Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Основания прекращения обязательства

Название: Основания прекращения обязательства
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: реферат Добавлен 15:03:12 17 июля 2010 Похожие работы
Просмотров: 153 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Понятие прекращения обязательства. Прекращение обязательства есть отпадение правовой связанности его субъектов, утрачивающих вследствие этого субъективные права и обязанности, составляющие содержание обязательства.

Обязательство может быть прекращено как полностью, так и в соответствующей части. В последнем случае оставшаяся часть связывающего кредитора с должником обязательственного правоотношения сохраняет силу. Частичное прекращение возможно только в отношении делимых обязательств и выражается, как правило, в уменьшении их предмета (например, уменьшении количества передаваемого товара)[1] *(1370).

Прекращение основного обязательства по общему правилу влечет прекращение и связанных с ним дополнительных (акцессорных) обязательств. В то же время прекращение дополнительного обязательства не влияет на судьбу основного.

Однако указанные выше правила не затрагивают вопроса о влиянии прекращения основного обязательства на судьбу штрафных санкций, причитающихся кредитору. Притязания на уплату неустойки (процентов, убытков) возникают в силу самостоятельного основания (неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства), являются содержанием особого охранительного правоотношения, обладают самостоятельной имущественной ценностью и не выступают в качестве составной части основного обязательства. Как следствие, прекращение последнего само по себе не затрагивает указанных притязаний и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента прекращения основного обязательства суммы имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства[2] *(1371).

Основания прекращения обязательства. Обязательства прекращаются по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом, другими законами, иными нормативными актами или договором (п. 1 ст. 407).

Основание прекращения обязательств образуют правопрекращающие юридические факты. Одни из них возникают по воле участников и по своей природе являются сделками. К их числу относятся: надлежащее исполнение, отступное, зачет, новация, прощение долга. Другие прекращают обязательство независимо от воли сторон: совпадение должника и кредитора в одном лице, невозможность исполнения, наступление отменительного условия (п. 2 ст. 157 ГК) или срока (например, истечение срока действия договора - п. 3 ст. 425 ГК).

Отдельные способы прекращения обязательств могут быть предусмотрены, помимо Гражданского кодекса, другими законами. Так, п. 9 ст. 142 Федерального закона от 26 октября 2002 г. "О несостоятельности (банкротстве)" (с последующими изм. и доп.)[3] *(1372) признает погашенными (прекращенными) требования кредиторов, не удовлетворенные в рамках конкурсного производства по причине недостаточности имущества должника. Пункт 2 ст. 120 СК в качестве оснований прекращения алиментных обязательств называет усыновление (удочерение) ребенка, на содержание которого взыскивались алименты, вступление бывшего супруга - получателя алиментов в новый брак и др.

Кроме того, законы и иные нормативные акты могут предусматривать особенности, касающиеся условий применения некоторых способов прекращения обязательств. Например, ст. 157 КТМ определяет специальные правила относительно прекращения договора морской перевозки груза невозможностью исполнения. Пункты 8 и 9 ст. 142 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" устанавливают особенности применения в рамках конкурсного производства таких способов прекращения обязательств, как отступное и зачет.

Действующий Гражданский кодекс предоставляет сторонам также возможность своим соглашением установить иные (непоименованные в законе) основания, а равно предусмотреть специальные условия и механизм прекращения обязательств. При этом свобода сторон в формулировании таких оснований ограничивается лишь необходимостью соблюдения императивных норм законодательства.

В случаях, предусмотренных законом или договором, прекращение обязательства допускается по требованию одной из сторон (п. 2 ст. 407 ГК).

Судебно-арбитражная практика

В одном из дел, рассмотренных президиумом Высшего Арбитражного Суда от 21.05.1996 г. N 6278/95, решался вопрос о расторжении кредитного договора в виде открытия кредитной линии и дополнительного к нему кредитного договора между АО "Бакалея" и АКБ "Комибанк" в связи с большой задолженностью заемщика перед кредитором и невыполнением обязательства по снижению ежемесячной задолженности. Исполнение обязательств заемщика по кредитному договору обеспечено договором залога недвижимого имущества, удостоверенным нотариально.

ВАС РФ признал правомерным решение суда о расторжении указанных договоров.

В данном случае кредит предоставлялся заемщику в виде кредитной линии, то есть путем оплаты банком платежных поручений, выставляемых АО "Бакалея", и расторжение такого кредитного договора означало прекращение обязательства банка по предоставлению кредита акционерному обществу на будущее.

Вместе с тем расторжение кредитного договора не прекратило основного обязательства заемщика по возврату ранее полученных кредитных средств и уплате процентов за пользование ими.

Одновременно с основным обязательством заемщика продолжает действовать и обеспечивающее его обязательство - залог.

Сумма задолженности по кредитному договору заемщиком не оспорена, и при отсутствии денежных средств на его расчетном счете арбитражный суд по ходатайству банка правомерно обратил взыскание на заложенное имущество.

Основания прекращения обязательств установлены в Гражданском кодексе. К ним относятся:

1. Прекращение обязательства исполнением.

2. Отступное.

3. Прекращение обязательства зачетом.

4. Прекращение обязательства новацией.

5. Совпадение должника и кредитора в одном лице.

6. Прощение долга.

7. Прекращение обязательства невозможностью исполнения.

8. Прекращение обязательства на основании акта государственного органа.

9. Прекращение обязательства смертью гражданина и ликвидацией юридического лица.

Отдельные способы прекращения обязательств

Исполнение обязательства. Исполнение - основной и наиболее распространенный способ прекращения обязательства. Именно в результате исполнения достигается та цель, ради которой обязательство было установлено.

Прекращение обязательства обусловлено не всяким, а лишь надлежащим исполнением, т.е. таким, которое соответствует условиям обязательства, требованиям закона и иных правовых актов, обычаям делового оборота и иным обычно предъявляемым требованиям[4] *(1373). Ненадлежащее исполнение не только не прекращает обязанности соответствующего лица, но и порождает дополнительные охранительные обязательства - по возмещению убытков, уплате неустойки. Лишь после того как стороны совершат все вытекающие из обязательства действия, наступает момент, когда оно признается прекращенным.

Принимая исполнение, кредитор обязан вернуть долговой документ должнику либо по требованию последнего выдать ему соответствующую расписку. Отказ кредитора от перечисленных выше действий рассматривается как просрочка кредитора со всеми вытекающими отсюда последствиями (абз. 3 п. 2 ст. 408, пп. 2, 3 ст. 406 ГК).

Не является надлежащим исполнением, но в силу прямого указания п. 2 ст. 327 ГК приравнено к нему депонирование (депозиция), т.е. внесение должником долга в депозит нотариуса, а в установленных законом случаях - в депозит суда.

Использование подобного "суррогата" исполнения допустимо в случаях, когда по причинам, не связанным с должником, исполнение им обязательства лично кредитору становится невозможным. Так, п. 1 ст. 327 ГК предоставляет должнику право воспользоваться механизмом депозиции в случаях: отсутствия кредитора или лица, уполномоченного им принять исполнение, в месте, где обязательство должно быть исполнено; недееспособности кредитора и отсутствия у него представителя; очевидного отсутствия определенности по поводу того, кто является кредитором по обязательству; уклонения кредитора от принятия исполнения или иной просрочки с его стороны. Указанный круг обстоятельств является исчерпывающим.

Закон ограничивает применение депонирования только обязательствами, предметом которых являются деньги (денежные средства) или документарные ценные бумаги[5] *(1374).

Поскольку внесение долга в депозит нотариуса (суда) приравнивается к надлежащему исполнению, оно прекращает обязательство должника[6] *(1375). Однако подобные последствия наступают только при условии, что совершенные должником действия соответствуют требованиям, предъявляемым к надлежащему исполнению обязательства.

В частности, в соответствии со ст. 87 Основ законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г. (с последующими изм. и доп.)[7] *(1376) принятие в депозит денежных сумм и ценных бумаг должно производиться нотариусом по месту исполнения обязательства.

О поступлении денежных сумм или ценных бумаг нотариус (суд) извещает кредитора и по его требованию выдает причитающиеся денежные суммы и ценные бумаги.

Возврат денежных сумм или ценных бумаг лицу, внесшему их в депозит, допускается лишь с письменного согласия лица, в пользу которого сделан взнос, или по решению суда[8] *(1377) (ст. 88 Основ законодательства о нотариате).

В случае, когда основанием депонирования явилась просрочка кредитора, такое депонирование не исключает право должника требовать возмещения причиненных просрочкой убытков (ст. 406 ГК).

Зачет. Зачет (компенсация) представляет собой способ прекращения взаимных обязательств двух лиц, каждое из которых является одновременно и должником, и кредитором.

Сущность зачета зиждется на идеях рациональности и целесообразности. Интерес сторон "состоит скорее в том, чтобы не платить, чем в том, чтобы истребовать назад уплаченное"[9] *(1378). В этом смысле зачет заменяет результат взаимных исполнений, выступая в качестве их "суррогатов".

Статья 410 ГК определяет условия, при которых допускается зачет. Зачитываемые требования должны быть: а) встречными; б) однородными; в) способными к исполнению.

Встречность требований предполагает существование двух обязательственных отношений между теми же лицами. При этом должник по одному из них должен одновременно являться кредитором по другому и наоборот. Из условия встречности вытекают два общих правила. Во-первых, должник может направить к зачету лишь такое требование, которое принадлежит исключительно и непосредственно ему. По этой причине главный должник не вправе представить к зачету того, что кредитор должен поручителю, а солидарный должник - того, что кредитор должен содолжнику[10] *(1379). Во-вторых, требование, направленное должником к зачету, должно относиться непосредственно к самому кредитору. Соответственно, он не может заявить о зачете лицу, на которое возложено исполнение[11] *(1380).

В отдельных случаях закон допускает отступление от правила встречности. Так, в силу ст. 412 ГК должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое требование к первоначальному кредитору.

Зачитываемые требования должны быть способны к исполнению. Это прежде всего означает само их существование и действительность. Зачет недействительных или прекращенных (исполнением, предоставлением отступного или в силу иных обстоятельств) требований не допускается.

Способность требований к исполнению означает также наступление срока их исполнения. К сожалению, нечеткость формулировки ст. 410 ГК не позволяет однозначно определить, обязательно ли наступление срока исполнения обоих зачитываемых требований либо допустимо предъявление к зачету требования, срок исполнения по которому не наступил, если по этому требованию возможно досрочное исполнение[12] *(1381).

Закон допускает также зачет требований, срок исполнения которых не указан или определен моментом востребования.

Зачитываемые требования должны быть однородными. Условие однородности касается лишь предмета предъявляемых к зачету требований, но ни оснований их возникновения, ни их правовой природы. Закон исходит из требования фактической, а не юридической однородности (тождественности характера, режима удовлетворения, прекращения и т.п.), равно как и не предусматривает необходимости совпадения видовой характеристики зачитываемых требований. Таким образом, зачет может происходить между двумя требованиями, которые одинаково имеют своим предметом денежную сумму или определенное количество заменимых вещей одного рода.

В частности, допустим зачет договорного и внедоговорного денежных требований, а равно требований об уплате основного долга и взыскании неустойки. Судебно-арбитражная практика придерживается на этот счет диаметрально противоположного взгляда. Подобный подход зачастую объясняется с помощью введения дополнительного условия зачета - бесспорности зачитываемых требований[13] *(1382). Однако такая позиция не основана на законе. Кроме того, "требовать, чтобы оба долга были бесспорны, без ближайшего определения, что следует разуметь под спорным и бесспорным долгом, - а такое определение едва ли возможно, - значит ставить зачет в зависимость от произвола"[14] *(1383).

Законодательство не знает зачета в силу закона. Само по себе наличие встречных однородных требований не приводит к их зачету. Необходимым и достаточным для зачета закон считает наличие соответствующего заявления одной из сторон[15] *(1384). По своей правовой природе такое заявление является односторонней сделкой[16] *(1385). Соответственно, заявление о зачете не требует его принятия другой стороной, а порождает правовой эффект с момента его восприятия обладателем встречного требования[17] *(1386).

Как и любая сделка, заявление о зачете требует соблюдения условий ее действительности, отсутствие которых может повлечь признание данного заявления недействительным и, как следствие, аннулирование его правопрекращающего эффекта.

Последствием одностороннего волеизъявления о зачете всегда должно являться окончательное и бесповоротное прекращение зачитываемых требований. Поэтому данное заявление не может быть сделано под условием или с указанием срока. Не предусматривается также возможность отказа от совершенного зачета.

Возможность зачета может быть ограничена законом или договором. Так, не допускается зачет, если по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек[18] *(1387). По мотивам социальной важности и строго целевого характера незачетоспособными объявлены требования о возмещении вреда жизни или здоровью, взыскании алиментов, пожизненном содержании (ст. 411 ГК). Зачет, совершенный в нарушение установленного запрета, является недействительным.

Отступное. По соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.) (ст. 409 ГК).

Вопрос о правовой природе отступного и его "прекращающем" эффекте является достаточно дискуссионным[19] *(1388). Наиболее обоснованным является взгляд на отступное как на основание прекращения обязательства со сложным юридическим составом, включающим два элемента: соглашение сторон об отступном и фактическую передачу отступного взамен исполнения[20] *(1389).

Соглашение об отступном является консенсуальной сделкой, которая считается заключенной с момента согласования сторонами всех ее существенных условий[21] *(1390). Однако, образуя незавершенный юридический состав, данное соглашение не влечет прекращения обязательства. Подобный эффект наступает лишь в момент фактического предоставления отступного.

Поскольку в большинстве случаев существует временной разрыв между моментом заключения соглашения об отступном и предоставлением отступного, правовая связь должника и кредитора должна быть охарактеризована как факультативное обязательство. Соответственно, кредитор имеет право требования лишь в отношении первоначального предмета исполнения, а должник обладает возможностью замены первоначального варианта исполнения предоставлением отступного[22] *(1391). При неисполнении должником первоначального обязательства, а равно при его отказе от реализации права замены в отношении должника могут быть использованы меры защиты (ответственности), соответствующие только первоначальному предмету исполнения[23] *(1392).

Соглашение об отступном может заключаться не только в ходе исполнения обязательства, но и непосредственно при его установлении.

В числе возможных предметов отступного закон называет уплату денег и передачу имущества. Учитывая открытый характер перечня ст. 409 ГК, не существует никаких препятствий для предоставления отступного в виде выполнения работ или оказания услуг. При этом закон не выдвигает требования эквивалентности размера отступного размеру первоначального предоставления[24] *(1393).

При обнаружении в предоставленном предмете отступного недостатков первоначальное обязательство не восстанавливается, а должник несет ответственность за эти недостатки в зависимости от предмета отступного по правилам, аналогичным ответственности продавца (подрядчика, исполнителя).

Отступное как замену исполнения следует отличать от новации (замены обязательства), прекращающий эффект которой наступает уже в силу самого соглашения сторон[25] *(1394).

Новация. Обязательство прекращается соглашением сторон о замене одного связывающего их обязательства каким-либо другим, новым обязательством (п. 1 ст. 414 ГК). В результате новации первоначальное обязательство прекращается, но участники не порывают правовых связей друг с другом, так как на базе прекращенного возникает согласованное между ними новое обязательство.

Для того чтобы новация считалась состоявшейся, необходимо: а) существование первоначального обязательства; б) соглашение сторон о замене этого обязательства другим; в) новое обязательство; г) намерение обновить; д) допустимость замены первоначального обязательства новым.

Юридический эффект новации возможен лишь при существовании и действительности первоначального (новируемого) обязательства. Вместе с тем не требуется, чтобы новируемое обязательство непременно было связано с иском. Допустима новация натурального обязательства (например, задавненного или вытекающего из игры)[26] *(1395).

Первоначальное обязательство может носить и внедоговорный характер. Так, не существует препятствий к новации обязательства из причинения вреда имуществу или из неосновательного обогащения. Закон не исключает также и новации условного обязательства[27] *(1396).

Существенными условиями новационного соглашения являются: указание на новируемое обязательство, достаточное для его идентификации (основание возникновения, характер, предмет); условие о цели - прекращении первоначального обязательства установлением нового, а также обозначение новирующего обязательства (его предмета и количественных характеристик). В отдельных случаях, например при замене долга заемным обязательством, подобное обозначение должно также сопровождаться указанием на характер новирующего обязательства. По общему правилу не относится к обязательным указание на срок исполнения обязательства. Его отсутствие может быть восполнено с помощью положений п. 2 ст. 314 ГК[28] *(1397). И лишь в ситуации, когда применение этой нормы невозможно (например, когда в качестве новирующего выступает обязательство передать товары отдельными партиями), срок исполнения выступает в качестве необходимой характеристики новирующего обязательства[29] *(1398).

Поскольку ст. 414 ГК не содержит требований к форме соглашения о новации, к нему применяются общие правила о форме сделок (гл. 9 и 28 ГК)[30] *(1399). Относительно отдельных случаев новации закон прямо устанавливает специальные правила. Так, в силу п. 2 ст. 818 ГК соглашение о новации долга в заемное обязательство должно совершаться в форме, предусмотренной для заключения договора займа.

Новационное соглашение является консенсуальной сделкой. Для ее вступления в силу не требуется передачи имущества, а достаточно лишь согласования воли сторон. Соответственно, первоначальное обязательство прекращается с момента заключения соглашения о новации.

Соглашение о новации способно породить правовые последствия, на которые оно направлено, лишь при соблюдении всех условий действительности сделок. Недействительность новационного соглашения означает, что новация не состоялась и стороны остались связанными первоначальным обязательством.

Новое обязательство должно возникать между теми же сторонами и отличаться от первоначального иным предметом или способом исполнения.

В современной доктрине достаточно остро стоит вопрос об отграничении новации от изменения отдельных условий обязательства, дополнений и уточнений ранее действовавшего договора. Сложность его разрешения заключается в том, что отечественное законодательство не предусматривает однозначного критерия для подобного отграничения. Выводимое из п. 1 ст. 414 ГК положение о "новом предмете или способе" новирующего обязательства достаточно условно и не способно выполнить подобной роли. В частности, изменение способа исполнения (т.е. порядка совершения должником действий по исполнению обязательства) далеко не всегда означает замену обязательства. Так, предоставление покупателю отсрочки (рассрочки) оплаты очевидно не влечет прекращения обязательства. Равно не являются новацией случаи изменения срока исполнения[31] *(1400), порядка платежа, размера ответственности, дополнительного возложения обязанности по доставке и т.п. В связи с этим единственным универсальным критерием для разграничения новации и изменения обязательства является animus novandi, а потому подлинное намерение сторон должно всякий раз выясняться путем толкования заключенного соглашения по правилам ст. 431 ГК.

Заключение нового обязательственного договора само по себе не служит указанием на то, что новое обязательство установлено взамен прежнего. "В основании такой замены лежит всегда отказ управомоченной стороны от прежде возникшего в ее пользу требования, который по общему правилу не предполагается"[32] *(1401). Необходимым условием новации является animus novandi, т.е. намерение сторон установлением нового обязательства прекратить первоначальное обязательство. Таким образом, принцип римского права "новация не предполагается" сохраняет свое значение и в настоящее время[33] *(1402).

Общее намерение сторон на прекращение ранее действующего обязательства и замену его новым может быть прямо оговорено. Вместе с тем соглашение следует считать новацией и в случае, когда подобная направленность общей воли сторон "ясно обнаруживается из акта или сопровождающих его обстоятельств"[34] *(1403), т.е. может быть выведена из соглашения путем его толкования.

Возможность новации может быть ограничена законом. В частности, п. 2 ст. 414 ГК исключает новацию обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, а также алиментных обязательств. Причины такого запрета кроются в строго целевом характере указанных обязательств, исключающем возможность их прекращения способом иным, нежели исполнение.

Основным последствием новации является прекращение первоначального обязательства, одновременно с которым прекращаются и все акцессорные по отношению к нему обязательства, если иное не предусмотрено соглашением сторон (п. 3 ст. 414 ГК). Однако возможность сторон предусмотреть "сохранение в силе"[35] *(1404) дополнительных обязательств касается только тех, которые существовали между ними. Соответственно, противоречит закону и является ничтожным условие соглашения о новации, которым предусмотрено сохранение дополнительных обязательств залогодателя, не являющегося должником (п. 6 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ N 103). Равным образом должны расцениваться как ничтожные положения новационного соглашения, предусматривающие "сохранение" поручительства, обеспечивавшего исполнение новируемого обязательства.

Прощение долга. Обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества должника (ст. 415 ГК).

Прощение долга относится к договорным способам прекращения обязательств и допускается только по соглашению между кредитором и должником. Иное мнение[36] *(1405) неубедительно, поскольку основано на некорректном толковании ст. 415 ГК и не учитывает ряда обстоятельств.

Во-первых, для обоснования односторонне-сделочной природы прощения долга используется лишь часть текста ст. 415 ГК ("обязательство прекращается освобождением"). Такое толкование далеко от буквального и не способно привести к достоверному результату[37] *(1406). Кроме того, систематическое толкование положений гл. 26 ГК показывает, что одностороннее прекращение обязательства является лишь исключением и возможно только в случаях, прямо предусмотренных законом[38] *(1407).

Во-вторых, непризнание за волеизъявлением должника конституирующего значения влечет, по сути, "навязывание" ему прекращения обязательства. Подобный подход далеко не всегда соответствует интересам должника и вступает в определенное противоречие с основными принципами гражданского законодательства.

В-третьих, договорный характер прощения долга подтверждается историческим и сравнительно-правовым анализом рассматриваемого института[39] *(1408).

Признание договорного характера прощения долга делает актуальным вопрос о характеристике данного соглашения и его месте в системе договоров отечественного гражданского права, в частности о соотношении с договором дарения. На наш взгляд, прощение долга не идентично дарению и не может (ни полностью, ни в части) рассматриваться как разновидность последнего[40] *(1409). Наиболее наглядно это видно при дарственном обещании, которое лишь порождает обязанность дарителя простить долг, но не прекращает соответствующее требование. Его прекращение осуществляется в рамках самостоятельного волевого акта - договора о прощении долга, являющегося распорядительной сделкой[41] *(1410). Реальный договор дарения совершается через договор о прощении долга. В этом случае самостоятельный характер обоих договоров также не вызывает сомнений, поскольку прекращение обязательства выступает следствием именно договора о прощении долга.

Правовым основанием договора о прощении долга может служить и возмездная сделка (например, при взаимном прощении долгов либо прощении части долга в целях обеспечения исполнения остальной части). Необходимо иметь в виду, что распорядительный характер договора о прощении долга исключает применение к нему дифференциации сделок на возмездные и безвозмездные. Возмездной (безвозмездной) может быть только лежащая в его основании обязательственная сделка, но не сам договор о прощении долга.

Как распорядительная сделка договор прощения долга абстрактен[42] *(1411). Он не зависит от пороков обязательственной сделки, лежащей в его основании, и является действительным даже при ее отсутствии или недействительности. Например, недействительность дарения, совершенного в нарушение запрета ст. 575 ГК, не влечет недействительности основанной на нем сделки прощения долга, а следовательно, и восстановления прекратившегося обязательства. Но в этих случаях должник неосновательно обогащается за счет кредитора. Поэтому у бывшего кредитора возникает притязание к бывшему должнику на восстановление прощеного требования.

Предметом договора прощения долга может выступать, в принципе, любое обязательственное право (требование) как договорного, так и внедоговорного характера. Исключение составляют лишь требования, обладающие особым целевым назначением (о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, об уплате алиментов). По смыслу закона они не могут прекратиться иным, нежели исполнение, способом.

Характер прощаемого требования остается безразличным. В частности, допустимо прощение требования, входящего в содержание натурального обязательства (например, задавненного или вытекающего из игры). Не исключается возможность прощения условного, а также будущего требования[43] *(1412).

Статья 415 ГК не устанавливает правил относительно формы договора прощения долга. Поэтому данный договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок (абз. 1 п. 1 ст. 434 ГК).

Допустимой формой договора прощения долга может выступать расписка кредитора об отсутствии претензий, врученная им должнику.

Поскольку договор прощения долга может быть заключен устно, допустимо его совершение и путем конклюдентного поведения (п. 2 ст. 158 ГК). Так, наличие соглашения о прощении долга может быть констатировано в случае возвращения должнику долговой расписки или уничтожения ее в присутствии должника. Обязательство гаранта перед бенефициаром может быть прекращено путем отказа бенефициара от своих прав по гарантии и возвращения ее гаранту (подп. 3 п. 1 ст. 378 ГК)[44] *(1413).

Прощение долга предполагает явно выраженное волеизъявление обеих сторон прекратить обязательство. В силу этого не являются прощением долга и не влекут соответствующего правового эффекта непредъявление кредитором требования об исполнении обязательства, принятие кредитором лишь части долга, а равно обещание кредитора не заявлять должнику существующие против него требования.

Совпадение должника и кредитора в одном лице. Обязательственное правоотношение предполагает наличность двух субъектов - кредитора и должника. Совпадение их в одном лице (конфузия) делает бессмысленным существование субъективного права и корреспондирующей ему обязанности[45] *(1414), а потому при наступлении подобных обстоятельств обязательство прекращается (ст. 413 ГК).

Конфузия имеет место в случае универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридических лиц в форме слияния или присоединения), результатом которого является переход к должнику корреспондирующего его долгу субъективного права либо, наоборот, переход к кредитору противостоящей его требованию обязанности.

Совпадение может явиться следствием сингулярного правопреемства - уступки кредитором своему должнику права требования к последнему[46] *(1415).

В качестве основания конфузии может также выступать переход к должнику имущества, являющегося предметом обязательства. Так, продажа до истечения срока договора аренды арендуемой вещи арендатору прекращает его обязанность по внесению арендной платы.

Не является конфузией совпадение в одном лице "одноранговых обязанностей" (например, при наследовании солидарному кредитору другим солидарным кредитором или солидарным должником другому солидарному должнику), а равно совпадение основного долга и акцессорного обязательства (например, при наследовании поручителем основному должнику или основным должником поручителю)[47] *(1416).

Невозможность исполнения. Невозможность исполнения означает неосуществимость прав и неисполнимость обязанностей, входящих в его содержание.

Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельствами, за которые ни одна из сторон не отвечает (п. 1 ст. 416 ГК). Хотя данная формулировка достаточно традиционна для отечественного правопорядка[48] *(1417), она не вполне корректна, поскольку ставит решение вопроса о судьбе обязательства в зависимость от ответственности сторон за его неисполнение. Вместе с тем между этими вопросами нет (и не может быть) подобной взаимообусловленности. Очевидно, что привлечение должника к ответственности не может сделать неосуществимое осуществимым. Так, в ситуации гибели индивидуально-определенной вещи, являющейся предметом обязательства, исполнение его становится невозможным независимо от причин, вызвавших такую гибель.

Как следствие, правопрекращающий эффект имеет любая невозможность исполнения независимо от того, вызвана она обстоятельствами, лежащими вне сферы ответственности сторон, или нет.

Вместе с тем причины, вызвавшие невозможность исполнения, отнюдь не безразличны для определения дальнейших взаимоотношений между сторонами. В случае когда невозможность исполнения явилась следствием обстоятельств, лежащих вне сферы ответственности сторон, она выступает исключительно в качестве правопрекращающего факта. Если же невозможность обусловлена обстоятельствами, за которые ответственна одна из сторон, одновременно с прекращением первоначального (регулятивного) обязательства возникает новое охранительное обязательство, в рамках которого эта ответственность реализуется.

Юридический эффект прекращения обязательства производит лишь постоянная невозможность исполнения, т.е. невозможность, носящая неопределенно-длительный характер[49] *(1418). В противоположность ей временная невозможность должна рассматриваться лишь как определенного рода затруднительность исполнения. Она не может прекратить обязательства, а лишь отсрочивает момент его исполнения.

Невозможность исполнения обязательств может проистекать в силу разного рода обстоятельств. Исполнение может оказаться невозможным в результате естественных причин, например смерти гражданина-должника, в обязательстве, тесно связанном с его личностью (ст. 418 ГК), гибели индивидуально-определенной вещи - предмета договора и т.п. Эти и иные подобные случаи охватываются понятием физической (фактической) невозможности исполнения. В противовес ей юридическая невозможность связана с предписаниями закона. Она означает недопустимость осуществить исполнение обязанностей вследствие установления нормативных запретов и ограничений. Наиболее часто эти ограничения являются следствием издания акта компетентного государственного органа (ст. 417 ГК)[50] *(1419).

В зависимости от времени возникновения различают невозможность первоначальную, существующую уже к моменту установления обязательства, и последующую, наступившую в период действия обязательства.

Ссылаясь на "общепризнанный принцип" - "невозможное не может стать предметом обязательства",- отдельные авторы полагают, что в случае первоначальной невозможности исполнения обязательство возникнуть не может[51] *(1420).

Однако ссылка на юридическую максиму двухтысячелетней давности, которая уже в момент своего возникновения знала достаточное число исключений, а ныне не имеет ни прямого, ни косвенного закрепления в законодательстве, вряд ли допустима. Более того, действующее законодательство (в частности, ст. 455 и 826 ГК) недвусмысленно дает понять допустимость и законность установления обязательства по поводу имущества, не существующего к моменту заключения договора. Современные международно-правовые акты (например, ст. 3.3 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст. 4.102 Принципов Европейского договорного права) устанавливают: "Сам по себе факт, что в момент заключения договора исполнение принятого на себя обязательства было невозможным (либо сторона не была управомочена распоряжаться имуществом, к которому относится договор), не влияет на действительность договора".

Таким образом, обстоятельство невозможности во всех случаях должно оцениваться только в момент наступления срока исполнения обязательства, а первоначальная невозможность должна рассматриваться по тем же правилам, что невозможность последующая. Применение подобных правил позволяет в значительно большей степени гарантировать интересы участников договора, сохранив для них возможность использования всех способов и механизмов защиты, предусмотренных законом и соглашением сторон[52] *(1421).

Последствием невозможности исполнения является прекращение права кредитора и обязанности должника, составляющих содержание обязательства. В случае когда указанное обязательство возникло из взаимного договора и являлось встречным и взаимообусловленным по отношению к другому обязательственному отношению, последнее также прекращается. Поскольку отпадает основание уже совершенного предоставления, оно должно быть возвращено по правилам гл. 60 ГК как неосновательное обогащение. В изъятие из общего правила п. 2 ст. 416 ГК устанавливает, что если причиной невозможности явились виновные действия кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им (как должником) по встречному обязательству. Тем самым законодатель создает специальный случай недопустимости возврата неосновательного обогащения.

Помимо общего последствия, п. 1 ст. 417 ГК предусматривает возможность сторон обязательства, прекратившегося на основании акта компетентного органа, требовать возмещения убытков, причиненных изданием такого акта. При этом отсылка к общим правилам ст. 13 и 16 ГК означает, что возмещение убытков возможно только в ситуации признания соответствующего нормативного правового акта недействующим (признания ненормативного правового акта недействительным). В зависимости от статуса компетентного органа убытки подлежат возмещению Российской Федерации соответствующим субъектом Федерации или муниципальным образованием.

Кроме того, п. 2 ст. 417 ГК предусматривает, что в случае признания недействующим (недействительным) акта компетентного органа, вызвавшего невозможность исполнения, обязательство восстанавливается, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа обязательства. В качестве обстоятельства, исключающего восстановление прекращенного обязательства, закон называет также утрату кредитором интереса к исполнению.


Литература

Нормативные акты

1. Конституция РФ. М., 1993

2. Гражданский кодекс РФ, ч. 1. М. 1995;// Российская газета (РГ), 8,12,94

3. ФЗ «О введении в действие, ч. 1 Гражданского кодекса РФ» от 30.11.94//РГ, 8.12.94

4. Гражданский кодекс РФ. Часть вторая. // СЗ РФ, 1996, № 5,ст. 410

5. ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ» от 26.01.1996// СЗ РФ, 1996,№ 5, Ст. 411

6. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 10.12.97.-М.,1999

*(7) См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 8 февраля 2000 г. N 1066/99.

*(8) Обзор точек зрения см., например, в кн.: Тузов Д.О. Реституция при недействительности сделок и защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве. М., 2007.

*(9) См., например: Витрянский В.В., Брагинский М.И. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М., 1998; Эрделевский А. Прощение долга и договор дарения // Российская юстиция. 2002. N 3. При этом за пределами настоящей статьи мы оставляем квалификацию прощения долга как распорядительной сделки.

*(10) См., например: Постановление ФАС Уральского округа от 13 февраля 2002 г. N Ф09-139/02-ГК.

*(11) См., например: Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 30 июля 2001 г. N А38-2/45-01, ФАС Дальневосточного округа от 25 мая 2004 г. N Ф03-А73/04-1/972.

*(12) См., например: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17 сентября 2001 г. N А05-4012/01-239/17, Постановление Президиума ВАС РФ от 26 апреля 2002 г. N 7030/01.

Библиографический список

*(1300) См., напр.: Lohmann U. Einwendungen gegen den Zahlungsanspruch aus einer Bankgarantie und ihre Durchsetzung in rechtsvergleichender Sicht. Koln, 1984. S. 13; Horn N. Burgschaften und Garantien: aktuelle Rechtsfragen der Bank-, Unternehmens- und AuBenwirtschaftspraxis. 8 Aufl. Koln, 2001. S. 31, 32.

*(1301) См., напр.: Gauch P., Schluep W., Schmid J., Rey H. Schweizerisches Obli-gationenrecht. Allgemeiner Teil. 7 Aufl. Zurich, 1998. Bd. 2. S. 397.

*(1302) О классификации гражданско-правовых договоров на регулятивные (например, договор купли-продажи), регулятивно-охранительные (например, договор имущественного страхования) и охранительные (например, договор поручительства) см.: Крашенинников Е.А. Основания возникновения притязаний. С. 6-8.

*(1303) Stadler A. Gestaltungsfreiheit und Verkehrsschutz durch Abstraktion: eine rechtsvergleichende Studie zum abstrakten und kausalen Gestaltung rechtsGeschaftlicher Zuwendungen anhand des deutschen, schweizerischen, osterreichischen, franzosischen und US-amerikanischen Rechts. Tubingen, 1996. S. 22.

*(1304) Согласно принципу свободы договора (ст. 421 ГК) стороны могут заключить договор банковской гарантии и после того, как принципал не исполнил или ненадлежаще исполнил основное обязательство. Если это происходит, то неисправность принципала, поскольку она предшествует заключению договора, не выступает по отношению к нему в качестве condicio juris. Поэтому в данном случае договор банковской гарантии не имеет предварительного действия.

*(1305) Крашенинников Е.А. Фактический состав сделки. С. 10. Прим. 18. В связи с изложенным выявляется ошибочность предписания ст. 373 ГК, которое гласит: "Банковская гарантия вступает в силу со дня ее выдачи, если в гарантии непредусмотрено иное". Договор банковской гарантии вступает в силу, т.е. приводит к возникновению притязания бенефициара и корреспондирующей ему обязанности гаранта, с момента неисполнения или ненадлежащего исполнения принципалом обеспеченного гарантией обязательства.

*(1306) В ст. 372 ГК говорится о передаче другому лицу уже существующего у бенефициара притязания против гаранта. Такая передача возможна только после неисполнения или ненадлежащего исполнения принципалом основного обязательства. До наступления названного condicio juris предметом передачи может выступать лишь право ожидания бенефициара. При передаче этого права замена бенефициара происходит не в момент совершения договора уступки, а в момент возникновения ожидаемого притязания.

*(1307) См.: Байгушева Ю.В. Гарантийное обязательство // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2005. Вып. 12. С. 58, 59.

*(1308) Используемые в подп. 3 и 4 ст. 378 ГК словосочетания "права бенефициара по гарантии" и "обязательства гаранта" не обладают необходимой точностью. Договор банковской гарантии совместно с наступлением соответствующего условия права порождает только одно обязательственное право бенефициара и только одну корреспондирующую этому праву обязанность гаранта.

*(1309) Предметом такого прощения обычно служит притязание бенефициара против гаранта. Если прощение происходит во время предварительного действия договора банковской гарантии, что не исключается ст. 378 ГК, то предметом прощения является право ожидания бенефициара.

*(1310) См.: Байгушева Ю.В. Прощение долга из банковской гарантии // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2004. Вып. 11. С. 44. Учитывая сказанное, трудно согласиться с В.В. Витрянским, который утверждает, что упомянутый в подп. 4 п. 1 ст. 378 ГК отказ бенефициара от своих прав по гарантии путем письменного заявления об освобождении гаранта от его обязательства, правильно квалифицируемый автором как прощение долга, связан "с односторонним волеизъявлением самого бенефициара" (Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 596).

*(1311) Под заключением договора здесь понимается процесс согласования его условий и соблюдение требуемых формальностей, а не момент заключения договора. Поэтому задаток может выдаваться в ходе переговоров сторон, непосредственно после заключения договора, перед его регистрацией, при удостоверении договора нотариусом и т.д.

*(1312) См., напр.: Гражданское право / под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд. Т. 3. С. 84 (автор главы - В. С. Ем).

*(1313) Соглашение о задатке не является сделкой, поскольку оно, взятое само по себе, не вызывает возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей. Однако к нему могут по аналогии применяться предписания гражданского законодательства о сделках, в частности предписания о заключении договора (ст. 432 и след. ГК) и последствиях несоблюдения формы сделки (ст. 162, пп. 1, 2 и 4 ст. 165 ГК).

*(1314) В случае сомнения в отношении того, является ли выданная сумма задатком, она считается авансом, в частности при несоблюдении письменной формы соглашения о задатке (п. 3 ст. 380 ГК). В отличие от задатка аванс не выполняет обеспечительную функцию и подлежит возврату авансодателю при неисполнении обязательства авансополучателем.

*(1315) Взыскивая задаток в двойном размере, суд может уменьшить взыскиваемую сумму в части, которая превышает размер выданного задатка.

*(1316) Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М., 1981. С. 271.

*(1317) Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973. С. 11.

*(1318) Шевченко Я.Н. Правовое регулирование ответственности несовершеннолетних. Киев, 1976. С. 27.

*(1319) Крашенинников Е.А. Размышления о деликтном притязании // Деликтные обязательства по российскому гражданскому праву. Владивосток, 2005. С. 77.

*(1320) См.: Базылев Б.Т. Юридическая ответственность. Красноярск, 1985. С. 40.

*(1321) См.: Алексеев С.С. Указ. соч. С. 277.

*(1322) Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 130.

*(1323) См.: Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981. С. 82-89.

*(1324) См.: Слесарев В.Л. Экономические санкции в советском гражданском праве. Красноярск, 1989. С. 19.

*(1325) Критику понятия ответственности как обязанности см. более подр.: Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л., 1983. С. 45-48.

*(1326) См. подробно: Гражданское право: учебник. Т. 1 / под ред. Е. А. Суханова. М., 1998. С. 431.

*(1327) См.: Братусь С.Н. Указ. соч. С. 93, 94.

*(1328) См. более подробно: Мякинина А.В. Ограничение размера возмещаемых убытков в гражданском праве Российской Федерации // Убытки и практика их применения. М., 2006. С. 278-329.

*(1329) См.: Собчак А.А. Правовое регулирование хозяйственной деятельности. Л., 1981. С. 159-169.

*(1330) Фарукшин М.Х. Вопросы общей теории юридической ответственности // Правоведение. 1969. N 4. С. 31.

*(1331) См.: Гражданское право Российской Федерации. Т. 1 / под ред. О.Н. Садикова. М., 2006. С. 433, 434; Гражданское право. Т. 1 / под ред. Е.А. Суханова. М., 2004. С. 591, 592.

*(1332) См.: Сборник постановлений Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по гражданским делам / сост. А.П. Сергеев. 3-е изд. М., 2004. С. 12, 316.

*(1333) См.: Смирнов В.Т., Собчак А.А. Указ. соч. С. 58.

*(1334) Бюллетень ВС. 1995. N 3.

*(1335) См., напр.: Братусь С.Н. Указ. соч.; Калмыков Ю.Х. Имущественные права советских граждан. Саратов, 1969. С. 114; Белякова А. М. Имущественная ответственность за причинение вреда. М., 1979; Малеин Н.С. Возмещение вреда, причиненного личности. М., 1965 и др.

*(1336) СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140.

*(1337) СЗ РФ. 1996. N 49. Ст. 5491.

*(1338) СЗ РФ. 2006. N 12. Ст. 1232.

*(1339) Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 4.

*(1340) См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М., 2003. С. 660-661.

*(1341) Карапетов А.Г. Неустойка как средство защиты прав кредитора в российском и зарубежном праве. М., 2005. С. 61.

*(1342) См.: Розенберг М.Г. Ответственность за неисполнение денежного обязательства: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. М., 1995.

*(1343) См., напр.: Гражданское право. Ч. 1 / под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М., 1997. С. 454 (автор главы - М. Н. Малеина).

*(1344) См., напр.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Научно-практический комментарий / отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, М., 1996. С. 593; Гражданское право / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 1. М., 2002. С. 658 (автор главы - Н.Д. Егоров).

*(1345) См., напр.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. С. 689 и далее; Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. М., 2003. С.54; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный) / под ред. О.Н. Садикова. М., 2005. С. 892.

*(1346) Пункт 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" // Сборник постановлений Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по гражданским делам / сост. А. П. Сергеев. С. 12, 316.

*(1347) Подробнее об этом см.: Смирнов В.Т., Собчак А. А.Указ. соч. С. 99-105.

*(1348) См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Л., 1958. С. 466.

*(1349) Смирнов В.Т., Собчак А. А.Указ. соч. С. 56.

*(1350) См.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 140; Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право. Курс лекций / под ред. О.Н. Садикова. М., 1997. С. 638.

*(1351) См.: Кофман В.И. Соотношение вины и противоправности в гражданском праве // Правоведение. 1957. N 1.

*(1352) О вознаграждении за вред и убытки, последовавшие от деяний, не признаваемых ни преступлениями, ни проступками// Опыт комментария по решениям Кассационного Сената, к 684-689 ст. 1 ч. Т Х. Владимир, 1882. С. 40.

*(1353) Подробнее анализ теорий причинной связи см.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 113-128.

*(1354) Советское гражданское право. Т. 1. / под ред. О.А. Красавчикова. М., 1972. С. 425 (автор главы - О А. Красавчиков).

*(1355) Там же. С. 426.

*(1356) См.: Советское гражданское право. Т. 1 / под ред. О.С. Иоффе, Ю.К. Толстого, Б.Б. Черепахина. 1971. С. 429.

*(1357) См.: Там же. С. 429.

*(1358) Дыдынский Ф. Латинско-русский словарь к источникам римского права. По изданию 1896 г. М., 1997. С. 142.

*(1359) См.: п. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" // Сборник постановлений Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по гражданским делам / сост. А.П. Сергеев. С. 773.

*(1360) См.: Агарков М.М. Возникновение обязательств из причинения вреда // Гражданское право. Т. 1 / под ред. М.М. Агаркова и Д.М. Генкина. М., 1944; Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М., 1951; Белякова А. М. Возмещение причиненного вреда. М., 1972 и др.

*(1361) См.: Яичков К.К. Система обязательств из причинения вреда в советском гражданском праве // Вопросы гражданского права. М., 1958. С. 170; Обзор точек зрения по этому вопросу см.: Смирнов В.Т., Собчак А. А.Указ. соч. С. 50-53.

*(1362) См.: Красавчиков О.А. Ответственность, меры защиты и санкции в советском гражданском праве // Проблемы гражданско-правовой ответственности и защиты гражданских прав. Вып. 27. Свердловск, 1973. С. 9.

*(1363) См.: Шевченко А.С. Возмещение вреда, причиненного правомерными действиями. Владивосток, 1989. С. 36-37.

*(1364) См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / под ред. О.Н. Садикова. С. 901-902.

*(1365) См.: Гражданское право. Т. 1. / под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд., М., 2004. С. 612.

*(1366) Подробнее см. § 5 гл. 26 настоящего учебника.

*(1367) См.: Гражданское право: учебник. Т. 1. 6-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2002. С. 742 (автор главы - Т.А. Фадеева).

*(1368) Подробнее о критериях отграничения изменения обязательств от такого способа их прекращения, как новация, см. § 3 настоящей главы.

*(1369) О способах и порядке изменения договорных обязательств подробнее см. § 5 гл. 27 учебника.

*(1370) В силу принципиально различной сущности (см. § 1 настоящей главы) частичное прекращение обязательства не может рассматриваться как его изменение.

*(1371) Данный вывод сформулирован Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ применительно к прекращению договорных обязательств соглашением сторон (см. п. 1 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 "Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств"// Вестник ВАС. 2006. N 4), однако может быть распространен на весь институт прекращения обязательств в целом.

*(1372) СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

*(1373) В изъятие из общего правила в отдельных случаях надлежащее исполнение, произведенное за должника третьим лицом, влечет не прекращение обязательства, а переход к указанному третьему лицу прав кредитора по этому обязательству. Все подобные исключения, являющиеся проявлениями института "суброгации в широком смысле", прямо предусмотрены в законе (ст. 313, 350, 365, 965 ГК). Их перечень является закрытым и расширительному толкованию не подлежит.

*(1374) В отличие от законодательства ряда стран СНГ (Азербайджана, Грузии, Туркмении), исключающего из числа возможных предметов депонирования лишь вещи, хранение которых невозможно в силу их свойств, в частности скоро портящиеся вещи, отечественная правовая система не предусматривает и такой вариант депонирования, как внесение под условием встречного исполнения, известный многим развитым правопорядкам.

*(1375) Соответственно, проценты, в том числе предусмотренные ст. 395 ГК, на сумму долга не начисляются (см. п. 8 постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" // Вестник ВАС. 1998. N 11).

*(1376) Ведомости РФ. 1993. N 10. Ст. 357.

*(1377) Такое судебное постановление, очевидно, может состояться при доказанности ошибочности депонирования. Вопрос об иных основаниях возврата депонирования зависит от решения проблем срока депонирования, принадлежности депонированного и возможности забрать депонированное. К сожалению, действующее законодательство не содержит прямого ответа на эти вопросы. Анализ доктринальных позиций см.: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005. С. 589-609).

*(1378) D.16.2.3. Цит. по: Дигесты Юстиниана / Пер. с лат. Т. III. М., 2003. С. 409.

*(1379) См.: Вавин Н.Г. Зачет обязательств. 2-е изд. М., 1914. С. 14-15.

*(1380) См. п. 12 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 декабря 2001 г. N 65 "Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований" // Вестник ВАС. 2002. N 3.

*(1381) Авторитетные зарубежные и международные источники склоняются ко второму варианту (см., напр., § 387 ГГУ; ст. 8.1. Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА; ст. 13:101 Принципов Европейского договорного права).

*(1382) См., напр.: Сарбаш С.В. Прекращение обязательств зачетом в арбитражной практике // Хозяйство и право. 2001. N 10. С. 84-85; Бевзенко Р.С., Фахретдинов Т.Р. Зачет в гражданском праве. Опыт исследования теоретической конструкции и обобщения судебной практики. М., 2006. С. 40-41.

*(1383) Гражданское Уложение: Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии. Т. 2. СПб., 1910. С. 280-281.

*(1384) Заявление о зачете может быть сделано любым из обладателей встречных однородных требований. Нормы, в которых законодатель прямо называет сторону, имеющую право на зачет, напр. абз. 5 п. 2 ст. 344 ГК (залогодатель), абз. 1 п. 4 ст. 350 ГК (залогодержатель), ч. 2 ст. 853 ГК (банк) и др., не следует рассматривать как ограничивающие возможность зачета по заявлению другой стороны.

*(1385) Зачет, совершаемый по соглашению сторон, представляет собой самостоятельное основание прекращения соответствующих обязательств. Подробнее см.: Вавин Н. Г.Указ. соч. С. 3-5; Крашенинников Е.А. Договорный зачет // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2003. Вып. 10. С. 70-72.

*(1386) Вместе с тем в п. 3 Информационного письма N 65 Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ пришел к выводу, что заявление о зачете обладает обратной силой (ретроактивным эффектом): "Обязательства считаются прекращенными в момент наступления срока исполнения того из них, срок исполнения которого наступил позднее, независимо от того, когда было сделано или получено заявление о зачете". Данный подход не основан на законе, а потому не может быть принят. Развернутую его критику см.: Павлов А.А. Момент прекращения обязательств зачетом (к вопросу о феномене "обратной силы") // Арбитражные споры. 2006. N 4. С. 111-118.

*(1387) Поскольку данное правило направлено на защиту интересов именно должника по зачитываемому требованию, оно не препятствует осуществлению зачета по его собственной инициативе.

*(1388) См.: Бациев В.В. Обязательство, осложненное условием об отступном (замене исполнения). М., 2003. С. 8-21; Шилохвост О.Ю. Отступное в гражданском праве России. М., 1999. С. 133-150.

*(1389) См.: Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей / под ред. В.Д. Карповича. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1999. С. 537 (автор главы - В.В. Витрянский).

*(1390) Существенными условиями соглашения об отступном являются указание на прекращаемое обязательство, а также на предмет отступного (его наименование и количественные характеристики).

*(1391) См.: п. 1 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 102 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 409 ГК РФ" // Вестник ВАС. 2006. N 4.

*(1392) Подробнее см.: Рохлин А.А. Юридические особенности соглашений из отступного // Хозяйство и право. 2002. N 7. С. 49-56.

*(1393) Даже в тех случаях, когда стоимость предоставляемого отступного меньше долга по обязательству, презюмируется прекращение последнего полностью (см. п. 4 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ N 102).

*(1394) Возможны ситуации, когда толкование соглашения не позволяет определить момент, с которым стороны связывают прекращение обязательства. В подобном случае в качестве критерия отграничения будет выступать такой ключевой признак новации, как намерение обновить (см. ниже). Соглашение может считаться новацией только в случае, когда очевидна направленность общей воли сторон на прекращение ранее действующего обязательства и замену его новым.

*(1395) См.: Анненков К. Система русского гражданского права. Т. 3. Права обязательственные. СПб., 1901. С. 432.

*(1396) В ситуации, когда условное обязательство заменяется безусловным, новация происходит при наступлении условия. В случае же замены безусловного обязательства условным после наступления условия имеет место новация, а пока оно не наступило - стороны связаны первоначальным обязательством (см.: Мейер Д.И. Русское гражданское право: в 2 ч. Ч. 2. М., 1997. С. 342).

*(1397) При новации долга в заемное обязательство срок исполнения последнего будет определяться по правилам п. 1 ст. 810 ГК.

*(1398) Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ при определении существенных условий соглашения о новации, по сути, рекомендует использовать нормы части второй Гражданского кодекса об отдельных видах договоров (см. п. 3 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 103 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 414 ГК РФ" // Вестник ВАС. 2006. N 4). Однако подобный подход не бесспорен, поскольку основан на достаточно сомнительной идее "превращения" в результате новации одной договорной конструкции в другую. Развернутую его критику см.: Павлов А.А. Условия и последствия новации // Вестник ВАС. 2006. N 8. С. 6-7.

*(1399) В случаях новации договорного обязательства соглашение о новации должно подчиняться и правилам о форме договора, породившего первоначальное обязательство. При коллизии указанных требований применяются правила, устанавливающие более строгие требования к форме и порядку заключения договора.

*(1400) К соответствующему выводу пришел и Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ (см. п. 1 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ N 103). Однако сделано это было за счет достаточно спорного толкования категории "способ исполнения обязательства".

*(1401) Гражданское Уложение: Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии. С. 286.

*(1402) "Новация происходит только тогда, когда действия сторон направлены к тому, чтобы обязательство было новировано. Намерение же произвести новацию не предполагается. Если стороны намерены совершить новацию, то они должны это определенно выразить" (п. 2 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ N 103).

*(1403) См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства. М., 2003. С. 192.

*(1404) Речь идет об использовании юридико-технического приема установления новых акцессорных обязательств (аналогичных по содержанию первоначальным) - путем отсылки к ранее существовавшим.

*(1405) См.: Шилохвост О.Ю. О прекращении обязательств прощением долга // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова. М., 1998. С. 354, 366.

*(1406) Как верно отмечает Ю.В. Байгушева, "следуя подобной логике, мы должны были бы и уступку требования трактовать в качестве односторонней сделки, поскольку п. 1 ст. 382 ГК говорит о том, что принадлежащее кредитору требование может быть передано им другому лицу" (Байгушева Ю.В. Прощение долга из банковской гарантии // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2004. Вып. 11. С. 43). Однако договорный характер уступки прямо отражен в действующем законодательстве (п. 1 ст. 1216 ГК) и не вызывает сомнений ни в доктрине, ни в судебно-арбитражной практике.

*(1407) Так, ст. 410 ГК, регламентирующая прекращение обязательства зачетом встречного однородного требования, прямо указывает на то, что для зачета достаточно заявления одной стороны. Статья 415 ГК подобного указания не содержит.

*(1408) Так, римское право в качестве условия действительности прощения долга рассматривало согласие должника (см.: Гримм Э.Д. Лекции по догме римского права. М., 2003. С. 359). Из необходимости согласия должника для прощения долга исходит большинство современных правопорядков (см.: Гражданское и торговое право зарубежных государств: учебник / под ред. Е.А. Васильева, А.С. Комарова. 4-е изд. Т. I. М., 2004. С. 489 (автор параграфа - Е.А. Васильев)).

*(1409) В противном случае институт прощения долга оказывается поглощенным институтами Особенной части, выступает как их разновидность и не имеет самостоятельного правового значения. Подробный анализ данной проблемы см.: Павлов А.А. Прощение долга // Сборник статей к 55-летию Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2006. С. 111-114.

*(1410) Крашенинников Е.А. Правовая природа прощения долга // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2001. Вып. 8. С. 46-49.

*(1411) См.: Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. М., 1950. Т. 1. Полутом 2. С. 127; Крашенинников Е. А. Правовая природа прощения долга. С. 51-53; Байгушева Ю. В. Указ. соч. С. 47.

*(1412) В этих случаях действие договора о прощении долга проявляется только в момент наступления условия или возникновения требования (см: Крашенинников Е.А. Правовая природа прощения долга. С. 45-46, 53-54).

*(1413) См.: Байгушева Ю.В. Указ. соч. С. 47-48.

*(1414) См.: Крашенинников Е.А. Тезисы к проблеме конфузии // Очерки по торговому праву. Вып. 8. Ярославль, 2001. С. 70.

*(1415) Встречающиеся в литературе попытки ограничить действие конфузии только лишь областью универсального правопреемства (см., напр.: Гражданское право. Т. 3: Обязательственное право / под ред. Е.А. Суханова. С. 63 (автор главы - Е.А. Суханов)) не основаны на законе, а потому не могут быть приняты. Аргументированную их критику см.: Грачев В. В. Совпадение вексельного кредитора и вексельного должника в одном лице // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2005. Вып. 12. С. 77.

*(1416) Подробнее см.: Крашенинников Е.А. Тезисы к проблеме конфузии. С. 69; Грачев В.В. Указ. соч. С. 78-80.

*(1417) Как отмечается в литературе, континентальному праву вообще присуще рассматривать проблему невозможности исполнения с позиций субъективного подхода, во взаимосвязи и взаимозависимости с категорией ответственности (см.: Камалитдинова Р.А. Развитие доктрины невозможности исполнения обязательств в различных правовых системах // Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 4. М., 2002. С. 138).

*(1418) См.: Горбунов М.П. Понятие невозможности исполнения обязательства // Труды ВЮЗИ. Вып. 27. Ч. 1. М., 1972. С. 93.

*(1419) Судебно-арбитражная практика распространяет положения ст. 417 ГК и на акты органов местного самоуправления (см.: п. 4 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 104).

*(1420) См., напр.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М., 2000.С.457 (автор главы - М.И. Брагинский).

*(1421) Подробный анализ данной проблемы см.: Павлов А.А. Некоторые вопросы учения о невозможности исполнения // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2004. Вып. 11. С. 57-60.


[1]

[2]

[3]

[4]

[5]

[6]

[7]

[8]

[9]

[10]

[11]

[12]

[13]

[14]

[15]

[16]

[17]

[18]

[19]

[20]

[21]

[22]

[23]

[24]

[25]

[26]

[27]

[28]

[29]

[30]

[31]

[32]

[33]

[34]

[35]

[36]

[37]

[38]

[39]

[40]

[41]

[42]

[43]

[44]

[45]

[46]

[47]

[48]

[49]

[50]

[51]

[52]

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:25:48 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:04:58 28 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Основания прекращения обязательства

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151312)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru