Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Меры поощрения осужденных

Название: Меры поощрения осужденных
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 19:29:23 05 ноября 2009 Похожие работы
Просмотров: 1404 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1 ПРАВОВАЯ ПРИРОДА МЕР ПООЩРЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ В УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРАВЕ

1.1 Поощрительные нормы в уголовно-исполнительном праве: понятие и признаки

1.2 Принципы применения мер поощрения

2. МЕРЫ ПООЩРЕНИЯ В СИСТЕМЕ СРЕДСТВ ИСПРАВЛЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

2.1 Общая характеристика мер поощрения

2.2. Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания

2.3 Условно-досрочное освобождение

2.4 Помилование как мера поощрения осужденных

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ

Сегодня построение основ российской государственности предполагает совершенствование деятельности всех звеньев пенитенциарной системы и, в том числе, мер поощрения, применяемых к осужденным.

С другой стороны, особую тревогу вызывают сегодня дальнейшая криминализация социальной среды, а также отсутствие действенных, реально функционирующих механизмов социальной адаптации лиц, возвращающихся из мест лишения свободы – это обусловливает достаточно значимый процент вторичной (рецидивной) преступности.

Проблематика поощрительных норм и институтов уголовно-исполнительного права рассматривалась в трудах многих ученых-пенитенциаристов - Н.А. Стручкова, А.С. Михлина, М.П. Мелентьева, А.И. Васильева, А.Ф. Сизого и других. Но до настоящего времени вопрос о правовой природе поощрительных норм и формах их реализации является дискуссионным в теории и поэтому представляющим определенные сложности для правотворческой деятельности и правоприменительной практики.

Анализ проблемы показывает также и то, что известных сегодня технологий, методик, подходов, методов и приемов работы с контингентом осужденных явно недостаточно для успешного решения проблем полноценного исправления лиц, отбывающих различные сроки наказания, а также их последующей социальной адаптации, и потому крайне актуален, с нашей точки зрения, поиск соответствующих дополнительных ресурсов.

Таким образом, налицо несоответствие между имеющимся у работников пенитенциарной системы арсеналом средств для решения задач исправления и социальной адаптации осужденных и тем уровнем решения этих задач, который соответствует реальной практике и не может удовлетворять современное российское общество.

Эти соображения позволяют сформулировать проблему исследования: какие недостаточно реализованные в современной практике пенитенциарной системы меры поощрения существуют, что объективно мешает их реализации.

Цель исследования - теоретическое обоснование и конструирование системы мер поощрения осужденных.

Объект исследования составляют общественные отношения, возникающие в связи с применением к осужденным мер поощрения.

Предмет исследования составили содержание мер поощрения в учреждениях уголовно-исполнительной системы с точки зрения решения задач исправления и социальной адаптации осужденных.

Цель дипломной работы обусловила постановку следующих задач исследования:

1. Проанализировать правовую природу и принципы мер поощрения;

2. Выявить виды поощрительных мер, применяемых к осужденным, и их место в системе средств исправления осужденных;

3. Проанализировать проблемы применения к осужденным отдельных мер поощрения.

Методологической основой исследования послужили диалектический метод познания объективной реальности и системный подход к изучению сложных объектов и процессов, предполагающий целостное, многоаспектное, структурированное рассмотрение объекта, а также анализ факторов, влияющих на протекание исследуемых явлений и определение их значимости.

Теоретическую основу исследования составили труды отечественных и зарубежных ученых в области уголовно-исполнительного права (Ч. Беккариа, А.И. Зубков, В.Н. Кудрявцев, А.С. Михлин, Н.А. Стручков и другие).

Нормативную основу исследования составили основные кодифицированные акты в сфере уголовного и уголовно-исполнительного права РФ, законы РФ и подзаконные акты.

Эмпирическая база исследования состоит из статистических данных и информационных материалов Государственного комитета России по статистике, ФСИН России.

Структурно дипломная работа состоит из введения, двух глав основной части, заключения, библиографического списка.


1 ПРАВОВАЯ ПРИРОДА МЕР ПООЩРЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ В УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРАВЕ

1.1 Поощрительные нормы в уголовно-исполнительном праве: понятие и признаки

Нерешенность вопроса о природе поощрительных норм особенно зримо проявляется в учебниках по уголовно-исполнительному праву, где, как правило, содержатся наиболее устоявшиеся представления: "Нормы уголовно-исполнительного права можно классифицировать на отдельные виды в зависимости от характера устанавливаемого правила поведения. В общей теории права по указанному основанию нормы права принято подразделять на регулятивные, поощрительные и охранительные"[1] . Отсюда следует, что поощрительные нормы не являются регулятивными, т.е. они не запрещают, не предписывают и не управомочивают.

Но есть ряд положений, которые являются достаточно общепринятыми и которые могут послужить отправной точкой для анализа проблемы.

Поощрительные нормы направлены на стимулирование правопослушного (социально-полезного) поведения осужденных, развитие их социальной активности и устанавливают поощрения за одобряемое поведение. Поощрительные уголовно-исполнительные нормы достаточно разнообразны, и к ним относятся не только нормы, устанавливающие меры поощрения для осужденных (ст. 57, 71, 113, 134 УИК РФ). К поощрительным относятся также нормы о возможности проживания с семьей осужденным к ограничению свободы (ч. 8 ст. 50 УИК РФ), о переводе из тюрьмы в исправительную колонию, а из исправительной колонии в колонию-поселение (ч. 2 ст. 78 УИК РФ), о переводе со строгих условий отбывания наказания в обычные, а из обычных условий в облегченные (ст. 120, 122, 124 УИК РФ) и т.д.

Поощрительная норма призывает к определенному одобряемому поведению и устанавливает характер и объем поощрения (устранение некоторого обременения или предоставление какого-либо блага) для лиц, которые последуют этому призыву[2] . Таким образом, поощрительная норма имеет два адресата[3] : осужденного (чье поведение поощряется) и администрацию исправительного учреждения (кто поощряет).

Поощрительные нормы не принуждают, а призывают к определенному поведению, осужденный вправе последовать этому призыву или проигнорировать его, т.е. это его правомочие. Применение поощрения является правомочием, а не обязанностью администрации: именно она решает, соответствует ли поведение осужденного указанному в поощрительной норме, т.е. следует ли применять норму, и какую конкретную меру поощрения применить. Осужденный не вправе требовать ни самого поощрения, ни выбирать его меру. Следовательно, поощрительные нормы являются особой разновидностью управомочивающих норм[4] , в них реализуется функция государственного убеждения.

Не всякая норма, устраняющая обременение или предоставляющая благо, является поощрительной. Обязательным признаком поощрительной нормы является указание на поведение осужденного, которое одобряется (поощряется) этой нормой[5] . Поэтому не являются поощрительными нормы об освобождении от наказания в связи с психическим расстройством или иной тяжелой болезнью осужденного (ч. 5 и 6 ст. 175 УИК РФ), об отсрочке отбывания наказания осужденным беременным женщинам (ст. 177 УИК РФ). Уголовно-исполнительные нормы не поощряют наступление ни болезней, ни беременности.

Не являются поощрительными, на наш взгляд, и нормы, предоставляющие льготы отдельным категориям осужденных. Например, осужденные женщины и лица, содержащиеся в воспитательных колониях, имеют право получать посылки, передачи и бандероли без ограничения (п. "а" ч. 1 ст. 90 УИК РФ); осужденным, содержащимся в воспитательных колониях, а также осужденным, являющимся инвалидами первой или второй группы, питание, одежда, коммунально-бытовые услуги и индивидуальные средства гигиены предоставляются бесплатно (ч. 5 ст. 99 УИК РФ) и т.д.

Льготы - это какие-либо преимущества, предоставляемые отдельным категориям граждан, в силу прошлых заслуг (ветераны войны) или в целях социальной поддержки (инвалиды). По объективному содержанию льгота может ничем не отличаться от поощрения - это тоже устранение обременения или предоставление блага. Принципиальное же отличие состоит в том, что, во-первых, предоставление льгот никак не связано с поведением субъекта. Во-вторых, льготы предоставляются законом, а не постановлением начальника учреждения, и осужденного льгот лишить нельзя. Иными словами, льгота - это субъективное право осужденного, и он вправе требовать ее предоставления. Где есть субъективное право, там нет поощрения; где есть поощрение, там нет субъективного права, а есть законный интерес.

Более сложным является вопрос о природе таких институтов, как передвижение осужденных к лишению свободы без конвоя или сопровождения (ст. 96 УИК РФ) и краткосрочные выезды осужденных к лишению свободы за пределы исправительных учреждений (ст. 97 УИК РФ). С одной стороны, основания их применения никак не связаны с поведением осужденного: это производственная необходимость, обусловленная характером выполняемой работы (для передвижения без конвоя), или стихийное бедствие, наличие у осужденной ребенка-инвалида (для краткосрочных выездов). С другой стороны, при их применении обязательно учитывается поведение осужденного. Соответствующее условие в норме формулируется либо прямо (разрешение на передвижение без конвоя дается только положительно характеризующимся осужденным - ч. 1 ст. 96 УИК РФ), либо косвенно (разрешение на краткосрочный выезд дается начальником исправительного учреждения с учетом личности и поведения осужденного - ч. 6 ст. 97 УИК РФ). А.С. Михлин предлагает называть их институтами со смешанной правовой природой[6] .

Другим обязательным признаком поощрительной нормы является предусмотренность в ней определенного поощрения за одобряемое поведение. Поэтому вряд ли можно считать поощрительной норму ч. 2 ст. 111 УИК РФ - участие осужденных в работе самодеятельных организаций поощряется и учитывается при определении степени их исправления (и аналогичные нормы ч. 3 ст. 108, ч. 2 ст. 109 УИК РФ). Скорее это норма-декларация, которая не может быть реализована (применена) самостоятельно, без поощрительной нормы ч. 1 ст. 113 УИК РФ - "за активное участие в работе самодеятельных организаций к осужденным к лишению свободы могут применяться следующие меры поощрения". К особенностям поощрительных норм можно отнести и то, что они реализуются не в непосредственных формах (соблюдение, исполнение, использование), а в форме применения нормы права.

По нашему мнению, следует различать понятия "мера поощрения" и "поощрение, предусмотренное поощрительной нормой (институтом)". Первое понятие более узкое и имеет несколько отличительных признаков. Перечень мер поощрения установлен в ч. 1 и 2 ст. 113 и ст. 134 УИК РФ. Меры поощрения не изменяют правовое положение осужденного, а их применение является исключительной прерогативой администрации исправительных учреждений. Порядок применения только мер поощрения регламентируется в Уголовно-исполнительном кодексе РФ (ст. 114, 135 УИК РФ).

Дополнительно осложняет вопрос тот факт, что предоставление одного и того же блага трактуется УИК РФ то как мера поощрения, то как поощрение, предусмотренное поощрительной нормой. Так, увеличение времени прогулки до двух часов в день на срок до одного месяца для осужденных, содержащихся в строгих условиях отбывания наказания в исправительных колониях, является мерой поощрения (п. "з" ч. 1 ст. 113 УИК РФ), а для осужденных, содержащихся в помещениях камерного типа, - нет (п. "в" ч. 2 ст. 118 УИК РФ)[7] .

Но нам представляется, что здесь сложность создана искусственно. Дело в том что 75-ФЗ от 11 июня 2003 г. дополнил ст. 114 УИК РФ частью четвертой. "К осужденному, имеющему неснятое или непогашенное взыскание, может быть применено поощрение только в виде досрочного снятия ранее наложенного взыскания". Эта норма носит блокирующий характер, поскольку к осужденным, отбывающим срочное взыскание в виде перевода в помещение камерного типа, не может быть применена ни одна мера поощрения, в том числе и в виде досрочного снятия взыскания (досрочное освобождение из помещения камерного типа возможно только по медицинским показаниям)[8] . Чтобы выйти из этой патовой ситуации, законодатель перенес увеличение времени прогулки для содержащихся в помещениях камерного типа из ч. 1 ст. 113 УИК РФ в ч. 2 ст. 118 УИК РФ (29-ФЗ от 1 апреля 2005 г.). Но это сняло проблему только для лиц, содержащихся в помещениях камерного типа. А как быть с осужденными в колониях особого режима, переведенными в одиночные камеры? Да и в строгих условиях отбывания наказания в исправительных колониях и в тюрьмах содержатся злостные нарушители, имеющие неснятые или непогашенные взыскания. В отношении их ч. 4 ст. 114 УИК РФ не теряет своего блокирующего характера.

Одним из самых дискуссионных в теории является вопрос о том, можно ли поощрение рассматривать как субъективное право осужденного. Активно точку зрения о праве осужденных на поощрение отстаивает А.Ф. Сизый[9] . Но многие ученые придерживаются позиции, что в одних поощрительных нормах (их меньшинство) закреплено право осужденных на поощрение, в других - нет[10] . Ни одна поощрительная норма действующего уголовно-исполнительного законодательства не предоставляет осужденному право на поощрение, и следовательно, он не наделяется правом требовать такового.

И дело не только в том, что в поощрительных нормах используются не императивные формулировки, а словосочетания типа "могут применяться", "могут быть применены". По мнению Ю.Д. Соловьева, это отнюдь не означает, что не может быть, а точнее, не должно быть поощрительных норм, закрепляющих обязанности органа, исполняющего наказание, назначить осужденному за желаемый вариант поведения меру поощрения[11] . Может быть, действительно имеет смысл придать некоторым поощрительным нормам обязательный характер. Например, поощрениям для осужденных, перевыполняющих нормы выработки или образцово выполняющих установленные задания на тяжелых работах, а также на работах с вредными или опасными условиями труда, в виде повышения размера средств, разрешенных для расходования (ч. 4 ст. 88 УИК РФ), и увеличения продолжительности ежегодного оплачиваемого отпуска (ч. 5 ст. 104 УИК РФ). Но это следует рассматривать скорее как исключение, имеющее обоснование опять же в исключительности условий.

Если рассмотреть структуру процесса реализации поощрительной нормы, то мы увидим, что он полностью совпадает с процессом реализации законного интереса. Для получения поощрения необходимы следующие условия: а) у осужденного наличествует стремление к обладанию благом (получить поощрение), т.е. он прислушался к призыву поощрительной нормы; б) осужденный совершил действия, предусмотренные диспозицией (гипотезой) поощрительной нормы; в) администрация исправительного учреждения оценила поведение осужденного как соответствующее диспозиции (гипотезе) нормы; г) на основании этой оценки (положительной) администрация принимает решение о поощрении.

Ключевым моментом здесь является то, что реальным основанием применения нормы является не само поведение осужденного, а его оценка (точнее, результат оценки) правоприменителем. Это, безусловно, может порождать субъективизм, тем более что формулировки поощрительных норм весьма неконкретизированы - "положительно характеризующийся осужденный", "не нуждающийся для своего исправления в полном отбывании наказания" и т.д.

На это обращают внимание многие авторы и предлагают сделать основания применения поощрительных норм четко формализованными и конкретно определенными[12] . А.Ф. Сизый даже предлагает по аналогии с составом преступления ввести понятие состава правопослушного поведения осужденных, с теми же элементами - объект, субъект, объективная сторона, субъективная сторона[13] .

Конечно, проблема неопределенности оснований применения поощрительных норм существует. Но полностью преодолеть оценочный характер поощрительных норм вряд ли возможно. Как справедливо подчеркивает А.С. Михлин, поощрения применяются, как правило, не за единичные поступки, а за положительное поведение в течение определенного промежутка времени[14] . Поведение осужденного оценивается на основе поступков (действий), но именно оценивается. Идея формализовать основания поощрительных норм до уровня конкретного действия (перевыполнил план на 10% - премия; участвовал в выпуске стенгазеты - благодарность) и тем самым придать поощрительным нормам обязательный характер представляется нам утопичной. Как и идея создания некоего поощрительного кодекса, где будут закреплены основания и условия применения поощрений и конкретные составы правопослушного поведения осужденных.

Более реалистичным и плодотворным нам представляется другое направление - разработка (с участием педагогов, психологов, социологов) эмпирических показателей, позволяющих операционализировать такие оценочные понятия, как "хорошее поведение", "добросовестное отношение", "активное участие" и т.д. Тем более что работа в этом направлении имеет неплохие заделы и востребована практикой. Но даже если и будет разработана адекватная система таких показателей, они могут иметь только рекомендательный характер. Их законодательное закрепление, т.е. придание им свойства нормативности, обязательности, на наш взгляд, вряд ли возможно, и соответственно вряд ли возможно избавиться полностью от усмотрения правоприменителя при реализации поощрительных норм.

Характеризуя поощрительные нормы в уголовно-исполнительном праве, можно выделить следующие признаки:

1) эти нормы установлены в законодательных актах государства (кодексах, федеральных законах);

2) нормы применяются государственными органами и должностными лицами этих органов от имени и по поручению государства;

3) нормы адресованы совершившим преступления лицам и призваны стимулировать их исправление и правопослушное поведение;

4) основанием для применения этих норм является добровольное правопослушное поведение лиц, совершивших преступления;

5) применение поощрительных норм выгодно как государству, так и совершившему преступление лицу;

6) применение поощрительных норм в уголовном праве зависит не от вида уголовного преступления, а от полезных поступков, осуществленных лицом, совершившим преступление;

7) применение поощрительных норм в уголовно-исполнительном праве зависит от поведения осужденных, которое определяется осуществляемыми ими полезными поступками.

Перечисленные признаки почти совпадают с признаками поощрения, выделенными А.В. Малько[15] . Так, вторым признаком поощрения, выделенным А.В. Малько, является добровольность. Действительно, если совершившее преступление лицо деятельно не раскаивается, то к нему невозможно применить норму ст. 75 УК РФ. И этот признак отмечен в указанном выше п. 4.

Третий и пятый признаки поощрения, выделенные А.В. Малько, - юридическое одобрение добровольного заслуженного поощрения в форме вознаграждения и юридический стимул. Эти признаки совпадают с признаком, указанным в п. 3 в соответствии с которым поощрительные нормы призваны стимулировать исправление совершивших преступления лиц и их правопослушное поведение.

Сформулированный А.В. Малько четвертый признак поощрения - взаимовыгодность как для субъекта, так и для государства - всецело соответствует признакам поощрения, указанным в п. 5 Государство заинтересовано в сокращении числа преступлений, в их быстрой раскрываемости, уменьшении причиненного ими вреда, в изобличении и наказании виновных. Виновному лицу также выгодно содействовать раскрытию преступления; оказывать необходимую помощь в изобличении других соучастников преступления, в розыске добытого путем преступления имущества потерпевшего непосредственно после совершения преступления; добровольно возместить имущественный ущерб и моральный вред, причиненные в результате преступления; совершать иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему; вести себя в дальнейшем правопослушно. Такое поведение виновного дает возможность освободить его от уголовной ответственности, смягчить эту ответственность, добиться условного осуждения или назначения более мягкого наказания, получить условно-досрочное освобождение, замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания, снять судимость, изменить условия отбывания наказания в лучшую сторону.

В отношении первого признака поощрения, который А.В. Малько именовал заслугой, следует заметить, что его также можно отнести к признакам поощрения в уголовном и уголовно-исполнительном праве, если исходить из того, что под заслугой понимается общепризнанная полезность чьих-нибудь поступков, деятельности[16] . Другое дело, что слово "заслуга" вряд ли применимо к оценке поведения лица, совершившего преступление. В данном случае можно говорить не о заслугах, а скорее о полезности поступков. Помогая раскрывать преступление, совершивший его осуществляет полезный поступок; добровольно возмещая имущественный ущерб и моральный вред, виновный совершает полезный поступок; действуя в соответствии с установленным порядком в местах отбывания ограничения свободы, добросовестно относясь к труду, осужденный совершает полезный поступок. Этот признак частично вошел в признаки, сформулированные в пунктах 6 и 7, которые, в свою очередь, учитывают различие в рассматриваемых отраслях права.

Следует обратить внимание на первые два пункта, в которых сформулированы признаки, не выявленные в упоминаемых работах. Исследованные поощрительные нормы уголовно-исполнительного права содержатся в УИК РФ и федеральных законах, регулирующих вопросы уголовно-исполнительного права. Конечно, поощрительные нормы иных отраслей права также содержатся в законодательных актах (кодексах, законах Российской Федерации, федеральных законах, законах субъектов Российской Федерации). Но от этого данный признак поощрительных норм не перестает быть признаком.

Поощрительные нормы в уголовно-исполнительном праве применяются от имени государства, которое их установило в законодательных актах, и используются определенными государством государственными органами и (или) должностными лицами этих органов. Например, объявить благодарность осужденному к лишению свободы за хорошее поведение, добросовестное отношение к труду или обучению вправе начальник исправительного учреждения или начальник отряда этого учреждения, образованного в соответствии с Законом РФ от 21.07.1993 N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы"[17] , а решение о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания выносит суд, образованный в соответствии с Федеральным конституционным законом от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации"[18] .

Таким образом, можно говорить о том, что поощрительные нормы в уголовно-исполнительном праве являются государственными поощрительными нормами, применяемыми от имени и по поручению государства. Доказательства характерности этого признака для иных отраслей права, вероятно, нужно приводить в исследовании государственных поощрительных норм этих отраслей права.

1.2 Принципы применения мер поощрения

Принципы поощрения позитивного поведения осужденных, относятся к специальным принципам уголовно-исполнительного права.

Ю.В. Голик среди них выделяет принципы:

- экономии стимула (чтобы не обесценить поощрение, его следует использовать экономно);

- выгодности (поощрение должно быть выгодно поощряемому);

- шанса (каждый человек, попавший в определенную систему стимулов, должен иметь шанс получить этот стимул);

- своевременности (любое поощрение должно быть предоставлено вовремя и, как правило, непосредственно после совершения соответствующих действий);

- информированности (человек должен быть хорошо осведомлен о порядке, сроках, условиях предоставления поощрения);

- понятности (поощрение и способы его достижения должны быть просты и понятны практически с "первого прочтения");

- наличия расчетов (человек должен сам рассчитать ожидаемое поощрение и решить, стоит ли производить дополнительные энерготраты для его получения);

- борьбы мотивов (человек одновременно подвержен влиянию разных стимулов, например позитивных и негативных, при этом побеждает всегда тот стимул, который в данной ситуации оказывается сильнее);

- персонализации (сугубо индивидуальное использование поощрения);

- соразмерности (поощрение должно соответствовать характеру и степени заслуги);

- гарантированности (всякое полезное действие должно быть вознаграждено)[19] .

Однако по справедливому замечанию И.А. Тарханова хотя значительная часть выделенных Ю.В. Голиком и другими авторами положений и учитывается законодателем при конструировании соответствующих норм в качестве неких исходных идей, однако не все они являются принципами[20] . Поэтому рассмотрим лишь те исходные идеи, которые, по нашему мнению, имеют характер специальных принципов уголовно-исполнительного поощрения и реализуются в нормах уголовно-исполнительного права и правоприменительной практике.

Принцип гарантированности поощрения означает обязательное реагирование на позитивное поведение уголовно-правовыми средствами. Соответствующий государственный орган обязан рассмотреть и положительно решить вопрос о поощрении лица, заслужившего его. Если принцип неотвратимости ответственности предполагает обязательное привлечение лица, совершившего общественно опасное деяние, к уголовной ответственности, то принцип гарантированности поощрения, соответствуя принципу справедливости, предусматривает обязанность государства позитивно реагировать на положительное уголовно-правовое поведение данного лица.

В связи с этим обоснованным выглядит законодательное изменение ч. 1 ст. 79 УК, согласно которому лицо, отбывающее наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания[21] . Употребление четкой формулировки "подлежит условно-досрочному освобождению" в данном случае представляется вполне уместным, поскольку она ясно свидетельствует об обязанности суда применить рассматриваемую меру поощрения в случае отпадения необходимости в отбывании лицом наказания. Прежняя же редакция ч. 1 ст. 79 УК предусматривала скорее не обязанность, а право суда на осуществление условно-досрочного освобождения по своему усмотрению, поскольку в соответствии с данной нормой лицо, отбывающее соответствующее наказание и доказавшее свое исправление, лишь могло быть освобождено условно-досрочно. На этом основании можно заключить, что прежняя редакция ч. 1 ст. 79 УК явно противоречила принципу гарантированности поощрения.

Учитывая сказанное, неясно, из каких соображений оставлена без изменения ч. 5 ст. 79 УК, согласно которой лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы. Размытая формулировка "может быть освобождено" оставляет суду возможность не освобождать лицо условно-досрочно, даже если будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания. Отсутствие твердой гарантии заслуженного условно-досрочного освобождения снижает эффективность уголовно-правового поощрения, лишает осужденных дополнительного стимула вести себя позитивно и, наконец, противоречит принципу гарантированности поощрения.

Противоречие названному принципу в данном случае влечет необоснованное отсутствие единых критериев условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в ч. 1 и ч. 5 ст. 79 УК. Почему при одних и тех же обстоятельствах (судом признано, что лицо не нуждается в дальнейшем отбывании наказания) согласно ч. 1 ст. 79 УК лицо, отбывающее наказание, подлежит условно-досрочному освобождению, а в соответствии с ч. 5 этой же статьи лишь может быть освобождено по усмотрению суда?

Думается, что в ч. 1 и ч. 5 ст. 79 УК необходимо использовать единый критерий освобождения - признание судом отсутствия необходимости в дальнейшем отбывании лицом наказания - и подчинить указанные нормы одному принципу - принципу гарантированности поощрения.

Поэтому представляется более последовательной следующая редакция ч. 5 ст. 79 УК: "Лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы..."

Согласно принципу экономии мер поощрения данные меры необходимо использовать экономно. Верно, что "нескончаемая череда государственных наград одному человеку объективно обесценивает эти награды как в глазах самого награжденного, так и в глазах окружающих"[22] . Принцип экономии мер поощрения имеет качественную и количественную стороны. Качественно поощрение позитивного поведения не должно превращать отрасль уголовного права из карательной в наградную. Количество же поощрительных норм также не должно нарушать баланса "кара - поощрение". Ведь при перенасыщении поощрением могут происходить обратные процессы: сначала стимул перестает быть стимулом, а затем возникает прямо противоположное поведение, в котором проявляется "комплекс награжденного"[23] .

Принцип экономии мер поощрения в паре с принципом гарантированности поощрения призваны способствовать правильному и взвешенному решению судами вопроса о поощрении. Нельзя осуществлять поощрение лиц, не заслуживших его, так же как и недопустимо отказывать в принятии данной меры к лицам, поощрение которых целесообразно. В практике судов не должны иметь место случаи как неправильного условно-досрочного освобождения, так и необоснованного отказа в освобождении от наказания осужденных, доказавших свое исправление.

К принципам поощрения можно отнести также принцип персонального поощрения, который означает, во-первых, использование мер поощрения только к конкретному лицу, заслужившему его. Данные меры должны применяться сугубо индивидуально.

Во-вторых, недопустимо применять поощрение к другим лицам (например, родственникам и близким поощряемого), а также к осужденному, но за положительное поведение других лиц, пусть и направленное на возмещение причиненного вреда.

Здесь же, в-третьих, необходимо отметить, что содержанием уголовно-исполнительного поощрения, как правило, являются меры личного, а не имущественного характера.

Таким образом, подытоживая сказанное, можно сделать следующие выводы.

Во-первых, на наш взгляд, к специальным принципам поощрения позитивного поведения осужденных можно отнести принципы гарантированности, экономии мер поощрения и персонального поощрения.

Во-вторых, в целях повышения эффективности и поддержания системности поощрительных норм в уголовно-исполнительном праве видится необходимость в приведении их в соответствие с вышеназванными принципами.

В-третьих, этим же целям могло бы способствовать усиление гарантий (как в законодательстве, так и в правоприменительной деятельности) поощрения лиц, его заслуживших. В то же время не следует прибегать к необоснованно частому и неперсонифицированному поощрению.

В-четвертых, важны дальнейшее изучение принципов поощрения в уголовно-исполнительном праве и проверка поощрительных уголовно-исполнительных норм на предмет соответствия этим принципам.


2 МЕРЫ ПООЩРЕНИЯ В СИСТЕМЕ СРЕДСТВ ИСПРАВЛЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

2.1 Общая характеристика мер поощрения

В пенитенциарной практике издавна в качестве мер воздействия на осужденных и заключенных применяется сочетание различных методов: устрашения, наказания, поощрения и др. Поощрение как метод воздействия на осужденных следует рассматривать не только как одобрение правопослушного и деятельного отношения конкретного лица к выполнению возложенных на него обязанностей, но и как действенный инструмент формирования здоровой среды осужденных. Педагогическая теория и практика выработали целую систему требований по применению метода поощрения: широкая гласность, обоснованность, одобряемость.

В качестве оснований для применения к осужденным мер поощрения выступают хорошее поведение, добросовестное отношение к труду, обучению, активное участие в работе самодеятельных организаций. Указанные основания могут учитываться в комплексе или в отдельности. Перечень оснований поощрения является далеко не исчерпывающим. Основанием для поощрения, например, могут быть действия осужденных в различных экстремальных ситуациях, бескорыстная помощь нуждающимся в такой помощи, содействие администрации ИУ в установлении истины в условиях расследования различного рода конфликтов в среде осужденных и т.д.

Под "хорошим поведением" следует понимать не только выполнение осужденным своих обязанностей и требований режима отбывания наказания, отсутствие взысканий за их нарушение, но и неучастие в различного рода группировках отрицательной направленности, уважительное отношение к окружающим, осуждение неправомерного поведения осужденных. Оценка "добросовестного отношения к труду" заключается в безотказности от порученной работы, в постоянном выполнении осужденным установленных норм выработки, качественном изготовлении продукции или выполнении порученной работы, участии в рационализаторской деятельности, отсутствии прогулов, самовольных уходов с рабочего места.

При оценке добросовестного отношения осужденных к обучению следует учитывать их заинтересованность и добровольность в получении знаний, стремление расширить свои знания за счет самоподготовки, чтения литературы и т.п., т.е. во внимание следует принимать не только объективные показатели, результативность обучения, но и субъективные. Активное участие в работе самодеятельных организаций может заключаться не только в формальном членстве осужденного в той или иной секции совета отряда или колонии, в организации библиотечной или клубной работы, в выпуске стенгазеты и т.д., но, главное, в конкретной работе и ее результатах.

В перечне поощрений, предусмотренных в отношении осужденных, можно выделить: 1) поощрения, применяемые должностными лицами в пределах ИУ; 2) поощрения, применяемые судом; 3) поощрения, применяемые Президентом РФ.

В пределах ИУ могут применяться следующие поощрения: благодарность; награждение подарком; денежная премия; разрешение на получение дополнительной посылки или передачи; представление дополнительного краткосрочного или длительного свидания; разрешение дополнительно расходовать деньги в сумме до 1/4 МРОТ на покупку продуктов питания и предметов первой необходимости; увеличение времени прогулки осужденным, содержащимся в строгих условиях отбывания наказания в ИК и тюрьмах, до двух часов в день на срок до одного месяца; досрочное снятие ранее наложенного взыскания. В колониях-поселениях может быть разрешено осужденным проведение выходных и праздничных дней за ее пределами. Относительно награждения подарком и выплаты денежной премии следует заметить, что закон не ограничивает должностное лицо, применяющее эти виды поощрения, в определении стоимости подарка и размера суммы денежной премии. Что касается применения таких видов поощрения, как разрешение на получение дополнительной посылки или передачи, предоставления дополнительного краткосрочного или длительного свидания, то прежде чем их применить, следует выяснить семейное положение осужденного, его связи, возможности родственников и иных лиц воспользоваться этими видами поощрения. В пределах ИУ может применяться также вид поощрения, связанный с изменением правового положения осужденного, его переводом с обычных условий отбывания наказания в облегченные или со строгих условий содержания в обычные.

Другая группа поощрений связана с изменением вида ИУ на основании судебного решения в соответствии со ст. 78 УИК. К числу поощрений, применяемых судом, в настоящее время относится лишь замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Условно-досрочное освобождение сейчас рассматривается как неотъемное субъективное право осужденного, реализация которого не зависит от воли администрации ИУ. Осужденные теперь напрямую обращаются в суд об их условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, миную администрацию учреждения. В связи с этим данная мера исключена из перечня мер поощрения, как и разрешение на дополнительный телефонный разговор, что однако не свидетельствует, на наш взгляд, об изменении правовой природы УДО как меры поощрения осужденных.

Специфичной мерой поощрения можно считать помилование осужденных.

В Уголовно-исполнительном кодексе РФ содержится ряд статей, посвященных мерам поощрения. Так, в статьях 45, 57, 71, 113, 134, 153, 167 определяются конкретные виды поощрений для различных категорий осужденных: сокращение объема запретов, благодарность, денежная премия, награждение подарком, разрешение на получение дополнительной посылки или передачи, увеличение времени прогулки, досрочное снятие ранее наложенного взыскания и др. Статьи 59, 114, 169 определяют порядок применения мер поощрения к различным категориям осужденных, а статьи 54, 119, 138 - должностных лиц, имеющих право применять меры поощрения. В ст. 175 предусматривается, что в представлении об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания должны содержаться данные, характеризующие личность осужденного, а также его поведение, отношение к учебе и труду во время отбывания наказания, отношение осужденного к совершенному деянию.

Комментируя ст. 45 УИК РФ, А.Н. Грушин и Е.В. Середа полагают, что установленные поощрения - это специальные меры, призванные стимулировать улучшение поведения осужденного, и применяться они должны дифференцированно, в зависимости от поведения осужденного, его отношения к труду, степени исправления в целом.

Авторы Комментария предлагают установленные законом меры поощрения условно разделить на две группы:

поощрения, связанные с изменением условий отбывания наказания в лучшую сторону, например сокращение установленных сроков и объемов обязанностей и запретов;

поощрения, связанные с представлением осужденных, доказавших свое исправление, к условно-досрочному освобождению от отбывания наказания[24] .

Одним из принципов уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации является стимулирование правопослушного поведения осужденных (ст. 8 УИК РФ).

А.И. Зубков в комментарии к ст. 9 УИК РФ уточняет, что поведение осужденного в исправительном учреждении влияет на определение условий, в которых он отбывает наказание (первоначально облегченные или строгие), а также на объем предоставляемых ему льгот, на возможность досрочного освобождения от наказания или на изменение режима содержания на более легкий. В данном случае в полной мере раскрывается принцип уголовно-исполнительного законодательства о дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний, рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения[25] .

Федеральный закон от 15.07.1995 N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (устанавливает, что за примерное выполнение обязанностей, соблюдение установленного порядка содержания под стражей по отношению к подозреваемым и обвиняемым могут применяться такие меры поощрения, как досрочное снятие ранее наложенного взыскания, денежная премия за лучшие показатели в работе; к несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым - демонстрация дополнительного фильма, разрешение на дополнительное посещение помещения для спортивных занятий, а также на другие формы проведения досуга.

Признаки, предусматривающие применение государственного поощрения от имени государства и по его поручению, также важны для понимания сути государственного поощрения. Применение государственных поощрительных норм невозможно только по самостоятельному решению государственного органа или должностного лица этого органа. Им такое право предоставлено государством в соответствующих законодательных актах. Следует упомянуть, что в теории права правоприменение характеризуется как важнейший вид государственной деятельности, осуществляемый уполномоченными на то государственными органами и должностными лицами, а также отмечается, что применение права как государственно-властное деяние всегда осуществляется от имени государства[26] .

Полагаем, что наличие государственных поощрительных уголовно-правовых и уголовно-исполнительных норм, государственных поощрительных норм в иных отраслях права позволяет говорить о существовании межотраслевого института российского права - государственного поощрения России.

Законодатель четко определяет формы объявления мер поощрения, что необходимо для объективного учета оценки поведения осужденных. Основными носителями информации о поведении осужденных являются их личные дела и тетради индивидуальной работы, где фиксируются все меры воздействия, в том числе и поощрения. Основными правоприменительными актами вынесения и объявления поощрений в пределах ИУ являются приказы и постановления начальника ИУ и соответствующих должностных лиц, которым предоставлено это право. Поощрение в виде благодарности осужденному может быть объявлено в устной либо письменной форме. В первом случае об этом делается соответствующая запись в тетради индивидуальной работы осужденного и делается отметка в его годовой характеристике. При объявлении благодарности и остальных поощрений в приказах начальника ИУ из последних делаются выписки, которые приобщаются к личным делам осужденных, а в случаях, когда поощрение оформляется в виде постановления, они также приобщаются к личным делам осужденных и соответствующая информация заносится в карточки индивидуальной работы. Изменение в порядке поощрения вида ИУ оформляется определением суда, которое приобщается к личному делу осужденного.

Инициаторами возбуждения ходатайств о поощрении осужденных могут выступать сотрудники ИУ, учителя общеобразовательной школы, преподаватели и мастера профессионального обучения, представители общественности, самодеятельные организации осужденных.

Поощрения в виде разрешения осужденным получать дополнительно в течение года до четырех посылок или передач, а также иметь дополнительно в течение года до четырех краткосрочных или длительных свиданий реализуются по усмотрению самих осужденных с согласия администрации ИУ, независимо от времени получения осужденными очередных посылок или передач, а также предоставленных свиданий. Осужденному предоставляется право выбора вида свидания: краткосрочного или длительного. Согласно Правилам внутреннего распорядка ИУ период между получением предыдущей и последующей очередной посылки или передачи, либо длительного или краткосрочного свидания составляет частное от деления 12 месяцев на общее количество посылок либо свиданий, полагающихся осужденному. Следуя этому правилу, осужденный может в порядке поощрения получить дополнительно один раз в три месяца одну посылку либо свидание. При этом отсчет времени их получения не следует связывать с получением очередных посылок либо свиданий.

Досрочное снятие ранее наложенных дисциплинарных взысканий является одним из действенных факторов стимулирования правопослушного поведения осужденных в период отбывания ими наказания. Наличие взысканий является серьезным препятствием для пользования осужденными предоставленными УИК льготами. В соответствии с ч. 8 ст. 117 УИК осужденный считается не имеющим взыскания, если в течение года после отбытия дисциплинарного взыскания он не будет подвергнут новому взысканию. В то же время УИК предусматривает возможность досрочного снятия взыскания, учитывая при этом не только поведение осужденного, но и характер мер дисциплинарного взыскания. Взыскания в виде выговора, дисциплинарного штрафа, лишения права просмотра кинофильмов в течение месяца и водворения в ДИЗО на срок до семи суток с выводом на учебу могут быть досрочно сняты после истечения трех месяцев со дня наложения взыскания, остальные же взыскания могут быть досрочно сняты не ранее шести месяцев со дня отбытия взыскания.

К осужденному, имеющему неснятое или непогашенное взыскание, может быть применено поощрение только в виде досрочного снятия ранее наложенного взыскания.

Успешное формирование у осужденных законопослушного поведения в значительной мере зависит от возможностей администрации в стимулировании труда осуждённых посредством применения системы мер поощрения, влияющих на правовой статус осуждённых, и развития новых форм их трудовой занятости;

И в новых социально-экономических условиях тезис о том, что хорошо организованный высокотехнологичный труд сам по себе оказывает значительное стимулирующее воздействие на трудовую активность и выступает в качестве одного из основных средств исправления осуждённых и подготовки к успешной адаптации их к жизни на свободе, что обязывает персонал УИС уделять его организации первостепенное значение;

Изменение системы мер поощрения, в том числе и путем введения дополнительных стимулов, объявляемых главным образом за трудовые успехи, обеспечивает не только повышение трудовой активности осуждённых, но и в значительной мере обуславливает их законопослушное поведение во время отбывания наказания в целом;

Хотя возможности использования рыночных механизмов в условиях ИУ и ограничены, однако занятие индивидуально-трудовой и предпринимательской деятельностью, которая может выступать как самостоятельная форма трудовой деятельности, так и в качестве поощрения хорошо работающим на основном производстве осуждённым, способствует повышению не только трудовой активности, но и укрепляет законопослушное поведение осуждённых в ИК;

Точный персональный учет выполненных объемов работ, который сам по себе оказывает существенное стимулирующее влияние на трудовую активность осужденных, и гласное, заслуженное поощрение хорошей работы способствуют их заинтересованности в результатах труда и эффективному содействию администрации в организации производственных процессов и укреплению дисциплины и правопорядка в ИУ в целом;

Функционирование предприятий в условиях рыночных отношений требует уточнения оснований обязанности осуждённых трудиться. В связи с этим ст. 103 УИК РФ было бы целесообразно сформулировать в следующей редакции: "Администрация исправительных учреждений обязана привлекать осуждённых к общественно полезному труду с учетом востребованности их труда, психологической подготовленности к труду, наличия трудовых навыков, пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности".

2.2 Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания

Сначала этот институт применялся только к отбывающим лишение свободы за преступления небольшой и средней тяжести. Федеральный закон от 9 марта 2001 г. N 25-ФЗ распространил его действие на всех лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы. Тем самым была создана конкуренция (по крайней мере, по формальному основанию) двух институтов: условно-досрочного освобождения и замены неотбытой части наказания более мягким видом.

Согласно данным Федеральной службы исполнения наказания по Кемеровской области, освобождены в связи с заменой назначенного наказания более мягким в 2004 г. - 388 осужденных, в 2005 г. - 313, в 2006 г. - 280.

Замена наказания более мягким применяется реже, чем условно-досрочное освобождение, но все равно материалов об этом рассматривается значительное количество и ежегодно их число увеличивается.

Возможность замены регулируется ч. 4 ст. 113 УИК РФ и относится к мерам поощрения, применяемым к осужденным, но которые применяются судом, а не должностным лицом в пределах исправительного учреждения.

Это связано с тем, что теперь сам осужденный, к которому может быть применено условно-досрочное освобождение, или его адвокат (законный представитель) вправе обратиться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, а замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания производится только по представлению администрации.

Согласно содержанию ст. 80 УК РФ, основанием для замены неотбытой части наказания является поведение осужденного в период отбывания наказания и наличие фактического срока отбытия наказания в зависимости от тяжести совершенного преступления.

Теоретически для лишения свободы заменяющее наказание может быть любым основным наказанием, но если исключить пока не применяющееся ограничение свободы, а также наказания для военнослужащих, то фактически остаются штраф, обязательные и исправительные работы.

Часть 3 ст. 175 УИК гласит, что в отношении положительно характеризующегося осужденного, которому неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания, учреждение или орган, исполняющий наказание, вносят в суд представления о замене неотбытой части наказания.

В представлении о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении к совершенному деянию. Следовательно, одним из главных показателей являются данные о поведении осужденного, поощрениях и взысканиях.

Так, А. был осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ на 6 лет лишения свободы Центральный районным судом г. Новокузнецка. В исправительной колонии трудоустроен слесарем-сборщиком. За время отбывания наказания не допустил нарушений режима содержания, имел 7 поощрений за хорошее поведение и добросовестное отношение к труду. Иска не имеет, связь с родственниками поддерживает путем переписки и свиданий. С учетом этих данных суд удовлетворил представление администрации и заменил А. неотбытую часть наказания в виде 1 года 9 месяцев лишения свободы на 1 год 9 месяцев исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства.

Наличие взысканий - одно из оснований к отказу в удовлетворении представления, и с учетом этих обстоятельств администрация не пытается направлять в суд представления с наличием большого количества взысканий.

Важное значение имеет для суда тяжесть совершенного преступления и время наложения поощрений. Такие характеризующие данные, как отношение к учебе или к труду, имеют место не во всех представлениях, поскольку с трудоустройством и обучением осужденных в связи с изменениями социально-экономических условий возникли серьезные проблемы и положения ч. 3 ст. 175 УИК в этом плане исполняться в полном объеме не могут.

По сложившейся практике судьи требуют приобщать к направляемому в суд представлению администрации и характеристике нижеперечисленные документы (копии):

1. Ходатайство (заявление) осужденного о замене назначенного наказания более мягким.

2. Судебные документы (приговор, кассационные и надзорные определения и постановления, постановления районного суда о пересмотре приговора в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ, об отказе в УДО, если осужденный ранее обращался, замене вида режима и т.д.).

Без этих документов судья не может точно установить отбытый осужденным срок наказания, тяжесть совершенного преступления, позицию подсудимого при рассмотрении уголовного дела и т.д.

В обязательном порядке суду следует принимать во внимание обстоятельства совершенного осужденным деяния, а если он ранее судим, то и прежние судимости.

3. Справку о взысканиях и поощрениях за весь период отбывания наказания независимо от того, погашены они или нет.

4. Данные о полном или частичном возмещении ущерба. Согласно ч. 1 ст. 175 УИК, указать эти сведения должен сам осужденный. Возможно, он это и сделает в своем ходатайстве, но подтверждать указанное должна администрация исправительной колонии. Что это будет за документ - копия исполнительного листа с указанными выплатами или отдельная справка, решает руководство исправительного учреждения. Главное, чтобы это был официальный документ.

5. Медицинский документ, согласно которому осужденный по состоянию здоровья может отбывать данный вид наказания.

6. Документы о предполагаемом месте проживания и работы осужденного после освобождения. К ним относятся: гарантийное письмо руководителя предприятия, учреждения, организации о будущем трудоустройстве осужденного и справка территориального РОВД о предполагаемом месте регистрации освобождаемого.

Таков примерный перечень документов, предъявляемых осужденным и администрацией учреждения для рассмотрения судом вопросов о замене неотбытой части наказания более мягким.

Согласно ч. 11 ст. 175 УИК отказ суда в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания не препятствует внесению в суд представления о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Практика показывает: после отказа в УДО, допустим, через несколько месяцев назначенное осужденному наказание заменяется более мягким. Повторное обращение с представлением о замене назначенного наказания более мягким предусматривает новую сдачу в суд необходимых материалов.

При вынесении постановления о замене назначенного наказания более мягким в виде исправительных работ суд должен указать, какая часть заработка будет удерживаться в доход государства (обычно это максимальный предел, предусмотренный ч. 3 ст. 50 УК РФ, - 20% заработка).

Суд также должен учитывать другие ограничения, которые предусмотрены ст. 50 УК РФ: исправительные работы не могут быть назначены инвалидам I группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей до трех лет. Не применяются при замене неотбытой части наказания в качестве более мягкого наказания обязательные работы. Максимальное наказание в виде обязательных работ составляет 240 часов и не свыше 4 часов в день, что может составить 6 месяцев обязательных работ. В случае злостного уклонения осужденным от отбывания обязательных работ они заменяются на лишение свободы из расчета восемь часов обязательных работ на один день лишения свободы. В максимальном исчислении 240 часов, что составляет один месяц лишения свободы. Таким образом, замена лишения свободы на обязательные работы выглядит несоразмерно мягким.

Не получила распространения замена более мягким видом наказания в виде штрафа. Это связано прежде всего с тем, что основная масса осужденных не относится к обеспеченным слоям населения. Они не надеются, выйдя на свободу, погасить установленный судом штраф. Сама процедура назначения суммы штрафа не разработана, этот вопрос оставлен на судебное усмотрение. Судье трудно определить, какая сумма штрафа может соответствовать оставшейся неотбытой части наказания в виде лишения свободы. Считаю, что для четкого разъяснения этого вопроса необходимо внести дополнение в ст. 175 УИК РФ или разъяснить его в постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

2.3 Условно-досрочное освобождение

За истекшие двенадцать лет применения нового Уголовного кодекса РФ удельный вес условно-досрочного освобождения (УДО) растет высокими темпами. Оно стало одним из самых распространенных видов освобождения из ИУ. За последние четыре года более половины осужденных освободились условно-досрочно.

Организация УДО осужденных является составной частью государственного управления, для которого на первом месте стоит проблема выявления обобщающего результата и с его точки зрения - интересов общества, человека и исторической перспективы их развития. В любой сфере общества управление призвано давать необходимый результат. В связи с этим возникает сомнение в соблюдении интересов общества и правопослушного человека при таком подходе к УДО осужденных.

В настоящее время весь организационный механизм УДО осужденных направлен в основном на достижение одной цели - сокращение количества лиц, находящихся в местах лишения свободы в ущерб цели исправления. Однако, добиваясь этого, мы не подготовились, чтобы с помощью социальных, правовых мер организовать данным лицам ресоциализацию, поэтому многие из числа условно-досрочно освобожденных осужденных совершают новые преступления, зачастую – еще более тяжкие.

Во времена коммунистического режима институт условно-досрочного освобождения также существовал, но использовался очень избирательно, и освободиться условно-досрочно было достаточно сложно. Так, в 1990 г. только немногим менее 13 000 граждан были освобождены из мест лишения свободы до окончания назначенного судом срока отбывания наказания при общей численности тюремного населения почти в 2 млн человек. В 1999 г. досрочно освободились более 93 000 граждан (общая численность заключенных - 1,04 млн человек). А уже в 2003 г. условно-досрочно было освобождено 139 031 человек, что составило 55,1% от общего числа освобожденных (при общей численности заключенных 847 тыс. человек). Получается, что условно-досрочно было освобождено 16,5% от общего числа заключенных, включая подследственных. Много это или мало?

Для сравнения возьмем пенитенциарную систему Франции, страны с очень высоким уровнем демократии и очень высокой степенью защиты прав и свобод граждан, включая заключенных. Так, в 2003 г. из тюрем Франции условно было освобождено 5509 человек при общей численности заключенных в 59 тыс. человек. Иначе говоря, условно был освобожден примерно каждый десятый французский заключенный. Другое дело, что во Франции, кроме условного освобождения, существуют и другие возможности для заключенных жить вне тюремных стен, в том числе и, например, система электронного контроля при помощи специальных браслетов. Тем не менее возможности освободиться условно-досрочно у российских заключенных вполне сопоставимы с возможностями заключенных в демократически развитых странах. А уж что касается несовершеннолетних, то они в России практически все, за очень небольшим исключением, освобождаются именно условно-досрочно.

Сейчас в России условно-досрочно освобождается 48% осужденных, т.е. фактически каждый второй. Однако уровень рецидива условно-досрочных освобожденных практически сопоставим с теми, кто освобождается по отбытию срока наказания (29,3% и 37,7% соответственно). Значит, функцию исправления осужденных институт условно-досрочного освобождения не выполняет.

По данным Федеральной службы исполнения наказаний, в 2007 году значительно возросло число условно-досрочно освобожденных совершивших повторные преступления в течение оставшейся неотбытой части наказания. В Республике Татарстан – 64,9% (тяжкие и особо тяжкие – 93,7%), Волгоградской области – 35,6% (25,3%), Тамбовской – 7,2% (63,3%), Тульской – 66,1% (49,6%), Ульяновской – 44,8% (39,4%), Самарской – 49,5% (34,5%)[27] . Причины подобного явления, на наш взгляд, кроются не только в чрезмерной гуманизации, которая приводит к тому, что возможность условно-досрочного освобождения получают далеко не самые дисциплинированные осужденные, но и в отсутствии надлежащего контроля за поведением досрочно освободившихся в период неотбытой части наказания.

В последнее время условно-досрочно стали освобождать даже тех, кто сидит по второму-третьему разу. И чаще всего, выходя на свободу, такие граждане не спешат завязывать с криминальным прошлым: то нарушают общественный порядок, то потягают на чужую собственность, а то и жизнь. При этом законопослушные люди, которые вынуждены терпеть рядом с собой досрочно освобожденных, зачастую даже не знают, что для того, чтобы эти граждане вернулись в места лишения свободы, достаточно два административных правонарушения[28] .

Уголовным Кодексом России предусмотрено, что «в случае совершения гражданином умышленного преступления, в период неотбытой части наказания, к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда».

Таким образом, какое бы небольшой тяжести преступление условно-досрочно освобожденный гражданин не совершил, суд обязан назначить ему наказание в виде только реального лишения свободы, присоединив к назначенному за совершенное преступление наказание, полностью или частично неотбытую часть наказания по предыдущему приговору. Суд лишен возможности назначить такому подсудимому условную меру наказания, и, естественно, государственные обвинители не вправе ориентировать суд на применение условной меры наказания.

И не редкость, когда на скамье подсудимых находится человек, условно- досрочно освобожденный из мест лишения свободы и вновь совершивший преступление небольшой или средней тяжести.

Попытаемся проанализировать данный институт в контексте изменений, внесенных Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", а также Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. "О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации".

В соответствии со ст. 79 УК РФ условно-досрочное освобождение от отбывания наказания распространяется на лиц, отбывающих лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части, и лиц, отбывающих дополнительные наказания. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от дополнительного вида наказания. Исключение закон делает для лиц, которые осуждены к исправительным работам, ограничению по военной службе, аресту и смертной казни, а также которым в качестве основного наказания назначены штраф и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Институт условно-досрочного освобождения от отбывания наказания применяется при наличии соответствующих оснований и условий.

Основания применения подразделяются на два вида, каждый из которых оказывает существенное влияние на перспективу условно-досрочного освобождения осужденного. Согласно ст. 79 УК РФ к основаниям данного вида освобождения относятся достижение определенного исправления осужденного и отбытие им требуемой части срока наказания.

Законодательная терминология материального основания, предусмотренная законом для применения условно-досрочного освобождения, - нечеткая и противоречивая. Действующие Уголовный и Уголовно-исполнительный кодексы не содержат норм, определяющих критерии исправления. Согласно ст. 53 УК РСФСР 1960 г. условно-досрочное освобождение применялось к осужденным, которые примерным поведением и честным отношением к труду доказали свое исправление. В соответствии с ч. 1 ст. 79 УК РФ основанием условно-досрочного освобождения является вывод суда о том, что для своего исправления лицо более не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. При этом лицо подлежит условно-досрочному освобождению (до изменений и дополнений в УК России от 8 декабря 2004 г. в старой редакции ст. 79 УК было закреплено, что лицо "может быть условно-досрочно освобождено"). Отсюда следует, что законодатель обязывает суд освободить осужденного, если он для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания и не требует для условно-досрочного освобождения полного исправления осужденного. На наш взгляд, содержание статьи свидетельствует о том, что процесс исправления достиг такой своей стадии, когда для его завершения на осужденного может быть прекращено воздействие основных средств исправления, свойственных уголовному наказанию, и достаточно лишь осуществления контроля со стороны уполномоченного государственного органа. Другими словами, условно-досрочному освобождению предшествует убежденность суда в том, что осужденный достиг определенной степени исправления (назовем ее высшей, приемлемой, но полного "фактического" исправления не наступило). Иначе следовало бы предусмотреть в законодательстве возможность применения безусловного досрочного освобождения именно как результата достижения цели наказания.

Указанная законодательная формулировка может создавать трудности для правоприменительной и судебной деятельности. Данная норма вступает в противоречие с нормой, содержащейся в ч. 3 ст. 73 УК РФ 1996 г. (обязанности, возлагаемые на условно осужденных), которая требует, чтобы условно-досрочно освобожденный своим поведением также доказал свое исправление.

Для осужденного, отбывающего пожизненное лишение свободы, материальный критерий выражается в признании судом того, что данное лицо не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания. О каком-либо исправлении для досрочного освобождения пожизненно осужденных в законе не упоминается.

Другим важным фактором применения условно-досрочного освобождения от наказания являются формальные основания. В законе закреплено одно формальное основание - отбытие определенной части срока, размер которой зависит от категории (т.е. от степени тяжести) преступления, за которое лицо отбывает наказание. Ранее, в первой редакции Уголовно-исполнительного кодекса России, было закреплено еще одно формальное основание для осужденных к лишению свободы - это пребывание осужденного в облегченных условиях отбывания наказания. Сейчас закон этого не требует[29] .

Кроме того, в марте 2001 г. значительно сокращены сроки наказания, которые необходимо отбыть осужденному для возможного условно-досрочного освобождения. Из содержания ст. 15 и ч. 3 ст. 79 УК РФ следует, что формальное основание применения условно-досрочного освобождения, связанное с частью срока наказания, может быть применено только после фактического отбытия осужденным:

не менее одной трети (половины срока до 2001 г.) срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести, за совершение которого максимальное наказание не превышает соответственно двух и пяти лет лишения свободы;

не менее половины (двух третей срока до 2001 г.) срока наказания, назначенного за тяжкое преступление, за совершение которого максимальное наказание не превышает десяти лет лишения свободы;

не менее двух третей (трех четвертей срока до 2001 г.) срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, за совершение которого предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание;

трех четвертей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным ч. 7 ст. 79 УК РФ.

Фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев или 25 лет лишения свободы в отношении лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы.

Указанные в законе части срока наказания, обязательные к отбытию для представления к условно-досрочному освобождению, являются минимальными. Однако на практике необходимый уровень исправления констатируется далеко не всегда к моменту фактического истечения минимального срока.

Фактический отбытый срок для условно-досрочного освобождения взрослых преступников и несовершеннолетних имеет некоторые отличия. Так, согласно ст. 93 УК условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено к лицам, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте, только осужденным к лишению свободы, после фактического отбытия: не менее одной трети срока наказания, назначенного судом за преступление небольшой или средней тяжести либо за тяжкое преступление; не менее двух третей срока наказания, назначенного судом за особо тяжкое преступление. До декабря 2003 г. для несовершеннолетних, отбывающих наказание за совершение тяжких преступлений, срок ограничивался половиной срока.

Таким образом, для условно-досрочного освобождения по новой редакции ч. 3 ст. 79 УК РФ не требуется "предшествия" длительного исправительного процесса. Исправление осужденного должно быть установлено в кратчайшие сроки, что подтверждается закреплением в ч. 3 ст. 79 УК РФ минимальных фактических сроков наказания. Этот процесс в зависимости от тяжести совершенного преступления может быть либо сопряжен с прогрессивной системой исполнения наказания, либо нет.

Если речь идет об осужденных за преступления средней тяжести, тяжких, особо тяжких, отбывающих наказание в исправительных колониях соответственно общего, строгого и особого режимов, для рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении необходимо, как правило, их нахождение в определенных условиях отбывания наказания при наличии установленного законом фактического срока отбытого наказания. Иными словами, осужденный в данных учреждениях, выражая стремление к своему скорейшему освобождению, должен "пройти все необходимые" ступени.

Понятие условий при условно-досрочном освобождении в отличие от его оснований связывается с поведением лица после освобождения. Условия освобождения - это установленные законом требования, предъявляемые к поведению освобожденного в период неотбытой части наказания. Они выступают в качестве правового средства испытания освобожденного и закрепления результатов исправления лица в период отбытия им наказания, а также предупреждения совершения новых преступлений после освобождения.

Суд, применяя условно-досрочное освобождение, может возложить на лицо те же обязанности, что и при назначении условного осуждения (в ч. 2 ст. 79 УК РФ дается отсылка к ч. 5 ст. 73 УК РФ, регламентирующей условное осуждение): не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, осуществлять материальную поддержку семьи и другие обязанности, способствующие, по мнению суда, его исправлению.

Закон предусматривает контроль за поведением лица, освобожденного досрочно, в том числе и за выполнением возложенных на него судом обязанностей. Контроль возлагается на уполномоченный специализированный государственный орган, а в отношении военнослужащих - на командование воинских частей и учреждений.

Данный вид освобождения от наказания называется условным, так как дальнейшая судьба лица ставится в зависимость от его поведения после досрочного освобождения от наказания. Это недвусмысленно установлено в ч. 7 ст. 79 УК РФ, согласно которой условно-досрочное освобождение может быть отменено в случае совершения освобожденным в течение неотбытой части срока нового умышленного или неосторожного преступления, а также при злостном уклонении от выполнения обязанностей, возложенных на него судом при досрочном освобождении, либо в случае нарушения общественного порядка, за которое на него наложено административное взыскание.

Остановимся на порядке условно-досрочного освобождения. Регламентация данного порядка обновилась. Статья 175 Уголовно-исполнительного кодекса России детально регулирует порядок обращения с ходатайством об освобождении от отбывания наказания и представления о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Рассмотрим в этой связи порядок представления к условно-досрочному освобождению.

Осужденный, к которому может быть применено условно-досрочное освобождение, а также его адвокат (законный представитель) вправе обратиться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. В ходатайстве должны содержаться сведения, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, поскольку в период отбывания наказания он частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, раскаялся в совершенном деянии, а также могут содержаться иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного.

Ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденный подает через администрацию учреждения или органа, исполняющего наказание. Заметим, что до изменений в УИК от осужденного такого ходатайства не требовалось. Администрация выносила в установленный срок соответствующее представление в суд на основании поведения осужденного. Сейчас все зависит от самого осужденного, от его желания подавать ходатайство. Если осужденный не хочет подавать ходатайство, это его право. Никто не вправе заставить осужденного выйти на свободу ранее установленного приговором суда срока.

Администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, не позднее чем через 10 дней после подачи ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания направляет в суд указанное ходатайство вместе с характеристикой на осужденного. В характеристике должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении осужденного к совершенному деянию, а также заключение администрации о целесообразности условно-досрочного освобождения.

К сожалению, законодатель не определил критерии оценки поведения осужденного, его отношения к труду и т.п. Какое должно быть поведение? В чем должно быть выражено отношение к труду: в перевыполнении норм выработки или соблюдении трудовой дисциплины? Данная ситуация опять же предусматривает некую расплывчатость и неопределенность.

Часть 10 ст. 175 УИК РФ предусматривает случаи принятия судом отрицательного решения по конкретному осужденному (отказа суда в условно-досрочном освобождении от отбывания). При этом повторное внесение в суд соответствующего ходатайства или представления может иметь место не ранее, чем по истечении шести месяцев со дня вынесения постановления суда об отказе. Отказ суда в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания не препятствует внесению в суд представления о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Условно-досрочно освобожденные, если они были направлены в исправительные учреждения в случаях, предусмотренных законом (нарушений условий освобождения), могут вновь обращаться с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания либо быть представлены к замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания не ранее, чем по истечении одного года со дня вынесения определения об отмене условно-досрочного освобождения либо о замене более мягкого вида наказания лишением свободы.

Анализ практики условно-досрочного освобождения из исправительных учреждений позволяет сделать некоторые выводы о путях устранения причин совершения повторных преступлений лицами, освобожденными условно-досрочно.

Устранение этих причин должно идти по трем направлениям:

1) ликвидации ошибок, допускаемых исправительными учреждениями при представлении к условно-досрочному освобождению;

2) некоторого изменения практики условно-досрочного освобождения;

3) совершенствования законодательства об условно-досрочном освобождении.

Необходимо принять комплекс мер по надзору за лицами, которые условно и условно досрочно освобождены.

Наиболее настораживающим моментом в процессе роста применения УДО является то обстоятельство, что не на кого не возложена ответственность за надзор за условно-досрочно освобожденными. До 1997 г. существовало специальное подразделение милиции, которое несло ответственность за наблюдение и надзор за условно-досрочно освобожденными (участковые инспекторы). В 1997 г. после внесения соответствующих изменений в законодательство милиция была освобождена от такой ответственности. Из надзорных обязанностей милиции было исключен надзор за условно-досрочно освободившимися, и, как обычно это происходит, больше ничего не пояснялось. До сих пор у нас нет никаких данных о том, кто же осуществляет надзор за этими лицами. Было бы логично, если бы они осуществляли надзор за условно-досрочно освобожденными. Тем не менее, в настоящее время с юридической стороны они за это не ответственны.

Более того, весьма маловероятно, что инспекции смогли бы обеспечить надзор за условно-досрочными освобожденными на должном уровне, даже если бы это им предписывалось законом. К сожалению уголовно-исполнительные инспекции испытывают трудности с финансированием и кадрами. В инспекциях работает примерно 4000 человек, общая же загруженность инспекций делами превышает миллион. Очевидно, что большую часть рабочего времени уголовно-исполнительных инспекций занимает рутинная канцелярская работа, например проверка состояния банковских счетов и отслеживание местонахождения граждан, приговоренных к штрафу или к исправительным работам. Но около половины рабочего времени уголовно-исполнительных инспекций уходит на надзор за лицами, отбывающими наказание условно, что представляет собой весьма нелегкую задачу. Совершенно не понятно, каким образом инспекции бы справились с все возрастающим количеством условно-досрочно освобожденных.

В такой непростой ситуации можно было бы ожидать высокого количества нарушений после применения УДО, в частности, большого числа преступлений, совершенных условно-досрочно освобожденными, равно как и высокого количества фактов несоблюдения обязанностей, налагаемых судом при применении УДО. К сожалению, общедоступной информации по этим вопросам крайне мало.

В то же время, необходима и социальная адаптация освобождаемых из мест заключения, поскольку 67% из тех, кто условно и условно досрочно освобождены, не имеют постоянного заработка и места работы.

Это одна из причин, которая способствует совершению преступлений повторно. И здесь надо поддержать предложения о создании Закона о социальной адаптации лиц, которые оказались в сложной ситуации.

Таким образом, необходим не только контроль, но и помощь.

Одной из новаций уголовного и уголовно-исполнительного законодательства является представление лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, к условно-досрочному освобождению.

Как отмечается в ч. 5 ст. 79 УК РФ, условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания пожизненного лишения свободы применяется лишь при отсутствии у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих трех лет. Лицо, совершившее в период отбывания пожизненного лишения свободы новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит.

Закон не обходит вниманием и случаи отказа суда в условно-досрочном освобождении, когда повторное внесение представления (в отличие от представляемых осужденных к лишению свободы на определенный срок) может иметь место не ранее, чем по истечении трех лет со дня принятия судом решения об отказе (ч. 10 ст. 175 УИК).

На практике просматривается ситуация, когда у осужденного, отбывающего наказание в виде пожизненного лишения свободы, на основании закона предусмотрена единственная перспектива досрочного освобождения - условно-досрочное освобождение. При этом замена этого наказания более мягким либо другими видами освобождения, кроме освобождения от наказания в связи с болезнью, для изучаемой категории лиц законом не предусмотрена. Такая позиция основана на том, что длительность лишения свободы у осужденного в зависимости от его возраста в самом начале отбытия наказания существенно влияет на его дальнейшее поведение.

Из содержания ст. 127 УИК РФ следует, что по прибытии в соответствующую исправительную колонию особого режима осужденный помещается в строгие условия отбывания наказания. Перевод из строгих условий в обычные условия производится по отбытии не менее 10 лет в строгих условиях при отсутствии взысканий за нарушения установленного порядка отбывания наказания. По отбытии не менее 10 лет в обычных условиях при отсутствии взысканий за нарушения режима и добросовестном отношении к труду осужденный может быть переведен в облегченные условия.

Очевидно, что при отсутствии материального основания в законе не предусматривается стимул осужденного - добиться положительных результатов, предусмотренных ч. 1 ст. 9 УИК. Что же касается администрации исправительного учреждения и суда, то можно сказать, что настоящим органам нет необходимости их оценивать. Иными словами, достижения цели наказания - исправления осужденного - здесь нет.

Единственным основанием применения рассматриваемого вида освобождения является фактическое отбытие осужденным не менее двадцати пяти лет лишения свободы (ч. 5 ст. 79 УК).

Формулировка законодателя "может быть освобождено через двадцать пять лет" может означать также и "может быть не освобождено". Такая постановка вопроса конечно же "отодвинет" осужденного на более продолжительный фактический срок или повлияет на его перспективу освобождения вообще. При этом следует учесть возраст осужденного. Если у него возраст колеблется в начале наказания от 20 до 35 лет, то положительная направленность в дальнейшем должна быть доминирующей. Возможность освобождения от отбывания наказания наступит до наступления 50-летнего возраста. Сложнее обстоит вопрос с теми, у кого начало срока выпало на возраст от 40 лет и старше (к мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора 65-летнего возраста, пожизненное лишение свободы не применяется).

Итак, очевидна ситуация, когда осужденные за совершение аналогичных преступлений, имеющие различный возраст, могут быть поставлены на основании закона в различные "стартовые позиции" для применения к ним условно-досрочного освобождения.

На данном примере видно, что существенно нарушаются права в зависимости от возраста осужденного. Чем старше осужденный, тем для государства он становится безнадежнее, даже при положительной характеристике во время отбывания наказания. Естественно, никакого интереса для своего скорейшего освобождения от наказания у таких осужденных нет. Такие осужденные могут стать опасной категорией для работников ИУ, которой необходимо уделять пристальное внимание и проводить необходимую работу по предупреждению с их стороны различных правонарушений и преступлений.

Кроме того, следует обратить внимание на то, что в российском законодательстве существуют два вида пожизненного лишения свободы, различающиеся между собой основаниями назначения, имеющие аналогичную зависимость. Основа такой постановки заключается в том, что суд по российскому уголовному праву и уголовному процессу имеет полномочия назначать все имеющиеся наказания и освобождать от них. Президент наказание назначить не может, а вправе только помиловать либо заменить один вид наказания другим, как это имеет место в нашем случае, либо вовсе освободить от наказания.

В результате налицо две совершенно разные категории осужденных к пожизненному лишению свободы, которым фактически отбытый срок должен назначаться в зависимости от вышеназванных критериев.

1. Осужденные, которым пожизненное лишение свободы назначено по приговору суда.

2. Осужденные к смертной казни, которые были помилованы к пожизненному лишению свободы.

Пожизненное лишение свободы, назначенное на основании того или иного субъекта, имеющего законные полномочия (суд или Президент РФ), отбывается тем или иным осужденным одинаково. Порядок представления к условно-досрочному освобождению тоже одинаков.

Итак, те осужденные, которые были приговорены к смертной казни и были помилованы, вероятно, отличаются от тех, которым приговором суда назначено пожизненное лишение свободы. Порядок отбывания наказания для перечисленных категорий осужденных может быть одинаков, но срок, который необходимо отбыть для условно-досрочного освобождения, на наш взгляд, может быть разным.

Таким образом, необходимо признать отсутствие отечественного опыта по данной проблеме и обратить внимание на опыт других государств, например таких, как Англия[30] .

Уместно вспомнить законодательную практику порядка условно-досрочного освобождения в Российской империи, когда вопрос о применении условно-досрочного освобождения к заключенному вносился начальником места заключения на обсуждение Особого Совещания, под председательством одного из местных мировых судей, назначаемого съездом мировых судей или окружным судом, по принадлежности. Особое Совещание было образовано из лица прокурорского надзора, губернского тюремного инспектора или его помощника, полицеймейстера или уездного исправника или лица, занимающего соответствующую должность или их помощника, начальника места заключения или его помощника, двух директоров или директрис местных комитета или отделения общества, попечительного о тюрьмах, или обществ патроната и т.д.[31]

Вопрос о предоставлении условно-досрочного освобождения разрешался Особым Совещанием по большинству голосов. Постановление Особого Совещания и дело об условном досрочном освобождении рассматривалось окружным судом. При положительном решении вопроса данный документ утверждался и обращался к исполнителю.

Опираясь, таким образом, на отечественный и зарубежный опыт, полагаем, что в России должен быть создан независимый орган по типу российского Особого Совещания и английского Совета по условно-досрочному освобождению. Такая точка зрения связана с тем, что в соответствии с Конституцией РФ (ч. 2 ст. 20) обвиняемый к смертной казни имеет право на рассмотрение его дела с участием присяжных заседателей. Из этого следует отсутствие логики - назначает наказание суд присяжных, а освобождает от наказания народный суд по месту нахождения ИУ. Эту практику следует исключить и рассмотрение вопросов такого освобождения возложить на независимый постоянно действующий орган и назвать его "Комиссия по Условно-досрочному освобождению". Комиссия будет промежуточным звеном между администрацией ИУ и судом высшей инстанции (областным, краевым или республиканским судом).

Мы остановились на некоторых проблемах условно-досрочного освобождения, которые связаны с нормативным закреплением данного института. При этом нельзя не учитывать вопросов, которые связаны с поддержкой осужденного нормализовать свою жизнь в условиях свободы - созданием предпосылок для успешной социальной адаптации и возбуждением стимулов правопослушного поведения.

Известно, что целями наказания являются исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений (ст. 1 УИК РФ). Для их достижения закон предусматривает целый комплекс мер, направленных на стимулирование правопослушного поведения осужденных, закрепление в их сознании психологической установки на недопустимость нарушений требований законов.

Среди таких мер наиболее действенными являются меры взыскания и поощрения, поскольку они напрямую демонстрируют осужденным негативные или позитивные последствия для последних в зависимости от их поведения.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания всегда рассматривалось в качестве поощрения, применяемого к лицам, не только соблюдающим установленные в исправительных учреждениях правила поведения, но и активно проявляющим свое стремление трудиться, повысить свой образовательный уровень, компенсировать вред, причиненный преступлением, и т.д.

В отношении таких осужденных закон обязывал администрацию исправительного учреждения по отбытии ими определенной части срока наказания рассмотреть вопрос об условно-досрочном освобождении.

Соответственно осужденные были заинтересованы в том, чтобы в период отбывания наказания зарекомендовать себя с положительной стороны с тем, чтобы администрация исправительного учреждения вошла в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении.

Изменения, внесенные в УИК РФ 8 декабря 2003 г., предоставили право осужденному самостоятельно обращаться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении. Тем самым фактически администрация исправительного учреждения лишена возможности стимулировать правопослушное поведение осужденного перспективой условно-досрочного освобождения. Другими словами, у нее изъят один из наиболее действенных инструментов воспитательного воздействия на осужденных.

Прокуроры, осуществляющие надзор за законностью - исполнения уголовных наказаний, отмечают, что в настоящее время осужденные зачастую воспринимают условно-досрочное освобождение не как закономерный результат их исправления, а как обязанность государства освободить их от наказания раньше, чем это указано в приговоре суда.

Иногда вызывает сомнение и обоснованность мер поощрения некоторых осужденных, так как их порой применяют с явными перегибами: чуть ли не каждую неделю, особенно перед УДО, торопясь досрочно снять взыскания (показал себя на спортивных состязаниях - получил поощрение, подмел плац - еще одно и т.п.). Фактов формализма, безответственности при составлении характеристик на осужденных предостаточно. Постановлением Новочебоксарского городского суда применено УДО в отношении Р., осужденного по ч. 2 ст. 167 УК на 3 года лишения свободы. В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об отмене решения суда по следующим мотивам. Вопреки требованиям ст. 175 УИК РФ суд не учел отсутствие данных, свидетельствующих об исправлении осужденного: о частичном или полном возмещении причиненного ущерба, раскаянии в совершенном деянии. На основании исполнительного листа Р. обязан выплатить потерпевшему свыше 70 тыс. руб. в возмещение стоимости домовладения, которое он умышленно сжег из мести за то, что к потерпевшему ушла его сожительница. Р. даже не приступил к исполнению решения суда. Кроме того, он был 6 раз судим за умышленные преступления, признавался особо опасным рецидивистом. И хотя ряд судимостей формально погашен, тем не менее объективно они негативно его характеризуют, свидетельствуют о его стойком неуважении к обществу и правопорядку, наглядно создают отрицательный психологический портрет. Администрация колонии формально подошла к вопросу и поддержала ходатайство об УДО, мотивировав это тем, что Р. в течение двух лет режим не нарушал, имеет два поощрения.

Кассационная инстанция решение суда все же оставила без изменения, указав, что законных препятствий для УДО нет.

Тем же Новочебоксарским горсудом осужденному А. отказано в УДО по тем мотивам, что он осужден за особо тяжкое преступление против личности, большую часть срока наказания нарушал режим, за что получил 10 дисциплинарных взысканий, которые погашены лишь в период, предшествующий рассмотрению дела об УДО. Однако президиум Верховного суда республики не согласился с таким решением, указав, что взыскания погашены, и направил дело на новое рассмотрение.

Все же думается, что УДО - право, а не обязанность суда, и применять такое поощрение следует только к достойным снисхождения.

Следует отметить, что ныне действующая процедура обращения осужденного в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении расходится с п. 17 Рекомендаций Комитета Министров государствам - членам Совета Европы об условном освобождении, согласно которому не сам осужденный, а именно компетентный орган (в Российской Федерации - администрация исправительного учреждения) должен инициировать эту процедуру.

В этих условиях прокуроры в целях обеспечения исполнения требований закона (ст. 79 УК РФ) о том, что досрочно может быть освобождено только лицо, которое не нуждается в полном отбывании наказания, назначенного судом, активно участвуют в судебных заседаниях по рассмотрению этого вопроса.

Однако в полной мере результатами этой работы мы не можем быть довольны, поскольку объективный показатель - рецидив преступлений со стороны освобожденных условно-досрочно (29,9%) не на много ниже, чем у осужденных, отбывших полностью назначенное им наказание (37,3%).

Видимо, нельзя говорить о завершении законодательного формирования института условно-досрочного освобождения еще и в связи с его применением к осужденным пожизненно. Проблема заключается в том, что в случае условно-досрочного освобождения этой категории осужденных за ними до конца жизни сохраняется реальная угроза вернуться к пожизненному лишению свободы. Это связано с тем, что если осужденный с определенным сроком лишения свободы освобождается условно-досрочно и совершает какое-либо правонарушение в период неотбытой части наказания, он может быть возвращен судом на этот же период в места лишения свободы (ч. 7 ст. 79 УК РФ). Но если этот осужденный в период неотбытой части наказания не совершает правонарушений, то эта часть наказания погашается.

У лиц же, осужденных к пожизненному лишению свободы, неотбытая часть наказания - фактически это время до их смерти, поэтому они будут жить под угрозой возобновления исполнения наказания в виде пожизненного лишения свободы.

С точки зрения принципов справедливости (ст. 6 УК РФ) и рационального применения мер принуждения (ст. 8 УИК РФ) подобное положение видится неприемлемым. Контроль за поведением условно-досрочно освобожденного со стороны компетентных государственных органов и негативные последствия в случае возможных правонарушений с его стороны должны иметь место в течение конкретно определенного срока. В противном случае такое освобождение является пожизненной (до первого правонарушения) отсрочкой исполнения пожизненного лишения свободы.

Нам видится, что таким сроком для осужденных данной категории может быть определенный законом срок погашения судимости за совершение преступлений, относящихся к категории особо тяжких, то есть 8 лет после освобождения.

Практика показывает, что многие осужденные, отбывающие наказание в ИК общего и строгого режимов, не соглашаются на перевод в колонию-поселение в порядке ст. 78 УИК. Это в значительной мере объясняется их нежеланием трудиться и отсутствием навыков к труду. В ИК общего и строгого режимов, в отличие от колоний-поселений, многие осужденные не обеспечиваются оплачиваемой работой, поэтому администрация ИУ в первую очередь трудоустраивает желающих и умеющих работать. Для осужденных за особо тяжкие преступления сроки в смысле возможности УДО и перевода в колонию-поселение совпадают, поэтому они стремятся именно к УДО (пусть даже с нескольких попыток) и не желают переводиться в колонию-поселение, где надо зарабатывать на жизнь и к тому же привыкать к новым сотрудникам ИУ. Безусловно, институт УДО необходим. Да, надо освобождать досрочно тех, для кого тюрьма не является "домом родным", кто совершил преступление в силу случайного стечения обстоятельств. Но когда речь идет о тех, чья биография - сплошной срок наказаний, прерываемый лишь на короткое время, необходимы взвешенность и индивидуальный подход, всестороннее изучение личности.

Давно назрела необходимость в даче Пленумом Верховного Суда РФ руководящих разъяснений по вопросам УДО, так как упомянутое Постановление 1971 г. в известной мере устарело, некоторые суды неохотно ему следуют. А судебную практику единообразной, выверенной назвать нельзя.

Представляется, что эти и некоторые другие проблемы законодательного урегулирования института условно-досрочного освобождения должны еще стать предметом глубокой и всесторонней проработки в целях получения оптимального решения как с точки зрения прав и законных интересов осужденных, так и интересов общества и государства.

2.4 Помилование как мера поощрения осужденных

Анализируя сложившуюся в дореволюционной России практику применения помилования, Э.Я. Немировский писал, что она "может выражаться в форме: 1) отмены, или изменения, или замены наказания, вынесенного приговором одному подсудимому, причем изменение и замена состоят в смягчении наказания; а кроме отмены возможно и восстановление в правах; 2) устранения уголовного преследования или прекращения уже возникшего преследования, так называемой аболиции; 3) в форме прощения или смягчения наказания или аболиции в отношении всех осужденных или обвиняемых в определенных преступлениях, - амнистии"[32] . Таким образом, помилование в прошлом рассматривалось как видовое понятие, в которое входили собственно помилование и амнистия. Их объединяло частичное или полное "прощение" лица, совершившего преступление.

В дальнейшем термин "помилование" стал применяться только к случаям освобождения от отбывания наказания, его смягчения или замены другим, более мягким наказанием в процессе его исполнения и снятия судимости к конкретным лицам.

Юристы по-разному определяют правовую природу помилования. Э. Лист считал помилование уголовно-правовой категорией[33] . Этот вывод до сих пор поддерживают многие правоведы[34] . Распространенным является мнение о комплексном характере юридической природы помилования. Так, В.Е. Квашис полагает, что оно относится к уголовному и государственному праву[35] . По мнению же С.И. Никулина, помилование регламентируется уголовным, уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным правом[36] .

Отнесение помилования к уголовному праву необоснованно. Статья 85 УК РФ фактически не входит в систему ни Общей, ни Особенной частей Кодекса. Применение помилования не сопряжено со ссылками на ст.85 УК РФ. (Отметим, кстати, что в предшествующих ныне действующему УК РФ Уголовных кодексах РСФСР (а также иных республик бывшего СССР) норм о помиловании не было, однако этот институт существовал и успешно функционировал.) Помилование осуществляется также вне рамок УПК РФ.

Реализуется помилование во внесудебном порядке.

В части 2 ст.175 УИК РФ подчеркнуто, что "помилование осуществляется в порядке, определенном законодательством Российской Федерации". Следовательно, о регламентации каких-либо аспектов применения помилования в УИК РФ не может быть и речи.

Конституцией РФ (п."о" ст.71) определено, что в ведении Российской Федерации находится уголовное, уголовно-исполнительное и уголовно-процессуальное законодательство. Если бы помилование входило в уголовное, уголовно-исполнительное или уголовно-процессуальное законодательство, то в специальном отдельном упоминании о нем в Конституции РФ не было бы необходимости. Однако в анализируемой норме особо указано, что в ведении Российской Федерации находится применение амнистий и помилования, что убедительно свидетельствует об их автономности.

В.К. Дуюнов исходит из того, что проблема помилования носит межотраслевой характер, имеет как конституционно-правовой, так и уголовно-правовой аспекты[37] . Оригинальную позицию по рассматриваемому вопросу занял бывший председатель общественной комиссии по помилованию при Президенте РФ А. Приставкин. Он полагает, что помилование - "акт не юридический. Помилование - это категория милосердия"[38] . Странное утверждение. Выходит, что помилование осуществляется вне правового поля?!

Верным представляется вывод Н.Д. Сергиевского и Н.Д. Дурманова, которые отнесли помилование к государственному праву. Н.Д. Дурманов впервые отметил, что помилование не имеет нормативного характера, а является актом применения права в конкретном случае[39] .

Акт помилования обладает индивидуальным характером, так как в отличие от амнистии применяется к конкретному лицу или конкретным лицам. Он служит юридическим основанием для освобождения осужденного от отбывания наказания, замены наказания другим, более мягким и т.д.

В юридической литературе встречается мнение о том, что помилование конкурирует с установленными в УК РФ видами освобождения от наказания (условным осуждением, условно-досрочным освобождением от наказания и т.д.)[40] . Это суждение спорно. Конкуренция возможна, как представляется, между различными нормами одной и той же системы, предусмотренной УК РФ. Различная юридическая природа помилования и норм УК РФ; отличающиеся условия, положенные в основу применения освобождения от наказания в соответствии с УК РФ и указами Президента РФ о помиловании; неодинаковая процедура реализации помилования и иных видов освобождения от наказания - все это исключает возможность конкуренции между помилованием и освобождением от наказания по УК РФ.

Необходимо подчеркнуть, что помилование нельзя понимать как ревизию, пересмотр приговора. Поэтому встречавшиеся ранее в представлявшихся Президенту РФ просьбах о помиловании ссылки на "чрезмерно строгое наказание осужденного" неправомерны.

С.И. Никулин полагает, что помилование аннулирует юридические последствия совершенного преступления[41] , но этот вывод ошибочен. Помилование в лучшем случае может освободить осужденного от неотбытой части срока наказания и снять при этом судимость. Но осуществление этого акта возможно лишь после отбытия осужденным какой-то части наказания как юридического последствия совершенного преступления, и аннулировать его помилованием, т.е. признать не существовавшим, невозможно. Тем более невозможно отменить юридические последствия осуждения, например, при замене вследствие помилования неотбытой части срока другим, более мягким наказанием или при сокращении срока отбываемого осужденным наказания.

Некоторые ученые полагают, что помилование лежит вне сферы достижения целей наказания. Это неверно. Не в полной мере, но частично достижение этих целей учитывается при применении помилования. Во-первых, оно возможно, как отмечалось, по отбытии осужденным какой-то части срока наказания, в течение которого преследовалось достижение целей восстановления социальной справедливости, исправления осужденного, частной и общей превенции. А наказание обладает карательным содержанием. Во-вторых, помилование не применяется к злостным нарушителям порядка и условий исполнения наказания. В-третьих, оно не может быть обращено на тех осужденных, в отношении которых есть основания полагать, что вследствие своего негативного отношения к уголовно-правовым запретам они не оправдают доверия.

Правом помилования обладают, как правило, главы государств: монархи, президенты, премьеры. Встречаются и другие варианты. Так, в Японии, согласно конституции страны, вопрос о помиловании решает кабинет министров с последующим утверждением императором. В Португалии ходатайства о помиловании, перед тем как попасть к президенту страны, рассматриваются специальной комиссией, в которую входят представители министерства юстиции, прокуратуры и суда. Министр юстиции в конце года лично представляет президенту ходатайства о помиловании тех осужденных, которые, по мнению комиссии, того заслуживают. Процедура помилования осужденных в Португалии, предусматривающая осуществление данного акта всего один раз в год, очевидно, исключает оперативное, определяемое исключительными обстоятельствами применение помилования к осужденным.

Ходатайства о помиловании во Франции осужденные направляют президенту или министру юстиции. Эти ходатайства поступают в Бюро по помилованию и исполнению наказаний, откуда их направляют прокурорам судебных округов, которые, исходя из результатов специальных расследований, определяют, целесообразно ли применение помилования к осужденному. Затем это ходатайство и прилагаемые к нему материалы направляются в министерство юстиции, где в случае положительного решения готовится проект декрета о помиловании. Он направляется в Генеральный секретариат администрации президента. Декрет о помиловании осужденного подписывается президентом, премьер-министром и министром юстиции. Процедура, действующая во Франции, сложна, но, как правило, она обеспечивает объективность, обоснованность реализации помилования осужденных.

В США помилование осуществляется президентом страны и губернаторами 50 штатов.

В ФРГ правом помилования лиц, осужденных верховными судами земель по делам, связанным с защитой государственных интересов, при поддержке обвинения генеральным прокурором страны, наделяется федеральный президент. В землях ФРГ право помилования предоставлено министрам юстиции этих земель, но они обладают возможностью передать указанное право органам исполнительной власти земель.

Порядок применения помилования осужденных в США и ФРГ гибок, его осуществление приближено к регионам страны, главы государств не перегружены рассмотрением многочисленных ходатайств о помиловании лиц, отбывающих наказание. Со временем - при укреплении в России правопорядка и усилении демократических начал, когда будут решены проблемы взаимодействия центра и регионов, - полагаем, было бы целесообразно воспринять принцип рассредоточения применения помилования осужденных в Российской Федерации по примеру США и ФРГ.

В соответствии со ст.14 Конституции СССР 1936 г. правом помилования был наделен Президиум Верховного Совета СССР. Такое право было дано и Президиумам Верховных Советов Союзных республик (ст.60).

Как определено в п."в" ст.89 Конституции РФ, в настоящее время правом помилования осужденных наделен Президент РФ как высшее должностное лицо в стране. Президент РФ в соответствии с ч.2 ст.80 Конституции РФ является гарантом прав и свобод человека и гражданина. Применяя помилование, он исходит из веры в добро и справедливость, уверенности в том, что проявленное им милосердие будет оценено осужденным и верно понято общественным мнением.

До издания Указа Президента РФ от 28 декабря 2001 г. № 1500 "О комиссиях по вопросам помилования на территориях субъектов Российской Федерации" и утвержденного данным Указом положения "О порядке рассмотрения ходатайств о помиловании в Российской Федерации" (далее - Положение) существовали следующие основные правила реализации этого института. С ходатайствами о помиловании к Президенту РФ имели право обращаться осужденные, их родные, близкие, администрация учреждений, предприятий, общественные организации и т.д. Если осужденный отбывал лишение свободы, то рассмотрение ходатайства могло возбуждаться и администрацией места лишения свободы. Нередко к Президенту РФ с ходатайствами о помиловании одного и того же осужденного обращалось несколько лиц, учреждений и общественных организаций. Возможность подачи ходатайства о помиловании не только осужденным, но и иными лицами фактически снимала с него обязанность оправдать оказанное ему доверие надлежащим поведением.

Описанный порядок подачи ходатайств неопределенно широким кругом лиц противоречил ч.3 ст.50 Конституции РФ, в которой соответствующее право предоставлено только самому осужденному. Поэтому в ст.1 Положения право возбуждать ходатайство о помиловании предоставлено только осужденным.

Итак, помилование ориентировано на смягчение наказания осужденному или снятие с него судимости, а не на освобождение от уголовной ответственности. Помиловать можно лишь лицо, признанное судом виновным в совершении преступления и осужденное за это.

В большинстве стран мира ходатайство о помиловании также подается только осужденным (США, ФРГ и др.). В некоторых же государствах, напротив, круг лиц, имеющих право ходатайствовать о помиловании, весьма широк. В частности, во Франции указанным правом обладают как осужденные, так и иные лица, заинтересованные в их судьбе: исполнительный судья, начальник места лишения свободы и прокурор, курирующий исполнение наказания. Представляется, что такое обезличивание субъектов инициирования помилования едва ли целесообразно. Во всяком случае, в России оно себя не оправдало.

Ходатайства о помиловании осужденных до 2002 г. поступали в Управление по делам о помиловании при Президенте РФ, которое готовило необходимую документацию для решения вопроса по существу. Эти материалы направлялись в Комиссию по вопросам помилования (общественное формирование) при Президенте РФ, которая предлагала то или иное решение вопроса о помиловании. Данная рекомендация не имела обязательной силы для Президента РФ.

Таким образом, до 2002 г. в нашей огромной стране функционировала только одна упомянутая Комиссия по помилованию при Президенте РФ. О том, насколько она была перегружена делами, дает представление следующий факт: как показали исследования, с ходатайствами о помиловании к Президенту РФ обращаются 87,2% осужденных к лишению свободы[42] . Неизбежным следствием непосильной работы были отдельные ошибочные рекомендации Комиссии. А ведь необоснованные акты помилования расцениваются населением страны как проявление Президентом РФ произвола, несправедливости. Особенно болезненно воспринимаются они в местах лишения свободы, в которых отбывали наказание помилованные. Многие осужденные сделали вывод о том, что администрация места лишения свободы была подкуплена. Нетрудно представить, как отнеслись осужденные одной из исправительных колоний Смоленской области к действиям руководства колонии, возбудившего ходатайство о помиловании осужденного, имевшего 40 дисциплинарных взысканий (2001 г.).

С принятием 28 декабря 2001 г. Указа Президента РФ "О комиссиях по вопросам помилования на территориях субъектов Российской Федерации" и "Положения о порядке рассмотрения ходатайств о помиловании в Российской Федерации" применение этого института было упорядочено.

Прежде всего, вместо одной упомянутой Комиссии по помилованию при Президенте РФ аналогичные органы созданы на территории всех субъектов Российской Федерации. Эти комиссии предварительно рассматривают ходатайства о помиловании осужденных, отбывающих наказание в учреждениях уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ, находящихся на территории соответствующего субъекта федерации, а также лиц, отбывавших наказание и имеющих судимость. Комиссии готовят заключения по материалам о помиловании для дальнейшего их представления высшему должностному лицу субъекта федерации (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта федерации). В комиссию входит не менее 11 человек - граждан России, имеющих высшее образование, пользующихся уважением у граждан и имеющих безупречную репутацию. Например, в Курской области ее членами стали 15 человек, обладающих большим жизненным опытом, среди них: заместитель и помощник губернатора, заместитель начальника управления Министерства юстиции по области, директора театра и лицея, настоятель храма, председатель сельскохозяйственного кооператива, представители ветеранов войны и труда, два депутата областной Думы. Председателем избрали заместителя председателя областной Думы. Авторитетность такой комиссии несомненна. Состав ее утверждается главой субъекта федерации.

Создание комиссий по помилованию во всех субъектах Российской Федерации облегчает подготовку материалов о помиловании, обеспечивает их более высокое качество, ускоряет весь процесс.

Эти органы должны обеспечивать общественный контроль за своевременным и правильным исполнением указов Президента РФ по вопросам помилования, а также за условиями содержания осужденных в местах лишения свободы. Представляется, что последнюю функцию комиссии по помилованию вряд ли смогут выполнить. Также едва ли обоснованным является возложение на комиссии по помилованию обязанности готовить предложения по повышению эффективности деятельности органов, исполняющих уголовные наказания, и по вопросам социальной адаптации лиц, отбывших наказание. Нет ли здесь дублирования функций наблюдательных комиссий?

Как определено в ст.2 Положения, помилование в Российской Федерации применяется к лицам: а) осужденным судами Российской Федерации и отбывающим наказание на территории России; б) осужденным судами иностранных государств, отбывающим наказание на территории России в соответствии с международным договором Российской Федерации; в) отбывшим назначенное судом наказание и имеющим не снятую и не погашенную судимость.

Осужденный обращается с ходатайством о помиловании к Президенту РФ в письменной форме. Это ходатайство регистрируется администрацией учреждения или органа, исполняющего наказание. Не позднее чем через 20 дней оно направляется администрацией учреждения или органа, исполняющего наказание, в территориальный орган Министерства юстиции РФ с приложением необходимых материалов (копии приговора и решений вышестоящих судебных инстанций относительно судебного приговора; сведения о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением; биографические данные об осужденном и его семейном положении; справки о применении в прошлом к осужденному акта амнистии, помилования, условно-досрочного освобождения от наказания; характеристики поведения осужденного в процессе отбывания наказания и др.).

Если в орган или учреждение, исполняющее наказание, с поддержкой ходатайства осужденного обращаются его родные, знакомые, депутаты различных уровней, общественные, религиозные и иные формирования и лица, их заявления прилагаются к перечисленным документам.

Обращает на себя внимание то, что данный этап осуществления помилования рассчитан на деятельность учреждений и органов, исполняющих наказания в системе Министерства юстиции РФ. Вне поля зрения Положения оказалось исполнение наказаний военнослужащими. Как определено в ч.12 ст.16 УИК РФ, наказания в отношении военнослужащих исполняются следующим образом: содержание в дисциплинарной воинской части - специально предназначенными для этого дисциплинарными воинскими частями; арест - командованием гарнизонов на гауптвахтах для осужденных военнослужащих или в соответствующих отделениях гарнизонных гауптвахт; ограничение по воинской службе - командованием воинских частей, в которых проходят службу осужденные. Представляется, что норму Положения о направлении осужденными ходатайств о помиловании через администрацию учреждения или органа, исполняющего наказание, следует толковать расширительно. В этом случае такими "органами и учреждениями" для военнослужащего можно признать соответствующее командование воинской части. Отметим, что доля помилованных осужденных военнослужащих составляет 3%.

Как было сказано, администрация учреждений и органов, исполняющих наказание, должна не позднее чем через 20 дней направить необходимую документацию о ходатайстве осужденного о помиловании в территориальный орган Министерства юстиции, которому на проверку полноты и надлежащего качества таких материалов отведено 7 дней. Затем документация посылается в комиссию по помилованию субъекта федерации, где в течение 30 суток должен решиться вопрос о целесообразности поддержания ходатайства осужденного о помиловании. Комиссия направляет свое решение высшему должностному лицу субъекта федерации (президенту республики, губернатору, главе администрации и т.д.).

Комиссия и высшее должностное лицо субъекта федерации, рассматривая дело о помиловании осужденного, могут потребовать от администрации учреждений, органов государственной власти субъекта федерации и органов местного самоуправления дополнительные сведения и документы, необходимые для подготовки материалов о помиловании осужденного. Такой запрос должен быть удовлетворен не позднее чем через 10 дней.

В течение месяца со дня принятия высшим должностным лицом субъекта федерации решения о поддержке ходатайств осужденных о помиловании их список должен быть опубликован в средствах массовой информации субъекта федерации. Таким образом, процедура подготовки материалов об осужденных, к которым может быть применено помилование, становится прозрачной, подконтрольной общественному мнению.

Лицо, имеющее судимость, направляет в комиссию по помилованию субъекта федерации ходатайство, в котором просит о снятии судимости. Высшее должностное лицо субъекта федерации в течение 15 дней со дня получения заключения комиссии по вопросам помилования вносит Президенту РФ представление о целесообразности применения акта помилования в отношении осужденного или лица, отбывшего назначенное судом наказание и имеющего судимость.

Высшее должностное лицо субъекта федерации направляет ходатайства о помиловании в Управление Президента РФ по вопросам помилования, которое должно окончательно подготовить их для представления Президенту РФ в течение 14 дней. Эти документы регистрируются указанным Управлением, которое проверяет правильность их оформления. Не исключен возврат документов о помиловании осужденного в региональную комиссию по помилованию при обнаружении ненадлежащего их оформления.

Президент знакомится как с рекомендациями о применении помилования к осужденным, так и с предложениями об отказе в нем. Право принять окончательное решение принадлежит Президенту РФ.

Такова четкая, с точным распределением по времени ее осуществления, процедура решения вопроса о помиловании осужденного Президентом РФ. Она призвана обеспечить объективное применение этого института Президентом РФ в минимальные сроки с учетом общественного мнения населения страны. С началом ее применения качество подготовки ходатайств о помиловании осужденных улучшилось. Возникла возможность проведения выездных заседаний комиссий по помилованию в колониях с участием заинтересованных в помиловании осужденных. Новый порядок рассмотрения дел о помиловании осужденных повышает обоснованность, качество принимаемых комиссией решений.

Указ Президента РФ о помиловании в течение двух дней после его издания направляется главе субъекта федерации, в МВД РФ, территориальный орган юстиции, администрации учреждения, исполняющего наказание. Об отклонении Президентом РФ ходатайства о помиловании глава администрации либо по его поручению председатель комиссии информирует осужденного в письменной форме.

Повторное обращение осужденного к Президенту РФ возможно не ранее чем через год, за исключением случаев возникновения новых обстоятельств, имеющих существенное значение для применения акта помилования. В прошлом такого ограничения не существовало, поэтому Комиссия по делам о помиловании при Президенте РФ была наводнена повторяющимися ходатайствами, причем, как правило, очередное обращение не содержало какие-либо новые обстоятельства, которые могли бы повлиять на решение. Система обработки материалов о помиловании осужденных в подобных случаях работала "вхолостую".

В Положении не указаны виды (формы) применения Президентом РФ помилования осужденных. Самый распространенный на практике вид помилования - замена лишения свободы условным осуждением. Это объясняется тем, что его условия хорошо продуманы: новые преступления в течение испытательного срока совершались редко, ибо это влекло отмену помилования. Не случайно многие юристы считают такое помилование предпочтительным[43] . Однако помилование в форме замены лишения свободы условным осуждением неправомерно. Условное осуждение может осуществляться только судом. Президент РФ не вершит правосудия и поэтому не может назначать условное осуждение взамен неотбытой осужденным части срока наказания. Он не пересматривает приговор, а лишь смягчает участь осужденного. Однако то, что именуется в рассматриваемом варианте условным осуждением при помиловании, фактически является специфическим, не уголовно-правовым видом условно-досрочного освобождения осужденного от отбывания наказания. В настоящее время Управление Президента РФ по вопросам помилования считает недопустимым применение помилования в виде условного осуждения. По нашему мнению, необходимо ввести взамен него условно-досрочное освобождение от отбывания наказания в порядке помилования. Если существует помилование в виде полного освобождения осужденного от неотбытой части срока наказания, то почему невозможно помимо этого применение помилования в виде условно-досрочного освобождения от наказания? Допустим и такой вариант: снижение актом помилования срока лишения свободы в сочетании с условным освобождением от оставшейся части срока этого наказания.

При помиловании осужденного в виде частичного или полного освобождения от лишения свободы возможно и освобождение от дополнительных наказаний.

Помилование довольно широко применяется к лицам, отбывающим лишение свободы.

При помиловании лишь незначительная часть осужденных освобождается от возмещения причиненного их преступлением материального вреда. Тут необходимо иметь в виду, что ст.15 и 1064 ГК РФ закрепляют принцип полного возмещения причиненного вреда, исключения из которого в сфере внедоговорной ответственности немногочисленны.

УК РФ по сравнению с УК РСФСР значительно увеличил срок отбывания лишения свободы - до 20, 25 и 30 лет. Отказ от применения смертной казни расширил применение пожизненного лишения свободы. В связи с этим возрастает значение помилования лиц, отбывающих лишение свободы в течение продолжительных сроков или пожизненное лишение свободы. Надежда на помилование - важный стимул в стремлении осужденных к исправлению.

В УК РФ предусмотрен широкий перечень различных видов освобождения от наказания: условное осуждение (ст.73), условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст.79), замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст.80), отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст.82), освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности исполнения наказания (ст.83) и др. Отсюда следует, что помилование должно применяться в исключительных случаях к лицам, его заслуживающим, если к ним неприменимы перечисленные виды освобождения от наказания, предусмотренные УК РФ. Прав К. Мирзажанов, утверждая, что помилование должно осуществляться лишь в наиболее сложных и исключительных случаях, когда использование обычных институтов досрочного освобождения лица от отбывания наказания невозможно[44] .

Помилование осуществляется в интересах осужденного, но не во вред правам, свободам и интересам иных граждан и всего общества. До принятия анализируемого Положения отмечалась тенденция необоснованного роста применения помилования. Столь широкое применение помилования не соответствует его исключительному характеру, причем обоснованность некоторых актов помилования для нашего населения непонятна, что подрывает авторитет и Президента РФ, и правосудия. Так, Г.О. Абасов (Рязанская обл.), осужденный за растрату и вымогательство с квалифицирующими обстоятельствами к девяти годам лишения свободы, был помилован через один год, один месяц и 24 дня; М.Я. Малышев (Республика Чувашия), осужденный за квалифицированное убийство к лишению свободы на десять лет, был помилован по истечении менее двух лет[45] .

В статье 12 Положения определен ряд рекомендаций, которыми надлежит руководствоваться комиссиям при поддержании ходатайства осужденного о помиловании. В частности, определено, что должны учитываться характер и степень общественной опасности совершенного преступления; поведение осужденного во время отбытия или исполнения наказания; совершение осужденным преступлений в период назначенного судом испытательного срока условного осуждения; применение ранее в отношении осужденного акта амнистии или помилования или условно-досрочного освобождения от наказания; возмещение материального ущерба, причиненного преступлением; данные о личности осужденного (состояние здоровья, число судимостей, семейное положение, возраст и т.д.); другие обстоятельства, если комиссия найдет их существенными, имеющими значение для решения вопроса о помиловании. В приведенном перечне обстоятельств, с учетом которых комиссии должны принимать решение о поддержании ходатайства осужденного о помиловании, встречаются предписания, противоречащие некоторым рекомендациям ст.2 Положения. В силу требований этой статьи комиссиям следует, как правило, не поддерживать ходатайства осужденных о помиловании, если они несут наказание за совершение новых умышленных преступлений во время испытательного срока при условном осуждении или условно-досрочном освобождении. А статья 12 Положения, напротив, предписывает комиссиям принимать во внимание при рассмотрении ходатайств о помиловании эти обстоятельства. Следовательно, комиссии по своему усмотрению, с учетом обстоятельств дела, оценивают факт совершения осужденным нового умышленного преступления во время испытательного срока как обстоятельство, исключающее поддержку ходатайства осужденного, или не считают его таковым и поддерживают такое ходатайство.

Помилование применяется к тем осужденным, которые не имеют нарушений режима исполнения наказания, отбыли при этом более или менее значительную часть срока наказания, совершили какой-либо значимый общественно полезный поступок и т.д. В одной исправительной колонии во время весеннего паводка осужденный Г. спас не умеющего плавать заключенного С., тонувшего в реке. Администрация колонии обратилась с ходатайством о помиловании Г., отбывавшего наказание за умышленные тяжкие телесные повреждения. Это ходатайство было удовлетворено, и Г. был освобожден от отбывания оставшегося двухлетнего срока лишения свободы. В основу аута о помиловании были положены его мужественный поступок и хорошее поведение в процессе отбывания наказания[46] .

Как отмечалось, каких-либо ограничений, определяемых тяжестью совершенного преступления или преступлений, для применения помилования не существует. В сентябре 1991 г. Ч. был осужден Военной коллегией по уголовным делам Верховного Суда СССР за измену Родине в форме шпионажа (ст.64 УК РСФСР) к восьми годам лишения свободы. В период с 1963 г., работая в советском посольстве в Нью-Йорке, он передал 3000 снимков секретного характера. Его "стараниями", например, в 70-е годы была "провалена" вся наша разведывательная сеть во Франции. Он работал в фотолаборатории посольства, а затем советником по международным делам в ЦК КПСС. Ч. совершил тягчайшее преступление, причинив Родине огромный и невосполнимый вред. Несмотря на это, через пять месяцев после осуждения он был помилован Президентом[47] . Причиной в данном случае стало то, что Ч., в порядке заглаживания своей вины перед Родиной, оказал большую помощь в разоблачении иностранной разведывательной агентуры.

В прошлом смертную казнь, назначенную, например, за квалифицированное убийство, можно было заменить пожизненным или срочным лишением свободы. Какие же критерии следует учитывать при оценке характера и степени общественной опасности совершенного осужденным преступления при применении к нему помилования? Вероятно, чем выше характер и степень общественной опасности содеянного, тем весомее должны быть исключительные обстоятельства, служащие основанием для применения помилования к осужденному. Прямой зависимости применения помилования от срока отбытого осужденным наказания нет, но чем значительнее отбытая часть наказания, тем больше оснований для применения помилования, если, помимо этого, отмечается тенденция исправления осужденного и проявления им раскаяния, осознания вины.

Специфический характер помилования, регламентированный государственным правом, дает возможность его применения и для разрешения внешнеполитических вопросов. В этом отношении интересно дело Э. Поупа, осужденного в декабре 2000 г. Московским городским судом за шпионаж в пользу США. В том же месяце Э. Поуп был помилован. Некоторые юристы столь поспешное помилование считают неправовым, нарушающим принципы законности, равенства граждан перед законом. В.К. Дуюнов по этому поводу пишет, что освобождение от наказания шпиона, нанесшего огромный ущерб обороноспособности государства, "является не только несправедливым, неправильным, но и по большому счету негуманным, ведь гуманизм, согласно ч.1 ст.7 УК, это прежде всего надежное обеспечение безопасности каждого человека"[48] . Приведенные доводы представляются неубедительными. Прежде всего, в то время процессуальных сроков применения помилования не существовало. К тому же, упомянутое решение было принято не во вред Российской Федерации, а на пользу ей - в целях укрепления чрезвычайно важных для нашего государства нормальных отношений с США, т.е. как раз в интересах "обеспечения безопасности каждого человека".

Помилование чаще всего применяется к тем категориям осужденных к относительно небольшим срокам лишения свободы лиц, к которым на льготных условиях (в основном по отбытии 1/3 срока наказания) применимо условно-досрочное освобождение от отбытия наказания. Вероятно, предпочтение следовало отдавать именно данному институту, а не помилованию, имеющему исключительный характер. Вместе с тем, совершенно очевидно, что для отбывающих лишение свободы лиц, к которым условно-досрочное освобождение от наказания применимо лишь по истечении не менее 25 лет, помилование имеет особое значение.

В связи со сроками, по отбытии которых возможно условно-досрочное освобождение от наказания, интересно рассмотреть проблему сроков, по отбытии которых осуществляется помилование осужденных. К тому же, в Положении рекомендовано учитывать ту часть срока, по отбытии которой осужденный возбуждает ходатайство о помиловании.

Многие юристы полагают, что помилование необходимо применять после отбытия осужденным определенной части срока наказания[49] . Прежде чем высказать свое отношение к рассматриваемой проблеме, напомним, что в ст.6 постановления Президиума Верховного Совета СССР от 3 декабря 1961 г. "О порядке рассмотрения Президиумом Верховного Совета СССР ходатайств о помиловании" предписывалось применять помилование не ранее отбытия осужденным половины срока назначенного судом наказания.

Установление каких-либо сроков, по отбытии которых возможно применение помилования, противоречит природе этого института, его исключительному характеру и, по сути, приближает его к разновидности уголовно-правового досрочного освобождения от наказания. Вместе с тем, очевидно, что чем большая часть срока наказания отбыта осужденным, тем обоснованнее (при наличии особых, исключительных обстоятельств) применение помилования, так как от отбытой части срока наказания зависит уровень достижения стоящих перед ним целей, степень изученности личности осужденного.

В СССР помилование имело особое значение для тех осужденных, к которым действовавшее в то время уголовное законодательство запрещало применять условно-досрочное освобождение. Статья 53.1 УК РСФСР не допускала применение условно-досрочного освобождения к особо опасным рецидивистам, лицам, осужденным за ряд тяжких преступлений: бандитизм (ст.77), умышленное убийство (ст.102, 103, п."в" ст.240), умышленное тяжкое телесное повреждение (ч.2 ст.108) и др. Даже в колониях общего режима, по подсчетам А.С. Михлина, условно-досрочное освобождение применялось к 5,4% заключенных[50] . Вместе с тем, установление возможности применения помилования после отбытия осужденным не менее половины назначенного ему срока наказания, как уже отмечалось, необоснованно сужало применение этого института, имеющего исключительный характер.

Особое место занимало в прошлом решение вопроса о помиловании Президентом лиц, осужденных к смертной казни. Напомним: в связи с вхождением Российской Федерации в Совет Европы Президент РФ Б. Ельцин издал Указ от 16 мая 1996 г. "О поэтапном сокращении применения смертной казни". Данный Указ не мог отменить те предписания УК РФ, в соответствии с которыми суды могли присуждать это наказание, и смертная казнь назначалась. Следовательно, упомянутый Указ Президента, как правильно отмечает Т. Орешкина, "носил характер декларации о намерениях"[51] . Вместе с тем, Президент использовал свое право на помилование лиц, осужденных к смертной казни. Решением Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. наличие в УК РФ наказания в виде смертной казни было признано не противоречащим Конституции РФ. Но обвиняемым на всей территории России не обеспечено право на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей. Вследствие этого до введения в действие "федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом присяжных заседателей, наказание в виде смертной казни назначаться судом не может". Тем самым Конституционный Суд РФ блокировал применение судами рассматриваемого наказания.

Данные о помиловании лиц, осужденных к смертной казни свидетельствуют об отсутствии четко продуманной политики применения помилования к лицам, осужденным к смертной казни. В 1992 г. был помилован каждый третий из таких лиц, а приведен в исполнение только один приговор. В 1993 г. число лиц, осужденных к смертной казни и помилованных Президентом, почти выровнялось, а исполнено было только четыре приговора к смертной казни. В 1995 г. к смертной казни было осуждено 143 человека, а помиловано только 5. Помилование было почти полностью свернуто. Вместе с тем 86 приговоров к смертной казни было приведено в исполнение - резкий скачок по сравнению с 1993 и 1994 гг. В 1996 г. 153 лица были осуждены к смертной казни, а помилование таких лиц и вовсе прекратилось. В отношении 53 осужденных приговор был приведен в исполнение. Как видим, какой-либо закономерности, сохраняющегося соответствия между осуждением к смертной казни, помилованием лиц, к ней осужденных, и исполнением этого наказания практически не было.

Необходимо обратить внимание на то, что приговор к смертной казни в СССР, а затем и в Российской Федерации приводился в исполнение в среднем через 2-3 года, а в США - через 10 лет[52] .

В части 3 ст.59 УК РФ определено, что смертная казнь в порядке помилования заменяется пожизненным лишением свободы или лишением свободы на абсолютно определенный срок - 25 лет. Правомерность последнего предписания вызывает сомнения. Во-первых, оно необоснованно ограничивает правомочия Президента РФ, которые не зависят от УК РФ. Во-вторых, непонятно, почему при этом исключена возможность назначения допускаемого УК РФ 30-летнего срока (ч.4 ст.56). И, в-третьих, ничто не препятствует Президенту РФ при замене смертной казни в порядке помилования назначить лишение свободы на иные сроки, допустим, 15 или 20 лет. Если, например, осужденному в возрасте 59 лет была назначена судом в качестве наказания смертная казнь, то ее замена в порядке помилования 25-летним сроком лишения свободы практически равноценна пожизненному лишению свободы. Из сказанного следует вывод: предписание ч.3 ст.59 УК РФ о возможности замены наказания в виде смертной казни (помимо пожизненного лишения свободы) лишением свободы на 25 лет необоснованно, ибо оно противоречит конституционному праву Президента РФ решить этот вопрос по своему усмотрению. Критикуемая позиция Управления Президента по вопросам помилования предопределена необоснованным, с нашей точки зрения, отнесением помилования не к государственному (конституционному), а к уголовному праву.

Для обеспечения обоснованности применения помилования в ст.1 Положения комиссиям рекомендовано, как правило, не поддерживать ходатайства о помиловании в отношении следующих категорий осужденных: а) совершивших умышленное преступление в период испытательного срока при условном осуждении; б) злостно нарушающих режим исполнения наказания; в) ранее освобождавшихся от отбывания наказания условно-досрочно (в течение испытательного срока); г) ранее освобождавшихся от отбывания наказания актами амнистии и помилования (если была сохранена судимость - в ее течение); д) которым суд ранее заменял наказание более мягким (в течение срока отбывания замененного наказания и судимости). Подчеркнем, что к перечисленным категориям лиц применять помилование не следует: им ранее оказывалось большое доверие, но они его не оправдали. Однако в порядке исключения Президент РФ все же может помиловать таких лиц.

Рассматриваемое предписание Положения неточно. В нем определено, что помилование, "как правило, не применяется" к перечисленным категориям лиц. Его толкование свидетельствует о том, что оно адресовано самому Президенту РФ, ибо только он правомочен применять помилование. Едва ли Президент РФ предписывает самому себе какие-то ограничения в своей деятельности. Следовательно, данное указание Положения адресовано комиссиям по делам помилования и руководителям субъектов федерации, ориентируя их, "как правило", не поддерживать ходатайства о помиловании упомянутых категорий осужденных.

Некоторые положения приведенного перечня необходимо разъяснить. Вполне очевидно, что лица, совершившие злостные нарушения режима отбывания наказания, могут рассчитывать на применение к ним помилования лишь в течение года после исполнения дисциплинарного взыскания за злостное нарушение режима отбывания наказания (такова давность взыскания в соответствии с п.8 ст.117 УИК РФ).

При условно-досрочном освобождении от наказания испытательный срок равен неотбытой части срока наказания. В течение этого срока лицо считается судимым, после его истечения все неблагоприятные последствия осуждения аннулируются, в том числе становится нецелесообразным применение помилования.

Рекомендация о неподдержании, как правило, ходатайств о помиловании лиц, ранее освобождавшихся от отбывания наказания по амнистии или акту помилования, неточна и поэтому нуждается в толковании. Если помилование или амнистия освободили лицо от отбывания наказания и судимости, то факт осуждения и отбывания наказания теряет свое юридическое значение, препятствующее применению акта помилования. Другое дело, если помилование или амнистия сохранили судимость. В таких вариантах до истечения срока судимости или досрочного ее снятия судом поддержка комиссией по помилованию субъекта федерации ходатайства, как правило, нецелесообразна.

Вероятно, чаще всего нецелесообразно повторное применение помилования к лицам, которым смертная казнь была заменена пожизненным или срочным лишением свободы, и к тем, кому помилованием был сокращен срок лишения свободы. Такие лица должны рассчитывать только на условно-досрочное освобождение от наказания.

Обратим внимание на то, что в мировой практике помилование применяется значительно реже, чем в России. Так, Президент США Клинтон во время своего правления ежегодно осуществлял помилование не более 60 осужденных. Во Франции с прошением о помиловании обращается 25-35 тыс. осужденных в год, и лишь около 500 ходатайств удовлетворяется. Помилование в Великобритании применяется чрезвычайно редко, а в Японии в последние 30 лет к нему вовсе не обращались.

Весьма активно работает институт помилования в Голландии - им охватывается до 30% от числа лиц, обратившихся с ходатайством о его применении. Это значительно больше, чем в России.

Обращает на себя внимание получившая широкое применение в Европе практика помилования жертв средневекового мракобесия - сожженных "колдунов" и "ведьм", но в подобных случаях, очевидно, речь идет не о помиловании, а о реабилитации, оправдании осужденных из-за отсутствия состава преступления.

Различные масштабы применения помилования в той или иной стране определяются, в частности, сложившимися в ней традициями, уровнем преступности и материальной обеспеченности органов, исполняющих наказания, а также в немалой степени - взглядами, убеждениями лиц, реализующих помилование. Так, Буш во время исполнения губернаторских функций в штате Техас не помиловал ни одного осужденного к смертной казни.

Эффективность анализируемого института во многом характеризуется рецидивом преступлений, совершенных помилованными осужденными. По данным проведенного в 2000 г. ВНИИ МВД РФ исследования рецидива среди лиц, помилованных в 1996-1997 гг., вновь совершили преступления 9,4% из них. Причем 41,2% совершили новое преступление в течение первого года после освобождения, 33,3 - в течение второго года, 22,2 - в течение третьего года, 3,3% - в течение четвертого года.

Как видно, рецидив среди помилованных приблизительно в два раза ниже обычного криминального рецидива, который стабильно равен примерно 22,5%[53] . Вызывает сомнение утверждение тех юристов, которые считают любой случай рецидива среди помилованных свидетельством ошибочности применения этого института. В основе данного явления лежат, как правило, иные причины, и доказывает оно, в первую очередь, то, что помилованный не оправдал оказанного ему доверия. Рецидивная преступность помилованных имеет существенные расхождения с общей рецидивной преступностью. С.А. Дунаев и А.Ф. Токарев отмечают, что состав рецидивистов, прежде всего, пополняется за счет лиц, ранее совершивших: кражи, грабежи и разбои - до 41,5%; хулиганство - до 17,5%; насильственные преступления - до 9%[54] . Рецидив насильственных преступлений занимает последнее место.

Что касается рецидива помилованных, то доля совершаемых ими насильственных преступлений выше обычного рецидива более чем в два раза. На первом месте среди вновь совершаемых помилованными преступлений стоят кражи - 33,7%. Вместе с тем, среди помилованных лиц, вновь совершавших преступление, только 14,4% были первоначально осуждены за кражу. Вероятно, такое увеличение доли краж в сравнении с их долей среди первоначально совершенных преступлений объясняется тем, что многие из помилованных и вновь совершивших преступления лиц не нашли достойного места в обществе и не могли (а некоторые и не желали) обеспечивать свое существование честным трудом. Отметим, что многие помилованные с трудом находят работу и испытывают большие трудности с устройством быта.

По подсчетам Н.В. Елисеевой, среди помилованных лиц, совершивших повторно преступление, доля совершивших преступление при наличии признаков особо опасного рецидива равна 20,3%[55] .

Подводя итоги, напомним, что рецидивная преступность среди помилованных почти в два раза ниже, чем среди отбывших назначенное судом наказание полностью. Однако по сравнению с рецидивной преступностью лиц, условно-досрочно освобожденных от наказания, она, несомненно, выше. Введение условно-досрочного освобождения от наказания в порядке помилования, полагаем, повысит эффективность этого института. Вместе с тем, данные о рецидивной преступности помилованных свидетельствуют о том, что применение этого института должно осуществляться с особой осторожностью и лишь при наличии очевидных обстоятельств, свидетельствующих о необходимости применения этой исключительной меры милосердия и доверия к данному осужденному.

Чем же отличается помилование от амнистии?

Помилование осуществляется Указом Президента РФ; амнистия - правовым актом, принимаемым Государственной Думой РФ. Помилование не носит нормативного характера, оно применяется в индивидуальном порядке; амнистия имеет нормативный характер и распространяется на относительно определенный круг лиц. Помилование распространяется только на осужденных, а амнистия может освобождать и от уголовной ответственности. Указ Президента РФ о помиловании непосредственно реализует освобождение осужденного от отбываемого им наказания, заменяет это наказание другим, более мягким, и т.д. Амнистия реализуется специальными комиссиями или судом.

В отличие от амнистии, помилование в принципе не зависит ни от тяжести совершенного осужденным преступления, ни от вида и размера назначенного за это наказания, ни от вида рецидива. Помилование применимо к лицам, совершившим особо тяжкие преступления или совершившим преступления при особо опасном рецидиве. Амнистирование таких лиц невозможно.

Помилование осуществляется только по ходатайству осужденного, а амнистия - вне зависимости от волеизъявления лица, совершившего преступление.

Помилование, как и амнистия, не устраняет преступность учиненного деяния. С.Г. Келина правильно пишет: "… Нельзя, например, актом помилования вернуть воинское или почетное звание, которых лицо было лишено по приговору суда, поскольку помилование не является реабилитацией лица, оно не устраняет факта совершенного преступления, а представляет собой лишь проявление гуманизма в отношении осужденного лица"[56] .

Опираясь на свой богатый опыт работы в качестве члена Комиссии по вопросам помилования при Президенте РФ, В. Оскоцкий высказал два предложения о совершенствовании законодательства:

1) определить в УК круг преступлений, исключающих смягчение наказания в виде пожизненного лишения свободы;

2) предусмотреть в Кодексе возможность замены этого наказания лишением свободы на срок в 20 и даже 15 лет[57] . На наш взгляд, оба эти предложения достойны внимания.

По тем же соображениям, которые приводились относительно института амнистии, желательно принятие особого Федерального закона РФ и о помиловании. В этом случае в нем можно было бы отразить обновленное содержание ст.85 УК, а в ней сделать отсылку к данному документу.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Характеризуя поощрительные нормы в уголовно-исполнительном праве, можно выделить следующие признаки:

1) эти нормы установлены в законодательных актах государства (кодексах, федеральных законах);

2) нормы применяются государственными органами и должностными лицами этих органов от имени и по поручению государства;

3) нормы адресованы совершившим преступления лицам и призваны стимулировать их исправление и правопослушное поведение;

4) основанием для применения этих норм является добровольное правопослушное поведение лиц, совершивших преступления;

5) применение поощрительных норм выгодно как государству, так и совершившему преступление лицу;

6) применение поощрительных норм в уголовном праве зависит не от вида уголовного преступления, а от полезных поступков, осуществленных лицом, совершившим преступление;

7) применение поощрительных норм в уголовно-исполнительном праве зависит от поведения осужденных, которое определяется осуществляемыми ими полезными поступками.

Для повышения эффективности применения мер поошрения к осужденным плодотворным нам представляется разработка (с участием педагогов, психологов, социологов) эмпирических показателей, позволяющих операционализировать такие оценочные понятия, как "хорошее поведение", "добросовестное отношение", "активное участие" и т. д. Тем более что работа в этом направлении имеет неплохие заделы и востребована практикой. Но даже если и будет разработана адекватная система таких показателей, они могут иметь только рекомендательный характер. Их законодательное закрепление, т.е. придание им свойства нормативности, обязательности, на наш взгляд, вряд ли возможно, и соответственно вряд ли возможно. избавиться полностью от усмотрения правоприменителя при реализации поощрительных норм.

К специальным принципам поощрения позитивного поведения осужденных можно отнести принципы гарантированности, экономии мер поощрения и персонального поощрения.

В целях повышения эффективности и поддержания системности поощрительных норм в уголовно-исполнительном праве видится необходимость в приведении их в соответствие с вышеназванными принципами.

Этим же целям могло бы способствовать усиление гарантий (как в законодательстве, так и в правоприменительной деятельности) поощрения лиц, его заслуживших. В то же время не следует прибегать к необоснованно частому и неперсонифицированному поощрению.

Кроме того, важны дальнейшее изучение принципов поощрения в уголовно-исполнительном праве и проверка поощрительных уголовно-исполнительных норм на предмет соответствия этим принципам.

В перечне поощрений, предусмотренных в отношении осужденных, можно выделить: 1) поощрения, применяемые должностными лицами в пределах ИУ; 2) поощрения, применяемые судом; 3) поощрения, применяемые Президентом РФ.

В пределах ИУ могут применяться следующие поощрения: благодарность; награждение подарком; денежная премия; разрешение на получение дополнительной посылки или передачи; представление дополнительного краткосрочного или длительного свидания; разрешение дополнительно расходовать деньги в сумме до 1/4 МРОТ на покупку продуктов питания и предметов первой необходимости; увеличение времени прогулки осужденным, содержащимся в строгих условиях отбывания наказания в ИК и тюрьмах, до двух часов в день на срок до одного месяца; досрочное снятие ранее наложенного взыскания. В колониях-поселениях может быть разрешено осужденным проведение выходных и праздничных дней за ее пределами. Относительно награждения подарком и выплаты денежной премии следует заметить, что закон не ограничивает должностное лицо, применяющее эти виды поощрения, в определении стоимости подарка и размера суммы денежной премии. Что касается применения таких видов поощрения, как разрешение на получение дополнительной посылки или передачи, предоставления дополнительного краткосрочного или длительного свидания, то прежде чем их применить, следует выяснить семейное положение осужденного, его связи, возможности родственников и иных лиц воспользоваться этими видами поощрения. В пределах ИУ может применяться также вид поощрения, связанный с изменением правового положения осужденного, его переводом с обычных условий отбывания наказания в облегченные или со строгих условий содержания в обычные.

Другая группа поощрений связана с изменением вида ИУ на основании судебного решения в соответствии со ст. 78 УИК. К числу поощрений, применяемых судом, в настоящее время относится лишь замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Условно-досрочное освобождение сейчас рассматривается как неотъемное субъективное право осужденного, реализация которого не зависит от воли администрации ИУ. Осужденные теперь напрямую обращаются в суд об их условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, миную администрацию учреждения. В связи с этим данная мера исключена из перечня мер поощрения, как и разрешение на дополнительный телефонный разговор, что однако не свидетельствует, на наш взгляд, об изменении правовой природы УДО как меры поощрения осужденных.

Специфичной мерой поощрения можно считать помилование осужденных.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Российская Федерация. Международные договоры. Международный пакт о гражданских и политических правах. Принят 16 декабря 1966 г. резолюцией 2200 на 1496-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН // Международное публичное право. Сборник документов. Т. 1.- М.: БЕК, 1996. - С. 470 - 482.

2. Российская Федерация. Международные договоры. Пакт об экономических, социальных и культурных правах. Принят 16 декабря 1966 г. резолюцией 2200 на 1496-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. №12. - С. 5 - 11.

3. Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации. – М., 1997. – 80 с.

4. Российская Федерация. Законы. Уголовно-исполнительный Кодекс Российской Федерации от 8 января 1997 г. №1-ФЗ. – М., 2008.

5. Российская Федерация. Кодексы. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон: от 13 июня 1996 г. // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954.

6. Российская Федерация. Законы. О внесении изменений и дополнений в УК РФ, УПК РСФСР, УИК РФ и другие законодательные акты Российской Федерации: Федеральный Закон от 9 марта 2001 г. // Собрание Законодательства РФ. 2001. №11. Ст. 1002.

7. Российская Федерация. Законы. О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон в редакции от 17 ноября 1995 г. с изм. и доп., внесенными федеральными законами от 10 февраля и 19 ноября 1999 г., 2 января 2000 г., 29 декабря 2001 г., 28 июня и 25 июля 2002 г. // СЗ РФ. 1995. №47. Ст. 4472; 1999. №7. Ст. 878, №47. Ст. 5620; 2000. №2. Ст.140; 2001. №53. Ст.5018; 2002. №26. Ст. 2523; №30. Ст. 3029.

8. Российская Федерация. Законы. Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы: Закон РФ от 21 июля 1993 г. №5473-1 // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. №33.

9. Российская Федерация. Министерство юстиции. Инструкция по охране исправительных учреждений, следственных изоляторов уголовно - исполнительной системы Министерства юстиции РФ от 22 июля 2002 года №205-дсп.

10. Александров Ю. Развитие уголовно-исполнительной системы России: мифы и реальность / Ю. Александров // Правозащитник. 1996. №4. – С. 12-18.

11. Батычко В.Т. Уголовно-исполнительное право. Курс лекций / В.Т. Батычко. - Таганрог: Изд-во ТРТУ, 2001.- 422 с.

12. Голик, Ю.В. Принципы поощрения в уголовном праве / Ю.В. Голик // Проблемы правоведения в современный период. Томск, 1990. – 459 с.

13. Голик, Ю.В. Уголовно-правовое стимулирование позитивного поведения: Вопросы теории / Ю.В. Голик. Новосибирск, 1992. – 123 с.

14. Губарев Н.В. Реализация прав осужденных к лишению свободы в процессе отбывания наказания в исправительных колониях в условиях реформирования уголовно-исполнительной системы России. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. – М., 2006.

15. Детков М.Г. Особенности исполнения уголовного наказания в России: исторический опыт и современность / М.Г. Детков // Преступление и наказание. 1995. №2. - С. 20-24.

16. Дунаев С.А., Токарев А.Ф. Рецидив насильственных преступлений и его определение. - М., 1999. – 167 с.

17. Дурманов, Н.Д. Амнистия - государственно-правовой акт / Н.Д. Дурманов // Советское государство и право. 1976. №5-6. - С.47-50.

18. Дуюнов, В.К. Освобождение от уголовной ответственности и уголовного наказания / В.К. Дуюнов. - Тольятти, 2001. – 268 с.

19. Елеонский, В.А. Поощрительные нормы уголовного права / В.А. Елеонский. Хабаровск, 1984. – 305 с.

20. Елисеева, Н.В. Помилование в Российской Федерации / Н.В. Елисеева. - М., 2001. – 132 с.

21. Жулев, К.И. Тезисы доклада на конференции "Помилование и исполнение наказаний" (Саратов, 2001) / К.И. Жулев. - М., 2002. – 89 с.

22. Зубков А. И. Законодательство как гарант реализации цели исправления / А.И. Зубков // Преступление и наказание. 1998. №4. – С. 32-34.

23. Зубков А. И., Калинин Ю. И., Сысоев В. Д. Пенитенциарные учреждения в системе Министерства юстиции России. История и современность. - М.: Норма, 1998. – 542 с.

24. Зубков А. И. Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу РФ / А.И. Зубков - М.: ИНФРА-НОРМА, 1997. – 680 с.

25. Игнатьев А. А. Уголовно-исполнительное право: Учебник / А.А. Игнатьев. - М.: Новый юрист, 1997. – 544 с.

26. Иногамова-Хегай, Л.В. Конкуренция норм уголовного права / Л.В. Иногамова-Хегай. М., 1999. – 302 с.

27. Калинина, М. На досрочно освобожденных жалуйтесь в милицию / М. Калинина // Воронежское кольцо. 2006. 15 марта.

28. Комментарий к Уголовному Кодексу РФ с постатейными материалами и судебной практикой / Под общей ред. С.И. Никулина. – М.: Менеджер, Юрайт, 2002. – 1176 с.

29. Комментарий к Уголовному Кодексу РФ. Особенная часть. / Под общей ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. – М.: Инфра-М-Норма, 2002. – 592 с.

30. Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А. И. Зубков. - М.: Инфра М-Норма, 1997. – 543 с.

31. Курганов, С.И. К вопросу о противоречиях уголовно-исполнительного законодательства / С.И. Курганов // Судья. 2005. N 2. – С. 56-58.

32. Лист, Э. Учебник уголовного права. Общая часть / Э. Лист. – М., 1998. - 436 с

33. Лысягин, О. Уголовно-исполнительный кодекс принят. Впереди - реорганизация политической системы / О. Лысягин // Российская юстиция. 1997. №3. – С. 12-16.

34. Марогулова, И.Л. Амнистия и помилование в российском законодательстве / И.Л. Марогулова. - М., 1998. – 140 с.

35. Малько, А.В. Поощрение как правовое средство / А.В. Малько // Правоведение. 1996. N 3. - С. 28 – 29.

36. Материалы международного центра пенитенциарных исследований при Лондонском университете. Рязань: РИПЭ Минюста России, 1999. – 521 с.

37. Мелентьев, М.П. Структура советского исправительно-трудового права / М.П. Мелентьев. - Рязань, 1981. - 512 с.

38. Мирзажанов, К. Амнистия и помилование в советской уголовной политике / К. Мирзажанов. - Ташкент, 1991. – 220 с.

39. Михлин, А.С. Поощрительные институты и их место в уголовно-исполнительном праве / Михлин А.С. // Реформа уголовно-исполнительной системы и ее правовое обеспечение. М., 1993. – 466 с.

40. Михлин, А.С. Проблемы досрочного освобождения от отбывания наказания / А.С. Михлин. - М., 1982. - 214 с.

41. Немировский, Э.Я. Советское уголовное право. Часть Общая. – Киев, 1987. –561 с.

42. Оскоцкий, В. Перед смертным порогом: Раздумья над прошениями осужденных о помиловании / В. Оскоцкий // Российская газета. 1999. 2 августа.

43. О состоянии работы по условно-досрочному освобождению от отбывания наказания. Указание ФСИН № 18/15/1 –548.

44. Отчет о результатах оперативно-служебной деятельности отделов безопасности исправительных колоний, лечебных исправительных учреждений и лечебно-профилактических учреждений территориальных органов УИС Минюста России за третий квартал 2007 г. Раздел N 4. Сведения о посягательствах на жизнь и здоровье сотрудников ИУ. Нарушения законности. Форма 25-ИУ. Квартальная.

45. Передовой опыт в системе ИТУ / Сост. В.Т. Кузьмин, В.Д. Семахин. - Домодедово: РИПК МВД РФ, 1993, вып. 1. – 312 с.

46. Передовой опыт в системе ИТУ / Сост. Г.В. Староверов, В.Д. Семахин, А.Н. Ленский. - Домодедово: РИПК МВД РФ, 1993, вып. 2, 3, 4.

47. Пономарев П.Г. Международно-правовые стандарты обращения с заключенными и национальные варианты их реализации / П.Г. Пономарев - Рязань: РВШ МВД РФ, 1994. – 90 с.

48. Российская тюрьма: уголовно-исполнительная система в цифрах и расчетах // Труд. 1997. 16 апреля.

49. Рыбак М.С. Уголовно-исполнительное право. Учебник / М.С. Рыбак. - Саратов: Саратовская государственная академия права, 1997. – 568 с.

50. Рябинин А.А. Основы исправительно-трудового (уголовно-исполнительного) права Российской Федерации: Вопросы дифференциации и индивидуализации наказания /А.А. Рябинин. - М.: Юристъ, 1995. – 496 с.

51. Селиверстов В. Правовое регулирование исполнения наказаний в виде лишения свободы и смертной казни / В. Селиверстов, И. Шмаров // Российская юстиция. 1997. №5. С. 47.

52. Селиверстов В. Уголовно-исполнительный кодекс: концепция и основные положения / В. Селиверстов, И. Шмаров // Законность. 1997. №5. – С. 18-20.

53. Сизый А.Ф. О субъективном праве осужденных на поощрение / А.Ф. Сизый // Совершенствование законодательства и практики учреждений, исполняющих наказания, на основе Конституции РФ. М., 1995. - 240 с.

54. Сизый А.Ф. Стимулирующие нормы уголовно-исполнительного права и их применение в процессе формирования правопослушного поведения осужденных / А.Ф. Сизый. Чебоксары, 1998. – 368 с.

55. Соловьев, Ю.Д. Проблемы совершенствования поощрительных норм исправительно-трудового права / Ю.Д. Соловьев // Совершенствование законодательных основ исполнения уголовных наказаний. - М., 1984. – 258 с.

56. Стручков Н. А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы общей части / Н.А. Стручков. - М.: Юридическая литература, 1984. – 308 с.

57. Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы особенной части. / Н.А. Стручков. - М.: Юридическая литература, 1984. – 368 с.

58. Тимофеев В.Г. Уголовно-исполнительная система России: цифры, факты и события / В.Г. Тимофеев. – Чебоксары, 1999. – 206 с.

59. Уголовно-исполнительное право: Учебник / Под ред. И. В. Шмарова. - М.: Бек, 1998. – 616 с.

60. Уголовно-исполнительное право России: Теория. Законодательство. Международные стандарты. Отечественная практика XX века. Учебник для юридических вузов и факультетов / Под ред. А.И. Зубкова. - М.: Инфра М-Норма, 1997. – 808 с.

61. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации: концепция и основные положения. Сопоставительный текст. Постатейный комментарий к новеллам / Авторы-сост.: В.И. Селиверстов, И.В. Шмаров, Л.В. Яковлева. - М.: Юристъ, 1997. – 680 с.

62. Уголовный закон: опыт теоретического моделирования / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев, С.Г. Келина. - М., 1987. – 540 с.

63. Упоров И. Российские исправительные учреждения: тенденции и перспективы / И.Р. Упоров // Преступление и наказание.1997. №2. С. 30-32.

64. Чернов А.Д. Лишение свободы как вид уголовного наказания (уголовно-правовые и уголовно-исполнительные аспекты). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. – М., 1998.

65. Характеристика осужденных к лишению свободы. Т.II / Под ред. проф. А.С. Михлина. - М., 2001. – 680 с.

66. Ценова Л.Л. Реформа условно-досрочного освобождения от отбывания наказания / Л.Л. Ценова, П.М. Малин // ЭЖ-юрист. 2005. №8.- С 34-36.

67. Шляпникова О.В. Актуальные проблемы уголовно-исполнительного законодательства России на современном этапе / О.В. Шляпникова // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2005. №5. - С. 32-36.

68. Шмаров И.В. Разработка уголовно-исполнительного законодательства в свете международных соглашений о защите прав человека и документов ООН, определяющих принципы обращения с осужденными / И.В. Шмаров// Советское государство и право. 1990. №11. С. 39 - 40.


[1] Уголовно-исполнительное право / Под ред. И.В. Шмарова. М., 1998. С. 31 - 32.

[2] См.: Елеонский, В.А. Поощрительные нормы уголовного права / В.А. Елеонский. Хабаровск, 1984. С. 10 - 11.

[3] См.: Мелентьев, М.П. Структура советского исправительно-трудового права / М.П. Мелентьев. Рязань, 1981. С. 14.

[4] См.: Стручков, Н.А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы общей части / Н.А. Стручков. М., 1984. С. 136; Соловьев, Ю.Д. Проблемы совершенствования поощрительных норм исправительно-трудового права / Ю.Д. Соловьев // Совершенствование законодательных основ исполнения уголовных наказаний. М., 1984. С. 38.

[5] См.: Михлин, А.С. Поощрительные институты и их место в уголовно-исполнительном праве / А.С. Михлин // Реформа уголовно-исполнительной системы и ее правовое обеспечение. М., 1993. С. 14

[6] См.: Михлин, А.С. Поощрительные институты и их место в уголовно-исполнительном праве / Михлин А.С. // Реформа уголовно-исполнительной системы и ее правовое обеспечение. М., 1993. С. 20.

[7] Уголовно-исполнительное право / Под ред. И.В. Шмарова. М., 1998. С. 31 - 32.

[8] См.: Курганов, С.И. К вопросу о противоречиях уголовно-исполнительного законодательства / С.И. Курганов // Судья. 2005. N 2. С. 56.

[9] См.: Сизый, А.Ф. Стимулирующие нормы уголовно-исполнительного права и их применение в процессе формирования правопослушного поведения осужденных / А.Ф. Сизый. Чебоксары, 1998; Сизый, А.Ф. О субъективном праве осужденных на поощрение / А.Ф. Сизый // Совершенствование законодательства и практики учреждений, исполняющих наказания, на основе Конституции РФ. М., 1995. С. 74 - 76.

[10] См.: Стручков, Н.А. Указ. соч. С. 136 - 137.

[11] См.: Соловьев, Ю.Д. Указ. соч. С. 39.

[12] См.: Михлин, А.С. Указ. соч. С. 20; Соловьев, Ю.Д. Указ. соч. С. 40.

[13] См.: Сизый, А.Ф. Указ. соч. С. 149.

[14] См.: Михлин, А.С. Указ. соч. С. 15.

[15] Малько, А.В. Поощрение как правовое средство / А.В. Малько // Правоведение. 1996. N 3. С. 28 - 29.

[16] .: Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов. М., 1992. С. 224.

[17] Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 33. Ст. 1316.

[18] СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1.

[19] См.: Голик, Ю.В. Уголовно-правовое стимулирование позитивного поведения: Вопросы теории / Ю.В. Голик. Новосибирск, 1992. С. 123.

[20] См.: Тарханов, И.А. Поощрение позитивного поведения в уголовном праве / И.А. Тарханов. Казань, 2001. С. 86.

[21] См.: Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" // СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4848.

[22] Голик, Ю.В. Принципы поощрения в уголовном праве / Ю.В. Голик // Проблемы правоведения в современный период. Томск, 1990. С. 159.

[23] См.: Голик, Ю.В. Уголовно-правовое стимулирование позитивного поведения. С. 57.

[24] См.: Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И. Зубкова. М., 1997. С. 128.

[25] Там же. С. 29.

[26] Теория государства и права / Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 2000. С. 209.

[27] «О состоянии работы по условно-досрочному освобождению от отбывания наказания» Указание ФСИН № 18/15/1 –548. С. 2.

[28] См.: Калинина, М. На досрочно освобожденных жалуйтесь в милицию / М. Калинина // Воронежское кольцо. 2006. 15 марта.

[29] Ценова, Л.Л. Реформа условно-досрочного освобождения от отбывания наказания / Л.Л. Ценова, П.М. Малин // ЭЖ-юрист. 2005. №8. С. 34.

[30] См.: Материалы международного центра пенитенциарных исследований при Лондонском университете. Рязань: РИПЭ Минюста России, 1999. С. 19-21.

[31] Закон об условном досрочном освобождении с изложением рассуждений, на коих он основан / Под ред. Д.А. Коптева. – М., 1996. С. 163.

[32] Немировский Э.Я. Советское уголовное право. Часть Общая. – Киев, 1987. С. 221.

[33] Лист Э. Учебник уголовного права. Общая часть. – М., 1998. С.323.

[34] Базунов В. Помилование - прерогатива Президента России // Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2001. №3. С.44.

[35] Квашис В.Е. Гуманизм советского уголовного права. - М., 1965. С.64.

[36] См.: Ткачевскаий Ю.М. Помилование // Законодательство. 2003. №3, №4. С. 23.

[37] Дуюнов, В.К. Освобождение от уголовной ответственности и уголовного наказания / В.К. дуюнов. - Тольятти, 2001. С.144.

[38] Труд. 2001. 11 августа.

[39] Дурманов, Н.Д. Амнистия - государственно-правовой акт / Н.Д. Дурманов // Советское государство и право. 1976. №5-6. С.47.

[40] См.: Иногамова-Хегай, Л.В. Конкуренция норм уголовного права / Л.В. Иногамова-Хегай. М., 1999. С.236.

[41] См.: Российское уголовное право. Общая часть. - М., 1997. С.385.

[42] См.: Характеристика осужденных к лишению свободы. Т.II / Под ред. проф. А.С. Михлина. - М., 2001. С. 122.

[43] См.: Уголовный закон: опыт теоретического моделирования / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев, С.Г. Келина. - М., 1987. С.201; Марогулова, И.Л. Амнистия и помилование в российском законодательстве / И.Л. Марогулова. - М., 1998. С.13-14; Михлин, А.С. Проблемы досрочного освобождения от отбывания наказания / А.С. Михлин. - М., 1982. С.125; Жулев, К.И. Тезисы доклада на конференции "Помилование и исполнение наказаний" (Саратов, 2001) / К.И. Жулев. - М., 2002. С.96.

[44] Мирзажанов, К. Амнистия и помилование в советской уголовной политике / К. Мирзажанов. - Ташкент, 1991. С.70.

[45] См.: Ткачевский Ю.М. Правовые проблемы помилования / Ю.М. Ткачевский // Законность. 2006. №4. С. 26.

[46] См.: Ткачевский, Ю.М. Указ. соч. С. 24.

[47] См.: Известия. 1992. 2 марта.

[48] См.: Дуюнов, В.К. Указ. соч. С. 148.

[49] См.: Дуюнов, В.К. Указ. соч. С. 146.

[50] Михлин, А.С. Общая характеристика осужденных / А.С. Михлин. - М., 1991. С.58.

[51] См.: Уголовный кодекс Российской Федерации. Постатейный научно-практический комментарий. - М., 2001. С.94.

[52] См.: Ткачевский, Ю.М. Указ. соч. С. 26.

[53] См.: Криминология / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. - М., 2001. С.198.

[54] Дунаев С.А., Токарев А.Ф. Рецидив насильственных преступлений и его определение. - М., 1999. С.21.

[55] Елисеева, Н.В. Помилование в Российской Федерации / Н.В. Елисеева. - М., 2001. С.59.

[56] Келина, С.Г. Помилование // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В.Наумова. М., 1996. С.219.

[57] См.: Оскоцкий, В. Перед смертным порогом: Раздумья над прошениями осужденных о помиловании / В. Оскоцкий // Российская газета. 1999. 2 августа.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:17:40 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
20:58:48 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Меры поощрения осужденных
Уголовно-исполнительное право
Л.Б. СМИРНОВ УГОЛОВНО- ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО Л.Б. СМИРНОВ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО Курс лекций Санкт-Петербург, 2002 Уголовно-исполнительное право ...
В представлении об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, о замене не отбытой части наказания более мягким видом наказания и помиловании должны содержаться данные ...
Вопрос об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденного к лишению свободы или о замене ему не отбытой части наказания более мягким видом наказания ...
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 35888 Комментариев: 9 Похожие работы
Оценило: 11 человек Средний балл: 4.3 Оценка: 4     Скачать
Российское уголовное право
ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Российское уголовное право Курс лекций Воронеж 2010 Тема 1. Понятие, предмет, задачи ...
80 УК): а) только в отношении лица, отбывающего наказание в виде ограничения или лишения свободы и содержании в дисциплинарной воинской части; б) при надлежащем поведении ...
Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено к лицам, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте, осужденным к лишению свободы после ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: учебное пособие Просмотров: 5808 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания
СОДЕРЖАНИЕ ПЕРЕЧЕНЬ СОКРАЩЕНИЙ, СИМВОЛОВ, СПЕЦИАЛЬНЫХ ТЕРМИНОВ ВВЕДЕНИЕ 1 ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ И ЕЕ ...
Установленная законом возможность подвергнуться досрочному освобождению от реального отбывания наказания является, с одной стороны, средством поощрения осужденных, вставших на путь ...
В тех случаях, когда наказание осужденному было смягчено актом амнистии или помилования либо постановлением суда, суд при применении условно-досрочного освобождения от наказания ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 7248 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
... уголовного законодательства Российской Федерации в вопросах наказания
ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ПОНЯТИЯ, ЦЕЛЕЙ И ВИДОВ НАКАЗАНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ §1. Понятие наказания в ...
Представление осужденного к условно-досрочному освобождению или замене наказания более мягким не связано с завершением исполнительного процесса, а рецидив среди лиц условно или ...
Хотя пожизненное лишение свободы имеет черты срочного (жизнь это тоже срок) наказания, поскольку возможно условно-досрочное освобождение от отбывания этого наказания.
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 1236 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
... как вид исправительных учреждений, исполняющих наказания в Республике ...
... уголовно-исполнительной системы Академия Кафедра: уголовно-исполнительного права и организации исполнения наказания Магистерская диссертация Колонии-
4) оформление на осужденных материалов: об условно-досрочном освобождении; об освобождении от отбывания наказания по болезни; о включении времени работы лиц, отбывающих наказание в ...
Пункт 1 статьи 109 УИК Республики Казахстан содержит восемь видов поощрений, пункт 2 этой же нормы - одно поощрение, пункты 3-5 определяющие возможность изменения условий ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 13083 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Условно-досрочное освобождение
СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ИНСТИТУТ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ В СИСТЕМЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА 1.1 Возникновение и развитие в ...
Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие в процессе применения к осужденным, отбывающим содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы ...
Если, например, наказание осужденному было смягчено актом амнистии или помилования либо постановлением (определением) суда, то суд, при применении условно-досрочного освобождения ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 6014 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Институты амнистии и помилования как поощрительные нормы уголовного ...
Введение В последние годы ни один правовой институт в России не привлекал столько внимания, сколько институт амнистии и помилования. С одной стороны ...
Следовательно, помилование больше, чем вид поощрения и вид досрочного освобождения от отбывания наказания.
При рассмотрении ходатайств о помиловании принимаются во внимание: характер и степень общественной опасности совершенного преступления; поведение осужденного во время отбывания или ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 5146 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Правовое положение лиц, отбывающий наказание
Министерство образования и науки Российской Федерации Дипломная работа Предмет: Прокурорский надзор Выполнил: Студент Зейферт Группы [№ группы ...
Осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в ...
Первая группа - это законные интересы, направленные на получение поощрения, закрепленного в поощрительных нормах уголовного (условно-досрочное, досрочное освобождение), уголовно ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 3025 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Становление социальной работы в пенитенциарных учреждениях
... системы, основанной на представлении о том, что злодеяние есть всегда злоумышление, состояла в исполнении наказания. Когда конкретная форма мести ...
Позднее в практику деятельности исправительных учреждений был введен новый социально-правовой институт - краткосрочные выезды осужденных за пределы мест лишения свободы ...
... подготовка материалов для улучшения условий отбывания наказания, помилования, условно-досрочного освобождения; содействие в получении необходимых медикаментов, очков, протезов, а ...
Раздел: Рефераты по социологии
Тип: дипломная работа Просмотров: 5946 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Амнистия и помилование
... амнистии 1.1. Понятие и сущность амнистии, ее значение 1.2. Правовая природа актов об амнистии Глава 2. Правовая природа института помилования 2.1.
И хотя согласно исследованиям только 27,3% несовершеннолетних осужденных освобождается из мест лишения свободы по отбытии срока наказания, остальные по различным видам досрочного ...
175 УИК РФ, регламентирующей в числе других вопросов порядок обращения с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, показывает, что законодатель в ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 6413 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Дипломная работа: Меры поощрения осужденных (6166)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149914)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru