Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Понятие хищения и его признаки

Название: Понятие хищения и его признаки
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 11:28:25 07 октября 2010 Похожие работы
Просмотров: 4486 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Введение

В современном уголовном праве России собственность признается одним из важных правоохраняемых объектов. Охрана собственности от преступных посягательств провозглашена одной из задач Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ). В перечне социальных благ, интересов и ценностей, поставленных под охрану УК РФ, собственности отведено второе место – сразу после прав и свобод человека и гражданина.

Значение уголовно-правовой борьбы с преступлениями против собственности, обусловлено, прежде всего, их криминологической характеристикой. Среди всех преступлений, зарегистрированных в Российской Федерации за последние годы, удельный вес преступлений против собственности составляет около 60%. Глава о преступлениях данной группы расположена в Кодексе непосредственно за разделом о преступлениях против личности. Согласно современному представлению о системе социальных ценностей, право собственности расценивается как важнейшее из социальных благ личности. Следовательно, посягательства на это благо являются, в широком смысле, посягательствами на личность.

На практике прослеживается тенденция к увеличению числа совершаемых преступлений против собственности, и хищения в различных формах являются самыми распространенными преступными деяниями. Увеличению этих преступлений способствует экономическое положение, безработица, низкий уровень заработной платы, которая часто оказывается ниже прожиточного минимума, отсутствие эффективных социальных программ, экономическая незащищенность некоторых слоев населения, рост наркомании и алкоголизма – вот далеко не все факторы, которые толкают граждан на совершение преступлений против собственности.

Поэтому, наряду с установлением уголовной ответственности за преступления против собственности и мерами профилактики этих преступлений,

необходимо устранение социальных причин, толкающих на совершение данных таких преступных деяний.

Изучение состояния преступности в России за период с 2002 по 2007 гг. показало, что за указанные годы совершено разбоев: в 2002 – 47052; в 2003 – 48673; в 2004 – 55448; в 2005 – 57671; в 2006 – 59763; в 2007 – 45318. За указанный период зарегистрировано в Российской Федерации грабежей: в 2002 г. – 167267; в 2003 г. – 198036; в 2004 г. – 251443; в 2005 г. – 344440; в 2006 г. – 357302; в 2007 г. – 295071.

Как видно из приведенной статистики с 2002 по 2006 гг. рост количества корыстно-насильственных преступлений имел тенденцию к росту. С 2007 года наступил некий спад таких преступлений.

Отметим, что две трети краж (65,2%), каждый пятый грабеж (17,8%) и каждое третье разбойное нападение (31.2%) были сопряжены с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище. Каждое восьмое (11,8%) зарегистрированное преступление – это квартирная кража. Краж ежегодно совершаются свыше 1 млн. Эти данные свидетельствуют об огромной распространенности хищений чужого имущества совершенного путем краж, грабежей, разбоев и других преступлений против собственности.

Наряду с количественными произошли и качественные изменения хищений, состоящие в дальнейшем увеличении в их структуре доли наиболее опасных групповых, организованных деяний, что свидетельствует о повышении степени их общественной опасности и возрастания причиненного ими ущерба.

Общественная опасность хищений чужого имущества определяется еще и тем, что в своей массе они вносят дезорганизацию в экономическую жизнь страны, создают возможности для паразитического обогащения одних за счет других, негативно влияют на неустойчивых членов общества.

Таким образом, уголовно-правовой анализ хищений чужого имущества является актуальным и злободневным в настоящее время. Этими обстоятельствами и был предопределен выбор темы работы.

Целью выпускной квалификационной работы является исследование и анализ проблем, связанных с уголовной ответственностью за хищение чужого имущества.

Эта цель достигается посредством решения следующих задач:

– рассмотреть понятие и признаки хищения в уголовном законодательстве Российской Федерации;

– исследовать основной состав хищений;

– проанализировать проблемные вопросы уголовной ответственности за отдельные формы хищений: кражу, мошенничество, присвоение и растрату, грабеж, разбой;

– предложить варианты по совершенствованию уголовно – правовых форм хищений.

Объектом исследования выпускной квалификационной работы являются общественные отношения в сфере охраны собственности от уголовных посягательств.

Предметом проведенного исследования являются нормы уголовного законодательства, регулирующие ответственность за хищение чужого имущества.

Нормативной базой выпускной квалификационной работы послужили нормы уголовного законодательства Российской Федерации, а также нормы некоторых федеральных законов, имеющих значение в рассматриваемой области.

Эмпирическую базу дипломной работы составили опубликованные либо размещенные в электронных базах данных материалы судебной практики, постановлений Верховного и областного судов Российской Федерации, факты, получившие отражение в научной литературе и периодической печати.

Теоретической базой дипломной работы послужили научные труды: А.И. Бойцова, Б.В. Завидова, Р.А. Галиакбарова, С.М. Кочои, Н.А. Святенюка, А.П. Севрюкова, В.Н. Юрина, П.С. Яни и др.

Методологической основой научного исследования является диалектический метод познания. При проведении исследования использовался также ряд частнонаучных методов: сравнительно-правовой, формально – логический и системно-структурный методы исследования.

Структура работы. Выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух глав, включающих в себя пять параграфов, заключения, библиографического списка литературы, приложения.

Работа состоит из введения, двух глав, которые подразделяются на 7 параграфов, заключения, библиографического списка, списка сокращений глоссария и приложений.

Во введении обосновывается актуальность темы, цели, задачи, объект и предмет исследования, эмпирическая, нормативная база, а также методологическая основа дипломной работы.

Первая глава посвящена анализу понятия, признаков и состава хищения чужого имущества.

Во второй главе исследованы особенности правового регулирования отдельных форм хищения.

Заключение содержит общие выводы по работе и предложения автора по совершенствованию законодательства в этой сфере.


1. Общая уголовно-правовая характеристика форм хищения

1.1 Понятие хищения: исторический аспект

Понятие, систему и отдельные виды преступлений против собственности невозможно правильно оценить без обращения к предшествующему законодательству. Начиная с древнейших времен нормы об имущественных преступлениях наряду с нормами о посягательстве на жизнь и здоровье составляли основу уголовного законодательства на любом этапе его кодификации. Российское законодательство не было исключением. На протяжении веков шло поступательное развитие этой важной группы норм.

В современном российском уголовном праве термином «хищение» обозначается большая группа преступлений против собственности, сходных между собой по многим объективным и субъективным признакам. Объективная потребность в таком обобщающем понятии возникла еще в начальный период формирования кодифицированного уголовного законодательства.

В России роль родового понятия вначале играл термин «воровство». Он многократно употребляется в Соборном уложении 1649 г., хотя границы его не были еще достаточно определены. В указе Екатерины ІІ от 3 апреля 1781 г. «О суде и наказании за воровство разных родов и заведении рабочих домов» различаются три вида воровства: «воровство-кража», «воровство-мошенничество» и «воровство-грабеж». В томе XV Свода законов к этим трем видам воровства примыкали присвоение вверенного имущества и присвоение находки. Одновременно вводится и понятие похищения: «Всякое похищение чужой собственности есть воровство» (ст. 804).

Уложение о наказаниях 1845 г. выдвигает в качестве родового понятия похищение, а не воровство. «Похищение чужого имущества, смотря по видам сего преступления и сопровождавшим оное обстоятельствам, признается разбоем, грабежом, воровством-кражей или воровством-мошенничеством» (ст. 2128). В Уложении о наказаниях 1885 г. похищением также признавались кража, грабеж, разбой и мошенничество. Присвоение чужого имущества не входило в понятие похищения.

Уголовное уложение 1903 г., упростив систему имущественных преступлений, сохранило родовое понятие похищения, к которому относило разбой и воровство (поглотившее кражу и грабеж), а также вымогательство, но выводило мошенничество и присвоение за рамки похищения.

В первых декретах послереволюционного периода встречались термины «хищничество» (декрет о суде №1) «хищение» (упоминавшиеся выше декреты 1921 г.), но без четкого их определения. Термин «хищение» как родовое понятие впервые в кодифицированном законодательстве был применен в ст. 180-а УК 1922 г.

С принятием Уголовного кодекса 1926 г. термин был предан забвению вплоть до издания закона от 7 августа 1932 г. В практике применения этого Закона хищением стали называться наиболее опасные преступления против социалистической собственности, независимо от способа их совершения. Мощным толчком к научной разработке общего понятия хищения и его признаков послужил Указ Президиума Верховного совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества». Заменив в области борьбы с преступлениями против социалистической собственности Уголовный кодекс 1926 г., этот акт не содержал ни исчерпывающего перечня форм хищения, ни четких признаков хищения вообще. Перед наукой уголовного права и судебной практикой встала насущная задача установить эти признаки и выработать такое определение понятия «хищение», которое позволило бы единообразно решать вопросы уголовной ответственности за посягательство на социалистическую собственность.

Именно в период действия Указа от 4 июля 1947 г. в юридической литературе активно шло исследование общих признаков хищения, и были предложены определения этого понятия, сохранившие научное и практическое значение до настоящего времени.

Исследователи этой проблемы А.Н. Васильев, З.А. Вышинская, Н.Д. Дурманов, М.М. Исаев, Г.А. Кригер, Б.Д. Куринов, Г.А. Мендельсон, Б.С. Никифоров, А.Д. Пионтковский, Т.Л. Сергеева, Ю.М. Ткачевский, С.И. Тихенко, Б.С. Утевский и др. не только способствовали ее успешному решению, но и создали научную базу для дальнейшего совершенствования законодательства о преступлениях против собственности в процессе подготовки и принятия уголовных кодексов союзных республик 1959–1961 гг.

Уголовный кодекс 1960 г. совершенно определенно исходил из существования общего понятия «хищение», охватывающего ряд сходных по объективным и субъективным признакам посягательств на социалистическую собственность. Однако само это понятие в законе не раскрывалось. Важнейшие общие признаки хищения были даны в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества». Но по-прежнему играла большую роль доктринальная разработка общего понятия хищения.

Понятие «хищение» в уголовном праве советского периода начало разрабатываться применительно к преступлениям против социалистической собственности, поскольку закон не употреблял его по отношению к преступлениям против личной собственности. В научной и учебной литературе при классификации преступлений против личной собственности хищения не выделялись. Сам этот термин часто подменялся понятием «похищение», границы которого многим авторам представлялись иными». Однако постепенно в теории, судебной практике и, наконец, в «законе термин «хищение» стал употребляться и вне связи с социалистической собственностью.

В науке уголовного права предлагались различные определения общего понятия хищения, отличающиеся обилием формулировок. Было признано, что раскрытие понятия «хищение» и характеристика его основных элементов позволяют выявить и обособить признаки, присущие всем формам хищения, облегчают анализ конкретных форм хищения, помогают отграничению их от других преступлений против собственности. Определение понятия «хищение» впервые было включено в Уголовный кодекс 1960 г. Федеральным законом от 1 июля 1994 г.

1.2 Понятие и признаки хищения в уголовном законодательстве Российской Федерации

В последние годы криминальная ситуация в России продолжает оставаться достаточно сложной. На состояние правопорядка, личной и общественной безопасности оказывает негативное воздействие целый ряд факторов экономического, социального, политического и нравственно-психологического характера.

При этом общая картина преступности в России приобретает все более выраженную корыстную окраску. Среди преступлений против собственности наиболее распространенными и представляющими повышенную общественную опасность традиционно остаются хищения. В уголовном праве термин «хищение» употребляется в двух смыслах. В первом оно означает конкретный способ совершения преступления против собственности. Во втором употребляется в обобщенном виде как юридическая категория, понятие, характеризующее общие признаки любой формы и вида хищения.

Попытки дать теоретическое определение понятия хищения предпринимались еще в советском уголовном праве. Например, Г.А. Кригер, Г.Л. Сергеева, Д.О. Хан-Магомедов предлагали понимать под хищением преступное завладение имуществом в корыстных целях. Из этого определения видно, что авторы имели в виду два основных признака хищения: 1) преступное завладение имуществом; 2) корыстную цель такого завладения.

В настоящее время можно выделить те признаки хищения, в отношении которых достигнуто единство взглядов, и те требования, которым должно отвечать научное определение общего понятия «хищение». Большинство предлагавшихся в науке уголовного права определений включает следующие элементы, отражающие признаки хищения: 1) обобщенная характеристика самого действия, которая, во-первых, должна охватывать все формы хищения, во-вторых, не распространяться на иные преступления против собственности, в-третьих, содержать указание на момент окончания хищения; 2) указание на противоправность действия; 3) признак безвозмездности: 4) указание на предмет посягательства (имущество) и его нахождение в обладании («фондах») собственника; 5) субъективные признаки хищения (умысел и корыстная цель).

Больше всего расхождения в определениях касаются обобщенной характеристики способа действия. Надо признать, что пока не найдено такого термина, который при употреблении в этих целях не подвергался бы критике с той или другой позиции: либо его нельзя приложить ко всем формам хищения, либо он не позволяет отграничить хищение от иных посягательств на собственность, либо он не характеризует момент окончания преступления. В последнее время многие авторы стали оперировать при характеристике объективной стороны хищения двумя словами, указывающими на действие: «изъятие» и «обращение»; «изъятие» и «захват» («завладение»); «извлечение» и «обращение».

Такой прием позволяет полнее охарактеризовать объективную сторону преступления, но использование двух отглагольных существительных создает впечатление обязательной двуактности или двуступенчатости хищения: сначала изъятие (извлечение) имущества, а потом – обращение его в собственность (завладение). Такая двуактность не может считаться типичной для хищения. Попытка исправить это положение была предпринята в проекте Уголовного кодекса РФ 1992 г., где хищение определялось как «умышленное, противоправное, безвозмездное завладение чужим имуществом, сопряженное с его изъятием из обладания собственника, – с целью обращения в свою собственность или распоряжения как своим собственным».

По-видимому, этот элемент общего понятия хищения нуждается в дальнейшем уточнении. Важно, что наметилось единство подхода к решению сложной научной задачи – к разработке общего понятия «хищение». Перечисленные выше признаки хищения признаются в теории уголовного права и судебной практике обязательными. При отсутствии одного из них нельзя рассматривать содеянное как хищение, даже если действия субъекта формально соответствуют описанию той или иной формы хищения в диспозициях анализируемых статей. Между тем в судебной практике встречались случаи, когда выяснению общих признаков хищения не придавалось значения. Одной из причин ошибок в квалификации было отсутствие законодательного определения хищения.

В настоящее время понятие хищения дано в виде примечания к ст. 158 УК РФ: «Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправное, безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

Родовым объектом всех преступлений, содержащихся в гл. 21 Особенной части УК РФ, следует признать собственность.

Совершая хищение чужого имущества, виновный прежде всего, посягает на отношение собственности. Право собственности нарушается как бы «попутно». В этой связи трудно не согласиться с мнением проф. Л.Д. Гаухмана, что родовым объектом хищения являются именно отношения собственности, но не право собственности как юридическое выражение, форма закрепления экономических отношений собственности.

Некоторые авторы считают объектами хищений не сугубо социальную категорию – общественные отношения, а предметы материального мира как таковые – совокупность вещей или имущественное достояние. С такой позицией решительно нельзя согласиться. Не втягиваясь в дискуссию по этой очевидной проблеме, уместно лишь подчеркнуть, что натуральные формы материальных благ – конкретные вещи или имущественное достояние – приобретают для уголовного права значение, как предмет преступного посягательства (но, разумеется, не объект) лишь в том случае, если они включены в сферу социальных связей и выступают материальным носителем определенных общественных отношений. Именно общественные отношения, нарушаемые общественно-опасным деянием и являются объектом любого преступления.

Видовой объект как обязательный элемент состава хищения по своей природе и содержанию совпадает с родовым объектом этого преступления.

Непосредственным же объектом хищения признается собственность конкретного лица (частная, государственная, муниципальная), на которую осуществлено преступное посягательство.

Хищение – это всегда имущественное преступление. Имущество представляет собой предмет хищения, который следует отличать от объекта – общественных отношений.

К имуществу ГК РФ относит вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права (ст. 128). Однако наивно было бы предполагать, что предметом хищения является всякое имущество, все виды объектов имущественных гражданских прав, перечисленных в ст. 128 ГК РФ. Конкретные виды имущества, которые могут быть предметом хищения, уголовный кодекс не выделяет. Вместе с тем, основываясь на логическом толковании закона и сложившейся практике, совершенно ясно, какого рода имущество он имеет в виду.

В теории уголовного права принято выделять три признака, характеризующих имущество как предмет хищения: материальный, экономический и юридический.

Предметом хищения могут быть только вещи материального мира. Прежде всего, это вытекает из правомочий собственника (п. 1 ст. 209 ГК РФ), содержание которых определяется в большей мере натуральными свойствами объекта (числом, количеством, весом, объемом и т.д.), иными словами, вещными свойствами. Для права собственности исходным является правомочия владения как физического обладания вещью, от которого, по сути, зависит содержание и других правомочий собственника (пользование и распоряжение). Право владения может осуществляться только в отношении материальной вещи, ограниченной в пространстве. В этой связи следует достаточно четко различать имущество как гражданско-правовую категорию и имущество, выступающее в качестве предмета хищения, как категорию уголовно-правового характера. Попытки провозгласить предметом хищения имущество вообще, как о нем говорит ст. 128 ГК РФ – ошибочны.

Имущество, лишенное материального признака, например, электрическая энергия, интеллектуальная собственность, компьютерная информация, не может выступать в качестве предмета хищения. Следовательно, преступное воздействие на подобные виды имущества не может образовать состав хищения. Здесь будут другие составы преступлений: ст. 146 и (или) ст. 159 или ст. 165 УК РФ - либо будет пробел в уголовном праве (телефонные пираты «фрикеры» с помощью устройства АНТИОН переадресуют телефонные переговоры со своего телефона на другие телефоны. Владельцам последних приходят счета на большие суммы, но здесь нет предмета хищения, а значит, и состава преступления, в смысле «прямого» мошенничества, но есть противоправное деяние в сфере высоких технологий).

Предметом хищения может быть как движимое, так и недвижимое имущество. Признак движимости имущества не имеет значения для установления хищения. Некоторые виды недвижимого имущества по своим объективным свойствам нельзя похитить тайно (дом, квартира, земельный участок), но можно похитить путем обмана, насилия или угрозы. Так, в последнее время участились случаи хищения приватизированных квартир. Кроме того, как показывает практика, «недвижимое» имущество в отдельных случаях может быть обращено в «движимое» (разбор и перевозка индивидуального жилого дома, снятие и увоз металлической ограды садового товарищества, демонтаж линии связи или контактного провода на железной дороге, хищение плодородного слоя земли с чужого земельного участка и др.).

Имущество, выступающее в качестве предмета хищения, всегда обладает определенной экономической ценностью, которая, как правило, выражается в его стоимости, цене. Из этого следует, что предметом хищения могут быть только такие вещи материального мира, которые перестали быть частью природы, извлечены из естественного состояния с затратами труда и потому могут иметь денежную оценку, обладают товарно-материальной ценностью. Поэтому, необходимо отличать хищение от преступлений экологического порядка, где предмет выступает критерием такого разграничения. В самом деле – пишет проф. Ю. Ляпунов, – по некоторым категориям преступлений без четкого уяснения социально-экономической и правовой природы предмета посягательства практически невозможно правильно установить то социальное благо, на которое в действительности было направлено преступное деяние.

Именно такими преступлениями являются экологические преступления. Изменение социально-экономической сущности предмета посягательства существенно меняет юридическую окраску совершенных виновным действий. В частности, изменения в экономическом содержании предмета, «перемещение» его из категории природных богатств, естественных ресурсов в категорию товарно-материальных ценностей имеет своим правовым следствием отнесение содеянного к числу преступлений против собственности.

Из этого высказывания следует исключительно важное положение. Не являются предметом хищения природные ресурсы, а также предметы, в которые не вложен труд человека (лес, дикие животные и рыба в естественном состоянии и др.). Так, в случае незаконной добычи рыбы содеянное квалифицируется по ст. 256 УК РФ. Разумеется, если рыбы выращена в искусственном водоеме, то ее незаконная добыча должна расцениваться как хищение.

Ввиду отсутствия экономического признака не могут рассматриваться в качестве имущества документы неимущественного характера, а также документы, которые не являются носителями стоимости, но лишь предоставляют право на получение имущества (доверенность, накладная, квитанция и т.д.). Хищение такого документа с целью последующего незаконного получения по нему чужого имущества представляет собой приготовление к мошенничеству. Сказанное относится и к легитимационным знакам (жетонам, номеркам и т.п.). Ответственность за хищение официальных документов, а также штампов или печатей, не связанное с завладением имуществом, наступает по ст. 325 УК РФ. Документы, являющиеся эквивалентом денег или иных материальных ценностей (лотерейные билеты, на которые пал выигрыш, почтовые марки, талоны на горючее и смазочные материалы и т.д.), наоборот, предметом хищения могут быть.

Предметом хищения могут быть и деньги, валютные ценности и ценные бумаги. Под ценными бумагами понимаются документы, удостоверяющие с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление и передача которых возможны только при их предъявлении. С передачей ценной бумаги частному или юридическому лицу к нему переходят все удостоверяемые ею права в совокупности (ст. 142 ГК РФ). К ценным бумагам относятся: государственная облигация, облигация, вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизационные ценные бумаги, например ваучеры, и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу таковых (ст. 143 ГК РФ). Надо иметь в виду, что предметом оконченного хищения могут быть только ценные бумаги на предъявителя. В условиях рыночной экономики в товарно-денежном обороте все в больших масштабах используются гражданами пластиковые кредитные расчетные карты крупных российских коммерческих банков. Указанные обезличенные расчетные средства платежа, являющиеся эквивалентом соответствующих денежных сумм, также составляют предмет оконченного хищения чужого имущества.

В силу ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» закладная также является разновидностью именной ценной бумаги, хотя данный документ должен быть введен в гражданский оборот не федеральным законом, а Гражданским кодексом. Следует иметь в виду, что отныне допускается ипотека земельного участка, а арендные права на земельный участок могут быть предметом залога (Федеральный закон от 5 февраля 2004 года №1-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости).

Предметом хищения может быть только чужое имущество. Этот признак отражает юридическую характеристику имущества. Чужим признается имущество, не находящееся в собственности или законном владении виновного. «Хищение» собственного имущества не нарушаем отношений собственности. При определенных условиях такие действия могут рассматриваться как самоуправство или приготовление к мошенничеству, если виновный имел намерения получить возмещение за якобы утраченную вещь. Не образует хищения также тайное изъятие личного имущества, находящегося в общей совместной собственности субъекта и других лиц.

Что касается хищения имущества, изъятого из гражданского оборота (радиоактивные материалы, оружие, боеприпасы, взрывные устройства, взрывчатые вещества, наркотические средства, психотропные вещества), то они образуют самостоятельные составы преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена ст. ст. 221, 226, 229 УК РФ.

Важнейшим элементом законодательного определения хищения является обобщенная характеристика способа действия, которая предполагает «изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц».

Изъятие должно быть незаконным. Незаконность изъятия означает, что виновный не имеет действительного или предполагаемого им права на изымаемое имущество. При этом изъятие должно происходить одним из шести способов, перечисленных в уголовном законе. Их можно разделить на ненасильственные (кража, мошенничество, присвоение, растрата и ненасильственный грабеж) и насильственные (насильственный грабеж и разбой). Исходя из ст. 1 УК РФ применение закона по аналогии не допускается, поэтому при изъятии имущества способом, не указанным в законе, состав хищения отсутствует.

При совершении хищения имущество изымается из обладания собственника или лица, в ведении или под охраной которого оно находится. Если имущество по тем или иным причинам уже выбыло из обладания собственника, то завладение таким предметом не образует хищения. Неправомерное присвоение найденной или случайно оказавшейся у виновного чужой вещи влечет лишь гражданско-правовую ответственность. Находящимся в обладании собственника следует считать не только специально охраняемое или запертое имущество, но и такое, к которому открыт доступ – на территории предприятия, в помещении учреждения, на строительной площадке или в другом месте осуществления хозяйственной деятельности, на транспортном средстве, а также в любом месте, где оно временно находится без присмотра, если это имущество не является утраченным собственником.

В случае присвоения вверенного имущества виновный обращает в свою пользу имущество, фактически уже находящееся в его обладании. Однако присвоение вверенного имущества означает переход от правомерного владения к противоправному, что иногда называется «формальным изъятием».

Не является хищением обращение в свою пользу имущества, еще не поступившего в фонды собственника. Причинение имущественного ущерба путем непередачи должного (преступная экономия) при определенных условиях может квалифицироваться по ст. 165 УК РФ.

Изъятие имущества при хищении сопровождается обращением его виновным в свою пользу или в пользу других лиц т.е. установлением фактического обладания вещью, «господства над вещью». Похитивший имущество владеет, пользуется и распоряжается имуществом как своим собственным, он как бы ставит себя фактически на место собственника, но юридически собственником не становится. Нельзя приобрести право собственности преступным путем. Поэтому хищение не влечет за собой утраты потерпевшим права собственности на похищенную вещь.

Этим можно объяснить, почему в законодательном определении хищения говорится об обращении чужого имущества не в собственность, а в пользу виновного или других лиц. Однако это не означает, что хищением следует считать и временное корыстное пользование чужой вещью. Такие действия могут квалифицироваться (при наличии соответствующих признаков) по ст. 165, 166 УК РФ.

По мнению С.А. Елисеева, употребление при характеристике деяния в примечании к ст. 158 УК РФ разделительного союза «или» (в скобках) нельзя признать удачным. Это предполагает возможность изъятия без обращения в пользу или обращения в пользу без изъятия. Если допустить, что хищение может заключаться только в изъятии чужого имущества без обращения его в свою пользу, то это снизило бы опасность такого преступления и не позволило отграничить его от уничтожения имущества и других действий, не преследующих корыстной цели. И напротив, считать хищением всякое «обращение в свою пользу», не сопряженное с изъятием (извлечением) вещи из обладания («из фондов», «из имущественной сферы») собственника, значит чрезмерно расширить понятие «хищение», включив туда и присвоение находки, и некоторые нарушения гражданско-правовых обязательств.

Изъятие чужого имущества и обращение его виновным в свою пользу обычно происходят одномоментно, совершаются одним действием. Если же процесс хищения имеет протяженность во времени, то именно указание на обращение имущества в пользу виновного характеризует момент окончания преступления, когда виновный противоправно приобретает возможность распоряжаться и пользоваться чужим имуществом как своим собственным. Не утратило значения положение о том, что «хищение следует считать оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им». Если виновный не получил возможности распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться изъятым имуществом, т.е. не довел преступление до конца по причинам, от пего не зависящим, такое хищение нельзя считать оконченным.

Так, К., тайно похитив из магазина несколько шуб на крупную сумму, был замечен при выходе из магазина свидетелем И., которая потребовала вернуть похищенное. Однако К. попытался скрыться с похищенным, по дороге бросил его, но был задержан сотрудником милиции. Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала: «Таким образом, К. не имел возможности распорядиться похищенным». При данных обстоятельствах его действия следовало квалифицировать как покушение на грабеж».

Возвращение похищенного или возмещение причиненного имущественного вреда виновным после того, как хищение было окончено, само по себе не устраняет состава преступления, но должно учитываться судом при индивидуализации ответственности и наказания.

Для признания хищения оконченным не требуется, чтобы виновный фактически воспользовался вещью, начал ее эксплуатировать, извлек из нее какую-то выгоду. Важно, что он получил такую возможность, установив свое господство над вещью. Следовательно, если виновный совершил определенные действия, направленные на завладение чужим имуществом, по еще не получил возможности распоряжаться этим имуществом как своим собственным, содеянное квалифицируется как покушение па хищение. Исключение составляют разбой и вымогательство, вопрос о моменте окончания которых решается иначе.

Определенные трудности возникают на практике при установлении момента окончания хищения с охраняемых объектов и территорий. Верховный Суд РФ в постановлениях по конкретным делам указывал, что хищение не может считаться оконченным, пока имущество не вынесено с территории охраняемого объекта, даже если оно было обособлено и подготовлено для последующего выноса или состоялся сговор с работником охраны.

Лицо, изъявшее имущество и спрятавшее его на охраняемой территории с целью последующего выноса (вывоза), в случае возвращения этого имущества по своей воле, не привлекается к уголовной ответственности на основании положений о добровольном отказе (ст. 31 УК РФ). В определении хищения назван и такой признак объективной стороны, как причинение преступлением ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. Ущерб состоит в уменьшении объема наличного имущества (имущественных фондов) потерпевшего.

В законе не говорится о какой-то минимальной сумме ущерба при похищении. В примечании 2 к ст. 158 УК РФ законодатель вводит новеллу о значительном ущербе для гражданина: он определяется с учетом имущественного положения потерпевшего лица, но не может составлять менее 2500 рублей. В то же время это обстоятельство не исключает возможности освободить от уголовной ответственности лицо, совершившее хищение на малозначительную сумму и (или) другое ненасильственное хищение, но в том случае, если стоимость похищенного ничтожна и умысел виновного не был направлен на изъятие имущества в более значительном размере.

Размер ущерба – это одно из оснований для дифференциации ответственности за хищение, но при наличии соответствующих квалифицирующих признаков. С точки зрения гражданского права ущерб – это денежное выражение суммы имущества, похищенной виновным. Крупный размер ущерба для всей гл. 21 УК РФ составляет стоимость похищенного имущества более 250000 рублей, а особо крупный – 1000000 рублей (примечание 4 к ст. 158 УК РФ).

Следует согласиться с мнением, в силу которого законодатель, вводя новый признак хищения, имел в виду необходимость учитывать субъективное мнение собственника о том, причинен ли ему ущерб и требует ли он в связи с этим привлечения виновного к уголовной ответственности. Это положение соответствует понятию значительного ущерба, установленного в примечании 2 к ст. 158 УК РФ и определяемого «с учетом имущественного положения» гражданина.

Помимо указанного взгляда собственника на сумму ущерба, причиненного ему хищением, Верховный Суд РФ указывает, что «уголовная ответственность за кражу чужого имущества наступает независимо от стоимости (размера) похищенного», если речь не шла о мелком хищении государственного или общественного имущества». За мелкое же хищение государственного имущества ранее могла применяться только административная ответственность.

Статья 7.27 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за мелкое хищение чужого имущества (независимо от формы собственности), совершенное путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты, в виде штрафа в размере не менее одного МРОТ. При этом хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает одного минимального размера оплаты труда. Вместе с тем не исключается возможность освобождения от уголовной ответственности за ненасильственное хищение ввиду малозначительности деяния.

Признак противоправности означает, что хищение осуществляется не только способом, запрещенным законом (объективная противоправность), но и при отсутствии у виновного прав на это имущество (субъективная противоправность). Отсюда следует, что завладение имуществом, на которое субъект имеет право, не является хищением, даже если оно совершено одним из способов, названных в ст. 158–163 УК РФ. Такие действия могут быть при соответствующих условиях расценены как самоуправство (ст. 330 УК РФ).

Безвозмездным считается изъятие имущества без предоставления взамен эквивалентного возмещения деньгами, другим имуществом, своим трудом и т.д. Если в процессе завладения имуществом собственнику предоставляется соответствующее возмещение, то такие действия нельзя считать хищением, поскольку они не причиняют имущественного ущерба (уменьшение имущественных фондов не происходит).

Возмещение трудом денежных средств, полученных в качестве заработной платы или вознаграждения по договору подряда, может происходить как в законных формах, гак и с нарушением установленного порядка (путем подлога, завышения расценок, фиктивного зачисления на работу подставных лиц и т.д.). Само по себе нарушение порядка оплаты может повлечь для виновного уголовную ответственность за должностное злоупотребление или подлог. Поскольку завладение денежными средствами в этих случаях не является безвозмездным, содеянное не должно квалифицироваться как хищение.

Об отсутствии признака безвозмездности можно говорить при двух условиях: во-первых, возмещение должно происходить одновременно с изъятием имущества (в процессе его изъятия или непосредственно после изъятия, когда не было намерения уклониться от возмещения); во-вторых, возмещение должно быть полным (эквивалентным). Частичное возмещение стоимости изъятого имущества не означает отсутствия состава хищения, но может быть учтено при определении размера последнего. Вопрос о том, было ли предоставленное возмещение эквивалентным, решается судом на основе анализа конкретных обстоятельств дела, с учетом в необходимых случаях мнения потерпевшего.

С субъективной стороны любое хищение характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Виновный сознает, что в результате его действий чужое имущество переходит в его обладание, и желает этого. Он сознает также противоправный и безвозмездный характер завладения имуществом. В содержание умысла входит и сознание виновным формы хищения, а в соответствующих случаях наличие квалифицирующих его признаков. Среди признаков хищения в законодательном определении прямо названа корыстная цель, что должно положить конец старому спору. Корыстная цель при хищении предполагает стремление обратить похищенное чужое имущество в свою собственность или собственность третьего лица. Корыстная цель в хищении реализуется как получение фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, как своим собственным. Ошибочное представление о принадлежности похищенного имущества тому или иному собственнику невлияет на квалификацию хищения. Сомнения по поводу признания корысти обязательным признаком хищения чаще всего связывают с тем, что при «хищении в пользу третьих лиц» эта цель якобы отсутствует. Такой вывод основывается на чрезмерно узком понимании корыстной цели как стремлении к личной выгоде, наживе. Однако бескорыстных хищений не бывает. И при передаче имущества третьим лицам виновный осуществляет свое намерение неправомерно «увеличить сферу своего имущественного обладания». Отсутствие прямого умысла и корыстной цели исключает квалификацию завладения чужим имуществом как хищения.

Субъектом хищения является вменяемое физическое лицо, достигшее установленного возраста. Возраст, по достижении которого наступает уголовная ответственность, неодинаков для различных форм хищения. Согласно ст. 20 УК РФ ответственность за кражу, грабеж, разбой (равно как и по ст. 166 и ч. 2 ст. 167 УК РФ) наступает с 14 лет, а за мошенничество, присвоение и растрату (а также за иные преступления против собственности) – с 16 лет.

Установление ответственности за кражу, грабеж, разбой не с шестнадцати, а с четырнадцати лет связано с рядом обстоятельств. Во-первых, рассматриваемые хищения, как вид преступления, сегодня довольно широко распространены среди несовершеннолетних, в силу чего их совокупный объем представляет значительную опасность для общества. Во-вторых, социальная опасность грабежа, кражи, разбоя понятна несовершеннолетнему, достигшему четырнадцатилетнего возраста, следовательно, он в полной мере осознает необходимость воздержания от их совершения. В-третьих, ответственность за данные преступления, наступающая в четырнадцать лет ориентирована на предупреждение более серьезных преступлений со стороны несовершеннолетних, которые могут быть совершены, если своевременно не остановить их в стремлении обогатиться путем совершения хищения, в этом случае они могут постепенно оказаться зависимыми от преступного мира.

Вместе с тем кража, грабеж, разбой совершаются и малолетними лицами, не достигшими возраста четырнадцать лет. В этом случае подключается гражданско-правовая и иные (кроме уголовной) виды ответственности. Таким образом, родовым и видовым объектом хищений является собственность. Непосредственным объектом хищения признается собственность конкретного лица, на которую осуществлено преступное посягательство.

Хищение – это всегда имущественное преступление. Имущество как предмет хищения – это вещи, деньги, ценные бумаги и другие предметы материального мира, обладающие стоимостью, по поводу которых существуют отношения собственности, нарушаемые преступлением. Важнейшим элементом законодательного определения хищения является обобщенная характеристика способа действия, которая предполагает «изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц». Изъятие должно быть незаконным. Изъятие имущества при хищении сопровождается обращением его виновным в свою пользу или в пользу других лиц, т.е. установлением фактического обладания вещью.

В определении хищения назван и такой признак объективной стороны, как причинение преступлением ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. Признак противоправности означает, что хищение осуществляется не только способом, запрещенным законом (объективная противоправность), но и при отсутствии у виновного прав на это имущество (субъективная противоправность).


2. Особенности уголовно-правового регулирования отдельных форм хищения

2.1 Уголовная ответственность за кражу чужого имущества

В системе имущественных преступлений по российскому уголовному законодательству кража традиционно занимает первое место, хотя и не является самым опасным среди них. Наиболее существенно то, что кража всегда рассматривалась как основная, «типовая», форма завладения чужим имуществом. Признаки иных форм хищения обычно выводятся из признаков кражи, путем сопоставления с ними.

Закон определяет кражу как «тайное хищение чужого имущества» (ст. 158 УК РФ). Законодательное определение подчеркивает, что кража является формой хищения, следовательно, ей присущи все объективные и субъективные признаки хищения.

Родовым объектом кражи следует признать собственность. Видовой объект как обязательный элемент состава кражи по своей природе и содержанию совпадает с родовым объектом этого преступления. Непосредственным же объектом кражи признается собственность конкретного лица (частная, государственная, муниципальная), на которую осуществлено преступное посягательство. Предметом кражи является имущество.

Кража с объективной стороны выражается в тайном хищении чужого имущества, сущностное содержание которого как объективно, так и субъективно заключается в том, что похититель стремится избежать какого бы то ни было видимого контакта с собственником или титульным владельцем похищаемого имущества, либо с посторонними лицами, могущими воспрепятствовать преступлению или изобличить преступника как очевидцы содеянного. «В ряду всех форм хищения кража по способу совершения преступления может быть признана наименее опасной: она не сопровождается применением физического или психического насилия; виновный не использует при ее совершении имеющиеся у него правомочия или служебное положение, не применяет и обмана как способа завладения имуществом.» Виновный противоправно и тайно, скрытно от других лиц изымает чужое имущество против или вопреки волеизъявлению собственника, переводит похищенные предметы в свое незаконное обладание и устраивает над ними свою власть, распоряжается ими как своими собственными. Однако кража, как свидетельствует статистика, является самой распространенной формой хищения чужого имущества. И это обстоятельство существенно повышает ее общественную опасность.

Необходимый объективный признак кражи как самостоятельной формы хищения составляет тайное изъятия чужого имущества, которое обеспечивается незаметностью, скрытностью преступного акта как от собственника, так и от других лиц.

Субъектом кражи является лицо, достигшее возраста 14 лет. «Субъектом кражи может быть лицо, которое не обладает никакими правомочиями в отношении краденого имущества.»

Субъективная сторона кражи выражается в прямом умысле. Виновный осознает не только противоправность и безвозмездность изъятия чужого имущества, но и тайный способ своих действий. Именно на этом построен его расчет на завладение имуществом.

Квалифицированные виды кражи предусмотрены ч. 2 ст. 158 УК РФ. Это совершение кражи: а) группой лиц по предварительном сговору; б) с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище; в) с причинением значительного ущерба гражданину, из одежды, сумки и другой ручной клади, находящейся при потерпевшем.

1. Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ).

Общее понятие признака «группа лиц по предварительному сговору» дается в ч. 2 ст. 35 УК РФ, Однако применительно к рассматриваемому квалифицирующему признаку состава кражи, чужого имущества, требуются некоторые дополнительные пояснения. Они состоят в следующем.

Под предварительным сговором, о котором говорит закон, следует понимать договоренность о совместном совершении хищения между двумя или более лицами, состоявшуюся до его непосредственного совершения. Поскольку началом любого преступления признаются умышленные действия, непосредственно направленные на совершение преступления, то есть покушения на него (ч. 3 ст. 30 УК РФ), следует признать, что предварительный сговор между соучастниками группового хищения может состояться в любой момент, включая и стадию приготовления к преступлению, но до начала действий, непосредственно направленных на тайное изъятие чужого имущества. Если сговор на совместное совершения преступления возник в процессе непосредственного изъятия имущества, он утрачивает свойство «предварительности», и следовательно, исключает рассматриваемый квалифицирующий кражу признак. В этом случае каждый из соисполнителей будет нести ответственность за те преступные действия, которые он сам, непосредственно совершил, в частности, при отсутствии иных квалифицирующих кражу признаков по ч. 1 ст. 158 УК РФ как за оконченное или неоконченное преступление, в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Совместное групповое хищение предполагает выполнение участниками таких действий, которые содержат в себе признаки объективной и субъективной сторон состава кражи чужого имущества.

Следует также подчеркнуть, что группу лиц по предварительному сговору могут образовывать только лица, подлежащие уголовной ответственности. «Невменяемые и лица, не достигшие возраста уголовной ответственности (в данном случае 14 лет), в состав группы юридически, т.е. с точки зрения требований уголовного закона, входить не могут, хотя бы фактически они непосредственно и участвовали в тайном изъятии чужого имущества.Соучастник в виде подстрекателя, пособника, организатора (не принимавшего непосредственное участие в изъятии имущества) групповой кражи, несет ответственность по ст. 33 и ч. 2 ст. 158 УК РФ.

2. Совершение кражи с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище (п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ).

Незаконное проникновение в жилище, помещение либо иное хранилище при совершении кражи признано законодателем обстоятельством, повышающим общественную опасность данного преступления.

При совершении такого рода деяний виновные прилагают дополнительные, подчас весьма значительные усилия, ухищрения, чтобы преодолеть преграды и получить доступ к имуществу, находящемуся в помещении или хранилище. При этом расхитители взламывают замки, двери, ворота, устраивают проломы в стенах, поле, потолке зданий, срывают рамы и решетки окон, повреждают вагоны, контейнеры, крытые кузова автофургонов и т.д., чем наносят серьезный ущерб материальным объектам собственности.

Незаконным проникновением считается – вторжение в помещение без согласия собственника, владельца или иного лица, ведающего соответствующим помещением.

Понятие незаконного проникновения в служебное или производственное помещение или иное хранилище разъясняются в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». В соответствии с п. 18 указанного постановления под проникновением понимается тайное или открытое в них вторжение с целью кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, в том числе работников охраны, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений (например, крюков, «удочек», магнитов, засасывающих шлангов, щипцов и т.д.), позволяющих виновному извлекать похищаемые предметы без входа в соответствующее помещение. Проникновением должно признаваться и появление в помещении путем использования обмана, в том числе и подложных пропусков, например, под видом сантехника, почтальона, курьера, инспектора пожарнадзора и т.д.

Согласно примечанию к ст. 158 УК РФ, под помещением понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения – материальных ценностей в производственных или иных служебных целях.

Под хранилищем понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые оборудованы ограждениями либо техническими средствами или обеспечены иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей.

Все составные элементы рассматриваемого квалифицирующего признака (место, откуда изымается имущество – «жилище, помещение, иное хранилище»; способ – «с проникновением»; недозволенность проникновения – «незаконное») одинаково обязательны и должны оцениваться в единстве. При отсутствии хотя бы одного из названных элементов данный признак не должен применяться.

3. Кража, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ).

В примечании к ст. 158 УК РФ указывается, что значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей.

Для следственно-судебной практики важное значение имеет позиция Пленума Верховного Суда РФ относительно квалификации краж по данному признаку.

В п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года разъясняется, что решая вопрос о наличии в действиях виновного признака причинения значительного ущерба собственнику или иному владельцу имущества, следует исходить как из его стоимости, так и других существенных обстоятельств. Ими, в частности, могут быть материальное положение физического лица, значимость утраченного имущества для собственника или иного владельца. При квалификации действий лица, совершившего хищение, по признаку причинения гражданину значительного ущерба следует, руководствуясь примечанием 2 к статье 158 УК РФ, учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство и др.

Данный квалифицирующий признак хищения, может быть инкриминирован виновному лишь в случае, когда в результате совершенного преступления потерпевшему был реально причинен значительный для него материальный ущерб. Вместе с тем, несмотря на эти разъяснения, единства в судебной практике по применению п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ нет. Встречаются случаи явно необоснованной квалификации краж по указанному признаку.

Краснооктябрьский районный суд осудил К. по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражу у потерпевшей норковой шапки. При этом, не были учтены существенные обстоятельства, имевшие значение для квалификации содеянного. Оценивая наличие в действиях К. признака причинения значительного ущерба гражданину, суд не выяснил материальное положение потерпевшей, а также то, что похищенная у нее норковая шапка была старой.

Учитывая обстоятельства совершенной кражи. Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда изменила приговор и квалифицировала действия К. по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Стоимость имущества для квалификации преступления учитывается на день его совершения, а при определении размера материального ущерба, наступившего в результате преступного посягательства, – на день принятия решения о возмещении вреда с его последующей индексацией на момент исполнения приговора в порядке, предусмотренном ст. 369 УПК, ст. 397, 399 УПК.

4. Кража из одежды, сумки или другой ручной клади.

Новым квалифицирующим признаком, включенным в ч. 2 ст. 158 УК РФ является совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившейся на по терпевшем, это гак называемые карманные кражи, которые весьма распространены и законодатель посчитал целесообразным установить повышенную ответственность за их совершение.

Данный квалифицирующий признак введен законодателем Федеральным законом Российской Федерации №133 от 3 1 октября 2002 года. По мнению Завидова Б.Д., совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, представляет серьезную опасность, так как согласно статистическим данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ удельный вес такого рода хищений в общем объеме краж около 35%. а это достаточно высокий показатель. Помимо этого, рассматриваемые преступления совершают в основном профессиональные воры – «щипачи» с крайне негативной характеристикой личности. Зачастую сотрудникам милиции очень трудно принять к ним соответствующие меры, так как, похитив, например, бумажник из кармана жертвы, в котором находилось 15 рублей, он не подлежал уголовной ответственности и наказывался в административном порядке, при этом его отпускали, и он продолжал заниматься преступной деятельностью. Или, например, Кузьминским районным судом г. Москвы осужден к одному году лишения свободы с испытательным сроком на один год Т., который похитил из внутреннего бокового кармана костюма А. мобильный телефон, стоимостью 2 тысячи 500 рублей. То есть велика вероятность, что он, выйдя из здания суда, продолжил заниматься преступной деятельностью.

Исходя из следственно-судебной практики, под ручной кладью, находившейся при потерпевшем, следует считать пакеты, кейсы, дипломаты, барсетки, косметички, портфели, саквояжи, рюкзаки и другие средства для храпения различных мелких вещей.

Часть 3 ст. 158 УК РФ также описывает квалифицирующие признаки кражи: а) с проникновением в жилище; б) в крупном размере.

1. Кража, совершенная с проникновением в жилище.

Согласно примечанию к ст. 139 УК РФ под жилищем понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.

Решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего хищение, признака незаконного проникновения в жилище, необходимо выяснить, с какой целью виновный оказался в жилище, а также когда возник умысел на завладение чужим имуществом. Если лицо находилось гам правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило хищение, в его действиях указанный признак отсутствует.

Этот квалифицирующий признак отсутствует также в случаях, когда лицо оказалось в жилище с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых было имущество, в силу родственных отношений, знакомства.

Необходимо отметить, что у судов периодически возникают трудности при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого признака «незаконного проникновения в хранилище». Имеют место факты, когда действия лица ошибочно расценены судом как кража с проникновением в иное хранилище.

Учитывая мнение экспертов, сложившуюся судебную практику, теоретические положения уголовного права, предлагаем разъяснить понятие «незаконное проникновение в жилище» в уголовном законе путем введения нового пункта примечания к ст. 158 УК РФ следующего содержания.

Под незаконным проникновением в жилище понимается тайное или открытое с преодолением препятствий либо беспрепятственное неправомерное вторжение с целью хищения в индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания. Проникновением являются и такие действия, которые позволяют извлечь похищаемые предметы из жилища при помощи специальных приспособлений.

2. Кража, совершенная в крупном размере

Кража считается совершенной в крупном размере, если стоимость похищенного имущества превышает 250 тыс. руб.

Как хищение в крупных размерах должно квалифицироваться и совершение нескольких хищений, если общая стоимость похищенного соответствует установленному законом крупному размеру, а хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупных размерах.

При квалификации действий по ч. 3 ст. 158 УК РФ размер кражи определяется стоимостью похищенного. В постановлении Пленума ВС РФ от 27.12.02 №29 указано, что «определяя размер похищенного имущества, следуетисходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о пенс стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов».

Чаще всего при рассмотрении дел судам приходится сталкиваться с рыночными ценами. В таких случаях стоимость вещи устанавливается судом на основании доказательств, свидетельствующих о расходах, фактически понесенных на приобретение или производство имущества, степени его износа к моменту хищения.

По мнению автора работы вопросы квалификации кражи в крупном размере нуждаются в разъяснении Пленума Верховного Суда РФ. В Постановлении Пленума необходимо разъяснить при каких условиях хищения чужого имущества признаются совершенными в крупных размерах.

Например, суд квалифицировал действия П. и В. по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ сославшись на то, что конкретные обстоятельства дела свидетельствуют о наличии у П. и Б. умысла на завладение чужим имуществом в крупном размере.

Как отмечено в приговоре, П. и Б. совершили единое продолжаемое преступление, общая стоимость похищенного составила 64 455 846 рублей, что в 500 раз превышает минимальный размер оплаты труда, установленный на момент совершения преступления.

С этим выводом суда согласиться нельзя, поскольку Б. и П. совершено не одно, а несколько хищений, различающихся по месту, времени, источникам и способу их совершения. В каждом из этих хищений реализован самостоятельно возникший умысел на изъятие чужого имущества.

Стоимость похищенных вещей при совершении каждого отдельного преступления не образует крупного размера кражи. С учетом этого действия П. и Б. (каждого) надлежит переквалифицировать на п. «а», «б», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Наиболее опасной признается кража, совершенная: а) организованной группой, б) в особо крупном размере (ч. 4 ст. 158 УК РФ).

Кража признается совершенной организованной группой (п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ), если она совершена устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» сказано: «В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла. Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей. При признании этих преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ».

Кража, совершенная в особо крупном размере, – вторая разновидность особо квалифицированного состава данного преступления. В п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ указано, что особо крупным размером признается стоимость имущества в один миллион рублей.

Если совершено не одно, а несколько обособленных друг от друга по месту, источникам, способу учинения хищений, в которых реализован самостоятельно возникший умысел виновных на изъятие чужого имущества, суммирование стоимости похищенных вещей в каждом отдельном преступлении при исчислении размера кражи в качестве крупного или особо крупного не допускается. Исключение лишь составляет единое продолжаемое хищение, в котором отдельные тождественные акты, охватываемые единым умыслом, составляют эпизоды одного растянутого во времени преступления. Если при сложении стоимости похищенного в отдельных эпизодах суммарная егостоимость превысит один миллион рублей – налицо единое продолжаемое хищение, совершенное в особо крупных размерах, квалифицируемое по ч. 4 ст. 158 УК РФ.

При совершении кражи лиц по предварительному сговору или организованной группой стоимость похищенного каждым ее участником в отдельности также может суммироваться, так как речь идет об одном преступлении. Если общий размер такой кражи в денежном выражении достигает предела, установленного законом для особо крупного размера, действия каждого из участвующих в преступлении лиц надлежит квалифицировать по ч. 4 ст. 158 УК РФ. При этом доля, полученная каждым соучастником группового хищения, при последующем дележе преступно приобретенных ценностей влияния на квалификацию их действий не оказывает, поскольку все они – соисполнители кражи, совершенной в особо крупном размере.

В теории уголовного права и следственно-судебной практике в последние годы появилось немало материалов по совершенствованию уголовно-правовых норм об ответственности за кражу. Ряд из них заслуживает внимания, отдельные, напротив, не содержат должного научного обоснования либо носят спорный характер.

А.П. Севрюковым было проведено анкетирование уголовных дел, опрос экспертов в области применения уголовно-правовых норм, содержащих составы кражи, на основе которых автор дипломной работы предлагает собственные варианты решения некоторых из рассматриваемых проблем. При формулировании предложений по совершенствованию уголовного законодательства об ответственности за хищения используются итоги опроса сотрудников органов внутренних дел, проведенного в 2003 году в городах Москве, Воронеже, Санкт-Петербурге, Омске, Хабаровске, Иркутске, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону.

Анализ опроса показывает, что большинство экспертов считают целесообразным ввести в ч. 2 ст. 158 УК РФ новый квалифицирующий признак «с использованием служебного положения»: в г. Москве – 76,0%, в г. Воронеже – 46.0%, в г. Ростове-на-Дону – 45,0%. Введение указанного признака позволит учесть отягчающую деяние роль использования служебного положения при совершении краж, которая не отражена в действующем законе.

Большая часть экспертов считают целесообразным ввести отвечающий потребностям времени новый квалифицирующий признак «с использованием компьютерной техники» в ч. 2 ст. 158 УК РФ. При этом эксперты не единогласны. Небольшая часть экспертов против рассматриваемого нововведения (в г. Омске 53,0%), но в других городах большая часть поддерживает это предложение. Введение упомянутого признака позволит учесть отягчающую роль использования компьютерной техники, облегчающей совершение краж.

В уголовном законодательстве Российской Федерации существует коллизия с действующей Конституцией РФ, где записано, что государство одинаково охраняет все формы собственности, однако ст. 158 УК РФ предусмотрен квалифицирующий признак «с причинением значительного ущерба гражданину», то есть приоритет в защите предоставляется собственности граждан. В этой связи предлагается заменить указанный признак «в значительном размере».

Из опроса видно, что большая часть экспертов (47,2%) высказалась за замену признака, закрепленного п. «в» ч. 2 ст. 158 «с причинением значительного ущерба гражданину» новым квалифицирующим признаком совершение хищения «в значительном размере». При этом они полагали, что, во-первых, такое законодательное решение позволит устранить нарушение ст. 8 Конституции РФ, во-вторых, новый критерий позволит объективнее оценивать степень общественной опасности хищений.

2.2 Правовое регулирование мошенничества в уголовном законодательстве Российской Федерации

В ст. 159 УК РФ мошенничество определяется как «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием». Как форма хищения мошенничество обладает всеми его признаками. От других форм хищения мошенничество отличается прежде всего специфическим способом. Виновный завладевает имуществом (или приобретает право на имущество) путем обмана или злоупотребления доверием собственника или лица, в ведении которого либо под охраной которого находится имущество.

Предметом мошенничества, помимо имущества, является также право на чужое имущество как юридическая категория. Оно может быть закреплено в различных документах, например в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг. При получении мошенником документа, на основании обладания которым он приобретает право на имущество, преступление признается оконченным независимо от того, удалось ли мошеннику получить по нему соответствующее имущество в натуре или в денежном эквиваленте.

С объективной стороны специфика мошенничества состоит в способе его совершения. В отличие от многих других преступлений, которым присущ физический (операционный) способ, при мошенничестве способ действия преступника носит информационный характер либо строится на особых доверительных отношениях, сложившихся между виновным и потерпевшей стороной. В качестве способа завладения имуществом или приобретения права на имущество закон называет обман или злоупотребление доверием, которые и характеризуют качественные особенности данной формы хищения.

Обман – это, прежде всего, умышленное искажение действительного положения вещей, сознательная дезинформация контрагента, преднамеренное введение его в заблуждение относительно определенных фактов, обстоятельств, событий в целях побудить его по собственной воле, фальсифицированной, однако, ложными сведениями или умолчанием об истине, передать имуществомошеннику. Поэтому если не установлен предумышленный характер искажения истины или сами сведения, которые сообщило лицо, не могут быть расценены как ложные, состав мошенничества отсутствует.

Второй, значительно менее распространенной формой способа совершения мошенничества является злоупотребление доверием. Здесь «преступник использует особые доверительные отношения, сложившиеся между ним и собственником или владельцем имущества, в основе которых лежат, как правило, гражданско-правовые либо трудовые отношения, вытекающие из договора, соглашения. Например, лицо, получившее по трудовому соглашению для выполнения какой-либо работы определенное имущество или денежный аванс, подотчетные суммы с намерением безвозмездно, без фактического выполнения принятых на себя обязательств обратить их в свою пользу, совершает мошенничество».

Так, в Волжском городском суде 21.11.2000 г. рассматривалось дело по обвинению Т. по ст. 159 ч. 2 п. «б» УК РФ, который 5 апреля 2000 года поместил объявление в газете «Домино» о предоставлении услуг по остеклению балконов и лоджий из материала заказчика, по этому объявлению он заключил договор подряда на соответствующий вид работ из материала заказчика в устной форме с гражданами: 10 апреля 2000 года с П. 12 апреля 2000 г. с К, 14 апреля 2000 г. с С, по этим договорам эти граждане предоставили Т. соответствующие материалы и деньги (предоплату за работу) по 2000 рублей каждый. Т. соответствующие материалы вывез, объясняя хозяевам, что это необходимо для предварительной подготовки материалов и он будет осуществлять это, якобы у себя в мастерской. После вывоза материалов и денег Т. больше с данными гражданами не связывался, оставленный им номер телефона принадлежал посторонним людям, которые не имели отношений к Т, и они по истечении двух месяцев обратились в милицию, Т. был разыскан, свои действия объяснил тем, что якобы заболел и поэтому не мог исполнить взятые на себя обязательства. Однако, материалами следствия было установлено, что Т. материалы продал, да и он сам все же признался, что целью его действий было при помощи мошеннического обмана забирать деньги и материалы у граждан.

Суд действия Т. квалифицировал, как мошенничество – хищение чужого имущества путем злоупотребления доверием, совершенное неоднократно ст. 159 ч. 2 п. «б» УК РФ.

Субъектом преступления может быть вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Мошеннические действия нередко сочетаются с неправомерными действиями при банкротстве (ст. 195), преднамеренном банкротстве (ст. 196), фиктивном банкротстве (ст. 197). Как справедливо отмечалось в юридической литературе, «в конструкцию составов этих статей (195–197) законодателем заложены юридические обобщения, позволяющие наказывать за преступления, совершенные в различных сферах, разные по фактическим обстоятельствам, но единые по преступной направленности. Квалификация преступления устанавливается с учетом характера вины. Если вина умышленная, выясняется цель – необходимый элемент умышленного деяния и в зависимости от цели определяется квалификация преступления».

Наряду с простым видом мошенничества (ч. 1 ст. 159 УК РФ) закон предусматривает квалифицированный (ч. 2 и ч. 3 ст. 159 УК РФ) и особо квалифицированный (ч. 4 ст. 159 УК РФ) виды этого преступления. Квалифицированным считается мошенничество, совершенное: группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину; совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере. Особо квалифицированным признается мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере. Квалифицирующие признаки мошенничества в основном совпадают с соответствующими квалифицирующими признаками кражи. Особенность представляет совершение мошенничества лицом с использованием своего служебного положения. Повышение ответственности должностных лиц и других служащих за хищения, совершаемые с использованием служебного положения, отвечает задаче борьбы с коррупцией.

2.3 Квалификация присвоения и растраты

В статье 160 УК РФ предусмотрена ответственность за две самостоятельные формы хищения чужого имущества – его присвоение и растрату, каждая из которых имеет свои объективные особенности, присущие этим способам изъятия и обращения предметов посягательства в пользу виновного или других лиц.

Присвоение как самостоятельная форма хищения с объективной стороны представляет собой активные действия, выражающиеся в изъятии, обособлении вверенных виновному товарно-материальных ценностей и обращении их в свою пользу либо в пользу других лиц путем установления над ними их незаконного владения.

В том случае, когда «виновный похищает вверенное ему имущество для того, чтобы обратить его в свою пользу, предварительно неизбежно требуется обособить его от остального имущественного фонда собственника, переместить похищенное в пространстве и приобщить к своему личному имуществу, т.е. иными словами, преступнику требуется сначала изъять предмет посягательства, а затем уже обратить его в свою пользу».

Определяющей особенностью присвоения как самостоятельной формы хищения является особое правовое отношение субъекта к похищенному имуществу, которое не затрагивает экономической и юридической природы самого предмета посягательства, продолжающего оставаться в чужой собственности.

Статья 160 УК РФ, характеризуя это отношение, в общей форме говорит об имуществе, «вверенном виновному».

Раскрывая содержание анализируемой формы хищения. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 11 июля 1972 года разъяснил, что как присвоение или растрата вверенного или находящегося в ведении лица имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою пользу или пользу другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения собственника осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица).

Ситуация изменилась в связи с введением УК РФ уголовной ответственности и за присвоение или растрату имущества, принадлежащего отдельным гражданам. Эта категория потерпевших может вверить свое имущество и частным лицам, не являющимся работниками какой-либо организации, с наделением их определенными правомочиями по распоряжению, управлению, доставке или хранению имущества. Такие правомочия в том или ином объеме могут быть переданы гражданином – собственником имущества другим гражданам на основании гражданско – правовых договоров подряда, аренды, комиссии, проката, аренды транспортных средств, включая и с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации (ст. 626–641 ГК), перевозки и хранения и т.д.

Именно эти случаи корыстного безвозмездного присвоения или растраты имущественных ценностей, вверенных собственником частному лицу, имеет в виду ч. 1 ст. 160 УК РФ. Субъект же преступления, осуществляющий те или иные правомочия в отношении вверенного ему имущества в связи с занимаемой должностью (бригадир, экспедитор, агент по снабжению и т.д.), присваивая переданные ему ценности, всегда использует свое служебное положение уже в силу того простого факта, что они не оказались бы в его ведении и распоряжении без занимаемой им должности. Эта криминальная ситуация охватывается ч. 3 ст. 160 УК РФ по признаку совершения присвоения или растраты лицом с использованием своего служебного положения, причем этим субъектом квалифицированного вида комментируемого преступления может быть как должностное лицо, так и рядовые работники, которые, тем не менее, осуществляли правомочия в отношении вверенного им имущества.

К субъектам указанного преступления, наряду с должностными лицами сельскохозяйственных предприятий, организаций и учреждений, должны быть также отнесены экспедиторы, шоферы-экспедиторы, заведующие токами, складами и другие работники, которые осуществляли правомочия по отношению к похищенному имуществу.

Специальным субъектом присвоения являются материально ответственные лица, которым непосредственно вверены товарно-материальные ценности и которые в силу этого постоянно или временно осуществляют в отношении них определенные правомочия. Субъектом данного преступления может быть и обычный гражданин, получивший определенные полномочия в отношении конкретного имущества от такого же обычного гражданина, но только собственника законно переданных своему контрагенту ценностей. «Но и в этом случае «обычный» гражданин получает статус специального субъекта преступления».

Растрата – самостоятельная форма хищения, при которой имущество, вверенное виновному для осуществления определенных правомочий, незаконно и безвозмездно истрачивается, расходуется, продается, потребляется и иным образом посредством активных действий отчуждается им. например, передается третьим лицам. Специфика растраты состоит в том, что в отличие от присвоения между правомерным владением и незаконным распоряжением имуществом отсутствует какой-либо промежуток времени, в течение которого виновный незаконно владеет этим имуществом. Квалифицирующие признаки присвоения или растраты в основном аналогичны квалифицирующим признакам кражи или мошенничества.

2.4 Грабеж, как открытое хищение чужого имущества

Грабеж как форма хищения обладает всеми его признаками и в то же время представляет собой более высокую степень общественной опасности, чем кража, присвоение, растрата и мошенничество. В этой связи даже за мелкий грабеж, в отличие от перечисленных форм хищения, не предусмотрено административной ответственности, а имеется в виду ответственность только уголовная.

Закон определяет грабеж как «открытое хищение чужого имущества» (ст. 161 УК РФ). Объект и предмет грабежа такой же, как и у всех хищений, содержащихся в главе 21 Особенной части УК РФ.

Объективная сторона грабежа предусматривает деяние в форме открытого хищения. Открытым хищение является в том случае, когда оно осознается виновным, потерпевшим или иными лицами. Исходя из смысла закона, открытым считается такое хищением чужого имущества, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.

Понятие открытости хищения как способа совершения преступления является основным отличающим признаком грабежа. В.А. Владимиров отмечает, что открытым является способ изъятия имущества из владения потерпевшего, когда хищение совершается заведомо очевидно, заметно для потерпевшего либо других присутствующих лиц.

Более развернутое, но однородное по существу определение понятия открытости хищения дано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», где судам разъяснено, что является открытым хищением чужого имущества, предусмотренным ст. 161 УК РФ.

Открытость хищения чужого имущества определяют три основных момента:

1) хищение всегда совершается в присутствии потерпевшего или третьих лиц, посторонних, по отношению к изымаемому имуществу;

2) преступник сознает, что он действует открыто, т.е. понимает, что вся ситуация совершения преступления дает возможность потерпевшему или третьим лицам не только осознать противоправный характер его действий, но и воспрепятствовать хищению имущества, даже задержать его, однако игнорирует это;

3) потерпевший или третьи лица, посторонние по отношению к изымаемому имуществу и не являющиеся соучастниками преступника, осознают, что имущество похищается.

Первые два признака являются главными, решающими, третий играет вспомогательную роль и в ряде случаев может вообще отсутствовать. Грабеж следует считать открытым и тогда, когда, хищение, начавшись тайно, заканчивается так, что потерпевший осознает факт изъятия у него имущества, осознает это и виновный.

Второй обязательный признак объективной стороны – общественно-опасные последствия. Повышенная общественная опасность грабежа по сравнению с кражей, присвоением, растратой либо мошенничеством заключается в большей дерзости, следовательно, большей степени опасности как самого деяния, так и личности грабителя. Похищая чужое имущество, он понимает, что окружающие осознают преступный характер его действий, и тем не менее не отказывается от совершения преступления, рассчитывая чаще всего на внезапность своих действий, возможность быстрого исчезновения с места совершения преступления, на нерешительность очевидцев содеянного, которые, скорее всего, побоятся помешав грабежу. При открытом похищении потерпевший, как правило, сознает, что у него изымается принадлежащее ему или находящееся в его владении имущество. Наличие такого сознания у потерпевшего может вызвать у него желание воспрепятствовать похищению имущества. Такое воспрепятствование, в свою очередь, способно повлечь применение грабителем насилия над обладателем имущества для того, чтобы изъять его.

Уровень общественной опасности рассматриваемого преступления при этом во многом определяется реальной возможностью применения насилия. Однако насилие или угроза его применения осуществляются далеко не всегда. Насилие применяется грабителем, как правило, для преодоления сопротивления жертвы, как свидетельствует следственно-судебная практика путем физического либо психического воздействия на потерпевшего или иных лиц.

Так, например, Советским районным судом был осужден Б., за совершение преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ. Б., находясь на авторынке договорился с гражданином Н. о покупке у него автомашины ВАЗ 2115, стоимостью 6000 долларов США. При проверке ее состояния на ходу они остановились в одном из дворов микрорайона г. Волгограда, где Б. попросил Н. выйти из машины. Получив отказ, Б. стал угрожать А. избиением, если она не выйдет. Видя, что угроза насилием не оказывает должного воздействия на потерпевшую, грабитель несколько раз ударил ее, вынудив таким образом покинуть машину, на которой скрылся».

Субъектом грабежа является лицо, совершившее данное деяние, и способное нести за него уголовную ответственность. Система обязательных признаков, характеризующих субъект грабежа: а) физическое лицо; б) вменяемое лицо; в) лицо, достигшее возраста 14 лет.

Субъективная сторона грабежа предполагает наличие вины в виде прямого умысла и корыстной цели.

Прямой умысел при совершении грабежа выражается в том, что виновный осознает общественную опасность своих действий по открытому хищению чужого имущества, предвидит возможность или неизбежность общественно опасных последствий в виде причинения ущерба собственнику или иному владельцу имущества и желает их наступления.

При установлении умысла на совершение грабежа важно выяснить охватывался ли умыслом открытый характер хищения или виновный полагал, что совершает его тайно. В зависимости от этого хищение может быть квалифицировано как грабеж (открытое хищение) либо кража (тайное хищение) чужого имущества.

Корыстная цель, как и при краже, предполагает при грабеже наличие у виновного стремления получить материальную выгоду незаконным путем.

Квалифицированный состав грабежа предусмотрен ч. 2 ст. 161 УК РФ. В качестве квалифицирующих признаков предусмотрено совершение грабежа: а) группой лиц по предварительному сговору; в) с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище; г) с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия; д) в крупном размере.

Квалифицированные признаки состава грабежа, кроме п. г. ч. 2 ст. 161 УК РФ, аналогичны установленным в ст. 158 УК РФ и поэтому были рассмотрены выше. Поэтому остановимся более подробно только на квалификации грабежа с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Согласно п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. под насилием, не опасным для жизни и здоровья, следует понимать побои и иные насильственные действия, причинившие потерпевшему физическую боль либо связанные с ограничением его свободы. Важно, чтобы указанные действия не повлекли причинения вреда здоровью потерпевшего и не создавали опасности для его жизни и здоровья.

Угроза применения насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, также является способом совершения этого преступления. Угроза при грабеже – это психическое воздействие на потерпевшею с целью завладения его имуществом. Угроза должна быть реальной и заключать в себе опасность для потерпевшего подвергнуться физическому насилию в виде побоев, ограничения свободы. К особо квалифицирующим признакам грабежа относится совершение грабежа организованной группой и в особо крупном размере. Они также были рассмотрены выше и аналогичны квалифицирующим признакам кражи.

2.5 Разбой, как наиболее опасное преступление против собственности

Часть 1 ст. 162 УК РФ определяет разбой как «нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия».

В Уголовном кодексе РФ место этому составу преступления отведено в главе «Преступления против собственности», однако, совершая разбойное нападение, преступник посягает на два объекта: собственность и личность (жизнь и здоровье потерпевшего). Именно таким двухобъектным характером и определяется повышенная опасность этого преступления.

В специальной литературе встречается мнение, что разбой, являясь наиболее опасной насильственной формой хищения чужого имущества, посягает одновременно на жизнь и здоровье потерпевшего. На наш взгляд, применение насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, как признак разбоя, создает впечатление, что его непосредственными объектами следует считать не только здоровье, но и жизнь человека. Такое мнение представляется ошибочным. Применяемое в процессе разбоя насилие может проявиться в причинении вреда здоровью потерпевшего. Оно входит в состав разбоя, не требуя самостоятельной квалификации.

В случае умышленного причинения смерти в процессе разбоя такие действия не охватываются рассматриваемым составом и образуют самостоятельное преступление. Угроза убийством, как вид психического насилия при разбое, непосредственно не посягает на жизнь человека. Разбой – это преступление, посягающее на собственность и здоровье человека, основным из которых является посягательство на собственность. Их объединяет содержание цели и способа ее достижения – стремление виновного получить материальную выгоду путем применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего. Такую позицию занимает большинство исследователей вопросов уголовно-правовой борьбы с хищениями.

В России положение о том, что убийство в процессе разбоя не охватывается составом этого преступления нашло отражение в п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», где отмечается, что если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, то содеянное надлежит квалифицировать как убийство, сопряженное с разбоем (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ), и разбой с причинением тяжкого вреда потерпевшему (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ). Поскольку причинение смерти потерпевшему не охватывается составом разбоя, убийство, совершенное при разбойном нападении, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений – нормам об ответственности за убийство и разбой.

Состав разбоя – чужое имущество, если оно не изъято из свободного гражданского оборота, то разбойное нападение с целью завладения таким имуществом должно квалифицировать по ст. 162 УК РФ.

Объективная сторона разбоя выражается в нападении, совершенном с применением насилия, опасного для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, или с угрозой применения такого насилия.

Таким образом, элементами конструкции разбоя можно считать: 1) нападение; 2) в целях хищения чужого имущества; 3) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья человека, или 4) с угрозой применения такого насилия.

Рассмотрим особенности объективной стороны состава разбоя, вызывающие споры среди специалистов относительно его юридической природы. Существует немало точек зрения относительно понимания используемого в составе разбоя термина нападение.

Нападение – быстрое стремительное действие, предпринятое виновным против жертвы, с целью захвата, нанесения урона, ущерба и т.п.

Сирота С.И. считает, что под нападением при разбое следует понимать такое внезапное, неожиданное для потерпевшего насилие или угрозу применения насилия, которое по своему объективному характеру может причинить смерть или телесное повреждение, опасное для жизни и здоровья лица, подвергнувшегося нападению.

С таким суждением вряд ли можно согласиться, поскольку здесь нападение фактически отождествляется с насилием или угрозой его применения, то есть другим элементом состава разбоя.

Под нападением следует понимать внезапные для потерпевшего агрессивные действия виновного, которые соединены с насилием или угрозой применения насилия. Нападение и непосредственно следующие за ним насилие (угроза насилием) составляют органическое единство двух неразрывных агрессивных актов, объединенных единой целью – хищением чужого имущества.

Можно согласиться с Н.И. Макаренко, который полагает, что под нападением следует понимать внезапные действия виновного, ограничивающие свободу лиц, подвергшихся нападению, сопряженные с применением к ним физического насилия либо угрозы его немедленного осуществления, если не будет дано согласие потерпевшего на передачу имущества преступнику.

Резюмируя изложенные точки зрения предлагаем авторскую редакцию рассматриваемого термина. Нападение – это внезапное воздействие на потерпевшего, совершенное с применением насилия либо угрозой его применения, с целью хищения чужого имущества.

Насилие, опасное для жизни или здоровья потерпевшего – действия, повлекшие причинение вреда здоровью потерпевшего, предусмотренного статьями 111, 112 и 115 УК РФ. Опасным для жизни или здоровья потерпевшего следует считать и такое насилие, которое хотя и не вызвало указанных последствий – однако в момент применения создавало реальную опасность для жизни.

Представляет интерес вопрос о квалификации случаев завладения чужим имуществом путем незаконного проникновения в жилище с применением к потерпевшему одурманивающих веществ. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении №29 от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», обратил внимание судов на то, что всякое применение одурманивающих средств к потерпевшему с целью завладения его имуществом должно рассматриваться как разбой.

В случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой. Если с той же целью в организм потерпевшего введено вещество, не представляющее опасности для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифицировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием. Свойства и характер действия веществ, примененных при совершении указанных преступлений, могут быть при необходимости установлены с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем.

Обязательным признаком психического насилия при разбое является необходимость такого воздействия на потерпевшего, когда обращенная к нему угроза представляется реально осуществимой.

Общественно опасные последствия в виде ущерба, причиненного разбоем, не являются обязательным признаком разбоя, они представляются одним из важных обстоятельств, определяющих тяжесть конкретного преступления, а, следовательно, и суровость наказания за него.

Под насилием, опасным для жизни или здоровья (ст. 162 УК РФ), следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

По ч. 1 ст. 162 УК РФ следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья.

Применение насилия при разбое, в результате которого потерпевшему умышленно причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается составом разбоя и дополнительной квалификации по ст. 115 или 1 12 УК РФ не требует. В этих случаях содеянное квалифицируется по ч. 1 ст. 162 УК РФ, если отсутствуют отягчающие обстоятельства, предусмотренные ч. 2, 3 или 4 этой статьи.

Если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью).

Вторым элементом объективной стороны разбоя является соединение нападения с применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего.

Третий элемент объективной стороны разбоя – угроза непосредственного применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего. При рассмотрении этого элемента речь пойдет не о физическом, а психическом насилии над лицом, которое подвергается разбойному нападению.

Под психическим насилием, по мнению Севрюкова А.П., следует понимать словесные или молчаливые действия нападающего, выражающие вполне реальную угрозу немедленного применения физического насилия. Если такая угроза несет в себе возможность применения насилия, не опасного для жизни или здоровья жертвы, то содеянное следует оценивать как грабеж, а в случае, когда угрожают насилием, опасным для жизни или здоровья. – как разбой.

Угроза применения насилия при разбое может сопровождаться демонстрацией оружия, что усиливает ее реальность и оказывает более эффективное психическое воздействие на потерпевшего. Психическое насилие применяется как в отношении собственника имущества или лиц, у которых имущество находится в ведении, распоряжении или под охраной, так и в отношении посторонних лиц, случайно оказавшихся на месте совершения преступления и пытающихся оказать сопротивление изъятию чужого имущества.

Эффективность угрозы, воспринимаемой потерпевшим как реальная, не становится менее при отсутствии объективных условий, необходимых для ее выполнения. В связи с этим разбой образует и такая угроза, которая хотя объективно и не может быть реализована, но потерпевший считает ее осуществимой. В отличие от других форм хищения состав разбоя не материальный, а формальный. Следовательно, для признания разбойного нападения оконченным преступлением не требуется наступления последствий в виде причинения ущерба собственнику или другому владельцу имущества. Субъектом разбоя является физическое вменяемое лицо, достигшее 14 лет.

Субъективная сторона разбоя выражается в прямом умысле. Прямой умысел выражается в стремлении преступника к противоправному изъятию чужого имущества. Помимо сознания общественной опасности факта изъятия чужого имущества, субъективная сторона разбоя характеризуется наличием у лица корыстной цели, проявляющейся в желании обогатиться незаконным путем.

Часть 2 ст. 162 УК РФ предусматривает ответственность за квалифицированный состав разбоя, если он совершен: группой лиц по предварительному сговору; с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо без такового.

Разбой с применением оружия или других предметов, используемых в качестве оружия, существенно повышают общественную опасность данного преступления, поскольку это резко усиливает агрессивность и силу нападения, способно причинить потерпевшему больший (тяжкий) вред здоровью и даже жизни потерпевшего, придает самому преступнику уверенность в достижении цели похищения чужого имущества, в его неуязвимости со стороны лиц, которые могут оказать сопротивление или воспрепятствование преступному посягательству на собственность и личность. Все это вместе взятое свидетельствует об особой дерзости и преступника и его деяния.

При квалификации действий виновного по ч. 2 ст. 162 УК РФ судам следует в соответствии с ФЗ от 13 ноября 1996 года «Об оружии» и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований, предусмотренных Законом, действия такого лица должны дополнительно квалифицироваться по ст. 222 УК РФ.

В соответствии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.) – а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами).

Часть 3 ст. 162 УК РФ устанавливает ответственность за разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере, а ч. 4 за разбой, совершенный: а) организованной группой; б) в целях завладения имуществом в особо крупном размере: в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего является одним из наиболее опасных видов этого преступления. Признаки тяжкого вреда здоровью даны в ст. 111 УК РФ. Признаки, квалифицирующие вред здоровью по степени тяжести, имеют в своей основе медицинские показатели, и их правоприменительная констатация зависит от судебно-медицинского заключения за исключением некоторых особенностей, не относящихся к компетенции медицины. Для констатации той или иной степени тяжести вреда здоровью, важное значение имеет установление необходимой причинной связи между деянием и наступившими последствиями. «Деяние должно быть необходимой и единственной основой угрозы жизни потерпевшему. Поэтому, юридическая квалификация деяния не изменяется, если своевременное и успешное врачебное вмешательство предотвратило реализацию нависшей угрозы, которая была создана в результате действий виновного, являясь их непосредственной причиной».

Согласно Правилам, опасным для жизни вредом здоровью могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния. Опасные для жизни повреждения подразделяются на две группы. Первую группу составляют повреждения, которые по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего и могут привести к его смерти. Вторую группу образуют повреждения, вызвавшие развитие угрожающее жизни состояния, возникновение которого не имеет случайного характера, а также заболевания или патологические состояния.

Квалифицирующий признак разбоя, совершенного с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего имеется в тех случаях, когда тяжкий вред здоровью причинен в целях облегчения завладения имуществом, либо в процессе захвата имущества, при преодолении сопротивления потерпевшего, либо непосредственно после завладения имуществом для его удержания. В этих случаях не требуется дополнительной квалификации содеянного по ст. 111 УК РФ, так как причинение вреда здоровью при разбое полностью охватывается составом данного преступления. В силу ч. 2 ст. 24 УК РФ неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью при разбое не даст основания для квалификации содеянною по п. «в» ч. 3 ст. 162. поскольку в данной норме отсутствует указание на неосторожную форму вины. В случае наступления по неосторожности смерти потерпевшего от причиненного ему при разбое тяжкого вреда здоровью действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступлений по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ и по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

В случае причинения смерти при разбое квалификация содеянного зависит от формы вины. При неосторожном причинении смерти в процессе разбоя, содеянное не требует дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против жизни. Умышленное же причинение смерти выходит за рамки состава разбоя, поэтому содеянное квалифицировалось по прежнему законодательству как совокупность разбоя и умышленного убийства из корыстных побуждений и с целью облегчить или скрыть совершение другого преступления. В настоящем Кодексе п. «з» ч. 2 ст. 105 прямо предусматривает ответственность за «убийство, сопряженное с разбоем».


Заключение

На основании проведенного исследования можно сделать следующие выводы. Хищение – это совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этот имущества.

Родовым объектом хищений является собственность. Видовой объект как обязательный элемент состава хищения по своей природе и содержанию совпадает с родовым объектом этого преступления. Непосредственным же объектом хищения признается собственность конкретного лица (частная, государственная, муниципальная), на которую осуществлено преступное посягательство.

Хищение – это всегда имущественное преступление. Имущество как предмет хищения – это вещи, деньги, ценные бумаги и другие предметы материального мира, обладающие стоимостью, по поводу которых существуют отношения собственности, нарушаемые преступлением.

Важнейшим элементом законодательного определения хищения является обобщенная характеристика способа действия, которая предполагает «изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновною или других лиц». Изъятие должно быть незаконным. Изъятие имущества при хищении сопровождается обращением его виновным в свою пользу или в пользу других лиц, т.е. установлением фактического обладания вещью.

Употребление при характеристике деяния в примечании 1 к ст. 158 УК РФ разделительного союза «или» (в скобках) нельзя признать удачным. Это предполагает возможность изъятия без обращения в пользу или обращения в пользу без изъятия, Если допустить, что хищение может заключаться только в изъятии чужого имущества без обращения его в свою пользу, то это снизило бы опасность такого преступления и не позволило отграничить его от уничтожения имущества и других действий, не преследующих корыстной цели. И напротив, считать хищением всякое «обращение в свою пользу», не сопряженное с изъятием (извлечением) вещи из обладания собственника, значит чрезмерно расширить понятие «хищение», включив туда и присвоение находки, и некоторые нарушения гражданско-правовых обязательств.

В определении хищения назван и такой признак объективной стороны, как причинение преступлением ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества.

Признак противоправности означает, что хищение осуществляется не только способом, запрещенным законом (объективная противоправность), но и при отсутствии у виновного прав на это имущество (субъективная противоправность).

Признак безвозмездности изъятия или обращения означает приобретение чужого имущества без предоставления эквивалентного возмещения за него в натуральном виде или в виде иных материальных ценностей, компенсирующих его стоимость.

С субъективной стороны любое хищение характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Виновный сознает, что в результате его действий чужое имущество переходит в его обладание, и желает этого. Он сознает также противоправный и безвозмездный характер завладения имуществом. В содержание умысла входит и сознание виновным формы хищения, а в соответствующих случаях наличие квалифицирующих ею признаков.

Субъектом хищения является вменяемое физическое лицо, достигшее установленного возраста.

В теории уголовного права хищения принято делить на формы и виды. Форма хищения определяется способом его совершения. Так, кража, мошенничество, разбой, грабеж, присвоение или растрата, хищение предметов, имеющих особую ценность – это формы хищения. В свою очередь, хищение в любой форме делится еще на виды, в зависимости от наличия или отсутствия квалифицирующих признаков. Среди форм хищения можно выделить две подгруппы: 1) насильственные формы (разбой, грабеж, соединенный с насилием); 2) ненасильственные формы (кража, присвоение, растрата, мошенничество, грабеж без насилия). В первой подгруппе объединены наиболее опасные преступления, связанные с посягательством на личность. Их особо квалифицированные виды все относятся к категории особо тяжких преступлений. 61

Действующее законодательство, регулирующее уголовную ответственность за хищения находится в настоящее время в стадии развития. Наиболее важные положения уже состоялись, другие лишь начинают находить свое место в судебно-следственной практике и правосознании. В соответствии с проведенным исследованием хотелось бы предложить внести определенные дополнения и изменения в нормативные акты РФ, которые по нашему мнению помогут разрешить проблемы, возникающие в настоящее время в процессе применения квалификации хищений.

Так, в составе кражи квалифицирующий признак проникновения в жилище, помещение или иное хранилище «разнесен» по разным частям ст. 158 УК РФ, а в составах грабежа и разбоя оставлен в качестве единого отягчающего обстоятельства. Получается, что совершение кражи с проникновением в жилище более опасно по сравнению с кражей, совершенной с проникновением в помещение или иное хранилище, а при совершении грабежа или разбоя такой разницы нет. Считаем целесообразным выделить «незаконное проникновение в жилище» в отдельный квалифицирующий признак не только в составе кражи, но и в других формах хищения, отделив незаконное проникновение в жилище от незаконного проникновения в помещение или иное хранилище.

Целесообразно ввести в ч. 2 ст. 158 УК РФ новый квалифицирующий признак «с использованием служебного положения». Введение указанного признака позволит учесть отягчающую деяние роль использования служебного положения при совершении краж, которая не отражена в действующем законе.

Думается, что необходимо заменить признак, закрепленный п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, 160 УК РФ «с причинением значительного ущерба гражданину» новым квалифицирующим признаком совершение хищения «в значительном размере». Такое законодательное решение, во-первых, позволит устранить нарушение ст. 8 Конституции РФ. Во-вторых, новый критерий позволит объективнее оценивать степень общественной опасности хищений.

Хотелось бы также предложить внести изменения в примечание к ст. 158 УК, где установлено, что значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей. По мнению автора, данная редакция неудачна, поскольку позволяет по ч. 2 квалифицировать хищения, причинившие ущерб насумму, которую вряд ли можно считать значительной. Таким образом, необходимо увеличить границу минимального значительного ущерба гражданину.

В ч. 2 ст. 158 – 161 УК необоснованно, на наш взгляд, отсутствует санкция в виде ограничения свободы, способного результативно вытеснять из судебной практики реальное и условное лишение свободы. По мнению автора работы целесообразно включить ограничение свободы на срок от двух до трех лет в число установленных в ч. 2 ст. 158 – 161 Уголовного кодекса – наказаний.

В разъяснении Пленума Верховного Суда Российской Федерации нуждаются многие вопросы квалификации хищений. По мнению автора работы, в Постановлении Пленума необходимо разъяснить, при каких условиях хищения чужого имущества признаются совершенными в крупных размерах.

Анализируя диспозицию нормы о мошенничестве следует остановиться еще на одном недостатке законодательной формулировки этого состава. В ней существует противопоставление «хищения чужого имущества» и «приобретение права на чужое имущество», из чего можно сделать неправильный вывод о том, что приобретение права на чужое имущество не есть хищение.

Учитывая изложенные соображения, мошенничество следовало бы определить как хищение чужого имущества путем обмана.

Также на практике существует проблема отграничения разбоя, совершенного вооруженной организованной группой от бандитизма, составы этих преступлений практически полностью совпадают.

Из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что уголовное законодательство нуждается в доработке и. не последнюю здесь роль сыграли бы разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по актуальным проблемам квалификации хищений.

Список использованных источников

1. Конституция Российской Федерации 1993. Принята всеобщим голосованием. [Текст]: офиц. Текст. – М.: Маркетинг, 2001. – 39 с.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации [Текст]. – М.: Ось – 89, 2008

3. Уголовный кодекс Российской Федерации: Постатейный комментарий [Текст]. – М.: Экзамен, 2007. – 311 c.

4. Уголовно – исполнительный кодекс Российской Федерации [Текст]. – М.: Ось – 89, 2007. – 126 с.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации. В четырех частях [Текст]. – М.: Ось – 89, 2008. – 560 с.

6. Об оружии: Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. №150-ФЗ // с изм. от 4.03.2008. // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант плюс». Посл. Обновление 4.03.2008.

7. О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ): Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. [Текст] // Российская юстиция. 1999. №4.

8. О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности: Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 апреля 1995 г. [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1995. №5.

9. О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года [Текст] // Российская юстиция. 2003. №2.

10. Велик, С.П. Преступления против собственности. Лекция [Текст]. – М.: Экспо, 1999. – 162 с.

11. Беспалько, В.Г. Понятие и признаки культурных ценностей как предметов преступлений [Текст] // Журнал российского права. 2005. №3. – С. 21–24.

12. Бойцов, А.И. Преступления против собственности [Текст]. – С. Пб, 2002.-157 с.

13. Борзенков, Г.Н. Преступления против собственности (о главе в проекте УК Российской Федерации) [Текст] // Вестник МГУ. Серия 1 Право. 1992. №6. – С. 16–22.

14. Борзенков, Н. Преступления против собственности [Текст] // Юридический мир. 2005. №7. С. 24–27.

15. Бриллиантов, А.В., Бурковская, В.Д. Понятие мелкого хищения и общие вопросы уголовного законодательства [Текст] // Российский следователь. 2003. №5. – С. 27–33.

16. Ветров, Н.И. Уголовное право. Особенная часть [Текст]. – М.: Новый Юрист. 2004.

17. Владимиров, В.А. Квалификация похищения личного имущества [Текст]. – М.: Знание, 1974. 149 с.

18. Владимиров, В.А. Ляпунов, Ю.И. Ответственность за корыстные посягательства на социалистическую собственность [Текст]. – М.: Юрид. лит-ра. 1986. – 189 с.

19. Воробьева, И. Разбой и вопросы его квалификации // Советская юстиция. 1983. №10.

20. Гаврилин, Ю.В., Колесников, П.М., Незнанов, А.А. Научно-практический комментарий к ч. 3 ст. 158 УК РФ [Текст] // Уголовное право. 2004. №4. – 36–39.

21. Галиакбаров Р. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой [Текст] // Российская юстиция. 2000. №4. – С. 37–42.

22. Галимов, И.Х. Ответственность за разбой: вопросы теории и практики // Российский следователь. 2003. №10. С. 27–31.

23. Галимов, И.Х. Проблемы совершенствования уголовно-правовых норм об ответственности за грабеж и разбой [Текст] // Российский следователь. 2003. №10. С. 18–23.

24. Гаухман, Л.Д. Ответственность за преступления против собственности [Текст]. – М: Знание, 2000. С. 93 с.

25. Гаухман, Л. Соотношение крупного размера и крупного ущерба по УК РФ [Текст] // Законность. 2002. №3. С. 21–23.

26. Гаухман, Л.Д. Объект преступления [Текст]. – М.: Академия МВД РФ, 1998. – 127 с.

27. Гравина, Л., Яни, С. Правовая характеристика нападения как элемента объективной стороны разбоя [Текст] // Советская юстиция. 1981. №7. – С. 16–22.

28. Гусев, О.Б., Завидов, Б.Д., Слюсаренко, М.И. Уголовно-правовой анализ хищения предметов, имеющих особую ценность, неправомерного завладения автомобилем и уничтожения или повреждения имущества по неосторожности [Текст] // Адвокат. 2002. №8.

29. Елисеев, С.А. Преступления против собственности по уголовному законодательству России [Текст]. – Томск, 1999. – 147 с.

30. Завидов, Б.Д. Фрикерство. хакерство и радиопиратство [Текст] // Российский следователь. 1999. №2. С. 21–24.

31. Завидов, В.Д. Комментарий к ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» [Текст]. – М: Приор. 2000. – 271 с.

32. Завидов, Б.Д. Уголовно-правовой анализ преступлений против собственности [Текст]. – М.: Юристъ, 2004. – 172 с.

33. Завидов, Б.Д. Новые элементы и признаки кражи, грабежа и разбоя (Комментарий законодательства) [Текст]. – М.: Юристъ, 2005. – 127 с.

34. Зарипов, З.С., Кабулов, Р.К. Квалификация краж, грабежей, разбоев, совершенных путем проникновения в помещение или иное хранилище [Текст]. – Ташкент, 1991. – 143 с.

35. Кибальник, А., Соломоненко, И. Юридические оплошности действующего уголовного закона [Текст] // Российская юстиция. 2004. №6. С. 31–33.

36. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Текст] / Отв. ред. В.М Лебедев, 3-е изд., доп. и испр. М.: Юрайт-Издат. 2004. – 486 с.

37. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: [Текст] (постатейный) / В.К. Дуюнов, и др. / Отв. ред. Л.Л. Кругликов, М.: Волтерс Клувер, 2005. – 511 с.

38. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Текст] / Отв. ред. А.И. Рарог, «Проспект», 2006. – 497 с.

39. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Текст] / Под ред. В.М. Лебедев, М.: Норма, 2007. – 527 с.

40. Кочои, С. О хищении по новому УК РФ [Текст] // Законность. 1997. №12. – С. 32–35.

41. Кочои, С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности [Текст]. – Учебно – практическое пособие. М.: ООО Антея, 2000. – 163 с.

42. Краткий анализ состояния преступности в РФ [Текст] // Российская юстиция. 2005. №4. – С. 41–43. – ISBN -5–2613–275–5.

43. Кригер, Г.А. Борьба с хищениями социалистического имущества [Текст]. – М.: Юрид. лит. 1965. – 163 с.

44. Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть [Текст] / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова, М.: «Зерцало-М», – 2002. 293 с.

45. Лимонов, В. Отграничение мошенничества от смежных составов преступлений [Текст] // Законность. 1998. №3. С. 41–42.

46. Лимонов, В.Н. Уголовно-правовая оценка мошенничества [Текст] // Журнал российского права. 2002. №12.

47. Ляпунов, Ю. Проблемы Квалификации преступлений против собственности [Текст] // Законность. 1997. №3. С. 27–29.

48. Мальцев, В.В. Ответственность за преступления против собственности [Текст]. – Волгоград, 1999. – 162 с.

49. Макаренко, Е.Н. Расследование разбойных нападений с проникновением в жилище [Текст]. – Ташкент, 1991. – 128 с.

50. Марцев, А.И. Ответственность за разбой [Текст] // Российский юридический журнал. 1994. №2. С. 19–22.

51. Пинаев, А.А. Уголовно-правовая борьба с хищениями [Текст]. – Харьков, 1975. 184 с.

52. Романков, А. Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, как квалифицирующий признак разбоя [Текст] // Уголовное право. 2002. №1. – С. 23–25.

53. Российское Законодательство Х-ХХ веков. Том 5. Законодательство периода рассвета абсолютизма [Текст]. – М.: Юрид, лит. 1985. – 483 с.

54. Российское уголовное право. Особенная часть. [Текст] / Общ. ред. А.В. Наумова, М.: Юрист, 2004. – 385 с.

55. Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам [Текст]. – М., 2000. – 473 с.

56. Сергеева, Т.Л. Уголовно-правовая охрана социалистической собственности в СССР. М.: Юрид. лит, 1954. – 174 с.

57. Святенюк, Н. Дифференциация ответственности за кражу [Текст] // Уголовное право. 2003. №2. – С. 28 – 31.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:40:04 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:11:46 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Понятие хищения и его признаки

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151320)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru