Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Деятельность социального педагога по преодолению подростковой ксенофобии в основной школе

Название: Деятельность социального педагога по преодолению подростковой ксенофобии в основной школе
Раздел: Рефераты по психологии
Тип: дипломная работа Добавлен 05:36:03 12 марта 2010 Похожие работы
Просмотров: 1446 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

"Деятельность социального педагога по преодолению подростковой ксенофобии в основной школе"


Оглавление

Введение

1. Теоретические основы подростковой ксенофобии в основной школе

1.1 Понятие ксенофобии в современной психологии и педагогике

1.2 Возрастные особенности детей подросткового возраста, склонных к дисгармоничному развитию личности

1.3 Факторы, способствующие появлению подростковой жестокости в основной школе

1.4 Воспитание толерантности у подростков

2. Экспериментальное исследование по преодолению подростковой ксенофобии в основной школе

2.1 Диагностика по определению подростковой ксенофобии в основной школе

2.2 Программа деятельности социального педагога по преодолению подростковой ксенофобии в основной школе

2.3 Анализ результатов реализации программы

2.4 Рекомендации социальному педагогу и родителям по организации взаимодействия с младшими подростками

Заключение

Список литературы

Введение

Актуальность. У многонациональной России – многовековая история, в которой присутствуют мирное сосуществование разных наций и народностей, религий, умение понять и простить, если требуется, ошибки друг друга.

Образование и культура, закон и порядок должны помочь сформировать такое толерантное пространство, где не было бы места национализму, геноциду, расовой ненависти и ксенофобии.

Ксенофобия имеет сотни причин. Это и наличие в мире государств (а в России еще и регионов) с разным уровнем экономического развития, с разными национально-культурными традициями. Это и усиление миграционных процессов, увеличение числа беженцев и вынужденных переселенцев (а в России еще и отсутствие внятной миграционной политики). Это и безответственность политиков, российских в особенности, которые, играя на националистических настроениях населения, провоцируют погромы и столкновения. Это и аморальность СМИ: как установили исследователи, в среднем по всем каналам ТВ сцены насилия повторяются каждые 12 минут. Языку вражды сознательно или бессознательно обучают читателей большинство российских газет. Наконец, это и стремительное расслоение общества на бедных и богатых. А в России подобное явление бьет все рекорды. ЮНИСЕФ констатирует наличие у нас 870 тысяч сирот – больше чем после Второй мировой войны, а также 11 миллионов детей, живущих «в угнетающей бедности».

Система образования всегда реализует социальные заказы общества на воспитание мировоззренческих позиций и установок молодежи. Сегодня это формирование гражданской позиции, социальной активности, эмоциональной устойчивости, коммуникабельности и толерантности, которые являются условиями успешности реализации человека в социальном личностном общении, в профессиональной деятельности.

Таким образом, проблема ксенофобии оказывается более чем актуальной, и решение ее требует комплексного подхода, организации системы целенаправленных действий как на уровне образовательного учреждения, так и в широких рамках всего российского образования, причем процесс этот должен быть разнонаправленным и многоступенчатым.

Объектом исследования является ксенофобия детей в подростковом возрасте.

Предметом исследования – деятельность социального педагога по преодолению подростковой ксенофобии в основной школе.

Цель исследования: изучение проблемы ксенофобии и обеспечение условий в деятельности социального педагога по преодолению подростковой ксенофобии в основной школе.

Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие задачи исследования:

1. Изучить социально-педагогическую и психолого-педагогическую литературу по исследуемой проблеме.

2. Провести диагностику по выявлению детей подросткового возраста, склонных проявлению ксенофобии.

3. Разработать и экспериментально проверить эффективность программы по преодолению подростковой ксенофобии в основной школе.

4. Составить рекомендации для социального педагога и родителей по организации взаимодействия с детьми подросткового возраста, склонными к проявлению ксенофобии.

Для решения поставленных задач использовались следующие методы исследования : изучение социально-педагогической и психолого-педагогической литературы, наблюдение, беседа, анкетирование, тестирование, изучение педагогического опыта, обобщение.

Практическая значимость исследования состоит в разработке программы по преодолению подростковой ксенофобии, которая может быть использована социальным педагогом в условиях любой общеобразовательной школы.

Исследование проводилось на базе Муниципального образовательного учреждения «Средняя общеобразовательная школа №138» Октябрьского административного округа г. Омска. В исследовании приняли участие 5 специалистов (3 педагога, социальный педагог и педагог-психолог). Исследованием были охвачены 70 учащихся 8-х классов.


1. Теоретические основы подростковой ксенофобии в основной школе

1.1 Понятие ксенофобии в современной психологии и педагогике

Ксенофобия (от греч. ξένος, «чужой» и φόβος, «страх») – навязчивый страх перед другими людьми, а также ненависть, нетерпимость к кому-либо или чему-либо чужому, незнакомому, непривычному. Восприятие чужого как непонятного, непостижимого, а поэтому опасного и враждебного. Воздвигнутое в ранг мировоззрения, может стать причиной вражды по принципу национального, религиозного или социального деления [58, с. 1].

В современной социологии термин «ксенофобия», как правило, применяют только к межэтническим отношениям и даже, более того, для описания взаимоотношений «коренного» и «пришлого» этносов. Часто, особенно в СМИ и в бытовой речи, термин «ксенофобия» употребляют как заменитель других слов, кажущихся либо маркированными, либо одиозными.

Социопсихологи считают, что в основе ксенофобии лежит триада – гнев, отвращение, презрение. Эти эмоции образуют несложный поведенческий комплекс, обусловленный, вообще говоря, личностным и коллективным уровнем тревожности и агрессии. Этот уровень подвергается измерению лабораторно (посредством направленного тестирования и опросов) или аналитически (путем анализа публикаций СМИ и данных социологических опросов). Чем более высока тревожность, тем более подсознание пытается вылезти из ловушки за счет вытеснения причины беспокойства. На коллективном уровне тревога выливается в «поиск виноватых». Взяв такой психологический аспект, надо понимать ксенофобию именно как фобию, то есть страх, растормаживающий подсознательные реакции, страх иррациональный и оттого не имеющий обоснования и направления. Поиск торможения, способа нейтрализовать страх, ведет к ненаправленной агрессии. Тогда возникает психологическая основа инстинктивной ксенофобии. На нее могут накладываться исторически обусловленные формы этнического антагонизма, которые могут проявляться совсем не в форме фобии, а скорее вспышками неприязни, спорами и мифологизированием истории взаимоотношений. Таковы, например, грузино-армянская, тюрко-арабская, еврейско-арабская неприязнь, как правило, взаимного характера [58, с. 2].

Есть несколько общих закономерностей генезиса и развития ксенофобии. Во-первых, ксенофобию невозможно внушить людям на пустом месте. Таких примеров история не знает. Для возникновения ксенофобской идеологии (чреватой кровопролитием) необходима систематизация социальных фобий или рефлексов. Необходимо различать два довольно разных явления. Это инстинктивная ксенофобия и ксенофобия-идея – неосознанный социальный рефлекс и идеология этнической вражды. Инстинктивная ксенофобия (антиварварский снобизм) в той или иной степени характерна для большинства социумов, в особенности же империй. Греки презирали скифов, персы – арамеев, а византийцы – всех варваров. Отметим этот признак – регулярность, обыденность высокомерного отношения к чужим народам. Оно имеет место тогда, когда самооценка народа достаточно высока, и он не видит себе угрозы в чужаках. Как только начинает разрушаться сложная структура, включаются архаические социальные защитные механизмы и люди начинают охранять собственный умалившийся народ или группу от посягательств извне. Наиболее распространенное определение ксенофобии вообще (соответствующее скорее первому, инстинктивному, типу) трактует ее как ответ на растущую конкуренцию за ограниченные экономические и социальные ресурсы.

Идейная форма ксенофобии как раз связана с выходом индивидуальных эмоций на уровень идеи. В отличие от инстинктивной ксенофобии, она не социальный рефлекс, а именно политическая идея, возникающая во времена испытаний и страданий, в пору потрясения государственных основ и самой народной жизни.

Причин подобного бурного роста ксенофобии несколько [82 с. 2].

Последние полтора десятилетия Россия переживает ускоренную модернизацию своего общественного строя. В результате незавершенности или непродуманности ряда реформ многие жители России потеряли свое прежнее устойчивое положение и оказались на более низких ступенях социальной лестницы.

Поскольку в предшествующие десятилетия громадный пропагандистский аппарат постоянно внушал населению СССР, что страна окружена врагами – тайными и явными, то, естественно, ответственность за ухудшение положения была возложена на «врагов», в роли которых на сей раз выступили представители национальных меньшинств. При этом в массовом сознании происходило значительное обобщение, когда отрицательные черты отдельных представителей тех или иных народов переносились на всю общность этих народов. На это наложилась «фантомная боль» от исчезновения СССР. И русские, игравшие роль «старшего брата», оказались в начале 1990-х в ряде бывших советских республик и некоторых российских автономиях в положении «лиц второго сорта», вытесняемых со всех постов, а иногда и лишаемых имущества представителями «титульной нации». В наиболее жесткой форме это происходило в тех случаях, когда государственная власть на той или иной территории фактически переставала функционировать и бразды правления переходили к военизированным группировкам (Чечня, Таджикистан, Грузия в первой половине 1990-х). Вначале сведения об этом передавались в виде слухов, приобретавших иногда фантастические размеры. А с началом чеченской кампании в 1994 г. они вполне официально использовались в античеченских пропагандистских кампаниях.

Второй значительной причиной роста ксенофобских настроений является начавшаяся в первой половине 1990-х массовая миграция из Средней Азии и Закавказья, а также из республик Северного Кавказа в т. н. «русские регионы», не испытывавшие до того подобного миграционного воздействия. Из-за различия менталитетов «коренных» и приезжих и вызванного этим взаимонепонимания миграция часто воспринимается как «нашествие», несущее исключительно отрицательные последствия. Кроме того, на фоне падения жизненного уровня внешнее благополучие отдельных представителей диаспор воспринималось как несправедливое и достигнутое за счет «коренного населения» (то, что основная часть приезжих – это трудовые мигранты, которые выполняют разного рода малооплачиваемые и трудоемкие работы, естественно, не учитывалось массовым сознанием), а их сплоченность – как доказательство «мафиозности» мигрантов. А самоустранение властей от интеграции мигрантов в российское общество усиливало у населения ощущение брошенности в «кольце врагов».

Кроме того, раздуванию ксенофобии способствовала деятельность некоторых политических сил, оппозиционных президентам Борису Ельцину и Владимиру Путину. Для увеличения численности своих сторонников они активно эксплуатировали тему национального унижения России «инородцами» и якобы потакания этому со стороны властей, используя многочисленные сочинения своих предшественников и «коллег» из стран Западной Европы, США и арабского мира. Во многом эти силы использовали идеологический вакуум, существующий в России с начала 1990-х, поскольку после падения коммунистического режима в 1991 г. какой-то внятной идеологии, объединяющей большинство населения, просто не существует, а идеи демократии и либерализма оказались в значительной степени дискредитированы. В настоящий момент в России насчитывается около десятка партий и движений, проповедующих ксенофобию и расизм: Национально-державная партия России (осенью 2005 г. с целью легализации она переименовалась в межрегиональное общественное движение «Национально-державный путь Руси»), Партия свободы, базирующаяся в Санкт-Петербурге, Движение против нелегальной иммиграции, Народная национальная партия, организация «Славянский союз», бывшее в 1990-е годы главным «националистическим пугалом» Русское национальное единство. Недавно, как бы для полноты комплекта, восстановился Союз русского народа, решивший воскресить «идеалы» черносотенцев начала XX века. При этом надо заметить, что исповедующие ксенофобскую идеологию партии и движения глубоко маргинальны. Максимальное количество их активистов в настоящее время определяется цифрой примерно в 10000–15000 человек. Часто бывает так, что один и тот же человек «представляет» у себя в регионе несколько организаций. Гораздо более массовым является движение скинхедов, в котором участвуют десятки тысяч подростков 14–19 лет. Несмотря на то, что практически все перечисленные выше партии пытаются рекрутировать из числа скинхедов «новобранцев», это практически никому не удается, поскольку мало кто из скинхедов склонен подчиняться партийной дисциплине. Кроме того, движение скинхедов – это подростковая субкультура, и потому большинство из них после 20 лет (в связи с женитьбой, службой в армии, поступлением на работу) уходят оттуда.

Значительную роль в раздувании ксенофобии сыграли российские СМИ. При этом в погоне за сенсацией журналисты достаточно часто использовали непроверенную или недостоверную информацию о тех или иных этносах или конфессиях, которая воспринималась населением, привыкшим верить СМИ, как истина. Некоторые издания регулярно публикуют статьи, из которых предстают образы вредоносных «чужаков» – «цыган-наркоторговцев», «преступных кавказцев», «мигрантов», «заполонивших» российские города. В результате в массовом сознании утвердились «типичные образы» представителей национальных, религиозных и иных меньшинств, составленные исключительно из отрицательных черт.

Последние несколько лет ксенофобия в России держится на стабильно высоком уровне – 55 – 60% опрашиваемых социологами российских граждан поддерживают ксенофобские призывы (хотя и в разной степени). С одной стороны, это плохо, поскольку почти 2/3 граждан в разной степени разделяют ксенофобские лозунги, то хорошего в этом мало. С другой стороны, то, что этот уровень сохранялся практически неизменным даже после серии терактов, увенчавшихся захватом школы в Беслане, говорит о том, что резервы для роста ксенофобских настроений к настоящему моменту исчерпаны. Возрастание количества сторонников лозунга «Россия для русских» или увеличение численности людей, полностью разделяющих этот призыв может произойти лишь в случае резкого ухудшения экономической ситуации в России, когда вновь активно обострится конкуренция за выживание на рынке труда и ниши, занимаемые «чужаками», окажутся востребованными [82, с. 4].

Ксенофобию часто отождествляют с национализмом, однако между этими понятиями есть существенное отличие: приверженцы националистических взглядов не обязательно испытывают негативные чувства к другим нациям, этносам или религиям. С другой стороны, ксенофобски настроенные люди могут называть свои воззрения «национализмом» с целью придания им большей привлекательности. Также ксенофобия в своих конкретных проявлениях граничит и пересекается с шовинизмом.

Часто ксенофобию противопоставляют кириофобии и ксенофилии, как к двум сторонам одной медали. Если кириофобия свойственна тем, против кого направлена ксенофобия, то ксенофилия обычно характеризуется тем, что исповедует её некоторое меньшинство из группы (социальной, этнической или какой-то ещё), большинство представителей которой проявляют именно ксенофобию.

В современном обществе существуют значительные национальные, культурные и религиозные различия в традициях воспитания детей. Эти различия могут касаться обучения, приемлемости физических наказаний, обращения за отдельными видами медицинской помощи (переливание крови, трансплантация, контрацепция, прерывание беременности) и т.п. При оценке случая необходимо учитывать эти различия, однако действия, опасные для жизни ребенка, при любых культурах расцениваются как жестокое обращение [3, с. 18].

Под этноцентризмом понимается такая система взглядов, согласно которой ценности, культура, образ жизни, традиции одной этнической группы являются основным критерием для восприятия и оценки других этнических общностей. Этнические группы в процессе своего этногенеза выработали механизмы экономической, культурной и социально-психологической самозащиты. Однако групповая этническая идентификация в условиях индустриального и постиндустриального общества может формировать механизмы дискриминации по принципу: «мы и они». Предубеждение и абсолютизация социокультурной идентичности одной этнической группой над другой вызывают к жизни, согласно концепции Р. Мертона, определенные стереотипы поведения людей. Он выделяет следующие четыре типа:

1. Беспристрастный недискриминатор – человек, не причиняющий ущерба лицам других этнических групп. В основе такого поведения лежат гуманистические принципы, общественные идеалы и ценности.

2. Беспристрастный дискриминатор – человек, не понесший ущерба со стороны других этнических групп, но проявляющий дискриминацию по отношению к другим группам, так как ему социально и материально выгодно так поступать.

3. Потерпевший недискриминатор – человек, понесший ущерб от других этнических групп и испытывающий враждебность по отношению к ним, однако признающий закон, социальные нормы и ценности, что не позволяет ему распространять на них агрессию.

4. Потерпевший дискриминатор – человек, понесший ущерб от других этнических групп и не верящий в идеалы свободы и равенства; последовательно осуществляет дискриминацию других этнических групп [92, с. 329].

Практически во всех демократических странах мира дискриминация де-юре запрещена. Однако если дискриминация отсутствует де-юре, то де-факто существует большой спектр неформальных норм и социальных установок, приводящих к дискриминации тех или иных групп, что, в свою очередь, вызывает у них чувства тревоги, агрессии, фрустрации.

В мировой истории неоднократно складывались такие ситуации, когда господствующий этнос доминирует над другим этносом. В мировой истории известны примеры расизма и апартеида, даже приводившие к исчезновению народов. Общеизвестны угнетение черных американцев, дискриминация индейских племен, колонизация европейскими странами стран «третьего мира», и т.д. Причины этнической дискриминации связаны со следующими основными факторами: моделями энкультурации и социализации, усвоенными субъектами в процессе социогенеза; предрассудками и агрессией; этническими проекциями; традиционализмом, конкуренцией и эксплуатацией на рынке труда.

Человек в процессе энкультурации усваивает определенные культурные стереотипы. Можно говорить об определенной организации психики человека, когда воспитанный в определенном этносе субъект неадекватно воспринимает незнакомые индивидуальные и групповые поведенческие и социокультурные проявления. Л.Н. Гумилев приводит исторические примеры этнокультурной апперцепции, вызывавшие предубежденность к обычаям и традициям у различных этносов: «Древний афинянин, побывав в Оливии, с негодованием рассказывал, что скифы не имеют домов, а во время своих праздников напиваются до бесчувствия. Скифы же, наблюдая вакханалии греков, чувствовали такое омерзение, что однажды, увидев своего царя, гостившего в Оливии, в венке и с тирсом в руках в составе ликующих эллинов, убили его. Иудеи ненавидели римлян за то, что те ели свинину, а римляне считали противоестественным обычай обрезания. Рыцари, захватившие Палестину, возмущались арабским обычаем многоженства, а арабы считали бесстыдством незакрытые лица французских дам…» [24, с. 92].

Индивид в процессе вхождения в общество усваивает определенные нормы поведения, осваивает систему коммуникаций, познает систему общественных связей и отношений. Важную роль в процессе социализации играют этнические модели социального научения, особую роль в формировании этнической идентичности играет семья. Как показывает практика социальной работы культурная принадлежность клиента является фактором различных видов социального давления.

Зарубежные исследования в области этнической агрессии условно можно сгруппировать вокруг двух основных предположений:

1. Люди более агрессивны по отношению к другой этнической группе, отличной от своей.

2. Люди с расовыми предрассудками будут вести себя более агрессивно к представителям других этнических групп, чем кпредставителям своей этнической группы.

Однако экспериментальные данные показывают, что ситуационные факторы, такие, как анонимность и раздражение, играют более значимую роль в проявлениях этнической агрессии.

Люди имеют большую склонность к дискриминации, когда они оскорблены и ощущают угрозу «и / или свободны от общественного осуждения». Независимо от расы, люди, имеющие предрассудки в отношении других этнических групп, более агрессивны, чем люди без предрассудков. [2, с. 139]

Этнические проекции в плане дискриминации связаны с культурным шоком и с индивидуальными проекциями. Культурный шок часто связан с миграций, когда этнические группы добровольно либо по принуждению меняют свою среду обитания. Так, в результате этнических конфликтов 1988–1989 гг. из Азербайджана в Армению и из Армении в Азербайджан переселилось 422 тыс. человек. При этнических конфликтах в Узбекистане страну покинуло 9 тыс. русскоязычного населения, а из Азербайджана мигрировало свыше 10 тыс. Культурный шок как последствие миграции связан с новым для мигранта разнообразием «вербальных и невербальных символов», которые дезориентируют его в повседневной жизни, приводят к стрессовым ситуациям. При такой ситуации наблюдается «чувство беспомощности, стремление к контактам с представителями собственной культуры, уже долго проживающей в новой культуре, страх быть обманутым или оскорбленным, общее снижение настроения и т.д.». Таким образом, явления, сопровождающие культурный шок, могут провоцировать негативные установки для возникновения агрессии. [87, с. 26]

В основе индивидуальных проекций нередко лежит феномен «негативных качеств личности». Некоторые люди имеют негативные качества, от которых они подсознательно хотели бы избавиться. До конца их не осознавая, а потому и не имея возможности и упорства это сделать, они «проецируют» эти свои качества на чужие этнические группы, освобождаясь таким образом от отрицательных эмоций в отношении себя и направляя их вовне.

Этническая самоидентификация может сопровождаться и определенными групповыми установками, когда дискриминация другой, не «своей» группы дозволяет снимать ощущение «неуверенности или подчиненного положения». Повышение групповой самооценки в таких случаях осуществляется на основе принципа «мы лучше, чем они». Такая позиция выражается в оценке «чужой» культуры на основе традиционных для данной культуры символов, ценностей и стереотипов как абсолютно ценных.

Согласно исследованиям Ашмора и Дельбока, в современном западном обществе этническая предубежденность претерпела изменения, однако она не исчезла и обрела новые формы:

– Расизм низших слоев общества – «ощущение расовой угрозы», основанное на страхе потерять доминирующее положение этнического большинства.

– «Символический расизм жителей пригородов» – положительное отношение к интеграции этнического меньшинства, но сопротивление продвижению его представителей в социальной иерархии.

– «Антирасизм по расчету» – система взглядов представителей высших слоев общества, которые готовы оказывать протекцию людям иной расы, если это повышает их оценку в глазах окружающих [2, с. 139]

Конкуренция на рынке труда предъявляет определенные требования к работающим. Социокультурные теории рассматривают дискриминацию как последствие этой конкуренции, когда этническое большинство стремиться сохранить свое общественное влияние и упрочить свои экономические позиции. Именно экономические отношения определяют существование различных форм эксплуатации, использующих расистские настроения. Так, Р. Блаунер разработал теорию расового угнетения, где экономическому и политическому господству уделяется главная роль. В основе его концепции лежат следующие принципы колониальных отношений:

– принудительное навязывание туземцам господствующей культуры;

– попытки господствующей культуры изменить и контролировать туземную культуру;

– политическое господство;

– экономическая эксплуатация;

– идеология, оправдывающая власть господствующей группы [16, с. 166].

Несмотря на то, что перечисленные параметры играют значительную роль в оценке того, относится ли случай к жестокому обращению, и степени его опасности, при рассмотрении каждого конкретного случая необходимо учитывать весь контекст ситуации, включая семейные отношения, реакцию ребенка на происходящие и т.п. Важно понимать, что жестокое обращение не является только единичным или повторяющимся действием по отношению к ребенку. «Как правило, жестокое обращение часто становится составной частью взаимодействия между ребенком и значимым для него человеком. Взаимодействие с элементами жестокого обращения обычно интегрируется в семейную жизнь и во внесемейные отношения ребенка. Со временем ребенок начинает рассматривать жестокое обращение как неизбежную составляющую своей жизни».

Фобии (от греч. phobos– страх) – навязчивые неадекватные переживания страхов конкретного удержания, охватывающих субъекта в определенной (фобической) обстановке и сопровождающихся вегетативными дисфункциями (сердцебиение, обильный пот и т.п.). Фобии встречаются в рамках неврозов,психозов и органических заболеваний головного мозга. При невротических фобиях больные, как правило, осознают необоснованность своих страхов, относятся к ним как к болезненным и субъективно мучительным переживаниям, которые они не в силах контролировать. Различают: нозофобии (страх заболевания – канцерофобии, кардиофобии и т.д.), социофобии (страх публичных выступлений, страх покраснеть и т.д.), боязнь пространства (клаустрофобия – боязнь закрытых помещений, агрофобия – страх открытого пространства) и др. Если пациент не обнаруживает отчетливое критическое понимание беспочвенности, неразумности своих страхов, то чаще это не фобии, а патологические сомнения (опасения), бред. Фобии имеют определенные поведенческие проявлении, цель которых – избегание предмета фобии или уменьшение страха с помощью навязчивых, ритуализированных действий. Невротические фобии, в «клетку» которых невротик бессознательно «прячется» от неразрешимого для него конфликта, возникают обычно у людей с образным мышлением и в то же время с известной душевной инертностью, вегетативной неустойчивостью. В большинстве случаев они проходят при квалифицированном психотерапевтическом вмешательстве [50, с. 386].

Ксенофобии – неприязнь ко всему новому, неизвестному, чужому. В природе ксенофобии лежит страх перед неизвестным. Зачастую в условиях взаимной информационной изоляции сообществ среди не знающих чужих обычаев людей распространены недостоверные слухи о варварских нравах этих чужих [50, с. 163].

Ксенофобия большей частью иррациональна, но может оправдываться некоторыми логическими доводами. Человек может объяснять свою неприязнь к группе Х тем, что она имеет плохие обычаи Y, а свое негативное отношение к обычаям Y – тем, что их придерживаются плохие люди Х. При этом ни людей Х, ни обычаев Y он может вообще не знать. При личном знакомстве установки часто меняются к лучшему, люди узнают друг о друге и страх перед неизвестным отступает. Это замечено и на примере антисемитизма, и на примере гомофобии.

Предпочитаемые объекты ненависти могут быть разными, некоторые не любят евреев, другие – негров, азербайджанцев или американцев. По подсчетам социолога Льва Гудкова, в России вероятность пересечения разных ксенофобских установок составляет 75–80%, таким образом среднестатистический ксенофоб может избирать в качестве объекта приложения своей ненависти и «черных», и евреев, и китайцев, и перуанцев, даже геев или представителей иной молодежной (и любой другой) субкультуры, достаточно того, что перед ним – чужой (инакомыслящий).

В зависимости от типа поведения, склонности к агрессивному или депрессивному состоянию можно наблюдать ксенофобию в двух формах – скрытую (по депрессивному типу: «все забрали черные», «жиды весь мир скупили») и явную (по агрессивному типу: «бей!.»).

Жестокость и агрессивность, по утверждению И.С. Кона, всегда были характерными чертами группового поведения подростков и юношей. Такие фильмы, как «Чучело» и «Игры для детей школьного возраста», только привлекли внимание взрослых к фактам, о которых все они прекрасно знали, но пытались забыть. Это и жестокое внутригрупповое соперничество, борьба за власть, борьба (зачастую без правил) за сферы влияния между разными группами подростков и так называемая «немотивированная агрессия», направленная часто на совершенно невинных, посторонних людей [40, с. 134].

Подростковая агрессия – чаще всего следствие общей озлобленности и пониженного самоуважения в результате пережитых жизненных неудач и несправедливостей (бросил отец, плохие отметки и школе, отчислили из спортсекции и т.п.). Изощренную жестокость нередко проявляют также жертвы гиперопеки, избалованные маменькины сынки, не имевшие в детстве возможности экспериментировать и отвечать за свои поступки; жестокость для них – своеобразный сплав мести, самоутверждения и одновременно самопроверки: меня все считают слабым, а я вот что могу!

По мнению А.А. Реана, выделяются пять основных теоретических направлений, объясняющих феноменологию агрессии:

- Направления, в основе которых лежит инстинктивная природа агрессии (3. Фрейд, К. Лоренц).

- Теория фрустрации (Дж. Доллард, Н. Миллер).

- Теория социального научения (А. Бандура).

- Теория переноса возбуждения (Д. Зилман).

- Когнитивные модели агрессивного поведения (Л. Берковиц) [3, с. 126].

Наиболее известной теорией биологического происхождения агрессии является теория К. Лоренца, который много занимался исследованиями поведения животных. По К. Лоренцу, агрессия берет начало из врожденного инстинкта борьбы за выживание, который присутствует у людей так же, как и у других живых существ. К. Лоренц предполагал, что этот инстинкт развивался в ходе длительной эволюции, и считал агрессию важным ее компонентом: благодаря агрессии происходит расширение географического пространства обитания вида, агрессия помогает улучшить генетический фонд за счет выживания наиболее сильных и энергичных, наконец, сильные животные лучше защищают и, следовательно, обеспечивают лучшее выживание своего потомства.

По мнению Лоренца, агрессивная энергия, имеющая своим источником инстинкт борьбы, генерируется в организме спонтанно, в постоянном темпе, непрерывно накапливаясь с течением времени. Таким образом, агрессивные проявления – результат двух функций: количества накопленной энергии (силы) и наличия особых облегчающих разрядку агрессии стимулов в непосредственном окружении. Эти функции взаимосвязаны, но если агрессивной энергии накопилось достаточно много, то агрессивное поведение может развернуться и спонтанно, при полном отсутствии освобождающих импульсов.

Представители различных видов животных наделены очень разными возможностями в подавлении агрессии в зависимости от степени опасности проявлений агрессии (в частности, опасные хищники имеют очень сильное сдерживающее начало). Человеческое же стремление к насилию он считал превалирующим над сдерживающим началом.

К. Лоренц полагал, что, несмотря на постоянное присутствие агрессии в людях, ее количество можно уменьшать посредством самых различных действий, не связанных с причинением вреда. Кроме того, любовь и дружба могут оказаться несовместимыми с выражением открытой агрессии и значительно блокировать ее.

Представление о том, что агрессия берет начало из врожденных инстинктивных сил, впервые наиболее целостно отразилось в теории З. Фрейда, который считал, что все человеческое поведение проистекает из сложного взаимодействия двух инстинктов – «эроса», инстинкта жизни, чья энергия направлена на упрочнение, сохранение и воспроизведение жизни, и «танатоса» – влечения к смерти, направленного на разрушение и прекращение жизни. Острый конфликт существующий между двумя этими влечениями – влечением к жизни и ее разрушением, приводит к возникновению в человеческой психике механизмов, которые помогают направлять энергию «танатоса» вовне, сохраняя Эго. Внешнее проявление эмоций, сопровождающее агрессию, может вызвать разрядку разрушительной энергии и, таким образом, уменьшить вероятность более опасных действий. Основным механизмом, приводящим к разрядке агрессивной энергии, является катарсис. Этот механизм был описан З. Фрейдом и Дж. Брейером в работах, посвященных исследованиям истерии. Фрейд и Брейер считали, что в основе истерии лежат нереализовавшиеся переживания травматического характера. Если удается вспомнить и заново пережить этот опыт, то «ущемленный» аффект получит выход и травмирующее переживание будет преодолено. Позднее эта энергетическая модель накопления и разрядки была перенесена на понимание агрессии и возможностей изживания ее в процессе терапии и воспитания [16, с. 171].

По мнению А. Адлера, ощущение собственной неполноценности неизбежно возникает у любого ребенка в процессе становления его самосознания и силу того, что ребенок чувствует себя слабым, неумелым, неполноценным но сравнению со взрослыми. Стремление компенсировать свою слабость, преодолеть неполноценность может как становиться движущей силой развития, физического, интеллектуального и личностного роста, так и принимать болезненные формы, одной из которых является агрессия. С этой точки зрения агрессивность следует рассматривать не как самостоятельное явление (по крайней мере в определенных случаях), а как симптом внутреннего неблагополучия, неудовлетворенности своим положением, ощущением отсутствия перспектив его улучшения. В таких случаях эффективная помощь ребенку с агрессивным поведением с необходимостью требует адекватной диагностики имеющегося неблагополучия, устранения его причин [16, с. 155].

Таким образом, в рамках психоаналитической теории агрессия представляется в виде некоторого агрессивного драйва, который обусловливает широкий спектр поведенческих актов, многие из которых не являются по своей природе явно агрессивными, при этом основной способ снижения агрессии и управления ею – это катарсис. В дальнейшем развитии психоаналитической теории агрессия рассматривается как результат глубокого личностного конфликта.

Теория фрустрации объясняет агрессию не как автоматически возникающее в недрах организма влечение, а как следствие фрустраций, то есть внешних препятствий, встающих на пути целенаправленных действий субъекта или же мешающих достижению желаемого состояния. Согласно этой теории, в первоначальном варианте агрессия – это всегда следствие фрустрации, а фрустрация всегда влечет за собой агрессию. Однако очевидно, что не всякая агрессия (например, инструментальная) обусловлена фрустрацией и не всякая фрустрация вызывает агрессию. Миллер внес поправки в теорию фрустрации, описывая ее как механизм, порождающий различные модели поведения, среди которых агрессия является лишь одним из возможных способов реагирования.

Основные факторы, побуждающие к агрессии:

- интенсивность агрессивного возбуждения, вызванного блокированием цели;

- сила препятствия на пути достижения цели;

- количество последовательных фрустрации.

Теория фрустрации породила массу экспериментов, в которых исследовались взаимоотношения между агрессивными реакциями и различными переменными (сила-слабость фрустрации; влияние на агрессию отношения к происходящему (включая когнитивные оценки и атрибуцию ответственности за фрустрацию); влияние социальных факторов и научения и т.д.).

Выявились также существенные различия в индивидуальных реакциях на фрустрацию. В исследованиях Л. Берковица, А. Бандуры и др. было показано, что фрустрация вызывает агрессию прежде всего у людей, которые усвоили привычку реагировать на фрустрацию агрессивным поведением. С другой стороны, люди, для которых привычны иные реакции, могут и не вести себя агрессивно при переживании фрустрации.

Наиболее существенные поправки в теорию фрустрации внес Л. Берковиц, который считал, что фрустрация является только аверсивным стимулом, способным лишь спровоцировать реакцию, но не приводящим к агрессии напрямую, этот стимул только создает готовность к агрессивным действиям.

В рамках теории социального научения агрессия рассматривается как некоторое специфическое социальное поведение, которое усваивается и поддерживается в основном точно так же, как и многие другие формы социального поведения. Одним из ведущих авторов этого направления является А. Бандура, считавший, что исчерпывающий анализ агрессивного поведения требует учета трех моментов: способов усвоения подобного действия, факторов, провоцирующих подобное поведение, условий, при которых агрессивное поведение закрепляется.

Склонность к агрессивному поведению, согласно этой теории, приобретается через непосредственный опыт и наблюдение на фоне биологических факторов (особенностей гормональной и нервной систем). Биологические факторы, по мнению А. Бандуры, играют свою роль в осуществлении агрессивных реакций, но эта роль очень ограниченна.

Более важным является непосредственный опыт, связанный с положительным подкреплением агрессивного поведения. Таким подкреплением может служить получение различных желаемых вещей – игрушек, сладостей, денег и т.д.; более приемлемое отношение со стороны сверстников в группе; более высокий социальный статус, например, лидерская позиция в подростковой группе. Часто в коллективах трудных подростков старшими или ответственными назначаются агрессивные дети, способные посредством силы и угрозы подчинять себе других, и т.д.

Научение посредством наблюдения может оказывать на развитие агрессивного поведения даже большее воздействие, чем непосредственный опыт. Исследования показали, что дети и взрослые легко перенимают новые для них агрессивные реакции, к которым ранее не были предрасположены, в процессе наблюдения за поведением других людей (А. Бандура), особенно если оно получает одобрение окружающих, Существуют три типа поощрений и наказаний, регулирующих агрессивное поведение индивида: поощрение со стороны других, возможность наблюдать, как поощряется либо осуждается агрессивное поведение других, и, наконец, человек сам может назначать себе поощрение или наказание [7, с. 114].

Агрессивное поведение часто вознаграждается со стороны: дети, склонные нападать на других, получают игрушки, привилегии, занимают лидерскую позицию в группе, легко находят себе друзей, так как могут защитить их, и т.д.

Наблюдение за поощрением или наказанием определенного агрессивного поведения также может настроить на ожидание аналогичных наград или наказаний. В случае, когда наблюдаемое агрессивное действие поощряется, оно воспринимается как приемлемое в репертуаре поведения индивида.

Модели открытой агрессии могут регулироваться поощрением или наказанием, которые человек устанавливает для себя сам. В зависимости от того, гордится ли он агрессивностью своего поведения или осуждает его, степень агрессивности может увеличиваться или уменьшаться.

В теории переноса возбуждения (Д. Зилмана) агрессия обусловлена возбуждением, то есть конструктом, который можно наблюдать и измерять. Одним из наиболее важных аспектов теории Д. Зилмана является положение о том, что возбуждение от одного источника может накладываться на возбуждение от другого источника, таким путем усиливая или уменьшая силу эмоциональной реакции. В какой-то мере теория переноса возбуждения позволяет понять неожиданные и выраженные агрессивные проявления подростков в группе. Такие реакции могут быть результатом заражения друг от друга, а также аккумуляцией агрессии, спровоцированной различными источниками.

Когнитивные модели агрессивного поведения (Л. Берковиц) рассматривают прежде всего эмоциональные и когнитивные процессы, лежащие в основе этого типа поведения. Согласно теориям данного направления, характер осмысления или интерпретации индивидом каких-либо действий оказывает определенное влияние на его чувства и поведение. Так, агрессивность увеличивается, если человек оценивает препятствие как результат произвольных и преднамеренных действий других людей. Приписывая окружающим злой умысел, мы делаем себя более несчастными.

Атрибуция (определение виновного, отнесение ответственности за происшедшее) прямо влияет на формирование агрессии. Преднамеренные и осознанные действия могут быть расценены как нападение на личность. С другой стороны, эмоциональные реакции и аффект могут оказывать влияние на когнитивные процессы, искажая реальную ситуацию. Приписывание окружающим враждебных намерений изменяет оценку угрозы, увеличивая ее масштаб.

Рассматривая взаимосвязь между провоцирующими стимулами и агрессией, Л. Берковиц считал, что при столкновении с неприятными стимулами (жара, теснота и т.п.) человек имеет возможность выбрать соответствующую реакцию: он может нападать на подходящую жертву или избегать самих стимулов. Он подчеркивал, что процесс формирования агрессии может подвергаться значительному изменению под влиянием осознания и понимания того, что с человеком происходит, отношения к происходящему и под воздействием социальных норм [10, 189].

Так, подросток, которому в душном и тесном транспорте наступили на ногу, может посчитать, что человек, который это сделал, специально демонстрировал свое пренебрежение, и решить, что он не должен позволять обращаться с собой таким образом. Ему может казаться, что его друзья с пренебрежением станут относиться к нему, если он не даст отпора. Такое отношение может в значительной мере усилить гнев и привести к нападению на ни в чем не повинного человека. Возможно другое осознание этой ситуации – понимание, что раздражение связано с жарой и духотой, что человека толкнули, что не принято набрасываться и нападать на человека, случайно наступившего на ногу, и т.п. Такое отношение к ситуации будет приводить к другим реакциям на нее.

Подростковые и юношеские акты вандализма и жестокости, как правило, совершаются сообща, в группе. Роль каждого в отдельности при этом как бы стирается, личная моральная ответственность устраняется («А я что? Я – как все!»). Совместно совершаемые антисоциальные действия укрепляют чувство групповой солидарности, доходящее в момент действия до состояния эйфории, которую потом, когда возбуждение проходит, сами подростки ничем не могут объяснить.

Несмотря на то, что теории агрессии значительно различаются в объяснениях происхождения, возможностях контроля, факторах, усиливающих или уменьшающих агрессивное поведение, большинство из них подчеркивают значимую роль семьи в формировании детской агрессивности.

Толерантность – центральное понятие всей проблематики культуры мира и проводимых в её рамках международных и национальных акций, осуществляемых технологий. В соответствии с Декларацией принципов толерантности (Юнеско, 1995 г.), толерантность определяется как «ценность и социальная норма гражданского общества, проявляющаяся в праве всех индивидов гражданского общества быть различными, обеспечении устойчивой гармонии между различными конфессиями, политическими, этническими и другими социальными группами, уважении к разнообразию культур, цивилизаций и народов, готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям». В Декларации принципов толерантности, принятой ЮНЕСКО, подчёркивается, что конструктивное взаимодействие социальных групп, имеющих различные ценностные, религиозные и политические ориентиры, может быть достигнуто на основе выработки норм толерантного поведения и навыков межкультурного взаимодействия.

Как терпимость и уважение ко всему «инакому» – понимают толерантность приверженцы социокультурного подхода. Они связывают толерантность с необходимостью просвещать общество, воспитывать терпимость и уважение, уничтожать психологические барьеры, способствующие возникновению фобий. Педагог Всеволод Луховицкий, председатель правления Молодежного центра прав человека и правовой культуры (МЦПЧиПК), выводит обоснование толерантности из естественных прав человека, понятия человеческого достоинства. Елена Русакова, психолог, руководитель проектов центра, в статье «Методические аспекты работы по теме «Образ врага», обусловливает возникновение нетерпимости психическими особенностями человека. Лев Владимирович Скворцов, доктор философских наук, профессор, заместитель директора ИНИОНа РАН трактует понятие толерантности как неотъемлимую часть образа жизни человека: « Толерантность должна быть осмыслена сегодня не только как ориентация сознания, но и как тип образа жизни, основанный на гармонической совместимости кодов бытия универсума, природы и кода цивилизационного развития человечества. Без адекватного решения этой проблемы нельзя рассчитывать на толерантность человеческих отношений. Международное сообщество нуждается в создании мозговых и информационных центров, способных определить применительно к современной ситуации условия самосохранения цивилизации. Только при определении этих условий возможно установление основных принципов образа жизни и отношений, которые можно считать реальной альтернативой антикультуре, порождающей катастрофическую растрату материальных и нравственных ресурсов, необходимых для воспроизводства человеком предпосылок жизни на Земле».

Борясь с фобией, психика начинает вытеснять причину дискомфорта на вербальный уровень. Результатом этого у личности шизоидного типа появляется выраженное словесно чувство постоянной неприязни, которое человек старается обосновать логическими доводами. У психастеника образуется устойчивый невроз с паническим чувством, ощущение, что его загнали в угол. Боясь потерять идентичность, люди становятся способны на вербальную, а то и актуальную агрессию.

Именно здесь и возникает «язык ненависти». Язык отражает психические процессы, будучи средством выражения индивидуальности, и социальные процессы, будучи средством коммуникации. Возникая, как неосознанная реакция на раздражитель, неприязнь к «чуждому» формирует специальный способ выражения, язык, паттерны которого призваны классифицировать это чуждое, систематизировать его и вытеснить, нейтрализовать как раздражитель. Большинство носителей языка, разумеется, не осознают этого процесса. В определенных ситуациях «язык ненависти» может проникать в политический язык, становясь частью политических технологий.

1.2 Возрастные особенности детей подросткового возраста, склонных к дисгармоничному развитию личности

Подростковый возраст не случайно называют «сложным», «критическим», «кризисным». В этот период перехода от детства к взрослости происходит качественный скачок в развитии психики: осознание своей индивидуальности, становление устойчивого представления о себе («Я» – образ), формирование самопознания. Происходит как бы рождение личности человека, которое столь же болезненно, так же связано с риском осложнений, как и рождение самого человека.

Грубость, упрямство подростка, который еще полгода назад был послушным ребенком, игнорирование им требований и распоряжений родителей, протест против порядков и правил поведения, которым он еще вчера охотно подчинялся, – вот основные признаки, сопровождающие напряженную потребность в самостоятельности, в самоутверждении себя как личности.

Гормональная перестройка организма и связанные с ней физиологические изменения обуславливают особенности полового поведения подростков. Осознание своей принадлежности к определенному полу, возникающее в более раннем возрасте (3–5 лет), в подростковом периоде обостряется, приобретая иногда гипертрофированные формы и вызывая болезненные переживания. Например, слишком позднее появление вторичных половых признаков вызывает тревогу, напряженность, сознание своей будущей неполноценности как мужчины или боязнь своей непривлекательности как женщины, предчувствие одинокой несчастной судьбы. Слишком раннее половое созревание также чревато возникновением психотравмирующей ситуации. В этом случае сексуальные переживания и половая активность подростка становятся настолько интенсивными, что поглощают все его внимание и мысли. Сексуальные фантазии обычно сопровождаются мастурбацией, увлечением кинофильмами и литературой, где есть эротические сцены. Возможны также ранние половые связи, гомосексуальные контакты.

При неправильном отношении родителей к проявлениям полового созревания детей при искаженном представлении о тех или иных формах сексуального поведения возникают наиболее сложные ситуации и конфликты. В связи с тем, что эта сфера интимная, тщательно скрываемая от посторонних глаз, ошибочные действия и высказывания взрослых в отношении сексуального поведения подростков могут привести к тому, что все эмоциональные переживания сына или дочери по поводу их сексуальных проблем станут недоступными для таких родителей. Тогда не исключено, что подросток, оставшись один на один с непонятными, пугающими его ощущениями и влечениями, руководствуясь искаженными представлениями о том, что нормально и что ненормально, окажется в психотравмирующей ситуации.

Следующая важнейшая особенность подросткового возраста – потребность в общении со сверстниками. Желание занять определенное, удовлетворяющее подростка место среди ровесников, заслужить их уважение и одобрение во многом определяет его поведение. Общение представляется детям сверхценным именно в подростковом возрасте, поскольку в этот период такая новая форма межличностных отношений является своего рода учебной моделью будущих взрослых отношений. Взаимодействуя со сверстниками, подростки глубже познают себя, сравнивают себя с другими ребятами, получают друг от друга информацию, которую не могли получить от взрослых, вступают в эмоциональные контакты, которые в подростковой группе имеют особый специфический тип, не такой как в семье [53, с. 53].

Удовлетворение потребности в общении у подростков обычно происходит в группах, причем неформальных, стихийно образовавшихся. В этом возрасте особенно ярко выражена реакция группирования, хотя она наблюдается и у 8–13-летних. Такие объединения детей имеют ряд специфических особенностей: они возникают там, где дети оказываются по воле обстоятельств (двор, улица, класс), в них отсутствует организация продуктивной деятельности, она заменяется бесцельным времяпрепровождением и игровой активностью. Общение в таких группах не индивидуализировано, скорее наоборот, личность подавляется групповыми нормами поведения, которые становятся обязательными для новичка.

Подростка 14–15 лет такая группа не удовлетворяет. На этом этапе психического развития сознание индивидуализируется, общение становится избирательным, а деятельность целенаправленной, продуктивной, стремящейся к творчеству. Старший подросток уже сам выбирает себе друга, исходя из своих симпатий и интересов, а не из близости места его жительства. Друг может жить в другом районе города, учиться в другой школе. Такие подростки редко объединяются в группы численностью более 3–4 человек, предпочитая массовому общению более близкие духовные связи. Совместное пребывание старших подростков наполнено содержательной и заранее планируемой, организованной деятельностью в соответствии с их общими интересами. Старшие подростки предпочитают демократически устроенные группы, где нет четко определившегося постоянного лидера, жесткой структуры, где все вопросы решаются коллегиально, а отношения подростков строятся на понимании, взаимопомощи, общих интересах и социально одобряемой деятельности. Эта небольшая группа обычно не противопоставляет себя взрослым, наоборот, подростки нередко активно сотрудничают с кем-либо из старших (родители, учителя) на основе взаимных интересов [53, с. 56].

В подростковом возрасте подкрепление со стороны сверстников имеет большее значение, чем со стороны родителей. В то время как агрессивное поведение маленьких детей может быть преодолено, если родители не подкрепляют его, а обращают свое внимание и вознаграждают конструктивные способы общения, в подростковом возрасте игнорирование агрессивных реакций не приносит результатов, так как подростки получают основное подкрепление со стороны группы сверстников.

Асоциально направленные группы, несмотря на то, что в них входят подростки и юноши 15–18 лет, имеют признаки детских и младших подростковых группировок. Они формулируются по территориальному признаку и ревниво охраняют «свою» территорию. Общение между членами группы не избирательно, а обезличено, поскольку у них нет индивидуальных интересов, взглядов, мировоззрения. Здесь не бывает избирательного эмоционального сосредоточения на одном из сверстников. Все подменяется однообразными облегченными взаимоотношениями, возникающими не по личностному выбору, а по месту группирования.

Формирование самосознания сопровождается повышенным интересом подростка к самому себе, своему внутреннему миру и своей внешности. Он жадно ловит любую информацию о себе, тщательно анализирует высказывания взрослых и сверстников о его внешности, способностях, сверяет оценки своего поведения и деятельности со стороны окружающих с самооценкой. Подросток задумывается о своих личностных качествах, сравнивает себя с другими, ищет ответы на вопросы: «Кто я?», «Какой я?», «Зачем я?». В этот период впервые возникают вопросы о смысле жизни, о своем месте среди людей, появляется осознание собственной уникальности, неповторимости.

В ходе формирования самосознания меняется и представление о времени, о своем жизненном пространстве. Ребенок обычно живет только настоящим, у подростка же складывается устойчивое представление о своем будущем. Осознание конечности существования стимулирует развитие саморегуляции поведения, стремление быть «хозяином» своей судьбы, как можно лучше спланировать свою жизнь, чтобы она не прошла даром. Это, в свою очередь, побуждает подростка к самовоспитанию, самосовершенствованию.

В случае отклоняющегося процесса развития личности указанные особенности формирования самосознания сопровождаются отрицательными эмоциональными переживаниями. Чаще всего такие подростки не доходят до уровня осознания своего внутреннего мира, осмысления своего предназначения в жизни. Этому препятствует не столько их низкий интеллектуальный и культурный уровень, социальная и личностная незрелость, сколько болезненность информации о себе, которую они получают от окружающих.

Естественно, что затруднения в процессе социальной адаптации подростка вызывают осуждение со стороны окружающих, постоянные замечания, угроза и наказания. Отрицательные отзывы о его поведении и результатах деятельности вызывают у подростка мысли о своей неполноценности, ненужности, что глубоко ранит его психику. Потребность в осознании себя и построении образа своего «я» встречает препятствие в виде отрицательных эмоциональных переживаний, блокирующих ее реализацию [53, с. 68].

Еще одной особенностью подросткового возраста является «выраженный интерес к какому-нибудь виду деятельности – хобби-реакции». Нормально развивающийся подросток всегда чем-то увлечен: техникой, спортом, музыкой, рисованием, какой-либо отраслью науки и т.п. Эти увлечения могут меняться, а могут быть очень устойчивыми, переходящими в занятия на профессиональном уровне. Роль увлечений в жизни подростка благотворна, поскольку через эти занятия он познает свои возможности и способности; лучше, чем на обязательных школьных уроках, усваивает новые знания и умения; приучается испытывать радость от процесса и результатов своей деятельности [53, с. 57].

К сожалению, далеко не все подростки имеют социально полезные, содержательные увлечения. Исходя из особенностей культурного развития всего нашего общества, «около 58% подростков не имеют» таких «увлечений, а довольствуются развлекательными видами досуга».

Помимо возрастных отклонений в развитии подростков существуют также определенные индивидуально-типологические особенности становления индивидуальности, являющиеся предпосылками формирования личностных дисгармоний [67, с. 111].

Чтобы сориентироваться в тех индивидуальных особенностях учащихся, которые могут оказаться предпосылками стойких нарушений поведения, целесообразно в каждом конкретном случае изучить систему отношений школьника к основным сферам жизни: к миру, людям и себе. В этих трех направлениях обычно проявляется намечающаяся дисгармония развития личности, эти же области социальных отношений необходимо учитывать в процессе профилактической работы. Со школьных прогулов и приобщения к асоциальной группе сверстников обычно начинается такое поведение, которое внушает тревогу педагогам и родителям. Вслед за прогулами отмечаются мелкое хулиганство, отнимание карманных денег у малышей, угон велосипедов и др. Такие нарушения поведения обычно характерны для подростков неустойчивого типа личности. Этим подросткам кажется, что окружающий мир – источник развлечений, увеселений, приятных сюрпризов. Погоня за удовольствиями, стремление расслабиться, забыться, переключиться – вот типичные мотивы их действий. Они всегда оказываются в плену обстоятельств, не имеют собственной линии поведения. В общении со сверстниками соглашаются на вторые роли, могут оказаться послушным орудием в асоциальной группе. Рано начинают курить. Отношение к себе зависит от случайных оценок людей, оказавшихся рядом. Внутренняя мнимая бесконфликтность, связанная с неустойчивостью интересов и привязанностей, готовностью отказаться от собственных замыслов при возникновении самых ничтожных помех на пути к цели, препятствует продуктивному развитию личности.

Приставание к иностранцам, выпрашивание у них подачек, вызывающее поведение в общественных местах, демонстративные побеги – эти формы поведения характерны для другой группы подростков, относящихся к так называемому демонстративному типу личности. Основные индивидуальные особенности таких подростков сводятся к стремлению во что бы то ни стало обратить на себя внимание. Окружающий мир воспринимается как декорация, в которой разыгрывается драма уникального, до конца неоцененного «я». Обыденная «серая» жизнь с ее повседневным потоком обязанностей и забот не удовлетворяет. При первом знакомстве «демонстранты» могут очаровать непосредственностью и эмоциональностью, но при длительных контактах обнаруживается их лживость, поверхность, завистливое отношение к чужим успехам. Отношение к себе занимает большое место во внутренней жизни «демонстрантов»; они стремятся к оригинальности, непохожести на окружающих, несколько не соотнося вымышленные представления с реальными оценками окружающих людей [77, с. 15].

Побеги из дому и бродяжничество – это прерогатива гипертимного типа личности (гипертим – человек с немотивированно повышенным настроением). Подростки-гипертимы воспринимают окружающий мир как средство испытания их необыкновенных способностей, как полигон для проявления геройства. Жажда приключений, страсть к рискованным предприятиям, некритичность к неудачам могли привести к конфликту с законом. В отношениях со сверстниками гипертимы обычно претендуют на лидерские функции и, как правило, добиваются признания, поскольку товарищи ценят их оптимизм, решительность, постоянное стремление к риску. Отношение к себе зависит от его сосредоточения на представлениях о том, каким может стать, если только захочет. Высокое мнение о себе, непомерные притязания, как бы блокируют развитие критичности; мнения других людей обесцениваются. Поэтому внутренних переживаний из-за своих недостатков, отрицательных индивидуальных особенностей не возникает. Такая внутренняя бесконфликтность препятствует преодолению дисгармонии в развитии личности.

Опасные нарушения поведения, встречающиеся у подростков с дисгармоничным развитием личности, – приступы безудержной ярости с циничной бранью, жестокими драками, безразличием к слабости и, беспомощности противника. Подростки так называемого возбудимого (эпилептоидного) типа личности склонны к сексуальным эксцессам, алкоголизации «до отключения». Окружающий мир такой подросток воспринимает мрачно, как источник неприятных перемен, ненужных конфликтов. Отношение к людям зависит от того, оценивает он конкретного человека как сильную или слабую личность. Перед сильными заискивает, с ровесниками держится вызывающе, охотно создает компанию из слабых, в которой поддерживает свой авторитет на чувстве страха. Отношение к себе противоречиво. С одной стороны, видит себя сильным, справедливым, бесстрашным, с другой – постоянно чем-то неудовлетворен, раздосадован. Внутреннее неприятие всяких неожиданностей, стремление к стабильности, стереотипности сочетаются с затяжными и бурными внешними конфликтами.

Возрастные и индивидуальные особенности дисгармоничного развития личности обычно тесно взаимосвязаны. Так называемые «возрастные симптомы», «отражающие искаженные и утрированные проявления нормального возрастного развития, неизбежно накладывают отпечаток на сам процесс становления личности, вызывая своеобразные задержки и дисгармонии». С другой стороны, свойственные каждому ребенку индивидуально-типологические особенности, специфические характерологические свойства «оказывают влияние на переживание им типичных возрастных кризисов» [77, с. 23 – 24].

1.3 Факторы, способствующие появлению подростковой жестокости в основной школе

В основе ксенофобии лежит социально-психологический механизм создания воображаемого образа врага на фоне чувств страха и беспомощности перед чужим – всем, что непривычно, непонятно, невидимо». Страх играет ключевую роль в механизме развития ксенофобии, освобождая всех, кто ей подвержен от какой-либо личной и социальной ответственности не только за образ мыслей, но и за образ действий.

Ксенофобские настроения всегда персонифицированы. Их объект предстает в виде личности или группы лиц, которые наделяются совершенно конкретными и исключительно негативными (часто фантастическими) чертами.

Для такой персонификации больше подходят и чаще всего используются этнические отличия. «Бытовое недоброжелательство, неуверенность в завтрашнем дне, недовольство социальными трудностями, благодаря механизму ксенофобии, могут легко трансформироваться в агрессивно-националистические формы поведения, создавая условия для межэтнических конфликтов даже при сравнительно благоприятном социально-экономическом положении и наличии доминирующего этнического большинства» [58, с. 13].

Переход от ксенофобских высказываний к поддержке агрессивных действий или к массовой агрессии в отношении конкретных этнических меньшинств может происходить спонтанно, под влиянием внезапно возникающих стрессовых ситуаций массового страха и массовой истерии. В таких ситуациях, если они имеют хоть какое-то отношение к общему неблагоприятному фону межэтнических отношений, достаточно нейтральные психологические категории «мы» – «они» могут легко трансформироваться в эмоциональные оценки «мы» – жертвы, «они» – агрессоры, убийцы, бандиты и т.д. Особенно опасны в этом смысле шоковые реакции на акты массового террора. Шок от террористических актов, когда он приобретает широкий общественный резонанс, сам по себе разрушает социально-психологическую устойчивость общества и провоцирует массовые этнические фобии.

Для того, чтобы установки ксенофобии обрели устойчивый общественный резонанс, превратились в осознанное чувство ненависти по отношению к конкретным инокультурным группам, негативные характеристики этих групп должны стать социально значимой и психологически достоверной информацией. Они должны быть артикулированы, получить концептуальное объяснение и мотивационное основание, стать частью повседневной картины мира значительной доли населения. Для этого ксенофобия из явления межличностного общения должна превратиться в явление информационное, формируемое и распространяемое в системе массовых коммуникаций – в эфире, через периодику, книжную продукцию и т.д. По глубине и длительности воздействия на массовое сознание частное слово не идет ни в какое сравнение с публичным словом, образом, мнением, транслируемыми через СМИ. Именно публичное слово становится первостепенным по важности объектом правового регулирования в сфере межэтнических отношений, приложения законодательства, карающего за разжигание социальной, национальной, религиозной и расовой ненависти, пропаганду социального, национального, расового и языкового превосходств [58, с. 14].

Понятия агрессия, жестокость и насилие у ряда авторов носят идентичный характер. В жизни мы часто встречаемся с ними в той или иной мере, будь то войны или детская ссора. В настоящее время более 80% программ и фильмов, демонстрируемых на телевидении, содержат в себе в том или ином роде агрессию.

Фешбах отметил ряд не маловажных различий в форме агрессии:

Экспрессивная – представляет собой непроизвольный взрыв гнева и ярости, нецеленаправленный и быстро прекращающийся, причем источник нарушения спокойствия не обязательно подвергается нападению (упрямство у маленьких детей). Здесь возможен пример импульсивной агрессии, когда человек совершает деяние в состоянии аффекта.

Инструментальная направлена на достижение цели нейтрального характера, а агрессия используется в качестве средства (шантаж).

Враждебная, целью которой является нанесение вреда другому лицу. Наблюдая за детьми, мы замечаем, что они, как правило, прощают обиды и нападки со стороны старших. Если у малышей блокирование активности вызывает инструментальную агрессию, то у старших к ней примешивается враждебная. Как показывает опыт, лицо, отвечающее на враждебность ответной реакцией, в дальнейшем будет оставлено в покое или вызывать наименьшую агрессию. Типы и частота агрессивных форм поведения задаются культурой. У Хайнца Хекхаузена в книге «Мотивация и деятельность» говорится о том, что дети каждой культуры в возрасте от 3 до 11 лет демонстрируют в среднем по 9 агрессивных актов в час. В 29% случаев наступает ответная реакция.

В частности Хови пишет: «Агрессивность у молодежи является своеобразной формой самозащиты», как среди ровесников, так и среди взрослых. Действительно, из наблюдений видно, что отсутствие теплых эмоциональных отношений с матерью в течение первого года жизни могут повлечь необратимые нарушения в психике ребенка, а в последующем – агрессивное поведение. В настоящее время большинство взрослого населения занято заработком денежных средств и в ряде семей, особенно неполных дети не дополучают или вовсе отсутствует должное внимание по отношению к ребенку. Из личных бесед с учащимися приведу лишь некоторые данные:

Среди восьмиклассников более 70% детей предоставлены «самовоспитанию», а среди девятых классов-90%. Причем, начиная с7-го класса, дети приобщаются к таким видам своеобразного протеста, как курение, алкоголь, наркотики, что бы хоть как-то обратить на себя внимание взрослых. Основными причинами девиантного поведения молодежи в частности несовершеннолетних являются: социально-экономический кризис (платное образование, секции и кружки); социальное отчуждение; отверженность в семье и среди сверстников; разрушение детских и юношеских организаций, низкая организация досуга подростков; манипулирование сознанием и навязывание зарубежного образа жизни по средством СМИ; рост числа психических заболеваний. По мнению психологов существует три вида детства, которые приводят на скамью подсудимых: заласканное; задавленное и одинокое [99, с. 201].

Детско-подростково-юношеская агрессия и жестокость в последние годы приобрели вполне формы, проявляющиеся яростно и бездумно. Учеными выведены ситуационные факторы агрессивного поведения людей.

Намерение. Как только субъект решит, что другой намерен ему навредить и возникнет гнев, то изменить после этого такую атрибуцию можно лишь с большим трудом, чем и объясняется так называемый эффект персеверации атрибуции. (Намеренно ли совершено действие или по ошибке).

Ожидание достижения цели агрессии и возмездия за агрессивное поведение. В действенности ожидания возмездия решающим оказывается обстоятельство, подвергся субъект наказанию или нет. «Равновесие страха», ситуация напоминающая стратегию паритета сверх – держав, владеющих ядерным оружием. Благоприятствующие агрессии ключевые раздражители (кадра из фильмов, пропаганда оружия).

Удовлетворение, приносимое достигнутым в ходе агрессии результатом. Непосредственное удовлетворение субъекту приносят любые реакции жертвы, выражающие ее страдание.

Обычно насилие рассматривается как проявление агрессивности в межчеловеческих отношениях. Агрессивность, насилие и жестокость представляют собой неразрывное единство и борьбу противоположностей, две стороны одной медали – отношений между субъектами гражданского общества.

Чтобы эффективно решать вопросы работы с лицами социально-негативного (агрессивного) поведения, необходимо выявить основные факторы, обусловливающие их формирование. К таким группам факторов и их составляющих следует отнести:

а) Отклонения в психическом и физиологическом развитии: низкий уровень интеллектуального развития от рождения или как результат черепно-мозговой травмы, эмоционально обусловленные отклонения и (или) отклонения активно-волевой сферы, способствующие формированию повышенной возбудимости, аффективного поведения, импульсивности в действиях и поступках, жажды наслаждений, злорадства и издевательства над окружающими, деспотизм, бродяжничество и пр.; отклонения в процессе формирования личности, приводящие к сложностям во взаимоотношениях со сверстниками.

б) Несоответствие воспитания индивидуальности ребенка. Различные отклонения в развитии ребенка диктуют необходимость их учета в воспитании. Оно должно ориентироваться на сдерживание или стимулирование тех или иных возможностей ребенка в познавательной, чувственной и волевой сферах, развитие компенсаторных возможностей, позволяющих преодолеть недостатки, и пр.

в) Несоответствие воспитательного воздействия своеобразию возрастного развития. Так, например, наиболее сложным в воспитании является подростковый, отроческий возраст (11 – 13, 14 – 16 лет) – переходный возраст. В социальном плане подростковая фаза – это продолжение первичной социализации. Подростки – как правило, школьники – находятся на иждивении родителей (или государства), главной деятельностью является учеба. Это период завершения детства и начала «вырастания» из него.

К проблемам подросткового возраста, неучет которых приводит к отклоняющемуся поведению, относятся:

а) кризисные явления, характеризующие психофизиологическое развитие в подростковом возрасте: ускоренное и неравномерное развитие организма в период полового созревания; неразвитость сердечно-сосудистой системы, влияющей на физическое и психическое самочувствие подростка; «гормональная буря» эндокринной системы в период полового созревания, проявляющаяся в повышенной возбудимости, эмоциональной неустойчивости;

б) обострения взаимоотношений со взрослыми, родителями, учителями, выражающиеся в «конфликте» морали старших и младших, чувстве взрослости и неприятии требований к себе;

в) стремления заменить отношения с позиции «морали подчинения» на «мораль равенства»;

г) повышенная критичность оценочных суждений и поведения взрослых;

д) изменения в характере взаимоотношений со сверстниками, потребность к общению, стремление к самоутверждению, приводящие порой к негативным формам и др.

4. Негативные факторы среды формирования личности. Семья, как фактор негативного формирования личности:

а) безнравственная обстановка в семье: пьянство, ссоры, драки, грубость во взаимоотношениях, нечестность и пр., что создает негативный пример для подражания, формирует соответствующее мировоззрение;

б) проблемы состава семьи: неполные семьи, семьи с одним ребенком, многодетные семьи, дистантные семьи и др., что ведет к недостатку педагогического влияния на ребенка, формированию его личности со стороны только одного из родителей, либо к чрезмерному вниманию и попустительству в процессе воспитания.

Эти негативные факторы влияния семьи способствуют созданию у ребенка отрицательного отношения к дому, семье, родителям, побуждают его стремиться уйти из дома и значительную часть времени проводить вообще вне его. В этих условиях формируется категория «детей улицы», безнадзорных и беспризорных. Этому способствуют: агрессивная обстановка в доме, грубость по отношению к ребенку; длительное невнимание к его интересам и проблемам, отучение его обращаться с чем-либо к родителю (родителям), видеть в нем (в них) опору, нежелание общаться с ним (ними); переключение родителей на свои личные проблемы и предоставление ребенка самому себе в течение длительного времени; перекладывание воспитания ребенка на дедушку и бабушку без соответствующей их поддержки (с возрастом пожилые люди оказываются неспособными обеспечивать необходимое воспитательное воздействие на внуков, что и приводит к их безнадзорности); недостатки воспитания, отсутствие у ребенка здоровых интересов, увлечений, усидчивости и пр.

Факторы средового (улицы, города, «стаи» и пр.) воздействия на человека в процессе его развития:

- негативные увлечения в домашней обстановке, не педагогическое использование возможностей игры в развитии ребенка и пр.;

- отрицательное влияние ближайшего окружения, и прежде всего антипедагогическое поведение родителей, взрослых, сверстников и пр.;

- негативное влияние средств массовой информации, особенно телевидения, видеопродукции,

Имеются и другие средовые факторы, отрицательно сказывающиеся на воспитание человека.

5. Недостатки в воспитании ребенка, подростка:

а) ошибки семейного воспитания;

6) тепличные условия, отстранение ребенка от любых жизненных проблем, любой активной деятельности, способствующие формированию черствости, инфантильности и неспособности сопереживать человеческим трудностям и трагедиям, преодолевать жизненные сложности в критической ситуации;

в) ошибки и упущения в процессе обучения и воспитания в образовательном учреждении, особенно в детском саду и школе;

г) негативные нравственные ориентиры воспитания;

д) научение ребенка, подростка определенным негативным моделям жизни и деятельности (самореализации в жизни). В этих условиях личность начинает идентифицировать себя с героями различных приключений, «примерять на себя» различные виды деятельности. Особенно этому способствует телевидение, кино, видеофильмы, которые выступают своего рода «учебниками» различных форм преступной деятельности;

е) средовые отрицательные «ожидания» по отношению к ребенку, подростку из неблагополучной семьи, имеющему негативное товарищеское окружение, нарушающему дисциплину и пр. Такие ожидания, часто в прямой или косвенной форме провоцируют ребенка к правонарушению;

ж) приобщение ребенка, подростка к спиртным напиткам, наркотикам, курению, азартным играм;

з) отсутствие единства и согласованности в воспитательной деятельности родителей и семье, во взаимодействии семьи и школы, семьи, школы и административных органов по работе с детьми и подростками и пр.;

и) недостатки системы перевоспитания, исправления правонарушителей и последующей адаптации их в повседневной жизни (социальной среде).

6. Негативная личностная позиция самого ребенка, подростка:

а) отклонения в самооценке подростка: завышенная – ведет к возникновению чрезмерной амбиции и самомобилизации, которая в сочетании с аморальной способностью самовыражения приводит к правонарушениям; заниженная – рождает неуверенность в себе, поведенческий дуализм, раздвоенность личности и создает проблемы для нее в коллективе, сдерживает самовыражение;

6) отклонения в личностных притязаниях подростков. Они, как правило, вытекают из отклонений в самооценке. Притязания предопределяют личную позицию подростка и активность в достижении целей;

в) безразличие к нравственным ценностям и самосовершенствованию. Часто это связано с отсутствием нравственного примера и несформированностью потребности быть лучше.

г) негативно реализуемая потребность в самоутверждении и соперничестве у подростков с отклонением в поведении, нездоровое соперничество. Эти потребности, их направленность в подростковом возрасте предопределяют устремленность подростка к самоактивности;

д) сложность формирования у ребенка, подростка, юноши потребности и активного желания самоисправления;

е) стремление подростка к общению, участию в неформальных молодежных объединениях, в том числе и асоциальной направленности [99, с. 311].

Описав основные группы факторов, обусловливающих формирование негативного, отклоняющего поведения детей и подростков, необходимо определить и наиболее важные направления педагогической деятельности по их профилактике и преодолению.

Обучение в школе представляет собой важный этап психического развития человека, которое осуществляется главным образом в процессе учебной деятельности и, следовательно, определяется степенью включенности в нее школьника. Школа на каждом возрастном этапе ставит перед ребенком сложные жизненные задачи. И если у ребенка своевременно не формируются психологические способности, позволяющие находить решение этих задач, они превращаются в непреодолимые затруднения, которые, накапливаясь, становятся проблемами не только самого ребенка, но и его родителей, педагогов, широкого круга общественности.

В настоящее время стремительно увеличивается количество школьников, испытывающих серьезные затруднения перед совокупностью социальных и учебно-познавательных задач, источником которых является школа. Отсутствие способов их преодоления отражается на психологическом и соматическом здоровье детей.

Длительность периода адаптации для каждого ребенка при разных условиях неодинакова и далеко не у всех школьников протекает безболезненно. У некоторых детей она совсем не наступает, тогда приходится говорить о социально-психологической дезадаптации ребенка в школе, которая ведет к серьезным последствиям для него.

Успешность адаптации в учебной деятельности определяется в усвоении школьных норм поведения на уроке и перемене, взаимодействии с детьми класса и учителем. Неуспешность в этом вызывает эмоциональное неблагополучие ученика, ведет к снижению его работоспособности.

Атмосфера школьного обучения, складывающаяся из совокупности умственных, эмоциональных и физических нагрузок, предъявляет новые, усложненные требования не только к психофизиологической конституции ребенка или его интеллектуальным возможностям, но и к целостной личности и, прежде всего, к ее социально-психологическому уровню.

Безусловно, немалую роль в успешной адаптации к школе играют характерологические и личностные особенности детей, сформировавшиеся на предшествующих этапах развития. Умение контактировать с другими людьми, владеть необходимыми навыками общения необходимы ребенку, т. к. учебная деятельность, ситуация школьного обучения в целом носят, прежде всего, коллективный характер (Т.Е. Конникова). Несформированность таких способностей или наличие отрицательных личностных качеств порождают типичные проблемы общения, когда ребенок либо активно, часто с агрессией, отвергается одноклассниками, либо просто игнорируется ими. И в том, и в другом случае отмечается глубокое переживание дискомфорта, имеющего дезадаптирующее значение.

Вместе с тем существуют интегративные личностные образования, которые в устойчивых своих формах способны длительное время определять модус социального поведения – самооценка и уровень притязаний. Так, при неадекватном завышении уровня притязаний и самооценки школьники реагируют негативизмом и агрессией на любые затруднения, сопротивляются требованиям взрослых либо отказываются от выполнения деятельности, в которой могут обнаружить свою несостоятельность. Не менее серьезные проблемы возникают у детей со сниженной самооценкой: их поведение отличается нерешительностью, конформностью, крайней неуверенностью в собственных силах, которые формируют чувство зависти, сковывает развитие инициативы и самостоятельности в поступках и суждениях.

Анализ зарубежной и отечественной психологической литературы последнего десятилетия показывает, что термином «школьная дезадаптация» фактически определяются любые затруднения, возникающие у ребенка в период школьного обучения. К критериям дезадаптации относят агрессию по отношению к людям и вещам, чрезмерную подвижность, повышенную возбудимость и конфликтность и т.д.

Проблема заключается в том, что невозможно установить точную последовательность причинно-следственных отношений, позволяющую ответить на вопрос о том, что чему предшествовало: школьная дезадаптация появлению агрессивного поведения или наоборот [7, с. 64].

Под влиянием постоянных неудач, как собственно в сфере учебной деятельности, так и распространяющихся на сферу взаимоотношений со сверстниками, у дезадаптированного ребенка формируется ощущение собственной малоценности, появляются попытки компенсировать свою личностную несостоятельность. А так как выбор адекватных средств компенсации в этом возрасте весьма ограничен, то самоактуализация часто осуществляется в разной мере осознанным противодействием школьным нормам, реализуется в нарушениях дисциплины, повышенной конфликтности в отношениях с окружающими (как детьми, так и взрослыми), что на фоне полной утраты интереса к школе постепенно интегрируется в асоциальную личностную направленность. Нередко у таких детей отмечается вербальная и физическая агрессия, враждебность, негативизм.

Что же касается борьбы с ксенофобией, то здесь необходимо сочетание двух вещей. Во-первых, необходимо улучшение правоприменительной практики законодательства о противодействии политическому экстремизму. Ведь сейчас часто случается, что из-за отсутствия специальных знаний, нежелания связываться с труднодоказуемым мотивом, а иногда из сочувствия националистам (правоохранительные органы все же срез нашего общества) дела в отношении «идеологов» национальной розни (не рядовых скинхедов-исполнителей преступлений, их-то арестовывают и осуждают десятками – в 2004 г., к примеру, было осуждено более 50 человек, хотя и здесь «национальная» составляющая часто выпадает) практически не возбуждаются, либо же следствие и суд затягиваются настолько, что заканчивается срок давности (в декабре 2003 г. он был понижен до двух лет). Вторая важная составляющая борьбы с экстремизмом – учебные программы, пропагандирующие толерантность в школах и вузах. Правительство РФ должно принять Федеральную программу воспитания толерантности и обеспечить финансирование ее реализации из госбюджета. В этом должен участвовать и российский бизнес. В рамках данной программы Министерство образования и науки РФ обязано усилить комплекс мероприятий по воспитанию толерантности в школах. Должна быть разработана и внедрена программа организации подросткового досуга, трудоустройства молодежи. Необходимо издавать массовыми тиражами книги, обучающие культуре межнационального диалога, развенчивающие шовинистические мифы. Должны появиться специальные просветительные теле- и радиопередачи, воспитывающие в обществе нетерпимость к расизму, ксенофобии и любым иным формам этнической неприязни, вместе с тем пропагандируя успешный опыт мирного сосуществования народов, культур и традиций. Кроме того, нужно восстановить существовавшую ранее систему кружков, клубов и т.д., где могла бы заниматься молодежь, поскольку пустоту, возникшую после исчезновения подобной системы, заполнили пропагандисты ксенофобских взглядов. Необходимы также программы по интеграции иммигрантов в российское общество, включающие такие элементы, как иммиграционная амнистия, бесплатные курсы изучения русского языка, обязательное посещение школ детьми иммигрантов.

Третья важнейшая мера по борьбе с ксенофобией связана со СМИ. Требуется немедленно прекратить разжигание ксенофобии в массмедиа, когда популярные газеты и журналы представляют те или иные народы в виде преступников. Возможно, также принятие каких-то дополнительных нормативных актов для регулирования таким же образом деятельности Интернет-СМИ. Со своей стороны журналисты и редакторы не должны предоставлять в своих изданиях слово ксенофобам и расистам, противостоять «языку вражды» [82].

Правозащитные организации должны осуществлять общественный контроль деятельности правоохранительных органов, активнее сотрудничать с ними по противодействию ксенофобии, предоставлять экспертов, обращать внимание на активность идеологов шовинизма, снабжать справочно-методической литературой, знакомить с международным опытом противодействия расизму и дискриминации, активизировать российскую интеллигенцию.

1.4 Воспитание толерантности у подростков

Толерантность часто трактуется как терпимость к иному. Однако в последнее время исследователи все чаще высказываются против понимания толерантности как снисходительно-равнодушного отношения к другому. Индифферентной терпимости противопоставляется активная позиция принятия, признания, понимания другого. Таким образом, под толерантностью можно понимать ценностное отношение к культурному разнообразию общества, выражающееся в признании, принятии и понимании иных культур [86, с. 24].

Основные направления формирования толерантности в процессе обучения и воспитания подрастающего поколения.

Первым направлением является развитие и воспитание учащихся в духе открытости, понимания и принятия других народов, признание ценности многообразия культур и истории.

В рамках данного направления основные положения и принципы толерантности реализуются через решение задач поликультурного образования, включающих овладение учащимися знаниями истории и культуры своего народа, формирование представлений о многообразии культур в мире и воспитание положительного отношения к ним и прошлому своего народа.

Средствами развития служат расширенные программы и курсы по истории, разработка учебников по политической географии, этнической истории и этнокультурологии. Школьники знакомятся с историей, культурой, религией различных национальностей. Воспитательная цель данного направления заключается в подготовке молодёжи к предупреждению ситуаций, порождающих межэтническую, эмоциональную напряжённость. Для реализации данного направления важно переработать и переосмыслить учебные пособия и учебники с позиций педагогики толерантности. Исходным принципом данного направления является осознание перехода от «человека образованного» к «человеку культуры».

Второе направление предусматривает обучение по использованию мирных средств для разрешения разногласий и конфликтов, отказ от насилия.

Воспитание толерантности состоит в утверждении ценности человеческого достоинства и неприкосновенности каждой человеческой личности. Во всех декларациях прав человека и международных стандартах это главный мотив осуществления усилий по достижению мира и установлению демократических форм правления как полной противоположности нетерпимости.

Уважение и терпимость к другим точкам зрения и мнениям представляют собой «интеллектуальные добродетели» и являются составляющими нравственных принципов человека. Развивая у учащихся миролюбие, необходимо делать акцент на таких понятиях, как мир, свобода, равенство, личность, взаимодействие, демократия, права, ответственность, справедливость. В системе школьного и профессионального образования при изучении социально-гуманитарных дисциплин необходимо обсуждать последствий проявления вражды и нетерпимости в мире, геноцидов, ксенофобии, расовых и этнических конфликтов, религиозных войн и давать им объективную оценку Недопустимо доминирование интерпретаций только собственного народа или группы как жертвы и страдальца в результате действий других народов. Современная система обучения и особенно воспитания предполагает разъяснение прав человека и форм проявления нетерпимости.

Третье направление включает воспитание учащихся в духе мира, терпимости, гуманного межнационального общения и привития идей альтруизма и уважения к другим. Только люди, лишённые высокомерия, предрассудков и предубеждений в отношении других народов, религий, полов, поколений, обладают этической толерантностью, способны свободно, сдержанно и ответственно выражать собственные суждения, позиции, мнения, не нанося вреда окружающим.

Знания основ терпимости, понятий «толерантность», «толерантные отношения» выступают эффективным средством формирования духовного начала и творческого сознания личности. В этом случае знания, приобретаемые учениками, выступают как инструмент, с помощью которого происходит познание мира, нравственное становление личности.

Четвёртое направление основано на практической стороне воспитания толерантности путём формирования умений и навыков конструктивного общения в ситуациях проявления различий между людьми, разногласий и конфликтов, развития умений эффективного взаимодействия с представителями различных этнических культур. Диалог не только рассматривается в качестве приёма усвоения знаний и умений, но и определяет стиль межличностного взаимодействия в учебном процессе [8, с. 37 – 38].

Выделим несколько необходимых условий, важных для развития толерантности у школьников-подростков [86, с. 25].

1. Необходима педагогическая организация встреч ребенка с различными культурами. Уроки (а здесь мы говорим только о потенциале урочных форм работы) истории, граждановедения, обществознания позволяют организовать такие «встречи», опосредовав их соответствующими текстами, содержащими информацию о других культурах, отражающими ценностные приоритеты других культур, иную логику мышления и поведения людей.

Трудность, которая может возникнуть здесь у педагога, заключается в следующем. Более легкой для ребёнка (а потому чаще избираемой им) стратегией является обнаружение отличий иной культуры от своей собственной и последующее эмоциональное оценивание этих отличий как ненормальных и девиантных. К этому категоричному, «черно-белому» оцениванию может свестись вся мыследеятельность подростка. Задача (и весьма непростая) педагога – не допустить столь поверхностных оценок и инициировать более глубокий и при этом самостоятельный анализ школьниками иных культур. Итак, сама по себе встреча с иной культурой вовсе не обязательно приводит к положительным изменениям в сознании подростка. Педагогу нужно создавать и другие условия.

2. Необходимо вводить на занятии элемент проблематизации. Это может быть проблематизация различных исторических фактов или явлений современности, рассматриваемых на уроке. За многими из них скрываются серьёзные нравственные проблемы. Педагогу важно вместе со школьниками найти, озвучить и проанализировать их.

Не так уж сложно обнаружить такие проблемы, например, во взаимоотношениях средневековой официальной церкви и еретиков, в крестовых походах христиан или священном джихаде мусульман, в создании еврейских гетто в нацистской Германии или фактах депортации народов в сталинском СССР, в политике расовой сегрегации США или так называемом «деле Дрейфуса» во Франции, в моноидеологии тоталитарных режимов и т.п.

Гораздо сложнее школьнику увидеть нравственные проблемы, например, в положении иммигрантов – их русификация часто считается естественным и необходимым условием доброжелательного к ним отношения со стороны государства и местных жителей, а сохранение ими собственных культурных особенностей оценивается как странность и обычно вызывает раздражение и насторожённость. Не задумываются ребята и над нравственной стороной использования национальных стереотипов. Чрезвычайно тяжело заметить проблему в использовании европоцентристских и христианоцентристских клише вроде «открытие Америки», «цивилизованные и нецивилизованные народы» и т.д.

Сложность обнаружения подобных нравственных проблем связана с тем, что ситуации, оцениваемые культурным меньшинством как социально несправедливые, школьниками – представителями доминирующей культуры – оцениваются как вполне нормальные и само собой разумеющиеся. Эти оценки кажутся ребятам вполне очевидными и естественными, Психологи называют это эго-, этно- или культуроцентризмом. В такой ситуации педагогу важно проблематизироватъ не столько рассматриваемые факты и явления, сколько сознание школьника, заставить ребенка усомниться в очевидности его оценки.

Однако даже обнаружение и осознание собственных культурных стереотипов, эгоцентризма, этноцентризма вовсе не означает, что подросток преодолевает их, изменяет свое отношение к другому.

3. Позиция подростка, в том числе и в сфере межкультурных отношений, формируется в ходе обсуждения проблемных ситуаций с другими ребятами или педагогом, в ходе столкновения, соотношения, корректировки различных точек зрения, в ходе своеобразного полилога. В классе, среди сверстников, подросток находит благоприятные условия для ценностного самоопределения. Это и есть третье условие развития толерантности у школьников-подростков.

Интерес к взрослому миру и желание заявить о своём мнении по значимым для взрослых проблемам, появляющееся чувство социальной ответственности и способность к рефлексии собственной позиции свидетельствуют о том, что подросток готов уже к осознанному обсуждению социальных, политических, религиозных, национальных проблем – об этом, в частности, писал ещё Л.С. Выготский. Эта способность подростков со всей непосредственностью и прямодушием откликаться на многие насущные проблемы нашей жизни – одна из важнейших предпосылок воспитания толерантной личности.

Включая подростка в обсуждение социальных проблем современного общества, необходимо поддержать проявление его самостоятельности в этом ценностном самоопределении. Педагог не должен навязывать своего, «правильного», мнения. Речь идёт об особой личностно-профессиональной позиции взрослого, разделяющего ценности гуманистического воспитания, ненасилия по отношению к миру детства, толерантности к подростковой субкультуре, свободы подростка в ценностно-смысловом самоопределении.

В старших подростковых классах педагог может организовывать проблемные дискуссии. Для младших подростков целесообразно облекать подобные дискуссии в форму игры.

Можно превратить внутриклассную дискуссию в спор учителя с классом. Здесь по договорённости с ребятами взрослый может взять на себя особую игровую роль: занять наиболее крайнюю, экстремистскую, нетолерантную, дискриминационную по отношению к другим позицию, выдвигая при этом заведомо спорные и сомнительные аргументы. Этим он провоцирует подростков на сопротивление, на активный поиск ими аргументов, развенчивающих данные установки.

4. Формирование собственной позиции подростка, осмысление школьниками своих игровых действий, своих ощущений, своего мнения по обсуждаемой проблеме помогает выразить их в словесной форме. Ведь собственная позиция должна быть осознана, отрефлексирована. Наиболее распространёнными приёмами здесь являются высказывания по кругу, приём незаконченного предложения, ответы на вопросы анкет, написание сочинений-размышлений.

Подростку предлагаются вопросы, позволяющие ещё раз воспроизвести в собственном сознании происходившее в классе обсуждение проблемы, ещё раз задуматься над ней, но уже оставшись наедине со своими мыслями и впечатлениями, отрефлексировать свою позицию по данной проблеме, внести возможные корректировки.

5. Параллельно с основной деятельностью, связанной с организацией встреч ребенка с различными культурами, проблематизацией сознания школьников, инициированием и поддержанием внутригруппового полилога по выявленным проблемам, организацией рефлексии, педагог совершает и дополнительную, вспомогательную деятельность. Она направлена на помощь ребёнку в овладении навыками групповой коммуникации, умениями критически мыслить, знаниями в области культуры, политики, прав человека, национальных отношений. Ведь процесс воспитания неразрывно связан с обучением, И в этой связи важно, чтобы ребёнок понимал, что стоит за словами «расизм», «национализм», «фашизм», «этнические чистки», «политические репрессии», «религиозные преследования» [86, с. 27].

Описав методику воспитания толерантности у школьников-подростков, мы, тем не менее, вряд ли с уверенностью можем говорить о том, что в ходе её реализации у ребят обязательно сформируется толерантная позиция. Ведь любая жизненная позиция складывается с годами. И процесс этот, видимо, следует считать в принципе незавершаемым – каждая новая встреча с иной культурой будет требовать от человека новых усилий, чтобы занять данную позицию. Здесь скорее можно говорить не о формировании (процессе, ориентированном на какие-то конечные формы), а о становлении (незавершаемом, неконечном) толерантности. Кто-то из школьников может стать более терпимым к «странностям» других, научиться видеть и признавать наличие других взглядов на мир, кто-то будет симпатизировать им, пытаться понять, а кто-то сможет не только удерживать их в своем сознании, но при необходимости и учитывать в общении и деятельности.

Таким образом, одним из социальных институтов, способствующих формированию толерантных начал, является система образования, в которой реализуется диалог, сотрудничество, уважение между обучающей и обучаемой сторонами,

К сожалению, взаимная нетерпимость и культурный эгоизм все чаще проникают и в детскую среду. Порой странно и даже страшно встречать в работах школьников фразы: «…русские ни в коем случае не должны смешиваться с людьми южных национальностей», «…если расистские высказывания будут направлены в сторону человеку, который мне не нравится, то я буду поддерживать эти слова».

Странно, потому что мы живем в стране, заплатившей в ХХ веке непомерно много за то, чтобы никогда не было в обществе подобных настроений.

Страшно, потому что именно эти массовые настроения используют те, кто в борьбе за «чистоту национальной культуры» готов унижать и даже уничтожать «чужих» – людей с «не тем» цветом кожи, разрезом глаз, акцентом, верой и т.д.

Школа как воспитательная система важнейшей целью провозглашает ориентацию ребенка на общечеловеческие ценности. Расистские же и националистические предрассудки, проникающие в образовательное учреждение с улицы, с экранов телевизоров, а порой и из семьи, не только не соответствуют этим ценностям, но и таят в себе огромный человеконенавистнический потенциал. Поэтому задачу воспитания толерантной личности (а соответственно, и профилактики бытового расизма, ксенофобии, экстремизма) можно признать одной из важнейших в в современной российской школе.

Итак, окружающая подростка социальная среда в целом сегодня не вполне благоприятствует развитию столь важного и нужного для этой среды качества, как толерантность. Между тем школа способна стать для детей тем очагом в социальном мире, в котором культивировались бы идеи ненасилия, свободы и толерантности, приветствовалось бы ценностное отношение к Знаниям, Культуре, Труду, Миру, Земле, Отечеству, Семье и Человеку как основополагающей ценности гуманизма.


2. Экспериментальное исследование по преодолению подростковой ксенофобии в основной школе

Исследовательская работа, целью которой было выявление подростковой ксенофобии среди учащихся 7–9-х классов, проводилась на базе МОУ «Средняя общеобразовательная школа №138» Октябрьского АО г. Омска. В исследовании приняли участие 5 специалистов (3 педагога, социальный педагог и педагог-психолог). Исследованием были охвачены 70 учеников 8-х классов.

2.1 Диагностика по определению подростковой ксенофобии в основной школе

Для проведения диагностики нами был изучен национальный состав 8-х классов. Данные были получены с помощью анализа государственных документов, а именно свидетельств о рождении учащихся, которые хранятся в личных учебных делах учащихся. Результаты исследования представлены в таблице 1, на диаграммах 1 и 2.

Таблица 1. Национальный состав 8-х классов

Национальность 8 «А» класс 8 «Б» класс 8 «В» класс Общий результат
Русские 20 (74,1%) 19 (73,1%) 10 (58,9%) 49 (70%)
Цыгане - - 3 (17,6%) 3 (4,2%)
Армяне 2 (7,4%) 1 (3,8%) 1 (5,8%) 4 (5,6%)
Немцы - 2 (7,7%) - 2 (2,8%)
Украинцы 3 (11,1%) 3 (11,5%) 1 (5,8%) 7 (10%)
Евреи 1 (3,7%) - 1 (5,8%) 2 (2,8%)
Азербайджанцы 1 (3,7%) 2 (7,7%) 1 (5,8%) 4 (5,6%)
Всего 27 26 17 70

Диаграмма. 1. Национальный состав в 8-х классах

Диаграмма. 2. Общий национальный состав в 8-х классах

Таким образом, из представленных данных можно увидеть разнонациональные составы классов. Кроме того, по результатам наблюдения было отмечено, что наиболее часто конфликты происходят в 8 «В» классе. Среди учащихся данного класса есть учащиеся цыганской национальности, которые имеют склонность к проявлению противоправного поведения.

Кроме того, было определено материальное положение в семьях учащихся. Полученные данные показывают, есть ли учащихся склонность делить людей на бедных и богатых. Результаты представлены в таблице 2.

Таблица 2. Материальное положение в семьях учащихся

Материальное положение 8 «А» класс 8 «Б» класс 8 «В» класс Общий результат
Малообеспеченные 3 (11,1%) 6 (23,1%) 6 (35,2%) 15 (21,4%)
Средний достаток 20 (74,1%) 19 (73,1%) 11 (64,5%) 50 (71,4%)
Обеспеченные 4 (14,8%) 1 (3,8%) - 5 (7,1%)

Графически полученные результаты представлены на диаграмме 3.

Диаграмма 2. Материальное положение в семьях учащихся 8-х классов

Полученные результаты показывают, что 21,4% всех учащихся 8-х классов способны делить сверстников на богатых и бедных. Кроме того, это группа риска может быть склонна к проявлению противоправного поведения на почве зависти. Такое поведение может быть направленно на своих одноклассников, чем материальный уровень в семье выше среднего. Это также может повлечь за собой подростковую ксенофобию.

Далее для определения склонности к проявлению ксенофобии была предложена анкета «Межнациональные отношения» , на вопросы которой подросткам предлагалось ответить. Анкета состоит из пяти вопросов как открытого, так и закрытого типа. Результаты анкетирования представлены в таблице 3.

Таблица 3. Результаты анкетирования учащихся 8-х классов

Ответы Классы
% % %
1. С каким из приведенных ниже суждений о характере межнациональных отношений в России Вы скорее согласны?
Россия должна быть государством русских людей 10 (37,1%) 9 (34,6%) 10 (58,9%)
Россия – многонациональная страна, но русские, составляя большинство, должны иметь больше прав, ибо на них лежит основная ответственность за судьбу страны в целом 10 (37,1%) 10 (38,5%) -
Россия – общий дом многих народов, оказывающих друг на друга свое влияние. Все народы России должны обладать равными правами, и никто не должен иметь никаких преимуществ 7 (25,9%) 7 (26,9%) 7 (41,2%)
Затрудняюсь ответить - - -
2. Известны случаи стычек на почве национальной неприязни, когда русская молодежь избивает представителей других национальностей (кавказцев, африканцев, вьетнамцев). Как Вы считаете, эти случаи отражают массовое настроение современной русской молодежи?
Да, эта неприязнь отражает общие настроения русской молодежи 7 (25,9%) 7 (26,9%) 8 (47%)
Это достаточно распространенное явление, но все же не свойственное большинству русской молодежи 18 (66,7%) 10 (38,5%) 7 (41,2%)
Это единичные случаи, которые не находят массовой поддержки 2 (7,4%) 9 (34,6%) 2 (11,8%)
Затрудняюсь ответить - - -
3. Скажите, пожалуйста, есть ли нации и народы, представители которых вызывают у Вас чувство раздражения, неприязни? если есть, то какие? (открытый вопрос)
Я одинаково отношусь к людям 12 (44,4%) 10 (38,5%) 10 (58,9%)
Русские - - 3 (17,6%)
Чеченцы 1 (3,7%) 2 (7,7%) -
Кавказцы 2 (7,4%) 2 (7,7%) -
Азербайджанцы 1 (3,7%) 1 (3,8%) -
Цыгане 2 (7,4%) 1 (3,8%) 4 (23,5%)
Армяне 1 (3,7%) 3 (11,5%) -
Евреи 2 (7,4%) 4 (15,4%) -
Китайцы 5 (18,5%) 3 (11,5%) -
Азиаты 1 (3,7%) - -
Затрудняюсь ответить - - -
4. Если у Вас вызывают раздражение, неприязнь представители некоторых наций и народов, с чем это в большей степени связано?
Мне не нравится их внешность, манера поведения, черты характера 7 (25,9%) 3 (11,5%) 2 (11,8%)
Эти люди не хотят считаться с обычаями и нормами поведения, принятыми в России 2 (7,4%) 4 (15,4%) -
Эти люди, как правило, не обладают элементарной культурой и не умеют вести себя - - 3 (17,6%)
Я опасаюсь их в связи с угрозой терроризма 2 (7,4%) 3 (11,5%) -
Мне не нравится то, что они контролируют определенные сферы бизнеса 1 (3,7%) 4 (15,4%) 1 (5,8%)
Они отнимают рабочие места у местного населения 3 (11,1%) 1 (3,8%) -
Эти люди не хотят учить русский язык - 1 (3,8%) 1 (5,8%)
Затрудняюсь ответить - - -
5. Как Вы считаете, следует ли ужесточить законы, чтобы пресечь по возможности миграцию в Россию выходцев из республик СНГ, стран Юга и Востока?
Да, безусловно 8 (29,6%) 7 (26,9%) 4 (23,5%)
Да, но только в отношении лиц, не владеющих русским языком и не являющихся гражданами бывших советских республик 6 (22,2%) 8 (30,8%) 3 (17,6%)
Нет, не стоит 13 (48,1%) 11 (42,3%) 10 (58,9%)
Затрудняюсь ответить - - -

По представленным данным была выявлена группа учащихся, которые ощущают неприятие в общении с одноклассниками других национальностей. Такие учащиеся оказались в каждом классе. Результаты представлены в таблице 4 и на диаграмме 4.

Таблица 4. Результаты исследования по выявлению подростковой ксенофобии в 8-х классах

Национальность 8 «А» класс 8 «Б» класс 8 «В» класс Общий результат
Русские 5 (18,5%) 2 (7,7%) 4 (23,5%) 11 (15,7%)
Цыгане - - 3 (17,6%) 3 (4,2%)
Армяне 1 (3,7%) - - 1 (1,4%)
Немцы - - - -
Украинцы - - - -
Евреи - - - -
Азербайджанцы - - 1 (5,8%) 1 (1,4%)
Всего выявлено 6 (22,2%) 2 (7,7%) 8 (47,1%) 16 (22,6%)
Всего в классе 27 26 17 70

Диаграмма 4. Результаты исследования по выявлению подростковой ксенофобии в 8-х классах

Из представленных данных видно, что большинство учащихся позитивно относятся к представителям других национальностей, осуждают стычки на межнациональной почве. По результатам диагностики были выявлены 16 учащихся 8-х классов, которые способны к проявлению подростковой ксенофобии.

В целях экспериментального исследования было принято разделить выявленных учащихся 8-х классов на две группы: учащиеся 8 «А» и 8 «Б» классов в количестве 8 человек – контрольная группа, а учащиеся 8 «В» класса в таком же количестве (8 человек) – экспериментальная группа. Основанием данного разделения способствовало то, что национальный состав 8 «В» класса представлен тремя группами наций, учащиеся которых склонны к проявлению ксенофобии. Учащиеся 8 «А» и 8 «Б» классов не имеют такого значительного количества разных наций в своих группах. С учащимися экспериментальной и контрольной групп была проведена диагностика на выявление взаимоотношений в семьях и особенностей семейного воспитания, а также на определение типов личности исследуемых учащихся.

Для выявления особенностей взаимоотношений в семьях и семейного воспитания, нами был проведен опросник «Анализ семейного воспитания» . Опросник АСВ состоит из 130 утверждений, которые помогают определить особенности семейного воспитания, а также его недостатки. Данные по результатам опросника представлены на диаграмме 5.

Диаграмма 5. Результаты исследования типов семейного воспитания

Результаты по данной методике показывают, что у учащихся контрольной и экспериментальной групп имеются явно выраженные нарушения типов семейного воспитания. Этому, в первую очередь, способствует отсутствие в семейном воспитании толерантности по отношению к окружающим. Такой тип семейного воспитания как потворствующая гиперпротекция способствует развитию демонстративных и гипертимных черт характера у подростков. Кроме того, в семейном воспитании отмечается жестокое обращение с подростков, что способствует развитию жестокости и агрессии по отношению к окружающим.

Причины неправильного семейного воспитания могут быть различными. Порой это определенные обстоятельства в жизни семьи, мешающие наладить адекватное воспитание. Чаще – низкая педагогическая культура родителей. Во втором случае нередко основную роль в нарушении воспитательного процесса играют личностные особенности самих родителей. Довольно часто родители склонны решать личностные проблемы за счет ребенка. Это может выражаться в следующем:

- расширение сферы родительских чувств;

- предпочтение в подростке детских качеств;

- воспитательная неуверенность родителя;

- фобия утраты ребенка;

- неразвитость родительских чувств;

- сдвиг в установке родителей по отношению к полу ребенка;

- проекция на подростка собственных нежелаемых качества;

- вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания.

Для определения типов личности учащихся была проведена методика по определению акцентуаций характера по тесту Леонгарда – Шмишека . В тесте представлено 97 вопросов-утверждений, который помогают определить десять основных типов акцентуаций характера. Результаты тестирования представлены в таблице 5 и 6.

Таблица 5. Определение акцентуаций характера у учащихся контрольной группы

Учащиеся Акцентуации характера
Лидирующий тип Второстепенный тип
Валерий Н. Застревающий Возбудимый
Сергей В. Застревающий Возбудимый
Михаил В. Дистимный Тревожный
Максим Ф. Возбудимый Педантичный
Владимир К. Застревающий Возбудимый
Игорь Д. Гипертимный Возбудимый
Олег Л. Тревожный Циклоидный
Захид Е. Возбудимый Педантичный

Таблица 6. Определение акцентуаций характера у учащихся экспериментальной группы

Учащиеся Акцентуации характера
Лидирующий тип Второстепенный тип
Николай М. Застревающий Возбудимый
Евгений С. Возбудимый Застревающий
Олег Ш. Возбудимый Циклоидный
Роман К. Циклоидный Тревожный
Роман У. Тревожный Циклоидный
Остап М. Застревающий Возбудимый
Николай З. Застревающий Возбудимый
Азер Т. Демонстративный Возбудимый

По полученным данным видно, что в личности каждого учащегося, принимающего участие в диагностике, имеются отклонения, проявляющиеся в акцентуациях характера. Полученные типы акцентуированных личностей имеют склонности к проявлению жестокости, агрессии, а так же к определенной тревожности. Такие данные подтверждают страх учащихся перед определенными обстоятельствами. Возможно, такими обстоятельствами и являются учащиеся других национальностей. Наиболее сильно в акцентуациях характера у учащихся проявляются такие типы как застревающий и возбудимый, которые своей основной формой проявления имеют агрессивные реакции.

На основе анализа результатов, полученных в ходе диагностики, с использованием комплекса названных методик, можно сделать вывод о том, что уровень проявления толерантности к лицам других национальностей у учащихся 8-х классов низкий.

Как вспомогательные методы нами использовались наблюдение и беседа для уточнения, подтверждения или опровержения данных, полученных в результате диагностики, выяснения причин выявленных отклонений.

Таким образом, результаты проведенной диагностики показывают, что в среде исследуемых подростков имеются задатки и склонности к проявлению ксенофобии. Эти склонности складываются из особенностей семейного воспитания, личности учащихся, а так же из особенностей взаимодействия в подростковом социуме. Все это происходит из-за отсутствия в воспитании учащихся толерантности к лицам других национальностей. Основы такого воспитания не закладываются в семейном и школьном воспитании. В связи с этим была разработана программа по преодолению подростковой ксенофобии, которая способствует воспитанию толерантности у учащихся.

Как показали результаты наблюдений и бесед с учащимися, родителями и учителями, причинами склонности к проявлению подростковой ксенофобии являются следующие:

– недостаточный запас знаний у учащихся о проявлении толерантности к учащимся других национальностей в школе;

– отсутствие условий для воспитания терпимости в среде учащихся.

Таким образом, вторым этапом нашей работы стало решение выявленных проблем. А именно, устранение выявленных в ходе диагностики причин подростковой ксенофобии, их социально-педагогическое просвещение, развитие навыков и формирование толерантного поведения.

2.2 Программа деятельности социального педагога по преодолению подростковой ксенофобии в основной школе

Анализ итогов диагностики склонности к проявлению ксенофобии и ее причин у подростков дали возможность разработать программу социально-педагогического просвещения, способствующую преодолению подростковой ксенофобии и воспитанию толерантного поведения у учащихся.

Исходя из всего вышесказанного, нами была разработана Программа социально-педагогического просвещения по преодолению ксенофобии «Я открыт для тебя!», способствующая воспитанию толерантного поведения у учащихся подросткового возраста.

Настоящая программа предназначена для работы социального педагога с подростками 14 – 15-ти лет (7–8-е классы) по преодолению подростковой ксенофобии и воспитанию толерантного поведения учащихся. Это необходимо для того, чтобы сформировать у учащихся ценности, позволяющими им более толерантно относиться к сверстникам других национальных и культурных различий.

Цель программы – способствовать обеспечению посредством просветительских занятий формированию установки на толерантность, на признание различных культур, уважение к человеку не зависимо от пола, возраста, языка, от религиозной принадлежности, от политических мнений, национального и социального происхождения.

Задачи программы:

– способствовать формированию навыков толерантного поведения;

– содействовать развитию мира, солидарности, взаимопонимания, сотрудничества

– содействовать развитию коммуникативных навыков;

– способствовать формированию умений адекватного решения своих проблем;

– способствовать развитию способности отказаться от насилия при решении проблем.

Программа предполагает следующие направления социально-педагогической деятельности:

– диагностика;

– просвещение;

– профилактика.

Содержание деятельности социального педагога в ходе реализации названных направлений программы, включало в себя три блока:

– социально-педагогическая работа с учащимися,

– работа социально педагога с родителями.

Формы и методы деятельности учащихся и социального педагога могут быть различными и зависят от целей и задач каждого конкретного занятия. Среди форм и методов работы социальным педагогом использовались следующие:

формы работы – родительские собрания; диагностика; просветительские занятия; индивидуальные и групповые консультации.

методы работы – анкетирование; тестирование; наблюдение; опрос; беседа; мини-лекция; мозговой штурм; рефлексия; деловая игра; экспресс-диагностика; самодиагностика; тренинговые приемы; игровые приемы и упражнения; психолого-педагогические упражнения.

Временные ресурсы. Программа рассчитана на 3 месяца и включает в себя 4 просветительских занятий с учащимися, 2 творческих занятия для учащихся, 1 родительское собрание. Занятия проводились 1 раз в 2 недели в течение 40 минут. Группа не превышала 8 – 10 человек.

Мероприятие Цель
Работа с учащимися
Просветительское занятие «Дорога к миру» Познакомить подростков с принципом уважения человеческого достоинства все без исключения людей
Просветительское занятие «Толерантность» Показать подросткам, что, не смотря на то, что все ученики разные может быть дружелюбная толерантная атмосфера
Просветительское занятие «Узнаем друг о друге» Познакомить подростков с различными культурами. Изучить культурные традиции, национальные костюмы, блюда, разные религии
Просветительское занятие «Учимся строить отношения» Познакомить подростков с возникающей необходимостью договариваться между собой. Способствовать развитию умений анализировать, аргументировать свое мнение, принимать решение, делать выбор в конкретной ситуации
Творческое занятие-презентация «Встреча разных культур: узнаем друг о друге – узнаем друг от друга» Обобщить пройденный материал с помощью представления различных культур
Творческое занятие «И на солнце есть пятна» Подготовить классный час толерантности для учащихся 5–6-х классов, основной целью которого является развитие способности адекватно и более полно познавать себя и других людей
Работа с родителями
Родительское собрание «Воспитание ненасилием в семье» Обсуждение проблемы жестокости в семье по отношению к ребенку
Участие в творческом занятии-презентации совместно с учащимися «Встреча разных культур: узнаем друг о друге – узнаем друг от друга»

Требования к уровню знаний и умений, полученных в ходе реализации программы.

Учащийся должен:

Знать:

– социально-культурные термины и понятия;

– приемы социально-психологического взаимодействия;

– особенности группового и личностного общения;

– способы разрешения межнациональных и конфликтных ситуаций.

Уметь:

– применить знания на практике;

– взаимодействовать в социуме;

– диагностировать и анализировать ситуацию;

– найти конструктивный выход из сложной или конфликтной ситуации;

– быть успешным в общении.

Получить опыт практической деятельности в области:

– толерантного поведения и взаимодействия в социуме;

– социального анализа ситуации;

– отказа от насилия при решении проблем;

– рефлексии;

– самовоспитания.

К предполагаемым результатам программы социально-педагогического просвещения относятся:

– снижение уровня проявления жестокости и насилия при взаимодействии с другими людьми;

– повышение уровня установки на проявление толерантности при взаимодействии со сверстниками и лицами других национальностей;

– повышение уровня семейного воспитания.

Программа была реализована в экспериментальной группе учащихся 8 «В» класса в сентябре-ноябре 2006 г.

2.3 Анализ результатов реализации программы

Анализ результатов, полученных в ходе реализации разработанной программы социально-педагогического просвещения, способствующей преодолению подростковой ксенофобии и формированию толерантного поведения, показал следующее.

В ходе диагностики контрольной группы учащихся было отмечено, что подростки по-прежнему проявляют жестокость и агрессию по отношению к сверстникам и одноклассникам своих и других классов, а именно к лицам других национальностей. Родители данных подростков не приглашались в образовательное учреждение на беседы и не принимали участие в родительском собрании, посвященном обсуждению проблем жестокости в семье по отношению к ребенку. С родителями контрольной и экспериментальной групп была проведена повторная диагностика по методике «Анализ семейного воспитания». Результаты представлены на диаграмме 6.

Диаграмма 6. Результаты исследования типов семейного воспитания после проведения экспериментальной работы

Из представленных результатов можно определить, что родители подростков экспериментальной группе задумались о воспитании своих детей в семье. Результаты показывают о снижении уровня неправильного семейного воспитания. Этому способствовало участие в родительском собрании в рамках проведенной программы, а так же участие в творческом занятии-презентации, которые подготовили подростки совместно с родителями. Кроме того, снижению неправильного семейного воспитания способствовало то, что родителям было уделено определенное внимание со стороны педагогов школы. В ходе беседы с родителями было выявлено, что им было интересно показать элементы своих семейных традиций, а также познакомиться с культурами и традициями других семей.

Далее было проведено повторное исследование по тесту Леонгарда – Шмишека на определение акцентуаций характера. Конечные результаты остались прежними, как в контрольной, так и в экспериментальной группах. Так как для коррекции личностных качеств необходимо большое количество времени. Но, при определении профиля личности у учащегося (12,5%) экспериментальной группы произошли следующие изменения, которые представлены на графике 1.


График 1. Профиль личности Евгения С. до и после проведения экспериментальной работы

Далее для определения склонности к проявлению ксенофобии была повторно предложена анкета «Межнациональные отношения» , на вопросы которой подросткам предлагалось ответить. Результаты анкетирования представлены в таблице 7 и на диаграмме 7.

Таблица 7. Результаты исследования по выявлению подростковой ксенофобии в 8-х классах после экспериментальной работы

Национальность 8 «А» класс 8 «Б» класс 8 «В» класс Общий результат
Русские 5 (18,5%) 2 (7,7%) 2 (11,8%) 9 (12,8%)
Цыгане - - 1 (5,9%) 1 (1,4%)
Армяне 1 (3,7%) - - 1 (1,4%)
Немцы - - - -
Украинцы - - - -
Евреи - - - -
Азербайджанцы - - - -
Всего выявлено 6 (22,2%) 2 (7,7%) 3 (17,7%) 11 (15,7%)
Всего в классе 27 26 17 70

Диаграмма 7. Результаты исследования по выявлению подростковой ксенофобии в 8-х классах

Из представленных данных видно, что большинство учащихся по-прежнему позитивно относятся к представителям других национальностей, осуждают стычки на межнациональной почве. По результатам повторной диагностики количество учащихся, проявляющих негативное отношение к лицам других национальностей, снизилось на 7,1%.

Для того, чтобы узнать, оказала ли положительное влияние на воспитание толерантности у подростков в отношении материального достатка, с учащимися была проведена анкета «Богатый – бедный» . Анкета состояла из 2 – вопросов с предложенными вариантами ответов. Результаты анкеты представлены в таблице 8.

Таблица 8. Результаты анкетирования учащихся 8-х классов

Варианты ответов 8 «А» класс 8 «Б» класс 8 «В» класс Общий результат
1. Что Вы ощущаете, когда общаетесь с учащимися из богатых семей?
Жестокость - - - -
Гнев - - - -
Зависть 2 (7,4%) 9 (34,6%) 2 (11,8%) 13 (18,6%)
Радость 2 (7,4%) 9 (34,6%) 2 (11,8%) 13 (18,6%)
Сострадание - - - -
Ничего не ощущаю 10 (37,1%) 10 (38,5%) - 20 (28,6%)
С такими учащимися не общаюсь 7 (25,9%) 7 (26,9%) 7 (41,2%) 21 (30%)
Затрудняюсь ответить - - 6 (35,3%) 6 (8,6%)
2. Что Вы ощущаете, когда общаетесь с учащимися из бедных семей?
Жестокость - - - -
Гнев - - - -
Зависть - - - -
Радость - - - -
Сострадание 8 (29,6%) 7 (26,9%) 4 (23,5%) 19 (27,1%)
Ничего не ощущаю 6 (22,2%) 8 (30,8%) 3 (17,6%) 17 (24,3%)
С такими учащимися не общаюсь 13 (48,1%) 11 (42,3%) 10 (58,9%) 34 (48,6%)
Затрудняюсь ответить - - - -

Из полученных данных видно, что учащиеся имеют неоднозначные ответы на заданные вопросы анкеты. Такие ответы показывают, что учащиеся осознают значимость понятий «богатый» и «бедный». В своем поведении они не проявляют жестокость или агрессию к таким людям, а по возможности стараются избегать контактов с учащимися, которые не нравятся.

Наблюдение и беседа , по-прежнему, использовались как вспомогательные методики для уточнения, подтверждения или опровержения данных, полученных в результате диагностики.

Таким образом, из представленных данных, по результатам методики «Анализ семейного воспитания», методики Леонгарда-Шмишека «Акцентуации характера» и Анкеты «Межнациональные отношения» можно увидеть положительные изменения в экспериментальной группе, которые произошли после реализации программы социально-педагогического просвещения по преодолению ксенофобии «Я открыт для тебя!», способствующая воспитанию толерантного поведения у учащихся подросткового возраста. На основании полученных результатов следует, что проведенная программа имеет положительные результаты и является эффективной в применении.

2.4 Рекомендации социальному педагогу и родителям по организации взаимодействия с младшими подростками

В соответствии с вышеизложенным, можно сформулировать рекомендации по организации взаимодействия социального педагога с детьми подросткового возраста и их родителями.

Для организации эффективной работы по формированию толерантного поведения и его развитию у учащихся социальному педагогу нужно:

– знать теоретические основы социальной педагогики и принципы построения воспитательной работы с семьей и в детском коллективе;

– уметь применять на практике имеющиеся знания;

– изучить возрастные особенности подростков;

– владеть методами диагностики оценки личности подростка;

– провести анализ полученных данных и выработать программу дальнейших действий;

– определить приоритетные направления деятельности;

– спланировать систему взаимодействия семьи и школы;

– отслеживать развитие самообслуживания и занятости школьника;

– параллельно использовать разные формы работы для организации педагогического просвещения родителей;

– выстроить взаимодействия с психологической службой через работу постоянно действующего психолого-педагогического консилиума;

– уметь оценить промежуточные результаты;

– проанализировать поведение ребенка, и составить программу его коррекции.

Используя данные рекомендации, общего характера каждый социальный педагог сможет выстроить систему взаимодействия с родителями по преодолению подростковой ксенофобии и развитию навыков толерантного поведения подростка с учетом конкретных условий и индивидуальных особенностей его личности.

Рекомендации для родителей будут следующими:

1. Любое поведение, склонное к проявлению ксенофобии имеет в своей основе какую-то причину. Это может быть ответная или защитная реакция на поведение окружающих, способ самоутверждения, неумение вести себя по-другому или выразить другим способом свои эмоции и чувства. Постарайтесь прояснить для себя причину интолерантного поведения своего сына или дочери. Обратите внимание на то, как вы сами реагируете на жестокие вспышки ребенка к людям других национальностей. Возможно, он просто копирует ваше поведение. Или же ваше внешне спокойное отношение к такому его проявлению эмоций дало подростку внутреннюю установку, что это нормальная форма поведения.

2. Обратите внимание на то, как происходит общение в вашей семье. Если ребенок слышит постоянные крики и скандалы, то вряд ли стоит ожидать от него благопристойных речей и спокойного поведения. Старайтесь найти по возможности спокойные способы выяснения отношений и решения проблем внутри семьи.

3. Ксенофобные дети, как правило, не умеют сочувствовать другим, жалеть, вставать на их позицию, то есть у них снижен уровень эмпатии. Они не знают, что такое «плохо». Кроме того, зачастую они не умеют различать свои и чужие эмоциональные состояния. Учите ребенка сочувствию, выражению чувств. Обсуждайте с ним фильмы, книги, чувства героев.

4. Ксенофобный ребенок не умеет правильно оценивать и свое состояние. Поэтому он зачастую не успевает вовремя остановить себя. Научите подростка понимать, что с ним происходит, управлять своим поведением. Для этого сначала пусть он постарается описать, какое на данный момент у него состояние и как это проявляется внешне. Если подросток научится улавливать то, что ему говорит тело, значит, он сможет вовремя остановиться. Научите его расслабляться и контролировать свои чувства.

5. Гнев, обида, раздражение – нормальные человеческие чувства, которые не стоит держать в себе. Надо научиться выплескивать их приемлемым способом:

- Найдите тот способ, который позволит подростку разряжаться от негативных эмоций. Это могут быть занятия спортом (борьба, бокс или другой вид). Еще можно снять подобное напряжение мытьем полов, окон, копанием грядок на огороде. Любая физическая работа хорошо помогает.

- Нарисуйте для подростка «Лист Гнева» (шутливый рисунок). И если он почувствует приступ – пусть разорвет его на мелкие кусочки, вложив в это действие все чувства. Это поможет ему немного охладить свой пыл.

- Иногда может помочь и уместная шутка (только вы должны быть уверены в своем ребенке, в том, что это не обозлит его еще больше).

- Переведите отрицательную энергию в позитив. Он чувствует желание кого-нибудь поколотить, разрушить – подключите его к ремонту, туда, где надо что-нибудь сломать.

- Чаще всего гнев направлен на человека другой национальности и ли культуры. Покажите подростку, как можно выяснить отношения, не задев его чувства, не оскорбляя и не критикуя. Объясните своему ребенку, что так справляются со своим гневом и другими отрицательными эмоциями взрослые. И он уже достаточно вырос, чтобы вести себя так же.

6. Любой подросток нуждается в понимании и одобрении, терпеливом отношении к его взрослению.

- Будьте внимательны к потребностям ребенка. Ведь его жестокость как раз и говорит вам о том, что ему чего-то недостает, что он испытывает внутренний дискомфорт. Постарайтесь помочь ему справиться со своими негативными ощущениями и эмоциями. Понимая своего ребенка и принимая его, вы измените к нему свое отношение. А, изменив себя, вы тем самым измените и его поведение. Помните, что избавление от агрессивности – долгий путь. Соберите все свое терпение – только так вы сможете помочь своему ребенку.

- Старайтесь видеть улучшения в том, как сумел справиться со своими эмоциями ваш ребенок. Например, после проявления его гнева, когда все успокоятся, похвалите его за то, что он сделал правильно в момент гнева. Потом, в подходящий момент еще раз вернитесь к этому эпизоду и проговорите, что еще можно было сделать. Тем самым вы способствуете укреплению в ребенке правильных способов выражения отрицательных эмоций.

Главное в общении родителей с ребенком-подростком является поддержка его стремления к социальной роли школьника и социально значимой деятельности. Необходимо помнить и использовать важное преимущество семейного воспитания – родители имеют возможность хорошо изучить внутренний мир своего ребенка, его потребности интересы и на основе этого максимально индивидуализировать процесс воспитания, тем самым, обеспечить благоприятное протекание процесса формирования толерантного поведения у своего ребенка.

Как показывают результаты проведенного исследования, большинство подростков нейтрально относятся к проживанию на территории России лиц других национальностей, религий и вероисповеданий. Но, кроме того, около 20% учащихся склонны к проявлению ксенофобии и жестокости при взаимодействии с лицами других наций.

Основной причиной проявления ксенофобного поведения служит нарушения семейного воспитания, а также отсутствие со стороны школы программы психолого-педагогического просвещения, которые бы способствовали развитию толерантного поведения.

Наиболее частными проявления ксенофобного поведения являются жестокость и агрессия по отношению к лицам других наций.

Предотвращению и профилактике интолерантного поведения у подростков может способствовать реализация специальной программы организации совместной деятельности социального педагога, педагогов и родителей.

Такая программа может включать в себя блоки просвещения, организацию различных видов деятельности детей и родителей, индивидуальную работу с ними, позволяет обеспечивать формирование навыков овладения толерантным поведением, предупреждения жестокости подростков. При этом работа социального педагога должна вестись в комплексе с работой таких специалистов, как педагог-психолог, инспектор по делам несовершеннолетних.

Успешность проявления толерантного поведения в подростковом возрасте выступает одним из факторов преодоления ксенофобии в многонациональной России.


Заключение

В последнее время для нашего общества стало свойственно развитие чувства «национального унижения», связанного в основном с распадом СССР, финансовой зависимостью от других стран. Следствием этого явились рост националистических настроений и популярность экстремистских идей среди россиян, в том числе и среди молодежи.

Ксенофобия, в буквальном переводе – страх перед иностранцами и незнакомыми людьми. Нередко употребляется для обозначения скорее ненависти или презрения, чем страха. Ксенофобия всегда присутствовала в мировоззрении отдельных групп и сообществ в целом. На протяжении двух последних столетий она противостояла идеологической универсальности большинства основных идейных течений, таких, как либерализм и социализм, и присуща более доктринерским политическим явлениям – расизму и национализму. Создается впечатление, что элементы ксенофобии наиболее заметны там, где рушатся традиционные структуры, как это было в Германии после 1918 г. или в Восточной Европе в 1990-х гг. после крушения коммунистической системы. Чаще всего ксенофобия направлена против иммигрантов и евреев.

Препятствием для развития толерантности являются и весьма распространенные в обществе стереотипы в отношении представителей других культур. Они довольно устойчивы, усваиваются уже в детском возрасте и используются детьми задолго до появления собственного мнения о тех или иных культурных группах.

Подростковый возраст – это время становления характера. Именно в этот период влияние среды, ближайшего окружения оказывается с огромной силой. Поведение подростка – внешнее проявление сложного процесса становления его характера. Серьезные нарушения поведения нередко связанные с отклонениями в этом процессе. Нередко эмоциональное развитие детей бывает нарушенным, а их поведение трудным. В этой связи довольно часто возникают осложнения психологического развития. Большая часть этих осложнений является лишь отклонением то нормы, а не симптомом психологического заболевания.

Неблагоприятное воздействие этих социально-психологических факторов может быть уменьшено или нейтрализовано педагогическими средствами. Для этого требуется особая работа социального педагога с естественными установками сознания ребенка, направленная на преодоление социальных стереотипов, неприятия, непонимания иного.

Список литературы

1. Аверин В. Психология детей и подростков. – СПб., 1998.

2. Агеев В.С., Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. – М., 1990. – с. 139

3. Алексеева И.А., Новосельский И.Г. Жестокое обращение с ребенком. Причины. Последствия. Помощь. – М.: Генезис, 2005.

4. Аникеева Н.П. «Учителю о психологическом климате в коллективе» – М.: Просвещение, 1983 г.

5. Ахметова И. и др. «Мой выбор». Учебно – методическое пособие для учителя средней школы. Издание третье, исправленное и дополненное. М.: ЗАО «Учительская газета», 2002 г.

6. Бадмаев С.А. Психологическая коррекция отклоняющегося поведения школьников. – М., 1993.

7. Бандура А., Уолтерс Р. Подростковая агрессия. – М., Апрель-Пресс; ЭКСМО-Пресс, 1999.

8. Безюлева Г.В., Шеламова Г.М. Основы толерантного образования. // Образовательная политика. – 2006 г. – №10. – С. 33 – 38.

9. Беличева С.А. Основы превентивной психологии. – М., 1993.

10. Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия и контроль. – СПб., Прайм-ЕВРОЗНАК, 2001.

11. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. – М., 1986.

12. Блонский П.П. Трудные школьники. – М., 1930.

13. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. – М., 1999.

14. Братусь Б.С. Аномалии личности. – М., 1988.

15. Брилинг. Е.Е. Подросток: бить или любить? Уроки любви и терпения для родителей. – М.: Дрофа-Плюс, 2005.

16. Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. – СПб, 1997

17. Василькова Ю.В., Василькова Т.А. Социальная педагогика. – М., 1999.

18. Василюк Ф.Е. Психология переживания. – М., 1984.

19. Вологодина Н.Г. Детские страхи днем и ночью. – Ростов н/Д.: Феникс, 2006.

20. Воспитательный процесс: изучение эффективности / Под ред. Е.Н. Степанова. – М., 2000.

21. Воспитание трудного ребенка: Дети с девиантным поведением / Под ред. М.И. Рожкова. – М., 2001.

22. Гарбузов Н.И. Нервные дети. – Л., 1990.

23. Гонеев и др. Основы коррекционной педагогики / Под ред. В.А. Сластенина. – М., 2002.

24. Гумилев Л.Н., Этногенез и биосфера Земли. – Л., 1989.

25. Дементьева И. Отклоняющееся поведение несовершеннолетних как следствие семейного неблагополучия // Социальная педагогика. – 2005. – №1. – С. 23 – 30.

26. Дереклеева Н.И. «Справочник классного руководителя 5 – 11 классы» – М.: «ВАКО», 2002 г.

27. Дольник В.Р. Непослушное дитя биосферы. – СПб.: 2003.

28. Дробинская А.О. Школьные трудности «нестандартных» детей. – М., 2001.

29. Захаров А.И. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. – М., 1993.

30. Захаров А.И. Дневные и ночные страхи у детей. – СПб.: «СОЮЗ», 2000.

31. Игры: обучение, тренинг, досуг / Под ред. В.В. Петрусинского. – М., 1994.

32. История социальной педагогики / Под ред. М.А. Галагузовой. – М., 2001.

33. Каган В. Психотерапия. – СПб., 1998.

34. Карнеги Д. Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей.Как выработать уверенность в себе и влиять на людей, выступая публично. Как перестать беспокоиться и начать жить. – М., 1990.

35. Кащенко В.П. Педагогическая коррекция. – М., 1994.

36. Клайн В. Как подготовить ребенка к жизни и как воспитать победителя. – М.-Л., 1991.

37. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения. – М., 2001.

38. Ковалев В. Мотивы поведения и деятельности. – М., 1991.

39. Ковалёва Н.В. «Родительские собрания в 5–7х классах» Издание 2-е. – Ростов н/д: Издательство «Феникс», 2004 г.

40. Ковалева А.И. Социализация личности: норма и отклонения. – М., 1996.

41. Кон И.С. Психология старшеклассника. – М., 1980.

42. Кон И.С. Ребенок и общество. – М., 1985.

43. Колесов Д.В. Предупреждение вредных привычек у школьников. – Минск, 1987.

44. Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Социодинамическая психиатрия. – М.: Проект, 2000.

45. Короленко Ц., Загоруйко Е. Бегство от реальности. Проблемы аддиктивного поведения // Социальная педагогика. – 2005. – №2. – С. 43–44.

46. Кочетов А.И., Верцинская Н.Н. Работа с трудными детьми. – М., 1986.

47. Кузьмина М. Детский невроз страха // Школьный психолог №25, 2000. С. 10–11.

48. Лебедева Л. Полезная экспрессия // Школьный психолог №45, 2002. С. 8–9.

49. Левченко И.Ю. Патопсихология. – М., 2002.

50. Летягова Т.В. Тысяча состояний души: краткий психолого-филологический словарь. – М.: Флинта: Наука, 2005.

51. Майсак Н.В. Личностные особенности младшего подростка с девиантным поведением. – М., 2001.

52. Макаренко А.С. О воспитании. – М., 1990.

53. Максимова Н.Ю. Психологическая профилактика алкоголизма и наркомании несовершеннолетних. – Ростов н/Д, 2000.

54. Мардахаев Л.В. Социальная педагогика. – М.: Гардарики, 2005.

55. Методика и технологии работы социального педагога / Под ред. М.А. Галагузовой, Л.В. Мардахаева. – М., 2002.

56. Миньковский Г.М. Профилактика правонарушений среди молодежи. – Киев, 1985.

57. Мудрик А.В. Введение в социальную педагогику. – М., 1997.

58. Муравьев А. Ксенофобия: от инстинкта к идее. // Отечественные записки. – 2004 г. – №4. – С. 12 – 17.

59. Нагавкина Л.С., Крокинская О.К., Косабуцкая С.А. Социальный педагог: Введение в должность. – СПб., 2000.

60. Немов Р.С. Психология. В 3-х книгах. Кн.2. Психология образования. – М., 1995.

61. Никитин А.Ф. Положительные взаимоотношения трудных подростков с коллективом класса как фактор их перевоспитания. – М., 1974.

62. Никитина Н.И. Методика и технология работы социального педагога. – М.: Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2005.

63. Новикова Е.В. Особенности общения и проявления школьной дезадаптации у младших школьников и подростков // Общение и формирование личности. – М., 1987.

64. Образцова Л. Как бороться с неврозами. – СПб., 2001.

65. Овчарова Р.В. Справочная книга социального педагога – М., 2001.

66. Олиференко Л.Я. Социально-педагогическая поддержка детей группы риска. – М., 2004.

67. Петрова О.О. Возрастная психология. – Ростов н/Д.: «Феникс», 2005.

68. Попов В.А. Предмет и задачи превентивной педагогики // Советская педагогика. – 1990. – №9. – С. 53 – 57.

69. Потанин Г.М., Косенко В.Г. Психолого-коррекционная работа с подростками. – Белгород, 1995.

70. Правовое воспитание школьников. – Калининград, 2001.

71. Прихожан А.М. Развитие уверенности в себе и способности к самопознанию у детей 10 – 12 лет (программа курса занятий) // Развивающие и коррекционные программы для работы с младшими школьниками и подростками / Под ред. И.В. Дубровиной. – Москва-Тула, 1993.

72. Психологические механизмы регуляции социального поведения. – М., 1979.

73. Психология и педагогика / Под ред. К.А. Абульхановой, Н.В. Васиной, Л.Г. Лаптева, В.А. Сластенина. – М., 1998.

74. Психология подростка / Под ред. А.А. Реана. – СПб., 2003.

75. Пстронг Д.П. Профилактика социальной дезадаптации учащихся // Советская педагогика. – 1990. – №12. – С. 42 – 46.

76. Рабочая книга социального педагога / Авторы-составители Е.А. Романова, А.Б. Малюшкин. – М., 2002.

77. Ранняя профилактика отклоняющегося поведения учащихся / Под ред. В.А. Татенко, Т.М. Титаренко. – Киев, 1989.

78. Раттер М. Помощь трудным детям. – М., 1987.

79. Рудакова И.А. Девиантное поведение. – Ростов-н/Д, 2005.

80. Самоукина Н.В. Игры в школе и дома: Психотехнические упражнения и коррекционные программы. – М.: Новая школа, 1993.

81. Свядощ А.М. Неврозы. – М., 1982.

82. Скворцов Л.В. Толерантность: иллюзия или средство спасения. // www.tolerance.ru.

83. Социальная педагогика / Под ред. М.А. Галагузовой. – М., 2001.

84. Степаненков Н.К. Педагогика. – Минск, 1998.

85. Степанов В.Г. Психология трудных школьников. – М., 1998.

86. Степанов П.В. Воспитание толерантности у подростков // Образовательная политика. – 2006 г. – №10. – С. 23 – 27.

87. Сухарев А.В. Этнофункциональная психология: исследования, психотерапия. – М., 1998.

88. Сухомлинский В.А. Рождение гражданина. – М., 1971.

89. Федорова Е.М. Подростковые страхи (опыт исследования на основе проективных методик) // Обретение Отечества: истоки и современность: Сборник материалов III научно-практической конференции студентов СППК (г. Омск, 25 февраля 2000 г.) / Под ред. Н.А. Левочкиной. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2000. – С. 64 – 69.

90. Фельдштейн Д.И. Проблемы возрастной и педагогической психологии. – М., 1995.

91. Фельдштейн Д.И. Психология воспитания подростка. – М., 1978.

92. Фирсов М.В., Студенова Е.Г. Теория социальной работы. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001.

93. Фурманов И.А. Детская агрессивность. – Минск, 1996.

94. Фурманов И.А. Психология депривированного ребенка. – М.: Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2004.

95. Цзен Н.В., Пахомов Ю.В. Психотехнические игры в спорте. – М., 1985.

96. Шакурова М.В. Методика и технология работы социального педагога. – М., 2002.

97. Шептенко П.А., Воронина Г.А. Методика и технология работы социального педагога / Под ред. В.А. Сластенина. – М., 2001.

98. Шибутани Т. Социальная психология. – Ростов-н/Д, 1998.

99. Шнейдер Л.Б. Девиантное поведение детей и подростков. – М., 2005.

100. Шрайнер К. Как снять стресс. – М. 1993.

101. Шульга Т. Смысл жизни и ценности детей группы риска // Социальная педагогика. – 2005. – №2. – С. 35 – 39.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:53:43 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
20:43:20 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Деятельность социального педагога по преодолению подростковой ксенофобии в основной школе

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151085)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru