Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Право собственности супругов

Название: Право собственности супругов
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 10:59:10 21 июля 2010 Похожие работы
Просмотров: 560 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Дипломная работа

Тема: Право собственности супругов


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1 ИСТОРИЯ И ПОНЯТИЕ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ

1.1 Исторический аспект правового регулирования имущественных отношений супругов в российском праве

1.2 Механизм правового регулирования имущественных отношений супругов

ГЛАВА 2 ЗАКОННЫЙ РЕЖИМ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ

2.1 Возникновение права на общее имущество супругов

2.2 Осуществление права собственности

2.3Основания прекращения права собственности супругов

ГЛАВА 3 ДОГОВОРНОЙ РЕЖИМ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ

3.1 Правовые проблемы заключения брачного договора

3.2 Исполнение брачного договора

3.3 Расторжение брачного договора и признание брачного договора недействительным как основания прекращения договорного режима собственности

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В настоящее время вопросы регулирования семейных правоотношений приобрели особую значимость. Это связано, в первую очередь, с тем, что личные отношения супругов, построенные на любви, доверии, уважении, являются их внутренней ценностью, в то время как имущественные права и обязанности граждан, вступивших в брак, затрагивают интересы не только их самих, но и третьих лиц, например, детей и иных наследников, кредиторов, сторон по сделкам, органы государственной власти и местного самоуправления и т.д.

Вступая в брак, многие граждане не задумываются о том, какое имущество они приобретут в будущем, и каким образом будет осуществляться владение, пользование и распоряжение этим имуществом. Однако при расторжении брака большинство семей сталкиваются с проблемами раздела общего имущества, являющегося совместной собственностью супругов, защиты интересов несовершеннолетних детей, при разводе остающихся с отцом или матерью, исполнения брачного договора, которым установлен режим общей или индивидуальной собственности каждого из супругов.

Основы регулирования отношений собственности заложены в части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, в котором определены общие положения о возникновении, изменении и прекращении права собственности на имущество, в том числе имущество супругов, некоторые аспекты общей совместной и долевой собственности.

Действующим Семейным кодексом Российской Федерации конкретизированы и установлены основные составляющие института собственности супругов, в частности, определено, какое имущество относится к общей совместной собственности супругов, какое имущество может быть признано собственностью одного из супругов, каким образом производится раздел имущества супругов, охарактеризованы режимы имущества супругов (законный и договорный), определены основные положения об ответственности супругов по обязательствам и т.д.

Безусловно, имущественные аспекты семейной жизни являются не главными составляющими нормальных отношений в семье, но имеют характер укрепления благосостояния, осуществления прав и законных интересов самих супругов, их детей и родителей, удовлетворения основных потребностей человека в стабильности, уверенности, защищенности.

Кроме того, правовой режим имущества, приобретаемого семьей, должен иметь четкую и явно выраженную основу, особенно если речь идет о дорогостоящих предметах, предметах роскоши, которые с увеличением общего благосостояния граждан любого государства, в том числе России приобретаются все чаще и в больших объемах.

Следует отметить, что за последнее время все больше увеличивается количество пар, которые по различным причинам не регистрируют отношения в установленном законом порядке, а предпочитают вступать в фактические брачные отношения.

При этом на любое имущество производственного, потребительского, социального, культурного и иного назначения, за исключением ограниченного или изъятого из гражданского оборота, при фактических брачных отношениях будет распространяться режим долевой собственности граждан, в то время как зачастую имущество приобретается ими совместно, улучшаются его свойства за счет общих денежных средств, планируются на будущее изменения и производится распоряжение имуществом.

Однако в существующих условиях необходимы существенные изменения в действующий порядок регулирования института собственности, кардинальный пересмотр теории и практики имущественных отношений супругов, а также лиц, не являющихся супругами в соответствии с семейными нормативно-правовыми актами РФ. В данном случае возможна рецепция отдельных положений законодательства иностранных государств, в которых регулирование законного режима собственности супругов сочетается с установлением прав и обязанностей в брачном договоре.

Изложенные выше обстоятельства предопределили выбор темы исследования, так как теоретическая и практическая проработка проблем регулирования института собственности супругов является актуальной для науки права и современной жизнедеятельности любого гражданина, вступившего в брак или имеющего такое намерение.

Степень разработанности темы. Вопросам регулирования имущественных отношений супругов было уделено достаточно большое внимание в работах российских авторов.

Среди трудов, посвященных проблемам семейного права и вопросам регулирования различных аспектов имущественных отношений супругов, следует выделить работы Э.А. Абашина, М.В. Антокольской, С.Н. Бондова, Я.Р. Веберса, Е.М. Ворожейкина, А.Г. Гойбарха, К.А. Граве, В.А. Грачевой, Н.М. Ершовой, В.В. Залесского, И.В. Злобиной, З.Г. Крыловой, Л.Б. Максимович, Л.Ю. Михеевой, С.А. Муратовой, А.И. Немкова, В.П. Никитиной, Н.В. Орловой, Л.М. Пчелинцевой, О.А. Рузаковой, Р.А. Рясенцева, В.А. Тархова, Я.И. Функа, Е.А. Чефрановой, О.А. Хазовой и т.д.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие между супругами и иными субъектами семейных правоотношений по поводу принадлежащего им имущества, а также по поводу имущества, принадлежащего каждому из супругов.

Предметом исследования являются правовые нормы, регулирующие институт собственности супругов.

Цель дипломного исследования состоит в комплексном анализе правовых норм, регулирующих институт собственности супругов, определении направлений совершенствования действующего законодательства в сфере регулирования института собственности супругов.

Эта цель реализуется путем решения следующих задач:

1. Изучить историю возникновения и развития института собственности супругов в РФ.

2. Рассмотреть содержание института собственности супругов в законодательстве РФ.

3. Исследовать законный режим имущества супругов, а также выделить специфику договорного режима общей собственности супругов.

4. Определить особенности правового регулирования личной собственности каждого из супругов.

5. Выявить теоретические и практические проблемы в рассматриваемой сфере и разработать предложения по совершенствованию законодательства в области регулирования института собственности супругов.

Методы исследования являются совокупность методов научного познания: формально-логического, комплексного, диалектического, исторического, сравнительного правоведения, системного анализа, статистического и т.д. Исторический метод позволил проследить становление института собственности супругов, а при сочетании с методом сравнительного правоведения – выявить элементы воздействия различных исторических этапов и событий на развитие правоотношений собственности между супругами. Метод сравнительного правоведения также позволил автору проанализировать вопросы регулирования института собственности в зарубежных странах и выявить некоторые тенденции рецепции отдельных положений законодательства иностранных государств. Использование метода системного анализа способствовало проведению исследования различных режимов собственности супругов, их возможной взаимосвязи и взаимодействии.

Структура диплома обусловлена целью и задачами, которые поставил перед собой автор. Работа состоит из введения, трех глав, восьми параграфов и заключения, библиографического списка


ГЛАВА 1 ИСТОРИЯ И ПОНЯТИЕ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ

1.1 Исторический аспект правового регулирования имущественных отношений супругов в российском праве

Правовое регулирование имущественных отношений супругов в дореволюционной России отличалось значительным своеобразием. С давних пор на Руси за замужней женщиной признавались права на имущество. Еще в Уложении, относящемся к XVII в., записано: "...купленная вотчина жене его, вольно ей в той вотчине, как похочет, неи до нея никому дела". Петр I много способствовал освобождению русской женщины. Указ 1715 г. давал жене право свободно продавать и закладывать свои вотчины без согласия мужа.

Свод законов Российской империи установил принцип раздельности имущества супругов и провел его вполне последовательно. Г.Ф. Шершеневич писал: "Русское законодательство устанавливает полную раздельность имуществ между супругами. Браком не составляется общение имущества супругов, каждый из них может иметь и вновь приобретать отдельную собственность" (т. Х, ч. 1, ст. 109)[1] . Из принципа раздельности имущества вытекает возможность для каждого супруга распоряжаться своим имуществом прямо от своего имени, независимо друг от друга и не испрашивая на то взаимно дозволения (т. Х, ч. 1, ст. 114). Отсюда же следует, что, как самостоятельные субъекты, супруги могут вступать между собой во всевозможные сделки дарственного и возмездного свойства (т. Х, ч. 1, ст. 116). Последовательное проведение в Своде законов принципа раздельности и как следствие - полной имущественной самостоятельности женщины автор объясняет не чем иным, как следованием обычаям, и добавляет, что такое уклонение русского законодательства от западных составляет загадку истории русского права[2] .

Действовавший в России режим раздельности давал женщине большую самостоятельность не только по сравнению с режимами универсальной общности и общности движимого и приобретенного имущества, установленными в континентальной Европе, но и принципиально отличался от раздельности, принятой в странах общего права. Женщина в России имела право самостоятельно управлять принадлежащим ей имуществом, включая приданое. Н. Рейнке по этому поводу замечал, что закон впервые по этому предмету содержал категорические выражения: имущество жены не только не становится собственностью мужа, но независимо от способа и времени его приобретения (во время ли замужества или до него) муж браком не приобретает даже права пользования жениным имуществом[3] .

В советский период с принятием в 1918 г. Кодекса законов об Актах гражданского состояния, Брачном, Семейном и Опекунском праве общность имущества супругов еще не вводилась, сохранялись нормы о раздельности имущества супругов. Но разрешалось супругам вступать между собой во все дозволенные имущественно-договорные отношения[4] .

Примечательно, что революционный законодатель сохранил традиционный для дореволюционной России режим раздельности имущества супругов. Только теперь он был закреплен императивной нормой (ст. 105), в которой говорилось, что брак не создает общности имущества супругов, муж не имеет права пользоваться и управлять имуществом жены и не может получить такого права по брачному договору. Имущество независимо от того, когда оно было приобретено - до брака или во время брака, признавалось раздельной собственностью каждого из супругов. Супруги не отвечали своим имуществом по долгам друг друга. Сохраняя за супругами полную имущественную независимость, закон в то же время предоставлял им право заключать между собой любые сделки имущественного характера, которые не противоречили бы закону. Проводилась идея равенства прав мужа и жены, подчеркивалось их полное равноправие в имущественных отношениях. Сохраняя принцип полной раздельности имущества супругов, который в новых социальных условиях "становился прогрессивным", закон исходил из интересов женщины, ее возможности быть независимой в семье[5] . Раздельность имущества супругов в полной мере соответствовала провозглашенному большевиками равноправию полов. Ленин не без гордости писал: "Советской властью как властью трудящихся в первые же месяцы ее существования, был произведен в законодательстве, касающемся женщины, самый решительный переворот. От тех законов, которые ставили женщину в положение подчиненное, в Советской республике не осталось камня на камне"[6] .

Однако Кодекс законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 г. отказывается от принципа раздельности имущества супругов, и в стране вводится режим общности приобретений. Одновременно Кодекс содержал специальную норму, которой разрешалось супругам вступать между собой во все дозволенные законом имущественно-договорные отношения. В ст. 10 Кодекса 1926 г. закреплялось: "...имущество, принадлежащее супругам до вступления в брак, остается раздельным их имуществом. Имущество, нажитое супругами в течение брака, считается общим имуществом супругов. Размер принадлежащей каждому супругу доли в случае спора определяется судом". Кодекс 1926 г. не только закрепляет режим общности супружеского имущества, но еще при этом исключает возможность изменения установленного законом режима имущества с помощью брачного договора.

Попытаемся разобраться в истинных причинах того, почему по прошествии короткого, даже по революционным меркам, периода времени происходит столь решительная перемена в правовом регулировании имущественных отношений супругов. Императивным установлением вводя общность имущества супругов, советская власть так ли уж действительно, как принято считать в отечественной науке семейного права, заботилась об обеспечении интересов женщины - домашней хозяйки, не имевшей самостоятельного источника доходов и, как следствие, прав на имущество в семье? Женщины вкладывали свой труд в домашнее хозяйство и воспитание детей. Имущество приобреталось на заработок мужа и считалось его раздельной собственностью. В результате при разводе жена могла остаться без имущества. Введение режима общности в этот период было объективно обусловлено всеми указанными обстоятельствами[7] . Такое объяснение кажется убедительным, но только до тех пор, пока рассматриваемая новелла не анализируется в совокупности с демографическими данными и сведениями социальной статистики того времени, общим направлением политики в стране, с одной стороны, а также в совокупности с другими нововведениями Кодекса 1926 г. и в их сравнении с нормами Кодекса 1918 г. - с другой. Именно в 1926 г. была проведена первая перепись населения СССР, определившая, что население страны составляет 147 млн. человек, в том числе 82% приходилось на сельских жителей и только 18% проживало в городах. Население РСФСР насчитывало 100,8 млн. человек, большинство составляло самодеятельное население, при этом самостоятельный источник средств существования имели 65,05% мужчин и 52,65% женщин. О каких неблагоприятных для неработающей женщины последствиях развода может идти речь, когда, во-первых, таковой был исключительной редкостью по крайней мере для 82% населения страны. Во-вторых, крестьянка не была и не могла быть неработающей женщиной - домохозяйкой, ее вклад в доход, а не заработок, крестьянской семьи был весомым и значительным. Следовательно, о разводе как о распространенном и социально значимом явлении, а тем более о таком, в результате которого жена могла остаться без имущества, говорить еще не приходилось. Другие новеллы Кодекса - признание силы законного брака за фактическими брачными отношениями и крайнее упрощение процедуры развода, в результате которого расторжение брака стало производиться по заявлению любого супруга в органах загса, причем без вызова второго супруга, невозможно расценить как отвечающие интересам женщины вообще, а женщины-домохозяйки тем более. Это подтверждает нашу гипотезу: вовсе не интересами неработающей жены руководствовался законодатель, заменяя режим раздельности на режим общности супружеского имущества. Причиной такого решения было стремление к укоренению приоритета общественных форм в деятельности людей, сужению до минимума частной сферы в жизни гражданина. Наступление на мировоззрение, нравственность, бытовой и хозяйственный уклад российского народа и, естественно, на семью велось по всем направлениям. Достаточно вспомнить, что устои патриархальной России, и в их числе семья как традиционная ценность, активно и целенаправленно разрушались, прежде всего посредством проводившейся большевиками экономической политики. Социализм с самого начала означал отмену частной собственности. Когда у людей отбирают принадлежащую им собственность, их тем самым лишают независимости от государства. Между частной собственностью и существованием гражданского общества имеется связь. Отмена частной собственности означает уничтожение гражданского общества. В годы военного коммунизма все слои гражданского общества были либо ликвидированы (дворянство и различные слои буржуазии), либо попали в орбиту государства (например, рабочий класс и частично интеллигенция). Исключение составлял огромный слой крестьянства. С помощью принудительной коллективизации и индустриализации в рамках первой пятилетки, партия - государство вторично поглотила и полностью ликвидировала общество, независимое от государства[8] .

Вот что по поводу режима имущества супругов писал Д.И. Курский: "Брак при советском строе представляет собой прежде всего союз двух трудящихся, где нет возможности расчленить, что из общего имущества в этом союзе и кем заработано и принесено для общего пользования. Поэтому с правовой стороны диктуется необходимость признать общность прав каждого из супругов на все, что добыто ими при совместной жизни... не ставя себе явно безнадежной и принципиально неправильной задачи учесть и расчленить, что и в какой мере кто из супругов внес в это общее достояние"[9] . Из этого весьма откровенного высказывания наркома юстиции РСФСР, члена ЦКК, члена Президиума ВЦИК и ЦИК СССР, усматривается суть семейной политики Советского государства. Во-первых, ни о какой жене-домохозяйке речи быть не могло, так как брак видится как союз двух трудящихся: "освобождение женщины" проводится исключительно ради увеличения трудовых ресурсов[10] , в женских рабочих руках остро нуждается народное хозяйство, высокими темпами растет женская занятость. Во-вторых, на заработок указывается как на единственный источник приобретения имущества, кроме заработка, других доходов нет и быть не должно, ибо "кто не работает, тот не ест". В-третьих, имущество предназначено исключительно для удовлетворения потребительских нужд посредством общего пользования. Учитывая крайне низкий уровень жизни огромного большинства советских трудящихся, основным источником поддержания которого служила заработная плата в промышленности, близкая к прожиточному минимуму, и почти символическая оплата трудодня в колхозе, соглашаешься с автором в том, что задача расчленить, что и кто из супругов внес, видится как безнадежная. Любопытно, что автор считает эту задачу еще и принципиально неверной. В самом деле, раздельность имущества супругов оправданна там, где существует частная собственность, независимость и самостоятельность равноправных и свободных в своем выборе супругов. По словам Г.Ф. Шершеневича, "юридический интерес признания имущественной раздельности относится к недвижимостям, капиталам, не подлежащим фактическому слиянию и обеспечивающим материальную самостоятельность каждого из супругов"[11] . Приходится признать, там, где нет частной собственности, а любое проявление самостоятельности и независимости личности от государства подавляется и искореняется, не остается места и режиму раздельности супружеского имущества, как нет места брачному договору - частному проявлению свободы усмотрения и выбора.

На основании изложенного можно сделать единственно возможный вывод: введение режима общности супружеского имущества было продиктовано всей логикой построения советского социалистического строя. "Наше" вытесняло "мое" из всех без исключения имущественных отношений, в том числе, разумеется, и из отношений по поводу имущества, складывающихся в семье. Тотальная несвобода личности в государстве и обществе была естественным образом дополнена имущественной зависимостью в семье. Совершенно очевидно, что избранная правовая регламентация имущественных отношений в семье определялась факторами политического и идеологического характера. Некоторые авторы глубоко заблуждались, считая введение общности имущества мерой временной и необходимой до тех пор, пока женщина не станет фактически равной с мужчиной в экономическом отношении. К таким относился профессор Ганс Натан, полагавший, что "в обществе, где полностью построен социализм... в качестве принципа должна быть установлена раздельность имущества"[12] .

Принцип общности имущества, нажитого супругами во время брака, и раздельной собственности на имущество, принадлежавшее супругу до вступления в брак, был затем воспринят последующим советским семейным законодательством, получил закрепление в Основах законодательства Союза ССР о браке и семье, введенных в действие с 1 октября 1968 г., и в принятых на базе Основ кодексах о браке и семье союзных республик, в том числе, разумеется, и в Кодексе о браке и семье РСФСР, вступившем в силу с 1 ноября 1969 г.

Представители науки советского семейного права единодушно высказывались в поддержку общей совместной собственности супругов. Так, по мнению К.А. Граве, "по мере укрепления фактического равенства женщины с мужчиной их отношения все в большей мере строятся на основе взаимного доверия, исключающего возможность скрупулезного подсчета обоюдных взносов в имущество семьи, поэтому принцип общности имущества супругов закрепился в советском законодательстве[13] . Согласна с таким мнением и Н.М. Ершова: "Возрождение в семье раздельности имущества супругов не будет содействовать очищению семейных отношений от материальных расчетов, помогать воспитанию в семье общности как личных, так и имущественных интересов. Общность имущества супругов - принцип, который не только имеет глубокие корни, но и в перспективе будет определять имущественную сферу семьи. Трудовая основа супружеской имущественной общности остается как в современных условиях, так и в перспективе развития советской семьи"[14] . Более того, нормы семейного права, относящиеся к совместной собственности супругов и составляющие ядро семейных имущественных отношений, выдвигались на первое место среди прочих мер правовой защиты семьи. Принцип общности имущества супругов рассматривался как прямо направленный на укрепление семьи прежде всего потому, что все приобретенное в браке является общим независимо от размеров непосредственных материальных вложений супругов[15] . Некоторые авторы в стремлении укрепить семью правовыми средствами шли еще дальше, полагая, что в условиях строительства коммунистического общества нет оснований для деления имущества супругов на "твое" и "мое". Предлагалось все имущество супругов, нажитое как до брака, так и в браке, признавать их общим совместным имуществом[16] . Однако влияние правовых норм на устойчивость брачных отношений юристами явно преувеличивалось, об этом свидетельствуют результаты проводившихся исследований[17] . Правовые средства укрепления семьи оказались неэффективными. На протяжении почти трех десятков лет брак расторгался при условии, если судом было установлено, что дальнейшая совместная жизнь супругов и сохранение семьи стали невозможными (ч. 3 ст. 33 КоБС РСФСР), а на суд возлагалась обязанность принимать меры, направленные на примирение супругов. Так, суд должен был по своей инициативе отложить разбирательство дела о расторжении брака и назначить супругам срок для примирения в пределах шести месяцев (ч. 2 ст. 33 КоБС РСФСР).

Нормы Семейного кодекса Российской Федерации[18] , введенного в действие 1 марта 1996 г., регулирующие имущественные отношения между супругами, претерпели серьезные изменения по сравнению с КоБС РСФСР 1969 г., однако существующий в России с 1926 г. режим совместной собственности супругов был в ходе последней кодификации семейного законодательства сохранен в качестве законного режима имущества супругов.

1.2 Механизм правового регулирования имущественных отношений супругов

Механизм правового регулирования имущественных отношений супругов должен включать следующие элементы: нормы права; правоотношения; правосознание; методы правового регулирования; правоохранительную систему; толкование права. Поскольку правовое регулирование включает в себя не только нормативное, но и казуальное, то в состав элементов механизма правового регулирования надо включать индивидуальные правовые акты. Механизм семейно-правового регулирования включает субъекты и объекты семейного права как составные элементы семейных правоотношений.

Механизм семейно-правового регулирования позволяет не только объединить различные явления правовой действительности и описать их как целостность, но и представить их в работающем, системно-воздействующем виде. Тем самым появляется возможность охарактеризовать результативность правового регулирования; а также высветить специфические функции, которые выполняют те или иные юридические явления в данном механизме, проявить их внутренние связи и взаимодействие. Роль механизма семейно-правового регулирования не ограничивается одним лишь упорядочением общественных отношений, введением их в определенные рамки. Этот механизм имеет свойства как закреплять уже сложившиеся отношения, так и способность к зарождению тех отношений, к которым законодатель осознанно стремится. Оба указанных направления в полной мере проявляются в современном правовом регулировании имущественных отношений в семье. С одной стороны, в ходе последней кодификации были упорядочены и закреплены сложившиеся в течение десятилетий отношения ограниченной общности супружеского имущества, а с другой - законодатель содействует развитию отношений, основанных на семейно-правовых соглашениях супругов, стимулируя тем самым становление новых имущественных отношений между членами семьи и развивая диспозитивные основы правового регулирования имущественных семейно-правовых отношений, основанных на договоре.

Опыт зарубежных стран показывает, что возможности расширения диспозитивного регулирования имущественных отношений, складывающихся в семье, нами еще не исчерпаны. Предоставление супругам права свободного выбора правового режима принадлежащего им имущества брачным договором еще не гарантирует осуществления надлежащего выбора. Свободным может быть признан выбор, сделанный не по наитию, а на основе знания возможных вариантов урегулирования складывающихся между супругами имущественных отношений. Ожидать такого выбора от вступающих в брак в широких масштабах нельзя, тем более что далеко не каждый юрист владеет всей гаммой возможных правовых режимов имущества супругов, которые выработаны многовековым опытом человечества и зарекомендовали себя на практике. Поэтому, например, французский законодатель во время реформы ФГК Законом от 13 июля 1965 г. закрепил несколько вариантов правового режима имущества супругов в качестве рекомендуемых к избранию, в том числе и на основе брачного договора. Изложенные, таким образом, в Титуле V ФГК нормы о возможных вариантах правовых режимов имущества супругов носят характер одобренной государством и рекомендуемой гражданам информации, которую они могут воспринять и закрепить в заключаемом ими брачном договоре либо же подчинить имущественные отношения легальному режиму.

Такое законодательное регулирование расширяет возможности выбора граждан и тем самым раздвигает рамки диспозитивного регулирования. Применение в СК РФ норм информационного характера вполне допустимо, учитывая, что одним из методов регулирования семейных отношений являются правила-разъяснения[19] .

Если рассматривать семейно-правовое регулирование с точки зрения его возможностей, то легко обнаруживаются объективные пределы правового регулирования. Такие пределы очевидны и не раз подчеркивались в научных исследованиях. В семейных отношениях государственное воздействие не всегда уместно и возможно. Взаимную любовь, привязанность, уважение и заботу, которые присущи нормально функционирующей семье, можно поощрять, пропагандировать, но нельзя предписать любить, заботиться и уважать под страхом применения санкции. По этому поводу в российской цивилистике еще с XIX в. сложились соответствующие представления. Об этом писали, в частности, Д.И. Мейер[20] , К.П. Победоносцев[21] , Г.Ф. Шершеневич[22] и другие. Эти положения конкретизируются современными учеными. Так, А.М. Нечаева пишет, что круг семейных отношений, регулируемых правом, носит исчерпывающий характер[23] .

Соответственно, все иные отношения, не подпадающие под воздействие государственного регулирования, в семье следует отнести к сфере ее саморегулирования. Аналогичные взгляды выражаются и другими специалистами в данной области.

Не оспаривая такого понимания пределов государственного регулирования семейно-правовых отношений, нужно тем не менее отметить, что такие подходы нельзя абсолютизировать. Во-первых, исключение некоторых вопросов семьи из компетенции государственного регулирования и признание данного образования как "по-своему независимого коллектива"[24] дает повод говорить, что за пределами государственного регулирования в семейных отношениях право не присутствует. Но это было бы неверно и с гуманистической, и с социально-правовой точки зрения. Известно, что право не способно охватить все те отношения, которые возникают в обществе и семье. Но отказать в защите любого нарушенного субъективного права по мотивам отсутствия специального для этого закона тоже нельзя. Согласно ст. 11 ГК граждане вправе обратиться в суд по поводу защиты любых нарушенных или оспариваемых гражданских, в том числе и семейных, прав[25] .

Тем более что формулировка ст. 2 СК РФ не устанавливает пределов государственного регулирования личных неимущественных и имущественных отношений между членами семьи. Поэтому отсутствие государственного позитивно-правового регулирования носит условный характер. При необходимости, когда соответствующие семейные отношения затронут интересы общества, государство может охватить их законодательным регулированием. По мнению автора, в обществе назрела необходимость урегулирования имущественных отношений лиц, проживающих единой семьей без государственной регистрации заключения брака. В российском обществе за последние десятилетия произошли существенные перемены, которые не могли не сказаться на семье как первичном социальном институте[26] .

Согласно данным последней переписи населения около 10% граждан России состоит в незарегистрированном браке, родители каждого третьего родившегося в стране ребенка не состоят в браке между собой. Налицо все большая распространенность незарегистрированных браков, сопровождаемая либерализацией отношения общества к таким бракам[27] . Несмотря на то что для предоставления соответствующих правовых гарантий относительно имущества, приобретенного гражданами в период фактических брачных отношений, потребуется решение целого ряда правовых проблем, тем не менее игнорировать и дальше проблему, затрагивающую интересы значительного числа граждан, недопустимо. В ряде стран имущественные отношения лиц, состоящих в незарегистрированном браке, уже охватываются правовым регулированием, в частности в Германии практикуется заключение договоров о внебрачной общности жизни, своего рода договоров о партнерстве.

С методологической точки зрения в семейных отношениях признается главенствующая роль дозволительного регулирования[28] . А ведь это тоже способ соответствующего государственного "определения" семейных правоотношений. Значит, в той или иной форме государственное регулирование присутствует и в семейных отношениях, отданных на усмотрение супругов. Как только в этих отношениях проявятся факты воздействия на интересы общества или общественно значимые личные интересы супруга, государство немедленно проявит свое отношение к ним путем нового правотворчества или толкования общих норм законодательства.

Кроме того, государственные дозволения саморегулирования в семье легализуют особое семейное право, складывающееся помимо позитивных норм, т.е. естественное право, формирующееся в обычаях и традициях. Их присутствие в многонациональной России и молчаливое либо явное признание государством делает такое семейное регулирование родственным и единым с собственно нормативным позитивно-правовым государственным регулированием.

Нельзя согласиться с теми авторами, которые считают, что государство стыдливо отворачивается от некоторых отношений и не регулирует их вовсе. Государство в условиях глобализации регулирует и деторождаемость, и права сексуальных меньшинств, и однополые браки, и многое другое, что, казалось бы, должно лежать вне его компетенции. Причем оно это делает не только в форме молчаливой легализации и дозволений, но и в форме предписаний и даже запретов. Иными словами, говоря о способах государственного регулирования, нужно выделять еще и степень их проявления, т.е. нужно выделить в механизме семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов качественный аспект того или иного способа регулирования. Кроме того, надо отметить, что государственное регулирование существует в единстве с регулированием, осуществляемым гражданским обществом. Семейное саморегулирование и общественное регулирование (особенно в рамках религиозных общин) семейных отношений имеет свои способы, средства, существующие параллельно с государственными. Это особенно актуально для многонациональной и многоконфессиональной России. Все это формирует особый комплекс способов и средств правового регулирования имущественных отношений супругов, которого нет ни в каких других отношениях.

Таким образом, анализ механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов приводит к необходимости детального рассмотрения и изучения всего спектра социального регулирования общественных отношений, характеризующегося рядом особенностей. Во-первых, общество на каждом этапе своего исторического развития объективно требует строго определенного объема регулирования, в противном случае неизбежны отрицательные последствия как для всей социальной системы в целом, так и для ее отдельных элементов (семей). Возможна и другая крайность - чрезмерная регламентация. Объем регулирования имущественных отношений в семье будет тем больше, чем сложнее внутренняя структура общественных отношений, складывающихся в семье, чем больше необходимость их согласованного и скоординированного развития. Во-вторых, в процессе регулирования семейных отношений все более возрастает удельный вес социального; не порывая с психобиологическими факторами поведения субъектов семейных отношений и поначалу сливаясь с ними, регулирование тем не менее частично освобождается от стихийно-естественных природных элементов, все более связывается с потребностью выражения и обеспечения объективных социальных интересов в поведении людей. В-третьих, закономерной тенденцией развития регулирования семейно-правовых отношений является формирование разнообразных относительно обособленных социальных регулятивных средств и механизмов.

Под казуальным понимается такое семейно-правовое регулирование, которое упорядочивает поведение супругов. Оно осуществляется при помощи разовых или персональных регулирующих актов, относящихся к строго определенному случаю или к конкретным лицам. Так, например, к казуальному регулированию будут относиться судебное решение по имущественному спору супругов, заключение супругами брачного договора и др. Под нормативным регулированием понимается упорядочение поведения супругов при помощи общих правил, т.е. общеизвестных моделей, образцов, эталонов поведения, которые распространяются на все случаи данного рода и которым должны подчиняться все лица, попавшие в нормативно регламентированную ситуацию.

Одни и те же семейные ситуации и проблемы могут решаться и тем самым целенаправленно упорядочиваться (регулироваться) как в казуальном, так и в нормативном порядке. Имущественные отношения супругов регулируются нормативно и брачным договором. Этот фактор оказывается в крайней степени важным для регулирования семейных отношений постольку, поскольку сфера именно этих социальных отношений требует в меньшей мере регламентации со стороны государства, но в большей мере со стороны самих участников семейных отношений.

Необходимо отметить, что существенное значение для понимания механизма правового регулирования имущественных отношений супругов имеет вопрос о степени его автономии. Решение этого вопроса сводится главным образом к выявлению особого предмета и метода регулирования, т.е. способности семейного права отвечать требованиям самостоятельной отрасли права. К предмету правового регулирования относятся разнообразные общественные отношения, которые объективно по своей природе могут поддаваться нормативно-правовому воздействию и в соответствующих социально-политических условиях подвержены такому воздействию, осуществляемому при помощи юридических норм и всех иных юридических средств, образующих механизм правового регулирования. От содержания и характера предмета правового регулирования, элементов общественных отношений во многом зависят особенности содержания правового регулирования, а отсюда и особенности структуры семейного права.


ГЛАВА 2 ЗАКОННЫЙ РЕЖИМ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ

2.1 Возникновение права на общее имущество супругов

К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), п. 2 ст. 34 СК относит доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, имеющие специальное целевое назначение (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и др.). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. Можно констатировать, что Семейный кодекс Российской Федерации содержит примерный перечень нажитого во время брака имущества, составляющего супружескую общность. И, что очень важно для правоприменительной практики, этот перечень составляют современные объекты гражданских прав[29] .

В содержание имущества с юридической точки зрения включаются, с одной стороны: а) совокупность вещей, принадлежащих лицу на праве собственности и в силу иных вещных прав, и б) совокупность прав на чужие действия... а с другой стороны: а) совокупность вещей, принадлежащих другим лицам, но временно находящихся в его обладании, б) совокупность обязательств, лежащих на нем. Сумма отношений первого рода составляет актив имущества, сумма отношений второго рода - пассив имущества[30] .

Исходя из легального определения, в настоящее время нет оснований сомневаться в том, что в понятие имущества включается вся имущественная масса, принадлежащая супругам, в том числе права требования и обязательства имущественного характера, если они возникли в результате распоряжения общей собственностью[31] .

Поскольку понятие имущества носит собирательный характер и включает в себя не только вещи и вещные права, но и возникшие в период совместной жизни на базе общей собственности требования обязательственного характера, постольку в составе имущества супругов могут быть как права требования (например, право на получение долга, дивидендов, страхового возмещения), так и обязанности по исполнению, долги (например, непогашенная ссуда на строительство дома, долг за приобретенные в кредит вещи).

Деньги, взятые в долг, при условии, что супруг-заемщик использовал их в интересах семьи, становятся общим совместным имуществом супругов, в связи с чем и возникает ответственность обоих супругов за возврат долга. Такой позиции придерживался Верховный Суд РФ по делу Коваль о разделе нажитого в браке имущества[32] .

По другому делу по иску о взыскании долга по договору займа, направляя дело для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, Верховный Суд РФ в определении указал на то, что при вынесении судебных актов допущены существенные нарушения норм материального права, в частности, возложив обязанности по уплате долга по договору займа лишь на одного из ответчиков, - суд не учел положения Семейного кодекса РФ об общем имуществе супругов[33] . В абз. 3 п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" указано, что при разделе имущества учитываются также общие долги супругов (п. 3 ст. 39 СК РФ) и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи[34] . Следовательно, суд производит раздел супружеской собственности с учетом как актива, так и пассива имущества вне зависимости от того, поставлен ли сторонами вопрос об ответственности по долгам, т.е. в полном соответствии с п. 3 ст. 39 СК[35] .

В подавляющем большинстве случаев право требования возникает из гражданско-правовых договоров. Одним из таких договоров является договор банковского вклада (депозита). Если супруг, выступая вкладчиком - стороной в договоре с банком, вносит в депозит денежные средства, относящиеся к общему имуществу супругов, то он приобретает обязательственное право требования к банку о возврате вложенной суммы и выплате процентов (п. 1 ст. 834 ГК). По мнению А.А. Игнатенко и Н.Н. Скрыпникова: "Это имущественное право является составной частью общей собственности супругов, независимо от того, на чье имя внесены денежные средства. Полученные супругом по окончании действия договора денежные средства в виде процентов на сумму вклада также войдут в состав общего имущества супругов"[36] . Природа права на денежные средства, хранящиеся на счете в банке, смешанная, вещно-обязательственная. На это указывает, в частности, правовая позиция, сформулированная в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 24 июля 1993 г[37] . Конституционный Суд РФ приходит к выводу, что действие ст. 35 Конституции РФ, которая провозглашает всемерную охрану законом права частной собственности и гарантирует, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, распространяется не только на вещные права, но в такой же мере защищает права лица, "обладающего частной собственностью" на находящиеся на счете в банке денежные средства. Вещи и права, в том числе на хранящиеся на счете в банке средства, рассматриваются Конституционным Судом РФ с равным основанием как частная собственность, в том смысле, в каком это имеет в виду ст. 35 Конституции РФ[38] .

Из общих средств супругов могут быть оплачены страховые премии по договорам личного и имущественного страхования, произведены платежи по договору участия в долевом строительстве, соответственно, права требования как по перечисленным, так и по иным договорам, при условии, что возникли в результате владения, пользования и распоряжения общим имуществом супругов, подлежат безоговорочному включению в состав общего имущества супругов. К сказанному, однако, необходимо добавить, что в обязательственных отношениях всегда точно определена личность кредитора. Право требования может исходить только от определенного лица - кредитора. Иное лицо может осуществить право требования лишь в порядке правопреемства или по доверенности, выданной кредитором. Всякое обязательство осуществляется только по отношению к управомоченному лицу, но не по отношению к его супругу, который не вправе требовать или принимать исполнение без особой на то доверенности[39] .

Следовательно, чтобы не пришлось признавать за одним супругом право требовать от третьего лица того, что причитается другому супругу-кредитору, т.е. во избежание подрыва основ обязательственного права, автор этих строк, вслед за А.В. Слепаковой, считает необходимым оговорить особенности правовой природы обязательственных прав как части состава супружеского имущества. Следует согласиться с тем, что такие обязательственные права не являются солидарными требованиями, а супруги солидарными кредиторами в смысле ГК. Но если срок исполнения должником обязательства перед супругом-кредитором наступил или определен моментом востребования, то другой супруг может требовать раздела этого права (требования) - вклада и пр. - либо учета его стоимости (стоимости следуемого по нему имущества) при разделе всей массы общего имущества супругов[40] . А в тех случаях, когда срок исполнения еще не наступил, другой супруг вправе требовать при разделе общего имущества учета суммы, которая причиталась бы к выплате в случае, если бы действие соответствующего договора было прекращено в день рассмотрения спора о разделе совместно нажитого имущества. Например, в соответствии со ст. 10 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации"[41] при расторжении договора страхования жизни, предусматривающего дожитие застрахованного лица до определенного возраста или срока либо наступление иного события, страхователю возвращается сумма в пределах сформированного в установленном порядке страхового резерва на день прекращения договора страхования (выкупная сумма). Именно выкупная сумма подлежит учету в составе имущества супругов, подлежащего разделу. Разумеется, это вовсе не означает, что застрахованный супруг обязан расторгнуть договор личного страхования, достаточно справки страховщика с расчетом размера выкупной суммы, которая причиталась бы к выплате застрахованному при расторжении договора.

Паи, вклады, доли в капитале, внесенные в коммерческие организации, а также в потребительские кооперативы, сродни рассмотренным обязательственным (относительным) правам, возникающим из договоров, поскольку они представляют собой права имущественные, обязательственные права (требования) участника (члена) к соответствующему юридическому лицу. Наделяя участника (члена) совокупностью прав, они являются своеобразным встречным предоставлением, эквивалентом, предоставляемым взамен на вклад участника (члена). Согласно п. 2 ст. 48, п. 1 ст. 66, ст. 109, п. 3 ст. 213 ГК хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы являются собственниками своего имущества, в том числе переданного им в качестве вкладов (паевых взносов). Участник товарищества, общества, член производственного или потребительского кооператива утрачивает право собственности на передаваемое имущество, приобретая взамен право на часть прибыли или дохода и на ликвидационный остаток. Участник общества с ограниченной ответственностью в случае выбытия из состава участников имеет право на выплату ему стоимости его доли в уставном (складочном) капитале либо на выдачу имущества в натуре. В соответствии со ст. 111 ГК в случае выхода члена производственного кооператива ему должна быть выплачена стоимость пая или выдано имущество, соответствующее его паю, а также осуществлены другие выплаты, предусмотренные уставом кооператива. Специальные законы, регулирующие деятельность потребительских кооперативов, создаваемых для удовлетворения разнообразных потребностей граждан, также предусматривают выплату стоимости паевого взноса. Так, Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 117-ФЗ "О кредитных потребительских кооперативах граждан"[42] предусматривает при прекращении членства право на получение "денежной стоимости доли имущества кредитного потребительского кооператива граждан, соответствующей доле паевого взноса в сумме паевых взносов членов кредитного потребительского кооператива граждан", а Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. № 215-ФЗ "О жилищных накопительных кооперативах"[43] предоставляет выбывшему члену кооператива право "получить действительную стоимость пая".

По своему содержанию права учредителя (члена) в отношении общества (кооператива) выступают как набор правомочий по контролю за юридическим лицом, в том числе через участие в управлении им и в решении важнейших вопросов деятельности, а также правомочий имущественного характера (получение части прибыли, в том числе дивидендов, право на отчуждение своих прав, право на часть имущества при ликвидации).

В науке обращается внимание на то, что возникающие у учредителя (участника, члена) права хотя и имеют относительный характер, в том смысле, что относятся к конкретному юридическому лицу, а не к неопределенному кругу лиц, что присуще абсолютным правам, но тем не менее не могут быть без сомнений отнесены к обязательствам. Действующее законодательство позволяет сформулировать общий подход, который состоит в том, что права учредителя в отношении созданного юридического лица - обязательственные, но это нетипичное обязательство, как по способу возникновения, так и по содержанию. Проблема нетождественности учредительских (членских) прав обязательственным обнаруживается как в части имущественных отношений, так и еще в большей мере в сфере управления обществом (кооперативом)[44] .

Изложенное позволяет сделать вывод об обоснованности выделения из состава обязательственных (относительных прав) прав участников (членов) юридических лиц, создаваемых в форме хозяйственных обществ и товариществ, а также кооперативов по отношению к организациям соответствующих организационно-правовых форм. Такие права в юридической науке предлагается именовать корпоративными.

Выявленная специфика корпоративных прав, с учетом того, что в составе таких прав наряду с имущественными присутствуют и неимущественные права - права на участие в управлении, принятие решений, получение информации, позволяет прийти к выводу, что в случае внесения доли, пая, вклада в период брака за счет общих средств супругов на имя одного из супругов речь может идти об отнесении к составу общего имущества только имущественных корпоративных прав, тогда как права личные не входят в состав супружеского имущества.

Поэтому имуществом супругов является, во-первых, само имущественное право (доля в капитале или паевой взнос), во-вторых, часть прибыли или дохода, выплаченная (выданная) при распределении между участниками (членами), в-третьих, денежные средства или имущество в натуре, полученные при выбытии из состава участников (членов). Разумеется, если вклад (взнос, пай) был внесен в период брака за счет общих средств супругов, то перечисленное имущество признается общим имуществом супругов независимо от того, кто из них был участником общества, товарищества или членом кооператива. Вместе с тем, как и в случае с другими кредиторскими правами, требование о разделе имущества, представляющего собой долю в капитале или вклад в имущество коммерческой организации, может быть предъявлено одним из супругов только к другому супругу, но не к организации. Необходимо учитывать, что другой супруг имеет право на часть объявленной к распределению или распределенной прибыли, на часть имущества, полученного при выбытии из состава участников организации или в результате ее ликвидации. Супруг не вправе в целях раздела нажитого в период брака имущества потребовать от супруга-участника выйти из организации и забрать то, что соответствует доле в капитале. В этом случае долю следует передать в собственность супруга-участника с присуждением другому супругу соответствующей компенсации, а при невозможности предоставления компенсации - прибегнуть к установленному законом порядку обращения взыскания на долю в капитале и разделить между супругами полученную в результате этого сумму. Такой вывод основывается на том, что признание прав на долю в капитале ООО или на акции ЗАО за тем супругом, который до того не участвовал в деятельности хозяйственного общества, тем самым переводит вопрос в сферу предпринимательских отношений. С одной стороны, в соответствии со ст. 34 СК понятие супружеского имущества не охватывает неимущественных прав, в том числе связанных с предпринимательством. Права участника - это, как было отмечено, комплекс прав, как имущественных, так и неимущественных, а потому их раздел по правилам о разделе супружеского имущества оказывается невозможным. С другой стороны, участники ООО, акционеры ЗАО связаны правами не только по отношению к обществу, но и несут права и обязанности, предусмотренные законом и учредительным договором по отношению друг к другу. Закон (п. 2 ст. 19 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"[45] ) требует единогласия при вступлении третьего лица в общество. Отношения, складывающиеся между учредителями ООО, исключают принудительное навязывание им против их воли участника, с которым они не намерены заниматься предпринимательством[46] . Для супруга одного из учредителей никаких исключений Закон не предусматривает. Такой же позиции придерживается и судебная практика. Так, Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 9 августа 2006 г. по делу № 44г-304/06, отменяя в порядке надзора решение по иску Ч. о разделе имущества, нажитого в период брака с Ш., указал на то, что суд, руководствуясь ст. 8, 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", с учетом мнения остальных участников обществ, возражавших против раздела долей, принадлежавших Ш., правомерно отказал истице Ч. в удовлетворении требования о признании права собственности на доли в уставных капиталах ООО "Руссто" и "Финансово-промышленная группа Полар Строй Дизайн". Вместе с тем суд отметил, что истица вправе заявить требование о взыскании с бывшего супруга Ш. половины действительной стоимости принадлежащих ему долей в уставных капиталах данных обществ с ограниченной ответственностью[47] .

В соответствии с законом общество с ограниченной ответственностью может быть создано одним лицом (ст. 2 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"). Имущество, переданное в уставный капитал такого хозяйственного общества, переходит в собственность юридического лица и, следовательно, не является общей совместной собственностью супругов, несмотря на то что уставный капитал был сформирован за счет общих средств супругов. Супруг - учредитель общества полностью самостоятелен в вопросах управления обществом. За другим супругом признается право на часть объявленной к распределению или распределенной прибыли, на часть ликвидационного остатка. Такой вывод основывается на теории юридического лица: создавая юридическое лицо, собственник отсекает от себя часть имущества, отдает его полностью и получает взамен определенные права в отношении определенного имущества[48] . Даже выступая единственным учредителем, лицо не является собственником юридического лица, такому лицу принадлежат лишь обязательственные права на имущество данного юридического лица, но никак не права вещные. Именно поэтому было бы упрощением вопрос о разделе между супругами ООО, 100% долей которого принадлежит одному из них, сводить к признанию за другим супругом права собственности на половину имущества ООО или даже на 50% долей этого ООО с введением его в состав участников. Автор этих строк солидарен с К.И. Скловским, который справедливо указывает: "Признание в этой ситуации прав на долю в уставном капитале ООО того супруга, который не участвовал до этого в деятельности общества, переведет его в сферу предпринимательской деятельности. Но совершенно очевидно, что СК РФ не включает право на предпринимательскую деятельность в состав супружеских прав". И далее К.И. Скловский вполне обоснованно предостерегает: "...очевидно, что вступление супруга в число учредителей по суду никак не предполагает наличия между учредителями, среди которых теперь два супруга, находящихся в состоянии имущественного и личного спора, отношений, позволяющих заниматься совместным бизнесом. Скорее всего, с этого момента ООО обречено на гибель"[49] .

Имущество ООО является собственностью общества и разделу в натуре между супругами не подлежит, поэтому в рамках действующего законодательства за супругом учредителя ООО следует признавать право на денежную компенсацию. Только в случае невозможности предоставления такой компенсации признавать право собственности на соответствующую долю участия в ООО, одновременно обязывая супруга-учредителя к принятию решения о приеме бывшего супруга в состав учредителей, а органы, уполномоченные осуществлять государственную регистрацию юридических лиц, - к внесению изменений в состав участников ООО на основании судебного решения. Однако такой путь не отвечает, по существу, ни интересам бывших супругов, против воли оказывающихся связанными общим бизнесом, ни интересам других участников гражданского оборота. ООО, как правило, имеет клиентелу, обременено партнерскими обязательствами. Поиск баланса между интересами учредителя ООО, третьих лиц, связанных с ООО, трудовыми отношениями, деловыми или клиентскими узами, с одной стороны, и интересами бывшего супруга, настаивающего на принятии в состав участников ООО, - с другой, должен вестись в ином направлении. Необходимо вырабатывать новые механизмы, которые позволили бы как обеспечить сохранение и нормальное функционирование бизнеса, так и гарантировать имущественные интересы бывшего супруга, бизнесом не занимавшегося. Сегодня зачатки правового механизма, который может быть использован для регулирования имущественных отношений супругов, обозначены, например, в Федеральном законе от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации"[50] , предусматривающем возможность ассоциированного членства в кооперативе (ст. 14) и определяющем статус ассоциированных членов. Кроме того, Закон РФ от 19 июня 1992 г. № 3085-1 "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации"[51] , предусматривая переход к наследникам умершего пайщика паевого взноса и кооперативных выплат в порядке, предусмотренном уставом потребительского общества, лишает наследников прав на участие в общих собраниях потребительского общества и других прав пайщиков (ст. 14).

Сходные правила могли бы быть предусмотрены и для случаев признания права на долю в уставном капитале ООО за супругом, не принимавшим участия в предпринимательской деятельности. Признание права на долю в уставном капитале ООО с одновременным возложением на ООО обязанности принять в состав участников ООО супруга (бывшего супруга), ранее не принимавшего участия в предпринимательской деятельности, в качестве ассоциированного участника могло бы иметь место в случаях, когда:

1) в составе общего имущества супругов отсутствуют объекты, передача которых в собственность супруга, не принимавшего участия в предпринимательской деятельности, могла бы полностью компенсировать действительную стоимость приходящейся ему доли участия в ООО;

2) супруг - участник ООО не имеет возможности выплатить денежную компенсацию за долю в размере ее действительной стоимости в разумный срок;

3) обращения взыскания на долю в капитале ООО причинит несоизмеримый ущерб имуществу ООО.

Права ассоциированного участника ООО могли бы быть сужены по сравнению с правами остальных участников. Представляется, что за ассоциированными участниками следует закрепить следующие права:

- получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном его учредительными документами порядке;

- участвовать в принятии решений о распределении прибыли;

- продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале общества либо ее часть одному или нескольким участникам данного общества в порядке, предусмотренном настоящим федеральным законом и уставом общества;

- выйти из общества независимо от согласия других его участников в любое время, но не ранее чем по истечении года, следующего за годом приема в состав участников;

- получить в случае ликвидации общества часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость;

- участвовать в общих собраниях общества без права голоса;

- участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса при решении вопросов о распределении прибыли и о реорганизации и ликвидации общества.

Обязанности ассоциированного члена могли бы состоять во внесении вкладов в порядке, в размерах, в составе и в сроки, которые предусмотрены законом и учредительными документами общества; не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества.

Таким образом, ассоциированный участник лишается права участвовать в управлении делами общества посредством избрания в руководящие органы общества и участия в принятии решений общим собранием общества.

2.2 Осуществление права собственности

Регулирование прав собственности супругов осуществляется нормами ст. ст. 244 - 256 ГК РФ и ст. ст. 33 - 46 СК РФ. С момента введения этих норм в действие прошло уже достаточно много времени, и теперь стало ясно, что их недостаточно для регламентации оформления прав собственности супругов в нотариальной практике. Введение в действие части третьей ГК РФ только добавило вопросов. В настоящее время практикующие нотариусы сталкиваются с целым рядом проблем, пути разрешения которых недостаточно четко указаны в законе (а то и вовсе не указаны). Судебная практика в этой сфере практически отсутствует, а единая нотариальная практика только начинает формироваться. Настоящая статья представляет собой попытку обозначить и обобщить имеющиеся проблемы, а также сформулировать пути их разрешения, предлагаемые формирующейся в Санкт-Петербурге нотариальной практикой.

Первый вопрос, возникающий уже из определения общей собственности, содержащегося в ст. 244 ГК, состоит в следующем: может ли объект находиться одновременно в общей совместной и общей долевой собственности.

В п. 2 ст. 244 ГК читаем: "Имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность)". Значит, ГК не предусматривает возможности какого-либо другого режима существования общей собственности, кроме долевой либо совместной.

Представим себе ситуацию, когда некий объект (например, квартира) находится в общей долевой собственности нескольких лиц и один из сособственников продает свою долю в праве собственности на этот объект А., состоящему в зарегистрированном браке с Б. При этом между супругами А. и Б. не заключен брачный договор и имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Супруг покупателя Б. в соответствии с п. 2 ст. 35 СК дал согласие на заключение покупателем А. указанного договора купли-продажи. В результате заключения такого договора объект окажется в собственности нескольких лиц, у двоих из которых (супругов А. и Б.) не будут определены доли в праве собственности, а у других эти доли будут определены. Статья 244 ГК не предусматривает такого случая. Таким образом, налицо коллизия между п. 2 ст. 244 ГК, с одной стороны, и п. 1 ст. 256 ГК и п. 1 ст. 34 СК, с другой стороны.

Федеральная нотариальная палата в Обзоре вопросов правоприменительной практики за 2001 год считает так: "Если имущество приобретается в общую собственность на трех и более сособственников, даже если два из числа сособственников являются супругами, то в этом случае недвижимое имущество может быть приобретено только в долевую собственность, если иное прямо не предусмотрено законом"[52] .

Такая позиция представляется не соответствующей законодательству хотя бы потому, что согласно п. 2 ст. 244 ГК имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность). Иначе говоря, для констатации того, что объект находится в общей долевой собственности, должна быть определена доля каждого собственника, в то время как в нашем случае доли в праве собственности на квартиру собственника А. и собственника Б. не определены. Таким образом, в этом случае оформление права собственности супругов не решает обозначенную проблему и, в свою очередь, порождает ряд проблем.

Вопрос можно сформулировать и по-другому: является ли доля в праве собственности на имущество имуществом в смысле ст. 34 СК.

Как известно, термин "имущество" применяется в гражданском праве неоднозначно. Часто под имуществом подразумевают вещь или определенную совокупность вещей. В ином значении употребляется термин "имущество", когда под ним понимают объединение имеющих денежную оценку как вещей, так и имущественных прав. Третий вариант: термин "имущество" включает в свой состав права (имущественные и обязательственные) и обязанности (например, относительно наследственной массы).

Представляется, что в ст. 34 СК термин "имущество" употреблен в третьем его значении. Это подтверждает п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15, а также ст. 48 СК, связывающая обязанности супругов в отношении третьих лиц с брачным договором.

Решением мирового судьи судебного участка N 1 г. Сызрани и апелляционным решением Сызранского городского суда удовлетворены исковые требования С. к Д. о признании сделки недействительной.

Президиум Самарского областного суда решения отменил, указав следующее.

Разрешая спор, мировой судья и апелляционный суд руководствовались положениями ст.ст.34, 35 СК РФ, устанавливающими, что имущество, нажитое супругами в период брака, является их совместной собственностью; распоряжение этим имуществом осуществляется по обоюдному согласию супругов; сделка, совершенная одним их супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Между тем, судами первой и второй инстанции применен закон, не подлежащий применению. Судебные инстанции не учли, что положения ст.ст.34,35 СК РФ регулируют режим совместной собственности супругов, тогда как такой режим не распространяется на общество с ограниченной ответственностью. В период с 1995 до 1998 гг. порядок образования и деятельности обществ с ограниченной ответственностью регулировался частью первой ГК РФ и Положением об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью.

Суды не учли, что поскольку С. не была участником общества, то ее согласия на совершение ее мужем как участником общества сделки по отчуждению его доли в уставном капитале не требовалось и если общество было создано во время брака и с использованием совместной собственности супругов, истица имеет равное с супругом право совместной собственности в отношении доходов, полученных от деятельности общества, а не право собственности на имущество общества.

Решение мирового судьи и апелляционное решение Сызранского городского суда отменены, дело направлено на новое рассмотрение[53] .

Доля в праве собственности, очевидно, не является ни вещью, ни обязанностью. Следовательно, необходимо уяснить, является ли она имущественным или обязательственным правом.

Под вещным правом обычно понимается право, обеспечивающее удовлетворение интересов управомоченного лица путем непосредственного воздействия на вещь, которая находится в сфере его хозяйственного господства.

Лицо, которому принадлежит доля в праве собственности на вещь (например, квартиру), удовлетворяет свои интересы путем непосредственного воздействия на эту вещь. В то же время доля в праве собственности отличается от самого права собственности тем, что ее владелец не наделен в отношении этой вещи в полной мере правомочиями владения, пользования и распоряжения. Таким образом, долю в праве собственности следует признать вещным правом, а следовательно, и имуществом в смысле ст. 128 ГК и ст. 34 СК.

Вторая проблема, постоянно возникающая в нотариальной практике, может быть сформулирована так: возможно ли возмездное приобретение супругами имущества в общую долевую собственность, участниками которой будут являться оба супруга.

В п. 1 ст. 256 ГК читаем: "Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества".

В п. 1 ст. 33 СК записано: "Законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности". Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное. Кодекс дает рассматриваемому договору специальное название и предусматривает ряд специальных требований к нему. Одним из них является обязательная нотариальная форма (п. 2 ст. 41 СК).

Рассмотрим ситуацию, когда А. и Б., состоящие в зарегистрированном браке и не заключившие брачный договор, покупают какое-либо имущество (например, квартиру) и хотят, чтобы каждый из них имел половину доли в праве собственности на приобретенное имущество. В Санкт-Петербурге подобные договоры регулярно удостоверяются нотариусами, а также заключаются в простой письменной форме и регистрируются городским бюро регистрации прав на недвижимость[54] .

В соответствии с п. 1 ст. 33 СК, так как между супругами А. и Б. не заключен брачный договор, купленное ими имущество должно поступить в их общую совместную собственность, независимо от того, подпишет ли договор только один из супругов или они оба.

В п. 1 ст. 434 ГК говорится, что договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма. На наш взгляд, включение в договор купли-продажи пункта, определяющего долю каждого из супругов в приобретаемом имуществе, влечет возникновение у супругов режима собственности, отличного от законного (в данном случае - режима долевой собственности). При этом равенство или неравенство долей значения не имеет. В соответствии же с п. 1 ст. 33 СК иной режим имущества супругов в отличие от законного должен устанавливаться брачным договором. Он подлежит нотариальному удостоверению.

Согласно п. п. 2, 3 ст. 421 ГК стороны могут заключить смешанный договор. В нашем случае это будет договор купли-продажи, содержащий элементы брачного договора. К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре. Значит, подобный договор должен быть нотариально удостоверен. Причем это будет уже трехсторонний договор. Предварительного заключения брачного договора в данном случае не требуется.

Необходимо обратить внимание на то, что заключенный в простой письменной форме возмездный договор, по которому в общую долевую собственность супругов приобретается какое-либо имущество, является ничтожным на основании п. 1 ст. 165 ГК.

Третья проблема: каково соотношение титульного права собственности и реального права собственности.

В соответствии со ст. 34 СК имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Из этого следует, что при возмездном приобретении одним из супругов с согласия другого супруга недвижимого имущества (при условии, что между ними не заключен брачный контракт) это имущество поступает в общую совместную собственность этих супругов. Возникшее право в соответствии со ст. 164 ГК, ст. ст. 4, 12 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"[55] подлежит государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. При этом в Реестр наряду с прочими данными должна быть внесена информация о правообладателях. Таким образом, в указанном случае нотариус должен удостоверять договор, по которому возникает право общей совместной собственности (это должно быть отражено в тексте договора), а регистрирующий орган должен зарегистрировать право общей совместной собственности с указанием в качестве правообладателей обоих супругов[56] . На практике же происходит оформление договора, в котором в качестве собственника (титульного) указан только один из супругов. Регистрация производится только права частной (или общей долевой) собственности того из супругов, который подписал договор. Таким образом, титульным собственником является только один супруг, а реальным - оба. Такая практика, во-первых, не соответствует законодательству, во-вторых, порождает проблемы при дальнейшем распоряжении приобретенным имуществом, связанные с тем, что при отсутствии у нотариуса, удостоверяющего последующую сделку, или у регистрирующего органа сведений о заключенном браке продавца могут быть ущемлены права супруга, согласие которого не будет получено, что может привести к признанию сделки недействительной в порядке п. 2 ст. 35 СК[57] .

Разрешение перечисленных проблем видится на пути усовершенствования законодательства и изменения существующей нотариальной практики оформления договоров и практики регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В частности, целесообразно дополнить п. 2 ст. 244 ГК указанием на возможность существования наряду с общей долевой и общей совместной собственностью общей смешанной собственности. Есть и другой выход: дополнить п. 1 ст. 34 СК перечнем имущества, которое не может находиться в общей совместной собственности супругов, а также ввести в ГК перечень имущества, которое не может быть объектом такой собственности. В нем может быть названа доля в праве собственности на имущество. Такой подход в настоящее время на практике применяет городское бюро регистрации прав на недвижимость Санкт-Петербурга. Однако этот подход представляется противоречащим ст. 35 Конституции РФ, которая указывает: каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.

В отношении практики нотариального оформления договоров можно рекомендовать для исключения указанных проблем предусмотреть указание в договоре по возмездному приобретению супругами имущества в качестве приобретателей обоих супругов (в случае отсутствия между супругами соответствующего брачного договора). Подписывать договор при этом может как один из супругов, так и оба. Если договор подписывает только один супруг, это фактически будет смешанный договор, содержащий элементы договора в пользу третьего лица, предусмотренного ст. 430 ГК. При этом согласие второго супруга, данное в порядке ст. 35 СК, является фактически согласием третьего лица воспользоваться своим правом по данному договору.

В отношении практики государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним можно рекомендовать для исключения указанных проблем внедрить регистрацию в Едином государственном реестре права общей совместной собственности (или общей смешанной собственности) с указанием обоих супругов в качестве правообладателей.

2.3 Основания прекращения права собственности супругов

Наряду с брачным договором к числу семейных договоров, регулирующих отношения по принадлежности имущества, относятся соглашение об определении долей в общем имуществе и соглашение о разделе совместно нажитого имущества. Данные соглашения традиционны для российской правовой системы, поскольку возможность их заключения предусматривалась и в ранее действовавшем законодательстве.

Как видно из названия этих соглашений, их сущность заключается в прекращении режима общности имущества супругов и установлении соответственно режима общей долевой или раздельной собственности. Тем самым рассматриваемые соглашения - соглашение о разделе общего имущества и соглашение об определении долей в общем имуществе - имеют целью изменение законного режима имущества супругов, что, несомненно, сближает их с брачным договором. Вместе с тем соглашение об определении долей в общем имуществе супругов и соглашение о разделе совместно нажитого имущества являются самостоятельными видами договоров. Отличие между брачным договором и данными соглашениями можно провести по нескольким основаниям. Во-первых, есть некоторое различие в субъектном составе: брачный договор могут заключить супруги или лица, вступающие в брак; соглашения - супруги или бывшие супруги. Во-вторых, содержанием брачного договора охватывается установление как режима общей совместной, так и режима общей долевой или раздельной собственности. В соответствии же с соглашениями может быть установлена только общая долевая или раздельная собственность. Кроме того, содержание брачного договора выходит далеко за рамки определения режима супружеской собственности. В-третьих, предметом брачного договора может выступать как наличное имущество, так и имущество, которое будет приобретено супругами впоследствии (будущее имущество). Соглашение об определении долей или соглашение о разделе имеют целью определить имущественные права исключительно на уже нажитое, имеющееся в наличии имущество. В-четвертых, брачный договор и соглашения являются разнонаправленными. Заключением соглашения "супруги подводят итог под прошлым, тогда как брачный договор, как правило, нацелен в будущее"[58] .

Законодательство не отличается детальной регламентацией обозначенных соглашений. Соглашение об определении долей оформляется свидетельством о праве собственности на долю в общем имуществе, выдаваемом нотариусом. В частности, в статье 74 Основ законодательства о нотариате установлено, что "нотариус по совместному письменному заявлению супругов выдает одному из них или обоим супругам свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе, нажитом во время брака". Из содержания приведенной нормы становится очевидным, что роль соглашения об определении долей в общем имуществе играет письменное совместное заявление супругов, на основании которого выдается соответствующее свидетельство.

Свидетельства о праве собственности чаще всего выдаются в связи с расторжением или предстоящим расторжением брака, когда между супругами нет спора о разделе совместно нажитого имущества. Иногда каждый из супругов желает определить свою долю в общем имуществе, приобретенном при совместной жизни, а впоследствии распорядиться им по своему усмотрению[59] . Такая необходимость возникает в том случае, когда у одного из супругов или у обоих есть дети от первого брака, и каждый из супругов хотел бы подарить или завещать свою долю в общем имуществе своим детям. Доли в общем имуществе могут быть определены для уплаты личного долга одного из супругов. Иногда получение свидетельства о праве собственности необходимо по формальным основаниям: для перерегистрации автомототранспортных средств с одного супруга на другого. Супруги могут руководствоваться и другими мотивами[60] .

Содержанием соглашения является условие об установлении долей каждого из супругов в их общем имуществе. Выдаваемые на основании соглашения свидетельства подтверждают лишь право на долю в имуществе, а не на само конкретное имущество. Данным соглашением можно установить режим общей долевой собственности как на все имущество супругов в целом, так и на отдельные объекты, например на жилой дом, квартиру, дачу, садовый домик и др. Как правило, предметом соглашения выступает крупное имущество, на которое супруги не могут установить раздельную собственность путем договора о разделе. Однако необходимо иметь в виду, что соглашение заключается и выдается соответствующее свидетельство лишь в отношении имущества, которое имеется в наличии и является общей совместной собственностью супругов на день выдачи свидетельства.

В соглашении должны быть определены идеальные доли (1/2, 2/3, 1/4...). Как правило, доли супругов предполагаются равными. Однако ничто не препятствует супругам установить иное соотношение долей в соответствии с их желаниями и потребностями, поскольку супруги не связаны правилом о равенстве их долей.

Другой составляющей соглашения об определении долей в общем имуществе может явиться условие о порядке пользования имуществом, находящимся в общей долевой собственности. Так, на основании ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом. Включение в соглашение об определении долей этого условия оправданно в том случае, если долевая собственность устанавливается на такие неделимые объекты, как, например, жилой дом, земельный участок и т.д. При этом каждому супругу может быть предоставлена во владение и пользование часть общего имущества, соразмерная его доле (комната, несколько комнат, часть земельного участка)[61] .

К имущественным отношениям супругов (или бывших супругов) по поводу объектов, на которые установлен режим долевой собственности, будут применяться нормы гражданского законодательства об общей долевой собственности (ст. 245 - 252 ГК РФ).

Как уже было указано, соглашение об определении долей устанавливает только право на долю в имуществе. Если же супруги или бывшие супруги желают закрепить за собой определенное имущество, то им необходимо заключить соглашение о разделе общего имущества.

Предоставляя право супругам самостоятельно произвести раздел совместно нажитого имущества по соглашению, законодательство не предъявляет обязательных требований к форме такого соглашения. Согласно п. 2 ст. 38 СК РФ по желанию супругов их соглашение о разделе общего имущества может быть нотариально удостоверено. В связи с этим возникает вопрос о действительности соглашения о разделе имущества, заключенного в устной или простой письменной форме. Представляется, что в данном случае следует руководствоваться нормами гражданского законодательства о форме сделок, а именно правилами главы 9 ГК РФ[62] . В частности, соглашение может быть совершено устно. Однако учитывая, что в большинстве случаев разделяемое имущество по стоимости превышает установленный в ст. 161 ГК РФ лимит (10 минимальных размеров оплаты труда), то заключаемое относительно этого имущества соглашение должно быть облечено в простую письменную форму. Кроме того, при возможном возникновении судебного спора в будущем доказать факт заключения устного соглашения и его условий будет весьма сложно.

Следует также обратить внимание на то обстоятельство, что если в составе имущества, подлежащего разделу, имеется недвижимое имущество, то соглашение должно пройти государственную регистрацию. Необходимость такой регистрации вытекает из ст. 164 ГК РФ, а также из Федерального закона "О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним".

Несмотря на то что в законодательстве не регламентируется содержание соглашения, предполагается, что главным его условием является закрепление за каждым из супругов конкретных вещей, входящих в состав их общего имущества. Для этого супруги могут сначала определить порядок раздела общего имущества, а затем в соответствии с этим порядком произвести реальный раздел. Установление порядка раздела имущества сводится к определению долей или пропорций. Так же, как и при заключении соглашения об определении долей в общем имуществе, размеры устанавливаемых долей или пропорций (равные - неравные) зависят от усмотрения сторон. Однако вовсе не обязательно супругам определять и исчислять идеальные доли. В соглашении могут быть просто указаны конкретные вещи, которые будут являться собственностью каждого из них. В этом случае доли в "скрытой форме оказываются заложенными в то распределение вещей, которое согласовали супруги"[63] .

При формулировании условия о распределении объектов общей совместной собственности между супругами или бывшими супругами необходимо учитывать нормы семейного законодательства о составе общего имущества, подлежащего разделу. В частности, предметом соглашения в данном случае не могут быть вещи, призванные удовлетворять интересы несовершеннолетних детей, а также вклады, сделанные на имя общих несовершеннолетних детей за счет общих доходов (п. 5 ст. 38). Кроме того, следует учитывать особенности правового режима некоторых объектов права общей совместной собственности (например, долей в капитале хозяйственных товариществ, обществ с ограниченной ответственностью, земельных участков и пр.)[64] .

Если, несмотря на отсутствие между супругами спора по поводу заключения соглашения о разделе, существуют разногласия относительно стоимости имущества, то в этом случае необходимо произвести оценку в специальных организациях. В соответствии с Федеральным законом "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ, а именно ст. 8, "проведение оценки объектов является обязательным в случае возникновения спора о стоимости имущества супругов, в том числе при составлении брачных контрактов и разделе имущества разводящихся супругов по требованию одной из сторон или обеих сторон"[65] .

При установлении неравных долей в имуществе не должны нарушаться интересы третьих лиц (кредиторов), в противном случае данное соглашение может быть признано судом недействительным по заявлению третьих лиц.

Необходимо иметь в виду, что произведенный во время брака раздел совместной собственности супругов означает прекращение права общей собственности только на разделенное имущество. Поэтому та его часть, которая не была разделена, а также имущество, нажитое супругами в период брака в дальнейшем, составляют в соответствии с п. 6 ст. 38 СК их совместную собственность, если, конечно, иное не предусмотрено договором между ними.

В соглашении о разделе также может быть предусмотрено условие о праве одного супруга пользоваться вещами, являющимися объектами права собственности другого супруга. Например, по соглашению жилой дом будет являться собственностью жены, однако муж будет иметь право пользоваться таким домом или его частью.

Соглашение о разделе может также фиксировать дополнительные права и обязанности сторон, связанные с разделом общего имущества. Например, в нем могут быть перечислены те действия, которые супруги должны предпринять для оформления права собственности друг друга на раздельное имущество, порядок и сроки передачи тех или иных вещей[66] . Некоторые авторы также полагают, что соглашение о разделе должно содержать положения о распределении общих долгов. Однако если это и упущено, супруги в качестве соответчиков будут отвечать солидарно[67] .

Супруги могут поделить имущество, находящееся в общей совместной собственности, как в период брака, так и после его расторжения. При этом заключение соглашения о разделе имущества после расторжения брака никакими сроками не ограничено. Положение неопределенности в отношении совместного имущества бывших супругов может продолжаться сколь угодно долго, что в той или иной степени им (одному из них) невыгодно (затраты на содержание, невозможность использования и пр.). Поэтому некоторыми авторами отмечается, что "правовая конструкция нормы п. 7 ст. 38 СК РФ о сроке исковой давности в этом смысле не совсем удачна. Как быть, если бывший супруг, который оставил имущество, не принимает инициативы к разделу по соглашению и обе стороны не желают обращаться в суд с иском о разделе?"[68] . В связи с этим предлагается справедливый выход. Надо предложить заключить супругу соглашение о разделе, а в случае отказа - предъявить иск о признании права собственности на все совместное имущество. Если в суде будет заявлено об отказе от права собственности (ст. 236 ГК РФ), то нет оснований для отказа в иске. В противном случае раздел возможен только по решению суда[69] .

Соглашение об определении долей в общем имуществе и соглашение о разделе могут быть изменены, расторгнуты, а также могут быть признаны полностью или в части недействительными. Поскольку в семейном законодательстве не определены ни основания, ни порядок, ни последствия совершения указанных актов, постольку, руководствуясь ст. 4 и 5 СК, следует по аналогии закона применить нормы, регулирующие изменение, расторжение и признание брачного договора недействительными, и обратиться к гражданскому законодательству.

Так, лица, заключившие соглашение об определении долей или о разделе общего имущества, могут по обоюдному согласию изменить их или расторгнуть, соблюдая при этом правило о форме соглашения. При отсутствии такого согласия изменение или расторжение соглашений возможно только в судебном порядке на основании ст. 450 и 451 ГК РФ с учетом содержания и других присущих соглашениям особенностей.

Так же, как и для брачного договора, наибольшее значение для признания рассматриваемых соглашений ничтожными будут иметь такие гражданско-правовые основания, как: несоответствие соглашения требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК); заключение соглашения с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК); несоблюдение формы соглашения (п. 1 ст. 165 ГК); заключение соглашения без намерения создать соответствующие ему правовые последствия (п. 1 ст. 170 ГК); заключение соглашения с целью прикрыть другую сделку (п. 2 ст. 170 ГК); заключение соглашения с лицом, признанным недееспособным (п. 1 ст. 171 ГК). В числе гражданско-правовых оснований, позволяющих оспорить соглашения, можно выделить заключение соглашения лицом, не способным понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ); заключение соглашения под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ); заключение соглашения под влиянием обмана, насилия, угрозы, стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК РФ).

В соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не с момента прекращения брака, а со дня, когда разведенный супруг знал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество.

Н. обратилась к мировому судье с иском к своему бывшему мужу о разделе совместно нажитого имущества, указав, что состояла с ответчиком в зарегистрированном браке, который расторгнут 01.11.1996. Однако, несмотря на это, они продолжают проживать совместно. Ссылаясь на то, что соглашения о добровольном разделе совместно нажитого имущества между нею и ответчиком не достигнуто, Н. просила разделить указанное имущество, выделив ей дачный участок площадью 8 соток с кирпичным домом, гаражом, погребом и баней, расположенный в районе АГЛОС, а ответчику машину ВАЗ-21099, 1997 года выпуска, и металлический гараж.

Решением мирового судьи судебного участка N 42 Промышленного района г. Самары от 04.02.2004 в иске отказано.

Определением Промышленного районного суда г. Самары от 14.02.2004 решение мирового судьи оставлено в силе.

Президиум Самарского областного суда апелляционное определение отменил, указав следующее.

Отказывая в удовлетворении иска, мировой судья исходил из того, что земельный участок с находящимся на нем домом и другими строениями и металлический гараж не подлежат разделу, поскольку правоустанавливающих документов на указанное имущество не имеется. Также мировой судья сослался на истечение срока исковой давности для обращения Н. в суд. С такими выводами мирового судьи согласился и суд апелляционной инстанции.

Между тем в материалах дела имеется ксерокопия свидетельства на право собственности на спорный земельный участок на имя ее бывшего супруга, подлинник которого, по утверждению Н., находится у нее.

Кроме того, отсутствие правоустанавливающих документов не является достаточным основанием для исключения спорного имущества из состава имущества, подлежащего разделу.

Закон допускает раздел незаконченного строительства дома, если, учитывая степень его готовности, можно определить подлежащие выделу части с последующей технической возможностью доведения строительства дома до конца. При невозможности выдела доли в натуре из общего имущества суд присуждает одному из супругов денежную компенсацию.

Также суд не обсудил вопрос о возможности включения в раздел денежных средств, затраченных сторонами по делу на строительство дома и других строений на земельном участке, на приобретение гаража. Суд апелляционной инстанции данное противоречие не устранил.

Делая вывод об истечении срока исковой давности, мировой судья и суд апелляционной инстанции правильно руководствовались разъяснениями, содержащимися в п. 19 Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.98 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрения дел о расторжении брака", однако неправильно их истолковали.

В соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрения дел о расторжении брака" течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не с момента прекращения брака, а со дня, когда разведенный супруг знал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество.

Мировой судья и суд апелляционной инстанции начало течения срока исковой давности связали с моментом прекращения брака, оставив без внимания и оценки доводы Н. о том, что, несмотря на расторжение брака в ноябре 1996 года, между нею и ответчиком сохранялись фактически семейные отношения до октября 2002 года. Именно с октября 2002 года ответчик стал препятствовать ей в пользовании спорным имуществом[70] .

Дополнительным семейно-правовым основанием для признания недействительными соглашений является признание самого брака недействительным. Если соглашение об определении долей или соглашение о разделе имущества были заключены в браке и этот брак впоследствии был признан недействительным, то для признания недействительности соглашений не имеет значения, по какому основанию недействительным был признан брак. Однако по требованию добросовестного супруга, права которого нарушены заключением брака, состоявшиеся соглашения могут быть признаны действительными (п. 4 ст. 30 СК РФ). Если же брак супругов был уже расторгнут, а потом предъявлен иск о признании брака недействительным, то иск может быть удовлетворен только при условии наличия между супругами запрещенной законом степени родства либо состояния одного из супругов в момент регистрации брака в другом нерасторгнутом браке (п. 4 ст. 29 СК РФ). Следовательно, в данном случае нет оснований для признания недействительными супружеских соглашений.

В порядке обсуждения также можно рассматривать такое основание недействительности соглашений, как наличие в соглашениях положений, ставящих одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. В соответствии с п. 2 ст. 44 СК РФ крайне неблагоприятное положение является основанием для оспоримости брачного договора (например, когда один из супругов полностью отказывается от прав на имущество, нажитое в браке). Представляется допустимым применение данной нормы и к соглашению об определении долей в общем имуществе, а также к соглашению о разделе общего имущества[71] .

Резюмируя вышеизложенное, следует подчеркнуть, что в настоящее время явственно ощущается потребность в более детальной регламентации заключения, формы, содержания, изменения, расторжения и признания недействительными рассмотренных соглашений. Данную проблему возможно было бы разрешить при помощи формирования общих норм, устанавливающих единые требования ко всем имущественным договорам и соглашениям супругов, заключаемым по поводу принадлежности имущества.


ГЛАВА 3 ДОГОВОРНОЙ РЕЖИМ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ

3.1 Правовые проблемы заключения брачного договора

В соответствии со ст. 40 Семейного кодекса РФ брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. Таким образом, сторонами брачного договора могут быть две категории лиц: во-первых, супруги и, во-вторых, лица, вступающие в брак.

Что касается того положения, что сторонами брачного договора могут быть супруги, то данное законодательное положение ни в теории, ни в практической жизни не вызывает никаких споров и разногласий. Брачный договор является своеобразным продуктом брака, продуктом супружеского союза (что, собственно, и отражено в его названии - брачный договор), поэтому его сторонами в первую очередь могут быть только супруги (муж и жена), состоящие в зарегистрированном браке. Какие-либо иные субъекты семейного права (за исключением лиц, вступающих в брак) ни при каких обстоятельствах не могут выступать сторонами брачного договора. При этом необходимо иметь в виду, что в реальной жизни одно и то же лицо, как правило, является носителем сразу нескольких "семейно-правовых ролей". Например, одно и то же физическое лицо может быть одновременно и супругом, и родителем, и дедушкой (бабушкой). Однако стороной брачного договора такое лицо все равно вправе выступать только в роли супруга, но ни при каких обстоятельствах в роли иных субъектов семейного права.

Супругами можно назвать лиц - мужчину и женщину, состоящих между собой в зарегистрированном браке[72] . Проще говоря, супруги - это стороны брака (супружеского союза). Для того чтобы вступить в брак, т.е. стать супругами, мужчина и женщина должны обладать тремя правовыми качествами. Во-первых, оба лица должны достичь брачного возраста (а брачный возраст в России в качестве общего правила установлен в 18 лет). Во-вторых, вступление в брак является делом исключительно добровольным и свободным; принуждение к заключению брака не допускается. Поэтому для заключения брака требуется свободное и автономное согласие на его совершение со стороны лиц, желающих заключить брак. И в-третьих, лица, желающие заключить брак, не должны нарушать запретов, установленных ст. 14 СК РФ. Например, такие лица не должны состоять в другом нерасторгнутом браке, не должны являться близкими родственниками и др. Именно эти три обстоятельства установлены семейным законодательством в качестве правовых предпосылок для заключения законного брака.

Браки в Российской Федерации заключаются (регистрируются) только в специальных государственных органах - в органах записи актов гражданского состояния (загсах). Браки, заключенные в каких-либо иных органах, в том числе совершенные по религиозным обрядам, браками в юридическом смысле этого слова признаваться не будут. Такие браки не будут порождать для лиц тех юридических последствий, которые закон связывает с браками, заключенными в установленном порядке. Признание юридической силы только за браками, заключенными в органах загса (гражданскими браками), является одним из центральных принципов семейного права. Этот принцип прямо закреплен в п. 2 ст. 1 СК РФ, статьи, которая так и называется - основные начала семейного законодательства.

Именно с момента государственной регистрации заключения брака, с той даты совершения брака, которая указана в свидетельстве о браке (а эти даты, естественно, должны совпадать), официальный брак начинает свое юридическое существование. Именно с этого момента физические лица приобретают статус супругов, становятся по отношению друг к другу мужем и женой. С момента регистрации брака в органах загса у супругов появляется определенный комплекс как личных неимущественных, так и имущественных прав и обязанностей по отношению друг к другу.

В том случае, если к нотариусу за удостоверением брачного договора (а в соответствии с п. 2 ст. 41 СК РФ брачный договор подлежит обязательному нотариальному удостоверению) обратятся супруги, чей брак был зарегистрирован в установленном законом порядке, такие супруги обязаны будут представить нотариусу свидетельство о заключении их брака. В этом случае брачный договор вступит в силу немедленно, с момента удостоверения нотариусом данного брачного договора, если самим договором не будет установлен иной момент вступления его (или его отдельных условий) в силу[73] .

Что же касается возможности заключения брачного договора лицами, вступающими в брак, то данное законодательное положение толкуется в юридической науке по-разному. Казалось бы, прямое регулирование данных отношений содержится в ст. ст. 40 и 41 СК РФ. Статья 40 СК РФ, давая определение брачного договора, прямо гласит, что брачным договором признается соглашение супругов или соглашение лиц, вступающих в брак. Конкретизирует это положение ст. 41 СК РФ, в которой указывается, что брачный договор может быть заключен как до государственной регистрации заключения брака, так и в любое время в период брака. Однако вот как толкуются данные нормы права рядом правоведов. Например, А.Г. Князев и Ю.Н. Николаев пишут, что "ст. 41 СК РФ говорит о том, что брачный договор между лицами, еще не состоящими в браке, может быть заключен ими в любой момент со дня подачи заявления о регистрации брака в органы загса. То есть с того момента, как подано заявление о регистрации брака в орган загса или Дворец бракосочетания, может быть заключен брачный договор"[74] . Аналогичной точки зрения придерживается и А.М. Эрделевский[75] .

Таким образом, логика указанных правоведов такова: лицами, вступающими в брак, являются только лица, подавшие заявление о заключении брака в орган загса (Дворец бракосочетания). Лица, еще не подавшие заявления о заключении брака, а только намеревающиеся это сделать в будущем, лицами, вступающими в брак, не являются; такие лица брачный договор заключить не могут. Ход мыслей указанных авторов понятен. Предоставление возможности заключения брачных договоров лицами, еще не подавшими заявления о заключении брака, косвенным образом говорит о придании юридической силы фактическим бракам, а такое положение вещей несовместимо с действующей политикой законодателя в области регулирования семейных отношений. Однако правы ли указанные авторы с формально-юридической точки зрения?

Итак, ст. 40 СК РФ гласит, что брачный договор могут заключить лица, вступающие в брак. Однако ни сам СК РФ, ни какие-либо иные нормативные правовые акты не дают никаких указаний относительно того, кого считать лицами, вступающими в брак. На наш взгляд, лицами, вступающими в брак, являются лица, намеревающиеся заключить брак в будущем, и независимо от факта подачи этими лицами заявления о регистрации брака в органы загса. В обоснование данного утверждения можно привести следующие аргументы.

Во-первых, рассмотрим стадии, предшествующие непосредственному заключению брака в органах загса. Таких стадий две. Первая стадия заключается в том, что мужчина и женщина достигают соглашения о заключении брака. Такое соглашение, как правило, заключается в устной форме и не требует совершения различных формальных процедур. Вторая стадия заключается в подаче этими лицами соответствующего заявления в органы загса. Между первой и второй стадией может пройти сколько угодно времени (закон в данном плане не устанавливает ни минимальных, ни максимальных временных отрезков). Между второй стадией и непосредственной регистрацией брака в органах загса в качестве общего правила должен пройти срок, равный одному месяцу, хотя в ряде случаев семейное законодательство допускает как сокращение данного срока, так и его увеличение. Однако нахождение указанных лиц не только во второй, но и в первой стадии, на наш взгляд, дает основание считать их лицами, вступающими в брак. Доказательством тому может служить тот факт, что сама по себе подача лицами заявления о заключении брака не влечет для них никаких юридических последствий. На таких лиц не может быть возложена юридическая обязанность заключить брак; принудить указанных лиц к заключению брака (даже через суд) невозможно. Такие лица до момента регистрации брака вправе свободно отозвать свое заявление, без совершения всяких формальных процедур. Причем, как показывает практика, это случается не так уж и редко. Поэтому лицами, вступающими в брак, как нам представляется, можно назвать всяких лиц, намеревающихся вступить в брак, и независимо от факта подачи ими заявления в органы загса. Ни СК РФ, ни какие-либо иные нормативные правовые акты не дают повода считать, что только с момента подачи заявления в органы загса мужчина и женщина приобретают статус "лиц, вступающих в брак"[76] .

Во-вторых, необходимо отметить, что СК РФ не устанавливает обязательного требования, что брачный договор до государственной регистрации брака вправе заключить только лица, подавшие заявление о заключении брака, что, как нам представляется, не является случайным.

И в-третьих, если следовать логике указанных выше правоведов, то получится, что лица, пожелавшие заключить брачный договор до регистрации брака, обязаны будут представить нотариусу справку, выданную органом загса, подтверждающую подачу указанными лицами заявления о заключении брака. Получение же такой справки на практике может оказаться весьма проблематичным, в результате чего права и законные интересы будущих супругов будут существенным образом нарушены.

Итак, на основании всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы. Во-первых, под лицами, вступающими в брак, следует понимать лиц, намеревающихся вступить в брак, и независимо от факта подачи этими лицами заявления в органы загса о заключении брака. Во-вторых, как следствие этого возможность заключения брачного договора до государственной регистрации заключения брака не должна ставиться в зависимость от факта подачи лицами заявления о заключении брака. Брачный договор могут заключать не только лица, уже подавшие соответствующее заявление в органы загса, но и лица, только намеревающиеся это сделать в будущем.

Во избежание дальнейшего неоднозначного толкования указанных норм СК РФ п. 1 ст. 41 СК РФ, на наш взгляд, было бы целесообразно изменить, сформулировав его следующим образом:

"1. Брачный договор может быть заключен как до государственной регистрации заключения брака, так и в любое время в период брака.

Возможность заключения брачного договора до государственной регистрации заключения брака не зависит от факта подачи лицами заявления о заключении брака в органы записи актов гражданского состояния.

Брачный договор, заключенный до государственной регистрации заключения брака, вступает в силу со дня государственной регистрации заключения брака".

В заключение хотелось бы ответить на вопрос, в чем будет выражаться особенность брачного договора, если он будет заключен лицами, вступающими в брак, т.е. до момента государственной регистрации заключения брака? Прямой ответ на этот вопрос содержится в абз. 2 п. 1 ст. 41 действующей редакции СК РФ. В соответствии с данной нормой брачный договор, заключенный до государственной регистрации заключения брака, вступает в силу со дня государственной регистрации заключения брака.

Как видно из содержания данной нормы, вступлению в силу брачного договора, заключенного до регистрации брака, предшествует сложный юридический состав. Первый юридический факт указанного состава будет выражаться в заключении брачного договора (его нотариальном удостоверении). Второй юридический факт - в заключении (регистрации) самого брака. До наступления второго юридического факта (заключения брака) брачный договор не будет порождать никаких юридических последствий. Как в свое время отмечал О.А. Красавчиков, только завершенный состав становится юридическим[77] . Именно момент государственной регистрации заключения брака между лицами является исходной точкой отсчета рождения юридически совершенного брака. Именно с этого момента у лиц возникает предусмотренный законодательством комплекс супружеских прав и обязанностей. Именно с этого момента семейный закон связывает и вступление брачного договора в юридическую силу, т.к. брачный договор не может существовать вне брака.

Заключение брачного договора между лицами, намеревающимися вступить в брак, является классическим примером сделки с отлагательным условием. Как известно, теория гражданского права под сделкой с отлагательным условием понимает такую сделку, при которой возникновение прав и обязанностей по сделке приурочено к наступлению события, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет[78] . Не вдаваясь в научные дискуссии, связанные с определением того, что считать событием в конструкции условных сделок, отметим лишь, что таким событием в нашем случае будет являться заключение брака между сторонами. Заключение лицами брачного договора и даже подача этими лицами заявления о заключении брака не говорит на сто процентов, что между этими лицами брак действительно будет заключен. Это можно только предположить с той или иной степенью вероятности.

Заключенный до момента регистрации брака брачный договор не будет являться ни предварительным договором, ни соглашением о намерениях. Такой документ и по форме, и по содержанию будет полноценным брачным договором, который в будущем будет порождать для супругов определенный комплекс прав и обязанностей, которые они сами для себя установят.

Если лица перед регистрацией брака заключат брачный договор, но по тем или иным причинам брак между ними так и не будет зарегистрирован, такой брачный договор останется "мертворожденным" юридическим документом. Причем, как справедливо отмечается в литературе, в этом случае совершать какие-либо специальные действия по расторжению данного брачного договора не нужно[79] .

Нотариус при обращении к нему лиц, еще не состоящих в браке между собой, не только вправе, но и обязан удостоверить брачный договор между такими лицами, конечно, если такой договор на сто процентов будет соответствовать действующему законодательству. Нотариус в данном случае не вправе требовать от лиц предоставления различного рода справок из органов загса, подтверждающих факт подачи этими лицами заявления о регистрации брака. Однако нотариальное удостоверение подобного брачного договора будет обладать определенной спецификой. Специфика эта будет выражаться в том, что нотариус в тексте брачного договора должен будет сделать специальную оговорку, что договор вступит в силу только с момента государственной регистрации брака между сторонами брачного договора.

3.2 Исполнение брачного договора

С момента принятия Семейного кодекса РФ супругам, а также лицам, вступающим в брак, была предоставлена возможность изменить посредством заключения брачного договора законный режим имущества супругов (режим их совместной собственности) и применить к такому имуществу договорный режим супружеского имущества. Пункт 1 ст. 42 СК РФ на этот счет гласит, что посредством заключения брачного договора супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности и установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. Анализ семейного законодательства показывает, что данная норма СК РФ, по сути, является единственной нормой, регулирующей договорный режим имущества супругов. Понятно, что подобная лаконичность СК РФ порождает на практике немало вопросов. Одна из ключевых проблем заключается в том, что СК РФ обходит полным молчанием вопрос о том, к какому именно супружескому имуществу может быть применен тот или иной вид договорного режима. Поэтому попытаемся разобраться с указанной проблемой путем анализа категории "договорный режим" имущества супругов и элементов, его составляющих.

Для начала выясним, что собой представляет договорный режим имущества супругов как таковой, в чем выражается его сущность. Сразу следует подчеркнуть, что в СК РФ отсутствует законодательное определение данного термина. СК РФ в ст. 33 на этот счет дает лишь косвенное указание относительно того, что законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное. На наш взгляд, договорный режим имущества супругов можно определить как такой правовой режим супружеского имущества, при котором права и обязанности супругов по поводу владения, пользования и распоряжения общим имуществом супругов, а также добрачным имуществом каждого из супругов определяются не на основании норм семейного законодательства, а на основании заключенного между супругами брачного договора. Если нет брачного договора, нет и договорного режима супружеского имущества. СК РФ, раскрывая содержание договорного режима имущества супругов, указывает, что брачным договором супруги вправе установить режим совместной, долевой или раздельной собственности (п. 1 ст. 42 СК РФ). Разберемся с каждым из этих элементов более подробно.

Что касается совместной собственности, то ее в самом общем виде можно определить как собственность бездолевую, при которой участники общей собственности не могут сказать, что им принадлежит такая-то конкретная (идеальная) доля. В принципе любое имущество, нажитое супругами в браке, является совместной собственностью супругов (в этом, собственно, и выражается сущность законного режима имущества супругов). Поэтому, если супруги, например, запишут в тексте брачного договора, что все имущество, приобретенное супругами в период брака совместно, а также каждым из них по отдельности, но на общие супружеские средства, поступает в их совместную собственность, данное положение брачного договора абсолютно не изменит законный режим имущества супругов. По сути, супруги в брачном договоре только повторят нормы семейного законодательства, посвященные законному режиму имущества супругов, и ничего нового в регулирование собственных правоотношений не внесут. Однако СК РФ специально подчеркивает, что супругам в брачном договоре предоставляется право устанавливать в отношении их имущества режим совместной собственности. Возникает резонный вопрос: о каком имуществе в этом случае говорит СК РФ? Без сомнения, речь в данном случае идет об имуществе, которое в соответствии с законным режимом имущества супругов является их личным имуществом. Семейное законодательство предусматривает, что каждый из супругов вправе не только передать свое личное имущество в общее имущество супругов, но и применить к данному имуществу режим совместной собственности. Например, супруги в брачном договоре могут записать, что определенное имущество, приобретенное одним из супругов до момента заключения брака (добрачное имущество), передается супругом в совместную супружескую собственность. Или супруги могут установить, что имущество, подаренное (завещанное) одному из них, будет являться совместной собственностью супругов.

В том случае, если супруги применят к своему личному имуществу режим совместной собственности, это повлечет для супругов ряд правовых последствий. Во-первых, такое имущество будет являться уже не личной собственностью супруга, а совместной собственностью обоих супругов, причем такая собственность, как уже отмечалось выше, будет являться собственностью бездолевой. Во-вторых, владение, пользование и распоряжение указанным имуществом будет осуществляться не единолично супругом, а обоими супругами как полноценными и равноправными собственниками. И в-третьих, такое имущество ввиду его поступления в общий супружеский актив будет подлежать разделу между супругами наравне с иным супружеским имуществом.

Второй элемент договорного режима имущества супругов, о котором упоминает СК РФ, - это режим долевой собственности. Под долевой собственностью понимается такой вид общей собственности, при котором доли участников конкретно определены и известны им. Теперь выясним, к какому имуществу может быть применен данный правовой режим.

Для начала ответим на вопрос, может ли режим долевой собственности быть применен к личному имуществу супругов. Здесь следует дать положительный ответ. Например, супруги в брачном договоре вправе установить, что приобретенный мужем до момента вступления в брак дачный домик поступит в общую долевую собственность супругов, причем мужу будет принадлежать три четвертых такого дачного домика, а жене соответственно одна четвертая (размеры долей, конечно, могут быть и иными). Или супруги в брачном договоре вправе установить, что подаренная мужу в период брака автомашина будет являться долевой собственностью супругов, при этом доли супругов будут признаваться равными.

Теперь ответим на вопрос: может ли режим долевой собственности быть применен к имуществу, составляющему совместную собственность супругов? Здесь также следует дать положительный ответ. Характерной особенностью совместной собственности является то, что участники такой собственности в любое время вправе преобразовать ее в собственность долевую, тогда как обратный процесс (из долевой собственности в совместную) возможен далеко не всегда. Такая возможность как раз и может быть реализована супругами посредством заключения брачного договора и установления в нем конкретных долей каждого из супругов на то или иное имущество.

При заключении брачного договора супругам предоставляется несколько вариантов установления долевой собственности на совместно нажитое имущество. Во-первых, супруги могут привести в брачном договоре конкретный перечень имущества, в отношении которого будет применяться долевой режим, а также определить конкретные доли каждого из супругов в отношении данного имущества. Например, супруги в брачном договоре могут записать, что приобретенная в период брака однокомнатная квартира поступит в общую долевую собственность супругов, при этом доли супругов будут признаваться равными. Или другой пример. Супруги в брачном договоре могут установить, что в общую долевую собственность супругов поступят приобретенные супругами автомобиль, гараж и земельный участок. При этом доли супругов на указанное имущество будут распределяться следующим образом. Доля мужа на автомобиль и гараж - две трети имущества, доля жены соответственно - одна треть. Доля жены на земельный участок - две трети имущества, доля мужа соответственно - одна треть. Во-вторых, супруги в брачном договоре вправе установить, что абсолютно все приобретенное к моменту заключения брачного договора имущество и (или) имущество, которое супруги могут приобрести в будущем, поступит в долевую собственность каждого из них. В данном случае в брачном договоре не нужно будет конкретизировать то имущество, которое поступит в долевую собственность супругов. Таким имуществом будет признаваться абсолютно любое имущество, которое в соответствии с законным режимом имущества супругов будет являться совместной супружеской собственностью.

Установление долевого режима вне зависимости от того, к какому имуществу он будет применяться, влечет в принципе те же правовые последствия, что и при установлении режима совместной собственности. Однако долевой режим имущества супругов обладает рядом особенностей. Первая особенность заключается в том, что установление долевого режима на то имущество, которое в соответствии с законным режимом имущества супругов признается их совместной собственностью, является некой имущественной гарантией для супругов на случай раздела их общего имущества. Речь в данном случае идет о следующем. В соответствии с п. 1 ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными. Однако данную норму СК РФ нельзя рассматривать как абсолютный показатель. Ввиду того что общее имущество супругов находится в их совместной собственности, ни в период брака, ни во время бракоразводного процесса, который, как правило, и сопровождается спорами о разделе имущества, супруги не могут определенно сказать, что им принадлежит такая-то конкретная доля в их общем имуществе. Конечно, конкретный размер доли может быть определен супругами по взаимному соглашению. Однако если супруги не могут прийти к соглашению об определении размера их взаимных долей, размер доли определяет только суд. При этом суд может и отступить от принципа равенства долей супругов, установленного в п. 1 ст. 39 СК РФ. Например, суд может увеличить долю одного из супругов и соответственно уменьшить долю другого, в случае если один из супругов не получал во время брака доходов по неуважительным причинам, в случае если с одним из супругов после расторжения брака останутся проживать несовершеннолетние дети и при иных подобных обстоятельствах. Иными словами, перед судебным процессом ни один из супругов не может быть уверен на сто процентов, что суд присудит ему именно половину совместно нажитого имущества. Решение данного вопроса зависит от многих объективных и субъективных факторов.

В том же случае, если супруги посредством заключения брачного договора установят на то или иное имущество режим долевой собственности, каждый из супругов при разделе общего супружеского имущества получит ровно столько, сколько приходится на долю каждого из них. И в период брака, и в случае его расторжения оба супруга будут твердо знать, что в случае раздела общего имущества каждому из них достанется такая-то конкретная доля, а сам размер доли не будет зависеть от субъективного судейского усмотрения.

Вторая особенность долевого режима заключается в определении конкретного размера долей каждого из супругов. По общему правилу супруги свободны в определении размера своих взаимных долей на то или иное имущество. Как договорятся между собой муж и жена, так оно и будет. Однако данное положение зависит от того, к какому именно имуществу супруги применят долевой режим. Если супруги применят долевой режим к имуществу, которое в соответствии с законным режимом имущества супругов является личной собственностью каждого из них, то здесь супруги действительно абсолютно свободны в определении размера взаимных долей. Если же супруги установят долевой режим на имущество, которое в соответствии с законным режимом имущества супругов является совместной супружеской собственностью, то в данном случае супруги по общему правилу также свободны в определении размера взаимных долей. Однако в данной связи необходимо иметь в виду следующее. В соответствии с п. 2 ст. 44 СК РФ суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Иными словами, если супруги в брачном договоре установят долевой режим на совместно нажитое имущество и размеры долей каждого из супругов будут таковы, что эти доли будут ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, вследствие существенной непропорциональности), брачный договор (или его соответствующее условие) может в судебном порядке быть признан недействительным по иску супруга. К примеру, супруги в брачном договоре установили, что абсолютно ко всему совместно нажитому имуществу будет применяться режим долевой собственности, при этом доля мужа будет составлять девять десятых имущества, доля жены - одна десятая соответственно. Без сомнения, что данное условие брачного договора поставит жену в крайне неблагоприятное имущественное положение, особенно если после развода и соответствующего раздела имущества с ней останутся проживать несовершеннолетние дети. Такое положение брачного договора может быть признано недействительным[80] .

Третьим и последним видом договорного режима имущества супругов, который супруги вправе установить в брачном договоре, является режим раздельной собственности. Сущность режима раздельной собственности заключается в том, что имущество, подчиненное этому режиму, находится в собственности только одного из супругов; второй супруг собственником этого имущества являться не будет. Ввиду того что такое имущество не будет находиться в общем супружеском активе, в случае раздела между супругами совместно нажитого ими имущества имущество, являющееся раздельной собственностью супругов, не будет подлежать разделу между ними, а будет автоматически передано супругу-собственнику без всякой компенсации второму супругу.

Могут ли супруги применить режим раздельной собственности к своему личному имуществу? Здесь следует дать отрицательный ответ. Ввиду того что личное имущество супругов в соответствии с законным режимом супружеского имущества находится в раздельной собственности каждого из них, установление в брачном договоре режима раздельности на личное имущество супругов никаким образом не изменит законный режим имущества супругов. По сути, супруги в брачном договоре только лишь повторят нормы семейного законодательства, посвященные законному режиму имущества супругов, и не более того.

Может ли режим раздельной собственности быть применен к имуществу, которое в соответствии с законным режимом имущества супругов является совместной супружеской собственностью? Здесь, бесспорно, следует дать положительный ответ. Указанный режим в брачном договоре супругами может быть реализован следующим образом. Во-первых, такой режим может быть установлен в отношении конкретного супружеского имущества, перечень которого и будет дан в тексте брачного договора. Во-вторых, режим раздельности может быть применен абсолютно ко всему супружескому имуществу, которое в соответствии с законным режимом имущества супругов является их совместной собственностью. В этом случае режима совместной собственности между супругами не возникнет вовсе. Собственником указанного имущества будет признаваться тот супруг, на чьи средства данное имущество было приобретено.

Однако в данной связи необходимо иметь в виду следующее. Как справедливо указывается в литературе[81] , применение режима раздельности абсолютно ко всему имуществу, нажитому супругами в браке, без образования совместной супружеской собственности, является наиболее проблематичным с практической точки зрения. Вся трудность, связанная с применением режима раздельности в указанном варианте, заключается в том, что в брачном договоре не будет указываться конкретное имущество, поступающее в собственность того или иного супруга. В договоре будет содержаться всего лишь общее и в некотором плане даже абстрактное положение, что ко всему имуществу, нажитому супругами в браке, будет применяться режим раздельности. В данной связи резонно возникает вопрос, как в случае возникновения спора доказать, что то или иное имущество действительно было приобретено на доходы этого, а не другого супруга, или что имущество не было приобретено на общие доходы супругов. Доказать это очень сложно, а порой и просто невозможно. А ведь именно от решения данного вопроса будет зависеть то, кто будет признаваться собственником приобретенного имущества. Иными словами, при установлении подобного режима на практике вполне реально может возникнуть ситуация, когда при разделе супружеского имущества недобросовестный супруг, зная, что то или иное имущество было приобретено другим супругом за счет своих средств и, следовательно, является его личной собственностью, может заявить, что данное имущество было "приобретено" на его (или на их) средства[82] .

Чтобы избежать подобных неприятностей, возможны два варианта решения указанной проблемы. Первый вариант заключается в том, что супругам в брачном договоре придется перечислить все имущество, которое будет находиться в собственности каждого из них к моменту заключения брачного договора. Более того, если учесть тот факт, что в течение дальнейшей совместной жизни супругами также будет приобретаться определенное имущество, супругам придется постоянно вносить изменения и дополнения в заключенный ими брачный договор. Если же учесть тот факт, что заключение брачного договора, а также любые изменения и дополнения к нему подлежат в обязательном порядке нотариальному удостоверению, супругам придется чуть ли не каждодневно ходить к нотариусу и пополнять список имущества, приобретенного каждым из них. Понятно, что такого рода изменения и дополнения брачного договора сопряжены не только с существенными затратами времени, но и с ощутимыми финансовыми расходами, т.к. за совершение данных нотариальных действий взимается государственная пошлина.

Второй вариант решения указанной проблемы заключается в том, что супругам придется вести своеобразный реестр покупок, в который супруги по мере необходимости вносили бы соответствующие данные относительного того, кто из супругов приобрел то или иное имущество. Более того, для придания данному реестру большей доказательственной силы каждая запись в нем должна быть подтверждена подписями обоих супругов. Понятно, что ведение подобного рода реестра является абсурдным и более того несовместимым с нормальной супружеской жизнью, которая должна строиться на чувствах искренности и взаимного доверия между супругами.

Исходя из изложенного, становится очевидным, что оба описываемых выше варианта не могут быть полноценно реализованы на практике в силу их особого формализма. Поэтому, если супруги и установят в брачном договоре общее положение, что к их совместно нажитому имуществу будет применяться режим раздельности (без конкретизации этого имущества), обоим супругам останется только надеяться на честность и добропорядочность друг друга при решении вопросов раздела имущества.

Л.Б. Максимович предлагает также еще один вариант решения указанной проблемы, который, как нам представляется, является наиболее оптимальным[83] . Сущность такого варианта заключается в том, что супруги в брачном договоре установят режим раздельности не на все совместно приобретенное имущество, а только на такое, которое подлежит государственной или иной подобной регистрации, с условием, что единоличным собственником такого имущества будет признаваться тот супруг, на чье имя данное имущество будет зарегистрировано. Таким имуществом, в частности, могут быть объекты недвижимости (квартиры, дома, коттеджи, земельные участки и др.), транспортные средства (автомашины, яхты, катера и др.), вклады в кредитных организациях, доли в уставном (складочном) капитале коммерческих организаций, в том числе и акции, и другое подобное имущество. Установить же супруга-собственника не составит особого труда, т.к. фамилия супруга будет указана в соответствующих правоустанавливающих документах (свидетельстве о государственной регистрации объекта недвижимости, паспорте технического средства, выписке из реестра акционеров и иных подобных документах)[84] . Все сказанное можно проиллюстрировать следующим примером. Супруги заключают брачный договор и устанавливают в нем соответствующее условие. В период брака супруги приобретают автомобиль, который, к примеру, регистрируется на имя жены. В указанном случае данный автомобиль поступит в раздельную (личную) собственность жены; муж на данную автомашину никаких прав иметь не будет.

На практике может возникнуть и такая ситуация, когда то или иное имущество будет зарегистрировано одновременно на обоих супругов. В данном случае указанное имущество поступит в общую супружескую собственность (совместную или долевую).

3.3 Расторжение брачного договора и признание брачного договора недействительным как основания прекращения договорного режима собственности

В соответствии со ст. 43 СК брачный договор может быть изменен или расторгнут в любое время по соглашению супругов. Соглашение об изменении или о расторжении брачного договора совершается в той же форме, что и сам брачный договор.

Это означает, что любые изменения в брачном договоре, включая его расторжение, могут быть совершены только в письменной форме с нотариальным заверением. Участвовать в изменении или расторжении договора должны оба супруга, односторонний отказ от исполнения брачного договора не допускается[85] .

Однако из этого правила есть исключение. По требованию одного из супругов брачный договор может быть изменен или расторгнут по решению суда по основаниям и в порядке, которые установлены Гражданским кодексом Российской Федерации для изменения и расторжения договора[86] .

В соответствии с гражданским законодательством по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

1) при существенном нарушении договора другой стороной;

2) в иных случаях, предусмотренных Гражданским кодексом или другими законами.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В случае брачного договора существенные его нарушения на стадии исполнения случаются не очень часто, даже в случае спора об имуществе. Обычно расторжения брачного договора желает та же сторона, которая и готова его нарушить. То есть потерпевшая сторона как раз и стремится к исполнению договора второй стороной.

Однако может быть и такое: брачным договором стороны договорились, что один супруг предоставляет право пользования определенным имуществом, принадлежащим ему, а второй - делает то же самое в отношении своего имущества. Если с течением времени один из супругов станет препятствовать второму супругу пользоваться его имуществом, то тот может в судебном порядке потребовать расторжения брачного договора.

В соответствии со ст. 451 ГК существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа.

Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Например, если супруги договорились, что в случае прекращения брака принадлежащая им квартира перейдет в собственность одного из супругов, а второй получит от первого денежную компенсацию, а вскоре дом, в котором находилась указанная квартира, в результате стихийного бедствия был разрушен, то такое изменение условий будет существенным.

В таких случаях супруги должны провести переговоры о необходимости изменения брачного договора, но если к соглашению они не пришли, то в соответствии с п. 2 ст. 451 ГК договор может быть расторгнут, а в определенных случаях изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий:

1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

4) из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Конечно, такие требования закона сложны для обычных людей, поэтому в том случае, если по мнению одного из супругов ситуация с имущественным положением семьи кардинально изменилась, то стоит обсудить со вторым супругом вопрос об изменении брачного договора, а в случае отказа - проконсультироваться у опытного юриста.

В целом положения ст. 451 ГК в большей степени направлены на урегулирование имущественных отношений в предпринимательской сфере, нежели в сфере семейных отношений. Поэтому при определении необходимости изменения или расторжения брачного договора следует в первую очередь оценивать изменения в материальном или семейном положении супругов. К таким изменениям можно отнести: потерю трудоспособности одним из супругов, рождение ребенка (детей), гибель ценного имущества, переезд одного или обоих супругов в другой регион (страну) и т.д.

В соответствии со ст. 44 СК брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом для недействительности сделок.

Суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования п. 3 ст. 42 СК, ничтожны.

Гражданский кодекс делит недействительные сделки на оспоримые и ничтожные. В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

По общему правилу, изложенному в ст. 168 ГК, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Обычно недействительным признается не весь брачный договор целиком, а отдельные его положения. В брачном договоре ничтожными в первую очередь являются условия, ограничивающие правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регулирующие личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей; предусматривающие положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства[87] .

Распространенной ошибкой, допускаемой при заключении брачных договоров, является включение в них условий о передаче в собственность детям супругов того или иного имущества. Эти условия ничтожны и не могут иметь правовых последствий, для передачи имущества супругам необходимо совершить сделку дарения, но оговаривать ее условия в брачном договоре нельзя. Супруги могут только определить общий порядок несения семейных расходов, но без привязки к содержанию детей.

Также имеются случаи включения в брачный договор условий, в соответствии с которыми ограничивается правоспособность одного из супругов, а именно: запрет на трудовую деятельность, запрет на проживание отдельно от супруга, запрет на заключение гражданско-правовых сделок и т.д.

Распространены случаи, когда условия договора ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. Чаще всего это договоры, в которых для основного имущества семьи выбирается режим раздельной собственности и это имущество передается в собственность одного из супругов. Такие договоры чаще всего заключаются в семьях, где один супруг имеет существенный доход, а второй занимается ведением домашнего хозяйства. Если договором не предусмотрено никакой существенной компенсации для второго супруга, суды чаще всего признают такие договоры недействительными, причем нередко целиком, а не отдельные его условия.

Необходимо заметить, что условия договора, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, не являются ничтожными, а только могут быть признанными недействительными полностью или частично по заявлению одного из супругов. В соответствии с п. 3 ст. 167 ГК, если из содержания оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время. Это означает, что если условия брачного договора предусматривают совершение тех или иных действий, то в случае исполнения этого условия суд может только ограничить обязанность совершения этих действий в дальнейшем.

Во всех остальных случаях недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом[88] .

В том случае, если суд признает те или иные положения брачного договора недействительными, то все полученные проигравшим супругом вещи должны быть разделены в соответствии с требованиями законного режима имущества. Для того чтобы в течение судебного процесса указанные вещи не были отчуждены или уничтожены, супругу, обжалующему брачный договор, необходимо вместе с подачей искового заявления подать заявление о применении обеспечительных мер в виде наложения ареста на спорное имущество.

В последнее время появились случаи заключения фиктивных брачных договоров, т.е. заключенных не с целью урегулировать имущественные отношения супругов, а с целью избежать обращения взыскания на общее имущество. Нередко бывает так, что один из супругов занимается предпринимательской деятельностью и в ходе ее осуществления у него возникает обязанность по уплате налогов и сборов, уплате денежных средств кредиторам и т.п.

Законодатель, пусть и неуклюже, поставил барьер на пути таких лиц, путем включения в Семейный кодекс ст. 46, устанавливающей обязанность супругов уведомлять кредиторов о заключении, изменении и расторжении брачного договора. Основным недостатком этой нормы является ее краткость, то, что в ней не прописаны сфера и порядок ее применения. Из-за этого в ходе ее применения на практике неизбежно ее двоякое толкование.

В целом такие брачные договоры обладают одним общим свойством - они совершены с целью, противной основам правопорядка, т.е. в соответствии со ст. 169 ГК являются ничтожными. Основным признаком ничтожности в таких случаях является цель заключения сделки - уклонение от исполнения обязательства или обязанности платить налоги и сборы.

Кроме того, указанные сделки ничтожны еще по одному основанию, т.к. являются мнимыми. А в соответствии с п. 1 ст. 170 ГК мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна. В данном случае у лиц, заключающих подобные договоры, нет намерения урегулировать имущественные отношения между собой как супругами. Есть только намерение ввести в заблуждение кредиторов либо фискальные органы.

Заключение брачных договоров с целью избежать обращения взыскания на общее имущество супругов в установленном законом порядке является уголовно наказуемым деянием. Ответственность за злостное уклонение гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг после вступления в законную силу соответствующего судебного акта предусмотрена ст. 177 Уголовного кодекса (УК). Ответственность за сокрытие денежных средств либо имущества индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное индивидуальным предпринимателем в крупном размере, предусмотрена ст. 199.2 УК.

Недействительными будут и те брачные договоры, которые заключены лицами, признанными в установленном порядке недееспособными вследствие психического расстройства. Такие лица не могут вступать в брак, но заключение брака может состояться до того, как данное лицо будет признано недееспособным.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенного исследования были сформулированы положения, выносимые на защиту:

1. В целях регламентации и защиты прав супругов, в том числе в случаях совершения сделок по приобретению имущества, в частности, недвижимости, ценного движимого имущества, или иного дорогостоящего имущества, содержание которого может нанести ущерб общему благосостоянию семьи, обосновано внесение изменений в ст.35 СК РФ относительно распространения необходимости получения нотариального согласия супруга на совершение соответствующих сделок, и предложено изложить п.3 ст. 35 СК РФ в следующей редакции:

«3. Для совершения одним из супругов сделки по приобретению или распоряжению недвижимостью, ценным движимым имуществом и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга».

2. В результате анализа оснований приобретения права собственности на имущество определено, что в соответствии со ст.228 ГК РФ, если в течение шести месяцев с момента заявления о находке в уполномоченный орган лицо, управомоченное получить найденную вещь, не будет установлено или само не заявит о своем праве на вещь нашедшему ее лицу либо в уполномоченный орган, нашедший вещь приобретает право собственности на нее[89] .

На основании проведенного исследования автором сделан вывод, что имущество, приобретенное лицом в результате совершения находки, за исключением вещей индивидуального пользования, является общей совместной собственностью супругов, что влечет распространение законного режима регулирования имущества супругов на данную вещь.

Исходя из представленного вывода, предложено дополнить п.2 ст.34 СК РФ абз. 2 следующего содержания:

«К общему имуществу супругов относится имущество, приобретенное одним из супругов в результате совершения находки, за исключением вещей индивидуального пользования».

3. Согласно общим положениям ст.234 ГК РФ о приобретательной давности лицо - гражданин, не являющийся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющий как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество.

В целях укрепления имущественного положения семьи доказано, что вне зависимости от срока владения имуществом до заключения брака, имущество, право собственности, на которое возникло в силу приобретательной давности, является общей совместной собственностью супругов.

Таким образом, исходя из сделанных выводов, предложено изложить ч.2 п.2 ст.34 СК РФ следующей редакции:

«К общему имуществу супругов относится имущество, приобретенное одним из супругов в результате совершения находки, за исключением вещей индивидуального пользования, а также имущество, право собственности на которое возникло в силу приобретательной давности, вне зависимости от срока владения имуществом до заключения брака».

4. В результате проведенного анализа договорного режима собственности супругов, установлено, что согласно ст.42 СК РФ в брачном договоре устанавливаются только положения, касающиеся имущественных отношений самих супругов, и не могут содержаться нормы относительно регулирования прав и обязанностей супругов в отношении детей.

Однако зачастую на практике возникает необходимость в определении размера и условий несения расходов по материальному содержанию несовершеннолетних детей, оплаты их учебы в платной частной школе, неоднократных дорогостоящих поездок в течение года и т.д., что влечет существенные расходы каждого из супругов. Кроме того, супругами может быть заключено соглашение об уплате алиментов в соответствии со гл.16 СК РФ, которое является дополнительным документом, регулирующим вопросы содержания членов семьи, что представляется нагромождением документарного обеспечения жизнедеятельности семьи.

Исходя из изложенного, обоснована целесообразность изложить п.3 ст.42 СК РФ в следующей редакции:

«3. Брачный договор не может ограничивать правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении несовершеннолетних детей, за исключением распределения обязанностей между супругами по содержанию несовершеннолетних детей и иных имущественных обязательств в отношении несовершеннолетних детей; предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства».

5. Вследствие того, что законодатель прямо не устанавливает правовой режим имущества, относящегося к профессиональной деятельности супругов, а также в силу того, что некоторое имущество относится к роду занятий, деятельности, навыкам, умениям, профессии, средству заработка только одного из супругов, обоснована необходимость расширения имущества, являющегося собственностью каждого из супругов. В этой связи предложено изложить п.2 ст.36 СК РФ в следующей редакции:

«2. Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), а также предметы профессиональной деятельности супруга, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался».

6. Во избежание дальнейшего неоднозначного толкования указанных норм СК РФ п. 1 ст. 41 СК РФ, на наш взгляд, было бы целесообразно изменить, сформулировав его следующим образом:

"1. Брачный договор может быть заключен как до государственной регистрации заключения брака, так и в любое время в период брака.

Возможность заключения брачного договора до государственной регистрации заключения брака не зависит от факта подачи лицами заявления о заключении брака в органы записи актов гражданского состояния.

Брачный договор, заключенный до государственной регистрации заключения брака, вступает в силу со дня государственной регистрации заключения брака".


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. – 1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (в ред. от 26.06.2007) // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ (с изм. от 25.10.2007) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 г. № 146-ФЗ (с изм. от 29.12.2006) // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 г. № 138-ФЗ (с изм. от 18.10.2007) // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

6. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ (в ред. от 21.07.2007) // Собрание законодательств РФ. - 1996. - № 1. - Ст. 16.

7. Федеральный закон от 30.12.2004 г. № 215-ФЗ «О жилищных накопительных кооперативах» (в ред. от 16.10.2006) // Собрание законодательства РФ. – 2005. – № 1 (часть 1). – Ст. 41.

8. Федеральный закон от 07.08.2001 г. № 117-ФЗ «О кредитных потребительских кооперативах граждан» (в ред. от 03.11.2006) // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 33 (часть I). – Ст. 3420.

9. Федеральный закон от 29.07.1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 24.07.2007) // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3813.

10. Федеральный закон от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (в ред. от 27.07.2006) // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 7. – Ст. 785.

11. Федеральный закон от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (в ред. от 18.10.2007) // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3594.

12. Федеральный закон от 08.12.1995 г. № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» (в ред. от 26.06.2007) // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 50. – Ст. 4870.

13. Закон РФ от 27.11.1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (в ред. от 17.05.2007) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 2. – Ст. 56.

14. Закон РФ от 19.06.1992 г. № 3085-1 «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации» (в ред. от 21.03.2002) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 30. – Ст. 1788.

Специальная и учебная литература

15. Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. – М., Юристъ. 1996. – 386 с.

16. Большой юридический словарь / Под ред. Сухарева А.Я., Зорькина В.Д., Крутских В.Е. – М., ИНФРА-М. 1998. – 926 с.

17. Власова М.В. Постатейный Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации – М., ГроссМедиа. 2007. – 482 с.

18. Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. – М., Юридическая литература. 1972. – 348 с.

19. Галимова Л.Ф. Проблемы правового регулирования имущественных отношений лиц, состоящих в фактических брачных отношениях. // Семья и право. – 2005. – № 11. – С. 23.

20. Гарин И., Таволжанская А. Оформление прав собственности супругов // Российская юстиция. – 2003. – № 7. – С. 15.

21. Граве К.А. Имущественные отношения супругов. – М., Госюриздат. 1960. – 436 с.

22. Гражданское право. Учебник. Часть I / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 1998. – 682 с.

23. Гражданское право. Т. 3. Учебник / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Норма. 2006. – 702 с.

24. Гражданское право: Учебник. Часть III / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 1998. – 674 с.

25. Гришаев С.П. Комментарий к Федеральному закону «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (постатейный) – М., Норма. 2005. – 156 с.

26. Грудцына Л.Ю. Семейное право. Вопросы. Примеры. Рекомендации. – М., Бератор. 2004. – 568 с.

27. Дворецкий В.Р. Брачный договор. – М., ГроссМедиа. 2006. – 342 с.

28. Дорохина О.В. Исследование политики государства в отношении семьи // Семья в России. – 1997. – № 2. – С. 22.

29. Ершова Н.М. Имущественные правоотношения в семье. – М., Наука. 1979. – 352 с.

30. Залугин С.В. Гражданско-правовая защита права общей собственности // Бюллетень нотариальной практики. – 2007. – № 1. – С. 19.

31. Залугин С.В. Судебная защита общей и долевой собственности // Российский судья. – 2007. – № 4. – С. 19.

32. Звенигородская Н.Ф. Проблема дееспособности в характеристике субъектного состава брачного договора // Бюллетень нотариальной практики. – 2007. – № 2. – С. 18.

33. Звенигородская Н.Ф. Проблемы исполнения договоров, предусмотренных семейным законодательством // Закон. – 2007. – № 5. – С. 14.

34. Игнатенко А.А., Скрыпников Н.Н. Брачный договор. Законный режим имущества супругов. – М., Инфра-М. 1997. – 216 с.

35. Ильичева М.Ю. Домашняя юридическая энциклопедия. Брак. Развод. – М., Олимп. 1998. – 432 с.

36. Князев А.Г., Николаев Ю.Н. Развод. Раздел имущества. – М., Эксмо. 2004. – 314 с.

37. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. Гришаева С.П., Эрделевского А.М. – М., Проспект. 2006. – 702 с.

38. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) (издание пятое, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики) / Под ред. Садикова О.Н. – М., Инфра-М. 2006. – 726 с.

39. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под ред. Крашенинникова П.В., Седугина П.И. – М., ИНФРА-М-НОРМА. 1997. – 432 с.

40. Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве / Избранные труды: В 2 т. Т. 2. – М., Статут. 2005. – 704 с.

41. Курский Д.И. Избранные статьи и речи. – М., Госюриздат. 1958. – 496 с.

42. Ленин В.И. Полное собр. соч. Т. 39. – М., Юрлитиздат. 1955. – 678 с.

43. Максимович Л.Б. Брачный договор в российском праве. – М., Ось-89. 2003. – 264 с.

44. Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч). – М., Статут. 2006. – 702 с.

45. Муратова С.А. Семейное право: Учебное пособие. Нормативные акты. – М., Юриспруденция. 2001. – 498 с.

46. Натан Г. Некоторые мысли по поводу имущественных прав супругов в социалистическом обществе // Государство и право в свете Великого Октября. – М., Изд-во иностр. лит. 1958. – 568 с.

47. Нечаева А.М. Новый Семейный кодекс // Государство и право. – 1996. – № 6. – С. 58.

48. Нечаева А.М. Семейное право. – М., Юрист. 2005. – 462 с.

49. Низамиева О.Н., Сакулин Р.А. Брачный договор: актуальные проблемы формирования содержания // Юрист. – 2006. – № 12. – С. 21.

50. Ништ Т.А. Учет интересов несовершеннолетних детей в имущественных отношениях супругов // Юридический мир. – 2007. – № 3. – С. 23.

51. Обзор вопросов правоприменительной практики Федеральной нотариальной палаты за 2001 год // Нотариальный вестник. - 2002. - № 3. - С. 12.

52. Одинцов А.В. Особенности договорного регулирования семейных имущественных отношений // Правоведение. – 1999. – № 4. – С. 71.

53. Орловский П.Е. К вопросу о раздельном и общем имуществе супругов по советскому праву // Вестник Московского ун-та. Серия: Право. – 1966. – № 6. – С. 11.

54. Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В 3 т. Т. 2 – М., Зерцало. 2003. – 692 с.

55. Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под ред. Крашенинникова П.В. – М., Статут. 2006. – 462 с.

56. Право и защита семьи государством. / Отв. ред. Мозолин В.П., Рясенцев В.А. – М., Наука. 1987. – 526 с.

57. Рабинович Н.В. Личные и имущественные отношения в советской семье. – Л., Изд-во ЛГУ. 1952. – 348 с.

58. Рейнке Н. Движение законодательств об имущественных правах замужних женщин – М., Статут. 1999. – 102 с.

59. Симонян С.Л. Имущественные отношения между супругами. – М., Контур. 1998. – 218 с.

60. Синельников А.Б. Перспективы изменения норм брачности и разводимости в Российской Федерации // Семья в России. – 1997. – № 2. – С. 12-17.

61. Скловский К.И. Права учредителя хозяйственного общества и режим супружеского имущества // Хозяйство и право. – 2003. – № 3. – С. 52.

62. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. – М., Дело. 2002. – 328 с.

63. Слепакова А.В. Правоотношения собственности супругов – М., Статут. 2005. – 452 с.

64. Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал. Том второй / Под общ. ред. Афанасьева Ю.Н. – М., МГГУ. 1997. – 704 с.

65. Степанян Ш.У. Брачный договор как регулятор имущественных отношений супругов в российском обществе // Гражданин и право. – 2007. – № 2. – С. 22.

66. Функ Я.И. Брачный договор. Имущественные отношения супругов, их участие в хозяйственных обществах и товариществах (по законодательству Российской Федерации и Республики Беларусь). – Минск., Амалфея. 2000. – 348 с.

67. Чашкова С.Ю. Правовой режим жилых помещений в брачном договоре // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2007. – № 1. – С. 17.

68. Чефранова Е.А. Имущественные правоотношения в российской семье. – М., Юристъ. 1997. – 268 с.

69. Чефранова Е.А. Обязательственные права и обязанности в составе общего имущества супругов // Юридический мир. – 2007. – № 4. – С. 22.

70. Чефранова Е.А. Сделки, заключаемые супругами // Юрист. – 2005. – № 1. – С. 19.

71. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. – Тула., Автограф. 2001. – 682с.

72. Шорин С.В. Реализация прав супруга - участника коммерческого юридического лица // Семейное и жилищное право. – 2006. – № 3. – С. 16.

73. Эрделевский А. Брачный договор // Российская юстиция. – 2001. – № 9. – С. 21.

Материалы юридической практики

74. Постановление Конституционного Суда РФ от 17.12.1996 г. № 20-П // Собрание законодательства РФ. - 1997. - № 1. - Ст. 197.

75. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1999. – № 1. – С.8.

76. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 09.08.2006 г. по делу № 44г-304/06 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2007. – № 4. – С. 22.

77. Определение Верховного Суда РФ от 25.05.2004 г. по делу № 46-В04-15 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2004. – № 11. – С. 32.

78. Определение Верховного Суда РФ от 11.03.1999 г. по делу № 15-В99пр-1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1999. – № 8. – С. 13.

79. Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда № 0706/391 от 26.05.2005 года// Судебная практика.-2006.- № 7.-С.9.


[1] Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. – Тула., Автограф. 2001. – С. 568.

[2] Шершеневич Г.Ф. Указ соч. - С. 561.

[3] Рейнке Н. Движение законодательств об имущественных правах замужних женщин – М., Статут. 1999. – С. 69.

[4] Нечаева А.М. Семейное право. – М., Юрист. 2005. – С. 68.

[5] Ленин В.И. Полное собр. соч. Т. 39. – М., Юрлитиздат. 1955. – С. 199.

[6] Ершова Н.М. Имущественные правоотношения в семье. – М., Наука. 1979. – С. 10-11.

[7] Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. – М., Юристъ. 1996. – С. 66, 71; Ершова Н.М. Указ. соч. - С. 11.

[8] Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал. Том второй / Под общ. ред. Афанасьева Ю.Н. – М., МГГУ. 1997. – С. 578-579.

[9] Курский Д.И. Избранные статьи и речи. – М., Госюриздат. 1958. – С. 269-270.

[10] Дорохина О.В. Исследование политики государства в отношении семьи // Семья в России. – 1997. – № 2. – С.22.

[11] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. - С. 558.

[12] Натан Г. Некоторые мысли по поводу имущественных прав супругов в социалистическом обществе // Государство и право в свете Великого Октября. – М., Изд-во иностр. лит. 1958. – С. 268-269.

[13] Граве К.А. Имущественные отношения супругов. – М., Госюриздат. 1960. – С. 31-35.

[14] Ершова Н.М. Указ. соч. – С. 12-15.

[15] Право и защита семьи государством. / Отв. ред. Мозолин В.П., Рясенцев В.А. – М., Наука. 1987. – С. 47.

[16] Орловский П.Е. К вопросу о раздельном и общем имуществе супругов по советскому праву // Вестник Московского ун-та. Серия: Право. – 1966. – № 6. – С. 11; Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. – М., Юридическая литература. 1972. – С. 62.

[17] Синельников А.Б. Перспективы изменения норм брачности и разводимости в Российской Федерации // Семья в России. – 1997. – № 2. – С. 12-17.

[18] Собрание законодательств РФ. - 1996. - № 1. - Ст. 16.

[19] Муратова С.А. Семейное право: Учебное пособие. Нормативные акты. – М., Юриспруденция. 2001. – С. 8.

[20] Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч). – М., Статут. 2006. – С. 714.

[21] Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В 3 т. Т. 2 – М., Зерцало. 2003. – С.2.

[22] Шершеневич Г.Ф. Указ. раб. – С. 455.

[23] Нечаева А.М. Указ. соч. – С. 10.

[24] Нечаева А.М. Указ. соч. - С. 10, 16.

[25] Залугин С.В. Гражданско-правовая защита права общей собственности // Бюллетень нотариальной практики. – 2007. – № 1. – С. 19.

[26] Власова М.В. Постатейный Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации – М., ГроссМедиа. 2007. – С. 15.

[27] Галимова Л.Ф. Проблемы правового регулирования имущественных отношений лиц, состоящих в фактических брачных отношениях. // Семья и право. – 2005. – № 11. – С. 23.

[28] Нечаева А.М. Указ. соч. - С. 16.

[29] Нечаева А.М. Новый Семейный кодекс // Государство и право. – 1996. – № 6. – С. 58.

[30] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. - С. 128.

[31] Чефранова Е.А. Обязательственные права и обязанности в составе общего имущества супругов // Юридический мир. – 2007. – № 4. – С. 22.

[32] Определение Верховного Суда РФ от 11.03.1999 г. по делу № 15-В99пр-1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1999. – № 8. – С. 13.

[33] Определение Верховного Суда РФ от 25.05.2004 г. по делу № 46-В04-15 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2004. – № 11. – С. 32.

[34] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1999. - № 1. - С. 8.

[35] Гражданское право. Т. 3. Учебник / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Норма. 2006. – С. 356.

[36] Игнатенко А.А., Скрыпников Н.Н. Брачный договор. Законный режим имущества супругов. – М., Инфра-М. 1997. – С. 12.

[37] Собрание законодательства РФ. - 1997. - № 1. - Ст. 197.

[38] Залугин С.В. Судебная защита общей и долевой собственности // Российский судья. – 2007. – № 4. – С. 19.

[39] Рабинович Н.В. Личные и имущественные отношения в советской семье. – Л., Изд-во ЛГУ. 1952. – С. 45.

[40] Слепакова А.В. Правоотношения собственности супругов – М., Статут. 2005. – С. 121.

[41] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 2. – Ст. 56.

[42] Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 33 (часть I). – Ст. 3420.

[43] Собрание законодательства РФ. – 2005. – № 1 (часть 1). – Ст. 41.

[44] Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. – М., Дело. 2002. – С. 192.

[45] Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 7. – Ст. 785.

[46] Шорин С.В. Реализация прав супруга - участника коммерческого юридического лица // Семейное и жилищное право. – 2006. – № 3. – С. 16.

[47] Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 09.08.2006 г. по делу № 44г-304/06 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2007. – № 4. – С. 22.

[48] Скловский К.И. Указ. соч. – С. 186.

[49] Скловский К.И. Права учредителя хозяйственного общества и режим супружеского имущества // Хозяйство и право. – 2003. – № 3. – С. 52.

[50] Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 50. – Ст. 4870.

[51] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 30. – Ст. 1788.

[52] Обзор вопросов правоприменительной практики Федеральной нотариальной палаты за 2001 год // Нотариальный вестник. - 2002. - № 3. - С. 12.

[53] Извлечение из определения Президиума Самарского областного суда № 0706/03 от 15.01.04 года// Судебная практика.-2005.-№ 4.-С.15.

[54] Гарин И., Таволжанская А. Оформление прав собственности супругов // Российская юстиция. – 2003. – № 7. – С. 15.

[55] Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3594.

[56] Гришаев С.П. Комментарий к Федеральному закону «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (постатейный) – М., Норма. 2005. – С. 74.

[57] Грудцына Л.Ю. Семейное право. Вопросы. Примеры. Рекомендации. – М., Бератор. 2004. – С. 214.

[58] Чефранова Е.А. Имущественные правоотношения в российской семье. – М., Юристъ. 1997. - С. 30.

[59] Ершова Н.М. Имущественные правоотношения в семье. – М., Наука. 1979. - С. 59.

[60] Симонян С.Л. Имущественные отношения между супругами. – М., Контур. 1998. - С. 91.

[61] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. Гришаева С.П., Эрделевского А.М. – М., Проспект. 2006. – С. 458.

[62] Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под ред. Крашенинникова П.В., Седугина П.И. – М., ИНФРА-М-НОРМА. 1997. – С. 85; Гражданское право: Учебник. Часть III / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 1998. – С. 305.

[63] Гражданское право: Учебник. Часть III / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 1998. – С.305.

[64] Функ Я.И. Брачный договор. Имущественные отношения супругов, их участие в хозяйственных обществах и товариществах (по законодательству Российской Федерации и Республики Беларусь). – Минск., Амалфея. 2000. - С. 42-53; Чефранова Е.А. Указ. соч. - С. 43-51.

[65] Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3813.

[66] Гражданское право. Т. 3. Учебник / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Норма. 2006. – С. 305.

[67] Одинцов А.В. Особенности договорного регулирования семейных имущественных отношений // Правоведение. – 1999. – № 4. – С. 71.

[68] Одинцов А.В. Особенности договорного регулирования семейных имущественных отношений // Правоведение. – 1999. – № 4. – С. 71.

[69] Одинцов А.В. Указ. соч. – С. 71.

[70] Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда № 0706/391 от 26.05.2005 года// Судебная практика.-2006.- № 7.-С.9.

[71] Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под ред. Крашенинникова П.В. – М., Статут. 2006. – С. 102.

[72] Большой юридический словарь / Под ред. Сухарева А.Я., Зорькина В.Д., Крутских В.Е. – М., ИНФРА-М. 1998. – С. 673.

[73] Степанян Ш.У. Брачный договор как регулятор имущественных отношений супругов в российском обществе // Гражданин и право. – 2007. – № 2. – С. 22.

[74] Князев А.Г., Николаев Ю.Н. Развод. Раздел имущества. – М., Эксмо. 2004. – С. 85.

[75] Эрделевский А. Брачный договор // Российская юстиция. – 2001. – № 9. – С. 21.

[76] Ильичева М.Ю. Домашняя юридическая энциклопедия. Брак. Развод. – М., Олимп. 1998. – С. 9.

[77] Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве / Избранные труды: В 2 т. Т. 2. – М., Статут. 2005. – С. 113.

[78] Гражданское право. Учебник. Часть I / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 1998. – С. 234.

[79] Князев А.Г., Николаев Ю.Н. Развод. Раздел имущества. – М., Эксмо. 2004. - С. 93.

[80] Ништ Т.А. Учет интересов несовершеннолетних детей в имущественных отношениях супругов // Юридический мир. – 2007. – № 3. – С. 23.

[81] Максимович Л.Б. Брачный договор в российском праве. – М., Ось-89. 2003. - С. 88.

[82] Низамиева О.Н., Сакулин Р.А. Брачный договор: актуальные проблемы формирования содержания // Юрист. – 2006. – № 12. – С. 21.

[83] Максимович Л.Б. Брачный договор в российском праве. – М., Ось-89. 2003. - С. 89.

[84] Чашкова С.Ю. Правовой режим жилых помещений в брачном договоре // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2007. – № 1. – С. 17.

[85] Звенигородская Н.Ф. Проблемы исполнения договоров, предусмотренных семейным законодательством // Закон. – 2007. – № 5. – С. 14.

[86] Дворецкий В.Р. Брачный договор. – М., ГроссМедиа. 2006. – С. 64.

[87] Звенигородская Н.Ф. Проблема дееспособности в характеристике субъектного состава брачного договора // Бюллетень нотариальной практики. – 2007. – № 2. – С. 18.

[88] Чефранова Е.А. Сделки, заключаемые супругами // Юрист. – 2005. – № 1. – С. 19.

[89] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) (издание пятое, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики) / Под ред. Садикова О.Н. – М., Инфра-М. 2006. – С. 462.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:43:40 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:15:11 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Право собственности супругов

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149958)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru