Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Право собственности супругов в части законного и договорного режима их имущества

Название: Право собственности супругов в части законного и договорного режима их имущества
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 18:30:03 29 июля 2010 Похожие работы
Просмотров: 2970 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПРАВООТНОШЕНИЯ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И МЕСТО В СИСТЕМЕ ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

1.1 Историческое развитие правового регулирования отношений собственности между супругами в России

1.2 Структура правоотношений собственности супругов

ГЛАВА 2. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ В ЧАСТИ ЗАКОННОГО РЕЖИМА ИХ ИМУЩЕСТВА

2.1 Основание и условия возникновения общности и объем прав супругов на общее имущество

2.2 Момент отнесения имущества к общему и состав общего и раздельного имущества супругов

2.3 Содержание права собственности супругов на их имущество

ГЛАВА 3. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ В ЧАСТИ ДОГОВОРНОГО РЕЖИМА ИХ ИМУЩЕСТВА

3.1. Правовая природа брачного договора

3.2. Содержание брачного договора применительно к отношениям супружеской собственности

3.3. Действие брачного договора и условия его действительности

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Вопросы правового регулирования имущественных отношений в семье и в первую очередь в браке как основе семейного союза всегда актуальны. Развитие общества непрерывно; соответственно и взгляды на права и обязанности супругов не остаются неизменными.

Если брак, несомненно, является основой семьи, то собственность, столь же бесспорно, составляет экономическую основу общества. В этой связи одним из наиболее важных аспектов супружеских имущественных правоотношений являются правоотношения собственности супругов. Последнее время характеризуется значительными изменениями, которые произошли в правовом регулировании отношений по поводу принадлежащего супругам имущества. Современный уровень развития российского общества, существование рыночных отношений, интеграция в международное сообщество потребовали коренного изменения отечественного законодательства, в том числе брачно-семейного. Это нашло отражение в принятии 8 декабря 1995 г. нового Семейного кодекса РФ, положения которого впервые в истории России легально закрепляют понятие режима имущества супругов и наряду с законным вводят также договорный режим.

Однако Семейный кодекс оставляет нерешенными многие проблемы и даже порождает новые. Это связано с качественным изменением уровня жизни граждан, появлением в составе их имущества объектов высокой ценности и социальной значимости, расширением круга объектов права супружеской собственности за счет ряда нетрадиционных объектов правоотношений, повышением удельного веса и роли нематериальных объектов правоотношений. И законодательство, и правоприменительная практика нуждаются в совершенствовании. А для этого требуется обновление теоретической базы. Ведь совершенствование правового регулирования должно осуществляться в соответствии с правовой природой правоотношений собственности супругов.

Различные вопросы правоотношений собственности супругов: отнесения того или иного их имущества к общему или раздельному, осуществления супругами прав на имущество, раздела общего супружеского имущества, применения к этим отношениям гражданского и семейного законодательства рассматривались в отечественной литературе разных

Степень научной разработанности темы. Исследованиями права собственности супругов занимались такие авторы как Андреева Л.А., Антокольская М.В., Бондов С.Н., Белякова А.М., Брагинский М.И., Витрянский В.В., Ворожейкин Е.М., Граве К.А., Ершова Н.М., Жилинкова И.В., Загоровский А.И., Звенигородская Н.Ф., Иванников А.И., Игнатенко А.А., Кабышев О.А., Качур Н.Ф., Малкин О.Ю., Максимович Л.Б., Малютина А.В., Медведев О.М., Мыскин А.В., Невзгодина Е.Л., Нечаева А.М., Низамиева О.Н., Никитина В.П., Палий Т.В., Покровский И.А., Рабинович Н.В., Рясенцев В.А., Свердлов Г.М., Скрыпников Н.Н., Слепакова А.В., Сосипатрова Н.Е., Степанян Ш.У., Цатурова М.К., Чашин А.Н., Чефранова Е.А., Шабалина О.В., Шелютто М.Л., Шершеневич Г.Ф., Юрчук О.Ф. и другие.

Вместе с тем в российской правовой науке до сих пор отсутствовала комплексная характеристика правоотношений собственности супругов, определяющая их субъектный состав и место в системе правовых отношений, что позволило бы в соответствии с их правовой природой усовершенствовать законодательное регулирование отношений по поводу супружеского имущества и правоприменительную практику по соответствующим делам. Теория брачного правоотношения, разработанная в отечественной юридической науке, базируется только на советском законодательстве, в результате чего не отвечает современному пониманию отношений по поводу имущества супругов. Но и те ученые, которые рассматривают имущественные отношения супругов вне рамок единого брачного правоотношения, одни - как предмет гражданского, другие - как предмет семейного права.

Целью дипломного исследования является изучение традиционных положений о законном режиме имущества супругов, новелл семейного законодательства о брачном договоре и, выявление пробелов в законодательстве при решении проблемы имущественных отношений между супругами.

Исходя из названных целей, определены следующие основные задачи дипломного исследования:

· обобщение исторического материала по проблеме имущественных отношений супругов;

· анализ российского гражданского и семейного законодательства, а также, практики применения норм о правовом режиме собственности супругов;

· комплексное изучение основных теоретических и практических вопросов механизма реализации норм о разделе имущества супругов и расторжении брачного договора.

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения, возникающие в области имущественных прав и интересов супругов, регулирующих правовой режим имущества супругов.

В прямой зависимости от объекта находится предмет исследования , который составляют:

· нормы гражданского и семейного законодательства, предусматривающий право собственности супругов;

· практика реализации норм, предусматривающей режим собственности супругов;

· тенденции совершенствования гражданского и семейного законодательства.

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Нормативную базу работы составили: Конституция РФ, гражданское и семейное законодательство РФ, гражданское и семейное законодательство РСФСР, проанализировано также законодательство дореволюционной России, материалы судебной практики.

В ходе выполнения дипломной работы проведено исследование норм различных отраслей права, изучена законодательная база разных уровней с использованием последних изменений. Помимо нормативных документов использовались публикации в периодических изданиях, а также материалы судебной практики по Самарской области.

Теоретической основой исследования явились научные труды отечественных ученых в области гражданского права, семейного права, а также иные литературные источники и материалы периодической печати, относящиеся к проблемам дипломной работы, в той мере, в какой они были необходимы для возможно более полного освещения вопросов избранной темы.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя восемь параграфов, заключения и библиографического списка.

ГЛАВА 1. ПРАВООТНОШЕНИЯ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И МЕСТО В СИСТЕМЕ ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

1.1 Историческое развитие правового регулирования отношений собственности между супругами в России

В нашей стране правовое регулирование отношений собственности между супругами неоднократно изменялось на протяжении отечественной истории. Поэтому представляется целесообразным изучение истории развития института правового регулирования отношений собственности между супругами в отечественном правопорядке.

Уже в одном из древнейших русских законодательных актов - Русской Правде - содержатся нормы, регулирующие отношения супругов по поводу принадлежащего им имущества. Этот законодательный памятник свидетельствует о том, что жена на Руси имела свое отдельное имущество. По Русской Правде муж отвечал за свой долг самолично, без привлечения имущества жены. Таким образом, не все обязательства считались общими. Сделать вывод об обособленности имущества жены позволяет и другой памятник русского права - Вопрошание Кириково, где среди законных поводов к разводу названа растрата мужем имущества жены. Споры об имуществе между мужем и женой Устав Владимира Святого относил к ведению церковного суда[1] . Установление порядка разрешения споров между супругами об имуществе также позволяет сделать вывод, что муж не являлся единственным собственником супружеского имущества[2] .

Упоминания о приданом, т.е. об имуществе, которое молодая жена приносила в дом мужа, встречаются уже в Русской Правде. Согласно положениям этого документа отец или братья обязаны были выдать девушку замуж, наделив ее приданым[3] .

Вместе с тем по общему правилу в Киевской Руси жена оставалась собственницей своего имущества, в том числе, очевидно, приданого. Более того, представляется, что упомянутым в законодательных памятниках той эпохи отдельным имуществом жены, которое нельзя было привлекать к ответственности по долгам мужа и которое мужу запрещалось растрачивать, являлось в первую очередь ее приданое. Ибо трудно вообразить, чтобы в те времена замужняя женщина независимо от мужа занималась приносящей доходы деятельностью. Следовательно, помимо приданого ее собственным достоянием могло быть только переданное ей в дар или по наследству, что для того исторического периода также довольно редко: как известно, наделение приданым было, по сути дела, передачей девушке части родительского имущества с целью обеспечения ее жизни в браке.

В Московский период русской истории взгляд на приданое как на "неприкосновенное для мужа имущество"[4] изменился. Приданое становится общесемейной собственностью с правом мужа на преимущественное распоряжение[5] . Разумеется, изменение правового режима приданого, а также другого имущества, происходило постепенно. Так, еще в начале XVI в. жена владела земельной собственностью независимо от мужа. С середины XVI в. начался процесс лишения супруги прав владения и распоряжения собственностью[6] .

Следует отметить, что в тематической группе терминов брачного права русского языка XV - XVII вв. важное место занимает лексико-семантическая группа слов, обозначающих объекты правоотношений, в том числе подгруппа номинации приданого, называемого в северно-русских памятниках письменности также "крута" или "скрута". Приданое было ключевым термином[7] . Вопрос о приданом в XVI - XVII вв. решался при подготовке к венчанию, на стадии обручения[8] . Приданое надо было оформить до женитьбы, в противном случае менялся объем прав: муж распоряжался приданым только в течение жизни жены, после же ее смерти приданое возвращалось ее родственникам. Правда, как будет видно из изложенного далее, такая же судьба приданого на случай смерти могла быть установлена договором и при оформлении приданого до вступления в брак. В случае отсутствия договорных условий о судьбе приданого, оформленного до бракосочетания, оно по прекращении брака смертью жены оставалось у мужа, от которого поступало общим их детям; если же жена умирала бездетной, то приданое возвращалось в ее род к тем лицам, которые дали за ней приданое, или к их наследникам.

Русскому праву издревле известны брачные договоры. Исторически одним из первых видов брачных договоров на Руси, как и в других европейских странах, был договор о приданом. Обычное право Древней и Московской Руси предусматривает целый ряд договоров, призванных урегулировать имущественные отношения будущих супругов, а также других членов семьи, поскольку молодые, как правило, не жили самостоятельно, и с изменением состава семьи (обычно семьи мужа, приводившего жену в отчий дом) менялся набор прав и обязанностей в доме. Обычно сразу же после церемонии сватовства заключались следующие договоры:

1) договор о приданом, в котором указывалось, сколько и какого "имения" вносят родители невесты в пользу ее новой семьи, определялась судьба приданого на случай смерти жены или мужа (тогда, как правило, свекор или деверь возвращали невестке ее платье и часть денег);

2) договор о "кладке" (или "столовых деньгах") - так именовался взнос со стороны жениха;

3) предбрачный договор о наследовании.

Если молодые намеревались жить в доме у родителей жены, тесть и теща также заключали договор об имуществе с зятем[9] .

Наиболее распространенной формой брачного договора была рядная запись: отец невесты рядился (уговаривался) со своим будущим зятем относительно условий свадьбы, и главнейшие условия этого ряда заносились в письменное обязательство и удостоверялись свидетелями. Этот документ часто содержал условия и о приданом, и о взносе со стороны жениха, и о наследовании, т.е. объединял вышеупомянутые договоры.

Применительно к допетровской России можно следующим образом охарактеризовать правоотношения по поводу имущества супругов.

Имущественные права и обязанности не только не отделены от личных, но, напротив, тесно с ними связаны. Так, брачный договор (совершаемый обычно в форме рядной записи) устанавливает одновременно личные и имущественные права и обязанности сторон - обязательства о заключении брака и обязательства по приданому.

Поскольку брак рассматривается как пожизненный и в принципе нерасторжимый союз, четко не определяются правомочия супругов по владению, пользованию и распоряжению их имуществом во время брака (за исключением указанных выше ограничений свободного распоряжения приданым). Права и обязанности в отношении супружеского имущества устанавливаются главным образом при вступлении в брак (обязанность дать за дочерью или сестрой приданое) и на случай прекращения брака (например, возврат приданого).

В Петровский период трансформируется взгляд на положение замужней женщины. Вместе с распространением в дворянской среде европейских обычаев, в частности куртуазного культа дамы, исчезают некоторые ограничения прав замужних женщин. С 1714 г. приданое становится собственностью жены, которой она может пользоваться без участия мужа. Законодатель в XVIII в. вернул жене полные права по распоряжению своим приданым. Указ 1715 г. давал жене право свободно продавать и закладывать свои вотчины без согласия мужа[10] .

С этих пор по дореволюционным российским законам правоотношения собственности супругов были построены на началах раздельности. Согласно ст. 109 Свода законов гражданских браком не составляется общего владения в имуществе супругов; каждый из них может иметь и вновь приобретать отдельную свою собственность[11] .

Следствием раздельности являлось право каждого из супругов самостоятельно распоряжаться своим имуществом. "Супругам дозволяется продавать, закладывать и иначе распоряжаться собственным своим имением прямо от своего имени, независимо друг от друга и не испрашивая на то взаимно ни дозволительных, ни верящих писем" (ст. 114)[12] .

Следует отметить, что, несмотря на режим раздельности, ст. 106 Свода законов гражданских признавала за женой, исполнявшей свои супружеские обязанности и проживавшей в супружеском доме, право на получение содержания от мужа в соответствии с его возможностями и сообразно его состоянию[13] .

Вследствие раздельности имущества супругов ни один из них не отвечал по обязательствам другого. При этом законы Российской империи закрепляли реальные гарантии прав кредиторов супругов. В то же время при обращении взыскания на имущество защищались интересы супруга, не являющегося должником.

Во-первых, законодатель признавал, что ввиду близости супругов и совместного ведения ими хозяйства большая часть движимого имущества в супружеском доме, т.е. обстановка, является общей, ведь супруги владеют и пользуются ею сообща. Поэтому супруг, не являющийся должником, имеет право на часть этого имущества. Исходя из этого, при составлении описи в нее включались половина мебели, находившейся "в доме общего мужа и жены жительства", половина служащей в хозяйстве посуды и столового серебра, хотя бы все оно было означено одним гербом или именем мужа, половина экипажей, лошадей и упряжи. Правда, позднее норма о включении в опись половины всех предметов обстановки и обихода была заменена предписанием при взыскании с одного из супругов подвергать описи и продаже всю находящуюся в супружеской квартире движимость, кроме платья и белья другого супруга. Закон устанавливал предположение, что все имущество принадлежит тому супругу, с которого производится взыскание, пока и насколько не будет доказано противное. Вещи, в отношении которых супруг-недолжник мог представить доказательства, что они принадлежат ему, оставались его "неприкосновенным достоянием". Не требовалось доказывать лишь принадлежность платья и белья.

Во-вторых, если один супруг объявлялся несостоятельным и над его имуществом открывался конкурс, отдельные сделки, совершенные этим супругом в последние десять лет в отношении другого супруга, могли быть признаны ничтожными. Речь идет прежде всего об имуществе, перешедшем дарственным путем от несостоятельного должника к его супругу в течение последних десяти лет перед конкурсом. Тогда "подаренные имения" или их стоимость (если одаренным супругом они уже были отчуждены) включались в конкурсную массу. Относительно вещей, находящихся в общей квартире, закон устанавливал правило, по которому обязанность доказывания их принадлежности лежит не на конкурсном управлении, а на супруге. Если вещи приобретены у супруга-должника другим супругом возмездно, закон возлагал на второго обязанность доказать, что приобретение было сделано не на деньги, полученные от первого[14] .

В-третьих, казенное взыскание с умершего чиновника обращалось на пенсию, получаемую его вдовою, потому что она получала пенсию за службу мужа, а не в виде дохода от принадлежащего ей имущества[15] .

Кодекс законов РСФСР об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве 1918 г.[16] (далее - КЗАГС) сохранил принцип раздельности супружеской собственности. Согласно ст. 105 брак не создает общности имущества супругов. Считалось, что таким образом брачно-семейные отношения были расчищены от подчинения женщины[17] . Это должно было укрепить самостоятельность женщины в семье[18] . КЗАГС - первый советский кодекс - проводил принцип раздельности имущества супругов, имея перед собой многочисленные примеры порабощения женщины за рубежом при помощи системы общности имущества. Система раздельности, освобожденная от того характера, который она имела в царской России из-за подчинения личности жены мужу, в полной мере соответствовала началу самостоятельности женщины, провозглашенному в советском праве. Женщина, вступая в брак, сохраняла независимость от мужа как в личных, так и в имущественных отношениях, имела полную свободу в распоряжении своим имуществом - и добрачным, и нажитым во время брака[19] . Но, поскольку Советская власть официально провозгласила равноправие мужчины и женщины, право Советской России в отличие от права Российской империи не возлагало на мужа обязанность содержать жену. Право на получение содержания, согласно КЗАГС, имел только нетрудоспособный и нуждающийся супруг (независимо от пола). Таким образом, была нарушена российская система имущественных отношений между супругами, защищавшая интересы замужней женщины, обычно занимавшейся домашним хозяйством и не имевшей собственного заработка. Тем более что после революции трудовой заработок становится практически единственным источником доходов любой семьи, так как стало невозможно получать доходы с поместий, капиталов и т.п. Поэтому, как отмечено в литературе, женщина в ряде случаев оказывалась обездоленной. При прекращении брака, разводом ли, смертью ли мужа, она ни на что претендовать не могла. Имущество, нажитое во время брака, сохраненное благодаря попечению жены, оказывалось единоличной собственностью мужа, и труд, вложенный женщиной в домашнее хозяйство, при определении дальнейшей судьбы имущества во внимание не принимался[20] . И это при том, что основной задачей правовой регламентации имущественных отношений супругов было объявлено обеспечение равноправия супругов в данной области, исключение возможности экономической зависимости одного супруга от другого, главным образом жены от мужа, т.е. раскрепощение женщины[21] .

Поэтому происходит постепенное изменение характера правового регулирования отношений собственности супругов. С целью охраны интересов женщин, занятых ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей (а таких женщин было большинство), сначала судебная практика, а потом и законодательство отошли от принципа раздельности имущества супругов[22] . НКЮ предписал толковать ст. 105 Кодекса как запрет для одного супруга посягать на имущество, составляющее определенную собственность другого; некоторые же предметы домашнего обихода, приобретенные совместным трудом во время продолжительной супружеской жизни, признавались общим достоянием[23] . Законодательство 20-х годов предписывало, что при расторжении брака на территории одной из автономных областей каждый из супругов сверх личного имеет право на получение половины имущества, нажитого совместно трудом супругов при условии брачного сожительства не менее года[24] . Пленум Верховного Суда РСФСР в 1925 г. указал, что в трудовой семье на все нажитое во время брака имущество оба супруга имеют равные права. И принятый в 1926 г. Кодекс законов о браке, семье и опеке РСФСР[25] , введенный в действие 1 января 1927 г., а затем и кодексы других союзных республик устанавливают общность нажитого в браке и раздельность добрачного имущества. Согласно ст. 10 КЗоБСО имущество, принадлежавшее супругам до вступления в брак, остается раздельным их имуществом; имущество, нажитое супругами в течение брака, считается общим имуществом супругов. Размер принадлежащей каждому супругу доли в случае спора определяется судом (ст. 10). Статья 13 КЗоБСО устанавливала, что супруги могут вступать между собой во все дозволенные законом имущественно-договорные отношения. Соглашения между супругами, направленные к умалению имущественных прав жены или мужа, недействительны и необязательны как для третьих лиц, так и для супругов, которым предоставляется в любой момент от исполнения их отказаться (ст. 13). Можно сказать, что с принятием КЗоБСО в России начался новый этап в развитии правоотношений собственности супругов. При этом КЗоБСО распространил режим супружеского имущества на собственность лиц, фактически состоящих в брачных отношениях, хотя бы и не зарегистрированных.

Институт брачного договора в советском праве отсутствовал. Поскольку данный институт отсутствовал и на большей части территории Российской империи, то решение Советской власти об окончательном исключении данного института из права России можно назвать последовательным продолжением политики российского государства в данной сфере общественных отношений.

КоБС, продолжая линию КЗоБСО, установил режим общей совместной собственности супругов на нажитое ими во время брака имущество и равные права супругов владеть, пользоваться и распоряжаться этим имуществом даже в том случае, если один из них был занят ведением домашнего хозяйства, уходом за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного заработка (ст. 20). При разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, их доли признаются равными; от принципа равенства долей суд может отступить в отдельных случаях, учитывая интересы несовершеннолетних детей или заслуживающие внимания интересы одного из супругов, например, увеличить долю одного из супругов, если другой супруг уклонялся от общественно полезного труда или расходовал общее имущество в ущерб интересам семьи (ст. 21). К личной собственности каждого из супругов КоБС относил имущество, принадлежавшее супругам до вступления в брак, полученное ими во время брака в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши (ст. 22).

Таким образом, в нашей стране был закреплен императивными нормами правовой режим общей совместной собственности на нажитое супругами во время брака имущество.

1.2 Структура правоотношений собственности супругов

Объектом правоотношений собственности супругов является имущество супругов, а в качестве субъектов выступают супруги и бывшие супруги, а также некоторые другие лица - кредиторы, члены семьи.

Правоотношения по поводу принадлежащего супругам имущества обладают рядом черт, характерных для вещных правоотношений.

Во-первых, указанные правоотношения оформляют непосредственное отношение супругов к имуществу, дающее им возможность использовать его в своих интересах без участия иных лиц.

Во-вторых, указанные правоотношения фиксируют статику имущественного положения супругов; в них за одним или обоими супругами закрепляется возможность непосредственного воздействия на различные виды имущества, в том числе возможность совершения сделок с ними[26] .

Именно отношения супругов по поводу имущества между собой в первую очередь являются предметом регулирования брачно-семейного законодательства и предметом рассмотрения в настоящей работе. Однако правоотношения собственности супругов как относительные обладают некоторыми особенностями, которые отличают их от других относительных правоотношений. Эти особенности заключаются в том, что права и обязанности супругов, как правило, не корреспондируют друг другу. В.А. Рясенцев называет такие правоотношения абсолютными с некоторыми признаками относительных правоотношений. Как абсолютные, они подлежат защите от любого постороннего лица, а относительный характер выражается в том, что каждый из супругов может требовать защиты своих имущественных прав от неправомерных действий другого супруга[27] .

Приведенное определение довольно точно отражает характер правоотношений собственности супругов. Однако представляется, что более правильно говорить о двойственной природе этих правоотношений, поскольку невозможно однозначно определить, являются ли они в большей мере абсолютными или же относительными. Как отмечено выше, основным предметом правового регулирования норм, посвященных имуществу супругов, являются отношения между самими супругами, а не их отношения с третьими лицами по поводу этого имущества. Поэтому было бы не вполне точно указывать на наличие в правоотношениях собственности супругов только "некоторых признаков" относительности. Вместе с тем, поскольку правоотношения собственности супругов, как уже отмечалось, сходны с вещными правоотношениями, нельзя умалять значение их абсолютного характера, присущего всем вещным правоотношениям[28] .

Основным содержанием правоотношений собственности супругов являются права и обязанности супругов по поводу принадлежащего им имущества, составляющие особенности владения, пользования и распоряжения супругами своим имуществом, иными словами, правовой режим имущества супругов[29] .

Таким образом, правовой режим имущества супругов можно определить как установленный порядок владения, пользования и распоряжения супругами своим имуществом, или же, в более общем виде, как порядок регулирования отношений, складывающихся по поводу имущества супругов, определяющий характер и объем их прав и обязанностей в отношении этого имущества.

В зависимости от источника, устанавливающего этот порядок, различают:

1) законный, или легальный, режим имущества супругов, при котором права и обязанности супругов в отношении их имущества определяются законом;

2) договорный режим имущества супругов, при котором права и обязанности супругов в отношении их имущества определяются самими супругами путем заключения ими соответствующего соглашения.

В большинстве стран в настоящее время существуют и законный, и договорный режимы имущества супругов, и если супруги при вступлении в брак не заключают соглашение об установлении того или иного договорного режима, то действует законный режим имущества супругов, который в этом случае начинает действовать с момента заключения брака и прекращает свое действие вместе с прекращением брака или при наступлении иных обстоятельств, предусмотренных законом (например, раздел имущества). Супруги, имущество которых подчиняется договорному режиму в силу заключенного ими соглашения, могут изменить режим своего имущества в пользу законного путем расторжения указанного соглашения. Законный режим имущества супругов действует также в случае признания брачного договора недействительным. В свою очередь, законодательство большинства государств предоставляет супругам возможность прекратить действие в отношении своего имущества законного режима без расторжения брака и раздела имущества путем заключения соглашения, устанавливающего договорный режим, не при вступлении в брак, а уже в период брака[30] .

Помимо источника правового регулирования существует еще одно, главное основание деления правового режима имущества супругов на виды - установленный данным правовым режимом количественный состав субъектов права собственности на имущество супругов, иными словами, на какое имущество распространяет свою власть каждый из супругов. Главным его следует назвать потому, что именно деление по данному основанию определяет само содержание режима - порядка, определяющего характер и объем прав и обязанностей супругов в отношении имущества. Классификация по количественному составу субъектов права собственности является наиболее практически значимой, так как вопрос о том, кому именно принадлежит объект права (одному или нескольким лицам), имеет значение при совершении сделок с имуществом, при наследовании и т.д. По этому критерию различают две основные разновидности правового режима имущества супругов:

1) режим общности, при котором все имущество супругов (такая полная, или тотальная (универсальная), общность в настоящее время практически не встречается) либо его часть (как правило, только имущество, приобретенное в период брака, за исключением подарков и некоторых других видов приобретений) является общей собственностью (общим имуществом) супругов;

2) режим раздельности, при котором имущество супругов, в том числе приобретенное во время брака, является собственностью (раздельным имуществом) того супруга, на средства или имя которого оно приобретено.

Помимо указанных выше есть еще несколько оснований деления правового режима имущества супругов на виды. Классификация проводится, в частности:

- по структуре правового режима, в результате чего выделяют простой и сложный режим: например, правовой режим общего имущества супругов, как сложный, включает в себя первичные режимы отдельных объектов (общего жилого дома, автомобиля и т.п.);

- по объектам прав: основанием для данной классификации служит разнообразие свойств отдельных вещей и складывающихся по их поводу отношений, следствием которого является установление определенного порядка применительно к тем или иным объектам (режима банковских вкладов супругов, предметов домашней обстановки, плодов и доходов и т.д.);

- по технико-юридическим приемам регулирования: по данному основанию можно выделить общий режим и режим-исключение. Так, согласно отечественному законодательству, по общему правилу приобретенное в течение брака имущество является общим, но приобретенное во время раздельного проживания при фактическом прекращении семейных отношений суд может признать раздельным.

Можно сказать, что российский законодатель пошел по пути, близкому к западноевропейскому. Отношения собственности супругов теперь урегулированы посредством определения режима имущества супругов - законного и договорного. Правовой режим имущества супругов является сейчас в нашей стране легальным понятием и одной из важнейших категорий брачно-семейного законодательства.

Необходимо отметить, что существенное значение для понимания механизма правового регулирования имущественных отношений супругов имеет вопрос о степени его автономии. Решение этого вопроса сводится главным образом к выявлению особого предмета и метода регулирования, т.е. способности семейного права отвечать требованиям самостоятельной отрасли права. К предмету правового регулирования относятся разнообразные общественные отношения, которые объективно по своей природе могут поддаваться нормативно-правовому воздействию и в соответствующих социально-политических условиях подвержены такому воздействию, осуществляемому при помощи юридических норм и всех иных юридических средств, образующих механизм правового регулирования. От содержания и характера предмета правового регулирования, элементов общественных отношений во многом зависят особенности содержания правового регулирования, а отсюда и особенности структуры семейного права.

ГЛАВА 2. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ В ЧАСТИ ЗАКОННОГО РЕЖИМА ИХ ИМУЩЕСТВА

2.1 Основание и условия возникновения общности и объем прав супругов на общее имущество

Действующий Семейный кодекс РФ, устанавливает в качестве законного особый правовой режим имущества супругов - общность практически всего нажитого во время брака, причем такое имущество является их совместной собственностью (п. 1 ст. 33, п. 1 ст. 34 Семейного кодекса РФ). Имущество, которое принадлежало каждому из супругов до брака, остается его собственностью, иначе говоря, является раздельным имуществом (п. 1 ст. 36 Семейного кодекса РФ). Этот режим может быть назван режимом ограниченной (частичной) общности или общности приобретений[31] .

Таким образом, правоотношения собственности супругов в Российской Федерации построены на сочетании принципов общности и раздельности[32] . Следует отметить, что такая система их построения является первым подтверждением присущего им начала возмездности и эквивалентности, характерного для гражданских правоотношений. Ведь при такой системе по общему правилу раздельным признается то имущество каждого супруга, к приобретению которого другой супруг не имеет отношения.

Семейный кодекс, в отличие от ранее действовавших кодифицированных актов, содержит примерный перечень нажитого во время брака имущества, составляющего супружескую общность. И, что очень важно для правоприменительной практики, этот перечень составляют современные объекты гражданских прав[33] .

Согласно п. 2 ст. 34 Семейного кодекса к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и др.). В состав общего супружеского имущества включаются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество.

Исключение составляют вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и др.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, приобретенных в период брака за счет общих средств супругов: они признаются собственностью того супруга, который ими пользовался (п. 2 ст. 36 Семейного кодекса).

Раздельным в соответствии с п. 1 ст. 36 Семейного кодекса является также имущество, полученное супругом во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам.

Рассматриваемый вопрос об основании возникновения супружеской общности представляет не только теоретический интерес. Во-первых, с его решением тесно связан объем прав на общее имущество того из супругов, который не работает вне дома. Во-вторых, от решения этого вопроса во многом зависит определение момента, с которого имущество считается общим, и, следовательно, определение состава общего имущества супругов.

Семейный кодекс РФ в силу п. 3 ст. 34 супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми (не обязательно общими) или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода, также принадлежит право на общее имущество. Однако редакцию указанной нормы Семейного кодекса нельзя назвать удачной. Конечно, вывод о равенстве имущественных прав супругов можно сделать исходя из содержания и смысла п. п. 1 и 2 ст. 39 Семейного кодекса, поскольку согласно им при разделе общего имущества и определении в нем долей доли супругов признаются равными и суду предоставляется право отступить от начала равенства долей в пользу получавшего доходы супруга, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам. Этот же вывод о равенстве прав вытекает и из содержания п. 2 ст. 34 Семейного кодекса, относящего, как уже было указано, к общему любое имущество независимо от того, кем из супругов внесены денежные средства, а также из самого понятия совместной собственности (ст. 244 ГК РФ). В то же время представляется целесообразным во избежание возможных разночтений изменить формулировку рассматриваемой нормы Семейного кодекса (п. 3 ст. 34).

При этом, однако, имеет смысл дополнить п. 2 ст. 39 Семейного кодекса, особо оговорив право суда отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов и в том случае, если другой супруг не получал доходов по причинам, хотя и уважительным, но не связанным с ведением домашнего хозяйства, уходом за детьми или другими членами семьи. Более того, можно внести дополнение и в п. 4 ст. 38 Семейного кодекса, предоставив суду право признавать раздельным имущество, нажитое одним супругом в период, когда другой супруг не имел самостоятельного дохода, если отсутствие дохода не было вызвано ведением домашнего хозяйства, уходом за детьми или другими членами семьи. Это представляется вполне справедливым для таких ситуаций, когда один из супругов работал и приобретал на заработанные средства недвижимые или дорогостоящие движимые вещи, в то время как другой супруг находился в армии или в местах лишения свободы (ведь в случае реабилитации причину отсутствия заработка в этот период придется признать уважительной) либо был нетрудоспособным вследствие длительной болезни (ведь трудоспособный супруг обязан предоставлять нетрудоспособному содержание).

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» оговорено (п. 17), что под заслуживающими внимания интересами одного из супругов, исходя из которых суд вправе отступить от начала равенства долей (п. 2 ст. 39 Семейного кодекса), следует понимать не только случаи, когда супруг без уважительных причин не получал доходов, но и ситуации, когда один из супругов по состоянию здоровья или по иным не зависящим от него обстоятельствам лишен возможности получать доход от трудовой деятельности[34] . Однако, судя по формулировке данного пункта Постановления, здесь речь идет об отступлении от принципа равенства долей как раз в пользу того супруга, который из-за болезни либо по другим причинам не имел возможности получать доход, а не того супруга, который работал и предоставлял содержание[35] .

Высказанное предложение по внесению изменений и дополнений в п. 2 ст. 39 и п. 4 ст. 38 Семейного кодекса не означает, что основанием возникновения общности имущества супругов следует считать совместный труд или приравненную к труду деятельность (обслуживание семьи и т.п.). Как уже было отмечено выше, верной является точка зрения О.С. Иоффе: основание возникновения имущественной общности - это факт состояния в браке. Вместе с тем необходимо учитывать следующее. Во-первых, как было указано ранее, фактической предпосылкой возникновения общности является наличие вложения каждого из супругов в приобретение или сбережение имущества (приносящей доход деятельностью или же работой по дому). Во-вторых, согласно п. 3 ст. 244 ГК РФ совместная собственность на имущество возникает только тогда, как законом предусмотрено образование совместной собственности на это имущество. Поэтому в законе (в данном случае - Семейном кодексе) можно определить, что суд вправе отступить от начала равенства долей и даже признать раздельным нажитое в браке имущество в указанных выше случаях.

Режим совместной собственности супругов на нажитое ими во время брака имущество был признан в нашей стране оптимальным и установлен в качестве законного режима исходя из их совместного проживания и ведения ими общего хозяйства. Ведь именно при таком положении дел оба супруга, в том числе тот, кто занят ведением домашнего хозяйства, участвуют тем или иным способом в создании либо сбережении материальных благ для всей семьи, вследствие чего нажитое ими во время пребывания в браке имущество законодатель и постановил признать общим. Но в современном российском праве брак не создает для супругов обязанности проживать совместно. Согласно п. 1 ст. 31 Семейного кодекса каждый из супругов свободен в выборе мест пребывания и жительства. Раздельное проживание отнюдь не всегда означает фактический распад семьи (в качестве примеров можно привести службу в армии, учебу за рубежом, работу в геологической партии, многолетнее проживание разведчика в чужой стране, вдали от семьи, иные длительные командировки, продолжительную болезнь, вынуждающую одного из супругов находиться в лечебном учреждении). Поэтому по общему правилу "раздельность жительства супругов не колеблет принципа общности имущества"[36] . Однако чаще всего длительное проживание супругов вне супружеского дома является следствием прекращения супружеских отношений. Фактический развод означает и прекращение ведения общего хозяйства. Следовательно, имущество, приобретенное в это время каждым из супругов, в действительности не нажито супругами совместно.

Ранее законодатель не признавал правовых последствий за фактическим разводом. Отсутствие брачных отношений не считалось основанием для исключения имущества, приобретенного супругами после фактического развода, из состава совместной собственности. До последнего времени такого взгляда придерживались не только судьи, но и ученые. В литературе высказывалось мнение, что "фактический развод не прекращает общности имущества"[37] .

Изложенное позволяет сделать вывод, что основанием возникновения общности супружеского имущества является совокупность юридических фактов - факта состояния в зарегистрированном браке и факта наличия семейных отношений.

Вместе с тем, возвращаясь к предложенному внесению изменений и дополнений в п. 2 ст. 39 и п. 4 ст. 38 Семейного кодекса, хочется отметить целесообразность и справедливость предоставления суду возможности признавать раздельным имущество, которое приобретено одним из супругов в период раздельного проживания, хотя и при наличии супружеских отношений, или отступать от начала равенства долей в пользу этого супруга.

2.2 Момент отнесения имущества к общему и состав общего и раздельного имущества супругов

Момент, с которого имущество становится общим, в литературе определяется по-разному. В первую очередь предметом спора стал момент отнесения к общему имуществу заработной платы и иных доходов каждого из супругов от трудовой деятельности, а также пенсий, стипендий, пособий и доходов от результатов интеллектуальной деятельности (авторских гонораров и т.п.). В настоящее время этот вопрос актуален также применительно к доходам от предпринимательской деятельности. Следует согласиться с тем, что под доходами от трудовой деятельности надо понимать денежные и иные поступления, получаемые в результате выполнения своих обязанностей как по трудовому договору, так и по договорам гражданско-правового характера - подряда, оказания различного рода услуг: они будут являться доходами именно от трудовой деятельности, если супруг не имеет статуса индивидуального предпринимателя[38] . Ведь в настоящее время труд граждан на постоянной основе очень часто оформляется гражданско-правовыми договорами. Семейный кодекс конкретизировал время включения в состав общего имущества пенсий и пособий (п. 2 ст. 34 - "полученные ими пенсии, пособия"), но не содержит никаких указаний применительно к другим доходам. Специфика вопроса не позволяет сразу критически оценить каждую из имеющихся научных позиций, в связи с чем их комплексный анализ будет дан после того, как все они будут изложены в ходе изложения мнений отдельных авторов.

В состав общего имущества супругов в нашей стране входит все то, что нажито супругами во время существования брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. Даже если в период брака был произведен раздел общего имущества супругов, в силу п. 6 ст. 38 Семейного кодекса та часть общего имущества, которая не была разделена, а также имущество, нажитое супругами в период брака в дальнейшем, составляет их совместную собственность[39] .

Объектом права общей собственности мужа и жены является, в частности, имущество, приобретенное на безвозмездных началах ими обоими, - свадебные подарки, подарки по случаю юбилея совместной жизни.

Нажитое супругами в браке имущество является их совместной собственностью (п. 1 ст. 34 Семейного кодекса). Ведь, как уже было сказано, в состав общего имущества супругов могут входить не только вещи, в отношении которых можно говорить о праве собственности, но и права. В отдельной главе настоящей работы будет рассмотрен вопрос об отнесении к общему имуществу супругов также обязательств (долгов). Термин "собственность" употребляется законодателем применительно ко всем видам имущества супругов для того, чтобы подчеркнуть характер прав супругов на имущество. Понятие общей совместной собственности супругов включает в себя в первую очередь два момента:

1) право на имущество возникает у обоих супругов одновременно, в момент приобретения имущества хотя бы одним из них, в том числе и при покупке товаров в кредит, причем оформление имущества на имя одного из супругов юридического значения не имеет[40] ;

2) имущество находится в общей собственности супругов без определения долей. Это означает, что доли супругов в праве на него заранее не установлены и определяются только при его разделе. Таким образом, каждый из супругов в отношениях с третьими лицами выступает как собственник всего имущества в целом. Поскольку не определены доли сособственников, они не могут нести расходы на содержание общего имущества соразмерно своим долям. Из-за отсутствия определения долей, а также в силу самой природы супружеских отношений один из супругов не может уступить третьему лицу свою долю в праве на общее супружеское имущество, и преимущественное право покупки, предусмотренное для участников общей долевой собственности, здесь не применимо. Кроме того, общее супружеское имущество можно лишь разделить, но не выделить из него долю, что отличает совместную собственность супругов не только от общей долевой собственности, но и от других видов общей совместной собственности. Ведь у общего имущества супругов всего два сособственника, и заявление одним из них требования о выделе его доли было бы равнозначно предъявлению требования о разделе имущества[41] . О выделе можно говорить (и это даже будет более точно) лишь применительно к доле пережившего супруга в общем супружеском имуществе. В случае прекращения брака вследствие смерти одного из супругов требуется установить ту часть, которая должна быть выделена пережившему супругу и не может входить в наследственную массу[42] .

В соответствии со ст. 39 Семейного кодекса при разделе общего имущества супругов и определении долей их доли признаются равными, в случае отсутствия договора между супругами, предусматривающего иное (п. 1). Отступление от начала равенства долей возможно по решению суда исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) заслуживающего внимания интереса одного из супругов. В частности, такой интерес имеет место, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи (п. 2). Применительно к неравному разделу вследствие такого расходования необходимо привести высказывание В.И. Данилина: "...Уменьшение доли в общем имуществе мужа или жены означает, что каждый из них уже использовал свое право на часть материальных благ, нажитых во время брака"[43] .

Положения этой статьи Семейного кодекса дают суду возможность защитить интересы несовершеннолетних детей не только путем исключения из подлежащей разделу имущественной массы детских вещей и вкладов, внесенных супругами на имя их общих детей (как это предусмотрено п. 5 ст. 38 Семейного кодекса), но и путем отступления от начала равенства долей супругов в их общем имуществе в пользу того из них, с которым остаются дети. Если согласно п. 5 ст. 38 не учитываются при разделе и считаются принадлежащими детям вклады, внесенные супругами за счет общего имущества на имя только их общих несовершеннолетних детей, то на основании п. 2 ст. 39 можно защитить также интересы детей, не являющихся общими. Например, если супруги из общих средств внесли вклад на имя ребенка одного из них, можно, руководствуясь п. 2 ст. 39, передать этот вклад супругу - родителю ребенка.

При судебном разделе общего имущества супругов, в случае если одному из них передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация (п. 3 ст. 38 Семейного кодекса).

Приведенные положения ст. ст. 38 и 39 Семейного кодекса убеждают в том, что правоотношениям собственности супругов присущи начала возмездности и эквивалентности, и это не позволяет отличить их от многих других гражданских правоотношений.

Как уже было отмечено, режим совместной собственности охватывает не все имущество супругов. Согласно п. 1 ст. 36 Семейного кодекса собственностью каждого из супругов является его добрачное имущество, т.е. имущество, принадлежавшее ему до вступления в брак, а также имущество, полученное им во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам. Установление раздельности такого имущества продиктовано необходимостью охраны интересов супругов как в случае развода, так и во время брака (ведь право собственности предполагает право распоряжения) и достижения действительного равноправия мужа и жены. Следует обратить внимание на то, что применительно к раздельному имуществу супругов, так же как и к общему, понятие "собственность" употребляется с известной долей условности затем, чтобы подчеркнуть характер прав каждого из супругов на то, что ему принадлежит. Таким образом, это понятие распространяется в том числе и на имущественные права.

Ранее на практике возникали определенные сложности при отнесении имущества, полученного в дар, к личной собственности, что связано, главным образом, с нарушением формы договора дарения. Для отнесения подаренной вещи к собственности одного из супругов необходимо, чтобы дар был сделан именно в пользу этого, а не обоих супругов. Учитывается при определении одаряемого также хозяйственное назначение подаренного имущества. Если подарена, например, посуда, есть основания полагать, что эта вещь подарена обоим супругам. Вещи, предназначенные для общего пользования семьи, должны считаться, если не доказано обратное, подаренными обоим супругам совместно. Однако не исключается возможность дарения предметов семейного назначения одному из супругов. При наличии веских доказательств того, что даритель имел в виду интересы одного из супругов, имущество, полученное в дар, признается раздельным[44] .

Новелла семейного законодательства - признание раздельным имущества, полученного не только в дар и по, но и по иным безвозмездным сделкам. Очевидно, что под такими сделками законодатель имел в виду те, по которым осуществляется безвозмездная передача государственного и муниципального имущества в частную собственность граждан, в первую очередь - приватизацию жилых помещений гражданами, которые в них проживают.

В связи с этим встает вопрос о правовом режиме сумм материальной помощи, сумм, выплаченных в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности и других подобных выплат. Формулировка п. 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ не дает на него однозначного ответа. Эта норма гласит: "К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы,.. полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и др.). Перечисление таких выплат в скобках в именительном падеже, но сразу же после указания на включение в состав общности только тех, которые не имеют специального целевого назначения, и породило разночтения. То ли перечисленные в скобках являются примерами выплат, не имеющих специального целевого назначения, то ли, наоборот, они приведены в качестве примера выплат, таковое назначение имеющих. В результате одни авторы отмечают, что такие выплаты по действующему Семейному кодексу относятся к общему имуществу супругов[45] , а по мнению других, эти суммы являются личной собственностью супруга как имеющие целевое назначение[46] . Необходимо уточнить норму закона и четко определить правовой режим таких выплат - путем редакционного изменения указанной нормы Семейного кодекса или же путем соответствующих руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда.

В случае же признания таких выплат раздельным имуществом супруга-получателя указать: "...полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (к выплатам, имеющим специальное целевое назначение, относятся суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие подобные выплаты)"[47] .

Что же касается выбора, к какому имуществу - общему или раздельному - справедливо и целесообразно отнести такие выплаты, то этот вопрос был спорным и до принятия действующего Семейного кодекса. Однако не все авторы разделяли эту позицию, в частности В.П. Никитина, полагая, что реализованное право на получение названных видов доходов - фактически полученные одним из супругов денежные суммы - следует включать в общее супружеское имущество, даже если пособия и другие выплаты носят личный характер. Ведь право на получение вознаграждения за труд в не меньшей степени является личным правом, однако правовой режим заработной платы определяется нормами об общем имуществе супругов[48] .

Принято относить к раздельной собственности полученные супругом во время брака премии, призы, награды, присужденные за индивидуальные творческие, спортивные и другие достижения, за выдающиеся заслуги в области науки, техники, искусства и литературы, если такие выплаты не носят периодического характера и не являются разновидностью вознаграждения за труд, входящей в систему оплаты труда. В последнем случае они включаются в состав общего имущества[49] . По верному замечанию Е.А. Чефрановой, аналогичный вывод следует сделать и в отношении так называемых грантов, которые на конкурсной основе присуждаются в целях оказания поддержки деятелям науки и искусства. Они носят периодический характер и, по существу, являются оплатой за работу над конкретным научным или культурным проектом - как в тех случаях, когда право на полученный результат переходит к оплатившей работу организации, так и в случае, когда предоставившая грант организация никаких прав на результат работы не приобретает[50] .

Собственность каждого из супругов может в силу ст. 37 Семейного кодекса трансформироваться в совместную. Для этого требуется, чтобы в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из них были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость имущества, являвшегося личным (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и др.). Семейный кодекс позволяет учитывать не только денежные вложения, но и труд супруга[51] .

Бывают случаи, когда в имущество еще до того, как оно стало личной собственностью одного из супругов, были произведены значительные вложения за счет их общих средств либо средств или труда другого супруга. Речь здесь, конечно, не идет об участии супругов в капитальном ремонте и улучшении имущества, принадлежащего другому лицу, например, родителю одного из них, даже если супруги проживали вместе с этим родителем и пользовались его имуществом и впоследствии оно перешло супругу по наследству. Имеются в виду ситуации, когда имущество находилось в титульном владении и пользовании одного из супругов, но не принадлежало ему на праве собственности, а в его собственность перешло позже, и до такого перехода стоимость этого имущества значительно увеличилась при участии другого супруга. Скажем, супруг приватизировал жилое помещение, в котором он был нанимателем, или полностью оплатил личными (унаследованными, подаренными) средствами паевой взнос за дачу, которой он пользовался как член кооператива, причем до приватизации, до полной выплаты паевого взноса помещение было переоборудовано, достроено с привлечением сил и средств другого супруга. Е.А. Чефранова приводит такой пример: земельный участок, оформленный в порядке безвозмездной приватизации в собственность одного из супругов, ранее закрепленный за этим супругом в бессрочное пользование, осваивался за счет средств и труда обоих супругов. По ее мнению, такой участок может и должен быть признан общим имуществом, несмотря на то что он поступил к одному из супругов безвозмездно. В обоснование своей позиции она выдвигает два аргумента: ст. 37 Семейного кодекса и отличие порядка приватизации земельных участков от порядка приватизации квартир. В соответствии с п. 1 ст. 36 Семейного кодекса не входит в состав совместной собственности имущество, полученное по безвозмездным сделкам. Земельные участки передавались в собственность граждан хотя и безвозмездно, но не по гражданско-правовой сделке (договору передачи), а административным актом - решением местного совета народных депутатов или местной администрацией. Следовательно, они не могут рассматриваться как поступившие по безвозмездной сделке и потому должны считаться совместной собственностью. Представляется, что в подобном буквальном, ограничительном толковании п. 1 ст. 36 Семейного кодекса нет необходимости. Применительно и к таким земельным участкам, и к имуществу в других приведенных выше ситуациях (приватизация жилья, полная выплата паевого взноса за дачу одним супругом после произведенного сообща переоборудования, достройки) надо исходить из следующего. Как уже отмечалось в настоящей работе, имуществом супругов (супруга), подчиняющимся режиму совместной или раздельной собственности, являются не только вещи - объект права собственности, но и имущественные права, в том числе право пользования жилым помещением на правах нанимателя, право пользования кооперативным имуществом, предоставленным члену кооператива, и т.п. И на вещь, принадлежащую супругу на таком праве, распространяются все положения брачно-семейного законодательства о режиме супружеского имущества, не исключая и ст. 37 Семейного кодекса. Вследствие этого правил, установленных данной статьей, вполне достаточно для признания совместной собственностью супругов имущества, которое находилось в титульном владении одного из них и было оформлено в его собственность, если до такого оформления были произведены вложения за счет общих средств либо труда или средств другого супруга, значительно увеличившие стоимость имущества[52] .

Признание раздельного имущества одного из супругов совместной собственностью их обоих означает, что доли супругов в праве на это имущество признаются равными, и отступить при разделе от начала равенства долей суд вправе исходя из заслуживающего внимания интереса супруга. Считать ли таким интересом супруга первоначальную принадлежность лично ему этого имущества, целиком зависит от судебного усмотрения. В связи с изложенным возникает вопрос о том, каким образом наиболее справедливо учесть вложения каждого из супругов при определении правовой судьбы такого имущества. Существует несколько возможных вариантов решения этого вопроса. Первый закреплен в ст. 37 Семейного кодекса: имущество признается совместной собственностью со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями. Но этот вариант можно признать оптимальным только для тех случаев, когда за период брака раздельное имущество настолько изменило свой характер и свою ценность вследствие вложений из общего имущества либо материальных затрат или трудовых усилий супруга-несобственника, что невозможно определить его первоначальную стоимость вследствие ее незначительности или полной утраты объектом потребительских свойств. Второй вариант заключается в том, что имущество признается общим имуществом супругов, но его первоначальная стоимость исключается из стоимости имущества после его улучшения. На эту сумму увеличивается доля супруга, которому имущество принадлежало первоначально[53] . В третьем варианте правовой режим имущества не изменяется, оно продолжает оставаться раздельным имуществом одного из супругов. Другой супруг при этом приобретает право требовать возмещения понесенных им расходов на произведенные улучшения. Выбор варианта, естественно, должен зависеть от характера и степени улучшений личного имущества, а также от характера и степени участия супруга-несобственника в осуществлении улучшений[54] .

В свою очередь, раздельным может быть признано имущество, нажитое супругами совместно. Согласно п. 2 ст. 36 Семейного кодекса вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и др.), хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался. В последнее время, однако, могут возникнуть трудности при определении субъекта права собственности на имущество такого рода, так как женщины облюбовали некоторые виды одежды, ранее считавшиеся пригодными для использования исключительно лицами мужского пола.

К личному имуществу по данному признаку (как являющиеся вещами индивидуального пользования, предназначенными для удовлетворения потребностей только одного из супругов) ряд авторов относит и предметы профессиональной деятельности. С такой позицией трудно полностью согласиться.

Действительно, вещи, используемые только одним из супругов, можно подразделить на две группы:

1) те, которые служат удовлетворению повседневных бытовых потребностей данного супруга (одежда, обувь, белье и другие предметы личного обихода);

2) те, которые необходимы супругу для осуществления профессиональной деятельности (рояль пианиста, зубоврачебное оборудование дантиста, библиотека по определенной отрасли науки научного работника и т.п.).

Но вещи второй группы являются источником добывания средств существования всей семьи (ведь доходы от трудовой и интеллектуальной деятельности считаются общими), следовательно, они обслуживают потребности не одного, а обоих супругов. Поэтому они не могут рассматриваться как вещи индивидуального пользования. Кроме того, вещи первой группы имеются у каждого из супругов, и тем самым оставление таких вещей у одного из супругов компенсируется наличием подобных же вещей у другого супруга, хотя, конечно, стоимость вещей одного может не совпадать со стоимостью аналогичных вещей другого. Что касается предметов профессиональной деятельности, то наличие их у одного из супругов не предполагает наличия аналогичных вещей у другого супруга. Более того, такие предметы часто имеют значительную ценность. По указанным причинам предметы профессиональной деятельности, приобретенные во время брака на общие средства супругов, следует признавать их совместной собственностью. При разделе общего имущества супругов эти предметы должны быть оставлены у того супруга, который ими пользовался, с учетом их стоимости при определении доли каждого из супругов в общем имуществе. Сказанное о предметах профессиональной деятельности следует отнести также к объектам коллекционирования или иного "хобби" одного из супругов, например, к туристскому и горнолыжному снаряжению, орудиям охоты, коллекциям минералов и иным предметам любительского интереса[55] .

2.3 Содержание права собственности супругов на их имущество

Как известно, согласно российскому законодательству (ст. 209 ГК РФ) и правовой доктрине[56] содержание права собственности составляют принадлежащие собственнику права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Не является исключением и право собственности супругов - как каждого из них на его раздельное имущество, так и их обоих на общее имущество.

Здесь еще раз необходимо подчеркнуть, что понятие "собственность" употребляется с известной долей условности, затем чтобы подчеркнуть характер прав супругов на их имущество. Таким образом, это понятие распространяется в том числе и на имущественные права - вклады, доли, паи и др.

Режим совместной собственности предполагает наличие у супругов равных прав владения, пользования и распоряжения общим имуществом. В соответствии с п. 1 ст. 35 Семейного кодекса супруги осуществляют владение, пользование и распоряжение общим имуществом по обоюдному согласию. Эта норма также отражает равноправие супругов применительно к их общему имуществу и вместе с тем свидетельствует о построении правоотношений собственности супругов на началах эквивалентности. Кроме того, данная норма закрепила господствующее в литературе мнение: оба супруга в одинаковом объеме считаются собственниками всего общего имущества, но равенство прав супругов исключает произвольное, единоличное распоряжение всем имуществом одним из супругов. Конечно, интересы другого супруга, ущемленные сделкой, которую он сам не совершал, могут быть удовлетворены при разделе общего имущества, но компенсация возможна, только если у супругов сохранилось какое-то имущество, а его ведь может и не быть.

Разумеется, большинство сделок с третьими лицами по распоряжению общим имуществом совершается не обоими супругами совместно, ведь это практически невозможно, а тем или иным из них в отдельности. Однако сделки, совершаемые одним из супругов в отношении имущества, подчиняющегося режиму совместной собственности, отличаются рядом особенностей. Здесь "переплетаются интересы добросовестного контрагента, вступающего в сделку с одним из супругов, и интересы второго супруга, не участвующего в сделке непосредственно"[57] .

При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом предполагается, что он действует с согласия другого супруга (п. 2 ст. 35 Семейного кодекса), иными словами, закон устанавливает презумпцию взаимного согласия супругов на распоряжение их общим имуществом.

Конечно, презумпция согласия супруга на совершение сделки по распоряжению общим имуществом не всегда соответствует действительности и может быть опровергнута, ведь это не более чем предположение[58] , и тогда возникает вопрос о признании такой сделки недействительной. В интересах стабильности гражданского оборота п. 2 ст. 35 Семейного кодекса устанавливает, что сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии супруга на совершение данной сделки. Следовательно, такая сделка является оспоримой. Разумеется, такая сделка является именно оспоримой, а не ничтожной, раз законом предусмотрено, что она недействительна в силу признания ее таковой судом (п. 1 ст. 166 ГК РФ). И последствия ее недействительности такие же, как и последствия недействительности любой другой оспоримой сделки, в том числе сделки, недействительной по основаниям превышения полномочий. Но последствия недействительности сделки установлены ст. 167, а не ст. 174 ГК РФ. Статья 174 устанавливает лишь основание недействительности сделки. Основание это - не любое превышение полномочий, а лишь выход за пределы полномочий, ограниченных договором либо учредительными документами. Поэтому сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом, признается недействительной из-за отсутствия согласия другого супруга, если другая сторона в сделке знала или должна была знать о несогласии, не как совершенная с превышением полномочий, а как не соответствующая требованиям закона (ст. 168 ГК РФ), поскольку она не соответствует требованиям п. 1 ст. 35 Семейного кодекса. Каждая из сторон по сделке должна возвратить другой все полученное в натуре, а в случае невозможности - возместить стоимость полученного в деньгах (ст. 167 ГК РФ). Согласно ст. 181 ГК РФ супруг, несогласный с совершением сделки, может предъявить иск о признании сделки недействительной в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о ее совершении без его согласия[59] .

Ведь встречаются такие ситуации, когда один из супругов вопреки воле другого и в ущерб его интересам, за его счет распоряжается общим имуществом в пользу своих родственников, например детей от предыдущего брака. Это даже можно в какой-то мере назвать вполне естественным. Митрохин А.И., состоявший в браке с Исаевой, был принят в члены садоводческого товарищества "Загорье". Спустя пять лет он обратился в правление садоводческого товарищества с просьбой переоформить участок на своего сына от первого брака Митрохина А.А., ссылаясь на свой возраст и инвалидность, которые не дают ему возможности участвовать в деятельности товарищества. Переоформление состоялось. После смерти Митрохина А.И. суд в 1990 г. по иску Исаевой признал решение правления о передаче участка недействительным, так как это было сделано без согласия Исаевой, которое не испрашивалось[60] .

Вообще же в тех случаях, когда сделку, совершенную одним супругом без согласия другого, невозможно оспорить и отчужденное имущество не получается виндицировать, имущественные интересы другого супруга могут быть защищены (разумеется, если сохранилось хоть какое-то имущество) на основании п. 2 ст. 39 Семейного кодекса. Как указано в п. 16 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15, учитывая, что владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае, когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

Особые правила установлены в настоящее время п. 3 ст. 35 Семейного кодекса для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке. На указанные сделки презумпция согласия не распространяется. Для совершения такой сделки необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. В соответствии с Методическими рекомендациями по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации, утвержденными Приказом Министерства юстиции РФ от 15 марта 2000 г. № 91[61] , совершая удостоверение сделок с имуществом, нотариус проверяет принадлежность этого имущества на праве собственности или ином вещном праве, наличие сособственников (п. 10); при удостоверении сделок, указанных в ст. 35 Семейного кодекса РФ, нотариусом проверяется наличие нотариально удостоверенного согласия другого супруга на совершение сделки. Если в нотариально удостоверенном согласии супруга указаны какие-либо условия сделки, нотариус при удостоверении сделки проверяет, соблюдены ли эти условия. Если лицо не состоит в зарегистрированном браке, нотариусу представляется письменное заявление об этом данного лица (п. 17). Но в том случае, когда одному супругу все же, несмотря на обязанность нотариуса следить за соблюдением требования о предварительном согласии другого супруга, удалось совершить указанную сделку без такого согласия, то указанная сделка признается судом недействительной по требованию супруга, чье нотариально удостоверенное согласие не было получено. Такое требование может быть заявлено в течение года со дня, когда этот супруг узнал или должен был узнать о совершении сделки. Эта норма, рассчитанная на регулирование отношений в условиях нестабильности брака, направлена на защиту интересов супруга, не участвующего в сделке, от злоупотреблений со стороны другого супруга при совершении сделок в отношении особо значимого, а порой и жизненно важного для семьи имущества, в первую очередь - жилища и иной недвижимости. Данное правило препятствует бесконтрольному распоряжению одним из супругов совместно нажитым имуществом.

Решением Автозаводского районного суда г. Тольятти включено в состав наследства, открывшегося после смерти З., имущественную обязанность по выплате половины стоимости 43 привилегированных акций ОАО "АвтоВАЗ" типа "А" в сумме 9460 рублей в пользу бывшей его жены.

Судебная коллегия по гражданским делам решение отменила, указав следующее.

В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, суд принимает решение по заявленным требованиям, выйти за пределы заявленных требований суд может только в случаях предусмотренных законом.

Суд в нарушение вышеуказанной нормы закона вышел за пределы заявленных требований. В то время как З. обратилась с требованием о признании права собственности на акции АО "АвтоВАЗ", суд, выйдя за пределы иска, включил в состав наследства имущественную обязанность по выплате половины стоимости 43 привилегированных акций АО "АвтоВАЗ", в нарушении ст. 362 ГПК РФ бездоказательно, придя к выводу о том, что акции были проданы З. в нарушение ст. 35 СК РФ без ведома и согласия его бывшей супруги.

Тем более, данный вывод суда сделан в нарушении требований ст. 35 СК РФ, устанавливающей, что сделка совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки[62] .

Ныне действующий Закон предоставляет как бы "двойную" защиту одному супругу, запрещая другому не только отчуждать, но и приобретать имущество без его согласия (недвижимость или другое имущество по сделке, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации), а если приобретение или отчуждение все-таки состоялось, требовать по суду признания сделки недействительной, тогда как другой супруг оказывается фактически беззащитным перед произволом своей "половины", отказывающей в даче согласия на совершение сделки. К этому остается добавить только одно: надо предусмотреть в Семейном кодексе возможность восполнения отсутствующего согласия супруга не только на совершение сделки, для совершения которой в силу п. 3 ст. 35 требуется нотариально удостоверенное согласие, но и на совершение любой сделки по распоряжению общим супружеским имуществом.

Из содержания п. 3 ст. 35 Семейного кодекса следует, что нотариально удостоверенное согласие супруга необходимо для совершения любых сделок, требующих нотариального удостоверения и (или) регистрации, включая сделки, направленные на приобретение недвижимости, а если толковать норму буквально - и для выдачи доверенности на совершение нотариально удостоверяемых сделок, доверенности на снятие с учета (ведь такие доверенности требуют нотариальной формы). Такое правило не столько защищает права супруга, не участвующего в сделке, сколько затрудняет гражданский оборот. Ведь супруг, не участвовавший в совершении покупки, становится собственником приобретенного имущества, коль скоро на его приобретение были затрачены общие средства. В этом смысле его имущественным правам ничто не угрожает.

Супруги обязаны соблюдать некоторые ограничения по распоряжению своим совместным имуществом, если оно принадлежит на праве общей собственности не только супругам, но и другим лицам. Так, при продаже или обмене такого имущества должно соблюдаться правило о преимущественном праве покупки, установленном ст. 250 ГК РФ. Супруги также должны при распоряжении жилыми помещениями, принадлежащими им на праве совместной собственности, соблюдать права членов семьи, проживающих в этих помещениях (п. п. 1 - 2 ст. 292 ГК РФ). Отчуждение принадлежащих супругам жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние дети, может быть произведено супругами только с согласия органов опеки и попечительства (п. 4 ст. 292 ГК РФ).

Регулируя довольно подробно, хотя и не безупречно, вопросы распоряжения общим имуществом супругов, российский законодатель в то же время почти не уделяет внимания владению и пользованию таким имуществом. В Семейном кодексе предусмотрено только то, что владение и пользование общим имуществом супругов осуществляется по общему согласию (п. 1 ст. 35). В литературе вопросы владения и пользования общим имуществом супругов также не освещаются. Утверждается даже, что осуществление правомочий по владению и пользованию общим имуществом практически касается только самих супругов[63] .

Такое утверждение в современных условиях нельзя признать абсолютно правильным. Социально-экономические изменения, произошедшие в нашей стране, привели к тому, что в собственности граждан, в том числе в совместной собственности супругов, находятся объекты не только потребительского назначения, но и имущество, требующее постоянного управления. Разумеется, и раньше встречались случаи, когда в результате ссоры и фактического прекращения семейных отношений один из супругов не допускал другого к владению и пользованию нажитым в браке имуществом - не пускал в квартиру, не давал нормально пользоваться предметами домашнего обихода. Это действительно внутреннее дело супругов. Вряд ли в подобном случае супруг, устраненный от владения и пользования вещами, станет предъявлять иск о защите своих прав собственника от нарушений, связанных с лишением владения или препятствиями пользованию. Он заявит требование о разделе общего имущества. Но можно представить себе и такую ситуацию, когда несогласованность действий супругов по владению и пользованию совместно нажитым имуществом касается не только их самих.

В Семейном кодексе отсутствует норма, согласно которой своим личным, раздельным имуществом каждый из супругов вправе владеть, пользоваться и распоряжаться самостоятельно, по своему усмотрению совершая в отношении этого имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Разумеется, это вытекает из положений гражданского законодательства. Однако следует, во-первых, дополнить такой нормой ст. 36 Семейного кодекса и, во-вторых, издать для нотариусов и должностных лиц органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, инструктивные разъяснения следующего содержания: при наличии выданных в установленном порядке документов, подтверждающих принадлежность имущества в соответствии со ст. 36 Семейного кодекса одному из супругов, не требуется согласия другого супруга для совершения сделки по распоряжению этим имуществом (отчуждению этого имущества, приобретению за счет этого иного имущества). Во включении в семейное законодательство такой нормы и в подобных разъяснениях имеется настоятельная необходимость, так как нотариусы и должностные лица органов, регистрирующих сделки с недвижимостью, требуют получения нотариально удостоверенного согласия супруга даже при наличии документальных подтверждений того, что имущество, отчуждаемое по сделке, либо средства, за счет которых имущество приобретается по сделке, принадлежат на праве собственности только супругу, совершающему сделку, - получены в дар, в порядке наследования, в результате приватизации жилья. И это несмотря на то, что согласно п. 17 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации наличие согласия другого супруга проверяется нотариусом только при удостоверении сделок, указанных в ст. 35 Семейного кодекса, т.е. сделок по распоряжению общим имуществом супругов, ведь эта статья регулирует владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов. А когда супруг, по настоянию нотариуса или регистрирующего органа, под страхом отказа в удостоверении и регистрации сделки, получает на отчуждение своего личного имущества и приобретение за его счет иного имущества или же на приобретение имущества за счет своих личных средств согласие другого супруга, то впоследствии другой супруг сможет претендовать на приобретенное имущество, недобросовестно используя данное им согласие как косвенное доказательство того, что это имущество является общим. Ведь по Закону согласие супруга требуется только для совершения сделок в отношении общего имущества. Кроме того, в литературе высказывалось мнение, что согласие супруга на отчуждение жилого дома необходимо требовать не только в том случае, когда дом является общим супружеским имуществом, но даже и тогда, когда он является личной собственностью супруга-продавца, если в доме проживает другой супруг и их несовершеннолетние дети и они не имеют другого жилья. Разумеется, с этим мнением нельзя согласиться. Необходимость получения согласия от супруга, не являющегося собственником, на совершение сделок по поводу личного имущества невозможно обосновать юридически. Распоряжение имуществом - прерогатива собственника. Что касается жилищных прав бывших членов семьи собственника (они, несомненно, "бывшие", ибо в нормальных условиях супруг не лишит своих близких крова), то они в должной мере обеспечиваются положениями ГК. Тем не менее уже само по себе наличие такого мнения, высказанного в литературе, хотя оно не было поддержано даже в советский период, убеждает в необходимости включить в Семейный кодекс норму о том, что в отношении своего раздельного имущества каждый супруг осуществляет правомочия собственника независимо от другого супруга, и издать предлагаемые разъяснения. В последнем параграфе настоящей главы будут освещены закрепленные в зарубежном законодательстве ограничения по распоряжению супругом некоторыми видами лично ему принадлежащего имущества - недвижимостью, использующейся как жилище семьи, и предметами домашней обстановки. Но в этих странах особый правовой режим такого имущества основан на признании его специального правового положения либо на принципиально другом правовом режиме имущества супругов - режиме отложенной общности, при котором во время брака все имущество супругов считается раздельным, но распоряжаться наиболее ценными его видами каждому из супругов следует с учетом будущего интереса другого супруга (так как по окончании действия режима производится раздел).

Среди сделок, заключаемых супругами между собой, определенное распространение получили соглашения об определении долей в праве на общее имущество, которые оформляются свидетельствами о праве собственности на долю в общем имуществе по совместному заявлению супругов; известны также соглашения о разделе общего имущества[64] . Можно ограничиться указанием на то, что порядок выдачи свидетельств о праве собственности на долю в общем имуществе по совместному заявлению супругов и выдачи свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе по заявлению пережившего супруга регулируется ст. 74 и ст. 75 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате[65] , а также на то, что результатом заключения как соглашения об определении долей, оформляемого выдачей данных свидетельств, так и соглашения о разделе общего имущества является прекращение супружеской общности имущества - совместной собственности.

Поскольку различаются режим общности приобретенного в браке имущества как основополагающий принцип регулирования супружеских отношений и режим вещей, принадлежащих супругам на праве общей совместной собственности, иными словами, режим общности имущества супругов и режим общего имущества супругов[66] , то следует различать также основания прекращения режима общности имущества супругов и основания прекращения права общей совместной собственности супругов на общее имущество.

Законный режим общности (режим совместной собственности) прекращается:

1) при прекращении брака - смертью, объявлением супруга умершим или разводом[67] ;

2) при заключении супругами брачного договора, устанавливающего другой правовой режим имущества супругов (ст. 42 Семейного кодекса).

Право общей совместной собственности супругов (право обоих супругов на их общее имущество, основанное на режиме совместной собственности) прекращается:

1) в результате раздела их общего имущества. После вступления в силу решения суда о расторжении брака приобретаемое бывшими супругами имущество принадлежит каждому из них лично, так как режим общности прекратился, однако вещи, которые были нажиты в период брака, продолжают и после его расторжения составлять общую совместную собственность (теперь уже бывших супругов) вплоть до раздела общего имущества. И наоборот, общее имущество супругов, разделенное в период брака, становится раздельным имуществом каждого из них, тогда как та часть их общего имущества, которая не была разделена, а также имущество, нажитое ими в браке в дальнейшем, составляют их совместную собственность (п. 6 ст. 38 Семейного кодекса), ведь законный режим общности не прекратился;

2) в результате выдела. Разумеется, ввиду наличия в данном случае всего двух сособственников требование выдела доли было бы равнозначно требованию о разделе, в связи с чем по общему правилу право совместной собственности супругов прекращается в результате именно раздела, а не выдела. Но применительно к доле пережившего супруга в общем супружеском имуществе более точно будет говорить о выделе. Ведь в случае прекращения брака вследствие смерти одного из супругов требуется установить ту часть, которая должна быть выделена пережившему супругу и не может входить в наследственную массу. При этом в отличие от долевой собственности, которая при наличии нескольких сособственников не прекращается, а лишь изменяется в результате выдела доли одного из них, общая совместная собственность супругов в результате выдела прекращается;

3) в результате преобразования совместной собственности в раздельную или в долевую без раздела общего имущества. Это может быть произведено путем заключения супругами брачного договора, устанавливающего режим долевой или раздельной собственности на отдельные виды уже имеющегося в наличии, нажитого имущества (ст. 42 Семейного кодекса), а также посредством заключения супругами соглашения об определении долей, которое оформляется свидетельствами о праве собственности на долю в общем имуществе. В соответствии со ст. 74 Основ законодательства РФ о нотариате нотариус по совместному письменному заявлению супругов выдает одному из них или им обоим свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе, нажитом за время брака. Свидетельство подтверждает лишь право на долю в определенном имуществе (долю жилого дома, автомашины, вклада и др.), на само конкретное имущество оно не выдается. Неверно будет выдать одному из супругов свидетельство о праве собственности на автомашину, другому - на дом. По желанию супругов свидетельства могут быть выданы как на равные, так и на неравные доли. Они выдаются с учетом того общего имущества, которое имеется на день выдачи свидетельств, для определения доли, принадлежащей каждому из супругов, чтобы он мог распоряжаться ею по своему усмотрению. Таким образом, в результате заключения соглашения об определении долей, оформленного выдачей указанных свидетельств, вместо совместной устанавливается общая долевая собственность.

Естественно, право совместной собственности супругов на принадлежащую им на этом праве конкретную вещь, иное имущество прекращается также по общим основаниям прекращения права собственности, предусмотренным ГК РФ (ст. 235): например, при отчуждении вещи другим лицам, гибели вещи и т.д. Однако в таких случаях в отличие от изложенных выше оснований прекращения права совместной собственности две полностью самостоятельные имущественные массы или же две доли в имуществе, находящемся в общей долевой собственности, не возникают; просто из числа вещей и имущественных прав, составляющих общее имущество супругов, выбывает та или иная вещь или другое имущество.

Согласно ст. 38 Семейного кодекса раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из них в общем имуществе (п. 1). Таким образом, теперь непосредственно в законе определено, что раздел имущества не связан с расторжением брака.

Как только что было отмечено, в случае раздела общего имущества в период брака та его часть, которая не была разделена, а также имущество, нажитое в период брака в дальнейшем, составляют совместную собственность супругов (п. 6).

Вещи, приобретенные исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних детей (одежда, обувь, школьные и спортивные принадлежности, музыкальные инструменты, детская библиотека и другие), разделу не подлежат и передаются без компенсации тому из супругов, с которым проживают дети (п. 5).

Общее имущество может быть разделено между супругами по их соглашению, которое по желанию супругов удостоверяется нотариально (п. 2 ст. 38 Семейного кодекса). В случае спора раздел, а также определение долей супругов в общем имуществе производятся в судебном порядке. Суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из них. Если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация (п. 3 названной статьи).

Следовательно, при осуществлении раздела общего имущества супругов у суда имеется правовая возможность передать неделимую вещь одному из супругов и взыскать в пользу другого соответствующую компенсацию - денежную или в виде выделения на его долю другого имущества соответствующей стоимости. Разумеется, это не означает, что нужно всегда передавать дом, квартиру в собственность одного из супругов, предоставляя другому лишь компенсацию и тем самым лишая его жилья. В тех случаях, когда возможен раздел в натуре (путем выделения каждому супругу изолированного помещения), он должен быть произведен; это вполне разумно и оправданно. В этом случае дом, квартира, дача остаются в общей собственности, но совместная собственность трансформируется в долевую, и определяется порядок пользования домом, квартирой, дачей. Но, если раздел в натуре технически невозможен, следует передавать имущество одному из супругов, присуждая в пользу другого соответствующую компенсацию. При этом необходимо учитывать, что производится раздел между супругами не какого-либо отдельного предмета, а всего их общего имущества во всей его совокупности, для чего суд и должен определить состав и суммарную стоимость общего имущества, доли супругов, идеальные (арифметические) и в стоимостном выражении. Однако это не всегда находит правильное понимание в судебной практике. Так, Махова обратилась с иском к Мокову о расторжении брака и разделе совместно нажитого имущества, в составе которого были автомашина и садовый домик. Истица просила присудить автомашину мужу, а домик - ей. Суд присудил автомашину мужу, но в признании за ней права собственности на садовый домик отказал, указав, что "никто не может быть лишен права собственности на дом". Суд присудил сторонам по 1/2 в праве собственности на садовый домик. Заместитель Генерального прокурора РФ принес протест на это решение, так как домик состоит всего из одной комнаты, и совместное пользование им бывшими супругами невозможно. Но суд кассационной инстанции оставил протест без удовлетворения[68] .

Решением Кировского районного суда г. Самары разделено совместно нажитое имущество между бывшими супругами Л. и В.

Судебная коллегия по гражданским делам решение отменила, указав следующее.

Из материалов гражданского дела следует, что стороны состояли в зарегистрированном браке, решением Кировского райсуда г. Самары от 21.06.1999 несовершеннолетняя дочь И. 27.04.1989 рождения оставлена на воспитание матери.

Удовлетворяя иск в части о разделе имущества, суд в решении указал, что раздел имущества следует произвести следующим образом: гараж кирпичный выделить в собственность В., а все остальное имущество - Л.

Суд передал в собственность Л. имущество на общую сумму 137 430 рублей, а В. передал в собственность кирпичный гараж, но в решении судом не указана стоимость этого кирпичного гаража.

Суд в решении указал, что стороны в судебном заседании единогласно решили, что стоимость кирпичного гаража соответствует стоимости всего остального имущества.

Между тем в нарушение требований ст. 39 СК РФ и Постановления Пленума Верховного суда РФ N 15 от 05.11.1998 суд в решении не указал, по какому принципу произведен раздел имущества: исходя из принципа равенства долей бывших супругов или раздел имущества произведен с отступлением от начала равенства долей супругов в их общем имуществе (судом не приведены доводы об этом), исходя из того, что Л. передано имущество на общую сумму 137 430 рублей, а В. передан гараж без указания конкретной стоимости.

Кроме того, В. то просил суд выделить ему половину имущества, то просил суд учесть то, что их совместная несовершеннолетняя дочь воспитывается с Л.

С учетом изложенного, суду следовало уточнить у В. и Л., требуют ли они раздела имущества, исходя из принципа равенства их долей, или требуют раздела имущества с отступлением от начала равенства их долей в общем имуществе (и по какой причине они требуют отступить от начала равенства долей), после чего в силу ст. 39 СК РФ суду следовало определить общее имущество сторон, их стоимость, а также имущество, передаваемое каждой из сторон с учетом принципа равенства долей или с отступлением от начала равенства долей, с приведением мотивов применения того или иного принципа раздела совместно нажитого имущества.

Таким образом, при разрешении данного дела судом были нарушены нормы материального права, что повлекло вынесение незаконного и необоснованного решения[69] .

При отсутствии возможности выплаты компенсации последняя не должна присуждаться, и суду надлежит найти иное решение, не ущемляющее прав одного из супругов. Но и передача спорного предмета одному из супругов без взыскания компенсации в пользу другого только потому, что отсутствует реальная возможность предоставления компенсации, ущемляет имущественные интересы одной из сторон. Хотя в силу не очень удачной редакции п. 3 ст. 38 Семейного кодекса такое решение возможно: "В случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация". При этом становится не вполне понятным, зачем суд должен определять по правилам ст. 39 доли супругов, если общее имущество затем будет разделено фактически не в соответствии с определенными долями. Представляется разумным и оправданным внести изменение в п. 3 ст. 38, заменив слово "может" словом "должна". Тогда суд будет обязан, присуждая одному из супругов имущество, превышающее по стоимости размер его доли, присуждать другому компенсацию. И если компенсация не может быть предоставлена немедленно, суд может установить достаточно длительный срок ее выплаты и вынести решение о ее выплате путем периодических удержаний из заработной платы или иных доходов должника либо путем обращения взыскания на его имущество - как на то, которое принадлежало ему лично согласно ст. 36 Семейного кодекса, так и на то, которое он получил в результате раздела общего имущества супругов.

Необходимо отметить, что при разделе общего имущества супругов возможно применение правил о зачете, предусмотренных гражданским законодательством.

К требованиям супругов, брак которых расторгнут, о разделе их общего имущества применяется трехлетний срок исковой давности (п. 7 ст. 38 Семейного кодекса).

М. обратился в суд с иском к Я. о признании права собственности на 0,305 частей квартиры в ЖСК "Дельфин", о вселении и определении порядка пользования данной квартирой, сославшись на то, что часть пая за нее выплачена в период его брака с ответчицей, в связи с чем квартира является общей совместной собственностью сторон и поэтому ему принадлежит часть квартиры, соответствующая половине суммы пая, выплаченной в браке. Ответчица предъявила встречные требования о признании за ней права собственности на квартиру, о признании истца не приобретшим права на жилую площадь в этой квартире и снятии его с регистрационного учета, утверждая, что пай за квартиру она выплатила с помощью своей сестры и из личных средств, ответчик деньги не вносил, в квартире не проживал. Чертановский районный суд г. Москвы 7 мая 1999 г. первоначальный иск удовлетворил, во встречном иске отказал. Суд кассационной инстанции решение районного суда изменил, снизив долю М. до 0,28. Президиум Московского городского суда оставил судебные акты без изменения. При этом суды руководствовались следующим. М. и Я. состояли в браке с 1970 по 1974 гг. В 1971 г. М. был принят в члены ЖСК "Дельфин" и ему на семью из трех человек (он, жена, дочь жены) была предоставлена двухкомнатная кооперативная квартира площадью 29,8 кв. м. В период брака за эту квартиру выплачена часть пая - 3174 руб., оставшаяся часть пая в сумме 2552 руб. выплачена Я. после расторжения брака из личных средств. Учитывая, что согласно брачно-семейному законодательству (ст. ст. 20, 21 КоБС, ст. 34 Семейного кодекса) имущество, нажитое супругами в период брака, является их общей совместной собственностью и доли супругов в этом имуществе равны, суды определили доли сторон в праве собственности на квартиру, признав за М. право на 0,28, так как ему принадлежит часть пая в сумме 1587 руб. (3174 : 2), а за Я. - право на 0,72, так как ей принадлежит часть пая в сумме 4139 руб. (3174 : 2 + 2552). С учетом того что М. является сособственником квартиры, его требования о вселении и об определении порядка пользования квартирой были удовлетворены и ему выделена комната размером 11,9 кв. м. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 19 мая 2000 г. отменила судебные акты в части удовлетворения первоначального иска и направила дело на новое рассмотрение, так как к требованиям супругов, брак которых расторгнут, о разделе общего имущества применяется трехлетний срок исковой давности (п. 7 ст. 38 Семейного кодекса). Я. просила суд применить срок исковой давности к требованиям бывшего мужа, но суд это заявление оставил без внимания и не установил, с какого времени в данном случае началось течение срока исковой давности, истек ли этот срок, и если истек, то по каким причинам М. пропустил срок для обращения в суд. Вывод президиума Московского городского суда о том, что, поскольку М. выплатил пай за кооперативную квартиру, он в силу закона ее собственник, все остальные его требования производны от этого права, поэтому применение к ним исковой давности нарушит его право собственности на квартиру, ошибочен. Как видно из материалов дела и не оспаривалось истцом по первоначальному иску, с 1974 по 1986 гг. пай за кооперативную квартиру вносила только Я., М. в это период участия в оплате пая не принимал. Право собственности на кооперативную квартиру зависит от права на внесенный за нее пай. Выплаченные в период брака паевые взносы являются общим совместным имуществом супругов, требования М. связаны с разделом такого имущества, и для этих требований законом установлен трехгодичный срок исковой давности. Таким образом, суду следовало рассмотреть заявление ответчицы по первоначальному иску о применении срока исковой давности к требованиям бывшего мужа[70] .

Следует обратить внимание на момент начала течения срока исковой давности по таким требованиям. Согласно п. 2 ст. 9 Семейного кодекса при применении норм, устанавливающих исковую давность, суд руководствуется правилами ст. ст. 198 - 200 и ст. ст. 202 - 205 ГК РФ. Это означает, что течение установленного Семейным кодексом трехлетнего срока исковой давности для требований бывших супругов о разделе общего имущества (п. 7 ст. 38) начинается не со дня расторжения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Н. обратилась к мировому судье с иском к своему бывшему мужу о разделе совместно нажитого имущества, указав, что состояла с ответчиком в зарегистрированном браке, который расторгнут 01.11.1996. Однако, несмотря на это, они продолжают проживать совместно. Ссылаясь на то, что соглашения о добровольном разделе совместно нажитого имущества между нею и ответчиком не достигнуто, Н. просила разделить указанное имущество, выделив ей дачный участок площадью 8 соток с кирпичным домом, гаражом, погребом и баней, расположенный в районе АГЛОС, а ответчику машину ВАЗ-21099, 1997 года выпуска, и металлический гараж.

Решением мирового судьи судебного участка N 42 Промышленного района г. Самары от 04.02.2004 в иске отказано.

Определением Промышленного районного суда г. Самары от 14.02.2004 решение мирового судьи оставлено в силе.

Президиум Самарского областного суда апелляционное определение отменил, указав следующее.

Отказывая в удовлетворении иска, мировой судья исходил из того, что земельный участок с находящимся на нем домом и другими строениями и металлический гараж не подлежат разделу, поскольку правоустанавливающих документов на указанное имущество не имеется. Также мировой судья сослался на истечение срока исковой давности для обращения Н. в суд. С такими выводами мирового судьи согласился и суд апелляционной инстанции.

Между тем в материалах дела имеется ксерокопия свидетельства на право собственности на спорный земельный участок на имя ее бывшего супруга, подлинник которого, по утверждению Н., находится у нее.

Кроме того, отсутствие правоустанавливающих документов не является достаточным основанием для исключения спорного имущества из состава имущества, подлежащего разделу.

Закон допускает раздел незаконченного строительства дома, если, учитывая степень его готовности, можно определить подлежащие выделу части с последующей технической возможностью доведения строительства дома до конца. При невозможности выдела доли в натуре из общего имущества суд присуждает одному из супругов денежную компенсацию.

Также суд не обсудил вопрос о возможности включения в раздел денежных средств, затраченных сторонами по делу на строительство дома и других строений на земельном участке, на приобретение гаража. Суд апелляционной инстанции данное противоречие не устранил.

Делая вывод об истечении срока исковой давности, мировой судья и суд апелляционной инстанции правильно руководствовались разъяснениями, содержащимися в п. 19 Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.98 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрения дел о расторжении брака", однако неправильно их истолковали.

В соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрения дел о расторжении брака" течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не с момента прекращения брака, а со дня, когда разведенный супруг знал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество.

Мировой судья и суд апелляционной инстанции начало течения срока исковой давности связали с моментом прекращения брака, оставив без внимания и оценки доводы Н. о том, что, несмотря на расторжение брака в ноябре 1996 года, между нею и ответчиком сохранялись фактически семейные отношения до октября 2002 года. Именно с октября 2002 года ответчик стал препятствовать ей в пользовании спорным имуществом.

При таких обстоятельствах определение судьи апелляционной инстанции нельзя признать законным и обоснованным.

Апелляционное определение суда отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд[71] .

Необходимо присоединиться к высказанному в литературе мнению, что исчисление срока исковой давности по общим правилам применительно к требованиям о разделе общего супружеского имущества не является оправданным. Это дает возможность сохранения режима общности имущества в течение длительного времени после прекращения самого брака, тогда как режим совместной собственности установлен для супругов - лиц, состоящих в браке и живущих одной семьей. В связи с этим предлагается установить, что требование о разделе общего имущества может быть предъявлено только в течение трех лет с момента расторжения брака, а не с момента, когда бывший супруг узнал о нарушении своего имущественного права. Кроме того, чем более продолжительным является отрезок времени между расторжением брака и разделом имущества бывших супругов, тем сложнее представление доказательств и сохранение самого имущества. К этому остается добавить, что установление сокращенного срока исковой давности отвечало бы интересам добросовестных приобретателей, способствовало бы стабильности, устойчивости гражданского оборота, исключая предъявление бывшим супругом притязаний на имущество через много лет после развода.

В заключение хочется отметить закон определяет совместную собственность супругов как имущество, нажитое ими в период брака, имея в виду брак, заключенный в установленном законом порядке в органах загса. Фактическая семейная жизнь без соответствующей регистрации брака не создает совместной собственности на имущество. В подобных случаях может возникнуть общая долевая собственность лиц, которые трудом или средствами приобрели какое-то имущество. Их имущественные отношения будут регулироваться не семейным, а гражданским законодательством.

Правовая природа отношений собственности супругов достаточно сложна; регулируется не только семейным, но и гражданским законодательством.

ГЛАВА 3. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ В ЧАСТИ ДОГОВОРНОГО РЕЖИМА ИХ ИМУЩЕСТВА

3.1 Правовая природа брачного договора

Согласно действующему российскому законодательству брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения (ст. 40 Семейного кодекса РФ). Брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности, определить свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов, имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака (п. 1 ст. 42 Семейного кодекса).

Следовательно, хотя законодательство Российской Федерации не допускает регулирования брачным договором личных неимущественных отношений между супругами, их прав и обязанностей в отношении детей (п. 3 ст. 42 Семейного кодекса), предметом брачного договора и в Российской Федерации могут быть отношения, составляющие предмет разных отраслей права - гражданского (отношения по поводу принадлежащего супругам имущества) и семейного (отношения по поводу предоставления содержания). Иными словами, брачный договор может определять не только гражданские правоотношения - правоотношения собственности супругов, но и семейные правоотношения - алиментные, а в некоторых других странах - также личные правоотношения супругов[72] .

Для определения правовой природы брачного договора необходимо отметить один немаловажный момент - субъектный состав данного договора. Семейный кодекс РФ определяет брачный договор как соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов. В литературе справедливо указывается на недостатки такой формулировки закона: она может быть истолкована как необходимость регистрации брака в кратчайшие сроки после заключения брачного договора. Но законодатель не имел в виду ограничить последующее за брачным договором заключение брака какими-то временными рамками. Поэтому было бы точнее говорить о лицах, собирающихся вступить в брак, а не о лицах, вступающих в брак[73] . При этом нет оснований разделить точку зрения Н.Е. Сосипатровой, согласно которой право на заключение брачного контракта до заключения брака должно распространяться только на лиц, которые подали заявление о регистрации брака в соответствующие органы, так как лишь они могут рассматриваться как лица, желающие вступить в брак, и что по аналогии с конструкцией предварительного договора заключенный такими лицами брачный договор должен признаваться прекратившим свое действие, если в течение года за ним не последует регистрация брака[74] . Эта точка зрения достаточно убедительно опровергнута И.В. Жилинковой: установление подобного срока оправданно лишь в случае, если растянутость во времени создает угрозу нарушения имущественных прав лиц, заключивших договор, чего в данном случае не происходит[75] . Однако не везде брачные договоры заключаются между супругами или лицами, намеревающимися вступить в брак. Значительной спецификой отличаются брачные договоры в странах Африки, что обусловлено действием принципов полигамии, платы за жену и других, традиционных для правовых систем этого континента. Брак рассматривается как своего рода коллективное соглашение больших семей, он носит характер объединения, более длительного, чем пожизненное. Его непрерывность поддерживается замещением умершего супруга его родственниками: женитьбой брата покойного на вдове (левират) или заменой пережившему мужу покойной жены ее родственницей (сорорат). Соответственно и брачные договоры в этих странах имеют специфическую форму, так как они заключаются не только супругами, но и членами их семей, и специфическое содержание, поскольку определяют права и обязанности семей, в том числе личного характера[76] .

В свете изложенного невозможно однозначно согласиться с господствующей в отечественной литературе точкой зрения, что брачный договор по своей правовой природе является гражданско-правовой сделкой, одним из видов гражданско-правовых договоров, обладающим определенной спецификой, существенными особенностями[77] . Обычно брачные договоры заключаются для изменения законного режима общности нажитого в браке имущества и не содержат обязательств сторон соединить свои вклады и совместно действовать - предмета договора о совместной деятельности (п. 1 ст. 1041 ГК РФ).

Брачный договор можно рассматривать как гражданско-правовой лишь в той мере, в какой он регулирует отношения, составляющие предмет гражданского права: видоизменяет законный или устанавливает договорный режим имущества супругов, определяет права и обязанности супругов по управлению и распоряжению их имуществом, предусматривает правила раздела в случае расторжения брака - иными словами, определяет правоотношения собственности супругов. В той части, в которой брачный договор определяет семейные правоотношения - алиментные, личные, - он не может считаться гражданско-правовой сделкой. Именно в этой части о нем следует говорить как об особом, семейно-правовом соглашении. Данный термин был введен Е.М. Ворожейкиным. Правда, он предлагал таким образом отграничить сделки супругов относительно их раздельного имущества, которые он считал гражданско-правовыми, от сделок по поводу их общего имущества[78] . Но этот термин вполне может быть использован в современных условиях для характеристики правовой природы брачного договора в указанной его части.

В связи с этим, поскольку брачный договор одновременно является институтом и гражданского, и семейного права, его необходимо признать договором sui generis[79] .

Заслуживает внимания позиция, высказанная относительно правовой природы брачного договора в российском праве Л.Б. Максимович. Она определяет брачный договор как гражданско-правовой инструмент семейно-правового регулирования имущественных отношений между супругами и бывшими супругами[80] . По ее мнению, как и по приведенному выше мнению многих других авторов, брачный договор является разновидностью гражданско-правового договора и вместе с тем обладает весьма существенной спецификой[81] . Одной из особенностей брачного договора Л.Б. Максимович считает то, что в его ткань могут вплетаться как гражданско-правовые (например, безвозмездное пользование имуществом), так и семейно-правовые соглашения (установление того или иного правового режима в отношении определенного имущества супругов, соглашения о разделе супружеского имущества, об определении в нем долей)[82] . При этом, как видно из приведенного текста, данный автор подразделяет супружеские соглашения, входящие в брачный договор в качестве его условий, на гражданско-правовые и семейно-правовые не в зависимости от того, какие отношения выступают в качестве их предмета, а, вслед за Е.М. Ворожейкиным, в зависимости от того, применительно к какому имуществу супругов - общему или раздельному - осуществляется регулирование, или же исходя из того, определяются ли именно специфические, супружеские права и обязанности (установление режима и т.п.). Такой подход представляется ошибочным, поскольку и установление правового режима имущества супругов, и раздел их имущества, и определение в нем долей относятся к правоотношениям собственности супругов, которые являются гражданскими правоотношениями. Разумеется, необходимо полностью согласиться с Л.Б. Максимович в том, что недопустимо превращать супружеские отношения, в том числе имущественные, в обычные товарно-денежные отношения, что равенство, автономия воли, имущественная самостоятельность применимы к субъектам брачного договора не в той мере, в какой применимы к участникам гражданского оборота, между которыми складываются обычные товарно-денежные отношения. Ведь объективно присутствующая в браке супружеская общность (бытовая, эмоциональная, физическая), неизбежно происходящее в семье в той или иной степени фактическое обобществление имущества супругов существенно отличают их имущественные отношения от традиционных отношений между имущественно обособленными и автономно действующими участниками гражданского оборота[83] . В то же время нельзя не учитывать, что в семье происходит в известной мере фактическое обобществление имущества не только супругов, но и других членов семьи, и в отношении них можно говорить об общности жизни. Поэтому, если основываться на фактической общности жизни, возникнет опасность втягивания в бесплодную дискуссию о теоретическом обосновании различий в законодательном регулировании имущественных отношений между супругами и между родителями и детьми. В целом складывается впечатление, что, определяя брачный договор как гражданско-правовой инструмент семейно-правового регулирования, Л.Б. Максимович допускает некоторое смешение понятий семейного права и семейного законодательства. Так, ее вывод об указанной правовой природе брачного договора основан на том, что:

- брачный договор предназначен для регулирования имущественных отношений между супругами, поэтому он является институтом и инструментом гражданского права (законодательства), в котором наиболее полно и всесторонне разработаны механизмы, способы и формы договорного регулирования имущественных отношений, и нет необходимости заново изобретать соответствующие механизмы в семейном праве, можно и нужно использовать гражданско-правовые механизмы. Важно только, чтобы их использование не противоречило существу и смыслу семейных отношений;

- брачный договор, хотя и тяготеет по своему характеру к договору простого товарищества, не имеет прямых аналогов среди договоров, прямо предусмотренных в гражданском законодательстве[84] .

Изложенное дает основания полагать, что применительно к брачному договору можно говорить об использовании в семейном законодательстве инструментов законодательства гражданского. Но правовая природа брачного договора определяется не тем, институтом и инструментом какой отрасли законодательства он является, а тем, к какой отрасли права он относится, какие отношения регулируются его условиями. В этой связи брачный договор в той его части, в которой он регулирует правоотношения собственности супругов, необходимо признать гражданско-правовым договором, а в той его части, в которой он определяет семейные правоотношения (согласно российскому законодательству - алиментные), его следует считать особым семейно-правовым соглашением.

В соответствии с правовой природой брачного договора в нашей стране должен решаться вопрос о применении к брачному договору норм гражданского законодательства. В той части, в которой он определяет правоотношения собственности супругов (гражданские правоотношения), гражданское и семейное законодательство должны соотноситься как общее и специальное: при наличии норм семейного законодательства, регулирующих именно данные отношения, следует применять такие нормы, если же их нет - нормы гражданского законодательства[85] . Применение гражданского законодательства в этих случаях не может считаться противоречащим существу семейных отношений. Но в той части, в которой брачный договор определяет семейные правоотношения, должен действовать принцип субсидиарного применения гражданского законодательства, в широком его понимании: к отношениям, не урегулированным семейным законодательством, гражданское законодательство применяется постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений (ст. 4 Семейного кодекса)[86] .

В качестве примера возможного применения гражданского законодательства к брачному договору в части правоотношений по поводу принадлежащего супругам имущества можно привести следующую ситуацию. Супруги пожелали предусмотреть в брачном договоре обязанность одного из них предоставить родителю другого в пользование определенное имущество - жилое помещение, дачный участок и т.п., причем не в качестве встречного удовлетворения за передачу родителем молодой семье другой аналогичной вещи. Скажем, таким путем супруги воспользовались своим правом, предусмотренным п. 1 ст. 42 Семейного кодекса, определять порядок несения семейных расходов: благодаря тому, что один супруг предоставит родителю другого указанное имущество, другой супруг, вместо того чтобы оказывать необходимую помощь родителю, сможет вносить больше половины своих доходов на семейные нужды. В соответствующей части данный брачный договор следует признать договором в пользу третьего лица и применять положения ст. 430 ГК РФ. Такое признание (в части) допустимо по правилам п. 3 ст. 421 ГК РФ о смешанных договорах. Следовательно, М.Г. Масевич справедливо полагает, что возможно включение в брачный договор отдельных обязательств супругов перед третьими лицами, например, условие о предоставлении членам семьи в пользование жилой площади, принадлежащей на праве собственности одному супругу, обязательства по оказанию материальной помощи родителям другого супруга[87] . Несколько противоречивую позицию по данному вопросу занимает Е.А. Чефранова, которая, признавая брачный договор гражданско-правовым, тем не менее считает, что гражданско-правовая конструкция договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ) к нему неприменима, поскольку взрослые члены семьи самостоятельно приобретают права путем вступления в не противоречащие закону сделки[88] . Помимо изложенных аргументов в пользу применимости данной конструкции к брачному договору необходимо отметить, что и вместо заключения "классического" договора в пользу третьего лица практически всегда имеется возможность совершения сделки непосредственно с третьим лицом, чтобы оно самостоятельно приобрело права[89] .

Разумеется, речь не идет о возможности регулирования брачным договором обязанностей супругов в отношении детей, поскольку это прямо запрещено специальной нормой (п. 3 ст. 42 Семейного кодекса).

Что касается некоторых других положений гражданского законодательства, применение которых к брачному договору представляется невозможным, например, о возложении исполнения обязательства на третье лицо, о переходе прав кредитора к другому лицу, то, для того чтобы их не применять, нет необходимости ссылаться на противоречие существу семейных отношений. Исключить применение подобных положений можно на основании норм самого гражданского законодательства - ведь из существа обязательств по брачному договору вытекает обязанность их личного исполнения, эти обязательства всегда неразрывно связаны с личностью кредитора (п. 1 ст. 313, ст. 383 ГК РФ)[90] .

Своеобразную позицию по вопросу о возможности применения к брачному договору норм гражданского законодательства занимает Л.Б. Максимович. По ее мнению, брачный договор представляет собой особую разновидность гражданско-правовых соглашений безвозмездного типа (в значении п. 2 ст. 423 ГК РФ) и не может предусматривать получение платы или иного встречного предоставления; возмездные имущественные отношения между супругами подлежат регулированию не в брачном договоре, а в предусмотренных гражданским законодательством или не противоречащих ему возмездных договорах: купли-продажи, мены, найма жилого помещения, ренты и пр. Она считает, что, исходя из содержания ст. 4 Семейного кодекса, предусматривающей возможность субсидиарного применения гражданского законодательства к имущественным отношениям супругов, если это не противоречит существу семейных отношений, положения гражданского законодательства, относящиеся к безвозмездным договорам (например, договору безвозмездного пользования), могут применяться к имущественным взаимоотношениям супругов путем прямого включения соответствующих положений в брачный договор или путем ссылки в брачном договоре на применение к отношениям сторон норм о договоре определенного вида. Что касается использования в брачном договоре (путем воспроизведения или отсылочным образом) положений гражданского законодательства, относящихся к возмездным договорам, то, по мнению Л.Б. Максимович, они могут применяться лишь в той мере и при том условии, что это не приведет к возникновению непосредственно возмездных отношений между супругами. Если же у супругов появляется необходимость урегулировать именно возмездные отношения друг с другом, требующие встречного предоставления, им следует заключить отдельный договор (купли-продажи, мены и т.п.), в котором они выступали бы не в качестве супругов (как в брачном договоре), а в качестве физических лиц - участников гражданского оборота[91] .

С таким подходом можно согласиться лишь с определенными оговорками. Конечно, брачный договор предназначен в основном не для установления обязанностей по совершению супругами конкретных действий, к тому же за плату или при условии иного встречного предоставления. Однако вряд ли следует во всех случаях считать его безвозмездным договором и не допускать применения к нему норм о договорах возмездных. Ведь уже само по себе закрепление в брачном договоре правового режима супружеского имущества предполагает определенную взаимность. Во-первых, закон допускает установление того или иного избранного сторонами режима на имущество каждого из супругов, но при этом запрещает ставить одного из них в крайне неблагоприятное положение. Во-вторых, маловероятно, чтобы, заключая брачный договор, один из супругов согласился, скажем, передать в совместную собственность свою добрачную недвижимость или отказался на будущее от учета своих существенных вложений в раздельное имущество - предприятие супруга, если для последнего такие же условия брачным договором не предусматриваются. Подобную взаимность можно рассматривать как наличие встречного предоставления в смысле ст. 423 ГК РФ. Более того, непосредственно в Семейном кодексе (п. 1 ст. 42) закреплена возможность включения в брачный договор условий возмездного характера: таковыми, несомненно, являются положения брачного договора о том, какое имущество будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака. Это вполне согласуется с общей характеристикой правоотношений собственности супругов: как уже было отмечено, им присущи черты возмездности и эквивалентности. Изложенное позволяет сделать вывод, что к брачному договору в той его части, в которой он определяет указанные правоотношения, могут применяться нормы гражданского законодательства как о возмездных, так и безвозмездных договорах, в зависимости от конкретных условий брачного договора.

3.2 Содержание брачного договора применительно к отношениям супружеской собственности

В отечественном законодательстве в силу ст. 40 Семейного кодекса брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.

Исходя из конъюнктивно-дизъюнктивной конструкции указанной статьи, брачный договор может определять имущественные права и обязанности супругов как в течение брака, так и на случай его расторжения, причем стороны могут урегулировать свои имущественные взаимоотношения и на время брака, и на случай развода одновременно, но могут предусмотреть права и обязанности только на период брака или только на случай развода. Такие альтернативные возможности, предоставленные супругам для определения судьбы имущества, отмечены в литературе[92] . Данная формулировка закона представляется, однако, не совсем удачной, если рассматривать ее во взаимосвязи с нормой о прекращении брачного договора. Согласно п. 3 ст. 43 Семейного кодекса его действие прекращается с момента прекращения брака, за исключением тех обязательств, которые предусмотрены брачным договором на период после прекращения брака. Из этого можно сделать вывод, что при прекращении брака применению подлежат лишь те условия брачного договора, которые прямо предусматривают обязательства именно на время после развода: о правилах раздела общего имущества супругов и определения долей в нем, выплате компенсации за виновное поведение, приведшее к разводу, возмещении стоимости израсходованного общего имущества и т.п. И если в брачном договоре, устанавливающем режим раздельной собственности на все имущество супругов или на его отдельные виды, отсутствует четко выраженное указание о том, что при прекращении брака каждый из супругов сохраняет за собой то имущество, собственником которого он является в соответствии с установленным данным договором режимом, можно после развода не применять положения брачного договора касательно режима супружеского имущества и производить его раздел в соответствии с законным режимом. Очевидно, что подобное толкование противоречит цели и смыслу брачного договора[93] .

Кроме того, не совсем верной является и формулировка п. 3 ст. 43 Семейного кодекса, так как согласно ст. 40 Семейного кодекса брачный договор может определять имущественные права и обязанности супругов в случае расторжения брака, но не в случае прекращения брака по другим основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 16 Семейного кодекса (смерть или объявление судом умершим одного из супругов). Правда, п. 3 ст. 43 Семейного кодекса, определяя момент прекращения действия брачного договора моментом прекращения брака, отсылает к ст. 25 Семейного кодекса, которая определяет именно момент прекращения брака при его расторжении[94] . Но положение п. 3 ст. 43 Семейного кодекса о том, что прекращение брака не прекращает действия тех обязательств, которые предусмотрены брачным договором на период после прекращения брака, сформулировано без ссылок на какие-либо другие статьи Кодекса, в том числе на ст. 25. Помимо указанного противоречия следует обратить внимание еще и на возможность буквального толкования закона следующим образом: поскольку брачный договор регулирует имущественные отношения супругов только в браке и (или) в случае его расторжения и в такой договор нельзя включать положения об изменении порядка наследования и иные подобные условия на период после прекращения брака смертью одного из супругов, то передачу имущества умершего супруга по наследству можно производить так, как если бы супруги не изменили законный режим. Такое толкование, как и в приведенном выше примере, противоречит цели и смыслу брачного договора[95] .

В целях согласованности норм законодательства и во избежание толкования, противоречащего самой идее брачного договора, необходимо, во-первых, внести изменение в Семейный кодекс, изложив п. 3 ст. 43 в следующей редакции:

"Действие брачного договора прекращается с момента прекращения брака (ст. 16 настоящего Кодекса), за исключением тех прав и обязанностей, которые предусмотрены брачным договором на случай расторжения брака, а также тех положений брачного договора, применение которых к имущественным правам и обязанностям, связанным с прекращением брака, разумно вытекает из содержания брачного договора (положений о режиме имущества супругов и других)".

Во-вторых, следует путем издания соответствующих руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ указать судам на необходимость толкования и применения ст. 40 и п. 3 ст. 43 Семейного кодекса РФ в их взаимосвязи, т.е. при наличии брачного договора осуществлять раздел общего имущества супругов и определение долей в этом имуществе, выдел доли пережившего супруга, признавать конкретные предметы общей или раздельной собственностью супругов, взыскивать суммы, не внесенные своевременно на покрытие семейных расходов, и т.д., основываясь на не противоречащих закону положениях брачного договора.

Согласно п. 1 ст. 42 Семейного кодекса брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности, установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. Таким образом, супруги вправе урегулировать брачным договором свои имущественные отношения наиболее приемлемым для себя образом: избрать любой из классических режимов или сконструировать индивидуальную смешанную модель; например, оговорить, что доля одного из супругов в уставном капитале хозяйственного общества является его раздельным имуществом, даже если вклад был внесен за счет общих средств, а текущие доходы (дивиденды) делятся поровну между супругами[96] , предусмотреть, что объекты недвижимости становятся собственностью того супруга, на имя которого оформлено их приобретение, тогда как доходы, приносимые ими, поступают в совместную собственность. Довольно типичны ситуации, когда заключению брака предшествует продолжительное совместное проживание мужчины и женщины, в период которого они производят вложения средств и труда в имущество друг друга: один из фактических супругов передает другому средства на приобретение квартиры либо участвует в строительстве или ремонте дома, принадлежащего другому. В таком случае интересы супруга-несобственника защитит заключение брачного договора с условием о распространении режима совместной собственности на отдельные виды добрачного имущества[97] .

Представляется, однако, что, предусматривая право супругов изменить установленный законом режим совместной собственности, законодатель имел в виду не только возможность исключить отдельные объекты, перечисленные в ст. 34 Семейного кодекса, из состава общего совместного имущества либо, напротив, дополнить указанный перечень (ведь это означает установление альтернативного режима на то или иное имущество; и о праве супругов установить режим говорится дальше). Смысл заключается в том, что законодатель разрешил мужу и жене вносить изменения в сам законный режим. Например, супруги могут в брачном договоре предусмотреть права и обязанности по управлению и распоряжению совместным имуществом, отличные от закрепленных в ст. 35 Семейного кодекса: предоставить одному из них право совершать некоторые сделки без согласия другого или, наоборот, закрепить необходимость получения письменного согласия для безвозмездных отчуждений и т.д.

В силу п. 1 ст. 42 Семейного кодекса супруги вправе определить в брачном договоре способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов[98] ; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов. Следовательно, супруги имеют право, например, установить в брачном договоре денежные или иные (имущественные) компенсации, выплачиваемые одной из сторон при расторжении брака. Однако это может быть установлено брачным договором. В качестве примера включения в брачный договор "иных" положений, касающихся имущественных отношений супругов, можно также привести следующие ситуации, довольно часто встречающиеся в нотариальной практике: стороны определяют, что, несмотря ни на какие вложения в период брака, даже при перестройке, переоборудовании и т.д., добрачное имущество останется за тем, кому оно принадлежало до заключения брака, и другой супруг не будет иметь никаких прав на это имущество; предусматривают, что при разделе общего имущества драгоценности останутся у того, кто ими пользовался; оговаривают право каждого из супругов продать свое добрачное или полученное в дар имущество без согласия другого право за счет выручки от этого купить иное имущество также без согласия другого, и устанавливают, что оно будет собственностью первого[99] . В брачном договоре супруги могут отступить от равенства долей при разделе совместно нажитого имущества, урегулировать отношения по выплате компенсаций за имущество, предусмотреть сохранение права пользования имуществом одного из бывших супругов за другим. Например, включить условие о том, что при разделе общего имущества дача переходит в собственность мужа, но за бывшей женой признается право пользования этой дачей в течение определенного времени или бессрочно.

Закон определяет, что права и обязанности, предусмотренные брачным договором, могут ограничиваться определенными сроками либо ставиться в зависимость от наступления или ненаступления определенных условий (п. 2 ст. 42 Семейного кодекса). Требования к условиям предъявляются обычные, они должны быть законными и осуществимыми[100] .

Хотя имущественные последствия могут быть по брачному договору связаны с обстоятельствами неимущественного характера, в соответствии с действующим российским законодательством брачный договор не может регулировать личные неимущественные отношения между супругами. Семейный кодекс содержит прямой запрет такого регулирования (п. 3 ст. 42). Кроме того, согласно данному пункту брачный договор не может ограничивать правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регулировать права и обязанности супругов в отношении детей. Следовательно, не могут быть предметом брачного договора: например, вклады, внесенные за счет общего имущества на имя общих несовершеннолетних детей супругов. Можно лишь в виде определения порядка несения семейных расходов закрепить обязанности супругов по несению расходов на детей, разумеется, не умаляя законных прав детей на получение содержания от родителей. Никакие другие родительские права и обязанности брачным договором регулироваться не могут. И даже включая в брачный договор положения о расходах на детей, нельзя ограничивать предусмотренные Законом обязанности родителей по содержанию детей, в том числе по участию в дополнительных расходах на них. Условия брачного договора, нарушающие изложенные требования п. 3 ст. 42 Семейного кодекса, ничтожны (п. 2 ст. 44 Семейного кодекса)[101] .

Брачный договор не может содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (п. 3 ст. 42 Семейного кодекса). По требованию супруга, поставленного условиями договора в такое положение, суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично (п. 2 ст. 44 Семейного кодекса). Такое специфическое ограничение содержания брачного договора, как запрет поставления одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, вызвано тем, что брачный договор тесно связан с личными отношениями сторон, в результате чего возможно злоупотребление правом. Один из супругов под воздействием чрезмерного доверия другому может подписать договор, который в дальнейшем приведет к существенному нарушению его прав[102] , но такой договор не будет подпадать под действие ст. 178 ГК РФ, так как сделка, совершенная под влиянием заблуждения, признается недействительной только в случае существенного значения заблуждения, а заблуждение считается существенным лишь тогда, когда оно имеет место относительно природы или предмета сделки, но не ее мотивов. В качестве соглашений, ставящих одну из сторон в крайне неблагоприятное положение, следует рассматривать договоры, в соответствии с которыми один из супругов полностью отказывается от прав на имущество, нажитое в браке, от права давать согласие на распоряжение общим имуществом, передает все свое добрачное имущество другому супругу, и подобные им договоры. Рассматриваемое правило не тождественно правилу о недействительности сделки, заключенной лицом вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях (ст. 179 ГК РФ), хотя данное правило тоже может применяться к брачному договору[103] .

Брачный договор не может также содержать условия, которые противоречат основным началам семейного законодательства (п. 3 ст. 42 Семейного кодекса). Такие условия являются ничтожными (п. 2 ст. 44 Семейного кодекса). Данное положение закона открывает широкий простор для судебного усмотрения, поскольку заинтересованный супруг получает возможность оспаривания брачного договора при нарушении любого из начал, предусмотренных ст. 1 Семейного кодекса, каковыми, в частности, являются защита государством семьи, равенство прав супругов в семье, обеспечение приоритетной защиты прав и интересов нетрудоспособных членов семьи. На этом основании заинтересованное лицо обладает возможностью требовать признания ничтожными любых "неравных" условий брачного договора - о разделе общего имущества в неравных долях, о поступлении процентов по раздельному банковскому вкладу одного из супругов в общую собственность и т.д., - что может лишить заключение брачного договора практического смысла. Будет ли подобное оспаривание брачного договора иметь место в действительности, покажет практика, которой еще только предстоит сложиться, поскольку институт брачного договора сравнительно недавно появился в российском законодательстве. Тем не менее очевидно, что основа для такого оспаривания, сводящая на нет сам смысл брачного договора, заложена в законе[104] . В связи с этим запрет включения в брачный договор условий, противоречащих основным началам семейного законодательства, должен быть конкретизирован или вовсе исключен из Семейного кодекса.

3.3 Действие брачного договора и условия его действительности

Статья 41 Семейного кодекса разрешает заключать договор как до государственной регистрации заключения брака, так и в любое время в период брака. При этом брачный договор, заключенный до государственной регистрации заключения брака, вступает в силу со дня такой регистрации (п. 1 ст. 41). Таким образом, хотя брачный договор могут заключать и будущие супруги, его действие распространяется только на супругов. Это соответствует юридической цели брачного договора - урегулировать имущественные отношения между супругами на период брака и на случай его расторжения.

Пункт 1 ст. 256 ГК РФ устанавливает, что имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Пункт 2 этой же статьи предусматривает, что правило о трансформации имущества каждого из супругов в совместную собственность, если в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличившие стоимость этого имущества, не применяется, если договором между супругами предусмотрено иное. Таким образом, ГК РФ разрешил супругам только изменять по соглашению между ними правовой режим нажитого в браке имущества и частично ограничивать состав общего имущества. ГК РФ не предусмотрел для супругов возможности по договору относить личное имущество (добрачное, полученное во время брака в дар или по наследству, не являющиеся драгоценностями и предметами роскоши вещи индивидуального пользования) к совместной собственности. Кроме того, согласно п. 4 ст. 256 ГК РФ правила определения долей супругов в общем имуществе при его разделе и порядок такого раздела устанавливаются законодательством о браке и семье, а ст. 21 КоБС признавала доли супругов равными, разрешая суду отступать от равенства долей лишь в отдельных случаях, учитывая интересы детей или заслуживающие внимания интересы одного из супругов. ГК РФ не установил порядка заключения договора между супругами, так что приведенные нормы ст. 256 можно назвать положениями о брачном контракте с известной долей условности.

Как справедливо отмечено в литературе, следствием такого подхода к правовому регулированию брачного контракта явилась ситуация, когда заключение возможно в соответствии с ГК РФ, а форма не определена, поэтому, если исходить из ст. 161 ГК РФ, он может заключаться в простой письменной форме как сделка граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз минимальный размер оплаты труда. Соответственно, согласно ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы должно влечь недопущение свидетельских показаний, но не недействительность[105] .

Семейный кодекс установил форму брачного договора: он заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению (п. 2 ст. 41). Несоблюдение формы брачного договора влечет его недействительность (ничтожность) согласно п. 1 ст. 44 Семейного кодекса и п. 1 ст. 165 ГК РФ.

Правила п. 2 и п. 4 этой статьи ГК РФ о признании судом действительной сделки, требующей нотариального удостоверения, если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, а другая уклоняется от ее нотариального удостоверения, и о возмещении убытков, вызванных необоснованной задержкой в совершении сделки, применимы к брачным договорам[106] , но в весьма ограниченном объеме. Трудно представить, как может один супруг без согласия другого полностью или частично исполнить брачный договор. Конечно, можно, например, перевести денежную сумму со своего банковского счета на счет супруга, если это предусмотрено брачным договором, даже в случае отказа супруга от нотариального удостоверения уже заключенного брачного договора, и потом требовать по суду его признания и исполнения других его условий. Но брачный договор обычно не предусматривает выполнение супругами конкретных действий, а изменяет режим супружеского имущества. То есть брачный договор в принципе является пожизненным, как и сам брачный союз, поэтому, как правило, невозможно говорить о его одностороннем исполнении.

Представляется, что было бы целесообразным дополнить требование нотариального удостоверения брачного договора обязанностью государственной регистрации той его части, которая касается прав супругов на уже имеющуюся у них недвижимость. Это позволило бы избежать противоречия между брачным договором и документами, удостоверяющими право на недвижимое имущество, и оградить как интересы супруга-собственника, так и публичные интересы при совершении сделок с таким имуществом.

Прочие условия действительности брачного договора (помимо соблюдения формы) согласно действующему законодательству Российской Федерации те же, что и условия действительности гражданско-правовой сделки: стороны должны быть дееспособными, понимать значение своих действий и руководить ими, договор должен соответствовать требованиям закона и иных правовых актов, основам правопорядка и нравственности, воля сторон должна соответствовать их волеизъявлению. Этот вывод следует непосредственно из п. 1 ст. 44 Семейного кодекса, согласно которому брачный договор может быть признан судом полностью или частично недействительным по основаниям, предусмотренным ГК РФ для недействительности сделок. Как было сказано выше, суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение; условия брачного договора, нарушающие другие требования п. 3 ст. 42 Семейного кодекса, ничтожны (п. 2 ст. 44 Семейного кодекса). То есть к брачному договору, ограничивающему правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд, право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания, регулирующему личные неимущественные отношения супругов или их права и обязанности в отношении детей, противоречащему основным началам семейного законодательства, суд вправе по требованию любого заинтересованного лица, а также по собственной инициативе применить последствия недействительности ничтожной сделки (п. 2 ст. 166 ГК РФ).

Специфическим условием действительности брачного договора является соблюдение условий заключения брака, предусмотренных ст. ст. 12 - 15 Семейного кодекса, а также наличие у обеих сторон при регистрации брака намерения создать семью, поскольку в силу п. 2 ст. 30 Семейного кодекса признание брака недействительным влечет признание недействительным брачного договора. Но, если один из супругов является добросовестным, суд может в соответствии с п. 4 этой же статьи признать действительным брачный договор полностью или частично. Разумеется, при вынесении такого решения суд должен исходить из интересов добросовестного супруга. Таким образом, в указанной ситуации и применительно к брачным договорам действует общий принцип, сформулированный В.А. Рясенцевым: при добросовестности одного из супругов для охраны его интересов правоотношения, основанные на браке, признанном недействительным, не аннулируются, а преобразуются из двухсторонне-обязывающих в односторонне-обязывающие, в которых права имеет только добросовестный супруг[107] .

Российское законодательство предоставляет возможность изменить или расторгнуть брачный договор в любое время по соглашению супругов. Такое соглашение совершается в той же форме, что и сам брачный договор (п. 1 ст. 43 Семейного кодекса). Предоставляя супругам право заключать, изменять и расторгать брачный договор по обоюдному согласию в любое время, российский законодатель, видимо, исходил из того, что супруги, вступая в брак в молодости, часто не имеют собственного имущества и не задумываются о материальных проблемах, а если и задумываются, то по моральным соображениям не считают для себя возможным заранее урегулировать их в договоре.

Следует учитывать, что бывшие супруги не могут вносить изменения в брачный договор, в том числе и в ту его часть, которая продолжает действовать после развода. Они вынуждены ограничиться теми видами соглашений, которые предусмотрены для этого случая законом: о разделе общего имущества и др.[108] . Ввиду того что российское законодательство не предусматривает аналогичных соглашений, рассчитанных на режим раздельности и на иные значительные новшества (условия о выплате компенсации за вину в разводе и т.п.), разведенным супругам, не имеющим друг к другу претензий и желающим отступить от условий брачного договора, остается воспользоваться такими гражданско-правовыми конструкциями, как соглашения о прощении долга, об отступном (ст. ст. 409, 415 ГК РФ).

Односторонний отказ от исполнения брачного договора не допускается (п. 1 ст. 43 Семейного кодекса). Вместе с тем п. 2 этой статьи предусматривает возможность изменения или расторжения брачного договора при отсутствии взаимного супружеского согласия. По требованию одного из супругов брачный договор может быть изменен или расторгнут по решению суда по основаниям и в порядке, которые установлены ГК РФ для изменения и расторжения договора. Таким образом, суд может по иску заинтересованного супруга изменить или расторгнуть брачный договор:

1) при существенном нарушении договора другим супругом (подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ);

2) в иных случаях, предусмотренных договором (подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ);

3) в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ).

Видимо, когда брачный договор войдет в правовую практику нашей страны, наиболее частыми будут попытки изменения или расторжения брачных договоров по последнему из вышеуказанных оснований. Ведь возможно возникновение ситуации, когда соглашение об изменении или расторжении брачного договора сторонами не достигнуто, а обстоятельства изменились настолько, что исполнение брачного договора в его первоначальном виде приведет к существенному нарушению интересов одного из супругов[109] .

Однако в литературе нет единства мнений по вопросу применения к брачному договору ст. 451 ГК РФ.

Так, Л.Б. Максимович считает, что изменение материального или семейного положения, как правило, свидетельствует о существенном изменении обстоятельств, из которого стороны исходили, заключая брачный договор. Поэтому основание изменения и расторжения договора, предусмотренное ст. 451 ГК РФ, является особым основанием для изменения или расторжения брачного договора[110] .

Но если при этом исходить из смысла, который придается понятиям материального и семейного положения и их изменения, то расторжению или изменению на основании статьи 451 ГК РФ будет подлежать практически любой брачный договор, что сведет на нет его заключение. Как указал В.А. Рясенцев, некоторые близкие по своему юридическому значению факты получили в законодательстве собирательные названия - "материальное положение" и "семейное положение". Под первым понимается наличие или отсутствие заработка, пенсии, их размер, наличие сбережений или иного имущества, степень утраты трудоспособности, получение материальной помощи от других членов семьи и т.д. Под вторым понимается состояние в браке или в разводе, наличие или отсутствие детей и других близких родственников. Изменение "семейного" и "материального" положения означает, что в составе обозначаемых ими юридических фактов произошли более или менее серьезные изменения. Таким образом, очевидно, что если признавать существенным изменением обстоятельств для целей статьи 451 ГК РФ изменение материального или семейного положения, то никто, заключая брачный договор, не может быть уверен в его длительном действии. Ведь изменением семейного положения является, например, рождение ребенка, которого сначала супруги могли и не хотеть. Следовательно, при наступлении указанного обстоятельства возможно предъявление требования об отмене установленных брачным договором правил, даже если в самом договоре с рождением ребенка не связано никаких последствий.

В связи с изложенным представляется более убедительной позиция тех авторов, которые указывают на трудности применения ст. 451 ГК РФ к брачному договору. Анализ содержания этой статьи, в частности наличие в ней таких терминов, как "риск", "условия оборота", "обычаи делового оборота", приводит к выводу, что по указанным в этой статье основаниям подлежат изменению или расторжению договоры, заключенные при осуществлении предпринимательской деятельности, к которым брачный договор не относится. Поэтому можно сказать следующее: из существа брачного договора вытекает, что существенное изменение обстоятельств не является основанием для его изменения или расторжения (п. 1 ст. 451 ГК РФ). Данная ссылка на существо договора представляется применимой по крайней мере к тем брачным договорам, которые ограничиваются установлением режима имущества, поскольку сама по себе раздельность не нарушает законных интересов даже супруга, ставшего нетрудоспособным, ведь другой супруг в таком случае обязан его содержать.

В связи с этим при возникновении потребности прекратить брачный договор заинтересованный супруг, из-за отсутствия всех условий, необходимых в соответствии со ст. 451 ГК РФ для изменения или расторжения договора, будет вынужден требовать признания договора недействительным как ставящего его в крайне неблагоприятное положение (п. 2 ст. 44 Семейного кодекса). Таким образом, суд сможет признать брачный договор недействительным, и есть все основания полагать, что признание брачного договора недействительным по этому основанию будет чрезвычайно распространено, хотя в данной ситуации гораздо более соответствовало бы интересам сторон и третьих лиц его принудительное изменение, поскольку признание недействительным действует с обратной силой - с момента заключения договора (кроме случая, предусмотренного п. 3 ст. 167 ГК РФ, который представляется наиболее подходящим как раз для брачного договора; но непонятно, сочтет ли большинство судей подлежащей применению именно эту норму).

Поэтому, безусловно, нужно придать законодательству необходимую гибкость - включить в Семейный кодекс дополнительные положения, позволяющие суду изменить или расторгнуть брачный договор при отсутствии всех условий, перечисленных в ст. 451 ГК РФ, как это предполагалось сделать при обсуждении проекта Семейного кодекса.

Помимо брачного договора и в Российской Федерации, и за рубежом существуют некоторые другие акты, направленные на регулирование отношений собственности супругов вне рамок законного режима их имущества.

Необходимо оговорить, что к приданию юридической силы предполагаемому намерению сторон следует подходить с большой осторожностью. Так, И.В. Жилинкова, перечисляя, классифицируя и анализируя договоры, направленные на установление или изменение правового режима имущества супругов[111] , выделяет в качестве самостоятельного вида таких супружеских договоров договор о передаче раздельного имущества в общую собственность супругов. При этом она указывает, что, как правило, письменно такой договор не оформляется, поэтому о намерении супруга осуществить передачу имущества в общую собственность чаще всего можно судить по его фактическим действиям[112] . С таким подходом невозможно согласиться, поскольку согласие неизбежно повлечет за собой необходимость признания общим имуществом практически любой собственности каждого из супругов, которая используется членами семьи. То же относится и к выделяемому И.В. Жилинковой договору об объединении раздельного имущества супругов - однородных, делимых и заменяемых вещей[113] в том случае, когда в письменной форме такой договор не заключался.

В то же время необходимо согласиться с тем, что к договорам, направленным на изменение правового режима, относятся договоры (соглашения) об определении долей в общем имуществе и о разделе общего имущества. Последний, разумеется, кроме случаев, когда раздел производится при расторжении брака или после развода. Эти соглашения уже упоминались в предыдущей главе настоящей работы, в связи с осуществлением супругами своих прав на имущество. Правовая природа этих сделок, порядок и последствия их совершения достаточно подробно исследованы в литературе. Здесь же следует еще раз отметить, что результатом заключения этих соглашений является изменение режима тех предметов супружеского имущества, по поводу которых заключается соглашение, - общая совместная собственность прекращается, трансформируясь в общую долевую (при определении долей) или превращаясь в раздельную собственность каждого из супругов (при разделе имущества). Естественно, в отличие от брачного договора эти соглашения могут заключаться только по поводу уже имеющегося, нажитого, но не будущего имущества.

В заключение хотелось бы привести еще один довод в пользу утверждения о том, что брачный договор является полноценным гражданско-правовым договором. Дело в том, что брачный договор, как в принципе и любой иной гражданско-правовой договор, характеризует еще одна существенная черта, которая по каким-то причинам не нашла свое отражение в дефиниции термина "гражданско-правовой договор", но которая считается в цивилистической науке общепринятой и, более того, аксиоматичной. Речь идет о юридическом равенстве участников договорных правоотношений. Пункт 1 ст. 1 ГК РФ прямо гласит, что гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых отношений. Данный постулат является не просто законодательной нормой, а важнейшим правовым принципом всего частного права, пронизывающим как бы насквозь все цивилистическое законодательство. Равенство участников договорных правоотношений, да в принципе и вообще

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотрев оба режима имущественных отношений супругов, можем сделать следующие выводы:

Все существующие режимы имущества подразделяются на две группы: режимы общности и режимы раздельности.

Режимы общности включают в себя режимы, при которых имущество супругов полностью или частично находится в их общей собственности и подлежит разделу при прекращении брака. Режимы общности могут значительно отличаться друг от друга. Основные отличия связаны с составом имущества и объемом прав и обязанностей супругов по распоряжению и управлению этим имуществом.

1. Необходимо предусмотреть в Семейном кодексе возможность восполнения отсутствующего согласия супруга не только на совершение сделки, для совершения которой в силу п. 3 ст. 35 требуется нотариально удостоверенное согласие, но и на совершение любой сделки по распоряжению общим супружеским имуществом.

2. Представляется разумным и оправданным внести изменение в п. 3 ст. 38, заменив слово "может" словом "должна". Тогда суд будет обязан, присуждая одному из супругов имущество, превышающее по стоимости размер его доли, присуждать другому компенсацию. И если компенсация не может быть предоставлена немедленно, суд может установить достаточно длительный срок ее выплаты и вынести решение о ее выплате путем периодических удержаний из заработной платы или иных доходов должника либо путем обращения взыскания на его имущество - как на то, которое принадлежало ему лично согласно ст. 36 Семейного кодекса, так и на то, которое он получил в результате раздела общего имущества супругов.

3. Необходимо присоединиться к высказанному в литературе мнению, что исчисление срока исковой давности по общим правилам применительно к требованиям о разделе общего супружеского имущества не является оправданным. Это дает возможность сохранения режима общности имущества в течение длительного времени после прекращения самого брака, тогда как режим совместной собственности установлен для супругов - лиц, состоящих в браке и живущих одной семьей. В связи с этим предлагается установить, что требование о разделе общего имущества может быть предъявлено только в течение трех лет с момента расторжения брака, а не с момента, когда бывший супруг узнал о нарушении своего имущественного права. Кроме того, чем более продолжительным является отрезок времени между расторжением брака и разделом имущества бывших супругов, тем сложнее представление доказательств и сохранение самого имущества. К этому остается добавить, что установление сокращенного срока исковой давности отвечало бы интересам добросовестных приобретателей, способствовало бы стабильности, устойчивости гражданского оборота, исключая предъявление бывшим супругом притязаний на имущество через много лет после развода. Да и самих супругов (бывших супругов) установление специального срока исковой давности стимулировало бы к скорейшему урегулированию своих имущественных отношений, что отвечает интересам их самих и членов их семей.

4. В целях согласованности норм законодательства и во избежание толкования, противоречащего самой идее брачного договора, необходимо, во-первых, внести изменение в Семейный кодекс, изложив п. 3 ст. 43 в следующей редакции:

"Действие брачного договора прекращается с момента прекращения брака (ст. 16 настоящего Кодекса), за исключением тех прав и обязанностей, которые предусмотрены брачным договором на случай расторжения брака, а также тех положений брачного договора, применение которых к имущественным правам и обязанностям, связанным с прекращением брака, разумно вытекает из содержания брачного договора (положений о режиме имущества супругов и других)".

5. Во-вторых, следует путем издания соответствующих руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ указать судам на необходимость толкования и применения ст. 40 и п. 3 ст. 43 Семейного кодекса РФ в их взаимосвязи, т.е. при наличии брачного договора осуществлять раздел общего имущества супругов и определение долей в этом имуществе, выдел доли пережившего супруга, признавать конкретные предметы общей или раздельной собственностью супругов, взыскивать суммы, не внесенные своевременно на покрытие семейных расходов, и т.д., основываясь на не противоречащих закону положениях брачного договора.

6. Представляется, что было бы целесообразным дополнить требование нотариального удостоверения брачного договора обязанностью государственной регистрации той его части, которая касается прав супругов на уже имеющуюся у них недвижимость. Это позволило бы избежать противоречия между брачным договором и документами, удостоверяющими право на недвижимое имущество, и оградить как интересы супруга-собственника, так и публичные интересы при совершении сделок с таким имуществом.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 [Текст]: офиц. текст // Российская газета. – 1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [федер. закон: принят 30.11.1994, по сост. 26.06.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [федер. закон: принят 26.01.1996, по сост. 27.07.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [федер. закон: принят 26.11.2001, по сост. 29.12.2006] // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

5. Семейный кодекс Российской Федерации [Текст]: [федер. закон № 223-ФЗ: принят 29.12.1995, по сост. 29.12.2006] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст.16.

6. О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним [Текст]: [федер. закон № 122-ФЗ: принят 21.07.1997, по сост. 18.12.2006] // Собрание законодательства РФ. – 1997. - № 30. – Ст. 3594.

7. Об утверждении методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации [Текст]: [приказ Минюста РФ № 91: принят 15.03.2000]// Бюллетень Министерства юстиции РФ. - 2000. - № 4.

8. Об утверждении форм реестров для регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах [Текст]: [приказ Минюста РФ № 99: принят 10.04.2002]// Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2002. – № 20. – С. 37.

Научная и учебная литература

9. Андреева Л.А., Медведев О.М. Недействительность брака по семейному праву Российской Федерации [Текст]. М., БЕК, 1996. – 234 с.

10. Антокольская М.В. Лекции по семейному праву [Текст]. М., Юристъ, 1995. – 641 с.

11. Антокольская М.В. Брачный контракт [Текст]. // Закон. - 2004. - № 4. - С. 66.

12. Астахов С. О разделе имущества [Текст]. //ЭЖ-Юрист.- 2005.-№ 35.- С.5.

13. Бондов С.Н. Брачный договор [Текст]. М., Юрайт, 2000. – 134 с.

14. Белякова А.М. Вопросы семейного права в судебной практике [Текст]. М., Юридическая литература, 1989. – 189 с.

15. Бессонов В., Султанских Н. Молчание - знак согласия [Текст].//ЭЖ-ЮРИСТ.-2007..-№ 19.- С.3.

16. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения [Текст].. Издание 3-е, стереотипное .М., Статут, 2001. -672 с.

17. Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР [Текст]. М., Госиздат, 1972. – 457 с.

18. Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович Н.В. История советского гражданского права [Текст]. М., Изд-во НКЮ, 1949. – 678 с.

19. Граве К.А. Имущественные отношения супругов [Текст]. М., Госиздат, 1960. – 76 с.

20. Гражданское право [Текст]: Учебник / Под ред. Суханова Е.А. Т. 1. М., Инфра-М, 2004. – 678 с.

21. Данилин В.И. Ответственность по советскому семейному праву [Текст]. Уфа, УГУ, 1980. – 124 с.

22. Дерюшева О.И. Имущество супругов: некоторые дискуссионные вопросы [Текст]. //Современное право.- 2007.- № 2.- С.51.

23. Ершова Н.М. Семья и право [Текст]. // Советское государство и право. - 1977. - № 2. - С. 41.

24. Жилинкова И.В. Правовой режим имущества членов семьи [Текст]. Харьков, Житня 2000.- 346 с.

25. Загоровский А.И. Курс семейного права [Текст]./ Под ред. и с предисл. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003. – 456 с.

26. Залугин С.В. Гражданско-правовая защита права общей собственности [Текст]. //Бюллетень нотариальной практики.- 2007.- № 1.- С.34.

27. Звенигородская Н.Ф. Действие брачного договора во времени [Текст]. //Нотариус.- 2005.-№ 2.- С.11.

28. Звенигородская Н.Ф. Проблемы исполнения договоров, предусмотренных семейным законодательством [Текст].//Закон.-. 2007.- № 5.- С.34.

29. Иванников А.И. Право и защита семьи государством [Текст]. М., Юридиздат, 1987. – 123 с.

30. Игнатенко А.А., Скрыпников Н.Н. Брачный договор. Законный режим имущества супругов [Текст]. М., БЕК, 1997. – 132 с.

31. Кабышев О.А. Личные и имущественные права и обязанности супругов [Текст]. М., Юрайт, 1998. – 122 с.

32. Качнова И., Печерский В. Как заключается брачный контракт [Текст]. // Закон. - 1997. - № 11. - С. 40 - 41.

33. Качур Н.Ф. Презумпции и фикции в механизме семейно-правового регулирования [Текст]. // Проблемы совершенствования гражданско-правового регулирования / Под ред. Воловича В.Ф., Хаскельберга Б.Л., Щеглова В.Н. Томск, 1991. - С. 116 - 117.

34. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации [Текст]. / Под ред. Кузнецовой И.М. М., Норма, 2000. – 678 с.

35. Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации [Текст]. /Под ред. П.В. Крашенинникова. М., Статут, 2006.- 344 с.

36. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст]./Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. М., Юрайт, 2004.- 874 с.

37. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст]./ Под ред. Садикова О.Н. издание третье, исправленное, дополненное и переработанное. М., ИНФРА-М, 2005.-722 с.

38. Королев Ю.А. Комментарий к Семейному кодексу РФ (постатейный) [Текст]. М., Юстицинформ, 2003.- 566 с.

39. Малкин О.Ю. Некоторые аспекты применимого права к соглашениям в семейно-правовой сфере [Текст].//Нотариус.-2006.-№ 2.- С.11.

40. Малютина А.В., Палий Т.В. Брачный договор в системе зарубежного и российского права [Текст].// Государство и право: проблемы, поиски решений, предложения. Ученые записки Ульяновского гос. ун-та. Сер. Право / Под ред. Чучаева А.И. Вып. 1. Ульяновск, 1996. - С. 5.

41. Мананкова Р.П. Правовой статус членов семьи по советскому законодательству [Текст]. Томск, Изд-во ТГУ, 1991. – 312 с.

42. Максимович Л.Б. Брачный договор [Текст]. // Закон. - 1997.- № 11.- С. 35.

43. Максимович Л.Б. Брачный договор (контракт). Правовые режимы имущества супругов [Текст]. М., Ось-89.- 134 с.

44. Михеева Л.Ю. Десятилетний юбилей СК РФ: итоги и перспективы развития семейного законодательства [Текст]. //Семейное и жилищное право.- 2007.-№ 1.- С.34.

45. Мыскин А.В. Договорной режим имущества супругов как элемент содержания брачного договора [Текст].//Юрист.-2006.-№ 3.- С.24.

46. Мыскин А.В. Правовые проблемы заключения брачного договора до государственной регистрации заключения брака [Текст]. //Семейное и жилищное право.-2006.-№ 1.- С.29.

47. Мыскин А.В. Брачный договор: гражданско-правовой договор или особого рода? [Текст]. //Гражданское право.-2006. - № 2.- С.29.

48. Мыскин А.В. Брачный договор: для кого он предназначен? [Текст]. //Юридический мир.-2006.-№ 2.- С.45.

49. Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст]./Под ред. Мозолина В.П., Малеиной М.Н. М., НОРМА, 2004.- 768 с.

50. Невзгодина Е.Л. Брачное правоотношение [Текст]. Омск, Омский госуниверситет, 1987. – 67 с.

51. Нечаева А.М. Основные направления развития семейного права // Семейное право России: проблемы развития [Текст]. М., 1996. – 123 с.

52. Нечаева А.М. Новый Семейный кодекс [Текст]. // Государство и право. - 1996. - № 6. - С. 58.

53. Нечаева А.М. Брачно-семейное законодательство и укрепление семьи [Текст].// Советское государство и право. - 1988. - № 9. - С. 42.

54. Низамиева О.Н. Соглашение об распределении долей в общем имуществе и соглашение о разделе общего имущества супругов: особенности правового регулирования [Текст]. //Нотариус.- 2005.- № 4.- С.33.

55. Низамиева О.Н., Сакулин Р.А. Брачный договор: формирования содержания [Текст]. //Юрист.- 2006.- № 12.- С.11.

56. Никитина В.П. Правовые проблемы регулирования имущественных отношений в советской семье: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Л., 1976. - С. 7.

57. Ништ Т.А. Учет интересов несовершеннолетних детей в имущественных отношениях супругов [Текст]. // Юридический мир.-2007.- № 3.- С.11.

58. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права [Текст]. М., Статут, 1998. – 546 с.

59. Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации [Текст]. /Под ред. Крашенинникова П.В. М., Статут, 2006.- 456 с.

60. Пчелинцева Л.М. Семейное право России [Текст]. М., Юрайт, 1999. – 423 с.

61. Рабинович Н.В. Личные и имущественные отношения в советской семье [Текст]. Л., Юридическая литература, 1952. –

62. Рясенцев В.А. Семейное право [Текст]. М., Юридическая литература, 1967. – 456 с.

63. Свердлов Г.М. К вопросу об общем имуществе супругов [Текст]. // Советское государство и право. - 1948. - № 10. - С. 54.

64. Слепакова А.В. Правоотношения собственности супругов [Текст]. М., Статут, 2005.- 323 с.

65. Сосипатрова Н.Е. Брачный договор: правовая природа, содержание, прекращение [Текст]. // Государство и право. - 1999. - № 3. - С. 76.

66. Станкевич А. Безвозмездные сделки супруга [Текст]. //ЭЖ-Юрист.- 2005.-№ 23.- С.9.

67. Степанян Ш.У. Брачный договор как регулятор имущественных отношений супругов в российском обществе [Текст]. //Семейное и жилищное право.-2006.-№ 2.- С.17.

68. Чашин А.Н. Актуальные проблемы субъектов брачного договора [Текст]. //Нотариус.- 2006.-№ 2.- С.17.

69. Чашкова С.Ю. Правовой режим жилых помещений в брачном договоре [Текст]. //Законы России: опыт, анализ, практика.- 2007.- № 1.- С.45.

70. Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье [Текст].. М., Юрайт, 1997. – 129 с.

71. Чефранова Е.А. Имущественные отношения в семье - новые тенденции в правовом регулировании [Текст]. // Семейное право России: проблемы развития. М., 1996. - С. 66 - 67.

72. Чефранова Е.А. Правовое регулирование имущественных отношений супругов [Текст].// Российская юстиция. - 1996. - № 7. - С. 35.

73. Чефранова Е.А. К вопросу о механизме правового регулирования имущественных отношений супругов (общие положения) [Текст]. //Российский судья.-2006.-№ 7.- С.23.

74. Чефранова Е.А. Сделки, заключаемые между супругами [Текст]. //Юрист.-2005.-№ 1.- С.34.

75. Чефранова Е.А. Порядок и условия совершения сделки между супругами [Текст]. /Проблемы гражданского, семейного и жилищного законодательства: Сборник статей. Отв. ред. Литовкин В.Н. М., Городец, 2005.- С.45.

76. Чефранова Е.А. Исторический аспект правового регулирования имущественных отношений супругов в российском праве [Текст]. //История государства и права.- 2006.-№ 11.- С.13.

77. Шабалина О.В. Ограничение свободы брачного договора [Текст]. //Нотариус.-2005.-№ 3.- С.14.

78. Шелютто М.Л. Оспаривание сделки по распоряжению общим имуществом, нажитым в браке [Текст]. Комментарий судебной практики. Вып. 11 / Под ред. Ярошенко К.Б. М., Юридическая литература, 2005.-С.34.

79. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права [Текст].. М., Статут, 1995. – 822 с.

Материалы юридической практики

80. О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 15 от 5.11.1998]//Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1999. - № 1. - С.7.

81. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1995. - № 3. - С. 12.

82. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2001. - № 5. - С. 1 - 2.

83. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2002.- № 12. - С. 13.

84. Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам от 01.12.04 [Текст]//Судебная практика. Самара.-2005.-№ 2.- С.6.

85. Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда № 0706/391 от 26.05.2005 [Текст] // Судебная практика. Самара.- 2006.-№ 4.- С.9.

86. Извлечение из определения Судебной коллегии по гражданским делам от 27.09.2005 [Текст]//Судебная практика. Самара.-2006.- № 3.- С.3.


[1] Загоровский А.И. Курс семейного права / Под ред. и с предисл. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003. - С. С. 249 - 250.

[2] Никитина В.П. Правовые проблемы регулирования имущественных отношений в советской семье: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Л., 1976. - С. 7; Чефранова Е.А. Исторический аспект правового регулирования имущественных отношений супругов в российском праве//История государства и права.- 2006.-№ 11.- С.13.

[3] Загоровский А.И. Указ. соч. - С. 249.

[4] Загоровский А.И. Указ. соч. - С. 250.

[5] Там же.

[6] Цатурова М.К. Русское семейное право XVI - XVIII вв.: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1992. - С. 15.

[7] Юрчук О.Ф. Терминология семейного права русского языка XV - XVII вв. в функциональном и динамическом аспектах: Автореф. дис. ... канд. филолог. наук. Киев, 1989. - С. 9, 12.

[8] Малютина А.В., Палий Т.В. Брачный договор в системе зарубежного и российского права // Государство и право: проблемы, поиски решений, предложения. Ученые записки Ульяновского гос. ун-та. Сер. Право / Под ред. Чучаева А.И. Вып. 1. Ульяновск, 1996. - С. 5.

[9] Мананкова Р.П. Правовой статус членов семьи по советскому законодательству. Томск, Изд-во ТГУ, 1991. - С. 216.

[10] Бондов С.Н. Брачный договор. М., Юрайт, 2000. - С. 24.

[11] Загоровский А.И. Указ. соч. - С. 244

[12] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., Статут, 1998. - С. 188.

[13] Антокольская М.В. Лекции по семейному праву. М., Юристъ, 1995. - С. 52.

[14] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., Статут, 1995. - С. 434.

[15] Загоровский А.И. Указ. соч. - С. 246 - 247

[16] Собрание узаконений РСФСР. - 1918. - № 76 - 77. - Ст. 818.

[17] Свердлов Г.М. К вопросу об общем имуществе супругов // Советское государство и право. - 1948. - № 10. - С. 54.

[18] Нечаева А.М. Основные направления развития семейного права // Семейное право России: проблемы развития. М., 1996. - С. 12.

[19] Рабинович Н.В. Личные и имущественные отношения в советской семье. Л., Юридическая литература, 1952. - С. 37.

[20] Рабинович Н.В. Указ. раб. - С. 37.

[21] Граве К.А. Имущественные отношения супругов. М., Госиздат, 1960. - С. 5.

[22] Рабинович Н.В. Указ. соч. С. 37 – 38.

[23] Свердлов Г.М. Указ. соч. - С. 54.

[24] Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович Н.В. История советского гражданского права. М., Изд-во НКЮ, 1949. - С. 424.

[25] Собрание узаконений РСФСР. - 1926. - № 82. - Ст. 612.

[26] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный)/Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. М., Юрайт, 2004.- С.234.

[27] Рясенцев В.А. Семейное право. М., Юридическая литература, 1967. - С. 27.

[28] Чефранова Е.А. К вопросу о механизме правового регулирования имущественных отношений супругов (общие положения)//Российский судья.-2006.-№ 7.- С.23; Михеева Л.Ю. Десятилетний юбилей СК РФ: итоги и перспективы развития семейного законодательства//Семейное и жилищное право.- 2007.-№ 1.- С.34.

[29] Королев Ю.А. Комментарий к Семейному кодексу РФ (постатейный). М., Юстицинформ, 2003.- С.178.

[30] Шелютто М.Л. Оспаривание сделки по распоряжению общим имуществом, нажитым в браке. Комментарий судебной практики. Вып. 11 / Под ред. Ярошенко К.Б. М., Юридическая литература, 2005.-С.34; Ништ Т.А. Учет интересов несовершеннолетних детей в имущественных отношениях супругов// Юридический мир.-2007.- № 3.- С.11.

[31] Антокольская М.В. Указ. соч. - С. 157; Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье. М., Юрайт, 1997. - С. 11; Бессонов В., Султанских Н. Молчание - знак согласия //эж-ЮРИСТ.-2007..-№ 19.- С.3.

[32] Слепакова А.В. Правоотношения собственности супругов. М., Статут, 2005.- С.65.

[33] Нечаева А.М. Новый Семейный кодекс // Государство и право. - 1996. - № 6. - С. 58.

[34] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1999. - № 1. - С.7.

[35] Чефранова Е.А. Сделки, заключаемые между супругами//Юрист.-2005.-№ 1.- С.34.

[36] Белякова А.М. Вопросы семейного права в судебной практике. М., Юридическая литература, 1989. - С. 39.

[37] Иванников А.И. Право и защита семьи государством. М., Юридиздат, 1987. - С. 64.

[38] Игнатенко А.А., Скрыпников Н.Н. Брачный договор. Законный режим имущества супругов. М., БЕК, 1997. - С. 17; Кабышев О.А. Личные и имущественные права и обязанности супругов. М., Юрайт, 1998. - С. 33.

[39] Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации/Под ред. П.В. Крашенинникова. М., Статут, 2006.- С.65; Дерюшева О.И. Имущество супругов: некоторые дискуссионные вопросы//Современное право.- 2007.- № 2.- С.51.

[40] Рясенцев В.А. Указ. соч. - С. 90; Никитина В.П. Указ. соч. - С. 20.

[41] Нечаева А.М. Брачно-семейное законодательство и укрепление семьи // Советское государство и право. - 1988. - № 9. - С. 42.

[42] Граве К.А. Указ. соч. - С. 52.

[43] Данилин В.И. Ответственность по советскому семейному праву. Уфа, УГУ, 1980. - С. 55.

[44] Чефранова Е.А. Указ. соч. - С. 19.

[45] Нечаева А.М. Указ. соч. - С. 131

[46] Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М., Юрайт, 1999. - С. 192.

[47] Низамиева О.Н. Соглашение об распределении долей в общем имуществе и соглашение о разделе общего имущества супругов: особенности правового регулирования//Нотариус.- 2005.- № 4.- С.33.

[48] Никитина В.П. Правовые проблемы регулирования имущественных отношений в советской семье. Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Л., 1976.- С. 21.

[49] Рясенцев В.А. Указ. раб. - С. 87; Чефранова Е.А. Указ. соч. - С. 18.

[50] Чефранова Е.А. Указ. соч. - С. 18.

[51] Астахов С. О разделе имущества//ЭЖ-Юрист.- 2005.-№ 35.- С.5.

[52] Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный)/Под ред. Мозолина В.П., Малеиной М.Н. М., НОРМА, 2004.- С. 456.

[53] Чефранова Е.А. Имущественные отношения в семье - новые тенденции в правовом регулировании // Семейное право России: проблемы развития. М., 1996. - С. 66 - 67.

[54] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный)/ Под ред. Садикова О.Н. издание третье, исправленное, дополненное и переработанное. М., ИНФРА-М, 2005.-С.322.

[55] Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье. - С. 22.

[56] Гражданское право: Учебник / Под ред. Суханова Е.А. Т. 1. М., Инфра-М, 2004. - С. 202 - 203.

[57] Ершова Н.М. Семья и право // Советское государство и право. - 1977. - № 2. - С. 41; Чефранова Е.А. Порядок и условия совершения сделки между супругами/Проблемы гражданского, семейного и жилищного законодательства: Сборник статей. Отв. ред. Литовкин В.Н. М., Городец, 2005.- С.45; Станкевич А. Безвозмездные сделки супруга//ЭЖ-Юрист.- 2005.-№ 23.- С.9.

[58] Качур Н.Ф. Презумпции и фикции в механизме семейно-правового регулирования // Проблемы совершенствования гражданско-правового регулирования / Под ред. Воловича В.Ф., Хаскельберга Б.Л., Щеглова В.Н. Томск, 1991. - С. 116 – 117; Залугин С.В. Гражданско-правовая защита права общей собственности//Бюллетень нотариальной практики.- 2007.- № 1.- С.34.

[59] Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации/Под ред. Крашенинникова П.В. М., Статут, 2006.- С.156.

[60] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2002.- № 12. - С. 13.

[61] Бюллетень Министерства юстиции РФ. - 2000. - № 4.

[62] Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам от 01.12.04 г.//Судебная практика. Самара.-2005.-№ 2.- С.6.

[63] Никитина В.П. Указ. соч. - С. 49.

[64] Чефранова Е.А. Указ. соч. - С. 29 - 30.

[65] Российская газета. 1993. № 49. 13 марта.

[66] Жилинкова И.В. Указ. соч. - С. 167.

[67] Рабинович Н.В. Указ. соч. - С. 51 - 52.

[68] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1995. - № 3. - С. 12.

[69] Извлечение из определения Судебной коллегии по гражданским делам от 27.09.2005 г.//Судебная практика. Самара.-2006.- № 3.- С.3.

[70] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2001. - № 5. - С. 1 - 2.

[71] Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда № 0706/391 от 26.05.2005 г.// Судебная практика. Самара.- 2006.-№ 4.- С.9.

[72] Мыскин А.В. Договорной режим имущества супругов как элемент содержания брачного договора//Юрист.-2006.-№ 3.- С.24; Звенигородская Н.Ф. Проблемы исполнения договоров, предусмотренных семейным законодательством //Закон.-. 2007.- № 5.- С.34.

[73] Максимович Л.Б. Брачный договор // Закон. - 1997.- № 11.- С. 35; Максимович Л.Б. Брачный договор (контракт). Правовые режимы имущества супругов. М., Ось-89. 2003.- С. 41.

[74] Сосипатрова Н.Е. Брачный договор: правовая природа, содержание, прекращение // Государство и право. - 1999. - № 3. - С. 76.

[75] Жилинкова И.В. Правовой режим имущества членов семьи. Харьков, Житня 2000.- С. 243 - 244.

[76] Мананкова Р.П. Указ. соч. - С. 216; Низамиева О.Н., Сакулин Р.А. Брачный договор: формирования содержания//Юрист.- 2006.- № 12.- С.11.

[77] Антокольская М.В. Указ. соч. - С. 118; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. Издание 3-е, стереотипное .М., Статут, 2001. - С. 20; Чефранова Е.А. Указ. соч. - С. 53.

[78] Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. М., Госиздат, 1972. - С. 134 - 135.

[79] Максимович Л.Б. Указ. раб. - С. 22 - 23.

[80] Там же. - С. 26.

[81] Там же. - С. 30, 32.

[82] Там же. - С. 24.

[83] Максимович Л.Б. Указ. раб. - С. 31.

[84] Максимович Л.Б. Указ. раб. - С. 24 - 26.

[85] Антокольская М.В. Указ. раб. - С. 35 – 36.

[86] Ершова Н.М. Проблемы гражданско-правового регулирования личных и имущественных отношений в сфере семьи: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М.,1977. - С. 6 – 8; Малкин О.Ю. Некоторые аспекты применимого права к соглашениям в семейно-правовой сфере//Нотариус.-2006.-№ 2.- С.11; Мыскин А.В. Брачный договор: гражданско-правовой договор или особого рода?//Гражданское право.-2006. - № 2.- С.29.

[87] Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под ред. Кузнецовой И.М. М., Норма, 2000. - С. 127 – 128; Чашкова С.Ю. Правовой режим жилых помещений в брачном договоре//Законы России: опыт, анализ, практика.- 2007.- № 1.- С.45.

[88] Чефранова Е.А. Указ. соч. - С. 58.

[89] Мыскин А.В. Брачный договор: для кого он предназначен?//Юридический мир.-2006.-№ 2.- С.45.

[90] Шабалина О.В. Ограничение свободы брачного договора//Нотариус.-2005.-3 3.- С.14.

[91] Максимович Л.Б. Указ. соч. - С. 8 - 9, 25.

[92] Игнатенко А.А., Скрыпников Н.Н. Указ. раб. - С. 39.

[93] Мыскин А.В. Правовые проблемы заключения брачного договора до государственной регистрации заключения брака//Семейное и жилищное право.-2006.-№ 1.- С.29.

[94] Максимович Л.Б. Указ. раб. - С. 116.

[95] Звенигородская Н.Ф. Действие брачного договора во времени//Нотариус.- 2005.-№ 2.- С.11.

[96] Антокольская М.В. Брачный контракт // Закон. - 2004. - № 4. - С. 66.

[97] Чефранова Е.А. Указ. соч. - С. 54 - 55.

[98] Максимович Л.Б. Указ. раб. - С. 102 - 103.

[99] Качнова И., Печерский В. Как заключается брачный контракт // Закон. - 1997. - № 11. - С. 40 - 41.

[100] Чефранова Е.А. Указ. соч. - С. 57.

[101] Чашин А.Н. Актуальные проблемы субъектов брачного договора//Нотариус.- 2006.-№ 2.- С.17.

[102] Антокольская М.В. Указ. раб. - С. 121.

[103] Степанян Ш.У. Брачный договор как регулятор имущественных отношений супругов в российском обществе//Семейное и жилищное право.-2006.-№ 2.- С.17.

[104] Чефранова Е.А. Правовое регулирование имущественных отношений супругов // Российская юстиция. - 1996. - № 7. - С. 35.

[105] Невзгодина Е.Л. Брачное правоотношение. Омск, Омский госуниверситет, 1987. - С. 3.

[106] Бондов С.Н. Указ. соч. - С. 59, 67.

[107] Андреева Л.А., Медведев О.М. Недействительность брака по семейному праву Российской Федерации. М., БЕК, 1996. - С. 44 - 46.

[108] Максимович Л.Б. Указ. соч. - С. 55.

[109] Антокольская М.В. Указ. соч. - С. 175.

[110] Максимович Л.Б. Указ. раб. - С. 53.

[111] Жилинкова И.В. Указ. соч. - С. 225 – 233.

[112] Там же. - С. 233.

[113] Там же. С. 225, 228.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:43:41 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:15:12 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Право собственности супругов в части законного и договорного режима их имущества
Имущественные отношения супругов
ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. 0 ГЛАВА 0. ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ПРАВЕ 0 0.0. Понятие и функции семьи, предмет и метод ...
Данная цель достигается решением ряда задач: в первой главе работы - имущественных отношений супругов в современном российском праве, рассматриваются вопросы сущности семьи и ее ...
Рассматривая имущественные правоотношения между супругами необходимо отметить, что это урегулированные нормами семейного права общественные отношения, возникающие между супругами ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Просмотров: 652 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Основы теории государства и права
1 Понятие, признаки, функции государства. Форма государства Государство - это особая форма организации общества, обладающая определёнными средствами и ...
Развод прекращает супружеские отношения на будущее время, т.е. к совместно нажитому имуществу применяются правила, предусмотренные брачным договором или Семейным кодексом, и супруг ...
Это означает, что возможно сочетание различных режимов в отношении разных объектов (например, дом находится в совместной собственности, а все иное имущество - в раздельной), а ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: шпаргалка Просмотров: 26720 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 4.5 Оценка: неизвестно     Скачать
Имущественные отношения супругов
Введение В 0000 г. принят Семейный кодекс РФ, это означило не только перемену в содержании большинства семейно-правовых институтов, но и в самом ...
Данная цель достигается решением ряда задач: в первой главе работы - имущественных отношений супругов в современном российском праве, рассматриваются вопросы сущности семьи и ее ...
Рассматривая имущественные правоотношения между супругами необходимо отметить, что это урегулированные нормами семейного права общественные отношения, возникающие между супругами ...
Раздел: Рефераты по юридическим наукам
Тип: курсовая работа Просмотров: 8185 Комментариев: 4 Похожие работы
Оценило: 9 человек Средний балл: 3.7 Оценка: 4     Скачать
Брак и его заключение
Содержание Введение Глава I. Понятие брака 1.1 Понятие и правовая природа брака 1.2 Брак как форма государственного признания отношений между мужчиной ...
Такая позиция является обоснованной, поскольку при заключении брака будущие супруги не могут определить для себя содержание брачного правоотношения в силу того, что их права и ...
Так, брак уже сам по себе в силу закона предопределяет и правовой режим совместной собственности супругов, и алиментные обязанности членов семьи, и основания и порядок приобретения ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 5768 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать
Право собственности супругов
Введение Актуальность темы исследования. Законодательное признание за российскими гражданами обладать правом собственности на имущество практически ...
Принцип общности имущества, нажитого супругами во время брака, и раздельной собственности на имущество, принадлежавшее супругу до вступления в брак, был затем воспринят последующим ...
Ввиду того что такое имущество не будет находиться в общем супружеском активе, в случае раздела между супругами совместно нажитого ими имущества имущество, являющееся раздельной ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 5775 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать
Права и обязанности супругов
Содержание ВВЕДЕНИЕ 1 СООТНОШЕНИЕ ЛИЧНЫХ И ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ 2 ЛИЧНЫЕ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СУПРУГОВ 3 ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СУПРУГОВ ...
Это означает то, что если супруги до вступления в брак, либо уже будучи в браке не урегулировали имущественные отношения договором, то на имущество, нажитое в браке будет ...
1.3 В случае расторжения брака по инициативе гр-на _ либо в результате его недостойного поведения (супружеской измены, пьянства, хулиганских действий и т.п.), имущество., нажитое ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 9708 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать
Право собственности супругов
Содержание Введение Глава 1. Понятие права собственности супругов 1.1 История развития имущественных отношений супругов в России 1.2 Правовое ...
Хотя в ходе дальнейших рассуждений Е.А. Чефранова делает вывод о несправедливости подобного регулирования имущественных отношений между супругами, проживающими раздельно и ...
Из легального определения брачного договора, данного Семейным кодексом - "брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 810 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Особенности брачного договора как института семейного права
Содержание Введение Глава I. Исторический и сравнительно-правовой анализ института брачного договора в Российской Федерации и зарубежных странах I.I ...
В связи с этим супругам, а также лицам, только намеревающимся вступить в брак, предоставляется возможность изменить посредством заключения брачного договора законный режим ...
42, которая посвящена содержанию брачного договора, сказано, что "брачным договором вправе установить режим долевой собственности на все имущество, нажитое в браке, или на его ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 13340 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Брачный договор в Российской Федерации
ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И ИНФОРМАТИЗАЦИИ Факультет: ПРАВА Кафедра: ГРАЖДАНСКОПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН ДИПЛОМНАЯ РАБОТА ТЕМА: Брачный договор в Российской ...
Следует признать, что одним из основных побудительных мотивов к пересмотру законного режима супружеского имущества путем заключения брачного договора является имущественное или ...
Например, в брачном договоре супруги определили, что если мотивом расторжения брака будет являться недостойное поведение одного из них (супружеская измена, пьянство и т.п.), то ...
Раздел: Рефераты по гражданскому праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 5891 Комментариев: 9 Похожие работы
Оценило: 13 человек Средний балл: 4.4 Оценка: 4     Скачать
Правовое регулирование общей совместной собственности супругов
Содержание Введение 1 Правовой режим имущества супругов 2 Законный режим имущества супругов 2.1 Понятие законного режима имущества супругов 2.2 ...
Однако, это не всегда справедливо: субъектами соглашения о разделе имущества, в отличие от брачного договора, могут быть бывшие супруги, а брачный договор могут заключать и лица ...
Так, по мнению Л.Б. Максимович, в брачном договоре можно предусмотреть, что если мотивом расторжения брака будет являться недостойное поведение одного из супругов (пьянство ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 10242 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Дипломная работа: Право собственности супругов в части законного и договорного режима их имущества (12916)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151261)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru