамен на выплату периодических платежей (ст.1). Вместе с тем, представленный в Конвенции подход вызывает одно существенное замечание, которое заключается в том, что лизинг здесь трактуется в качестве трёхсторонней сделки, образуемой двумя договорами. Представляется, что такое положение не соответствует общепризнанному представлению о гражданско-правовой сделке, поскольку две сделки - договор поставки и, соответственно, договор лизинга не могут образовать третью сделку, сторонами которой являлись бы субъекты названных самостоятельных договоров.

В соответствии с Федеральным законом от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ "О лизинге" лизинг определялся как вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его на основании договора лизинга физическим и юридическим лицам за определённую плату на определённый срок и на определённых условиях, обусловленных договором, с правом выкупа имущества лизингополучателем (ст.2).

Приведённое определение не раскрывало правового содержания лизинга, а лишь передавало его экономическую суть, что, по нашему мнению, недопустимо с точки зрения законодательной техники. В этой связи в научной литературе правомерно отмечалось, что норма права должна устанавливать правовую сущность явления, а не описывать его экономическое содержание, поскольку первая является определяющим исходным моментом для правового регулирования, а второе приобретает правовое значение, пройдя через закрепление в праве в специфической для него форме[25] .

В настоящее время, после внесения в Закон о лизинге существенных изменений и дополнений[26] , лизинг определяется как совокупность экономических и правовых отношений, возникающих в связи с реализацией договора лизинга, в том числе приобретением предмета лизинга (ст.2). Следует также отметить, что в ст.2 Закона введено отсутствовавшее ранее определение договора лизинга, которое полностью соответствует аналогичной дефиниции, имеющейся в ст.665 ГК РФ. Таким образом, противоречие между положениями ГК РФ и соответствующими положениями Закона были устранены.

Подчеркнем, что указанная особенность относится к числу главенствующих признаков договора лизинга и выделяется в большинстве научных трудов, посвященных проблемам его правового регулирования. Так, В.В. Витрянский отмечает, что "арендодатель, в отличие от общих положений об аренде, не является собственником или титульным владельцем имущества, которое подлежит передаче в аренду. Более того, на арендодателя возлагается обязанность приобрести в собственность это имущество, принадлежащее другому лицу (продавцу). Данная обязанность арендодателя охватывается содержанием обязательства, возникающего из договора лизинга... "[27] .

Представляется, что лизингодателю отводится исключительно функция финансирования сделки. Очевидно, что имущество в его натурально-вещественной форме ему не нужно и приобретается им исключительно с целью извлечения прибыли. Данное обстоятельство позволяет некоторым исследователям рассматривать лизинг в качестве специфической формы финансирования вложений в основные фонды организации пользователя при организации лизингодателя[28] . Аналогичная обязанность предусмотрена п.2 ст.1 Конвенции. Важно отметить, что в случае нарушения лизингодателем указанной обязанности, заключенный договор не будет отвечать признакам договора лизинга и, соответственно, будет квалифицирован в качестве договора аренды, о чём свидетельствует арбитражная практика[29] .

Отличительной особенностью исследуемого договора является несколько иное распределение прав и обязанностей сторон, по сравнению с общими положениями об аренде. Основной смысл такого распределения состоит в освобождении лизингодателя от большинства обязанностей арендодателя, в частности, от передачи арендатору имущества, обеспечения его надлежащей эксплуатации, в том числе осуществления капитального ремонта, каких либо расходов на содержание имущества, а также некоторых других обязанностей. На лизингополучателя, напротив, возлагаются дополнительные обязанности, связанные с эксплуатацией имущества, осуществлением его как текущего, так и капитального ремонта, несением расходов в связи с его содержанием[30] .

Необходимо подчеркнуть специфику возложения ответственности и перехода рисков по договору лизинга по сравнению с традиционной арендой. Так, в договоре аренды арендодатель несет ответственность перед арендатором за несвоевременное предоставление имущества во владение арендатора, за обнаруженные дефекты и пр. По договору лизинга ответственность за нарушение условий, относящихся к предмету договора (качество, несоответствие целям пользователя), обычно несет продавец оборудования. В результате перед лизингополучателем отвечает не собственник имущества, а его продавец, который не является стороной договора лизинга. Риск случайной гибели или порчи имущества при лизинге, как правило, несет лизингополучатель, а в договоре аренды все риски несет собственник, т.е. арендодатель"[31] . Представляется также, что в числе отличительных особенностей договора лизинга следует выделить установленную ст.665 ГК РФ необходимость использования лизингополучателем переданного имущества исключительно для предпринимательских целей. Это соответствует п.4 ст.1 Конвенции, согласно которой из круга объектов сделки финансового лизинга исключается оборудование, которое должно быть использовано, в основном, для личных, семейных или домашних целей.

Далее необходимо отметить, что в литературе можно встретить утверждение о том, что характерной чертой исследуемого договора является наличие в нем опциона на покупку[32] , т.е. условия о выкупе лизингополучателем предмета лизинга по окончании срока договора. Данное утверждение представляется весьма спорным.

По российскому законодательству включение в договор условия о выкупе лизингового имущества лизингополучателем не является обязательным. Так, согласно п.5 ст.15 Закона о финансовой аренде по окончании срока действия договора лизинга лизингополучатель обязуется возвратить предмет лизинга, если иное не предусмотрено указанным договором лизинга, или приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи[33] .

В этой связи, представляется, что условие о выкупе лизингополучателем предмета лизинга нельзя рассматривать в качестве специфической особенности исследуемого договора. Конечно, такое условие довольно часто встречается на практике, но от этого не становится его основной характеристикой. Поэтому в данном случае правильнее говорить о том, что по истечении срока действия договора лизингополучателю обычно предоставляется право приобрести лизинговое имущество в собственность по согласованной цене (обычно по остаточной стоимости или по "справедливой рыночной цене"), либо продлить срок действия договора (как правило, на льготных условиях и на меньший срок), либо вернуть имущество собственнику (лизингодателю) [34] .

Далее для выяснения правовой природы договора лизинга обратимся к его характеристике с точки зрения основных классификаций гражданско-правовых договоров. Как известно, наиболее значимой для такой классификации является дихотомия, опирающаяся на одно из следующих правовых оснований: распределение обязанностей между сторонами; наличие встречного удовлетворения; момент возникновения договора. В соответствии с этим обычно выделяют три пары договоров: взаимные и односторонне-обязывающие; возмездные и безвозмездные; реальные и консенсуальные[35] . Итак, определим сначала, является ли договор лизинга взаимным или односторонне-обязывающим договором. Традиционно взаимными признаются договоры, в которых каждая из сторон имеет и права, и обязанности, а односторонне-обязывающими - договоры, в которых у одной из сторон есть только права, а у другой - только обязанности. В этой связи, в частности, О.С. Иоффе отмечает, что "взаимными называются обязательства, каждый участник которых является кредитором и должником одновременно. Им могут быть противопоставлены односторонние обязательства, в которых одно лицо выступает только как кредитор, а другое только как должник"[36] .

Представляется, что договор лизинга является консенсуальным договором, поскольку согласно ст.665 ГК РФ обязанность передать предмет лизинга и вносить лизинговые платежи возникает с момента достигнутого между сторонами соглашения.

Широко распространена точка зрения, согласно которой лизинг трактуется именно как многосторонняя сделка (трехсторонний договор), в которой участвуют продавец, лизингодатель, лизингополучатель, причем каждый из них имеет свои права и несёт свои обязанности. В этой связи Ю.И. Свядосц указывает, что "в отличие от договора имущественного найма, финансовый лизинг характеризуется тем, что охватывает более сложный комплекс хозяйственно-экономических отношений, участниками которых выступают не две, а три стороны: фирма-изготовитель машин или оборудования, лизинговая фирма (наймодатель) и фирма-пользователь (наниматель)"[37] .

По мнению Р.Ф. Каллистратовой к субъектам отношений договора лизинга относится третий участник - продавец имущества[38] . Аналогичной точки зрения придерживается О.А. Макарова, которая отмечает, что "классический договор финансовой аренды связывает трёх лиц: продавца имущества, арендодателя и арендатора"[39] .

Особый интерес представляет точка зрения И.А. Решетник по данному вопросу, которая указывает на необходимость признания трёхстороннего характера договора лизинга. Обосновывая свою позицию, автор отмечает, что "мы, прежде всего, имеем в виду имущественные отношения, складывающиеся следующим образом: одна сторона (потенциальный лизингополучатель), в силу недостаточности финансовых средств для приобретения имущества в собственность либо, испытывая необходимость лишь во временном его использовании, обращается ко второй стороне (потенциальному лизингодателю) с просьбой приобрести необходимое имущество у третьей стороны (продавца) и предоставить это имущество лизингополучателю во временное владение и пользование. Итак, в данном случае речь идет о системе имущественных отношений, возникающих в связи с приобретением лизингодателем в собственность указанного лизингополучателем имущества у определённого продавца и последующим предоставлением этого имущества во временное владение и пользование за определенную плату"[40] .

Противоположная позиция по данному вопросу, высказанная в юридической литературе, состоит в том, что договор лизинга является двусторонней сделкой. Так, например, А.А. Иванов утверждает, что следует "трактовать договор лизинга как двустороннюю (а не многостороннюю) сделку, неразрывно связанную с договором купли-продажи арендованного имущества". В отношении же взгляда на договор лизинга как трехстороннюю сделку он указывает следующее: "При всей простоте данной концепции у нее есть и слабые моменты. Отношения между арендодателем и арендатором, с одной стороны, и арендодателем и продавцом арендованного имущества, с другой, урегулированы так, как в классических двусторонних (синаллагматических) договорах. Участники этих договоров не имеют ни одного права или обязанности, которые бы принадлежали одновременно каждому из них, что как раз и характеризует многостороннюю сделку"[41] .

Далее необходимо отметить, что в юридической литературе можно встретить и промежуточную точку зрения по рассматриваемому вопросу. Некоторые специалисты, отмечая, что лизинговая сделка включает в себя два контракта (купли-продажи и передачи имущества во временное пользование), обращают внимание на тесную взаимосвязь всех сторон данной сложной договорной структуры, из чего, по их мнению, следует, что рассмотрение и регулирование какой-либо одной из них приводит к разрушению целого. Так, например, Е.В. Кабатова считает, что в основе лизинга лежит трёхсторонняя сделка, однако состоит она из двух договоров: купли-продажи и передачи оборудования во временное пользование. Автор подчеркивает, что "эта довольно сложная структура составляет единый комплекс отношений, поскольку ни один из его элементов не может существовать самостоятельно без связи со всеми остальными"[42] .

Аналогичной позиции придерживается Т.А. Коннова, которая также утверждает, что "лизинговые отношения оформляются двумя договорами и включают в себя весь комплекс взаимосвязей, существующих между его участниками: арендатором, арендодателем и продавцом имущества. Договор лизинга имеет двусторонний характер, а лизинг как система отношений между тремя сторонами является трёхсторонней сделкой"[43] .

При лизинге, напротив, интересы участников отношений качественно отличаются. Интерес лизингодателя заключается в получении дохода в виде лизинговых платежей от переданного в лизинг имущества. Интерес лизингополучателя состоит в получении необходимого ему имущества во временное владение и пользование, а также в извлечении из такого имущества прибыли. И, наконец, интерес продавца заключается в продаже имущества[44] .

Кроме того, в многосторонних сделках каждый участник одновременно связан взаимными обязательствами с остальными участниками так, что любой из них может требовать от всех других участников или только от одного из них надлежащего исполнения принятых обязательств. При лизинге все три участника не имеют ни одного права или обязанности, которые принадлежали бы одновременно каждому из них. В этой связи лизинг не может быть признан многосторонней сделкой (трёхсторонним договором). Концепция, согласно которой лизинг как система отношений между тремя сторонами является единой трехсторонней сделкой, также не выдерживает критики. В этой связи следует согласиться с точкой зрения В.В. Витрянского, которой подчеркивает, что "взгляд на договор лизинга или на так называемую лизинговую сделку (т.е. совокупность договоров, включающую договор купли-продажи лизингового имущества и его аренды) как на трёхстороннюю сделку не укладывается в существующие в гражданском праве (и в законодательстве, и в доктрине) представление о гражданско-правовой сделке. Две самостоятельные двухсторонние сделки: купли-продажи и аренды - даже при самой тесной их взаимосвязи никак не могут образовать третью сделку, сторонами которой являлись бы субъекты двух названных самостоятельных договоров"[45] .

Представляется, что основной причиной классификации некоторыми авторами лизинговых отношений как единой трёхсторонней сделки или договора лизинга как трёхстороннего договора, является присутствие в этих отношениях продавца. Именно продавец в соответствии со ст.668 ГК РФ передает лизингополучателю предмет лизинга (если иное не предусмотрено договором), тем самым, исполняя обязанности лизингодателя по предоставлению имущества. При этом лизингополучатель наделен правом требования к продавцу[46] .

В этой связи О.М. Козырь отмечает: "Анализируя договор финансовой аренды, как специальную правовую конструкцию, не следует упускать из виду, что он "осложняется" наличием третьей фигуры - продавца, с которым арендатор в прямых договорных отношениях не состоит, но по отношению к которому, благодаря наличию финансовой аренды, он приобретает ряд прав и обязанностей. Создается такая правовая ситуация, когда в отношениях по аренде имущества продавец самостоятельной роли не имеет, тогда как в отношения, вытекающие из исполнения договора купли-продажи, арендатор может вторгаться в качестве активной фигуры именно в связи с наличием у него с арендодателем (покупателем) договорных арендных отношений"[47] .

Однако приведённая точка зрения не лишена недостатков. Так, положение о возможности возложения исполнения обязательства лизингодателем на продавца предполагает, что, по общему правилу, такое исполнение должно предоставляться лизингополучателю со стороны лизингодателя, но это исключается нормой, содержащейся в п.1 ст.668 ГК РФ, согласно которой имущество, являющееся предметом договора лизинга, передается лизингополучателю не лизингодателем, а продавцом. Кроме того, при возложении исполнения обязательства на третье лицо ответственность перед кредитором за неисполнение или ненадлежащее исполнение несет должник (в нашем случае лизингодатель), а не третье лицо (продавец), что также не укладывается в конструкцию лизинга[48] .

Большинство исследователей лизинговых отношений, вслед за ГК РФ, исходят из того, что договор лизинга, несмотря на присущие ему специфические особенности, не является самостоятельным гражданско-правовым договором, а представляет собой особый вид договора аренды[49] .

По нашему мнению, договор лизинга не является самостоятельным договорным типом. Договор аренды как тип поглощает в качестве особой разновидности договор лизинга. В этой связи представляется также невозможным выделение исследуемого договора в качестве самостоятельного правового института[50] и обособления регулирующих его норм в качестве отдельной главы ГК РФ.

Так, например, Ю.С. Харитонова указывает, что "... уже только один этот признак многосторонности не позволяет рассматривать лизинг как арендные отношения". Однако, как было показано выше, договор лизинга нельзя рассматривать как трёхстороннюю сделку. Лизинговые отношения опосредованы двумя договорами: договором лизинга и договором купли-продажи, последний из которых является договором в пользу третьего лица, кроме того, гражданско-правовые договоры, которые признаются ГК РФ самостоятельными договорными типами, имеют значительные отличия практически во всех своих элементах: предмете, субъектном составе, содержании. При сравнении договора лизинга и договора аренды такие отличия обнаруживаются лишь в предмете, который значительно шире, нежели предмет договора аренды за счёт включения в его состав действий лизингодателя по заключению с продавцом договора купли-продажи лизингового имущества. Представляется, что это соответствует взаимоотношениям вида и рода.

И, наконец, выделение положений о лизинге в отдельную главу нецелесообразно с практической точки зрения, поскольку потребует включения в неё подавляющего большинства норм, составляющих в настоящее время общие положения об аренде и подлежащие субсидиарному применению в силу ст.625 ГК РФ только к отдельным её видам.

Таким образом, можно заключить, что определённая специфика договора лизинга не меняет его правовой сущности и не исключает его из числа разновидностей договора аренды. В этой связи, теоретические и практические основания для обособления норм его регламентирующих в качестве отдельной главы ГК РФ отсутствуют[51] .

Подводя итог, проведенному в данном параграфе исследованию можно сделать вывод о том, что финансовая аренда (лизинг) представляет систему имущественных отношений, возникающих в связи с реализацией договоров двух типов - договора финансовой аренды (лизинга) и договора купли-продажи. На начальном этапе заключается договор финансовой аренды (лизинга), согласно которому лизингодатель обязуется приобрести в собственность указанное лизингополучателем имущество у определённого им продавца и передать лизингополучателю данное имущество во временное возмездное владение и пользование для предпринимательских целей. Во исполнение договора финансовой аренды (лизинга) лизингодатель заключает договор купли-продажи. Однако обязанность по передаче лизингового имущества продавец исполняет не лизингодателю (покупателю), а лизингополучателю, который, в свою очередь, наделяется правом требовать от продавца исполнения в свою пользу.

Глава 2. Правовая конструкция договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности

2.1 Сущность предмета договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности

В ряде работ предмет договора лизинга сводится исключительно к характеристике имущества, подлежащего передаче лизингополучателю[52] . Такой подход представляется упрощённым и необоснованным.

Обусловлено это, прежде всего, тем, что предметом гражданско-правового договора, а вернее сказать, предметом обязательства, вытекающего из такого договора, являются действия обязанных лиц. Как отмечал Д. И, Мейер "предметом договора всегда представляется право на чужое действие... "[53] . Аналогичной позиции придерживаются и современные цивилисты. Так, в частности, В.В. Витрянский, характеризуя предмет договора аренды, указывает, что "предмет всякого договора представляют собой действия (или бездействие), которые должна совершить обязанная сторона (или, соответственно, воздержаться от их совершения)"[54] . Поэтому предметом договора лизинга выступают, в первую очередь, действия обязанных сторон, т.е. действия лизингодателя и лизингополучателя.

Таким образом, представляется, что предмет договора лизинга образуют два элемента: действия обязанных сторон (юридический элемент предмета), а также имущество, которое в результате таких действий должно быть передано лизингополучателю во временное возмездное владение и пользование лизингополучателю для предпринимательских целей (материальный элемент предмета) [55] .

При этом юридический элемент предмета рассматриваемого договора включают в себя два рода действий:

во-первых, действия сторон, традиционные для арендных обязательств, в частности действия лизингополучателя по принятию имущества во временное владение и пользование, обеспечению его сохранности и использованию по назначению, выплате лизинговых платежей и возврату имущества по окончании срока договора (либо приобретению его в собственность);

во-вторых, определенные специфические действия лизингодателя, связанные с необходимостью заключения договора купли-продажи лизингового имущества с продавцом в соответствии с указаниями лизингополучателя. Таким образом, наряду с обычными для всякого договора аренды условиями, позволяющими определить предмет договора аренды, договор лизинга должен включать условие о продавце лизингового имущества. В этой связи представляется, что предмет договора лизинга значительно шире, по сравнению с предметом договора аренды, за счёт указанных действий.

Материальный элемент предмета договора лизинга составляет имущество, которое передается во временное владение и пользование лизингополучателя в результате действий обязанных лиц и выступает в соответствии со ст.128 ГКРФ объектом гражданских прав. Необходимо отметить, что именно в этом смысле трактуют предмет договора лизинга положения ГКРФ, а также Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)"[56] .

Так, согласно ст.666 ГК РФ предметом договора лизинга могут быть любые не потребляемые вещи, используемые для предпринимательской деятельности, кроме земельных участков и других природных объектов. Закон о финансовой аренде детализирует положения ГК РФ о предмете лизинга, определяя, что предметом лизинга могут быть любые не потребляемые вещи, в том числе предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другое движимое и недвижимое имущество, которое может использоваться для предпринимательской деятельности. Предметом лизинга не могут быть земельные участки и другие природные объекты, а также имущество, которое федеральными законами ограничено для свободного обращения или для которого установлен особый порядок обращения.

Предметом договора лизинга могут быть как движимые, так и недвижимые вещи. Причём, в отличие от договора аренды, из числа недвижимых вещей, которые могут выступать в качестве предмета исследуемого договора, в силу прямых указаний ст.666 ГК РФ, а также ст.3 Закона о финансовой аренде исключаются земельные участки и другие природные объекты. Таким образом, принимая во внимание положения ст.130 ГК РФ, условно можно выделить следующие группы недвижимых вещей, которые могут выступать в качестве предмета договора лизинга: во-первых, объекты, которые прочно связаны с землей, т.е. перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, а именно здания, сооружения производственного назначения, предприятия как имущественные комплексы;

во-вторых, воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, подлежащие государственной регистрации.

В результате анализа положений ст.128, 607, 666 ГК РФ можно сделать вывод, что самостоятельным предметом договора лизинга ни при каких условиях не могут выступать имущественные права, поскольку такие объекты гражданских прав не относятся к категории вещей.

Между тем, представляется, что имущественные права лизингодателя, связанные с предприятием, передаются во временное владение и пользование лизингополучателю в составе соответствующего имущественного комплекса. Подчеркнём, что в состав предприятия как имущественного комплекса, согласно ст.132 ГК РФ, входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также некоторые исключительные права. Таким образом, очевидно, что лизингодатель в соответствии с условиями договора передает лизингополучателю не только не потребляемые движимые и недвижимые вещи, входящие в состав предприятия, но и относящиеся к ним (связанные с ними) свои права и обязанности, а также потребляемые вещи, если таковые имеются (сырье, отдельные виды продукции и т.д.).

В специализированной литературе поднимается вопрос о том, могут ли в качестве предмета договора лизинга выступать такие объекты гражданских прав, как деньги и ценные бумаги[57] . Представляется, что возможность передачи в лизинг денег, а также ценных бумаг исключена, поскольку весь смысл пользования ими состоит в их потреблении.

Кроме того, в научных исследованиях встречается утверждение о возможности передачи во временное владение и пользование по договору лизинга семян, животных, растений в сельском хозяйстве. И, хотя, в целом по отношению к животным применяются общие правила об имуществе (ст.137 ГК РФ), представляется, что предметом договора лизинга могут выступать не любые животные, а только те, которые по своему назначению не являются потребляемыми вещами. Это также касается и растений. В частности, допускается лизинг племенного скота или многолетних насаждений плодовых деревьев. Между тем, заблуждением является предположение, что семена сельскохозяйственных культур могут передаваться в лизинг. Семенной материал принадлежит к группе потребляемых вещей и не подлежит передаче во временное пользование.

Следующее основное правило, установленное ст.666 ГК РФ, заключается в том, что, в отличие от договора аренды, предметом договора лизинга могут быть любые не потребляемые вещи, используемые для предпринимательской деятельности. Подчеркнём, что ограничение возможного применения передаваемого по договору лизинга имущества сферой предпринимательской деятельности, исключает возможность передачи имущества, которое может быть использовано, в основном, в личных, семейных и домашних целях.

Обусловлено это тем, что в соответствии с положениями ст.2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей в установленном законом порядке. Таким образом, предметом договора лизинга может быть такая не потребляемая вещь, назначение которой не противоречит использованию последней для извлечения прибыли.

И, наконец, необходимо отметить, что предметом договора лизинга, в отличие от общих положений об аренде, не может быть имущество, ограниченное в обороте. Так, в соответствии с п.2 ст.3 Закона о финансовой аренде предметом лизинга не может быть имущество, которое федеральными законами запрещено для свободного обращения или для которого установлен особый порядок обращения. Думается, данное ограничение установлено в целях исключения использования в предпринимательской деятельности лизингополучателя таких вещей, как оружие, сильнодействующие вещества и пр.

Проведённое в настоящем параграфе исследование сущности предмета договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности приводит к выводу о том, что его образуют два элемента - действия обязанных сторон, а также имущество, которое в результате таких действий должно быть передано лизингополучателю во временное возмездное владение и пользование для предпринимательских целей. При этом особенностью предмета рассматриваемого договора является то, что он значительно шире, по сравнению с предметом договора аренды, за счёт действий лизингодателя, поскольку помимо традиционных для арендных обязательств действий, он включает действия лизингодателя по приобретению лизингового имущества в собственность с целью его последующей передачи лизингополучателю.

Существенное отличие предмета договора финансовой аренды (лизинга) заключается также в том, что в качестве имущества, передаваемого лизингополучателю, не могут выступать земельные участки и другие природные объекты.

Представляется, что самостоятельным предметом договора лизинга, ни при каких условиях, не могут быть имущественные права, поскольку такие объекты гражданских прав не относятся к категории вещей. Между тем имущественные права лизингодателя, связанные с предприятием, передаются во временное возмездное владение и пользование по договору лизинга в составе соответствующего имущественного комплекса. Кроме того, невозможна передача в лизинг денег и ценных бумаг, поскольку весь смысл пользования ими состоит в их потреблении.

В результате проведенного в параграфе исследования сделан вывод о том, что требование ст.666 ГК РФ об использовании предмета финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности исключает возможность передачи лизингополучателю имущества, которое может быть использовано, в основном, в его личных, семейных или домашних целях.

2.2 Особенности содержания договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности

Под содержанием обязательственного правоотношения, основанного на договоре, понимается, как известно, совокупность субъективных прав и обязанностей его сторон, предопределяющая их поведение в рамках этого правоотношения[58] .

Предваряя исследование важно отметить, что особенности содержания договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности определяются, прежде всего, спецификой его правовой конструкции и состоят в том, что для рассматриваемого договора характерно несколько иное распределение прав и обязанностей между сторонами по сравнению с договором аренды. Обязательства, возникающие в связи с заключением договора лизинга, представляют собой сложное соединение, с одной стороны, прав и обязанностей лизингополучателя и лизингодателя, типичных для арендных обязательств, а с другой - некоторых особых прав и обязанностей сторон, связанных с необходимостью заключения договора купли-продажи для приобретения лизингодателем лизингового имущества и последующей передачи его лизингополучателю. Следствием этого является возложение отдельных прав и обязанностей лизингодателя, выступающего одновременно покупателем имущества по договору купли-продажи, как на лизингополучателя по договору лизинга (прав и обязанностей покупателя), так и на продавца по договору купли-продажи (прав и обязанностей лизингодателя) [59] .

Подчеркнем, что такая специфика содержания договора лизинга, закрепленная российским законодательством, в частности ГК РФ, а также Федеральным законом РФ от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)", отражена также в положениях Конвенции УНИДРУА от 29 мая 1988 г. "О международном финансовом лизинге"[60] . В этой связи представляется необходимым провести сравнение отдельных положений отечественных нормативных актов с соответствующими положениями Конвенции.

Кроме того, важно отметить, что в силу особенностей лизинговых отношений, существенное значение при определении содержания договора лизинга приобретает воля его сторон. Иными словами, в зависимости от специфики имущества, передаваемого в лизинг, а также от конкретных особенностей того или иного договора, отдельные права и обязанности сторон могут определяться достигнутой договоренностью и иметь значение исключительно для конкретного случая, что в полной мере соответствует принципу свободы договора, закрепленному в отечественном законодательстве[61] .

И, наконец, необходимо констатировать, что за последние несколько лет возросло применение обычаев делового оборота при формировании содержания договора лизинга в предпринимательской деятельности. Обусловлено это, прежде всего, устойчивым развитием лизинговых отношений в нашей стране. Здесь также подчеркнем, что весьма широко обычаи делового оборота применяются при заключении договоров международного лизинга.

Таким образом, права и обязанности по договору лизинга можно сгруппировать по следующим категориям: во-первых, установленные законом; во-вторых, установленные соглашением сторон; в-третьих, вытекающие из обычаев делового оборота.

Представляется, что основная обязанность данного субъекта заключается в приобретении им в собственность указанного лизингополучателем имущества у определенного последним продавца и предоставление такого имущества лизингополучателю во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Исполнение данной обязанности состоит в том, что лизингодатель должен заключить договор купли-продажи лизингового имущества с продавцом в соответствии с указаниями лизингополучателя (ст.665 ГК РФ, п.1 ст.1 Конвенции). Данный договор заключается в порядке, предусмотренном положениями ГКРФ о купле-продаже. Вместе с тем, исполнение обязанностей, вытекающих из рассматриваемого договора, обладает определенными особенностями, которые состоят, прежде всего, в том, что обязанности по передаче товара продавец исполняет не перед лизингодателем, который является покупателем по договору купли-продажи, а перед лизингополучателем, не являющимся его стороной.

В этой связи роль лизингодателя в обязательстве, возникшем из договора купли-продажи, где он являлся покупателем, помимо обязанности оплатить приобретенное у продавца имущество, сводится к тому, что без его согласия лизингополучатель не вправе расторгнуть договор купли-продажи и что ему, наряду с лизингополучателем, предоставляется статус солидарного кредитора по отношению к продавцу. При этом именно лизингополучатель наделен правом предъявления требований, вытекающих из договора купли-продажи лизингового имущества, заключенного между продавцом и лизингодателем, непосредственно продавцу, в частности требований в отношении качества и комплектности имущества, сроков егопоставки, а также и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом[62] .

Заключая договор купли-продажи, лизингодатель обязан уведомить продавца о том, что приобретаемое имущество предназначено для передачи в лизинг. Необходимость такого уведомления, закрепленная в ст.667 ГК РФ, а также в п.2-6 ст.1 Конвенции, не только составляет одну из основных обязанностей лизингодателя, вытекающих из договора лизинга, но и является квалифицирующим признаком лизинговых отношений в целом, подтверждением чему является обширная арбитражная практика по рассматриваемой проблеме. В качестве иллюстрации приведем Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 3 марта 2008 г. № А55-13401/07, в котором суд признал заключенный между истцом и ответчиком договор не отвечающим признакам договора лизинга в силу ст.667 ГК РФ, поскольку лизингодатель, покупая имущество, не предупредил продавца о том, что имущество предназначается для передачи в лизинг[63] . При этом судом было отмечено, что действия сторон по фактическому исполнению сделки, свидетельствуют о наличии между ними арендных отношений с правом выкупа арендованного имущества, которые регулируются § 1 гл.34 ГК РФ. Далее, возвращаясь к рассмотрению особенностей исполнения обязательств, вытекающих из договора купли-продажи предмета лизинга, отметим, что, по общему правилу, предусмотренному ст.211 ГК РФ, если иное не предусмотрено указанным договором, риск случайной гибели или случайного повреждения товара, переходит на покупателя с момента, когда в соответствии с законом или договором продавец считается исполнившим свою обязанность по передаче товара покупателю, В отличие от этого, при реализации договора лизинга риск случайной гибели или случайной порчи лизингового имущества переходит непосредственно к лизингополучателю в момент передачи ему этого имущества, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Следующая обязанность лизингодателя заключается в том, что он должен предоставить лизингополучателю имущество, являющееся предметом лизинга, в состоянии, соответствующем условиям договора лизинга, и назначению данного имущества, что специально регламентируется положениями п.1 ст.17 Закона о финансовой аренде.

Состояние имущества, подлежащего передаче в лизинг, должно быть четко определено договором лизинга. Если этого не сделано, состояние имущества определяется его назначением, которое, также может быть установлено договором или вытекать из целей, ради которых данное имущество обычно используется. Истомин С. И отмечает, что специфические требования, предъявляемые лизингополучателем к состоянию имущества, передаваемого в лизинг, должны быть оговорены особо. Однако в любом случае имущество должно быть передано без недостатков, препятствующих его использованию по назначению[64] .

A. M. Абашина отмечает, что сложилась практика, в соответствии с которой, если имущество передано в состоянии, когда оно требует капитального ремонта, значит, оно передано с недостатками, за которые лизингодатель отвечает по правилам ст.612 ГК РФ[65] .

Предмет лизинга передается в лизинг со всеми его принадлежностями и со всеми документами (техническим паспортом и другими), если иное не предусмотрено договором. Если такие принадлежности и документы не переданы, а без них лизингополучатель не может пользоваться имуществом в соответствии с его назначением либо в значительной мере лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора, он может потребовать предоставления таких принадлежностей или документов либо расторжения договора, а также возмещения убытков, что вытекает из положений п.2 ст.611 ГК РФ.

Для исполнения своей основной обязанности по договору лизинга - приобретения лизингового имущества у определенного продавца в собственность и последующей его передачи во временное владение и пользование лизингополучателю, - лизингодатель, в ряде случаев, не располагает свободными денежными средствами и вынужден выступить в договорные отношения с третьими лицами. Как показывает практика, нередки случаи, когда лизингодатель заключает кредитный договор в целях привлечения дополнительных денежных средств или договор о залоге, обеспечивая тем самым исполнение заемных обязательств.

В этой связи целесообразно обратиться к рассмотрению положения п.2 ст.15 Закона о финансовой аренде, согласно которому "для выполнения своих обязательств по договору лизинга субъекты лизинга заключают обязательные и сопутствующие договоры. К обязательным договорам относится договор купли-продажи и договор лизинга. К сопутствующим договорам относятся договор о привлечении средств, договор залога, договор гарантии, договор поручительства и другие". Приведённое положение Закона подвергается критике в научной литературе. Так, В.В. Витрянский, справедливо отмечая низкий уровень законодательной техники, результатом которого стало данное законоположение, подчеркивает, что "оно лишено какого-либо практического смысла, поскольку ни ГК РФ, ни Закон о финансовой аренде не содержат каких-либо положений, регулирующих так называемые сопутствующие договоры или влияющих на их условия"[66] . Действительно, названные договоры заключаются лизингодателем в порядке, установленном положениями ГК РФ, а также иных нормативных актов, применительно к соответствующим договорам, и, следовательно, регламентируются правилами о таких договорах. В этой связи специальная регламентация сопутствующих договоров в Законе о финансовой аренде представляется нецелесообразной.

Далее важно отметить, в силу предписаний п.3 ст.18 Закона лизингодатель обязан предупредить лизингополучателя о правах третьих лиц на предмет лизинга. В данной ситуации идет речь, например, о правах залоговых кредиторов лизингодателя и др. При этом передача имущества по договору лизинга не является основанием для прекращения или изменения прав третьих лиц на это имущество. Указанные права сохраняются после заключения договора лизинга в виде обременения и могут быть весьма широкими по объему, В этой связи отметим, что соблюдение лизингодателем обязанности уведомить лизингополучателя о правах третьих лиц необходимо для того, чтобы обеспечить спокойное пользование имуществом, переданным в лизинг.

Конвенцией также предусматривается обязанность лизингодателя гарантировать, что спокойное владение лизингополучателя не будет нарушено лицом, имеющим преимущественный титул или право или заявляющим о преимущественном титуле или праве, действующим по уполномочию суда, если только такой титул, право или претензия не являются результатом упущения лизингополучателя (п.2 ст.8), Таким образом, если оборудование будет отобрано у лизингополучателя по требованию третьего лица, лизингополучатель, в свою очередь, вправе требовать возмещения ущерба за счет лизингодателя.

Следует также учесть, что договором лизинга на лизингодателя могут быть возложены и иные обязанности, В частности, одного акта приёма-передачи имущества не всегда бывает достаточно для обеспечения лизингополучателю возможности пользования переданным имуществом. В некоторых случаях необходимо выполнить дополнительные действия по его монтажу, пуску и наладке, обучению персонала лизингополучателя. Выполнение названных действий, по общему правилу, не охватывается обязанностью лизингодателя по передаче имущества лизингополучателю[67] . Тем не менее, они могут включаться в договор лизинга в качестве дополнительных обязанностей лизингополучателя либо в договор купли-продажи в качестве обязанностей продавца. Вместе с тем, на выполнение таких работ и оказание таких услуг может заключаться самостоятельный договор. В первом случае оплата таких работ может производиться как за счет лизинговых платежей, так и за отдельную (дополнительную) плату. В арбитражной практике такие дополнительные услуги (работы) в некоторых случаях могут быть квалифицированы в качестве составной части лизингового обязательства при условии, если они включены в договор лизинга и оплачиваются лизингодателю за счет лизинговых платежей[68] .

Далее важно отметить, что лизингодатель, сохраняет на протяжении всей реализации договора лизинга право собственности на предмет лизинга, что закреплено положениями ст.665ГК РФ. Вместе с тем, специалисты отмечают определенное своеобразие права собственности на имущество, приобретаемое лизингодателем для последующей передачи в лизинг[69] . В частности, по мнению В.В. Витрянского, "получая это имущество в собственность, лизингодатель, тем не менее, не обладает такими традиционными правомочиями собственника, как право владения и право пользования собственным имуществом. Да и право распоряжения этим имуществом ограничено одной единственной возможностью: лизингодатель должен передать его в аренду лизингополучателю. По существу, уже в момент приобретения лизингодателем права собственности на имущество оно обременено арендными правами лизингополучателя"[70] .

Представляется, что правовой целью договора лизинга, т.е. коммерческим результатом, к которому стремятся его стороны, является получение прибыли посредством предмета лизинга[71] . Лизингодатель, в частности, извлекает прибыль, передавая приобретенное имущество лизингополучателю во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Таким образом, вполне естественно, что распоряжение приобретенным имуществом осуществляется строго определенным образом, а именно передается лизингополучателю.

Лизингодатель, обладая правом собственности на предмет лизинга, вправе использовать предмет лизинга в качестве залога, реализуя тем самым свое правомочие распоряжения.

Как известно, привлечение денежных средств лизингодателем возможно в различных формах, в числе которых особое место занимает кредитный договор, сумма долга по которому затем погашается либо лизингодателем, либо лизингополучателем[72] . Исполнение обязательств, вытекающих из такого договора, может обеспечиваться посредством залога предмета лизинга.

В научной литературе по рассматриваемому вопросу высказывается точка зрения, согласно которой лизингодатель должен иметь право использовать лизинговое имущество в качестве предмета залога только под обеспечение возврата кредита, если этот кредит использовался для приобретения объекта лизинга[73] . При этом особо отмечается, что "реализация правомочия использования предмета лизинга в качестве залога неизбежно повлечет за собой разрушение конструкции лизингового договора, где лизинговое имущество играет особую роль"[74] .

Подчеркнем, что с приведенной позицией сложно согласиться, поскольку использование лизингового имущества в качестве предмета залога, равно как и обращение взыскания на него, не могут повлиять на конструкцию договора лизинга. Объясняется это, прежде всего, тем, что, в силу положений ст.617 ГК РФ, переход права собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления, пожизненного наследуемого владения) на сданное в аренду (а по российскому законодательству, как известно, договор лизинга является отдельным видом договора аренды) имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды. Следовательно, основания для ограничения права лизингодателя использовать переданное лизингополучателю имущество в качестве предмета залога отсутствуют.

Так, положения ГК РФ о финансовой аренде (лизинге) (§ 6 гл.34) не содержат специальных правил, регламентирующих залог предмета лизинга. Законом о финансовой аренде предусмотрено, что лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга (п.2 ст.18).

Кроме того, право лизингодателя на залог уже приобретенного имущества не нуждается в особом упоминании, поскольку ему уже принадлежит право собственности на предмет лизинга, а, по общему правилу, предусмотренному п.2 ст.335 ГК РФ, залогодателем вещи может быть ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения.

Далее отметим, что Законом о финансовой аренде специально регламентируется право лизингодателя на уступку своих прав. Так, согласно п.1 ст.18 Закона, лизингодатель вправе уступить третьему лицу полностью или частично свои права по договору лизинга. Указанное правомочие лизингодателя полностью основано на общих положениях ГК РФ об уступке права требования.

Переуступка прав предусмотрена также и положениями п.1 ст.14 Конвенции о международном финансовом лизинге, согласно которым лизингодатель вправе передать все принадлежащие ему права на оборудование либо права, которыми он наделен по договору лизинга, или часть этих прав, или иным способом распорядится всеми принадлежащими ему правами на оборудование либо правами, которыми он наделен по договору лизинга, либо частью этих прав.

Кроме того, наличие указанной нормы в Конвенции важно также и потому, что, её положения содержат определенное "количественное" ограничение субъектного состава. Напомним, что Конвенция рассматривает международный финансовый лизинг как единую трехстороннюю сделку. В этой связи раздельный лизинг находится вне сферы регулирования Конвенции. Положения п.1 ст.14 позволяют преодолеть указанную проблему, что весьма важно, поскольку во многих странах раздельный лизинг достаточно широко распространен и его международное использование, как неоднократно подчеркивалось в специализированной литературе, возрастает, тем более что сфера его применения - крупные и дорогостоящие проекты[75] .

Далее отметим, что лизингодатель наделяется определенными правами на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения лизингополучателем возложенных на него договором лизинга обязанностей. Во-первых, в случае неперечисления лизинговых платежей более двух раз подряд по истечении установленного договором лизинга срока платежа их списание со счета лизингополучателя осуществляется в бесспорном порядке путем направления лизингодателем в банк или иную кредитную организацию, в которых открыт счет лизингополучателя, распоряжения на списание с его счета денежных средств в пределах сумм просроченных лизинговых платежей (п.1 ст.13 Закона о финансовой аренде).

Учитывая цель договора лизинга (извлечение прибыли посредством владения и пользования лизинговым имуществом), основным правом лизингодателя является право на получение лизинговых платежей. В этой связи, право лизингодателя на бесспорное списание денежных средств со счета лизингополучателя, закрепленное п.1 ст.13 теоретически представляет несомненную выгоду, поскольку в случае задолженности по уплате лизингополучателем лизинговых платежей, лизингодатель выставляет на инкассо платежные документы для списания со счета лизингополучателя денежных средств без согласия последнего.

Далее отметим, что действующее законодательство проявляет заботу о вещных правах лизингодателя. Так, в соответствии с п.1 ст.23 Закона о финансовой аренде на предмет лизинга не может быть обращено взыскание третьего лица по обязательствам лизингополучателя, в том числе в случаях, если предмет лизинга зарегистрирован на имя последнего. Как показывает практика, в договоры лизинга обычно включается условие, обязывающее лизингополучателя в случаях обращения взыскания на его имущество по долгам перед кредиторами либо в связи с банкротством предупреждать о том, что предмет лизинга не является его собственностью и на него не может быть обращено взыскание[76] .

Вместе с тем, взыскания третьих лиц, обращенные на имущество лизингодателя, могут быть отнесены только к данному объекту права собственности лизингодателя в отношении предмета лизинга. К приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате удовлетворения взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязанности (п.2 ст.23).

Соответствующими правами и обязанностями по договору лизинга обладает лизингополучатель. Переходя к их рассмотрению, отметим, что одна из основных обязанностей данного субъекта заключается в принятии им предмета лизинга (ст.668 ГК, ст.15 Закона). Исполнение данной обязанности предполагает, прежде всего, совершение с его стороны всех действий, которые, в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями, необходимы для обеспечения передачи продавцом и получения соответствующего имущества с учетом того, что лизингополучатель несет обязанности, предусмотренные ГК РФ для покупателя по договору купли-продажи.

В качестве иллюстрации можно привести следующее дело. Организация-лизингополучатель обратилась в суд с иском о расторжении договора лизинга. Требование было мотивировано тем, что переданное ответчиком на основании договора имущество имеет недостатки, не позволяющие его использовать по назначению. Руководствуясь ст.612, 620 ГК РФ, суд решил следующее. В случае обнаружения недостатков арендованного имущества арендатор вправе потребовать расторжения договора. Однако это право возникает при условии, что недостатки не были оговорены арендодателем, не были заранее известны арендатору и не должны были быть обнаружены арендатором во время осмотра имущества и проверки его исправности при заключении договора или передачи имущества в аренду. Из материалов дела известно, что имущество принято по акту приёма-передачи без каких-либо оговорок, следовательно, истец не вправе требовать расторжения договора[77] .

И, наконец, принятие предмета лизинга также предполагает принятие лизингополучателем всех мер к своевременному оформлению приема-передачи лизингового имущества, если такое оформление требуется в соответствии с законодательством. В частности, если объектом лизинга является здание, сооружение, иное недвижимое имущество или предприятие, их передача удостоверяется передаточным актом, который подписывается обеими сторонами (ст.556, 563 ГК РФ).

Следующая обязанность лизингодателя состоит в том, что он должен пользоваться лизинговым имуществом в соответствии с условиями договора лизинга, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением такого имущества. В процессе использования имущества лизингополучатель должен поддерживать его в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы по содержанию имущества, если иное не установлено законом или договором лизинга (п.1 ст.615, п.2 ст.616 ГК РФ).

Подчеркнем, что под текущим ремонтом понимается устранение недостатков имущества, не связанное с заменой основных (главных) составных частей (деталей, узлов, конструкций). Текущий ремонт в отличие от капитального, как правило, не увеличивает стоимость имущества и не устраняет его износ. От текущего ремонта следует отличать поддержание имущества в исправном состоянии, т.е. такое его обслуживание, которое позволяет использовать имущество в любой момент. Речь в данном случае идет о физической исправности предмета лизинга, которую можно поддерживать без прекращения его использования по назначению. Поддержание вещи в исправном состоянии обусловлено внутренними, присущими самой вещи, техническими причинами[78] .

Анализ арбитражной практики по данному вопросу приводит к выводу, что указанные положения нарушаются достаточно часто, что даёт потерпевшей стороне основание для обращения в суд с иском о расторжении договора. В качестве примера можно привести Постановление ФАС Поволжского округа от 17 января 2008 г. по делу № А55-468001/07[79] Организация-лизингодатель обратилась в суд с иском о расторжении договора лизинга, взыскании долга и неустойки. Свои требования истец мотивировал тем, что ответчик систематически не исполнял обязанности, предусмотренные договором, в т. ч. эксплуатировал имущество с нарушением требований продавца (производителя) и лизинговой компании. Истец подчеркнул, что в адрес ответчика было направлено пять претензий, в которых содержались предложения об устранении нарушений эксплуатации имущества. Руководствуясь п.1 ст.615, п.2 ст.616 ГК РФ суд удовлетворил иск.

Одной из основных обязанностей лизингополучателя является обязанность по своевременной уплате лизингодателю лизинговых платежей. При этом важно отметить, что обязательства лизингополучателя по уплате таких платежей наступают с момента начала использования имущества, составляющего предмет лизинга.

Вместе с тем, специальные правила, касающиеся лизинговых платежей, включены в Закон о финансовой аренде. Под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя[80] . В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю (п.1 ст.28).

В Конвенции, равно как и в российском законодательстве, подчеркивается компенсационный характер лизинговых платежей. Вместе с тем, российским законодателем не установлено зависимости между длительностью лизингового соглашения и периодом жизненного цикла имущества, передаваемого во временное владение и пользование по договору лизинга.

В этой связи представляется необходимым введение в ст.28 Закона о финансовой аренде положения, согласно которому лизинговые платежи, подлежащие выплате по договору лизинга, должны рассчитываться с учетом амортизации всей или существенной части стоимости имущества, составляющего его предмет. Это будет соответствовать правилу, закреплённому п.2-в ст.1 Конвенции о международном финансовом лизинге. Кроме того, в Законе о финансовой аренде целесообразно также установить, какая именно доля амортизации предмета лизинга составит "существенную часть стоимости имущества".

Далее отметим, что размер, способ осуществления и периодичность лизинговых платежей определяются договором лизинга с учетом требований, установленных законом. Подчеркнем, что если лизингополучатель и лизингодатель осуществляют расчеты по лизинговым платежам продукцией (в натуральной форме), производимой с помощью предмета лизинга, цена на такую продукцию определяется по соглашению сторон договора лизинга.

Если иное не предусмотрено договором лизинга, размер лизинговых платежей может изменяться по соглашению сторон в сроки, предусмотренные данным договором, но не чаще чем один раз в три месяца (п.2 ст.28 Закона о финансовой аренде).

Приведенное положение, как подчеркивается специалистами, весьма эффективно с экономической точки зрения. Обусловлено это тем, что указанный порядок создает для участников лизинговой сделки возможность для определенного маневра, например, в случаях, когда банк устанавливает лизинговой компании плавающую ставку кредитования, а та, в свою очередь, синхронизирует условия договора кредитования с условиями договора лизинга. В результате в действующем законодательстве получили право на существование условные платежи, т.е. та часть лизинговых платежей, которая не фиксируется в сумме, а основывается на иных, нежели срок лизинга факторах, таких, как объем продаж, объем использования, индексы цен, рыночная ставка процента и другие[81] .

Необходимо отметить, что договором лизинга может быть предусмотрена обязанность приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи (п.5 ст.15 Закона о финансовой аренде).

Договором лизинга могут также быть предусмотрены и иные обязанности лизингополучателя. Так, например, на практике нередко встречается такая ситуация, когда срок договора лизинга меньше по продолжительности срока полной амортизации лизингового имущества. Лизинговые платежи в данном случае устанавливаются с учетом полного возмещения стоимости предмета лизинга, а по окончании срока действия договора имущество выкупается у лизингодателя по символической цене. Этот убыток лизингодатель должен будет списывать на производство (включать в состав прочих расходов) не единовременно, а в сроки, оставшиеся до полной амортизации имущества. Кроме того, на лизингодателя будут ложиться бременем налоги, уплаченные им в течение действия договора лизинга с разницы между лизинговыми платежами и начисленной в неполном объеме амортизацией. Данные расходы должны быть компенсированы лизингодателю лизингополучателем посредством включения соответствующей обязанности в договор лизинга[82] .

К другим обязательствам лизингополучателя, вытекающим из договора лизинга, можно также отнести обязанность лизингополучателя заключить с лизингодателем договор на последующую реализацию продукции, изготовленной на переданном в лизинг имуществе, обязанность внесения авансового платежа либо залогового денежного депозита, обязанность заключить договор страхования предмета лизинга в пользу лизингодателя и др[83] .

Лизингополучатель вправе владеть и пользоваться имуществом, переданным в лизинг, в течение установленного в договоре лизинга срока (п.2 ст.11 Закона). При этом продукция, плоды и иные доходы, полученные лизингополучателем в результате использования имущества, переданного ему в лизинг, в соответствии с договором являются его собственностью.

Далее следует подчеркнуть, что лизингополучатель наделяется достаточно широкими правами на случай нарушения условий договора лизинга. Так, в случае, когда имущество, являющееся предметом договора лизинга не передано лизингополучателю в указанный в этом договоре срок, а если в договоре такой срок не указан, в разумный срок, лизингополучатель вправе, если просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель, потребовать расторжения договора и возмещения убытков (ст.668 ГК РФ).

При обнаружении в имуществе недостатков, за которые отвечает продавец, по своему выбору лизингополучатель вправе: потребовать либо безвозмездного устранения недостатков имущества, либо соразмерного уменьшения лизинговых платежей, либо возмещения всех своих расходов на устранение недостатков имущества; потребовать замены имущества; потребовать досрочного расторжения договора (ст.612 ГК РФ) \

Договор лизинга может предусматривать право лизингополучателя продлить срок лизинга с сохранением или изменением условий договора лизинга. Данное право лизингополучателя, предусмотренное п.7 ст.15 Закона о финансовой арене, типично и для иных договорных обязательств по передаче имущества временное владение и пользование[84] .

Необходимо также отметить, что положениями ст.8 Закона о финансовой аренде предусмотрена возможность передачи лизингополучателем лизингового имущества в сублизинг третьему лицу при наличии письменного согласия лизингодателя. Примечательно, что нормы о финансовой аренде (лизинге), содержащиеся в ГК РФ (§6 гл.34), не включают в себя каких-либо специальных правил, регулирующих отношения, связанные с сублизингом, поскольку имелось в виду применение к указанным отношениям общих положений об аренде, и в частности норм, регламентирующих договор субаренды.

При передаче имущества в сублизинг право требования к продавцу переходит к лизингополучателю по договору сублизинга.

Представляется, что вопрос о возможности квалификации подобных и иных отношений как сублизинга, а не обычной субаренды лизингового имущества является весьма спорным. Так, как абсолютно справедливо указывает В.В. Витрянский "термин "сублизинг" предполагает, что лизингополучатель, передавая имущество во временное владение и пользование третьему лицу, сам выступает в роли лизингодателя. Однако это невозможно, поскольку на нем не лежит обязанности приобрести лизинговое имущество у определенного продавца в соответствии с указаниями данного третьего лица (нового лизингополучателя). Поэтому речь идет об обычной субаренде"[85] .

Подчеркнем, что отношения, связанные с субарендой лизингового имущества подлежат регулированию общими положениями ГК РФ об аренде, а именно п.2 ст.615, ст.618 ГК РФ. Лизингополучатель может сдавать лизинговое имущество в субаренду лишь при наличии письменного согласия лизингодателя. При этом договор субаренды не может быть заключен на срок, превышающий срок договора лизинга.

Недействительность договора лизинга влечет за собой и недействительность договора субаренды. Досрочное прекращение договора лизинга влечет прекращение и заключенного в соответствии с ним договора субаренды. В этом случае субарендатор имеет право на заключение с лизингодателем договора аренды на лизинговое имущество, находившееся в его пользовании в соответствии с договором субаренды, в пределах оставшегося срока субаренды на условиях, соответствующих условиям прекращенного договора субаренды.

Глава 3. Прекращение и гражданско-правовые гарантии реализации договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности

3.1 Прекращение договора лизинга

Важнейшим условием практической реализации лизинговых сделок является полнота и своевременность исполнения договорных обязательств, то есть совершения сторонами всего комплекта действий, предусмотренных соглашением. В целях обеспечения гарантий выполнения договорных условий для каждой из сторон лизинга предусматривается применение санкций. Ответственность коммерческих организаций за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств в соответствии с нормативными актами и договорами регулируется ГК РФ. Основаниями договорной ответственности могут служить нормативные акты, то есть различные правовые нормы или юридически - фактические виновные деяния нарушителя, повлекшие ущерб. Ответственность по договорам лизинга экономически выражается в форме возмещения убытков и (или) уплаты неустойки.

В договоре лизинга в обязательном порядке должны быть оговорены обстоятельства, которые стороны считают бесспорным и очевидным нарушением обязательств и которые ведут к прекращению действия договора лизинга и имущественному расчету, а также процедура возврата предмета лизинга. Лизинговый договор может быть досрочно расторгнут при следующих условиях, если:

1. Лизингополучатель не обеспечил необходимых условий приемки объекта сделки.

2. Не произвел монтаж и ввод оборудования в эксплуатацию в установленный договором срок.

3. Несвоевременно осуществляет платежи по арендной плате.

4. При наступлении форс - мажорных обстоятельств.

5. С согласия лизингодателя.

6. При заключении нового контракта этими же сторонами.

При досрочном расторжении договора лизингополучатель обязан вернуть объект сделки и возместить убытки лизингодателю.

Обратившись к юридическим аспектам финансовой аренды, мы увидим, что нормативная база лизинговых отношений оставляет желать лучшего. В настоящее время финансовая аренда регулируется целым рядом законов и иных нормативных актов, а также международной конвенцией, ратифицированной нашим государством. При ознакомлении с этими документами нельзя не заметить различий в их концепциях, массу несовпадений и прямых противоречий. Разрешение правовых коллизий стало основной задачей процесса активизации лизинговой деятельности, что, безусловно, создает значительные трудности для предпринимателей, сталкивающихся с финансовой арендой. Необходимо заметить, что параграф 6 гл.34 ГК РФ, посвященный лизингу, не содержит норм об ответственности за нарушение условий договора. Федеральный закон "О финансовой аренде (лизинге)" также не решает проблему регулирования ответственности. В такой ситуации приходится руководствоваться правовыми нормами об ответственности по договору аренды и общими правилами гражданской ответственности. Виды и объем ответственности в каждом конкретном случае могут определяться сторонами, заключающими договор, но на практике договоры в части ответственности прорабатываются слабо[86] .

Исследование последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств лизингополучателем начнем с самого распространенного нарушения - нарушение обязанности по перечислению лизинговых платежей. Основной обязанностью лизингополучателя является уплата лизинговых платежей после принятия предмета лизинга во временное владение и пользование. Закон предусматривает возможность осуществления расчетов по лизинговым платежам продукцией (в натуральной форме), производимой с помощью предмета лизинга, цена на такую продукцию определяется по соглашению сторон. Размер, способ осуществления и периодичность лизинговых платежей также определяются договором лизинга. Как правило, в договоре финансовой аренды стороны оговаривают порядок выплаты лизинговых платежей посредством составления графика платежей, где каждому периоду (обычно каждому месяцу) соответствует определенный лизинговый платеж, включающий в себя налог на добавленную стоимость. "Впрочем, - отмечает А.А. Иванов, - выделение в составе лизинговых платежей возмещения затрат, дохода и выкупного платежа с точки зрения гражданского права особого значения не имеет. Ведь размер этих платежей подлежит согласованию в договоре лизинга, после чего может быть пересмотрен лишь самими сторонами. Однако с точки зрения налогообложения состав лизинговых платежей может иметь существенное значение"[87] .

Важнейшим правом лизингодателя как инвестора является право на получение лизинговых платежей, образующих его доход от инвестиционной деятельности. Поэтому в случае невыполнения лизингополучателем своей обязанности по перечислению лизинговых платежей более двух раз подряд лизингодатель может получить образовавшуюся задолженность в бесспорном порядке. Для этого по истечении срока платежа, установленного договором лизинга, лизингодатель готовит инкассовое поручение на списание со счета лизингополучателя сумм просроченных лизинговых платежей. Данное инкассовое поручение направляется лизингодателем в банк, в котором открыт счет лизингополучателя. Для обеспечения этого права стороны нередко указывают в договоре положение об обязательном заключении лизингополучателем соглашения с банком, которое бы предусматривало возможность лизингодателя получить задолженность по лизинговым платежам в бесспорном порядке. Если же дополнительного соглашения с банком нет, то здесь лизингодатель уже на основании ст.13 Закона вправе выставить на инкассо платежное требование. Правда, в этом случае банк лишен возможности проверить, действительно ли взыскиваются просроченные платежи. Но здесь уж придется полагаться на честность лизингодателя и на активность лизингополучателя, который будет оспаривать списание денежных средств с его счета.

Лизингополучателю в свою очередь предоставлено право оспаривать в суде правомерность действий лизингодателя по безакцептному списанию задолженности по лизинговым платежам.

Какие-либо иные суммы (кроме сумм просроченных лизинговых платежей) в распоряжение о безакцептном списании не включаются.

Немаловажным является вопрос, касающийся момента возникновения обязательства по уплате лизинговых платежей. Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассматривая в порядке надзора дело по иску ОАО "Югорская лизинговая компания" к ОАО "РЭП "Березовское" о взыскании долга по лизинговым платежам и процентов за пользование чужими денежными средствами, установил, что предназначенный к передаче лизингополучателю бульдозер (предмет лизинга) не был передан в надлежащем порядке, оказался не пригоден к эксплуатации, дефекты были обнаружены в момент его выгрузки. Суд первой инстанции руководствовался п.1, 3 ст.22 Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)" и п.2.3 договора лизинга, согласно которым риски, связанные с поломкой предмета лизинга, несет лизингополучатель, осуществивший выбор подлежащего поставке имущества и его поставщика. Между тем, указывает Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, согласно ст.28 Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)" обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых платежей наступают с момента начала использования лизингополучателем предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга. Следовательно, освобождение лизингодателя от ответственности перед лизингополучателем за неисполнение или ненадлежащее исполнение поставщиком обязательств, вытекающих из договора поставки лизингового имущества, не означает изменения содержания обязательства лизингополучателя перед лизингодателем по осуществлению лизинговых платежей с момента начала использования лизингового имущества[88] . Как видим, здесь Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ правомерно обратил внимание на обстоятельство, предусмотренное п.3 ст.28 Закона о лизинге, где указывается, что по общему правилу обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых платежей наступают с момента начала использования лизингополучателем предмета лизинга. Такая особенность лизинга, как использование объекта в предпринимательских целях, накладывает отпечаток на характер взыскания задолженности по уплате лизинговых платежей с некоммерческих организаций, в частности государственных учреждений. Так, арбитражный суд первой и апелляционной инстанций, рассматривая аналогичное дело и руководствуясь ст.401 ГК РФ, исходил из отсутствия вины ответчика (государственного учреждения) в просрочке исполнения обязательства. Материалами дела, по мнению судебных инстанций, рассматривающих дело, было подтверждено отсутствие финансирования ответчика как государственного учреждения за счет средств федерального бюджета, а им самим при этом были предприняты все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, рассматривая дело в кассационной инстанции, отметил, что судом первой и апелляционной инстанций не было принято во внимание, что в соответствии со ст.665 ГК РФ полученное арендатором имущество по договору финансовой аренды (лизинга) предполагает его использование только для предпринимательских целей. То есть данное обстоятельство обязывает государственное учреждение, которому уставом предоставлено право заниматься предпринимательской деятельностью, предусмотреть режим использования предмета договора лизинга, а также поступления от иной предпринимательской деятельности, позволяющие своевременно погашать арендные платежи, а не рассчитывать на поступление средств исключительно из федерального бюджета, как это следует из материалов рассматриваемого судом дела[89] . Подобная практика указывает на то, что ответственность лизингополучателя по договору финансовой аренды всегда будет строиться на началах риска, т.е. независимо от его вины.

Кроме того, нарушение обязанности лизингополучателя по перечислению лизинговых платежей дает лизингодателю право требовать досрочного расторжения договора финансовой аренды и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества. Такая возможность предусмотрена ст.619 ГК РФ, в которой говорится, что арендодатель может требовать досрочного расторжения договора, если арендатор не внес арендную плату более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа. Это же правило содержится в п.2 ст.13 Закона о лизинге. Стороны могут предусмотреть в договоре возможность лизингодателя обратиться в суд с требованием о досрочном расторжении договора ввиду неперечисления лизингополучателем лизинговых платежей и по истечении меньшего срока.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на несколько принципиальных моментов: при досрочном расторжении договора лизинга по инициативе лизингодателя на основании невнесения лизинговых платежей договор расторгается без возмещения лизингополучателю каких-либо убытков, связанных с расторжением, и непогашенная задолженность лишает лизингополучателя права выкупа предмета лизинга, более того, наделяет лизингодателя правом требования возврата предмета лизинга в состоянии, в котором лизингополучатель его получил, с учетом нормального износа или износа, обусловленного договором лизинга. В качестве примера можно привести Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа, в котором разрешается вопрос о праве лизингополучателя на выкуп предмета лизинга. В деле по иску ООО "Каркаде" к предпринимателю Т.А. Конюх об истребовании торгового павильона в связи с прекращением договора лизинга, а также о взыскании долга за просрочку возврата предмета лизинга суд установил, что в п.6 договора стороны предусмотрели, что по истечении срока действия договора лизинга лизингополучатель при условии выполнения им всех обязательств по отношению к лизингодателю имеет право выкупа предмета лизинга на условиях, указанных в дополнении к договору. Из материалов дела следует, что предприниматель Т.А. Конюх имеет непогашенную задолженность по лизинговым платежам, в связи с чем, считает суд, у предпринимателя не возникло права выкупа предмета лизинга, предусмотренное п.6 договора[90] .

Возможна ситуация, когда выкупная цена предмета лизинга включена в общую сумму лизинговых платежей, при этом лизингополучатель большую часть лизинговых платежей выплатил и не внес лизинговых платежей только за последние несколько месяцев. Возникает вопрос: если лизингодатель потребует досрочного расторжения договора, взыскания задолженности и возврата имущества, может ли лизингополучатель в свою очередь потребовать компенсацию за уплату части выкупной цены, которая уплачивалась вместе с периодическими лизинговыми платежами. Можно ли предположить, что лизингополучатель приобрел долю в праве собственности на предмет лизинга пропорционально размеру уплаченной выкупной цены. Казалось бы, утвердительные ответы на эти вопросы были бы справедливыми, но законодатель не дает прямого ответа. При анализе законодательства о лизинге в целом можно прийти к выводу, что лизингополучатель приобретает право собственности на предмет лизинга только после уплаты всех лизинговых платежей, в противном случае он не может претендовать на компенсацию (возврат) части выкупной цены, которая была уплачена вместе с лизинговыми платежами, и не приобретает доли в праве собственности на имущество.

В п.3 ст.17 Закона о лизинге предусматривается обязанность лизингополучателя за свой счет осуществлять техническое обслуживание, обеспечивать сохранность, а также осуществлять текущий и капитальный ремонт предмета лизинга. Техническое обслуживание предмета лизинга относится к расходам на содержание имущества, и поэтому в этой части Закон лишь воспроизводит общие положения об аренде. То же самое можно сказать о текущем ремонте (п.2 ст.616 ГК РФ) и об обеспечении сохранности предмета лизинга. Обеспечение охраны и создание надлежащих условий хранения имущества всего лишь сопровождают общие обязанности лизингополучателя по использованию предмета лизинга и возврату (если в договоре не предусмотрен последующий переход права собственности к лизингополучателю) его лизингодателю. Отнесение обязанности по осуществлению капитального ремонта является отступлением от общих норм об аренде. По общему правилу арендодатель обязан производить за свой счет капитальный ремонт переданного в аренду имущества, а арендатор обязан производить текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества (ст.616 ГК). Отступление предопределено "экономическим содержанием отношений лизинга, в соответствии с которым "фактическим собственником" предмета лизинга является лизингополучатель, выкупающий его по окончании действия договора. Лизингодатель же как инвестор заинтересован в возвращении инвестированной суммы и получении инвестиционного дохода. Реально эксплуатацией имущества, выступающего предметом лизинга, он не занимается и не имеет для этого соответствующих возможностей. Отсюда, капитальный ремонт должен осуществляться лизингополучателем"[91] . Предмет лизинга может быть использован только в предпринимательских целях, что закреплено в Законе о лизинге и вытекает из норм ст.665 ГК РФ. Таким образом, использование предмета должно быть направлено на извлечение прибыли, а сам предмет должен соответствовать этим целям (в отличие, например, от предметов культа, музейных ценностей и т.п.). Помимо этого, стороны в договоре могут указать дополнительные требования к использованию предмета лизинга. Например, договор финансовой аренды автотранспортных средств без экипажа, как правило, содержит положение о том, что лизингодатель предоставляет лизингополучателю имущество в состоянии, соответствующем его назначению - осуществлению пассажирских перевозок. Говоря о последствиях нарушения обязанности лизингополучателя по содержанию, осуществлению ремонта и надлежащему использованию предмета лизинга, здесь (если иное не предусмотрено в договоре) ответственность наступает в форме возмещения убытков (ст.15 ГК). Одновременно лизингодатель может расторгнуть договор по правилам пп.1, 2, 4 ст.619 ГК о досрочном расторжении договора аренды. Однако для наступления последствий нарушения лизингополучателем обязанности по осуществлению технического обслуживания и ремонта предмета лизинга лизингодатель, требуя возмещения убытков в суде, должен будет доказывать причинение ему таких убытков, а для расторжения договора в одностороннем порядке потребуется доказывать существенное ухудшение имущества или использование имущества с нарушениями, в т. ч. с нарушением назначения имущества.

Передача имущества в сублизинг и иное распоряжение лизинговыми правами без согласия лизингодателя. Для передачи предмета лизинга в сублизинг согласно п.2 ст.8 Закона о лизинге обязательно наличие письменного согласия лизингодателя. В случае сдачи имущества в сублизинг и иных вышеперечисленных вариантов распоряжения лизинговыми правами без согласия лизингодателя последний может потребовать досрочного расторжения договора и возмещения убытков (п.3 ст.615 ГК РФ). Так, А.А. Иванов пишет, что "распоряжение арендованным имуществом (правами по договору) без согласия арендодателя, когда такое согласие необходимо, представляет собой частный случай пользования вещью не в соответствии с условиями договора аренды, к которому также применяется п.3 ст.615 ГК РФ"[92] .

Каких-либо иных последствий нарушения договора в части распоряжения правами без согласия лизингодателя законодательством не предусмотрено, тем не менее стороны по своему усмотрению могут включить в договор положение о неустойке за эти нарушения.

Нарушение обязанности вернуть предмет лизинга. Окончание действия договора лизинга влечет для лизингополучателя последствия двоякого рода. Наиболее типичное завершение лизинговых правоотношений - выкуп предмета лизинга лизингополучателем. Однако с точки зрения ГК РФ договор лизинга есть прежде всего договор финансовой аренды, а для арендных отношений типичен другой исход - возврат арендованного имущества по окончании срока действия договора. Таким образом, для договора лизинга этот исход также не исключен. Более того, именно его следует считать обычным условием договора лизинга, поскольку вариант с выкупом предмета лизинга должен быть прямо предусмотрен в договоре (ст. 19 Закона о лизинге) [93] . Тем самым, если в договоре отсутствует условие, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя, последний обязан его возвратить лизингодателю по окончании срока действия договора.

Надо сказать, что перечень вышеуказанных нарушений договора финансовой аренды со стороны лизингополучателя не является исчерпывающим. Можно также упомянуть о таких нарушениях договора, как отказ от принятия предмета лизинга, препятствие допуску лизингодателя к предмету лизинга и к финансовой информации для инспектирования и контроля, просрочка в заключении договора страхования предмета лизинга, если такая обязанность предусмотрена в договоре, и прочее. Особого смысла в освещении этих моментов нет, поскольку ГК РФ и Закон о лизинге не предусматривают никаких специальных последствий таких нарушений, а оставляют регулирование этих вопросов за сторонами, что не препятствует применению общих норм ГК РФ о последствиях нарушения условий договора.

3.2 Ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору финансовой аренды (лизинга)

Важнейшей гарантией реализации договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности выступает надлежащее исполнение сторонами такого договора вытекающих из него обязательств. В случае, когда обязательства не исполнены или исполнены ненадлежащим образом, говорят об их нарушении. Подобные нарушения способны причинить значительный вред не только исправной стороне, но и всему лизинговому механизму. В целях предотвращения таких нарушений, а также устранения их негативных последствий установлена гражданско-правовая ответственность.

Сразу отметим, что в специальных положениях Гражданского кодекса Российской Федерации о лизинге (§ 6 гл.34), а также в Федеральном законе от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)"[94] ответственность сторон урегулирована недостаточно полно. Поэтому при нарушении договора лизинга (если отсутствует специальная норма) стороны должны руководствоваться общими положениями ПС РФ об аренде (§ 1 гл.34), которые применяются к отдельным её видам, в том числе и к лизингу, а также иными нормами ГКРФ, устанавливающими ответственность за нарушение обязательств (в частности, гл.25).

Кроме того, при заключении договора лизинга стороны вправе установить ответственность за такие нарушения, за которые действующее законодательство не предусматривает какой-либо ответственности, или ввести иную меру ответственности, отличную от той, которая за данное правонарушение предусмотрена законодательством. Стороны вправе также повысить или понизить размер ответственности по сравнению с установленным законом, если в нем не указано иное предваряя исследование, подчеркнем, что в цивилистической науке вопрос о понятии гражданско-правовой ответственности является дискуссионным. Некоторые авторы рассматривают ответственность как неуклонное, строгое, предельно инициативное осуществление всех обязанностей. Применительно к сфере договорных обязательств ответственность в таком понимании фактически совпадает с понятием надлежащего исполнения обязательств. Вместе с тем, гражданско-правовая ответственность и надлежащее исполнение обязательств - категории, безусловно, различные, которые подчиняются разным правилам и, следовательно, не могут воплощаться в одних и тех же действиях должника. Иными словами, пока обязательства исполняются надлежащим образом, нет места ответственности. И, напротив, наступление ответственности означает, что обязательства были нарушены[95] .

В специальных исследованиях можно встретить определение гражданско-правовой ответственности как регулируемой обязанности дать отчет в своих действиях[96] . Однако такая обязанность также имеет место и в тех случаях, когда правонарушения нет. В качестве примера можно привести закрепленную ст.38 Закона о финансовой аренде обязанность лизингополучателя удовлетворять запросы лизингодателя о предоставлении информации, необходимой для осуществления им финансового контроля, которая, являясь своеобразной формой отчётности, не может рассматриваться в качестве меры ответственности. Кроме того, закрепленные в законодательстве меры гражданско-правовой ответственности воплощают в себе конкретные отрицательные последствия правонарушения в виде возмещения убытков, уплаты неустойки и др[97] .

Далее отметим, что под ответственностью нередко понимают меры государственного или общественного принуждения, включая понуждение должника к исполнению принятой на себя обязанности в натуре[98] . Нельзя не согласиться с тем, что гражданско-правовая ответственность всегда связана с государственным принуждением. Между тем далеко не всякая мера государственно-принудительного воздействия на правонарушителя одновременно является мерой ответственности. Так, принудительное исполнение имеющейся у лица обязанности, например, уплата лизингополучателем задолженности по лизинговым платежам по решению суда, едва ли может рассматриваться в качестве меры его ответственности перед лизингодателем, поскольку в данном случае лизингополучатель лишь принудительно обязывается к исполнению своей договорной обязанности и не несет никаких неблагоприятных последствий своего не надлежащего поведения.

В этой связи, наиболее точным, по нашему мнению, представляется подход, согласно которому ответственность рассматривается как одна из форм государственно-принудительного воздействия на нарушителей норм права, заключающаяся в применении к ним предусмотренных законом санкций - мер ответственности, влекущих для них дополнительные неблагоприятные последствия[99] .

В специализированной научной литературе выделяют особенности, которыми обладает гражданско-правовая ответственность. Во-первых, такая ответственность имеет имущественное содержание, а её меры (гражданско-правовые санкции) носят имущественный характер. Во-вторых, применение гражданско-правовых санкций всегда влечет возложение на правонарушителя всех неблагоприятных, невыгодных имущественных последствий его поведения. В-третьих, ответственность в гражданском праве является ответственностью одного контрагента перед другим - нарушителя перед потерпевшим[100] . Поэтому имущественные санкции, возлагаемые на правонарушителя, здесь взыскиваются в пользу потерпевшей стороны. В-четвертых, гражданско-правовая ответственность направлена на эквивалентное возмещение потерпевшему причиненного вреда или убытков, а её применение имеет целью восстановление имущественной сферы потерпевшего от правонарушения. Перечисленные особенности гражданско-правовой ответственности, естественно, в полной мере относятся и к ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору лизинга.

Обращаясь к её непосредственному рассмотрению, сразу отметим, что поскольку сторонами договора лизинга обычно являются предприниматели, ответственность наступает независимо от их вины в нарушении обязательств, если иное не предусмотрено договором. Таким образом, общим основанием ответственности по договору лизинга является, не вина, а предпринимательский риск. В этой связи важно подчеркнуть, что ответственность, не зависящая от вины, не означает абсолютную, безграничную ответственность правонарушителя. В соответствии с п.3 ст.401 ГК РФ если иное не предусмотрено законом и договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам относятся, в частности, стихийные бедствия, народные волнения и другие события, именуемые нередко форс-мажором[101] .

Кроме того, для привлечения нарушителя к ответственности по договору лизинга необходимо также наличие таких типичных для всех гражданских правонарушений условий как противоправный характер поведения ответчика, наличие у потерпевшей стороны вреда или убытков, а также причинно-следственная связь между противоправным поведением и наступившими вредоносными последствиями.

Особенности правовой конструкции договора лизинга, в частности его тесная взаимозависимость с договором купли-продажи предмета лизинга, предопределяют специфику ответственности за нарушение вытекающих из него конкретных обязательств, которая проявляется, прежде всего, при возложении ответственности на лизингодателя. Такая специфика состоит в том, что лизингодатель, по общему правилу, предусмотренному ст.670 ГК РФ, освобождается от ответственности перед лизингополучателем за выполнение продавцом требований вытекающих из договора купли-продажи, кроме случаев, когда ответственность за выбор продавца лежит на лизингодателе.

Здесь важно подчеркнуть, что отечественным законодательством установлена прямая связь между лизингополучателем и, соответственно, продавцом предмета лизинга. Так, согласно п.1 ст.670 ГК РФ, лизингополучатель вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и лизингополучателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом. Аналогичное правило установлено п.2 ст.10 Закона о финансовой аренде.

В данной ситуации лизингополучатель вправе действовать так, как если бы он был стороной договора купли-продажи лизингового имущества. Вместе с тем, представляется, что его правовое положение отличается от статуса покупателя отсутствием обязанности оплатить приобретённое имущество, а также невозможностью расторжения договора купли-продажи с продавцом такого имущества не получив на то согласия лизингодателя.

Приведенные положения российского законодательства об ответственности лизингодателя выработаны с учётом норм международного права. Принцип освобождения лизингодателя от ответственности закреплен в положениях Конвенции УНИДРУА от 28 мая 1988 г. "О международном финансовом лизинге"[102] и отражает общую философию, лежащую в основе данного документа, конструируя важнейший элемент, определяющий правовую природу финансового лизинга. Так, в соответствии с п.1-а ст.8 лизингодатель освобождается от всякой ответственности в отношении оборудования, кроме случаев, когда лизингополучателю причинены убытки вследствие того, что он полагался на опыт и суждение лизингодателя, вследствие вмешательства последнего в выбор поставщика или спецификаций оборудования. Подчеркнем, что указанный принцип нашел отражение еще в двух конвенциальных положениях. Так, согласно положениям, сформулированным в ст.10 Конвенции, обязанности поставщика по договору поставки имеют силу также и по отношению к лизингополучателю, как если бы он являлся стороной такого договора, а оборудование поставлялось непосредственно ему. Однако поставщик не несет ответственности за один и тот же ущерб и перед лизингодателем, и перед лизингополучателем. Кроме того, в соответствии с п.5 ст.12 лизингополучатель вправе предъявить претензии к лизингодателю за недоставку, задержку в поставке или поставку оборудования, несоответствующего договорным требованиям, только в случае, если это произошло в результате действия или бездействия со стороны лизингодателя. Представляется, что такое ограждение лизингодателя от ответственности вполне логично. Как уже отмечалось, инициатором заключения договора лизинга обычно выступает лизингополучатель, который совершает ряд активных действий, а именно, определяет имущество, составляющее предмет лизинга, а также выбирает его продавца. При этом лизингополучатель, прежде всего, полагается на собственный опыт (а не на опыт лизингодателя), поскольку именно он (лизингополучатель) будет использовать данное имущество в своей предпринимательской деятельности, и, соответственно, кому как не ему быть заинтересованным в его надлежащей работе. Выбранное лизингополучателем имущество лизингодатель приобретает у продавца, который, в свою очередь, более других осведомлен относительно его специфики. Кроме того, продавец изначально уведомлен о последующей передаче такого имущества в лизинг. В этой связи, естественно, что он является надлежащей стороной, от которой лизингодатель и лизингополучатель вправе требовать возмещения убытков в случае возникновения проблем с имуществом.

Вместе с тем, ответственность может быть распределена и иным образом, ибо из общего правила освобождения лизингодателя от ответственности имеются определенные изъятия. Так, согласно п.2 ст.670 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором лизинга, лизингодатель не отвечает перед лизингополучателем за выполнение продавцом требований вытекающих из договора купли-продажи, кроме случаев, когда ответственность за выбор продавца лежит на лизингодателе. Как видно, гипотеза приведенной правовой нормы, содержащая условия её применения, делает норму диспозитивной, а также ограничивает освобождение лизингодателя от ответственности в случае, когда последний играет более активную роль в выборе продавца.

Необходимо отметить, что положениями п.2 ст.668 ГК РФ предусмотрена ответственность лизингодателя в случае просрочки передачи имущества лизингополучателю. Так, в случае, когда имущество, являющееся предметом договора лизинга, не передано лизингополучателю в указанный в этом договоре срок, а если в договоре такой срок не указан, то в разумный срок, лизингополучатель вправе, если просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель, потребовать расторжения договора и возмещения убытков. Важно подчеркнуть, что приведенное правило, безусловно, присуще исключительно договору лизинга, поскольку дает лизингодателю право требовать расторжения договора и возмещения убытков лишь при виновном поведении лизингодателя, повлекшем такую просрочку. Если за обстоятельства, вызвавшие просрочку, лизингодатель не отвечает, то свои требования лизингополучатель предъявляет к продавцу, руководствуясь положениями п. I ст.670 ГК РФ.

В соответствии с действующим законодательством не имеющее соответствующих сертификатов оборудование не может быть использовано в пищевой промышленности, т.е. в нарушение ст.611 ГК РФ имущество по договору не было передано в состоянии, соответствующей условиям договора.

Согласно ст.668 ГК РФ в случае, когда имущество, являющееся предметом договора финансовой аренды, не передано арендатору в указанный в договоре срок либо в разумный срок, арендатор вправе, если просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает арендодатель, потребовать расторжения договора и возмещения убытков.

Частным случаем нарушения рассматриваемого договора является неисполнение лизингодателем обязанности по уведомлению лизингополучателя о правах третьих лиц на предмет лизинга. По общему для всех видов договора аренды правилу, предусмотренному ст.613 ГК РФ, в случае неисполнения обязанности уведомить арендатора о правах третьих лиц на арендованное имущество, последний имеет право требовать уменьшения арендной платы, либо расторжения договоров и возмещения убытков. В связи с этим на практике нередко возникает вопрос о том, распространяются ли положения приведенной нормы на договор лизинга, если лизингополучатель осуществляет выбор имущества и продавца самостоятельно. В такой ситуации логично было бы предположить, что поскольку лизингополучатель самостоятельно выбирает имущество и его продавца, то он должен не хуже арендодателя знать об обременениях этого имущества. Однако специальные нормы § 6 гл.34 ГК РФ о лизинге, не содержат правил, регламентирующих данный вопрос, поэтому при возложении ответственности на лизингодателя применяются общие правила об аренде. Подчеркнём, что в данном случае уменьшение размера лизинговых платежей должно быть соразмерно ущемлению права пользования лизингополучателя правами третьих лиц.

Обращаясь к исследованию специфики ответственности лизингополучателя по договору лизинга, подчеркнём, что со стороны данного субъекта чаще всего возможен такой вид нарушения, как неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате периодических платежей. Вместе с тем, ни специальные положения ГК РФ о лизинге, ни общие его положения об аренде не содержат правил об ответственности лизингодателя за данный вид нарушений[103] .

Так, в частности, правомочие лизингодателя на списание образовавшейся задолженности со счёта лизингополучателя в бесспорном порядке в случае не перечисления периодических платежей более двух раз подряд, предусмотренное п.1 ст.13 Закона, не может рассматриваться в качестве меры ответственности лизингополучателя, поскольку не влечёт для него дополнительных обременении. Данное правомочие следует рассматривать лишь в качестве меры оперативного воздействия, которая способствуют стимуляции лизингополучателя к надлежащему исполнению своих обязанностей по договору лизинга.

То же самое можно сказать о предусмотренном п.2 ст.13 Закона о финансовой аренде праве лизингодателя потребовать досрочного расторжения договора лизинга и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества в случаях, установленных законодательством. Представляется, что в случае нарушения лизингополучателем обязанности по внесению лизинговых платежей лизингодатель должен руководствоваться общими положениями ГКРФ об ответственности за нарушение обязательств. Так, в соответствии со ст.393 ГК РФ, лизингодатель в случае просрочки внесения лизингополучателем лизинговых платежей вправе требовать от последнего возмещения убытков. Убытки лизингодателя определяются в соответствии с правилами, предусмотренными ст.15 ГК РФ. В этой связи возмещению подлежат расходы, которые лизингодатель произвёл для восстановления своего имущественного права (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые он получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено лизингополучателем (упущенная выгода).

Кроме того, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору лизинга может быть взыскана неустойка (штраф, пени). Здесь следует подчеркнуть, что в соответствии с имеющейся договорной и арбитражной практикой данная форма ответственности наиболее часто применяется сторонами договора лизинга.

Подчеркнём, что применение неустойки, наряду с убытками, в качестве меры имущественной ответственности ставит проблему их соотношения. По общему правилу, установленному ст.394 ГК РФ, убытки подлежат возмещению в части, не покрытой неустойкой (зачётная неустойка). Данное правило носит диспозитивный характер, следовательно, законом и договором может быть определено иное их соотношение: во-первых, может допускаться взыскание не только неустойки, но и убытков (исключительная неустойка); во-вторых, когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки (штрафная неустойка); в-третьих, когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки (альтернативная неустойка).

Далее необходимо отметить, что специфика рассматриваемого нами нарушения состоит в том, что не исполняется денежное обязательство, которое влечет помимо указанных форм ответственности и иные меры воздействия. Представляется, что лизингодатель вправе потребовать уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами. При этом следует учитывать, что сама по себе неуплата лизинговых платежей не влечёт за собой ответственности в виде уплаты процентов. Как известно, для наступления данного вида ответственности необходимо обусловленное неисполнением денежного обязательства пользование чужими денежными средствами. Последнее имеет место как в том случае, когда лизингополучатель удерживает у себя причитающиеся лизингодателю лизинговые платежи, так и в том случае, когда он израсходовал денежные средства, предназначенные для их уплаты, на другие нужды. Неправомерное пользование чужими денежными средствами, по смыслу ст.395 ГК РФ, имеет место и тогда, когда у лизингополучателя вообще нет необходимых для расчётов с лизингодателем денежных средств, в силу чего он не имеет возможности исполнить возложенное на него денежное обязательство. Если такого неправомерного пользования чужими денежными средствами нет, то нет оснований для привлечения лизингополучателя к ответственности. Так, если лизингополучатель поручил обслуживающему его банку перевести и зачислить на счёт лизингодателя соответствующую денежную сумму, а последний ошибочно перевёл деньги по иному адресу, обязательство не будет исполнено, поскольку лизингодатель не получил причитающиеся ему лизинговые платежи. Однако оснований для применения к лизингополучателю ст.395 ГК РФ мер ответственности нет, поскольку в данном случае отсутствует неправомерное пользование чужими денежными средствами.

Как видно, за неисполнение обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых платежей может быть предусмотрена ответственность не только в форме возмещения убытков и уплаты неустойки, но и в форме уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами. В этой связи важно подчеркнуть, что проценты за пользование чужими денежными средствами и неустойка являются различными по своей природе формами ответственности. Их одновременное применение за одно и тоже правонарушение не допускается. Неустойка идёт в зачёт тех минимальных убытков, которые исчисляются исходя из учётной ставки банковского процента. Если договором лизинга предусмотрена обязанность лизингополучателя уплачивать неустойку при просрочке исполнения обязательства по перечислению платежей, лизингодатель вправе предъявить требование либо о применении этой неустойки либо процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами, не доказывая факта размера убытков[104] . Исключение должна составлять штрафная неустойка, взимаемая сверх понесённых убытков, а стало быть, и сверх той денежной суммы, которая взимается с учётом ставки банковского процента.

Далее, характеризуя ответственность лизингополучателя, необходимо отметить, что согласно ст.17 Закона о финансовой аренде за несвоевременный возврат предмета лизинга лизингодатель вправе настаивать на внесении лизинговых платежей за время просрочки, а если указанная плата не покрывает причиненных убытков, может потребовать их возмещения. Если за несвоевременный возврат предмета лизинга лизингодателю предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы с лизингополучателя в полной сумме сверх неустойки, если иное не было предусмотрено договором лизинга.

Представляется необходимым включение в гл.34 ГК РФ нормы, закрепляющей право лизингополучателя отказаться от имущества, составляющего предмет финансовой аренды (лизинга), и потребовать возмещения убытков в случаях, когда такое имущество было приобретено лизингодателем у другого продавца, нежели тот, который определён лизингополучателем. До тех пор при решении вопроса об ответственности следует считать, что продавца выбрал лизингодатель и, в этом случае, применять правило п.2 ст.670 ГКРФ, что исключит ненадлежащее исполнение обязательств со стороны последнего и выступит гарантией прав лизингополучателя в предпринимательской деятельности.

В результате анализа положений ГК РФ, а также Закона о финансовой аренде сделан вывод о недостаточности правового регулирования обстоятельств, за которые может быть предусмотрена ответственность лизингополучателя. В этой связи представляется целесообразным введение в Закон о финансовой аренде нормы, предусматривающей ответственность лизингополучателя в форме законной неустойки за уклонение от приобретения имущества, являющегося предметом финансовой аренды (лизинга), в собственность по окончании срока действия договора финансовой аренды (лизинга), если такое приобретение было предусмотрено договором. Размер неустойки предлагается определить в виде процента от остаточной стоимости такого имущества.

Заключение

Фундаментальные преобразования, происшедшие в экономическом укладе Российской Федерации в 90-е годы XX столетия в связи с переходом к рыночным отношениям, потребовали применения новых форм сотрудничества в имущественном обороте, определивших активное использование современных правовых механизмов их регулирования. К числу наиболее востребованных и динамично развивающихся форм такого сотрудничества относится финансовая аренда (лизинг), которая особенно распространена в сфере предпринимательской деятельности.

В процессе исследования выявлено, что договор финансовой аренды является взаимным,так как представляет собой соглашение двух взаимно обязанных сторон, которые по отношению друг к другу выступают в качестве кредитора и должника одновременно; возмездным, учитывая, что взамен предоставления лизингодателем во временное владение и пользование предмета лизинга, лизингополучатель выплачивает лизинговые платежи; консенсуальным,поскольку обязанность передать предмет лизинга и вносить лизинговые платежи возникает с момента достигнутого сторонами соглашения.

Самостоятельным предметом договора лизинга, ни при каких условиях, не могут быть имущественные права, поскольку такие объекты гражданских прав не относятся к категории вещей. Между тем имущественные права лизингодателя, связанные с предприятием, передаются во временное возмездное владение и пользование по договору лизинга в составе соответствующего имущественного комплекса. Кроме того, невозможна передача в лизинг денег и ценных бумаг, поскольку весь смысл пользования ими состоит в их потреблении.

Проведённое исследование специфики субъектного состава договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности приводит к выводу о том, что его субъектами выступают лизингодатель и лизингополучатель. Продавец предмета лизинга не является субъектом договора финансовой аренды (лизинга), однако, под воздействием специальных правил ГК РФ о финансовой аренде (лизинге), установленных § 6 гл.34, принимает непосредственное участие в его реализации.

В результате анализа требований, предъявляемых нормами гражданского законодательства к субъектам договора финансовой аренды (лизинга), выявлено, что в качестве лизингополучателя помимо физического лица, зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя или коммерческой организации, может выступать некоммерческая организация, использующая предмет финансовой аренды (лизинга) в рамках разрешенной предпринимательской деятельности.

Выявлена недостаточность правового регулирования существенных условий договора финансовой аренды (лизинга), относящих к таковым лишь его предмет. В целях защиты интересов субъектов договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности предлагается выделение в п.3 ст.15 Закона о финансовой аренде условия о цене в качестве существенного условия.

2. Представляется, что основной обязанностью лизингополучателя является обязанность по уплате лизинговых платежей. В результате анализа различных источников обосновывается необходимость введения в ст.28 Закона о финансовой аренде положения, согласно которому лизинговые платежи, подлежащие выплате по договору финансовой аренды (лизинга), должны рассчитываться с учетом амортизации всей или существенной части стоимости имущества, составляющего его предмет. Это будет соответствовать правилу, закреплённому п.2-в ст.1 Конвенции о международном финансовом лизинге. При этом предлагается в Законе о финансовой аренде также установить, какая именно доля амортизации предмета финансовой аренды (лизинга) составит "существенную часть стоимости имущества".

3. Отмечается противоречие положений ГК РФ и Закона о финансовой аренде, которое затрудняет применение сторонами механизма страхования предпринимательских рисков, возникающих при реализации договора финансовой аренды (лизинга). Так, в п.2 ст.21 Закона о финансовой аренде указывается, что страхование предпринимательского (финансового) риска осуществляется по соглашению сторон договора лизинга. Иными словами, право на страхование предпринимательского (финансового) риска даёт стороне договор финансовой аренды (лизинга), а страхователем и выгодоприобретателем в таком договоре может быть любая из сторон. Однако ст.933 ГК РФ устанавливает, что по договору предпринимательского риска может быть застрахован предпринимательский риск только самого страхователя и только в его пользу. Договор страхования предпринимательского риска лица, не являющегося страхователем, ничтожен. Договор страхования предпринимательского риска в пользу лица, не являющегося страхователем, считается заключённым в пользу страхователя. Значит, нельзя застраховать чужой предпринимательский риск или передать право на получение страхового возмещения другому лицу. Поэтому положение п.2 ст.21 Закона о финансовой аренде нельзя считать логичным. Его необходимо привести в соответствие с правилами ст.933 ГК РФ.

4. Предлагается включить в гл.34 ГК РФ норму, закрепляющую право лизингополучателя отказаться от имущества, составляющего предмет финансовой аренды (лизинга), и потребовать возмещения убытков в случаях, когда такое имущество было приобретено лизингодателем у другого продавца, нежели тот, который определён лизингополучателем. До тех пор при решении вопроса об ответственности следует считать, что продавца выбрал лизингодатель и, в этом случае, применять правило п.2 ст.670 ГКРФ, что исключит ненадлежащее исполнение обязательств со стороны последнего и выступит гарантией прав лизингополучателя в предпринимательской деятельности.

5. Представляется, что ответственность по договору финансовой аренды (лизинга) в сфере предпринимательской деятельности может наступать в форме возмещения убытков и уплаты неустойки. Отмечается также возможность применения к рассматриваемому договору процентов за неисполнение денежных обязательств, предусмотренных ст.395 ГК РФ. Однако две меры ответственности за одно и то же правонарушение применяться не могут, если законом или договором не предусмотрено одновременное взыскание неустойки и убытков. По существу это означает, что применение договорной неустойки исключает возможность применения ответственности, предусмотренной ст.395 ГК РФ. Выходом в данном случае будет являться правило, установленное в самом договоре финансовой аренды (лизинга), что при просрочке исполнения обязательства неустойка взыскивается наряду с процентами за пользование чужими денежными средствами.

Библиографический список

Нормативно-правовые акты

1. О международном финансовом лизинге [Текст]: [Конвенция УНИДРУА, Заключена в Оттаве 28.05.1988 г.] // Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 32. - Ст.4040.

2. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. от 12.12.1993 г. // Российская газета. - 1993. - № 237.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 32. - Ст.3301.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 25.12.1996 г., по состоянию на 14.07.2008] // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 5. - Ст.410.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г., по состоянию на 30.06.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 49. - Ст.4552.

6. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 25.11.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 46. - Ст.4532.

7. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 г., по состоянию на 03.12.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 30. - Ст.3012.

8. О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О лизинге" [Текст]: [Федеральный закон № 10-ФЗ, принят 29.01.2002 г., по состоянию на 18.07.2005] // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 5. - Ст.376.

9. О лицензировании отдельных видов деятельности [Текст]: [Федеральный закон № 128-ФЗ, принят 08.08.2001 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 33 (Ч.1). - Ст.3430.

10. О финансовой аренде (лизинге) [Текст]: [Федеральный закон № 164-ФЗ, принят 29.10.1998 г., по состоянию на 26.07.2006] // Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 44. - Ст.5394.

11. О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге [Текст]: [Федеральный закон № 16-ФЗ, от 08.02.1998 г.] // Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 7. - Ст.787.

Научная и учебная литература

12. Абдульмянов И.М. Правовая природа договора лизинга [Текст] // Право и политика. - 2006. - № 6. - С.14.

13. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т.1. [Текст] - М., Статут. 2005. - 836 с.

14. Аренда. Лизинг [Текст] / Под ред. Абашина A. M., Талье И.К. - М., Юнити. 2008. - 478 с.

15. Баев А.А., Раймак Дж.М. Аренда как основание возникновения права собственности [Текст] // Теория и практика гражданско-правового регулирования. Межвуз. сб. науч. трудов. - М., Статут. 2005. - 562 с.

16. Бакланов Г. Новое в законодательстве о лизинг [Текст] // Нотариальный вестник. - 2002. - №4. - С.21-22.

17. Банковское дело. Учебник [Текст] / Под ред. Лаврушина С.И. - М., Финансы и статистика. 2007. - 682 с.

18. Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону Российской Федерации "О финансовой аренде (лизинге)" (постатейный) [Текст] - М., ЗАО Юстицинформ. 2008. - 234 с.

19. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. [Текст] - М., Статут. 2003. - 716 с.

20. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о передаче имущества [Текст] - М., Статут. 2005. - 732 с.

21. Батяев А.А., Бобкова О. В.1001 договор на все случаи бизнеса [Текст] - М., ООО "ИД "Равновесие". 2008. - 498 с.

22. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. [Текст] - М., Юридическая литература. 1976. - 512 с.

23. Бутенина Н. В.60-лет ленд-лизу [Текст] // Эксперт. Приложение Оборудование: рынок, предложение, цены. - 2001. - № 4. - С.37.

24. Васильева Е. Кто отвечает за передачу предмета лизинга? [Текст] // ЭЖ-Юрист. - 2008. - № 12. - С.6.

25. Витрянский В.В. Договор аренды и его виды. [Текст] - М., Статут. 2000. - 642 с.

26. Витрянский В.В. Договор аренды и его виды: прокат, фрахтование на время, аренда зданий, сооружений и предприятий, лизинг. [Текст] - М., Статут. 2001. - 704 с.

27. Востоков В. Финансовая аренда. Что нужно знать при заключении лизинговой сделки? [Текст] // Бизнес-адвокат. - 2008. - № 13. - С.11.

28. Газман В.Д. Финансовый лизинг. Учебное пособие. [Текст] - М., Юрайт. 2006. - 298 с.

29. Голенков А.В. Схемы возможных лизинговых отношений в предпринимательской деятельности [Текст] // Юрист. - 2008. - № 11. - С.24.

30. Горемыкин В.А. Основы технологии лизинговых операций: Учеб. пособие. [Текст] - М., Волтерс Клувер. 2007. - 276 с.

31. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель [Текст] / Под ред. Козырь О.М., Маковского А.Л., Хохлова С.А. - М., МЦФЭР. 1998. - 698 с.

32. Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т.1. [Текст] / Отв. ред. Суханов Е.А. - М., Волтерс Клувер. 2008. - 842 с.

33. Гражданское право. Учебник. Часть 1. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. - М., Проспект. 2008. - 864 с.

34. Гражданское право: Учебник. Часть 2 [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. - М., Проспект. 2008. - 836 с.

35. Гражданское право. Часть вторая: учебник [Текст] / Отв. ред. Мозолин В.П. - М., Юристъ. 2008. - 734 с.

36. Гражданское право. Ч.2. Учебник. Обязательственное право [Текст] / Под ред. Залесского В.В. - М., Норма. 2004. - 736 с.

37. Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник [Текст] / Под. ред. Васильева Е. А - М., Международные отношения. 1992. - 682с.

38. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. [Текст] - М., Статут. 2000. - 486 с.

39. Громов С.А. Предмет лизинга в гражданском обороте [Текст] // Объекты гражданского оборота: Сборник статей / Отв. ред. Рожкова М.А. - М., Статут. 2007. - 486 с.

40. Громыко А.А. Внешняя экспансия капитала. История и современность. [Текст] - М., Наука. 1982. - 518 с.

41. Джуха В.М. Лизинг. [Текст] - Ростов-на-Дону., Феникс. 2002. - 376 с.

42. Иванов А.А. Договор финансовой аренды (лизинга): Учеб. - практ. пособие. [Текст] - М., Проспект. 2007. - 304 с.

43. Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву [Текст] - М., Статут. 2000. - 704 с.

44. Истомин С.И. Субъектный состав в правоотношениях при перемещении товаров по лизингу [Текст] // Юридический мир. - 2007. - № 10. - С. 19.

45. Кабатова Е. Закон далек от совершенства, но он - закон [Текст] // Закон. - 1998. - № 8. - С.22-25.

46. Кабатова Е.В. Лизинг: правовое регулирование, практика. [Текст] - М., Инфра-М. 2007. - 406 с.

47. Козлова Н.М. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. [Текст] - М., Волтерс Клувер. 2008. - 218 с.

48. Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. [Текст] - М., Волтерс Клувер. 2005. - 516 с.

49. Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР [Текст] / Под ред. Флейшиц Е.А., Иоффе О.С. - М., Юридическая литература. 1970. - 672 с.

50. Комментарий к Федеральному закону "О финансовой аренде (лизинге)" [Текст] / Под ред. Коршунова Н.М. - М., Норма. 2008. - 246 с.

51. Коммерческое право: Учебник [Текст] / Под ред. Попондопуло В.Ф., Яковлевой В.Ф. - М., Юристъ. 2008. - 764 с.

52. Коннова Т.А. Договор финансовой аренды (лизинга) [Текст] // Законодательство. - 2008. - № 10. - С.16.

53. Королев С. Лизинговый договор, права и обязанности сторон [Текст] // ЭЖ-Юрист. - 2006. - № 35. - С.2.

54. Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада. [Текст] - М., БЕК. 1992. - 678 с.

55. Лисименко И.Г. Договор лизинга в Российском гражданском праве. [Текст] - М., Скиф. 2008. - 430 с.

56. Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч.1. [Текст] - М., Статут. 2003. - 678 с.

57. Мельников В.С. Лизинговые сделки [Текст] // Современное право. - 2008. - № 5. - С.15-16.

58. Нигаматзянов Т.Т. Существенные условия договора лизинга [Текст] // Право и экономика. - 2007. - № 7. - С.27.

59. Николюкин С.В. Коммерческая аренда в международном обороте: специфика и практика разрешения споров [Текст] // Налоги (газета). - 2008. - № 36. - С.10.

60. Павлодский Е.А. Банковский лизинг [Текст] // Законодательство и экономика. - 2008. - № 6. - С.12.

61. Решетник И.А. Гражданско-правовое регулирование лизинга в Российской Федерации [Текст] - М., Норма. 2003. - 308 с.

62. Романец Ю.В. Договоры, направленные на передачу имущества во временное пользование [Текст] // Законодательство. - 2006. - № 7. - С.21.

63. Романсу Ю.В. Договоры, направленные на передачу имущества во временное пользование [Текст] // Законность. - 2008. - № 7. - С.31.

64. Сарбаш С.В. Обеспечительная передача правового титула [Текст] // Вестник гражданского права. - 2008. - № 1. - С.25.

65. Сидорова В., Байкова Т. Экономико-правовые проблемы российского лизинга [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. - 2006. - № 2. - С.26.

66. Слесаренко Е.В. Общая характеристика договора лизинга по праву России и США [Текст] // Право и политика. - 2007. - № 7. - С.25.

67. Стародубова Л.В. Ответственность сторон по договору финансовой аренды [Текст] // Законы России: опыт, анализ, практика. - 2007. - № 2. - С.26.

68. Сусанин К.Г. Самые выгодные сделки: лизинг, бартер, товарообмен с зарубежными партнерами. [Текст] - М., Юридическая литература. 1992. - 376 с.

69. Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. [Текст] - Саратов., Саратовский университет. 1973. - 478 с.

70. Федоренко Н.В., Пипник Т.Д. О некоторых проблемах правового регулирования лизинга [Текст] // Законодательство. - 2008. - № 8. - С.17.

71. Харитонова Ю.С. Договор лизинга. [Текст] - М., Юрайт. 2008. - 376 с.

72. Хизириева Д.И. Риски в договоре финансовой аренды (лизинга) и способы их минимизации [Текст] // Право и экономика. - 2008. - № 5. - С.36.

73. Хохлов В.А. Ответственность и позитивное регулирование [Текст] // Гражданское право. - 2008. - № 3. - С. 19.

74. Шаталов С. Основные и организационные отношения в лизинге [Текст] // Налоги (газета). - 2006. - № 48. - С.11.

75. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права: в 2-х т. Т.1. [Текст] - М., Статут. 2003. - 678 с.

76. Щербакова Е.Б. Актуальные вопросы налогообложения лизинговой сделки [Текст] // Административное и муниципальное право. - 2008. - № 9. - С.22.

77. Эрделевский A. M. Новое в законодательстве о лизинге [Текст] // Законодательство. - 2002. - № 6. - С.15-20.

78. Югай О.Д. Нарушение лизингополучателем договора финансовой аренды [Текст] // Юрист. - 2006. - № 2. - С.34.

Материалы юридической практики

79. О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 13, Пленума ВАС РФ № 14, от 08.10.1998 г.] // Вестник ВАС РФ. - 1998. - № 12. - С.34.

80. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ № 6/8, от 01.07.1996 г.] // Вестник ВАС РФ. - 1996. - № 9. - С.43.

81. О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав [Текст]: [Постановление Пленума ВАС РФ № 8, от 25.02.1998 г.] // Вестник ВАС РФ. - 1998. - № 10. - С.45.

82. Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой [Текст]: [Информационное Письмо Президиума ВАС РФ № 66, от 11.01.2002 г.] // Вестник ВАС РФ. - 2002. - № 3. - С.43.

83. Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав [Текст]: [Информационное Письмо Президиума ВАС РФ № 13, от 28.04.1997 г.] // Вестник ВАС РФ. - 1997. - № 7. - С.36.

84. Постановление ФАС Поволжского округа от 03.07.2008 г. № А55-18391/08 // Вестник ВАС РФ. - 2008. - № 12. - С.71.

85. Постановление ФАС Поволжского округа от 12.06.2008 г. № А55-12792/07 // Вестник ВАС РФ. - 2008. - № 11. - С.63.

86. Постановление ФАС Поволжского округа от 03.03.2008 г. № А55-13401/07 // Вестник ВАС РФ. - 2008. - № 8. - С.55.

87. Постановление ФАС Поволжского округа от 17 января 2008 г. по делу № А55-468001/07 // Вестник ВАС РФ. - 2008. -№ 6. - С.49.

88. Постановление ФАС Поволжского округа от 26.08.2007 г. № А55-12939/07 // Вестник ВАС РФ. - 2008. - № 1. - С.59.


[1] Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада. [Текст] – М., БЕК. 1992. – С. 259.

[2] Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник [Текст] / Под. ред. Васильева Е.А – М., Международные отношения. 1992. – С. 341.

[3] Бутенина Н.В. 60-лет ленд-лизу [Текст] // Эксперт. Приложение Оборудование: рынок, предложение, цены. – 2001. – № 4. – С. 37; Громыко А.А.Внешняя экспансия капитала. История и современность. [Текст] – М., Наука. 1982. – С. 77.

[4] Сусанин К.Г.Самые выгодные сделки: лизинг, бартер, товарообмен с зарубежными партнерами. [Текст] – М., Юридическая литература. 1992. – С. 52.

[5] Ведомости ВС СССР. - 1961. - № 50. - Ст. 526. В настоящее время документ утратил силу.

[6] Ведомости ВС РСФСР. - 1964. - № 24. - Ст. 406. В настоящее время документ утратил силу.

[7] Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 32. - Ст. 4040.

[8] Джуха В.М. Лизинг. [Текст] – Ростов-на-Дону., Феникс. 2002. – С. 47.

[9] Ведомости ВС РСФСР. - 1989. - №25. - Ст. 481. В настоящее время документ утратил силу.

[10] Газман В.Д.Финансовый лизинг. Учебное пособие. [Текст] – М., Юрайт. 2006. – С. 285-286; Банковское дело. Учебник [Текст] / Под ред. Лаврушина С.И. – М., Финансы и статистика. 2007. – С. 398-401.

[11] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

[12] Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 39. - Ст. 4857. В настоящее время документ утратил силу.

[13] Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 7. - Ст. 648. В настоящее время документ силу.

[14] Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 33 (Ч. 1). - Ст. 3430.

[15] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 25.12.1996 г., по состоянию на 14.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

[16] О финансовой аренде (лизинге) [Текст]: [Федеральный закон № 164-ФЗ, принят 29.10.1998 г., по состоянию на 26.07.2006] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 44. – Ст. 5394.

[17] О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге [Текст]: [Федеральный закон № 16-ФЗ, от 08.02.1998 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 7. – Ст.787.

[18] Витрянский В.В. Договор аренды и его виды. [Текст] – М., Статут. 2000. – С. 248-254; Кабатова Е.Закон далек от совершенства, но он – закон [Текст] // Закон. – 1998. – № 8. – С. 22-25.

[19] Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 5. - Ст.376.

[20] Бакланов Г.Новое в законодательстве о лизинг [Текст] // Нотариальный вестник. – 2002. – №4. – С. 21-22; Эрделевский A.M.Новое в законодательстве о лизинге [Текст] // Законодательство. – 2002. – № 6. – С. 15-20.

[21] Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 22. - Ст. 2463. В настоящее время нормативный акт утратил силу.

[22] Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 27. - Ст. 2591. В настоящее время нормативный акт утратил силу.

[23] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о передаче имущества [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 410.

[24] Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 23. - Ст. 4040.

[25] Федоренко Н.В., Пипник Т.Д. О некоторых проблемах правового регулирования лизинга [Текст] // Законодательство. – 2008. – № 8. – С. 17.

[26] О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О лизинге" [Текст]: [Федеральный закон № 10-ФЗ, принят 29.01.2002 г., по состоянию на 18.07.2005] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 5. – Ст. 376.

[27] Витрянский В.В.Указ. соч. – С. 255.

[28] Королев С. Лизинговый договор, права и обязанности сторон [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2006. – № 35. – С. 2; Павлодский Е.А.Банковский лизинг [Текст] // Законодательство и экономика. – 2008. – № 6. – С. 12.

[29] Постановление ФАС Поволжского округа от 03.07.2008 г. № А55-18391/08 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 12. – С. 71.

[30] Востоков В. Финансовая аренда. Что нужно знать при заключении лизинговой сделки? [Текст] // Бизнес-адвокат. – 2008. – № 13. – С. 11.

[31] Сарбаш С.В. Обеспечительная передача правового титула [Текст] // Вестник гражданского права. – 2008. – № 1. – С. 25.

[32] Баев А.А., Раймак Дж.М.Аренда как основание возникновения права собственности [Текст] // Теория и практика гражданско-правового регулирования. Межвуз. сб. науч. трудов. – М., Статут. 2005. – С. 68.

[33] Громов С.А. Предмет лизинга в гражданском обороте [Текст] // Объекты гражданского оборота: Сборник статей / Отв. ред. Рожкова М.А. – М., Статут. 2007. – С. 344.

[34] Стародубова Л.В. Ответственность сторон по договору финансовой аренды [Текст] // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2007. – № 2. – С. 26.

[35] Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т.1. [Текст] / Отв. ред. Суханов Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 333-342; Гражданское право. Учебник. Часть 1. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2008. – С. 243-247.

[36] Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР [Текст] / Под ред. Флейшиц Е.А., Иоффе О.С. – М., Юридическая литература. 1970. – С. 256.

[37] Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник [Текст] / Под. ред. Васильева Е.А – М., Международные отношения. 1992. – С. 341.

[38] Гражданское право. Ч. 2. Учебник. Обязательственное право [Текст] / Под ред. Залесского В.В. – М., Норма. 2004. – С. 175.

[39] Коммерческое право: Учебник [Текст] / Под ред. Попондопуло В.Ф., Яковлевой В.Ф. – М., Юристъ. 2008. – С.282.

[40] Решетник И.А. Гражданско-правовое регулирование лизинга в Российской Федерации [Текст] – М., Норма. 2003. – С. 9.

[41] Гражданское право: Учебник. Часть 2 [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2008. – С. 195-196.

[42] Кабатова Е.В. Лизинг: правовое регулирование, практика. [Текст] – М., Инфра-М. 2007. – С. 31.

[43] Коннова Т.А.Договор финансовой аренды (лизинга) [Текст] // Законодательство. – 2008. – № 10. – С. 16.

[44] Козлова Н.М.Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 25.

[45] Витрянский В.В.Указ. соч. - С. 291.

[46] Васильева Е. Кто отвечает за передачу предмета лизинга? [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 12. – С. 6.

[47] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель [Текст] / Под ред. Козырь О.М., Маковского А.Л., Хохлова С.А. – М., МЦФЭР. 1998. – С. 347.

[48] Гражданское право. Часть вторая: учебник [Текст] / Отв. ред. Мозолин В.П. – М., Юристъ. 2008. – С. 196.

[49] Иванов А.А. Договор финансовой аренды (лизинга): Учеб.-практ. пособие. [Текст] – М., Проспект. 2007. – С.194-195; Романец Ю.В.Договоры, направленные на передачу имущества во временное пользование [Текст] // Законодательство. – 2006. – № 7. – С. 21.

[50] Абдульмянов И.М. Правовая природа договора лизинга [Текст] // Право и политика. – 2006. – № 6. – С. 14.

[51] Слесаренко Е.В. Общая характеристика договора лизинга по праву России и США [Текст] // Право и политика. – 2007. – № 7. – С. 25.

[52] Батяев А.А., Бобкова О.В. 1001 договор на все случаи бизнеса [Текст] – М., ООО "ИД "Равновесие". 2008. – С.98.

[53] Мейер Д.И.Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 1. [Текст] – М., Статут. 2003. – С. 161.

[54] Витрянский В.В. Договор аренды и его виды. [Текст] – М., Статут. 2000. – С. 84-85.

[55] Голенков А.В. Схемы возможных лизинговых отношений в предпринимательской деятельности [Текст] // Юрист. – 2008. – № 11. – С. 24.

[56] Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 44. – Ст. 5394.

[57] Горемыкин В.А.Основы технологии лизинговых операций: Учеб. пособие. [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2007. – С. 57.

[58] Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т.1. [Текст] / Отв. ред. Суханов Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 90; Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. [Текст] – М., Статут. 2000. – С. 38.

[59] Нигаматзянов Т.Т. Существенные условия договора лизинга [Текст] // Право и экономика. – 2007. – № 7. – С.27.

[60] Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 32. – Ст. 4040.

[61] Мельников В.С. Лизинговые сделки [Текст] // Современное право. – 2008. – № 5. – С. 15-16.

[62] Хизириева Д.И. Риски в договоре финансовой аренды (лизинга) и способы их минимизации [Текст] // Право и экономика. – 2008. – № 5. – С. 36.

[63] Постановление ФАС Поволжского округа от 03.03.2008 г. № А55-13401/07 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 8. – С. 55.

[64] Истомин С.И. Субъектный состав в правоотношениях при перемещении товаров по лизингу [Текст] // Юридический мир. – 2007. – № 10. – С. 19.

[65] Аренда. Лизинг [Текст] / Под ред. Абашина A.M., Талье И.К. – М., Юнити. 2008. – С. 80.

[66] Витрянский В.В.Договор аренды и его виды: прокат, фрахтование на время, аренда зданий, сооружений и предприятий, лизинг. [Текст] – М., Статут. 2001. – С. 264.

[67] Югай О.Д. Нарушение лизингополучателем договора финансовой аренды [Текст] // Юрист. – 2006. – № 2. – С.34.

[68] Постановление ФАС Поволжского округа от 12.06.2008 г. № А55-12792/07 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 11. – С. 63.

[69] Комментарий к Федеральному закону «О финансовой аренде (лизинге)» [Текст] / Под ред. Коршунова Н.М. – М., Норма. 2008. – С. 74.

[70] Витрянский В.В. Договор аренды и его виды: прокат, фрахтование на время, аренда зданий, сооружений и предприятий, лизинг. [Текст] – М., Статут. 2001. –С. 264.

[71] Харитонова Ю.С. Договор лизинга. [Текст] – М., Юрайт. 2008. –С. 167.

[72] Комментарий к Федеральному закону «О финансовой аренде (лизинге)» [Текст] / Под ред. Коршунова Н.М. – М., Норма. 2008. – С. 76.

[73] Лисименко И.Г. Договор лизинга в Российском гражданском праве. [Текст] – М., Скиф. 2008. – С. 76.

[74] Лисименко И.Г. Указ. соч. – С. 78.

[75] Кабатова Е.В. Лизинг: правовое регулирование, практика. [Текст] – М., Инфра-М. 2007. – С. 95.

[76] Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону Российской Федерации "О финансовой аренде (лизинге)" (постатейный) [Текст] – М., ЗАО Юстицинформ. 2008. – С. 73.

[77] Постановление ФАС Поволжского округа от 26.08.2007 г. № А55-12939/07 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 1. – С. 59.

[78] Гражданское право: Учебник. Часть 2 [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2008. – С. 161-162.

[79] Постановление ФАС Поволжского округа от 17 января 2008 г. по делу № А55-468001/07 // Вестник ВАС РФ. – 2008. –№ 6. – С. 49.

[80] Шаталов С. Основные и организационные отношения в лизинге [Текст] // Налоги (газета). – 2006. – № 48. – С.11.

[81] Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой [Текст]: [Информационное Письмо Президиума ВАС РФ № 66, от 11.01.2002 г.] // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 3. – С. 43.

[82] Щербакова Е.Б. Актуальные вопросы налогообложения лизинговой сделки [Текст] // Административное и муниципальное право. – 2008. – № 9. – С. 22.

[83] Комментарий к Федеральному закону «О финансовой аренде (лизинге)» [Текст] / Под ред. Коршунова Н.М. – М., Норма. 2008. – С. 78.

[84] Николюкин С.В. Коммерческая аренда в международном обороте: специфика и практика разрешения споров [Текст] // Налоги (газета). – 2008. – № 36. – С. 10.

[85] Витрянский В.В.Указ. соч. – С. 267-268.

[86] Егорова П.В., Курило В.В. Некоторые аспекты правового регулирования договора лизинга [Текст].//Юрист.-2000.-№ 2.- С.11.

[87] Гражданское право. Том 2. [Текст].Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 2003. - С. 236.

[88] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 апреля 2006 г. по делу № 9208/06 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- № 4.- С.66.

[89] Постановление ФАС Поволжского округа от 11 апреля 2006 г. № Ф03-А55/060-1/467 [Текст] //Вестник ВАС РФ.- №6.-С.56.

[90] Постановление ФАС Поволжского округа от 1 октября 2005 г. по делу № А55-8891/05 [Текст]// Вестник ВАС РФ.- № 5.- С.35.

[91] Комментарий к Федеральному закону "О финансовой аренде (лизинге)" [Текст]./ Под ред. Н.М. Коршунова. М., 2003.

[92] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный) [Текст]. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Изд-во "Проспект", 2003. - С. 252.

[93] Комментарий к Федеральному закону "О финансовой аренде (лизинге)" [Текст]. / Под ред. Н.М. Коршунова. М., Юринформ, 2003. – С.34.

[94] Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 44. - Ст. 5394.

[95] Хохлов В.А. Ответственность и позитивное регулирование [Текст] // Гражданское право. – 2008. – № 3. – С.19.

[96] Алексеев С.С.Проблемы теории права. Т. 1. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 371.

[97] Тархов В.А.Ответственность по советскому гражданскому праву. [Текст] – Саратов., Саратовский университет. 1973. – С. 8-11.

[98] Братусь С.Н.Юридическая ответственность и законность. [Текст] – М., Юридическая литература. 1976. – С.83.

[99] Грибанов В.П.Осуществление и защита гражданских прав. [Текст] – М., Статут. 2000. – С. 143.

[100] Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т.1. [Текст] / Отв. ред. Суханов Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 429-431.

[101] Комаров А.С.Ответственность в коммерческом обороте. [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2005. – С.76-84.

[102] Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 32. – Ст. 4040.

[103] Сидорова В., Байкова Т. Экономико-правовые проблемы российского лизинга [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. – 2006. – № 2. – С. 26.

[104] Пункт 6 О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 13, Пленума ВАС РФ № 14, от 08.10.1998 г.] // Вестник ВАС РФ. – 1998. – № 12. – С. 34.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:44:10 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:15:33 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Правовая природа финансовой аренды (лизинга)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151171)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru