Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Особенности правового регулирования сделок в РФ, осложненных иностранным элементом

Название: Особенности правового регулирования сделок в РФ, осложненных иностранным элементом
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 06:44:52 05 июня 2009 Похожие работы
Просмотров: 2009 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Дипломная работа

Особенности правового регулирования сделок в РФ, осложненных иностранным элементом

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Понятие, виды и условия действительности сделок

1.1 Понятие, значение и виды сделок в гражданском обороте

1.2 Условия действительности сделок

1.3 Порядок и последствия признания сделок недействительными

Глава 2. Правовая характеристика внешнеэкономических сделок

2.1 Понятие и особенности правового регулирования внешнеэкономических сделок

2.2 Договорные обязательства и основные виды внешнеэкономических договоров

2.3 Форма и содержание внешнеторгового контракта купли-продажи .

Глава 3. Арбитражное рассмотрение споров по внешнеэкономическим сделкам

3.1 Особенности арбитражного рассмотрения международных коммерческих споров

3.2 Правовое регулирование споров по сделкам с участием иностранной стороны

Заключение

Библиографический список


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы дипломной работы. На протяжении всей истории развития международного частного права одним из важнейших его институтов является институт внешнеэкономических сделок. Особенно роль данного института возросла в последние десятилетия. В первую очередь это обусловлено быстрыми темпами научно-технического развития, приведшими к появлению новых средств связи и транспорта. Возможность быстрого перемещения из одной точки земного шара в другую вольно или невольно привела к стиранию границ между странами и быстрому росту числа всевозможных связей между субъектами разных государств. Не стали исключением и отношения международно-частноправового характера.

Если рассматривать данную проблему с точки зрения российской цивилистики, то для нее необходимость исследования института сделок, осложненных иностранным элементом, и их правового регулирования является вдвойне актуальной. На протяжении семидесятилетней истории существования СССР субъектами внешнеэкономической деятельности в нашей стране практически всегда выступали государственные органы и предприятия. Кроме того, наличие в бывшем Советском Союзе административно-командной системы хозяйствования приводило к жесткому контролю за всеми такого рода отношениями, что не могло способствовать их росту и дифференциации.

Однако после преобразования и перехода нашей страны к рыночной экономике в Российской Федерации сложилась ситуация, приведшая к быстрому росту числа внешнеэкономических связей. Этому способствовало как открытие границ и установление более тесных отношений со странами капиталистического мира, так и то, что в результате распада СССР отношения между частными субъектами бывших республик стали носить международно-частноправовой характер.

После распада Советского Союза и принятия в 1993 году Конституции РФ возникла необходимость разработки ряда отечественных нормативно-правовых актов в области гражданского и международного частного права. В результате были приняты первая и вторая часть Гражданского кодекса РФ, а также целый ряд законодательных актов, содержащих нормы, регулирующие внешнеэкономические отношения. Наиболее важным из них является Федеральный закон «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» от 13 октября 1995 года. Однако, несмотря на это, в целом можно утверждать, что до конца 20-го века основным нормативно-правовым актом по исследуемой нами тематике оставались Основы гражданского законодательства 1991 года.

Лишь в ноябре 2001 г. Государственной Думой РФ была принята третья часть Гражданского кодекса РФ, раздел шестой которой содержит нормы международного частного права. Ряд статей данного раздела посвящен регулированию внешнеэкономических сделок. Кроме того, 21 ноября 2003 г. был принят новый закон «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности», который целиком посвящен урегулированию такого рода отношений. Однако недостатком данного закона является то, что он вступил в силу лишь в 2007 году, что привело к снижению эффективности норм данного нормативно-правового акта.

Из всего вышеизложенного видно, что законодатель в последние годы ведет весьма активную работу по разработке и принятию нормативно-правовых актов, регулирующих внешнеэкономические отношения. Однако специфика такого рода отношений, обусловленная их изменчивостью, требует постоянного обновления нормативно-правовой базы по данному вопросу; изучения и анализа законодательства и правоприменительной практики иностранных государств, а также целого ряда международно-правовых актов по данному вопросу, наиболее важным из которых, несомненно, является Венская конвенция ООН о международной купле-продаже товаров 1980 г., участницей которой является и Россия.

Следует отметить, что для Российской Федерации изучение данной проблематики актуально еще и потому, что, несмотря на наличие целого ряда нормативно-правовых актов, регулирующих внешнеэкономические отношения, нельзя говорить о наличии в нашей стране единой правоприменительной практики по данному вопросу. Об этом, в частности, свидетельствует и большое количество соответствующих споров арбитражной практике за последние годы. Такое положение усложняет в первую очередь работу судебных органов и тормозит развитие экономических отношений.

Все вышеизложенное делает исключительно актуальным и необходимым изучение данной проблематики, выработку единых подходов в регулировании внешнеэкономических сделок и решение имеющихся правовых вопросов, что и определило выбор указанной темы.

Объектом исследования является система общественных отношений, складывающихся между сторонами при сделках, осложненных иностранным элементом.

Предметом исследования являются нормы отечественного международного частного права, нормы, содержащиеся в зарубежном законодательстве и международно-правовых актах, судебная практика, а также общая и специальная литература, посвященная исследуемой проблеме.

Цель работы состоит в теоретическом анализе российского и зарубежного законодательства, регулирующего внешнеэкономические сделки, а также отечественной и зарубежной литературы.

Данная цель обусловила необходимость определения и решения следующих задач :

− определить роль сделки в гражданском законодательстве Российской Федерации и дать общую характеристику сделок в гражданском обороте Российской Федерации;

− установить условия действительности сделок;

− проанализировать понятие «внешнеэкономическая сделка», определить ее особенности и структуру;

− охарактеризовать особенности арбитражного рассмотрения международных коммерческих споров;

Методологическую основу данного исследования составляют общенаучные и частнонаучные методы, применяемые при изучении и анализе гражданского и международного частного права. Основными методами, использованными в процессе исследования, являются: диалектический, логический, сравнительно-правовой, исторический. Также широко применялся метод анализа существующих точек зрения.

Теоретическую основу исследования составляют научные положения, опубликованные в общей и специальной правовой литературе в России и за рубежом в таких областях, как гражданское, международное частное право, международный арбитражный процесс, международный гражданский процесс и других. В работе использовались труды целого ряда российских ученых-правоведов: Бублик В.А., Елисеева И.В., Звекова В.П., Зыкина И.С., Канашевского В.А., Лунца Л.А., Нешатаевой Т.Н., Садикова О.Н. и других.

Структура работы определяется целями и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, подразделенных на параграфы, заключения и списка использованной литературы.


Глава 1 ПОНЯТИЕ, ВИДЫ И УСЛОВИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК

1.1 Понятие, значение и виды сделок в гражданском обороте

Сделки занимают особое место в системе гражданского права и являются одной из основных его категорий. Гражданские права и обязанности возникают, изменяются и прекращаются главным образом в результате сделок. Для большей части субъективных прав и обязанностей сделки служат средством и основанием приобретения (возникновения). Именно сделкам принадлежит в таких случаях значение факта, соединяющего поведение (волю) лица с авторитетом закона. Прибегая к помощи суда, истец основанием своих требований чаще всего называет несоблюдение другой стороной условий совершенной сделки.[1]

Сделки широко распространены и обслуживают все сферы имущественного оборота. Ежедневно совершается и исполняется множество сделок, начиная от покупки продуктов в магазине и заканчивая договорами на строительство сложных технических объектов. При этом наиболее распространенными являются двусторонние сделки (договоры купли-продажи, дарения, аренды, подряда, оказания платных услуг, кредитный договор и т.п.).

Виды сделок, встречающихся в жизни, крайне разнообразны. В гражданском праве допускается совершение любых сделок, не противоречащих закону (ст. 8 Гражданского кодекса Российской Федерации[2] (далее − ГК РФ)). Этот принцип тесно связан со свободой договора, недопустимостью произвольного вмешательства кого-либо в частные дела. Граждане и юридические лица могут совершать сделки как предусмотренные, так и не предусмотренные законом, в том числе содержащие элементы различных типов сделок (смешанные сделки).

Невозможно переоценить значение сделки для граждан (физических лиц): сегодня трудно назвать такую потребность, для удовлетворения которой ему не нужно было бы совершать сделку хотя бы в качестве предварительного условия (а не только средства). Предпринимательская деятельность, к какой бы области она ни относилась, вообще может быть представлена как непрерывная цепь взаимосвязанных сделок. Реализация результата предпринимательской деятельности (продукции, работы, услуги) возможна исключительно в форме одной из сделок. Для каждой из сделок, связанных с «основной деятельностью», предприниматель должен заключить несколько десятков сделок, обеспечивающих сделку «основную». Более того, результаты совершенных сделок для предпринимателя во многом предопределяют результаты его деятельности, а также содержание отношений с налоговыми и некоторыми другими государственными органами (например, органами, осуществляющими контроль за соблюдением антимонопольного законодательства, законодательства о защите прав потребителей и т.д.).

Подчеркивая значение сделок в гражданском обороте, О.Н. Садиков отмечает, что именно в сделках гражданское право наиболее ярко выступает в качестве частного права, где регулирование в большей степени носит децентрализованный характер: государство признает юридическую силу за правилами, установленными самими субъектами гражданских отношений − гражданами и юридическими лицами. Государственное регулирование носит при этом преимущественно восполнительный характер: правила закона действуют в части, не урегулированной субъектами при совершении сделок.[3]

Общие положения о сделках содержатся в гл. 9 ГК РФ. Отдельным сделкам, прежде всего, договорам, посвящено большинство глав части второй ГК РФ. Отдельные виды сделок (и особенности их заключения и исполнения) регулируются также иными законами. Например, нормы о брачном договоре содержатся в Семейном кодексе[4] , о договорах купли-продажи земельных участков − в Земельном кодексе[5] , о договорах социального найма жилых помещений − в Жилищном кодексе[6] , о сделках приватизации − в законодательстве о приватизации.

Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ). Сделки являются одним из важнейших юридических фактов в гражданском праве. Неслучайно в перечне оснований возникновения гражданских прав и обязанностей сделки названы первыми.

1. Сделка представляет собой действие, т.е. юридический факт, происходящий по воле человека (в противоположность событиям). Действие − это акт поведения человека, осуществляемый под влиянием определенных мотивов и направленный на определенную цель. Поэтому сделку можно охарактеризовать как волевой акт. Сделка представляет собой действия самих участников гражданского оборота, которые совершаются, как правило, по их собственной инициативе и исходя из их интересов.

2. Сделка − это действие правомерное. Ее содержание должно соответствовать нормативным требованиям, только в этом случае она признается и защищается государством в качестве юридического факта, порождающего гражданско-правовые последствия, и в качестве регулятора гражданских правоотношений. Субъекты гражданского права могут заключать сделки, как предусмотренные, так и не предусмотренные нормативными актами. Правомерный характер отличает сделку от неправомерных действий (деликтов), которые также являются юридическими фактами, но порождают гражданско-правовые последствия помимо воли и желания субъекта.

3. Сделка − это действие, которое характеризуется специальной направленностью на возникновение, изменение или прекращение гражданских правоотношений. Этим она отличается от юридических поступков, которые совершаются без прямого намерения вызвать гражданско-правовые последствия (например, создание вещи, произведения искусства). Сделка порождает правовые последствия непосредственно для лиц, ее совершающих. Они становятся участниками гражданского правоотношения, возникшего из сделки. По общему правилу она не может возлагать обязанности на лиц, в ней не участвовавших.[7]

Таким образом, сделкой называется правомерное юридическое действие, совершаемое одним или несколькими субъектами гражданского права, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений между этими субъектами.

Сделка как действие человека предполагает определенные волевые процессы −формирование воли и выражение ее вовне: прежде чем совершить действие, лицо предварительно обдумывает различные способы своего поведения, выбирает наиболее приемлемый для себя вариант поведения, принимает определенное решение и приводит его в исполнение. Воля человека приобретает юридическое значение лишь в том случае, если она получила внешнее выражение и стала доступной для восприятия другими лицами.

В сделке как волевом акте следует различать волю − внутреннюю сторону, субъективный элемент и волеизъявление − внешнюю сторону, объективный элемент. Российское гражданское законодательство исходит из необходимости соответствия воли и волеизъявления. Считается, что волеизъявление соответствует подлинной воле субъекта, пока не доказано обратное.[8]

Волеизъявление может быть выражено следующими способами:

− прямое волеизъявление в устной или письменной форме, когда субъект прямо сообщает о своих намерениях;

− совершение конклюдентных действий, т.е. действий, из содержания которых можно сделать вывод о намерениях субъекта. Например, выставление на прилавках товаров с указанием наименования и цены свидетельствует о намерении продать эти товары;

− молчание может выражать волю лица совершить сделку только в случаях, когда закон или соглашение сторон указывают на то, что молчание субъекта расценивается как его согласие.

Разнообразие сделок делает возможным деление их на различные виды по разным основаниям. Так как единой классификации сделок не существует, при характеристике сделок принято определять их принадлежность одновременно к нескольким группам по разным основаниям.

1. Договоры и односторонние сделки. По числу участвующих сторон сделки могут быть двух- или многосторонними (договоры) и односторонними.

Договором считается сделка, для заключения которой необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка).

Если в договорах воля сторон противоположна по направленности, то права и обязанности носят встречный характер. При этом содержание воли в результате согласования совпадает в акте совместного волеизъявления. Например, продавец желает продать вещь по одной цене, а покупатель хочет купить ее по другой. В результате согласования противоположных по направленности желаний стороны приходят к соглашению, в котором данная вещь покупается по определенной компромиссной цене.

Воля сторон в договорах может быть тождественной по направленности. В таких сделках все участники преследуют общие для всех юридические цели. Например, в договоре простого товарищества стороны решают одну и ту же задачу − соединить свои вклады и совместно действовать для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели (ст. 1041 ГК РФ). Аналогичный характер имеет учредительный договор (п. 2 ст. 52 ГК РФ).

Односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. Примерами односторонних сделок являются завещание, доверенность. При совершении каждой из этих сделок правовые последствия возникают сразу после того, как одна сторона (завещатель, доверитель) в требуемой законом форме выразила свою волю, направленную на возникновение соответствующих прав и обязанностей.

Так как в односторонней сделке требуется выражение воли только одной стороны, такая сделка может создавать обязанности только для лица, совершившего сделку. Однако из этого правила есть исключения. В соответствии со ст. 155 ГК РФ односторонняя сделка может создавать обязанности для других лиц также в случаях, установленных законом. Например, завещатель вправе возложить на наследника обязанность в пользу третьих лиц (завещательный отказ, предусмотренный ст. 1137 ГК РФ). В отличие от обязанностей права, возникающие из односторонней сделки, могут предоставляться лицам, не участвующим в сделке.

К односторонним сделкам применяются общие положения об обязательствах и о договорах постольку, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки. Например, нормы о заключении договора посредством соглашения (п. 1 ст. 432 ГК РФ) неприменимы к односторонним сделкам как противоречащие их природе.

2. Реальные и консенсуальные сделки. По моменту, к которому приурочивается их возникновение, сделки могут быть реальными и консенсуальными.

Реальные сделки (от лат. «res» − вещь) считаются совершенными, когда одновременно выполняются два условия: а) имеется соглашение, совершено волеизъявление в требуемой законом форме; б) произошла передача вещи.

Примерами реальных сделок являются договоры займа (п. 1 ст. 807 ГК РФ), хранения (п. 1 ст. 886 ГК РФ), страхования (п. 1 ст. 957 ГК РФ), перевозки груза (ст. 785 ГК РФ). Все они считаются заключенными только после того, как одна из сторон передала другой соответствующее имущество. При займе необходима выдача суммы займа заемщику, при хранении − передача вещи хранителю, при страховании − уплата страховой премии или ее первого взноса, при перевозке − сдача груза перевозчику.

Для заключения консенсуальных сделок (от лат. «consensus» − соглашение) необходимо и достаточно соглашения сторон, выраженного в надлежащей форме. Консенсуальными являются большинство гражданско-правовых договоров (купля-продажа, аренда, подряд, комиссия). Некоторые сделки могут быть как реальными, так и консенсуальными (например, договор дарения − ст. 572 ГК РФ, договор морской перевозки груза − ст. 115 КТМ РФ[9] ).

Для определения того, является сделка реальной или консенсуальной, необходимо внимательно изучить формулировки закона. Обычно при характеристике консенсуальных сделок используется словосочетание «обязуется передать, обязуется выполнить» и т.п., из чего следует, что сделка является заключенной еще до передачи вещи. При описании реальных сделок говорится о том, что одна сторона «передает» другой стороне определенную вещь, и это означает, что момент заключения сделки совпадает с моментом передачи вещи.

3. Возмездные и безвозмездные сделки. По наличию встречной имущественной обязанности другой стороны сделки могут быть возмездными или безвозмездными.

В возмездных сделках обязанности одной стороны совершить определенное действие соответствует (корреспондирует) встречная обязанность другой стороны по предоставлению первой стороне определенного имущественного блага − так называемого встречного удовлетворения. Примерами возмездных сделок являются купля-продажа (в обмен на товар предоставляются деньги), мена (в обмен на один товар предоставляется другой товар), аренда (предоставление права пользования имуществом за вознаграждение).

Встречным удовлетворением может быть также освобождение лица от исполнения какой-либо обязанности. В безвозмездных сделках встречное удовлетворение отсутствует. Примерами таких сделок являются договоры дарения, безвозмездного пользования (ст. 689 ГК РФ).

Большинство гражданско-правовых сделок возмездны. Это обусловлено особенностями гражданского права, основным ядром которого являются имущественные отношения. Безвозмездные сделки могут рассматриваться как исключения из основной массы сделок. Исключительный характер безвозмездных сделок подтверждается также нормой, запрещающей дарение в отношениях между коммерческими организациями (п. 4 ст. 575 ГК РФ). В то же время отдельные безвозмездные договоры, для которых ГК РФ или иные законы предусматривают специальные правила (например, договор безвозмездного пользования), − самостоятельный вид безвозмездных сделок, отличных от дарения.

4. Каузальные и абстрактные сделки. По значению, которое имеет для сделок их юридическая цель (основание), они делятся на каузальные и абстрактные.

При совершении любой сделки ее участники руководствуются определенными целями и мотивами. Эти цели и мотивы не имеют юридического значения, если они не относятся в силу закона к тем типовым правовым результатам, которые свойственны для сделок данного вида. Если же цель или мотив составляют типовой правовой результат для сделки данного вида, они приобретают характер юридической цели (основания) для соответствующей сделки, которая на юридическом языке именуется каузой (от лат. «сausa» − причина).

Таким образом, основание, или кауза сделки − это типовые юридически значимые для сделки данного вида цели ее совершения, от которых зависят юридическая природа и действительность данной сделки. При этом основание (кауза) сделки должно являться законным и осуществимым, иначе сделка будет считаться недействительной. Например, при покупке оружия лицом, не имеющим соответствующего права, сделка должна быть признана недействительной как имеющая незаконное основание − приобретение оружия лицом, не имеющим права на его ношение.[10]

Каузальные сделки всегда имеют определенное основание (каузу) и совершаются с целью купить вещь в собственность, арендовать ее и т.д. При отсутствии основания каузальная сделка является недействительной.

В абстрактных сделках (от лат. «abstrahere» − отрывать, отделять) основание либо вовсе отсутствует, либо юридически безразлично и не влияет на их действительность. Кредитор в абстрактной сделке не должен доказывать наличие основания ее совершения.

5. Условные сделки. По зависимости юридической силы сделки от определенного внешнего обстоятельства выделяют так называемые условные сделки. Условными называются сделки, в которых возникновение или прекращение прав и обязанностей ставятся в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет.

В качестве условия может выступать любое внешнее по отношению к участникам сделки действие третьих лиц или событие, наступление которого носит вероятностный характер. В качестве условия не могут быть действия самих участников сделки, совершение которых полностью зависит от их усмотрения, а также незаконные или заведомо неосуществимые действия или события. Условные сделки следует отличать от срочных, в которых возникновение или прекращение прав и обязанностей зависят от наступления срока. В отличие от условия, срок не имеет предположительного характера и является обстоятельством, относительно которого всегда известно, когда оно наступит.[11]

Условные сделки, в свою очередь, делятся на сделки, совершенные под отлагательным условием, и сделки, совершенные под отменительным условием. Сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили в зависимость от условия возникновение прав и обязанностей (п. 1 ст. 157 ГК РФ). Сделка считается совершенной под отменительным условием, если стороны поставили в зависимость от условия прекращение прав и обязанностей.

Для пресечения злоупотребления участниками условных сделок своими правами в законе установлены определенные правила, призванные гарантировать «чистоту» и независимость условных сделок от поведения участвующих в них сторон. В соответствии с п. 3 ст. 157 ГК РФ, если наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой наступление условия невыгодно, то условие признается наступившим. Если наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, которой наступление условия выгодно, то условие признается ненаступившим.

1.2 Условия действительности сделок

Сделка является действительной, если она отвечает требованиям, предъявляемым к таким ее элементам, как субъекты сделки; субъективная сторона сделки; содержание сделки; форма сделки.

Субъекты сделки − лица, в ней участвующие. Субъектом прав и обязанностей, вытекающих из сделки, может быть любое правоспособное лицо. Однако личное участие в совершении сделки предполагает наличие у лица необходимого объема дееспособности. От имени малолетних и лиц, признанных судом недееспособными, сделки совершают их законные представители, которые должны действовать в рамках предоставленных им по закону полномочий. При совершении сделок несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет и лицами, ограниченно дееспособными, их собственное волеизъявление должно дополняться волеизъявлением управомоченных лиц (родителей, усыновителей, попечителей). Исключение составляют сделки, которые в соответствии с законом могут быть совершены не полностью дееспособными лицами самостоятельно.

Юридические лица также должны обладать праводееспособностью, необходимой для совершения той или иной сделки. Здесь имеет значение, какой правоспособностью юридическое лицо наделено законом − общей или специальной, необходима ли лицензия на ее совершение.

Так как волю юридического лица формируют и выражают его органы, то сделка по общему правилу является действительной, если орган действует в рамках полномочий, предоставленных ему законом или иными правовыми актами.

Субъективную сторону сделки составляет соответствие воли и волеизъявления, которое презюмируется. Несоответствие воли и волеизъявления при указанных в законе условиях может служить основанием для признания сделки недействительной.

Содержание сделки образует совокупность составляющих ее условий. Оно должно соответствовать требованиям законов и иных правовых актов, т.е. не нарушать императивные нормы. Это относится также и к сделкам, правом не предусмотренным. Под формой сделки в российском гражданском праве принято понимать способ выражения воли лиц, участвующих в сделке[12] . ГК РФ предусматривает три основные формы сделок: устную, простую письменную и нотариальную (так называемую квалифицированную письменную).

Согласно ст. 161 ГК РФ по общему правилу в простой письменной форме должны совершаться: сделки, заключаемые между юридическими лицами; сделки юридических лиц с гражданами; сделки граждан между собой на сумму свыше 10 минимальных размеров оплаты труда; в случаях, предусмотренных законом, сделки между гражданами независимо от суммы сделки (например, договор аренды транспортного средства должен заключаться в письменной форме независимо от субъектного состава, суммы договора и срока аренды).

Сделка в письменной форме по общему правилу совершается путем составления одного документа, который содержит условия сделки и подписи лица или лиц, совершающих сделку, или их представителей. ГК РФ предусматривает следующие варианты подписания сделки: во-первых, собственноручная подпись гражданина, являющегося стороной в сделке, либо выступающего в качестве представителя или органа юридического лица; во-вторых, подпись рукоприкладчика, совершенная по просьбе гражданина, который вследствие физического недостатка, болезни или неграмотности не может собственноручно подписаться (при этом обязательно указываются причины, в силу которых совершающий сделку не мог подписать ее собственноручно, и подпись рукоприкладчика должна быть засвидетельствована, как правило, нотариусом); в-третьих, использование аналога собственноручной подписи − факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи[13] и др. допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Например, в п. 3 ст. 847 ГК РФ специально предусмотрена возможность использования аналогов собственноручной подписи при безналичных расчетах по соглашению сторон.

Нотариальная письменная форма сделки обязательна, во-первых, в случаях, указанных в законе (например, в нотариальной форме совершаются завещание − п. 1 ст. 1124 ГК РФ; договор ренты − ст. 584 ГК РФ); во-вторых, в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма не требовалась. Нотариальное удостоверение сделки осуществляется путем совершения на документе удостоверительной надписи нотариусом или другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие.

В случаях, указанных законом, для совершения сделки необходима ее государственная регистрация. Акт государственной регистрации является юридическим фактом, завершающим юридический состав, необходимый для возникновения прав и обязанностей из сделки.

Государственной регистрации подлежат, во-первых, сделки с недвижимым имуществом, которые прямо указаны законом[14] ; во-вторых, сделки с движимым имуществом определенных видов. Например, в соответствии с ч. 4 ст. 25 Федерального закона «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в РФ»[15] сделки с музейными предметами и музейными коллекциями считаются совершенными со дня их государственной регистрации в Государственном каталоге Музейного фонда Российской Федерации; в-третьих, сделки с объектами интеллектуальной собственности, указанные в законе (договоры об отчуждении патентов, исключительных прав на товарный знак, лицензионные договоры).

В устной форме могут совершаться сделки, для которых законом или соглашением сторон не установлена письменная (простая или нотариальная) форма. Кроме того, могут совершаться устно сделки, для которых установлена простая письменная форма, несоблюдение которой не влечет их недействительность, если они исполняются при самом их совершении.

1.3 Порядок и последствия признания сделок недействительными

Если сделка не соответствует условиям действительности, она по общему правилу является недействительной. Недействительность сделки означает, что она не влечет юридических последствий, на достижение которых была направлена, но в то же время порождает последствия, установленные законом в связи с ее недействительностью. Такая сделка недействительна с момента ее совершения. ГК РФ подразделяет недействительные сделки на ничтожные и оспоримые.

Ничтожной называется сделка, которая является изначально недействительной в силу закона, независимо от наличия судебного признания ее недействительности, независимо от желания ее сторон. В теории гражданского права такие сделки называются абсолютно недействительными. Ничтожные сделки не влекут возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, на которые они были направлены. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом в течение 3 лет со дня, когда началось ее исполнение. Кроме того, суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Оспоримой называется сделка, которая недействительна в силу признания ее таковой судом по требованию уполномоченного лица, которое может быть предъявлено в течение одного года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. В теории гражданского права оспоримые сделки получили название относительно недействительных, или относительно действительных сделок. Оспоримые сделки до тех пор, пока они не оспорены, вызывают предусмотренные ими правовые последствия, однако если они оспариваются уполномоченным лицом, то суд при наличии соответствующих оснований признает их недействительными, причем с момента их совершения (с обратной силой).

Сделка, не соответствующая требованиям нормативных актов, по общему правилу ничтожна. Оспоримыми являются сделки, прямо указанные в законе. На оспоримость сделки указывают содержащиеся в норме права формулировки типа «может быть признана судом недействительной по иску (требованию)»[16] .

В отношении каждой оспоримой сделки закон указывает лиц, которые могут предъявить такое требование. Например, сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, может быть оспорена родителями, усыновителями или попечителем.

Общим нормативным основанием недействительности сделок является правило, содержащееся в ст. 168 ГК РФ, согласно которому сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Специальные основания недействительности сделок можно сгруппировать в зависимости от того, какое условие действительности сделки нарушено.

Сделки граждан, не обладающих необходимым объемом дееспособности для их совершения (сделки с пороком в субъекте), можно подразделить на две группы:

1. Сделки, совершение которых возможно только через законного представителя, − сделки малолетних и лиц, признанных недееспособными (ст. ст. 171, 172 ГК РФ), являются ничтожными. Если совершенная сделка выгодна для малолетнего или недееспособного гражданина, то возможно признание ее действительной в судебном порядке по требованию родителей, усыновителей или опекуна − в первом случае и опекуна − во втором.

2. Сделки, на совершение которых необходимо согласие другого уполномоченного лица или лиц, однако оно не получено, − сделки несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет и лиц, ограниченных судом в дееспособности (ст. ст. 175, 176 ГК РФ), являются оспоримыми. Они могут быть признаны недействительными в первом случае − по иску родителей, усыновителей или попечителя, во втором случае − по иску попечителя.

При решении вопроса о недействительности сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности, а также сделки, совершенной с выходом органа юридического лица за пределы предоставленных ему полномочий, необходимо различать:

− случаи, когда специальная правоспособность юридического лица или полномочия органа юридического лица установлены законом. Сделки, выходящие за пределы правоспособности юридического лица или полномочий его органа, являются ничтожными на основании ст. 168 ГК РФ;

− случаи, когда по закону юридическое лицо наделено общей правоспособностью, однако в учредительных документах цели его деятельности определенно ограничены, либо полномочия органа юридического лица на совершение сделки ограничены учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе.[17]

Сделки, выходящие за пределы правоспособности юридического лица или полномочий его органа, являются оспоримыми в соответствии со ст. 174 и 173 ГК РФ. Они могут быть признаны судом недействительными, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.[18] В таком же порядке может быть признана недействительной сделка, совершенная без соответствующей лицензии (в нарушение Закона о лицензировании отдельных видов деятельности[19] ), по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица.

Сделки с пороками субъективной стороны можно подразделить на две группы: сделки, в которых подлинная воля субъекта не соответствует волеизъявлению; сделки с дефектным формированием внутренней воли.

К первой группе относятся следующие виды сделок. Фиктивные сделки − мнимые и притворные (ст. 170 ГК РФ). Мнимая сделка − это сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. В мнимой сделке по существу имеется одно только волеизъявление, в основе которого нет воли совершить ее иначе как только для виду. Стороны стремятся создать видимость совершения сделки и ее правовых последствий для третьих лиц. Мнимые сделки являются ничтожными. Как правило, это сделки, влекущие переход права собственности на имущество. Они совершаются с целью уменьшить состав имущества субъекта, например, в ожидании обращения взыскания на это имущество по его долгам и т.д. Внешне права на имущество переходят к третьему лицу, однако воля сторон не направлена на наступление подобных последствий, поэтому в действительности имущество не передается либо передается, но впоследствии возвращается.

Притворная сделка − это сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку. Цель прикрыть другую сделку может быть обусловлена тем, что прикрываемая сделка противоречит закону либо с ее заключением закон связывает какие-либо неблагоприятные для сторон последствия (например, связанные с налогообложением). В притворной сделке, так же как и в мнимой, имеет место несоответствие воли и волеизъявления. Но если при совершении мнимой сделки ее участники вообще не стремятся к какому-либо изменению существующей действительности в результате заключения сделки, то при совершении притворной сделки стороны желают вызвать правовые последствия, но не те, которые вызывает данная сделка, а другие, о которых они договорились.

Согласно п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка является ничтожной, а к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила. Если прикрываемая сделка противоречит закону, то она признается недействительной и к ней применяются соответствующие последствия недействительности.

Сделки, совершенные под влиянием насилия, угрозы (ст. 179 ГК РФ), являются оспоримыми, волеизъявление в них также не соответствует подлинной воле субъекта, оно осуществляется вынужденно. Порок сделок, совершенных в результате злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной (ст. 179 ГК РФ), выражается в том, что представитель действует в ущерб интересам представляемого, вследствие этого волеизъявление представителя не соответствует воле представляемого.

Сделки, совершенные гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ), совершаются дееспособными гражданами, которые вследствие заболевания, алкогольного или наркотического опьянения либо иного болезненного состояния психики не могут понимать характер совершаемой ими сделки, поэтому волеизъявление субъекта не отражает его подлинной воли. Эти сделки являются оспоримыми, могут быть признаны судом недействительными по иску самого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате их совершения.

Ко второй группе сделок − сделок с дефектным формированием внутренней воли – относятся сделки, совершенные под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ), под влиянием обмана и кабальные сделки (ст. 179 ГК РФ).

Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, отнесена к категории недействительных сделок, поскольку воля лица сформирована под влиянием неправильных, не соответствующих действительности представлений о сделке. Такая сделка является оспоримой, она может быть признана недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, отличается от сделки, совершенной под влиянием заблуждения, тем, что одно лицо сознательно вызывает у другого неправильное представление о каком-либо моменте, имеющем решающее значение для совершения контрагентом сделки. Обман − это умышленное поведение субъекта, которое может быть активным (сообщает ложные сведения или подтверждает уже сложившееся неправильное представление лица) либо пассивным (воздерживается от опровержения неправильных представлений лица, умалчивает об обстоятельствах, зная о которых контрагент отказался бы от заключения сделки).

Это поведение специально направлено на введение контрагента в заблуждение с целью побудить его к заключению сделки. Если лицо добросовестно заблуждалось относительно соответствия действительности сообщаемых им сведений, то такое поведение не может квалифицироваться как обман. Сделка при наличии соответствующих оснований должна рассматриваться как совершенная под влиянием заблуждения.

Кабальная сделка − это сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась. Сделка, совершенная под влиянием обмана, и кабальная сделка являются оспоримыми, они могут быть признаны судом недействительными по иску потерпевшего.

Сделки, совершенные с несоблюдением простой письменной формы, являются недействительными только в случаях, прямо указанных в законе или соглашении сторон. В остальных случаях наступают последствия, предусмотренные п. 1 ст. 162 ГК РФ: невозможность в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, однако это не лишает стороны права приводить письменные и другие доказательства. Таким образом, в качестве неблагоприятного последствия несоблюдения простой письменной формы сделки предусмотрено ограничение сторон в выборе средств доказывания ее совершения.

Если требованиям нормативных актов не соответствует одно или несколько условий сделки, то эти условия являются недействительными и по общему правилу это не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Соответствующее условие определяется в соответствии с нормой права, которой оно противоречило.

Кроме ст. 168 ГК РФ, которая является общим основанием для признания сделок, по содержанию противоречащих требованиям закона или иных правовых актов, ГК РФ предусматривает специальный состав недействительной сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности. Антисоциальная сделка характеризуется направленностью на достижение результата, противоречащего основам правопорядка и нравственности. Она причиняет вред общественным интересам, нарушает требования правовых норм, обеспечивающих основы правопорядка и нравственности, и чаще всего является преступным деянием; наличием у одной или обеих сторон умысла в отношении последствий сделки, противоречащих основам правопорядка и нравственности.[20] Такие сделки являются ничтожными.

В ГК РФ предусмотрено 3 вида последствий недействительности сделок.

1. Двусторонняя реституция, или приведение сторон в первоначальное правовое положение, означает, что каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах. Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ также разъяснили, что при применении последствий исполненной обеими сторонами недействительной сделки, когда одна из сторон получила денежные средства, а другая − товары, работы или услуги, суду следует исходить из равного размера взаимных обязательств сторон[21] . Поэтому очень часто в силу изложенных причин взаимная реституция фактически не применяется.

2. Односторонняя реституция означает возвращение в первоначальное правовое положение только одной − добросовестной стороны. Имущество, которое недобросовестная сторона передала или должна была передать другой стороне по условиям недействительной сделки, обращается в доход Российской Федерации. Односторонняя реституция применяется в исключительных случаях, прямо предусмотренных законом.

3. Неприменение реституции предполагает взыскание в доход Российской Федерации всего полученного сторонами по сделке. В случае исполнения сделки только одной из сторон с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного. Такие последствия предусмотрены для сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности, при наличии умысла у обеих сторон сделки (ст. 169 ГК РФ). В случаях, установленных законом, с одной из сторон, как правило с недобросовестной, может быть взыскан реальный ущерб в пользу другой стороны (с дееспособной стороны, которая знала или должна была знать о недееспособности (неполной дееспособности) другой стороны − ст. ст. 171, 172, 175, 176, 177 ГК РФ; со стороны, по вине которой возникло заблуждение другой стороны, или с заблуждавшейся стороны − ст. 178 ГК РФ).

Резюмирую вышесказанное в первой главе, можно сказать следующее.

Сделки являются одним из важнейших юридических фактов в гражданском праве, под которыми признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. При этом сделка как юридический факт характеризуется следующими признаками:

− это всегда волевой акт, то есть действие людей;

− это правомерное действие;

− сделка специально направлена на возникновение, прекращение или изменение гражданских правоотношений;

− сделка порождает гражданские правоотношения, поскольку именно гражданским законом определяются те правовые последствия, которые наступают в результате совершения сделок.

В этой связи важно отметить, что действующим законодательством установлен четкий перечень условий действительности сделок, а также последствий признания сделок недействительными.


ГЛАВА 2 ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СДЕЛОК

2.1 Понятие и особенности правового регулирования внешнеэкономических сделок

Основной тенденцией современной мировой экономики является углубление международного разделения труда и, как следствие, интенсификация обменов товарами и услугами между производителями и потребителями из различных стран. Международный экономический оборот оформляется внешнеэкономическими сделками, по своей природе близкими к гражданско-правовым. В то же время международная коммерческая сделка имеет ряд особенностей и отличий.

Термин «международная коммерческая сделка» не используется в действующем российском праве. Понятие «внешнеэкономический контракт» используется главным образом в подзаконных нормативных актах. В ГК РФ используется термин «внешнеэкономическая сделка».

Заметим, что законодательство Российской Федерации не содержит легального определения внешнеэкономической сделки. Понятие «внешнеэкономическая сделка» в п. 3 ст. 162, п. 2 ст. 1209 ГК РФ упоминается только в связи с ее формой: несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет ее недействительность, а ее форма всегда подчиняется российскому праву, если в сделке участвует российское юридическое лицо или российский предприниматель.

В.А. Канашевский отмечает, что понятие «внешнеэкономическая сделка» является собирательным[22] . Под эту категорию подпадают не только такие виды договоров, как международная купля-продажа, финансовый лизинг, международной перевозки, имущественного найма, страхования и подобные, но и односторонние сделки, например доверенности. Однако, как отмечает И.С. Зыкин, «практически при использовании термина «сделка» применительно к отношениям во внешнеэкономической сфере имеется в виду договор»[23] .

Разные ученые выделяют различные характеристики внешнеторговой сделки, но наиболее часто упоминается «иностранный элемент», то есть иностранное юридическое или физическое лицо и коммерческий (торговый) характер. В обобщенном виде такую сделку чаще всего называют международной коммерческой сделкой.

На современном этапе в российской доктрине условно можно выделить четыре основных направления в определении внешнеэкономических сделок(далее ВЭС).

В рамках первого направления определение внешнеэкономической сделки связывается с двумя факторами − участие в сделке физического или юридического лица и пересечение товарами, работами или услугами государственной границы.

Сторонники второго направления за основу принимают нахождение коммерческих предприятий сторон в разных государствах. Термин «коммерческое предприятие стороны» возник из международных договоров, в частности из заключенной в Вене Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (1980 г.)[24] (далее − Венская конвенция 1980 г.), Конвенции УНИДРУА (Международный институт по унификации частного права в Риме – InternationalInstitutefortheUnificationofPrivateLaw) о международном финансовом лизинге (1988 г.)[25] , участницей которых является и Россия, и имеет специальное значение: он характеризует не субъект права, а место основной деятельности стороны, постоянное место осуществления деловых операций.

К третьему направлению можно отнести взгляды тех авторов, которые определяют внешнеэкономическую сделку посредством указания на разную национальность совершающих ее контрагентов. И.В. Елисеев выделяет два признака внешнеторговых договоров − различную государственную принадлежность участников таких договоров и их коммерческий характер. При этом под коммерческим характером сделки автор понимает ее специфическую цель, которая состоит в производительном потреблении товара, не связанном с уничтожением его (товара) стоимости.[26]

Четвертую группу составляют взгляды исследователей, которые конструируют понятие внешнеэкономической сделки путем указания на ее публично-правовые характеристики. По мнению В.А. Бублика, «внешнеэкономический договор − это урегулированное нормами российского, иностранного или международного частного права соглашение экономических агентов, один из которых не является резидентом РФ либо, являясь резидентом РФ, имеет за рубежом коммерческую организацию, имеющую отношение к заключению либо исполнению договора, которое направлено на установление, изменение или прекращение гражданских и иных обслуживающих либо связанных с гражданскими прав и обязанностей при осуществлении любых видов внешнеэкономической деятельности»[27] . Таким образом, делается попытка дать определение цивилистическому понятию «внешнеэкономическая сделка» через привлечение материала публично-правового характера.

Состояние современного российского права и международные договоры РФ дают основания согласиться с точкой зрения И.С. Зыкина и его сторонников (второе направление), которые считают, что к внешнеэкономическим относятся сделки, «совершаемые в ходе осуществления предпринимательской деятельности между лицами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах». Данная позиция подтверждается следующим.

Во-первых, термин «коммерческое предприятие стороны» используется в ряде международных соглашений с участием России. Вместе с тем вопрос о допустимости определения понятия «внешнеэкономическая сделка» посредством ссылки на международные соглашения, направленные на регулирование отдельных обязательств, остается открытым. Эти конвенции хотя и являются составной частью российской правовой системы, но используют заложенные в них термины только для целей соответствующего соглашения. Однако отсутствие иных актов, позволяющих определиться с искомым понятием, вынуждает обращаться к положениям международных конвенций.

Во-вторых, категория «коммерческое предприятие стороны» известна и законодательству Российской Федерации. Так, согласно Закону РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» (далее − Закон о МКА) в международный коммерческий арбитраж «могут по соглашению сторон передаваться споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей…»[28] .

В-третьих, ст. 1211 ГК РФ, регламентирующая вопросы подлежащего применению к договору права, оперирует понятиями «место жительства стороны», «основное место деятельности стороны», в то время как государственная регистрация сторон не имеет решающего значения для выбора права, подлежащего применению к договору, хотя и принимается во внимание при выборе «права страны, с которой договор наиболее тесно связан».

Несмотря на то, что в разделе VI ч. 3 ГК РФ[29] отдельно не оговаривается право, подлежащее применению к внешнеэкономическим сделкам, фактически деление всех сделок на внешнеэкономические и невнешнеэкономические в ГК РФ сохраняется хотя бы потому, что в п. 3 ст. 62 и в п. 2 ст. 1209 ГК РФ используется понятие «внешнеэкономическая сделка». Заметим, что в ст. 1210 − 1211 ГК РФ и других идет речь о праве, подлежащем применению к договорам, как к внешнеэкономическим договорам, так и к иным договорам с иностранным элементом. Статья 1217 ГК РФ определяет право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим из односторонних сделок. Логически можно заключить, что, поскольку ГК РФ используются различные категории − «внешнеэкономическая сделка», «договор», «сделка», − в них, очевидно, заложен различный смысл. Родовым для всех вышеуказанных понятий является понятие «сделка», часть из которых являются «внешнеэкономическими». Всякий «договор» − это «сделки», однако к внешнеэкономическим сделкам относятся только «внешнеэкономические договоры».

Теоретическое осмысление позволяет прийти к выводу о том, что внешнеэкономические сделки − это сделки, опосредующие предпринимательскую деятельность, международный обмен, что предусматривает, в первую очередь, необходимость пересечения товарами, услугами, работами границ РФ.[30]

Причем представляется целесообразным именовать такие сделки – сделками, осложненными иностранным элементом. Однако важно помнить, что не все сделки, осложненные иностранным элементом, отвечают признакам внешнеэкономических сделок. Так, иностранный элемент может проявляться, в частности, если одной из сторон договора выступает иностранное лицо, исполнение обязательства из договора осуществляется полностью или в части на территории иностранного государства, договор заключен в отношении имущества, находящегося за рубежом, либо односторонняя сделка была совершена за рубежом и т.д.

Таким образом, к признакам внешнеэкономической сделки как особого вида сделки относятся:

1. Наличие во внешнеэкономическом правоотношении иностранного элемента. Под этим понимается нерезидентность одной из сторон сделки, то есть ее принадлежность к иностранному государству. При этом под принадлежностью к иностранному государству понимается не юридическая принадлежность коммерческого предприятия, а его местонахождение;

2. Допустимость применения иностранного и международного права, а также международных торговых и иных внешнеэкономических обычаев к регулированию отношений, возникающих из сделки;

3. Признанная сторонами возможность использования при осуществлении расчетов по экспортно-импортным операциям валют иностранных государств либо оценка в этих валютах обязательств, возникающих из договора.[31]

Отличительной чертой правового обеспечения международной коммерческой сделки является тесное взаимодействие норм различной системно-правовой принадлежности: норм международного и национального права. Сфера торговых отношений имеет наиболее унифицированное законодательство и наибольшее число международных соглашений. В правовом регулировании внешнеэкономических сделок можно выделить публично-правовое и частноправовое регулирование.

В регулировании внешнеэкономических сделок, в отличие от регулирования внутренних гражданско-правовых сделок большая роль принадлежит нормам публичного права: специальному экспортно-импортному, валютному, налоговому, таможенному законодательству.

Наиболее общее регулирование содержится в Федеральном законе «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности».[32] К специальному экспортно-импортному законодательству можно отнести нормативные акты о квотировании и лицензировании внешнеэкономической деятельности. Основу валютного регулирования составляют Закон РФ «О валютном регулировании и валютном контроле»[33] . Таможенное законодательство представлено, прежде всего, Таможенным кодексом РФ[34] , а также огромным количеством нормативных актов ГТК РФ. Фундамент налогового регулирования внешнеэкономических сделок составляет Налоговый кодекс РФ[35] .

Меры нетарифного регулирования внешнеэкономической деятельности регламентируются различными законами и подзаконными нормативными актами. В числе таковых можно назвать Федеральный закон об «Об экспортном контроле»[36] .

Частноправовое регулирование внешнеэкономических сделок. Основным видом внешнеэкономического контракта выступает договор международной купли-продажи товаров. Регулирование данного вида договора характеризуется в настоящее время единообразием, поскольку в 1991 г. для России вступила в силу Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. Венская конвенция содержит следующие важные положения:

− юридическое понятие договора международной купли-продажи товаров;

− порядок заключения контракта между отсутствующими сторонами;

− форма контракта;

− основное содержание прав и обязанностей продавца и покупателя;

− ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей по контракту.

К актам, регулирующим внешнеэкономические сделки, относится также такой документ как Принципы международных коммерческих контрактов, разработанные и опубликованные в 1994 г. УНИДРУА (Международный институт по унификации частного права).[37] Принципы УНИДРУА не являются международным договором, не требуют какого-либо формального присоединения к ним государств, носят рекомендательный характер. Согласно преамбуле Принципы устанавливают общие нормы для международных коммерческих договоров. Они подлежат применению в следующих случаях:

− если стороны согласились на их использование в договоре;

− когда стороны согласились, что их договор будет регулироваться «общими принципами права», «обычаями и обыкновениями международной торговли» или аналогичными положениями.

Так, в одном из дел Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате России (далее − МКАС), со ссылкой на п. 2 ст. 9 Венской конвенции, применил в качестве обычая Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, в которых, по мнению МКАС, выражена международно-правовая практика. В преамбуле Принципов сказано, что они могут использоваться для толкования и восполнения международных унифицированных правовых документов[38] .

Кроме того, Принципы могут использоваться: для решения вопроса, возникающего в случае, когда оказывается невозможным установить соответствующую норму применимого права; для толкования и восполнения международных унифицированных правовых документов; служить моделью для национального и международного законодательства.

Основное содержание Принципов сводится к следующим положениям:

− свобода сторон вступать в договор и определять его условия;

− необязательность письменной формы договора;

− обязательность договора и возможность его изменения или прекращения только в соответствии с его условиями или по соглашению сторон;

− приоритет императивных норм применимого права (национального, международного, наднационального) перед положениями принципов;

− право сторон, кроме прямо оговоренных в Принципах случаях, отступать от любых их положений или изменять их действие;

− учет при толковании Принципов их международного характера и их целей, включая достижение единообразия в их применении;

− решение вопросов, прямо не разрешенных в Принципах, в той мере, в которой это возможно, в соответствии с выраженными в них общими принципами;

− обязанность для сторон действовать добросовестно и в соответствии со стандартами честной деловой практики в международной торговле;

− связанность сторон любым обычаем, относительно которого они договорились, и любой практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях, а также и любым обычаем, который широко известен и постоянно соблюдается сторонами в международном обороте в соответствующей области торговли, за исключением случаев, когда применение такого обычая было бы неразумным.

В области внешней торговли активно применяются торговые обычаи и обыкновения, большинство из которых унифицировано и объективировано в виде документов, разрабатываемых наиболее авторитетными международными организациями, в том числе и неправительственными. В числе таковых можно назвать Международные правила толкования торговых терминов, разработанные под эгидой Международной торгово-промышленной палаты (более известны как ИНКОТЕРМС)[39] .

В настоящее время с 1 января 2000 г. действует 7 по счету редакция данного документа.

Поскольку обычаи не кодифицированы, стороны зачастую вынуждены доказывать их существование. В одном из дел, рассмотренных МКАС[40] , ответчик не признал иска, ссылаясь на то, что поставленные товары не соответствовали спецификации, предусмотренной контрактом, в связи с чем с контрактной цены истцом должна быть предусмотрена соответствующая скидка. Ответчик при этом ссылался на сложившийся обычай делового оборота, применяющийся в данной области международной торговли, который мог и не быть предусмотрен в контракте. Однако ответчик убедительных доказательств, подтверждающих применение в подобных случаях практики международной торговли данным видом товара скидки с цены товара не представил. МКАС отметил, скидки с цены не предусматривают ни Венская конвенция, ни российское право.

Помимо национального права, международных договоров, международных торговых обычаев, к контракту подлежат применению правила, определяемые предшествующей практикой взаимоотношений сторон данного контракта (т.н. заведенный порядок). Так, в соответствии с ч. 2 ст. 431 ГК РФ, если из самого договора не удается определить его содержание, то «должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон». Как видно, практика, установившаяся во взаимоотношениях сторон договора, в определении содержания его условий поставлена российским законодателем даже перед обычаями делового оборота.[41]

В международной торговле активно используются различные типовые документы. Среди них можно выделить разработанные Европейской Экономической Комиссией ООН Общие условия поставок товаров между организациями стран-членов СЭВ 1968—1988 гг.[42] , Руководство по договорам международной встречной торговли[43] , а также другие типовые контракты для различных видов торговых сделок (более 30).

Для упрощения процесса заключения контракта в оферте целесообразно указывать, что в остальном будут действовать соответствующие общие условия или другие типовые документы.

Широко применяются в международной торговле типовые контракты, разработанные соответствующими отраслевыми ассоциациями торговцев определенного вида товаров. Такие типовые контракты составлены на каждый отдельный вид товара (зерно, хлопок, лесоматериалы и т.д.). Возможна разработка сторонами (одной из сторон) собственных типовых контрактов.

2.2 Договорные обязательства и основные в иды внешнеэкономических договоров

При регулировании договорных обязательств основным коллизионным принципом для определения применимого права выступает принцип автономии воли сторон.

Это означает, что стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по их договору (ст. 1210 ГК РФ).

Согласно российскому законодательству выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц, с момента заключения договора. Стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так для отдельных его частей. Использование расщепления автономии воли не должно приводить к противоречивому результату: например, применение одной правовой системы к правам и обязанностям продавца и другой правовой системы − к правам и обязанностям покупателя (создается коллизия правового регулирования). Речь идет о подчинении отдельной правовой системе вполне автономной части правоотношений, безболезненно отделимой от остальной части. В любом случае рекомендуется пользоваться этим инструментом в исключительных случаях.

Предусмотрены некоторые ограничения автономии воли: выбор сторон не может отменить действие императивных норм права страны, с которой договор реально связан (п. 5 ст. 1210 ГК РФ). Это положение призвано предотвратить обход императивных норм национального права при помощи выбора права другого государства.

Принцип автономии воли сторон нашел свое отражение в ряде универсальных и региональных международных соглашений. К ним относятся Гаагская Конвенция о праве, применимом к международной купли-продажи товаров 1955 г.[44] , Гаагская Конвенция о праве, применимом к агентским соглашениям 1978 г.[45] , Римская Конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 г.[46] и др.

Если стороны не выбрали применимое право, то к договору применяется право страны, с которой он наиболее тесно связан, то есть право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора (ст. 1211 ГК РФ). Российский законодатель предусматривает в п. 3 ст. 1211 ГК РФ специальные коллизионные привязки по основным видам внешнеэкономических сделок (например, закон продавца − в договоре купли-продажи, закон перевозчика − в договоре перевозки, дарителя − в договоре дарения и т.д.). Однако следует оговориться, что презумпции, изложенные в этом пункте опровержимы в том случае, если из обстоятельств дела следует иное.

В настоящее время принцип «наиболее тесной связи» называют гибким коллизионным принципом, получившим распространение во второй половине ХХ в. как реакция на неудовлетворительные результаты применения классических коллизионных норм. Нахождение права страны, с которой договор реально связан − задача сложная. В.П. Звеков отмечает, что во многих странах сегодня этому правилу «придан «статус» одного из основных коллизионных начал».[47]

Ст. 1215 ГК РФ определяет сферу действия права, подлежащего применению к договору. Толкование договора, права и обязанности сторон, исполнение договора, последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения, прекращение договора, последствия недействительности договора и другие вопросы определяются правом, указанным сторонами или выбранным на основании принципа наиболее тесной связи.

Во внешнеэкономической деятельности используются многообразные договоры, такие как договор купли-продажи, договор об исключительной продаже товаров, договор о франшизе, договор о факторинге, договор имущественного найма, лизинговый договор, договор хранения, договор подряда, договор поручения, договор комиссии, агентский договор, договор страхования и т.д. Подробнее остановимся на некоторых из них.

Договор международной купли-продажи товаров занимает центральное место среди иных договоров и охватывает наиболее значительную часть внешнеторговых операций.

Особенностью правового регулирования международной купли-продажи товаров является наличие унифицированных материально-правовых норм. Основным международным соглашением в этой области является Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., разработанная Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) и принятая на конференции в Вене (Венская Конвенция 1980г.).

При присоединении к Венской Конвенции 1 сентября 1991 г. СССР сделал заявление о том, что соответствующие положения Конвенции, допускающие заключение, изменение или прекращение договора купли-продажи товаров не в письменной форме, не применимы, если хотя бы одна из сторон имеет свое коммерческое предприятие на территории СССР.

Конвенция была принята с целью объединения принципов романо-германской и англо-американской правовых систем и создания единообразных норм и правил в сфере купли-продажи товаров. Конвенция регулирует только заключение данного договора и те права и обязанности сторон, которые возникают из такого договора. Положения Конвенции не касаются действительности самого договора или каких-либо из его положений, а также последствий, которые может иметь договор в отношении права собственности на товар.

Стороны договора могут исключить применение норм Конвенции, отступить от любого из его положений или изменить его действие.

Конвенция применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных странах.

Положения Конвенции не распространяются на договоры продажи:

− товаров, которые приобретаются для личного, семейного или домашнего пользования;

− с аукциона;

− в силу исполнительного производства или иным образом в силу закона;

− фондовых бумаг, акций, обеспечительных бумаг, оборотных документов и денег;

− судов водного и воздушного транспорта, а также судов на воздушной подушке;

− электроэнергии.

В Конвенции подробно регулируются вопросы, касающиеся порядка заключения договора, требований к форме договора, прав и обязанностей сторон, ответственности сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора.

По общему правилу Конвенция регулирует случаи, когда заключение договоров международной купли-продажи товаров происходит между «отсутствующими» сторонами путем обмена оферты и акцепта (например, обмена письмами, телеграммами, телефаксами и т.п.). Наиболее сложным в этом случае является вопрос об определении момента заключения договора, то есть того момента, когда обязательства сторон приобретают для них юридическую силу. Договор считается заключенным с момента получения акцепта оферентом (теория получения). Правовые системы государств романо-германской правовой системы придерживаются «теории получения» (вступление акцепта в силу связывается с получением его оферентом), а англо-американской системы права − «теории почтового ящика» (для вступления акцепта в силу достаточно его только отправить).[48]

Обязанности сторон предусматриваются в договоре. Те вопросы, которые не включены в договор, регулируются Конвенцией. Основная обязанность продавца по Конвенции − поставить товар, а обязанность покупателя − оплатить его стоимость.

Расторжение договора допускается при его существенном нарушении какой-либо стороной, т.е. когда сторона из-за действий другой стороны лишается того, на что она была вправе рассчитывать при заключении договора.

Конвенция предусматривает за нарушение контрактных обязательств оперативные санкции и меры ответственности в строгом смысле слова. К оперативным санкциям относятся требования об уменьшении покупной цены, о замене товара ненадлежащего качества и др. К мерам ответственности в строгом смысле слова Конвенция причисляет неустойку и возмещение убытков, в том числе и упущенной выгоды.

Важное значение в области регулирования международной купли-продажи товаров имеют Международные правила по толкованию торговых терминов (ИНКОТЕРМС-2000), которые представляют собой унифицированный международный обычай. Правила ИНКОТЕРМС применяются по соглашению сторон в одной из существующих редакций.

ИНКОТЕРМС регулирует определенные обязательства сторон, например, обязанность продавца передать товар в распоряжение покупателя, передать его перевозчику или доставить в пункт назначения, распределение риска между сторонами. Правила регламентируют также обязанности сторон по таможенной очистке товара, его упаковке, обязанность покупателя принять поставку и подтвердить выполнение обязательств продавца. Правила содержат базис поставки, оформленный 13 видами договоров. Специфика этого документа состоит в том, что они не имеют обязательного характера и будут применяться только в том случае, если стороны прямо согласовали его применение.

Еще одним примером неофициальной кодификации правил международной торговли являются Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004 г. Принципы УНИДРУА, так же, как и ИНКОТЕРМС, могут использоваться сторонами при заключении международного контракта путем указания на их применение в его тексте. В них содержатся основополагающие правила о порядке заключения договора, его действительности, содержании и толковании, а также исполнении и последствиях неисполнения договора.

В настоящее время все более широкое распространение получают нормы международного коммерческого права − система негосударственного регулирования внешнеторговой деятельности, основу которой составляют резолюции и рекомендации международных организаций по вопросам внешней торговли (общие условия поставок, договоры присоединения, типовые контракты, регламенты и т.д.).[49]

Рассмотрим следующий вид договора, такой как финансовый лизинг. Термин «лизинг» означает долгосрочную аренду машин, оборудования, транспортных средств и других объектов производственного назначения. В законодательстве отдельных стран лизинг традиционно рассматривается как особый вид аренды, представляющий собой коммерческую деятельность по приобретению за свой счет (либо за счет кредитных средств) имущества одним лицом (лизингодателя) с целью его передачи в аренду другому лицу (лизингополучателю) и извлечение доходов от этой деятельности в виде получения арендных платежей.

Правовые нормы, регулирующие отношения по договору финансового лизинга, содержатся в Конвенции о международном финансовом лизинге, принятой в Оттаве 1988 г.[50] (РФ участвует).

Согласно Конвенции финансовый лизинг опосредуется путем заключения двух соглашений: договора лизингодателя с поставщиком (или продавцом соответствующего оборудования) и договора лизингодателя с пользователем. При этом подразумевается связь двух договоров, то есть пользователь должен одобрить условия первого договора, а поставщик должен быть информирован о заключении второго договора.

Важным положением Конвенции является характеристика лизинга как трехсторонней сделки, участниками которой являются поставщик оборудования (или продавец), лизингодатель (покупатель оборудования для пользователя) и лизингополучатель (пользователь).

Подробным образом в Конвенции регулируется ответственность всех трех сторон лизинговой сделки. Пользователь может предъявлять претензии не только к лизингодателю, но и поставщику оборудования. При этом в Конвенции оговаривается, что поставщик не несет ответственности одновременно перед лизингодателем и пользователем за один и тот же ущерб.

В России действует Закон о лизинге 1998 г.[51] , согласно которому вопрос о применимом праве решается по соглашению сторон в соответствии с Конвенцией о международном финансовом лизинге.

В настоящее время широкое распространение получили также договоры подряда, то есть договоры о выполнении строительных работ иностранными подрядчиками по возведению крупных промышленных и бытовых объектов или по их капитальному ремонту. В сферу применения подряда также входят различного рода технические услуги, оказываемые в связи с поставками машин и оборудования для промышленных и иных объектов, которые сооружаются при помощи поставщика; монтажные работы; научно-исследовательские и проектно-конструкторские работы; консультационные и информационные услуги в сфере научной организации и управления производством.

По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить определенную работу по заданию другой стороны (заказчика), которая, в свою очередь, должна принять работу и уплатить за нее обусловленную цену.

В странах романо-германской системы подряд рассматривают как самостоятельный вид договора. В англо-американской системе права подрядные отношения традиционно считаются одним из видов договора личного найма, но при этом существенной особенностью признается самостоятельность исполнителя работы, которого, в связи с этим, именуют независимым контрагентом.

Коллизионное регулирование договора подряда осуществляется (в случае отсутствия автономии воли) законодательством подрядчика, в договоре строительного подряда − правом страны, где в основном создаются предусмотренные договором результаты (п. 4 ст. 1211 ГК РФ).

Еще один из распространенных договоров договор имущественного найма. Под договором имущественного найма понимают соглашение, по которому одна сторона (наймодатель или арендодатель) обязуется предоставить другой стороне (нанимателю или арендатору) имущество во временное пользование за установленное вознаграждение, которое другая сторона обязана уплатить.

Как романо-германская, так и англо-американская правовые системы рассматривают договор найма в качестве двустороннего, возмездного и консенсуального. Его предметом служит непотребляемая вещь, движимая или недвижимая. Этот договор широко применяется для регулирования отношений по использованию земли, торгово-промышленных предприятий, зданий и сооружений, средств транспорта и т.д.

В отдельных странах романо-германской правовой системы (Германия, Швейцария) различают имущественный найм и его разновидность − аренду. По договору аренды арендодатель имеет право не только пользоваться вещью, но и извлекать из нее плоды.

В англо-американском праве, в зависимости от характера предмета, различают найм недвижимости и найм движимых вещей. При найме недвижимости у нанимателя возникает ограниченное вещное право, тогда как при найме движимых вещей − лишь обязательственные права, которые не могут быть предоставлены третьим лицам.

Отношения имущественного найма регулируются исключительно нормами национального законодательства, поскольку в этой области отсутствуют международные унифицированные нормы.

Согласно ГК РФ к арендным отношениям, осложненным иностранным элементом, применяется право страны, где находится место жительства или основное место деятельности арендодателя, если стороны в своем соглашении не указали иное право (нет автономии воли).

В международной практике применяются различные виды страхования, которое осуществляется на основании договора, заключенного гражданином или юридическим лицом со страховой организацией.

Согласно договору страхования страховщик обязуется за обусловленную плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного договором страхового случая возместить страхователю или иному лицу, в пользу которого заключен такой договор (выгодоприобретателю), понесенные убытки.

Многочисленные договоры страхования, в зависимости от объекта, можно разделить на договоры имущественного, неимущественного и личного страхования. По своей природе имущественное страхование призвано компенсировать убытки, связанные с утратой или повреждением имущества. Имущественное страхование включает в себя морское страхование, страхование инвестиций, страхование имущества от огня, хищений и пр. К неимущественному страхованию можно отнести страхование таких объектов, как гражданско-правовая ответственность страхователя, риск предпринимательской деятельности и др. При личном страховании (страхование жизни, страхование от несчастных случаев, на случай болезни) размер возмещения не зависит от того, понес ли страхователь какой-либо имущественный ущерб, и определяется зафиксированной в договоре суммой.

В страховом деле получили широкое распространение типовые (стандартные) формы договоров, в которых содержатся основные права и обязанности сторон. Коллизионное регулирование предусматривает применение права страны страховщика, в отсутствии соглашения сторон о применимом праве. В качестве страховщиков договоры страхования могут заключать лишь юридические лица, имеющие соответствующие лицензии (ст. 938 ГК РФ).

2.3 Форма и содержание внешнеторгового контракта купли-продажи

Поскольку внешнеэкономическая деятельность осуществляется при помощи заключения контрактов, то огромное внимание уделяется унификации норм именно правового регулирования заключения, изменения и прекращения международных контрактов. Основная масса споров относительно контрактов возникает по поводу его содержания, поэтому разумно будет рассмотреть данный вопрос более подробно.

При составлении договора (контракта) с иностранным контрагентом необходимо обратить особое внимание на применимое право – право, которое будет применяться для регулирования отношений между сторонами. Отношения сторон определяются не только условиями контракта, но и нормами применимого права. Несоответствие контракта или какого-либо его условия императивным предписаниям закона может привести к признанию договора (контракта) недействительным в целом или в части определенного его условия (например, при несоблюдении формы контракта).

В силу п. 2 ст. 1209 ГК РФ форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву. Несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет за собой ее недействительность (п. 3 ст. 162 ГК РФ). Таким образом, по общему правилу форма внешнеэкономической сделки − простая письменная, не требующая дополнительного нотариального заверения.

Договор в письменной форме может быть заключен как путем составления одного документа, подписанного сторонами, так и путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Содержание внешнеэкономической сделки представляет собой совокупность составляющих ее условий.

Контрактные условия необходимо подразделять на обязательные и дополнительные. К обязательным можно отнести условия, минимально необходимые для регулирования наиболее важных вопросов, связанных с исполнением сделки, обязательно содержащиеся в тексте контракта, поскольку отсутствие или неточное, некорректное изложение хотя бы одного из них может привести к трудноисполнимости или неисполнимости сделки. В то же время дополнительные условия призваны максимально облегчить исполнение сделки.

В число обязательных условий, исходя из сложившейся практики международного торгового оборота, можно включить:

1. Наименование сделки.

2. Дата и место заключения сделки.

3. Наименование сторон.

4. Лица, непосредственно подписавшие контракт.

5. Предмет сделки.

6. Объемы и сроки исполнения.

7. Цена.

8. Базисные условия поставки.

9. Условия платежа.

10. Гарантии.

11. Санкции и рекламации.

12. Арбитраж.

13. Подписи сторон.

К дополнительным условиям относятся: качество товара; упаковка и маркировка; сдача и приемка товара; транспортные условия; форс-мажорные обстоятельства; прочие условия.

Как уже отмечалось, вид и содержание контракта зависят от применимого к контракту национального права, а также международных договоров. Содержание контракта во многом определяется и используемыми сторонами ссылками на торговые обычаи, в частности, ИНКОТЕРМС. Международная коммерческая практика выработала определенные требования к такому роду контрактам. В определенной степени такая практика на территории нашей страны нашла отражение в Письме Центробанка РФ № 300 «О рекомендациях по минимальным требованиям к обязательным реквизитам и форме внешнеторговых контрактов» от 15.07.96 г.[52] Рассмотрим более подробно требования, предъявляемые к содержанию внешнеторговых контрактов (на примере договора международной купли-продажи).

Во Введении внешнеторгового контракта рекомендовано указывать: унифицированный номер контракта; дату и место подписания контракта; полные официальные наименования организаций Продавца и Покупателя; указание страны иностранного партнера и страны назначения (отправления) товара.

Так, место подписания контракта необходимо для определения применимого к контракту национального права, если это не было урегулировано непосредственно в контракте. П. 1 ст. 1213 ГК РФ при отсутствии соглашения сторон о праве, подлежащем применению к договору в отношении недвижимого имущества, применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан.

Правом страны, с которой такой договор наиболее тесно связан, считается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны то, где находится недвижимое имущество. Такая же коллизионная привязка содержится в международных договорах с участием России.

Например, п. «в» ст. 11 Соглашения стран СНГ от 20.03.92 г. о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности[53] .

Место совершения сделки по российскому закону определяется, в соответствии со ст. 444 ГК РФ как место жительства гражданина или место нахождения юридического лица, направившего оферту, если иное не установлено соглашением сторон. Таким образом, если к сделке применимо право РФ, то суд должен руководствоваться ст. 223, 224 ГК РФ.[54]

Также большое внимание уделяется и остальным составляющим любого контракта, таким, как предмет контракта, цена и сумма, условия платежа, сроки поставки, санкции, форс-мажор, рассмотрение споров и так далее.

Так, предмет контракта, в который входит: наименование товара; ассортимент, размеры, модели, комплектность, страна происхождения товара и другие данные, необходимые для описания товара, включая ссылки на международные и/или национальные стандарты на продукцию; тару / упаковку, маркировку товара в соответствии с международным классификатором; объем, вес, количество товара, дается в соответствии с таможенной классификацией страны назначения.

В России в качестве таковой выступает Товарная номенклатура, применяемая при осуществлении внешнеэкономической деятельности[55] или согласно международным стандартам.

При определении предмета договора купли-продажи следует указывать: полное коммерческое наименование товара, его ассортимент, размеры, модели, комплектность, страна происхождения; тара/упаковка, маркировка товара; объем, вес, количество; объем груза, его вес с упаковкой или без нее.

В разделе «Цена и сумма» указывается общая сумма контракта и цена за единицу товара в валюте цены с приведением краткого наименования базиса поставки в соответствии с международными правилами толкования стандартных формулировок условий поставки «ИНКОТЕРМС-2000». Но исходя из того, что при разных условиях цены на один и тот же товар не могут быть одинаковы даже при прочих равных условиях, ссылки на соответствующий термин ИНКОТЕРМС необходимо делать обдуманно, четко просчитав экономический эффект от сделки и помнить, что структура цены имеет прямую взаимосвязь с выбранными условиями поставки. Если твердую цену невозможно определить, то, как советуют таможенные органы участникам внешнеэкономической деятельности, необходимо использовать «процедуру условного выпуска товара», заключающуюся в определении условной залоговой цены товара.

В этом разделе необходимо указать наименование и код валюты, в которой оценен товар в соответствии с классификатором валют, используемым для целей таможенного оформления. Если цена за единицу товара и сумма контракта не могут быть точно установлены на дату подписания контракта, то поступают следующим образом. Приводится подробная формула цены либо условия ее определения с таким расчетом, чтобы при реализации всех оговоренных условий можно было однозначно установить цену товара и сумму контракта.

Раздел «условия платежа» должен содержать следующие данные:

− наименование и код валюты, в которой будет производиться платеж, в соответствии с классификатором, используемым для целей таможенного оформления, поскольку валюта цены может не совпадать с валютой платежа;

− сроки платежа и условия рассрочки, если таковая предусмотрена;

− обязательный перечень документов, передаваемых Продавцом Покупателю и подтверждающих факт отгрузки, стоимость и номенклатуру отгруженных товаров.

Рекомендуется предусматривать аккредитивную форму платежа или другую форму, которая бы гарантировала безусловное поступление валютной выручки при экспорте товаров, а также предоставление гарантий на возврат платежа, ранее переведенного в оплату импортируемых товаров, в случае если поставка не будет произведена. В этом разделе указываются полные наименования и почтовые адреса банков (филиалов) сторон, номера счетов, платежные реквизиты.

Также нельзя забывать о том, что расчеты между резидентами и нерезидентами как в иностранных валютах, так и в рублях регулируются нормами валютного законодательства. Прежде всего, важно учитывать требование о репатриации.

Репатриация −обязанность резидентов, если иное не предусмотрено Федеральным законом «О валютном регулировании и валютном контроле» в сроки, предусмотренные внешнеторговыми договорами (контрактами), обеспечить:

1) получение от нерезидентов на свои банковские счета в уполномоченных банках денежных средств в иностранной валюте или рублях, причитающихся в соответствии с условиями указанных договоров (контрактов) за переданные нерезидентам товары, выполненные для них работы, оказанные им услуги, переданные им информацию и результаты интеллектуальной деятельности;

2) возврат в РФ денежных средств, уплаченных нерезидентам за неввезенные на таможенную территорию РФ товары, невыполненные работы, неоказанные услуги, непереданные информацию и результаты интеллектуальной деятельности.[56]

В разделе «Сроки поставки» описывается порядок поставки товаров, т. е. дата завершения поставок и (или) график поставок конкретных партий товара с указанием срока действия контракта, в течение которого должны быть завершены поставки товаров и взаимные расчеты по контракту.

Раздел «условия приемки товара по качеству и количеству» должен содержать сведения о месте и сроках проведения инспекции качества и количества товара, наименовании независимой экспертной организации, порядок предъявления рекламаций.

В разделе «Форс-мажор» необходимо сформулировать условия, при наступлении которых стороны будут освобождаться от ответственности за неисполнение условий, предусмотренных контрактом. К форс-мажорным обстоятельствам относятся события, предусмотреть которые заранее не представляется возможным. Такими событиями являются стихийные бедствия (наводнения, пожары, землетрясения и другие бедствия), войны и т.д. Забастовки, военные перевороты, изменения в законодательстве также могут быть признаны форс-мажорными обстоятельствами, если стороны сочтут их таковыми и включат в перечень обстоятельств, которые будут освобождать стороны от ответственности при их наступлении.

При наступлении форс-мажорных обстоятельств сторона, для которой такие обстоятельства наступили, должна уведомить об этом другую сторону в установленный срок и предоставить ей документальное подтверждение факта наступления форс-мажорных обстоятельств. При этом срок исполнения обязательств по контракту отодвигается на время, в течение которого будут действовать форс-мажорные обстоятельства. Срок действия форс-мажорных обстоятельств может быть значительным и при заключении контракта сторонам необходимо предусмотреть продолжительность их действия, по истечении которого стороны имеют право аннулировать заключенный контракт.

В разделе «прочие условия и обстоятельства сделки» оговариваются гарантийные обязательства, лицензионные платежи, условия технической помощи, сборки, наладки и монтажа оборудования, обучения персонала, информационные и другие услуги.

В разделе «рассмотрение споров» (арбитраж) порядок предъявления и рассмотрения претензий, порядок платежей по претензиям, рассмотрение спорных вопросов в арбитражных судах, а также указывается, правом какого государства будут регулироваться отношения сторон по контракту. Порядок разрешения споров между сторонами регулируется арбитражной оговоркой, содержащей договоренность сторон о передаче споров на рассмотрение в арбитраж, или так называемым пророгационным соглашением, т. е. соглашением сторон о передаче споров на рассмотрение в суд какого-либо государства.[57]

В разделе «Санкции» определяются меры за ненадлежащее исполнение обязательств сторонами контракта, в частности, за просрочки поставки товара или просрочки в оплате стоимости товара, за поставки товара ненадлежащего качества.

В разделе «адреса покупателя и продавца» указываются юридические и полные почтовые адреса Продавца и Покупателя, контактный телефон, факс, телекс Продавца и Покупателя.

Раздел «подписи сторон» содержит подписи лиц, уполномоченных организациями Продавца и Покупателя заключить контракт, заверенные печатью с обязательной расшифровкой их фамилии, имени и отчества и указанием должностей.

При подготовке внешнеторгового контракта помимо данных рекомендаций можно воспользоваться типовыми формами контрактов, а также разработанными пакетами стандартных решений, которые помогут российским предприятиям наилучшим образом учесть свои интересы. Однако при заключении внешнеэкономического контракта необходимо учитывать специфику товара и особенности торговли данным товаром на международном рынке.

В заключение рассматриваемого вопроса необходимо отметить, что государства в ходе участия во внешнеэкономической деятельности пытаются прийти к единому регулированию однотипных отношений, к единым требованиям. Также следует отметить возрастающую роль региональных организаций, основой деятельности которых является решение вопросов, связанных с осуществлением международной коммерческой (внешнеэкономической) деятельности. Ярким примером такой организации, регулирующей внешнеторговую деятельность, можно назвать Всемирную Торговую Организацию. Вероятна возможность в будущем, что мировое сообщество придет к созданию единых торгово-правовых норм на международном уровне. Для чего необходимо стремление государств привести свое законодательство в соответствии с международным. Также на международную коммерческую (внешнеэкономическую) деятельность не должны влиять ни какие политические притязания и разногласия.


Глава 3 АРБИТРАЖНОЕ РАССМОТРЕНИЕ СПОРОВ ПО ВЭС

3.1 Особенности арбитражного рассмотрения международных коммерческих споров

Возникновение споров между участниками международной предпринимательской деятельности, входящей в сферу применения норм международного частного права, неизбежно в принципе. В отличие от национального, международное предпринимательство развивается в очень обширном неустойчивом и порою трудно предсказуемом пространстве. Поэтому возникновение противоречий и споров между субъектами предпринимательской деятельности разных стран может стать фактом даже в случаях, когда стороны искренне и последовательно стремятся исполнять договорные обязательства.

Как показывает практика, не существует общепризнанного и общеприменимого права по рассмотрению международных коммерческих споров, нет и особого международного суда, а также иной международной процедуры по рассмотрению международных предпринимательских споров.

В этих условиях в пределах регулирующего воздействия норм международного частного права сложился особый механизм рассмотрения международных предпринимательских споров, получивший наименование международный коммерческий арбитраж. О международном коммерческом арбитраже речь заходит, когда разбирательств касается международных договоров, заключенных между частными лицами, иначе говоря, когда затронуты интернациональные коммерческие интересы.[58]

По сравнению с национальными судами международные коммерческие арбитражные суды не являются государственными образованиями и не входят в структуру судебной власти.

Так, в соответствии со ст. 4 Федерального конституционного закона Российской Федерации от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»[59] в Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему Российской Федерации.

Рост популярности международного коммерческого арбитража связан со значительными выгодами и преимуществами, которые предоставляет сторонам внешнеэкономических сделок такой способ рассмотрения и урегулирования споров. Арбитров в коммерческих арбитражах назначают стороны, которые имеют возможность влиять на состав коллегии арбитров и обеспечивать независимое и компетентное рассмотрение спора, арбитражная процедура носит простой и неформальный характер, исключающий необходимость изучения и исполнения сложных процессуальных норм и правил в государственных судах, возможность ведения дел на своем языке или на широкое распространенном языке, а не на государственном языке страны, где происходит рассмотрение спора, широкие возможности, предоставляемые сторонам дела в выборе процедуры и даже сроков проведения арбитражного разбирательства, в выбор применимого права, решение арбитражного суда носит окончательный характер и не подлежит обжалованию по существу.

Как отмечает С.Н. Лебедев, в отличие от государственных форм отправления правосудия, обладающих властными прерогативами в силу самого закона и независимо от воли сторон, третейское разбирательство может иметь место только на основании соглашения сторон, из которого этот суд черпает свою компетенцию.[60]

Юридическим фактом, являющимся основанием возбуждения арбитражного (третейского) разбирательства, рассматривается арбитражное соглашение. Только в том случае, если стороны заключили таковое, спор может быть передан на рассмотрение в международный коммерческий арбитраж.

Арбитражное соглашение вызывает два главных правовых последствия в области компетенции, которые относятся к области процессуального права, а именно: положительные последствия, основанные на признании компетенции третейского суда разрешать спор, о котором говорится в арбитражном соглашении и отрицательные последствия, основанные на исключении разрешения спора из компетенции государственного суда, если вопреки арбитражному соглашению возбуждается дело в государственном суде и ответчик до начала разрешения спора по существу заявит в государственном суде, что разрешать данный спор компетентен третейский суд.

В правовом регулировании международного коммерческого арбитража отчетливо выделяется два уровня: международно-правовой и гражданско-правовой. Именно они определяют содержание механизма правового регулирования данной области в целом. При этом международно-правовое регулирование деятельности арбитража осуществляется, во-первых, посредством унификации норм гражданского процессуального законодательства различных государств об арбитраже для обеспечения единообразия подходов к регулированию соответствующих отношений, в том, числе арбитражной процедуры; во-вторых, путем создания рекомендательных правил арбитражной процедуры; в-третьих, с помощью создания международно-правовой юридической базы для признания и исполнения решений международных коммерческих арбитражей на территории различных государств. Масштабы гражданско-правового регулирования отношений в сфере международного коммерческого арбитража устанавливаются государственными нормами.

В настоящее время арбитражное и гражданское процессуальное законодательство Российской Федерации устанавливают общие критерии споров, допустимых к разрешению третейскими судами. К таким общим критериям относятся:

− спор, возникший из гражданских правоотношений, может быть передан на рассмотрение третейского суда до принятия судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, если иное не установлено федеральным законом (ч. 3 ст. 3, ч. 6 ст.4 ГПК РФ[61] и ч. 6 ст. 4 АПК РФ[62] );

− на рассмотрение третейского суда не могут быть переданы споры по делам, возникающим из административных и иных публично-правовых отношений, дела особого производства, дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение.

Рассмотрение третейским судом гражданско-правовых споров может быть только в том случае, если иное не предусмотрено федеральным законодательством.

В Российской Федерации правовой основой организации и деятельности международного коммерческого арбитража является Закон Российской Федерации от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» (далее – Закон о МКА), принятый с двумя приложениями к нему: Положением о международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее, МКАС) и Положением о Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее – МАК). В соответствии со ст. 1 Закона о МКА он применяется к международному коммерческому арбитражу, если место арбитража находится на территории Российской Федерации.

МКАС, компетентен рассматривать споры, возникающие:

− при осуществлении международных экономических связей при условии, что коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за пределами территории Российской Федерации;

− между сторонами, одной из которых является предприятие с иностранными инвестициями или международная организация, созданная на территории Российской Федерации, независимо от характера спора.

Гражданско-правовые отношения, споры из которых могут быть переданы на разрешение МКАС, включают, в частности, отношения по купле-продаже (поставке) товаров, выполнению работ, оказанию услуг, обмену товарами и (или) услугами, перевозке грузов и пассажиров, торговому представительству и посредничеству, аренде (лизингу), научно-техническому обмену, обмену другими результатами творческой деятельности, сооружению промышленных и иных объектов, лицензионным операциям, инвестициям, кредитно-расчетным операциям, страхованию, совместному предпринимательству и другим формам промышленной и предпринимательской кооперации.

Компетенция МАК, в отличие от МКАС, имеет специальный характер. МАК подведомственны споры, которые вытекают из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающих из торгового мореплавания, независимо оттого, являются сторонами таких отношений субъекты российского и иностранного либо только российского или только иностранного права. В частности, МАК разрешает споры, вытекающие из отношений:

− по фрахтованию судов, морской перевозке грузов, а также перевозке грузов в смешанном плавании (река – море);

− по морской буксировке судов и иных плавучих объектов;

− по морскому страхованию и перестрахованию;

− связанных с куплей-продажей, залогом и ремонтом морских судов иных плавучих объектов;

− по лоцманской и ледовой проводке, агентскому и иному обслуживанию морских судов, а также судов внутреннего плавания, поскольку соответствующие операции связаны с плаванием таких судов по морских путям;

− связанных с использованием судов для осуществления научных исследований, добычи полезных ископаемых, гидротехнических и иных работ;

− по спасанию морских судов либо морским судном судна внутреннего плавания, а также по спасанию в морских водах судном внутреннего плавания другого судна внутреннего плавания;

− связанных с подъемом затонувших в море судов и иного имущества;

− связанных со столкновением морских судов, морского судна и судна внутреннего плавания, судов внутреннего плавания в морских водах, а также причинением судном повреждений портовым сооружениям, средствам навигационной обстановки и другим объектам;

− связанных с причинением повреждений рыболовным сетям и другим орудиям лова, а также с иным причинением вреда при осуществлении морского рыбного промысла.

МАК разрешает также споры, возникающие в связи с плаванием морских судов и судов внутреннего плавания по международным рекам, а равно споры, связанные с осуществлением судами внутреннего плавания загранперевозок.

Следует, однако, отметить, что международные коммерческие споры могут рассматриваться также обычными третейскими судами. Так, согласно Федеральному закону от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»[63] в третейский суд может по соглашению сторон третейского разбирательства передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом (п. 2 ст. 1). Понятно, что такие споры могут носить и международный характер, например, вытекать их контракта международной купли-продажи товаров.

Законодательное установление процедуры разрешения правовых споров и иных дел в арбитражном суде преследует цель обеспечения вынесения законного, обоснованного и мотивированного судебного акта. При отсутствии точного регламента такой процедуры разбирательство сводилось бы к бесконечным спорам относительно соблюдения процессуальных прав и исполнения обязанностей, возложенных процессуальным законодательством, т.е. к рассмотрению скорее процессуальных вопросов, чем к разрешению дела по существу. Поскольку применение юридических норм к частным случаям жизни изначально проводилось целым рядом учреждений и должностных лиц, во избежание столкновений между ними каждому из них отведен определенный круг деятельности, в границах которого ему предоставлено право и вместе с тем вменено в обязанность совершать определенные действия.

Резюмируя вышеизложенное, можно выделить следующие особенности арбитражного (третейского) рассмотрения международных коммерческих споров:

1) открытость и многообразие деятельности российских хозяйствующих субъектов в системе международных экономических отношений существенно повышают коммерческие и некоммерческие риски. Поэтому повышение степени защищенности в плане правового разрешения споров между субъектами частноправовых отношений разных стран является жизненно необходимым. Исследование того, каким образом арбитражное разрешение может воздействовать на существенную защиту прав потерпевшей стороны, а, следовательно, и на предсказуемость международной предпринимательской деятельности имеет принципиальное значение;

2) как правило создаваемый в соответствии с волей сторон международный коммерческий арбитраж изымает спор, возникший по вопросам толкования и исполнения договора, из компетенции национальных судов общей и специальной юрисдикции, а следовательно, из под влияния национального состава судей, могущих повлиять на рассмотрение спора в пользу «своего» субъекта, существенно повышая шансы на беспристрастное решение спора в пользу потерпевшей стороны;

3) при возникновении спора и обращения в международный коммерческий арбитраж стороны имеют возможность влиять на определение состава самого арбитражного суда, место его проведения, применимое право и язык арбитражного разбирательства. В зависимости от типа арбитража (институциональный или ad hoc) стороны влияют частично или полностью на определение арбитражной процедуры. С этой точки зрения проблема использования международного арбитража как альтернативного и более действенного способа разрешения коммерческих споров существенным образом актуализируется;

4) арбитражный порядок рассмотрения международных коммерческих споров имеет существенные преимущества по сравнению с судебным. Арбитраж отличается особой демократичностью, так как является общественным формированием, не входящим в систему судов, административных и иных органов государства. Стороны имеют возможность оказывать влияние на все стадии арбитражного разбирательства от согласия сторон до определения языка арбитражного разбирательства. Поэтому обращение к арбитражу в ходе разрешения коммерческих споров в сфере международной экономической деятельности является предпочтительным;

5) процессы глобализации в мировой экономике актуализируют передачу части внутренней компетенции государств в отношении международной предпринимательской деятельности и разрешению споров по ней международным организациям без ущерба для своего суверенитета. Поэтому возрастает роль арбитражного способа разрешения международных экономических споров в пределах компетенции таких международных организаций, как Международный центр урегулирования инвестиционных споров (МЦУИС), Международное агентство гарантий инвестиций (МАГИ) и Всемирная торговая организация (ВТО);

6) международный коммерческий арбитраж в прямом смысле этого слова не является элементом государственной судебной системы и в своей деятельности не зависит от нее. Но, тем не менее, и не может быть полной изоляции от национальных государственных судебных систем. Суды могут выполнять в этом отношении, по крайней мере, два процессуальных действия: во-первых, осуществление принудительных мер по предварительному обеспечению иска в случае обращения заинтересованной стороны к судебному органу, которое не рассматривается как несовместимое с арбитражной процедурой и, во-вторых, исполнение арбитражного решения, когда лишь национальный суд имеет полномочия по принудительному исполнению решения международного арбитража.

3.2 Правовое регулирование разрешения споров по сделкам с участием иностранной стороны

В современных условиях для сохранения хозяйственных связей между компаниями из различных государств важно обеспечить признание и исполнение иностранных судебных решений по экономическим спорам. Зачастую невозможность исполнения судебного решения по спору в сфере предпринимательства блокирует определенный сектор имущественного оборота. Для предотвращения подобных неблагоприятных последствий российская организация должна иметь возможность взыскать убытки на территории иностранного государства на основе решения арбитражного суда Российской Федерации.

И наоборот, решение иностранного суда должно исполняться на территории России посредством участия арбитражных судов в процедурах международной правовой помощи. К их числу относится процесс признания за иностранным решением юридической силы на территории Российской Федерации (так называемая выдача экзекватуры), а затем (при необходимости) принудительное приведение его в исполнение в РФ. Обе названные процедуры АПК РФ совмещает в одном судебном производстве, проводимом в порядке, предусмотренном главой 31.

Согласно данной главе выдача экзекватуры для иностранных решений по экономическим спорам отныне производится арбитражными судами РФ. При необходимости после выдачи экзекватуры (определением) может выдаваться документ на принудительное исполнение иностранного решения в Российской Федерации (исполнительный лист).

Арбитражные суды: а) признают (выдают экзекватуру) и б) приводят в исполнение решения (выдают исполнительные листы) общих, коммерческих, торговых, финансовых, налоговых, хозяйственных, экономических, административных и иных судов иностранных государств, а также решения третейских судов (арбитражей), вынесенные по спорам в сфере предпринимательства.

Иностранное судебное или арбитражное решение признается, а также принудительно приводится в исполнение в Российской Федерации, если выдача экзекватуры для таких решений предусмотрена международным договором (1) или федеральным законом (2), отсылающим к международно-правовым принципам.

1. К международным договорам в сфере признания и исполнения иностранных судебных и арбитражных решений относятся международные договоры о правовой помощи универсального (всеобщего, всемирного), регионального и двустороннего характера.

Примером международной конвенции универсального характера служит Нью-Йоркская конвенция от 10.06.58 «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений»[64] . То есть в этих государствах решения третейских судов признаются и исполняются по правилам данной Конвенции.

Универсальные конвенции − самое эффективное средство взаимной выдачи экзекватуры на судебные решения. В настоящее время Гаагскими конференциями по международному частному праву (Российская империя - учредитель этой организации, а Российская Федерация вновь в ней участвует с 2002 г.) вырабатывается всемирная универсальная конвенция по взаимному признанию и исполнению иностранных судебных решений. В итоге должен появиться единый универсальный механизм выдачи экзекватуры для судебных решений по гражданско-правовым спорам.

Кроме того, государства одного региона подписывают региональные соглашения по выдаче экзекватуры на решения судов и арбитражей. Так, в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ) действуют два соглашения подобного рода: Киевское соглашение от 20.03.92 «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности»[65] и Минская конвенция от 22.01.93 «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам»[66] .

Для государств − членов Европейского Союза действует Брюссельская конвенция по вопросам подсудности и принудительного исполнения судебных решений по гражданским и торговым спорам от 27.09.68, которая в мае 2002 г. трансформировалась в Регламент Европейского Союза по тем же вопросам.

Универсальные и региональные конвенции по вопросам правовой помощи, как правило, могут дополняться двусторонними межгосударственными соглашениями в этой сфере. У Российской Федерации более сорока международных договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, многие из которых имеют разделы о порядке признания и взаимного исполнения судебных арбитражных решений.

2. Выдача экзекватуры на иностранное решение может производиться без заключения международного договора в целях реализации общепризнанного правового принципа (ст. 15 Конституции РФ), в данном контексте − принципов международной вежливости и международной взаимности. Признание и принудительное исполнение иностранных судебных решений на основе взаимности в настоящее время проводится во многих государствах за счет реализации этого принципа в национальных правовых актах.

Согласно Конституции РФ общепризнанные принципы международного права (в том числе взаимность, вежливость) являются составной частью российской правовой системы. Федеральный закон от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»[67] закрепляет принцип взаимности при проведении трансграничных банкротств. Кроме того, Европейский Суд по правам человека в Страсбурге в двух недавних решениях отметил, что запрет на исполнение иностранных судебных решений в отсутствие международного договора означал бы нарушение права на суд в смысле ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. В подобной ситуации следует считать, суд вынес решение, но оно не исполняется по формальному признаку, а это серьезное нарушение права на суд[68] .

Как правило, арбитражный суд выносит определение о признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения на основании принципа взаимности, если доказано, что в отношении решений российских судов такой принцип может быть обеспечен и в судах этой страны.

Процедура выдачи экзекватуры на иностранное судебное или арбитражное решение начинается с момента подачи заявления о признании и приведении в исполнение решений иностранного суда или иностранного арбитража по заявлению заинтересованной стороны в споре, рассмотренном иностранным судом или арбитражем. Такой стороной может быть российское или иностранное юридическое лицо, международная организация, Российская Федерация или иностранное государство.

Взыскатель - сторона в деле о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, в пользу которой состоялось решение, подает заявление о его признании и приведении в исполнение в арбитражный суд по месту жительства (для физических лиц) или по месту нахождения (для юридических лиц).

Заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража рассматриваются арбитражным судом по месту нахождения или месту жительства должника либо, если таковые неизвестны, по месту нахождения имущества должника.

Обязательные и факультативные атрибуты заявления взыскателя являются общими для дел о признании и приведении в исполнение решений как иностранных государственных судов, так и арбитражей.

В ч. 3 ст. 242 АПК РФ перечислены документы, прилагаемые в обязательном порядке к заявлению о признании и приведении в исполнение иностранного судебного или арбитражного решения.

Согласно ст. 243 АПК РФ заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или арбитража рассматривается в судебном заседании с извещением заинтересованных сторон судьей единолично в срок, не превышающий месяца со дня его поступления. Как правило, заявление рассматривается в состязательной процедуре с заслушиванием сторон.

Международными договорами Российской Федерации может быть установлен иной порядок для рассмотрения заявлений по вопросу о признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений. Согласно такому порядку взыскатель имеет право, не испрашивая экзекватуры, направить иностранное решение в российский банк или судебному приставу.

При этом у должника появляется право ходатайствовать в арбитражный суд об отказе в исполнении иностранного решения на территории Российской Федерации. Иными словами, активной стороной в арбитражном процессе становится не взыскатель, а должник.

Так, Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 20.03.92), регулирует вопросы юрисдикции и взаимного исполнения решений государственных и третейских судов государств - членов Содружества Независимых Государств (ст. 3). Согласно этому международному региональному договору иностранным решениям предоставляется национальный режим исполнения. То есть в суд государства, в котором испрашивается исполнение, подается не заявление взыскателя о признании решения, но ходатайство (заявление) должника об отказе в исполнении такого решения (ст. 9), если к этому есть основания, предусмотренные ст. 8 Соглашения.

Таким образом, арбитражный суд будет рассматривать заявление должника об отказе в исполнении решения иностранного суда или арбитража по правилам ст. 243 АПК РФ.

Судья единолично рассматривает заявление с вызовом сторон. Однако их неявка не препятствует рассмотрению заявления.

При разбирательстве дела судья исследует доказательства, представленные сторонами, заслушивает их ходатайства, в том числе о восстановлении срока на исполнение иностранного решения.

Следует учитывать, что арбитражный суд при рассмотрении заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда не вправе пересматривать решение иностранного суда по существу.

Отказ в разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда допускается в строго определенных случаях, указанных в ст. 244 АПК РФ.

Решения иностранных судов, которые не подлежат принудительному исполнению, признаются без какого-либо дальнейшего производства.

Следуя необходимости соблюдения прав сторон, участвующих в международном экономическом обороте, арбитражный суд выносит определение о признании и исполнении иностранного судебного решения применительно к лицам, участвующим в иностранном процессе и в отношении которых данное решение было вынесено.

Следует учитывать, что иностранное судебное решение, в отношении которого арбитражным судом принят судебный акт о его признании и принудительном исполнении, подлежит исполнению в порядке, предусмотренном АПК РФ и ФЗ «Об исполнительном производстве»[69] .

Иностранное судебное решение может противоречить публичному порядку Российской Федерации, в том числе нарушать правила о процедурах банкротных производств (п. 7 ч. 1 ст. 244 АПК РФ).

Так, 10.07.2001 Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ принял постановление по иску ОАО «Магаданрыбпром» к Государственной администрации Магаданского морского рыбного порта о признании недействительным исключения из Государственного судового реестра рефрижератора «Светловодный».

Истец согласно данным Государственного судового реестра являлся собственником рефрижератора. 20.04.98 в отношении истца открыто конкурсное производство по делу о банкротстве. Судно «Светловодный» было включено в конкурсную массу. Среди кредиторов пятой очереди ОАО «Магаданрыбпром» значилась корейская компания «Комако Ко Лтд.».

Судно «Светловодный» продолжало осуществлять международные перевозки и 28.04.98 по заявлению корейской компании было арестовано в южнокорейском порту по решению районного суда г. Пуссин. Основанием для ареста судна послужило требование (оплата ремонтных работ) корейской компании к ОАО «Магаданрыбпром».

Впоследствии российское судно было продано с торгов в Южной Корее. Его приобрела упомянутая корейская компания. В Российской Федерации встал вопрос о признании решения корейского суда. Постановление Президиума ВАС РФ содержит указание на невозможность положительного решения этого вопроса.[70] Анализ Постановления позволяет сделать важные выводы о нарушении основ публичного порядка Российской Федерации в данном деле.

Во-первых, исключение судна из реестра нельзя признать правомерным, так как собственник судна не подавал заявления об изменении реестра; изменение реестра на основании указаний органа исполнительной власти незаконно; иностранное судебное решение, не признанное в Российской Федерации, также не может быть основанием для изменения реестра против воли собственника судна.

Во-вторых, касаемо признания и исполнения иностранного судебного решения о передаче права собственности на морское судно можно предположить, что: а) такое признание и исполнение в принципе возможно на началах взаимности, но б) препятствием для признания и исполнения может послужить то, что решение вынесено по спору, который относится к исключительной компетенции судов РФ, а международный договор, способный изменить это положение, отсутствовал; в) препятствием может быть и то, что иностранное решение вынесено по вопросам, которые рассматривались в российском арбитражном суде еще до возбуждения дела в иностранном суде (п. 5 ч. 1 ст. 244 АПК РФ). Причем вопросы рассматривались в деле о банкротстве, предполагающем соразмерное, пропорциональное удовлетворение требований кредиторов к российскому должнику. Нарушение названных принципов - один из видов нарушения основ публичного порядка Российской Федерации.

Основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража предусмотрены в ст. 239 АПК РФ и идентичны основаниям оспаривания решений третейских судов (ст. 233 Кодекса). Однако практика рассмотрения подобных заявлений в арбитражных судах РФ позволяет выявить наиболее характерные случаи отказа в признании иностранных арбитражных решений.

1. Арбитражный суд отказывает в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения, если сторона, против которой принято решение, докажет, что она не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения.

2. Арбитражный суд отказывает в признании и исполнении решений третейского суда и международного коммерческого арбитража, если будет установлено, что состав третейского суда не обеспечивал беспристрастное разрешение спора, прямо или косвенно был заинтересован в исходе дела.

Так, в арбитражный суд обратилось ООО с заявлением о признании и исполнении решения третейского суда при ТПП, действующего в месте нахождения ответчика, о взыскании с российского объединения суммы задолженности по договору аренды. Должник возражал против принудительного приведения в исполнение решения третейского суда, указывая на наличие оснований, предусмотренных ст. 239 АПК РФ, ст. 46 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации».

Рассмотрев материалы дела, оценив доводы, содержащиеся в отзыве на заявление и оглашенные в судебном заседании, суд установил следующее. Стороны предусмотрели арбитражную оговорку о передаче споров в третейский суд при ТПП, действующий по месту нахождения ответчика. В оговорке речь шла о назначении одного арбитра от каждой стороны спора, избранные арбитры самостоятельно выбирают председательствующего из списка арбитров ТПП.

Арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если сторона представит доказательства того, что состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону (п. 4 ч. 2 ст. 239 АПК РФ). Формирование третейского суда осуществлено в соответствии с порядком, установленным в договоре.

В силу ст. 46 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» компетентный суд выносит определение об отказе в выдаче исполнительного листа, если будут представлены доказательства того, что состав третейского суда не соответствовал требованиям ст. 8, 10, 11, 19 настоящего Закона. Статья 8 Закона предусматривает, что третейским судьей избирается (назначается) физическое лицо, способное обеспечить беспристрастное разрешение спора, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела, являющееся независимым от сторон и давшее согласие на исполнение обязанностей третейского судьи.

Из представленных материалов дела следовало, что в качестве третейского судьи, назначенного компанией истца (заявителя), выступал один из учредителей этой компании. Учредитель компании - стороны спора является заинтересованным в исходе дела лицом. При таких обстоятельствах сформированный состав третейского суда не был способен обеспечить беспристрастное разрешение спора. На основании вышеизложенного суд отказал в удовлетворении заявления о признании и исполнении решения третейского суда.

3. Арбитражный суд отказывает в признании и исполнении решений третейского суда и международного коммерческого арбитража, если будет установлено, что лицо, выступающее в качестве третейского судьи (арбитра), не вправе быть третейским судьей (арбитром) согласно запрету, установленному национальным законодательством.

4. Возможен отказ в признании и исполнении решений международного коммерческого арбитража и третейского суда, вынесенных против лица, которое не являлось стороной соглашения об арбитраже (соглашения о передаче спора в третейский суд) и не участвовало в рассмотрении дела.

5. Особую сложность представляют случаи отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если суд установит, что спор относится к исключительной компетенции государственного арбитражного суда.

Так, ОАО (РФ) обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене решения, принятого международным коммерческим арбитражем ad hoc (г. Москва). Определением суда первой инстанции заявление было удовлетворено, поскольку суд не нашел оснований, препятствующих выдаче исполнительного листа. Суд кассационной инстанции определение суда первой инстанции отменил, вынес постановление о частичном признании и исполнении решения арбитража.

Из материалов дела следовало, что итальянская компания и ОАО заключили договор подряда на ремонт помещения, содержащий арбитражную оговорку о том, что все споры и разногласия, которые могут возникнуть из настоящего контракта или в связи с ним, подлежат разрешению в соответствии с Регламентом ЮНСИТРАЛ в международном коммерческом арбитраже.

Арбитраж рассмотрел иск итальянской фирмы о взыскании с ОАО задолженности по договору в сумме 1270653,35 долл. США и процентов в размере 72669,16 долл. США. Впоследствии арбитраж дополнил свое решение об удовлетворении этих требований решением о передаче итальянской компании ремонтируемых помещений, расположенных на территории Российской Федерации. Иными словами, в дополнительном решении арбитраж разрешил вопрос о вещном праве на недвижимое имущество.

Согласно ч. 1 ст. 248 АПК РФ к исключительной компетенции арбитражных судов по месту нахождения недвижимости относятся споры, предметом которых является недвижимое имущество, находящееся в Российской Федерации. Таким образом, по спорам, вытекающим из вещных правоотношений, установлена исключительная компетенция государственных судов. Подобные споры не подлежат передаче в коммерческий арбитраж.

Следовательно, третейский суд обладает компетенцией на рассмотрение споров, вытекающих только из обязательственных отношений и не связанных с вещными правами на недвижимое имущество. Компетенция международного коммерческого арбитража ad hoc ограничивалась решением вопроса о сумме долга.

В соответствии со ст. 233 АПК РФ, ст. 34 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением или оговоркой, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением или оговоркой, то та часть решения, которая содержит постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением или оговоркой, может быть признана и приведена в исполнение государственным судом.

Вопросы, касающиеся прав собственности на недвижимое имущество, относятся к исключительной компетенции государственного арбитражного суда. В этой части арбитраж вышел за пределы своей компетенции и арбитражной оговорки и в дополнительном постановлении решил вопрос, который не мог быть предметом арбитражного разбирательства. Поэтому решение арбитража в части определения суммы долга скорее всего подлежит исполнению, в то время как по вопросу о признании дополнительного решения суд обоснованно отказал в признании такого решения арбитража.[71]

6. Арбитражный суд может отказать в признании и приведении в исполнение решения иностранного арбитража, если установит, что объект спора не может быть предметом третейского разбирательства.

7. Арбитражный суд выносит определение об удовлетворении заявления о принудительном исполнении решений и выдает исполнительный лист в соответствии с резолютивной частью решения третейского суда в случае, если предусмотренный в резолютивной части способ исполнения решения не противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в настоящее время вследствие расширения международного торгово-экономического, научно-технического и культурного сотрудничества значительно возросло число споров с участием иностранных лиц, рассматриваемых судами общей юрисдикции, арбитражными и третейскими судами. Эти споры возникают в связи с исполнением внешнеэкономических контрактов, осуществлением инвестиций на территории России, обжалованием деятельности органов хозяйственных обществ, защитой интеллектуальной собственности, реализацией трудовых договоров и т.д. Соответствующая судебная практика все более широко освещается на страницах юридических изданий. В «Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» такого рода дела публикуются под специальной рубрикой «О спорах с участием иностранных лиц».

Тенденция к увеличению споров подобного рода, отражающая возросшую всеобщую потребность в судебной защите, кроме того, является в определенной мере плодом судебной реформы, в рамках которой осуществляется ее модернизация и одна из целей которой состоит в обеспечении доступности правосудия.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Сделки занимают особое место в системе гражданского права и являются одной из основных его категорий. Гражданские права и обязанности возникают, изменяются и прекращаются главным образом в результате сделок. Для большей части субъективных прав и обязанностей сделки служат средством и основанием приобретения (возникновения). Именно сделкам принадлежит в таких случаях значение факта, соединяющего поведение (волю) лица с авторитетом закона. Прибегая к помощи суда, истец основанием своих требований чаще всего называет несоблюдение другой стороной условий совершенной сделки.[72]

В соответствии с целями и задачами исследования были сделаны следующие основные выводы и предложения.

1. Сделки являются одним из важнейших юридических фактов в гражданском праве, под которыми признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. При этом сделка как юридический факт характеризуется следующими признаками:

− это всегда волевой акт, то есть действие людей;

− это правомерное действие;

− сделка специально направлена на возникновение, прекращение или изменение гражданских правоотношений;

− сделка порождает гражданские правоотношения, поскольку именно гражданским законом определяются те правовые последствия, которые наступают в результате совершения сделок.

В этой связи важно отметить, что действующим законодательством установлен перечень условий действительности сделок, а также последствий признания сделок недействительными. Анализируя Главу 9 § 2 ГК РФ касающийся недействительности сделок можно сделать вывод о том, что в законе не отражена защита гражданских прав в зависимости от того осуществлялись ли эти права добросовестно. С другой стороны ст. 10 ГК, закрепляет презумпцию добросовестности участников гражданского оборота, но лишь в одном случае: если закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права добросовестно.

Таким образом, предлагается внести поправки в ст. 179 ГК РФ, с целью дополнения данной статьи условием "добросовестности и разумности" действий участников гражданского оборота, с целью установления действительности сделок и последствий признания сделок недействительными в соответствии с предложенным принципом.

2. Теоретическое осмысление позволяет прийти к выводу о том, что внешнеэкономические сделки − это сделки, опосредующие предпринимательскую деятельность, международный обмен, что предусматривает, в первую очередь, необходимость пересечения товарами, услугами, работами границ РФ.

Причем представляется целесообразным именовать такие сделки сделками, осложненными иностранным элементом. Однако важно помнить, что не все сделки, осложненные иностранным элементом, отвечают признакам внешнеэкономических сделок. Так, иностранный элемент может проявляться, в частности, если одной из сторон договора выступает иностранное лицо, исполнение обязательства из договора осуществляется полностью или в части на территории иностранного государства, договор заключен в отношении имущества, находящегося за рубежом, либо одностороння сделка была совершена за рубежом и т.д.

Заметим, что законодательство Российской Федерации не содержит легального определения внешнеэкономической сделки. Понятие «внешнеэкономическая сделка» в п. 3 ст. 162, п. 2 ст. 1209 ГК РФ упоминается только в связи с ее формой: несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет ее недействительность, а ее форма всегда подчиняется российскому праву, если в сделке участвует российское юридическое лицо или российский предприниматель.

Таким образом, предлагается:

2.1) внести поправки в ст. 153 ГК РФ с целью законодательного закрепления определения внешнеэкономической сделки;

2.2) внести изменения в п. 3 ст. 162 ГК РФ, п. 2 ст. 1209 для законодательного закрепления возможности заключать внешнеэкономические сделки не только письменной формы, но и в простой устной. При этом при заключении сделки в устной форме, сторонам необходимо обеспечить доказательственную базу о заключении внешнеэкономической сделки, которая должна стать обязательным условием.

3. Коллизионно-правовой метод регулирования сделок, осложненных иностранным элементом, лишь упорядочивает противоречия между правопорядками разных государств, не создавая единого подхода к регулированию сделок международного характера. Выработка подобного единого подхода возможна лишь при применении материальных норм права.

Представляется, что по своей сути материально-правовой способ регулирования внешнеэкономических сделок (и любых иных правоотношений) является более приемлемым. Исходя из данного вывода, необходимо всеобъемлющая унификация материально-правовых норм, регулирующих отношения, вытекающие из внешнеэкономических сделок.

С этой целью предлагается обратиться в областное Собрание депутатов Архангельской области для выработки предложений по внесению изменений в законодательство РФ по вопросам связанным с ВЭС.

4. Открытость и многообразие деятельности российских хозяйствующих субъектов в системе международных экономических отношений существенно повышают коммерческие и некоммерческие риски. Поэтому повышение степени защищенности в плане правового разрешения споров между субъектами частноправовых отношений разных стран является жизненно необходимым.

Как установлено в ходе научного исследования общепризнанного и общеприменимого порядка рассмотрения международных коммерческих споров, а также, какой-либо иной международной процедуры по рассмотрению международных предпринимательских споров не существует.

Резюмируя вышеизложенное, назрела необходимость создания единого принципа и закрепление последнего в международной норме, с целью регулирования порядка рассмотрения международных споров.

Для этого предлагается внести дополнения в ст. 1186 ГК РФ и в ст. 28 Закона «О международном коммерческом арбитраже» для законодательного установления процедуры рассмотрения международных коммерческих споров.

В заключение рассматриваемого вопроса необходимо отметить, что государства в ходе участия во внешнеэкономической деятельности пытаются прийти к единому регулированию однотипных отношений, к единым требованиям. Вероятна возможность в будущем, что мировое сообщество придет к созданию единых торгово-правовых норм на международном уровне. Для чего необходимо стремление государств привести свое законодательство в соответствии с международным.


Библиографический список

1. Гаагская Конвенция о праве, применимом к международной купле-продаже товаров 1955 г. / Г.К. Дмитриева, М.В. Филимонова // Международное частное право. Действующие нормативные акты. − М., 1997. – С. 157–160.

2. Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10.06.58 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1993. № 8. – С. 35-38

3. Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге (1988 г.) // Международное частное право: Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. − М.: БЕК, 1997. – С. 342-357.

4. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. // Международное частное право: Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. − М.: БЕК, 1997. – С. 142-152.

5. Международные правила толкования торговых терминов ИНКОТЕРМС-2000 // ИНКОТЕРМС: официальный перевод: из публикации МТП № 560. − Послед. ред. / Пер.: Marjatta Punin // Закон и бизнес. − СПб., 2005. – 15 С.

6. Минская Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. // Международное частное право: Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. − М.: БЕК, 1997. – С. 342-357.

7. Общие условия поставок товаров между организациями стран-членов СЭВ 1968-1988 гг. (ОУП СЭВ 1968—1988 гг.) // Контракт международной купли-продажи товаров. − М., 1998. – 82 С.

8. Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА: [перевод на русский язык официальной полной версии 2-го издания (2004 г.)] / Международный институт унификации част. права (УНИДРУА). − М., 2006.

9. Римская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г. // Журнал международного частного права. − 2000. − № 2-3. – С. 58-65; C. 31-43.

10. Руководство ЕЭК ООН о международных договорах о встречной торговле (Принято в г. Женеве в ноябре 1989 г. на 35-ой сессии Рабочей группы по международным договорам на поставку промышленной продукции) // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».

11. Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 20 марта 1992 г. // Международное частное право: Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. − М.: БЕК, 1997. –С. 430–515.

12. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 26.01.2009, N 4, ст. 445.

13. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от24.07.2002 г. № 95−ФЗ (ред. от 03.12.2008) // Собрание законодательства РФ, 2002, № 30, ст. 3012.

14. Гражданский кодекс российской Федерации (часть 1) от 30.11.1994 г. № 51−ФЗ (ред. от 09.02.2009)// Собрание законодательства РФ, 1994, № 32, ст. 3301.

15. Гражданский кодекс российской Федерации (часть 3) от 26.11.2003 г. № 146−ФЗ (ред. от 30.06.2008) // Собрание законодательства РФ, 2001, № 49, ст. 4552.

16. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 г. № 138−ФЗ (ред. от 05.04.2009).// Собрание законодательства РФ, 2002, № 46, ст. 4532.

17. Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 г. № 188−ФЗ (ред. от 23.07.2008) // Собрание законодательства РФ, 2005, № 1 (часть 1), ст. 14.

18. Земельный кодекс Российской Федерации от 25.10.2001 г. № 136−ФЗ (ред. от 14.03.2009) // Собрание законодательства РФ, 2001, № 44, ст. 4147.

19. Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30.04.1999 г. № 81−ФЗ (ред. от 30.12.2008) // Собрание законодательства РФ, 1999, № 18, ст. 2207.

20. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть 2) от 05.08.2000 г. № 117−ФЗ (ред. от 28.04.2009) // Собрание законодательства РФ, 2000, № 32, ст. 3340.

21. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223−ФЗ (ред. от 30.06.2008) // Собрание законодательства РФ, 1996, № 1, ст. 16.

22. Таможенный кодекс Российской Федерации от 28.05.2003 г. № 61−ФЗ (ред. от 30.12.2008) // Собрание законодательства РФ, 2003, № 22, ст. 2066.

23. Федеральный конституционный закон РФ от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ (ред. от 05.04.2005) «О судебной системе Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 1997, № 1, ст. 1.

24. Федеральный закон РФ от 02.10.2007 г. № 229−ФЗ (ред. от 30.12.2008) «Об исполнительном производстве» // Собрание законодательства РФ, 2007, № 41, ст. 4849.

25. Федеральный закон РФ от 08.12.2003 г. № 164−ФЗ (ред. от 02.02.2006) «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» // Собрание законодательства РФ, 2003, № 50, ст. 4850.

26. Федеральный закон РФ от 10.12.2003 г. № 173−ФЗ (ред. от 22.07.2008) «О валютном регулировании и валютном контроле» // Собрание законодательства РФ, 2003, № 50, ст. 4859.

27. Федеральный закон РФ от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ (ред. от 30.12.2008) «О несостоятельности (банкротстве)» // Собрание законодательства РФ, 2002, № 43, ст. 4190.

28. Федеральный закон от 24.07.2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 2002, № 30, ст. 3019.

29. Федеральный закон РФ от 10.01.2002 г. № 1-ФЗ (ред. от 08.11.2007) «Об электронной цифровой подписи» // Парламентская газета от 12 января 2002 г. – № 006.

30. Федеральный закон РФ от 08.08.2001 г. № 128−ФЗ (ред. от 30.12.2008) «О лицензировании отдельных видов деятельности» // Собрание законодательства РФ, 2001, № 33 (часть I), ст. 3430.

31. Федеральный закон РФ от 18.07.1999 г. № 183-ФЗ (ред. от 07.05.2009) «Об экспортном контроле» // Собрание законодательства РФ, 1999, № 30, ст. 3774.

32. Федеральный закон РФ от 29.10.1998 г. № 164−ФЗ (ред. от 26.07.2006) "О финансовой аренде (лизинге)" // Собрание законодательства РФ, 1998, № 44, ст. 5394.

33. Федеральный закон РФ от 21.07.1997 г. № 122−ФЗ (ред. от 08.05.2009) «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // Собрание законодательства РФ, 1997, № 30, ст. 3594.

34. Федеральный закон РФ от 26.05.1996 г. № 54-ФЗ (ред. от 23.07.2008) «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в РФ» // Собрание законодательства РФ, 1996, № 22, ст. 2591.

35. Закон РФ от 07.07.1993 г. № 5338-1 (ред. от 03.12.2008) «О международном коммерческом арбитраже» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 32. Ст. 1240.

36. Постановление Правительства РФ от 22.02.2000 г. № 148 «О таможенном тарифе Российской Федерации - своде ставок ввозных таможенных пошлин и товарной номенклатуре, применяемой при осуществлении внешнеэкономической деятельности» // Собрание законодательства РФ, 28.02.2000, N 9, ст. 1036.

37. Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.1998 г. № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» // Вестник ВАС РФ. 1998. № 11.

38. Постановление Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 г. № 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» // Вестник ВАС РФ. 1998. № 7.

39. Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ, N 9, 1996 г.

40. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 5758/00 по делу № А37-1070/99-1// Вестник ВАС РФ. 2001. № 9.

41. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 23.10.2000 г. № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 2000. № 12.

42. Письмо Центробанка РФ от 15. 07. 1996 г .№ 300 «О рекомендациях по минимальным требованиям к обязательствам реквизитам и форме внешнеторговых контрактов» // Вестник Банка России, 23.07.1996, № 33.

43. Алешина А.В., Косовская В.А. Международное частное право: учеб.-метод. пособие. - изд. Ростов-на-Дону, 2007. – 317c.

44. Ардашев В.Л., Канашевский В.А. Форма и содержание внешнеэкономического контракта. − Екатеринбург, 2002. – 62 с.

45. Базаров А.С., Яценко О.В. Понятие внешнеэкономической сделки // Журнал «Бухгалтер и закон», № 4 (88), 2006. – С. 25-26.

46. Бублик В.А. Гражданско-правовое регулирование внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации: проблемы теории, законотворчества и правоприменения. Монография, Екб: УрГЮА. 1999. – 228 с.

47. Елисеев И.В. Гражданское правовое регулирование международной купли-продажи товаров.− СПб.: Юридический центр-пресс, 2002.- 236 С.

48. Звеков В.П. Коллизии законов в международном частном праве. − М.: Волтерс Клувер, 2007. – 416 С.

49. Зыкин И.С. Внешнеэкономические отношения: теория и практика правового регулирования. Дис. … доктора юрид. наук: 12.00.03 / Зыкин И.С. − М., 1991. – 354 С.

50. Канашевский В.А. Понятие внешнеэкономической сделки в российском праве, доктрине и судебно-арбитражной практике // Журнал российского права, № 8 (140), 2008. – С. 107 – 117.

51. Москаленко И.В. Сделки в гражданском обороте // Нотариус, № 2, 2002. – С. 27.

52. Нешатаева Т.Н. О признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений. Журнал «Арбитражная практика», № 11 (44), 2004. – С. 84 – 96.

53. Николюкин С.В. Специфика арбитражного (третейского) рассмотрения международных коммерческих споров // Российская юстиция, 2008, № 1. – С. 18 - 20

54. Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров: теория и практика применения. − М., 2007. – 263 c.

55. Селивановский А.С. Особенности внешнеэкономических договоров // «Бухгалтерский учет» - 2005. № 18. – C. 77 –80; №19. – C. 90 –95.

56. Татаркина К.П. Форма сделки: цели, обоснованность установления и правовое значение // Вестник Томского государственного университета, № 313, 2008. – C. 126 –129.

57. Чудина С.Ю. Правовое регулирование внешнеэкономических сделок. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004. – 18 С.

58. Шалыгина Ю.Н. Правовое регулирование внешнеэкономических сделок с участием хозяйствующих субъектов российской Федерации. Сборник научных трудов юридического факультета СевКавГТУ, 2005. – 225 C.


[1] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой // под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. - М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 188.

[2] Гражданский кодекс российской Федерации (часть 1) от 30.11.1994 г. № 51−ФЗ // Собрание законодательства РФ, 05.12.1994, N 32, ст. 3301. (ред. от 09.02.2009).

[3] Гражданское право: Учебник. Том I / Под ред. О.Н. Садикова. − М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»: «ИНФРА-М», 2006. С. 187.

[4] Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223−ФЗ // Собрание законодательства РФ, 01.01.1996, № 1, ст. 16. (ред. от 30.06.2008) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2008).

[5] Земельный кодекс Российской Федерации от 25.10.2001 г. № 136−ФЗ // Собрание законодательства РФ, 29.10.2001, № 44, ст. 4147. (ред. от 14.03.2009).

[6] Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 г. № 188−ФЗ // Собрание законодательства РФ, 03.01.2005, № 1 (часть 1), ст. 14. (ред. от 23.07.2008).

[7] Чаусская О.А. Гражданское право: учебник. − М.: Издательский дом «Дашков и К», 2008. С. 34.

[8] Москаленко И.В. Сделки в гражданском обороте // Нотариус, № 2, 2002. С. 5.

[9] Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30.04.1999 г. № 81−ФЗ // Собрание законодательства РФ, 03.05.1999, N 18, ст. 2207. (ред. от 30.12.2008).

[10] Гражданское право Российской Федерации: учебное пособие / Н.И. Воробьев. – Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2007. С. 25.

[11] Гражданское право. В 2-х ч. Часть 1 // отв.ред. Мозолин В.П., Масляев А.И. − М.: Юристъ, 2005. С. 133.

[12] Татаркина К.П. Форма сделки: цели, обоснованность установления и правовое значение // Вестник Томского государственного университета, № 313, 2008. С. 126.

[13] Федеральный закон РФ от 10.01.2002 г. № 1-ФЗ (ред. от 08.11.2007) «Об электронной цифровой подписи»// Собрание законодательства РФ, 14.01.2002, N 2, ст. 127.

[14] Федеральный закон РФ от 21.07.1997 г. № 122−ФЗ (ред. от 08.05.2009) «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // Собрание законодательства РФ, 28.07.1997, № 30, ст. 3594.

[15] Федеральный закон РФ от 26.05.1996 г. № 54-ФЗ (ред. от 23.07.2008) «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в РФ» //Собрание законодательства РФ, 27.05.1996, № 22, ст. 2591.

[16] Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ, N 9, 1996 г. С. 58.

[17] Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 23.10.2000 г. № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 2000. № 12.С. 33.

[18] Постановление Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 г. № 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» // Вестник ВАС РФ. 1998. № 7. С. 2.

[19] Федеральный закон РФ от 08.08.2001 г. № 128−ФЗ (ред. от 30.12.2008) «О лицензировании отдельных видов деятельности» // Собрание законодательства РФ, 13.08.2001, № 33 (часть I), ст. 3430.

[20] Чаусская О.А. Гражданское право: учебник. − М.: Издательский дом «Дашков и К», 2008. С. 39-40.

[21] Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.1998 г. № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» // Вестник ВАС РФ. 1998. № 11. С. 20

[22] Канашевский В.А. Понятие внешнеэкономической сделки в российском праве, доктрине и судебно-арбитражной практике // Журнал российского права, № 8 (140), 2008. С. 107.

[23] Зыкин И.С. Внешнеэкономические отношения: теория и практика правового регулирования. Дис. ... доктора юрид. наук: 12.00.03 / Зыкин И.С. − М., 1991. С. 13.

[24] Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. // Международное частное право: Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. — М.: БЕК, 1997. С. 145.

[25] Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге (1988 г.) // // Международное частное право: Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. — М.: БЕК, 1997. С. 343.

[26] Елисеев И.В. Гражданское правовое регулирование международной купли-продажи товаров. − СПб.: Юридический центр-пресс, 2002. С. 48.

[27] Бублик В.А. Гражданско-правовое регулирование внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации: проблемы теории, законотворчества и правоприменения. Монография, Екб: УрГЮА. 1999. С.45.

[28] Закон РФ от 07.07.1993 г. № 5338-1 (ред. от 03.12.2008) «О международном коммерческом арбитраже» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 32. Ст. 1240.

[29] Гражданский кодекс российской Федерации (часть 3) от 26.11.2003 г. № 146−ФЗ (ред. от 30.06.2008) // Собрание законодательства РФ, 2001, № 49, ст. 4552.

[30] Забелова Л.Б. Международное частное право. Учебный курс. − М.: Московский институт экономики, менеджмента и права, 2009. [Электронный ресурс].

[31] Чудина С.Ю. Правовое регулирование внешнеэкономических сделок. Автореферат дис. канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 11.

[32] Федеральный закон РФ от 08.12.2003 г. № 164−ФЗ (ред. от 02.02.2006) «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» // Собрание законодательства РФ, 15.12.2003, № 50, ст. 4850.

[33] Федеральный закон РФ от 10.12.2003 г. № 173−ФЗ (ред. от 22.07.2008) «О валютном регулировании и валютном контроле» // Собрание законодательства РФ, 15.12.2003, № 50, ст. 4859.

[34] Таможенный кодекс Российской Федерации от 28.05.2003 г. № 61−ФЗ // Собрание законодательства РФ, 02.06.2003, № 22, ст. 2066. (ред. от 30.12.2008).

[35] Налоговый кодекс Российской Федерации (часть 2) от 05.08.2000 г. № 117−ФЗ // Собрание законодательства РФ, 07.08.2000, № 32, ст. 3340. (ред. от 28.04.2009).

[36] Федеральный закон РФ от 18.07.1999 г. № 183-ФЗ (ред. от 07.05.2009) «Об экспортном контроле» // Собрание законодательства РФ, 26.07.1999, № 30, ст. 3774.

[37] Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА: [перевод на русский язык официальной полной версии 2-го издания (2004 г.)] / Международный ин-т унификации част. права (УНИДРУА). − М., 2006.

[38] Дело № 229 / 1996, решение от 05. 06. 1997 г. //Журнал «Арбитражная практика», № 9 , 1997. С. 44.

[39] Международные правила толкования торговых терминов ИНКОТЕРМС-2000 // ИНКОТЕРМС: официальный перевод: из публикации МТП № 560. − Послед. ред. / Пер.: Marjatta Punin // Закон и бизнес. − СПб., 2005.

[40] Дело № 478/1996, решение от 25.06.1998 г .// Вестник ВАС РФ. 1998. № 8. С. 30.

[41] Ардашев В.Л., Канашевский В.А. Форма и содержание внешнеэкономического контракта. − Екатеринбург, 2002. С 52.

[42] Общие условия поставок товаров между организациями стран-членов СЭВ 1968-1988 гг. (ОУП СЭВ 1968—1988 гг.) // Контракт международной купли-продажи товаров. − М., 1998. С. 53.

[43] Руководство ЕЭК ООН о международных договорах о встречной торговле (Принято в г. Женеве в ноябре 1989 г. на 35-ой сессии Рабочей группы по международным договорам на поставку промышленной продукции) // Международное частное право. Действующие нормативные акты. − М., 1997. С. 203.

[44] Гаагская Конвенция о праве, применимом к международной купле-продаже товаров 1955 г. / Г.К. Дмитриева, М.В. Филимонова // Международное частное право. Действующие нормативные акты. − М., 1997. С. 150.

[45] Гаагская конвенция о праве, применимом к агентским соглашениям 1978 г. // СПС «Консультант-Плюс».

[46] Римская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г. // Журнал международного частного права. − 2000. − № 2-3. С. 31-43.

[47] Звеков В.П. Коллизии законов в международном частном праве. − М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 124.

[48] Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров: теория и практика применения. − М., 2007.

[49] Алешина А.В., Косовская В.А. Международное частное право. Ростов-на-Дону, 2007. С. 153.

[50] Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге (заключена в Оттаве 28.05.1988 г.) // Бюллетень международных договоров, № 9, 1999. С. 25.

[51] Федеральный закон РФ от 29.10.1998 г. № 164−ФЗ (ред. от 26.07.2006) «О финансовой аренде (лизинге)» // Собрание законодательства РФ, 02.11.1998, № 44, ст. 5394.

[52] Письмо Центробанка РФ от 15. 07. 1996 г .№ 300 «О рекомендациях по минимальным требованиям к обязательствам реквизитам и форме внешнеторговых контрактов» // Вестник Банка России, 23.07.1996, № 33. С. 5.

[53] Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 20 марта 1992 г. // Международное частное право: Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. − М.: БЕК, 1997. С. 52.

[54] Шалыгина Ю.Н. Правовое регулирование внешнеэкономических сделок с участием хозяйствующих субъектов российской Федерации. Сборник научных трудов юридического факультета СевКавГТУ, 2005. С. 112.

[55] Постановление Правительства РФ от 22.02.2000 г. № 148 (ред. от 06.11.2008) «О таможенном тарифе Российской Федерации - своде ставок ввозных таможенных пошлин и товарной номенклатуре, применяемой при осуществлении внешнеэкономической деятельности» // Собрание законодательства РФ, 28.02.2000, N 9, ст. 1036.

[56] Селивановский А.С. Особенности внешнеэкономических договоров // «Бухгалтерский учет», № 18 и 19, 2005. С. 21-22.

[57] Базаров А.С., Яценко О.В. Понятие внешнеэкономической сделки // Журнал «Бухгалтер и закон», № 4 (88), 2006. С. 25.

[58] Николюкин С.В. Специфика арбитражного (третейского) рассмотрения международных коммерческих споров // Российская юстиция, 2008, № 1. С 52.

[59] Федеральный конституционный закон РФ от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ (ред. от 05.04.2005) «О судебной системе Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 06.01.1997, № 1, ст. 1.

[60] Лебедев С.Н. Постатейный научно-практический комментарий к Закону РФ «О международном коммерческом арбитраже» / Под ред. А.С. Комарова, С.Н. Лебедева, В.А.Мусина. СПб., 2007. С. 84.

[61] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 г. № 138−ФЗ // Собрание законодательства РФ, 2002, № 46, ст. 4532. (ред. от 05.04.2009).

[62] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 г. № 95−ФЗ // Собрание законодательства РФ, 2002, № 30, ст. 3012. (ред. от 03.12.2008).

[63] Федеральный закон от 24.07.2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 2002, № 30, ст. 3019.

[64] Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10.06.58 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1993. № 8. С. 5-8.

[65] Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 20 марта 1992 г. // Международное частное право: Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. − М.: БЕК, 1997. С 54.

[66] Минская Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. // Международное частное право: Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. − М.: БЕК, 1997. С. 112.

[67] Федеральный закон РФ от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ (ред. от 30.12.2008) «О несостоятельности (банкротстве)» // Собрание законодательства РФ, 2002, № 43, ст. 4190.

[68] Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. 2002. № 1. С. 7; № 5. С. 19.

[69] Федеральный закон РФ от 02.10.2007 г. № 229−ФЗ (ред. от 30.12.2008) «Об исполнительном производстве» // Собрание законодательства РФ, 2007, № 41, ст. 4849.

[70] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 5758/00 по делу № А37-1070/99-1. // Вестник ВАС РФ. 2001. № 9. С. 35-39.

[71] Нешатаева Т.Н. О признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений // Журнал «Арбитражная практика», № 11 (44), 2004. С. 42.

[72] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой // под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. - М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 188.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:28:14 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:06:57 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Особенности правового регулирования сделок в РФ, осложненных иностранным элементом

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151303)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru