Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Понятие и особенности реализации политических прав осужденных

Название: Понятие и особенности реализации политических прав осужденных
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: реферат Добавлен 03:56:34 10 июля 2008 Похожие работы
Просмотров: 368 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Министерство внутренних дел Российской Федерации

Белгородский юридический институт

Кафедра уголовного права, криминологии

Дисциплина «Уголовное право»

Реферат

На Тему: «Понятие и особенности реализации политических прав осужденных»

Подготовил:

Студент 332 группы

Маленький П.Д.

Белгород 2008


Понятие и особенности реализации политических прав осужденных к лишению свободы

Следуя логике нашего исследования, перейдем к рассмотрению особенностей реализации осужденными к лишению свободы политических прав. В отличие от группы личных конституционных прав и свобод, которые по своей природе носят естественный характер и принадлежат любому человеку с рождения, реализацию абсолютного большинства политических прав и свобод Конституция РФ связывает с наличием гражданства. Однако это ни в коей мере не может служить поводом для утверждения, что эти права носят вторичный характер. В правовом государстве, к построению которого стремится и Россия, вопросы, связанные с возможностью участия в политической жизни своей страны, выходят на первый план. В этой связи нельзя не согласиться с мнением, что в современных условиях политические права приобретают качество естественных прав каждого гражданина демократического государства.

Вопрос о том, какие конкретно права входят в группу политических не является в юридической литературе дискуссионным. Их перечень довольно широк. Традиционно к политическим правам граждан относят право на создание объединений, право на участие в отправлении правосудия, право на участие в управлении делами государства и другие.

Как известно, осуждение лица к лишению свободы не влечет за собой потерю им гражданства. Следовательно, человек, находящийся в исправительном учреждении в целом, не утрачивает прав на участие в политической жизни своей страны, которые вместе с тем в ряде случаев могут быть ограничены.

Виды, порядок и способы реализации политических прав весьма досконально изучены и подробно изложены в юридической литературе. В связи с этим мы не будем останавливаться на тех правах, осуществление которых у лиц, осужденных к лишению свободы, происходит аналогичным образом с законопослушными гражданами (например, право на обращение в государственные органы), а рассмотрим лишь те, реализация которых имеет особенности, обусловленные нахождением лица в исправительном учреждении.

Особое место среди них, на наш взгляд, занимает конституционное право осужденных к лишению свободы на участие в управлении делами государства. Специфика данного права состоит в том, что оно носит системный характер и потому включает в себя несколько правомочий:

а) избирательное право и право на участие в референдуме;

б) возможность равного доступа к государственной службе и отправлению правосудия;

в) право обращений в государственные органы и органы местного самоуправления.

В силу законодательных предписаний и особенностей своего правового статуса лица, содержащиеся в исправительных учреждениях, фактически лишены данного конституционного права. Исключением является лишь право на обращение в органы государственной власти и местного самоуправления. Однако порядок его реализации идентичен порядку осуществления этого права законопослушными гражданами и поэтому особого научного интереса для нашего исследования не представляет. Куда более дискуссионной, как нам думается, является проблема ограничения реализации лицами, находящимися в исправительных учреждениях, права избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме.

На различных этапах конституционного строительства, начиная с 1918 г. и по 1991г., вопросы регламентации ограничения данного права для осужденных к лишению свободы имели различные формы проявления, начиная от прямого запрета на участие в избирательной кампании (1918 –1919гг.) до отсутствия формальных предписаний закона о недопущении лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, участвовать в выборах (1962-1991гг.).

Реальную основу ограничение избирательных прав осужденных к лишению свободы получило лишь в 1991г., когда в ст.92 Конституции РСФСР были внесены изменения, в соответствии с которыми устанавливалось, что «в выборах не участвуют … лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы по приговору суда».

Аналогичную норму содержит и действующая Конституция РФ 1993г. Она гласит: не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда. Можно ли признать безупречной формулировку п.3 ст.32 Конституции РФ в части, касающейся осужденных к лишению свободы? Ответ должен быть однозначным – нет. С юридической точки зрения данную норму следует считать абсолютно безграмотной.

В подтверждение своего мнения мы приведем несколько аргументов:

1) действующее законодательство не содержит четкого определения, что такое «места лишения свободы», в нормативных актах также отсутствует их перечень. Поэтому можно только догадываться, что законодатель имел в виду, когда применял подобную формулировку. Однако в нем существует понятие исправительного учреждения, а также указаны их виды. Для устранения выявленного несоответствия правовых норм представляется необходимым использовать один из следующих предлагаемых нами способов:

а) ввести в текущее законодательство понятие «места лишения свободы»;

б) при формулировании конституционной нормы применять термин «исправительные учреждения»;

в) не включать данные понятия в положения Конституции;

2) в исправительных учреждениях осужденные могут содержаться и не по приговору, а на основании изменяющего его определения (постановления) суда, а также указа Президента РФ о замене смертной казни пожизненным лишением свободы в случае помилования или изданного Государственной Думой РФ постановления об амнистии;

3) в п.2 ст.32 Конституции РФ говорится о том, что помимо права избирать и быть избранными граждане РФ могут участвовать в референдуме. Однако в п.3 ст.32 об этом нет ни слова. Отсюда неизбежен вывод о том, что и осужденные к лишению свободы не ограничены в этой возможности. И лишь нормы федерального конституционного законодательства (законы РФ «О референдуме РФ», «Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме») содержат запрет на их участие в этом мероприятии. Налицо явный пробел в Конституции РФ, который требует незамедлительного устранения.

На основании изложенного мы предлагаем внести следующие изменения в Конституцию РФ:

1) слова «… а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда» из п.3 ст.32 исключить;

2) п. 4 ст.32 изложить в следующей редакции: «не имеют права избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления лица, осужденные к наказанию в виде лишения свободы».

Кроме того, необходимо внести соответствующие изменения в нормы действующего законодательства РФ, касающиеся избирательных прав граждан и их права на участие в референдуме.

Далее рассмотрим конституционное право осужденных к лишению свободы на объединение. Статья 30 Конституции РФ закрепляет право каждого гражданина на объединение, включая возможность создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности таких объединений гарантируется со стороны государства.

Действующее законодательство предусматривает осуществление права на объединение в достаточно широких формах: общественные организации, общественные движения, общественные фонды, общественные учреждения и органы общественной самодеятельности, политические партии, профессиональные союзы.

Цели функционирования общественных объединений определяются в зависимости от его формы: личные, политические, социальные и др. Участие осужденных к лишению свободы в создании и деятельности таких общественных объединений может быть обусловлено не только их активной гражданской позицией, выраженной в желании не быть отстраненными от государственных и общественных дел и возможностью реализовать свои интересы, но и необходимостью защитить свои права.

В юридической литературе вопрос об участии осужденных к лишению свободы в общественных объединениях до недавнего времени решался по-разному. Одни авторы, опираясь на изоляцию от общества как на универсальный запрет, считали необходимым лишить рассматриваемого права лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях. Другие, исходя из общедозволительного принципа правового регулирования, полагали, что осужденные к лишению свободы пользуются данным правом без каких-либо ограничений. Они считали, что органы общественной самодеятельности осужденных, действующие в исправительных учреждениях, являются прообразом общественных организаций. Причина же неучастия последних в иных общественных организациях (политических партиях, движениях и т.д.) виделась им, прежде всего, в отсутствии интереса со стороны самих общественных организаций к деятельности в условиях исправительных учреждений.

Право на объединение не является абсолютным и может подвергаться определенным ограничениям, строго очерченным рамками закона (например, условия действия чрезвычайного положения). Вместе с тем анализ Конституции РФ и действующих в данной сфере нормативно-правовых актов - федеральных законов РФ «Об общественных объединениях» 1995 г., «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» 1996 г., «О политических партиях» 2001г., а также иного законодательства, регулирующего правовой статус осужденных к лишению свободы, свидетельствует об отсутствии каких-либо ограничений в реализации ими конституционного права на объединение. Поэтому, по нашему глубокому убеждению, в условиях формирования в России демократического общества подвергать ограничению указанное право для лиц, осужденных к лишению свободы, с точки зрения буквы закона было бы абсолютно неверным.

Вместе с тем положения вышеназванных нормативно-правовых актов должны применяться к осужденным к лишению свободы не только исходя из общих принципов участия граждан в деятельности общественных организаций, но и с учетом специфики требований режима в исправительных учреждениях. Одновременно стоит заметить, что в целях совершенствования правового регулирования реализации лицами, содержащимися в исправительных учреждениях, права на объединение его особенности следует незамедлительно закрепить в действующем законодательстве.

Анализ нормативно-правовых актов, относящихся к сфере регламентации права на объединение, позволяет сделать вывод о том, что существует два способа его реализации лицами, содержащимися в исправительных учреждениях:

1) вступление в уже существующее общественное объединение;

2) создание совместно с другими осужденными к лишению свободы самостоятельного общественного объединения.

Первый способ состоит в том, что осужденный к лишению свободы присоединяется к действующему общественному объединению путем:

а) подачи письменного заявления (если объединение основано на членстве);

б) осуществления каких-либо иных действий (внесение имущества, оказание услуги и т.п.) либо

в) просто начинает считать себя членом этого объединения.

Специфической чертой членства лица, осужденного к лишению свободы, в указанном объединении является невозможность личного участия в его деятельности в случае, если оно расположено за пределами исправительного учреждения. Однако это не лишает его права назначить для этого своего представителя. Кроме того, участие осужденного к лишению свободы в деятельности объединения может заключаться в направлении его руководящему органу предложений, замечаний, жалоб, в ведении переписки и др.

Второй способ реализации рассматриваемого нами права может быть осуществлен путем создания самодеятельной организации осужденных к лишению свободы. К сожалению, специфика, порядок деятельности и статус таких объединений не детализируются в нормативно-правовых актах, действующих в учреждениях уголовно-исполнительной системы, что порождает различного рода противоречия между осужденными к лишению свободы и администрацией.

Специфика правового статуса лиц, находящихся в исправительных учреждениях, обусловливает особенности организации и функционирования их общественных объединений, которые, на наш взгляд, должны найти отражение в действующем уголовно-исполнительном законодательстве. Наряду с общими принципами и условиями организации и деятельности общественных объединений, предусмотренными текущими нормативно-правовыми актами, для осужденных к лишению свободы необходимо установить дополнительные ограничения в виде исключительно разрешительного порядка их образования с предоставлением в распоряжение администрации исправительного учреждения копий учредительных документов, если таковые имеются.

По мнению А. Алиева, в правовых актах должны найти свое место порядок и форма участия осужденных к лишению свободы в деятельности общественных объединений. Это исключит появление таких объединений, которые предполагают осуществлять для достижения своих целей насильственные и противоправные действия. В этой связи мы предлагаем принять Положение о порядке организации и деятельности общественных объединений осужденных к лишению свободы, закрепив в нем порядок, формы и основные направления их деятельности.

Следующим в ряду политических прав и свобод лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, рассмотрим порядок реализации права на свободу собраний, митингов, шествий, демонстраций и на пикетирование.

Конституция РФ 1993г. закрепляет право граждан на собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирование. Основные положения, касающиеся реализации указанного права гражданами, вплоть до принятия соответствующего федерального закона, регулируются Указом Президента РФ 1992г. «О порядке организации и проведения митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования».

В качестве правомочий, входящих в содержание данного права, на наш взгляд, можно рассматривать как сами виды действий, совершаемых гражданами при его реализации (митинг, пикетирование…), так и формы их осуществления (использование наглядной агитации, предъявление конкретных требований к властям и т.д.).

Единственным условием реализации гражданами рассматриваемого права является уведомление властей о намерении организовать одно из мероприятий с указанием времени и места (маршрута передвижения), где оно будет проходить, а также последующее получение от последних разрешения на его проведение (исключением является лишь проведение собрания).

Как это ни парадоксально, ни действующая Конституция РФ, ни упомянутый указ Президента, ни законодательство, регулирующее правовой статус осужденных к лишению свободы не содержат запретов, ограничивающих реализацию ими указанного права. Фактически сложилась уникальная ситуация, состоящая в том, что если рассматриваемая нами категория граждан выразит желание провести, например, шествие (цель может быть различной) по территории исправительного учреждения, то его администрация не будет иметь даже формального повода отказать им в этом.

В этой связи следует поддержать мнение Г.О. Бекузарова, считающего, что запрет на проведение указанных мероприятий необходимо закрепить в действующем федеральном законодательстве общего характера. Однако это, по его мнению, не должно исключать конкретизации данного правоограничения в законодательстве, регулирующем правовое положение осужденных к лишению свободы.

Помимо названных в указе Президента правомочий, входящих в содержание рассматриваемого права (проведение митинга, уличного шествия и др.), не следует забывать об еще одном – праве на проведение собраний. Мы отстаиваем точку зрения, что лица, содержащиеся в исправительных учреждениях, не должны быть лишены данного конституционного права. Другой вопрос, что особенности правового статуса лиц данной категории требуют его дополнительной законодательной регламентации.

Как мы уже отмечали, текущее законодательство предусматривает уведомительный порядок проведения мероприятий, входящих в содержание рассматриваемого нами права. Однако такой подход абсолютно неприемлем в отношении лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, даже относительно реализации права на свободу собраний. Возможность его осуществления необходимо ограничить следующими законодательными требованиями:

1) в условиях исправительных учреждений должен действовать исключительно разрешительный порядок организации собраний. Это связано с тем, что в определенных случаях проведение указанного мероприятия может привести к нарушениям режима, установленного в исправительном учреждении (срыв распорядка дня, трудового плана и т.д.) и вызвать дезорганизацию его функционирования;

2) учитывая, что в исправительных учреждениях установлен особый режим деятельности, обязанность поддержания которого возложена на его администрацию, по нашему мнению, представляется необходимым закрепить положение об обязанности присутствовать при проведении собрания представителей администрации этого учреждения. Однако во избежание случаев нарушения ими права осужденных на свободу собраний необходимо установить законодательный запрет на их вмешательство в ход собрания. В законе также требуется четко отразить, что собрание может быть прервано представителем администрации исправительного учреждения лишь в случаях нарушения законности со стороны его участников.

Таким образом, мы рассмотрели основные вопросы, связанные с реализацией осужденными к лишению свободы политических прав. Важность анализа данной проблемы заключалась не только в том, чтобы досконально раскрыть сущность воздействия юридических норм, регулирующих эти права, на осужденных к лишению свободы, она также состояла в установлении специфических черт и особенностей, при которых этот механизм действует. Закономерным явлением в процессе работы явилось выявление пробелов и противоречий в текущем законодательстве. Тщательное их изучение и оценка привели автора работы к выработке предложений по его совершенствованию.

Понятие и особенности реализации социально-экономических и культурных прав осужденных к лишению свободы

Самую многочисленную группу среди всех конституционных прав составляют социально-экономические и культурные права граждан. В силу их большого количества и специфики реализации, которые, пожалуй, могут стать предметом самостоятельного исследования, выделим среди этой группы и раскроем содержание лишь некоторых:

1) конституционных прав лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, в сфере труда;

2) конституционного права на образование;

3) конституционного права на свободу предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельности.

Во избежание споров необходимо оговориться, что мы остановимся на характеристике указанных прав не по той причине, что считаем их в рассматриваемой группе основными. Наша позиция основывается на том, что понятие и особенности осуществления осужденными к лишению свободы именно этих прав являются наиболее сложными и противоречивыми, а потому весьма интересными и ценными для научного исследования.

Вначале попытаемся проанализировать права лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, в сфере труда.

Среди всех социально-экономических прав граждан особое место занимает свобода труда. После принятия Конституции РФ 1993г. мы больше не можем вести речи о праве на труд, поскольку корреспондирующая ему обязанность государства трудоустроить гражданина теперь в законе отсутствует. С установлением в нашей стране системы рыночной экономики свобода труда стала носить абсолютный характер и только с момента принятия гражданина на работу становится относительным правом, поскольку из общей массы субъектов выделяется конкретный (трудовое учреждение), который становится единственным обязанным обеспечить гражданина работой. Иными словами, свобода труда означает возможность беспрепятственно выбрать и при получении согласия работодателя на трудоустройство получить работу с оплатой труда не ниже установленного законом уровня.

Однако свобода труда является только одним из правомочий целой группы связанных с ней и предусмотренных Конституцией РФ прав. В связи с указанными обстоятельствами, по нашему мнению, следует вести речь не только о ней, а о целом пакете прав граждан в области труда либо в качестве компромиссного варианта предложить рассматривать свободу труда в двух аспектах: в узком, состоящем лишь из одного права на свободу труда, и в широком, включающем в себя различные правомочия по реализации данного права.

Осужденные к лишению свободы, несмотря на специфичность своего правового статуса, остаются обладателями указанной группы прав, с присущими, в ряде случаев, только данной категории лиц особенностями. Одновременно встает вопрос о характере и пределах нормативного регулирования прав в сфере труда лиц рассматриваемой категории, о том, какая из двух отраслей права – трудовое или уголовно-исполнительное - является доминирующим. До недавнего времени эта проблема решалась весьма неоднозначно. Анализ многочисленных суждений и споров правоведов по данному вопросу позволил нам свести всю их совокупность к двум направлениям:

I. Представители первого направления (В.Г. Малов, В.М. Сизякин и др.) считают, что нормы трудового права, применяемые для регулирования труда осужденных к лишению свободы, по сути дела включаются в систему норм уголовно-исполнительного права и применяются на основе принципов и методов регулирования этой отрасли.

II. В юридической литературе высказано мнение о том, что труд лиц, осужденных к лишению свободы, регулируется двумя отраслями права: уголовно-исполнительным и трудовым. Так, Л.Г. Крахмальник считает, что специфические стороны труда осужденных к лишению свободы (то, чем этот труд отличается от труда законопослушных граждан) регулируются и должны регулироваться уголовно-исполнительным правом; те же стороны их труда, которые ничем не отличаются от труда свободных граждан, в чем проявляется единство обоих видов труда, регулируются и должны регулироваться трудовым правом.

Мы же для решения указанного вопроса обратимся к положениям действующего в рассматриваемой сфере правоотношений законодательства. Проанализировав нормы отдельных статей Конституции, УИКа РФ и Трудового кодекса РФ, со всей очевидностью можно прийти к выводу, что их положения распространяются на всех граждан, не являются исключением в данном случае и осужденные к лишению свободы. Однако, обратившись к уголовно-исполнительному законодательству, можно заметить, что в ряде случаев оно устанавливает некоторые ограничения в трудовых правах осужденных к лишению свободы, обусловленные требованиями соблюдения режима исполнения данного вида наказания. Тем не менее, эти ограничения, по нашему мнению, не могут поколебать общего правового статуса осужденных в сфере трудовых прав как граждан. Нормы уголовно-исполнительного законодательства должны лишь конкретизировать отдельные характерные черты труда лиц данной категории. На основании этого мы считаем, что вопросы регулирования труда осужденных к лишению свободы должны решаться в соответствии с нормами конституционного и трудового права, за исключением тех изъятий и ограничений, которые установлены уголовно-исполнительным законодательством.

Одним из узловых моментов исследуемой проблемы является необходимость определения нормативного содержания трудовых прав. Важность разрешения этой проблемы обусловлена как ее теоретической значимостью, так и практической ценностью, позволяющей адекватно воспринимать указанное право в качестве совокупности однородных юридических элементов. Среди исследователей отсутствует единство позиций по поводу нормативного содержания рассматриваемых прав. Так, К.П. Уржинский включает в него такие правомочия, как:

1) право на выбор рода занятий;

2) право на выбор места, времени и формы реализации труда;

3) право на обеспечение заработной платой;

4) право на благоприятные и безопасные условия труда;

5) право на отдых;

6) право на участие в управлении производством.

А.А. Мяделец добавляет сюда еще право на защиту от безработицы и право, исключающее принуждение к труду, О.В. Смирнов - возможность фактически выполнять работу и право обжалования незаконных действий администрации предприятия (учреждения, организации).

Изучив текущее законодательство, можно прийти к выводу, что трудовые права законопослушных граждан не могут быть полностью реализованы осужденными к лишению свободы. Некоторые его элементы либо вовсе не могут быть отнесены к лицам данной категории, либо имеют характерные особенности при их реализации. Для выяснения вопроса о том, какие компоненты составляют содержание прав осужденных, содержащихся в исправительных учреждения, в области труда, рассмотрим указанные особенности более подробно.

1. Одной из главных особенностей трудовых отношений осужденных к лишению свободы является то, что они не могут по своему усмотрению избрать место и род работы. Данное обстоятельство обусловлено обязанностью нахождения в пределах исправительного учреждения. При привлечении их к труду на предприятиях уголовно-исполнительной системы возникающие в этой связи общественные отношения могут иметь место только между ними самими и администрацией исправительного учреждения. Возможности исправительных учреждений, выраженные в ограниченности профиля производственной базы, зачастую не совпадают с теми видами труда и трудовыми операциями, которые соответствуют субъективным устремлениям самих осужденных, что делает невозможным применение для них полной свободы трудового договора. Однако, несмотря на столь значительное ограничение, право лиц данной категории на выбор рода деятельности и профессии все же обеспечено целым рядом мер, в частности, созданием в системе исправительных учреждений новых собственных предприятий, возможностью применения труда осужденных к лишению свободы на предприятиях других министерств и ведомств (естественно, находящихся на территории исправительного учреждения либо в непосредственной близости от него), а также бесплатным профессиональным обучением, повышением трудовой квалификации и обучением новым специальностям.

2. У лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, свобода труда сочетается с обязанностью трудиться. В связи с этим проблема принципа обязательности труда для осужденных к лишению свободы в научных публикациях современных авторов является одной из самых остродискуссионных. Высказываемые ими позиции весьма разнообразны по содержанию, порой противоречивы, но все они имеют позитивную сторону в том плане, что позволяют на основе обобщения прийти к логически верному выводу. Так, Н.Н. Дерюга и А.Я.Петров считают, что надо отказаться от принципа обязательности труда в условиях изоляции и заменить его принципом добровольности. В подтверждение своего мнения они приводят результаты сравнительного анализа национальных и международно-правовых актов, а также результаты неоднократных социологических исследований (в том числе проведенных Н.Н. Дерюгой в исправительных колониях Дальневосточного региона). Согласно его сведениям, большинство опрошенных осужденных к лишению свободы отметили необходимость отмены принципа принудительности труда. На вопрос: «Работали бы вы по желанию, если бы в исправительных учреждениях трудоиспользование осуществлялось на добровольных началах», 70,2% респондентов ответили положительно. Эти данные свидетельствуют о том, что независимо от провозглашаемых принципов, осужденные к лишению свободы испытывают желание трудиться и требуют от администрации предоставления работ. На этой основе авторами предлагаются изменения в уголовно-исполнительное законодательство, которое, по их мнению, не соответствует Конституции РФ, и отменить принцип обязательности труда для осужденных к лишению свободы.

На фоне этой, представляющейся весьма убедительной, точки зрения несколько слабыми в плане правовой аргументации выглядят прямо противоположные мнения Л.П. Дубровицкого, считающего, что обязательность труда способствует снижению роста преступности в исправительных учреждениях, а также препятствует процветанию паразитизма среди осужденных к лишению свободы, и А.И. Зубкова, утверждающего, что, устанавливая правовую обязанность осужденных трудиться, мы тем самым создаем правовую основу развертывания в учреждениях исправительной системы производственной базы, способной не только обеспечить трудоспособных осужденных трудом, но и выжить в условиях рыночной экономики.

Мы попытаемся самостоятельно решить данную проблему путем анализа действующих правовых норм, содержащихся в Конституции, трудовом и уголовно-исполнительном законодательстве РФ. Так, согласно ст.37 Конституции, труд свободен, каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, принудительный труд запрещен. Аналогичные положения содержит и Трудовой кодекс РФ. Вместе с тем ст.103 УИК РФ говорит о том, что каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительного учреждения. Таким образом, на первый взгляд, мы можем усмотреть некоторые противоречия между Основным законом государства и федеральным законом. Однако п.2 ст.10 того же УИК РФ гласит, что при исполнении наказания осужденным гарантируются права и свободы граждан РФ с изъятиями и ограничениями, предусмотренными действующим законодательством РФ. Таким образом, данная юридическая норма создает прочную правовую основу, допускающую возможность обязательного привлечения лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, к трудовой деятельности и ставит окончательную точку в спорах по данному вопросу.

3. Осужденные к лишению свободы, как и все граждане, имеют право на оплату труда, под которой следует понимать вознаграждение, получаемое лицами данной категории в соответствии с качеством и количеством труда по нормам, заранее установленным законодательством РФ (не ниже одного минимального размера оплаты труда). Однако реализация указанного правомочия лицами, содержащимися в исправительных учреждениях, предусмотрена в специфической форме. Так, вознаграждение за труд осужденным к лишению свободы производится не наличными деньгами, а путем зачисления заработанных средств на лицевой счет осужденного к лишению свободы. Кроме того, согласно нормам УИК РФ, из полученных осужденными денег помимо установленных законом для законопослушных граждан удержаний (налоги, сборы и т.д.) производятся удержания для возмещения расходов по их содержанию (питание, одежда, коммунально-бытовые услуги и др.), а также иные удержания, обеспечивающие исполнение ими иных финансовых обязательств (например, по возмещению ущерба потерпевшему). При этом вне зависимости от всех удержаний на лицевой счет осужденных к лишению свободы зачисляется не менее 25%, а для определенных категорий лиц - не менее 50% от начисленной им заработной платы. Далее законодательство предусматривает, что лица, содержащиеся в исправительных учреждениях, должны приобретать продукты питания и предметы первой необходимости по безналичному расчету за счет средств, заработанных в период отбывания наказания, в размере от 30% до полутора минимальных размеров оплаты труда в зависимости от различных обстоятельств (беременная женщина, инвалид и т.д.).

Весьма интересным в свете изложенного нами материала является вопрос о праве осужденных к лишению свободы на защиту от безработицы. Текущее законодательство не содержит по этому поводу ни одной нормы, которая хотя бы косвенно ограничивала для них это право. Молчат по данному вопросу и ученые (мы не нашли ни одной публикации, которая бы поднимала эту проблему). И, тем не менее, вопрос о выплате осужденным к лишению свободы пособия по безработице на практике решен однозначно – лицам данной категории оно не начисляется. Таким образом, возникает парадоксальная ситуация, когда, будучи не ограниченными в этом праве законодательно, рассматриваемая категория лиц лишена его фактически. Конечно, объяснить такое положение вещей можно тем, что на период отбытия наказания лица, содержащиеся в исправительном учреждении, находятся на полном государственном обеспечении и потому в мерах социальной поддержки не нуждаются. Однако с юридической точки зрения такое объяснение, по нашему мнению, едва ли можно признать значимым. Поэтому в целях устранения в законодательстве этого пробела мы считаем необходимым введение в текущее законодательство положений, запрещающих выплату осужденным к лишению свободы пособия по безработице. Данная норма должна, на наш взгляд, найти свое отражение в уголовно-исполнительном или социальном законодательстве.

4. Следующей особенностью реализации прав осужденных к лишению свободы в сфере труда является запрет на такой вид выражения протеста вследствие трудового конфликта с администрацией, как прекращение работы. Эта норма впервые была включена в УИК РФ 1997г., до этого каких-либо правовых запретов на осуществление подобного рода действий в законодательстве не существовало, что вызывало массу вопросов у практических работников системы исправительных учреждений. Что же следует понимать под термином прекращение работы? По всей видимости, законодатель имел под ним в виду как простое временное приостановление производственного цикла в целях удовлетворения каких-либо требований, относящихся к трудовой деятельности осужденных к лишению свободы, так и применение для этого массовых акций прямого неповиновения (в том числе и забастовку). Ограничение права рассматриваемой категории лиц на разрешение индивидуальных и коллективных споров путем прекращения работы вызвано, на наш взгляд, объективными обстоятельствами в виде необходимости поддержания в исправительном учреждении порядка, сохранения возможности контроля за поведением осужденных, а также требованиями законодательства о соблюдении режима в исправительных учреждениях. Указанное ограничение установлено федеральным законом в целях безопасности и потому абсолютно не противоречит нормам Конституции. Помимо этого за осужденными к лишению свободы сохранен широкий спектр предусмотренных трудовым законодательством процедур разрешения трудовых конфликтов, не связанных с отказом или прекращением работы.

5. Специфичностью в числе прав осужденных к лишению свободы в области труда также обладает и реализация ими права на ежегодный оплачиваемый отпуск. Законом только установлено, что продолжительность такого отпуска варьирует в промежутке от 12 до 24 дней в зависимости от социально-правовых характеристик личности осужденного к лишению свободы (женщина, мужчина старше 60 лет и др.), а также, что указанные отпуска лицам данной категории могут предоставляться с выездом либо без выезда за пределы исправительного учреждения. В связи с недостаточным правовым регулированием этого вопроса, механизм его реализации вызывает у практических работников массу трудностей. Теоретическая разработка этой проблемы достаточно полно отражена в работах А.В. Бределева, Е.В. Данилина, Ю.А. Минакова, Л.И. Транчука и других авторов. Суть всех сводится к подробному сравнительному анализу текущего законодательства в этой сфере с практикой его применения, а также к предложениям более детального регулирования осуществления осужденными указанного права. Мы присоединяемся к их мнению, что в связи со значительными пробелами в правовой базе и существенными нарушениями представителями администрации исправительного учреждения указанного права осужденных к лишению свободы назрела необходимость подготовки специального подзаконного нормативно-правового акта, который бы урегулировал данный вопрос.

6. Формой выражения трудовых правоотношений между администрацией исправительного учреждения и осужденным к лишению свободы является трудовой договор. Главной особенностью такого трудового договора является невозможность его расторжения по инициативе работника. Эта специфическая черта обусловлена применяемым в отношении лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, принципом обязательности труда. В связи с этим на них не распространяются положения Трудового кодекса РФ, предусматривающие процедуру увольнения работника с предприятия по собственному желанию. В данном случае перед нами типичная ситуация косвенного ограничения конституционных прав осужденных к лишению свободы. Подтверждая уже высказанную нами в работе позицию о необходимости сокращения числа таких ситуаций в законодательстве, мы бы хотели предложить включить в действующее законодательство, относящееся к регулированию правового статуса осужденных к лишению свободы, норму о запрете расторжения трудового договора по инициативе последних.

Таким образом, руководствуясь положениями Конституции и законодательства РФ, а также принимая во внимание только что изложенный материал, мы хотим предложить следующую трактовку исследуемого права осужденных к лишению свободы. Под правами рассматриваемой категории лиц в сфере труда следует понимать предусмотренные Конституцией и законами РФ соответствующие трудовые правомочия, реализация которых в ряде случаев имеет прямое или косвенное юридическое ограничение.

Далее перейдем к рассмотрению права осужденных к лишению свободы на образование. Действующая Конституция РФ довольно узко регулирует общественные отношения в сфере образования. Она не содержит исчерпывающего перечня элементов содержания права на образование, и, помимо этого, входящие в нее нормы включают весьма расплывчатые формулировки и довольно нечеткие гарантии реализации права граждан на получения различных видов образования. В связи с этим узловые положения Основного закона государства о праве граждан в сфере образования получили свое развитие в текущем законодательстве. Центральное значение здесь имеют федеральные законы «Об образовании» и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». Кроме того, учитывая, что в законодательном порядке все тонкости отразить невозможно, для конкретизации положений Конституции и этих законов существует целая система подзаконных нормативно-правовых актов, регулирующих основные вопросы реализации рассматриваемого нами права (постановления правительства, приказы Министерства образования, уставы образовательных учреждений и др.).

Среди них особый интерес, обусловленный предметом нашего исследования, представляет Положение о порядке организации получения основного общего и среднего (полного) образования лицами, отбывающими наказание в исправительных колониях и тюрьмах от 9 февраля 1999г.

Исследуя основные аспекты конституционного права осужденных к лишению свободы на образование, необходимо, прежде всего, установить, что понимается под термином «образование», затем выяснить содержание самого права на него и попытаться дать дефиницию этого понятия.

На сегодняшний день в литературе категория «образование» имеет несколько значений. Данная ситуация связана с тем обстоятельством, что различные сферы образования соприкасаются с целым рядом наук – экономикой, педагогикой, психологией, юриспруденцией и др. Что касается интересующего нас правового аспекта, то под образованием, по нашему мнению, следует понимать именно юридическое обеспечение и регуляцию процесса приобретения системы знаний, умений и навыков, а также его конечный результат в виде получения соответствующего документа об образовании.

Право же на образование – это реально существующая и гарантированная государством возможность каждого гражданина пользоваться всеми отраженными в законе благами в сфере образования. Представляется довольно аргументированной позиция, согласно которой право на образование предлагается рассматривать в двух аспектах:

1) объективном (широком), как некоторую систему норм, регулирующих общественные отношения в сфере образования;

2) субъективном, выраженном в правомочиях конкретного лица в этой сфере.

Небезынтересным является вопрос о системе образования в РФ, позволяющей определить его уровни в зависимости от количества и специфики получаемых обучаемым знаний. Действующее законодательство России предусматривает единую систему получения образования, которая состоит из двух элементов: 1) общеобразовательной и 2) профессиональной подготовки граждан. Первая подсистема включает в себя начальное, основное и среднее (полное) общее образование. Вторая состоит из начального, среднего, высшего и послевузовского профессионального образования.

Весьма противоречивым с позиции изученной нами научной литературы является вопрос о содержании права на образование. Ряд авторов подходят к его решению зачастую довольно односложно, предлагая выделять в качестве элементов только что названные нами уровни. Подвергая сомнению подобные точки зрения, следует сослаться на высказывание Ю.П. Орловского, который считает, что конституционное право на образование нельзя считать простой суммой отдельных возможностей, в нем следует видеть комплексный характер постоянного совершенствования своих знаний во всех существующих видах и формах образования.

В этой связи наиболее предпочтительными ввиду их системности, а также логичности построения представляются позиции ученых, видящих смысл в наделении свойствами элементов содержания права на образование определенные правомочия. Так, например, Л.А. Дольникова предлагает выделять в рассматриваемом праве следующие его виды:

1. Право выбора объема образования (от основного общего до профессионального послевузовского).

2. Право выбора формы реализации получения среднего, высшего и послевузовского образования (очное, заочное, вечернее).

3. Право на неограниченное самообразование.

4. Право выбора конкретного учебного заведения.

Изучение и анализ действующего законодательства в области права осужденных к лишению свободы на образование приводит к мысли, что сущность последнего сконцентрирована в определенных моментах и тонкостях, отличающих его от права на образование законопослушных граждан. Эти тонкости иными словами можно определить как базовые элементы процесса реализации этого права. Так как в целях своего более глубокого исследования они требуют не простого перечисления, то рассмотрим их более детально.

1. Приобретение теоретических знаний и профессиональных навыков лицами, содержащимися в исправительных учреждениях, в зависимости от определенных обстоятельств может являться одновременно как их правом, так и обязанностью. Такая взаимосвязь прав и обязанностей в юридической литературе получила название их единства. Обязательность означает законодательно закрепленную необходимость получения всеми осужденными к лишению свободы, не имеющими специальности, начального профессионального образования (профессиональной подготовки), по которому они могут работать в исправительном учреждении, а также основного общего образования для лиц, не достигших 30 лет. Право же на указанные виды образования состоит в возможности осужденных требовать от администрации исправительного учреждения выполнения всех установленных законом условий его реализации. Опираясь на нормы Конституции, данный принцип детализируется в уголовно-исполнительном законодательстве в целях выполнения ее предписаний, а также формирования нормативно-правовой базы получения лицами, содержащимися в исправительных учреждениях, общеобразовательных знаний и первоначальных практических навыков. Право же на получение среднего (полного) общего образования реализуется осужденными к лишению свободы по своему желанию. Осужденные старше установленного законом возраста, а также инвалиды первой и второй групп получают указанные виды образования также по своему усмотрению (ч.2 ст.108 УИК РФ).

2. Особого обсуждения заслуживает тема возможности обучения лицами, содержащимися в исправительных учреждениях, в образовательных учреждениях среднего, высшего и даже послевузовского профессионального образования. Так, по мнению некоторых авторов, права осужденных к лишению свободы на получение указанных видов образования полностью ограничены в силу факта изоляции последних от общества. Однако, чтобы опровергнуть подобные суждения, обратимся к действующему в рассматриваемой сфере законодательству. Согласно его нормам, в данные учебные заведения могут быть зачислены граждане, не достигшие указанного предельного возраста, имеющие необходимое базовое образование (основное, среднее и высшее, соответственно) и прошедшие конкурсные вступительные испытания. Какие-либо иные требования или запреты в действующем законодательстве отсутствуют. Отсюда следует, что в общем-то и лица, содержащиеся в исправительных учреждениях, не лишены указанного права. Однако такое ощущение возникает только с первого взгляда, при более же детальном исследовании проблемы становится ясно, что реализация этого права осужденными к лишению свободы на практике весьма затруднена. Подобное положение вещей обусловлено нахождением лица в постоянном заключении и невозможностью выхода за пределы исправительного учреждения. Представляется бесспорным, что разночтения при решении данного вопроса должны быть исключены, равно как и недопустима путаница, которая имеется при его освещении в юридической литературе.

В соответствии с ч.4 ст.108 УИК РФ осужденным к лишению свободы, отбывающим наказание в колониях-поселениях, предоставлено право обучения в образовательных учреждениях среднего и высшего профессионального звена, расположенных в пределах соответствующего территориального образования. Однако, закрепив в кодексе указанные положения, законодатель не до конца четко определил особенности и порядок их реализации. На наш взгляд, в данном случае приемлемой является лишь заочная форма обучения (ведь очная и вечерняя формы требуют постоянного присутствия на занятиях, что в силу известных причин является невозможным), а также более современный способ дистанционного получения образования. Одновременно представляется целесообразным расширить перечень исправительных учреждений, нахождение в которых позволяет осужденным реализовать право на получение указанных видов образования, включив в них колонии общего и строгого режима, а также воспитательные колонии. Такие действия тем более актуальны, когда опыт подобного рода экспериментов уже существует. Так, согласно высказываниям начальника Управления исполнения уголовных наказаний Хабаровского края В.Г. Рагузина, в некоторых исправительных учреждениях этого региона осужденным к лишению свободы предоставлена возможность получения высшего образования по заочной форме обучения. Для этого с рядом высших учебных заведений края заключены соответствующие гражданско-правовые договоры, в которых отражены все необходимые нюансы, касающиеся приема-сдачи зачетов, экзаменов, оплаты расходов и труда преподавателей и др. В других же регионах пошли еще дальше. Так, в четырех исправительных колониях, расположенных в районе г.Санкт-Петербурга и области, осужденные к лишению свободы уже с 1993 г., пройдя конкурсные вступительные экзамены, становятся студентами-заочниками политехнического вуза.

Исследуя проблемы реализации права осужденных к лишению свободы на образование, мы столкнулись с ситуацией, когда такие важные вопросы, как возможность повышения профессиональной квалификации, а также получения лицами данной категории дополнительных образовательных услуг, в том числе и платных (например, в виде посещения эстетических, технических кружков, школ, курсов и т.д.), не урегулированы не только в законодательном порядке, но и даже не нашли своего отражения ни в одной научной публикации. Такая ситуация, по нашему мнению, существенно нарушает рассматриваемое конституционное право осужденных к лишению свободы и требует незамедлительной правовой регламентации. В связи с этим, мы считаем, что в действующее законодательство необходимо ввести следующую норму: «Администрация исправительного учреждения по просьбе одного или группы осужденных к лишению свободы об их желании повысить свою профессиональную квалификацию или получать дополнительные образовательные услуги обязана передать их просьбу в соответствующую организацию. В случае получения согласия со стороны данной организации оказывать эти услуги, между ней и администрацией исправительного учреждения заключается соответствующий гражданско-правовой договор. Кроме случаев, предусмотренных указанным договором, все расходы, связанные с оказанием данных услуг, оплачиваются из средств осужденных к лишению свободы или их родственников, с согласия последних».

Помимо этого следует принять положение, устанавливающее порядок реализации лицами, осужденными к наказанию в виде лишения свободы, права на получение среднего, высшего и послевузовского профессионального образования, повышение профессиональной квалификации и получение дополнительных образовательных услуг либо внести дополнения в уже действующее положение о порядке организации получения основного и среднего общего образования лицами данной категории, одновременно переименовав его соответствующим образом.

3. Неурегулированным в законодательном плане является вопрос выплаты стипендий осужденным к лишению свободы, обучающимся в очных профессионально-технических учреждениях, базирующихся на территории исправительных учреждений. Согласно нормам закона, всем лицам, зачисленным на учебу в аналогичные государственные учебные заведения, выплачивается стипендия. Каких-либо ограничений этого права для осужденных не предусматривает ни один правовой акт. Соответственно, невыплата стипендии лицам данной категории является прямым нарушением закона, и любые аргументы и доводы, приводимые в поддержку отсутствия этого права у рассматриваемой нами категории лиц, с юридической точки зрения являются абсолютно несостоятельными. Однако это не означает, что мы выступаем за необходимость введения механизма реализации последними права на получение стипендии. Совсем наоборот, ведь даже с позиций социальной справедливости осужденный к лишению свободы, находящийся на полном государственном обеспечении, и простой студент, не имеющий такой возможности, не могут быть в одинаковых условиях. Мы выступаем лишь за законодательное урегулирование данного вопроса. По нашему мнению, в действующее уголовно-исполнительное законодательство необходимо внести положения, запрещающие выплаты осужденным к лишению свободы стипендий в период нахождения последних в исправительном учреждении. Однако указанный запрет не должен распространяться на именные стипендии, выплачиваемые в качестве вознаграждения за достижения в учебе и научной деятельности.

Рассмотренные особенности механизма реализации лицами, содержащиеся в исправительных учреждениях, конституционного права на образование обусловливают, на наш взгляд, его юридическое содержание. Проведенный теоретический анализ литературных и нормативно-правовых источников, касающихся исследуемой нами сферы правоотношений, позволяет выделить следующие его элементы:

1) право на получение образования не ниже полного общего;

2) ограниченное право на поступление в средние, высшие и послевузовские профессиональные учебные заведения, повышение профессиональной квалификации и получение дополнительных образовательных услуг;

3) право на самообразование.

В этой же связи нельзя не признать объективной точку зрения Т.С. Румянцевой, предлагающей элементы права осужденных к лишению свободы на образование делить на обязательные и факультативные. Однако при этом надо уточнить, какой смысл следует вкладывать в эти понятия. По нашему мнению, к обязательным следует относить те правомочия, реализацию которых законодатель одновременно признает и необходимой (например, право и одновременно обязанность получения основного общего образования), а к факультативным – те, которые осужденные к лишению свободы могут осуществлять по собственному желанию (право на самообразование и др.).

Таким образом, анализируя изложенный материал и подводя итоги исследования особенностей реализации права на образование лицами, содержащимися в исправительных учреждениях, нам хотелось бы дать его определение. Под данным правом следует понимать единую систему правовых возможностей, предоставленных осужденным к лишению свободы для реализации своих потребностей в образовательной сфере.

И в заключение перейдем к рассмотрению самого сложного, по нашему мнению, права лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, на свободу предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельности. Важность исследования проблем, связанных с реализацией осужденными к лишению свободы этого права, обусловлена как практически полным отсутствием его регулирования в законодательстве, так и слабой степенью разработанности в научной юридической литературе.

Право на свободу предпринимательской деятельности является важнейшей формой проявления независимости личности в сфере экономики. Поэтому его закрепление в Основном законе государства имеет принципиальное значение. Однако Конституция РФ содержит лишь декларативные нормы, имеющие общий характер, а все остальные вопросы, касающиеся его понятия, содержания и механизмов правового регулирования раскрыты в отраслевом законодательстве. Так, согласно ст.2 Гражданского кодекса Российской Федерации, под предпринимательской деятельностью следует понимать самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Именно это определение имеет решающее значение, т.к. исходя из его смысла, следует, что осужденные к лишению свободы так же, как и все граждане, могут являться субъектами предпринимательской деятельности. Указанное положение обусловлено теоретически абсолютным характером данной дефиниции, т.е. ее распространенностью на индивидуально неопределенный круг субъектов. Помимо этого закон также и формально не предусматривает каких-либо ограничений и запретов на осуществление лицами данной категории рассматриваемого права. Иной вопрос, что порядок его реализации определенным образом подвергается изменению и принимает специфические формы. Это связано с тем, что нахождение лица в изоляции мешает ему в полном объеме осуществлять все правомочия, входящие в содержание данного права.

Широкая законодательная трактовка рассматриваемого понятия, на наш взгляд, является абсолютно обоснованной ввиду наличия ряда объективных обстоятельств. Так, в юридической литературе высказано мнение, что предпринимательская деятельность осужденных к лишению свободы сводится лишь к извлечению выгоды путем распоряжения личной собственностью. В силу этого указанная деятельность обладает лишь двумя неотъемлемыми свойствами: свободой использования:

1) своих способностей;

2) принадлежащего имущества.

Однако мы не можем согласиться с этой и подобными точками зрения. Законодательное определение позволяет вычленить значительное количество и других черт, свойственных предпринимательской деятельности и распространяющих свое влияния на осужденных к лишению свободы. К ним можно отнести такие, как извлечение прибыли в результате оказания услуг, выполнения работ, систематичность этой деятельности и др.

Говоря о проблемах осуществления права осужденных к лишению свободы на предпринимательскую деятельность, следует остановиться на сущности его реализации, под которой понимается воплощение в действительность конкретных возможностей, обусловленных содержанием данного права, а также удовлетворение своих интересов, опосредованных им. Реализация права на предпринимательскую деятельность тесно связана с ее механизмом, представляющим собой совокупность явлений правовой действительности, обеспечивающих осуществление данного права. К структурным элементам механизма реализации права на предпринимательскую деятельность осужденных к лишению свободы, по нашему мнению, следует отнести следующие:

- наличие существующей нормативной базы, определяющей порядок и условия реализации данного вида деятельности;

- правомерные действия лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, направленные на осуществление рассматриваемого права;

- гарантии свободы предпринимательской деятельности осужденных к лишению свободы, включающие механизмы его юридической защиты.

Реализация права на свободу предпринимательской деятельности, как и любое другое явление правовой действительности, основывается на определенных принципах, в которых раскрывается сущность данного явления. Поэтому представляется целесообразным выявить принципы, присущие исследуемому нами праву лиц, содержащихся в исправительных учреждениях. В этой связи мы считаем необходимым присоединиться к мнению Ч.Н. Азимова, предлагающего выделять среди них такие, как:

1) свобода выбора различных форм и видов предпринимательской деятельности (торговля, услуги…);

2) свобода привлечения и использования материально-технических, финансово-хозяйственных и иных видов ресурсов, использование которых на запрещено или не ограничено законом (различные виды оборудования, денежные средства и пр.).

При исследовании проблем, касающихся права на свободу предпринимательской деятельности, нельзя обойти стороной вопрос о ее формах и видах (здесь мы не имеем в виду причисляемые в нормах гражданского законодательства организационно-правовые формы юридических лиц: товарищество, общество и пр.). Анализ текущего законодательства позволяет прийти к выводу, что лица, содержащиеся в исправительных учреждениях, могут реализовать право на свободу предпринимательства в следующих формах:

1) создание самостоятельно или совместно с другими лицами юридического лица, являющегося коммерческой организацией (например, полного товарищества и др.);

2) государственная регистрация в качестве индивидуального предпринимателя без образования юридического лица.

Характерными признаками индивидуального частного предпринимательства являются, по нашему мнению, личное (в том числе и через представителя) участие индивида в этой деятельности, характеризующееся отсутствием применения наемного труда, за исключением вспомогательного персонала; использование для этих целей собственных возможностей (имущественных, интеллектуальных и др.); а также отсутствие регистрации прав юридического лица.

Реализация права на предпринимательскую деятельность осужденными к лишению свободы, по нашему мнению, может происходить двумя способами: а) индивидуальная предпринимательская деятельность на территории исправительного учреждения, например, кустарное или мелкотоварное производство (порядок ее осуществления регламентирован ведомственными нормативно-правовыми актами); б) предпринимательская деятельность через своего представителя, руководствующегося указаниями предпринимателя-осужденного к лишению свободы, за пределами исправительного учреждения, подчиняющаяся общим правилам регулирования предпринимательской деятельности (оказание бытовых услуг населению и т.д.).

Говоря о формах осуществления рассматриваемого нами права лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, нельзя не затронуть вопрос о недостаточности его нормативной урегулированности. Так, ст.103 УИК РФ предусматривает для осужденных к лишению свободы возможность занятия индивидуальной трудовой деятельностью. На наш взгляд, формулировка данной нормы представляется неоправданно зауженной. Мы считаем, что речь должна идти о таком более широком понятии, как право лиц данной категории на ограниченное занятие предпринимательской деятельностью. Введение данной нормы полностью соответствовало бы положениям Конституции и законодательству РФ, относящемуся к регулированию рассматриваемой нами сферы. Вместе с тем специфичность правового статуса осужденных к лишению свободы не позволяет говорить о неограниченности их права на предпринимательскую деятельность. Законодательными условиями возможности ее осуществления должны являться:

1) покрытие ими затрат, связанных с этой деятельностью;

2) получение прибыли, способной полностью покрыть расходы по содержанию осужденного к лишению свободы.

При выполнения лицами, содержащимися в исправительных учреждениях, указанных условий они должны освобождаться от обязательной трудовой деятельности, в противном случае осужденные к лишению свободы подлежат привлечению к труду на общих основаниях.

Помимо этого, морально устарели и ведомственные нормативно-правовые акты, регулирующие предпринимательскую деятельность рассматриваемой категории лиц (например, Инструкция о порядке и условиях организации индивидуальной трудовой деятельности осужденных, содержащихся в местах лишения свободы 1992г.). По нашему мнению, их нормы следует переработать и включить в единое Положение о порядке реализации осужденными к лишению свободы права на предпринимательскую деятельность, за необходимость принятия которого мы выступаем. В это положение должны войти те нормы, которые нет необходимости отражать в законодательном порядке.

Далее перейдем к рассмотрению вопроса о том, какие виды исследуемого нами права существуют в рамках предложенных форм у предпринимателей-осужденных к лишению свободы. Практическая важность их определения состоит в том, что они позволяют наглядно продемонстрировать, как ими конкретно реализуется данное конституционное право. Мы предлагаем выделять следующие его виды.

I. Непосредственное занятие предпринимательской деятельностью самостоятельно либо через представителя:

1) в качестве главы индивидуального частного предприятия без образования юридического лица (например, в сфере розничной торговли товарами народного потребления);

2) учредителя (соучредителя) юридического лица (общества с ограниченной ответственностью и др.);

3) члена исполнительного органа одного из этих предприятий (например, члена правления акционерного общества).

II. Опосредованное участие в предпринимательской деятельности в качестве сособственника предприятия, получающего часть прибыли от его деятельности (например, в качестве акционера).

Затрагивая вопрос о правах, осужденных к лишению свободы в сфере предпринимательства, нельзя не сказать несколько слов о порядке его регистрации. Нормы действующих правовых актов позволяют нам сделать вывод, что процедура регистрации прав на предпринимательскую деятельность является общепринятой (за исключением регистрации прав на индивидуальную трудовую деятельность) и поэтому у осужденных к лишению свободы и законопослушных граждан абсолютно идентична. Она осуществляется компетентными органами двумя способами: регистрационным (без каких-либо дополнительных условий, на основании представленного осужденным к лишению свободы или его представителем пакета документов) и разрешительным (при условии представления регистрирующимся лицом лицензии на данный вид деятельности, выданной уполномоченными органами).

Исходя из режимных требований, предъявляемых к осужденным к лишению свободы, возможность реализовывать право на предпринимательскую деятельность зачастую носит представительский характер. В качестве таковых могут выступать дееспособные лица из числа родителей, супруга, иных родственников, а также других лиц. Однако в любом случае перед осужденными к лишению свободы всегда остро стоит вопрос о подыскании такого добросовестного представителя, который бы отстаивал его интересы при реализации рассматриваемого права. Особенно сложно решение этой проблемы для лиц, не имеющих родственников или других близких людей, либо если они находятся далеко от места расположения исправительного учреждения. Ведь зачастую найм представителя является единственным способом для осужденного к лишению свободы реализовать свое право на свободу предпринимательской деятельности. В нормативно-правовых актах отсутствуют какие-либо попытки хотя бы частично решить этот вопрос, не затрагивается он и в научных публикациях. В этой связи нельзя не присоединиться к точке зрения Н.Н. Дерюги, который считает, что в законодательстве следует предусмотреть дополнительные гарантии для эффективной реализации лицами, содержащимися в исправительных учреждениях, права на свободу предпринимательской деятельности.

По нашему мнению, функцию помощи в решении подобных проблем необходимо возложить на территориальные органы службы занятости населения, т.к. одной из обязанностей, входящих в их компетенцию, является оказание содействия гражданам в вопросах трудоустройства. Представляется, что на получение подобной помощи, учитывая известные трудности при реализации рассматриваемого права, вполне могут претендовать и осужденные к лишению свободы. Поэтому мы бы хотели предложить ввести в действующее законодательство норму следующего содержания: «По просьбе осужденного к лишению свободы соответствующие органы службы занятости населения обязаны подыскать из числа граждан лицо, которое бы добровольно согласилось взять на себя обязанности по исполнению полномочий представителя для осуществления предпринимательской деятельности за вознаграждение на обоюдовыгодных условиях».

Вместе с тем реализация права на свободу предпринимательской деятельности осужденными к лишению свободы не исключает привлечения их за совершение правонарушений в этой сфере (уклонение от уплаты налогов и т.д.) к различным видам ответственности, вплоть до уголовной.

Таким образом, под правом лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, на свободу предпринимательской деятельности следует понимать реализуемую в установленном законодательством порядке юридическую возможность осужденных к лишению свободы на инициативную самостоятельную экономическую деятельность, направленную на получение прибыли.

Рассмотрев содержание конституционных прав осужденных к лишению свободы, кратко остановимся на характеристике не менее важного элемента их правового статуса – конституционных обязанностях.

Согласно имеющейся традиции, в юридической литературе проблема исследования обязанностей как таковых носит производный и в некоторой степени второстепенный характер по сравнению с вопросами, связанными с реализацией прав и свобод. Количество научных публикаций, посвященных данной проблеме, исчисляется единицами, не говоря уже о том, в каком объеме исследованы конституционные обязанности отдельных групп и слоев населения, в том числе и осужденных к лишению свободы.

Вообще, говоря, об общей системе конституционных обязанностей, следует отметить, что она весьма немногочисленна и поэтому, на наш взгляд, не требует своей классификации, как это существует в отношении конституционных прав и свобод. Проведенный нами анализ законодательства позволяет прийти к выводу, что система конституционных обязанностей состоит всего из четырех элементов: обязанности неукоснительного исполнения требований закона, обязанности платить законно установленные налоги и сборы, обязанности заботиться об охране окружающей среды и обязанности пройти службу в Вооруженных Силах РФ.

Согласно п.2 ст.10 УИК РФ осужденные не могут быть освобождены от исполнения своих гражданских обязанностей, кроме случаев, установленных федеральным законом. Так как действующее в сфере военной службы законодательство запрещает призыв на нее осужденных к лишению свободы, то система конституционных обязанностей осужденных к лишению свободы представляется еще более простой – в нее входят всего три оставшихся элемента.

Общий анализ таких конституционных обязанностей лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, как неукоснительное исполнение требований закона, уплата законно установленных налогов и сборов и забота об охране окружающей среды, позволил прийти к выводу, что их осуществление не имеет каких-либо принципиальных отличий от осуществления законопослушными гражданами. Другой вопрос, что нахождение осужденного в исправительном учреждении может расширять или сужать меры должного поведения, предписываемые Конституцией РФ. Так, в частности, помимо соблюдения требований законодательства РФ, действующего в среде законопослушных граждан, осужденные к лишению свободы также обязаны выполнять положения правовых актов, регулирующих порядок отбытия ими наказания. Или, например, обязанность охраны окружающей среды для рассматриваемой нами категории лиц ограничена, как правило, пределами территории исправительного учреждения.

Таким образом, проведенные исследования отдельных видов конституционных прав, свобод и обязанностей лиц, содержащихся в исправительных учреждениях позволили, на наш взгляд, дать их достаточно четкую содержательную характеристику. Основываясь на анализе большого числа литературных источников, а также нормативно-правового материала, мы попытались привести определение, раскрыть содержание и выделить характерные особенности, свойственные осуществлению данных прав и обязанностей осужденными к лишению свободы. Помимо того, на основании выявленных пробелов и противоречий в нормативно-правовых актах, касающихся вопросов регулирования рассматриваемых конституционных прав и обязанностей, в целях незамедлительного их устранения нами предложено внести в них значительное количество уточняющих и дополняющих норм, которые бы способствовали приведению данной сферы правоотношений в соответствие с текущим законодательством и совершенствовали бы его.

Общая характеристика элементов специального правового статуса осужденных к лишению свободы

Помимо общих конституционных прав, свобод и обязанностей, имеющих в ряде случаев ограниченный характер или приобретающих особые формы реализации, неотъемлемыми элементами правового статуса осужденных к лишению свободы являются также его специальные составляющие, наличие которых обусловлено такой социально-правовой характеристикой их личности, как нахождение в исправительном учреждении.

Перечень основных специальных прав, свобод и обязанностей осужденных к лишению свободы достаточно подробно регламентирован действующим УИК РФ и ведомственными нормативными актами подзаконного характера, конкретизирующими данную сферу правового регулирования (например, Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений 2001г.).

Наиболее существенным юридическим свойством специальных прав осужденных к лишению свободы необходимо назвать их прямую связь с отбытием наказания в виде лишения свободы и с его карательной сущностью. Именно факт нахождения лица в исправительном учреждении является основанием для появления у него различных правовых возможностей, которыми не обладают законопослушные граждане. Существование указанного вида специальных прав и свобод носит непроизвольный характер, т.к. именно факт осуждения лица и помещение его в соответствующее исправительное учреждение является той юридической основой, которая вызывает те или иные ограничения в потребностях и желаниях осужденных (например, право ограниченного пользования личными деньгами). Следующим характерным свойством специальных прав и свобод осужденных является их связь с исправительным воздействием наказания, выраженная в наличии обстоятельств, определяющих перечень и пределы данных прав (право на вежливое обращение персонала администрации и т.п.). И, наконец, в качестве последнего юридического свойства следует назвать их обусловленность необходимостью создания условий, способствующих правильной организации жизнедеятельности осужденных к лишению свободы (право на отдельное спальное место, определенную норму жилой площади и др.).

Общий анализ совокупности основных специальных прав и свобод лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, позволил автору прийти к выводу о достаточной неоднородности их системы, что в свою очередь предопределило необходимость деления указанных прав и свобод на различные виды. Наиболее простым в данном случае является общепринятое членение на личные (например, право на вежливое обращение со стороны персонала учреждения), политические (право на обращение к органам государственной власти различного уровня с жалобами и предложениями), социально-экономические и культурные права и свободы (право пользования библиотекой исправительного учреждения и др.). Вместе с тем такое деление, на наш взгляд, не совсем адекватно определяет особенности специальных прав и свобод осужденных, т.к. не отражает индивидуальности и дифференцированности правового статуса лиц данной категории.

По нашему мнению, наиболее рациональной является группировка тех или иных специальных прав и свобод в зависимости от уровня их самостоятельности относительно общеконституционных прав и свобод. Взяв за основу данный критерий, представляется целесообразным выделять следующие виды специальных прав и свобод лиц, содержащихся в исправительных учреждениях:

1) права и свободы, конкретизирующие и детализирующие общеконституционные права (право на получение медицинской помощи в лечебных учреждениях уголовно-исполнительной системы);

2) права и свободы, расширяющие общеконституционные права (право получать информацию о своих правах и обязанностях в сфере исполнения наказания);

3) права и свободы, имеющие самостоятельное юридическое значение и не связанные с общеконституционными правами (право на вежливое обращение со стороны персонала исправительного учреждения).

Наряду с правами и свободами одним из элементов специального правового статуса осужденных к лишению свободы в первой главе работы мы назвали их законные интересы, являющиеся своеобразными юридическими возможностями, реализация которых зависит от усмотрения компетентных лиц. В действующем законодательстве России законные интересы распространены достаточно широко (например, в трудовом праве), однако наибольший интерес они представляют именно с позиций уголовно-исполнительного права, т.к. ограниченность правового статуса рассматриваемой категории лиц носит ярко выраженный отраслевой характер.

Анализ уголовно-исполнительного законодательства позволяет прийти к выводу, что законные интересы имеют значительно больший удельный вес в содержании специального правового статуса осужденных и играют более важную роль в механизме юридического гарантирования, чем аналогичная категория в правовом статусе свободных граждан, что, на наш взгляд, обусловлено факторами исправительного воздействия.

Юридическая сущность законных интересов состоит в том, что они представляют собой некие льготы, которыми осужденные могут пользоваться, если администрация исправительного учреждения им их предоставит. В этой связи нельзя не согласиться с мнением Г.А. Аванесова, что пользование льготами не адекватно праву на них, а расширение или сужение прав осужденных – это не предоставление новых или лишение прежних льгот, а результат изменения условий содержания осужденного, основанный на нормах действующего законодательства.

Существенным недостатком уголовно-исполнительного законодательства является отсутствие систематизации специальных законных интересов осужденных к лишению свободы. По нашему мнению, перечень основных законных интересов необходимо закрепить в отдельной статье либо УИК РФ, либо Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, и при необходимости изложить механизм их реализации. Одновременно с этим встает вопрос о выделении различных видов законных интересов. С научных позиций такое деление является необходимым в том плане, что позволяет более детально исследовать их сущность, особенности и юридические свойства. В основу классификации законных интересов могут быть положены различные критерии:

1) сфера регулируемых общественных отношений:

а) личные;

б) социально-экономические;

в) культурные;

2) цели регулирования - интересы, направленные на реализацию прав осужденного либо обеспечение режима исполнения наказаний;

3) характер предписания:

а) интересы, установленные путем предоставления права осужденному с условием позитивных действий администрации – например, предоставление осужденному отпуска с разрешения администрации;

б) интересы, связанные с наделением администрации возможностью осуществления конкретных действий, направленных на реализацию того или иного права осужденного – право предоставить осужденному дополнительный отпуск.

Вместе с тем с практической стороны важное юридическое значение, на наш взгляд, имеет деление законных интересов в зависимости от того, как они связаны с фактом нахождения лица в исправительном учреждении. Аналогичной точки зрения придерживается и А.А. Беляев, который в зависимости от этого критерия делит законные интересы осужденных на следующие виды:

а) относящиеся к факту изоляции и поведению осужденного (возможность их перевода на улучшенные условия содержания, предоставление дополнительного свидания, разрешение на дополнительный телефонный звонок и др.);

б) бытовые законные интересы (разрешение на дополнительное расходование денег, выезд за пределы исправительного учреждения);

в) трудовые (увеличение продолжительности ежегодного оплачиваемого отпуска и т.д.);

г) иные социальные интересы (например, возможность возбуждения администрацией ходатайства о помиловании для положительно характеризуемых лиц).

Неотъемлемым элементом правового статуса осужденных к лишению свободы являются их юридические обязанности. Наряду с необходимостью исполнения общеконституционных мер должного поведения, лица, содержащиеся в исправительных учреждениях, обязаны соблюдать специальные требования уголовно-исполнительного законодательства. Попытаемся исследовать сущность, юридическую природу и выделить характерные черты рассматриваемого явления правовой действительности.

Содержанием специальных обязанностей выступает, с одной стороны, необходимость осуществления осужденными действий активного характера (например, обязанность явиться по вызову администрации) либо пассивное воздержание от таковых (недопустимость нанесения вреда имуществу исправительного учреждения), а с другой - право администрации принудить (вплоть до применения мер юридической ответственности) осужденного к лишению свободы к надлежащему выполнению тех или иных ее законных требований (например, право на принуждение осужденного к прохождению медицинского освидетельствования в целях своевременного обнаружения инфекционных заболеваний). Именно поэтому в обязанностях осужденного как субъекта уголовно-исполнительных правоотношений следует искать проявление исправительно-карательного воздействия наказания в виде лишения свободы. В этой же связи нельзя не согласиться с мнением А.И. Дементьева, утверждающего, что наличие в уголовно-исполнительном законодательстве норм обязывающего и запрещающего характера «…обусловлено не только требованиями необходимости претерпевания осужденными определенных лишений за совершенное преступление, но и необходимостью восстановления мер социальной справедливости».

Общий анализ юридической природы специальных обязанностей лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, позволяет нам выделить их следующие характерные черты, раскрывающие сущностную сторону исследуемого явления правовой действительности:

1) имеют строго формально-юридический характер (является недопустимым принуждение осужденных к исполнению обязанностей, которые не предусмотрены действующим уголовно-исполнительным законодательством);

2) являются средствами обеспечения нормального функционирования и жизнедеятельности исправительного учреждения (направлены на поддержание должного порядка на его территории, например, обязанность принимать участие в работах по благоустройству, соблюдать распорядок дня и т.д.);

3) нередко имеют карательную сущность (призваны обеспечить восстановление социальной справедливости путем претерпевания осужденными определенных негативных последствий наказания в виде лишения свободы – запрет пользования наличными деньгами, обязанность передвигаться в составе строя и др.);

4) рассчитаны на оказание исправительно-предупредительного воздействия на осужденных к лишению свободы (направлены на искоренение идеологических и психологических установок лица на совершение общественно опасных деяний, например, обязанность добросовестного отношения к труду и учебе);

5) являются временными мерами принудительного воздействия, т.к. срок их действия ограничен временем пребывания осужденного в исправительном учреждении (после отбытия лицом наказания утрачивают свою юридическую силу).

Одной из весьма дискуссионных проблем законодательной регламентации специальных обязанностей осужденных к лишению свободы является, на наш взгляд, недостаточное их отражение и конкретизация в действующем законодательстве. Позволим себе не согласиться с точкой зрения В.М. Тараненко, который считает, что в случае отсутствия правовой нормы, обязывающей лиц рассматриваемой категории совершить какие-либо действия, отвечающие интересам администрации, ее представителям необходимо руководствоваться интересами других осужденных и требованиями социальной справедливости. По нашему мнению, в условиях формирования демократического государства, когда на смену разрешительному методу правового регулирования приходит дозволительный характер права, является недопустимым использование по отношению к осужденным мер принудительного воздействия, не предусмотренных действующим законодательством.

В этой связи представляется целесообразным дополнить ст.11 «Основные обязанности осужденных» УИК РФ п.7 следующего содержания:

«Перечень обязанностей осужденных, указанных в настоящем кодексе, а также в подзаконных нормативно-правовых актах ведомственного характера, является исчерпывающим. Не допускается наложение на осужденных обязанностей, не предусмотренных действующим законодательством».

Достаточно обширная сфера правового регулирования, касающаяся закрепления специальных обязанностей в нормативно-правовых актах, относящихся к установлению основ юридического статуса осужденных к лишению свободы, обусловливает необходимость обращения к вопросу их научной классификации.

Первым ее основанием необходимо назвать характер предписания нормы права, устанавливающей обязанность осужденного к лишению свободы. В зависимости от этого все обязанности следует разделить на два вида: а) обязанности, вытекающие из правовых запретов (например, недопустимость употребления алкогольных напитков, проведения азартных игр и др. влекут за собой обязанность лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, не совершать подобного рода действий); б) обязанности, прямо предусматривающие совершение активных действий, предписанных нормами уголовно-исполнительного права (обязанность иметь короткую стрижку, передвигаться по территории исправительного учреждения только строем и т.д.).

Вторым основанием классификации следует назвать сферу направленности правовых норм, закрепляющих специальные обязанности осужденных к лишению свободы. Согласно данному критерию можно выделить следующие виды обязанностей: а) обязанности, связанные с ограничением свободы личности осужденного (например, обязанность соблюдения правил личной гигиены, ношения одежды установленного образца); б) обязанности социально-экономического и культурного характера (необходимость бережного отношения к имуществу исправительного учреждения, запрет пользования наличными деньгами и др.).

В качестве последнего основания классификации обязанностей лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, необходимо обозначить связанность с личными негативными последствиями наказания в виде лишения свободы: а) обязанности, обусловленные требованиями режима и необходимостью обеспечения постоянной жизнедеятельности исправительного учреждения (обязанности по соблюдению распорядка дня, требований пожарной безопасности и т.д.); б) обязанности, определяющие карательную сущность мер личного характера, применяемых к осужденным в период отбытия наказания (запреты на изготовление и пользование электрическими приборами, содержание животных и птиц, нанесение татуировок и т.п.).

Таким образом, последовательно определив структуру специального правового статуса осужденных к лишению свободы, к которой относятся специальные права, свободы, законные интересы и обязанности, мы дали их развернутый анализ, остановившись на характерных чертах, юридических свойствах и особенностях, а также классификации указанных правовых категорий.


Литература:

1. Демина В.В. Назначение наказания по совокупности преступлений // Уголовный процесс. - 2005. - №2.-с.20-24.

2. Арапиди С.Г. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств: законодательная регламентация и проблема индивидуализации: Автореферат / Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право. - М., 2005. - 19с.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:33:19 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:10:42 28 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Понятие и особенности реализации политических прав осужденных

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151450)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru