Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Органы госбезопасности России (1917-1980-е годы)

Название: Органы госбезопасности России (1917-1980-е годы)
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 03:04:59 15 января 2008 Похожие работы
Просмотров: 1338 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

ДНЕВНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

СПЕЦИАЛЬНОСТЬ «ГОСУДАРСТВЕННОЕ И МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ»

КАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ

КУРСОВАЯ РАБОТА

ПРЕДМЕТ: «ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ РОССИИ»

ТЕМА: «ОРГАНЫ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ (1917-1980-е годы)»

Научный руководитель:

д.и.н., профессор. Носова Н.П.

Выполнила: студентка 2 курса

26416 группы

Беличенко Вера Алексеевна

Тюмень 2006

СОДЕРЖАНИЕ

Введение….……………………………………………………………………….3

Глава 1. Создание и деятельность органов госбезопасности………………5

1.1.ВЧК и переход к ГПУ…………………………………………………………….….5

1.2. Внешняя разведка в предвоенный период (1935-1941)…………………….11

1.3. Советская войсковая разведка-ГРУ………………………………………...…. 23

1.4 .Деятельность органов госбезопасности СССР в послевоенный период (1945-1954гг)……………………………………………………….…………………….40

1.5. Комитет государственной безопасности (1954-1980-е)..………………48

Глава 2. Роль органов государственной безопасности во внутрипартийной борьбе (1917-1980-е гг.)...………………….…………..…56

Заключение……………………………………….………………………….….62

Список литературы…………………………………………………………….63

ВВЕДЕНИЕ

История формирования и деятельности системы органов государственной безопасности до недавнего времени представлялась в несколько облегчённом, канонизированном и во многом идеализированном варианте как постоянный процесс совершенствования форм и методов работы, как цепь побед над врагами. Сложный и неоднозначный процесс становления чекистских служб, ошибки, неудачи в оперативной деятельности, прямые преступления, неверные политические ориентиры, неправильное понимание своего места в государственной структуре и неверные политические ориентиры, всё рассматривалось как абсолютно закрытая зона. Об этом не говорилось открыто, зато народу говорили о победах над его врагами. Но правды не было.

Наиболее очевидная часть преступлений органов НКВД – МГБ СССР была раскрыта в течение короткого отрезка времени, в конце 1930-х годов - начале 1950-х годов. Руководящая верхушка партии и страны обвинив исполнителей пыталась снять с себя таким образом всю ответственность за широкомасштабные репрессии.

История органов ВЧК – КГБ вновь привлекла к себе внимание в конце 1980-х годов. Пересмотры дел выявили массовые факты нарушения законности. Многие авторы не располагая архивными материалами, вольно обращаясь с фактами, зачастую писали статьи подверженные тенденциозным настроениям и использовали источники дающие односторонние данные по проблеме, в итоге было потеряно чувство меры и объективности, они зациклились на только отрицательных сторонах. Таким образом, в освещении проблемы деятельности органов госбезопасности появилась новая крайность, которая выражалась в простой замене знака «плюс» на знак «минус». Это не только не внесло ясность в историю, но привело к тому, что многое стало ещё более непонятным и противоречивым.

История России, ее государственности – это исторический опыт народа, его социальная память, которая циркулирует в обществе, в том числе в виде монографий, брошюр и статей. В них содержится ответ на вопрос о причинах вызревания кризисов в обществе и путях преодоления.

Таким образом, овладение историческим опытом государственного управления России, изучение места и роли отдельных госучреждений и органов на разных этапах развития поможет глубже понять современные управленческие проблемы, начать научную разработку современной российской государственности - этим и объясняется актуальность данной темы.

Объектом данной работы история государственных учреждений России. Предметом выступают органы госбезопасности России на определенном этапе, а именно с 1917-1980 гг.

Основная цель работы заключается в исследовании места и роли органов госбезопасности в 1917-1980 гг.

Согласно определенной цели ставятся конкретные задачи работы:

- рассмотреть создание и деятельность органов госбезопасности;

- раскрыть деятельность внешней разведки в предвоенный период (1935-1941);

- проанализировать деятельность советской войсковой разведки-ГРУ, а также работу органов госбезопасности СССР в послевоенный период (1945-1954 гг.);

- рассмотреть структуру и деятельность комитета государственной безопасности (1954-1980);

- изучить роль органов государственной безопасности во внутрипартийной борьбе (1917-1980-е гг.).

Данная курсовая работа с темой органы госбезопасности (1917-1980-е), основана на учебнике Коржихиной Т.П. в котором рассмотрен структурированный круг деятельности ВЧК, НКВД РСФСР, ГПУ, ОГПУ, НКВД СССР, ГУГБ, НКГБ, а также авторских публикациях (Безверхний А., Кокурин А., Петров Н., Колпакиди А.И., Прохоров Д.П., Лазарев В., Солдатов А., Хаустов В.Н.) с настоящими взглядами, воспоминаниями о деятельности органов безопасности в предвоенный, военный и послевоенный периоды


Глава 1. Создание и деятельность органов госбезопасности.

1.1. ВЧК и переход к ГПУ

7(20) декабря 1917г. Совнарком образовал Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете Народных Комиссаров, определил её задачи, структуру и меры наказания виновных. ВЧК вменялось вести предварительное следствие, пресекать акции контрреволюционеров и саботажников и вырабатывать специфические меры борьбы с противником. Расследованные дела передавались в ревтрибуналы. Мыслилось, что комиссия будет чрезвычайной не по действиям, но на период ухудшившегося для режима политического положения, однако эти иллюзорные представления продержались недолго. Создание ВЧК явилось закономерным актом государственного строительства и Комиссия стала первым советским специализированным органом государственной безопасности.

Первые месяцы деятельности для ВЧК были достаточно напряжёнными в оперативном плане. За первые послеоктябрьские месяцы ВРК, Советы, ВЧК нанесли ряд основательных ударов по буржуазным, помещичьим, монархическим и иным антиреволюционным силам. Одной из причин была малочисленность штатов ЧК, даже после переезда в Москву. М.Я Ляпис вспоминал, что в это время аппарат насчитывал всего 40 сотрудников, включая шоферов и курьеров. В губерниях подразделений ВЧК ещё не существовало вообще.

21 февраля 1918 года вышел декрет СНК «Социалистическое Отечество в опасности!» ВЧК и её органы получили право внесудебного расследования дел за контрреволюционные, должностные и некоторые общеуголовные преступления, вплоть до расстрела на месте преступления[1] .

В феврале 1918г. на помощь антиреволюционным силам внутри страны пришли на помощь внешние силы. Войска Германии начали наступление. В Ленинском воззвании «Социалистическое отечество в опасности!» была изложена программа борьбы с нашествием, оно серьёзно расширила прерогативы ВЧК, среди прочих пунктов стоит отметить пункт 8 воззвания, по нему ВЧК получало право расстреливать на месте неприятельских агентов, контрреволюционных агитаторов, спекулянтов и уголовных преступников.

В марте 1918 года правительство переехало в Москву. 10 марта Совет комиссаров Петроградской трудовой коммуны, образованной в день отъезда правительства, организовал отделы, в том числе отдел по борьбе с контрреволюцией. 13 марта Петросовет утвердил М.С. Урицкого председателем Петроградской ЧК, спустя несколько дней он же стал комиссаром по внутренним делам ПТК. В конце апреля 1918 года на базе ПТК был создан Союз коммун Северной области (СКСО), в который вошли северо-западные и северные губернии. Постановлением ЦК РКП(б) от 16 сентября 1918 года был утверждён особый статус Петрогроградской ЧК. С начала марта 1918 года в губерниях и уездах Северо-Запада создаётся аппарат защиты революции.

Со дня образования ЧК все иные губернские и уездные органы, ведшие дела подобного рода, упразднялись, а все дела о совершённых государственных преступлениях передавались исключительно в введение чрезвычайных комиссий. Конференция подчеркнула, что деятельность чекистских служб должна строится на основе строгого соблюдения принципов централизма и подчинения нижестоящих подразделений вышестоящим, чьи приказы являлись обязательному и подлежали безусловному исполнению. Местные ЧК подчинялись ВЧК и были подотчётны местному Совету и его исполкому. На конференции определялись права и задачи местных и уездных ЧК, примерная структура и функции основных отделов.

За основу принималась структура ВЧК, утверждённая конференцией и рекомендованная местным ЧК. Образовывались три ведущих отдела: по борьбе с контрреволюцией, по борьбе со спекуляцией и оперативная часть. Причём первый состоял из трёх отделений. Первое занималось работой в войсках; второе – наблюдало за видными деятелями царского режима, духовенством, различными кружками и обществами, не имевшими открытого политического характера; треть – осуществляло наблюдение за партийными организациями.

В дальнейшем структура отделов и отделений неоднократно менялась, однако все изменения не посягали на главное: компетенцию контролировать политическую и экономическую обстановку, настроения всех слоёв населения и принимать оперативные меры против малейших попыток изменить советскую систему управления. В губерниях и уездах развернулся процесс формирования ЧК.

В сентябре того же года коллегия ВЧК приняла «Положение о губернских и уездных ЧК», определившие функции, организационную структуру и штаты местных чрезвычайных комиссий. В октябре «Положение ВЦИК о Всероссийской и местной чрезвычайных комиссиях» законодательно утвердило их задачи и подчинённость. Согласно рекомендациям ВЧК, в губернских ЧК было организованно четыре ведущих отдела: отдел по борьбе с контрреволюцией, отдел по борьбе со спекуляцией, серьёзное внимание уделялось отделу по борьбе с должностными преступлениями, работу уездных ЧК направлял иногородний отдел. Кроме того в ЧК СКСО и Псковской губчека действовали пограничные отделы. В качестве вспомогательных подразделений функционировали комендатура, информационный стол и канцелярия[2] .

В уездных ЧК были организованы два отдела: по борьбе с контрреволюцией и преступлениями по должности по борьбе со спекуляцией. В прифронтовых уездах имелись пограничные отделы. Следственные работники специализировались по отделам. Подобная структура губернских и уездных чекистских органов просуществовала до начала 1919 года.

В первый же год существования чрезвычайных комиссий вопросы их деятельности находились в сфере внимания комитетов РКП(б) и исполкомов Советов. В первый же год существования чрезвычайных комиссий вопросы их деятельности находились в сфере внимания комитетов РКП(б) и исполкомов Советов. Однако тогда же проявляется тенденция, которая стремительно превращается в норму деятельности органов государственной безопасности.

Если I Всероссийской конференции чрезвычайных комиссий в 1918 году отмечено, что ЧК «должны быть в тесном контакте со всеми партийными и советскими органами», то в сентябрьском «Положении о губернских и уездных чрезвычайных комиссиях» зафиксировано: «В своей работе чрезвычайная комиссия... должна опираться на местные комитеты партии коммунистов». О Советах и исполкомах в этом документе уже не упоминается, хотя временная разница между двумя этими документами всего три месяца и это совсем не случайно. По мере укрепления руководящей роли коммунистической партии в системе диктатуры пролетариата, устранения представителей других партии из Советов и исполкомов, изгнания их из чекистских органов тенденция к подчинению служб ВЧК не государственной власти, а правящей партии превратились в чётко выраженную политическую линию этой партии.

Основными методами партийного руководства органами ВЧК, начавшими формироваться в первый год их существования явилось периодическое обсуждение на конференциях, пленумах и бюро комитетов РКП(б) различных вопросов работы чекистских органов, постановка перед ними задач политического характера, заслушивание отчётов руководителей, контроль и проверка исполнения принятых решений. С первых месяцев существования местные ЧК отчитывались также перед исполкомами Советов ( в октябре 1918 года, комиссия Великолукской организации РКП(б) при участии представителя Псковской губчека ревизовала отчётность уездной ЧК).

Контроль был более чем необходим, поскольку часть сотрудников служб ВЧК не понимали роли и места чекистского аппарата в системе государственного управления, склонны были считать своё положение и работу «особыми». Нередкие случаи вмешательства в оперативную работу руководителей комитетов РКП(б) и исполкомов Советов доходили до такой степени, что они определяли меры наказания. Но не везде чекисты выступали послушными исполнителями подобных распоряжений. Лодейнопольский уком РКП(б) «вынес приговор» по конкретному делу и возложил его исполнение на уездную ЧК. Чекисты сообщили об этом факте в ЧК СКСО, которая, в свою очередь, поставила в известность Северный обком РКП(б). После чего дело было передано на расследование в ЧК с разъяснением, что партийный комитет проводит только свой контроль над чрезвычайной комиссией, а не является судебной инстанцией.

К концу февраля 1919 года реорганизация была в основном завершена. По специальному разрешению ВЧК уездные чрезвычайные комиссии сохранялись на один-два месяца в уездах, охваченных волнениями.

Устанавливался месячный срок для расследования дел. Право вынесения приговоров передавалось реорганизованным революционным трибуналам, получившим также право проверки следственных действий чрезвычайных комиссий. Органы ВЧК могли применять внесудебные меры пресечения только в местностях, где было объявлено чрезвычайное положение.

Реорганизация чрезвычайных комиссий на транспорте привела к формированию районных транспортных ЧК (РТЧК), вместо ранее существовавших окружных транспортных ЧК. При каждой станции, имевшей депо, создавались участковые транспортные ЧК (УТЧК). В ведение ВЧК перешла охрана государственной границы РСФСР.

Руководящие круги РКП(б) приняли попытку многократно увеличить резерв секретных сотрудников органов ВЧК за счёт всех членов коммунистической партии. Ленинские слова: «хороший коммунист в то же время и хороший чекист», сказанные в апреле 1920 года на IX партийном съезде, привели к появлению директив, обязывающих коммунистов и парт ячейки сообщать о всяком подозрительном деянии наших врагов в органы госбезопасности.

8 января 1921 года ВЧК издала приказ «О карательной политике органов ЧК», которым отвергала как устарелые методы работы, сложившиеся в годы гражданской войны, распорядилась пересмотреть дела осуждённых и подследственных рабочих и крестьян, поставила задачу создать действенную информационную службу и выдвинуть её на первый план в оперативной работе. Приказ ВЧК был обсуждён и принят к исполнению губернскими чрезвычайными комиссиями.

Политбюро ЦК РКП(б) и 6 февраля 1922 года ВЦИК издал постановление «Об упразднении Всероссийской чрезвычайной комиссии и о правиле производства обысков, выемок и арестов». ВЧК и её подразделения на местах упразднялись. Их задачи передавались Государственному политическому управлению (ГПУ) при наркомате внутренних дел РСФСР. ГПУ поручалась борьба со шпионажем, бандитизмом, подавление вооружённых выступлений, охрана транспортных коммуникаций и границ республики, расследование всех противогосударственных выступлений.

В связи с образованием Союза Советских Социалистических Республик постановлением ЦИК СССР от 15 ноября 1923 года создаётся Объединённое государственное политическое управление (ОГПУ) при Совнаркоме СССР как орган, объединявший и координирующий усилие республиканских ГПУ по борьбе с контрреволюцией, шпионажем и бандитизмом. Права и обязанности ОГПУ получили законодательное закрепление в Конституции Союза ССР 1924 года.

Тогда же, в 1922 году, сессия ВЦИК учредила Государственную прокуратуру и приняла «Положение о прокурорском надзоре», которое в числе прочих обязанностей вменяло прокуратуре наблюдение за деятельностью ГПУ.

16 октября 1922 года постановлением ВЦИК Госполитуправлению предоставлялось право внесудебной расправы, вплоть до расстрела, в отношении лиц, взятых с поличным при бандитских и вооружённых налётах. Этим же постановлением Особой комиссии НКВД разрешалось высылать и заключать в лагеря принудительных работ деятелей оппозиционных партий и уголовников-рецидивистов. В марте 1924 года было создано Особое совещание при коллегии ОГПУ для внесудебного рассмотрения дел в отношении лиц, уличённых в контрреволюционной деятельности; постановления ОСО принимались с обязательным участием прокурора, наделённого правом их опротестовывать или приостанавливать выполнение.

При изучении качественного состава сотрудников губотделов ГПУ бросается в глаза низкий образовательный уровень. Даже в центральном аппарате ОГПУ в 1924 году из 2402 сотрудников высшие учебные заведения окончили всего 59 человек, а 2/3 были вовсе малограмотными[3] .

Подвергся реорганизации низовой чекистский аппарат. Уездные политбюро ликвидировали и вместо них ввели институт уездных уполномоченных губотделов ГПУ. Они назначались по согласованию с губкомами партии и только два учреждения могли решать вопрос об их отзыве или замене. Подчинялись уполномоченные секретно-оперативному отделу, имели небольшой штат сотрудников. Обращает на себя внимание специальный параграф инструкции, озаглавленный «Взаимоотношения с парткомами и исполкомами». Не реже двух раз в месяц уполномоченный ГПУ был обязан информировать секретаря укома РКП(б) и председателя исполкома уездного Совета о положении в уезде и получать от них сведения, необходимые для оперативной работы. Теперь руководитель подразделения госбезопасности отчитывался только перед руководителями партийного комитета и исполкома Совета. Депутаты и рядовые коммунисты лишились права что-то знать и как-то влиять на деятельность местных подразделений ГПУ. Все вопросы решались партийно-чекистско-советской элитой в узком кругу. В дальнейшем руководитель органа госбезопасности при необходимости информировал исключительно первого секретаря соответствующего комитета коммунистической партии. Партийное руководство осуществлялось на основе выработанных методов: определение узловых направлений деятельности; подбор, расстановка и воспитание кадров; контроль за исполнением партийных директив и решений. На пленумах и заседаниях бюро парткомов периодически заслушивались отчёты руководителей местных подразделений ОГПУ. Представители губотделов избирались в составы руководящих партийных и советских органов. Как правило, начальники губотделов избирались членами бюро губкомов РКП(б) и президиумов исполкомов губернских Советов[4] . Практика представительства, заложенная в начале 1920-х годов, сохранилась до начала 1990-х годов.

1.2. Внешняя разведка в предвоенный период (1935-1941)

В 1933 году в Германии установилась фашистская диктатура. Гитлер не скрывал своих захватнических планов в отношении Советского Союза и других стран, выдвигая идею о переделе мира. Так к концу 1933 года в Европе сложился очаг военной угрозы.

В ноябре 1936 года Германия и Япония подписали т.н. «антикоминтерновский пакт», направленный против СССР. Он положил военно-политическому союзу между Германией и Японией. В 1937 году к пакту присоединилась и фашистская Италия.

Правительства США, Англии и Франции, несмотря на очевидную военную угрозу со стороны Германии и Японии, проводили политику умиротворения агрессоров, надеясь натравить Гитлера на СССР и тем самым избежать столкновения с Германией. Особенно характерной в этом плане была политика Англии и Франции, которые с готовностью соглашались с территориальными претензиями Германии в Европе, в том числе с аннексией Данцига, аншлюсом Австрии, оккупацией Чехословакии. Мюнхенская сделка в сентябре 1938 году показала, что Гитлер может рассчитывать на полную свободу рук в Европе в случае, если его военные усилия будут направлены на Восток.

Обострение международной обстановки потребовала перестройки работы внешней разведки, от которой требовалось добывать в сложных условиях информацию о секретных военно-политических планах Германии и Японии.

Главные задачи и направления деятельности разведки в предвоенный период. В мае 1934 г. На заседании Политбюро ЦК ВКП(б) был рассмотрен вопрос о координации деятельности Разведупра РККА, ИНО и Особого отдела ОГПУ. Было решено создать постоянную комиссию в составе начальников этих органов и поручить ей разработку общего плана разведработы за рубежом. Начальник ИНО А.Х. Артузов был назначен по совместительству зам. Начальника Разведуправления РККА.

10 июля 1934 г. Постановлением ЦИК СССР был образован Народный комиссариат внутренних дел, в составе которого создавалось Главное управление государственной безопасности (ГУГБ). Иностранный отдел – разведка – стал 5 отделом ГУГБ.

Задачи внешней разведки органов госбезопасности формулировались следующим образом:

· выявление антисоветской деятельности иностранных государств и их спецслужб, а также антисоветских эмигрантских организаций;

· вскрытие шпионской деятельности на территории СССР;

· руководство закордонными резидентурами;

· контроль за въездом и выездом в СССР иностранцев[5] .

В 1933 г. В связи с угрозой фашизма в Европе Центром было принято решение о создании на базе нелегальных резидентур и групп, действовавших в Германии, Италии, Франции, Австрии и других странах, разведывательного нелегального аппарата специального назначения для организации диверсионных актов против нацистской Германии и ее сателлитов и проведения специальных акций против белоэмигрантских и троцкистских организаций. Эта организация впоследствии получила название «аппарат службы Серебрянского».

Созданные нелегальные группы проводили диверсионные акты на германских пароходах, перевозивших вооружение и боевую технику для франкистских мятежников во время гражданской войны в Испании. В годы Великой Отечественной войны они также совершали диверсионные акты в отношении нацистских транспортных судов в Атлантике, в Балтийском и Северном морях.

Структура внешней разведки в начале 30-х годов. 5-й отдел Главного управления государственной безопасности НКВД включал два отдела и два самостоятельных отделения: 1-й отдел 5-го отдела руководил зарубежными резидентурами в области политической, экономической и научно-технической разведки. Он состоял из девяти секторов, руководивших разведработой в закрепленных за ними странами; 2-й отдел занимался вопросами внешней контрразведки. Он состоял из шести секторов, которые занимались борьбой с диверсионной, террористической и шпионской деятельностью зарубежных спецслужб и белоэмигрантских организаций на территории СССР.

В 1938 году было принято решение об укреплении внешней разведки. Приказом по НКВД вводилось новое штатное расписание. Разведка была расширена. В частности, она состояла из следующих подразделений: руководство разведки (начальник и два заместителя); секретариат (30 человек). Занимался вопросами секретного делопроизводства. 1-е отделение (Германия, Италия, Чехословакия, Венгрия); 2-е отделение (Япония, Китай); 3-е отделение (Польша, Румыния, Югославия и Болгария); 4-е отделение (Англия, Франция, Швейцария, Испания, Бенилюкс); 5-е отделение (Турция, Иран, Афганистан, Греция); 6-е отделение (Финляндия, Скандинавские страны, Прибалтика); 7-е отделение (Америка, Канада); 8-е отделение (троцкисты, правые); 9-е отделение (эмиграция); 10-е отделение (научно-техническая разведка); 11-е отделение (опертехника); 12-е отделение (визы и учет иностранцев).

Всего в 5-м отделе ГУГБ НКВД в предвоенное время работало 210 человек.

Руководители внешней разведки в 30-х годах. С 1930 по 1936 год внешнюю разведку органов госбезопасности возглавлял Артузов Артур Христианович, который впоследствии стал начальником Разведуправления Красной Армии.

В 1936 году его сменил Слуцкий Абрам Аронович. Сведений о нем в архивах внешней разведки не сохранилось. Известно только то, что он работал в США и Германии, несет персональную ответственность за репресии в отношении сотрудников внешней разведки. В 1938 году в связи с организованными Берией чистками органов госбезопасности пал жертвой собственных интриг.

В 1938 году начальником 5 отдела ГУГБ НКВД (внешней разведки) стал Пассов Зельман Исаевич, которого вскоре постигла судьба его предшественников. Сведений на него в архивах внешней разведки не сохранилось. В 1938 - 1939 году начальником 5 отдела ГУГБ НКВД стал Шпигельглаз Сергей Михайлович. В 1939 году его сменил Деканозов Владимир Георгиевич. В конце 1939 года начальником внешней разведки органов госбезопасности был назначен Фитин Павел Михайлович, который руководил ею деятельностью вплоть до 1946 года.

Репрессии против внешней разведки в предвоенный период. Жестокая внутрипартийная борьба Сталина против своих политических противников в 30-х годах негативным образом отразилась не только на органах государственной безопасности в целом, но и на деятельности внешней разведки. Огромный ущерб деятельности ИНО НКВД, особенно нелегальной разведки, нанесла деятельность Н.Ежова и Л.Берии, возглавлявших это ведомство в предвоенный период. Обстановка недоверия, подозрительности и шпиономании, нагнетавшаяся в органах госбезопасности, привела к необоснованным репрессиям и физическому уничтожению большого количества руководящих работников разведки.

В предвоенный период в ИНО НКВД, включая загранаппарат, работало около 450 разведчиков. В результате чисток, осуществленных сначала Ежовым, а затем Берией, примерно 275 из них были объявлены " врагами народа" и репрессированы. Только единицам из осужденных чекистов удалось доказать свою невиновность и вернуться во внешнюю разведку.

В 1937-1938 г.г. волна репрессий прокатилась не только по работникам центрального аппарата, но и загранрезидентур. Были арестованы и расстреляны начальник разведки А.Х. Артузов и другие ее руководители. Отзывались и репрессировались руководители "легальных" и нелегальных резидентур, особенно если в их прошлом имелись какие-либо свидетельства о контактах с троцкистами, зиновьевцами, бухаринцами и другими "врагами народа". В результате кровавых чисток отдельные резидентуры за рубежом лишились всех работников и прекратили свое существование буквально накануне 2-й мировой войны (1939 г.), а в других осталось 1-2 человека, которые практически не работали и молчаливо ожидали своей участи[6] .

Была перечеркнута большая организационная работа по созданию за рубежом агентурного аппарата, утрачена связь с десятками ценных агентов буквально накануне гитлеровского нападения на нашу страну.

В результате внешней разведке, парализованной репрессиями, не удалось, например, получить упреждающей информации о готовящемся аншлюссе Австрии, Мюнхенском сговоре Англии, Франции, Италии и Германии о разделе Чехословакии и присоединении Судетской области к нацистскому рейху.

Разведывательная деятельность в новых условиях. В предвоенный период в результате принятия экстренных мер по укреплению внешней разведки удалось создать достаточно мощный и надежный разведаппарат. За рубежом действовало 45 "легальных" и 14 нелегальных резидентур. В отдельных странах (Германия, Англия, Франция), наряду с "легальной" резидентурой, действовало от 2 до 4 нелегальных резидентур.

Серьезное внимание уделялось улучшению агентурной работы за рубежом. Если раньше резидентам предоставлялось право самостоятельно принимать решение о вербовке, что приводило к засорению разведсети малоценными агентами, то в предвоенный период вопросы вербовки решались непосредственно руководством разведки.

Одновременно была развернута широкая работа по приобретению агентуры из иностранцев на территории нашей страны. Изучались совграждане, имевшие родственников за границей. В связи с трудностью проникновения в интересующие внешнюю разведку объекты в предвоенный период впервые было решено приобретать перспективную агентуру с последующим ее внедрением в особо важные объекты.

Так, разведчик-нелегал А. Дейч, являвшийся в 30-е годы студентом кембриджского университета, привлек к сотрудничеству с внешней разведкой членов знаменитой "большой пятерки", от которых во время войны поступала наиболее важная политическая и военная информация по Германии, Великобритании и другим странам. Наиболее активно с "кембриджской пятеркой" в годы войны работал резидент внешней разведки Горский.

Учитывая острую нехватку кадров разведчиков, в 1938 году было принято решение о создании Школы особого назначения (ШОН), которая до 1941 года подготовила несколько десятков разведчиков.

Работа в странах "Антикоминтерновского пакта". В предвоенный период стало ясно, что наибольшая угроза нашей стране исходит от стран "оси" Рим-Берлин-Токио, которые не скрывали своих агрессивных намерений в отношении СССР.

В 1933-1937 г. "легальная" резидентура в Берлине, возглавляемая Б.М. Гордоном, добывала ценную информацию по всем основным направлениям деятельности разведки. Умелое сочетание работы "легальной" и нелегальных резидентур дало положительные результаты. Резидентуры приобрели ценную агентуру в национал-социалистской партии, в МИД, среди руководства антисоветских эмигрантских организаций, сотрудников спецслужб. Ей удалось избежать провалов в работе.

Однако в 1938 г. в связи с отзывом из страны практически всех оперработников и назначением в качестве резидента приближенного к Берии Амаяка Кобулова (его брат Богдан являлся зам. наркома госбезопасности) разведывательная деятельность в этой стране стала ослабевать.

Молодой разведчик-нелегал А.М. Коротков, возвратившийся в Москву в 1938 г. после успешного завершения разведывательной работы во Франции, приказом Берии был уволен из разведки без объяснения причин. А.М. Коротков обратился к Берии с личным рапортом с просьбой восстановить на службе его и его жену, также работавшую в нелегальной разведке. Эта просьба была поддержана руководством отдела. Вскоре он был восстановлен в работе, а в 1940 г. направлен в "легальную" резидентуру в Берлине в качестве заместителя резидента.

Германия. "Красная капелла". В 1935 году в Берлин в качестве резидента внешней разведки органов госбезопасности прибыл Б. Гордон. Через сотрудника посольства Гиршфельда он познакомился с А. Харнаком ("Корсиканец"), которому были ясны агрессивные замыслы Гитлера. "Корсиканец" считал своим долгом информировать Б. Гордона о подготовке Германии к новой мировой войне.

Однако в 1938 году сотрудничество Б. Гордона с "Корсиканцем" прекратилось: Гордон был отозван в Москву и расстрелян за связь с А. Артузовым, который был объявлен "врагом народа". Некоторое время связь с "Корсиканцем" поддерживали другие оперработники.

Учитывая, что в результате репрессий деятельность резидентуры необходимо начинать с нуля, А.М. Коротков проводит большую работу по восстановлению прежних законсервированных и утраченных связей. От "Корсиканца" и "Старшины", с которыми он восстановил оперативный контакт, А.М. Коротков получает ценную информацию о нарастающих приготовлениях нацистской Германии к войне против СССР. Не опасаясь за возможные негативные последствия, А.М. Коротков обращается с личным письмом к Берии в начале 1941 года, в котором обращает внимание на неизбежность войны и просит Центр помочь в анализе поступающей информации. Ответа он не получил.

Созданная по инициативе Арвида Харнака нелегальная антифашистская организация, получившая впоследствии название "Красная капелла", к началу 1942 г. насчитывала более 200 человек, оказывая активное сопротивление нацистскому режиму. Советская внешняя разведка использовала ее для получения ценной информации о планах и намерениях гитлеровского режима в отношении нашей страны. Только с сентября 1940 по июнь 1941 г. от А. Харнака и Х. Шульце-Бойзена ("Старшина") было получено около 30 ценных информаций по этой тематике.

Так, 26 сентября 1940 г. в Центр было направлено следующее сообщение: "В начале будущего года Германия начнет войну против СССР. Предварительным шагом... будет военная оккупация Румынии, намеченная на ближайшее время".

12 апреля 1941 г. в Центр сообщалось "Старшина" и "Корсиканец" продолжают с полной ответственностью заверять, "... что во всех немецких официальных инстанциях вопрос о военном выступлении против СССР считается решенным".

Наконец, 16 июня 1941 г. Москва получила донесение " Все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены и удар можно ожидать в любое время".

Сталин, к которому поступило это донесение, распорядился запросить резидентуру в Берлине о надежности источников информации. Однако ответ на телеграмму из Центра не поступил, т.к. началась война.

Италия. До присоединения Италии к "антикоминтерновскому пакту" Центр, учитывая внешне нормальные отношения СССР с этой страной по межгосударственной линии, рекомендовал вести активную вербовочную работу в отношении иностранцев. В эти годы внешняя разведка в основном разрабатывала иностранные дипломатические представительства, добывала сведения по линии научно-технической разведки.

В результате были приобретены ценные источники информации в английском консульстве в Милане и британском посольстве в Риме.

Однако с присоединением Италии к пакту, направленному против СССР, более тесным сотрудничеством Рима с Берлином и Токио итало-советские отношения значительно ухудшились. Было принято решение об активизации разведывательной работы в этой стране.

Несмотря на малочисленность резидентуры, возглавляемой опытным разведчиком П.М. Журавлевым, к 1939 г. удалось создать широкую агентурную сеть. Важная информация поступала от одного источника резидентуры, являвшегося близким другом Муссолини. По заданию резидентуры он завербовал двух машинисток МИД, от которых поступали важные сведения о внешнеполитических замыслах Рима.

От другого агента, работавшего на римском почтамте, резидентура получала дипломатическую переписку японского посольства и военного атташата.

Активно работал в Италии сотрудник резидентуры Н.М. Горшков, который прибыл сюда в 1939 году. Он лично привлек к сотрудничеству с внешней разведкой ряд источников ценной политической информации. В 1938 г. П.М. Журавлева сменил новый резидент Д.Г. Федичкин.

Учитывая резкое осложнение внутриполитической обстановки в стране и затруднение деятельности резидентуры, он вышел в Центр с предложением сделать основной упор в работе на нелегальную разведку. Предлагалось создать нелегальные резидентуры в Риме и Милане с организацией каналов связи на Турцию. Однако в 1939 г. Д.Г. Федичкин был отозван в Москву и до 1940 г. резидентура не работала, а агентура была законсервирована.

В 1940 г. в резидентуру было направлено три оперработника. Половина агентов в связи с утратой разведвозможностей была исключена из агентурной сети. От оставшихся источников стала поступать информация о политической обстановке в стране и внешней политике, по вопросам науки и техники. С началом войны разведывательная работа в Италии была прекращена[7] .

Япония. На Дальнем Востоке Япония являлась главным противником Советского Союза, постоянно угрожая военным нападением. Однако в связи со сложной обстановкой в этой стране организовать ведение разведработы непосредственно в Японии не удалось. Разведка по Японии велась в других странах, в частности, с территории Маньчжурии, Китая, Голландии, Германии, Болгарии, Австрии и других стран.

В 1940 г. в Токио обновился состав резидентуры. Она пополнилась за счет молодых работников, впервые выехавших за рубеж в страну со сложной обстановкой и не владевших японским языком. Ей удалось разоблачить подставу японских спецслужб агента "Красавца", передававшего дезинформацию. Других достижений в работе резидентуры не было.Наиболее важные сведения по этой стране получались разведкой в третьих странах, на территории СССР и путем дешифровки секретной японской переписки.

Так, резидент внешней разведки в Иране А.М. Отрощенко привлек в конце 1937 года к сотрудничеству местного сотрудника японского посольства в Тегеране, который принимал и отправлял дипломатическую почту. В результате Центр был в курсе подрывной деятельности японских спецслужб в Иране против нашей страны.

Франция. В 30-е годы во Франции был создан разветвленный и дееспособный разведаппарат, позволявший успешно решать поставленные перед резидентурой задачи. Наряду с получением политической и научно-технической информации большое внимание резидентура уделяла разработке антисоветской эмиграции. Так, работавший в резидентуре с 1931 по 1933 год П.Я. Зубов внедрил источника информации в окружение лидера грузинских меньшевиков Н. Жордании, от которого получил сведения о подготавливаемых терактах на территории Грузии.

Особенно активно "легальная" и нелегальные резидентуры в этой стране работали в период гражданской войны в Испании, в том числе по вербовке добровольцев интернациональных бригад и их использованию в интересах разведки. Парижская резидентура совместно с мадридской создали школу по подготовке агентурных групп для совершения диверсий в тылу франкистов.

В 1937-1939 г.г. парижская резидентура получила значительное количество документов британского посольства. Велась активная разработка троцкистских организаций, а также руководящих центров РОВСа, НТС, ОУН. С нападением Германии на Францию в 1940 г. работа разведки на ее территории была прекращена.

Англия. В предвоенный период внешняя разведка успешно сочетала работу против Англии с "легальных" и нелегальных позиций. Большинство агентов имели хорошие разведывательные возможности. Регулярно поступала информация о положении в стране, внешнеполитических планах британского правительства, в том числе в отношении СССР. По линии внешней контрразведки получались сведения о деятельности британских спецслужб в отношении СССР и советских граждан.

Наиболее ценная информация поступала в этот период от "большой пятерки". В 1935 г. А. Дейч завербовал Кима Филби, сына английского разведчика. Через него были изучены и завербованы сын бывшего министра Дональд Маклин и сын сотрудника СИС Гай Берджес, а также другие члены "пятерки".

Репрессии Берии против сотрудников внешней разведки привели к тому, что в 1940 г. в Лондоне остался всего один оперработник, вскоре отозванный на Родину. Лишь в конце 1940 г. сюда было направлено 4 сотрудника "легальной" резидентуры, которые восстановили связь с агентурой, завербованной А. Дейчем и наладили регулярное получение ценной разведывательной информации.

США. В 1933 г. в Нью-Йорке действовала нелегальная резидентура, созданная в 1930 г. и возглавляемая разведчиком-нелегалом Дейвисом. От нее регулярно поступала документальная информация из государственного департамента США, сведения о деятельности германских дипломатических представительств.

В 1933 г. в связи с установлением дипломатических отношений между двумя странами была создана "легальная" резидентура. Наиболее активно она работала по линии научно-технической разведки. Только в 1939-1940 г.г. от нее было получено около 30 тыс. листов технической документации и свыше 150 образцов технических новинок.

Резидентура была также ориентирована на работу против Японии. Однако заметных результатов на этом направлении ей добится не удалось. Активную разведывательную работу в этой стране в 1937 - 1940 годах вел сотрудник разведки К.М. Кукин.

Информационная работа разведки накануне войны. В 1933-1941 г.г. внешняя разведка за границей получала большое количество важной, в том числе документальной, разведывательной информации по всем направлениям разведывательной деятельности. Она располагала сведениями об истинных планах Англии и Франции в отношении СССР, намерениях правительств этих стран направить гитлеровскую агрессию на Восток и столкнуть Советский Союз с Германией для их взаимного ослабления.

Важное место в деятельности внешней разведки занимало получение научно-технической и экономической информации, сыгравших большую роль в укреплении экономики СССР и его военной промышленности.

Успешно работала внешняя разведка по срыву замыслов белогвардейской эмиграции в отношении СССР.

Важнейшей задачей внешней разведки в предвоенный период являлось выявление планов военного нападения Германии, Японии, Англии и Франции на нашу страну, с которой она успешно справилась. Вместе с тем, информация внешней разведки игнорировалась советским руководством.

С января 1941 г. и до нападения гитлеровской Германии на СССР внешняя разведка направила политическому руководству страны не менее ста разведывательных сообщений, в которых говорилось, что Германия развяжет войну в первой половине 1941 г.

Сталин, сосредоточивший в своих руках всю полноту власти в стране, получал информацию от разведывательных источников напрямую. До 1943 г. во внешней разведке не было отдельной информационно-аналитической службы, способной анализировать получаемую информацию, отсеивать непроверенные и ложные сведения. В результате Сталин получал противоречивые сведения, порой взаимоисключающие, которые не позволили ему сделать правильные выводы. Нежелание Сталина прислушаться к информации внешней разведки и его уверенность в том, что война начнется не ранее 1942 г., в конечном итоге привели к трагическим результатам для нашей страны и народа.

В конце 30-х годов сгущались тучи в Европе и на Дальнем Востоке в связи с подготовкой Германии и Японии к новому переделу мира. Вторая мировая война стала реальностью в 1939 году. В этих условиях перед внешней разведкой органов госбезопасности стояли сложные задачи по выявлению истинных планов и намерений Германии и Японии в отношении нашей страны.

Поток тревожных сообщений из различных стран нарастал. Война стояла на пороге нашего дома. В этих условиях разведчики в Европе, США, на Дальнем и Среднем Востоке работали, не покладая рук, снабжая политическое руководство страны необходимой информацией.

В целом внешняя разведка органов госбезопасности выполнила свой долг перед народом. Если в начале 1941 года еще существовали какие-то сомнения в отношении планов Гитлера, то уже к весне у руководства 1-го управления НКВД сложилось твердое убеждение в неизбежности войны в текущем году.

Важная роль в получении военно-политической информации о планах и намерениях Германии и Японии в отношении СССР принадлежит внешней разведки, П.М. Фитину, который руководил ее работой в предвоенные и военные годы. Несмотря на стремление Берии угодить Сталину, который считал, что войны можно избежать в 1941 году, комиссар госбезопасности 3-го ранга Фитин докладывал кремлевскому затворнику тревожную информацию, которая требовала принятия срочных мер по укреплению обороноспособности страны.

Такую позицию мог занимать только кристально честный человек. П.М. Фитину грозила расправа всесильного Берии, и только разразившаяся вскоре война спасла его от расстрела.

Вскоре огненный вал войны опалил наши границы, и история СССР стала делиться на предвоенную и послевоенную.

1.3. Советская войсковая разведка-ГРУ.

С началом войны Разведуправление развернуло энергичную работу по налаживанию разведывательной работы в новых условиях. Вот что рассказывает об этом В.А.Никольский — в то время сотрудник 2-го отделения 7-го отдела Разведуправления, занимавшегося координацией деятельности разведотделов западных приграничных военных округов: «В Разведывательном управлении началась лихорадочная деятельность по подбору и подготовке разведчиков для работы в тылу противника. Наверстывались беспечные упущения мирного времени за счет ночных бдений, непрерывных поисков лиц со связями в оккупированных немцами районах. Создавались школы по подготовке командиров групп, радистов, разведчиков. Причем преподавателей от слушателей отличало лишь служебное положение, так как ни теоретической, ни тем более практической подготовки все они не имели.

Переброска отдельных разведчиков и целых партизанских отрядов и групп в первые месяцы войны производилась преимущественно пешим способом в разрывы между наступающими немецкими подразделениями и частями. Многих организаторов подпольных групп и партизанских отрядов со средствами связи и запасами боеприпасов, оружия и продовольствия оставляли на направлениях, по которым двигались немецкие войска. Их подбирали буквально накануне захвата противниками населенного пункта из числа местых жителей, которым под наскоро составленной легендой-биографией в виде дальних родственников придавали радиста, а чаще всего радистку, снабженных паспортом и военным билетом с освобождением от военной службы, обуславливали связь, ставили задачи по разведке или диверсиям и оставляли до прихода немцев. Через несколько дней, а иногда и часов такие разведывательные и диверсионные группы и одиночки оказывались в тылу врага и приступали к работе. Часть разведчиков, главным образом имеющих родственные связи в глубоком тылу, направлялась на самолетах и выбрасывалась в нужном пункте с парашютами. Аналогичную работу по подбору, подготовке и заброске разведчиков в тыл врага производили агентурные и диверсионные отделения разведотделов штабов фронтов. Разведорганы фронтовых и армейских подразделений начали развертываться по штатам военного времени уже в ходе боевых действий, когда наши войска вели тяжелые оборонительные бои.

Всего в результате объединенных усилий Центра и разведотделов фронтов за первые шесть месяцев войны в тыл противника было заброшено около 10 тысяч человек, в том числе значительное количество разведчиков с радиопередатчиками.

Говоря о действиях войсковой разведки в период Великой Отечественной войны, нельзя не сказать о партизанских отрядах, создававшихся органами военной разведки с первых дней боевых действий. В директиве СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г., которая определяла основные направления работы военной разведки, в пятом пункте говорилось: «В занятых врагом территориях создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской борьбы всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т.д.»[8] .

Очень часто партизанские отряды создавались на базе забрасываемых в тыл противника разведывательно-диверсионных групп, задачами которых был сбор разведывательных сведений о войсках противника, совершение диверсий на военных объектах и коммуникациях и т. д. Выполняя эту задачу, разведывательные группы включались в партизанское движение и скоро вырастали в крупные отряды и даже соединения. В качестве примеров можно назвать такие крупные спецгруппы, отряды и соединения, как, например, А.П.Бринского, Д.И.Кеймаха, Г.М.Линькова, И.Н.Банова (Черного) и других.

Несмотря на героическое сопротивление частей Красной Армии в первые месяцы войны, немецко-фашистские войска стремительно двигались вперед. Владея стратегической инициативой, они к концу октября 1941 г. вышли на подступы к Москве. В этот напряженный период войсковая разведка приложила максимум усилий для того, чтобы вскрыть планы и намерения немецкого командования, установить основные группировки немецких войск, направление главных ударов, прибытие резервов, возможные сроки наступления. Для этого в тыл противника забрасывались как отдельные разведчики, так и разведывательно-диверсионные группы и отряды.

Так, в августе - октябре группа сотрудников 7-го отдела Разведуправления, командированных в полосу ответственности Западного и Брянского фронтов, создали в Гомеле, Брянске, Курске, Мценске и других городах разведывательные группы. Перед ними поставили задачу вскрывать переброску войск противника через эти пункты. Причем командиры разведывательных групп (резидентур) подбирались в большинстве случаев из местных жителей - чаще всего пожилых людей, не подлежащих призыву в армию, но имеющих опыт армейской службы. В помощь им придавались подготовленные радисты, которые, кроме того, должны были не только обеспечивать связь с Центром, но и выполнять обязанности заместителя командира группы (резидентуры) по агентурной разведке. Всем остающимся в тылу противника разведчикам выдавались соответствующие легенды-биографии и необходимые документы: паспорта, военные билеты с отметкой о снятии с воинского учета, свидетельства об освобождении из мест заключения и т. п. Радисты получали рации «Север» и два комплекта батарей к ним. Кроме того, группы обеспечивались деньгами, сухим пайком на два месяца, оружием, боеприпасами и взрывчаткой.

Как уже говорилось, забрасывались в тыл противника и разведывательно-диверсионные отряды. Один из таких отрядов под командованием И.Ф.Ширинкина в сентябре-ноябре 1941 г. прошел свыше 700 км по территории Смоленской, Витебской, Псковской и Новгородской областей, проводя разведку и совершая диверсионные акты на объектах и коммуникациях противника. За успешное выполнение поставленных задач командир отряда И.Ф.Ширинкин и комиссар Ю.А.Дмитриев были награждены орденами Ленина.

Начальник разведотдела штаба Западного фронта Т.Ф.Корнеев, вспоминая те дни, писал: «23 сентября 1941 г. разведка фронта установила, что противник готовится к наступлению и создал для этого крупную группировку войск перед Западным и Резервным фронтами. Всего в двух районах было сосредоточено около 80 дивизий, в том числе до 20 танковых и моторизованных. Существенный вклад в решение задачи по вскрытию наступательных группировок внесла радиоразведка».

Говоря о работе войсковой разведки во время битвы за Москву, необходимо отметить, что ее усилия позволили установить точные сроки проведения немцами операции «Тайфун», начавшейся 30 сентября 1941 г., и переброску противником из глубокого тыла под Москву в полосу Западного фронта к 11 ноября девяти новых дивизий. А на основе данных, полученных от агентурных и иных источников, был раскрыт замысел противника по окружению Тулы, что способствовало срыву его наступления на Москву с юга. Хорошо поставленная разведка помогла советскому командованию узнать планы противника, организовать надежную оборону Москвы, а затем 5-6 декабря 1941 г. силами Западного, Калининского и частью сил Юго-Западного фронтов перейти в контрнаступление, в результате которого немецкие войска понесли большие потери и были отброшены на 100-250 км от столицы. В период подготовки контрнаступления советских войск под Москвой войсковая разведка продолжала вести активную работу в тылу противника, широко применяя разведывательно-диверсионные группы. В их подготовке на Западном фронте огромную роль сыграло специальное подразделение «войсковая часть 9903» (позднее 3-е (диверсионное) отделение разведотдела штаба Западного фронта), которой командовал соратник Я.К.Берзина, участник войны в Испании майор А.К.Спрогис. Именно из этого подразделения были заброшены в тыл противника ставшие позднее широко известными разведчики и диверсанты З.Космодемьянская, Н.Галочкин, Н.Горбач, П.Кирьянов, К.Пахомов и многие другие. А всего разведотделом штаба Западного фронта было заброшено в тыл врага: с июня по август 1941 г. — 184 диверсионные группы; с 15 сентября по 31 декабря 1941 г. — 71 диверсионная группа и отряд общим количеством 1194 человека[9] .

Приобретая необходимый боевой опыт, войсковые разведчики платили за него огромную цену. Многие из них, захваченные немецкой контрразведкой, погибли, как например З.Космодемьянская, которой впоследствии присвоили звание Героя Советского Союза. Но были и случайные потери, и от этого еще более горькие. Так, 25 декабря 1941 г. в деревенском доме в селе под городом Плавск Тульской области в результате прямого попадания немецкой авиабомбы погиб практически весь переменный оперативный состав 3-го отделения разведотдела штаба 10-й армии Западного фронта.

В ноябре 1941 г. вместо Ф.И.Голикова, вернувшегося в войска и назначенного командующим 10-й ударной армией, начальником Разведупра Генерального штаба стал генерал-майор А.П.Панфилов.

В январе 1942 г. после окончания битвы за Москву Государственный комитет обороны рассмотрел деятельность военной разведки по итогам первых месяцев войны. В ходе рассмотрения были отмечены следующие недостатки деятельности Разведуправления Генштаба РККА:

- организационная структура Разведуправления не соответствовала условиям работы в военное время;

- отсутствовало должное руководство Разведуправлением со стороны Генштаба РККА;

- материальная база военной разведки была недостаточной, в частности, отсутствовали самолеты для заброски разведчиков в тыл противника;

- в Разведуправлении отсутствовали крайне необходимые отделы войсковой и диверсионной разведки.

В результате приказом наркома обороны от 16 февраля 1942 г. Разведуправление было реорганизовано в Главное разведывательное управление (ГРУ) с соответствующими структурными и штатными изменениями. Однако на этом реорганизация не закончилась, и 22 ноября 1942 г. приказом наркома обороны войсковая разведка была выведена из состава ГРУ, а разведотделам фронтов запретили вести агентурную разведку. Одновременно ГРУ перешло из подчинения Генштабу РККА в подчинение наркому обороны, а его задачей стало ведение всей агентурной разведки за рубежом и на оккупированной немцами территории СССР. Тем же приказом в составе Генштаба создается Разведывательное управление (РУ), на которое возлагалось руководство войсковой разведкой. Начальником ГРУ был назначен генерал-лейтенант И.И.Ильичев, а начальником РУ Генштаба — генерал-лейтенант Ф.Ф.Кузнецов.

Однако это решение, в результате которого фронтовые разведотделы лишили права вести агентурную разведку, оказалось ошибочным и было отрицательно воспринято практически всеми оперативными работниками разведки. Уже упоминавшийся В.А.Никольский, всю войну занимавшийся агентурной разведкой и во фронтовых разведотделах, и в Центре, так характеризует данное нововведение: «Новая система не имела четкого положения, функции баз, как центров агентурной подготовки разведчиков, достаточно продуманы не были, материальные средства и техника, в том числе авиационная, а также радиоаппаратура оставляли желать лучшего. Созданная в Филях центральная разведшкола, рассчитанная на массовую подготовку в возможно короткие сроки агентов и радистов, спешно развернула свою работу, но не могла удовлетворить потребности в кадрах, ранее готовившихся десятком фронтовых школ... Коренная ломка всей системы разведки в самом разгаре войны вызвала всеобщее удивление не только у офицеров этой службы, но и у всех командиров, в той или иной мере соприкасавшихся со штабной службой в звене армия фронт. Приказ о ликвидации фронтовых агентурных структур был отдан в самый ответственный момент начала нашего общего наступления под Сталинградом, подготовки Ленинградского и Волховского фронтов к прорыву блокады, наступления Северной группы Закавказского, Северо-Кавказского, Юго-Западного и Калининских фронтов. Дезорганизация разведки в этот период весьма отрицательно сказалась на боевой деятельности войск и явилась объективной причиной больших потерь, поскольку штабы фронтов в этот период нужной информации о противнике не получали. В процессе выполнения этого непродуманного решения, навязанного армии в самый ответственный момент войны, разведка потеряла сотни подготовленных агентурных работников низового звена, значительную часть агентуры в тылу противника и на подготовке во фронтовых разведывательных школах, опытных маршрутников и связников, направленных в соответствии с приказом на пополнение войск. С учетом организационного периода в разведуправлении с 20 декабря 1942 г. командующие фронтами практически остались без оперативной информации о положении в тылу противника. Получаемые в ГРУ сведения от бывшей фронтовой агентуры после их обработки в информационном отделе зачастую пересылались фронтам с таким опозданием, что они теряли свою актуальность. Терялась и оперативность в руководстве агентами и постановке им заданий. Оперативные офицеры в Центре не были в курсе изменений агентурной обстановки, ранее поступавших к ним напрямую».

В связи со сложившейся ситуацией весной 1943 г. командующие фронтами обратились с настоятельной просьбой в Ставку ВГК отменить вышеупомянутый приказ. Просьбу рассмотрели, и приказом наркома обороны от 18 апреля 1943 г. руководство войсковой и агентурной разведки фронтов было возложено на Разведуправление (РУ) Генштаба, которому из ГРУ передавалось управление, отвечающее за проведение агентурной работы и диверсионной деятельности на оккупированной территории СССР. На ГРУ возлагалось ведение зарубежной разведки. Это положение просуществовало до конца войны[10] .

Разведуправление Генштаба размещалось в Москве в доме №17 по улице Карла Маркса и организационно состояло из следующих отделов:

1-й отдел (начальник — полковник С.И.Зайцев) занимался войсковой разведкой и имел функции главным образом инспекционного характера;

2-й отдел (начальник — генерал-майор Н.В.Шерстнев) занимался агентурной разведкой. Отдел имел четыре направления: северо-западное агентурное (Смирнов), западное агентурное (Никольский), юго-западное агентурное (Соколов) и диверсионное. Заместитель начальника отдела полковник Питалев курировал агентурные направления, а другой заместитель — полковник Косиванов — диверсионное направление;

3-й отдел (начальник полковник Романов) занимался обработкой поступавшей информации[11] .

Кроме этих трех основных отделов в Разведуправлении были и другие: политический отдел (Мальков); отдел радио и радиотехнической разведки; следственный отдел, который совместно с 1-м и 2-м отделами работал с военнопленными; отдел спецрадиосвязи (Пекурин); отделение спецсвязи для обучения агентов и разведчиков шифрам и поддержанию связи с ними; авиаэскадрилья особого назначения для проведения ночных операций (Цуцаев).

Тогда же в штабах фронтов вместо разведотделов были созданы разведывательные управления, состоящие из пяти отделов: 1-й отдел руководил работой нижестоящих разведподразделений; 2-й отдел занимался агентурной разведкой; 3-й отдел отвечал за диверсионную работу; 4-й отдел обрабатывал поступавшую разведывательную информацию; 5-й отдел занимался радиоразведкой.

Что же касается разведотделов штабов армий, то они состояли из двух отделений: войсковой разведки и информационного. Говоря об их функциях, стоит обратиться к воспоминаниям М.А.Волошина, летом 1942 г. назначенного начальником разведки 39-й армии: «Отделение войсковой разведки возглавлял капитан Алексей Николаевич Антонов, опытный штабной работник. Его помощником был майор Никита Андреевич Пантелеев. На них возлагалась подготовка общего плана разведки, указаний на разведку соответствующим штабам, контроль за точным выполнением отданных распоряжений, оказание помощи разведывательным подразделениям частей и соединений. Немногочисленным было и отделение информационное. Начальник — старший лейтенант Иван Максимович Дийков, его помощник — лейтенант Михаил Денисович Кишек. Кроме них в штате отделения состояли переводчики лейтенант Николай Михайлович Юдашкин, чертежник сержант Анатолий Кузнецов. Последний, естественно, часто трудился в интересах всего отдела. В информационное отделение стекались разведывательные данные из соединений и частей армии. Сюда же в порядке взаимного обмена поступали разведсводки от соседей, дополнительные сведения о противнике из штаба фронта, а иногда и из Главного разведывательного управления Красной Армии. Все эти документы предстояло тщательно проанализировать, сделать из них окончательные выводы, на основе которых строились планы командования».

Еще несколько слов надо сказать о порядке доклада развединформации начальнику Генштаба РККА, который был установлен в первые дни войны и не менялся до ее окончания. Приказом начальника Генштаба Разведуправление сообщало разведдонесения и разведсводки два раза в сутки (утром и вечером), а разведдоклады — три раза в месяц. Доклад о положении на фронтах Разведуправление представляло ежедневно за истекшие сутки, и один раз в неделю к нему в виде приложения давалась карта группировок немецких войск (7, 15, 22 и 30-го числа каждого месяца). Тогда же докладывался и боевой расчет сил противника: группировки войск по фронтам и направлениям до дивизии, отдельных бригад и батальонов включительно. Особо важные сведения передавались по мере поступления в виде спецсообщений. Доклады направлялись всем членам ГКО, начальнику Генерального штаба и начальнику оперативного управления Генштаба. Кроме того, начальник Генштаба получал информацию в виде спецдонесений, справок, шифротелеграмм и личных докладов от начальника ГРУ. Эта информация затрагивала широкий спектр вопросов военно-технического, военно-экономического и военно-политического характера. В результате такой организации работы военная разведка постоянно предоставляла высшему военному и политическому руководству страны необходимую ему информацию.

После поражения немецкой армии под Москвой перед советской военной разведкой была поставлена задача внимательно отслеживать приготовление Германии в летней кампании 1942 г. Этим занималось как ГРУ, так и РУ Генштаба. И уже в марте 1942 г., проанализировав полученные сведения, Разведуправление доложило в Генштаб: «За период с 1 января по 10 марта 1942 г. переброшено до 35 дивизий, непрерывно идет людское пополнение действующей армии. Ведутся интенсивные работы по восстановлению железнодорожной сети на оккупированной территории СССР, идет усиленный завоз боевых и транспортных машин... Для весеннего наступления Германия вместе с союзниками выставит до 65 новых дивизий... Наиболее вероятный срок весеннего наступления — середина апреля или начало мая 1942 г.».

Таким образом был раскрыт план гитлеровского командования на летнюю кампанию 1942 г., согласно ему противник намеревался нанести главный удар в направлении на Кавказ и Сталинград, с тем чтобы захватом Сталинграда повернуть основную ударную группировку на север, отрезать Москву от тыла и начать наступление на нее с востока и запада.

С 22 ноября 1942 г. согласно приказу наркома обороны фронтовым разведотделам было запрещено вести агентурную разведку. Это произошло в решающий момент подготовки частей Красной Армии к контрнаступлению и сразу же лишило командование Сталинградского и Донского фронтов оперативной информации о противнике. Поэтому часто случалось, что сводки об обстановке в тылу противника приходили в войска, когда они уже занимали территорию, о которой говорилось в присланных сообщениях. К тому же в ходе поспешной реорганизации агентурной разведки сотни разведгрупп и резидентур остались без должного руководства, а часть из них вообще выбыла из строя.

Но, несмотря на все трудности, войсковая разведка еще до начала немецкого наступления на Сталинград в июле 1942 г. раскрыла группировку войск противника первой линии с точностью до батальона, систему их обороны, установила состав и боевой порядок многих соединений перед фронтом наших войск. Так, были добыты сведения о боевом и численном составе, вооружении, дислокации основных частей 4-й и 6-й немецких танковых армий, 3-й румынской и 8-й итальянской армий, о численности 4-го воздушного флота противника. Большую роль в обеспечении Сталинградской операции разведывательными данными сыграла радиоразведка. В начале июля 1942 г. она определила местонахождение штабов соединений группы армий «Б» и вела за ними непрерывное наблюдение. Ею же была раскрыта переброска в район прорыва (44 км юго-восточнее Клетской) 24-й танковой дивизии, переброска с Северного Кавказа штурмовой эскадры и двух групп бомбардировочной эскадры «Эдельвейс», выявлен состав окруженной группировки противника. Очень активно действовала и воздушная разведка, которая своевременно вскрыла переброску с Северного Кавказа двух танковых дивизий в район Котельниково.

Все это вместе взятое помогло советскому командованию принимать правильные решения, организовать в ноябре 1942 г. контрнаступление, закончившееся окружением и разгромом 6-й немецкой армии под командованием генерал-фельдмаршала В. фон Паулюса, и выиграть Сталинградскую битву, положив тем самым начало коренному перелому в ходе войны.

В конце 1942 - начале 1943 г. усилилось партизанское движение, партизанские отряды и соединения начали играть все более важную роль в системе военной разведки. В начале 1943 г. на их базе стали формироваться оперативные центры для организации разведывательной работы. Главной задачей таких центров было создание агентурных сетей на занятой противником территории и проведение диверсионных актов. Каждый центр имел в своем составе радиоузел для связи со штабами фронтов. Чтобы радиоузлы нормально функционировали, только в конце 1942 - начале 1943 г. в тыл противника забросили 650 радистов.

Н.П.Федоров один из известных партизанских разведчиков, при его отряде в январе 1943 г. начал работать оперативный центр «Омега». Он контролировал районы Припять, Киев, Пирятин, Бахмач и своевременно посылал в Москву информацию о группировках немецких войск в этих районах. Летом 1943 г. создается оперативно-разведывательный центр Разведуправления во главе с А.П.Бринским, действовавший в районе городов Ковель и Каменец-Подольск. Здесь была сформирована обширная агентурная сеть, которая регулярно отправляла в Центр ценную информацию о группировках немецких войск и их перебросках. Сведения А.П.Бринского имели важное значение, например, для планирования и проведения Белорусской операции. Вот только некоторые из посланных им в Центр сообщений:

«15.11.43. Из Коростень в Шепетовку гитлеровцы перебрасывают один пехотный полк из состава 339-й пехотной дивизии ... Брук».

«7.12.43. В течение 5-7 декабря с.г. 24-я дивизия перебрасывалась по железной дороге из Ровно в Ковель. За это время перевезено 189 танков, более 180 орудий, 426 грузовых и легковых машин, около 70 мотоциклов. Отмечено 182 вагона с личным составом ... Брук».

Говоря о наиболее громких диверсионных актах, проведенных военными разведчиками-партизанами, то в первую очередь надо упомянуть ликвидацию в 1943 г. в Минске гауляйтера Белоруссии В.Кубе. Проведение этой операции было возложено на разведчиков Н.П.Федорова, которые действовали в районе Минска на базе спецотряда «Дима» под командованием Д.И.Кеймаха. Непосредственные исполнители акции — Е.Г.Мазаник, работавшая прислугой в доме В.Кубе, и М.Б.Осипова, передавшая ей мину с химическим взрывателем. Мину положили под матрац кровати гауляйтера, и в 2 часа 20 минут 22 сентября 1943 г. В.Кубе был убит. За этот подвиг Е.Г.Мазаник и М.Б. Осиповой присвоили звание Героя Советского Союза, а Н.П.Федорова наградили орденом Ленина.

После проведения этой операции Н.П.Федорова направляют в Ровно с заданием уничтожить гауляйтера Украины Э.Коха. Но вскоре он был отозван с Украины и операция не состоялась. Далее Н.П.Федоров возглавлял отряд особого назначения в районе Ковеля, где во взаимодействии с другими партизанскими отрядами установил контроль за железнодорожными магистралями. Его люди не только посылали в Центр важную информацию, но и совершали в тылу противника многочисленные диверсии. В 1944 г. отряд Н.П.Федорова переправился через Западный Буг и вышел в район Люблина, где, установив связь с польскими партизанами, начал проводить диверсии на железных и шоссейных дорогах. В этих боях 17 апреля 1944 г. Н.П.Федоров погиб.

Об эффективности действий партизанских отрядов говорит тот факт, что летом 1943 г. немцы собирались использовать против них химическое оружие. Об этом доложили в Центр резидентуры и разведывательно-диверсионные группы разведотдела штаба Западного фронта, которые установили факт переброски в районы Могилева, Бобруйска и Борисова вагонов с ОВ. Так, 8 июня 1943 г. в одном из вагонов эшелона, пущенного партизанами под откос у станции Ясень, под сеном оказались баллоны со слезоточивым газом. Примерно в то же время в Бобруйске появился инженерно-химический батальон, а 1 и 2 августа 1943 г. на станции Красный Берег и в Могилеве производилась выгрузка ящиков и баллонов со знаками ОВ. Тогда же разведотдел Западного фронта получил следующую информацию: «Переводчик командира 634-го французского карательного полка полковника Перлецей сообщил: в деревнях ... Борисовского района завезено по 8 металлических баллонов емкостью 30-40 литров с жидкими ОВ. Всем французам выданы противогазы. В каждой роте есть отделение химиков, снабженных комбинезонами. Проводятся занятия. Цель завоза ОВ — применение их против партизан. Горняк».

Намерение немецкого командования применить против партизан химическое оружие подтвердила и следующая находка: в 1979-1980 гг. под Барановичами был обнаружен немецкий склад со снарядами, начиненными предположительно люизитом и ипритом. Правда, что помешало немцам его использовать, не известно.

После поражения под Сталинградом немецкое командование стало усиленно готовиться к летней кампании 1943 г., рассчитывая взять реванш за постигшие его неудачи. В связи с этим директивой Ставки ВГК от 3 апреля 1943 г. перед военной разведкой была поставлена задача «постоянно следить за всеми изменениями в группировке противника и своевременно определять направления, на которых он проводит сосредоточение войск и, особенно, танковых частей». Наряду со стратегической агентурной разведкой эту задачу успешно решала и разведка фронтовая. Она использовала все средства агентурной, войсковой, воздушной и радиоразведки.

К началу Курской битвы органы фронтовой разведки контролировали практически все передвижения войск противника, а в его тылу действовало большое число разведывательно-диверсионных групп. Так, разведотделы Брянского (А.А.Хлебников) и Центрального (П.Н.Чекмазов) имели в тылу противника по 20 групп, а разведотдел Воронежского фронта (И.В.Виноградов) - 30 групп. А в общевойсковых соединениях и частях Центрального и Воронежского фронтов с апреля по июль 1943 г. было организовано более 2700 разведывательных наблюдательных пунктов, свыше 100 раз проводилась разведка боем, осуществлено более 2600 ночных поисков пленных и устроено около 1500 засад, захвачено несколько сот пленных.

Целенаправленная деятельность разведки накануне Курской битвы позволила советскому командованию разгадать замысел противника, а также выяснить сроки начала операции «Цитадель». Несмотря на то, что они переносились с 3 на 15 мая, а потом еще дальше, именно войсковая разведка точно установила, что наступление начнется в 3 часа 50 минут 5 июля 1943 г. Именно это обстоятельство позволило советскому командованию принять решение о проведении артиллерийской контрподготовки по изготовившемуся к наступлению противнику.

Об оперативности и эффективности разведки во время Курской битвы говорит такой факт. В течение первых шести дней наступления в полосе Воронежского фронта командование противника предпринимало попытки прорваться танковыми дивизиями в направлении Томаровка, Обоянь, Курск, но безрезультатно. Тогда 11 июля немцы начали перегруппировку сил в направлении на Прохоровку. Но буквально через несколько часов сведения об этом лежали на столе у советского командования. В результате развернувшееся 12 июля танковое сражение под Прохоровкой окончилось победой советских войск.

В результате побед, одержанных в 1943 г. в зимней кампании 1944 г., части Красной Армии вышли на границу СССР и перенесли военные действия на территорию оккупированных Германией восточно-европейских государств и Восточной Пруссии. Это обстоятельство потребовало от разведотделов фронтов по-новому налаживать разведывательную работу, особенно агентурную в тылу противника. Дело в том, что на территории Польши или Чехословакии местное население достаточно лояльно относилось к представителям Красной Армии, в Германии же каждый был врагом, не за страх, а за совесть помогающим властям бороться с русскими шпионами.

24 июля 1944 г. нарком обороны СССР издает директиву, обязывающую начальников штабов и разведотделов фронтов создавать активно действующие агентурные сети на территории Германии, Венгрии, Румынии, Польши, Чехословакии и других стран путем внедрения агентуры на важные объекты на глубину до 500 км от линии фронта, а также в различные националистические и другие организации и формирования. А в приказе по агентурной разведке №001 наркома обороны за 1945 г. требовалось по мере приближения к территории Германии усилить разведывательно-диверсионную деятельность и увеличить число забрасываемых в тыл противника разведгрупп.

В начале августа 1944 г. для организации разведывательно-диверсионных групп, предназначенных для заброски на территорию Восточной Пруссии, в Брест направляется оперативная группа офицеров Разведуправления Генштаба во главе с В.А.Никольским. В состав группы входили подполковник В.И.Кириленко, подполковник И.М.Семенов, подполковник С.И.Шепелев, майор В.П.Алексеев, майор П. Н.Савельев, старший лейтенант В.Б.Величко и другие. Эта и другие оперативные группы Разведуправления совместно с разведотделами фронтов забрасывали на территорию Германии разведгруппы с заданием выявлять состав и нумерацию частей и соединений противника, переброску войск, местонахождение аэродромов и т.п. Так, в ходе операции в Восточной Пруссии в тыл противника было заброшено 36 разведгрупп, а в полосе ответственности 1-го Украинского фронта действовало более 18 разведгрупп. А упомянутая оперативная группа В.А.Никольского отправила в тыл противника более 120 разведчиков и агентов.

Однако массовая заброска крупных разведгрупп, целиком оправдавшая себя на территории СССР, временно оккупированной немцами, оказалась неэффективной в изменившихся условиях. Главной причиной этого стало стремление как можно быстрее испытанными методами добиться нужных результатов. Но при этом не учитывалась совершенно иная агентурная обстановка, сложившаяся на территории Германии, что привело к неоправданно большим потерям.

Воспоминания о действиях разведгрупп на территории Германии В.А.Никольский: «Конечные итоги главного направления нашей деятельности не оправдали надежд командования. Еще до окончания войны нам стало известно, что почти все наши разведывательно-диверсионные группы были уничтожены противником вскоре после приземления. Сбылись наши худшие опасения, высказывавшиеся в свое время руководству. Посылка относительно большого числа групп из советских людей, не знающих языка, являлась фактически авантюрой. Наши спецподразделения были слишком малочисленны, чтобы защитить себя и вести разведку, и слишком велики для маскировки и укрытия в искусственно насаженных аккуратных лесах Западной Польши и Восточной Пруссии. Широкие просеки, разветвленная система лесных объездчиков, совершенные средства связи с телефонами не только в квартирах, но и на дорогах, покрывающих густой сетью всю страну, давали возможность по малейшему сигналу любого немца о появлении советских парашютистов направлять моторизованные карательные отряды полицейских и эсэсовцев с собаками в любой пункт, где могли скрываться наши люди. В таких облавах принимали участие все немцы, способные носить оружие. Проводилась так называемая «хазенягд» - «охота на зайцев», где в качестве зайцев выступали обнаружившие себя наши разведчики... Из 120 опытных разведчиков и агентов, направленных нами из Бреста и Кобрина, в живых уцелело всего с десяток человек, с трудом выживших до прибытия в район их выброски советских войск».

Учитывая сложившуюся обстановку Разведуправление на завершающем этапе войны сделало ставку на заброску в тыл противника небольших групп и отдельных разведчиков, в основном немцев по национальности. Так, разведотдел 3-го Белорусского фронта в декабре 1944 г. в Каунасе стал готовить агентов-немцев. Набирали будущих агентов из числа немецких перебежчиков, военнопленных или репрессированных фашистами. В тыл противника такие агенты забрасывались в немецкой военной форме, они были снабжены соответствующей легендой и документами (солдатскими книжками, командировочными предписаниями, отпускными билетами, проездными билетами и т.д.). О масштабах и результатах работы таких разведгрупп можно судить по следующему донесению в Разведуправление: «Начальнику Разведуправления ГШ Красной Армии. Генерал-полковнику Кузнецову. С августа 1944 по март 1945 г. подготовлено 18 разведгрупп из числа пленных — 14 радиофицированных, 4 группы маршагентов. С тремя группами не была установлена связь: одна группа погибла, вторая предана радистом, третья, очевидно, погибла, т.к. выброшена непосредственно в район активных боевых действий. Из оставшихся 11 групп 2 вышли на связь, но не работали. 9 работали от 8 дней до 3 месяцев...4 группы маршагентов в срок не возвратились, судьба их неизвестна. Начальник разведотдела штаба 3-го Белорусского фронта генерал-майор Алешин».

Как видно из данного документа, результаты работы таких разведгрупп были явно неудовлетворительные. Но выбора не было, и заброска разведгрупп, составленных из немцев, продолжалась до самой Победы.

Более успешно действовала фронтовая войсковая разведка. Так, во время подготовки Берлинской операции было проведено 1800 разведывательных поисков, захвачено около 1400 пленных и 2000 различных штабных документов. Воздушная разведка провела 2580 разведывательных вылетов и сфотографировала всю систему оборонительных сооружений противника на глубину 70-80 км, включая Берлин, несколько раз. А радиоразведка установила расположение войск 3-й танковой армии, 9-й армии, штабов всех корпусов и 15 из 25 дивизий противника.

В 1945 г. Великая Отечественная война закончилась победой советского народа над немецко-фашистскими войсками. Вклад военной разведки в победу был огромен. Это отмечали в своих воспоминаниях такие видные советские военачальники, как Г.К.Жуков, А.М.Василевский, К.К.Рокоссовский, И.С.Конев, И.Х.Баграмян, С.М.Штеменко, Н.И. Крылов и многие другие. В ходе войны выработалась эффективная система организации разведки и ее применения, сложились боевые традиции, сформировались высококвалифицированные кадры, накопился богатейший опыт проведения разведывательных операций. Все это было использовано в последующие годы, когда мир разделил «железный занавес» и ведущие мировые державы были втянуты в так называемую холодную войну.

1.4 .Деятельность органов госбезопасности СССР в послевоенный период (1945-1954гг).

Первое послевоенное десятилетие явилось весьма напряженным и интересным периодом в жизни нашей страны и ее органов государственной безопасности. В эти годы активно шло восстановление разрушенных в войну сел, городов и целых регионов, поднимались из руин фабрики, заводы, создавались новые отрасли промышленности. Деятельность отечественных органов безопасности развертывалась в 1945-1954 годах в условиях непростой политической и оперативной обстановки. К числу основных внешних факторов, оказавших огромное влияние на направленность и содержание их работы, следует, прежде всего, отнести начало "холодной войны" между СССР и ведущими западными странами.

В условиях существовавшей в стране однопартийной политической системы фактическое руководство в сфере обеспечения государственной безопасности, военного строительства и т.п. сосредоточилось в послевоенный период в руках узкого круга лиц, входивших в состав Политбюро ЦК ВКП (б). Органы "Смерш" - НКГБ-МГБ-МВД СССР находились под постоянным контролем лично И.В. Сталина, а также назначаемого из числа членов Политбюро ЦК ВКП (б) куратора. Ими в послевоенный период являлись поочередно А.А. Кузнецов, Г.М. Маленков и Н.А.Булганин[12] .

Все важные решения в сфере правового регулирования деятельности органов госбезопасности принимались по устоявшейся с годами одной и той же схеме. Инициаторы - ими, как правило, выступали члены Политбюро и Центрального комитета ВКП (б), ЦК и обкомы партии союзных и автономных республик, краев и областей, центральный аппарат "Смерш "- НКГБ - МГБ - МВД СССР выходили со своими предложениями в Секретариат ЦК ВКП (б), который в качестве первой инстанции их рассматривал и утверждал. По второстепенным вопросам - назначениям руководителей местных органов госбезопасности, незначительным штатным изменениям и т.п. решения Секретариата ЦК ВКП (б) было достаточно и оно, оформленное в письменном виде, направлялось для выполнения в орган исполнительной власти - Совет Министров СССР, который принимал соответствующее постановление. По наиболее серьезным вопросам рассмотренные предварительно в Секретариате ЦК ВКП (б) документы поступали для окончательного утверждения в Политбюро ЦК ВКП (б) и лишь затем, оформленные в виде выписки из протокола заседания, направлялись в органы исполнительной власти. Именно такой путь проходили решения, касавшиеся задач, структуры органов разведки и контрразведки, использования специальных сил и средств, назначения руководителей центрального аппарата органов госбезопасности, проведения массовых выселений отдельных категорий населения и т.п.

На протяжении всего первого послевоенного десятилетия достаточно активно шел процесс организационного строительства и совершенствования структуры советских органов государственной безопасности, который условно можно разделить на три основных этапа. Первый из этих этапов, по сути, является периодом воссоединения органов госбезопасности в рамках единого ведомства и расширения их компетенции. Его хронологические рамки охватывают 1945-1951 годы.

Известно, что к моменту окончания второй мировой войны в силу ряда причин органы государственной безопасности, и, прежде всего, контрразведывательные подразделения, оказались рассредоточенными по четырем различным ведомствам. Внешнеполитическая разведка, транспортные и территориальные органы контрразведки входили в состав самостоятельного Наркомата государственной безопасности СССР. Военная контрразведка была представлена на этот момент времени Главным управлением контрразведки "Смерш" НКО СССР, Управлением контрразведки "Смерш" НКВМФ СССР и органами "Смерш" НКВД СССР, обслуживавшими в оперативном плане пограничные, внутренние и железнодорожные войска наркомата внутренних дел. Подобное положение объяснялось тем, что вхождение в состав военных ведомств позволяло в годы войны военной контрразведке, опираясь на помощь командования, более эффективно решать свои задачи на фронте и в прифронтовой полосе. Однако сохранение раздробленности контрразведывательной службы в мирное время могло бы стать серьезной помехой в организации эффективной борьбы с разведывательно-подрывной деятельностью спецслужб иностранных государств.

Вопрос об объединении органов государственной безопасности был поднят на уровне партийно-государственного руководства страны весной 1946 года. К этому времени в рамках преобразования СНК СССР в Совет министров СССР НКГБ СССР было переименовано в Министерство государственной безопасности СССР.

По поручению И.В. Сталина министр госбезопасности СССР В.Н. Меркулов, его заместитель С.И. Огольцов и начальник ГУКР "Смерш" НКО СССР В.С. Абакумов подготовили записку с проектом реорганизации Министерства государственной безопасности СССР и представили ее 3 мая 1946 года главе правительства. Проект предусматривал ряд серьезных структурных изменений в МГБ СССР, главным из которых было включение в состав министерства военной контрразведки "Смерш". 4 мая 1946 года представленный проект был рассмотрен и утвержден на заседании Политбюро ЦК ВКП (б).

В обновленном виде Министерство государственной безопасности стало включать в себя: Первое Главное управление по разведывательной и контрразведывательной работе за границей, Второе Главное управление по контрразведывательной и разведывательной работе внутри СССР (среди гражданского населения и иностранцев), Третье Главное управление по контрразведывательной работе в частях вооруженных сил СССР, Четвертое управление - розыскное, Пятое управление - оперативное (наружное наблюдение, предварительная разработка), Шестое управление - шифровально-дешифровальное, управления охраны № 1 и 2 (охрана правительства), Следственную часть по особо важным делам.

Кроме того, в структуру центрального аппарата МГБ СССР входил ряд самостоятельных оперативных отделов: отдел "А" (оперучеты, статистика, архив), отдел "В" (цензура и перлюстрация корреспонденции), некоторые другие.

Состоявшееся 20 августа 1946 года решение Политбюро ЦК ВКП (б) о приеме-сдаче дел МГБ СССР наметило дальнейшие мероприятия по совершенствованию организационной структуры органов государственной безопасности. В целях обеспечения борьбы с агентурой иностранных разведок и "антисоветским подпольем" на железнодорожном транспорте, на морском и речном флотах в МГБ СССР создавалось специальное управление и его органы на местах. Центральный аппарат МГБ пополнился дополнительно отделом оперативной техники, а также тюремным и финансовым отделами. При министре государственной безопасности СССР образовывалось свое ведомственное Особое совещание.

В начале 1947 года были произведены новые серьезные структурно-кадровые преобразования в системе органов МГБ, на этот раз связанные с необходимостью усиления борьбы с националистическим сепаратистским подпольем в западных регионах страны. В соответствии с постановлением СМ СССР от 20 января 1947 года из МВД Литовской, Латвийской, Эстонской ССР, управлений МВД западных областей Украины и Белоруссии в соответствующие министерства и управления МГБ республик и областей передавался личный состав отделов по борьбе с бандитизмом. Этим же решением был оформлен переход из МВД в МГБ внутренних войск. На базе отошедших к МГБ отделов по борьбе с бандитизмом в марте - апреле этого же года были сформированы управления-отделы 2-Н МГБ-УМГБ Украины, Белоруссии и Прибалтийских республик по борьбе с националистическим подпольем.

1947 г. вошел в историю отечественных органов государственной безопасности и как год серьезного реформирования всей системы советской внешней разведки. В соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 30 мая 1947 года был создан Комитет информации (КИ) при Совете Министров СССР, который возглавил министр иностранных дел СССР В.М. Молотов. Созданное самостоятельное ведомство внешней разведки оказалось, однако, по мнению ряда исследователей недостаточно работоспособным. Разрыв традиционных связей военной и внешнеполитической разведок со своими бывшими коллегами из Министерства вооруженных сил (МВС) и МГБ СССР негативно сказывался на результатах оперативной деятельности. В силу этого уже в январе 1949 года из состава Комитета Информации была выведена и передана в МВС военная разведка. Статус же оставшихся разведподразделений был понижен и Комитет Информации вошел в подчинение Министерства иностранных дел СССР.

Весьма неординарным завершением происходившего в период 1947-1949 годов процесса перераспределения сил и компетенций между МВД и МГБ стало принятое в октябре 1949 года Политбюро ЦК ВКП (б) и правительством решение о передаче в министерство госбезопасности органов милиции и пограничных войск. Нельзя не отметить, что таким образом фактически была воспроизведена ситуация начала 1930-х годов, когда органы внутренних дел и пограничники входили в состав ОГПУ СССР.
Вхождение пограничных войск в состав МГБ СССР позволило улучшить координацию местных органов госбезопасности и пограничников по вопросам повышения эффективности охраны госграницы, розыска нарушителей.

Последним крупным организационным мероприятием первого этапа стало создание в МГБ СССР согласно решению Политбюро ЦК ВКП (б) от 9 сентября 1950 года специальных Бюро № 1 и Бюро № 2. Задача первого из них состояла в проведении диверсионных актов за границей, а второго - в выполнении специальных заданий внутри СССР.

Очередной второй этап организационного строительства органов государственной безопасности СССР, временные рамки которого охватывают период с середины 1951 по февраль 1953 года, протекал в гораздо более спокойном темпе. Наступление нового периода в развитии органов госбезопасности непосредственно связано с арестом В.С.Абакумова и появлением 11 июля 1951 года решения Политбюро ЦК ВКП (б) "О неблагополучном положении в Министерстве государственной безопасности СССР".

К числу весьма важных структурных преобразований органов госбезопасности второго этапа следует, прежде всего, отнести возвращение в состав МГБ СССР внешнеполитической разведки. Решение об этом было принято на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) от 1 ноября 1951 года. Организационно внешняя разведка вошла в состав заново созданного Первого главного управления МГБ СССР. Примерно в это же время, в марте 1952 года, в центральном аппарате МГБ на базе Главного управления внутренних войск и Управления войск правительственной "ВЧ" - связи МГБ было сформировано Главное управление Внутренней охраны МГБ СССР.

Последней крупной реорганизацией сталинского периода истории отечественных органов государственной безопасности стало решение инстанции от 30 декабря 1952 года о создании Главного Разведывательного управления (ГРУ) МГБ СССР на базе слияния уже существовавших Первого и Второго главных управлений, Бюро № 1 и некоторых других отделов. Предусматривалось, что ГРУ МГБ СССР будет состоять из двух основных управлений: Управления по разведке за границей и Управления по контрразведке внутри страны. Однако данное решение так и не было претворено в жизнь в связи с последовавшей вскоре смертью И.В. Сталина и новой реорганизацией правоохранительных органов.

Смерть бессменного в течение тридцати лет лидера страны весной 1953 года положила начало новому третьему этапу реформирования органов госбезопасности. Уже 5 марта 1953 года Совет Министров и Президиум Верховного Совета СССР в своем совместном постановлении признали необходимым осуществить некоторые мероприятия по улучшению партийного и хозяйственного руководства страной. Согласно этому постановлению большая часть министерств объединялась в более крупные ведомства. В рамках этой компании МГБ СССР и МВД СССР вошли в состав нового Министерства внутренних дел СССР, главой которого был назначен Л.П. Берия.

Внутренняя структура созданного нового ведомства в целом не претерпела существенных изменений. Определенные изменения произошли в основном только в центральном аппарате МВД СССР и территориальных органах. Так, внешняя разведка, вопреки традициям, получила наименование Второго главного управления, а контрразведывательная служба стала Первым главным управлением. Бывшее Пятое управление МГБ СССР было, в свою очередь, разделено на два управления: Четвертое (секретно-политическое) и Пятое (экономическое). Главное управление охраны МГБ СССР на транспорте стало Шестым (транспортным) управлением. Главное управление охраны превратилось в Девятое управление МВД СССР, а Третье главное управление (военная контрразведка) сохранило свое наименование, но потеряло статус главка. С лета 1953 года его органы на местах стали называться особыми отделами МВД. Вспомогательные отделы прежнего министерства госбезопасности ("А", "Б" и т.д.) стали именоваться спецотделами и получили цифровые наименования от единицы до десяти. Свое обозначение сохранили лишь отделы "М" (мобилизационный) и "П" (спецпоселенцы).

Подводя итоги рассмотрения вопроса об организационном строительстве, следует отметить, что в силу исторических традиций и реалий международной, внутриполитической и оперативной обстановки в развитии советских органов государственной безопасности в послевоенный период возобладала тенденция к объединению их в рамках единого ведомства. Органы МГБ СССР представляли собой в этой связи "универсальную" спецслужбу, а точнее совокупность нескольких спецслужб: внешней разведки, контрразведки, политического сыска, охраны правительства, охраны границ и обеспечения правительственной связи. Другой характерной для данного периода тенденцией стало перераспределение сил, средств и компетенции между МВД и МГБ СССР.

К моменту окончания второй мировой войны во главе советских органов государственной безопасности оказались в основном те люди, которые сделали карьеру после массовых операций 1937-38 годов и являлись выдвиженцами наркома внутренних дел Л.П. Берии.

Возглавив МГБ СССР в мае 1946 года, В.С. Абакумов стал опираться на своих бывших подчиненных из военной контрразведки. В результате этого многие прежние руководители ГУКР "Смерш" НКО и управлений контрразведки фронтов оказались в период 1946-1951 годов во главе ведущих управлений и отделов центрального аппарата министерства.

После клеветнического заявления старшего следователя М. Рюмина о сокрытии министром госбезопасности от ЦК ВКП (б) данных по важным уголовным делам, В.С. Абакумов в июле 1951 года был отстранен от работы и арестован. Новым министром госбезопасности в августе 1951 года был назначен С.Д. Игнатьев, сделавший ставку на привлечение в органы МГБ и назначение на руководящие должности бывших партийных и советских работников.

Оказавшись во главе ведомства госбезопасности, С.Д. Игнатьев, слабо разбираясь в тактике ведения текущих операций и разработок, тем не менее, смог вскрыть ряд действительно серьезных проблем в деятельности органов МГБ СССР и попытался, насколько это было в его силах, добиться соблюдения законности в оперативной и следственной работе.

Возглавивший после смерти Сталина объединенное МВД СССР Л.П. Берия постарался избавиться от выдвиженцев С.Д. Игнатьева, но был 26 июня 1953 года арестован и позднее расстрелян вместе с несколькими своими ближайшими сотрудниками. После его ареста органами внутренних дел и государственной безопасности до создания 13 марта 1954 года Комитета государственной безопасности при СМ СССР руководил С.Н. Круглов.

Подобные регулярные перестановки руководителей "верхнего эшелона" органов НКГБ-МГБ-МВД являлись серьезным препятствием для повышения эффективности работы органов государственной безопасности. Они порождали атмосферу неуверенности, лишали руководителей стимула серьезно заниматься совершенствованием работы в подчиненных органах. В работе ряда подразделений центра и периферии не чувствовалось преемственности.

Проводимые органами государственной безопасности в 1949-1950 годах "массовые операции" и "чистки" обусловили тот факт, что именно на это время приходится в первое послевоенное десятилетие пик арестов граждан за "антисоветскую пропаганду". Если в 1948 году за данный вид преступления было арестовано 9 499 человек, то в 1949 году эта цифра составила 15 471 человек, а в 1950 году - 12 427 человек. В последующие годы число арестованных за "антисоветскую пропаганду" значительно снижается.

Проведенный анализ основных направлений деятельности органов НКГБ-МГБ-МВД СССР позволяет сделать вывод о том, что с окончанием второй мировой войны органы государственной безопасности СССР получили лишь короткую "передышку". В 1946-1947 годах началось новое серьезное осложнение политической и оперативной обстановки. С учетом этого, а также выполняя установки партийно-государственного руководства, органы НКГБ-МГБ-МВД СССР создали и поддерживали в стране в первое послевоенное десятилетие жесткий контрразведывательный режим, занимались подавлением любых форм инакомыслия.

В целом, не смотря на определенные издержки, следует признать, что в условиях разгоравшейся "холодной войны" органы государственной безопасности СССР оказались на высоте требований момента. Пресекая разведывательно-подрывную деятельность иностранных разведок и незаконных вооруженных формирований, они внесли существенный вклад в дело обеспечения суверенитета и территориальной целостности страны, сохранение завоеванных СССР в ходе второй мировой войны международных позиций.

1.5. Комитет государственной безопасности

Комитет государственной безопасности - одна из мощнейших в мире организаций по обеспечению государственной безопасности. КГБ было создано в марте 1954 года на базе существовавшего Министерства госбезопасности.

Приказом председателя КГБ от 18 марта 1954 г. была определена структура нового ведомства, в котором, не считая вспомогательных и обеспечивающих подразделений, были образованы: Первое главное управление — внешняя разведка и контрразведка, «активные мероприятия», анализ поступающей из резидентур информации; Второе главное управление — внутренняя контрразведка, борьба со шпионажем и с подрывными действиями, промышленная безопасность; Третье главное управление - контрразведка в советских вооруженных силах (военная контрразведка), ОО (особые отделы); Четвертое управление - политический розыск, вело работу по розыску политических преступников и изменников родины, в дальнейшем занималось охраной и внутренней безопасностью посольств и консульств, осуществляло контрразведку на транспорте; Пятое управление — борьба с антисоветской деятельностью (работа во всех идеологических организациях, с диссидентами); Шестое управление — контрразведка на всех видах транспорта (занималось антидиверсионной деятельностью, предотвращением опасных ситуаций и т. д., впоследствии занималось защитой госсекретов в экономике); Седьмое управление — служба наружного наблюдения (оперативный поиск); Восьмое главное управление — шифровальное и дешифровальное, работало по прямому назначению; Девятое управление — обеспечение охраны руководства страны и секретных объектов, Кремлевский полк; Десятое управление – учетно-архивное; Главное управление пограничных войск; Управление правительственной связи; Инспекторское управление — осуществляло проверку деятельности подразделений КГБ в центре и на местах; Следственная часть по особо важным делам (на правах управления); Управление хозяйственной службы. Кроме перечисленных главков и управлений в составе комитета существовали десять самостоятельных отделов, затем добавилось еще два. КГБ прекратил свое существование накануне распада Советского Союза (декабрь 1991 года).

В июне 1954 г. было проведено Всесоюзное совещание руководящих работников КГБ, на котором с программной речью выступил Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев.

2 апреля 1957 г. КГБ при СМ СССР были переданы из структуры МВД пограничные войска и для управления ими образовано Главное управление пограничных войск (ГУПВ).

В пункте 1 Положения о КГБ и его органах на местах, утвержденного постановлением Совета министров СССР 9 января 1959 г., подчеркивалось, что органы государственной безопасности "...являются политическими органами, осуществляющими мероприятия коммунистической партии и правительства по защите социалистического государства от посягательств со стороны внешних и внутренних врагов, а также по охране государственной границы СССР. Они призваны бдительно следить за тайными происками врагов советской страны, разоблачать их замыслы, пресекать преступную деятельность империалистических разведок против Советского государства...
Комитет государственной безопасности работает под непосредственным руководством и контролем Центрального комитета КПСС".

В пункте 11 раздела "Кадры органов и войск государственной безопасности" положения отмечалось: "Работники органов государственной безопасности должны воспитываться в духе беспощадной борьбы с врагами нашей Родины, умения предотвращать преступления, выполнять свой служебный долг, не щадя своих сил, проявляя при этом решительность и инициативу. В органах государственной безопасности не должно быть места карьеристам, подхалимам и перестраховщикам".

В пункте 12 подчеркивалось: "Органы государственной безопасности обязаны непосредственно и через соответствующие организации принимать меры предупредительного характера в отношении тех советских граждан, которые допускают политически неправильные поступки в силу своей недостаточной политической зрелости.

Надзор за следствием в органах госбезопасности осуществляется генеральным прокурором СССР и подчиненными ему прокурорами в соответствии с Положением о прокурорском надзоре в СССР".
Руководители и партийные организации органов и войск КГБ обязывались воспитывать своих сотрудников "...в духе партийной принципиальности, беззаветной преданности Коммунистической партии и социалистической Родине, в духе бдительности, честного отношения к делу и строжайшего соблюдения социалистической законности.

С 1954 г. подготовка сотрудников велась в Высшей школе КГБ при СМ СССР, ставшей высшим учебным заведением с трехлетним сроком обучения.

С 1954 г. численность личного состава КГБ была сокращена более чем на 50%, а в 1955 г. численность личного состава была дополнительно сокращена на 7678 единиц и 7800 офицеров были переведены на положение рабочих и служащих. В апреле 1959 г. ставший председателем КГБ А.Н. Шелепин предложил сократить штат оперативных работников в центре и на местах еще на 3200 единиц, а штат рабочих и служащих - на 8500 человек.

С введением в действие новых Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов РСФСР и союзных республик к подследственности, то есть к компетенции органов КГБ при СМ СССР, была отнесена работа по 15 составам особо опасных и иных государственных преступлений, в том числе измене Родине, шпионажу, разглашению государственной тайны и утрате документов, содержащих государственную тайну, террористическим актам, диверсиям, вредительству, нелегальному переходу государственной границы, контрабанде, незаконным валютным операциям, антисоветской агитации и пропаганде, организационной антисоветской деятельности.

18 мая 1967 г. на должность председателя КГБ при СМ СССР был назначен Секретарь ЦК КПСС и заведующий отделом ЦК по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран Ю.В. Андропов.

В 1967 г. органами КГБ привлечены к уголовной ответственности 738 человек, из них 263 человека за особо опасные и 475 - за иные государственные преступления. В числе привлеченных к уголовной ответственности 3 человека, совершивших диверсии, 121 человек являются предателями и карателями периода немецко-фашистской оккупации, 34 человека обвинялись в измене Родине и покушении на измену, 96 человек - в антисоветской агитации и пропаганде, 221 человек - в нелегальном переходе границы, 100 человек - в хищениях государственного и общественного имущества в крупных размерах и взяточничестве, 148 человек - в контрабанде и нарушении правил о валютных операциях, один иностранец и один советский гражданин арестованы за шпионаж...
Следственными аппаратами КГБ пересмотрено по заявлениям граждан 6732 архивных уголовных дела на 12 376 человек, по 3783 делам вынесены заключения о их прекращении. Контрольно-пропускными пунктами пограничных войск и следственными аппаратами КГБ у контрабандистов и валютчиков изъято в 1967 г. золота в слитках и монетах около 30 кг, изделий из драгоценных металлов и камней, иностранной валюты и разных товаров на общую сумму 2 миллиона 645 тысяч рублей.

26 ноября 1969 г. было образовано "Бюро связи КГБ с издательствами и другими средствами массовой информации", чаще именовавшееся "Пресс-бюро КГБ", в мае 1990 г. преобразованное в Центр общественных связей со значительным расширением его функций и кардинальным изменением методов и форм работы.

13 марта 1969 г. было создано 15-е управление, основной задачей которого являлось "обеспечение постоянной готовности к немедленному приему укрываемых (советского руководства -О.Х.), в защищенные пункты (объекты) и создание в них условий, необходимых для нормальной работы в особый период".

В сентябре 1981 г. управление "Т" 2-го главного управления, осуществлявшее контрразведывательную работу по обеспечению безопасности транспортных отраслей страны, было преобразовано в самостоятельное 4-е управление КГБ СССР.

В мае 1982 г. Ю.В. Андропов был избран Секретарем ЦК КПСС, а новым председателем КГБ стал В. В. Федорчук.

15 октября того же года было образовано 6-е управление - по защите экономики. Ранее, с 1967 г. эту задачу решали 9, 19 и 11-й отделы ВГУ, а с сентября 1980 - Управление "П" в составе Второго главного управления КГБ СССР.

Постановлением Совета министров СССР от 11 августа 1989 г. 5-е управление было преобразовано в Управление по защите советского конституционного строя (Управление "3") КГБ СССР.

В декабре 1990 г. произошла последняя крупная реорганизация в КГБ - было образовано Управление по борьбе с организованной преступностью - Управление "ОП".

В 1965-1966 гг. органами госбезопасности в ряде республик было вскрыто около 50 националистических групп, в которые входили свыше 500 человек. В Москве, Ленинграде и некоторых других местах разоблачены антисоветские группы, участники которых в так называемых программных документах декларировали идеи политической реставрации...

На основании постановления Совета министров (№ 676-222 от 17 июля 1967 г.) был издан приказ председателя КГБ СССР № 0096 от 25 июля с объявлением структуры и штатов образованного управления.[13]

Первоначально в 5-м управлении были сформированы 6 отделов и их функции были следующие:

1-й отдел - контрразведывательная работа на каналах культурного обмена, разработка иностранцев, работа по линии творческих союзов, научно-исследовательских институтов, учреждений культуры и медицинских учреждений;

2-й отдел - планирование и осуществление контрразведывательных мероприятий совместно с ПГУ против центров идеологических диверсий империалистических государств, пресечение деятельности НТС, националистических и шовинистских элементов;

3-й отдел - контрразведывательная работа на канале студенческого обмена, пресечение враждебной деятельности студенческой молодежи и профессорско-преподавательского состава;

4-й отдел - контрразведывательная работа в среде религиозных, сионистских и сектантских элементов и против зарубежных религиозных центров;

5-й отдел - практическая помощь местным органам КГБ по предотвращению массовых антиобщественных проявлений; розыск авторов антисоветских анонимных документов и листовок; проверка сигналов по террору;

6-й отдел - обобщение и анализ данных о деятельности противника по осуществлению идеологической диверсии, разработка мероприятий по перспективному планированию и информационной работе.

В августе 1969 г. был образован 7-й отдел, в который были выведены из 5-го отдела функции выявления авторов анонимных антисоветских документов, содержащих угрозы террористического характера, а также оперативной разработки и предупреждения враждебной деятельности лиц, вынашивавших террористические намерения.

В июне 1973 г. был образован 8-й отдел по борьбе с подрывной деятельностью зарубежных сионистских центров, а в следующем году - 9-й (разработка антисоветских группирований, имеющих связи с зарубежными центрами идеологической диверсии) и 10-й отделы. Последний совместно с ПГУ занимался вопросами проникновения, выявления планов зарубежных спецслужб и идеологических центров и парализацией их деятельности.

В феврале 1982 г. был образован 13-й отдел для выявления и пресечения "негативных процессов, имеющих тенденцию к перерастанию в политически вредные проявления", в том числе изучения нездоровых молодежных формирований - мистических, оккультных, профашистских, рокеров, панков, футбольных "фанатов" и подобных. 14-й отдел занимался предотвращением акций идеологической диверсии, направленной в среду журналистов, сотрудников СМП, общественно-политических организаций.

Представление о задачах 5-го управления дает выступление Ю. А. Андропова на Пленуме ЦК КПСС 27 апреля 1973 г. В нем, в частности, отмечалось, что происходящие в мире изменения, "общее усиление позиций социализма заставили империалистов отказаться от попыток сломить социализм путем "лобовой атаки". Эти перемены, безусловно, отвечают нашим интересам. Вместе с тем нельзя не видеть того, что противник не отказался от своих целей. Теперь, особенно в условиях разрядки он ищет и будет искать иные средства борьбы против социалистических стран, пытаясь вызвать в них "эрозию", негативные процессы, которые бы размягчали, а, в конечном счете - ослабляли социалистическое общество.

Ю.В. Андроповым были приведены слова сотрудника американской разведки, одного из руководителей "Комитета "Радио свобода" (1); "Мы не в состоянии захватить Кремль, но мы можем воспитать людей, которые могут это сделать, и подготовить условия, при которых это станет возможным". Вообще говорит он: "Зачем мы изучаем Советский Союз и положение в этой стране?.. Одной наукой освободиться от коммунизма невозможно, нужны действия. Значит, за нами должны быть силы, которые в состоянии действовать".

По замыслу ЦРУ, целенаправленная деятельность агентуры влияния будет способствовать созданию определенных трудностей внутриполитического характера в Советском Союзе, задержит развитие нашей экономики, будет вести научные изыскания в Советском Союзе по тупиковым направлениям. При выработке указанных планов американская разведка исходит из того, что возрастающие контакты Советского Союза с Западом создают благоприятные предпосылки для их реализации в современных условиях.

По заявлениям американских разведчиков, призванных непосредственно заниматься работой с такой агентурой из числа советских граждан, осуществляемая в настоящее время американскими спецслужбами программа будет способствовать качественным изменениям в различных сферах жизни нашего общества и прежде всего в экономике, что приведет, в конечном счете к принятию Советским Союзом многих западных идеалов.

Глава 2. Роль органов государственной безопасности во внутрипартийной борьбе

Окончание Гражданской войны поставило на очередь дня практические задачи строительства нового общества. Жестко сформулированных принципов, готовых рецептов такого строительства у правящей партии не было. Внутрипартийная борьба по этим проблемам приобрела перманентный характер уже с 1921 года. Фракции и группировки, возникшие в партии, представляли своеобразный суррогат многопартийности. Они приобрели своих лидеров, политические амбиции которых играли далеко не последнюю роль в накале страстей. Постепенно внутрипартийная борьба превратилась в борьбу за власть в партии и государстве, и во второй половине 1920-х - начале 1930-х годов стала угрожать интересам государственной безопасности.

Раскол в правящей партии первоначально коснулся ее верхушки и частично партаппаратчиков среднего звена, однако он ощущался и в органах госбезопасности. Уже дискуссия 1923 года показала, что единства среди сотрудников ОГПУ не было. По данным на декабрь 1923 года, из 546 человек, состоявших на учете в партячейке ОГПУ, линию ЦК поддерживали 367 коммунистов, 129 - колеблись, за оппозицию выступали 40. Колебания проявлял сам председатель ОГПУ Ф.Э. Дзержинский, который с карандашом в руках лично отслеживал политические позиции каждого сотрудника центрального аппарата ОГПУ.

Ф.Э. Дзержинский противился превращению органов госбезопасности в орудие внутрипартийной борьбы. Однако после его смерти ситуация начала меняться. В 1926-1927 годах шла уже неприкрытая борьба за власть и объединенная левая оппозиция использовала все средства для захвата власти. К этому времени изменился кадровый состав руководства центрального аппарата и полномочных представительств ОГПУ на местах. Сторонники оппозиции были переведены на хозяйственную работу в другие ведомства, либо оказались вовсе не у дел. С одной стороны, ОГПУ продолжало оставаться частью государственного аппарата, обеспечивая решение проблем безопасности, с другой стороны, это был "вооруженный отряд коммунистической партии", который Сталин рассматривал как своеобразный "орден меченосцев внутри государства советского". Эта двойственность во многом начинала сказываться на формах и методах борьбы с оппозицией.

Руководившие ОГПУ В.Р. Менжинский, Г.Г. Ягода, М.А. Трилиссер не пользовались в партийных кругах таким авторитетом как Ф.Э. Дзержинский, но играли важную роль в обеспечении советской государственности. Они приглашались практически на все заседания политбюро, принимали участие в работе пленумов и съездов, входили в состав высших законодательных органов власти.

В 1927 году внутрипартийная борьба достигла апогея. Время публичных дискуссий прошло. На заседании президиума ЦКК старый партиец А.А. Сольц заявил, что "ОГПУ может, придется арестовать оппозиционеров во главе с Троцким". Л.Д. Троцкий и его последователи немедленно заговорили о "новом термидоре". Видный троцкист Н.И. Муралов в частном разговоре бросил фразу, что "при таком накале борьбы можно дойти до перестрелки", и его собеседник заявил в ОГПУ и ЦКК, что оппозиция переходит к террору.

В ночь с 12 на 13 сентября 1927 года органами ОГПУ в Москве были арестованы участники нелегальной организации Щербаков и Тверской. Во время обыска у них были изъяты множительная техника и печатные издания, с платформой объединенной левой оппозиции. На допросе Тверской дал показания о существовании в среде оппозиционеров группы военных заговорщиков (Мрачковский, Гердовский, Охотников), занятых якобы подготовкой государственного переворота. 13 сентября руководство ОПТУ информировало ЦКК о подготовке военного переворота в СССР в ближайшее время. Эти материалы были приобщены ЦКК к делу о нелегальной типографии. Секретариат ЦК ВКП(б) дал санкцию на проведение по линии ОГПУ обысков у коммунистов, связанных с этим делом. 22 сентября во все партийные организации было разослано специальное письмо о связях оппозиционеров, печатавших предсъездовскую платформу в подпольной типографии, с контрреволюционными заговорщиками. В ответ на эти действия руководители оппозиции Зиновьев, Смилга и Петерсон обратились в ЦК с официальным запросом относительно личности фигурировавшего в деле белогвардейского офицера. 28 сентября они были приняты руководством ОГПУ. Присутствующий при беседе Г.Г. Ягода сообщил, что "врангелевский офицер" является их сотрудником и "помог уже не раз ОГПУ раскрыть белогвардейские заговоры". Однако назвать его фамилию отказался по конспиративным соображениям. Президиум ЦКК объявил выговор сотруднику центрального аппарата ОГПУ М. И. Гаю за дачу ложных показаний о подпольной типографии троцкистов.

В директиве ЦК ВКП(б) «О мерах борьбы с оппозицией» указывалось, что эта законспирированная организация «коренится в недрах ВКП(б) и ВЛКСМ и до сих пор использует их аппарат, пытается разрушить их изнутри». Наряду с идеологическими и организационными мерами в документе определялись следующие задачи органов госбезопасности: «ГПУ обязано о всех участниках подпольных организаций троцкистской и сапроновской оппозиции доводить до сведения местных партийных организаций. Аресты и ссылки должны быть сокращены до минимума».

Постановлением политбюро ЦК ВКП(б) от 6 августа 1931 года были сняты со своих постов С.А. Мессинг, А. И. Бельский, Я. К. Ольский, Е. Г. Евдокимов. В марте-апреле 1933 года по требованию политбюро ЦК коллегия ОГПУ была вынуждена исключить из состава республиканских, краевых и областных коллегий 23 члена и уволить 58 руководящих работников краевых и областных управлений ОГПУ по обвинению в примиренческом отношении к оппозиционерам.

Тогда же началась агентурная разработка "Противники" лиц, принадлежавших к так называемому правому уклону. Особое внимание обращалось на окружение Н.И. Бухарина, А.И. Рыкова, М.П. Томского, бывших руководителей Московской партоганизации. Соответствующие указания получили руководители региональных секретно-политических отделов ОГПУ.

Продолжалась активная агентурная разработка Л.Д. Троцкого и его окружения оперативными работниками ИНООГПУ. 19 марта 1932 года зампред ОГПУ И.А.Акулов направил в президиум ЦИК представление о лишении 36 эмигрантов гражданства СССР с приложением на каждого короткой справки о «контрреволюционной» деятельности за границей, составленных по агентурно-оперативным данным начальником ИНО ОГПУ С.А. Мессингом. Например, в справке о «Сынке» сообщалось: «Седов Лев Львович, сын Троцкого, в августе 1928 года выехал сопровождать отца к месту ссылки, а затем за границу и остался там с ним. Активно ведет нелегальную контрреволюционную работу против СССР. По поручению Троцкого переехал в Берлин, где организовал нелегальный явочный пункт для троцкистов. Установил связь с меньшевиками , которых снабжает информацией об СССР».

Лидеры оппозиции, оставшиеся в СССР, также являлись объектами специальных агентурно-оперативных разработок. Так операция «Свояки» была направлена на освещение Л.Д. Каменева и Г.Е. Зиновьева. Все рядовые оппозиционеры после исключения из партии активно разрабатывались региональными органами госбезопасности. В ходе партийной чистки 1929-1930 годов все материалы на исключенных передавались в ОГПУ, а во время чистки 1933-1935 годов сотрудники органов государственной безопасности уже входили в состав центральной и местных комиссий по чистке и обмену партийных документов. В свою очередь они передавали компрометирующие материалы на членов партии в партийные органы. С 1932 года на всех исключенных из партии органы госбезопасности заводили специальные формуляры и принадлежность к оппозиции рассматривалась как преступление против советской государственности. Появляются определения «контрреволюционная троцкистская деятельность», «антисоветская троцкистская деятельность».

Оппозиционерами активно занимались оперативные сотрудники 1 отделения Секретно-политического отдела под руководством А.Ф. Рутковского, кураторство осуществляли Г.А. Молчанов и Я.С. Агранов. Указания относительно разработки оппозиционеров им давали сотрудники секретариата Генсека сначала Л.3. Мехлис, а затем А. Н. Поскребышев. Во время подготовки xvii съезда ВКП(б) сотрудники ГУГБ были включены в состав организационной и мандатной комиссий, а в ходе съезда - его рабочих органов; они входили в состав каждой из тринадцати подкомиссий по подсчету голосов по выборам руководящих органов партии. Жесткий контроль был установлен за бывшими лидерами левой и правой оппозиции. Г.Е. Зиновьева, Л.Б. Каменева, А.И. Рыкова, Н.И. Бухарина, М.П. Томского везде сопровождали сотрудники СПО, Спецотдела, КРО[14] .

С 1934 года вопросы деятельности НКВД курировал лично И. В. Сталин. С ним неизменно согласовывались все вопросы изменения структуры органов государственной безопасности, кадровый состав и перемещения, определялись задачи и методы работы. Можно считать, что именно с этого времени "вооруженный отряд партии" превратился в личную гвардию вождя.

После убийства С.М. Кирова борьба против инакомыслия в партии свелась к физическому уничтожению бывших оппозиционеров. Всем действиям и заявлениям политических оппонентов отныне приписывался характер организованного антисоветского выступления. Начало было положено закрытым письмом ЦК «Уроки событий, связанных с злодейским убийством тов. Кирова», подготовленным Сталиным 17 января 1935 года. По его инициативе 26 января политбюро приняло постановление «О зиновьевцах», которое санкционировало высылку из Ленинграда 663 человек.

Версия о переходе оппозиции к террору была наиболее полно изложена секретарем ЦК ВКП(б) и председателем Комиссии партийного контроля Н. И. Ежовым в брошюре «От фракционности к открытой контрреволюции». Ее черновик был подготовлен к маю 1935 года и направлен Сталину. 9 апреля 1936 года заместитель наркома внутренних дел Г. Е. Прокофьев подписал директиву местным органам НКВД, предписывавшую «немедленно приступить к ликвидации всех дел по троцкистам и зиновьевцам, не ограничиваясь изъятием актива, направив следствие на вскрытие подпольных контрреволюционных формирований, всех организационных связей троцкистов и зиновьевцев и вскрытие террористических групп». К апрелю 1936 года было арестовано 506 человек. В том же месяце наркомвнудел Г.Г. Ягода направил всем начальникам УНКВД оперативную директиву, в которой говорилось: «Основной задачей наших органов сегодня является немедленное выявление и полнейший разгром до конца всех троцкистских сил, их организационных центров и связей, выявление, разоблачение и репрессирование всех троцкистов-двурушников». В августе состоялся открытый судебный процесс над первой группой бывших оппозиционеров, пролилась первая кровь.

Заключение

Проанализировав все вышеизложенное можно сделать вывод, о том, что нельзя, просто говорить о том, какие ужасные дела творила правоохранительные органы, что в ней работали только люди жаждущие крови - это не правильная точка зрения, нельзя всё окрасить в тёмные цвета, хотя тёмные цвета и превалировали, нельзя при всём притом забывать о деяниях советской разведки, о яростном, героическом сопротивлении пограничных войск при вторжении фашистских захватчиков. Было множество сотен сотрудников открыто выступивших против сталинской системы произвола и за это поплатившиеся жизнью. И не вина, а трагедия честных людей работавших в КГБ и сотрудничавших с ним, искренне веривших в идеалы служения Родине, что на самом деле они служили не Родине, а системе. Люди подчинялись общему потоку жизни, принимали действительность такой, какая она есть, жили и честно, как понимали это для себя, делали своё дело. Таковы были суровые правила тоталитарного режима: либо ты живёшь «как все», как указывает вождь, партия, «народ», либо ты уже не народ, а «враг народа» и должен уйти из народа, в небытиё. И люди, жившие в такой системе, к ней приспосабливались, вырабатывали свои механизмы самозащиты, в том числе и от совести. Совесть ведь тоже убивает.

Сделав простейшие выводы из всего вышеизложенного, можно прийти к одной простой схеме, что органы государственной безопасности, какими бы особыми и секретными они не были, как составная часть государственного аппарата должны прежде всего служить не отдельным политическим интересам и амбициям, а стоять на страже подлинных интересов народа и Отечества.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Коржихина Т.П. История государственных учреждений СССР: Учеб.для вузов по спец. «История»/Т.П. Коржихина. – М.: Высш.школа, 1986. – 398 с.

2. Носова Н.П. государственные институты России в 19-20-вв.:Учеб. по спец. «Гос. и мун. управление»/Н.П. Носова. – Тюмень.: Изд-во ТюмГу, 2003. – 360с.

3. Безверхний А. Новости разведки и контрразведки//http//www.fsb.ru/smi/ /articl/bezverhniy

4. Кокурин А., Петров Н. Структура центрального аппарата КГБ при СМ СССР (1954-1960)//http//ru.wikipedia.org/wiki.

5. Колпакиди А.И. Глава из книги А.И. Колпакиди, Д.П. Прохоров Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки//http//wartime.narod.ru//gru/

6. Лазарев В.Авторские публикации.Деятельность органов госбезопасности в послевоенный период//http//www.fsb.ru/histori/avtors/Lazarev/

7. Солдатов А.Исследовательский центр агентура.ру. Аналитика в органах госбезопасности//http//www.agentura.ru/dossier/Russia/people/soldatov/skolko/

8. Хаустов В.Н. Исторические чтения на Лубянке 1999 год. Отечественные спецслужбы 20-30е года//http//www.fsb.ru/history/read/1999/haustov/

9. http//www.libertarian.ru/library.


[1] Феофанов Ю.В. О власти и праве. Публицистические этюды. – М.:Юридическая литература.

[2] Ворт Н. История Советского государства: Перевод с французского –2-ое издание –М.: Прогресс-Академия, 1993г.

[3] Создание и развитие системы репрессивных органов в советский период//http//www.bankreferatov.ru/TMPFILES/11612/represiv.doc.

[4] Исследовательский центр Агентура.ру. Аналитика в органах госбезопасности//http//www.agentura.ru/dossier/Russia/people/soldatov/skolko/

[5] Исследовательский центр Агентура.ру. Аналитика в органах госбезопасности//http//www.agentura.ru/dossier/Russia/people/soldatov/skolko/.

[6] Коржихина Т.П. История государственных учреждений СССР. – М.: Высш.школа, 1986. – c. 213.

[7] Исследовательский центр Агентура.ру. Аналитика в органах госбезопасности//http//www.agentura.ru/dossier/Russia/people/soldatov/skolko/.

[8] Колпакиди А.И., Д.П. Прохоров. Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки.// http//www.wartime.narod.ru/gru/

[9] Колпакиди А.И., Д.П. Прохоров. Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки.// http//www.wartime.narod.ru/gru/

[10] Безверхний А. Легендарному «СМЕРШу»-60 лет. Новости разведки и контрразведки. 18 апреля 2003.//http//beta.fsb.ru/index.

[11] Колпакиди А.И., Д.П. Прохоров. Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки// http//www.wartime.narod.ru/gru.

[12] Авторские публикации. Деятельность органов госбезопасности в послевоенный период//http//www.fsb.ru/histori/avtors/Lazarev/

[13] Кокурин А., Петров Н. Структура Центрального аппарата КГБ при СМ СССР (1954-1960)//http//www.wikipedia.org/wiki.

[14] Кокурин А., Петров Н. Структура Центрального аппарата КГБ при СМ СССР (1954-1960)//http//www.wikipedia.org/wiki.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:25:01 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:04:04 28 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Органы госбезопасности России (1917-1980-е годы)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150451)
Комментарии (1831)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru