Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Ненасильственные преступления против собственности

Название: Ненасильственные преступления против собственности
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 06:13:30 21 июня 2010 Похожие работы
Просмотров: 910 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие ненасильственных преступлений против собственности

1.1 История развития законодательства о преступлениях против собственности

1.2 Собственность как системообразующая категория преступлений

Глава 2. Виды ненасильственных преступлений против собственности

2.1 Ненасильственных хищения как преступления против собственности по действующему законодательству

2.2 Преступления не являющиеся хищениями по действующему законодательству

Заключение

Список источников и литературы

Введение

Актуальность темы дипломного исследования. В целях завладения имуществом граждан, коммерческих структур, государства преступники используют самые разные формы преступной деятельности - от краж до финансовых махинаций, насилия.

Ненасильственные преступления против собственности являются самыми распространенными не только среди всех преступлений в сфере экономики, но и среди всей зарегистрированной преступности.

Законодательство, предусматривающее уголовную ответственность за ненасильственные преступления против собственности, недостаточно стабильно и безупречно. Так, в УК РФ определяется одна группа действий - хищение как изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Но в конкретных составах преступлений этой группы круг возможных действий расширяется: в мошенничестве, например, за счет склонения собственника к передаче имущества. Более того, часть действий (например, угон транспортных средств) закрепляется в самостоятельных составах иных, кроме хищений, преступлений против собственности. При этом не называются четкие признаки, разграничивающие эти составы преступлений, но предлагаются разные условия, при которых возможна уголовная ответственность, разные санкции. Четко не классифицируя действия, законодатель счел возможным назвать одни и те же способы как в хищениях, так и в иных преступлениях против собственности (насилие, обман, злоупотребление доверием). Взяв за основу размежевания ряда составов преступлений способ совершения действий, законодатель не называет специфику, типичность некоторых из них (присвоение, растрата, насилие не опасное для жизни и здоровья). Заложенная в статьях УК иерархия общественной опасности способов совершения преступления (кража, грабеж) не соблюдается в составах преступлений, объединяющих несколько способов, размещенных в разных частях статьей.

Не все спорные вопросы разрешает и Пленум Верховного Суда РФ. В его постановлениях последнего времени предлагаются устоявшиеся положения, сложившиеся в практике судебно-следственных органов регионов страны. Наиболее злободневные, острые вопросы им, к сожалению, не интерпретируются. Иногда рекомендации недостаточно логичны, противоречат предложенным по аналогичным вопросам применительно к другим составам преступлений, не учитывают всех изменений, происшедших в нормах УК РФ.

При таких обстоятельствах вряд ли можно говорить о надлежащей охране (защите) имущественных интересов личности, общества, государства, соблюдении конституционных и принципиальных положений уголовного права о справедливости, равенстве всех перед законом и судом и т.д.

Степень научной разработанности темы. Наиболее обстоятельные разработки в данном направлении осуществилиАндрианов И.И. Бакрадзе А.А. Белокуров О.В. Бойцов А.И. Борзенков Г.Н. Вехов В.Б. Винокурова Н.С. и Владимиров В.А., Волженкин Б.В. Ворошилин Е.В. Гаухман Л.Д., Ильин И.В. Коробеев А.И. Кочои С.М. Кузнецов А.П., Кригер Г.А. Лопащенко Н.А. Никифоров Б.С. Панов Н.И. Семенов В.М. Скляров С.В. Степанюк Л.Н. Хомич В.М. другие.

В своей совокупности работы названных ученых представляют солидную теоретико-методологическую базу для разработки проблемы борьбы с ненасильственными посягательствами протии собственности.

Гипотеза исследования. Содержания признаков составов ненасильственных преступлений против собственности главным не соответствует непосредственным криминологическим и правовым детерминантам объявления деятельности, опасной для общества, преступной.

Объектом исследования работы являются общественные отношения, возникающие в области обеспечения защиты законных прав и интересов граждан от рассматриваемых посягательства.

В зависимости от объекта находится предмет исследования, который составляют:

нормы Уголовного кодекса РФ и федеральных законов,

материалы судебной практики применительно к проблеме исследования.

Целями исследования являются:

изучение ненасильственных преступлений против собственности, недостатков в судебно-следственной практики российских правоохранительных органов;

предположение возможных путей восполнения законодательных и правоприменительных недостатков, а также установление положительных моментов в судебно-следственной практике.

Целевая направленность исследования обусловила необходимость решения следующих задач:

рассмотреть историческое развитие понятия преступлений против собственности в российском законодательстве;

определить понятие собственности как системообразующую категорию данного вида преступлений;

систематизировать ненасильственные преступления против собственности;

рассмотреть отдельные составы преступлений;

Научная новизна исследования заключается в изучении возможностей совершенствования уголовно правовой борьбы с данном видом преступных посягательств на собственность.

Теоретическая значимость исследования заключается в возможности использования результатов исследования для дальнейшего изучения проблем борьбы с данного вида преступлениями. В частности для квалификации данного вида преступлений.

Практическая значимость исследования заключается в возможности применения результатов исследования в практической правоприменительной деятельности органов занимающихся борьбой с ненасильственными посягательствами на собственность.

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, включающих четыре параграфа, заключения, в котором представлены основные выводы и предложения, списка источников и литературы.

Глава 1. Понятие ненасильственных преступлений против собственности

1.1 История развития законодательства о преступлениях против собственности

Если обратиться к нормам древнерусского законодательства, то уже в нем можно обнаружить дифференцированный подход к наказуемости корыстных и некорыстных посягательств против собственности.

Среди последних выделялись кража или повреждение какого-либо конкретного вида имущества (в том числе оружия, скота и т.д.), причем уже в то время совершение подобного рода действий каралось наиболее суровыми наказаниями: например, в Русской Правде за это полагался поток или разграбление, в Псковской судной грамоте - смертная казнь[1] .

Случаи корыстного завладения имуществом охватывались в основном термином "татьба " и хотя этимология его указывала на совершение хищения крадучись, тайно, ненасильственно, под ним подразумевали всякое тайное и открытое, ненасильственное похищение. Наряду с татьбой, а позднее воровством, грабежом в древнерусских источниках упоминается и о разбое, однако, как считают некоторые исследователи, первоначально, во времена Русской Правды в более широком, чем похищение, в смысле: как преступления не столько имущественного, сколько личного характера.

Лишь в середине XVI века (в Судебнике 1550 года) впервые проводится разграничение грабежа и разбоя, как соответственно ненасильственного и насильственного преступления[2] .

С Соборного Уложения 1649 года заметно расширяется уголовно-правовая охрана объектов собственности (особо выделяется кража с государева двора, церковная татьба, т.е. похищение из церкви, устанавливается наказуемость за утаивание или подмену благородных металлов, потраву хлебных посевов и хищение зерна, ловлю рыбы в чужом пруду) [3] .

Выделяя специальную главу о разбойных делах, Соборное Уложение не только упоминает в ней о ворах, тати, разбойниках, но и дает особое предписание в отношении мошенников, требуя применять к ним положения, установленные за первую татьбу, не раскрывая признаков мошенничества.

Только Указом 1781 года было впервые разъяснено, что к мошенничеству нужно относить:

а) карманную кражу;

б) внезапное похищение чужого имущества, рассчитанное на ловкость, быстроту действий виновного;

в) завладение имущества путем обмана.

При этом мошенничество связывалось с открытым, кража - с тайным, а грабеж - с насильственным воровством[4] .

Примечательно, что в Уложении о наказаниях уголовных и исправитель-ных 1845 года похищение имущества усматривалось только в деяниях, понимаемых как кража, грабеж, разбой и мошенничество[5] .

При этом термин "кража" трактовался в том смысле, какое он имел еще во времена Русской Правды: "Кражей приз нается всякое, каким бы то ни было образом, но втайне, без насилия, угроз и вообще без принадлежащих к свойству разбоя или грабежа обстоятельств, похищение чужих вещей, денег или иного движимого имущества"[6] .

Применительно к составу грабежа различались две разновидности действий, вследствие чего он определялся как:

"во-первых, всякое у кого-либо отнятие принадлежащего ему или же находящегося у него имущества, с насилием или даже с угрозами, но такого рода, что эти угрозы и самое насильственное действие не представляли опасности ни для жизни, ни для здравия, или свободы того лица;

во-вторых, всякое, хотя бы без угроз и насилия, но открытое похищение какого-либо имущества в присутствии самого хозяина или дру гих людей"[7] .

Соответствующая дефиниция была сформулирована и в отношении разбоя: "... всякое на кого-либо, для похищения принадлежащего ему или находящегося у него имущества, нападение, когда оное учинено открытою силою с оружием, или хотя бы без оружия, но сопровождалось или убийством, или покушением на оное, или же нанесением увечья, ран, побоев или других телесных истязаний, или такого рода угрозами или иными действиями, от которых представлялась явная опасность для жизни, здравия, или свободы лица или лиц, подвергшихся нападению"[8] .

Считая разграничение кражи и грабежа искусственным, не отвечающим потребностям практики, разработчики Уголовного Уложения 1903 года объединили кражу и ненасильственный грабеж в один состав, обозначив его термином "воровство". Характеризуя его как тайное или открытое похищение чужого имущества, Уложение одновременно внесло коррективы в понятие разбоя, отличительным признаком которого называлось похищение имущества с применением насилия над личностью или наказуемой угрозы, вне зависимости от характера насилия и того, связано оно с нападением или нет.

Примечательно то, что разработчики Уложения, определяя каждый способ похищения, подчеркивали необходимость специальной цели: в составах воровства, разбоя и мошенничества - присвоении имущества, в составе вымогательства - получении для себя или другого лица имущественной выгоды[9] .

Отметим, что советский законодатель увязал с ним только составы кражи, грабежа и разбоя, в трактовке которых сначала пошел по пути Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года[10] .

Так, согласно УК РСФСР 1922 года:

кража есть "тайное похищение имущества, находящегося в обладании, пользовании или ведении другого лица или учреждения";

грабеж - "открытое похищение чужого имущества в присутствии лица, обладающего, пользующегося или ведающего им, но без насилия над личностью, или с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего";

разбой - "открытое, с целью похищения имущества, нападение отдельного лица на кого-либо, соединенное с физическим или психическим насилием, грозящим смертью или увечьем"[11] .

В дальнейшем Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. "Об усилении охраны личной собственности граждан" было дано иное определение кражи: "тайное или открытое похищение имущества граждан", в результате чего, упразднив понятия грабежа, наше законодательство возвратилось к той ее трактовке, которая содержалась в Уголовном Уложении 1903 г.

Кроме того, одновременно был принят Указ "Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества", которым все способы хищения подразделялись на кражу, присвоение, растрату и иное хищение государственного имущества[12] .

Еще ранее, в 1932 году, Законом РСФСР "О хищениях" от 7 августа 1932 года все лица, совершившие хищение, объявлялись "врагами народа", причем термином "хищение" в данном случае охватывались все формы посягательства на социалистическую собственность (кража, грабеж, разбой, присвоение, мошенничество и т.д.) [13] .

В связи с тем, что содержание этих дополнений и изменений в действующем тогда УК РСФСР 1926 года мало сообразовывалось с положениями содержащихся в нем статей, то система уголовно-правовых норм, посвященных охране отношений собственности, оказалась довольно противоречивой[14] .

Наиболее существенной отличительной особенностью УК РСФСР 1960 года являлось то, что он долгое время различал посягательства на социалистическое (государственное, общественное) и личное имущество граждан.

Такой подход не был случайным, ибо в основе его лежала идея необходимости обеспечить повышенную охрану социалистической собственности.

До включения ст.2121 в УК РСФСР на основании Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 июля 1965 года угон транспортных средств рассматривался на практике как хулиганское проявление и квалифицировался по ст. 206 УК РСФСР. В этой связи прежде всего возникал вопрос, имеется ли признак повторности в действиях лица, угнавшего транспортное средство, и ранее судимого за хулиганство, выразившееся в аналогичном поведении. на поставленный вопрос следует ответить отрицательно, ибо ч.2 ст.2121 УК РСФСР говорила о тех же действиях, совершенных повторно "Те же действия" с точки зрения их юридической щенки - это деяние, содержащее признаки состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.2121 УК РСФСР В рассматриваемом же случае лицо ранее было судимо не за угон транспортных средств подпадающий под признаки ст.2121 УК РСФСР, а за хулиганство ч.1 ст. 206 УК. РСФСР, то есть за совершенно другое преступление. Иное решение затронутого вопроса было бы необоснованно распространительным толкованием закона, противоречащим его букве и духу.

Затем рассматриваемый вопрос получил четкое разрешение в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР ст.22 октября 1969 года, в котором разъясняется "Угон автомототранспортных средств надлежит квалифицировать как совершенный повторно во всех случаях, когда лицо ранее совершило аналогичное преступление, независимо от того, было ли оно за кто преступление осуждено". [15] Говоря об "аналогичном" и "этом" преступлении, Верховный Суд РСФСР, вне всякого сомнения, имеел в виду только деяние, предусмотренное ст.2121 УК РСФСР.

Законом от 01.07.1994 статья 212.1 УК РСФСР была исключена, но в главу V УК РСФСР "Преступления против собственности" была введена статья 148.1 "Неправомерное завладение транспортным средством, лошадью или иным ценным имуществом без цели хищения". От термина "угон" законодатель в данном случае отказался.

Глава о преступлениях против собственности в УК РФ 1996 года является структурным элементом раздела "Преступления в сфере экономики".

Историко-правовой и криминологический анализ отечественной преступности свидетельствует о том, что в ее структуре за последние 10 лет доминирующее положение стабильно занимают корыстные преступления против собственности. Самыми распространенными преступными посягательствами из них были и остаются кражи чужого имущества, которые причиняют существенный материальный ущерб гражданам, оказывают негативное моральное воздействие, дестабилизируют нормальную жизнь.

1.2 Собственность как системообразующая категория преступлений

Чтобы жить, каждый человек должен хотя бы в минимальной степени удовлетворять свои материальные и духовные потребности - в пище, одежде, жилище, получении образования, которое давало бы ему возможность приспособиться к нынешним условиям производства и обмена, медицинской помощи, овладении достижениями культуры и т.д. Основные из этих потребностей члены общества удовлетворяют за счет той доли общественного продукта, которая поступает в их собственность и которой они владеют, пользуются и распоряжаются по своему усмотрению и в своих интересах, устраняя всех других лиц от вмешательства в закрепленную за ними как за собственниками сферу хозяйственного господства над принадлежащим им имуществом. [16]

В доперестроечный период основным принципом общества провозглашался принцип распределения по труду, а право на труд было закреплено в числе важнейших социально-экономических прав граждан. Запрещалась эксплуатация человека человеком, безраздельно господствовали социалистические формы собственности на средства производства.

Основным источником собственности граждан, которая называлась личной, являлось приложение их труда к обобществленным средствам производства. Из совокупного общественного продукта гражданам на основе принципа распределения по труду выделялась в личную собственность определенная доля этого продукта, за счет которой главным образом и удовлетворялись их потребности.

Наряду с этим, одним из важнейших источников пополнения личной собственности являлись выплаты из общественных фондов потребления в виде пособий, пенсий, стипендий.

Удовлетворение потребностей граждан обеспечивалось также за счет бесплатной медицинской помощи, низкой оплаты жилья, коммунальных, транспортных, информационных и иных услуг, поддерживания на социально доступном уровне цен на основные продукты питания, одежду, лекарства и т.д.

В ныне действующей Конституции РФ не закреплены ни право на труд, ни принцип распределения по труду, что отражает реалии, в условиях которых функционирует наше общество. В то же время провозглашается, что каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Гарантируется свобода творчества.

Соответственно этому претерпели существенные изменения как источники образования собственности граждан, которая именуется теперь частной, так и формы ее проявления.

Основными источниками образования собственности граждан служат ныне их труд в качестве наемных работников, а их собственная экономическая деятельность. Из последней в свою очередь выделяется предпринимательская деятельность, т.е. самостоятельная, осуществляемая на свой страх и риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (абз.3 п.1 ст.2 ГК). Предпринимательская деятельность может осуществляться как без применения, так и с применением наемного труда.

С учетом сказанного, частная собственность выступает ныне в следующих формах: собственность граждан, источником образования которой является их труд в качестве наемных работников безотносительно к тому, в какой сфере хозяйства и культуры и к чьим средствам производства этот труд прилагается; собственность, источником образования которой служит собственная экономическая деятельность, не направленная на извлечение прибыли; собственность, которая образуется за счет предпринимательской деятельности, основанной на собственном труде; собственность, которая образуется за счет предпринимательской деятельности, основанной на привлечении наемного труда. [17]

В свою очередь последний вид предпринимательской деятельности может протекать как без образования, так и с образованием юридического лица. При этом в законе отсутствуют препятствия для перехода от одного вида частной собственности к другому, более того, такой переход поощряется, поскольку труд и капитал должны устремляться туда, где они могут принести наибольший экономический и иной социальный эффект.

Отношения собственности получают юридическое выражение как в системе правовых норм, образующих институт права собственности, так и в субъективном праве собственности, т.е. в той мере власти, которую закон и иные правовые акты закрепляют за собственником. Не составляет исключения и собственность граждан.

Для правового регулирования перестроечного периода характерно раскрепощение собственности граждан от многочисленных пут, которые ранее ее связывали.

На собственность граждан в полной мере распространен принцип дозволительной направленности гражданско-правового регулирования, который получил закрепление в новейшем законодательстве.

Если ранее, давая характеристику собственности граждан, центр тяжести переносили на ее потребительское назначение, что соответствовало действовавшему в то время законодательству, то ныне не меньшее внимание уделяется возможностям этой формы собственности как одного из средств приращения общественного богатства. Резко расширен круг объектов, которые могут находиться в собственности граждан, причем поощряется их использование не только в целях удовлетворения материальных и духовных потребностей самого собственника, но и в целях извлечения прибыли. Более того, многие из них по своему функциональному назначению призваны именно к тому, чтобы приносить собственнику прибыль. [18]

Определения права собственности как правового института и как субъективного права, которые были даны в первой главе, полностью приложимы и к праву собственности граждан. Подчеркнем лишь, что принципы неприкосновенности собственности, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, беспрепятственного осуществления гражданских прав, равенства защиты всех форм собственности и восстановления нарушенных прав, закрепленные как на конституционном уровне, так и на уровне отраслевого законодательства, имеют для частной собственности граждан особое значение.

Пожалуй, наиболее важно уберечь собственность граждан от произвольного вмешательства органов государственной власти и местного самоуправления. Не менее важно придать частной собственности граждан цивилизованный облик, направить ее развитие по такому руслу, в котором она в полной мере обеспечивала бы удовлетворение интересов собственника, в том числе и в области предпринимательства, и в то же время не использовалась бы во вред интересам общества и других граждан, например, в целях ограничения конкуренции и злоупотребления доминирующим положением на рынке.

Эта двуединая задача и должна определять принципы и конкретное содержание правового регулирования отношений частной собственности граждан.

В этой связи их родовым объектом преступлений являются экономические отнош ения (совокупность производственных отношений). Прежде всего, к ним относятся отношения собственности на орудия и средства производства, а также на предметы труда. Кроме того, они охватывают общественные отношения по управлению экономической деятельности, а также отношения в сфере производства, обмена, распределения и потребления, материальных благ[19] .

Таким образом, отношения собственности на орудия и средства производства, на предметы труда являются структурным элементом более сложного образования, именуемого производственными, экономическими отношениями.

Поэтому отношения собственности выступают в качестве видового объекта преступлений, предусмотренных 21 главой УК РФ.

В соответствии с Гражданским кодексом РФ собственность - это юридическая категория, правоотношение, возникающее между собственником имущества и всеми остальными членами общества (не собственниками) по поводу владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом[20] .

Именно права владения, пользования и распоряжения составляют суть отношений собственности как непосредственного объекта уголовно-правовой охраны нормами права, содержащимися в анализируемой главе.

В соответствии с Гражданским кодексом РФ все формы собственности охраняются одинаково. Это касается и уголовно-правовой охраны.

Поэтому непосредственным объектом при совершении конкретного преступления может выступать любая форма собственности.

Конкретная форма собственности, выступающая в качестве непосредственного объекта преступления, не влияет на уголовную ответственность или квалификацию поведения лица, но подлежит обязательному установлению по уголовному делу, ибо она, во-первых, является обязательным элементом предмета доказывания по уголовному делу, а во-вторых, может влиять на вменение или не вменение некоторых квалифицирующих признаков (например, причинение значительного ущерба гражданину).

Систему ненасильственных преступлений против собственности можно представить следующим образом:

А) Ненасильственные посягательства на собственность относящиеся к хищениям:

Кража (статья 158 УК РФ)

Мошенничество (статья 159 УК РФ)

Присвоение или растрата (Статья 160 УК РФ)

Ненасильственный грабеж (Часть 1 статьи 161 УК РФ)

Б) Ненасильственные посягательства не являющиеся хищениями:

Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (Статья 165 УК РФ)

Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (Статья 166 УК РФ)

Вывод по 1 главе

1. Историко-правовой и криминологический анализ отечественной преступности свидетельствует о том, что в ее структуре за последние 10 лет доминирующее положение стабильно занимают корыстные преступления против собственности. Самыми распространенными преступными посягательствами из них были и остаются кражи чужого имущества, которые причиняют существенный материальный ущерб гражданам, оказывают негативное моральное воздействие, дестабилизируют нормальную жизнь.

2. Ненасильственные преступления против собственности - это безвозмездное, без насилия изъятие имущества, права на имущество, склонение к их передаче (оставлению у себя) для использования в соответствии с потребительскими свойствами, причинившее существенный имущественный вред собственнику или иному владельцу.

Глава 2. Виды ненасильственных преступлений против собственности

2.1 Ненасильственных хищения как преступления против собственности по действующему законодательству

Впервые законодательное определение хищения было сформировано в прим. к ст.144 УК 1960 г. (в редакции от 1 июля 1994 г) и сохранилось в прим.1 к ст.158 УК РФ 1996 г.

"Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества".

Кража есть тайное хищение имущества (ч.1 ст.158 УК). Ее характеристический признак, в отличие от других видов хищения, лежит в скрытом способе деятельности. Именно это обстоятельство дает основание считать кражу наименее опасной из всех форм хищения. Однако такая оценка, характерная лишь для нового времени, не всегда была господствующей. Как уже отмечалось, в феодальную эпоху тайный способ был признаком низости и коварства деятеля и как следствие, - его большей опасности. Коварство и лживость, приписываемые субъекту, действующему таким образом, предопределяли и то, что к краже приравнивали многие деяния, ничего общего с хищением имущества не имеющие, если они совершались тайно (напр., головную татьбу или похищение людей), или же деятель прибегал ко лжи (некоторые случаи подлогов и присвоения имущества). [21]

Кража есть тайное хищение чужого имущества (ч.1 ст.158 УК РФ).

Видовым объектом кражи, как и любой другой формы хищения, является собственность как комплексное экономико-правовое понятие.

Непосредственным объектом кражи - конкретная форма собственности с учетом того, какой из них причиняется ущерб.

Предметом кражи выступает чужое имущество, т.е. имущество, которое не может принадлежать похитителю на праве владения, пользования и распоряжения. Предмет кражи не терпит ущерба. Размер причиненного ущерба определяется стоимостью похищенного имущества[22] .

Как справедливо отмечает Б.Д. Завидов, тайность хищения есть специфический признак кражи, отличающий ее от других форм хищения. Решающим при оценке тайности хищения является осознание самим виновным того, что он изымает чужое имущество тайно, то есть скрыто от потерпевшего и иных лиц.

Полное отсутствие очевидцев наиболее ярко характеризует существо кражи как тайного хищения, при котором вор стремится в процессе изъятия имущества избежать визуального контакта с кем бы то ни было, включая не только собственника имущества или его владельца, но и посторонних лиц, могущих воспрепятствовать преступлению или изобличить преступника в качестве очевидцев содеянного. [23]

При этом посторонними считаются не все лица, оказавшиеся на месте преступления, а лишь те, от которых преступник не может ожидать не только содействия, но хотя бы пассивного попустительства хищению. В этом смысле к числу посторонних нельзя отнести соучастников похитителя (иначе любое групповое хищение было бы открытым), а также тех лиц, с которыми он связан такими родственными, приятельскими и другими близкими либо доверительными отношениями, которые дают ему реальное основание полагать, что эти лица не будут по меньшей мере противодействовать изъятию имущества, а по большому счету - способствовать изобличению его впоследствии. С этой точки зрения хищение не перестает быть тайным, когда виновный действует на глазах родственников или знакомых, рассчитывая на их молчаливое согласие, попустительство или даже одобрение.

Определяющим квалификацию хищения как кражи является тайный способ завладения чужим имуществом. Как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества[24] .

В основе определения тайного характера хищения лежит субъективный критерий, иными словами, восприятие обстановки, способа хищения самим виновным. Кражи в отсутствие потерпевших или посторонних лиц - это зачастую кражи из квартир, дач, иных помещений и др.

Хищение признается тайным, если оно совершается хотя и в присутствии потерпевшего, но незаметно для него, например, карманная кража.

Даже если завладение имуществом происходит на глазах у лица, которое не способно осознавать преступный характер происходящего в силу малолетнего возраста, психической болезни или иного болезненного состояния, оно не перестает быть тайным.

Похищение предметов у лиц, находящихся в состоянии глубокой степени алкогольного или наркотического опьянения, вследствие чего они не осознают факта завладения имуществом, также является кражей.

Изъятие и обращение имущества в пользу виновного признаются тайными и в случае присутствия посторонних лиц, которые не осознают преступного характера происходящего в силу создавшейся обстановки, на что и рассчитывал похититель (например, несколько человек вынесли все имущество из квартиры и погрузили его в автомашину на глазах у посторонних лиц, полагавших, что жильцы дома переезжают на новую квартиру).

Кража будет и в том случае, если факт завладения имуществом в действительности кем-либо осознавался, но похититель не знал этого, так как очевидец происшедшего никак себя не обнаружил, что и дало преступнику основание думать, что он действует тайно, незаметно.

Так, например, если пассажир поезда, проснувшись ночью, видит, как гражданин забирает с полки его вещи, но, опасаясь расправы, делает вид, что ничего не замечает, содеянное этим гражданином квалифицируется как кража.

Состав кражи по конструкции - материальный, так как преступное последствие в виде имущественного ущерба является обязательным признаком его объективной стороны. Кража считается оконченной с момента действительного завладения имуществом, т.е. когда имущество изъято и виновный имеет реальную возможность пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению, когда изъятое имущество обращено в пользу виновного или других лиц[25] .

Момент окончания кражи не ставится в зависимость от того, удалось ли превратить в действительности имеющуюся реальную возможность пользоваться или распоряжаться чужим имуществом как своим собственным.

Квартирные кражи следует признать оконченными с момента выноса имущества из помещения. При совершении краж с охраняемых объектов и территорий преступление считается оконченным с момента выноса имущества с территории таких объектов. Неудавшаяся попытка выноса (вывоза) имущества через проходную завода, комбината, фабрики образует покушение на кражу. Лица, содействовавшие выносу имущества, похищаемого с охраняемой территории, несут ответственность за соучастие в краже.

Признание кражи оконченным или неоконченным преступлением определяется многими факторами, в том числе особенностями предмета хищения, намерениями виновного, сложившейся обстановкой происшедшего и т.д.

С субъективной стороны кража характеризуется виной в форме прямого умысла, корыстными мотивом и целью.

Содержанием прямого умысла охватывается осознание общественно опасного характера противозаконного, безвозмездного, тайного изъятия чужого имущества и обращения его в свою пользу или пользу других лиц, предвидение реальной возможности или неизбежности причинения в результате этого имущественного ущерба собственнику (иному законному владельцу имущества) и желание его наступления.

Поскольку корыстная цель является обязательным субъективным признаком кражи, изъятие имущества с целью его последующего уничтожения не образует хищения. Тайное хищение одного чужого имущества, сопряженное с умышленным уничтожением или повреждением другого, образует реальную совокупность преступлений и квалифицируется по статьям 158 и 167 УК РФ.

Субъектом кражи является физическое вменяемое лицо, достигшее 14 лет. Однако при рассмотрении конкретного дела необходимо учитывать ряд особенностей краж, совершаемых несовершеннолетними в возрасте от 14 до 16 лет. В этом возрасте кражи часто совершаются из озорства, а стоимость похищенного имущества не превышает одного минимального размера оплаты труда (МРОТ), поэтому такие деяния в силу малозначительности не представляют общественной опасности и на основании ч.2 ст.14 УК РФ не являются преступными, образуя состав административного правонарушения.

Так, называемое "мелкое хищение чужого имущества" путем кражи представляет собой административное правонарушение (ст.7.27 КоАП РФ), при котором стоимость похищенного не превышает 1 МРОТ[26] .

Субъектом кражи признается лицо, которое не наделено никакими правомочиями в отношении похищаемого имущества. Однако виновный в краже может иметь доступ к имуществу в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, может охранять его и даже использовать (например, водитель транспортного средства, перевозящий грузы, но не несущий за них материальной ответственности, сторож, охранник, рабочие, изготавливающие из сырья готовую продукцию и т.д.).

Похищение имущества, за которым попросили присмотреть, образует кражу, так как такая просьба не означает передачи имущества во владение.

Получение имущества для выполнения узкотехнических целей (вещей для примерки) способствует последующей краже.

В качестве способа, облегчающего доступ к имуществу, вор может использовать обман или злоупотребление доверием. Например, преступник для облегчения доступа в квартиру выдает себя за водопроводчика, а затем, улучив удобный момент, тайно от хозяина похищает ценные вещи.

Наказание за кражу дифференцируется в зависимости от наличия или отсутствия квалифицирующих признаков.

Уголовная ответственность за так называемую простую кражу (без отягчающих обстоятельств) установлена в ч.1 ст.158 УК РФ. Главным отличительным признаком данной разновидности кражи является размер похищенного имущества и отсутствие каких-либо квалифицирующих признаков.

Некая специфика обусловлена формой собственности.

Если похищенное имущество принадлежит гражданину, то по ч.1 ст.158 УК РФ квалифицируется кража, не причинившая ему значительного ущерба.

При этом стоимость похищенного имущества должна превышать один минимальный месячный размер оплаты труда.

Если похищенное имущество принадлежит на праве частной собственности юридическим лицам или является государственной, муниципальной собственностью, то ч.1 ст.158 УК РФ охватывается кража имущества, стоимость которого превышает минимальный месячный размер оплаты труда, но не превышает двух тысяч пятисот рублей на момент совершения преступления.

На наш взгляд в этом проявляется некоторая непоследовательность законодателя, выражающаяся в отступлении от принципа равенства уголовной ответственности за посягательства на собственность независимо от ее форм.

В Российской Федерации все формы собственности с точки зрения их юридической защиты являются равноценными и подлежат одинаковой охране нормами уголовного законодательства. Это принципиально важное для уголовного права положение опирается не только на нормы Гражданского кодекса РФ, но и на прямое указание ч.2 ст.8 Конституции РФ: "В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности"[27] .

Так как кражи относятся к наиболее латентным видам преступлений, следует ожидать их заметный прирост и в будущем. С учетом того, что в настоящее время число расследованных уголовных дел по кражам выше, чем приостановленных, следует предполагать, что реальное число краж значительно превышает число зарегистрированных.

Действующая редакция Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года не содержит понятий обмана или злоупотребления доверием, хотя эти способы относятся к числу обязательных конструктивных объективных признаков таких составов преступлений против собственности, как мошенничество (ст.159 УК РФ), присвоение или растрата вверенного имущества (ст.160 УК РФ) и причинение имущественного ущерба (ст.165 УК РФ).

В научной литературе до сих пор нет единого подхода к пониманию этих признаков, в связи, с чем по нашему мнению необходим анализ различных определений обмана или злоупотребления доверием, предлагавшихся такими учеными, как: Г.Н. Борзенков, В.А. Владимиров, Ю.И. Ляпунов, Б.С. Никифоров, Н.И. Панов, Р.А. Сабитов и другими специалистами[28] .

Существует определенная совокупность объективных и субъективных признаков, относящихся к обману или злоупотреблению доверием как к способам совершения преступлений против собственности, которая позволила выработать научное определение понятия обмана или злоупотребления доверием.

Обман представляет собой сознательное искажение истины (активный обман), так и умолчание об истине (пассивный обман). Намеренно искажая факты действительности, виновный вводит потерпевшего в заблуждение относительно их истинности, а при умолчании - сознательно пользуется заблуждением, возникшим независимо от виновного[29] . В обоих случаях потерпевший под влиянием заблуждения сам передает имущество мошеннику. Внешне такая передача выглядит как добровольная, однако эта "добровольность" мнимая, поскольку обусловлена обманом.

Виновный завладевает имуществом (или приобретает право на имущество) путем обмана или злоупотребления доверием собственника или лица, в ведении которого либо под охраной которого находится имущество.

В мошенническом обмане следует различать форму и содержание.

Содержание обмана составляют разнообразные обстоятельства, относительно которых преступник вводит в заблуждение потерпевшего (при активном обмане), либо факты, сообщение которых удержало бы лицо от передачи имущества (при пассивном обмане).

Обман может касаться отдельных предметов (их существования, тождества, качества, количества, размера, цены и т.д.), личности (т.е. тождества либо различных свойств и правовых характеристик личности виновного или других граждан), различных событий и действий[30] .

Содержание мошеннического обмана часто составляют так называемые ложные обещания, когда мошенник в целях завладения имуществом обманывает потерпевшего относительно своих действительных намерений.

Примером может служить завладение деньгами, полученными в качестве аванса по договору, который мошенник не имеет намерения выполнить.

Ложное обещание - это не просто искажение "фактов будущего", но и одновременно ложное сообщение о своих подлинных намерениях в настоящем.

Особенность мошеннического обмана заключается в том, что, по крайней мере, одно из обстоятельств, в отношении которых лжет виновный, служит основанием (разумеется, мнимым) для передачи ему имущества[31] .

Однако в содержание мошеннического обмана могут входить и другие обстоятельства, не являющиеся непосредственным основанием для передачи ему имущества, но учитываются потерпевшим, когда он принимает решение о передаче имущества. Например, чтобы легче было склонить потерпевшего к передаче денег в качестве "предоплаты" за якобы поставку товаров, снимается помещение и оформляется как офис "фирмы".

Форма мошеннических обманов разнообразна.

Искажение истины (активный обман) может быть либо словесным (в виде устного или письменного сообщения), либо заключаться в совершении различных действий: фальсификация предмета сделки, применение шулерских приемов при игре в карты или "в наперсток", подмена отсчитанной суммы фальсифицированным предметом ("куклой"), внесение искажений в программу ЭВМ и т.п. При совершении мошенничества обман действием обычно сочетается со словесным[32] .

Мошеннический обман совершается как с использованием каких-либо материальных средств, так и без таковых. В качестве материальных средств обмана при посягательствах на собственность наиболее часто используются подложные документы.

Поскольку использование подложного документа в целях получения чужого имущества представляет одну из форм мошеннического обмана, дополнительной квалификации этих действий по ч.3 ст.327 УК РФ не требуется.

Сама подделка документов не может рассматриваться как способ мошенничества, ибо одним лишь актом подделки похитить имущество нельзя.

Подделывая документ, преступник совершает только приготовление к хищению. Когда не удалось использовать документ, подделанный в целях хищения, ответственность наступает за приготовление к мошенничеству и подделку документа по совокупности. Если хищение окончено, содеянное квалифицируется по совокупности подделки и мошенничества (ст.159 и 327 УК РФ).

Лицо, подделавшее документ (больничный листок, водительское удостоверение, справку об инвалидности и т.д.) и передавшее его другому лицу заведомо для использования при хищении, несет ответственность не только за подлог, но и за пособничество в хищении путем мошенничества[33] .

Одним из способов мошенничества является незаконное получение пенсий, пособий и других периодических выплат на основании подложных документов. При незаконном получении пенсии (пособия) содержанием мошеннического обмана будет ложное сообщение о таких обстоятельствах, с которыми связано возникновение права на пенсию или ее размер.

К ним относятся сведения о возрасте, состоянии здоровья, трудовом стаже, профессии, среднем заработке и т.п. Определяя размер такого хищения, следует исходить из общей суммы незаконно полученной пенсии, а если виновный имел право на пенсию, но в меньшем размере, - из разницы между полученной суммой и суммой пенсии, подлежащей выплате.

Как мошенничество квалифицируются также случаи обманного получения различных денежных выплат одним лицом вместо другого лица, действительно имеющего право на их получение. Здесь содержанием обмана является тождество лиц. Возможно также получение денежных средств, предназначенных другому лицу, путем представления поддельной доверенности.

К мошенничествам относятся обманы при совершении различных сделок (купли-продажи, аренды и др.), когда потерпевшему передается предмет худшего качества, меньшей стоимости и т.п. Нередко сама сделка является фикцией, простым поводом для завладения чужим имуществом. При этом мошенник может получить деньги за вещь, которой вообще не существует или которая ему не принадлежит.

Традиционно широкое понимание обмана как способа имущественного преступления позволяет без особого труда квалифицировать новые способы мошенничества: обманные операции с кредитными картами, с банковскими авизо, компьютерное мошенничество, создание фиктивных инвестиционных фондов, обманное получение аванса (предоплаты) под предлогом предоставления товаров и услуг и т.д.

Среди конкретных видов распространены случаи получения денег или иного имущества путем ложных обещаний: под предлогом оказания помощи в приобретении дефицитного товара, в прописке, получении жилой площади, поступлении в учебное заведение, изменении судебного приговора и т.д.

Жертвами подобных преступлений легко становятся лица, ищущие окольные пути для достижения своих целей.

"Получение денег под условием выполнения обязательства, в последующем не выполненного, может квалифицироваться как мошенничество, если установлено, что обвиняемый не имел намерения выполнять взятое обязательство, и преследовал цель завладеть деньгами"[34] .

Если мошенник склоняет какое-либо лицо к даче взятки должностному лицу, принимает на себя функции посредника и присваивает полученные для передачи ценности, то он несет ответственность не только за мошенничество, но и за подстрекательство к даче взятки[35] .

Лицо же, передавшее деньги лжепосреднику, отвечает за покушение на дачу взятки. Если инициатива исходила от лица, дающего взятку, действия лжепосредника не могут быть квалифицированы как подстрекательство к даче взятки, но в случае присвоения им денежных средств, полученных путем обмана и злоупотребления доверием под видом передачи взятки должностному лицу, его действия подлежат квалификации как мошенничество.

Обращение в свою собственность денежных средств, полученных по заведомо фиктивным трудовым соглашениям или иным договорам под видом оплаты за работу или услуги, которые фактически не выполнялись или были выполнены в меньшем объеме, может быть квалифицировано как мошенничество, если виновный заведомо не намерен выполнять взятые обязательства, обманув тем самым потерпевшего.

Обманное получение банковского кредита квалифицируется как мошенничество, если материалами дела установлено не просто нецелевое использование заемных средств (это деяние предусмотрено ст.176 УК РФ), а завладение ими с целью обращения в свою собственность: создание лжепредприятия специально для получения кредита, использование подложных документов, совершение других действий, направленных на невозвращение кредита, и т.д.

Использование не по назначению денежных средств, полученных в банке на законных основаниях, само по себе не может свидетельствовать о наличии умысла на их хищение[36] .

Некоторая специфика рассматриваемого преступления по сравнению с другими формами хищения состоит в том, что мошенничеством считается не только завладение чужим имуществом, но и получение путем обмана права на имущество. Если под правом на имущество понимается право собственности в полном объеме, то упоминание об этом имеет значение лишь для уточнения момента окончания преступления.

В тех случаях, когда лицо похищает документы, дающие право на имущество (например, железнодорожная накладная, чек на получение денег в банке, номерок на получение одежды в гардеробе и др.), в целях последующего получения по ним чужого имущества, содеянное надлежит квалифицировать как приготовление к мошенничеству.

Приобретение такого права является либо приготовлением к последующему завладению имуществом, либо противоправным образом создает видимость законного владения имуществом, уже находящимся в обладании виновного. Завладев правом на имущество, преступник тем самым завладевает и самим имуществом, т.е. совершает хищение.

Приобретение путем обмана отдельного правомочия по имуществу (например, права временного пользования квартирой, автомобилем и т.п.) без завладения самим имуществом не отвечает признакам хищения и может квалифицироваться при определенных условиях по ст.165 УК РФ.

Злоупотребление доверием - это умышленное использование лицом основанных на юридических или фактических обстоятельствах доверительных отношений с корыстной целью по поводу имущества во вред правам и законным интересам собственника или иного законного владельца этого имущества.

Обман в мошенничестве обычно сочетается со злоупотреблением доверием. С одной стороны, преступник стремится вначале завоевать доверие лица, избранного в качестве жертвы.

Если потерпевший оказывает доверие виновному, то любой обман со стороны последнего выглядит одновременно как злоупотребление доверием.

С другой стороны, преступник может прибегнуть к обману для того, чтобы заручиться доверием потерпевшего, а затем злоупотребить им[37] .

Значительно реже злоупотребление доверием выступает в роли самостоятельного способа мошенничества.

Примером может служить злоупотребление бланковой подписью (использование незаполненного бланка в целях завладения имуществом) [38] .

Представляется более правильным в качестве обстоятельства, отягчающего наказания, закрепить совершение преступления с использованием любых отношений доверия, а не только возникших на основе договора или служебного положения. В ином случае прослеживается приоритет охраны общественных отношений в сфере служебной деятельности и общественных отношений, существующих при реализации юридически оформленного договора, в отличие от общественных отношений в сфере личного общения между людьми, существующих между ними при наличии родственных, дружеских связей и т.п., что ведет к нарушению принципа равенства граждан перед законом (ст.4 УК РФ) [39] .

До сегодняшнего дня, насколько об этом можно судить по изученным трудам специалистов, отсутствует единое толкование в научной юридической литературе понятий обмана или злоупотребления доверием.

Нам представляется, что обман относительно будущих намерений есть не что иное, как завладение имуществом путем злоупотребления доверием.

В тоже время нельзя не согласиться с тем, что обман и злоупотребление доверием настолько тесно связаны, что иногда их трудно различить. Недаром иногда обман характеризуют как сообщение ложной информации о фактах прошлого или настоящего, а злоупотребление доверием - о будущих фактах.

Как бы то ни было, законодатель называет два способа мошенничества[40] .

При злоупотреблении доверием виновный завладевает чужим имуществом или приобретает право на имущество, используя доверительные отношения, которые возникли между ним и собственником или законным владельцем имущества.

Причем в основе этих отношений чаще всего должны лежать какие-то основания:

гражданско-правовые (договоры купли-продажи, обмена, поручения, подряда, контрактации и т.д.);

трудовые, родственные или дружеские отношения;

авторитет должностного или служебного положения лица[41] .

Наиболее распространены такие формы злоупотребления доверием, как:

оказание посреднических услуг по приобретению каких-либо товаров без намерения выполнить свои обязательства;

заключение договора займа без намерения отдать долг;

получение денежных авансов без фактического намерения исполнить обязательства, взятые на себя по договору подряда (трудовому соглашению);

получение предоплаты по договорам купли-продажи, поставки без намерения исполнить договор;

обращение в собственность имущества, взятого по договору бытового проката без намерения вернуть имущество;

получение кредитов в банках или иных финансовых учреждениях без намерения их возврата;

страховое мошенничество, при котором оформляется договор накопительского страхования без намерения выплачивать страховую сумму;

финансовое мошенничество, при котором заключаются договоры так называемого "имущественного найма" денег без намерения их возврата (пирамидальные структуры типа "МММ");

мошенничество на рынке ценных бумаг, когда выпускаются заведомо не обеспеченные акции, облигации и иные ценные бумаги;

мошенничество с использованием трастовых операций (доверительного управления имуществом), когда преступник заведомо не намерен вернуть имущество собственнику.

При всех обстоятельствах при злоупотреблении доверием, так же как и при обмане, для признания действий мошенническими необходимо доказать, что умысел виновного на завладение имуществом или на получение права, на имущество возник до момента заключения того или иного договора.

В том случае, если лицо в момент заключения договора намеревалось выполнить свои обязательства, но сложившиеся обстоятельства помешали этому, либо намерения присвоить полученное по договору возникло уже в процессе его исполнения, либо, наконец, не удалось доказать, что умысел на изъятие имущества возник до момента заключения договора, действия виновного не образуют мошенничество, а должны расцениваться как иные формы хищения либо гражданско-правовые деликты.

С нашей точки зрения, использование обмана или злоупотребления доверием, как способов противоправного, безвозмездного обращения чужого имущества в свою пользу или пользу других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества, всегда имеет место при мошенничестве, также как и при присвоении или растрате, то есть при хищении вверенного виновному имущества.

Обман, наряду со злоупотреблением доверием, является одним их основных криминообразующих обстоятельств, используемых при конструировании составов преступлений в Уголовном Кодексе России.

Вместе с тем, по вопросу о правовой природе обмана и злоупотребления доверием и их отличительных признаках в юридической литературе отсутствует единое мнение[42] .

Некоторые авторы предлагают понимать злоупотребление доверием как разновидность обмана (Е.В. Ворошилин, Д.В. Качурин, Г.А. Кригер, И.А. Синигибский), другие ученые признают злоупотребление доверием самостоятельным способом совершения преступлений (Р.А. Базаров, Г.Н. Борзенков, В.А. Владимиров, Ю.И. Ляпунов, Р.А. Сабитов и другие специалисты).

Сравнительно-правовой и формально-логический анализ предшествующего и ныне действующего уголовного законодательства, а также различных точек зрения специалистов по данному вопросу показал, что злоупотребление доверием и обман нельзя отождествлять, как и нельзя называть один способ разновидностью другого. Несмотря на различную сущность обмана и злоупотребления доверием, зачастую оба эти способа используются при совершении преступлений для облегчения достижения преступного результата.

Мы не можем согласиться с встречающимся в литературе мнением, согласно которому совершение хищения одного и того же имущества путем обмана и путем злоупотребления доверием одновременно невозможно.

Таким образом, под обманом и злоупотреблением доверием на наш взгляд следует понимать самостоятельные способы совершения преступлений против собственности, так как они являются различными и по содержанию, и по форме актами человеческого поведения.

Действующее уголовное законодательство признает присвоение и растрату формами хищения чужого имущества. Подавляющее большинство ученых-правоведов справедливо полагает, что в ст.160 УК РФ предусмотрена ответственность за хищение, совершение которого возможно в двух формах: присвоения и растраты.

Научные выводы относительно содержания того или иного уголовно-правового понятия должны, по-нашему мнению, основываться на анализе различных обстоятельств, в том числе и на толковании диспозиции исследуемой статьи уголовного закона. Проанализируем диспозицию части 1 статьи 160 УК РФ: "Присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному". Очевидно, что общим, что объединяет присвоение и растрату, является то, что похищается имущество, которое вверено виновному. Считается, что именно этим признаком присвоение и растрата отличаются от всех остальных форм хищения. Хотя при мошенничестве путем злоупотребления доверием имущество также доверительно передается (вверяется) виновному для осуществления каких-либо действий (хранения, пользования и др.).

Понятия "присвоение" и "растрата" раскрываются через родовое понятие "хищение", под которым понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу "виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества" (примечание 1 к ст.158 УК РФ). Поскольку такой признак, как "чужое имущество", в качестве предмета преступления уже заложен в общее понятие хищения, постольку нет никакой необходимости напоминать о нем при описании конкретных форм хищения. Следовательно, кражу можно определить просто как тайное хищение. Присвоение и растрату - как хищение путем злоупотребления доверием, мошенничество - как хищение или приобретение правоустанавливающих документов на чужое имущество путем обмана, грабеж - как открытое хищение, а разбои - как применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия с целью хищения[43] .

В русском языке глагол "вверить", от которого происходит прилагательное "вверенное", означает - "на основании доверия отдать в чье-либо распоряжение, поручить чьим-либо заботам, попечению"[44] .

Судебная практика предлагает считать имущество вверенным при обстоятельствах, когда:

такое имущество находится в правомерном владении субъекта преступления;

владение связано с осуществлением виновным в отношении имущества правомочий по управлению, распоряжению, доставке или хранению;

правомочия в отношении похищаемого имущества возникают у лица в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения со стороны собственника или владельца имущества.

Таким образом, понятие "вверенное имущество" раскрывается исходя не из особенностей или специфических признаков какого-либо имущества, хищение которого должно квалифицироваться по ст.160 УК, а, по существу, характеризует положение субъекта данного посягательства по отношению к этому имуществу. "Чтобы признать имущество вверенным, - справедливо замечает Б.В. Волженкин, - мало установить, что он является его фактическим обладателем, "держателем". Необходимо, чтобы субъект на определенном правовом основании владел этим имуществом, осуществлял в отношении его соответствующие правомочия"[45] .

Итак, понятие "хищение вверенного имущества" означает следующее: во-первых, похищается имущество, в отношении которого лицо наделено определенными правомочиями; во-вторых, именно это лицо совершает хищение такого имущества; в-третьих, виновное лицо использует свои правомочия в отношении имущества для его присвоения или растраты, т.е. злоупотребляет оказанным ему доверием со стороны собственника (владельца) имущества.

Следовательно, вторым общим признаком, непосредственно вытекающим из первого, характеризующим присвоение и растрату, является субъект посягательства.

Субъектом присвоения и растраты является лицо, у которого "имущество находится в правомерном владении, и он (виновный) был наделен в отношении его правомочиями по распоряжению, управлению, доставке, хранению"[46] .

При этом вовсе не обязательно, чтобы у субъекта был весь набор этих правомочий, достаточно любого из них. Такие правомочия возникают в силу должностных обязанностей, договорных отношений или даже в силу разового специального поручения. Передача имущества в правомерное владение представителю предприятия, учреждения, организации с наделением указанными правомочиями означает, что данный субъект стал материально-ответственным лицом, причем им может быть и должностное, и не должностное лицо (кладовщик, экспедитор, продавец, кассир и др.).

Однако следует отметить, что материально-ответственным лицо становится не с момента фактической передачи ему имущества в правомерное владение, а с момента заключения с ним письменного договора о полной материальной ответственности либо выдачи ему разовой доверенности или иного разового документа на получение товарно-материальных ценностей. А вверенным имущество становится именно с момента его фактической передачи виновному, даже если эта передача не была должным образом оформлена. Следовательно, прямой зависимости между понятиями "материально-ответственное лицо" и "вверенное имущество" нет. Как правило, имущество вверяется материально-ответственному лицу. Но возможны случаи, когда имущество может быть передано лицу, с которым договор о полной материальной ответственности вообще не заключен или заключен с нарушением закона. Например, в случае принятия на работу продавцом 16 - 17-летней девушки с заключением с ней договора о полной материальной ответственности, когда такой договор может быть заключен только с совершеннолетним лицом, и с фактической передачей ей товарно-материальных ценностей для работы. Присвоение или растрату вверенного ей товара или денежных средств, полученных от его реализации, следует квалифицировать по ст.160 УК РФ, независимо от того, что она не является материально-ответственным лицом[47] .

Думается, буквальное толкование ст.160 УК РФ позволяет сделать вывод о том, что законодатель однозначно определил предметом присвоения и растраты только такое имущество, которое вверено виновному. Однако при такой трактовке рассматриваемого понятия под действие ст.160 УК РФ не подпадают действия лиц, которым имущество непосредственно не вверено, а находится в их ведении (руководители организаций, главные бухгалтеры и др.), т.е. вверено подчиненным им лицам (как правило, материально-ответственным). И этимологически, и по содержанию понятия "находиться в ведении" и "быть вверенным" не одно и то же, их объемы не совпадают. В русском языке слово "ведать" означает "заведовать или править, управлять, распоряжаться по праву", а "вверить" - "поручить, доверив".

В российском законодательстве термин "ведение" встречается в гражданском праве в понятии "право хозяйственного ведения", что в соответствии с гл. 19 ГК РФ означает способ осуществления хозяйственной деятельности государственными и муниципальными унитарными предприятиями с вверенным им имуществом, при котором предприятие владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в соответствии с условиями, предметом и целями деятельности, которые установлены собственником при передаче имущества предприятию. Право хозяйственного ведения на имущество собственника возникает у предприятия с момента фактической передачи этого имущества, если иное не установлено законом, правовым актом или решением самого собственника (п.1 ст.299 ГК).

Очевидно, что в гражданском законодательстве используется термин "ведение" применительно к имуществу, вверенному юридическим лицам для осуществления в отношении его правомочий по владению, пользованию и распоряжению, а в уголовном праве понятие "вверенное" употребляется применительно к имуществу, переданному физическому лицу для выполнения тех же правомочий. Это означает, что собственник передает (вверяет) имущество предприятию (юридическому лицу) для хозяйственного ведения (владения, пользования, распоряжения) этим имуществом со стороны руководителей и управленцев предприятия (физических лиц). Руководитель предприятия и иные лица, выполняющие управленческие функции, как физические лица ведают всем имуществом, которое собственник в (до) верил предприятию как юридическому лицу[48] .

При таком понимании сущности рассматриваемых терминов субъектами присвоения и растраты, на наш взгляд, было бы логичным и правильным признавать также лиц, которым имущество непосредственно не вверено, но находится в их ведении. Однако во избежание распространительного толкования и искажения этимологического значения термина "вверенное имущество" было бы целесообразней диспозицию ч.1 ст.160 УК после слов "вверенного виновному" дополнить словами: "или находящегося в его ведении"[49] .

Трудовое законодательство, в частности Положение о материальной ответственности рабочих и служащих за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации, устанавливает два вида материальной ответственности: ограниченную и полную. Согласно этому Положению материальную ответственность несут все рабочие и служащие, по вине которых причинен ущерб предприятию. Но материально-ответственным лицом по российскому законодательству признается только тот работник, которому вверены в связи с характером трудовых обязанностей имущественные ценности и на которого в соответствии с законодательством по специальному договору или по разовому документу возложена полная материальная ответственность за ущерб, происшедший по его вине.

В отношении названных работников такая ответственность наступает в следующих случаях:

если между работником и предприятием (учреждением, организацией) в соответствии со ст.11 Положения заключен письменный договор о принятии на себя работником полной материальной ответственности за необеспечение сохранности имущества и других ценностей, переданных ему для хранения или других целей (п.1 ст.10 Положения);

если имущество и другие ценности были получены работником под отчет по разовой доверенности или по другим разовым документам (п.2 ст.10);

если в соответствии с действующим законодательством на работника возложена полная материальная ответственность за ущерб, причиненный предприятию (учреждению, организации) при исполнении трудовых обязанностей (п.6 ст.10) [50] .

Таким образом, материально-ответственным лицом работник признается только при наличии перечисленных выше условий; в первом случае - с момента подписания договора о полной материальной ответственности (который, как правило, предшествует либо сопровождается передачей лицу имущества); во втором случае - с момента получения имущества по разовой доверенности (другого разового документа); в третьем - с момента наступления ущерба, причиненного действиями перечисленных в п.6 ст.10 работников.

В соответствии со ст.244 Трудового кодекса РФ и согласно ст.11 Положения о материальной ответственности письменные договоры могут заключаться лишь с работниками, которым непосредственно вверяются ценности для хранения, обработки, продажи (отпуска), перевозки или применения в процессе производства, при условии, что работник:

а) достиг 18-летнего возраста;

б) непосредственно обслуживает или использует денежные, товарные ценности или иное имущество, т.е. занимает должность или выполняет работу, предусмотренную в специальных перечнях, утвержденных в устанавливаемом Правительством Российской Федерации порядке.

В противном случае договор не влечет за собой юридических последствий, т.е. работник не может быть признан материально-ответственным лицом и нести полную материальную ответственность.

Однако сказанное не означает, что с уголовно-правовой точки зрения это лицо не может быть субъектом присвоения и растраты. Попробуем обосновать это на примере из судебной практики[51] . Так, с бригадой работников Рязанского горпромторга был заключен договор о полной материальной ответственности за переданные им под отчет товарно-материальные ценности. Впоследствии документальная ревизия установила недостачу на крупную сумму. Недостача была добровольно погашена всей бригадой, за исключением П. Удовлетворяя иск частично, суд указал, что в период заключения договора о полной материальной ответственности и возникновения недостачи П. была несовершеннолетней и администрация не имела права заключать с ней такой договор.

В приведенном примере имущество фактически было вверено П., и в случае присвоения ею вверенных товарно-материальных ценностей, П. должна нести ответственность по ст.160 УК РФ, несмотря на то что она материально-ответственным лицом не являлась.

Анализ перечня должностей и работ, требующих обязательного заключения договора о полной материальной ответственности, наводит на мысль, что в основном к ним относятся должности и работы, которые связаны с обслуживанием товарно-материальных ценностей либо в большом количестве, либо особой ценности, т.е. имеющих немалую стоимость. Так, при выполнении работ по обработке и применению в процессе производства драгоценных металлов, драгоценных камней, синтетического корунда и изделий из них требуется обязательное заключение договора о полной материальной ответственности. Работы же по обработке недрагоценных металлов и камней в этом перечне не предусмотрены, и, следовательно, при их выполнении не требуется заключения такого договора. Однако это не означает, что названные предметы не вверяются лицу, работающему с ними, и оно не может быть субъектом присвоения или растраты указанных предметов.

Материально-ответственным признается также лицо, если им были получены товарно-материальные ценности по разовой доверенности или по другим разовым документам. Трудовое законодательство в зависимости от содержания полномочий различает три вида доверенностей:

1) разовые, которые выдаются на совершение одного действия (например, получение товара);

2) специальные, которые выдаются на совершение однородных действий в пределах определенного периода (например, получение с торговой базы определенного количества различных товаров в течение месяца);

3) общие, которые выдаются на право совершения различных сделок по управлению имуществом[52] .

Поскольку в соответствии с п.2 ст.10 Положения о материальной ответственности рабочие и служащие несут полную материальную ответственность (т.е. признаются материально-ответственными лицами) за ценности, полученные лишь по разовым доверенностям, постольку работники, получившие ценности по общей или специальной доверенности, не могут быть признаны материально-ответственными лицами. Однако в данном случае, очевидно, не вызывает сомнения тот факт, что имущество, полученное по общей или специальной доверенности, на законных основаниях вверено работнику.

Конечно, в реальной жизни общие и специальные доверенности выдаются лицам, с которыми заключен договор о полной материальной ответственности, и они по другому основанию признаются материально-ответственными лицами. Но, думается, нельзя полностью исключать возможность выдачи общей или специальной доверенности (по ошибке или незнанию) не материально-ответственным лицам. Особенно это актуально в настоящее время, когда в стране имеется большое количество индивидуальных предпринимателей, частных предприятий, акционерных обществ, товариществ и других организаций, присвоение и растрата имущества которых также охватывается диспозицией ст.160 УК РФ.

Таким образом, можно подытожить, что основанием для признания имущества вверенным виновному является не договор о полной материальной ответственности, не разовая доверенность, а факт передачи имущества во владение лицу для осуществления в отношении этого имущества правомочий, вытекающих из трудовых (функциональных, должностных) обязанностей виновного. Договор о полной материальной ответственности является основанием для признания работника материально-ответственным лицом с целью возмещения материального ущерба, причиненного по вине работника, в полном размере. Такой договор выступает в качестве правовой гарантии возмещения возможного в будущем ущерба. И в случае отсутствия или неправильного его оформления (например, с несовершеннолетним лицом) не будет основания для наступления полной материальной ответственности (возмещения вреда в полном объеме), однако присвоение (растрата) такого имущества при указанных обстоятельствах образует состав хищения, предусмотренного ст.160 УК РФ.

Вся деятельность человека в той или иной степени связана с владением, пользованием, распоряжением, обслуживанием или использованием имущества. Любая должность (работа), занимаемая (выполняемая) рабочими или служащими, так или иначе требует необходимого набора имущественной атрибутики. Рабочих и служащих в зависимости от характера их деятельности (отношения к имуществу) можно условно подразделить на две категории:

1) работники, которые непосредственно обслуживают или используют товарно-материальные ценности (хранение, обработка, продажа (отпуск), перевозка, применение или иное использование);

2) работники, которые непосредственно не обслуживают имущество, но связаны с его применением (использованием).

Как мы уже отмечали, в первом случае работники, как правило, признаются материально-ответственными лицами. Во втором - для осуществления своих трудовых обязанностей работники должны иметь необходимый набор имущества, обусловленный спецификой выполняемой работы. К такому имуществу следует относить: к примеру, для водителя - автомашину и запчасти к ней, для секретаря-машинистки - пишущую машинку и расходный материал, для газоэлектросварщика - газоэлектросварочный аппарат, калькулятор для бухгалтера, электроприборы для электрика и т.д. Использование в своих интересах или передача другим лицам такого имущества (фактически вверенного указанным лицам), думается, должны квалифицироваться по ст.160 УК как присвоение или растрата.

Признание вышеназванных лиц материально-ответственными практически лишено смысла, поскольку разумно предполагается, что они, зная о непосредственной зависимости оплаты их труда от количества и качества выполняемой работы, крайне заинтересованы в обеспечении полной сохранности вверенного им имущества. Однако в результате развития науки и техники может появиться такая высокотехнологичная и дорогостоящая аппаратура для выполнения работ, не связанных с обслуживанием или использованием имущества, что работники, ее эксплуатирующие, будут признаваться по тому или иному основанию материально-ответственными лицами (к примеру, если вместо малоценных ведер и щеток уборщикам будут выдавать (вверять) дорогостоящую технику для выполнения тех же функций и т.п.) [53] .

При характеристике субъекта присвоения и растраты необходимо ответить на вопрос: влияет ли на квалификацию хищения факт документального оформления (либо не оформления) тех правомочий, которыми был наделен субъект? Частично мы касались этой проблемы. Однако она требует более внимательного рассмотрения.

По общему правилу правомочия лица в отношении вверенного ему имущества закрепляются (оформляются) в определенном документе: в договоре о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, в приказе администрации предприятия (учреждения, организации), в товарно-транспортной накладной, в доверенности на поручение товарно-материальных ценностей, в трудовом договоре и др. Об уголовно-правовом значении документального оформления передачи лицу имущества в юридической литературе высказаны различные мнения. Одни полагают, что "при всем разнообразии форм такой передачи она обязательно должна быть документально оформлена с указанием, по крайней мере, количества и веса передаваемого имущества"[54] .

На наш взгляд, в зависимости от того, являются ли правомочия в отношении имущества содержанием основной деятельности виновного или нет, субъектов присвоения и растраты можно подразделить на:

а) лиц, занимающих должность (выполняющих работу), связанную с обслуживанием или использованием имущества. Они, как правило, являются материально-ответственными. Ситуация в этом случае характеризуется тем, что с момента заключения с названными лицами трудового договора и договора о полной материальной ответственности любое имущество, попадающее на том или ином законном основании в сферу их деятельности (например, в результате совершения различных операций в отношении имущества), должно считаться вверенным им;

б) лиц, занимающих должность (выполняющих работу), не связанную с обслуживанием и использованием товарно-материальных ценностей, но временно осуществляющих определенные правомочия в отношении имущества, вверенного им по доверенности (иным документам), например получение инженером имущества по доверенности. Такие правомочия не входят в содержание основных трудовых обязанностей указанных работников. И судебная практика справедливо признает их субъектами присвоения и растраты только в тех случаях, "если такие действия совершены в отношении продукции, вверенной... на основании товарно-транспортной накладной либо иного документа с указанием количества (веса) продукции... "[55] .

Для правильной квалификации действий виновного необходимо точно установить, с какого момента имущество считается вверенным ему. Исходя из приведенной выше классификации, на наш взгляд, имущество следует считать вверенным, в первом случае - с момента фактической передачи его виновному при наличии заключенного трудового договора между работником и работодателем; во втором - с момента фактической передачи его виновному при наличии документально зафиксированных правомочий (например, доверенности).

Если имущество передается виновному без доверенности "под честное слово", но с последующим ее предоставлением, хищение полученного имущества следует рассматривать как присвоение или растрату. В данном случае оформление даже "запоздалой" (задним числом) доверенности все же свидетельствует о доверии (вверения) со стороны собственника (владельца) виновному лицу на получение товарно-материальных ценностей.

Законодатель, видоизменивший Федеральными законами от 31 октября 2002 г. № 133-ФЗ[56] и от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ[57] основные признаки кражи как хищения, так или иначе изменил и основные критерии в понятиях грабеж и разбой. В этом смысле и основные положения Постановления Пленума ВС РФ "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" от 27 декабря 2002 года № 29 (далее - Постановление Пленума ВС РФ N 29) привнесли много разъяснений по вопросам грабежа и разбоя, что и будет исследовано далее в комментариях к ст. ст.161 и 162 УК РФ.

Грабеж представляет собой открытое хищение чужого имущества. В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР "О судебной практике по делам о грабеже и разбое"[58] от 22 марта 1966 г. в редакции Постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. дается разъяснение, что открытым хищением является такое хищение, которое совершается в присутствии потерпевшего, лиц, в ведении или под охраной которых находится имущество, либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее хищение, сознает, что присутствующие при этом лица понимают характер его действий, но игнорирует данное обстоятельство. Таким образом, при грабеже виновный изымает чужое имущество на виду у других лиц, но сознательно пренебрегает этим, проявляя изворотливость и дерзость. Следует также отметить, что посторонними лицами, в присутствии которых совершается хищение, следует считать тех, кто сознавал характер преступных действий виновного и мог помешать осуществлению преступного умысла[59] .

Новое Постановление Пленума ВС РФ N 29 также разъясняет, что открытым хищением чужого имущества, предусмотренным статьей 161 УК РФ (грабеж), является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий, независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.

В п.4 Постановления Пленума ВС РФ сказано, что, если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо не сознает противоправность этих действий либо является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу чужого имущества. Если перечисленные лица принимали меры к пресечению хищения чужого имущества (например, требовали прекратить эти противоправные действия), то ответственность виновного за содеянное наступает за грабеж.

Если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия - как разбой (ст.162 УК).

Типичным и наиболее распространенным видом грабежа является "рывок", резкое движение всем телом и руками, обескураживающее потерпевшего своей неожиданностью и внезапностью. Рассматриваемое деяние посягает на один родовой, один видовой и один непосредственный объект. Родовым объектом являются общественные отношения в сфере экономики, видовым - собственность. В качестве непосредственного объекта выступает тот вид собственности, в котором находится похищаемое имущество.

Предметом грабежа является чужое имущество. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 25 апреля 1995 года "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности" дает определение чужого имущества как имущества, не находящегося в собственности или в законном владении виновного[60] . Если предмет грабежа находится в обычном гражданском обороте, то преступление будет квалифицировано по ст.161 УК РФ.

Пленум ВС РФ в Постановлении N 29 указал, что не образует состава грабежа завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования (п.7).

Если во время грабежа похищают предметы, имеющие особую ценность, свойства и качества которых определяются не стоимостным выражением, а индивидуальными качествами культурных ценностей, раритетностью, редкостью, а порой неповторимостью (в Законе РФ "О вывозе и ввозе культурных ценностей"[61] от 15 апреля 1993 года, а также Законе РФ "О музейном фонде РФ и музеях в РФ"[62] от 26 мая 1996 года речь идет о культурных ценностях как родовом понятии), тогда квалифицировать данное деяние необходимо по ст.164 УК РФ.

Если во время грабежа похищают радиоактивные материалы (это понятие дает Закон РФ "Об использовании атомной энергии"[63] от 21 ноября 1995 года, тогда деяние надлежит квалифицировать по ст.221 УК РФ.

Если во время грабежа похищают оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, содеянное квалифицируется по ст.226 УК РФ. В этих двух случаях объекты грабежа изменяются. Родовым объектом становится общественная безопасность и общественный порядок, видовым - общественная безопасность, а непосредственными - безопасный оборот радиоактивных веществ или оружия (основной объект) и тот вид собственности, в котором находятся радиоактивные вещества, оружие, боеприпасы и др. (дополнительный объект).

Если во время грабежа похищают наркотические средства или психотропные вещества, тогда квалифицировать данное деяние необходимо по ст.229 УК РФ. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 года в редакции Постановления Пленума Верховного Суда от 21 декабря 1993 года дает разъяснение вопросов ответственности за хищение указанных предметов. В этом случае, как и в двух предыдущих, также меняются объекты преступления. Так, родовым становится общественная безопасность и общественный порядок, видовым - здоровье населения и общественная нравственность, непосредственными - здоровье населения (основной объект) и тот вид собственности, в котором находятся психотропные вещества и наркотические средства (дополнительный объект).

В тех случаях, когда виновным похищаются документы, которые имеют не материальную, а иную ценность (например, удостоверение личности, паспорт, диплом, свидетельство о браке и т.п.), квалификация происходит по соответствующей части ст.325 УК РФ.

Большое значение для правильной квалификации действий виновного при грабеже имеет вопрос о правовом статусе похищаемого имущества, его принадлежности к различным формам собственности. Например, государственное, муниципальное, частное или иное имущество может быть похищено у отдельных лиц, если оно было им вверено для определенных целей (перевозки, ремонта и т.п.). Точное установление, каким имуществом хотел завладеть преступник, позволяет правильно решить вопрос о правильной квалификации содеянного и возмещении ущерба. Имущество как предмет преступного посягательства при грабеже должно быть чужим по отношению к похитителю. Чужое имущество как предмет грабежа - это имущество, не принадлежащее виновному, причем он не имеет ни действительного, ни предполагаемого права на распоряжение этим имуществом как своим собственным.

Это не означает, что имущество в момент его хищения обязательно должно находиться у его собственника. Оно может быть во временном владении, ведении или под охраной другого лица. Хищение находящегося у отдельных лиц государственного, муниципального, частного и др. имущества должно рассматриваться как посягательство на соответствующий вид собственности. Одного факта присутствия кого бы то ни было недостаточно для наличия в преступлении состава грабежа. Так, например, не будет грабежом хищение имущества в присутствии других лиц из вагона железной дороги, из палатки, где продаются товары, когда похититель делает вид, что выполняет служебные обязанности или берет имущество по поручению собственника или владельца. Не будет грабежа и тогда, когда присутствующие видят и сознают, что совершается хищение, но виновный убежден, что его действия остаются незамеченными. Другими словами, открытый характер хищения при грабеже должен сознаваться и виновным, и потерпевшим или присутствующими. Во всех вышеуказанных случаях в содеянном содержатся признаки не грабежа, а кражи.

Объективная сторона грабежа предусматривает деяние в форме действия - открытого хищения, совершенного против воли граждан. Объективная сторона грабежа сформулирована законодателем как материальный состав преступления, то есть состоит из общественно опасного действия и наступившего преступного результата, а также причинной связи между ними. Это обязательные признаки рассматриваемого состава преступления.

Характерной особенностью объективной стороны состава грабежа как формы хищения является способ его совершения. В соответствии со смыслом закона, грабежом признается и такое хищение чужого имущества, которое совершается не только в присутствии собственника или других лиц, ведающих, распоряжающихся, пользующихся имуществом, но и в присутствии третьих лиц, посторонних по отношению к изымаемому имуществу, за исключением, конечно, соучастников преступника, укрывателей или лиц, обещавших не донести о преступлении[64] .

При открытом хищении потерпевший, как правило, сознает, что у него изымается принадлежащее ему имущество. Наличие такого сознания у потерпевшего вызывает у него желание воспрепятствовать хищению. Попытка воспрепятствовать, в свою очередь, вызывает применение похитителем насилия над обладателем имущества для того, чтобы изъять последнее. Сказанное в известной степени относится не только к потерпевшим, но и к третьим лицам, которые наблюдают и осознают факт хищения.

Открытость хищения чужого имущества определяют три основных момента:

1) хищение всегда совершается в присутствии потерпевшего или третьих лиц, посторонних по отношению к изымаемому имуществу;

2) преступник сознает, что он действует открыто, с незаконным проникновением в жилище, т.е. он понимает, что вся ситуация совершения преступления дает возможность потерпевшему или третьим лицам не только осознать противоправный характер его действий, но и воспрепятствовать хищению имущества, даже задержать его, однако игнорирует это;

3) потерпевший или третьи лица, посторонние по отношению к изымаемому имуществу и не являющиеся соучастниками преступника, укрывателями или лицами, обещавшими не донести о преступлении, осознают, что имущество похищается[65] .

Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что для квалификации хищения как грабежа вовсе не обязательно наличие одновременно всех указанных моментов. Первые два признака являются главными, решающими, третий же играет вспомогательную роль и в ряде случаев может вообще отсутствовать.

Согласно пункту 16 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. "О судебной практике по делам о грабеже и разбое" грабеж признается оконченным с момента завладения имуществом. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности" от 5 сентября 1986 г. в редакции от 30 ноября 1990 г. вносится уточнение по вопросу о моменте окончания грабежа: данное преступление считается оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению. Эту позицию Пленум ВС РФ в Постановлении N 29 не изменил.

Если виновный задумал совершить тайное хищение чужого имущества, но, будучи застигнутым потерпевшим или посторонними лицами, осознавшими факт хищения, продолжал реализовывать преступное намерение, то при условии полного завладения имуществом речь может идти о перерастании кражи в грабеж. Действия же лица, пытавшегося совершить хищение тайно, но застигнутого на месте преступления и ради спасения от преследования бросившего похищенное, не могут квалифицироваться как грабеж.

В тех случаях, когда незаконное изъятие имущества совершено при хулиганстве, изнасиловании или других преступных действиях, необходимо устанавливать, с какой целью лицо изъяло это имущество.

Если лицо преследовало корыстную цель, содеянное им в зависимости от способа завладения имуществом должно квалифицироваться по совокупности как соответствующее преступление против собственности и хулиганство, изнасилование или иное преступление (абзацы 2 и 3 пункта 7 Постановления Пленума ВС РФ № 29).

Если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовали в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях в силу части третьей статьи 34 УК РФ действия организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать со ссылкой на статью 33 УК РФ.

Пленум ВС РФ указывает, что при квалификации действий виновных как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору суду следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества, состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления. В приговоре надлежит оценить доказательства в отношении каждого исполнителя совершенного преступления и других соучастников (организаторов, подстрекателей, пособников) (п.9 Постановления Пленума ВС РФ № 29).

Исходя из смысла части второй статьи 35 УК РФ, уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу части второй статьи 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по статье 33 УК РФ.

Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п., надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на часть пятую статьи 33 УК РФ.

При квалификации действий двух и более лиц, похитивших чужое имущество путем кражи, грабежа или разбоя группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, судам следует иметь в виду, что в случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично (п.11 Постановления Пленума ВС РФ № 29).

Грабеж является таким умышленным преступлением, при совершении которого вина преступника выражается только в виде прямого умысла, направленного на завладение чужим имуществом с корыстной целью. Совершая грабеж, виновный сознает общественно опасный характер своих действий, направленных на открытое хищение чужого имущества, предвидит общественно опасные последствия этих действий в виде нанесения ущерба собственнику или иному лицу и желает наступления такого ущерба. В этом проявляется единство сознания и воли виновного, являющееся необходимым условием наличия субъективной стороны грабежа.

2.2 Преступления не являющиеся хищениями по действующему законодательству

Нельзя недооценивать состав ст.165 УК РФ, ибо начиная с 1997 года количество зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст.165 УК РФ, неуклонно растет. И растет довольно-таки быстрыми темпами: в 1997 г. в целом по России зарегистрировано 16811 таких правонарушений, в 1998 г. - 25226 и в 1999 г. - 29702 (по сравнению с 1997 годом рост на 76,7%). С 1997 по 1999 гг. увеличилось и количество рассматриваемых преступлений, уголовные дела о которых окончены производством. Так, если в 1997 году таких правонарушений насчитывалось 15799, в 1998 г. - 24707, то в 1999 г. - 29610 (рост на 53,3%). Также возросло число выявленых лиц, их совершивших (с 12129 человек в 1997 г. до 25242 - в 1999 г., т.е. на 52% больше).

Диспозиция ст.165 УК РФ разбита на три части и несколько схожа с составом ст.159 УК. Часть 1 ст.165 УК гласит: "Причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения". Объектом данного преступления, как и при хищении, являются отношения собственности[66] .

В вышеуказанной диспозиции мы еще раз, не боясь повторения, напомним читателю о понятиях "обмана" или "злоупотребления доверием". Как уже отмечено нами и правоведами, данные понятия не введены в "обращение" ни в УК, ни в ГК РФ. Иначе говоря, законодатель не дает легальных определений указанных понятий, что, безусловно, затрудняет правоприменение[67] .

Обман - это прежде всего умышленное искажение действительного положения вещей, сознательная дезинформация контрагента, преднамеренное введение его в заблуждение относительно определенных фактов, обстоятельств, событий в целях побудить его по собственной воле, фальсифицированной, однако, ложными сведениями или умолчанием об истине, передать имущество мошеннику[68] .

Злоупотребление доверием заключается в использовании преступником особых, доверительных отношений, сложившихся между ним и собственником или владельцем имущества, в основе которых лежат, как правило, гражданско-правовые (либо трудовые) отношения, вытекающие из договора, соглашения. Например, лицо, приобретая по договору под реализацию товар, в сущности получает товарный кредит (отсрочку платежа на короткое время), имеет намерение безвозмездно, без фактического выполнения принятых на себя обязательств, обратить этот товар (имущество) в свою пользу либо в пользу других лиц.

Итак, мы видим, что как "обман", так и "злоупотребление доверием" характерны как для мошенничества (ст.159 УК), так и для причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст.165 УК), что свидетельствует не столько о близости, сколько о схожести в этом смысле составов преступлений, предусмотренных ст.159 и ст.165 УК.

Способ совершения этого преступления такой же, как при мошенничестве, а именно: обман или злоупотребление доверием. Отличие его от мошенничества определяется отсутствием хотя бы одного из признаков хищения.

При совершении данного преступления обычно отсутствует признак изъятия имущества из обладания (из фондов) собственника. Имущественную выгоду преступник извлекает не путем завладения чужим имуществом, а путем непередачи должного. Например, в результате обмана или злоупотребления доверием виновный уклоняется от уплаты различных платежей, предусмотренных законодательным актом. Следует иметь в виду, что уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов и таможенных платежей регулируется специальными нормами (ст. ст. 194, 198, 199 УК) [69] .

Говоря иначе, ущерб собственнику причиняется путем непередачи ему имущества, которое он должен был получить[70] .

Однако вернемся к понятию "собственник или иной владелец имущества". УК расширил понятие "собственник", присовокупив к нему "иного владельца имущества". В этом случае следует обратиться к ст.305 ГК РФ, в которой в качестве иных законных владельцев могут выступать лица, хотя и не являющиеся собственниками, но владеющие имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Это как юридические, так и физические лица.

Предметом преступления может быть любое имущество.

Объективная сторона характеризуется действиями, состоящими в обмане или злоупотреблении доверием, в результате чего собственнику или иному законному владельцу причиняется ущерб, однако, как указывает законодатель, при этом "отсутствуют признаки хищения". Например, обман будет иметь место тогда, когда виновный, используя электроэнергию, не производит соответствующей оплаты, изменив при этом показания счетчика.

Злоупотребление доверием будет в случаях, когда проводник поезда провозит без билета пассажира, получив от него плату за проезд.

Данное преступление не должно содержать конструктивных признаков хищения. Определяющим признаком хищения является переход имущества из владения собственника во владение виновного. Таким образом, происходит уменьшение имущественной массы собственника или законного владельца и соответственно увеличение имущественного достояния виновного или иных лиц, которым может быть передано имущество[71] .

Еще раз подчеркнем, что уменьшения имущественного положения потерпевшего не происходит, а ущерб причиняется за счет недополученного дохода (упущенной выгоды), который потерпевший должен получить, если бы уполномоченное лицо выполнило свои обязательства надлежащим образом (ст.309 ГК РФ) [72] .

С фактической стороны причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием может выражаться в различных формах[73] .

Прежде всего оно может состоять в неуплате пошлин (либо занижении их размера), а равно иных обязательных платежей в федеральный или местный бюджет путем заключения, к примеру, договора безвозмездного пользования имуществом с целью прикрыть фактическую сделку купли-продажи; путем занижения фактической стоимости земельного участка или недвижимого имущества при совершении сделки по их приобретению.

В этой связи следует учитывать и такое обстоятельство. Лицо предоставляет подложные документы с целью уменьшения налогооблагаемой базы и снижения размера подоходного налога. Как квалифицировать такие действия? Очевидно, что как противоправное деяние по ст.165 УК, если при этом отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ ("Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица"). Однако при этом возможен и другой вариант. Лицо, совершая преступление, предусмотренное ст.165 УК, представляет поддельный документ, но при этом это же лицо и подделывает такой документ. Тогда его действия должны квалифицироваться по совокупности ст.165 и ч.1 либо ч.2 ст.327 УК РФ.

По ст.165 УК РФ должно квалифицироваться также корыстное завладение имуществом, которое должно было поступить в доход государства, но еще не стало государственной собственностью. Так, Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении по делу В. признал, что совершение осужденными действий, направленных на то, чтобы путем обмана, выдавая себя за законных наследников, получить вклад, принадлежащий умершей А., не является хищением денежных средств из государственных фондов, а представляет собой причинение имущественного ущерба путем обмана при отсутствии признаков хищения.

Разновидностью данного преступления является причинение имущественного ущерба собственнику без завладения имуществом путем его незаконной эксплуатации лицом, которому это имущество было вверено по работе (например, использование в личных целях транспортного средства или механизма государственного предприятия).

По ст.165 может квалифицироваться также уклонение путем обмана или злоупотребления доверием от оплаты полученной услуги материального характера, например, от платы за пользование электрической энергией или газом, за длительную поездку на такси и т.п.

Некой спецификой обладает присвоение поступающей от граждан оплаты определенных услуг, осуществляемой тем или иным лицом в обход установленного порядка (например, получение проводником вагона платы за безбилетный провоз пассажиров или грузов; получение дополнительной платы слесарем станции техобслуживания автомобилей за не указанную в наряде работу; присвоение работником типографии платы за неучтенную часть тиража заказанного издания и т.п.).

При этом необходимо иметь в виду, что использование при выполнении "левого" заказа материалов, принадлежащих собственнику-предприятию, не охватывается составом рассматриваемого преступления и должно дополнительно квалифицироваться как хищение чужого имущества в соответствующей форме (растрата или кража).

В последние годы широкое распространение получила и такая форма причинения имущественного ущерба путем обмана, как пользование поддельными проездными билетами, абонементами и т.п. По ст.165 УК эти действия квалифицируются лишь при условии, что эти документы приобретены, но не изготовлены пользователями (см.: Комментарий к УК РФ / Под ред. Скуратова Ю.И. и Лебедева В.М. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999. С.368).

Самовольное использование чужих транспортных средств и механизмов, находящихся под контролем лица (шофера, экскаваторщика, бульдозериста и др.), в целях извлечения материальной выгоды подпадает под признаки данного состава преступления, ибо происходит амортизация технических средств, отвлечение их от производства требуемых по графику работ и т.д.

Законодатель не указывает размер "причиненного имущественного ущерба" собственнику или иному владельцу. Следует полагать, что "причинение имущественного ущерба" - это оценочное понятие. Следователь (лицо, производящее дознание), а равно суд должны в каждом конкретном случае решать вопрос о размере ущерба. Естественно, если имущественный ущерб потерпевшему оценен в 100, 200 или даже 500 рублей, то это малозначительное правонарушение, за которое лицо не подлежит уголовной ответственности по ст.165 УК РФ (см. ч.2 ст.14 УК РФ).

Субъектом преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, как частное, так и работник, служащий учреждения или предприятия. Должностные лица, совершающие такого рода действия, должны отвечать за должностное преступление по ст. ст. 201, 285 УК либо как за получение взятки (ст.290 УК РФ).

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом на извлечение материальной выгоды за чужой счет. Сознанием виновного должно охватываться причинение имущественного ущерба собственнику или законному владельцу имущества. Виновный руководствуется корыстными мотивами и преследует цель незаконного получения имущественной выгоды.

Правоведы указывают и на следующую особенность анализируемого преступления. Так, для признания его оконченным не всегда требуется, чтобы виновный обязательно успел получить спланированную им имущественную выгоду.

Например, "лицо, производившее работы на вверенном ему бульдозере и не успевшее получить от заказчика обусловленную плату, несет ответственность за оконченное преступление, поскольку имущественный ущерб организации, которой принадлежит бульдозер, уже причинен (непродуктивно использовано затраченное на "левую" работу время, не возмещены амортизационные расходы и проч)".

Говоря об эффективности уголовно-правовой борьбы с рассматриваемым видом преступлений, следует отметить, что с момента введения в действия нового Уголовного кодекса Российской Федерации число осужденных лиц по ст.165 УК РФ имеет устойчивую тенденцию к росту и в 1999 году увеличилось почти на 60% (по сравнению с 1997 г). Так, по данным Министерства юстиции Российской Федерации в 1997, 1998 и 1999 годах по данной статье УК РФ в целом по России осуждено соответственно 6400, 12542 и 15350 человек.

Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения есть, иными словами, их угон. Это деяние относится к категории самых, пожалуй, небесспорных видов преступлений против собственности.

Забота о сохранении ценного имущества (включая вьючное животное) сама по себе похвальна. Однако дело, конечно, не в лошади. Суть проблемы состоит в том, что считать основным непосредственным объектом угона.

Многообъектный характер преступления, предусмотренного ст.166 УК, очевиден. Лицо, совершающее неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством, посягает одновременно на целый комплекс общественных отношений.

Истинность последнего утверждения сомнений не вызывает, но это отнюдь не означает еще, что невозможно выделить такое целостное, системно-структурное общественное отношение, которое включало бы в себя все характерные признаки непосредственного объекта рассматриваемого преступления. В свое время нами была высказана мысль, что таким системным образованием выступают общественные отношения в сфере безопасного функционирования (движения и эксплуатации) всех видов механических транспортных средств. Подобным же образом определял непосредственный объект угона В.М. Хомич. Под ним он понимал систему общественных отношений, создающую необходимые условия для организации безопасного пользования транспортными средствами[74] .

Нельзя, конечно, отрицать и тот бесспорный факт, что угоном причиняется вред и интересам собственности, ибо угоняемый автомобиль (или иное транспортное средство) на какое-то время неправомерно изымается из владения и пользования собственника[75] . Квалифицированные виды угона причиняют вред личности потерпевшего. Но не эти отношения, как нам думается, определяют юридическую природу анализируемого преступления. Общественная опасность угона обусловлена вовсе не тем, что при его совершении имеет место посягательство на собственность или личность, а тем, что создается состояние неконтролируемого использования транспортных средств, т.е. нарушаются отношения в сфере безопасного функционирования транспорта.

Законодатель, как видим, с данной точкой зрения не согласился: он отнес угон автомобиля к преступлениям против собственности, а угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст.211 УК) - к преступлениям против общественной безопасности.

Во-первых, угоны автомобилей (равно как и воздушных судов) традиционно считаются классическими видами транспортных преступлений. Не случайно поэтому в УК РСФСР 1960 г. ответственность за многие транспортные преступления, включая и угоны, была предусмотрена компактной группой рядом расположенных норм (ст.211, 2111 , 2112 ,2113 , 2121 , 213,2131 , 2132 УК).

Во-вторых, выведя угоны за рамки понятия транспортных преступлений, законодатель оказался непоследователен в выборе для них места в новом УК РФ. Если угон автомобиля он отнес к преступлениям против собственности, то почему он не поступил точно так же с угоном воздушного и прочих судов: разве угон самолета или морского судна причиняет интересам собственности вред меньший, чем угон автомобиля или мотоцикла. И наоборот: если угон воздушных, морских, речных судов, железнодорожного подвижного состава расценен законодателем как посягательство на общественную безопасность, то что мешало ему оценить таким же образом и угон иных механических транспортных средств. Ведь неправомерное завладение городским скоростным трамваем может таить в себе гораздо большую угрозу общественной безопасности, нежели угон железнодорожной дрезины.

Предметом посягательства при угоне (с учетом редакции ст.166 УК) является автомобиль или иное транспортное средство. Автомобиль есть самоходное транспортное средство на колесном или полугусеничном ходу, оборудованное двигателем и предназначенное для перевозки пассажиров и (или) грузов по безрельсовым путям. Обращает на себя внимание, что законодатель, опустив эпитет "механическое" в словосочетании "транспортное средство", дал тем самым основание чрезвычайно широко трактовать предмет рассматриваемого преступления. Согласно ст.2 Закона РФ от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения"[76] , под транспортным средством понимается "устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем". Этот термин охватывает не только трамваи, троллейбусы, трактора, иные самоходные машины (комбайны, грейдеры, скреперы, бульдозеры и т.п.), мотоциклы и другие механические транспортные средства (мотороллеры, мотосани т.п.), но и немеханические виды, транспорта, вплоть до таких экзотических, как велосипеды, мокики, гужевой транспорт, детские коляски и пр. Попытки ряда авторов ограничить предмет угона лишь механическими видами транспортных средств (по аналогии с примечанием к ст.264 УК), строго говоря, не основаны на законе и могут быть не восприняты судебной практикой[77] .

С тем, однако, чтобы не доводить ситуацию до абсурда и не вводить правоприменителя в искушение привлекать к уголовной ответственности лиц за неправомерное завладение подобными видами "транспорта", было бы желательно на законодательном уровне ограничить предмет преступления, предусмотренного ст.166 УК, лишь механическими транспортными средствами.

В этом случае предметом угона признавались бы только те транспортные средства, которые отвечают определенным требованиям. Они должны: а) обладать способностью к самостоятельному автономному движению за счет установленного на них двигателя (объемом более 50 см3 ); б) подлежать обязательной регистрации и учету в соответствующих органах; в) эксплуатироваться в соответствии с действующими правилами безопасности.А.И. Бойцов добавляет к данному перечню еще два признака: эти транспортные средства должны а) признаваться гражданским законодательством в силу своей технической мощности источниками повышенной опасности; б) требовать для управления ими достижения определенного возраста (как правило, 16 лет), специального медицинского заключения о пригодности к управлению, специального обучения и получения прав на их управление[78] . В то же время несомненным остается тот факт, что воздушные, морские, речные суда, а также железнодорожный подвижной состав находятся за рамками предмета данного преступления. Угон названных видов транспортных средств влечет ответственность по ст.211 УК. По этой же норме (а не по ст.166 УК, как ошибочно полагают некоторые ученые) следует квалифицировать действия лиц, угоняющих маломерные морские или речные суда (моторные лодки, катера, яхты и т.п.) [79] .

Объективную сторону преступления образует совокупность двух взаимосвязанных действий: самовольный неправомерный за-хват транспортного средства (завладение им) и поездка на нем. Способы захвата (завладения) могут быть различными - тайный, открытый, путем обмана или злоупотребления доверием, с применением насилия или угрозой его применения. Но цель при этом всегда преследуется одна - воспользоваться транспортным, средством вопреки воле собственника или владельца. Некоторым из перечисленных способов угона, учитывая их повышенную общественную опасность и относительную распространенность, законодатель придал роль признаков квалифицированного состава.

Угон может быть совершен в форме только активных действий. По мнению Д.Л. Гаухмана и С.В. Максимова, объективная сторона рассматриваемого преступления допускает и бездействие. Неправомерное завладение как бездействие - это противоречащее предписаниям закона, иного нормативного акта либо договора временное удержание виновным ранее переданного ему под залог, на хранение, под надзор, для ремонта, оценки или иного подобного обращения, отличного от передачи транспортного средства в собственность или иное владение[80] .

С приведенным утверждением можно было бы согласиться, если бы законодатель в диспозиции ч.1 ст.166 УК не употребил термин "угон" как синоним "неправомерного завладения". Этимология же слова "угон" исключает форму пассивного поведения.

Угон считается оконченным, когда налицо не только захват механического транспортного средства, но и использование его по целевому назначению, т.е. поездка на нем. Моментом окончания преступления является начало движения. Продолжительность поездки на квалификацию не влияет. Возникает, правда, вопрос: можно ли признавать угоном случаи захвата транспортных средств и перемещения их без включения двигателя (посредством буксировки, при помощи толкания, путем транспортировки в кузове другого автомобиля и т.п.)? В законе нет никаких указаний на этот счет. Очевидно, следует прийти к выводу, что угон будет оконченным с момента начала перемещения механического транспортного средства с места, где оно находилось, независимо от характера и энергетического источника такого перемещения. Многие криминалисты склоняются к такому решению проблемы (Н.И. Ветров, А.И. Рарог,

3.А. Незнамова и др.). На тех же позициях стоит и судебная практика. Вот почему ошибочным представляется утверждение Е. Нагаева о том, что с принятием УК РФ 1996 г. угон "выражается во временном завладении чужим автомобилем или иным транспортным средством и его уводе с места нахождения (т.е. перемещении без посредства двигателя)"[81] .

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 октября 1969 г. "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" (с последующими изменениями) прямо указано, что под неправомерным завладением транспортным средством без цели хищения следует понимать захват транспортных средств и поездку на них. Оконченным же это преступление должно считаться с момента отъезда транспортного средства с места, на котором оно находилось[82] .

При рассмотрении конкретного уголовного дела Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ еще раз уточнила: "Завладение транспортным средством считается оконченным преступлением с момента, когда транспортное средство уведено с места его нахождения любым способом".

В отдельных случаях один лишь факт неправомерного завладения транспортным средством для совершения поездки (проникновение в кабину автомобиля, безуспешная попытка включить двигатель и т.п.), а тем более - неудавшаяся попытка захвата транспортного средства должны рассматриваться как покушение на преступление, предусмотренное ст.166 УК. В ряде случаев можно говорить о приготовлении к угону. Оно будет иметь место, когда действия виновного, направленные на подготовку к захвату транспортного средства, пресечены на стадии, например, проникновения на территорию автопредприятия или взлома замка на дверях гаража.

Судебная практика иногда сталкивается с действиями лиц, которые после завладения транспортным средством и поездки на нем возвращают его на прежнее место. Содержат ли указанные действия признаки угона? Поскольку рассматриваемый состав является формальным, подобные действия следует расценивать как оконченный угон транспортного средства. Факт его добровольного возвращения может быть учтен судом как обстоятельство, смягчающее ответственность, но не исключающее ее.

О способах угона и особенностях ситуации дают некоторое представление следующие данные. Как показывает проведенное нами исследование, 84% автомобилей и мотоциклов угнано в рабочие дни; 31% - угнано из дворов жилых домов, 6% - с автостоянок, 3% - из гаражей, 60% - с улицы[83] . .

Те же исследования показывают, что классические угоны транспортных средств уже почти ушли в прошлое. То, что на практике по инерции все еще квалифицируется как неправомерное завладение автомобилем (угон), на самом деле чаще всего является завуалированной формой хищения транспортных средств. О том же свидетельствует и неуклонное сокращение числа зарегистрированных угонов[84] . .

Уголовно наказуемым угоном может быть признано лишь неправомерное завладение транспортным средством. Неправомерность как признак объективной стороны преступления означает завладение чужим транспортным средством. Таковым оно является, если не принадлежит виновному (или членам его семьи), не находится в его правомерном владении, не закреплено за ним по роду работы, он не вправе им распоряжаться. Следовательно, не всякое самовольное использование транспортного средства в целях совершения поездки на нем может рассматриваться как преступление, предусмотренное ст.166 УК. Завладение транспортным средством при наличии любого из названных выше оснований исключает состав угона.

Прежде всего, не будет угона в самовольных действиях членов семьи владельца индивидуального транспортного средства, а также лиц, которым владелец разрешал прежде пользоваться им. Упомянутые лица исходят в своем поведении из действительного или предполагаемого права на пользование транспортным средством. С этой точки зрения явно несостоятельна позиция Ф.А. Гусейнова, который полагает, что состав угона может быть даже тогда, когда "собственник тайно совершил угон автомобиля, переданного по доверенности во владение и пользование другому лицу, не являющемуся собственником"[85] .

Не подлежат, далее, ответственности за угон должностные лица, наделенные правом оперативного управления или распоряжения транспортными средствами, принадлежащими соответствующим государственным, муниципальным или общественным организациям, или обладающие организационно-распорядительными функциями, связанными с работой транспорта, если они самовольно использовали транспортное средство в личных целях. К таким лицам относятся руководители транспортных организаций и автохозяйств, их заместители, главные инженеры, главные механики, завгары, прорабы, руководители погрузочно-разгрузочных работ и т.п. В эту же категорию следует включить и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих или иных организациях.

Не будет угона и в действиях водителя, за которым транспортное средство закреплено по работе, если он самовольно (без разрешения администрации) завладевает им для совершения поездки. Судебная практика расценивает такие действия как дисциплинарные проступки. Верховный Суд России по делу М. указал, что использование закрепленного за водителем транспортного средства для поездки в личных целях не образует состав преступления - угон транспортных средств, а влечет ответственность в дисциплинарном порядке. В ряде случаев при причинении существенного вреда в результате самовольного использования водителем закрепленного за ним транспортного средства эти действия могут быть квалифицированы как самоуправство по ст.330 УК.

Ситуация меняется, когда аналогичные действия совершают работники транспортных предприятий, имеющие по характеру работы лишь доступ к транспортным средствам (диспетчеры, механики, слесари, электрики, сторожа и т.п.). К этой категории следует отнести и водителей, которые используют для поездки транспортные средства, не закрепленные за ними непосредственно, но принадлежащие организаций, где они работают. Того же мнения придерживаются и другие исследователи (М.М. Геловани, П.М. Зуев, В.М. Хомич).

Транспортные средства не закрепляются за указанными работниками, они не наделены правом оперативного управления или распоряжения ими, не обладают и организационно-распорядительными функциями. Поэтому их нельзя исключать из круга субъектов преступления, предусмотренного ст.166 УК. Указанные лица в рассматриваемых ситуациях не просто совершают самоуправные действия, но нарушают условия контролируемого пользования в сфере движения конкретным транспортным средством. За самовольное завладение транспортным средством и совершение на нем поездки такие лица подлежат ответственности по ст.166 УК. Так, шофер К., отстраненный от работы на автомашине и совершивший ее угон в личных целях, обоснованно признан виновным в этом преступлении. Суд в приговоре указал, что К. не имел ни действительного, ни предполагаемого права на пользование транспортным средством. Он даже был лишен доступа к автомашинам, поскольку закрепленный за ним автомобиль был передан другому лицу[86] .

К сожалению, Верховный Суд России в последнее время стал отходить от этой правильной, с нашей точки зрения, линии. Самовольная поездка X. на автомашине, вверенной ему для охраны, Верховным Судом РФ не признана уголовно наказуемой только на том основании, что X. "имел свободный доступ к ней по службе (являлся охранником гаража)". В другом случае, но по тем же мотивам Верховный Суд не усмотрел признаков данного преступления в действиях Н., работавшего слесарем и угнавшего автомашину ЗИЛ-130 из гаража предприятия, где он работал[87] .

В то же время нельзя признавать субъектами угона лиц, участвовавших в поездке на угнанном автомобиле в качестве пассажира. В литературе практика признания соучастниками угона таких лиц справедливо признана сомнительной[88] .

Угон транспортных средств является формальным составом в том смысле, что для признания преступления оконченным не требуется наступления каких-либо иных последствий, помимо рассмотренных. Вот почему угон, сопряженный с последующим нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта и наступлением соответствующих последствий (а такие случаи встречаются в судебной практике довольно часто), требует дополнительной квалификации по ст.264 УК.

Также по совокупности должны квалифицироваться действия лиц, которыё в целях сокрытия совершенного преступления уничтожают или повреждают угнанное транспортное средство. Одно время, например, участились случаи угона с последующим поджогом транспортного средства. Поскольку такого рода действия не охватываются составом угона, требуется дополнительная квалификация по ст.167 (умышленное уничтожение или повреждение имущества). Уничтожение или повреждение угнанного транспортного средства по неосторожности влечет дополнительную ответственность по ст.168 УК.

Субъективная сторона преступления выражается только в форме прямого умысла. Виновный сознает, что самовольно, неправомерно завладевает транспортным средством с целью поездки на нем, и желает этого. Мотивами угона чаще всего бывают желание покататься, доехать домой, проехать в другой населенный пункт, продемонстрировать свои навыки вождения автомобиля друзьям или знакомым, хулиганские побуждения, стремление использовать транспортное средство для облегчения совершения другого преступления и т.д. Однако в любом случае необходимо установить, что у виновного отсутствовала корыстная цель, что преступник не стремился обратить транспортное средство в свою собственность, незаконно обогатиться таким путем, распорядиться транспортным средством как имуществом по своему усмотрению.

Умысел виновного при угоне направлен не на обращение чужого имущества в свою пользу или пользу другого лица, а на противоправное временное пользование транспортным средством без согласия собственника или другого владельца.

Поскольку рассматриваемый признак (временное пользование) обычно не поддается количественному подсчету, в теории уголовного права предпринята попытка определения верхней границы длительности временного пользования чужим имуществом, с превышением которой незаконноё временное пользование становится незаконным обращением в собственность, т.е. хищением. "Такой границей может служить истечение шестимесячного срока с момента фактического выбытия транспортного средства из законного владения. Например, согласно ст.228 ГК, если в течение шести месяцев с момента заявления о находке не будет установлен законный собственник (уполномоченный или получатель имущества), нашедший вещь приобретает на нее право собственности"[89] .

Мы полагаем, солидаризируясь в этом вопросе с С.М. Кочои, что шестимесячный срок, установленный для случаев находки вещи, не может быть распространен (в силу своей исключительности и неуниверсальности) на ситуации неправомерного завладения транспортным средством. Нельзя, кроме того, не учитывать, что при таком подходе нарушался бы принцип субъективного вменения: по формальным основаниям пришлось бы квалифицировать как хищения действия, не охватывающиеся умыслом виновного.

Еще более оригинальную позицию по данному поводу занимает С.В. Скляров. Он предлагает признать целью хищения цель распоряжения чужим имуществом по усмотрению виновного. В этом случае, полагает исследователь, отпадает необходимость в составе неправомерного завладения автомобилем без цели его хищения. Такие действия будут квалифицироваться как хищение, так как виновный при совершении анализируемого преступления всегда преследует цель распоряжения чужим имуществом по своему усмотрению[90] .

Нам все-таки кажется, что объективно существующие трудности в установлении (и доказывании) признаков субъективной стороны анализируемого преступления не должны преодолеваться за счет искусственного стирания граней между двумя самостоятельными видами преступного поведения: с одной стороны - хищения транспортных средств, с другой - их угона.

Угон транспортного средства с целью его хищения меняет квалификацию содеянного. В зависимости от обстоятельств дела будет иметь место уже кража, грабеж или разбой, т.е. преступление против собственности. Дополнительная квалификация по ст.166 УК исключается, так как угон транспортного средства в подобных ситуациях является способом хищения.

Об умысле на хищение может свидетельствовать тщательное сокрытие угнанного транспортного средства, разукомплектование машины с последующей продажей отдельных деталей и узлов, изменение ее цвета, перебивка номеров двигателя и шасси, замена номерных знаков, изготовление поддельного технического паспорта на нее и т.п. [91]

В то же время за угон транспортного средства без цели его хищения, но с последующим незаконным безвозмездным завладением отдельными приборами, деталями, узлами, частями транспортного средства или находящимся в нем имуществом ответственность наступает по совокупности преступлений: по ст.166 УК и статьям о преступлениях против собственности. В данном случае виновный посягает на различные непосредственные объекты. Это, несомненно, повышает степень общественной опасности содеянного и требует соответствующих изменений в его юридической оценке. Квалификация угона и хищения по совокупности не будет зависеть от того, в - какой момент у виновного возник умысел на хищение деталей, грузов, вещей и т.п. - до угона или после его совершения.

Выводы по 2 главе

1. Ненасильственные преступления против собственности - это безвозмездное, без насилия изъятие имущества, права на имущество, склонение к их передаче (оставлению у себя) для использования в соответствии с потребительскими свойствами, причинившее существенный имущественный вред собственнику или иному владельцу.

2. Системообразующим признаком ненасильственных посягательств на собственность является выбор преступником способа совершения общественно опасного посягательства.

3. Систему ненасильственных преступлений против собственности можно представить следующим образом:

А) Ненасильственные посягательства на собственность относящиеся к хищениям:

Кража (статья 158 УК РФ)

Мошенничество (статья 159 УК РФ)

Присвоение или растрата (Статья 160 УК РФ)

Ненасильственный грабеж (Часть 1 статьи 161 УК РФ)

Б) Ненасильственные посягательства не являющиеся хищениями:

Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (Статья 165 УК РФ)

Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (Статья 166 УК РФ)

Заключение

Правовые основы составов ненасильственных преступлений против собственности, заложенные в Конституции РФ, конкретизированы и частично закреплены в принципах уголовного права, законодательства. В идеале именно в них должны быть заложены криминологические и правовые основы криминализации опасной для общества деятельности. Для того чтобы принципы уголовного законодательства выполняли отведенную им роль, необходимо распространить обязанность соблюдения их на законодателя, назвать механизм реализации. Кроме того, в УК необходимо закрепить в качестве принципиального положения конституционную норму (ст.55) о пределах ограничения действия прав и интересов граждан, общества, государства, сформулировав его таким образом: уголовно наказуемой должна признаваться деятельность, причиняющая вред или создающая возможность причинения существенного вреда интересам человека, организации, общества, государства.

Проведенное нами исследование позволяет увидеть перспективы дальнейшего изучения. Представляется плодотворным изучение с позиций сущностных, главных и второстепенных криминологических и правовых детерминантов криминализации опасной для общества деятельности следующих проблем: а) признание преступными бездействия, приготовительной, усеченной, посткриминальной деятельности; б) длящиеся, продолжаемые, составные преступления, общие и специальные составы преступлений; в) дополнительные, факультативные, родовые, видовые объекты преступлений; г) особенности закрепления в УК субъективных процессов, в том числе неосторожной формы вины, различных мотивов; д) все составы преступлений против собственности, - содержащиеся в гл.21 УК РФ; с) размежевание составов преступлений в зависимости от предмета, разного вида воздействия на потерпевшего, а также специальных по отношению к ним составов преступлений, сформулированных в Особенной части; ж) все другие группы преступлений, отраженные в Особенной части УК РФ.

Проанализировав составы ненасильственных преступлений против собственности, практику их применения, позиции ученых по спорным вопросам с позиций названных криминологических и правовых оснований в работе констатируется, что многие из них не учтены при конструировании отдельных составов ненасильственных преступлений против собственности, ни при их интерпретации учеными и практиками.

1. Ненасильственные преступления против собственности - это безвозмездное, без насилия изъятие имущества, права на имущество, склонение к их передаче (оставлению у себя) для использования в соответствии с потребительскими свойствами, причинившее существенный имущественный вред собственнику или иному владельцу.

2. Системообразующим признаком ненасильственных посягательств на собственность является выбор преступником способа совершения общественно опасного посягательства.

3. Систему ненасильственных преступлений против собственности можно представить следующим образом:

А) Ненасильственные посягательства на собственность относящиеся к хищениям:

Кража (статья 158 УК РФ)

Мошенничество (статья 159 УК РФ)

Присвоение или растрата (Статья 160 УК РФ)

Ненасильственный грабеж (Часть 1 статьи 161 УК РФ)

Б) Ненасильственные посягательства не являющиеся хищениями:

Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (Статья 165 УК РФ)

Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (Статья 166 УК РФ)

4. Для того чтобы содержание составов ненасильственных преступлений против собственности соответствовало основным, непосредственным криминологическим и правовым детерминантам криминализации опасной для общества деятельности, необходимо:

диспозицию ч.1 ст.158 УК РФ "Кража" сформулировать как изъятие чужого имущества, права на имущество, без взаимодействия с собственником (владельцем), воздействия на него и без использования правомочий в отношении имущества, права на имущество;

5. Диспозицию ч.1 ст.161 УК РФ (ненасильственный грабеж) для действующей редакции статей о ненасильственных преступлениях против собственности) определить как изъятие имущества или склонение собственника (владельца) к его передаче, сопряженное воздействием на потерпевшего, не связанное с уголовно наказуемым насилием или обманом;

6. Диспозицию ч.1 ст.160 УК РФ сформулировать как изъятие вверенного имущества, права на имущество, склонение к их передаче (оставлению) с использованием правомочий в отношении вверенного имущества;

7. Диспозицию ст.7.27 КоАП сформулировать как безвозмездное, без насилия изъятие имущества, права на имущество, склонение к их передаче (оставлению у себя) для использования в соответствия с потребительскими свойствами, если цена имущества (права им имущество) не превышает средний размер прожиточного минимума в России;

8. Диспозицию ч.1 ст.165 УК РФ сформулировать как причинение существенного имущественного вреда собственнику или иному владельцу при отсутствии признаков иных составов преступлений против собственности;

Дальнейшее исследование перечисленных аспектов обогатит теорию криминализации и методологию исследования правовых явлений, проявит роль других криминологических и правовых факторов криминализации деяний, будет способствовать совершенствованию УК РФ.

Список источников и литературы

I. Нормативно-правовые акты:

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. // Российская газета. 1993. № 237.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 10.05.2007) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. ст.2954.

3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 10.05.2007) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1 (ч.1). ст.1.

4. Федеральный закон от 31.10 2002 г. № 133-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" // Собрание законодательства РФ. 2002. № 44. Ст.4298.

5. Федеральный закон от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" (в ред. от 05.01.2006) // Собрание законодательства РФ. 2003. № 50. Ст.4848.

6. Федеральный закон от 26.05.1996 г. № 54-ФЗ "О музейном фонде РФ и музеях в РФ" (в ред. от 22.08.2004) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 22. Ст.2591.

7. Федеральный закон от 21.11.1995 г. № 170-ФЗ "Об использовании атомной энергии" (в ред. от 18.12.2006) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 48. Ст.4552.

8. Федеральный закон от 10.12.1995 г. № 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" (в ред. от 18.12.2006) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 50. Ст.4873.

9. Закон РФ от 15.04.1993 г. № 4804-1 "О вывозе и ввозе культурных ценностей" (в ред. от 02.11 2004) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 20. Ст.718.

II. Научная литература и материалы периодической печати:

10. Андреева Л., Волженкин Б. Разграничение хищений путем присвоения, растраты и злоупотребления служебным положением // Социалистическая законность. 1983. № 3. С.34.

11. Андрианов И.И. Материальная ответственность рабочих и служащих. М., Юрлитиздат. 1979.254 с.

12. Бакрадзе А.А. Уголовно-правовая характеристика основного состава присвоения и растраты // Российский следователь. 2007. № 1. С.22.

13. Белокуров О.В. Проблемы квалификации хищения вверенного имущества. Ульяновск., 2003.367 с.

14. Бойцов А.И. Преступления против собственности. М., Юридический центр. 2002.542 с.

15. Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество. М., Юридическая литература. 1971.314 с.

16. Борзенков Г. Преступления против собственности // Человек и закон 1998. № 7. С.51-54.

17. Вехов В.Б. Компьютерные преступления: способы совершения и раскрытия. М., Право и Закон. 1996.432 с.

18. Винокурова Н.С. Актуальные проблемы уголовно-правовой характеристики вымогательства // Российский следователь. 2005. № 4. С.18.

19. Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Ответственность за корыстные посягательства на социалистическую собственность. М., Юридическая литература. 1986.318 с.

20. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону., Феникс. 1995.784 с.

21. Власть: криминологические и правовые проблемы / Под ред. Долговой А.И.М., Юрайт. 2003.456 с.

22. Волженкин Б.В. Квалификация хищений государственного или общественного имущества путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением. Л., Изд-во ЛГУ. 1987.476 с.

23. Ворошилин Е.В. Ответственность за мошенничество.М., ВЮЗИ, 1980.342 с.

24. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности.М., ЮрИнфоР. 1997.452 с.

25. Гусейнов Ф.А. Автомобиль и безопасность. М., Росич. 2002.324 с.

26. Ильин И.В. Проблема толкования понятия "приобретение права на чужое имущество" в контексте ст.159 УК РФ // Российский следователь. 2006. № 10. С.21.

27. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное) / Под ред. Садикова О.Н. М., Инфра-М. 2006.782 с.

28. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (издание 5-е, дополненное и исправленное) / Отв. ред. Лебедев В.М.М., Юрайт-Издат. 2005.724 с.

29. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. Скуратова Ю.И.М., БЕК. 1998.674 с.

30. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (издание третье, переработанное и дополненное) / Под ред. Чекалина А.А., Томина В.Т., Сверчкова В.В.М., Юрайт-Издат. 2006.684с.

31. Комментарий к УК РФ / Под ред. Рарога А.И. М., Проспект. 2004.684 с.

32. Коробеев А.И. Транспортные преступления. СПб., Юридический центр Пресс. 2003.432 с.

33. Кочои С.М. Новый Уголовный кодекс РФ об ответственности за хищения имущества (сравнительный анализ) // Труды Московской государственной юридической академии. 1997. № 2. С.126-132.

34. Кочои С.И. Ответственность за корыстные преступления против собственности.М., Юринформцентр. 2005.316 с.

35. Кузнецов А.П., Степанов М.В., Ситникова М.Л. Толкование Пленумом Верховного Суда РФ уголовного законодательства об ответственности за хищения // Российский судья. 2006. № 2.С. 19.

36. Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества.М., Юридическая литература. 1974.368 с.

37. Лопащенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, система, проблемы квалификации. Автореф. дис. док. юр. наук. Саратов., 1997.44 с.

38. Лимонов В. Отграничение мошенничества от смежных составов преступлений // Законность. 1998. № 3. С.39-43.

39. Нагаев Е. Угон и кража автотранспорта: вопросы разграничения составов преступлений // Российская юстиция. 2000. № 8. С.44.

40. Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., Юрлитиздат. 1960.548 с.

41. Организованный терроризм и организованная преступность / Под ред. Долговой А.И.М., Юрайт. 2005.468 с.

42. Памятники Русского права. Выпуск третий. М., Юрлитиздат. 1957.568 с.

43. Панов Н.И. Уголовная ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием. Харьков., Вища школа. 1977.432 с.

44. Патрикеев В. правовое положение собственника. // Деловая жизнь. 2006. № 1. С.7.

45. Полетаев Ю.Н. Материально-ответственные лица: основные трудовые права и обязанности. М., Юридическая литература. 1986.262 с.

46. Политическая экономия: Экономическая энциклопедия. Т.3.М., Сов. энциклопедия. 1979.876 с.

47. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Громова Н.А. М., ГроссМедиа. 2007.812 с.

48. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование (постатейный) / Под ред. Резника Г.М. М., Волтерс Клувер. 2005.672 с.

49. Преступность, статистика, закон / Под ред. Долговой А.И. М., Юрайт. 2001.364 с.

50. Преступления в сфере экономики. Постатейные материалы к новому Уголовному кодексу Российской Федерации. М., Красна-Лекс. 1997.562с.

51. Российское законодательство Х-ХХ веков в 9-ти томах. Законодательство Древней Руси. Т.1.М., Юридическая литература. 1984.642 с.

52. Российское законодательство Х-ХХ веков в 9-ти томах. Т.2.М., Юридическая литература. 1985.634 с.

53. Русская правда. Памятники русского права. Вып.1.М., Юрлитиздат. 1952.546 с.

54. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. / Под ред. проф. Голякова И.Т. М., Госполитиздат. 1953.652 с.

55. Семенов В.М. Квалификация совершения кражи с проникновением в помещение, иное хранилище либо жилище // Адвокатская практика. 2005. № 3. С.14.

56. Семенов В.М. О понятии предмета хищения // Российский следователь. 2005. № 9. С.23.

57. Семенов В.М. Признаки объективной стороны хищения // Российский следователь. 2005. № 4. С.21.

58. Скляров С.В. Вина и мотивы преступного поведения. СПб., Юридический центр Пресс. 2004.374 с.

59. Скляров С.В. Мотивы индивидуального преступного поведения и их уголовно-правовое значение. М., Юрайт. 2002.432 с.

60. Словарь русского языка. T.I. М., Слово. 1985.862 с.

61. Степанюк Л.Н. Право собственности и другие вещные права. // Бухгалтерский учет. 2007. № 2. С.61.

62. Хомич В.М. Угон транспортных средств. Минск., 1982.432 с.

63. Шаргородский М.Д. Вина и наказание в советском уголовном праве. М., Юриздат. 1945.436 с.

64. Ширвинд Е.Г. Система мер социальной защиты и проблемы ее реформы. Сб. Основы и задачи советской уголовной политики. М., ГИ3.1929.462 с.

65. Ядыкин Ю. Уголовная и административная ответственность за хищение // Законность. 2006. № 1. С.17.

III. Учебная и учебно-методическая литература:

66. Ветров Н.И. Уголовное право. Особенная часть. М., Норма. 2000.586 с.

67. Исаев И.А. История государства и права России. М., БЕК. 1994.862 с.

68. Курс уголовного права. Особенная часть / Под ред. Борзенкова Г.Н., Комисарова В. С, М., Норма. 2003.658 с.

69. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: учебник (издание исправленное и дополненное) / Под ред. Иногамовой-Хегай Л.В., Рарога А.И., Чучаева А.И. М., Контракт. 2006.674 с.

70. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: учебник (издание второе, переработанное и дополненное) / Под ред. Рарога А.И. М., Юристъ. 2006.682 с.

71. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть/Под ред. Рарога А.И. М., Юрист. 1999.632 с.

72. Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Посягательства личные и имущественные. М., Спарк. 1996.674 с.

IV. Практические источники:

73. Постановление Пленума Верховного Суда от 27.12.2002 г. № 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2. С.22.

74. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.10 1969 г. № 50 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения (ст. ст.211, 211.2, 148.1 УК РСФСР)" (в ред. от 25.10.1996) // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961-1993.М., Юридическая литература. 1994. С.32.

75. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.1995 г. № 5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности" (в ред. от 27.12.2002) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 7. С.7.

76. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.03.1966 г. № 31 "О судебной практике по делам о грабеже и разбое" (в ред. от 25.10.1996) // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961-1993.М., Юридическая литература. 1994. С.34.

77. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 6. С.9.

78. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 11. С.14.

79. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 1. С.7.

80. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 4. С.12.

81. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 7. С.14.

82. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 3. С.12.


[1] Русская правда. Памятники русского права. Вып. 1. М., Юрлитиздат. 1952. С. 121.

[2] Российское законодательство Х-ХХ веков в 9-ти томах. Законодательство Древней Руси. Т.1. М., Юридическая литература. 1984. С.83.

[3] Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону., Феникс. 1995. С. 329.

[4] Памятники Русского права. Выпуск третий. М., Юрлитиздат. 1957. С. 359.

[5] Российское законодательство Х-ХХ веков в 9-ти томах. Т.2. М., Юридическая литература. 1985. С.107.

[6] Русская правда. Памятники русского права. Вып. 1. М., Юрилитиздат. 1952. С. 214.

[7] Русская правда. Памятники русского права. Вып. 1. М., Юрилитиздат. 1952. С. 219.

[8] Там же. С. 224.

[9] Винокурова Н.С. Актуальные проблемы уголовно-правовой характеристики вымогательства // Российский следователь. 2005. № 4. С. 18.

[10] Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. соч. С. 356.

[11] Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. / Под ред. проф. Голякова И.Т. М., Госполитиздат. 1953. С. 59.

[12] Исаев И.А. История государства и права России. М., БЕК. 1994. С.80.

[13] Шаргородский М.Д. Вина и наказание в советском уголовном праве. М., Юриздат. 1945. С. 138.

[14] Ширвинд Е.Г. Система мер социальной защиты и проблемы ее реформы. Сб. Основы и задачи советской уголовной политики. М., ГИ3. 1929. С. 83.

[15] Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961-1993. М., Юридическая литература. 1994. С. 32.

[16] Степанюк Л.Н. Право собственности и другие вещные права. // Бухгалтерский учет. 2007. № 2. С. 61.

[17] Политическая экономия: Экономическая энциклопедия. Т.3. М., Сов. энциклопедия. 1979. С. 346.

[18] Патрикеев В. правовое положение собственника. // Деловая жизнь. 2006. № 1. С. 7.

[19] Борзенков Г. Преступления против собственности.// Человек и закон 1998. № 7. С. 51-54.

[20] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное) / Под ред. Садикова О.Н. М., Инфра-М. 2006. С. 416.

[21] Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Посягательства личные и имущественные. М., Спарк. 1996. С. 187.

[22] Семенов В.М. О понятии предмета хищения // Российский следователь. 2005. № 9. С. 23.

[23] Бойцов А.И. Преступления против собственности. М., Юридический центр. 2002. С.312.

[24] П. 2 Постановления Пленума Верховного суда от 27.12.2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2. С. 22.

[25] Ядыкин Ю. Уголовная и административная ответственность за хищение // Законность. 2006. № 1. С. 17.

[26] Комментарий к УК РФ / Под ред. Рарога А.И. М., Проспект. 2004. С.201.

[27] Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. // Российская газета. 1993. № 237.

[28] Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество. М., Юридическая литература. 1971. С. 78; Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Ответственность за корыстные посягатель­ства на социалистическую собственность. М., Юридическая литература. 1986. С. 76; Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., Юрлитиздат. 1960. С. 98; Панов Н.И. Уголовная ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием. Харьков., Вища школа. 1977. С. 78.

[29] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. / Под ред. Рарога А.И. М., Проспект. 2004. С.289.

[30] Кочои С.М. Новый Уголовный кодекс РФ об ответственности за хищения имущества (сравнительный анализ) // Труды Московской государственной юридической академии. 1997. № 2. С. 126-132.

[31] Борзенков Г.Н. Преступления против собственности // Человек и закон 1998. № 7. С. 51.

[32] Вехов В.Б. Компьютерные преступления: способы совершения и раскрытия. М., Право и Закон. 1996. С. 14.

[33] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (издание 5-е, дополненное и исправленное) / Отв. ред. Лебедев В.М. М., Юрайт-Издат. 2005. С. 289.

[34] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 6. С. 9.

[35] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 11. С.14.

[36] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 10. С. 4.

[37] Лимонов В. Отграничение мошенничества от смежных составов преступлений // Законность. 1998. № 3. С. 39-43.

[38] Гаухман Л.Д., Максимов С. В. Ответственность за преступления против собственности. М., ЮрИнфоР. 1997. С. 48-51.

[39] Преступления в сфере экономики. Постатейные материалы к новому Уголовному кодексу Российской Федерации. М., Красна-Лекс. 1997. С. 119.

[40] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (издание третье, переработанное и дополненное) / Под ред. Чекалина А.А., Томина В.Т., Сверчкова В.В. М., Юрайт-Издат. 2006. С. 290.

[41] Лопащенко НА. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, система, проблемы квалификации. Автореф. дис. док. юр. наук. Саратов., 1997. С.21.

[42] Ворошилин Е.В. Ответственность за мошенничество. М., ВЮЗИ, 1980. С. 74. Борзенков Г.Н. Преступления против собственности // Человек и закон 1998. № 7. С. 52; Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Ответственность за корыстные посягатель­ства на социалистическую собственность. М., Юридическая литература. 1986. С. 67.

[43] Бакрадзе А.А. Уголовно-правовая характеристика основного состава присвоения и растраты // Российский следователь. 2007. № 1. С. 22.

[44] Словарь русского языка. T. I. М., Слово. 1985. С. 140.

[45] Волженкин Б.В. Квалификация хищений государственного или общественного имущества путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением. Л., Изд-во ЛГУ.1987. С. 6.

[46] Андреева Л., Волженкин Б. Разграничение хищений путем присвоения, растраты и злоупотребления служебным положением // Социалистическая законность. 1983. № 3. С. 34.

[47] Белокуров О.В. Проблемы квалификации хищения вверенного имущества. Ульяновск., 2003. С. 30 - 31.

[48] Белокуров О.В. Проблемы квалификации хищения вверенного имущества. Ульяновск, 2003. С. 33.

[49] Там же.

[50] Полетаев Ю.Н. Материально-ответственные лица: основные трудовые права и обязанности. М., Юридическая литература. 1986. С. 6-7.

[51] Полетаев Ю.Н. Указ. соч. С. 18.

[52] Андрианов И.И. Материальная ответственность рабочих и служащих. М., Юрлитиздат. 1979. С. 68.

[53] Белокуров О.В. Проблемы квалификации хищения вверенного имущества. Ульяновск., 2003. С. 38 - 39.

[54] Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. М., Юридическая литература. 1974. С.120.

[55] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 1. С. 7.

[56] Собрание законодательства РФ. 2002. № 44. Ст. 4298.

[57] Собрание законодательства РФ. 2003. № 50. Ст. 4848.

[58] Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961-1993. М., Юридическая литература. 1994. С. 34.

[59] Кузнецов А.П., Степанов М.В., Ситникова М.Л. Толкование Пленумом Верховного Суда РФ уголовного законодательства об ответственности за хищения // Российский судья. 2006. № 2. С. 19.

[60] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 7. С. 7.

[61] Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 20. Ст. 718.

[62] Собрание законодательства РФ. 1996. № 22. Ст. 2591.

[63] Собрание законодательства РФ. 1995. № 48. Ст. 4552.

[64] Семенов В.М. Признаки объективной стороны хищения // Российский следователь. 2005. № 4. С. 21.

[65] Семенов В.М. Квалификация совершения кражи с проникновением в помещение, иное хранилище либо жилище // Адвокатская практика. 2005. № 3. С. 14.

[66] Ильин И.В. Проблема толкования понятия «приобретение права на чужое имущество» в контексте ст. 159 УК РФ // Российский следователь. 2006. № 10. С. 21.

[67] Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Громова Н.А. М., ГроссМедиа. 2007. С. 246.

[68] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (издание 5-е, дополненное и исправленное) / Отв. ред. Лебедев В.М. М., Юрайт-Издат. 2005. С. 351.

[69] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: учебник (издание исправленное и дополненное) / Под ред. Иногамовой-Хегай Л.В., Рарога А.И., Чучаева А.И. М., Контракт. 2006. С. 237.

[70] Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование (постатейный) / Под ред. Резника Г.М. М., Волтерс Клувер. 2005. С. 426.

[71] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: учебник (издание второе, переработанное и дополненное) / Под ред. Рарога А.И. М., Юристъ. 2006. С. 215.

[72] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (издание третье, переработанное и дополненное) / Под ред. Чекалина А.А., Томина В.Т., Сверчкова В.В. М., Юрайт-Издат. 2006. С. 213.

[73] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (издание 5-е, дополненное и исправленное) / Отв. ред. Лебедев В.М. М., Юрайт-Издат. 2005. С. 367.

[74] Хомич В.М. Угон транспортных средств. Минск., 1982. С.12.

[75] Коробеев А.И. Транспортные преступления. СПб., Юридический центр Пресс. 2003. С.160-170.

[76] Собрание законодательства РФ. 1995. № 50. Ст. 4873.

[77] Ветров Н.И. Уголовное право. Особенная часть. М., Норма. 2000. С. 161; Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть/Под ред. Рарога А.И. М., Юрист. 1999. С.199.

[78] Бойцов А. И. Преступления против собственности. СПб., Юридический центр Пресс 2002. С. 741.

[79] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. Скуратова Ю.И. М., БЕК. 1998. С. 98.

[80] Гаухман Л. Д., Максимов С. В. Указ. соч. С. 143.

[81] Нагаев Е. Угон и кража автотранспорта: вопросы разграничения составов преступлений // Российская юстиция. 2000. № 8. С. 44.

[82] Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961-1993. М., Юридическая литература. 1994. С. 32.

[83] Кочои С. И. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М., Юринформцентр. 2005. С.15

[84] Преступность, статистика, закон / Под ред. Долговой А.И. М., Юрайт. 2001. С. 199, 207; Власть: криминологические и правовые проблемы / Под ред. Долговой А.И. М., Юрайт. 2003. С. 371; Организованный терроризм и организованная преступность / Под ред. Долговой А.И. М., Юрайт. 2005. С. 289.

[85] Гусейнов Ф. А. Автомобиль и безопасность. М., Росич. 2002. С. 168.

[86] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 4. С.12.

[87] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 7. С.14.

[88] Курс уголовного права. Особенная часть / Под ред. Борзенкова Г.Н., Комисарова В.С, М., Норма. 2003. С.465.

[89] Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Указ. соч.- С.144.

[90] Скляров С.В. Мотивы индивидуального преступного поведения и их уголовно-правовое значение. М., Юрайт. 2002. С.11; Скляров С.В.Вина и мотивы преступного поведения. СПб., Юридический центр Пресс.2004. С.14.

[91] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 3. С. 12.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:20:53 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
21:01:11 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Ненасильственные преступления против собственности

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151310)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru