Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Гражданское право Псковской Ссудной грамоты

Название: Гражданское право Псковской Ссудной грамоты
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 19:18:27 19 февраля 2010 Похожие работы
Просмотров: 339 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение

Глава 1 Особенности развития Пскова

1.1 Территория Пскова

1.2 Псковская республика

Глава 2 Государственный строй Пскова

2.1 Общественный строй

2.2 Особенности Пскова

2.3 Судебная власть

Глава 3 Право Пскова

3.1 Источники Права

3.2 Судная Грамота Пскова

3.3 Гражданское право по Псковской Судной Грамоте

Заключение

Библиографический список


Введение

Псковская Судная грамота – крупнейший памятник феодального права эпохи феодальной раздробленности на Руси. Период феодальной раздробленности – временное ослабление политического единства русских земель. Однако и в это время сохраняется культурное и идеологические единство – залог будущего Русского централизованного государства. Продолжается развитие феодальных отношений во всех областях экономики и общественной жизни, развиваются культура, государственность, право. Даже нашествие татаро-монгольского ига не могло все же изменить его характер и процесс общественного развития[1] .

Памятником такого развития и является Псковская Судная Грамота. Некоторые ее нормы находят свое распространение много веков спустя после ее принятия в самых разных районах Руси. Поэтому Псковскую Судную Грамоту нельзя рассматривать только как сборник местного, псковского права.

Многие из современных ученых считают Новгород и его право примером построения демократии в России. Считаю это утверждение необоснованным, так как Новгород XV в. скорей представляет из себя чисто боярскую аристократическую республику с законами, направленными на подавление беднейших и средних слоев населения. Однако, также беспочвенны попытки советских ученых перенести мнение о Новгороде как о боярской республике и на Псков. Еще В.О. Ключевский отметил разницу между Новгородом и Псковом: "Переходя в изучении истории вольных городов от новгородских летописей к псковским, испытываешь чувство успокоения, точно при переходе с толкучего рынка в тихий переулок."[2] То есть еще в конце XIX в. была отмечена высокая стабильность общества Псковской республики, а как мы знаем из исследований социологов и историков основой стабильности государства является средний класс, то есть, в отличие от Новгорода, Псков был республикой средних классов и его право было направлено на сохранение государства и его основополагающей силы — среднего класса. С.Ф. Платонов отмечал: "Все общество [Пскова] имело более демократический склад [чем новгородское] с преобладанием средних классов над высшими."[3] Если Новгород менял князей, как хотел, то для Пскова князь был "... главным судьей и гарантом правопорядка вечевого города-земли". В то же время князь был ограничен вечевыми органами, то есть в Пскове мы видим настоящую конституционную монархию, где князь является гарантом государственного устройства, в то время как в Новгороде таким гарантом выступает анархическое вече. Из этого явно следует, что Псков более правомерен считаться демократическом государством, чем Новгород. Псков стал системой, которая соблюдала законы, написанные предками и это позволило Псковской Республике сохраняться до 1510 г., когда она была включена в состав Московского государства, псковитяне продолжали жить еще в конце XVI — начале XVII вв., когда они отбили атаки польского войска Стефана Батория.


Глава 1 Особенности развития Пскова

1.1 Территория Пскова

Территория Псковской республики была значительно меньше Новгородской республики. К тому же Псков не так активно занимался торговлей. Эта приводило к большему усилению среднего класса и большей стабильности псковского общества, в отличие от новгородского. В Пскове не видно таких бурных вече, восстаний бедноты, сильного боярства. Псковская республика образовалась в 1348 г., и соответственно у нее в то время уже не было такого широкого выбора князей. Соседи Пскова были в большинстве своем враждебны ему: Новгород не мог простить отсоединения, Орден и Литва пытались, наоборот, присоединить Псков к своим владениям. Это приводило к тому, что Псков вынужден был искать себе князей издалека. Такими князьями были князья московские. Несмотря на их тираническую политику, унаследованную от Андрея Боголюбского, Псков вынужден был приглашать их, так как единственной альтернативой были литовские князья, а это рассматривалось средним классом фактически как измена родине. Литовские князья княжили в Пскове, но только на условии, если они были православными. Союз с Москвой соответственно и привел Псков к подчинению Москве[4] .

1.2 Псковская республика

Псковская республика образовалась в середине XIVв. и просуществовала меньше, чем новгородская. Первым псковским князем был Судислав Владимирович, вероятно присланный Св. Владимиром в 1012 г., чтобы противостоять сепаратистским устремлениям Новгорода и его князя Ярослава Владимировича. Вскоре после того, как Ярослав Мудрый стал единственным властителем в Киевской Руси, он посадил Судислава в поруб, так как тот вероятно отказался участвовать в войнах Ярослава против киевских князей. Здесь уже заметны отличия Пскова от Новгорода — Псков более "спокоен", послушен великим князьям.

В 1137 г., после отделения Новгорода от Киевской Руси, псковитяне пригласили к себе княжить бывшего новгородского князя Всеволода-Гавриила, а после его смерти — его брата Святополка Мстиславича, показывая этим, что они не согласны с линией Новгорода. В результате в Пскове утвердилась династия смоленских Мономаховичей. Хотя и нет явных указаний, что они правили в Пскове весь XII в., однако, в летописях сохранились данные, что в 1178 г. в Пскове княжил Борис Романович из этой династии, а с начала XIII в. — потомки смоленского князя Мстислава Храброго. В 1220-30-е гг. псковичи изгоняют князя Владимира Мстиславича за его пронемецкую политику. После этого до середины XIII в. нет никаких сведений о псковских князьях. Только в 1240 г., когда немцы захватили Псков, псковским князем, вероятно, стал Ярослав Владимирович, бывший псковский князь, живший в это время в Ливонском Ордене. В 1266 г. упоминается князь псковский Святослав Ярославич, сын великого князя Владимирского и князя Новгородского Ярослава Ярославича. Из этого факта можно предположить, что в Пскове в это время правили сыновья новгородских князей. Этот князь Святослав принял бежавшего из Литвы князя Даумонтаса и крестил его. После этого псковичи "показали путь" Святославу и сделали своим князем Довмонта.

Довмонт укрепил Псков и защищал его в течение 33 лет своего княжения от немцев и литовцев. После смерти Довмонта в 1299 г. снова нет никаких упоминаний о псковских князьях. Только в 1323 г. упоминается князь Давид Литовский. Среди литовских князей Гедиминовичей, а также родственников и потомков Миндовга, не встречается ни одного князя с именем Давид. Возможно, он являлся потомком князя Довмонта-Тимофея. В 1327 г. в Пскове появляется князь Александр Тверской, изгнанный Иваном I Калитой из Твери. В позднейших актах псковичи всегда ссылались на него. Он дал псковичам судную грамоту, через сто лет ставшую Псковской Судной Грамотой[5] .

В 1348 г. Псков официально стал независимой республикой, признанной Новгородом. Но через сто с лишним лет Псков становится фактически частью московского государства — с 1462 г. Москва только присылает своих наместников в Псков, а в 1510 г. Василий III окончательно присоединяет его к Москве.


Глава 2 Государственный строй Пскова

2.1 Общественный строй

Псковская Судная грамота отражает основные особенности феодальной государственности и права Псковской земли CІV-CV вв.

Особенностью Псковской республики было отсутствие княжеского домена и крупного землевладения городской общины, экономическое господство бояр не стало таким сильным, как в Новгороде. Поэтому роль князя и веча в Пскове была выше, чем в Новгороде. В Пскове вече собиралось на площади перед Троицким собором. Коллегия, подготовлявшая вече и осуществлявшая руководством текущих дел, называлась в Пскове Совет Господ или Советом бояр. Псковская Господа в более узком составе являлась еще и судебным органом. Решения, которые готовил Совет для веча, как правило, принимались. Совет, будучи из представителей боярской знати, проводил политику, угодную боярству. Большую роль играли в управлении должностные лица, избираемые на вече. Высшим должностным лицом был посадники. Посадник избирался из знатной фамилии. Он назывался степенным (т.е. сидевшим на степени, трибуне на вече), пока занимал эту должность. Посадник был, по сути, главой республики, вел международные переговоры, участвовал в суде, контролировал князя, в военное время возглавлял полки. Несколько иным было положение в Пскове князя, чем в Новгороде. Там он мог назначать своих наместников в пригороды Пскова.

В Пскове князья не имели право судить единолично, они судили вместе с посадниками, а также с представителями бояр и житьих людей. Споры между духовенством, церковными людьми, а также дела, подлежащие церковной юрисдикции, решались церковным судом[6] .

Хотя псковское боярство держало в своих руках власть на вече, монополизировав важнейшую должность посадника, однако оно все же не могло добиться такого политического и экономического могущества, какого достигла феодальная олигархия, и вынуждено было в гораздо большей степени считаться с рядовыми членами городской общины. Члены этой общины формально равноправные, но подвергающиеся нарастающему социально-экономическому расслоению. В вече не могли участвовать крестьяне и не имели голоса. Грамота сосредотачивает свое внимание на процессах классообразования, порождающих новые социальные типы члена древнерусского общества.

В Пскове была такая категория землевладельцев, как своеземцы, или земцы[7] . В Новгородской Судной Грамоте они именуются житьими людьми. Они тоже имели земли, населенные крестьянами, оставаясь при этом, как и бояре, горожанами. Участвовали житьи люди и в торговле. Однако, главное, что определяло их статус, было именно землевладение. Они владели мелкими и мельчайшими вотчинами, которые обрабатывали не сами, а половники и холопы.

Характерной особенностью землевладения в республике, являлось то, что основной земледельческой группой были горожане. Члены городской общины имели исключительное право на землю. Помимо светских феодалов имелись и духовные. Монастыри обладали значительной частью земель в Пскове. Духовенство имело дополнительные источники дохода, оно объявило себя покровительницей торговли. В Пскове купцы играли очень важную роль. Основным занятием их была внешняя и внутренняя торговля, однако, как и каждый горожанин, они могли быть землевладельцами

Средний класс псковского общества в основном представлялся житьими людьми. "Житьи были, по-видимому, люди среднего состояния, середние жилецкие по московской социальной терминологии — стоявшие между боярством и молодчими, или черными людьми". Житьи люди представляли собой род акционеров, вкладывающих деньги в развитие международной торговли. Получая со своих земель доходы, они вкладывали их в купеческие предприятия, с чего и получали прибыль. Ключевский характеризует их, как "капиталисты средней руки и постоянные городские обыватели, домовладельцы". В политической жизни города этот класс исполнял судебные и дипломатические поручения господы, являлся представителем концов, в которых проживал.

Закладниками являлись крестьяне, вышедшие из общины и поступившие в зависимость к боярам. Половники — это крестьяне, сидевшие на землях частных владельцев. Свое название они получили от типа арендной платы за землю — половины урожая. Но в Новгородской земле существовали и более льготные условия аренды — треть или четверть урожая — все зависело от ценности земли в данном месте. Половники отправляли повинности только в пользу собственного господина. По роду работы половники делились на изорников (пахарей), огородников и кочетников (рыболовов). Половник имел право уйти от своего господина один раз в году в установленный законом срок — Филиппово заговенье. Перед уходом половник должен был полностью погасить свою задолженность господину. Крестьяне-общинники - упоминаются под именем сябров (ст. 106)[8] . Эта статья свидетельствует о проникновении имущественных отношений в среду общины (появление грамотчика).

Изорник - скорее всего, безземельный крестьянин, работающий на земле феодала и получающий от него подмогу. От арендатора изорника отличает покрута, которая делает его зависимым от господина (сильно затрудняет уход). Закуп в Русской Правде работает только на феодала, а изорник - и на себя (отдает лишь часть урожая). Закуп отвечает и личностью (в холопы), а изорник - только имуществом. Изорник зависел от господина, поскольку получал от него подмогу (покруту), которую феодал мог, потребовать вернуть. Для взыскания покруты государь не должен был представлять письменный договор, а прибегал к закличу (ст. 44). Если изорник отрицал покруту, господин должен был предъявить 4-5 свидетелей (ст. 51).Претензии же изорника к господину, основанные на доске - письменном документе - без специального оформления были недействительны (ст. 75).Господин не мог распоряжаться личностью и имуществом изорника. Государь мог получить покруту, обратив взыскание на имущество изорника, (ст. 76). То же происходило в случае смерти изорника и отсутствии наследников (ст. 84). К жене и детям переходили долговые обязательства умершего изорника, даже если это специально не оговаривается в письменном документе (ст. 85). Однако за изорником оставалось право ухода от господина (ст. 63) - за половину урожая. Нельзя назвать изорника нищим - он имеет свое имущество, о чем свидетельствует ст. 86.Изорничество - это новый этап закрепощения крестьян (но нельзя однозначно говорить об ухудшении или улучшении положения). Впервые была ограничена свобода передвижения - закуп может уйти в любой момент, отдав купу, а изорник - только в Филипов день.Наймиты (ст. 39-41) - свободный человек, пользующийся гражданскими и политическими правами члена городской общины, но находящийся в социально- экономической зависимости от государя – более состоятельного члена той же общины[9] . Закон до известной степени охраняет права наймита, которое хотя и не приводит к потере гражданских прав, но тем не менее свидетельствует о глубоко зашедшем процессе социальной и имущественной дифференциации – о появлении людей, фактически не имеющих возможности себя прокормить и жить иначе, как во дворе у государя. Договор заключался устно на время или для выполнения определенной работы (ст. 39). Наймит мог расторгнуть договор, однако в то же время наймит-дворной годами живет у хозяина. Договор с наймитом плотником должен был быть оформлен путем записи.В Псковской Судной Грамоте отсутствуют положения о смердах, закупах или холопах.В ст. 103 упоминается подсуседник, имеющий долговое обязательство, обеспеченное залогом, по отношению к государю. Мог предъявлять иск на основе досок. 2.2 Особенности Пскова

Псковская республика была более централизованной, чем Новгородская. Это объяснялось меньшей территорией и более опасным положением. Воинственные соседи заставляли маленькую Псковскую республику постоянно собираться вместе, чтобы дать им отпор. В Псковской республике не существовало пятин или волостей. Сам город Псков делился, как и Новгород на концы, которых всего было шесть. Концы в свою очередь подразделялись на сотни. Между концами были распределены пригороды: по 2 на каждый конец. Пригородами являлись небольшие военные поселения, в основном располагавшиеся на юго-западе республики, где была наиболее опасная граница с Ливонией и Литвой. К каждому пригороду была приписана небольшая сельская волость, абсолютно не похожая на огромною новгородскую волость. Псковские пригороды пользовались некоторой долей самоуправления, но не могли получить независимости от Пскова, так как являлись больше стратегическими пунктами, а не земскими центрами.

Псков по своим особенностям был похож на Новгород, но Псковская республика была меньше по площади, чем новгородская, что не давало возможности развиться крупному боярскому землевладению. Это способствовало укреплению среднего класса и увеличивало стабильность Псковской республики. Псковская республика, в отличие от Новгородской, погибла не от собственных неурядиц, а из-за внешних причин — усиления Москвы, чему в свое время способствовали сами псковичи.

2.3 Судебная власть

Псковская судебная система несколько отличалась от Новгородской. В Пскове суд разделялся на две части: церковный и мирской. Церковный суд находился в ведении наместника новгородского архиепископа. Мирские дела решались специальной судебной коллегией, состоявшей из князя или его наместника, двух степенных посадников, старых посадников и сотских. Эта коллегия заседала в судебне "у князя на сенех". ВПскове верховный суд осуществлял вече. Княжеский верховный суд был коллегиальным, в него входили князь, два выборных посадника и сотские[10] . При вступлении в должность выборные приносили присягу на кресте ("крестное целование"). Кроме светского суда существовал церковный суд, который осуществлял в Новгороде - архиепископ-владыка, в Пскове - наместник владыки. Купеческие союзы - братчины - производили суд в отношении своих руководителей братчины (пирровых старост) и членов братчины (пивцов). Псковская судебная система описана в Псковской Судной Грамоте, составленной в 1467 г. Псковская Судная Грамота составлена в основном из "псковских пошлин" — юридических обычаев. Псковская Судная Грамота трудна для объяснения: в списке немало древнерусских терминов, не встречающихся в других правовых актах того времени, многие предусматриваемые законом случаи рассматриваются очень кратко, намеками. Вместе с Новгородской Судной Грамотой, Псковская Судная Грамота очень много места уделяет судоустройству и судопроизводству, но при этом дает обильный запас норм и материального права, особенно гражданского. В Псковской Судной Грамоте встречаются обстоятельные постановления о договорах купли-продажи, найма и займа, о торговых и землевладельческих товариществах, о семейных отношениях по имуществу. Псковская Судная Грамота различает юридические понятия, требовавшие развитого правосознания, предусматривает юридические случаи, какие могли возникнуть в живом и сложном гражданском обороте торгового города. "В ее определениях имущественных и обязательственных отношений сказывается чутье Правды, стремившееся установить равновесие борющихся частных интересов и на нем построить порядок, ограждаемый не только законами, но и нравами. Поэтому в ряду судебных доказательств она дает предпочтительное значение присяги, отдавая обыкновенно на волю истца решить тяжбу этим способом: "хочет, сам поцелует или у креста положит", то есть предоставит целовать крест ответчику, положив у креста спорную вещь или ее цену". При невозможности разрешить споры между купцами, князья писали магистрам специальные грамоты, в которых излагались требования в отношении правосудия. Примером такой грамоты является Грамота псковского князя Ивана Александровича 1463 г.: "От княжа Псковъского Ивана Александрович и от посадник псковьского степенного Максима Ларивонович и от всех посадниковъ псковъскихъ и от бояр псковьскихъ и от купцовъ и от всего Пскова суседомъ нашимъ посадникомъ Рижкимъ. Здесе зялуют ся намъ молодии люди купцини Иване да Кузма на вашего брата на Иволта, что тотъ Иволтъ, не зная Бога, вдержялъ нашихъ купцинъ Ивана да Кузму 5 днеи, а искалъ на нихъ животу брата своего Ивана, что убилъ брата его слуга его жь. А искал на нихъ чепи золотои да дву ковшо въ серебряныхъ да кругу воску да белке безъ числа, да полътреядьчяти бочекъ пива да 4 и бочекъ меду пресного, ино посадники и ратмани того росмотрите, мы тому велми дивимся, что теи Иволтъ не право чинить, что на нашихъ правыхъ людехъ ищеть, цего у брата его и не было. Было то, так: какъ бра его убив, слуга тую жь ноць жбегле, ино осталошь у него полътретьядьчять боцекъ пива, да 4 бочке меду сыценого, ино тое пиво и медъ поимали наши люди, кому былъ Иване виноватъ, а животъ его за печатью лежалъ на городе. Потом приехавъ Иволтъ просилъ у насъ исправе головника и животу, и пива, и меду, и мы, обыскав головника выдали и животь брата его, и онъ еще почал просити пива и меду, и мы поставили передъ Иволтомъ тыхъ людеи, котории имали пиво и медъ за свои пенежи, Иволтъ стоя говорилъ так: мои братъ не винова былъ никому жь, и мы отвечали Иволту: мы тобе с тыми людмы судъ дадимъ по пскои послине, и онъ отвечал: язъ приехалъ въ Псковъ не тягатсе. И вы посадники Рижкии, и ратмани не даваите воли такимъ зброднямъ надъ нашимы купцинами, что бы опять не держалъ наших купцинъ никого, а надобно ему на тыхъ людехъ искати, котории поимали пиво и медъ за свои пенежи, и онъ пусть едеть ко Пскову, мы ему судъ дадимъ." Князь жалуется на попустительство ливонского суда и задержку русских купцов ливонским. В грамоте подробно излагается суть дела, из-за которого были задержаны русские купцы, и предлагается рассмотреть дело и наказать виновного — ливонского купца Иволта.


Глава 3 Право Пскова

3.1 Источники права

В период феодальной раздробленности Руси наряду с основнымисточником права – " Русской правдой ", данная Новгороду Ярославом Мудрым - использовались так называемые местные правовые акты. К ним относится и законодательный сборник - Псковская судная грамота, которая сформулировала ряд новых норм и оказала большое влияние на развитие русского права. Она датируется 1397 годом, хотя ученые считают, что она составлена в несколько приемов, т.к. в нее вошла грамота князя Константина Дмитриевича, бывшего князем в Пскове в 1407-1414г.г., а весь сборник утвержден при участии священства пяти соборов, из которых последний относится к 1462 году. Источники сборника указаны в его заглавии. Он составлен на вече на основании грамот князей Александра и Константина и записанных обычаев. Под князем Александром Ю.К. Краснов признает Александра Невского, спасшего в 1241 году Псков от немцев. Однако есть версии, что это могли быть и Александр Тверской, княживший в Пскове в 1327-1330 г.г., и князь Александр Ростовский, трижды побывавший в Пскове в 1410-1434г.г. Как бы там ни было, нормы Псковской судной грамоты стоят на одном уровне по своей развитости с нормами большинства западноевропейских юридических сборников XIV-XV в.в., а по богатству содержания этот сборник превосходит даже позднейшие законодательные сборники московской эпохи[11] .

Грамота включает в себя 120 статей, посвященных судебномупроцессу, гражданскому и наследственному праву, уголовному праву.Главная ценность ее состоит в разработке институтов гражданскогозаконодательства, основанного на обменных и товарных отношениях, чтообусловлено, видимо, высоким их развитием в Псковском государстве.Больше половины статей Псковской судной грамоты посвящено нормамгражданского права, которые регулировали право собственности,обязательственное право. Одним из основных источников права Новгорода и Пскова также являются договоры республик с князьями. В этих грамотах определялись отношения между князьями и республикой.

3.2 Судная грамота Пскова Судная грамота Пскова были принята вечевым собранием города в середине XV в. Она являлась основным источником права для Пскова до его присоединения к Москве. Псковская Судная Грамота была составлена в 1467 г. "по благословению отец своих попов всех 5 соборов". Грамота состоит из 120 статей, 108 из которых были приняты в 1467 г., а остальные были дописаны позже по решению веча. Некоторые из этих статей были приняты и выполнялись еще задолго до появления Судной Грамоты: "Ся грамота выписана из великаго князя Александровы грамоты и из княж Костянтиновы грамоты...". Князь Александр - это князь Александр Михайлович Тверской, изгнанный из Твери и княживший в Пскове с 1327 по 1337 г., а "Костянтин" - Константин Дмитриевич, брат великого князя московского Василия I Дмитриевича, княживший в Пскове в 1407 и 1412 гг. Кроме грамот этих князей, Псковская Судная Грамота основывалась на судебной практике и вечевых документах, принятых ранее: "... и изо всех приписков псковъских пошлин.". Псковская Судная Грамота, возможно, вобрала в себя еще один памятник права - Псковскую Правду[12] . Об этом памятнике упоминается в договорной грамоте 1440 г. Казимира Польского с Псковом.Псковская Судная Грамота составлена в основном из "псковских пошлин" - юридических обычаев. Судная Грамота различала три способа заключения договора: запись, доска, устное соглашение.Запись представляла собой письменный документ, копия которогосдавалась на хранение в архив Троицкого Собора.Доска была простым домашним документом, написанным на доске илибересте. Копия его в архив не сдавалась, поэтому достоверность его моглабыть оспариваема.Псковская Судная Грамота трудна для объяснения: в списке немало древнерусских терминов, не встречающихся в других правовых актах того времени, многие предусматриваемые законом случаи рассматриваются очень кратко, намеками. Вместе с Новгородской Судной Грамотой, Псковская Судная Грамота очень много места уделяет судоустройству и судопроизводству, но при этом дает обильный запас норм и материального права, особенно гражданского. В Псковской Судной Грамоте встречаются обстоятельные постановления о договорах купли-продажи, найма и займа, о торговых и землевладельческих товариществах, о семейных отношениях по имуществу.Псковская Судная Грамота различает юридические понятия, требовавшие развитого правосознания, предусматривает юридические случаи, какие могли возникнуть в живом и сложном гражданском обороте торгового города. "В ее определениях имущественных и обязательственных отношений сказывается чутье Правды, стремившееся установить равновесие борющихся частных интересов и на нем построить порядок, ограждаемый не только законами, но и нравами. Поэтому в ряду судебных доказательств она дает предпочтительное значение присяги, отдавая обыкновенно на волю истца решить тяжбу этим способом: "хочет, сам поцелует или у креста положит", то есть предоставит целовать крест ответчику, положив у креста спорную вещь или ее цену".[13] Дошедший до нас памятник можно условно назвать третьей редакцией грамоты. Она включила второй свод по ст. 108 с дополнениями, сделанными позже и еще не успевшими подвергнуться редакторской переработке и систематизированию.

3.3 Гражданское право по Судной Псковской Грамоте

Гражданское право занимает важное место в нормах Псковской Судной Грамоты. Гражданское право занимает важное место в нормах Псковской Судной Грамоты. Право собственности знает деление вещей на недвижимые ("отчина") и движимые ("живот"). К недвижимым относились земли, рыболовные участки, пчельники ("борти"). Для недвижимости устанавливался особый режим владения. Защита земельной собственности — одна из важнейших частей Псковской Судной Грамоты. Князья не могли отдавать землю в собственность по своему усмотрению, им разрешалось выделять ее в управление гражданам с согласия администрации. Это было как бы "временным держанием" (ст.14, 88 и т.д.). В статье 9 Псковской Судной Грамоте говорится: "А коли будет с кем суд о земли, о полнеи, или о воде, а будет на той земли двор, или ниви розстрадни, а стражет и владеет тою землею или водою лет 4 или 5, ино тому исцю съслатся на сосед человек 4 или на 5. А суседи став, на коих шлются, да скажут как прав пред Богом, что чист, и той человек который послался стражет и владеет тою землею или водою лет 4 или 5, а супротивень в те лета, ни его судил ни на землю наступался, или на воду, ино земля его чиста или вода, и целованиа ему нет, а тако не доискался кто не судил, ни наступался в ты лета." То есть земля принадлежала тому, кто ей владел не менее 4 лет, и при этом не было никаких попыток эту землю у него отобрать. Статья 10 говорит о разборе дел о непригодной для обработки земли: "О лешеи земли будет суд, а положат грамоты, и двои на одну землю, а зайдут грамоты за грамоты, а исца оба возмут межников, да оба изведутца по своим грамотам, да пред господою ставши межником межничество сьимут ино им присужати поле." Применение этой статьи показано в акте 1483 г. об иске Снетогорского монастыря к компании сябров, совладельцев-товарищей, которые сообща владели землей по реке Перерве. Эти сябры были прихожане св. Егория и еще целого монастыря Гремячинского на Гремячей горе. Снетогорскому монастырю принадлежала шестая часть реки Перервы, приобретенная им для проезда. Суд происходил на сенях перед князем Пскова Ярославом, двумя степенными посадниками и перед сотскими. У Снетогорского монастыря сябры отняли эту шестую часть. Истцы, старцы Снетогорского монастыря, положили перед судом "грамоты купчие" на принадлежавшую им полосу в реке Перерве. Судьи спросили сябров, зачем они отняли землю у старцев. Сябры отвечали: "То … у нас не Перерва-река, а в той реке у нас вода копаная, а вся вода наша: а игумену Тарасью и старцем снетогорским в той воде у нас шестой части нет, и мы им потому проезда не дадим". "Да положили и свои грамоты перед соподою". Значит, юридический казус состоял в том, что сябры оспаривали у Снетогорского монастыря 1/6 часть канала, проведенного ими по земле, 1/6 часть которой до прорытия канала принадлежала Снетогорскому монастырю. Сябры, вероятно, думали, что, улучшая землю каналом, они тем самым приобретали право на всю землю. Прочитав грамоты, судьи дали их сотскому Клименту и послали его с княжим боярином Четом "воды в Перерве реке досмотрети". То есть досмотрели, "да и на луб выписали и перед осподою положили, да и велись по лубу". Суд спросил обе стороны: "Снимаете ль с межников межничьства?" — "Снимаем, господине." На этом закончилось следствие. После этого начался сам судебный процесс. Суд спросил старцев снетогорских: "есть ли у вас, стариков, кто, кому то ведомо, что вам в Перерве реке шестая часть проезда деля?" Старцы указали старика Терентия Кудатова, на него сослались и сябры; таким образом, это была ссылка общая ссылка обоих истцов на одного старожила. После допроса последнего кончилось дело. Старцев снетогорских "оправихом", сябров "повинихом и дахом" Снетогорскому монастырю правую грамоту ("судницу"). После этого были посланы межники выделить шестую часть реки Перервы на проезд Снетогорскому монастырю. Статья 10 в данном случае обязывает закончить дело судебным поединком. Подобной же является статья 106 : "106. А кто с ким ростяжутся о земли или о борти, да положат грамоты старые и купленную свою грамоту, и его грамоты заидут многых бо сябров земли и борти и сябры вси станут на суд в одном месте, отвечаючи кто ж за свою землю, или за борть, да и грамоты пред господою покладут, да и межников возмут, и тои отведут у стариков по своей купной грамоте свою часть, ино ему правда дати на своей части. А целованью быть одному, а поцелует во всех сябров, ино ему и судница дать на часть, на которой поцелует". Статьи 11-12 рассматривают, что делать после судебного поединка: "11. А которои своего истца перемож(ет)... 12. А которои истець ... там. Ино того человека повинити, и грамоты его посудить, а правому человеку на ту землю и судница дати; а подсудничье князю и посадником и сь сотскими взяти 10 денег".

Кроме наследственной вотчины, Псковская Судная Грамота регулирует и владение "кормлями" — землями, полученными от республики или от частных лиц в пожизненное (но не наследственное) владение. Кормли запрещалось продавать (статья 72): "72. А которому человеку будет кормля написанна в рукописании, и да грамотами владеть землеными учнет или исадскими, а продаст тую землю или (и)сад, или иное что, а доличат того человека, ино ему земля та, или исад, или иное выкупить, а свою кръмлю покрал."[14] Как видно из статьи, в случае продажи кормли, ее необходимо было выкупить и вернуть владельцу, а бывший владелей кормли лишался на нее права. Пользователь имел право на доходы, но не мог распоряжаться имуществом и отчуждать его. Попытка продать рыболовное угодье или земельный участок, находящийся в условном держании, приводила к потере каких-либо прав на него. Недвижимым имуществом владели и женщины, причем имущество супругов считалось раздельным, с самостоятельным правом распоряжения. Имущество сбежавшего за рубеж зависимого шорника переходило к его господину в качестве компенсации за недополученные выгоды от его работы (ст. 76) . Предусматривала Грамота и процедуры истребования вещей из чужого законного и незаконного владения (в случае находки, приобретения краденных вещей). Приплод от скота после его покупки принадлежал новому собственнику (ст. 110). Защита права собственности осуществлялась уголовно-правовыми мерами, путем возврата объектов собственности и возмещения убытков. Грамота не устанавливала специальных штрафов в пользу государства по спорам о собственности (кроме судебных издержек), это считалось частным делом самих субъектов. В тяжбах о собственности решающая роль принадлежала документам и вещественным доказательствам, затем – свидетельским показаниям; могли назначаться судебные поединки. Тесно связано с правом собственности обязательственное право.

Обязательственное право. В Пскове сформировалась система обязательственного права с развитой имущественной ответственностью, основанной на товарно-денежном обмене.

В самой Грамоте к обязательствам относят около 40 статей. Давая общую характеристику обязательствам в Псковской Судной Грамоте, В. А. Рогов пишет: "Что законодатель здесь явно отдает предпочтение имущественной ответственности должников; письменным формам заключения сделок; равенству положения сторон в договорах без учета сословного положения. Свободные граждане не имели различий в гражданско-правовых отношениях и вступали в договоры на основе свободного волеизъявления и частной инициативы. Ничего в Грамоте не сказано о возрасте лиц, вступающих в обязательства, а также о правомочиях холопов и женщин при заключении сделок. Однако известно, что зависимые от господина шорники и полковники не теряли гражданских прав и могли предъявлять иски своим хозяевам".По сравнению с Русской Правдой в Псковской Судной Грамоте более развитая система обязательственного права. Ему посвящено около трети статей памятника. Псковской Судной Грамоте были известны договоры купли-продажи, дарения, залога, займа, мены, поклажи, найма помещений, личного найма и изорничества.

Договор купли-продажи.

Договор купли-продажи недвижимого имущества заключался только в письменной форме (статьи 10 - 13). Купля — продажа, заключенная в нетрезвом состоянии могла быть признана недействительной по требованию одной из сторон: "114. А кто с ким на пьяни менится чим, или что купит, а потом проспятся и одному исцу не любо будет, ино им разменится, а в том целованиа нет, не присужати." Как видно из данной статьи, такое же правило действовало и во время обмена. В статье 101 утверждалось, что купленное нельзя вернуть продавцу и нельзя обращаться в суд по этому поводу: "101. О торговле и о поруке. А кто имет на ком торговли искать, или порукы, или именного чего, ино того судить на того волю, на ком сочат, хочет на поле лезеть, или у креста положит". Но в статье 118 делалось исключение из общего правила — нельзя было продавать больной крупный рогатый скот: "118. А корову купить за слюблено, а по торговли телят не сочить, а толка корова кровью помачивается имет ино тая, корова назад воротить, чтобы и денги заплачены были".[15]

Договор дарения.

О договор дарения говорит только одна статья Псковской Судной Грамоты — статья 100. В ней говорится: "100. А которой человек при своем животе, или пред смертию а что дасть своею рукою племяннику своему платно или иное животное, или отчину, да и грамоты даст пред попом, или пред сторонными людми, ино тому тем даньем владеть, чтобы и ру(ко)писаниа не было." То есть дарения признавалось только в том случае, если оно было произведено перед священником или перед другими людьми. Договор дарения мог заключаться в письменной или устной форме.

Залог.

Псковская Судная Грамота проводит четкое разграничение между залогом недвижимого и движимого имущества ("закладом"). В ней имеется целый раздел (статьи 28 — 33), относящийся к взысканию денежных ссуд по "закладу" и "доскам", то есть по распискам и частным актам. Без записи и заклада иски признавались на сумму до 1 рубля при условии предъявления "досок". При ссудах свыше 1 рубля надо было составлять запись либо принимать заклад, зарегистрированный в особых закладных досках. В статье 28 говорится: "28. А кто на ком имет сочить съсуднаго серебра по доскам, а сверх того и заклад положит, ино воля того человека, кто имет серебра сочить по закладу, хочет сам поцелует да свое серебро возмет, а хочет заклад ему у креста положит, и он поцеловав да свой заклад возмет, а поле через заклад не присужати, а закладных доск не посужати."[16] То есть если человек сможет доказать при помощи "досок" и заклада, что он действительно давал имущество или деньги в долг, то он имеет право взять с ответчика ссуженные ему деньги, отдав при этом заклад. В делах подобного рода запрещалось присуждать судебный поединок. По Псковской Судной Грамоте разрешалось возбуждать уголовные дела о залоге без наличия "досок" или заклада на сумму не более 1 рубля: "30. А кто имет дават серебро в заим, ино дати до рубля без заклада и без записи, а болши рубли не давати без заклада и без записи. А кто иметь ... ти ссуда серебра по доскам без заклада боле рубля, ино того доска повинити, а того права, на ком сочат". В статье 31 говорится о том, что должник может отказаться отдавать долг в том случае, если стоимость вещи, отданной в залог, равнозначна или больше ссуженной суммы: "31. Хто на ком имет ссуднаго серебра по доскам, а сверх того и заклад положит на него платной или доспех, или конь, или иное што назрячее и животное, а тот заклад того серебра не судит, чего ищет, отопрется своего закладу, а молвит так: у тебе есми того не закладал, а у тебе есми не взимал ничего ж, ино кто ищет тому человеку тем закладом владети, а тот прав, на ком сочат". Заимодавцам предоставлялись льготы по сравнению с должниками. Например, если за должника поручится человек, а потом заимодавец начнет требовать деньги с поручителя, то долг считается выплаченным только в том случае, если в городском архиве есть об этом запись: "32. А которой человек поручится за друга в серебре, а имет тот человек сочит на поручнике своего серебра, и тот истец по ком рука дана, вымет против своего исца рядницу, а молвит так: аз, брате, тобе заплатил то се(ре)бро за тою рукою, а у мене и рядница што ему не сочить истьцу на исце того серебра, ни на поручники, ино тая порядня повинить, аже в лары не будет в ты ж речи, а исцу знати поручника в своем серебре, кто по ком руку дал". К тому же запрещалась порука за должника, долг которого превышает 1 рубль: "33. А поруке быть до рубля, а болши не быти рубля".[17] Подобным же образом решались дела о деньгах, отданных для торговых оборотов, если в городском архиве не было копии расписки, прдъявленной суду: "38. А кто имет на ком сочит торговых денег по доскам, тот человек противу положит рядницу, а в рядницы будет написано о торговли же, а противу тои рядницы не будет во Святеи Троицы в лари в те ж речи другой, ино тая рядница повинити".

Договор займа.

Для признания действительным договора займа на сумму больше 1 рубля необходимо было, чтобы он был заключен в письменной форме и обеспечивался записью и закладом: "30. А кто имет дават серебро в заим, ино дати до рубля без заклада и без записи, а болши рубли не давати без заклада и без записи. А кто иметь ... ти ссуда серебра по доскам без заклада боле рубля, ино того доска повинити, а того права, на ком сочат". Псковской Судной Грамоте был известен институт поруки, но поручаться можно было только за ссуду не больше 1 рубля: "33. А поруке быть до рубля, а болши не быти рубля". В Псковской Судной Грамоте есть ряд постановлений, которые касаются процентов по займу и указывают на развитую систему ростовщических отношений. В статье 73 указывалось, что заимодавец имел право взять проценты с долга только после того, как представит суду расписку о ссуде денег: "73. А которому человеку на ком будет имание по записи, да и гостинец будет писан на записи, а приидет зарок, ино ему явит господе о своем гостинце, ино и по зароки ему взять свои гостинець; а толко не явит зарок господе, гостинца ино ему не взять по зароке". Заимодавцам запрещалось раньше срока брать проценты с ссуды, если это не было желанием должника: "74. А кто почнет имать своего исца в своем сребре до зарока, ино ему гостинца не взять. А на коем сребро имати, и тот человек до зароку учнет сребро отдавать, кому виноват, ино гостинца дать, по счету ему взять". Если должник не смог или не захотел вовремя заплатить проценты по долгу, то все судебные издержки должен был выплачивать он: "93. А у кого стулится должник в записи, а на зарок не станет, или изорник в записи будет, а учнет тулится, а что учинится проторы или приставное, или заповедь, ино все платить виноватому, кто тулится, и железное".[18]

Договор поклажи.

Псковской Судной Грамоте был известен "договор поклажи" — хранения имущества. Судебные разбирательства по этим статьям производились только в том случае, если претензии были подкреплены "записями" — юридически заверенными актами: "19. А кто имет искати зблюдениа по доскам безимено, старине, ино тот не доискался". При отдачи имущества на хранение по экстренным причинам — отъезде за границу, пожаре или разграблении дома "по грехом ... род ополчится" — человек должен был не позже, чем через неделю после приезда из-за границы или пожара, подать иск в суд о возврате имущества: "16. А о зблюдении, кому ... в пожару или по грехом на кого род ополчится, а у того времяни что кому даст на зблюдение, а имет просит своего, и тот человек запрется, у него взем, ино кому искат, явити ему. 17. ... чюжой земли приехав или под пожар за неделю или по грабежу, и тот имет записатся, ино тот суд судить на того волю ... хочет сам поцелует, или на поле лезеть, или у креста положит своему исцу".

Договор найма имущества.

В Пскове, как в крупном торговом городе, был развит договор найма имущества — складских помещений, амбаров, квартир для приезжих купцов и прочего. Естественно, что все это должно было найти отражение в Псковской Судной Грамоте. Но из всех статей Псковской Судной Грамоты только одна напрямую относится к договору найма имущества: "103. А подсуседник на государи (с)судьи или иного чего волно искати. А которому с ким суплетка была записью или закладом, и потом тот человек, которой в записи был или заклад закладывал кому, да учнет на том же чего искать, ссудья или зблюденья, или иного чего, по доскам, или торговли, ино то судить судом по псковской пошлине".[19]

Договор личного найма.

В Псковской Судной Грамоте также есть статьи о личном найме, заключавшемся с различными работниками. Наем ремесленников в XIV-XV вв. получил широкое распространение. В Псковской Судной Грамоте есть несколько статей, регулирующих отношения между нанимателями и наймитами. В статье 39 говорится, что наймит обязательно должен получить плату за свою работу, а если он ее не получает, то имеет право получить ее через суд: "39. А которой мастер плотник или наймит отстоит свой урок и плотник или наймит ... свое дело отделает ... на государех и взакличь сочит своего найма." Наймит имел право искать платы за свою работу даже в том случае, если он расторгнул договор с нанимателем, но в этом случае ему должны были заплатить меньшую сумму: "40. А которой наймит дворной пойдет прочь от государя, не достояв своего урока, ино ему найму взяти по счету, а сочит ему найма своего за год, чтобы 5 годов, или 10 год, стоявши, и всех тых ему год, стоявши найма сочить как отиде за год сочить, толко будет найма неймал у государя, а толко поидет болши года, ино им не сочити на государех". Как видно из приведенной статьи наймит терял это право, если не обращался в суд в течение года. Если наймит, разорвав договор с нанимателем раньше времени, заявит в суде, что он выполнил всю работу, на которую нанимался, то такое дело решалось рассмотрением договора о найме: "41. А которой наймит плотник, а почиет сочить найма своего на государи, а дела его не отделает, а поидет прочь, а ркучи так государю, у тебе есми отделал дело свое все, и государь молвит: не отделал еси всего дела своего, ино государю у креста положыть чего сочить, или государь сам поцелует, аже у них записи не будет".

Много статей в Псковской Судной Грамоте посвящено регулированию отношений между землевладельцами и аредаторами-изорниками. Например, аренду запрещено было прекращать в любой день года, кроме Филиппова заговенья[20] . Если же землевладелец захочет прекратить аренду раньше или позже Филиппова заговенья, то он лишался на год половины арендной платы, а изорник мог еще год продолжать арендовать землю: "42. А которой государь захочеть отрок дати своему (и)зорнику или огороднеку, или кочетнику, ино отрок быти о Филипове заговеине, також захочет изорник о(т)речися с села, или огороднику, или (ко)четник, ино тому ж отроку быти, а иному отроку не быти, ни от государя, ни от изорника, ни от кочетника, ни от огородника, а запрется изорник или огородник, или кочетник отрока государева, ино ему правда дать, а государь не доискался четверти, или огородной части, или с ысады рыбно(й) части." Землевладелец даже после прекращения аренды имел право искать на аредаторе своей ссуды, предварительно объявив об этом на рынке: "44. А государю на изорники или на огородники, или на кочетники волно и взакличь своей покруты и сочить серебра и всякой верши по имени, или пшеница ярой или озимой, и по отруку государеву или сам отречется". При этом арендатор мог заявить, что он не получал ссуды от землевладельца. Если землевладелец мог при этом предоставить свидетелей, которые в суде заявили бы, что арендатор имел усадьбу или брал ссуду у землевладельца, то арендатор присуждался к выплате ссуды, в противном случае — иск землевладельца объявлялся недействительным: "51. А коли изорник имет запираться у государя покруты, а молвит так: у тебя есми на селе живал, а тебе есми не виноват, ино на то государю тому поставить люди сторонние человеки 4 и(ли) 5, а тым людем сказати как прямо пред Богом, как чисто на селе седел, ино государю правда давши взять свое, или озорнику верит, то воля государева. А толко государь не поставит людей на то, что изорник на селе седел, ино тот человек покруты своей не доискался". Арендаторам запрещалось судиться со своим землевладельцем о ссуде, взятой землевладельцем у арендатора: "75. А которой изорник на государя положит, в чем доску, ино та доска посудить. А старому изорнику вози вести на государя". В случае бегства арендатора за границу, землевладелец имел право продать с торгов имущество арендатора и взять с полученных денег арендную плату и ссуды. Если же денег не хватало, то землевладелец имел право подать в суд на арендатора, когда тот вернется из-за границы: "76. А которой изорник с села збежит за рубеж или инде где, а изорнич живот на сели останется государю покрута имать на изорники, ино государю у князя и у посадника взять пристав, да и старость губьских позвати и сторонних людей, да тот живот изорнич пред приставы и пред сторонными людми государю попродати да и поимати за свою покруту, а чего не достанет, а по том времени явится изорник, ино государю доброволно искать остатка своего покруты, а государю пени нет, а изорнику на государи живота не сочит, а сочит псковским".

Наследственное право. Наследование по завещанию.

Псковская Судная Грамота знает два вида наследлования имущества: наследование по завещанию и наследование по закону. Завещание признавалось действительным, если оно было написано и сдано в городской архив (статья 14).

Наследование по закону.

В Псковской Судной Грамоте обозначен круг лиц-наследников по закону.[21] К ним относятся: отец, мать, сын, брат, сестра (статья 15). Но дети лишались права наследства по закону, если отделялись от родителей: "53. Аже сын отца или матерь не скормит до смерти, а пойдет из дому, части ему не взять". Муж или жена, после кончины супруга, имели право пользоваться его имуществом до вступления во второй брак или до своей смерти.

В Псковской Судной Грамоте в статье 108 закреплена возможность изменения содержания статей и дополнение ее новыми статьями: "А которой строке пошлинной грамоты нет, и посадником доложить господина Пскова на вечи, да тая строка написать. А которая строка в сей грамоте нелюба будет господину Пскову, ино та строка волно выписать вонь из грамоты". В этой статье закреплено, что статьи из грамоты можно изъять, изменить или дополнить только по представлению посадника с согласия веча. Статьи 109 — 120 считаются именно такими, написанными позднее статьями, потому что находятся после статьи, говорящей о возможности изменения грамоты, которая, по идее, должна была завершать всю грамоту.


Заключение

Псковская Судная грамота была впервые введена в научный оборот Н.М.Карамзиным, опубликовавшим ее 12 последних статей (по принятому в настоящее время делению) по Синодальному списку. Воронцовский список был обнаружен Н.Н. Мурзакевичем в архиве М.С.Воронцова и опубликован им в 1847 г. с кратким введением и комментарием. С этого времени начинается научное изучение Псковской Судной грамоты как памятника русского права.

Первыми исследованиями, специально посвященными грамоте, явились работы И.Е.Энгельмана и Ф.Н.Устрялова, вышедшие в 1855 г. И.Е.Энгельман поставил задачу систематического изучения норм гражданского права грамоты. Ф.Н. Устрялов дал общий очерк содержания грамоты с историко-юридической точки зрения.

В дальнейшем в работах историков-юристов второй половины CІC - начала CC в. грамота изучалась главным образом как историко-юридический документ. Хотя специальных монографических исследований о ней в этот период не было опубликовано.

Исследованиями Псковской Судной грамоты занимались и в советское время. Историки исследователи Титов Ю.П., Зимин А.А.. Большая работа была проведена группой историков исследователей под редакцией Юшкова С.В. По мнению группы историков-исследователей Алексеева Ю.Г, Исаева М.М., Михайлова П.Е., Мартысевича И.Д., первой редакцией грамоты был Свод 1397г., в который вошли выписки из грамоты Александра Невского и приписки псковских пошлин, трудно сказать сколько раз он подвергался переделкам, путем включения новых статей, исключения старых и систематизации текста, ввиду чего реконструкция первого содержания Свода едва ли возможна. Можно только предполагать, что одна из редакций (условно – вторая) была связана с включением в закон выписок из грамоты князя Константина, княжившего в Пскове дважды – в 1407 и 1414 г.

Дошедший до нас памятник можно условно назвать третьей редакцией грамоты. Она включила второй свод по ст. 108 с дополнениями, сделанными позже и еще не успевшими подвергнуться редакторской переработке и систематизированию.[22]

Псковская Судная грамота по сравнению с Русской Правдой отражает новый этап развития русского феодализма – в этом ее ценность как исторического и историко-правового источника. Не говоря о Русской Правде, представляющей основу средневекового русского феодального права, им, вероятно, были известны распространенные на Руси юридические сборники – Кормчая Книга и Мерило Праведное. Знали они, по-видимому, и византийскую Эклогу, причем не в том переводе, в котором она имела хождение на Руси в составе Мерала Праведного. Используя известные им памятники права, составители грамоты не слепо копировали их нормы, а перерабатывают в соответствии с реальными условиями Псковской земли и с содержанием псковской пошлины.

Несмотря на отдельные неувязки, отражающие длительную и сложную историю памятника, грамота в целом представляет собой лишенный логических противоречий цельный свод средневекового русского феодального права, свидетельствующий о внимательной и квалифицированной редакторской работе и о достаточно высоком уровне юридического мышления ее составителей.


Библиографический список

1. Алексеев, Ю.Г. Псковская Судная Грамота и ее время: развитие феодальных отношений на Руси в XIV-XV вв. – Л: Лениздат, 1980. - с. 24-34.

2. Беляев, И.Д. Лекции по истории русского законодательства. – М.: 1988. – с.291-297.

3. Грамоты Великого Новгорода и Пскова. - М.-Л., 1949.- с.56-65.

4. Гумилев, Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. - М.: Товарищество Клышников, Комаров и К°, 1992. - 510 с.

5. Гумилев, Л.Н. От Руси к России: очерки этнической истории. / Послесловие С.Б. Лаврова. - М.: Экопрос, 1992. - 336 с.

6. Заичкин, И.А., Почкаев И.Н. Русская история: популярный очерк. IX — середина XVIII в. - М.: Мысль, 1992. - 797 с.

7 Зимин, А.А. Памятники русского права / под редакцией Юшкова С.В.- М.: 1953. – 657 с.

8. История государства и права СССР: Учебник Ч.1. / под редакцией Ю.П.Титова. - М.: Юридическая литература, 1988. - 544 с.

9. История государства и права России: Учебное пособие / под редакцией Исаева И.А. – М.: ТК Велби, "Проспект", 2004. – 336 с.

10. История государства и права России. Учебное пособие / под редакцией Краснова Ю.К. – М.: Российское педагогическое агентство, 1997. – 288 с.

11. История СССР с древнейших времен до конца XVIII в.: Учебник / под редакцией Б.А. Рыбакова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. - М.: Высшая школа, 1983. - 415 с.

12. Карамзин, Н.М. История государства Российского: в 6 книгах / в 12 авторских томах Н.М. Карамзина, по 2 тома в одной книге / Книги 1-3 (тт. I-VI). - М.: Издательство "Книжный Сад", 1993. - 432 с.

13. Карамзин, Н.М. История государства Российского в 12 томах. Т. II-III / под редакцией А.Н. Сахарова. - М.: Наука, 1991. - 832 с.

14. Кафенгауз, Б.Б. Древний Псков. Очерки по истории феодальной республики. - М., 1969. - 456 с.

15. Кочин, Г.Е. Памятники истории Великого Новгорода и Пскова. – М.: 1935. – 456 с.

16. Ключевский, В.О. Псковская Правда // Ключевский В.О. Сочинения. В 9 Т. Т. VII. Специальные курсы (продолжение). - М.: Мысль, 1989. - 508 с.

17. Ключевский, В.О. Курс русской истории // Ключевский В.О. Сочинения. В 9 т. Т. I-V. - М.: Мысль, 1987. – с.45, 57, 69-78.

18. Михайлов, М.М. История русского права. – СПб.: 1871. – с.221-222.

19. Подвигина, Н.Л. Очерки социально-экономической и политической истории Новгорода Великого в 12-13 вв. – М.: 1977. – 284 с.

20. Платонов, С.Ф. Лекции по русской истории. В 2 частях. Часть I. - М.: ВЛАДОС, 1994. - 480 с.

21. Псковская Судная Грамота // Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / под редакцией Ю.П.Титова, О.И.Чистякова. - М.: Юридическая литература, 1990. - 480 с.

22. Псковские летописи. Выпуск 2. / под редакцией Насонова А.Н. - М.: Издательство АН СССР, 1955. – 568 с.

23. Российское законодательство. В 9-ти томах. Т.1. Законодательство Древней Руси. - М.: Юрид. лит., 1984. - 432 с.

24. Соловьев, С.М. Сочинения. В 18 кн. Кн. 1-3. Т. 1-5. История России с древнейших времен. - М.: Голос, 1993. - 768 с.

25. Филиппов, А.Н. Учебник по истории русского права. Ч.1. – Юрьев, 1914. – с.127-129.

26. Хорошкевич, А.Л. Торговля Великого Новгорода Прибалтикой и Западной Европой в XIV, XV вв. - М., 1963. – 345 с.

27. Хрестоматия по истории государства и права России. Учебное пособие / под редакцией Титова Ю.П. 2-е изд. перераб. и доп. – М.: ТК Велби, "Проспект", 2005. – 464 с.

28. Черепнин, Л.В. Русские феодальные архивы. Ч.1. – М.-Л.: 1948. – 237 с.


[1] Зимин, А.А. Памятники русского права/Под редакцией Юшкова С.В. М: 1953 г. с.321-331

[2] Ключевский, В.О. Псковская Правда. Сочинения в 9 т. т 7. М: Мысль. 1989г. с.87.

[3] Платонов, С.Ф. Лекции по русской истории в 2-х ч. Ч.1. М: Владос. 1994г. с.480.

[4] Платонов, С.Ф. Лекции по русской истории. В 2-х частях. Ч.1. М: Владос, 1994г. стр.480

[5] Ключевский, В.О. Псковская Правда.//Ключевский В.О. Сочинения. В 9 Т. ТVІІ. М:Мысль, 1989г.стр.508.

[6] Чистяков, О.И. История государства и права. Ч.1. М: Юрист, 2007г, С.82-95

[7] Карамзин, Н.М. История государства Российского в 12 томах. Т ІІ-ІІІ. Под ред. Сахарова. М: Наука, 1991г.с.832.

[8] Алексеев, Ю.Г. Псковская Судная грамота и ее время: развитие феодальных отношений на Руси в CІV-CV вв. М. 1980 г.с. 24-34.

[9] Черепнин, Л.В. Русские феодальные архивы. Ч.1.М: Лениздат.1948г.с.237

[10] Чистяков, О.И. История государства и права. Ч.1. М: Юрист.2007г. с.82-95.

[11] Кафенгауз, Б.Б. Древний Псков. Очерки по истории феодальной республики. М. 1969г. с.456.

[12] Ключевский, В.О. Псковская Правда // Ключевский В.О. Сочинения в 9 т. Т.VІІ. М: Мысль. 1989г.с.508.

[13] Краснов, Ю.К. История государства и права России. Уч.пос. М: Российское педагогическое агентство. 1997г. с.55-63.

[14] Черепнин, Л.В. Русские феодальные архивы Ч.1. М: Лениздат. 1948г. с.237.

[15] Черепнин, Л.В. Русские феодальные архивы. Ч.1. М: Лениздат. 1948г.с.237.

[16] Кафенгауз, Б.Б. Древний Псков. Очерки по истории феодальной республики. М. 1969г. с.456.

[17] Псковская Судная Грамота//Хрестоматия по истории государства и права СССР доокт. Периода./Под ред Титова, Чистякова. М: Юридическая литература. 1990г с. 480.

[18] Псковская Судная Грамота//Хрестоматия по истории государства и права СССР доокт. Периода./Под ред Титова, Чистякова. М: Юридическая литература. 1990г с. 480.

[19] Черепнин, Л.В. Русские феодальные архивы. Ч.1. М: Лениздат. 1948г.с.237.

[20] Псковская Судная Грамота//Хрестоматия по истории государства и права СССР доокт. Периода./Под ред Титова, Чистякова. М: Юридическая литература. 1990г с. 480.

[21] Черепнин, Л.В. Русские феодальные архивы. Ч.1. М: Лениздат. 1948г.с.237.

[22] Алексеев, Ю.Г. Псковская Судная грамота и ее время. Развитие феодальных отношений на Руси CІV-CV вв. Л: Лениздат. 1980г.с.24-34.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:02:42 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
20:49:06 28 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Гражданское право Псковской Ссудной грамоты

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151243)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru