Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Изучение личности обвиняемого

Название: Изучение личности обвиняемого
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: реферат Добавлен 07:44:47 09 октября 2004 Похожие работы
Просмотров: 1217 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

I . Общие вопросы изучения следователем личности обвиняемого

1. Личность обвиняемого как объект изучения на предварительном следствии. Задачами уголовного судо­производства является быстрое и полное раскрытие пре­ступлений, изобличение виновных и обеспечение пра­вильного применения закона с тем, чтобы каждый со­вершивший преступление был подвергнут справедливо­му наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Выполнение этих задач лицом, производящим до­знание, следователем, прокурором и судом возможно лишь в том случае, когда в результате их процессуаль­ной деятельности по каждому уголовному делу будет установлена объективная истина. Она включает в себя получение достоверных и полных сведений как о самом преступном деянии, так и о всех лицах, причастных к его совершению. Это требует, чтобы по каждому уголовному делу наряду с установ­лением события преступления и виновности обвиняемо­го в его совершении по делу были доказаны и другие обстоятельства, влияющие на степень и характер ответ­ственности лица, привлекаемого к уголовной ответствен­ности. Многие из этих обстоятельств непосредственно связаны с личностью обвиняемого. Поэтому задача сле­дователя состоит не только в получении полных сведе­ний об объекте преступного посягательства и характере причиненного ему вреда, о способе совершенного преступ­ления, орудиях преступления, о всем том, что образует объект и объективную сторону состава преступления, но и в получении доказательств о субъективной стороне преступления, целях и мотивах его совершения. Есте­ственно, что должны быть собраны и полные сведения о субъекте преступления.

Среди перечисленных обстоятельств, которые долж­ны быть посредством доказательств установлены по каждому делу, особое место занимает субъект преступ­ления— обвиняемый. Судьбу обвиняемого призвана определить деятельность органов дознания, следствия и суда; действия этого человека составляют предмет расследования правоохранительных органов, которые обязаны определить, являются ли его действия уголовно на­казуемыми и какова их общественная опасность.

Фигура обвиняемого значима еще и потому, что его показания представляют собой один из источников до­казательств по делу.

Нельзя упускать из виду и то обстоятельство, что обвиняемый — человек, который совершил преступле­ние в силу влияния на его сознание определенных при­чин. Эти причины будут правильно определены следст­вием и судом лишь после того, как будет установлено, каким именно было это сознание. Все перечисленное в комплексе и определяет значение максимально полно­го получения сведений о личности обвиняемого.

Для установления истины по делу следователю не­обходимо выяснять сведения об отдельных обстоятель­ствах совершенного преступления не изолированно друг от друга, а в сложных связях и зависимостях между ни­ми, которые наличествуют в реальной жизни. Самым непосредственным образом это положение относится и к обвиняемому. Установление истины по делу предпола­гает не только получение сведений об обвиняемом, о его возрасте, состоянии здоровья, чертах его лич­ности, смягчающих или отягчающих ответственность обстоятельствах и т. д., но также обнаружение и ана­лиз связей отдельных качеств, черт и свойств личности обвиняемого с другими обстоятельствами события пре­ступления, подлежащими выяснению. Так , лишь распознав суть человека, выяснив уровень его правосознания, духовный и моральный облик, можно судить о действительных мотивах, которыми он руковод­ствовался, совершая преступление, и в результате это­го прийти к выводу о степени его общественной опасно­сти. Например, для хулигана, как правило, не внеш­няя ситуация способствует совершению им преступле­ния, а напротив, сам хулиган активно ищет подходящую для его действия обстановку, используя любой, даже самый малозначительный повод, а иногда обходясь и без него. Однако для дел об убийствах, совершенных в состоянии сильного душевного волнения или при пре­вышении пределов необходимой обороны, особое значе­ние приобретает та ситуация, в которой совершалось это преступление. Поэтому следователь, а впоследст­вии и суд не только собирают и анализируют доказа­тельства, освещающие качества и свойства обвиняемого, но постоянно рассматривают их в связи с другими важнейшими обстоятельствами уголовного дела.

Важно подчеркнуть, что выяснение ряда сведений о личности обвиняемого (например, возраст, прошлые судимости, смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства и т. д.) носит для органов дознания, следствия и суда обязательный характер, выяснение других сведений, характеризующих личность обвиня­емого (например, свойства характера, ценностные ори­ентации, уровень интеллектуального развития и т. д.), в значительной мере факультативный характер. Ина­че говоря, закон не требует от работников дознания и следствия безусловного их выяснения. Однако качест­венно полное и объективное расследование будет за­труднено без установления этих и других подобных све­дений.

В развитие положения о задачах уголовного судо­производства, которые сформулированы в законе неоднократно указывает на потреб­ность выяснения и учета личности обвиняемого, а так­же обязывает устанавливать по делу отдельные его черты и свойства.

Однако несмотря на то, что закон содержит положе­ния о необходимости выяснения данных, характеризую­щих личность обвиняемого, и в постановлениях Правительства РФ неоднократно подчеркива­лось, что выяснение этих данных имеет существенное зна­чение для разрешения вопроса о назначении справедли­вого и соразмерного наказания, а в некоторых слу­чаях и для решения вопроса о целесообразности преда­ния обвиняемого суду, нормативные акты, регулирую­щие вопросы предварительного следствия, не содержат исчерпывающего перечня обстоятельств, относящихся к личности обвиняемого, которые обязательно нужно устанавливать при расследовании каждого уголовного дела.

Представляется, что подобного перечня и не может быть. Слишком много сведений о личности обвиняемого могут иметь значение для правильного разрешения уго­ловного дела. Любой перечень, "содержащийся в законе или нормативном акте, лишь ставил бы неоправданные рамки по полному изучению личности обвиняемого. Перечень данных о личности обвиняемого, которые могут иметь значение по делу, по существу безграни­чен. Группа крови, возраст обвиняемого, его производ­ственный стаж, темперамент, круг интересов, наличие или отсутствие профессиональных навыков, строение папиллярных узоров пальцев рук, прошлая судимость, отношение к труду, круг интересов и многое другое могут и действительно являются предметом следственного и судебного исследования. Поэтому не случайно следова­тели по-разному решают вопрос об объеме и характере информации о личности обвиняемого, подлежащей до­казыванию по уголовному делу. Этим же частично можно объяснить и то, что, как показывает изучение практики, в этой работе следователями допускаются существенные ошибки.

Как уголовный, так и уголовно-процессуальный законы, указывая на необходимость учитывать при ре­шении многих вопросов личность обвиняемого, не дают определения этого понятия. Очевидно, что понятие «лич­ность обвиняемого» — суть производное понятие более общего — «личность».

Личность — есть социальная сущность человека. К. Маркс писал: «...сущность «особой личности» состав­ляет не ее борода, не ее кровь, не ее абстрактная физи­ческая природа, а ее социальное качество». Из этого следует, что для распознания личности особое значение имеют контакты и взаимоотношения между людьми, из которых складывается общественная жизнь человека. Сказанное позволяет сделать практический вывод о возможности и необходимости познания на предвари­тельном следствии той или иной личности посредством, изучения ее контактов и взаимоотношений с другими людьми.

Каждая личность характеризуется совокупностью индивидуальных свойств и качеств, в которые должны быть включены имеющие первостепенное значение те черты и качества, которые характеризуют личность как члена общества, гражданина, представителя определен­ного класса, социальной группы и т. д. «...Сущность че­ловека не есть абстракт, — писал К. Маркс, — прису­щий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений».

Это также важное положение. Оно не только указы­вает на то, что должно изучаться следователем в личности обвиняемого, но и устанавливает иерархию значи­мости в оценке личности обвиняемого отдельных качеств и свойств.

Общественное самосознание, т. е. понимание общест­венной значимости своих поступков, — важнейший элемент личности. Иначе говоря, для оценки того или иного человека (в том числе обвиняемого) наиболее существенно, какой вклад он вносит в общее дело. Таким образом, для выявления личности обвиняемого на предварительном следствии нужно определить, как эта личность относится к окружающим людям, собствен­ной персоне, семье, детям, к собственности, труду, раз­личным гражданским обязанностям и т. п.

Личность преступника характеризуется фактом со­вершения преступления, но не исчерпывается этим и не объясняет всего его содержания. «Государство должно видеть и в нарушителе, — пишет К. Маркс, — человека, живую частицу государства, в которой бьется кровь его сердца, солдата, который должен защищать роди­ну, свидетеля, к голосу которого должен прислушивать­ся суд, члена общины, исполняющего общественные фун­кции, главу семьи, существование которого существенно, и, наконец, самое главное — гражданина государства». Из этого положения также следует практический вывод для собирания и оценки сведений о личности обвиняемо­го на предварительном следствии. Он состоит в том, что для правильного суждения о личности нужно распола­гать всеми ее социально существенными свойствами (по­ложительными и отрицательными). Именно совокупность этих свойств дает правильное представление о том, кто совершил преступление, и, кроме того, помогает пра­вильно понять само преступление.

«Особенности личности, обусловливающие антиоб­щественное поведение, являются результатом опреде­ленных условий жизни, воспитания, влияния, связей и т. п.; они приводят к совершению преступления не автоматически и фатально, а под действием внешних условий и обстоятельств, конкретной ситуации при участии сознания и воли лица, сохраняющего возмож­ность выбрать различные варианты поведения». Это положение для следователя представляет ту значи­мость, которой объясняется связь между личностью обвиняемого и внешними условиями или конкретной ситуацией.

Прежде чем приступить данной работе, представляется необходимым рассмотреть термин «обвиняемый». Этот термин дается УПК. Там сказано: «Обвиняемым признается лицо, в отношении которого в , установленном настоящим Кодексом порядке вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого».

Обвиняемый, преданный суду, именуется подсуди­мым, а подсудимый, в отношении которого вынесен об­винительный приговор, — осужденным. В этом отноше­нии данный термин и будет упоминаться в нашей рабо­те. Но раскрытие темы было бы неполным, если бы здесь не рассматривались вопросы изучения следовате­лем личности подозреваемого.

Если процессуальными терминами «обвиняемый» и «подозреваемый» обозначаются конкретные участники уголовно-процессуальной деятельности, то термин «заподозренный» не имеет процессуального содержания. Он выработан практикой и получил широкое распрост­ранение. Обычно заподозренным следователь считает человека, в отношении которого у него есть определен­ные данные, дающие основания подозревать его в со­вершении какого-либо преступления. Естественно, такие лица могут быть объектом расследования, особенно в его начале, когда преступление еще не раскрыто.

Здесь уместно привести высказывание А. М. Ларина, который пишет: «Не следует смешивать подозреваемого заподозренным, т. е. с лицом, которого в чем-то запо­дозрил потерпевший или следователь. Подозревать в со­вершении определенного преступления следователь мо­жет иногда и широкий круг лиц. Но подозреваемым в процессуальном смысле становится лишь тот, кто за­держан или подвергнут одной из мер пресечения до предъявления обвинения.

По делу о разбойном нападении, совершенном в рай­онном центре, вначале были получены данные, что в, преступлении участвовал неизвестный шофер такси. В городе в то время находились вне гаража девять так­си. Оказались необходимыми допросы всех девяти шо­феров, причем каждый из них допрашивался и о работе других шоферов, и о своей работе в эту смену. До до­просов следователь мог считать вероятным участником преступления каждого из девяти. Однако ставить всех их в процессуальное положение подозреваемых основа­ний не было. Все они были допрошены в качестве сви­детелей. В дальнейшем же на основании проверки по­казаний этих свидетелей один из них был изобличен и привлечен к ответственности в качестве обвиняемого. Материалы же допросов остальных восьми шоферов со­хранили значение свидетельских показаний». Практи­ка показывает, что следователю часто приходится изу­чать как личность обвиняемого и подозреваемого, так и заподозренного и, несмотря на существенные процес­суальные различия между ними, в методике изучения личности этих фигур имеется много общего.

Бесспорно, следователя должны интересовать такие свойства и качества личности обвиняемого, которые ли­бо находятся в соответствии с характером расследуемо­го преступного деяния, либо противоречат ему. В первом случае получение таких данных о личности обвиняемого подтверждает правильность принятого следовате­лем решения о предъявлении данному лицу обвинения, во втором случае — обвинение ставится под сомнение, что, естественно, требует от следователя поиска новых доказательств для того, чтобы убедиться в правильности обвинения либо (и такое бывает на практике) ошибоч­ности предъявленного обвинения.

Определение критерия относимости данных, характе­ризующих личность обвиняемого, еще не полностью раз­решает проблему, стоящую здесь перед следователем. Ему нужно еще знать, какие конкретные цели разреша­ются посредством собирания данных о личности обвиня­емого и в каком объеме эти сведения должны быть в законченном следственном производстве.

Без четкого определения направления изучения Лич­ности обвиняемого даже самое добросовестное отноше­ние к этой работе превращается в собирание отдельных малосвязанных между собой сведений, равно как и указания на направления без объяснения того, какие сведения составляют предмет изучения, слишком мало представляют ценного для практики. Лишь в сочетании одного с другим можно конкретизировать рекомендации по собиранию сведений об обвиняемом, что гарантирует доброкачественное проведение предварительного следст­вия.

Так, возраст обвиняемого важен для уголовно-право­вого направления исследования, поскольку лишь по до­стижении определенного возраста может наступить уго­ловная ответственность гражданина. Возраст имеет зна­чение и для уголовно-процессуального направления, ибо при решении такого, например, вопроса, как избрание меры пресечения, возраст обвиняемого может играть определенное значение. Существен возраст обвиняемого и для криминалистического направления, так как так­тика производства отдельных следственных действий меняется в зависимости от того, в каком возрасте обви­няемый. Определение направлений изучения личности обвиня­емого на предварительном следствии имеет, главным образом, методический смысл. Направления ориентируют следователя в его сложной работе по сбору сведений о личности обвиняемого. Направления в изучении лич­ности помогают анализировать полученные сведения и определять их полноту.

Поэтому кратко охарактеризуем каждое направление (подробно об этом будет сказано в последующих раз­делах настоящей работы). Уголовно-правовое направле­ние изучения данных, характеризующих личность обви­няемого, проводится для решения вопроса о возможно­сти привлечения лица к уголовной ответственности; для правильной квалификации действий виновного; для пра­вильного применения мер уголовного наказания — 'инди­видуализации.

Уголовно-процессуальное направление изучения дан­ных, характеризующих личность обвиняемого, необходи­мо для осуществления обоснованного процессуального режима (проведение следственных действий, избрание меры пресечения, допуск защитника к участию в деле и т. п.).

Криминалистическое направление изучения данных, характеризующих личность обвиняемого, организуется с целью правильного выдвижения следственных версий, установления всех эпизодов по делу и всех соучастников обвиняемого, а также для обоснованного выбора тактиче­ских приемов при производстве отдельных следственных действий.

Таким образом, личность обвиняемого представляет собой необходимый и сложный объект изучения на пред­варительном следствии. Полные сведения о личности обвиняемого вооружают следователя знанием, гаранти­рующим целесообразное и эффективное расследование уголовного дела, что обеспечивает выполнение задач, возложенных законом на стадию предварительного рас­следования преступлений.

2.Анализ практики изучения личности обвиняемого на предварительном следствии . Рекомендации следова­телю по изучению им личности обвиняемого окажутся обоснованными лишь в том случае, если будет изучена следственная практика, установлены наиболее характер­ные ошибки (существенные для правильного разрешения дела и часто повторяющиеся), а также выявлен передо­вой опыт лучших следователей.

Типичные недостатки в изучении личности обвиня­емого на предварительном следствии можно подраз­делить на четыре основные группы.

Первая группа . Отсутствие в деле полных и нужных сведений, характеризующих обвиняемого. Задача следствия в этой части выполнена формально. Следователи ограничивались запросами характеристик с места жительства или места работы обвиняемого.

Вторая группа . В материалах дела имеются сведения, характеризующие личность обвиняемого, однако они собраны по случайному признаку и представляют собой набор различных малосвязанных друг с другом фактов и оценок, которые нередко носят противоречивый характер.

Нередко те или иные сведения, характеризующие личность обвиняемого, хотя и фигурируют в материа­лах законченного следственного производства, однако по существу не проверяются. Иначе говоря, следователи используют при собирании данных о личности обвиняе­мого весьма ограниченное число источников.

По результатам нашего исследования отдельные качества или свойства обвиняемого устанавливаются, как правило, только одним доказательством и лишь в редких случаях — двумя, тремя. При этом не всегда устраняются противоречия в отдельных сведениях и оценках человека.

Третья группа . Недостатки этой группы заключа­ются в предвзятости собираемых данных, характери­зующих обвиняемого. При этом нарушается требова­ние закона о том, что следователь обязан принять все меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выяснить как уличающие, так и, оправдывающие, как отягчающие, так и смягчающие ответственность обвиняемого обстоятельства.

Четвертая группа. По многим делам следователи со­бирают достаточно сведений о личности обвиняемого. Эти .сведения, полученные из самых различных источни­ков, проверяются и перепроверяются, а поэтому в их истинности сомнений не возникает. Однако следователь не находит этим сведениям правильного применения. По­нятно, что в завершающих следствие документах — об­винительном заключении и постановлении о прекраще­нии уголовного дела — необходим анализ личности об­виняемого в тесной связи с остальными важнейшими обстоятельствами дела. Читающему уголовное дело дол­жно быть ясно, насколько возможно совершение того или иного преступления именно этим лицом, облада­ющим такими качествами и свойствами личности. Коне­чно, даже самая хорошая репутация не исключает воз­можности совершения тяжкого преступления. Однако она является важным обстоятельством по делу и наряду с другими обстоятельствами должна быть принята во внимание следователем при разрешении уголовного де­ла. К сожалению, такие соображения учитываются сле­дователями не всегда.

Анализ наиболее часто встречающихся ошибок в следственной работе по собиранию и использованию дан­ных, характеризующих личность обвиняемого, позволяет прийти к более общему выводу о том, что некоторые следователи еще не в полной мере уяснили, какие имен­но сведения им необходимо выяснять о личности обвиняе­мого и как полученные сведения должны быть реализо­ваны в материалах законченного следственного произ­водства.

II . Уголовно-правовое направление изучения следователем личности обвиняемого

1. Задачи уголовно-правового направления изучения личности обвиняемого . Уголовно-правовое направление изучения личности обвиняемого призвано обеспечить пра­вильную квалификацию деяния обвиняемого и создать необходимые предпосылки для индивидуализации уго­ловной ответственности. «Должны быть установлены и, следовательно, подлежат доказыванию обстоятельства, пишет М. С. Строгович, —характеризующие личность обвиняемого, поскольку это имеет значение для правиль­ного разрешения дела, для того, чтобы суду было ясно, что представляет собой обвиняемый (его поведение на работе и в быту, отношение к своим обязанностям, нали­чие или отсутствие прежней судимости и т. д.')».

Цели уголовно-правового направления изучения лич­ности обвиняемого состоят в том, чтобы следователь собрал сведения о личности обвиняемого, которые поз­волят судить о возможности и целесообразности привле­чения лица к уголовной ответственности и предания су­ду, а также освобождения от уголовной ответственности с передачей дела в товарищеский суд или с передачей виновного на поруки; о квалификации действий винов­ного (повторность, отнесение к числу особо опасных ре­цидивистов и т. д.); о наличии обстоятельств, смягчаю­щих и отягчающих ответственность; о виде и размере наказания, которое наиболее целесообразно назначить обвиняемому для его исправления и перевоспитания.

Сложность представляет определение объема данных уголовно-правового направления, характеризующих лич­ность обвиняемого, которые следователю важно устано­вить для реализации указанных целей. Общая формулировка о том, что следователю необходимо определить совокупность признаков, имеющих уголовно-правовой характер и получивших отражение в уголовном законо­дательстве России что, мало про­ясняет вопрос о том, какие именно данные, характеризу­ющие обвиняемого, и в каком объеме должны быть соб­раны в материалах законченного следственного произ­водства. К сожалению, как научным, так и практическим работникам здесь приходится встречаться с рядом трудностей, в числе которых следующие. Во-первых, признаки, имеющие уголовно-правовой характер, за­конодателем не сгруппированы в одном месте, а рас­положены в различных частях Уголовного кодекса (например, признак невменяемости—в начале, в Об­щей части, а признак специального субъекта — в Осо­бенной части во многих нормах). Иное расположение указаний о признаках, имеющих уголовно-правовое значение, не отвечало бы существующей структуре за­конодательства. Однако такое положение создает до­полнительные сложности следователю, поскольку ему каждый раз приходится анализировать с указанной целью значительную часть законодательного материа­ла. Во-вторых, относящиеся к личности обвиняемого обстоятельства, о которых идет речь в уголовном законе, имеют чрезвычайно разноплановый характер. Например, в УК упоминается о роди­тельских правах обвиняемого, о должностном положении обвиняемого, о болезненном сос­тоянии обвиняемого (заражение венерической болез­нью), о лице, которому вверено имущество, подлежащее описи или аресту, и т. д. В-треть­их, указанные обстоятельства настолько тесно перепле­таются с состоянием и действиями обвиняемого, что порой бывает сложно разграничить их не только в практическом, но и в теоретическом плане. Например, такое обстоятельство, как совершение преступления с особой жестокостью , говорит не только о способе совершения преступления, но и о ха­рактере лица, которое это преступление совершило. Поэтому следователь, встречаясь с аналогичным прес­туплением, должен собрать такие материалы, которые позволят судить о том, обнаруживало ли лицо, привле­ченное к уголовной ответственности, ранее такие черты, как бесчеловечность, безразличие к страданиям других, садизм и т. д.

Казалось бы, зная цели исследования личности об­виняемого, имеющие уголовно-правовое значение, мож­но указать, какой объем, а точнее, какие именно каче­ства и свойства личности необходимо выяснять следо­вателю в том или ином случае. Однако здесь таятся очевидные трудности. Дело в том, что одни и те же ка­чества и свойства нередко необходимы для решения нескольких целей исследования и, наоборот, одна цель исследования может потребовать выяснения самых различных качеств и свойств человека. Так, возраст лица, совершившего расследуемое преступление, может иметь значение и для решения вопроса о возможности признания его субъектом преступления, и в качестве смягчающего ответственность обстоятельства, и для определения целесообразной меры наказания.

Суждения о личности обвиняемого, оценка этой личности следователем, прокурором, судом складыва­ются в результате познания отдельных черт, свойств, качеств. Эти отдельные черты, свойства и качества выявляются, проверяются и анализируются в ходе все­го судопроизводства следователем, прокурором, судом и другими участниками процесса. На основании такого исследования составляется общая характеристика лич­ности обвиняемого. Поэтому отдельные черты, свойст­ва и качества лишь в своей совокупности достаточны для общих уголовно-правовых выводов.

У личности обвиняемого наличествуют целостные свойства, не сводимые к характеристикам составляю­щих его частей. Как бы ни были подробно выяснены отдельные качества, свойства и черты обвиняемого, нельзя утверждать, что в результате этого следователь полностью распознал человека, привлеченного к уго­ловной ответственности. Подобное утверждение упро­щало бы существующее положение. Задача у следова­теля значительно уже, ему необходимо выявить те свойства и качества лица, которые позволят ему сде­лать обоснованный вывод о личности обвиняемого, т. е. которые значимы применительно к задачам уголовного судопроизводства.

Характеризующие личность обвиняемого свойства, качества и черты, существенные для предмета доказы­вания по уголовному делу, находятся в процессе развития. Многие из них возникают, развиваются, изменя­ются и исчезают даже в тех пределах времени, которые ограничивают производство по делу. Чистосердечное раскаяние уже свидетельство процесса изменения тех черт человека, которые привели его к совершению преступления. Изложенное обстоятельство должно быть всегда учитываемо следователем при сборе дан­ных, характеризующих личность обвиняемого.

Чтобы более полно характеризовать объем данных о личности обвиняемого в уголовно-правовом аспекте, представляется необходимым подразделить все сведения о личности обвиняемого на две большие группы. Первая включает в себя данные, которые непосредствен­но указаны в законе; вторая — сведения, хотя и имею­щие уголовно-правовое значение, но о которых в законе нет прямого упоминания. Сюда должны быть отнесены сведения, которые учитываются и применяются в след­ственной и судебной практике.

Законодатель упоминает как отдельные качества и свойства личности (например, возраст, должность, пол), так и обобщенное понятие «личность виновного». Этим понятием законодатель оперирует, когда обязы­вает суд учитывать при определении наказания наряду с другими обстоятельствами личность виновного. Кроме того, «личность обвиняемого» необходимо выяснять при признании лица особо опасным рециди­вистом (ст. 18 УК) при назначении виновному наказа­ния ниже низшего предела; при условном осуждении; при освобождении от уголов­ной ответственности с передачей виновного на поруки. В несколько иных выражениях, но вкла­дывая тот же смысл, упоминается в законе тот факт, что «лицо перестало быть общественно опасным», в качест­ве одного из условий освобождения от уголовной от­ветственности и наказания.

Закон не содержит разъяснения понятия «личность виновного», а поэтому как в теории, так и на практике это понятие наполняют самыми различными качества­ми, свойствами и чертами. Представляется, однако, что для уголовно-правового направления изучения личнос­ти обвиняемого, которое проводится на предваритель­ном следствии, определяющими являются те черты, качества и свойства, которые прямо указаны в законе, а именно: возраст (ст. 20 УК); состояние здоровья (ст. 21 УК); прежняя судимость; имущественное положение; наличие военных и других званий, а также орденов, медалей и по­четных званий.

Кроме того, в зависимости от квалификации дейст­вия лица, привлеченного к уголовной ответственности, следователю необходимо устанавливать все те призна­ки, которые попадают под определение специального субъекта, например должностное лицо.

Конечно, не все признаки, указанные в общей и особенной частях Уголовного кодекса, необходимо выя­снять по всем делам, в отношении всех обвиняемых. Очевидно, например, что у несовершеннолетнего отсут­ствуют почетные звания. Наряду с этим такие обстоя­тельства, как возраст, состояние здоровья, отягчающие и смягчающие вину обстоятельства, должны быть пред­метом выяснения по каждому делу и в отношении каж­дого лица, привлеченного к уголовной ответственности.

Личность обвиняемого, однако, не будет изучена с достаточной полнотой, если в материалах законченного следственного производства окажутся лишь сведения, о которых есть прямое упоминание в законе. Следст­венная и судебная практика совершенно обоснованно свидетельствуют о том, что в уголовных делах собира­ются, анализируются и используются еще целый ряд обстоятельств, характеризующих лицо, привлеченное к уголовной ответственности. Обобщение этой практики дает основание выделить наиболее существенные в ука­занном смысле обстоятельства, которые в совокупности с перечисленными в законе чертами, свойствами и ка­чествами образуют понятие «личность обвиняемого».

Таким образом, хотя объем и содержание необходи­мых сведений об обвиняемом зависят от особенностей расследуемого дела и находятся в тесной зависимости от квалификации деяния, однако уголовно-правовая характеристика должна включить в себя как качества, свойства и черты, предусмотренные законом, так и иные, используемые в следственной и судебной практи­ке для правильного применения уголовного закона и индивидуализации уголовной ответственности.

2. Характеристика сведений о личности обвиняемого , выяснения которых требуетуголовный закон. Среди всехкачеств личности обвиняемого, выяснения которых требует уголовный закон, есть и такие, которые в равной степени имеют и уголовно-процессуальное, и кримина­листическое значение. К ним в первую очередь следует отнести возраст обвиняемого. Значение этого признака состоит в следующем. Во-первых, закон диф­ференцирует наступление ответственности несовершен­нолетних в зависимости от тяжести совершенного пре­ступления. Уголовной ответственности, по общему пра­вилу, подлежат лица, которым до совершения престу­пления исполнилось 16 лет. Лица, совершившие преступление в возрасте от 14 до 16 лет, подлежат уго­ловной ответственности лишь за тяжкие преступления, полный перечень которых содержится в законе. Во-вто­рых, следователю нужно учитывать, что суд может применять к лицу, совершившему преступление до дости­жения 18-летнего возраста, меры воспитательного ха­рактера, не являющиеся уголовным наказанием. В-третьих, к лицу, не достигшему" 18 лет, не может быть применена ссылка или высылка, смертная казнь, это лицо не может быть приговорено к лишению свободы на срок свыше 10 лет .

В-четвертых, само несовершеннолетие является смяг­чающим ответственность обстоятельством. В-пятых, хотя об этом прямо в законе не говорится, но на практике в качестве смягчающего вину обстоятельства признается преклонный и молодой возраст обвиняемого.

В отношении пожилых людей трудно определить, ка­кой же возраст можно считать преклонным. Здесь не­обходимо учитывать состояние здоровья и особенности лица, привлеченного к уголовной ответственности.

Следующее важное в уголовно-правовом плане свой­ство личности обвиняемого— состояние его здоровья. Закон освобождает от уголовной ответствен­ности лиц, признанных невменяемым ст.21 УК, и поэтому во всех сомнительных случаях назначается судебно-психиатрическая экспертиза. Если в ходе допроса обвиняемого или его родственников или любым иным образом следова­телю становится известно, что лицо, привлеченное к уго­ловной ответственности, находилось ранее на излечении в психиатрических лечебницах либо даже состоит на учете в районном психиатрическом диспансере, то во всех этих случаях следователь обязан назначить судебно-психиатрическую экспертизу. Состояние здоровья обвиняемого — важное свойство личности. Данные о состоянии здоровья обвиняемых могут быть приняты судом во внимание и при определении вида исправительно-тру­довых работ или вида режима в колонии при осуждении к лишению свободы.

Обязательна для следователя и проверка прежних судимостей обвиняемого. Основное значение этого обсто­ятельства заключается в установлении степени общес­твенной опасности обвиняемого и правильной квалифи­кации им содеянного. В отношении каждого лица, при­влеченного к уголовной ответственности, следователь должен установить: судилось ли это лицо ранее, если су­дилось, то когда и каким судом, по какой статье Уголов­ного кодекса; если было осуждено, то к какой мере на­казания; отбыло ли полностью наказание или только час­тично. Кроме того, следователь должен определить, не погашена ли судимость или не снята ли она в порядке, установленном законом. Использование следователем данных о прошлой судимости обвиняемого происходит, как известно, в следующих случаях:

а)при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности в связи с применением мер админи­стративной ответственности с передачей дела в суд или с"передачей виновного на поруки;

б)при определении правильной квалификации рас­
следуемого деяния. Например, прежняя судимость за
взяточничество является квалифицирующим признаком преступления — получения взятки;

в)при рассмотрении вопроса, не может ли суд приз­нать обвиняемого особо опасным рецидивистом.

Иногда следователи оказываются в затруднении: нужно ли в описательной части обвинительного заклю­чения упоминать о прошлой судимости обвиняемого, ес­ли она погашена или снята. Одни следователи вообще не упоминают в обвинительном заключении такие прош­лые судимости, а другие сообщают о них в описатель­ной части указанного документа с добавлением о том, что судимость снята или погашена. В той же части пе­ред формулировкой обвинения, где перечисляются анке­тные данные обвиняемого, указывается «не судим».

Суду небезразлично прошлое обвиняемого, и оно дол­жно быть учитываемо как характеризующее обстоятель­ство при определении ему наказания. Особенно, если в настоящее время обвиняемый совершил преступление однотипное, за которое он уже ранее судился. Вместе с тем, как и требует закон, на квалификации деяния обви­няемого это не должно отражаться. В этом состоит гу­манизм института снятия судимости. Поэтому допусти­мо упоминание в описательной части обвинительного заключения сведений о погашенных или снятых суди­мостях.

Следователю необходимо установить, имеет ли обви­няемый ордена, медали, почетные и воинские звания. Ес­ли расследуется дело о тяжком преступлении, то, соглас­но закону, суд может приговором лишить лицо воинского или специального звания и внести представление в соответствующие органы о лишении осужденного ордена иди. медали. Следственная и судеб­ная практика показывает, что установление факта наг­раждения обвиняемого орденом, медалью, а также при­своение ему почетных званий («заслуженный учитель», «заслуженный художник», «народный художник», «за­служенный юрист», «народный артист», «заслуженный тренер» и т.п.) может рассматриваться и как обстоятель­ство, смягчающее ответственность. Именно об этом, в частности, идет речь в ст. 48 УК, где сказано: «Суд мо­жет учитывать также смягчающие обстоятельства, не указанные в законе».

Следователи редко указывают в обвинительном зак­лючении или постановлении о прекращении уголовного дела о том, что лицо, привлекаемое к уголовной ответ­ственности, имеет правительственные награды и почет­ное звание. Между тем сведения по этому поводу в пере­численных документах необходимы.

Важное уголовно-правовое значение имеют данные о семейном положении обвиняемого и о наличии у него де­тей. В случае установления в процессе расследования фактов жестокого обращения с детьми или невыполне­ния родителями своих обязанностей вне зависимости от того, какое дело расследуется, следователю необходимо принять соответствующие меры к исправлению такого положения.

Практика показывает, что следователи при составле­нии характеристики на личность обвиняемого не всегда уделяют достаточно внимания тому, как им исполняются его родительские обязанности. Между тем выяснение этого обстоятельства для оценки личности не менее важ­но, чем отношения к труду, к служебным обязанностям, поведения в обществе и т.п. В ряде случаев может иметь уголовно-правовое зна­чение и имущественное положение обвиняемого. Све­дения об этом относятся к характеристике обвиняемого, так как в определенной мере позволяют судить об усло­виях и образе его жизни, о формировании личности об­виняемого (например, склонность к стяжательству).

Кроме того, закон в качестве дополни­тельной меры наказания предусматривает конфискацию имущества. В силу этого следователь по делам о пре­ступлениях, за которые по закону можно применить эту меру наказания, обязан принять меры к обеспечению возможности ее применения. Особое значение приобре­тает выяснение названных обстоятельств по делам о хи­щениях социалистического имущества.

В числе обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, УПК указывает на те, которые влияют «на степень и характер ответ­ственности обвиняемого». В-УПК РСФСР сказано, что доказыванию подлежат «об­стоятельства, влияющие на степень и характер ответ­ственности обвиняемого, указанные в статьях 61 и 63 Уголовного кодекса РФ (смягчающие и отягчающие ответственность) атакже иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого». Такая форму­лировка закона приводит к тому, что некоторые практи­ческие работники полагают, будто на степень и характер ответственности обвиняемого влияют лишь данные, ха­рактеризующие его личность. И как следствие этого, все обстоятельства, перечисленные в ст. ст. 61 и 63 УК РФ, относят к данным, характеризующим личность виновного.

Представляется, что формулировка этого положения в УПК других республик по сравнению с соответствующей формулировкой УПК РФ более точная.' Действи­тельно, как уже говорилось, на степень и характер ответ­ственности обвиняемого оказывают влияние не только обстоятельства, характеризующие его личность. Кроме того, не все перечисленные в ст. ст. 61 и 63 УК обстоятельства могут быть целиком отнесены к данным, характеризующим личность обвиняемого, хотя справедливости ради нужно признать, что они весьма близко к ним находятся. Скажем, совершение преступле­ния группой или общеопасным способом, под влиянием угрозы или принуждения вряд ли без оговорок можно от нести к данным, характеризующим личность обвиняемого.

Основанием к такому выводу могут быть следующие рассуждения. Если, например, преступление совершено организованной группой, то участие каждого члена этой группы может оказаться более или менее длительным (участие в группе). Такое состояние в группе само по себе в определенной мере характеризует лицо, совер­шившее преступление. Если же речь -идет о совершении преступления в группе под влиянием угрозы или при­нуждения, то можно полагать, что преступник — слабо­характерный человек, так как он поддался угрозе или принуждению. Понятно, что связь этих обстоятельств с личностью обвиняемого значительно более дальняя, чем обстоятельств, непосредственно характеризующих личность, например его отношение к труду и к общест­венному долгу.

Вместе с тем большинство обстоятельств, перечислен­ных в ст. 61 и 63 УК, относится к характеристике личности обвиняемого, и поэтому они должны быть здесь подвергнуты анализу. Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, могут быть подразделены на со­стояние лица, его мотивы и устремления.

Рассмотрим вначале обстоятельства, смягчающие ответственность. Среди них можно выделить в самосто­ятельную группу следующие: совершение преступления вследствие стечения тяжелых личных и семейных обстоя­тельств; под влиянием угрозы или принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости; впервые, вследствие случайного стечения обстоятельств; под влиянием сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего; совершение преступления несовершеннолетним; совершение преступ­ления женщиной в состоянии беременности. Здесь речь идет о состоянии об­виняемого. Объединение перечисленных обстоятельств в одну группу обусловлено тем, что они (эти обстоя­тельства) свидетельствуют об ограниченной способности человека давать объективную оценку создавшейся ситуа­ции. В первую очередь утрачивается в определенной мере предвиденье возможности наступления результатов действий этого человека. Стало быть, речь идет, как правило, об отклонениях от нормального психического состояния. Здесь следует подчеркнуть необходимость ре­альности существования перечисленных обстоятельств. Например, тяжелые личные или семейные обстоятельства предполагают наличие болезни обвиняемого либо его близких или сильные переживания или неприятности по работе. Степень значимости этих обстоятельств во мно­гом зависит от их оценки следователем, а затем и судом.

Одни и те же обстоятельства оказывают на различ­ных людей неодинаковое влияние. Сильные духом во­левые люди менее склонны к совершению противопра­вных, а тем более уголовно наказуемых деяний, чем сла­бовольные, неуравновешенные. Однако следственная и судебная практика знает многочисленные исключения.

Так, по одному делу привлекался к уголовной ответ­ственности участник Великой Отечественной войны, ка­валер трех орденов и шести медалей, много лет зани­мавший ответственную должность. Допрошенные в качестве свидетелей соседи и сослуживцы были единодушны в оценке этого человека как исключительно выдержанного, уравновешенного, доброжелательного к людям. Вместе с тем, испытывая глубокие чувства к мо­лодой и ветреной жене, он постоянно ее ревновал. Од­нажды, возвратясь раньше, чем обычно, домой, он за­стал жену в обществе постороннего мужчины. Между мужем и женой возникла ссора. Жена нарочито вела себя вызывающе, оскорбляла мужа, глумилась над его чув­ствами. Находясь в состоянии сильного душевного вол­нения, муж ударил несколько раз ножом жену, чем причинил последней тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни. Примечательно, что никто из лиц, хорошо знавших обвиняемого, не мог предположить, что он способен на такой поступок.

Состояние беременности характеризуется не только существенными физиологическими, но и психологичес­кими изменениями. Известно, что в этот период жен­щины обычно повышенно возбудимы, раздражительны.

В другую группу, определенную как мотивы и уст­ремления, можно включить такие обстоятельства: пред­отвращение виновным вредных последствий совершен­ного преступления, или добровольное возмещение нане­сенного ущерба, или устранение причиненного вреда; чистосердечное раскаяние или явка с повинной .В этой группе названные обстоятельства характеризуют поступки обвиняемого с точки зрения мотивов и устремлений. Наличие указанных обстоя­тельств облегчает работу правоохранительных органов, и в первую очередь дознания и следствия, что сущест­венно в деле борьбы с преступностью. Например, добро­вольное возмещение понесенного ущерба в ряде случаев делает излишним поиски похищенного, на что часто уходит много сил и времени следователей.

Объединяющим эту группу обстоятельств свойством является то, что в них личность обвиняемого проявляется в психическом отношении к содеянному. Для уголовно-правовой оценки такое отношение, как устанавливает закон, чрезвычайно существенно. Характеризуя эту груп­пу обстоятельств, Ю. В. Манаев отмечает: «Данные обстоятельства являются смягчающими ответственность при назначении наказания, поскольку, во-первых, объек­тивно снижают степень опасности совершенного престу­пления и, во-вторых, характеризуют определенное пси­хическое отношение виновного к преступлению, его ак­тивное, длительное раскаяние, готовность искупить вину, порвать с преступным прошлым и не допустить совер­шения нового преступления»7 .

Утверждение Ю. В. Манаева в основе своей верное. Однако не все перечисленные обстоятельства порознь свидетельствуют о готовности «порвать с преступным прошлым и не допустить совершения нового преступле­ния». Так, предотвращение вредных последствий совер­шенного преступления или явка с повинной могут ока­заться не только результатом раскаяния, но и сознатель­ным действием, рассчитанным на снижение наказания. Более того, в ряде случаев преступник, выдавший вла­стям, скажем, похищенное или делающий заявление о совершенном им общественно опасном деянии, вовсе и не раскаивается в том, что он сделал. Конечно, суд должен учесть эти обстоятельства в качестве смягчающих ответ­ственность, но в меньшей степени. Наиболее полно ука­занные обстоятельства проявляются, когда они фигури­руют не порознь друг от друга, а в совокупности.

Понятно, что в законченном следственном производ­стве перечисленные смягчающие ответственность обстоя­тельства должны найти полное отражение. Кроме того, на них должно быть указано в обвинительном заклю­чении.

Обстоятельства, отягчающие ответственность, с из­вестной долей условности можно разделить на две груп­пы: первая включает обстоятельства, которые носят внешний характер и свидетельствуют о повышенной опасности личности обвиняемого, вторая — обстоятель­ства, свидетельствующие о мотивах и устремлениях об­виняемого.

К первой группе относятся: совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление; совершение преступления лицом, находящимся в состоя­нии опьянения; совершение нового преступления лицом, которое было взято на поруки, в течение срока поручи­тельства, или в течение одного года после окончания этого срока. Все эти обстоя­тельства характеризуются тем, что личность обвиняемого становится более общественно опасной.

Ранее рассматривались вопросы, связанные с преж­ней судимостью обвиняемого, и было указано, что она должна изучаться следователем, чтобы решать вопросы о возможности освобождения от уголовной ответствен­ности, об определении правильной квалификации (преж­няя судимость как квалифицирующий признак) и о при­знании особо опасным рецидивистом. Здесь же речь должна вестись о том, что совершение обвиняемым прошлого преступления является обстоятельством, характеризующим его личность. Примечательно, что за­кон разрешает суду «в зависимости от характера первого преступления не признать за ним значения отягчающего обстоятельства». Представляется, что следователю в та­ких случаях недостаточно проанализировать сведения, имеющиеся в справке о судимости, необходимо рассмот­реть данный вопрос более полно. С этой целью нужно подвергнуть изучению приговор но прежнему делу либо' иной документ, раскрывающий характер совершенного преступления. Ценны также показания обвиняемого и свидетелей по поводу совершения им в прошлом пре­ступления. Все это имеет особый смысл в случаях, когда в прошлом совершено преступление по неосторожности или при наличии обстоятельств, смягчающих ответст­венность.

Состояние опьянения, как отягчающее вину обстоя­тельство, должно входить в предмет доказывания по делу. Дело в том, что не во всех случаях проводится медицинское освидетельствование лица, заподозренного в совершении преступления. Наиболее часто такое об­следование проводится по делам о транспортных пре­ступлениях. Во многих же случаях факт опьянения ус­танавливается посредством допросов самого обвиняемого,

других обвиняемых, а также свидетелей. Если же обви­няемый отрицает факт опьянения, а доказательств, опровергающих эту часть показаний обвиняемого, недо­статочно, то следователю нельзя ссылаться на это в об­винительном заключении.

Кроме того, для характеристики личности обвиня­емого существенно отметить, злоупотребляет ли обвиня­емый алкоголем. Изучение следственной практики по­казывает, что не во всех делах это важное обстоятельство получает отражение.

Остальные обстоятельства, отягчающие ответствен­ность, которые перечислены в законе, в определенной мере говорят о мотивах и устремлениях обвиняемого. Однако, как уже было отмечено, эти обстоятельства не прямо, а лишь опосредствованно характеризуют лич­ность обвиняемого и входят в круг интересующих след­ствие фактов в качестве обстоятельств самого пре­ступления.

Среди обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, большую группу образуют обстоятельства, которые прямо предусмотрены в ряде статей Уголовного кодекса и указывают на признаки специального объекта. Эти обстоятельства чрезвычайно разнообразны: особо опасный рецидивист , должностное лицо, лицо, которому вверено имущество, под­вергнутое описи или аресту, арестованный ,высланный, военнообязанный, иностранец или лицо без гражданства, капитан судна и многие другие. Таким образом, по уголовным делам, где норма закона пре­дусматривает наличие специального субъекта, в задачу следователя входит сбор доказательств, подтвержда­ющих, что обвиняемый — лицо вменяемое и достигло необходимого возраста, а также наличие обстоятельств о возможности признания данного человека специальным субъектом преступления.

Не вызывает сомнения обязанность следователя не только устанавливать факт принадлежности такого ро­да обстоятельств обвиняемому, но и доказывать сами факты. Поэтому ошибочно поступают те следователи, которые в ряде случаев, привлекая лицо к уголовной ответственности за должностные преступления, ограни­чиваются занесением в протокол (подчас при заполнении анкетной части) сведений о том, что, например, обвиняемый работал директором магазина или заведующим клубом. Подобные факты должны быть доказаны с такой же тщательностью и объективностью, как и любые дру­гие обстоятельства, имеющие значение для дела. Следу­ет иметь в виду, что обстоятельства, характеризующие специальный субъект, могут оспариваться обвиняемым. Следственная практика знает немало случаев, когда по делам о взяточничестве возникали споры о признании или непризнании обвиняемого должностным лицом. От решения этого вопроса зависит не только, правиль­ность квалификации действия, но и наличие или отсутст­вие в деянии состава преступления.

3. Иные сведения о личности обвиняемого, необходи­мые для индивидуализации уголовной ответственности и наказания. Личность, и в том числе личность обвиня­емого, представляет собой совокупность общественных отношений, воплощенных в характере конкретного че­ловека. По образному выражению И. П. Павлова, ха­рактер проявляется как «сплав» приобретенного и врож­денного, общественного и группового, общественного и индивидуального. Перечисленные в законе обстоятельства по понятным причинам не исчерпывают всего содержа­ния понятия «личность обвиняемого», а, как уже отме­чалось, упоминают наиболее значимые для правильного разрешения дел черты.

Структура личности обвиняемого в законченном след­ственном производстве должна включать в себя все при­знаки и свойства, которые помогут правильно решить вопрос об уголовной ответственности, что не всегда можно сделать, опираясь лишь на перечисленные в законе обстоятельства. Вместе с тем необходимо под­черкнуть взаимосвязанный характер черт и свойств об­виняемого, которые перечислены в законе, и тех обстоя­тельств, относящихся к личности обвиняемого, которые выявляются и применяются в следственной и судебной практике. Только в органическом сочетании первых и вторых свойств и черт можно рассчитывать на выявле­ние должной характеристики обвиняемого, а значит, и на правильное разрешение дела.

Учитывая это, рассмотрим некоторые обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, которые чаще других выявляются и исследуются в следственной пра­ктике. К таким обстоятельствам принадлежит отношение к труду и производственным обязанностям. Это обстоя­тельство имеет важное значение для правильного раз­решения уголовного дела вне зависимости от того, какое преступление вменяется в вину обвиняемому. Этому легко дать объяснение. Отношение к труду рассматри­вается как про­явление жизненной потребности. В труде проявляется целый комплекс важнейших человеческих качеств и свойств: настойчивость, трудолюбие, прямота, принци­пиальность, решительность, честность, инициативность, отзывчивость, уважительное отношение к коллективу и т. д.

Располагая достоверными и полными сведениями об отношении обвиняемого к труду, следователь, а затем и суд получают богатый материал для правильного су­ждения о человеке. Для этого необходимо, чтобы сле­дователь собрал сведения о том, где и в качестве кого работает (или работал) обвиняемый, какова его спе­циальность, справляется ли он со своими обязанностями, выполняет ли нормы, проявляет ли инициативу, повы­шает ли свою квалификацию, соблюдает ли трудовую дисциплину и т. д. При одних и тех же обстоятельствах суд при назначении наказания расценит как смягча­ющие вину обстоятельства данные о человеке, который добросовестным трудом, активной помощью товарищам по работе, дисциплинированностью, участием в общест­венной жизни коллектива заслуживает положительной характеристики, по сравнению с человеком, который не выполняет план, прогуливает, появляется пьяным на работе, безразлично относится к производственным де­лам своей бригады, цеха, завода, проявляет стремление к рвачеству и т. д.8 . В общей оценке личности обвиня­емого удельный вес его производственной деятельности занимает важное место, так как именно в ней человек проявляется наиболее полно. Кроме того, на работе че­ловек находится в окружении других людей обычно на протяжении длительного времени, и они его знают, как правило, достаточно хорошо.

Наличие самых общих сведений о производственной деятельности не исключает, а лишь предполагает необ­ходимость получения дифференцированных сведений о таковой деятельности обвиняемого.

В ряде случаев следователю рекомендуется собирать сведения о производственной деятельности по разным компонентам, составляющим его характеристику. На­пример, если привлекается к уголовной ответственности за хищение имущества директор ма­газина, то его производственная деятельность будет не только характеризовать личность обвиняемого, но в равной степени и само событие преступления. В этом плане следователь будет собирать данные о том, как обвиняемый относился к отчетности, насколько сам был дисциплинирован, каковы были у него связи, круг зна­комств по работе, как распределял дефицитные товары, всегда ли являлся трезвым на работу, не устраивал ли по знакомству к себе подчиненных.

При этом необходимо отметить ряд трудностей, ко­торые иногда встречаются при сборе данных с места работы.

Первая трудность состоит в том, что не всегда до­прашиваемые лица, которые свидетельствуют в пользу или против обвиняемого, охотно идут на сообщение о нем интересующих следствие сведений.

Вторая трудность заключается в определении тех лиц, которые могут дать наиболее объективную харак­теристику обвиняемому. Далеко не всегда наиболее объективная характеристика—это та, которую дает администрация и официальные лица общественных ор­ганизаций. Не исключено, что администрация может иметь в отношении человека мнение, которое не разде­ляется другими членами трудового коллектива. Поэтому следователю важно получать данные, характери­зующие обвиняемого, по возможности из большего числа достоверных источников. Сравнение таких данных меж­ду собой позволит избежать предвзятости в оценке лич­ности обвиняемого и оставит в ней самое главное, дос­товерное.

Не менее важно в рассматриваемом аспекте соб­рать и данные об общественной деятельности обвиняе­мого. Миллионы людей состоят и работают в самых различных общественных организациях. Это обстоя­тельство делает возможным с пользой для дела полу­чить большой объем сведений об обвиняемом от тех организаций, членом которых он состоит. К сожалению, еще часто следователи не уделяют должного внимания выяснению общественной активности обвиняемого.

Круг вопросов по характеристике обвиняемого, ко­торый удается разрешить следователю с помощью све­дений, исходящих из той или иной общественной орга­низации, зависит и от характера этой организации, и от степени участия в ней данного человека. Надо за­метить, что в уголовно-правовой оценке личности об­виняемого общественная деятельность занимает доста­точно существенное место. Не случайно в положитель­ных характеристиках нередки выражения, что тот или иной человек «ведет большую общественную работу и пользуется уважением и авторитетом в коллективе». Наоборот, в качестве отрицательной черты часто упо­минается, что человек «оторван от коллектива, не участ­вует в его общественной жизни».

В результате проведенного нами изучения уголовных дел удалось выявить типичный недостаток в сборе све­дений об общественной деятельности обвиняемых. Этот недостаток заключается в дублировании сведений, которые следователи получают обычно и от админист­рации предприятия или учреждения, и от обществен­ных организаций. Обычно в характеристиках приводят­ся стереотипные фразы о том, что данный человек ак­тивно занимается общественной работой или наоборот. Характер же самой общественной работы, ее содержа­ние не раскрываются. Конечно, от администрации пред­приятия или учреждения таких сведений следователь не должен требовать, но руководители общественных ор­ганизаций обязаны привести их в своих характеристи­ка. Эти документы должны содержать сведения о моральных качествах характеризуемого человека, его це­ленаправленности и увлечениях, политической зре­лости.

Характеристика обвиняемого окажется неполной, если в материалах дела будут отсутствовать сведения об образовании. По некоторым составам .преступлений образование — определяющий фактор специального субъекта: например, незаконное производство аборта «лицом, не имеющим высшего медицинского образова­ния». В других же случаях уровень образования в определенной мере может объяснить воз­можность заблуждений обвиняемого, ошибки, которые он мог допустить из-за недостатка знаний.

Конечно, следователю далеко не всегда необходимо проверять документы, подтверждающие наличие обра­зования у обвиняемого. Однако при расследовании не­которых видов преступлений такая потребность возни­кает. Нередко, особенно по делам о мошенничестве, приходится встречаться с копиями дипломов аттестатов зрелости и других документов, свидетельствующих о законченном высшем образовании. Следователю при малейшем сомнении необходимо затребовать подлинные документы, в некоторых случаях провести криминалис­тическую экспертизу с целью определения их достовер­ности, проверить, выдавались ли дипломы соответствую­щими учебными заведениями.

Следственная практика подтверждает, что многие серьезные преступления были успешно раскрыты пос­редством обнаружения в самом начале расследования фальсификации документов об образовании.

Как и в отношении других обстоятельств, характе­ризующих личность обвиняемого, а может быть, даже в несколько большей степени рекомендуется следова­телю сопоставлять событие преступления и образова­ние обвиняемого. Проявление некомпетентности в воп­росах, которые должны быть известны обвиняемому, если он действительно имеет указанное им образование, может навести следователя на заслуживающие внима­ние факты.

Суд при определении наказания, как правило, учиты­вает семейное положение обвиняемого. Вместе с тем следователи по многим делам ограничиваются записью в протоколе допроса лишь сведений о том, холост или женат обвиняемый. Представляется, что. по некоторым делам нужно не только отразить в протоколе состав семьи, но и выяснить, есть ли нетрудоспособные, каков бюджет семьи. Эти сведения нужно не только узнать у самого обвиняемого, но и проверить посредством доп­росов родственников и других осведомленных лиц. Та­кая потребность возникает часто в связи с тем, что об­виняемый, рассчитывая на смягчение своей участи, лож­но заверяет следователя, будто он — единственный кор­милец семьи.

Кроме того, семейное положение может представ­лять интерес и в плане выяснения характера взаимо­отношений внутри семьи. Иначе говоря, иногда требует­ся выяснить особенности той микросреды, в которой живет обвиняемый.

В ряде случаев следователя может заинтересовать, каково физическое развитие обвиняемого, т. е., мог ли обвиняемый при его телосложении, росте, физической силе совершить инкриминируемое преступление. Оче­видно, что эти вопросы достаточно существенны для дела. Немало случаев, когда преступники, стремясь вы­городить своих соучастников, берут полностью вину на себя. Тщательная проверка их показаний, в том числе путем проведения следственного эксперимента, может помочь следователю в установлении истины.

По некоторым уголовным делам особенно важно выявить условия воспитания молодых правонарушите­лей. Нередко от неблагополучных условий воспитания зависят причины аморального поведения лица, привле­ченного к уголовной ответственности.

В зависимости от характера дела следствие будут интересовать различные сведения об образе жизни об­виняемого.

Если расследуется дело о половых преступлениях, то акцент должен, быть сделан на обнаружение фактов аморального поведения обвиняемого, на характер его отношений с женщинами и т. д. Когда идет речь о бы­товых преступлениях, прежде всего необходимо выяс­нить поведение обвиняемого в быту, т. е. характер от­ношений к родным и близким, соседям; использование свободного времени (здесь может вестись речь и об общественной деятельности).

Для создания полного впечатления о личности об­виняемого весьма важно выяснить и все качества, отно­сящиеся к социально-психологической его характерис­тике. В литературе неоднократно подчеркивалось, что социально-психологическая характеристика дает возмож­ность установить, является ли «совершенное преступле­ние следствием всего поведения лица, всего его отно­шения к требованиям социалистического общества или же это единственный проступок, противоречащий пре­дыдущему поведению обвиняемого».

В силу того, что еще не выработана четкая струк­тура социальных и психологических свойств личности обвиняемого, в следственные производства включаются различные качества и свойства, в совокупность которых зачастую не попадают наиболее существенные.

Можно полагать, что в психологическую характерис­тику обвиняемого должны быть включены следующие свойства: направленность личности, моральные качест­ва, знания, навыки, привычки, уровень личной культу­ры, притязаний и интересов. В социальную .характерис­тику следует отнести: отношение лица к различным социальным ценностям, общественное сознание (одним из проявлений которого является общественная дея­тельность), корпоративное (групповое) сознание (отно­шение к семье и т. д.), отношение к государству (чув­ство гражданственности и патриотизма), к труду (тру­долюбив ли, интересуется ли своей работой, повышает ли профессиональный уровень и т. п.).

Необходимо подчеркнуть, что между психологической и социальной характеристиками личности не су­ществует непроходимой границы. Психологическая структура личности, как известно, формируется и обус­ловливается в значительной мере социальными причи­нами. Кроме того, эти черты и свойства находятся в тесном единении между собой. Например, такие «пси­хологические» черты, как уровень притязаний и инте­ресов, непосредственно связаны с отношением обвиняе­мого к труду. Вместе с тем отношение к труду — со­циально значимая черта личности.

4. Особенности доказывания данных о личности обвиняемого. Событие преступления (время, место и другие обстоятельства) всегда представляет собой" по отношению к предварительному расследованию со­бытие прошлого. Следователь доказывает событие пре­ступления путем допросов лиц, которым что-либо из­вестно о событии, осмотров места происшествия, в ходе которых обнаруживаются материальные следы преступления, и производства иных следственных действий. Теми же средствами выявляются .и проверяются все имеющие значение для дела обстоятельства, характери­зующие личность обвиняемого. Однако следователь не только собирает и анализирует сведения об обвиняемом, о которых ему сообщают допрошенные лица или которые он получает посредством ознакомления с документами, но и сам непосредственно наблюдает обвиняемого. Бо­лее того, следователь обязан исследовать все имеющие значение по делу данные, характеризующие личность обвиняемого, выслушать мнение обвиняемого по каж­дому собранному доказательству, в том числе и отно­сящееся к его личности.

Доказывание обстоятельств, характеризующих лич­ность обвиняемого, может быть облегчено тем, что лю­бой факт можно проверить, выяснив мнение о нем самого обвиняемого. При доказывании тех или иных обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, есть опасность впасть в ошибку, поскольку, общаясь с обвиняемым на допросах и при проведении других след­ственных действий, следователь формулирует в своем сознании определенный вывод о свойствах его лич­ности, абстрагироваться от которого нелегко. Между тем, как известно, следователю необходимо, чтобы в деле получили отражение объективные данные в отно­шении всех обстоятельств, входящих в предмет дока­зывания, в том числе и тех обстоятельств, которые ха­рактеризуют личность обвиняемого.

Особенность доказывания состоит в сложности обес­печения всестороннего подхода к сбору данных, харак­теризующих личность обвиняемого. В. И. Ленин указы­вал, что для получения истинных значений «необходимо брать не отдельные факты, а всю совокупностьотно­сящихся к рассматриваемому вопросу фактов, без еди­ногоисключения», «требование всесторонности предос­тережет нас от ошибок». Это означает, что подлежа­щие доказыванию обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, должны быть собраны и проана­лизированы следователем во всей своей совокупности, а зачастую и противоречивости. Кроме того, эти обстоя­тельства должны рассматриваться в самой тесной свя­зи с характером расследуемого преступного деяния и со всеми иными обстоятельствами, установленными по делу.

Для разъяснения первого положения можно сослать­ся на ряд случаев, когда при сборе сведений, харак­теризующих личность крупных расхитителей, рассле­дованием устанавливается, что эти преступники не от­личались, как обычно полагают, скупостью, склон­ностью к спиртному и разгульным образом жизни, а, наоборот, вели себя благопристойно, не занимались кутежами, оказывали материальную помощь близким. Эти обстоятельства не следует игнорировать следовате­лю, для объективной характеристики их важно отра­жать в деле со всей полнотой.

Как известно, сбор сведений, характеризующих лич­ность обвиняемого, на предварительном следствии осу­ществляется следователем. Вместе с тем некоторые сведения о личности обвиняемого попадают в материалы дела в результате деятельности иных лиц — прокурора, работников милиции, экспертов, адвоката. У каждого из них свои цели, задачи. Эти лица устанавливают подчас не только какое-либо отдельное обстоятельство, но и целую группу обстоятельств. Например, органу дознания поручается собрать сведения, характеризую­щие материальное положение обвиняемого. Естествен­но, что при этом могут быть выявлены самые различ­ные факты — покупка дорогостоящих вещей, приобре­тение домостроения, отсутствие достаточных- легальных доходов и многое другое.

Поэтому в обязанность следователя входит прове­рить все собранные по делу доказательства, т. е. уста­новленные как им самим, так и другими лицами. Толь­ко тогда, когда следователь убедится в достоверности собранных по делу данных, характеризующих личность обвиняемого, он может считать их достаточными.

Свои выводы следователь выражает в документах, завершающих предварительное следствие, — в обвини­тельном заключении или постановлении о прекращении уголовного дела. При этом следователь должен аргу­ментировать свои выводы, используя доказательства о личности обвиняемого, которые он сам установил, и доказательства, собранные другими лицами, но прове­ренные им.

Доказывание данных о личности обвиняемого осу­ществляется теми же процессуальными средствами, что и само событие преступления. Однако в ряде случаев о событии преступления имеется ограниченный круг доказательств (например, при убийстве обычно либо вовсе нет очевидцев, либо их немного; при передаче взятки свидетелей, как правило, нет). Само событие преступления, каким бы сложным оно ни оказалось, ограничено во времени и пространстве; соответственно этому ограничено количество доказательств, которые следователь может собрать для установления события .преступления. Иное дело изучение личности обвиняе­мого. Хотя личность обвиняемого представляет собой сложный объект изучения, перед следователем обычно раскрываются большие возможности для его познания.Разумеется, речь идет о той стадии расследования, когда личность обвиняемого уже установлена и следо­ватель производит сбор сведений, характеризующих его личность. В целях достижения полноты, объектив­ности и достоверности информации об обвиняемом следователю необходимо использовать принцип многоканальности, т. е. стремиться к тому, чтобы информация об изучаемом человеке поступала бы в дело не из од­ного, а из нескольких, неодинаковых по своему харак­теру источников. Даже если надежность отдельного источника относительна, тем не менее обеспечиваются взаимозаменяемость и взаимоконтроль информации, что способствует установлению истины по делу.

Такой подход необходим ввиду сложности объекта изучения личности обвиняемого. Это выражается, в частности, в том, что человек нередко ведет себя по-раз­ному в зависимости от обстановки и обстоятельств, в которых он находится. Следственная практика знает примеры, когда при изучении личности обвиняемого оказывалось, что отличный семьянин( гостеприимный хозяин дома, отзывчивый и добрый товарищ на работе проявлял себя беспринципно, бесчестно и как стяжа­тель. Имеют место и такие случаи, когда отличник труда, передовой производственник и общественник в домашних условиях ведет себя деспотично, проявляет неуважение к старшим, избивает детей, жену и т. д.

Кроме того, один и тот же человек обычно неодина­ково характеризуется различными людьми. Одни нахо­дят в нем положительные черты, другие — отрицатель­ные. Нередко даже по одному и тому же поводу люди имеют самые различные мнения. Аналогичное положе­ние и с другими видами доказательственной информации. Например, в личном деле обвиняемого могут со­держаться как благодарность за рационализаторское предложение, так и приказ о взыскании за нарушение трудовой дисциплины. Если же следователь использует недостаточное число источников доказательств и к от­дельным источникам отнесется некритически, то харак­теристика будет неполной, а значит, и необъективной.

Для сбора сведений, характеризующих личность об­виняемого, следователь, как известно, допрашивает сви­детелей, потерпевших, самого обвиняемого, производит обыски, проводит экспертизы и т. д. Кроме того, зна­чительная доля сведений поступает в дело в результате запросов следователя от учреждений, предприятий, ор­ганизаций, должностных лиц. Предметы и документы, имеющие значение для изучения личности обвиняемого, могут быть предоставлены следствию также и отдель­ными гражданами. Существенной особенностью доказывания данных, характеризующих личность обвиняемого, является тот факт, что один из них представляют собой однозначные понятия (фамилия, возраст, национальность, образо­вание, судимость и т. д.), «другие же свойства и черты личности, — как справедливо отмечает А. С. Криво­шеее, — не могут быть выражены однозначным поня­тием и нуждаются в описании (отношение к исполнению служебных обязанностей, материальная или иная за­висимость от какого-то лица и в чем она выражается и т. п.). Если первая группа сведений может быть до­казана соответствующими документами (копии свиде­тельств о рождении, справки о прежних судимостях и т. п.) и не вызывает сомнений в их юридической значи­мости, то вторая, кроме того, устанавливается совокуп­ностью иных доказательств, в том числе и путем сви­детельских показаний, что нередко сопряжено с наличием субъективных оценок и в силу этого не ис­ключает элемента сомнения в их достоверности».

Свидетели, допрошенные с целью получения харак­теризующих обвиняемого данных, сообщают не только самые различные сведения об обвиняемом, но и выра­жают их в самой разнообразной форме с неоднознач­ной степенью обобщения. Один свидетель показывает, что обвиняемый чрезвычайно груб, ведет себя -вызываю­ще, постоянно конфликтует с соседями; другой — по поводу этого же лица сообщает, что он «на прошлой неделе во дворе дома выражался нецензурными сло­вами в присутствии женщин и детей, а два дня тому назад толкнул участкового, когда тот сделал ему за­мечание за постоянное появление в нетрезвом виде».

Говоря об условиях, в которых происходит изучение личности обвиняемого на предварительном следствии, нельзя обойти молчанием строго ограниченные законом сроки, в течение которых это изучение должно происходить. Житейский опыт подтверждает, что для распознавания человека требуется продолжи­тельное время; как говорит народная мудрость, необ­ходимо «пуд соли вместе съесть». Следователю же надлежит не только обеспечить полноту, объективность и всесторонность данных, характеризующих личность обвиняемого, но и сделать это в определенное время, к точно установленному сроку.

Соблюдение надлежащих темпов расследования не должно приводить к ухудшению качества расследова­ния, к поверхностному изучению личности обвиняемого. Об этом приходится еще раз говорить в связи с тем, что следователь обычно уделяет основное внимание установлению обстоятельств преступного деяния а дан­ные, характеризующие личность обвиняемого, зачастую представляются практическим работникам как обстоя­тельства в значительной мере второстепенной важнос­ти. Поэтому ими занимаются в оставшееся время перед окончанием расследования. Между тем для выяснения достаточно полной и объективной характеристики об­виняемого следователю нередко требуется специально проводить допросы осведомленных лиц, назначать экспертизы и проделывать другую трудоемкую работу. Поэтому важно, чтобы следователь в самом начале определил направление в изучении личности обвиняемо­го и проводил это изучение планомерно и параллельно с расследованием других обстоятельств дела.

5.Тактические особенности получения и использования данных о личности обвиняемого при производстве отдельных следственных действий (допрос свидетеля, осмотр места происшествия, предъявления для опознания и обыск). Эффективное проведение допроса, как пра­вило, неразрывно связано с умелым использованием сведений, характеризующих личность обвиняемого. Вместе с тем допрос дает возможность значительно пополнить имеющиеся сведения об обвиняемом. При этом необходимо" подчеркнуть связанность использо­вания сведений с их получением. Опытные следовате­ли используют в ходе допроса не только ранее полученные сведения об обвиняемом, но и те, которые выявляются в ходе проводимого следственного дейст­вия. Как известно, сведения, характеризующие лич­ность обвиняемого, используются следователем при допросе для того, чтобы установить необходимый контакт с допрашиваемым, а также для выбора оптимальных тактических приемов проведения этого следственного действия.

По существу все сведения о личности обвиняемого могут иметь значение при выборе следователем тактики допроса обвиняемого. Конечно, при подготовке допроса и его проведении следователь учитывает: возраст обвиняемого, его пол, национальность, уровень образо­вания, круг интересов и запросов, влияние семьи и бытового окружения, а также многие другие черты и свойства. Законченный перечень перечисленных черт и свойств дать невозможно, так как это зависит в каждом отдельном случае от личности обвиняемого, от особенностей преступления, а также от ситуации, в ко­торой происходит допрос.

Вместе с тем выбор тактических приемов нельзя ставить в зависимость от отдельных качеств и свойств личности обвиняемого. Можно привести бесчислен­ные примеры из следственной практики, когда, например, женщины или несовершеннолетние проявля­ли больше упорства при допросах, чем мужчины, и т. д.

При выборе тактики предстоящего допроса следо­вателю необходимо располагать комплексом данных о личности обвиняемого, т. е. использовать не одно какое-либо качество человека, а совокупность качеств, характеризующих данного обвиняемого. В комплексе самых различных сведений о личности обвиняемого следователю необходимо уметь выделить главные, ос­новные качества, а также черты, использование кото­рых следователем приведет к. тому, что обвиняемый даст правдивые показания. В этом и состоит искусство следователя.

Особого внимания заслуживает достоверность зна­ний следователя о личной жизни обвиняемого, его биографии, интересах, круге знакомств, обстановке, в которой он живет и работает.

Отличное знание биографии обвиняемого может оказать следователю немалую помощь как в установ­лении необходимого контакта с обвиняемым, так и для выявления новых эпизодов преступной деятельности. Следователи по делам об особо опасных преступлениях (бандитизме, убийствах, взяточничестве и т. д.) тратят на установление этих сведений немало усилий и времени и часто с большой пользой для дела. Так, в одном случае следователь, собирая данные о жизни обвиняемого в убийстве, изъял и тщательно изучил личные дела, хранящиеся во всех местах, где он рабо­тал. При этом следователь обнаружил расхождения в автобиографиях обвиняемого и, кроме того, выявил несколько исправлений в его трудовой книжке. Конеч­но, по сравнению с грозившим за убийство наказанием ответственность за подлог документов была бы незна­чительной. Однако следователь эффективно использо­вал эти факты и добился того, что обвиняемый отошел от своей оборонительной позиции и стал рассказывать о совершенном им тяжком преступлении.

Как уже указывалось, в ходе допроса обвиняемого сведения, характеризующие обвиняемого, не только используются, но и пополняются.

Нет необходимости убеждать, что показания обви­няемого — наиболее достоверный источник сведений о нем, хотя к психологической самооценке обвиняемо­го необходимо относиться критически. Такие утвержденияобвиняемого, как «я скромный», «застенчивый» или, наоборот, «общительный», «развязный», часто не соответствуют истине.

По существу любые данные, характеризующие личность обвиняемого, могут быть получены от него самого.

При подготовке к допросу необходимо определить предмет предстоящего следственного действия, т. е. установить, какие черты, свойства, качества, эпизоды или периоды из жизни обвиняемого должны быть выяснены. При этом важно проанализировать уже имеющиеся по каждому моменту данные (как нахо­дящиеся в деле, так и не процессуального характера), продумать возможные варианты их использования, а также последовательность выяснения необходимых све­дений. При соблюдении этой рекомендации допрос обвиняемого окажется полным и целеустремленным, если даже впоследствии он не пойдет по тому руслу, ко­торое заранее наметил следователь (скажем, обви­няемый откажется отвечать на некоторые вопросы или, наоборот, сообщит такие сведения, о которых следо­ватель даже не предполагал).

Вместе с тем следователь, располагая собранными материалами и доказательствами, проведя тщательную подготовку допроса и продумав отдельные его мо­менты, может легче изменить тактику допроса, чем делать это экспромтом по ходу проводимого следствен­ного действия.

В ходе допроса, как нам кажется, по некоторым делам должна быть выяснена биография обвиняемого. Понятно, что в одних случаях она может быть краткой, в других — достаточно подробной.

Проверка любых данных по делу осуществляется с помощью других доказательств, которые сравниваются и сопоставляются с проверяемыми фактическими дан­ными. С этих позиций показания обвиняемого пред­ставляют собой значительную ценность для следствия. Объяснения обвиняемого по поводу данных, характери­зующих его, всегда подлежат проверке, что способст­вует установлению истины и отсеиванию всего нанос­ного, неправильного.

Наибольший объем информации о личности обви­няемого дает допрос свидетеля. При сборе сведений путем допросов свидетелей важно: 1) отобрать круг лиц, которые могут сообщить необходимые данные; 2) определить предмет допросов; 3) получить полные и достоверные сведения. Остановимся на каждом из этих пунктов несколько подробнее.

Чаще всего для сбора сведений об обвиняемом допрашивают родственников, соседей по месту житель­ства, сослуживцев. Понятно, что эти люди наиболее осведомлены об обвиняемом и могут дать ценный материал следователю. Вместе с тем можно рекомен­довать расширить круг таких лиц за счет работников милиции (участковый инспектор, сотрудник детской комнаты), ЖЭКа (инженер, техник, слесарь, паспорти­стка, лифтер, дворник), почтальонов, работников ближайших торговых точек, преподавателей школ, пред­ставителей общественности. Конечно, показания этих лиц носят фрагментарный характер, что не умаляет их значения. Так сотрудники ЖЭКа вряд ли могут сообщить о ценностных ориентациях обвиняемого или о сте­пени его добросовестности на работе. Однако их расска­зы о характере досуга, об образе жизни, о распорядке дня, составе семьи и родственниках обвиняемого, его связях и знакомствах помогают следователю составить законченную характеристику этого человека.

Таким образом, к кругу свидетелей относятся лица, не обязательно хорошо знавшие обвиняемого. Более того, чем ближе свидетель знает обвиняемого, тем больше субъективного в его оценке.

Не следует пренебрегать допросами тех лиц, которые находятся в неприязненных. отношениях с обвиняемым. К их показаниям следует относиться с особой осторожностью и каждый раз тщательно про­верять сообщенные этими лицами факты. Вместе с тем это важный источник сведений об обвиняемом. Например, по делу о получении взяток руководителем учреждения нелишне допросить работников, которые были уволены с работы по разным основаниям.

При допросе свидетелей необходимо иметь в виду, что нередко в показаниях речь идет только об оценках («хороший» — «плохой», «добрый» — «злой», «отзыв­чивый»— «эгоист» и т. п.), а не о фактических дан­ных, которые подтверждают эти оценки. Не отрицая значимости для дела оценок людей, знающих обви­няемого, все же важно ориентировать допрашиваемых на сообщение конкретных сведений.

Как известно, закон определяет, что осмотр места происшествия проводится в целях обнаружения следов преступления и других вещест­венных доказательств, выяснения обстановки происше­ствия, а равно других обстоятельств, имеющих значе­ние для дела. Поскольку данные о личности обвиняемо­го— важная составная часть предмета доказывания, по­стольку можно полагать, что и производство осмотра места происшествия имеет одной из своих задач собирание данных о личности обвиняемого.

В связи с тем, что в третьем разделе мы рассмат­ривали вопросы, связанные с материальными объек­тами как источниками информации о личности обви­няемого, здесь остановимся лишь на некоторых положениях. Осмотр места происшествия проводится как в том случае, когда следствию еще неизвестно лицо, совершившее преступление, так и тогда, когда такое лицо установлено. Естественно, что во втором случае следователь не только может, но и обязан использовать все сведения, которыми он располагает о личности обвиняемого, с тем чтобы провести осмотр места происшествия с максимальной эффективностью. Успех осмотра может быть достигнут лишь при том условии, если следователь будет выдвигать версии. В этом отношении ценно замечание А. В. Дулова: «Определение необходимой информации при осмотре места происшествия может быть осуществлено только через построение модели прошлого события. Надо иметь в виду, что взаимосвязь устанавливаемых в процессе осмотра места происшествия отдельных элементов информации (предметов, фактов, следов) может быть достигнута только через построение мысленной модели прошлого».

Построение вероятностной модели прошлого и есть построение версии. Понятно, что следователю в по­строенную . им версию необходимо включать и всю информацию о личности обвиняемого. Иначе действия следователя могут потерять целеустремленность.

Сказанное поясним примером. При совершении квартирной кражи с поличным был задержан ранее не­однократно судимый Акмаров. Показания Акмарова (он сразу же дал подробные показания об этом эпизоде) .и осмотр места происшествия позволили установить следующее. Задержанный пользовался специальным приспособлением (некоторое подобие удочки) для открывания шпингалетов окна. Открыв окно, Акмаров проник в квартиру и взял там деньги и ценные не­большие по размеру вещи (золото, драгоценные камни, ласы и т. д.); транзистор, магнитофон и фотоаппарат он оставил на месте. Акмаров рассчитывал, что, если его и задержат сразу же после совершения кражи по­близости от квартиры, подозрение на него не падет, так как все украденное он спрятал в карман. Для того чтобы розыскная собака не могла быть исполь­зована, Акмаров вылил находящиеся в доме духи и одеколон на пол, запоры шкафов и ящики серванта задержанный открывал при помощи туристского ножа.

Несмотря на то что Акмаров утверждал, будто это единственная кража, которую он совершил, следователь принял меры к тому, чтобы ему сообщили о всех анало­гичных случаях квартирных краж. На следующий день дежурный районного отдела МВД оповестил следовате­ля, что совершена кража в квартире инженера, который вместе с семьей выехал на курорт. После осмотра места происшествия следователь выдвинул версию о причаст­ности Акмарова к совершенному преступлению. С учетом этой версии следователь при проведении осмотра места происшествия обратил внимание прежде всего на шпин­галеты окон. На одном из них в нижней части удалось обнаружить следы приспособления, которым пользовался Акмаров (краска была содрана). Затем следователь осмотрел шкафы, ящики трюмо, сундучок, и везде были выявлены характерные следы ножа Акмарова (это об­стоятельство впоследствии подтвердила криминалистиче­ская экспертиза). Наконец, следователь изъял все фла­коны из-под духов и одеколона, на которых были обнару­жены следы пальцев рук. Криминалистическая экспертиза установила, что они оставлены правой рукой Акмарова. Собранные материалы использовались при допросе за­держанного, и он полностью подтвердил факт своего уча­стия в этом и ряде других эпизодов. Естественно, что следователь и во всех остальных случаях, проведя повтор­ные осмотры мест происшествия (первоначальные осмот­ры оказались явно неудовлетворительными), широко пользовался теми сведениями, которыми он располагал к тому времени о личности Акмарова."

Среди следственных действий, производство которых позволяет получить определенные сведения о личности обвиняемого, нужно назвать, и следственный экспери­мент. В УПК сказано: «В целях проверки и уточнения данных, полученных при осмотрах, освидетель­ствованиях, допросах, предъявлениях для опознания и других следственных действиях, следователь может про­вести следственный эксперимент путем воспроизведения обстановки и обстоятельств определенного события». По­этому очевидно, если следователь располагает какими-то сведениями о личности обвиняемого, истинность которых вызывает сомнение, и если это сомнение может быть разрешено путем проведения опытных действий, то сле­дователь вправе произвести данное процессуальное дей­ствие.

Следственный эксперимент представляет возможность наблюдать за обвиняемым в ходе этого действия, позво­ляет судить о том, насколько обвиняемый ориентируется в обстановке, с которой, судя по обстоятельствам, он должен быть знаком. Кроме того, следственный экспери­мент помогает в ряде случаев распознать субъективные

способности и навыки обвиняемого и возможность совершения им тех или иных действий. Понятно, что все эти

сведения расширяют знания следователя о личности обвиняемого, позволяют ему составить о нем более пол­ное представление.

Конечно, не следует ставить знак равенства между процессуальными и непроцессуальными сведениями, по­лучаемыми в результате проведения следственного экспе­римента. Если в результате наблюдения за обвиняемым следователь обнаружит, что обвиняемый волнуется в хо­де проведения следственного эксперимента, то выводы о

. причастности этого человека к событию преступления делать еще нельзя. Вместе с тем уверенность и четкость в движениях, с которыми обвиняемый в ходе следственно­го эксперимента, скажем, вскрывает запоры, разбирает и собирает сложные механизмы, преодолевает препятст­вия, использует технические средства и т. д., может иметь доказательственное значение, поэтому признаки такой уверенности и четкости могут и должны быть отражены следователем в протоколе следственного эксперимента.

На рынке в г. Кутаиси при продаже большого коли­чества новых готовых трикотажных изделий была задер­жана сотрудниками милиции гр-ка Махарадзе. При обыске на квартире Махарадзе также были обнаружены трикотажные изделия. Вскоре было установлено, что муж Махарадзе шофер, и" по характеру выполняемой работы ему неоднократно приходилось возить кирпич на Кутаис­скую трикотажную фабрику. Однако работники охраны фабрики, и в частности вахтеры, дежурившие у выездных ворот, утверждали, что самым тщательным образом осматривали все выезжающие машины, в том числе и грузовую автомашину шофера Махарадзе. Судя по пока­заниям вахтеров, вывезти в порожней машине через их пост трикотажные изделия было .нельзя.

На допросе Махарадзе признал факты хищения им трикотажных изделий и в ходе следственного экспери­мента наглядно показал, как он это делал. В присутст­вии понятых Махарадзе размонтировал запасное колесо, спустил воздух из камеры, вытащил часть ее, а затем поместил между диском колеса и камерой целлофановый пакет с двадцатью женскими трикотажными кофточками. После этого Махарадзе вновь смонтировал баллон и на­качал его. Осмотр вновь смонтированного баллона пока­зал, что заметить в нем тайник было совершенно невоз­можно.

В протоколе следственного эксперимента следователь отметил профессиональные навыки Махарадзе. В этом документе получило отражение и время, которое обви­няемый затратил на всю операцию,— 14 мин. 35 сек. Именно такое количество времени могло быть у обви­няемого в распоряжении.

Нам представляется, что следователь не имеет права обязать обвиняемого участвовать в производстве любого следственного действия, в том числе и следственного эксперимента. Вместе с тем это не лишает следователя возможности обязать обвиняемого присутствовать при следственном эксперименте. Если обвиняемый участвует в производстве следственного эксперимента, то следо­ватель располагает хорошими возможностями для наб­людения за обвиняемым. Когда же результаты следст­венного эксперимента достаточно убедительны, это не только расширяет представление у следователя об обви­няемом (впечатлителен ли он, быстро ли реагирует на создавшуюся ситуацию, легко ли разбирается в сущнос­ти происходящего, сколь логичны и обоснованны контр­доводы обвиняемого, согласуются ли физические и пси­хические данные обвиняемого с обстоятельствами произ­водимого следственного эксперимента и т. д.), но и по­могает следователю в ходе дальнейшего ведения след­ствия, в частности при проведении допроса этого чело­века.

Сведения о личности обвиняемого учитываются следо­вателем и при подготовке, и в процессе проведения след­ственного эксперимента. Очевидно, что перед началом следственного эксперимента на видимость или на слышимость, в котором будет участвовать обвиняемый, сле­дователю нужно поинтересоваться, в норме ли у послед­него соответственно зрение и слух. Если же в процессе следственного эксперимента предполагается установить, имеет ли обвиняемый те или иные навыки, знание, то на предшествующем следственному эксперименту допросе важно выяснить, где и когда приобрел обвиняемый эти навыки, знания, насколько он ими, по его мнению, овладел и т. д. Все это поможет дать более точную оценку результатам следственного эксперимента.

Предъявление для опознания —следственное дейст­вие, в котором обвиняемый может участвовать в качестве опознаваемого или опознающего. Необходимость исполь­зования сведений о личности обвиняемого-опознаваемо­го при производстве этого следственного действия не вы­зывает сомнений. Следователь должен учитывать, по крайней мере, следующее: возраст обвиняемого, его на­циональность, рост, телосложение, черты лица, прическу, одежду, обувь. Все эти сведения собираются при обще­нии следователя с обвиняемым (на допросах или на дру­гих следственных действиях). Если следователь не рас­полагает перечнем таких сведений, то при производстве предъявления для опознания не исключены ошибки, сво­дящие на нет важное следственное действие. Эти ошибки нередко связаны с тем, что для опознания предъявляются лица, разные по национальности. При схожести по ос­тальным чертам этот признак настолько отличает людей друг от друга, что доказательственное значение факта опознания становится незначительным, к тому же если опознающий знал национальность опознаваемого, а ему предъявляются лица разной национальности. Встречаются случаи, когда обвиняемый участвует в предъявлении для опознания в качестве опознающего. Такая необ­ходимость возникает, например, при условии, когда по­терпевший от разбойного нападения, находясь в психо­логическом шоке или в неблагоприятных условиях, не смог разглядеть преступника, а нападавший запомнил внешность своей жертвы и готов ее опознать. Кроме того, следственная практика знает случаи, когда обвиняемый опознавал своих соучастников. Все это еще раз свидетельствует о том, что подготовка к производству плани­руемого следственного действия должна вестись тща­тельно.

В ходе допроса обвиняемого следователь выясняет следующие обстоятельства, при которых обвиняемый наблюдал потерпевшего: состояние обвиняемого перед началом события (например, не был ли он пьян); про­должительность восприятия; степень знакомства с потер­певшим; силу и направленность освещения; взаиморас­положение нападавшего и потерпевшего. Кроме того, в Ходе допроса важно выяснить субъективные свойства обвиняемого: нет ли у него дефектов зрения (или слуха, если опознание будет проводиться по голосу); хорошо и быстро ли он запоминает внешность людей; надолго ли обвиняемый сохраняет облики людей в своей памяти; может ли перечислить черты внешности потерпевшего. В литературе, посвященной тактике производства предъявления для опознания, содержится ряд рекомен­даций: «Выслушав показания допрашиваемого, задав уточняющие и контрольные вопросы, а также выявив противоречия в показаниях либо несоответствие сужде­ний допрашиваемого с общепринятыми представлениями, известными фактами, следователь должен обратить на это внимание допрашиваемого, принять меры к устране­нию противоречий». Не возражая против таких предложений, хотелось бы обратить внимание на то, что опоз­нание . зачастую проводится тогда, когда опознающий видел опознаваемого лишь мимолетно, образ этого чело­века еще не устоялся в его сознании. Поэтому, если обви­няемый может опознать потерпевшего, следователю вряд ли стоит усердствовать при выяснении у обвиняемого отдельных черт потерпевшего, стремясь устранить про­тиворечия, которые могут иметь место. Такая тактика, внушающая обвиняемому неуверенность, может привести к отказу от ранее данных показаний. В этих случаях же­лательно оставить некоторые противоречия неустраненными до того, как будет проведено предъявление для опознания. Если оно окажется результативным, необхо­димо заняться устранением противоречий. Однако по тактике производства предъявления для опознания су­ществует и противоположная точка зрения. Так, А. Я. Гинзбург отмечает что «когда из предварительно­го допроса не ясно, по каким причинам допрашиваемый не назвал приметы лица, подлежащего опознанию, либо заявил, что не рассмотрел приметы, а впоследствии опоз­нал предъявленного, ценность такого опознания сомни­тельна и по нему вряд ли можно судить о виновности опознаваемого лица». С данным утверждением безого­ворочно согласиться нельзя. Общеизвестно, что узнава­ние осуществляется человеком легче, чем воспомина­ние.

Жизненная практика подсказывает, что нередко нам трудно описать" приметы даже близких людей (цвет их глаз, форму бровей, очертания лица и пр.), но это не мешает быстро и безошибочно их узнавать в самых не благоприятных условиях, например в толпе. Вряд ли можно перечислить все те конкретные объекты, которые характеризуют личность обвиняемого и могут быть обнаружены и изъяты при обыске. В са­мом же общем виде перечень таких объектов должен включать: вещественные доказательства (например, одежда обвиняемого, орудия, средства совершения пре­ступления — отмычки, клише для фальшивой печати, изделия запрещенных промыслов), письменные доказа­тельства (например, переписка, дневники, записные и телефонные книжки);

документы обвиняемого (например, документы, удо­стоверяющие личность, состояние здоровья, владение имуществом).

Следует отметить, что поиски объектов, характеризу­ющих личность обвиняемого, могут представлять собой как самостоятельную задачу обыска, так и попутную, когда разыскиваются ценности, следы и орудия преступ­ления, а наряду с этим объекты, относящиеся к характе­ристике личности обвиняемого.

Об эффективности обыска как средства для собира­ния сведений о личности обвиняемого может свидетель­ствовать такой пример.

Во время обыска на квартире обвиняемого следователь изъял несколько писем. Впоследствии, тща­тельно изучив их, следователь пришёл к выводу, что это были письма жене, которые Кокая отправлял из мест от­бывания наказания. Важно было и то, что Кокая в пись­мах значился под фамилией Бокая. Таким образом, уда­лось установить, что обвиняемый ранее был осужден и с целью скрыть свое преступное прошлое изменил фами­лию.

В специальной литературе по тактике обыска содер­жится важная рекомендация о том, что следователю необходимо в период подготовки к производству указан­ного следственного действия собрать и проанализировать сведения об обвиняемом, если обыск предполагается проводить по месту его жительства или работы. Конеч­но, подобные сведения помогут повысить эффективность поиска, избежать ошибок, а также сократить время на производство этого следственного действия.

В период подготовки к обыску по месту жительства или работы обвиняемого, как правило, достаточно иметь о нем следующие данные:

состав семьи;характер взаимоотношений в семье;

образ жизни обвиняемого и членов его семьи, вклю­чая распорядок дня (время ухода и прихода на работу и с работы, обычные занятия во время досуга и пр.);

профессия обвиняемого и членов его семьи, а в неко­торых случаях и характер увлечений. Например, уста­новление факта автолюбительства расширяет круг объ­ектов, подлежащих обследованию, так как искомое мо­жет быть спрятано в автомашине или в гараже;

характер взаимоотношений обвиняемого с совместно работающими лицами.

Сведения, о которых идет речь, следователь в ос­новном получает из материалов уголовного дела. Наря­ду с этим ему необходимо в полной мере использовать и оперативные возможности органов милиции. Часто обыск приходится проводить в самые сжатые сроки, когда отлагательство с его проведением может свести на нет результаты этого важного следственного действия.

К этому нужно присовокупить еще один довод в пользу собирания необходимых сведений работниками милиции. Дело в том, что эта работа получает значи­тельно меньшую огласку среди проживающего в микро­районе населения, чем в тех случаях, когда указанные сведения выясняются чисто следственным путем.

В заключение следует еще раз подчеркнуть значение исследования личности обвиняемого на предваритель­ном следствии. Обвиняемый — это прежде всего граж­данин. И хотя он нарушил уголовный за­кон и подлежит уголовной ответственности, главная задача уголовного судопроизводства состоит в том, что­бы разумным и справедливым наказанием или приме­нением мер общественного воздействия исправить чело­века, вернуть его к трудовой жизни. Сделать это можно только тогда, когда органы расследования и суд, глубоко и полно исследуя личность виновного, вынесут по делу справедливое решение. Большие возможности для изу­чения личности обвиняемого имеет следователь, который первым встречается с обвиняемым; от его умения, опыта, настойчивости и целеустремленности во многом зависит полное исследование личности обвиняемого.


Список использованной литературы:

1. Г.К. Курашвили Изучение следователем личности обвиняемого М. «Юридическая литература»82г

2. Криминалистика Москва 2000г.


ЦЕНТРОСОЮЗ РОССИСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ КООПЕРАЦИИ

ВОЛГОРАДСКИЙ ФИЛИАЛ

РЕФЕРАТ

ТЕМА: ИЗУЧЕНИЕ ЛИЧНОСТИ ОБВИНЯЕМОГО

ПОДГОТОВИЛ: студент группы ЮР-12Д

Родионов М.В.

ПРОВЕРИЛ: Скачков Анатолий Логинович

Волгоград 2004г.

Содержание

I . Общие вопросы изучения следователем личности обвиняемого.

1. Личность обвиняемого как объект изучения на предварительном следствии.

2.Анализ практики изучения личности обвиняемого на предварительном следствии.

II . Уголовно-правовое направление изучения следователем личности обвиняемого.

1. Задачи уголовно-правового направления изучения личности обвиняемого.

2. Характеристика сведений о личности обвиняемого

3. Иные сведения о личности обвиняемого, необходи­мые для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

4. Особенности доказывания данных о личности обвиняемого.

5. Тактические особенности получения и использования данных о личности обвиняемого при производстве отдельных следственных действий (допрос свидетеля, осмотр места происшествия, предъявления для опознания и обыск).

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:10:15 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
20:54:08 28 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Изучение личности обвиняемого

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150446)
Комментарии (1831)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru