Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Ответственность за нарушение договорных обязательств

Название: Ответственность за нарушение договорных обязательств
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 14:57:49 16 апреля 2010 Похожие работы
Просмотров: 3336 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Оглавление

Введение

Глава 1. Общее понятие гражданско-правовой деятельности

1.1 Понятие и сущность гражданско-правого проступка

1.2 Теоретико-правовые положения ответственности за нарушение договорных обязательств

Глава 2. Практика привлечения к ответственности за нарушения, неисполнения отдельных видов гражданско-правовых договоров

2.1 Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора аренды

2.2 Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора страхования

2.3 Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора дарения

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Договор – это закон, по которому стороны действуют. И судья должен принять его за исходный пункт своих рассуждений. Заключая договор, каждая из сторон ожидает, что другая сторона его выполнит. Но, тем не менее, бывает и так, что закупленный товар не отгружен, не заверено нотариально соглашение о передаче права собственности на проданный земельный участок, квартиросъемщик не освободил занимаемую площадь по окончании договора найма, певица не явилась на объявленный концерт или уволившийся работник, открыв собственное дело, начал конкурировать с бывшим хозяином вопреки договору. Во всех этих случаях встает вопрос: какие средства законодатель представляет обманутому в своих ожиданиях участнику договора для решения возникающих у него в этой связи проблем? Целесообразные и справедливые, сточки зрения судьи, соображения должны приниматься во внимание в той мере, поскольку это необходимо для правильного решения его задачи: определить, как должным образом распределить между сторонами риски в соответствии с рассматриваемым типом договора. В этом заключается актуальность моей работы « Ответственность за нарушение договорных обязательств».

До моей работы многие правоведы в странах с развитыми правовыми системами обращались к изучению и анализу данной проблемы с древних времен и по настоящее время, потому что, как показывает практика, абсолютное большинство гражданско-правовых исков касаются договоров или противоправных действий (деликтов).

В связи с чем, объектом исследования являются общественные отношения, регулирующие ответственность за нарушение договорных обязательств.

А предметом исследования, стало быть, являются нормативно-правовые акты, регулирующие ответственность за нарушение договорных обязательств.

Цель данной работы: исследовать законодательство и судебную практику данной проблемы.

Задачами данной работы являются:

- изучить понятие и сущность гражданско-правового проступка;

- изучить теоретико-правовые положения ответственности за нарушение договорных обязательств;

- изучить практику привлечения к ответственности за нарушение, неисполнение гражданско-правовых договоров аренды, страхования, дарения.

Основным источником возникновения обязательств является договор – контракт. Договор рассматривается как соглашение, пользующееся исковой защитой.


Глава 1. Общее понятие гражданско-правовой ответственности

Ответственность - одна из основных юридических категорий, широко используемая в правоприменительной деятельности. Однако сам термин «ответственность» многозначен и употребляется в различных аспектах. Можно различать социальную, моральную, политическую, юридическую ответственность. Социальная ответственность - обобщающее понятие, включающее все виды ответственности в обществе. С этой точки зрения моральная и юридическая ответственность - разновидности (формы) социальной ответственности.

Весьма широким является и понятие моральной ответственности. Им охватывается ответственность лица не только перед другими членами общества или социальными образованиями, но и нравственная ответственность перед самим собой, рассматриваемая как чувство долга, как «ответственное поведение», как моральная обязанность и готовность дать отчет в своих действиях. Она выражается в форме морального осуждения соответствующего поведения и обращена, прежде всего, на формирование будущего поведения лица. Поэтому моральную ответственность обычно именуют позитивной, или перспективной ответственностью. В отличие от этого юридическая ответственность всегда связана с определенной оценкой последствий прошлого, имевшего место поведения. Поэтому ее называют также ретроспективной ответственностью. Вместе с тем юридическая ответственность - всегда следствие правонарушения, т.е. нарушения правовых предписаний, но не моральных запретов или велений нравственности (хотя последние в ряде случаев и лежат в основе юридических норм).

Юридическую ответственность нередко ошибочно отождествляют с другими, близкими категориями. Так, говоря о том, что кто-то «отвечает» за то или иное направление деятельности, в действительности имеют в виду его обязанности и их должное исполнение. Высказано мнение о том, что юридическая ответственность - «регулируемая правом обязанность дать отчет в своих действиях». В таком понимании юридическая ответственность прямо становится исполнением некоей заранее предусмотренной обязанности, по существу тесно сближенной с моральной («позитивной») ответственностью.

Иногда указывается, что юридическая ответственность есть не что иное, как реализация санкции нормы права, ибо содержание санкции сводится к установлению определенных юридических последствий поведения. Но далеко не всякая санкция устанавливает меру юридической ответственности, не говоря уже о том, что большинство действующих правовых норм не имеет классической трехчленной структуры (гипотеза - диспозиция - санкция) и санкцией может быть даже норма в целом, а во многих нормах санкции отсутствуют, что само по себе еще не означает отсутствия юридической ответственности за их нарушение. Иное дело - понимание санкции как установленной законом (или договором) конкретной меры ответственности за правонарушение.

Юридическая ответственность устанавливает последствия ненадлежащего (неправомерного) поведения, нарушающего права и интересы других лиц. Следовательно, ее применение становится одним из способов защиты нарушенных прав и интересов. Важнейшая особенность этого способа состоит в применении мер ответственности с помощью государственного, прежде всего, судебного, принуждения, т.е. с помощью публичной власти (уполномоченных на то государственных органов или должностных лиц). Это отличает его от самозащиты и других мер воздействия, применяемых к правонарушителям непосредственно управомоченными (потерпевшими) лицами. В некоторых случаях меры ответственности могут использоваться и добровольно, а не с помощью публичной власти (например, правонарушитель добровольно уплачивает штраф). Это обстоятельство не меняет их природы как государственно-принудительных мер, содержание и порядок применения которых установлены законом.

Поэтому юридическую ответственность нередко рассматривают как государственно-принудительное применение к правонарушителю любых неблагоприятных для него мер.

Юридическая ответственность, безусловно, всегда связана с государственным принуждением, однако далеко не всякая мера государственно-принудительного воздействия на правонарушителя одновременно является и мерой ответственности. Так, принудительное исполнение имеющейся у лица обязанности, например возврат взятой им взаймы суммы по решению суда, едва ли можно считать мерой его ответственности перед заимодавцем, ибо нарушитель в данном случае лишь принудительно обязывается к исполнению своей обязанности и не несет никаких неблагоприятных последствий своего не надлежащего поведения.

Таким образом, юридическая ответственность представляет собой одну из форм государственно-принудительного воздействия на нарушителей норм права, заключающуюся в применении к ним предусмотренных законом санкций - мер ответственности, влекущих для них дополнительные неблагоприятные последствия*.

Как разновидность юридической ответственности ответственность в гражданском праве обладает всеми указанными выше признаками, однако имеет и особенности, обусловленные спецификой самого гражданского права.

Поскольку гражданское право главным образом регулирует имущественные отношения, то и гражданско-правовая ответственность имеет имущественное содержание, а ее меры (гражданско-правовые санкции) носят имущественный характер. Тем самым эта гражданско-правовая категория выполняет функцию имущественного (экономического) воздействия на правонарушителя и становится одним из методов экономического регулирования общественных отношений.

Следовательно, гражданско-правовая ответственность состоит в применении к правонарушителю мер имущественного характера .

Но не всякую меру государственно-принудительного воздействия, имеющую имущественное содержание, можно рассматривать как меру гражданско-правовой ответственности. При ином подходе границы юридической ответственности безосновательно расширяются, а стимулы к надлежащему поведению столь же безосновательно теряются. Так, реституция как последствие признания сделки недействительной или понуждение к исполнению заключенного договора не могут считаться мерами имущественной ответственности, поскольку по общему правилу не влекут никаких неблагоприятных имущественных последствий для правонарушителей. А вот требование о возмещении всех причиненных нарушением договора убытков или взыскание предусмотренного договором штрафа, влекущие возложение на правонарушителя дополнительных в сравнении с вытекающими из договора расходов, безусловно, являются мерами ответственности. Поэтому применение гражданско-правовых санкций (мер ответственности) всегда влечет возложение на правонарушителя всех неблагоприятных, невыгодных имущественных последствий его поведения.

Имущественные санкции, возлагаемые на правонарушителя, взыскиваются в пользу потерпевшей стороны. Это отличает меры гражданской ответственности от имущественных по характеру мер ответственности, используемых в отраслях публичного права (например, в уголовном или административном праве), где они взыскиваются в доход казны (публичной власти). Весьма немногие предусмотренные гражданским законом случаи взыскания имущественных санкций в доход государства (в частности, ст. 169 ГК) связаны с особо злостным нарушением публичных интересов и представляют собой исключение, не характерное для гражданско-правового (частноправового) регулирования.

В сферу гражданского права включены и определенные неимущественные отношения. Правонарушения в этой области также могут влечь неблагоприятные имущественные последствия. Например, неправомерное использование объекта авторского или изобретательского (патентного) права приводит к появлению убытков у правообладателей, а распространение о лице порочащих его сведений может затруднить его трудоустройство или предпринимательскую деятельность. Наряду с этим гражданское право предусматривает случаи имущественного возмещения морального вреда за причиненные гражданам определенными правонарушениями физические и нравственные страдания (ст.151, 1099-1101 ГК), которое тоже является мерой гражданско-правовой ответственности.

Из сказанного следует, что гражданско-правовая ответственность - одна из форм государственного принуждения, состоящая во взыскании судом с правонарушителя в пользу потерпевшего имущественных санкций, перелагающих на правонарушителя невыгодные имущественные последствия его поведения и направленных на восстановление нарушенной имущественной сферы потерпевшего.

В зависимости от особенностей гражданских правоотношений различаются и виды имущественной ответственности за гражданские правонарушения. Так, по основаниям возникновения (наступления) можно выделить ответственность за причинение имущественного вреда (совершение имущественного правонарушения) и ответственность за причинение морального вреда (вреда, причиненного личности человека). Первый вид ответственности наиболее распространен в гражданском праве и применяется к подавляющему большинству гражданских правонарушений в отношениях между любыми субъектами гражданского права.

Ответственность за имущественные правонарушения в гражданском праве подразделяется на договорную и внедоговорную. Основанием наступления договорной ответственности служит нарушение договора, т.е. соглашения самих сторон (контрагентов). Поэтому такая ответственность может устанавливаться и за правонарушения, прямо не обеспеченные санкциями в действующем законодательстве, а в ряде случаев увеличиваться или уменьшаться по соглашению участников договора в сравнении с размером, предусмотренным законом.

Второй вид ответственности может использоваться только в прямо предусмотренных законом случаях и размерах и на императивно установленных им условиях. Следовательно, это более строгий вид ответственности.

Внедоговорная ответственность возникает при причинении личности или имуществу потерпевшего вреда, не связанного с неисполнением или ненадлежащим исполнением нарушителем обязанностей, лежащих на нем в силу договора с потерпевшей стороной. Но закон требует его применения и в тех случаях, когда неисполнением договорных обязанностей причинен вред жизни или здоровью гражданина (ст. 1084 ГК), например, пассажиру при транспортной аварии. Внедоговорную ответственность нередко называют также деликтной , связывая ее в основном с обязательствами из причинения вреда (деликтами), которые, по сути, и представляют собой форму гражданско-правовой ответственности. Но сфера применения такой ответственности в действительности шире и охватывает все случаи возникновения гражданской ответственности в силу наступления обстоятельств, прямо предусмотренных законом (при отсутствии договора).

Как договорная, так и внедоговорная ответственность в зависимости от числа обязанных лиц может быть долевой, солидарной или субсидиарной. Долевая ответственность означает, что каждый из ответчиков несет ответственность в точно определенной доле, установленной законом или договором. Например, наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя в размере действительной стоимости (доли) перешедшего к ним по наследству имущества. Правила о долевой ответственности применяются, когда иной вид ответственности для нескольких субъектов не предусмотрен законом (иным правовым актом) или договором. Если при этом законодательство или договор не определяют доли сторон, они считаются равными, т.е. каждый из ответчиков несет ответственность в одинаковом с другими ответчиками размере (ст. 321, 1080, п. 2 ст. 1081 ГК).

Солидарная ответственность более строгая, чем долевая. Здесь потерпевший-истец вправе предъявить требование как ко всем ответчикам совместно, так и к любому из них, причем как в полном объеме нанесенного ему ущерба, так и в любой его части; не получив полного удовлетворения от одного из солидарных ответчиков, он вправе по тем же правилам требовать недополученное с остальных, которые остаются перед ним ответственными до полного удовлетворения его требований (ст. 323 ГК). Такое право выбора усиливает положение потерпевшего, предоставляя ему возможность требовать возмещения не с того из правонарушителей, кто в наибольшей мере виновен в правонарушении, а с того, кто в состоянии в полном объеме компенсировать его неблагоприятные имущественные последствия.

Субсидиарная ответственность является дополнительной по отношению к ответственности, которую несет перед потерпевшим основной правонарушитель (п. 1 ст.399 ГК). Она признана дополнить его ответственность, усиливая защиту интересов потерпевшего.

Субсидиарная ответственность наступает для несущего ее лица в случае, когда основной ответчик отказался удовлетворить требование потерпевшего.

С точки зрения условий наступления субсидиарной ответственности она, в свою очередь, может быть разделена на несколько видов. В договорных отношениях она обычно наступает при отказе основного ответчика от удовлетворения предъявленных к нему требований (независимо от наличия или отсутствия у него необходимого для удовлетворения кредиторов имущества). Таковой, например, в силу условий договора может быть ответственность поручителя (п. 1 ст. 363 ГК).

Ответственность в порядке регресса, или регрессная ответственность, наступает в случаях, когда гражданский закон допускает ответственность одного лица за действия другого (ст. 402, 403 ГК).

Например, юридические лица и граждане-работодатели несут ответственность за вред, который причинили их работники при исполнении своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей, а хозяйственные товарищества и производственные кооперативы отвечают за вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении предпринимательской или производственной деятельности такой коммерческой организации (ст. 1068 ГК). Если работодатель или коммерческая организация возместили потерпевшему вред, причиненный их работником или участником (членом), они получают право обратного требования (регресса) к такому причинителю (п. 1 ст. 1081 ГК), что и составляет существо регрессной ответственности. Таким образом, регрессная ответственность направлена на восстановление имущественной сферы того лица, которое понесло убытки, компенсировав потерпевшему его имущественные потери за другое лицо (причинителя).

Закон не исключает сочетания различных видов ответственности. Например, регрессной является долевая ответственность солидарных должников перед тем из них, кто полностью исполнил их общее обязательство перед кредитором (п. 1 и 2 ст. 325 ГК). Участники полного товарищества согласно п. 1 ст. 75 ГК солидарно несут субсидиарную ответственность всем своим имуществом по обязательствам созданного ими товарищества. Это означает, что их имущественная ответственность по долгам товарищества может наступить только при недостатке или отсутствии имущества у самого товарищества (в субсидиарном порядке), однако в этом случае она будет носить солидарный характер (что и позволит кредиторам товарищества обратить взыскание на имущество наиболее обеспеченных товарищей).


1.1 Понятие и сущность гражданско-правового проступка

Толковый словарь русского языка Ожегова С.И дает характеристику слову «проступок» как «поступок, нарушающий правило поведения, провинность».

Предметом обязательственного правоотношения является правомерное действие обязанного лица (а иногда и воздержание от действия). Наиболее распространенным основанием возникновения обязательств является договор. Кроме того, основаниями возникновения обязательств могут быть односторонние сделки, юридические поступки (например, находка), причинение вреда, неосновательное обогащение и др.

В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

По основаниям возникновения обязательства подразделяются на договорные, внедоговорные и обязательства из односторонних сделок. По соотношению прав и обязанностей обязательства подразделяются на односторонне-обязывающие (у одной стороны есть только право, у другой – только обязанность) и двусторонне-обязывающие (у каждой стороны обязательства есть и право, и обязанность).

Обязательства подразделяются также на основные и дополнительные (акцессорные). В качестве примера основного обязательства можно привести кредитный договор, а дополнительного – обеспечивающий его договор поручительства. Прекращение основного обязательства влечет прекращение и дополнительного обязательства.

Обстоятельства, при которых наступает гражданско-правовая ответственность, называются ее основаниями. Таким основанием, прежде всего, является совершение правонарушения, предусмотренного законом или договором, например, неисполнение или ненадлежащее исполнение лицом возникших для него из договора обязанностей либо причинение какому-либо лицу имущественного вреда. В гражданском праве ответственность в некоторых случаях может наступать и при отсутствии правонарушения со стороны лица, на которое она возлагается, в частности, за действия третьих лиц (такова, например, в соответствии со ст. 363 ГК ответственность поручителя за нарушение обязанным лицом обеспеченного поручительством договора). Поэтому в качестве оснований гражданско-правовой ответственности следует рассматривать не только правонарушения, но и иные обстоятельства, прямо предусмотренные законом или договором.

Однако и при наступлении одного из названных оснований ответственность не всегда подлежит применению к конкретному лицу. Для этого необходимо установить наличие определенных обстоятельств (условий), являющихся общими, типичными для гражданских правонарушений. К числу таких общих условий гражданско-правовой ответственности относятся:

1) противоправный характер поведения (действий или бездействия) лица, на которое предполагается возложить ответственность (либо наступление иных, специально предусмотренных законом или договором обстоятельств);

2) наличие у потерпевшего лица вреда или убытков;

3) причинная связь между противоправным поведением нарушителя и наступившими вредоносными последствиями;

4) вина правонарушителя.

Совокупность перечисленных условий, по общему правилу необходимых для возложения гражданско-правовой ответственности на конкретное лицо, называется составом гражданского правонарушения. Отсутствие хотя бы одного из указанных условий ответственности, как правило, исключает ее применение. Установление данных условий осуществляется именно в указанной очередности, поскольку отсутствие одного из предыдущих условий лишает смысла установление других (последующих) условий.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что в гражданском праве наличие состава правонарушения требуется для привлечения к имущественной ответственности по общему правилу, из которого закон устанавливает некоторые исключения. Речь идет о таких прямо предусмотренных им ситуациях, в которых для возложения ответственности достаточно лишь некоторых из названных условий, например, не имеет гражданско-правового значения наличие или отсутствие убытков либо вины в действиях причинителя.

Противоправность поведения привлекаемого к гражданско-правовой ответственности лица - обязательное условие для ее применения. Правомерные действия участников гражданских правоотношений не могут влечь имущественной ответственности, за исключением немногочисленных, прямо предусмотренных законом случаев (п.3 ст.1064 ГК). Например, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, т.е. в результате правомерных действий, подлежит возмещению его причинителем в соответствии с ч.1 ст. 1067 ГК. Противоправным поведением в конкретных ситуациях может являться как действие, так и бездействие лица (при неисполнении прямо предусмотренной законом или договором обязанности совершить определенные действия).

Противоправным в строгом смысле слова признается поведение, нарушающее предписания правовых норм. Но не всякое отступление от норм гражданского права противоправно. Оно становится таковым лишь при нарушении прямых запретов или императивных правил закона. В гражданском праве имеется большое число диспозитивных норм, допускающих определение прав и обязанностей участников имущественного оборота по их выбору, обычно в результате соглашения (договора) сторон. Тем самым закон не только разрешает известное отступление от предусмотренных им правил, но и придает обязательное значение согласованным участниками условиям договоров. Следовательно, противоправным считается нарушение не противоречащих законодательным запретам договорных условий.

Более того, гражданские права и обязанности, как известно, могут возникать из таких действий (сделок) участников оборота, которые не предусмотрены и не урегулированы прямо ни законом, ни иными правовыми актами, но соответствуют общим началам и смыслу гражданского законодательства, в частности, из договоров, хотя и не предусмотренных законом, но и не противоречащих ему (п. 1 ст. 8 ГК). В условиях развития рыночных отношений и неизбежного отставания от этих процессов результатов законотворческой деятельности появление такого рода отношений не может быть лишь редким исключением. Поэтому противоправным в гражданском праве считается такое поведение, которое нарушает императивные нормы права либо санкционированные законом условия договоров, в том числе и прямо не предусмотренные правом, но не противоречащие общим началам и смыслу гражданского законодательства.

Законом о защите прав потребителей в ст.12 установлена ответственность услугодателей перед гражданами за невыполнение или ненадлежащее выполнение информационных и других обязанностей по надлежащему обслуживанию граждан, возникающих на стороне услугодателей еще до заключения конкретных договоров с гражданами-потребителями. Аналогичная ответственность за «необоснованное уклонение от заключения договора», т.е. «преддоговорная ответственность», известна теперь и общему гражданскому законодательству РФ (п.2 ст.507 ГК). По существу речь идет о нарушении принципа добросовестности при осуществлении гражданских прав и исполнении гражданско-правовых обязанностей. Другим случаем ответственности за нарушение общих принципов гражданского права является ответственность за злоупотребление правом (п. 1 и 2 ст. 10 ГК). Таким образом, противоправными следует считать и случаи нарушения участниками гражданско-правовых отношений требований общих принципов гражданского права.

С другой стороны, отсутствие в законодательстве или в условиях конкретных договоров указаний на неблагоприятные последствия противоправного поведения, в частности на последствия нарушения отдельных условий договора, обычно исключает и гражданско-правовую ответственность за него (если, разумеется, не учитывать общей обязанности по возмещению причиненных таким поведением убытков, реализовать которую, однако, можно, лишь доказав их наличие и размер). Поэтому участники договорных отношений обычно должны сами заранее позаботиться о последствиях возможных правонарушений со стороны их контрагентов.

1.2 Теоретико-правовые положения ответственности за нарушение договорных обязательств

По своей правовой природе действия по исполнению обязательств являются сделками, поскольку направлены на прекращение существующих обязательств.

В ст.309 ГК установлен принцип обязательности надлежащего исполнения обязательств и сформулированы критерии, которым должно соответствовать такое исполнение: в первую очередь, условия обязательства и требования законодательства; при их отсутствии – обычаи делового оборота или иные обычно предъявляемые требования. Поскольку, согласно ст.5 ГК, обычай делового оборота может регулировать лишь отношения, связанные с предпринимательской деятельностью, указание в ст.309 ГК на иные обычно предъявляемые требования позволяет оценивать исполнение обязательств, не связанных с предпринимательской деятельностью.

По общему правилу, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий недопустимы и не влекут юридических последствий в виде прекращения или изменения обязательства. Отступление от этого правила, возможно, только на основании закона, а в отношении между субъектами предпринимательской деятельности – также и соглашения между ними.

В тех случаях, когда результатом противоправного поведения становится причинение потерпевшему лицу имущественного вреда, или убытков, наличие их - необходимое условие возложения имущественной ответственности на причинителя. Под вредом в гражданском праве понимается всякое умаление личного или имущественного блага. С этой точки зрения различается моральный и материальный вред.

Материальный вред представляет собой имущественные потери уменьшение стоимости поврежденной вещи, уменьшение или утрата дохода, необходимость новых расходов и т.п. Он может быть возмещен в натуре (например, путем ремонта поврежденной вещи или предоставлением взамен вещи того же рода и качества) либо компенсирован в деньгах. Однако натуральная компенсация, предпочтительная с позиций закона (ст. 1082 ГК), не всегда возможна по обстоятельствам конкретного дела. Поэтому чаще используется денежная компенсация причиненного вреда, которая именуется возмещением убытков.

Возмещение убытков - установленная законом мера гражданско-правовой ответственности, применяемая как в договорных, так и во внедоговорных отношениях. Под убытками в гражданском праве понимается денежная оценка имущественных потерь (вреда). Они складываются:

· во-первых, из расходов, которые потерпевшее лицо либо произвело, либо должно будет произвести для устранения последствий правонарушения;

· во-вторых, в состав убытков включается стоимость утраченного или поврежденного имущества потерпевшего;

· в-третьих, сюда входят неполученные потерпевшей стороной доходы, которые она могла бы получить при отсутствии правонарушения (п. 2 ст. 15 ГК).

Расходы потерпевшего и повреждение его имущества охватываются понятием реального ущерба, т.е. наличных убытков. К таким расходам, в частности, относятся: суммы санкций, подлежащих уплате третьим лицам по вине своего контрагента, нарушившего договорные обязательства; стоимость необходимых и разумных расходов по выполнению обязательства за счет должника-нарушителя иным лицом или самим потерпевшим (ст. 397 ГК), в том числе приобретение покупателем товара вследствие нарушения обязательств продавцом у иного продавца по более высокой, но разумной цене либо продажа продавцом товара вследствие нарушения обязательств покупателем иному покупателю по более низкой, но разумной цене (п. 1 и 2 ст. 524 ГК) и т.п.

Не полученные потерпевшим доходы составляют его упущенную выгоду. Размер ее в соответствии с законом должен определяться «обычными условиями гражданского оборота» (а не теоретически возможными особо благоприятными ситуациями) и реально предпринятыми мерами или приготовлениями для ее получения (п. 4 ст. 393 ГК), например, при неполучении предпринимателем прибыли из-за ставшего невозможным вследствие правонарушения выполнения заключенных им договоров. Если же правонарушитель получил доходы вследствие своего правонарушения (например, в нарушение заключенного ранее договора продал товар другому покупателю по большей цене), размер упущенной выгоды, подлежащей взысканию в пользу потерпевшего в качестве части понесенных им убытков, не может быть меньшим, чем такие доходы (абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК).

Гражданский закон исходит из принципа полноты возмещения убытков (п. 1 ст. 15, п. 1 ст. 1064 ГК) и допускает ограничение имущественной ответственности лишь в исключительных, прямо предусмотренных федеральным законом (но не подзаконным актом) либо договором случаях (ст. 400 ГК). В условиях инфляции цены, с учетом которых исчисляется размер убытков, могут колебаться. Поэтому размер убытков должен исчисляться с учетом цен, существовавших на момент исполнения обязанности, а при ее неисполнении – на момент предъявления иска, если только закон, иной правовой акт или соглашение самих участников не предусмотрели иное (п.3 ст.393 ГК), например, расчеты по ценам, существовавшим в момент заключения договора.

Гражданско-правовая ответственность за нарушение договорных обязанностей иногда может наступать и независимо от наличия вреда (или убытков). Так, просрочка в передаче товара по договору может повлечь применение предусмотренного им штрафа независимо от того, появились ли в результате убытки у приобретателя товара или нет. Однако такие случаи являются исключительными, ибо компенсаторная направленность и имущественный характер ответственности в гражданском праве предполагают ее применение главным образом в случаях возникновения имущественного вреда (убытков).

Моральный вред представляет собой физические или нравственные страдания гражданина, вызванные нарушением его личных неимущественных прав или умалением иных его личных (нематериальных) благ - посягательствами на его честь и достоинство, неприкосновенность личности, здоровье и т.д. Моральный вред может влечь имущественные потери (т.е. быть источником материального вреда), например, причинение увечья может препятствовать дальнейшей трудовой или предпринимательской деятельности. В этом случае он возмещается с помощью компенсации имущественного вреда (убытков).

Однако он может и не причинять прямых материальных потерь, не становясь от этого менее ощутимым для потерпевшего (например, при умалении его чести, причинении вреда здоровью, неизгладимом обезображении лица, незаконном применении в качестве меры пресечения подписки о невыезде и др.). Такой вред сам по себе не может быть компенсирован гражданско-правовыми (имущественными) способами, ибо не поддается точной материальной оценке. Однако в случаях, прямо предусмотренных законом, он может быть возмещен в приблизительно определенной или символической денежной сумме с учетом требований разумности и справедливости, а также индивидуальных особенностей потерпевшего и других фактических обстоятельств (ст. 151, 1101 ГК).

Для возложения ответственности в форме взыскания убытков или возмещения вреда во всех без исключения случаях необходимо наличие причинной связи между действиями правонарушителя и возникшим вредом (убытками). Не случайно закон говорит о «причиненных» убытках (п. 1 СТ. 15, П. 1 СТ. 393, П. 1 СТ. 1064 ГК).

Причинная связь во многих ситуациях очевидна, например, просрочка перевозки скоропортящегося груза неизбежно ведет к его порче и возникновению убытков у владельца, причиненных ему перевозчиком.

Причинная связь всегда объективна - это реально существующая взаимосвязь явлений, а не субъективное представление о ней. Поэтому она должна быть подтверждена реально, а не основываться лишь на предположениях или догадках. Объективность причинной связи выражается в том, что данная причина в аналогичных условиях всегда порождает данное следствие и в этом смысле не зависит от каких-либо «случайностей».

Наконец, причинная связь всегда конкретна и является таковой только в реальной ситуации, ибо в ином случае данное следствие может стать причиной, а соответствующая взаимосвязь может иметь совсем другое значение. Ведь одно и то же следствие может порождаться несколькими различными причинами, а одна и та же причина может породить несколько разных последствий. В отдельной же реальной ситуации всегда необходимо и возможно выявить конкретную причину и конкретное следствие, имеющие такое значение именно для данного случая.

Таким образом, взаимосвязь причины и следствия - объективно существующая разновидность взаимосвязи явлений, которая характеризуется тем, что в конкретной ситуации из двух взаимосвязанных явлений одно (причина) всегда предшествует другому и порождает его, а другое (следствие) всегда является результатом действия первого.

Вина является субъективным условием юридической ответственности, выражающим отношение правонарушителя к собственному неправомерному поведению и его последствиям. Обычно она рассматривается как субъективное психическое отношение лица к своему противоправному поведению и его последствиям, связанное с предвидением неблагоприятных результатов своего поведения и осознанием возможности их предотвращения. С этой точки зрения не могут считаться виновными действия душевнобольного или малолетнего гражданина, которые в большинстве случаев не в состоянии правильно оценивать свое поведение и его последствия.

Такой подход традиционен и вполне обоснован для уголовного права и ряда других правовых отраслей, устанавливающих юридическую ответственность за неправомерное поведение людей. На нем основано выделение различных форм вины, от которых, как правило, зависит и содержание применяемых мер ответственности. Прежде всего, речь идет о различии умысла и неосторожности (п. 1 ст. 401 ГК 25 и 26 УК). Правонарушение признается совершенным умышленно, если нарушитель сознавал неправомерность своего поведения, предвидел его неблагоприятные последствия и желал или сознательно допускал их наступление. Правонарушение признается совершенным по неосторожности, если нарушитель хотя и не предвидел, но по обстоятельствам дела мог и должен былпредвидеть наступление неблагоприятных последствий своего поведения, либо хотя и предвидел их, но легкомысленно рассчитывал на их предотвращение.

Однако в гражданском праве вина как условие ответственности имеет весьма значительную специфику. Она вызвана особенностями регулируемых гражданским правом отношений, в большинстве случаев имеющих товарно-денежный характер, и обусловленным этим главенством компенсаторно-восстановительной функции гражданско-правовой ответственности. Ведь для компенсации убытков, понесенных участниками имущественного оборота, субъективное отношение их причинителя к своему поведению, как правило, не имеет существенного значения. Именно поэтому в гражданском праве различие форм вины редко имеет юридическое значение, ибо для наступления ответственности в подавляющем большинстве случаев достаточно наличия любой формы вины правонарушителя. Более того, по этим же причинам в целом ряде случаев вина вообще не становится необходимым условием имущественной ответственности, которая может применяться и при отсутствии вины участника гражданских правоотношений, в том числе за вину иных (третьих) лиц.

Следует, наконец, учесть и то обстоятельство, что участниками гражданских правоотношений являются не только граждане, но и юридические лица, и публично-правовые образования. Говорить об их «субъективном, психическом отношении к своему поведению и его последствиям» здесь можно лишь весьма условно. Конечно, вина юридического лица может проявляться в форме вины его участников (например, полных товарищей), органов (руководителей) и других должностных лиц, а так же его работников, выполняющих свои трудовые или служебные функции, поскольку именно через их действия юридическое лицо участвует в гражданских правоотношениях. Поэтому закон и возлагает на него ответственность за действия указанных физических лиц (ст. 402 и 1068 ГК). Обычно это имеет место в деликтных (вне договорных) обязательствах, возникающих при причинении имущественного вреда.

Однако в большинстве случаев, прежде всего в договорных отношениях, невозможно, да и не нужно устанавливать вину конкретного должностного лица или работника юридического лица в ненадлежащем исполнении обязательства, возложенного на организацию в целом. Гражданско-правовое значение в таких ситуациях приобретает сам факт правонарушения со стороны юридического лица (например, отгрузка недоброкачественных товаров или просрочка в возврате банковского кредита), которого вполне можно было бы избежать при проявлении обычной заботливости или осмотрительности.

В связи с этим гражданское законодательство отказалось от традиционного для уголовно-правовой сферы подхода к пониманию вины.

В соответствии с абз. 2 п. 1 СТ. 401 ГК виной в гражданском праве следует признавать непринятие правонарушителем всех возможных мер по предотвращению неблагоприятных последствий своего поведения, необходимых при той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру лежащих на нем обязанностей и конкретным условиям оборота.

Таким образом, вина в гражданском праве рассматривается не как субъективное, психическое отношение лица к своему поведению, а как непринятие им объективно возможных мер по устранению или недопущению отрицательных результатов своих действий, диктуемых обстоятельствами конкретной ситуации.

Иначе говоря, здесь вина переводится из области трудно доказуемых субъективных психических ощущений конкретного человека в область объективно возможного поведения участников имущественных отношений, где их реальное поведение сопоставляется с определенным масштабом должного поведения. При этом речь не идет о некоем абстрактно понимаемом «заботливом хозяине» или «добросовестном коммерсанте», с теоретически мыслимым поведением которого сопоставляется поведение конкретного лица в конкретной ситуации (как это требуется, например, во французском и германском гражданском и торговом праве). По смыслу нашего закона поведение конкретного лица должно сопоставляться с реальными обстоятельствами дела, в том числе с характером лежащих на нем обязанностей и условиями оборота и с вытекающими из них требованиями заботливости и осмотрительности, которые, во всяком случае должен проявлять разумный и добросовестный участник оборота (а таковым в силу п. 3 ст. 10 ГК предполагается любой участник гражданских правоотношений).

В гражданском праве установлена презумпция вины правонарушителя (причинителя вреда), ибо именно он должен доказать отсутствие своей вины в правонарушении (п. 2 ст. 401, п .2 ст. 1064 ГК), т.е. принятие всех указанных выше мер по его предотвращению. Применение этой презумпции (предположения) возлагает бремя доказывания иного положения на указанного законом участника правоотношения. Поскольку нарушитель предполагается виновным, потерпевший от правонарушения не обязан доказывать вину нарушителя, а последний для освобождения от ответственности должен сам доказать ее отсутствие.

Так, в одном из судебно-арбитражных дел организация - перевозчик груза, загоревшегося в пути от неустановленных причин, ссылалась на это обстоятельство как на отсутствие своей вины. Однако оно само по себе не исключало вины перевозчика в виде непринятия им всех мер заботливости и предусмотрительности, обусловленных легко воспламеняющимся по характеру грузом, и не опровергало законной презумпции его вины, а потому на перевозчика как на виновное лицо была возложена ответственность за утрату и порчу перевозимого им груза. Из этого следует, что в гражданских правоотношениях, строго говоря, имеет значение не вина как условие ответственности, а доказываемое правонарушителем отсутствие вины как основание его освобождения от ответственности, что прямо вытекает из предписаний действующего закона (абз. 2 п. 1 ст. 401 и п. 2 ст. 1064 ГК).

Глава 2. Практика привлечения к ответственности за нарушение, неисполнение отдельных видов гражданско-правовых договоров

Отсутствие вины правонарушителя освобождает его от гражданско правовой ответственности по общему правилу, из которого имеются весьма многочисленные исключения. В случаях, установленных законом или прямо предусмотренных договором, ответственность в гражданском праве может применяться и независимо от вины нарушителя, в том числе и при ее отсутствии. Так, в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК в обязательствах, возникающих при осуществлении предпринимательской деятельности, сторона, не исполнившая лежащую на ней обязанность должным образом, несет имущественную ответственность перед контрагентом не только при наличии своей вины в возникновении убытков, но и при их появлении в результате случайных обстоятельств (если только иное, т.е. ответственность по принципу вины, прямо не установлено законом или договором). В частности, не имеют значения ссылки на отсутствие на рынке необходимых товаров, отсутствие денежных средств для возврата долга, вину контрагентов, не исполнивших обязательства перед нарушителем, и т.д.

Таким образом, индивидуальные предприниматели и коммерческие организации как профессиональные участники имущественного оборота по общему правилу несут друг перед другом ответственность не только за виновное, но и за случайное неисполнение договорных обязанностей. На таких же принципах основывается ответственность услугодателей перед гражданами-потребителями (ст. 1095, 1098 ГК). Всякий должник, допустивший просрочку в исполнении своих обязанностей, отвечает не только за причиненные этим убытки, но и за случайно наступившую во время просрочки невозможность исполнения лежащего на нем обязательства (п. I ст.405 ГК). Независимо от вины причинителя в соответствии со ст. 1070 ГК подлежит возмещению вред, причиненный гражданину незаконными действиями правоохранительных органов, и вред, причиненный лицу деятельностью, которая создает повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности) (ст.1079 ГК), а во многих случаях также моральный вред (ст.1100 ГК).

Ответственность, не зависящая от вины правонарушителя, возможна как в договорных, так и во внедоговорных отношениях. Она известна и зарубежным правопорядкам, и международному коммерческому обороту. Такая ответственность охватывает ситуации случайного причинения вреда или убытков. Случай (казус) в гражданском праве представляет собой событие, которое могло бы быть предотвращено ответственным за это лицом, но этого им не было сделано лишь потому, что такое событие невозможно было предвидеть и предотвратить ввиду внезапности его наступления.

Например, ставший неожиданно перебегать дорогу пешеход попал под автомобиль, поскольку водитель, соблюдавший все правила движения, не успел затормозить. Вины водителя автомобиля в причинении вреда пешеходу нет, а имущественная ответственность владельца автотранспортного средства как источника повышенной опасности наступит (если только в поведении потерпевшего суд не установит умысла или грубой неосторожности).

Ответственность, не зависящая от вины, не означает абсолютную, безграничную ответственность причинителя вреда или убытков. И в таких ситуациях причинитель подлежит освобождению от ответственности за них при наличии умысла потерпевшего (решившего, например, покончить жизнь самоубийством) или действия непреодолимой силы. Непреодолимую силу (в договорных отношениях нередко именуемую форс-мажором от лат. vis maior - высшая, природная сила) закон определяет как чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (подп. 1 п. 1 ст. 202, п. 3 ст. 401 ГК).

Это - событие, которое невозможно предотвратить имеющимися в данный момент средствами, даже если его и можно было бы предвидеть, в частности, стихийные бедствия, народные волнения и т.п.

Важно, однако, чтобы такое событие отвечало всем признакам непреодолимой силы, т.е. было, во-первых, объективно непредотвратимым в конкретной ситуации, и, во-вторых, неожиданным (чрезвычайным).

Нельзя, например, считать форс-мажором ежегодный разлив реки или ежегодно выпадающие в виде дождя или снега осадки, если они не отличаются необычным масштабом. Не является форс-мажором причинивший убытки пожар, если будет установлено, что сгоревший объект не был оснащен необходимыми средствами пожаротушения, а обслуживавшие его работники не были обучены действиям по сигналу пожарной тревоги.

При причинении имущественного вреда непреодолимой силой в действиях привлекаемого к ответственности лица отсутствует не только вина, но и причинная связь между его поведением и возникшими убытками. Поэтому и его ответственность в таких случаях исключается.

В целях особой, повышенной охраны имущественных интересов потерпевших закон в порядке исключения устанавливает ответственность и за результат воздействия непреодолимой силы . Согласно п.4 ст.14 Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель) несет ответственность за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя в связи с использованием материалов, оборудования, инструментов и иных средств, необходимых для производства товаров (выполнения работ, оказания услуг), независимо от того, позволял ли существующий уровень научно-технических знаний выявить их особые вредоносные свойства или нет. Следовательно, от ответственности за вред, причиненный потребителю такими техническими средствами, услугодатель не сможет освободиться ни при каких условиях. На аналогичных принципах построена предусмотренная некоторыми международными конвенциями, в том числе с участием Российской Федерации, ответственность за ущерб, причиненный использованием ядерных материалов.

В теоретической литературе иногда указывается, что случаи ответственности независимо от вины в действительности представляют собой специально предусмотренную законом обязанность возмещения вреда и не являются ответственностью, ибо юридическая ответственность не может быть безвиновной, теряющей свои стимулирующую и предупредительно-воспитательную функции. Другие ученые утверждают, что субъективным основанием гражданско-правовой ответственности может быть не только вина, но и риск - осознанное лицом, например владельцем источника повышенной опасности, представление о возможных отрицательных имущественных последствиях собственных правомерных действий. При таком подходе риск, по сути, рассматривается как минимальная степень вины, а сама вина становится частным случаем риска.

Не говоря уже о том, что закон прямо называет рассматриваемые случаи ответственностью, следует учитывать и специфику регулируемых гражданским правом товарно-денежных отношений, обусловившую господство компенсаторно - восстановительной функции имущественной ответственности. Поэтому большинство юристов рассматривают случаи безвиновной (объективной) ответственности именно как ответственность, специально установленную гражданским законом. Такой подход, признающий возможность исключения из принципа виновной ответственности, получил наименование теории «виновного начала с исключениями».

Ответственность, наступающую независимо от вины, не следует смешивать с ответственностью за действия третьих лиц (ст. 403 ГК).

Такова, например, субсидиарная ответственность лица, отвечающего дополнительно с другим лицом (правонарушителем) в силу правила п.1 ст.399 ГК. Условием ее наступления может являться вина нарушителя, но не требуется ни вина, ни другие условия ответственности в действиях субсидиарно отвечающего лица. Если закон и устанавливает требование наличия вины в действиях субсидиарно ответственных лиц (во внедоговорных отношениях), то речь идет об их вине не в причинении вреда, а в недолжном осуществлении предусмотренных законом обязанностей по воспитанию несовершеннолетних граждан -причинителей или по надзору за недееспособными гражданами (ст. 1074-1076 ГК) либо в даче юридическому лицу указаний, выполнение которых привело к его к банкротству, препятствующему полному выполнению обязанностей перед всеми кредиторами (абз. 2 п. 3 ст. 56, абз. 3 п. 2 ст. 105 ГК). Такое поведение можно рассматривать как одно из условий возникновения вреда или убытков, но не как его причину. Поэтому ответственность за действия третьих лиц наступает при наличии условий ответственности в действиях самих причинителей вреда, но не в действиях тех, кто несет эту ответственность за них в силу закона или договора.

2.1 Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора -аренды

По договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

Договор аренды консенсуальный, возмездный, двусторонне-обязывающий. Стороны договора - арендодатель и арендатор (об объекте аренды см. ст. 607 ГК). Основная обязанность арендодателя состоит в передаче арендатору объекта аренды во владение и пользование или только в пользование. Основные обязанности арендатора состоят в уплате арендной платы и возврате арендованного имущества.

Объектом аренды могут быть только индивидуально-определенные непотребляемые вещи. Индивидуализация в договоре аренды объекта аренды является существенным условием этого договора, без достижения соглашения по которому такой договор не может считаться заключенным.

Помимо собственника, арендодателем может быть также унитарное предприятие, за которым имущество закреплено на праве хозяйственного ведения, однако сдавать в аренду недвижимое имущество обладатель права хозяйственного ведения вправе только с согласия собственника. Учреждение может по своему усмотрению сдавать в аренду имущество, приобретенное им на доходы от разрешенной предпринимательской деятельности.

Договор аренды на срок более года, а если хотя бы одной из сторон договора является юридическое лицо, независимо от срока, должен быть заключен в письменной форме. Договор аренды недвижимого имущества, как правило, подлежит государственной регистрации.

Срок договора аренды не относится к числу его существенных условий. В случае отсутствия в договоре такого условия он считается заключенным на неопределенный срок с правом каждой из сторон отказаться от договора при условии предварительного предупреждения об этом за три месяца для аренды недвижимого и один месяц для аренды движимого имущества.

Арендатор несет ответственность за недостатки сданного в аренду имущества независимо от его вины. Знание арендатора о недостатках в момент заключения договора или необнаружение им недостатков по грубой неосторожности, проявленной во время осмотра или проверки имущества при его принятии, устраняют ответственность арендодателя.

По общему правилу, обязанность капитального ремонта арендованного имущества лежит на арендодателе, а текущего ремонта - на арендаторе.

Пределы осуществления арендатором права пользования арендованным имуществом определяются условиями договора, а если такие условия не установлены, - то назначением имущества. Как правило, распоряжаться арендованным имуществом и своими правами на него арендатор может только определенными способами (сдача арендованного имущества в субаренду, передача своих прав и обязанностей по договору аренды другому лицу, предоставление арендованного имущества в безвозмездное пользование, передача арендных прав в залог и внесение их в качестве вклада в уставный капитал коммерческих организаций) и только с согласия арендодателя.

Преимущественное право на заключение договора аренды на новый срок имеет только арендатор, надлежащим образом исполнивший договор аренды и до истечения его срока своевременно уведомивший арендодателя в письменной форме о своем желании заключить договор аренды на новый срок.

Договор аренды с правом выкупа является, по существу, смешанным договором, соединяя черты договора аренды и купли-продажи, поэтому к такому договору могут субсидиарно применяться отдельные нормы о купле-продаже. Поскольку к моменту выкупа арендованное имущество уже находится во владении арендатора, право собственности на движимое имущество переходит к арендатору с момента внесения им выкупной цены. Право собственности на недвижимость переходит к арендатору с момента регистрации перехода этого права.

Комментарий к статье 612 ГК РФ.

Статья 612. Ответственность арендодателя за недостатки сданного в аренду имущества

1. Нарушение требования, содержащегося в предыдущей статье ГК, согласно которому арендодатель обязан передать имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества, т.е. без недостатков, влечет за собой его ответственность в соответствии с комментируемой статьей. Под недостатками в данном случае понимается ненадлежащее качество вещи. Однако это требование о качестве не тождественно тому, которое содержится в договоре купли-продажи в отношении новой вещи, так как в аренду очень часто передается имущество, бывшее в употреблении. В комментируемой статье речь идет о таком качестве вещи, которое полностью или частично препятствует ее дальнейшему использованию по целевому назначению в течение всего срока аренды. Ответственность в данном случае возлагается как на недобросовестного, так и на добросовестного арендодателя. Он несет ее даже в случае, если во время заключения договора аренды не знал об этих недостатках.

При обнаружении таких недостатков арендатор имеет возможность восстановить свое нарушенное право следующими способами. Первый - обращение к арендодателю с любым из трех требований: а) безвозмездного устранения недостатков имущества; б) соразмерного уменьшения арендной платы (т.е. изменения условия о цене договора); в) возмещения своих расходов на устранение недостатков имущества.

Вторая возможность - это право на самостоятельное устранение арендатором недостатков вещи. При этом он может либо потребовать от арендодателя возмещения расходов, связанных с устранением недостатков имущества, либо непосредственно удержать соответствующую сумму из арендной платы. В последнем случае необходимым условием для применения этой нормы является предварительное уведомление арендодателя о намерении устранить недостатки самостоятельно, удержав необходимые суммы из арендной платы. Неисполнение данного требования делает такое действие арендатора неправомерным, так как он этим, в свою очередь, нарушает права арендодателя как собственника имущества. В данном случае собственник может решить, что ему удобнее и выгоднее дать такое разрешение арендатору или самому устранить недостатки арендованного имущества. Он может также заменить его аналогичным имуществом, находящимся в надлежащем состоянии. Он должен устранить любым из перечисленных способов препятствия к пользованию арендованным имуществом без промедления. Отсутствие со стороны арендодателя немедленных действий сразу после его уведомления арендатором может рассматриваться в качестве молчаливого согласия на действия последнего.

Третья возможность, предоставленная арендатору комментируемой статьей, - право потребовать досрочного расторжения договора.

В любом случае арендатор имеет право на возмещение убытков, связанных с восстановлением нарушенного права, в том числе убытков, понесенных сверх расходов на устранение недостатков арендованного имущества. Если расходы, понесенные арендатором в связи с самостоятельным исправлением арендованного имущества, или иные убытки, понесенные им в связи с ненадлежащим состоянием переданного имущества, не покрываются удержанной арендной платой, он имеет право потребовать их возмещения в непокрытой части.

2. Пункт 2 комментируемой статьи содержит основания, освобождающие арендодателя от ответственности за недостатки сданного в аренду имущества. Во-первых, он не несет такой ответственности, если поставил арендатора в известность о недостатках имущества и последний согласился принять его с недостатками. Перечень или характер этих недостатков должны быть оговорены в самом договоре. Во-вторых, арендодатель не несет ответственности за недостатки, которые были заранее известны арендатору при заключении договора или должны были быть обнаружены арендатором во время осмотра имущества или проверки его исправности при передаче. В первом случае речь идет как о скрытых, так и о явных недостатках, во втором - только о явных. Кроме того, данный пункт комментируемой статьи побуждает арендатора осмотреть имущество и участвовать в его проверке в момент передачи, поскольку он несет риск не обнаружения явных недостатков.

Судебная практика рассмотрения дел, связанных с арендой земли :

1. Преимущественное право на заключение договора аренды земли имеет землепользователь, в установленном порядке получивший земельный участок в аренду.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительным распоряжения префектуры, которым часть занимаемого им земельного участка была предоставлена третьему лицу на условиях краткосрочной аренды. Свое право требования общество мотивировало тем, что спорный участок предоставлен его структурному подразделению во временное пользование на основании решения райсовета от 15.12.82г. В силу статьи 621 ГК РФ и статьи 86 Основ гражданского законодательства после истечения срока договор аренды возобновляется на не определенный срок при отсутствии возражений у сторон.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции, поддержанный апелляционной инстанцией, сослался на то, что участок предоставлялся истцу во временное пользование под строительство сборно-разборных сооружений.

В соответствии со статьей 14 Земельного кодекса договоры временного пользования земельными участками заключались на срок не более трех лет и не пролонгировались, а по истечении срока действия оформлялся новый договор, Указом Президента России от 24.12.93 N 2287 "О приведении земельного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации" прекращено предоставление земли во временное пользование. Доказательств приобретения статуса арендатора спорного земельного участка истец не представил. Суд указал, что не став арендатором данного участка, общество не вправе претендовать на преимущественное право продления договорныхотношений. Также суд принял во внимание, что документально не подтверждено право собственности истца на находящиеся на этом участке здания и сооружения.

Поскольку права акционерного общества на земельный участок не подтверждены, суд признал, что предоставление его в аренду третьему лицу не нарушает прав истца.

Проверяя законность принятых по этому делу судебных актов, суд кассационной инстанции не нашел оснований для их отмены.

(Дело N КА-А40/1727-96, А40-17-180а/96)

2. В период действия договора аренды земельного участка арендатор не может быть понужден к заключению нового договора аренды земли с выкупом права аренды.

Государственное предприятие оспорило в судебном порядке распоряжение Москомзема, которым оно обязывалось выкупить право заключения нового договора аренды участка земли в размере, равном 37,8 тыс. долларов США.

Решением суда в иске отказано со ссылкой на то, что распоряжение не противоречит Земельному кодексу РСФСР, распоряжению мэра Москвы от 26.09.94 N 471-РМ «О плате за право заключения договора аренды земли в г. Москве» и другим актам.

Суд кассационной инстанции не согласился с таким решением и, отменяя его, указал следующее.

Отношения по арендному пользованию спорным земельным участком были оформлены между государственным предприятием и Москомземом 16.02.95 сроком на 2 года. Последний 18.11.97 направил уведомление истцу о возобновлении договора аренды на условиях, установленных земельным комитетом, либо об отказе от его возобновления через 3 месяца в случае его незаключения. По истечении этого срока договор не был расторгнут.

Пунктом 2 статьи 621 ГК РФ предусмотрено, что если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока действия договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя, то договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок.

Отменяя принятое по делу решение, суд кассационной инстанции сослался на то, что оспариваемое распоряжение Москомзема издано в период действия договора аренды и, по существу, в одностороннем порядке изменяет условия договора аренды и нарушает права истца, что недопустимо.

В постановлении также указано, что распоряжение Москомзема противоречит закону г. Москвы от 16.07.97 N 34 «Об основах платного землепользования в г. Москве» и распоряжению мэра Москвы от 26.09.94 N 471-РМ «О плате за право заключения договора аренды земли в г. Москве», в которых предусмотрено взимание платы за право аренды земельного участка, приобретенного на публичных торгах или после выкупа по рыночной стоимости вследствие гражданской сделки с правительством г. Москвы.

(Дело N КА-А40/2662-98, А40-З6169/97)

3. Порядок оплаты землепользования может быть определен как в договоре аренды недвижимости, так и в договоре аренды земли, заключенном с земельным органом.

Товарищество обратилось в арбитражный суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки путем обязания Москомзема вернуть сумму внесенных истцом арендных платежей по договору аренды земли в г. Москве.

Суд первой инстанции, исследовав договор аренды нежилого помещения, заключенный между товариществом и Москомимуществом, установил, что определенная этим договором арендная плата за занимаемое помещение не включает в себя арендную плату за землю, на которой расположено это помещение. Договор аренды земли заключен с Москомземом на основании распоряжения префекта, и плата за пользование земельным участком определена этим договором, в связи с чем суд отказал товариществу в удовлетворении его исковых требований.

Суд кассационной инстанции, проверявший законность принятого по делу решения, не нашел оснований для его отмены и, признав его законным и обоснованным, дополнительно указал следующее.

Статьей 1 Закона РФ от 11.10.91 N 17З8-1 «О плате за землю» определено, что использование земли в Российской Федерации является платным. Формами платы признаны земельный налог и арендная плата.

Исходя из положений пункта 12 Инструкции Государственной налоговой службы Российской Федерации от 17.04.95 N 29 по применению Закона РФ «О плате за землю» плательщиками арендной платы являются организации, предприятия, учреждения независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, на которой они основаны, и которым предоставлена земля в аренду на территории Российской Федерации. В силу статьи 21 названного Закона, пункта 32 Инструкции размер, условия и сроки внесения арендной платы за землю устанавливаются договором. Арендная плата может взиматься отдельно или в составе общей арендной платы за все арендуемое имущество, когда кроме земли в аренду переданы строения, сооружения и другие материальные и природные ресурсы, но с обязательным перечислением арендной платы за землю на бюджетные счета соответствующих органов местного самоуправления.

Таким образом, закон не содержит прямого запрета на заключение отдельных договоров на аренду строения и земельного участка, на котором это строение находится.

Пункт 2 статьи 654 ГК РФ предусматривает взимание платы за пользование земельным участком, включая плату за аренду здания или сооружения, а также плату за землю отдельно от платы за аренду помещения, если это предусмотрено договором.

Поскольку установленная законом обязательная плата за аренду земли не определена в договоре на аренду помещения, она правомерно взималась на основании договора аренды земли.

(Дело N КГ-А40/540-98, А40-35249/97-7-516)

4. Отсутствие в договоре аренды данных о государственной регистрации договора в поземельной книге не освобождает землепользователя от обязанности по уплате арендных платежей и от ответственности за их несвоевременное внесение.

Москомзем обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с акционерного общества арендной платы по договору аренды земельного участка от 21.03.96 и пени за просрочку оплаты.

Акционерное общество просило суд отказать в удовлетворении этого иска, ссылаясь на то, что оно не могло производить арендную плату, так как она подлежала исчислению после регистрации договора в Москомземе, а в его экземпляре договора отсутствовали номер и дата государственной регистрации договора в поземельной книге.

Суд удовлетворил исковые требования Москомзема в полном объеме. При этом указал, что договор аренды прошел государственную регистрацию 21 .03.96, в связи с чем у сторон возникли обязательства по исполнению его условий. Более того, общество использовало спорный земельный участок по целевому назначению, определенному в договоре.

Отсутствие регистрационного номера и даты регистрации в приложении к договору не свидетельствует об отсутствии регистрации вообще, так как предусмотренный порядок заключения договоров аренды соблюден.

Непроставление регистрационного номера на договоре аренды в экземпляре ответчика признано судом в качестве недостаточного основания для освобождения его от обязанности уплаты арендных платежей и от ответственности за их несвоевременное внесение.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены принятых по делу судебных актов.

(Дело N КА-А40/535-97, А40-16-569/97)

Некоторые процессуальные вопросы, возникающие при разрешении земельных споров:

1. Москомзем вправе обратиться в суд за защитой государственных и общественных интересов без соблюдения досудебного (претензионного) порядка урегулирования споров.

Арбитражный суд рассмотрел иск Москомзема о взыскании с акционерного общества пени за просрочку внесения арендной платы и удовлетворил его.

Обжалуя принятый по делу судебный акт, ответчик ссылался на то, что истцом не был соблюден установленный договором аренды досудебный порядок урегулирования спора.

Суд кассационной инстанции, отказывая в удовлетворении жалобы, сослался на то, что в силу статьи 108 Земельного кодекса и Положения о порядке осуществления государственного контроля за использованием и охраной земель Москомзем обратился в суд в защиту государственных интересов и по правилам статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации соблюдение досудебного порядка урегулирования спора в данном случае не требуется.

При этом условие договора аренды о необходимости соблюдения досудебного порядка урегулирования спора не должно применяться как не соответствующее требованиям арбитражного процессуального законодательства.

(Дело N КА-А40/535-97, А40-16-569/96)

2.2 Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора – страхования

Страхователь – физическое лицо, заключающее договор страхования в предвидении страхового риска.

Страхователь – юридическое лицо, имеющее соответствующую лицензию на страховую деятельность.

Выгодоприобретатель – лицо, в пользу которого заключен договор страхования.

Застрахованное лицо – гражданин, жизнь или здоровье которого застрахованы по договору личного страхования или страхования ответственности.

Страховой интерес - правомерная заинтересованность страхователя в заключении договора страхования.

Страховой риск - предполагаемое событие, на случай наступления которого производится страхование.

Страховой случай - уже наступившее событие, в предвидении которого проводилось страхование.

Страховая сумма - определенная договором страхования или законом денежная сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по договору имущественного страхования или которую он обязуется выплатить по договору личного страхования.

Страховое возмещение - денежная сумма, выплачиваемая страхователю или указанным им лицам при наступлении страхового случая.

Страховая премия - плата страхователя по договору страхования за несение риска страховщиком.

Основаниями возникновения страхового правоотношения могут быть закон или договор. Договорное страхование может быть имущественным или личным. Договор страхования возмездный, двусторонне-обязывающий и, по общему правилу, реальный.

Стороны договора - страхователь и страховщик. Страхователем может быть гражданин или юридическое лицо, страховщиком - организация, имеющая лицензию на страховую деятельность.

Участником страхового правоотношения наряду со страхователем может быть также выгодоприобретатель, т.е. лицо, управомоченное на получение страховой выплаты при наступлении страхового случая, и застрахованное лицо - гражданин, жизнь или здоровье которого застрахованы по договору личного страхования или страхования ответственности.

Перестрахование представляет собой разновидность страхования предпринимательского риска страховщика. Риск выплаты страхового возмещения или страховой суммы, принятый на себя страховщиком по договору страхования, может быть им застрахован полностью или частично у другого страховщика (страховщиков) по заключенному с последним договору перестрахования.

При перестраховании ответственным перед страхователем по основному договору страхования за выплату страхового возмещения или страховой суммы остается страховщик по этому договору. Допускается последовательное заключение двух или нескольких договоров перестрахования.

По договору личного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую страхователем, выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

Объектами страхования по договору личного страхования являются жизнь и здоровье страхователя или застрахованного лица. Договор личного страхования считается заключенным в пользу застрахованного лица, если в договоре не названо в качестве выгодоприобретателя другое лицо. В случае смерти лица, застрахованного по договору, в котором не назван иной выгодоприобретатель, выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица.

Договор личного страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным лицом, в том числе в пользу не являющегося застрахованным лицом страхователя, может быть заключен лишь с письменного согласия застрахованного лица. При отсутствии такого согласия договор является оспоримой сделкой и может быть признан недействительным по иску застрахованного лица, а в случае его смерти - по иску его наследников.

По договору имущественного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить страхователю или выгодоприобретателю причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

По договору имущественного страхования могут быть, в частности, застрахованы следующие имущественные интересы: риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (страхование имущества); риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, а в случаях, предусмотренных законом, также ответственности по договорам (страхование гражданской ответственности); риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов (страхование предпринимательского риска).

Обязательным условием действительности договора страхования имущества должно быть наличие у страхователя или выгодоприобретателя законного интереса в сохранении этого имущества. Несоблюдение данного условия влечет ничтожность договора страхования.

Выгодоприобретателем по договору страхования риска ответственности за причинение вреда всегда считается потерпевший. Однако право на непосредственное предъявление требований к страховщику возникает у потерпевшего только в случае обязательного страхования либо в случаях, если такая возможность предусмотрена договором страхования. В остальных случаях право предъявления требований к страховщику принадлежит страхователю или застрахованному им лицу.

Возможность страхования риска ответственности за нарушение договора должна быть специально предусмотрена законом, при этом застрахован может быть риск ответственности только самого страхователя. Договор страхования ответственности по договору иного, кроме страхователя, лица является ничтожной сделкой. Выгодоприобретателем по такому договору страхования всегда является другая сторона по основному договору.

Предпринимательский риск - риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов. Риск возникновения у предпринимателя убытков по его вине страхованию не подлежит.

По договору страхования предпринимательского риска может быть застрахован предпринимательский риск только самого страхователя и только в его пользу. Нарушение правила об обязательном совпадении в договоре страхования предпринимательского риска в одном лице страхователя и застрахованного субъекта влечет ничтожность договора страхования. Последствием нарушения, правила о совпадении в одном лице страхователя и выгодоприобретателя не влечет ничтожности договора - в этом случае договор считается заключенным в пользу самого страхователя.

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫМ АРБИТРАЖНЫМ СУДОМ МОСКОВСКОГО ОКРУГА СПОРОВ В СФЕРЕ СТРАХОВАНИЯ (за апрель - сентябрь 2004 года)

1. СУДЕБНЫЕ СПОРЫ В СВЯЗИ С ОТКАЗАМИ В ВЫПЛАТЕ СТРАХОВОГО ВОЗМЕЩЕНИЯ

Постановление

ФАС Московского округа

от 02.07.2004 N КГ-А40/5155-04

Суд обязал страховую компанию возместить истцу в порядке статьи 962 ГК РФ расходы, которые были направлены на уменьшение убытков от страхового случая.

Комментарий.

Поводом для обращения в суд страхователя послужил отказ страховой компании в выплате страхового возмещения в связи с ущербом, причиненным застрахованному грузу. Особенности взаимоотношений между страхователем и страховщиком в рассматриваемом случае определяются тем, что страхование осуществлено на основании генерального полиса. Возможность такого страхования предусмотрена статьей 941 ГК РФ. Согласно указанной норме систематическое страхование разных партий однородного имущества (товаров, грузов и т.п.) на сходных условиях в течение определенного срока может осуществляться на основании одного договора страхования - генерального полиса. Для того чтобы каждая из партий соответствующего груза (товара) считалась застрахованной, страхователь обязан сообщать страховщику предусмотренные генеральным полисом сведения в установленный полисом срок, а при отсутствии указания на срок в генеральном полисе - немедленно при получении сведений о грузе (товаре). Эти сведения должны относиться к предмету страхования (страхуемому грузу, товару), включая его стоимость. Генеральным полисом может быть предусмотрена обязанность страхователя сообщать иные сведения, относящиеся к грузу (товару), например - об условиях доставки груза, сроке, в течение которого соответствующая партия груза считается застрахованной (например, до передачи груза грузополучателю), и т.п.

Таким образом, при страховании по генеральному полису для того, чтобы та или иная часть имущества считалась застрахованной, решающее значение имеет выполнение страхователем обязанности по уведомлению страховщика о страхуемой партии груза (товара).

Отказывая в страховых выплатах, страховщик указал, что соответствующая партия груза не была застрахована, а также сослался на то, что при перевозке не были выполнены требования, относящиеся к упаковке медицинского оборудования, являвшегося предметом страхования.

Однако судебные инстанции (включая кассационную) посчитали доводы страховщика необоснованными и удовлетворили иск страхователя в полном объеме. В ходе судебного разбирательства было установлено, что согласно генеральному полису единственным условием страхования очередной партии груза (товара) являлось направление страхователем письма в адрес страховщика. Страховщик после получения письма страхователя о партии медицинского оборудования никаких возражений не высказал. Данный факт суд расценил как согласие страховщика на страхование спорной партии груза без каких-либо дополнительных условий. Поскольку замечаний со стороны страховщика по поводу спорной партии груза не поступило, суд посчитал, что процедура страхования отдельных партий груза в рамках генерального полиса была соблюдена.

Второй аргумент страховой компании - ненадлежащая упаковка груза - также был отвергнут судебными инстанциями, поскольку договором страхования не предусмотрены какие-либо особые требования к упаковке.

Данное решение интересно также и тем, что суды возложили на страховую компанию обязанность возместить истцу в порядке статьи 962 ГК РФ расходы, которые были направлены на уменьшение убытков от страхового случая (расходы по ремонту поврежденного медицинского оборудования).

Постановление

ФАС Московского округа

от 24.06.2004 N КГ-А40/4831-04

Решение нижестоящих судов отменено в связи с тем, что вывод об отсутствии страхового случая (кражи со взломом) противоречит доказательствам, собранным в ходе предварительного следствия по делу.

Комментарий.

Как видно из постановления кассационной инстанции, индивидуальный предприниматель Ф. предъявила к страховой компании требование о выплате страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая - кражей из магазина, принадлежащего ей товара. Суд первой инстанции и апелляционная инстанция отказали в удовлетворении ее требований по трем основаниям:

- во-первых, суды посчитали, что совершенное хищение не может быть отнесено к числу страховых случаев (не является "кражей со взломом");

- во-вторых, по мнению судебных инстанций, предприниматель не имела интереса в сохранении имущества, которое было похищено (имеется в виду ситуация, предусмотренная п. 2 ст. 930 ГК РФ. Согласно указанной норме закона договор страхования имущества при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса к сохранению имущества является недействительным);

- в-третьих, в иске отказано в связи с тем, что страхователем не была полностью выплачена страховая премия по договору.

Судя по документам, которые были представлены истцом в обоснование своих требований, страховой случай (кража со взломом) имел место. Тем не менее данное обстоятельство было поставлено под сомнение страховой компанией, и суды первой и апелляционной инстанций согласились со страховщиком. Представляется, что сложности с определением характеристик события, имеющих существенное значение для отнесения либо отказа в отнесении его к числу страховых случаев, вызваны в том числе и тем, что уголовное законодательство не знает такого состава преступления как "кража со взломом". В статье 158 УК РФ имеются близкие к понятию "кража со взломом" квалифицированные составы преступления: "кража с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище" и "кража с незаконным проникновением в жилище". Безусловно, участники договора страхования могут любое возможное событие (обладающие признаками вероятности и случайности) определить в качестве страхового случая (как это и было в рассматриваемом деле). Однако при этом страхователь должен иметь в виду, что в случае возникновения судебного спора именно он как сторона процесса должен будет доказать, что событие, которое он рассматривает в качестве страхового случая, обладает всеми теми признаками, на которые указано в договоре или в правилах страхования. В рассматриваемой ситуации предприниматель Ф. была признана потерпевшей по уголовному делу. Поэтому как потерпевший она вправе заявлять ходатайства о проведении тех или иных следственных действий, в том числе для установления всех обстоятельств, связанных с проникновением злоумышленников в магазин. То есть в подобных случаях страхователи для подтверждения своей правоты в споре со страховой компанией могут использовать те возможности, которые им предоставляет процессуальное положение потерпевшего в уголовном деле.

Понятие "интерес в сохранении имущества" коммерческой и правоприменительной практикой понимается достаточно широко. При этом и страховщики, и суды, рассматривающие споры, вытекающие из страхования, едины в том, что принадлежность имущества на праве собственности не является единственным случаем, свидетельствующим о наличии у лица интереса в сохранении имущества. Интерес в сохранении имущества может вытекать в том числе и из того, что страхователь (выгодоприбретатель) пользуется имуществом по каким-то иным основаниям (аренда, ссуда и т.п.) либо заинтересован в его сохранении в силу возможной ответственности за его утрату (перевозчик, хранитель, комиссионер и т.п.). Поэтому вывод суда первой и апелляционной инстанций о том, что отсутствие у страхователя права собственности на застрахованное имущество сам по себе свидетельствует об отсутствии интереса в его сохранении, не основан на законе.

Вопросы уплаты страховой премии в рассрочку, а также последствий невнесения страхователем очередного взноса в счет уплаты страховой премии регулируются пунктами 3 и 4 статьи 954 ГК РФ. Согласно указанным нормам условие договора об уплате страховой премии в рассрочку само по себе не освобождает страховщика от обязательств по выплате страхового возмещения при наступлении страхового случая. Более того, закон исходит из того, что страховщик обязан выполнить свои обязательства по осуществлению страховых выплат и в том случае, если внесение очередного платежа просрочено - при этом страховщик вправе при определении размера соответствующих страховых выплат (страхового возмещения по договору имущественного страхования или страхового обеспечения по договору личного страхования) зачесть сумму долга страхователя перед страховщиком в счет страховых выплат. Таким образом (и на это совершенно справедливо указал суд кассационной инстанции), вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что уплата страховой премии в рассрочку освобождает страховщика от выполнения обязательств по страховым выплатам до полной уплаты страховой премии, является несостоятельным. Другое дело, что стороны могут придать значение самостоятельного юридического факта просрочке внесения очередной части страховой премии (п. 3 статьи 954 ГК РФ), договорившись о таких последствиях просрочки уплаты очередных страховых платежей, которые не предусмотрены законом. В том числе стороны могут, безусловно, договориться и том, что просрочка внесения страхователем очередного взноса в счет страховой премии означает освобождение страховщика от выполнения обязанности по выплате страхового возмещения или страхового обеспечения на период просрочки. Однако, как видно из комментируемого постановления, каких-либо специальных последствий на случай просрочки, допущенной страхователем, договор не предусматривает. Более того, страховой случай наступил в тот момент, когда срок уплаты второй части страховой премии не наступил. Поэтому в рассматриваемом случае тот факт, что к моменту наступления страхового случая страхователь не уплатил страховую премию в полном объеме, не является основанием для отказа в страховых выплатах.

Постановление

ФАС Московского округа

от 16.09.2004, 09.09.2004 N КГ-А40/7999-04

Обстоятельство, с которым стороны связали возникновение обязанности страховщика по предоставлению страховой защиты, к моменту утраты груза не наступило. Поэтому суд правомерно отказал в удовлетворении иска о взыскании со страховой компании страхового возмещения.

Комментарий.

Из постановления кассационной инстанции видно, что страхование осуществлялось на основании генерального полиса (статья 941 ГК РФ). То есть в данном случае мы имеем дело с систематическим страхованием разных партий однородного имущества (в данном случае - грузов). Суд установил, что страховая защита распространялась на период, когда соответствующая партия груза находилась в пути. В качестве юридического факта, влекущего за собой возникновение обязательств страховой компании по предоставлению страховой защиты очередной партии груза, стороны определили момент погрузки очередной партии товара на транспортное средство. Из постановления кассационной инстанции можно сделать вывод, что в Правилах страхования и в договоре данное обстоятельство выражено четко и определенно. Имеющиеся в деле доказательства свидетельствуют о том, что спорная партия груза была похищена до погрузки на транспортное средство. То есть обстоятельство, с которым стороны связали возникновение обязанности страховщика по предоставлению страховой защиты, к моменту утраты груза не наступило. Поэтому суд правомерно отказал в удовлетворении иска о взыскании со страховой компании страхового возмещения.

Постановление

ФАС Московского округа

от 22.09.2004 N КГ-А40/8284-04

Суд признал правомерным отказ в страховой выплате в связи с невыполнением страхователем условий договора об использовании на похищенном автомобиле специальной охранной системы. Однако при этом четких юридических оснований принятого решения суд не привел.

Комментарий.

Страховая компания отказала страхователю в возмещении ущерба, причиненного страховым случаем (угоном автомобиля) в связи с тем, что страхователь не выполнил условия договора, касающегося хранения автомобиля в ночное время на охраняемой стоянке.

Судебные инстанции признали действия страховщика правомерными и в иске страхователю о взыскании со страховой компании суммы страхового возмещения отказали. Вместе с тем в данном случае, как и во многих других аналогичных случаях, суды не привели в обоснование своих выводов соответствующих правовых норм. Данный вопрос подробно рассмотрен в комментарии к постановлению ФАС Северо-Западного округа от 22.09.2004 N 56-7336/04.

Постановление

ФАС Московского округа

от 14.09.2004 N КГ-А40/7914-04

В иске к страховой компании отказано в связи с тем, что ни одно из требований закона, позволяющих потерпевшим обращаться непосредственно к страховой компании, не было соблюдено.

Комментарий.

Из постановления кассационной инстанции видно, что перевозчик, осуществлявший перевозку грузов автомобильным транспортом (данный вывод следует из ссылки на Женевскую конвенцию о договоре международной дорожной перевозки грузов) был признан виновным в утрате груза. При этом перевозчик застраховал свою ответственность за причинение вреда (истец в обоснование своего иска ссылается на статью 931 ГК РФ, суд также обосновывает свои выводы ссылкой на данную норму). Вина перевозчика в утрате груза фактически никем не оспаривается, и требования к нему суд удовлетворил (частично уменьшив сумму). В иске к страховой компании о взыскании суммы причиненных убытков отказано.

Обстоятельства дела, изложенные в постановлении кассационной инстанции, свидетельствуют о том, что оснований для удовлетворения требования о взыскании суммы убытков со страховой компании действительно не имелось. Обосновывая свой отказ в иске к страховой компании, суд применил пункт 4 статьи 931 ГК РФ. Согласно пункту 4 статьи 931 ГК РФ лицо, в пользу которого заключен договор страхования (то есть лицо, которому причинены убытки вследствие причинения вреда), вправе обратиться с требованием о возмещении убытков непосредственно к страховой компании в следующих трех случаях: 1) если страхование ответственности за причинение вреда обязательно для страхователя в силу закона; 2) если такое страхование по закону не является обязательным, но закон тем не менее в специальной норме предоставляет потерпевшему право обратиться напрямую к страховой компании с требованием о возмещении убытков; 3) возможность для потерпевшего напрямую обратиться к страховой компании с требованием о возмещении убытков предусмотрена непосредственно договором страхования. Суд установил, что ни одно из этих требований не было соблюдено, и в иске отказал.

Вместе с тем аргументация суда в обоснование принятого решения представляется не вполне точной. Дело в том, что к возникшим правоотношениям статья 931 ГК РФ применяться не может вообще, поскольку в данной статье речь идет о страховании ответственности за причинение внедоговорного вреда. В рассматриваемом же случае все участники спора были связаны правоотношениями, возникшими из договора дорожной перевозки груза. Следовательно, отвечать перед грузополучателем перевозчик должен по основаниям, предусмотренным, прежде всего главой 40 ГК РФ ("Перевозка") и Конвенцией о договоре международной дорожной перевозки грузов 1956 года (поскольку перевозка осуществлялась в международном сообщении).

Не вполне ясным является указание суда на то, что в иске отказано также и потому, что со стороны истца было допущено нарушение правил страхования. Поскольку в рассматриваемом случае истец не является выгодоприобретателем по договору страхования ответственности за причинение вреда, никаких нарушений условий этого договора он допустить не мог.

2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ, РАСТОРЖЕНИЕ, А ТАКЖЕ ПРИЗНАНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ ДОГОВОРОВ СТРАХОВАНИЯ

Постановление

ФАС Московского округа

от 06.04.2004 N КГ-А40/2380-04-П

Применяя последствия недействительности договора страхования (двустороннюю реституцию), суды должны учитывать особенности страховой услуги, в том числе выяснять, предоставлялась ли страховой компанией страховая защита до момента, когда страховщику стало известно о недействительности договора.

Комментарий.

Спор возник между страховой компанией и страхователем в связи с тем, что договор имущественного страхования от имени страхователя был заключен неуполномоченным лицом. К моменту заключения договора страхования полномочия директора организации - страхователя были прекращены. Иск был заявлен о признании недействительным договора страхования и применении последствий недействительности сделки в виде возврата в полном объеме полученной страховщиком страховой премии.

Судебные инстанции всех уровней (первая, апелляционная и кассационная) дали однозначную правовую квалификацию факту подписания неуполномоченным лицом договора страхования от имени организации-страхователя. Данное обстоятельство расценено судебными инстанциями как несоответствие сделки требованиям закона (в частности, требованиям статьи 53 ГК РФ).

Однако, как видно из текста постановления, помимо запутанного сюжета, вызванного множеством противоречащих друг другу документов и судебных актов, серьезные трудности вызвал вопрос о последствиях недействительности договора страхования, иными словами - вопрос о том, что же в практическом плане представляет собой двусторонняя реституция применительно к договорам страхования (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Представляется, что эти затруднения вызваны в том числе и тем, что в законе, правоприменительной практике и юридической доктрине отсутствует единое понимание сущности страховой услуги. Не вдаваясь в дискуссию по данному вопросу, следует указать, что в конечном счете отменяя частично решения нижестоящих инстанций, Федеральный арбитражный суд Московского округа встал на позицию теории страховой защиты, суть которой заключается в том, что страхование направлено на защиту материальных условий существования страхователя (или иного лица - в зависимости от конструкции договора или требований закона). Страховая защита выражается в готовности страховщика предоставить страхователю (или иному указанному лицу) при наступлении страхового случая материальное обеспечение в форме страховых и иных предусмотренных страхованием выплат, что дает этому лицу чувство защищенности и уверенности в своем будущем (Худяков А.И. Страховое право. - СПб.: Издательство Р. Арсланова "Юридический центр Пресс", 2004, с. 77).

Страховая защита носит длящийся характер. Это выражается в том, что одним из существенных условий договора является срок (ст. 942 ГК РФ). Именно в период действия договора страхования между страхователем и страховщиком существует страховое правоотношение, в рамках которого и существует обязательство страховщика осуществить страховые выплаты страхователю (иному указанному лицу) при наступлении страхового случая. Образно говоря, в период действия договора материальные условия существования страхователя находятся в состоянии защищенности, которое выражается в возможности получения материальной компенсации в случае ухудшения этих условий. Причем это состояние (состояние защищенности) признается наличествующим и при условии, когда страховой случай не наступает. Подтверждение именно такого понимания страхования можно найти и в законе в статье 958 ГК РФ (п. 1 и абзац 1 п. 3 данной статьи), которая говорит о том, что в случае досрочного прекращения договора страхования ввиду отпадения возможности наступления страхового случая страховщик имеет право на часть страховой премии, пропорциональную сроку, в течение которого действовал договор.

Для лучшего уяснения сущности страховой защиты в качестве аналогии можно привести пример с наймом охранника. В конечном счете цель охранной услуги такая же, как и страхования - сохранение материальных условий жизни нанимателя путем защиты его имущества от возможных посягательств. При этом данная услуга считается надлежащим образом оказанной и в том случае, когда никакого посягательства на имущество в период действия договора не произошло, то есть совершенно необязательно охранник должен вступить в единоборство со злоумышленником для того, чтобы его обязательства перед нанимателем считались надлежащим образом выполненными. Точно так же совершены необязательно наступление страхового случая, повлекшего за собой страховые выплаты, для того, чтобы считать обязательства страховщика надлежаще исполненными.

Именно поэтому кассационная инстанция и указала нижестоящим судам на неправильное применение норм п. 2 ст. 167 ГК РФ. Логика ФАС в данном случае такова: надо проверить, действительно ли в период до момента, когда страховщик узнал о том, что договор страхования заключен ненадлежащим лицом, он (страховщик) фактически предоставлял истцу страховую защиту. Иными словами, суд первой инстанции должен проверить, имелась ли реальная готовность страховщика выплатить страховое возмещение страхователю при наступлении страхового случая.

Кассационная инстанция фактически указывает на законное, с ее точки зрения, решение: в случае, если суд первой инстанции придет к выводу о том, что в период от даты заключения признанного недействительным договора до даты, когда страховщику стало известно о неуполномоченном лице, выступавшем от имени страхователя, истцу действительно была предоставлена страховая защита. В этом случае страховщик будет обязан вернуть страхователю лишь часть полученной страховой премии. Представляется, что принятое в этом случае решение может быть следующим.

Страховщик в течение определенного времени (в рассматриваемом случае - с 1 октября 2002 года по 6 марта 2003 года) предоставлял истцу страховую защиту, то есть оказывал ему страховую услугу. Соответственно, при признании сделки недействительной в силу п. 2 ст. 167 ГК РФ стороны должны быть приведены в положение, существовавшее до заключения спорной сделки, то есть вернуть друг другу все полученное по сделке. Страховщик обязан будет вернуть страхователю полученную страховую премию, а страхователь - все то, что он получил от страховщика. Однако в силу специфики любой услуги она потребляется соответствующим лицом в момент оказания. Поэтому возвратить страховую услугу в натуре невозможно. Следовательно, суд должен будет руководствоваться положением п. 2 ст. 167 ГК РФ о том, что в данном случае стоимость полученной истцом от страховщика услуги должна быть возмещена в деньгах. Возникает вопрос о сумме возмещения. Представляется, что в этот вопрос следует решать с учетом упоминавшейся ст. 958 ГК РФ. То есть страховщик будет иметь право на ту часть страховой премии, которая бы ему причиталась, если бы договор был заключен на срок с 1 октября 2002 года по 6 марта 2003 года. Эта часть страховой премии как раз и выражает стоимость услуги, оказанной страховщиком истцу.

Основные выводы из данного дела следующие:

1. Сделки, заключенные от имени юридического лица гражданином, который не был надлежащим образом наделен полномочиями единоличного исполнительного органа этого юридического лица, рассматриваются судом как ничтожные в силу ст. 168 ГК РФ (сделка, не соответствующая требованиям закона).

2. В случае признания недействительным договора страхования исполнение требований п. 2 ст. 167 ГК РФ о двусторонней реституции (то есть о взаимном возврате всего полученного по недействительной сделке) выглядит следующим образом:

- если будет установлено, что, несмотря на отсутствие страхового случая, страховая защита тем не менее реально предоставлялась, страховщик будет иметь право на возмещение стоимости реально оказанной услуги; эта стоимость будет равна части страховой премии, причитающейся страховщику, пропорциональной периоду, в течение которого оказывалась страховая услуга;

- в случае если суд установит, что страховая услуга фактически не оказывалась, страхователю будут причитаться все суммы, выплаченные им страховщику в связи с договором страхования.

2.3 Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора – дарения

Договор дарения относится к числу договоров о передаче имущества в собственность. Договор дарения всегда безвозмездный, он может быть реальным и консенсуальным. Возмездный договор дарения является притворной и в силу этого ничтожной сделкой. Консенсуальный договор дарения является односторонне-обязывающим.

Стороны договора дарения - даритель и одаряемый. Предметом договора дарения (даром) могут быть: вещь, передаваемое одаряемому имущественное право, имущественная обязанность, от исполнения которой он освобождается. В консенсуальном договоре дарения намерение одарить должно быть ясно выражено и содержать указание на конкретный предмет дарения.

Дарение на случай смерти является притворной и в силу этого ничтожной сделкой, прикрывающей завещание.

Реальный договор дарения может совершаться в устной форме, кроме случая, когда дарителем является юридическое лицо и стоимость дара превышает пять установленных законом минимальных размеров оплаты труда. Консенсуальный договор дарения всегда должен совершаться в письменной форме, а если предметом дарения является недвижимость, то договор подлежит государственной регистрации и вступает в силу с момента такой регистрации. Несоблюдение требуемой п. 2 ст. 574 ГК письменной формы договора дарения влечет его ничтожность.

Разновидностью дарения является пожертвование. С точки зрения предмета договора особенность пожертвования как разновидности дарения состоит в том, что в качестве дара здесь может выступать только вещь или имущественное право, но не освобождение одаряемого от имущественной обязанности, как в обычном договоре дарения. Другой особенностью договора пожертвования является более узкий субъектный состав одаряемых. Помимо граждан, в него входят только прямо упомянутые в ст. 582 ГК виды некоммерческих организаций лечебные, воспитательные, учебные, научные учреждения, учреждения культуры, социальной защиты и другие аналогичные учреждения, фонды, общественные и религиозные организации, а также Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования.

ПРЕЗИДИУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 июня 2000 г. No. 6939/99

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на решение от 21.06.99 и постановление апелляционной инстанции от 17.08.99 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу No. А56-15481/99.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Государственное предприятие "Калининская атомная электростанция" обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Универсал-Сервис" о взыскании 2000000 рублей задолженности за переданные по акту от 18.03.97 простые векселя No. 466104 и 466105.

Решением от 21.06.99 в удовлетворении иска отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 17.08.99 решение суда оставлено без изменения.

В кассационном порядке законность судебных актов не проверялась.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается принятые судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что спорные векселя номинальной стоимостью 1000000 рублей каждый были выданы истцом на имя ответчика 07.02.97 со сроком оплаты по предъявлению.

Факт передачи истцом векселей ответчику подтверждается актом от 18.03.97 No. 406.

Однако в акте не указано, для каких целей и в счет чего передаются векселя. Следовательно, не определено, какого вида обязательства возникли между сторонами.

Принимая решение по делу, суд ошибочно полагал, что к спорным отношениям следует применить вексельное законодательство, хотя спор возник по поводу купли - продажи имущества в виде ценных бумаг и неосновательного обогащения ответчика.

В обоснование исковых требований истец ссылается на то, что он передал ответчику указанные векселя по договору купли - продажи, которым по существу является акт передачи векселей, а также на то, что векселя по устной договоренности передавались ответчику для продажи и последующего перечисления вырученных денежных средств на счет истца.

В подтверждение своих доводов истец заявил, что он не являлся и не является должником ответчика, следовательно, у ответчика возникли перед ним обязательства из неосновательного обогащения.

Однако судом не исследованы указанные доводы истца и им не дано надлежащей оценки, что привело к принятию необоснованного решения.

В соответствии со статьей 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Из рассматриваемого договора не вытекает, что он является безвозмездным. Ответчик не представил доказательств оплаты векселей или их получения в счет причитающихся ему платежей.

В силу статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187 - 189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

решение от 21.06.99 и постановление апелляционной инстанции от 17.08.99 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу No. А56-15481/99 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

И.о. Председателя

Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

М.К.ЮКОВ

Заключение

Гражданско-правовая ответственность основана на принципе полноты возмещения причиненного вреда или убытков. Это означает, что лицо, причинившее вред или убытки, по общему правилу должно возместить их в полном объеме, включая как реальный ущерб, так и неполученные доходы (п. 2 ст. 393, абз. 1 п. 1 ст. 1064 ГК), а в установленных законом случаях - и моральный вред. Данный принцип вытекает из товарно-денежной природы отношений, регулируемых гражданским правом, и предопределяется главенством компенсаторно-восстановительной функции гражданско-правовой ответственности.

Вместе с тем имущественный оборот диктует и объективные границы размера гражданско-правовой ответственности : она не должна превышать сумму убытков или размера причиненного вреда, ибо даже полная компенсация потерпевшему не предполагает его обогащения вследствие правонарушения. Это обстоятельство особенно важно для сферы договорной ответственности, где правонарушения нередко влекут за собой взыскание с нарушителя не только убытков, но и заранее предусмотренной законом или договором неустойки. При этом ее размер может определяться не только законом, но и соглашением сторон, в том числе превышать установленный законом размер.

Существующий в обществе правопорядок обеспечивается различными правовыми средствами, одним из которых является гражданско-правовая ответственность. Это одна из мер воздействия на лицо, нарушившее права или охраняемые законом интересы других участников гражданского оборота. Гражданско-правовая ответственность состоит в возложении на правонарушителя обязанности претерпеть неблагоприятные имущественные последствия в виде безвозмездного умаления его имущественной сферы. Исполнение правонарушителем этой обязанности обеспечивается мерами государственного принуждения.

Гражданско-правовая ответственность имеет компенсационную и предупредительную функции. Компенсационная функция заключается в устранении неблагоприятных последствий правонарушения у потерпевшего за счет умаления имущественной сферы нарушителя. Предупредительная функция состоит в направленности гражданско-правовой ответственности на исключение в будущем подобных правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами.

Основной мерой гражданско-правовой ответственности должника является его обязанность полностью возместить причиненные кредитору убытки. Убытки определяются в соответствии с правилами ст. 15 ГК (реальный ущерб и упущенная выгода). Поскольку расчет убытков далеко не всегда прост, в том числе и в связи с возможным изменением цен на товары, работы и услуги, законодатель устанавливает, что при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, - в день удовлетворения иска.

При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (например, приобретение и установка кредитором соответствующего оборудования для переработки сырья, которое не было поставлено должником).

По отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность). Ограниченная ответственность имеет место при установлении, например, исключительной неустойки, ограничении ответственности предприятий связи обязанностью возместить только реальный ущерб, и ряде других случаев. Ограничение размера ответственности может быть предусмотрено и договором. Однако соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, ничтожно, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом и если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Для определения размера ответственности должника действуют специальные правила, если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка.

Если законом или договором не предусмотрено иное, убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (зачетная неустойка). Однако законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков (исключительная неустойка); когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки (штрафная неустойка); когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки (альтернативная неустойка). Для взыскания неустойки не требуется доказывание наличия убытков.

С ответственностью за нарушение обязательств тесно связан вопрос об исполнении обязательства в натуре. Обязанность должника возместить убытки возникает как в случае ненадлежащего исполнения обязательства, так и в случае его неисполнения. Однако обязанность исполнения обязательства в натуре сохраняется у должника, несмотря на уплату им неустойки и возмещение убытков, только в случае ненадлежащего исполнения им обязательства. Если же обязательство было вообще не исполнено должником, и он полностью возместил связанные с этим убытки и надлежащим образом уплатил неустойку, должник освобождается от исполнения обязательства в натуре.

Список используемой литературы

Нормативно-правовые акты:

1. Конституция РФ Москва «Юридическая литература» 1994

2. Гражданский Кодекс РФ части 1,2 Москва Право и Закон 2004

3. Комментарий к Гражданскому Кодексу РФ (постатейный)

Научная и специальная:

1. К.П. Побеносцев Курс гражданского права в 3-томах, изд. «Зерцало», 2003

2. Е.А. Суханов «Гражданское право» М; Волтерс Клувер 2004г.

3. В.В. Пиляев «Гражданское право» в вопросах и ответах 2-е издание, учебное пособие Москва 2005 г. «Кнорус»

4. А.М. Эрделевский «Гражданское право» Москва Юристъ 2004г.

5. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права том 2 К.Цвайгерт, Х.Кётц Москва «Международные отношения» 2000

6. Сравнительное правоведение в схемах: общая и особенная части К.Осакве Москва «Дело» 2000

Судебная практика:

1. Постановление ВАС РФ от 21.04.98 №7654/97

2. Постановление ФАС МО от 19.01.01 №КГ-А40/6333-00

3. Постановление президиума ВАС РФ от 21.05.02 №11173/01

4. Постановление президиума ВАС РФ от 13.03.02 №8153/01

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:29:30 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:07:54 28 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Ответственность за нарушение договорных обязательств

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151072)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru