Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Орган дознания как субъект уголовного процесса

Название: Орган дознания как субъект уголовного процесса
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 05:17:31 22 марта 2005 Похожие работы
Просмотров: 1181 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Орган дознания как субъект Уголовного процесса


ПЛАН

ВВЕДЕНИЕ 3

1. Органы дознания в уголовном процессе 5

2. Место органов дознания в системе субъектов Уголовного процесса 11

3. Процессуальное положение органов дознания 19

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 26

ВВЕДЕНИЕ

Дознание – это деятель­ность некоторых административных органов государства, вы­текающая из задачи предупреждения, пресечения и обеспече­ния раскрытия преступлений, выполнение которой для одних из этих органов обусловливается непосредственно их назна­чением, а для других – особыми условиями, в которых они на­ходятся, и заключающаяся в проверке по полученным сообще­ниям и заявлениям наличия событий преступлений и в выявле­нии обстоятельств, препятствующих возникновению уголовного дела, путем проведения уголовно-процессуальных и оперативно-розыскных мероприятий, а также в обеспечении успешного ведения по уголовному делу предварительного следствия пу­тем производства неотложных следственных действий[1] .

Ведь дознание – это одна из форм предварительного расследования. А процесс рас­следования, в соответствии с законом, начинается только с мо­мента возбуждения уголовного дела, которому предшествует, да и то не всегда, истребование необходимых материалов и по­лучение объяснений в порядке ст. 109 УПК РСФСР.

Органами дознания являются[2] :

1) милиция;

2) командиры воинских частей, соединений и начальники военных учреждений - по делам о всех преступлениях, совершенных подчиненными им военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения ими сборов; по делам о преступлениях, совершенных рабочими и служащими Вооруженных Сил СССР, в связи с исполнением служебных обязанностей или в расположении части, соединения, учреждения;

3) органы федеральной службы безопасности - по делам, отнесенным законом к их ведению (пункт в редакции, введенной в действие с 18 декабря 1995 года Федеральным законом от 17 декабря 1995 года N 200-ФЗ);

4) начальники исправительных учреждений и следственных изоляторов - по делам о преступлениях, совершенных сотрудниками этих учреждений в связи с исполнением ими служебных обязанностей, а равно по делам о преступлениях, совершенных в расположении указанных учреждений (пункт в редакции, введенной в действие с 29 июля 1998 года Федеральным законом от 21 июля 1998 года N 117-ФЗ);

5) органы государственного пожарного надзора - по делам о пожарах и о нарушении противопожарных правил;

6) органы пограничной службы Российской Федерации - по делам о нарушении режима Государственной границы Российской Федерации, пограничного режима и режима в пунктах пропуска через Государственную границу Российской Федерации, а также по делам о преступлениях, совершенных на континентальном шельфе Российской Федерации (пункт в редакции, введенной в действие с 18 апреля 1996 года Федеральным законом от 13 апреля 1996 года N 30-ФЗ);

7) капитаны морских судов, находящихся в дальнем плавании, и начальники зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовкой;

8) федеральные органы налоговой полиции - по делам, отнесенным законом к их ведению (пункт в редакции, введенной в действие с 18 декабря 1995 года Федеральным законом от 17 декабря 1995 года N 200-ФЗ);

9) таможенные органы - по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 188, 189, 190, 193 и 194 Уголовного кодекса Российской Федерации (пункт в редакции, введенной в действие с 1 января 1997 года Федеральным законом от 21 декабря 1996 года N 160-ФЗ).

1. ОРГАНЫ дознания в уголовном процессе

На органы дознания возлагается принятие необходимых оперативно-розыскных и иных предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших[3] .

На органы дознания возлагается также обязанность принятия всех мер, необходимых для предупреждения и пресечения преступления.

Деятельность органов дознания различается в зависимости от того, действуют ли они по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, или же по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно[4] .

При наличии признаков преступления, по которым производство предварительного следствия обязательно, орган дознания возбуждает уголовное дело и, руководствуясь правилами уголовно-процессуального закона, производит неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления: осмотр, обыск, выемку, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей.

Об обнаруженном преступлении и начатом дознании орган дознания немедленно уведомляет прокурора.

По выполнении неотложных следственных действий орган дознания, не ожидая указаний прокурора и окончания срока, предусмотренного частью первой статьи 121 настоящего Кодекса, обязан передать дело следователю. В случае, если данное преступление подследственно разным органам предварительного следствия, дело направляется прокурору для определения органа, который будет проводить предварительное следствие (часть дополнена с 1 января 1997 года Федеральным законом от 21 декабря 1996 года N 160-ФЗ).

После передачи дела следователю орган дознания может производить по нему следственные и розыскные действия только по поручению следователя. В случае передачи следователю дела, по которому не представилось возможным обнаружить лицо, совершившее преступление, орган дознания продолжает принимать оперативно-розыскные меры для установления преступника, уведомляя следователя о результатах.

По делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, орган дознания возбуждает дело и принимает все предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу[5] .

При производстве дознания по делам, по которым предварительное следствие не обязательно, орган дознания руководствуется правилами, установленными настоящим Кодексом для предварительного следствия, за следующими исключениями:

1) (исключен);

2) потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители извещаются об окончании дознания и направлении дела прокурору, но материалы дела для ознакомления им не предъявляются;

3) на органы дознания не распространяются правила, установленные частью второй статьи 127 настоящего Кодекса. При несогласии с указаниями прокурора орган дознания вправе обжаловать их вышестоящему прокурору, не приостанавливая выполнение этих указаний.

По делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, материалы дознания являются основанием для рассмотрения дела в суде (в ред. Закона Российской Федерации от 23 мая 1992 года).

По делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, дознание должно быть закончено не позднее десяти суток со дня возбуждения дела.

По делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, дознание должно быть закончено не позднее одного месяца со дня возбуждения уголовного дела, включая в этот срок составление обвинительного заключения, либо постановления о прекращении или приостановлении дела.

Срок дознания, установленный частью второй настоящей статьи, может быть продлен прокурором, непосредственно осуществляющим надзор за производством дознания, но не более чем на один месяц.

В исключительных случаях срок производства дознания по делу может быть продлен по правилам, установленным статьей 133 настоящего Кодекса.

Советский уголовный процесс различает две формы дознания. Первая из них проводится по делам, хотя и требующим производства предварительного следствия, но ввиду неотложности начатым органами дознания. В этом смысле дознание представляет собой процес­суальную деятельность по производству только неотложных, первоначальных, не терпящих отлагательства след­ственных действий по установлению и закреплению сле­дов преступления. Оно проводится до вступления в дело следователя, предшествует предварительному следствию и вместе с ним образует единую стадию предваритель­ного расследования по конкретному делу. По мере по­степенного расширения круга дел, по которым обяза­тельно предварительное следствие, систематически рас­ширялась и сфера применения данной формы дознания в уголовном процессе. Сейчас она возможна по любому уголовному делу, если конкретные жизненные обстоя­тельства требуют немедленно возбудить это дело и пред­принять по нему не терпящие отлагательства следствен­ные действия до того, как им займется сам следователь. При этом не имеет принципиального значения, кому такое дело подследственно – следователям прокурату­ры, Министерства охраны общественного порядка или Федеральной службы безопасности. Не меняют по­ложения также признаки территориальной подследственности: рассматриваемая форма дознания может проводиться и по делу, которое впоследствии подлежит направлению следователю другого района (города). Существование данной формы дознания обусловлено необходимостью наилучшего использования возможно­стей некоторых государственных органов и должност­ных лиц, связанных с охраной или обеспечением правопорядка, в целях достижения максимально быстрого, оперативного пресечения совершаемого пре­ступления и немедленного закрепления его следов, что вполне соответствует интересам дальнейшего усиления борьбы с преступностью, хотя в прошлом теорией и практикой допускались в этом отношении некоторые перегибы, повлекшие за собой ненужное дублирование в работе органов дознания и предварительного след­ствия.

Вторая форма дознания имеет место по делам, по которым производство предварительного следствия не считается обязательным. Перечень этих дел законодате­лем неоднократно менялся, имея общую тенденцию к последовательному сокращению. Данная форма дозна­ния фактически всегда проводилась органами милиции и применялась самостоятельно, наряду с предваритель­ным следствием. Она представляет собой процессуальную деятельность по расследованию возбужденного уго­ловного дела в полном объеме, производится с соблюде­нием всех процессуальных гарантий установления объективной истины и по существу приближается к предварительному следствию. По этой причине целе­сообразность сохранения такой формы дознания в на­шей юридической литературе порою подвергалась со­мнению.

Представлялось не вполне оправданным со­хранение данного вида предварительного расследования с созданием специального аппарата дознавателей, кото­рые фактически имели примерно те же задачи, что и следователи. Эти дознаватели имели достаточную ква­лификацию и юридическую подготовку. Дознаватели занимались только расследованием уголовных дел, оперативно-розыскной работы не вели, равно как не осуществляли и каких-либо иных функций. Их деятельность лишь формально могла считаться дознанием, так как по свое­му существу этот вид расследования должен произво­диться соответствующими должностными лицами наря­ду с другими функциями и лишь постольку, поскольку дознание теснейшим образом связано с их основной ра­ботой. Поэтому в настоящее время вполне правильно такие «дознаватели» превращены в следователей, в со­ответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1963 г. им предоставлено право вести следствие по определенной категории уголовных дел и разработано специальное Положение об этих следова­телях Министерства охраны общественного порядка.

Но отсюда не вытекает вывод о том, что вторая фор­ма дознания, заменяющая по некоторым делам предва­рительное следствие, вообще не нужна. Имеются срав­нительно простые, менее опасные преступные деяния, раскрытие которых не требует сложной следственной деятельности. С точки зрения рационального и эконом­ного расходования государственных средств представ­ляется неоправданным расследование таких дел спе­циальными следователями, ибо это ведет к перегрузке следственного аппарата и предполагает увеличение его численного состава. Эти дела могут успешно расследо­ваться некоторыми должностными лицами милиции без ущерба их основной деятельности. Поэтому законодатель с полным основанием сохранил дознание во второй его форме для небольшого круга дел. Если еще в первые два с половиной года действия УПК РСФСР 1960 года такое дознание проводилось по делам о преступлениях, предусмотренных 56 статьями уголовного кодекса, то в настоящее время оно применяется только по 17 составам преступлений, в том числе по мелким хищениям без отягчающих обстоятельств, по присвоению чужого иму­щества, по незаконному изготовлению, сбыту и хранению спиртных напитков, по занятию запрещенным промыс­лом при отсутствии квалифицирующих признаков, по незаконному занятию рыбным и другими водными добы­вающими промыслами, по незаконной охоте, по умыш­ленной потраве посевов, незаконной порубке леса, нару­шению паспортных правил, самоуправству, некоторым формам хулиганства и другим. Причем в Указе Прези­диума Верховного Совета РСФСР от 15 апреля 1963 г. «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» подчеркивается, что по этим делам вместо дознания может проводиться предварительное следствие, если это признает необходимым суд или про­курор.

Указанное сужение сферы применения дознания как самостоятельного вида предварительного расследова­ния даст органам милиции большие возможности сосре­доточить свои основные усилия на охране общественного порядка, на проведении оперативно-розыскной рабо­ты по обнаружению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, а также быстро и более ква­лифицированно производить неотложные следственные действия и выполнять предусмотренные законом поруче­ния следователей о преступлениях, по которым обяза­тельно предварительное следствие.

Таким образом, в уголовном процессе в настоящее время успешно сочетаются как первая, так и вторая формы дознания. Они обе предпринимаются после воз­буждения уголовного дела, являются полнокровной про­цессуальной деятельностью, и фактические данные, до­бытые в ходе их осуществления, признаются судебными доказательствами.


2. Место органа дознания в системе субъектов Уголовного процесса

Нет принци­пиального, коренного различия между дознанием и предварительным следствием. Объединенные общностью задач, регламентируе­мые единым процессуальным законодательством и урав­ненные по юридической значимости добываемых ими доказательств, дознание и предварительное следствие все же отличаются друг от друга по ряду признаков. Такое разграничение идет по нескольким направлениям, а именно[6] :

а) по органам. Предварительное следствие ведется следователями, т. е. должностными лицами специаль­ного назначения, имеющими своей основной задачей расследование наиболее серьезных и сложных преступ­лений, вскрытие конкретных условий и причин, способ­ствующих их совершению, и развертывание на основе обобщения следственной практики системы профилакти­ческих мероприятий по предупреждению и искоренению общественно опасных деяний. Все они вне зависимости от их ведомственной принадлежности занимаются толь­ко расследованием (а частично также возбуждением) уголовных дел. Следователи ни прокуратуры, ни Федеральной службы безопасности, ни Министерства охраны общественного порядка каких-либо других функ­ций не имеют. Для производства же дознания каких-либо особых органов не существует. Оно проводится органа­ми милиции, военным командованием, оперативными работниками Федеральной службы безопасности, начальниками исправительно-трудовых учреждений, ор­ганами государственного пожарного надзора, органами пограничной охраны, а также капитанами морских су­дов, находящихся в дальнем плавании и начальниками зимовок в период отсутствия транспортных связей с зи­мовкой (ст. 117 УПК РСФСР). Все они – администра­тивные учреждения и лица, для которых ведение дозна­ния является только одной из стоящих перед ними задач. Эти учреждения и лица имеют ряд других функ­ций, предназначены главным образом для управления или обеспечения порядка в тех или иных сферах соци­альной жизни. В то же время они, выполняя свои основ­ные обязанности, должны блюсти дисциплину и поря­док, предупреждать, препятствовать и просекать их нарушение и оказывать содействие борьбе с обществен­но опасными деяниями. Поэтому закон возлагает на них и ведение дознания, однако всегда лишь в той мере, в какой это вытекает из основного направления деятель­ности перечисленных органов и лиц и не мешает нор­мальному ее осуществлению.

Даже применительно к органам милиции, на долю которых падает фактически основная часть работы по дознанию, закон не предусматривает разграничение их подразделений, служб и должностных лиц на админи­стративные и занимающиеся расследованием преступле­ний. Такое разделение мешало бы наиболее рациональ­ному использованию сил и средств этих органов и пре­пятствовало бы успешному выполнению возложенных на них задач по производству процессуальных действий в случаях неотложной необходимости, нанося тем самым вред делу борьбы с преступностью;

б) по методам работы. Органы следствия в ходе вы­полнения возложенных на них задач пользуются только процессуальными средствами. Хотя при определенных условиях они могут предпринять розыскные и провероч­ные действия, но это не всегда характерно для них. Деятельность следователя сводится преимущественно к аналитической, тщательной и вдумчивой следственной работе, к полному и всестороннему исследованию фак­тов путем проверки, анализа и оценки доказательств. Для него далеко не достаточны ловкость, находчивость, умение разведывать и разыскивать. От следователя, помимо того, требуется высокая юридическая квалифи­кация, точное соблюдение всех процессуальных форм, письменное закрепление обнаруженных им фактических данных и т. д. Между тем органы дознания всегда сочетают процессуальные и оперативно-розыскные меры. Закон прямо возлагает на них «принятие оперативно-розыскных и иных предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством мер в целях обнаружения преступления и лиц, их совершивших» (ст. 118 УПК РСФСР). Таким образом, органы дознания в ходе своей деятельности предпринимают, с одной стороны, следственные действия, с другой – оперативно-розыскные мероприятия. Причем названные средства раскрытияпреступления принципиально отличаются друг от другапо непосредственным целям, по форме, содержанию имногим другим признакам.

Оперативно-розыскная деятельность находится вне процесса и представляет собой основанную на законе и подзаконных актах систему мероприятий, связанных с использованием специальных тактических и технических методов и средств с целью предупреждения, пресече­ния, раскрытия преступления и розыска совершивших его лиц. Многие из подобного рода мероприятий требу­ют специальных познаний и подготовки, особых такти­ческих приемов и средств, потому они составляют иск­лючительную компетенцию органов милиции и Федеральной службы безопасности.

Оперативно-розыскная работа, преобладающая в деятельности органов милиции и некоторых других ор­ганов дознания, часто основывается на личном наблю­дении, на беседах с отдельными гражданами и долж­ностными липами, на слухах и на поведении подозре­ваемых в преступлении лиц. Ее результаты сами по себе без подтверждения их в ходе следственных действий доказательственного значения не имеют, в письменном оформлении обычно не нуждаются. Они носят ориенти­рующий, информационный характер. Чтобы на их базе получить доказательства, необходимо или самим же органам дознания, или следователю предпринять следст­венные действия, наиболее целесообразные в каждом конкретном случае. Потому принятие оперативно-ро-зыскных мер не может заменить производства следст­венных действий.

В отличие от процессуальных действий оперативно-розыскные мероприятия не имеют заранее установлен­ной формы и в деталях нормами права не регламенти­руются. Чем в этой работе больше простоты, тем скорее достигаются ее цели. В настоящее время эта работа мо­жет и должна быть значительно усилена, тем более что объем дознавательской деятельности органов милиции по делам о преступлениях, по которым производство следствия не обязательно, ныне сократился примерно в три раза.

Но наряду с такими принципиальными различиями оперативно-розыскные и процессуальные меры, объеди­няемые в деятельности органов дознания, имеют то об­щее, что и те, и другие направлены на раскрытие пре­ступления, обнаружение виновного и собирание дока­зательств. Они удачно дополняют друг друга, поскольку оперативно-розыскные мероприятия позволяют выявить следы преступления и другие доказательства по делу, а процессуальные действия – их закрепить, проверить и правильно оценить. Поэтому как в теоретическом, так и в практическом отношениях надо не только уметь от­личать эти меры друг от друга, но уяснить формы и ме­тоды их сочетания, имея в виду то обстоятельство, что отрыв следственных и оперативных действий друг от друга нередко является основной причиной некачествен­ного расследования дела или даже приостановления его за нерозыском обвиняемого и за необнаружением лица, совершившего преступление;

в) по характеру подследственных дел. Указанные выше различия между дознанием и предварительным следствием обусловливают еще один признак, важный при разграничении этих видов предварительного рассле­дования. Поскольку эти виды расследования проводят­ся различными органами и их деятельность осущест­вляется неодинаковыми способами, постольку диффе­ренцируются по родовому признаку и сами дела, им подследственные. По закону дознание производится по тем категориям общественно опасных деяний, которые по своему характеру таковы, что они чаще всего учиня­ются в сфере управления и общественного порядка. Эти деяния являются менее опасными, вскрываются чаще всего при осуществлении административных функций и обеспечении общественной безопасности. С точки зрения расследования они сравнительно простые, раскрывают­ся быстро, в основном оперативно-розыскным путем, тогда как дела, по которым проводится предваритель­ное следствие, представляют большую общественную опасность, более сложны и в меньшей степени связаны с административной деятельностью тех или иных орга­нов. Для раскрытия этих преступлений, хотя подчас тоже требуется значительная оперативно-розыскная работа, они всегда предполагают большой объем следственных мероприятий;

г) по процессуальному режиму. В этом отношении разграничение предварительного следствия и дознания проводится по двум моментам: по процессуальным сро­кам и по процессуальным формам, связанным с участи­ем в предварительном расследовании потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их пред­ставителей и защитника обвиняемого. Для ведения до­знания устанавливается максимум месячный срок, для предварительного следствия – двухмесячный. При оп­ределенных условиях продлить срок дознания вправе прокурор района или города, а на продление сроков следствия уполномочены лишь вышестоящие прокуро­ры (ст. ст. 121, 133 УПК РСФСР). В предварительном следствии участвует защитник, а при проведении дозна­ния в его любой форме – нет (ст. 47 УПК РСФСР). При окончании предварительного следствия могут озна­комиться с материалами дела и заявлять соответствую­щие ходатайства защитник обвиняемого, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их пред­ставители, при окончании же дознания им такое право не предоставляется: потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители органом до­знания извещаются только об окончании дознания и на­правлении дела прокурору, но материалы дела для озна­комления им не предъявляются (ст. ст. 120, 200–204 УПК РСФСР).

Как видим, законодатель несколько упростил для ве­дения дознания некоторые процессуальные формы, обя­зательные для предварительного следствия. Но это упро­щение процессуального режима имеет строгие рамки, происходит без ущерба интересам успешного выполнения задач уголовного судопроизводства. Закон отверг имевшие в литературе место предложения о том, чтобы дознание было еще больше упрощено и сведено по не­которым делам (хулиганство, кража и др.) к составле­нию протокола о происшествии, подлежащего немед­ленному направлению в суд. Принятие этих рекоменда­ций могло нанести ущерб интересам установления объ­ективной истины по делу, ослабить гарантии права об­виняемого на защиту. Правда, в ст. 116 УПК Казахской ССР первоначально допускалось проведение упрощен­ного дознания примерно по 28 составам преступлений (мелкое хищение, незаконная порубка или повреждение леса, неосторожное телесное повреждение и т. д.). Од­нако очень скоро практика показала неприемлемость этого порядка и указанная процессуальная норма была официально отменена.

д) по степени процессуальной самостоятельности. С этой точки зрения уголовно-процессуальное законо­дательство предоставляет следователям больше само­стоятельности, нежели органам дознания.

В прошлом, как известно, по степени процессуаль­ной самостоятельности органы следствия и дознания почти ничем не отличались друг от друга. Все указания прокурора, без всякого исключения, были одинаково обязательны для них. Следователь не наделялся пра­вом давать органам дознания поручения и указания о производстве следственных и розыскных действий. Прак­тически он и сам не принимал почти ни одного процес­суального решения: на составленных им документах зна­чилось «утверждаю» или «согласен» – «прокурор». Та­кое положение сковывало инициативу следователей, принижало их роль в борьбе с преступностью. Оно, кро­ме того, мешало действенной координации работы ор­ганов следствия и дознания, а также не способствовало установлению нормальных, правильных про­цессуальных отношений между прокурором и следова­телем.

Новое уголовно-процессуальное законодательство из­менило это положение. Оно значительно расширило предоставляемые следователям полномочия, повысило процессуальную самостоятельность следователя в отно­шении и прокурора, и органов дознания и усилило их ответственность за качество и результативность предва­рительного расследования уголовных дел. В законе пре­дусматривается, что «при производстве предварительно­го следствия все решения о направлении следствия и производстве следственных действий следователь при­нимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции от прокуро­ра, и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение.

В случае несогласия следователя с указаниями про­курора о привлечении в качестве обвиняемого, о квали­фикации преступления и объеме обвинения, о направ­лении дела для предания обвиняемого суду или о пре­кращении дела следователь вправе представить дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражении. В этом случае прокурор или отме­няет указание нижестоящего прокурора, или поручает производство следствия по этому делу другому следо­вателю» (ст. 127 УПК РСФСР).

Эта норма закрепляет процессуальную самостоятель­ность следователя, расширяет его права, повышает его роль и ответственность в дальнейшем усилении закон­ности в предварительном расследовании уголовных дел. Она распространяется на всех следователей, в том числе на следователей Министерства охраны общественного порядка. Но законодатель не счел необходимым наде­лить такой же самостоятельностью органы дознания. Они по-прежнему обязаны выполнять все указания про­курора по делу, а при своем несогласии с этими указа­ниями могут лишь обжаловать их вышестоящему про­курору, не приостанавливая исполнения. Такое поло­жение объясняется не только разницей в квалификации следователей и работников органов дознания, но и спе­цификой их деятельности и возможностью дифференци­рованного подхода к определению форм и методов прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием.

Процессуальная самостоятельность следователя вы­ражается теперь также в его праве давать органам до­знания самостоятельно (не через прокурора) поручения и указания о производстве следственных и розыскных мероприятий, а равно требовать от них содействия при совершении тех или иных следственных действий. Орга­ны же дознания не уполномочиваются на дачу каких-либо указаний и поручений следователю. Это в равной степени относится и к следователям органов охраны об­щественного порядка. В Положении об организации и деятельности следственного аппарата МООП прямо под­черкивается, что следователи в процессуальном отно­шении вполне самостоятельны, что начальники органов милиции не вправе давать им те или иные процессуаль­ные указания.

Все перечисленные обстоятельства переплета­ются между собой и позволяют четко разграничить предварительное следствие и дозна­ние, как два относительно самостоятельных вида рас­следования уголовных дел в уголовном про­цессе. При рассмотрении соотношения дознания и предварительного следствия задача заключается не толь­ко в выявлении этих отличительных их признаков. Не менее важно уяснение тех путей, средств и форм, по­средством которых достигается надлежащее взаимодей­ствие между органами следствия и дознания. Процессуальное законодательство намечает ряд важнейших мер, правильное понимание и применение которых является одним из необходимых условий даль­нейшего повышения качества предварительного рассле­дования уголовных дел и обеспечения полного раскрытия каждого совершенного преступления. Российское Правительство обращает большое внимание на постоянную координацию деятельности всех админи­стративных органов и общественных организаций в борьбе с нарушениями законности и правопорядка.


3. Процессуальное положение ОРГАНА дознания

С процессуальной точки зрения под взаимодействием между органами предварительного следствия и дозна­ния подразумевается основанная на законе согласован­ная деятельность должностных лиц этих государствен­ных учреждений, направленная на раскрытие преступ­ления и изобличение виновных, пресечение и предупреж­дение чьей-либо преступной деятельности и возмещение причиненного материального ущерба путем наиболее рационального сочетания методов, применяемых этими органами. Целью такого взаимодействия служит макси­мальное объединение сил и средств органов следствия и дознания в борьбе с преступностью за счет правиль­ного использования в ходе расследования уголовных дел процессуальных, административных и оперативно-ро­зыскных функций, получение таким путем наиболее эф­фективных результатов в осуществлении задач уголовного судопроизводства.

Поскольку успешное раскрытие многих преступле­ний зависит от разумного сочетания следственных и опе­ративно-розыскных мероприятий, надо всегда стремить­ся к установлению самого тесного контакта между ор­ганами следствия и дознания и четкого их взаимодей­ствия. Вопросы такого взаимодействия должны найти отражение в планах расследования дел, при составле­нии которых следователям целесообразно учитывать соображения и предложения работников органов дознания, обладающих широкой ориентировкой в оператив­ной обстановке.

Взаимодействие предполагает взаимную помощь ор­ганов следствия и дознания друг другу на протяжении всего предварительного расследования конкретного де­ла, взаимную информацию о ходе и результатах прово­димых ими мероприятии и совместную ответственность за раскрытие преступления и изобличение виновных. Формы и методы взаимодействия зависят от специфики расследуемого дела.

При проведении следователем осмотра места проис­шествия органы дознания так или иначе должны оказы­вать ему всестороннюю помощь в оцеплении и охране места осмотра, обнаружении и фиксации следов преступ­ления, а также в выявлении возможных свидетелей и подозреваемого. Они тут же приступают к проведению необходимых оперативно-розыскных мероприятий, на­правленных на раскрытие преступления, обнаружение и задержание совершивших его лиц, собирание всевозмож­ного ориентирующего материала и т. д.

Если после осмотра места происшествия следователь не принял дела в свое производство, то органы дознания продолжают совершение неотложных следственных дей­ствий. Перечень таких следственных действий указы­вается непосредственно в законе и включает в себя: осмотры, обыск, выемку, освидетельствование, задержа­ние и допрос подозреваемых, потерпевших и свидетелей. Этот перечень является исчерпывающим, он не может быть расширен ни по инициативе органов дознания, ни по указанию прокурора или следователя. Нельзя при­знать нормальными случаи, когда отдельные работники милиции по делу, подследственному следователю, предъ­являют обвинение, допрашивают в качестве обвиняемого, назначают экспертизу, проводят следственные экспери­менты и т. д. Это – по существу попытка вернуться к старой практике, которая в прошлом приводила к парал­лелизму в работе органов следствия и дознания.

Все формы взаимодействия органов пред­варительного следствия и дознания предполагают в ря­де случаев совместную разработку ими планов как след­ственных, так и оперативно-розыскных мероприятий. При этом следователь не должен вмешиваться в оперативно-розыскную работу непосредственно, стремиться определить, какие именно оперативно-розыскные меро­приятия и каким образом должны предприниматься органами дознания по его заданию. Ему достаточно быть информированным о возможностях, общем ходе и ре­зультатах оперативно-розыскной деятельности. Следова­телю не известны многие тонкости этой работы, и его попытки вмешиваться в нее могут принести вред.

Правовые отношения следователя с органом дознания часто называют взаимодействием1 . Между тем уголовно-процессуальный закон четко закрепляет юридическое неравенство следова­теля и органа дознания. Так, на орган дознания возлагает­ся обязанность возбудить подследственное следователю уго­ловное дело и не позднее десяти суток произвести неотлож­ные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления, а затем передать дело следователю (ст. ст. 119, 121 УПК). Следователь же вправе в любой мо­мент, не дожидаясь выполнения неотложных следственных действий и истечения десятидневного срока, отобрать у органа дознания дело своей подследственности и присту­пить к расследованию (ч. 3 ст. 127 УПК). После передачи дела следователю органы дознания вправе лишь по пору­чению следователя производить следственные и розыскные действия и при этом обязаны уведомлять следователя о результатах принятых оперативно-розыскных мер. Часть 4 ст. 127 УПК устанавливает: «Следователь по расследу­емым им делам вправе давать органам дознания поруче­ния н указания о производстве розыскных и следственных действий и требовать от органов дознания содействия при производстве отдельных следственных действий. Такие поручения и указания следователя даются в письменном виде и являются для органов дознания обязательными».

Таким образом, в предусмотренных процессуальными нормами отношениях следователь выступает как субъект прав, а орган дознания – как субъект обязанностей. И это закономерно. Органы дознания играют важную роль в расследовании. Но относительно предварительного след­ствия их деятельность носит вспомогательный характер. Ибо именно следователь в полном объеме несет ответственность за направление, качество и сроки расследова­ния по принятому к производству делу. Именно ему дове­рено принять заключительное процессуальное решение в этой стадии, подписать обвинительное заключение или постановление о прекращении дела.

Закон предусматривает следующие виды деятельнос­ти органов дознания по делу, находящемуся в производстве следователя:

а) принятие оперативно-розыскных мер для установ­ления преступника и уведомление следователя о резуль­татах (ст. 119 УПК);

б) выполнение розыскных действий по поручениям и указаниям следователя (ч. 4 ст. 127 УПК);

в) выполнение следственных действий по поручениям и указаниям следователя (ч. 4 ст. 127 УПК);

г) содействие следователю при производстве отдельных следственных действий (ч. 4 ст. 127 УПК).

Прежде всего возникает вопрос о соотношении опера­тивно-розыскных мер и розыскных действий. Из того, что и те, и другие отграничены от следственных действий, можно заключить, что имеются в виду акции, предусмат­риваемые процессуальным законом, но не регламентиру­емые им. Непроцессуальный характер – то общее, что объединяет оперативно-розыскные меры и розыскные дей­ствия. Специфическое отличие оперативно-розыскных мер состоит, видимо, в том, что они принимаются негласными методами, с использованием негласных источников инфор­мации. Розыскным же действиям присущи официальные (хотя и не процессуальные) формы: опросы, обращения к населению, патрулирование, захват заподозренного ли­ца в результате физического преследования, оцепления, за­сады или проведение заградительных мероприятий. Следо­ватель вправе не только поручать органу дознания, но и при необходимости лично производить розыскные дей­ствия (при этом для проведения физического преследо­вания, оцепления, патрулирования, засады в соответствии со ст. 128 УПК следователь может использовать помощь общественности, например дружинников). Оперативно-ро­зыскные же меры следователь ни поручать, ни проводить лично не вправе. Более того, вмешательство следователя в оперативно-розыскную деятельность органов дознания представляет собой нарушение законности.

Субъектом обязанностей в правоотношениях со следователем является орган дознания, полномочия ко­торого в полном объеме осуществляет только начальник этого органа. Поэтому со своими поручениями, указаниями, запросами следователь должен обращаться к начальнику органа, но не к руководителям или сотрудникам отдельных служб этого органа. Следователь не вправе подменять начальника органа дознания и через его голову давать поручения и указания его подчиненным. Поэтому неприем­лемы высказываемые иногда в литературе предложения о расширительном толковании ч. 3 ст. 129 УПК или о до­полнении закона с тем, чтобы оправдать создание так на­зываемых следственно-оперативных групп, в которых на­ряду со следователями под руководством одного из них функционируют сотрудники органа дознания.

О следственно-оперативных группах, имея в виду следо­вателей и сотрудников органа дознания (а иногда и спе­циалистов), более или менее продолжительное время ра­ботающих по одному делу, можно говорить как об орга­низационной, но не процессуальной стороне совместной де­ятельности. Ибо и в этих условиях следователь не всту­пает в процессуальные отношения с отдельными сотруд­никами органа дознания, не осуществляет непосредствен­но руководства их действиями. Иное дезорганизовало бы работу органа дознания, привело бы к снижению ответ­ственности начальника органа за исполнение поручения следователя. Между тем начальник не только полностью отвечает за деятельность органа, но и располагает такими оперативными возможностями, каких нет ни у одного из его подчиненных, ни у следователя.

Только в случаях, когда требуется содействие при про­изводстве отдельного следственного действия, выделенные начальником органа дознания сотрудники поступают в не­посредственное процессуальное подчинение следователя.

Поручая розыскные действия, следователь сообщает органу дознания, какие данные подлежат проверке, ка­кие вопросы требуется выяснить, какие объекты надо об­следовать, какие источники информации надо установить.

Так, если убийство совершено на улице, и не исключе­но, что преступника видели посторонние.

Необходимость поручения органу дознания следст­венных действий возникает, когда по делу требуется про­извести одновременно несколько допросов (чтобы предуп­редить сговор заинтересованных лиц или срочно получить проверенную информацию для последующих ответствен­ных мероприятий, например, выяснить у очевидцев приме­ты преступника для организации розыска) либо несколь­ко одновременных обысков (когда первый обыск может насторожить владельцев других обыскиваемых помеще­ний).

Целесообразно также поручение органу дознания след­ственных действии, непосредственно связанных с розыск­ными, например личный обыск разыскиваемого лица в момент его обнаружения, осмотр найденных или представ­ленных гражданами предметов и т. п.

Четкое, основанное на нормах процессуального права определение конкретных задач органа дознания, вспомога­тельных по отношению к деятельности следователя, про­цессуального руководителя расследования, – одна из необ­ходимых предпосылок соблюдения законности при испол­нении органом дознания поручений и указаний о произ­водстве розыскных и следственных действий[7] .

Существенной гарантией законности и эффективности поручений следователя и исполнения их органом дознания является процессуальная форма.

Закон устанавливает, что поручения и указания следо­вателя органу дознания «даются в письменном виде» (ч. 4 ст. 127 УПК). На практике, однако, это требование иног­да не соблюдается под тем предлогом, что в обстановке срочных, неотложных следственных действий не до пере­писки. Но это неосновательно. Если следователь имеет время, чтобы продумать поручение (а иначе–какой в нем смысл?), он найдет несколько минут, чтобы изложить его письменно. Без этого почти неизбежны неопределенность поручения, безответственность, нечеткость исполнения.

Письменная форма не исключает живого общения, устного обсуждения следователем и исполнителями пору­чений возникающих по делу вопросов.

Процессуальному характеру отношений следователя и органа дознания, письменной форме поручений и указа­ний следователя соответствует письменная форма сооб­щения об исполнении этих поручений и указаний, а также о результатах оперативно-розыскных мер, принятых ор­ганом дознания по своей инициативе. Отсутствие предпи­саний, устанавливающих письменную форму таких сооб­щений, представляется пробелом закона.

Согласно ч. 3 ст. 132 УПК, орган дознания обязан вы­полнить поручение следователя о производстве следствен­ных и розыскных действий, поступившее из другого района, в срок не свыше десяти суток. Правила же о сроках испол­нения поручений следователя, находящегося в том же рай­оне, т. е. наиболее распространенных, закон не содержит.

Органам дознания не следует рассматривать выпол­нение поручений следователя или иное содействие ему в качестве «услуги» следователю. Это – их прямая слу­жебная обязанность, возложенная законом. Никакие ве­домственные различия не могут препятствовать органам предварительного следствия и дознания объединять все свои силы и средства для раскрытия каждого преступ­ления и изобличения виновных. Напротив, они должны обеспечить более успешную борьбу с преступностью, позволяя применение в комплексе различных форм и ме­тодов этой борьбы. Только при такой организации взаимодействия органов следствия и дознания возможно дальнейшее повышение качества предварительного рас­следования уголовных дел, обеспечение быстрой и пол­ной раскрываемости готовящихся и совершенных пре­ступлений.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бажанов М.И., Каган А. Д. Производство дознания в органах милиции. - М.: «Юридическая литература», 1965.

2. Ведомости Верховного Совета СССР, 1982, № 48.

3. Жогин НВ., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1965.

4. Крылов И.Ф. , Бастыркин А.И. Розыск, дознание, следствие.- Л.: Изд. Ленинградского университета, 1984.

5. Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции.- М.: «Юридическая литература», 1986.

6. О дознании в Вооруженных Силах см.: Основы советского военно­го законодательства. - М., 1972.

7. Руководство для следователей / Под ред. Жогина Н.В. - М.: «Юридическая литература», 1971.

8. УПК РСФСР (с изменениями на 10 апреля 2000 года).


[1] Донцов А. М. Проблема соотношения дознания и предварительного следствия в советском уголовном процессе. Л., 1971.

[2] Ст.117 УПК РСФСР (с изменениями на 10 апреля 2000 года)

[3] Ст.118 УПК РСФСР (с изменениями на 10 апреля 2000 года)

[4] Ст.119 УПК РСФСР (с изменениями на 10 апреля 2000 года)

[5] Ст.120 УПК РСФСР (с изменениями на 10 апреля 2000 года)

[6] Жогин НВ., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1965.

[7] Крылов И.Ф. , Бастыркин А.И. Розыск, дознание, следствие. Л.: Изд. Ленинградского университета, 1984.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:24:16 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:03:35 28 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Орган дознания как субъект уголовного процесса

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151072)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru