Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Долговременные программы

Название: Долговременные программы
Раздел: Рефераты по психологии
Тип: реферат Добавлен 14:36:54 02 апреля 2009 Похожие работы
Просмотров: 350 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Долговременные программы


Оглавление

Введение

Глава І. Долговременные программы формирования жизненного пути личности.

1.1.Долговременные программы и жизненный путь личности.

1.2.Прогнозирование и планирование жизненного пути.

1.3.Событие как узловой момент жизненного пути.

Глава ІІ. Методики диагностики и коррекции долговременных программ, используемых в работе.

2.1. Психологическая автобиография.

2.2. Картина мира.

2.3. MMPI.

Глава ІІІ. Концепции происхождения психосоматических расстройств и формирование внутренней картины болезни.

3.1 Конверсионная модель Фрейда

3.2 Теория Морено

3.3 Концепция структурно-дискретной организации психики

Семенова

3.4 Внутренняя картина болезни и ее роль в этиологии и патогенезе

Глава ІV. Особенности формирования внутренней картины болезни при гинекологической патологии (бесплодие).

4.1. Особенности формирования внутренней картины болезни в гинекологии

4.2. Психологический аспект бесплодия

4.3. Предшествующие воспалительные заболевания.

4.4. Психологический аспект аборта.

Литература.

Приложения


ВВЕДЕНИЕ

Мы живем в такое время, когда медицина постоянно предъявляет нам свидетельства своего граничащего с чудом могущества. Научно-технический прогресс способствует развитию аппаратной и инструментальной техники; совершенствование лабораторных исследований позволили лечащим врачам значительно усовершенствовать диагностирование; быстро, точно находить и локализировать заболевания в организме. Однако в последнее время все больше людей предпочитают не доверять свое здоровье академической медицине. Причин для такого решения достаточно: негативные побочные эффекты приема лекарств, изменения симптоматики – когда одни проявления болезни как бы стираются, а другие ведут себя «нетипично», и многое другое.

Характерным является то, что в современном мире, по мере успехов в развитии лабораторных и инструментальных методов исследования больных, у лечащих врачей все больше и больше отходит на задний план изучение субъективных ощущений, а главное личности больного. Понимание динамической реакции организма в результате экзогенных и эндогенных патогенетических факторов, влияющих на него, уступило место простому механическому подходу к больному, основанного не на синтезе всех данных врачебного наблюдения, а на отдельных фактах, на анализе разных категорий, воспринимаемых часто без достаточной критики.

Еще Гиппократ говорил, что причины вызывающие болезнь, не сразу поражают человека, а накапливаются постепенно в нем с тем, чтобы, чтобы, в конце концов, проявить себя.

С первых минут появления на свет каждый человек становится объектом воздействия окружающей среды, ее позитивных и негативных факторов, ее созидательных и деструктивных сил. Судьба человека во многом зависит от врожденной и приобретенной способности к приспособлению ко всему многообразию жизни при любых условиях. Уровень адаптивности повышается или понижается под воздействием воспитания, обучения и образа жизни. Определенное течение жизни в основном имеет предсказуемый результат, если, конечно, на жизненном пути нет помех и препятствий

Современный человек, самосознание которого в связи с развитием цивилизации резко возросло, ежедневно переживает во много раз больше стрессовых ситуаций, чем его предки даже в недалеком прошлом. Все это вызывает перенапряжение функции жизненно важных систем организма человека, он не в состоянии адаптироваться к ним, вследствие чего возникают соматические и психические расстройства.

Событие само по себе не имеет никакого смысла. Смысл его становится ясным только при анализе, позволяющем осознать, почему и главное, зачем оно произошло. Жизненные события, проходящие в определенной последовательности и определяемые как жизненный путь человека, обусловливается наличием у него долговременных и кратковременных программ, как неких вербальных формул, которые повторяются из ситуации в ситуацию и в конечном итоге материализуются в виде конкретных действий, отношений, событий. Современная медицина терпит фиаско не из-за недостатка действий, а из-за отсутствия общей картины мира и человека в нем, которая помогла бы сделать эти действия осмысленными.

Необходимо отметить, что в отечественной медицине психологии больного уделялось достаточно много внимания. Еще классики клинической медицины М.Я. Мудров, С.П. Боткин, Н.И. Пирогов довольно убедительно обосновывали принципы лечения не болезни, а больного. Большую роль в формировании медицинской психологии, а, следовательно, и в психологии больного сыграли исследования И.М. Сеченова. Весомый вклад в изучение этих проблем внесли такие известные клиницисты и психологи как Р,А. Лурия, Е.А. Шевелев, М.С. Лебединский и многие другие.

Сложность психосоматических взаимоотношений разделила научные дисциплины, изучающие психику и соматику. Деятельность мозга, психику начинают исследовать психологи, к которым позднее присоединяются их коллеги – патопсихологи и нейрофизиологи.

В ходе исследований менялось содержание понятий, психологические методы и приемы исследования психической деятельности. Если проанализировать все эти направления, методы и точки зрения, то можно сказать все-таки, об общем стремлении не терять из виду человека в целом, рассматривая его как телесно-душевное единство.

И болезнь, и здоровье – явления связанные с формой состояния человека в целом, а не отдельных органов и частей тела. Тело как физическая субстанция не может быть больным или здоровым, поскольку в нем всегда находит выражение информация из сознания. То, что в любой момент происходит в организме живого существа, есть выражение соответствующей информации или проявление соответствующей картины. Если физические функции правильно взаимодействуют друг с другом, то возникает вариант, воспринимаемый нами как гармоничный. Если же одна из функций дает сбой, то гармония в большей или меньшей степени нарушается, и мы говорим о болезни.

Разрушение гармонии происходит в сознании на уровне информации и только потом проявляется в теле. Мы хотим показать, что человек - отнюдь не жертва несовершенства природы, он сам несет ответственность за все с ним происходящее и задача психологии помочь человеку в осознании проблем собственного «Я» и понимании и распознавании тех неблагоприятных жизненных ситуаций, которые внесли нарушения и дисгармонию в программу его жизни. «Сбои» в программе представляют собой форму физического выражения психических конфликтов и, следовательно, способны высветить все проблемы пациента. Этим обусловливается актуальность темы данной работы.

Основная цель работы – выявление нарушений в долговременных программах, реализующихся в процессе жизненного пути женщины (прямо или опосредованно, включающий механизм гинекологической паталогии).

Предметом исследования являются долговременные программы жизненного пути.

Объектом исследования выбрана группа женщин с гинекологической патологией (бесплодие).

Для достижения основной цели нами выдвинуты такие задачи:

- дать общую характеристику понятиям «долговременные программы и «жизненный путь»;

- описать методы, применяемые для выявления аффективно важных жизненных событий человека;

- провести теоретический анализ психологических концепций развития психосоматических расстройств и развития внутренней картины болезни:

- охарактеризовать особенности развития внутренней картины болезни при гинекологической патологии.

В качестве рабочих гипотез мы выдвигаем:

1. значимые жизненные события формируют тип реагирования в актуальных (текущих) ситуациях, определяя тем самым последующее становление и развитие жизненного пути;

2. негативные бессознательные программы, возникающие в результате драматических переживаний тех или иных жизненных событий, могут препятствовать зарождению плода у женщин.

Для проверки гипотез использованы методики «Автобиография», «Картина мира», «MMPI», с помощью которых у больных с гинекологической патологией будут определены: профиль личности ; особенности мировоззрения (Картина мира); вербальные формулы внутренней речи, представляющей матрицы долговременных программ.

После анализа полученных результатов будут сделаны общие выводы и приведен список, используемой литературы.


ГЛАВА І. ДОЛГОВРЕМЕННЫЕ ПРОГРАММЫ

ФОРМИРОВАНИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ

1.1 ДОЛГОВРЕМЕННЫЕ ПРОГРАММЫ И ЖИЗНЕННЫЙ

ПУТЬ ЛИЧНОСТИ

Судьба каждого человека определяется в первую очередь им самим, его умением мыслить и разумно относиться ко всему происходящему в окружающем его мире. Человек сам планирует собственную жизнь. Еще в детстве, каждый человек, чаще всего бессознательно, думает о своей будущей жизни, как бы прокручивая в голове жизненные сценарии.

Повседневное поведение человека определяется его рассудком, а свое будущее он может только планировать, например, каким человеком будет его супруг (супруга), сколько в их семье будет детей и т.п. ( Берн Э., 2003).

Сценарием считается то, что человек еще в детстве планирует совершить в будущем. Сценарий – это постепенно развертывающийся жизненный план, который формируется еще в раннем детстве в основном под влиянием родителей. Этот психологический импульс толкает с большой силой человека вперед, навстречу его судьбе, и очень часто независимо от его сопротивления или свободного выбора (Столяренко Л. Д., 1997).

Жизненные сценарии основываются в большинстве случаев на родительском программировании. Родители, программируя жизнь своих детей, передают им свой опыт, все то, чему они научились (или думают, что научились). Если родители неудачники, то они передают свою программу неудачников. Если же они победители, то соответственно программируют судьбу своего ребенка. Долгосрочная модель всегда предполагает сюжетную линию. И хотя результат предопределен родительским программированием в добрую или дурную сторону, ребенок может избрать свой собственный сюжет.

Психобиологическая система, которую представляет собой человек, оценивает и перерабатывает поступающие на «вход» стимулы, в конечном итоге разрабатывая и применяя адекватные средства адаптации. Однако по причине того, что психика человека (программное обеспечение системы) является одновременно и средством и объектом изучения, случаются «сбои», прежде всего, связанные с наличием «помех». «Помехами» как правило, являются аффекты, дисгармонизированные эмоции, извращенные ценностные ориентации, гипертрофированные потребности, которые искажают оценку стимулов-факторов среды, создавая тем самым предпосылки для совершения ошибок при постановке задач и как следствие, при подготовке программ.

В результате внедрения дефектных программ, «Я» человека и его поведение подвергаются глубокой трансформации, когда свобода выбора блокируется и возникает иллюзия рока или предначертанности судьбы. Функционирование долговременных программ подчиняется, во-первых, законам жизненного сценария в структуре взрослый – родитель – ребенок, во-вторых, фундаментальному закону русского физиолога Сеченова о том, что мысль о движении есть начало самого движения. Что означает, что все, даже не проявленные и нереализованные, но фиксированные в прошлом мысли в режиме микромоторики на всем протяжении жизненного пути конкретного человека в той или иной степени находят свое отражение в актуальных жизненных событиях, являясь одновременно создателями и компонентами судьбы этого человека.

В современной психологической науке такие явления, как характер, жизненная направленность (смысл жизни, жизненная философия, “линия жизни”), талант и жизненный опыт, можно объединить в понятии “жизненный путь человека”. Проблемы, связанные с его изучением, мы называем биографическими. Они тесно переплетены с социально-историческими процессами эпохи. “Человек лишь постольку и является личностью, поскольку он имеет свою историю”, — писал С. Л. Рубинштейн (РубинштейнС.Л.., 1946).

В советской психологии к теме жизненного пути первыми обратились Н. А. Рыбников, С. Л. Рубинштейн, Б. Г. Ананьев. Н. А. Рыбников выступил с инициативой развернуть исследования по генетической психологии личности (20-е гг.). Для Б. Г. Ананьева проблема жизненного пути стала актуальной в начале 30-х гг. в связи с исследованиями по характерологии, проводимыми им в Психоневрологическом институте им. В. М. Бехтерева в Ленинграде. С. Л. Рубинштейн уделил внимание психологическим вопросам биографии, теоретически рассматривая вопросы самосознания в “Основах общей психологии”. В дальнейшем разные аспекты жизненного пути, жизнедеятельности личности разрабатывались в трудах советских ученых, посвященных природе человека и его развитию (К.А. Абдульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, Н.А. Логинова, С.Л. Рубинштейн).

Жизненный путь — “это история формирования и развития личности в определенном обществе, современника определенной эпохи, сверстника определенного поколения” (Б.Г. Ананьев, 1969). Историческая природа личности требует от психолога изучения или хотя бы учета исторических обстоятельств ее жизни. В психологии биография человека всегда служила богатым источником знаний о личности, но, что еще важнее, она сама является предметом психологического изучения.

“Положение о том, что развитие — основной способ существования личности на всех этапах ее индивидуального пути, выдвигает перед психологией в качестве одной из наиболее актуальных и наименее исследованных, задачу психологического исследования целостного жизненного пути личности” (Г. Винокур, 1927). Соотношение биографических событий и моментов естественного жизненного цикла индивида; фазы, периодизация жизни; кризисы развития личности; типы биографий; возрастные особенности внутреннего мира человека; роль духовных факторов в регуляции социальной жизнедеятельности; возрастная динамика творческой продуктивности; общая производительность жизненного пути; удовлетворенность жизнью и т.д. — вот тот далеко не полный перечень вопросов, касающийся самой природы жизненного пути.

Как часть общества, как современник эпохи, как представитель поколения, каждый человек определенным образом включает в собственную историю страницы истории человечества, огромный спектр социально исторических ритмов. Традиции, обычаи, обряды, которые являются характерными для общества, так или иначе, касаются каждого отдельного человека.

Жизненный путь не является лишь траекторией частной жизни личности. Он очерчивает и творческий вклад каждого человека в историю общества. Есть люди, которые отражают собой ценности и идеалы поколения к которому принадлежат. Есть такие, которые олицетворяют собственной жизнью целую эпоху, целый исторический период. А жизнь некоторых становится вехой всей мировой истории.

Жизненный путь всегда объединяет биографическое и историческое. Личность не может развиваться, не создавая свою историю. Индивидуальная активность человека постепенно возрастает, внешние факторы уступают внутренним, формируется ответственность за собственные поступки, намерения, последствия действий. Человеческая деятельность изменяет окружающую среду, объективируясь в продуктах материальной и духовной культуры. Каждое поколение опирается на опыт предыдущего и получает возможность идти вперед. Создавая свой жизненный путь, человек накладывает на современные ей исторические события отпечаток собственных мыслей, интересов, решений, волевых импульсов, отражая одновременно и обратное влияние своего времени, ровесников, социума.

Первое систематическое изучение закономерностей жизненного пути было предпринято Ш.Бюлер и ее сотрудниками в Венском психологическом институте в 20—30-е гг. [23]. На большом эмпирическом материале ею было установлено, что, несмотря на индивидуальное своеобразие, существуют закономерности (“регулярности”) в сроках наступления оптимумов жизни в зависимости от соотношения духовных, “ментальных”, и биологических, “витальных”, тенденций. Были обнаружены также различные типы жизненного развития личности. Ш. Бюлер была разработана идеалистическая концепция развития человека как процесса постепенного становления и изменения духовных целевых структур самосознания. Идеи и эмпирические исследования Ш. Бюлер способствовали оформлению гуманистической психологии на Западе (Ш.Бюлер, 1933).

Экзистенциалистские, неофрейдистские модели жизненного развития всесторонне и глубоко подвергались критическому анализу в советской науке. Эта критика ведется с позиций марксистских методологических установок и отличается конструктивным характером. В советской психологии определена принципиально иная стратегия разработки проблем индивидуального развития личности. Наиболее полно и программно эта стратегия впервые была намечена Б. Г. Ананьевым. Он обосновал проект науки о целостном развитии человека в едином жизненном цикле. Эта наука, по Ананьеву — онтопсихология, должна объединить в себе возрастную психофизиологию, изучающую онтогенез психофизиологических функций мозга, и генетическую персонологию, направленную на изучение собственно личностной эволюции в процессе жизненного пути. Предметом онтопсихологии являются взаимосвязи, взаимозависимости онтогенеза и жизненного пути, которые определяют главные закономерности целостного индивидуального развития человека.

В этой целостности, однако, Б. Г. Ананьев отчетливо различал две взаимодействующие, но все же особые формы. Во-первых, онтогенез — развитие индивида и его мозга, психофизиологических функций. Онтогенез программируется генетически, протекает в биологическом времени жизни. Во-вторых, жизненный путь, который строится по социальным проектам в историческом времени, датируется историческими и биографическими событиями.

Онтогенез с последовательностью фаз (рождение, зрелость и созревание, старение и смерть) выступает как объективный фактор жизненного пути. “История личности и субъекта деятельности развертывается в реальном пространстве и времени онтогенеза и в известной мере им определяется...” (Б.Г. Ананьев, 1969). Объективная, общественная и субъективная, личностная регуляция жизни, планирование жизненного пути не могут происходить без учета естественных сроков жизни, степени зрелости организма и мозга, возрастных ограничений здоровья. Сама возможность субъективной регуляции жизнедеятельности возникает не сразу, а постепенно, по мере созревания мозга и его функций и вместе с тем по мере становления в процессах социализации интеллекта, самосознания, характера. Прежде чем стать субъектом, человек существует в качестве объекта многих социальных воздействий. Объективная детерминация жизненного пути — отчасти онтогенезом и в большой степени социальными обстоятельствами — не отменяется и тогда, когда человек становится субъектом в полной мере. Соотношение субъективных и объективных регуляторов жизненного пути — важный вопрос биографических исследований, пункт пересечения психологии и этики. Психологический аспект ответа на этот вопрос заключается в изучении механизмов субъективной регуляции личностью своей жизни и таким образом собственного развития. Эти механизмы актуализируют сложившиеся структуры самосознания, характера, жизненной направленности, таланта.

В той мере, в какой человек сам организует и направляет события жизненного пути, строит собственную среду развития, избирательно относится к тем событиям, которые не зависят от его воли (например, общественно-исторические макрособытия современности), он является субъектом жизнедеятельности.

Принцип жизнедеятельности, разрабатываемый К. А. Абульхановой-Славской (К.А. Абдульханова-Славская, 1977, 1980). конкретизирует применительно к личности более общий принцип единства сознания и деятельности. Соответственно тому, как сознание формируется и проявляется в деятельности, в жизнедеятельности формируются и проявляются в качестве ее субъективных регуляторов интегральные, “вершинные” структуры личности — характер и талант, жизненная направленность и жизненный опыт.

Онтогенез - формирование основных структур психики индивида в течение его детства, процесс индивидуального развития организма. Жизненный путь - история формирования и развития личности в определенном обществе (биография). Жизненный путь в своей свершившейся части состоит из реализованных поступков, действий и выборов. Образ жизненного пути есть в каком-то смысле материализованная часть личности человека, и следовательно выступает для него как объективная основа для переживания удовлетворенности или неудовлетворенности от собственной жизни. Жизненный путь содержит в себе ряд аспектов, исключительно ценных для поддержания психологической устойчивости целостной личности. Процесс социального развития в онтогенезе носит многоступенчатый характер и осуществляется в течение всей жизни в различных направлениях. Принято выдлелять в петербургской школе такие периоды онтогенеза: 1) период новорожденности, 2) младенчество, 3) преддошкольный период, 4) дошкольный период, 5) школьный период, 6) период взрослости, 7) старость. Существует еще одна распространенная периодизация разития по Эльконину: младенчество (ведущим видом деятельности является непосредственное эмоциональное общение); раннее детство (предметно-манипулятивные действия), дошкольное детство (ролевая игра), младшее школьное детство (учебная деятельность), подростничество (интимно-личное общение), юность (учебно-профессиональная деятельность).

Фазы жизненного пути накладываются на возрастные стадии онтогенеза в такой степени, что в настоящее время некоторые возрастные стадии обозначаются именно как фазы жизненного пути: преддошкольная, дошкольная, детство, школьная.

Некоторые ученые (Балтес, 1987; 1988) полагают, что развитие индивида на протяжении жизни – это не только взаимодействие возрастных изменений и исторических перемен. Он считает, что в развитии взаимодействуют три типа факторов.

Нормативные возрастные факторы – это те биологические и социальные изменения, которые обычно происходят в предсказуемом возрасте. Сюда относятся пубертат и менопауза, равно как и некоторые физические аспекты старения. К этим факторам также относятся некоторые предсказуемые социальные события, такие как, поступление в школу, вступление в брак или уход на пенсию, которые обычно происходят в определенных возрастных границах.

Нормативные исторические факторы – это такие исторические события, как войны, экономические спады, эпидемии, которые практически одновременно затрагивают всю возрастную когорту (группу людей, родившихся в один и тот же период времени).

К третьему типу факторов относятся факторы ненормативные. Их воздействие не связано с определенным периодом жизни человека. Скорее они соответствуют сугубо личным событиям, происшествиям и переменам в жизни человека. К ним относятся развод, потеря работы, болезнь, перемена места жительства, непредвиденные потери или внезапное везение и т.д. Некоторые из перечисленных критических событий могут резко изменить жизнь человека. Таким образом, развитие есть нечто большее, чем только результат влияния возрастных и исторических факторов; время наступления событий в жизни каждого отдельного человека и возрастной когорты в целом столь же важно для развития, как и само их совершение.

Развитие является основным способом бытия личности. Оно выражает главную потребность человека – потребность постоянно выходить за собственные границы. (Анциферова Л.И. , 1981).

Среди важнейших аспектов эволюции психики следует назвать расширение именно временной ориентации. Так, если животное ориентируется во времени исходя из необходимости удовлетворения лишь необходимых настоящих потребностей, то интервалы времени, репрезентованные в сознании человека, не только связаны с его прошлым, настоящим и будущим, но и могут выходить далеко за рамки отдельной жизни. Лишь только биологическая судьба имеет необратимый финал. Время же личности, как неотъемлемая частичка исторического времени, времени социума – не является однозначно оконченным. (В.Панок, Т. Титаренко,2001).

Постоянная незавершенность – характерная черта психологической организации личности, внутреннее условие ее способности саморазвития, сотворение себя вновь. Анализируя вопросы развития личности и место, которое они занимают в жизнедеятельности человека, К. Обуховский отмечал, что «личностный уровень психологической организации индивида – это способ, средство или орудие овладения человеком своим будущим, осуществление будущего с помощью творческих действий» (Обуховский К., 1981).

Все социальное бытие человека является направленностью на цели, которые находятся в более-менее отдаленном будущем. Человек не может жить, не адаптируясь, не приспосабливаясь. И если говорить о личностном приспособлении, то это будет скорее приспособление к будущему, чем к настоящему. Творческое отношение к собственной жизни требует выхода из обыденности, повседневности. Личность приспосабливается к будущему, прогнозируя его, разрабатывая жизненные планы, программы, осознанные и неосознанные окончательно ориентиры.

Таким образом, только осознавая свою временную орбиту, анализируя последствия завершенных действий, планируя будущие поступки, личность может двигаться жизненным путем вперед, развиваться, а не стоять на месте или деградировать. Время человека отмеряно, и мысль о смерти вынуждает к активному действию. То, что не имеет измерений, не имеет и ценности.

Человек создает свой мир путем структурирования своего жизненного пространства в соответствии с жизненными переживаниями. Ценность, значение различных составных окружающей среды определяется индивидуальными перспективами, взглядами на будущее. Взрослея, человек расширяет свои границы временной ориентации, формирует временной кругозор как интегративную характеристику развития временных представлений личности, которые складываются в социальной деятельности (Логинова Н.А., 1985).

Согласно К. Левину, психологическое поле в тот или иной момент включает в себя не только теперешнее состояние индивида, но и представление о своем прошлом и будущем – желания, планы, мечты, надежды. Все части поля, не смотря на их хронологическую разновременность, субъективно могут переживаться одновременно и все вместе определять поведение человека, траекторию выбранного им жизненного пути.

Именно «временная перспектива» предусматривает взаимосвязь и взаимообусловленность прошлого, настоящего и будущего в сознании и поведении человека, считал Л. Франк, который еще в 1939 году впервые ввел в научный обиход этот термин. При этом мнимым, далеким от действительности может быть не только будущее, но и прошлое. Память редактирует воспоминания человека исходя из потребностей настоящего, из необходимости иметь определенную индивидуальную историю, которая не мешала бы формировать положительное отношение к себе. Иногда наоборот, человек стремиться к самообвинениям, даже самоистязаниям, и тогда воспоминания становятся неадекватно негативными. Так будущее иногда видится сквозь розовые очки, а со временем – через черные.

Как известно, классический психоанализ ориентируется, прежде всего, на прошлое личности.

Многие современные психотерапевтические направления гуманистической ориентации, напротив, акцентируют внимание на будущем, на необходимости формирования таких жизненных перспектив, которые помогали бы человеку повысить самоуважение, найти собственную идентичность. Человек, в определенной степени, программирует себя, иногда даже не подозревая об этом, не осознавая, что ожидание успеха или поражения, выздоровления или установления страшного диагноза непосредственно влияют на актуальное состояние, на эффективность деятельности, особенности общения, формы отношения к себе и другим.

Определенные фантазии, репетиции будущего, спонтанные мечты, представление своих желаний дают возможность человеку выбирать варианты своего потенциального развития, путей жизненного движения, возможно разрывая при этом путы зафиксированного с детства родительского сценария.

1.2 ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И ПЛАНИРОВАНИЕ ЖИЗНЕННОГО

ПУТИ

Интегральным элементом творческой жизни человека является его жизненная программа как целостная модель жизненного пути. Жизненная программа зрелой личности отражает магистральные жизненные цели и способы ее реализации. Жизнь можно рассматривать как бесконечный ряд целей и путей их достижения, которые воспроизводят извечные противоречия между прозой повседневности и идеальными, желанными образами будущего. Жизненные цели в концентрированном виде отражают потребности личности, выступая непосредственной характеристикой ее жизнедеятельности. Жизненные цели возникают на определенный временной интервал, они отражают важнейшие интересы человека на данном этапе жизненного пути и подчиняют себе все другие второстепенные цели.

Долговременные цели помогают человеку осознать индивидуальный смысл существования, конкретизировать его. Отдаленные, отнесенные к далекому будущему, они дают возможность избежать постоянных сомнений в уместности собственных решений и поступков. Как отмечал Г. Селье, постановка жизненных целей должна происходить с учетом реальных возможностей их достижения. В противном случае, когда человек планирует что-либо невыполнимое, возникает угроза стресса «крушение надежды» - наиболее опасного из стрессов (Селье Г. , 1979).

Жизненная программа воспроизводит главную жизненную линию, которая накладывает отпечаток на все проявления личности. Если у человека имеется существенная деятельность, выявляющая ее главные потенции, стремления и достижения, он ощущает удовлетворение от жизни как таковой, переживает ее полноту и полезность. Если же такая деятельность отсутствует, то человека ожидает утрата смысла жизни.

Знание человека о собственном будущем всегда является неполным, неточным и приблизительным. Что-либо неожиданное в любой момент может изменить жизненные планы, внести свою коррекцию. И все же человек видит свои жизненные перспективы как общую направленность вероятных важнейших событий. Жизненная перспектива, таким образом – это потенциальная возможность развития личности, неминуемость определенных изменений в будущей жизни.

Перспектива не является чем-то фатальным: личность активно влияет на обстоятельства своей жизни, совершает поступки, способные изменить жизненные перспективы.

В отличие от жизненной программы, которая всегда является желанной для личности, перспектива может быть и не очень приятной. Реализация жизненной программы требует значительных усилий, чтобы подчинить свою активность выбранному направлению. Что же касается личностных перспектив, то они не требуют волевых решений. Их реализация может происходить вообще без участия субъекта жизнедеятельности. Кроме того, жизненная программа – это своеобразная целостная картина жизненного пути, в то время как жизненная перспектива не детализирует конкретных черт будущего, не предусматривает его модели. Человек не может в одной жизненной программе предусматривать разные перспективы развития, зато возможны различные программы реализации определенной жизненной перспективы (Титаренко Т., Панок В., 2001).

До тех пор пока личность не осознает свою жизненную перспективу, она не может постичь смысла своей жизни, неспособна адекватно выявить свои потенциальные возможности, жизненные силы. В каждом человеке заложена определенная жизненная перспектива и она включает не только реализацию целей. Цель представляет собой идеальный образ будущего результата деятельности, а перспектива - это далеко не просто ожидаемые результаты, но и изменения, которые невозможно было запланировать, которые ни в какой степени не зависят от субъекта.

Человек надеется на положительные изменения жизненных обстоятельств в будущем, на новую полосу, счастливую пору жизни. Однако эти изменения могут не произойти или начаться гораздо позднее, чем хотелось бы. И тогда в зависимости от степени несогласованности между представляемой перспективой и реальностью возрастает чувство неудовлетворенности собой, своей жизнью, личностным ростом.

Отсутствие перспективы, как и нереальные перспективы, - это неблагоприятные условия для самовыявления. На каждом этапе жизненного пути желательно иметь содержательные реальные перспективы, соответствующие предыдущему уровню достижений, особенностям возраста, потенциальным возможностям человека. Реальные перспективы требуют понимания той жизненной ситуации, которая сложилась на настоящий день, своего места в этой ситуации, собственного поведенческого потенциала, ближайших целей.

Как свидетельствуют социологи, люди, которые имеют жизненные цели, отображающие их глубинные интересы, творческие импульсы, имеют и более высокие показатели удовлетворенности жизнью, лучшее самочувствие, хорошее настроение.

Кроме жизненных программ и перспектив, существует так называемый «временной кругозор»(Ковалев В.И. , 1988). Это интегративная характеристика развития временных представлений личности, которая формируется в процессе социальной деятельности. Если временной кругозор человека достаточно развит, можно считать, что он неплохо усваивает временные отношения. Время, в продолжение от рождения до смерти не является равномерным. Каждый час жизни неповторим и имеет свою специфику. Осознание и переживание времени во многом зависят от понимания человеком своей собственной жизни, своего уникального жизненного пути. Прошлое иногда воспринимается как, то, что безвозвратно ушло в небытие, а иногда как, то, что и до сих пор происходит. Так и будущее иногда переживается как далекое и нереальное сегодня, а завтра по своему значению может стать более важным, чем сегодняшнее.

Существуют достаточно значительные индивидуальные отличия в восприятии человеком времени и планировании своего жизненного пути. Так экспериментально доказано, что темперамент влияет на формы и способы прогнозирования своей собственной жизни. Так субъекты группы холериков - нацелены в будущее, они равнодушны к прошлому. Субъектов – сангвиников привлекает будущее своей новизной, интересными событиями. Время для этой группы торопиться, они бояться «не успеть», «опоздать». Прошлое для них малозначительно –«его все равно не вернешь». В противоположность данной группе, у меланхоликов прослеживается явное тяготение к прошлому. Будущее вызывает у них страх, тревогу, «не несет ничего приятного». Субъекты флегматической группы очень тесно привязаны к прошлому, которое является для них надежной основой жизни. Будущее их практически не интересует: «что будет, то и будет» (Головаха Е.И., Кроник А.А., 1988). Известны и другие личностно-временные типологии. Так, например, американские исследователи У. Томас и Ф. Знанецки выделяют «обывателя», «богемную» и «творческую» личности, которые имеют различные структурные установки на прошлое и будущее и свою направленность траектории развития.

Если рассматривать развитие жизненного пути как ступени личностного роста, то вначале жизненные планы задаются извне, обусловливаются обстоятельствами жизни, ближайшим окружением. На более высоком уровне личностной, духовной зрелости человек выходит за собственные границы, чувствует себя частичкой чего-то более высокого. Уже не волюнтаристские акты становятся основой самопрогнозирования, а возможность органично, естественно проявлять свои внутренние силы.

Впервые человек учится овладевать перспективами своей жизни в юношеском возрасте. Формирование жизненных планов – наиболее характерная черта юношества. Человек обобщает цели, которые перед собой ставит, подвергает иерархии мотивы деятельности, составляющие ядро ценностных ориентаций. Мечты, стремления направленные в будущее, поиски идеалов – все это способствует постепенному созданию все более реальных жизненных планов и «заземляются» в данном возрасте на выборе профессии, однако многие в этом возрасте имеют уже достаточно отдаленные жизненные цели – социальное продвижение, создание семьи и материальное потребление. Возможности реконструкции прошлого, предвидение будущего, его организация готовятся еще в подростковом возрасте, когда возрастает самосознание и человек начинает различать время и изменения, приходя к абстрактному понятию гомогенного и непрерывного течения времени.

Постепенно перспективы выходят за границы индивидуального опыта и начинают опираться на опыт социальный. Во время перехода от детства к зрелости последовательно возрастает удельный вес исторического прошлого и будущего в сознании индивида. Самоопределение не может происходить без самоограничения (Лой А., Шинкарук В.,1979).

. Так выбор профессии активно влияет на траекторию жизненного пути, делая ее достаточно определенной. Но этот выбор, одновременно, является и сужением жизненных перспектив, отказом от многих других альтернатив и возможностей. Юношество стремиться жить в будущем, но и побаивается некоторых своих решений. Достаточно часто столкновение абстрактных представлений старшеклассников с реальностью становятся травмирующими, неожиданными, нежеланными, молодые люди внутренне как бы отказываются выходить в мир, который их разочаровал. Они отступают, остаются в безответственном детстве.

В зрелом возрасте человек овладевает временной перспективой, которая способствует преодолению импульсивных жизненных решений. Планы становятся более определенными и независимыми от внешних обстоятельств. Зрелая личность обязательно ориентирована на будущее. Взрослый человек может ставить определенный цели, которые даже могут выходить за границы его жизни («когда внуки будут большими…»).

В пожилом возрасте к человеку приходит осознание, что время не принадлежит человеку. Значительное количество людей 50-70 лет называют главной жизненной целью - «желание спокойно дожить» или даже «спокойно умереть». Отсутствие жизненной перспективы существенно влияет на отношение к собственному здоровью и долголетие.

1.3 СОБЫТИЕ КАК УЗЛОВОЙ МОМЕНТ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ

Жизнь человека складывается из взаимного переплетения биологического и социального времени, их единства, которые создают канву жизненного сценария. Каждый человек ощущает на себе действие не только биологических часов, регулирующих жизнедеятельность организма на уровне клетки, но и власть времени исторического и социального.

Изучая человеческую память, П. Жане выявил, что буквальное, последовательное воспроизведение в памяти реальной хронологии пережитых событий не является нормой. Если психическая деятельность протекает нормально, память обязательно обобщает события прошлого, «редактирует» их, на чем-то акцентируется, а чего-то почти совсем не замечает. Каждая личность неосознанно стремиться быть непротиворечивой в своих воспоминаниях, выставлять себя в них в лучшем свете. Зная сегодня, к какому результату те или иные события привели, и каждому кажется, что он был более прозорливым, нежели на самом деле.

Среди фундаментальных работ посвященных этой проблеме, следует отметить книгу известного французского психолога П. Фресса «Психология времени». Согласно П. Фрессу , мы живем разных рядах последовательных событий, и все эти ряды имеют собственный порядок и интервалы. Так существует ряд событий семейной жизни со свадьбами, рождениями, разводами и смертями. Звено событий профессиональной жизни, которое включает образование, устройство на работу, карьерные перемещения, увольнения, выход на пенсию. Цепочку политических событий, которые переживает государство. Каждое из этих событий способно изменить жизнь человека и определить его развитие на долгие годы.

В жизни бывают периоды, которые перенасыщены важными событиями, когда человек живет напряженно и активно, бывают периоды и полного штиля, когда практически ничего не происходит. Еще древние мудрецы говорили, что человека волнуют не события, а наше восприятие этих событий. Отдельные этапы прошлого могут казаться невыразительными именно потому, что переживание теперешних событий человеком не осознаются в их взаимосвязи. Неизвестными остаются содержание этих событий для прошлого и будущего, их значение для окружающих.

В современной психотерапии известен так называемый «синдром годовщины». И в реальной жизни и в художественной литературе мы постоянно сталкиваемся с трагическим стечением обстоятельств смерти близких людей, родственников, которые имеют одинаковые диагнозы или попадают в очень схожие катастрофы. «Рок преследует», «такая уж судьба», «эта семья кем-то проклята» - так народное сознание стремится объяснить эти непонятные ужасные события.

В структуре психологического времени масштаб события определяется влиянием, которое оно в представлении человека, оказывает на его жизнь в целом. Зная о причинах сегодняшних событий, понимая их связь с событиями, которые переживались в прошлом и целями, которые приближают будущее, человек, осуществляет временную личностную интеграцию. Именно поэтому практикующему психологу важно диагностировать вероятность, количество, относительную продолжительность актуальных связей между жизненными событиями.


ГЛАВА 2.

МЕТОДИКИ ДИАГНОСТИКИ И КОРРЕКЦИИ

ДОЛГОВРЕМЕННЫХ ПРОГРАММ, ФОРМИРУЮЩИХ

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ ЛИЧНОСТИ

2.1 ВЫЯВЛЕНИЕ ДОЛГОВРЕМЕННЫХ ПРОГРАММ.

(МЕТОДИКА «ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АВТОБИОГРАФИЯ»)

На протяжении жизненного пути в едином адаптационном процессе одновременно и во взаимосвязи происходит функционирование соматических, личностных и социально-психологических переменных человека, что обусловлено многофункциональностью и разнонаправленностью жизненного пути. Уровни соматического, личностного и социально-психологического функционирования являются показателями функционирования адаптационного процесса в целом и могут входить в систему базовых показателей, лежащих в основе получаемых в психодиагностическом исследовании данных.

Событийно-биографический подход начал формироваться с 70-х годов ХХ века. В его русле ведутся исследования личности и ее патологии. Подход подчеркивает уникальность жизненного пути каждого человека, а так же необходимость превращения психологии развития в личности в психологию жизненного пути, такого, что, «основой его периодизации становятся не психофизиологические сенситивные периоды, социальные переходы и социальные кризисы сами по себе, а те конкретные жизненные (биографические) события, в которых эти процессы переживаются личностью». (Кон И.С. ,1987).

Способ переживания событий и определяет психологическую судьбу личности. Одним из наиболее удачных способов изучать взаимоотношение личности и события, считается биографический метод (биодромальной теории личности - Ржичан П.; life-span -Балтес, и др.).

В отечественной психологии данные вопросы исследуются в рамках направления, известного как «жизненный путь личности» (Рубинштейн С., Ананьев Б., Абульханова-Славская К., А. Кроник, Е. Головаха, В. Лановой и др.).

В данной работе использована новая психодиагностическая методика исследования жизненного пути личности Коржовой Е.Ю «Психологическая автобиография» (Коржова Е.Ю., 1994).

Данная методика была разработана для оценки ситуационных особенностей жизненного пути личности. Методика позволяет выявить особенности восприятия значимых жизненных событий в жизни человека. Называя значимые события своей жизни, человек преломляет их через свое «Я». Таким образом, методика предоставляет возможность изучить наиболее существенно связанные с личностью особенности восприятия ситуаций, особенности психологической среды или субъективных ситуаций в жизни человека. Направленность методики на исследование жизненного пути, способы интерпретации количественных показателей позволяют отнести «Психологическую автобиографию» к методикам событийно-биографического подхода.

Данная методика сохраняет достоинства индивидуально ориентированного анамнеза. Но, несмотря на внешнее сходство с другими автобиографическими методиками, она существенно отличается от них. Так, в отличие от каузометрической методики

(Головаха Е., Кроник А. или ее компьютерный вариант lifeline), количество событий не задается заранее; отличается техника проведения исследования; параметры обработки и интерпретации данных.

C равнительная характеристика результатов исследования .

Проводился сравнительный анализ особенностей восприятия жизненного пути больными с бесплодием, воспалительными заболеваниями, абортом и самотически здоровой группой. Основная группа - женщины с бесплодием (10 человек), контрольную группу испытуемых составили женщины с воспалительными заболеваниями (10 чел.), абортами (10 чел.) и самотически здоровые лица (10 чел.).

Продуктивность восприятия жизненного образа.

Женщины с бесплодием назвали достоверно меньшее количество событий ( p < 0,001), чем женщины условно здоровой группы при одинаково заданном количестве (не менее 15) событий. (См. Приложение№1, табл.1). Заторможенность, сосредоточенность на телесных ощущениях, препятствующие актуализации образов прошлого и будущего, как радостных, так и грустных.

Наибольшее сходство данных больных на бесплодие отмечается у женщин с воспалительными заболеваниями. В сравнительном анализе бесплодной абортной группы, женщины идущие на аборт достоверно меньше (р < 0,001) назвали количество событий. Будущие события часто не назывались вовсе или называлось единственное событие, связанное с состоянием здоровья.

Сопоставление данных обследованных групп позволяет выделить показатели, по которым они различаются с наибольшей достоверностью. Рассмотрение этих данных позволяет сделать вывод о первоочередном влиянии заболевания на общую продуктивность и также ее компоненты как продуктивность воспроизведения будущих событий (особенно грустных). Это может быть связано с беспокойством за будущее в связи с болезнью и вытеснением ожидающихся беспокоящих событий прошлого.

Значимость жизненных событий

Суммарный «вес» событий у бесплодной группы обследуемых достоверно меньше (р < 0,001), чем у соматически здоровых женщин. (См. Приложение № 1, табл.2.). Это связано с заданностью количества событий. Также достоверные различия определяются по «весу» радостных будущих событий у бесплодных женщин меньше (р < 0,001), чем у здоровой группы, что свидетельствует о негативном настрое женщин на результаты операции. Прошедших грустных событий у соматически здоровой группы достоверно меньшие (р < 0,001) различия, чем у бесплодных женщин. Данное различие связано с постановленным диагнозом и неудачами, связанных с беременностью у бесплодных женщин. Грустные события будущего, группой обследованных женщин вытесняется, при достоверно меньшем (p < 0,001) различии количества событий, чем у здоровой группы. Сравнение по суммарному «весу» общего количества событий у абортной группы достоверно меньше (р < 0,001) различия, чем у бесплодных. Это сравнение также касается достоверных различий по «весу» радостных событий будущего. Возможно предположить, что женщины, идущие на аборт беспокоятся за здоровье, тем самым вытесняя какие-либо переживания, связанные с будущим.

Степень влияния события

При сопоставлении данных, обследованных, обнаружилось наиболее низкое достоверное различие (р < 0,001) по степени влияния прошедших значимых грустных событий у контрольной группы, чем у женщин с бесплодием (См. Приложение №2, табл.3).

Это свидетельствует о драматических переживаниях прошлого, связанных с заболеванием, формирующим тип реагирования на настоящее и тем самым, программируя бессознательное на неудачу, связанную с деторождением.

Сравнительный анализ данных бесплодной группы выявил достоверно меньшее (р < 0,001) различие грустных будущих событий, чем у здоровых. Это свидетельствует о вытеснении у бесплодных женщин переживаний за будущие неудачи в бессознательное.

Среднее время ретроспекции и антиципации событий

События больных с бесплодием характеризуются большей реализованностью и меньшей потенциальностью, чем события здоровой группы женщин, т.е. психологически, больные с бесплодием более «старые», чем женщины здоровой группы. Они мало ожидают от жизни, сосредоточены на прошлом, в основном на грустных переживаниях. (См. Приложение №2, табл.4).

Тип и вид событий

Анализировался, в первую очередь суммарный «вес» событий в зависимости от их содержания. О «весе» типа и вида событий, указанных обследованными группами, дает представление Приложение №3, рис. 1,2.

У бесплодной группы, наиболее значимыми оказались события биологического типа, связанные с состоянием здоровья. На последнем месте, у всех групп испытуемых, события связанные с изменением физической среды, т.е. такие события наименее значимые.

Для женщин идущих на аборт наиболее значимы события лично-психологического типа, связанные с негативным влиянием предстоящей операции на полноценное функционирование личности, с ее духовным оскудением. У группы испытуемых с воспалительными заболеваниями и соматически здоровыми женщинами определились наиболее значимые события с изменением социальной среды (См. Приложение №3, рис.2.).

На первом месте у женщин с бесплодием и идущих на аборт, по виду, находится событие, связанное со здоровьем. Для женщин с воспалительными заболеваниями и соматически здоровыми значимыми являются события, связанные с учебой и повышением квалификации. У здоровой группы женщин на втором плане – дети, на последнем – здоровье. Профиль женщин с воспалительными заболеваниями характеризуется на втором месте – межличностными отношениями, на последнем - изменение места жительства. События, связанные с деторождением у бесплодной группы - на третьем месте, а на втором - отношение к своему «Я».

Последнее место занимают межличностные отношения. Для абортной группы, межличностные отношения стоят на втором месте, на третьем – родительская семья, на последнем – учеба, повышение квалификации. (См. Приложение №3, рис.1).

Таким образом, патология, связанная с репродуктивностью женщины повышает значимость событий, связанных с состоянием здоровья, снижение значимости событий – с учебой и работой.

При рассмотрении достоверных различий между группами выясняется следующее:

- больные с воспалительными заболеваниями и здоровая группа женщин меньше обеспокоены здоровьем в прошлом ( в отличие от бесплодной и абортной группы женщин) и в будущем вероятно в связи с сосредоточенностью на достижение высот в профессиональной деятельности;

- больные с бесплодием и абортная группа меньше, чем здоровая группа и женщины с воспалительными заболеваниями надеются на изменение семейного положения в будущем, мало озабочены переменами места жительства. Сфера «Я» для больных с бесплодием имеет наибольшую значимость, чем рождение детей и межличностные отношения. Данный показатель выявляет программирование своего бессознательного на болезнь и препятствует деторождению.

На рисунке 3,4 (см. Приложение №4) и рисунки 5,6 (см. Приложение №5) видно, что «вес» событий и прогнозирование своего будущего, указанных испытуемыми бесплодной и абортной группы, отличаются от «веса» и прогнозирования будущего женщин с воспалительными заболеваниями и здоровой группы по всем видам и типам событий, а также по событиям в будущем. То есть, можно предположить, что изменение в восприятии жизненного пути под влиянием тяжелого соматического заболевания охватывает всю жизненную сферу – сферу «психосоциального функционирования».

2.2 ФОРМИРОВАНИЕ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ

(ОПРОСНИК «КАРТИНА МИРА»)

Под картиной мира мы понимаем реальную картинку, которую мы воспринимаем всеми каналами ощущений, многомерно. Т.о., вот здесь, где слово вижу - картина мира, реальность, данная нам в ощущениях. Вот здесь, под словом знаю - описание мира - весь комплекс известных нам законов, объектов, воззрений, оценок, установок, представлений и психологических комплексов. (Рейнин Г.)

Сенсорное пространство становится патогенной системой с того момента, когда человек начинает в нем жить. Когда он абсолютизирует, жестко закрепляет плоскость своего восприятия, приписывая всем формам определенные значения. В патогенной системе каждая форма соответствует определенному смыслу. Сенсорное пространство становится жесткой системой верований, незыблемой и соответственно неуправляемой. В этой ситуации действует закон: ' Практика - критерий истины'. Потому, что нет никакой другой истины, кроме той, которая существует в данной плоскости. Просто ничего другого нет. Тогда человек, попадая в определенную систему, в этой системе начинает лечиться, получать информацию, обучаться, болеть, воевать, умирать, защищаться. Он начинает в ней жить.

Если человек помнит и осознает, что его восприятие иллюзорно, не забывает, что это описание мира - лишь один из вариантов, который он выбрал для какой-то конкретной работы, только тогда он работает с инструментом. Сознание должно на что-то опираться. А индивидуальное сознание, отделенное от целого, традиционно опирается на ощущения, которые как раз в точности и являются нашей иллюзией по той простой причине, что наше восприятие всегда опосредовано нашим же описанием мира. Картина мира всегда опосредована описанием. Между миром и картиной мира всегда находится описание. Если бы все пространства восприятия были инструментальны, т.е. человек мог бы растождествиться с этим своим процессом, не нужно было бы воевать и спорить, кто правильно воспринимает, а кто нет. Нет никакого правильного и неправильного восприятия. В этом смысле существует колоссальное многообразие.

В понятии жизнедеятельности отражается активная роль человека в собственной судьбе. Степень этой активности может быть различной в зависимости от зрелости характера, его самобытности. По этому основанию можно различать уровни жизнедеятельности и связанные с ними типы личности. (При этом, однако, нельзя абстрагироваться от общественно-исторического смысла ценностей, ради которых живет и борется личность.) На одном полюсе — жизнь, подчиненная обстоятельствам, шаблонное выполнение социальных ролей, так сказать, жизнь-автоматизм. На другом полюсе — жизнетворчество, когда жизнедеятельность, воплощенная в конкретных формах социального поведения и деятельности, направляется субъектом в соответствии с коренными отношениями, установками, когда жизнедеятельность адекватна характеру и является самовыражением. Истинно творческое самовыражение должно основываться на правильном отражении обстоятельств и последствий собственного поведения, на отражении объективных законов действительности.

Жизнетворчество происходит в социальном поведении (поступках), в общении, труде и познании. Жизненный путь творческой личности насыщен событиями — событиями среды, поведения, внутренней жизни. Эта событийность сказывается на характере и полноте воспоминаний. По воспоминаниям можно судить о типе личности.

Единство сознания и деятельности — это в биографическом плане единство внутренней и внешней жизни. В широком смысле слова понятие внутренней жизни охватывает все феномены психической деятельности. Внутреннюю жизнь следует рассматривать как психологическую составляющую жизненного пути. Она не только отражает реальные события, но и сама является субъективной реальностью — жизнью

“Клеточкой” внутренней жизни является переживание. В “Основах общей психологии” С. Л. Рубинштейн отмечал всеобщий характер этого явления, считал его личностным, субъективным аспектом сознания в целом. “Переживание, — отмечает С. Л. Рубинштейн, — это первично прежде всего психический факт, кусок собственной жизни индивида в плоти и крови его, специфическое проявление его индивидуальной жизни. Переживанием в более узком, специфическом смысле слова оно становится по мере того, как индивид становится личностью и его переживание приобретает личностный характер... Переживания человека — это субъективная сторона его реальной жизни, субъективный аспект жизненного пути личности” (С.Л. Рубинштейн, 1946). В этом, втором смысле слова переживания можно назвать биографическими переживаниями. В самом деле, их предметом являются события биографии, отраженные в процессах памяти, мышления, воображения. Посредством их осуществляется регуляция жизнедеятельности, и, наконец, сами они могут стать событиями жизни.

Переживания существуют в форме эмоционально насыщенных процессов, например мнемических, которые в личностно-биографическом плане выступают как процессы исторической памяти — воспоминания. Как всякое биографическое переживание, воспоминание включено в жизнедеятельность личности. В связи с жизнедеятельностью память изучена гораздо меньше, чем в связи с более частными видами деятельности, скажем с учением. Законы запечатления, сохранения, забывания и воспроизведения в системе исторической памяти имеют свою специфику, определяемую жизненной значимостью запечатленных событий. Так, в отличие от простых форм памяти в воспоминаниях есть такие образы, которые обладают сверхдолговременностью, сверхпрочностью вследствие неповторимости событий. Причем важна не столько эмоциональная окраска образа, сколько его содержание, жизненная значимость. “Неприятное сохраняется особенно долго и прочно потому, что оно постоянно переживается не как известное страдание, но как известный “урок жизни”. Приятное сохраняется как известный момент продвижения жизни вперед” (Б.Г.Ананьев, 1940). Это давнее предположение Б. Г. Ананьева подтвердилось в экспериментах П. В. Симонова. “Воспоминания о лицах, встречах, жизненных эпизодах, отнюдь не связанных в анамнезе с какими-либо из ряда вон выходящими переживаниями, подчас вызывали исключительно сильные и стойкие, не поддающиеся угашению при повторном воспроизведении, объективно регистрируемые сдвиги. Более тщательный анализ этой... категории случаев показал, что эмоциональная окраска воспоминаний зависит не от силы эмоций, пережитых в момент самого события, а от актуальности этих воспоминаний для субъекта в данный момент” (П.В. Симонов, 1981).

Не только сохранение, но и забывание биографических фактов определяется их жизненным значением, на что обратил внимание еще 3. Фрейд. Забывание как непроизвольное вытеснение образа из сознания реально. Но реально и другое, когда человек хранит событие в памяти, но намеренно избегает воспроизводить его, не желая причинить себе душевную боль, потревожить совесть. Воспоминания порой требуют мужества.

Воспоминания, воплощенные в эмоционально окрашенных представлениях, входят в состав актуальной структуры личности, образуют психическую “ткань” ее самосознания. Путем обобщения воспоминаний формируется жизненный опыт личности. “Благодаря памяти в единстве нашего сознания отражается единство нашей личности, проходящее через весь процесс ее развития и перестройки. С памятью связано единство личного самосознания. Всякое расстройство личности. доходящее в крайних своих формах до ее распада, всегда поэтому связано с амнезией, расстройством памяти, и притом именно этого, “исторического” ее аспекта” (С.Л. Рубинштейн, 1946). Воспоминания имеют решающее значение для осознания человеком собственной жизни. овладения своим опытом, для регуляции на этой основе жизнедеятельности.

Внутренняя жизнь может также осуществляться в процессах воображения. Для разных людей воображаемая жизнь — в мечтах, надеждах, предвидениях — имеет неодинаковое значение. Иногда она чуть ли не полностью замещает жизнь действительную. Уход от действительности в область воспоминаний или мечты имеет смысл “защиты”. Однако такой стиль внутренней жизни демобилизует человека, снижает уровень его социальной активности. Оптимально, когда насыщенная внутренняя жизнь соразмерна жизни действительной, иначе она сама в конце концов истощается. “Для того, чтобы пережить, нужно, прежде всего, жить. От полноты и силы жизни, от общественного бытия человека зависит характер человеческих переживаний, их глубина и правдивость — соответствие жизни” (Б.Г. Ананьев, 1945).

Переживания несомненно имеют и мыслительный компонент. Процессы мышления участвуют в решении жизненных, нравственных задач, предполагающих совершение выбора, построение стратегии поведения. Точка зрения на жизнь человека как на цепь задач, типичных для определенного возраста или возникающих при столкновении с различными обстоятельствами, предполагает включение интеллекта в структуру личности. Определение линии поведения или даже линии всей жизни — творческая задача, адресованная в большой мере интеллекту.

Можно видеть, что функционирование мышления при решении жизненных задач во многом аналогично умственной деятельности в проблемной ситуации, вовсе не имеющей биографического значения. В том и другом случае есть своя подготовительная фаза, момент озарения и последующее всестороннее обоснование решения. Причем роль “подсказки” может сыграть даже случайное впечатление. Яркость, незабываемость моментов озарения, когда происходит открытие истины в ее нравственном, жизненном значении, свидетельствует о том, что эти моменты вошли в духовную биографию человека, стали событиями.

Рефлексивные черты характера — это устойчивые свойства самосознания, которое в личностно-биографическом плане выступает как осознание себя субъектом жизненного пути, ответственного за свою судьбу — уникальную, неповторимую, единственную. В самосознании соотносятся, с одной стороны, жизненные планы и потенциалы личности, с другой — реальные достижения в творчестве, в карьере, личной жизни. Зрелый человек понимает закономерный характер своего пути, строит концепцию жизни, увязывая прошлое с настоящим и будущим.

Самосознание невозможно без познания собственного бытия, случайного и необходимого в нем, актуального и потенциального, действительного и возможного.

Понимание роли личности в планировании и осуществлении жизненного пути способствует более ответственному отношению к нему, стремлению ставить серьезные жизненные цели и достигать их осуществления. Предпосылками для возникновения представлений о жизненном пути является накопление целостной личностью достаточно обширного жизненного опыта; активнейшая работа подсознания по профилактике уровня нервно-психического напряжения. Жизненный опыт по мере своего накопления постепенно теряет субъективную обозримость и быстроту.

И поэтому каждый человек оказывается перед необходимостью упорядочить все пережитое. Это выстраивание предположительно проходит в несколько этапов:

1) Отбор наиболее значимых событий прошлого; выстраивание их в формально-временной последовательности вплоть до настоящего.

2) Дополнение ее образом своего будущего, совмещение всех трех времен личностного бытия: прошлого, настоящего и будущего. Главной ценностью этого этапа становится перенос ведущих мотиваторов поведения из настоящего в устойчивое и подчиненное человеку будущее.

3) Радикальным, истинно взрослым в совершенствовании картины жизненного пути следует считать ее дополнение образом собственной смерти.

4) Осознание неслучайности прожитого. В реализации этого и последующих этапов становления образа жизненного пути ведущая роль переходит от подсознания к сознательной субличности.

5) Субъективное раздвижение личностного бытия за пределы собственной физической жизни - завершающий штрих становления картины жизненного пути. Принципиальным решением данной проблемы может стать включение собственного жизненного пути в контекст какого-либо более масштабного процесса.

Осознание картины жизненного пути значимо для качества отношений личности к своей жизни. В развернутом виде отыскание жизненного пути слагается из трех последовательных этапов: осознание кризиса, самоидентификация, реориентация.

Опросник «Картина мира» позволяет с помощью ряда вопросов определить:

- насколько у данной личности сформирована его личная картина мира;

- абсолютную и относительную истину, свою личную правду и позицию человека в этом мире;

- предназначение человека на земле и его видение смысла жизни;

- тезисы, которые возможно влияют на формирование жизненного пути;

- представление человека по ряду понятий – «помогать», «понимать», «любить», «духовность» и пр.

- отношение человека к себе, своему «Я».

Результат исследования

По опроснику «Картина мира» было опрошено 40 человек, разделенных на 4 группы (по 10 чел.) . Все женщины в репродуктивном возрасте от 20 до 30 лет (плюс, минус 2года), бездетные.

Бесплодные. Опрос данной группы показал несформированность жизненного пути. В первом пункте опросника (ваша картина мира в 10 утверждениях), испытуемые в большинстве случаев не назвали ни одного утверждения. Лишь в одном было названо утверждение «мир многообразен», что определяет отсутствие личной картины мира в мировоззрении человека.

Во втором и третьем пункте выделяется абсолютная и относительная истина и личная правда, которая используется в жизни человека, как упорядоченность жизненного пути. У бесплодной группы по результатам опрошенных отсутствует их правда, а также абсолютная и относительная истина.

В четвертом пункте (в чем заключается, с вашей точки зрения, предназначение человека на земле), было указаното, что жизнь одна и нужно успеть посадить дерево, построить дом, родить ребенка. Женщины с данной патологией считают таковым свое предназначение на земле.

Пятый пункт (напишите, пожалуйста, ваши любимые крылатые фразы), позволяющий выявить тезисы, которые возможно, влияют на программирование жизненного пути. В данной группе испытуемых выявляется защитный механизм – вытеснение, проявляющееся - в незнании или отсутствии крылатых фраз.

Шестой пункт (незаконченные предложения), позволяет выявить отношение человека к любви, пониманию, духовности, помощи и др. Для женщин с бесплодием, понимать, значит выслушивать, поддерживать, давать советы, т.е. поверхностное отношение к проблемам других. По мнению данной группы, быть духовным человеком, значит открытым и в тоже время, что касается личной проблемы, в большинстве результатов, испытуемые проявляли закрытость. Такое противоречие свидетельствует о внутреннем конфликте и недоверии к окружающим. Что касается отношения к счастью и любви, выявляется тенденция – получать, но при этом не отдавать

Седьмой пункт помогает определить человека к себе и своему «Я». По результатам опрошенных было выявлено отрицание себя как личности.

Воспалительные заболевания. Опрошенная группа характеризуется противоречивостью мировоззрения и формальным отношение к миру. В отношении абсолютной истины указывают, что добро побеждает зло. Данная формулировка подтверждает предположение о противоречивости взглядов на мир и приверженности социальным нормам. Женщины с данным заболеванием стремятся соответствовать референтной группе людей, относиться к людям с тем теплом и расположением, настолько, насколько они рассчитывают получить взамен.

В формулировке крылатых фраз, часто упоминается частица НЕ, что свидетельствует о страхе сделать ошибку, которая не соответствует социальным нормам, т.е. страх перейти на сторону зла, попробовать запретный плод. Законченные предложения позволяют определить тенденцию хорошего отношения к близким, стремление сочувствовать, понимать, уважать; быть честным, справедливым, воспитанным. Эти понятия характеризуют личность, как внешне доброжелательного и внутренне дистанцированного человека. В отношении себя, своего «Я» используются выражения эталонного человека, что подтверждает предположение о стремлении соответствовать социальным нормам референтной группы.

Аборт. Данная группа характеризуется преобладанием серых тонов « не очень хорошо - не очень плохо». Женщины чувствуют свою несостоятельность и неумение адаптироваться к реалиям жизни, при этом испытывают чувства несправедливости и не знают, как с этим бороться. Тенденция к вытеснению агрессивности и подавлению своей спонтанности. Живут не так , как хочется, а так, как нужно, чтобы быть хорошей дочкой, внучкой, сестрой, любовницей, подругой и т.д. Другими словами – ориентация на социальные догмы, которые не способствуют адаптации личности, потому что существует внутренний конфликт между тем как хочется и тем, как вынужден жить.

По результатам опроса можно сделать предположение, что молодые женщины, девушки, идущие на аборт, делают это неосознанно, а по уговорам близких, родных людей, к которым они испытывают нежные чувства, доверие. Картина мира, мировоззрение этих женщин, говорит о внутреннем конфликте, нагнетении негативных переживаний, связанных с несоответствием внутреннего мира и реалиями жизни.

Условно здоровая группа. Картина мира у данной группы разнообразна. Это связано с образованием человека и его социальным положением в обществе. У одних поверхностное отношение к миру, среде, своему «Я». У других проявляется тенденция к зависимости от социальной среды, окружающих. У третьих зрелое мировоззрение, осознанный подход к тому, что они делают или собираются сделать. Картина мира условно здоровой группы значительно отличается от мировоззрения женщин, имеющих гинекологическую патологию. Отличие заключается в том, что у женщин с бесплодием, выраженная потребность к одностороннему восприятию любви, своего рода проявление женского эгоизма. У женщин с воспалительными заболеваниями проявляется потребность в соответствии социальным нормам. Абортная группа отражает подавление агрессивности по отношению к окружающим из-за несоответствия внутренних потребностей с требованиями социальной среды.

2.3 ПРОФИЛЬ ЛИЧНОСТИ (МЕТОДИКА MMPI )

Тест ММРІ, созданный в 1942-1949 годах американскими учеными И. Маккинли и С. Хатэуэй представляет собой количественный метод оценки личности, который благодаря автоматизированному способу обработки результатов обследования, исключает зависимость получаемых данных от субъективности и опыта экспериментатора. Высокая надежность методики, наличие шкал достоверности и полифакторный характер интерпретации создали базу для широкой популярности теста в различных странах мира.

Адаптация и рестандартизация ММРІ в отечественных условиях проводилась Л.Н. Собчак (Собчак Л.Н., 2002). В результате создана методика Стандартизированного многофакторного метода исследования личности СМИЛ.

Тест СМИЛ направлен в первую очередь на изучение личности и опирается на индивидуально-личностную типологию. Многолетний опыт применения методики показал, что она не только обрисовывает патологически заостренные или измененные болезненным процессом индивидуальные особенности больного: она раскрывает канву психологически понятных переживаний и свойств личности нормального человека. В работе практического психолога данные СМИЛ позволяют понять причины некоторых поворотов в судьбе человека, напрямую связанных с индивидуально-личностными особенностями, характером, стилем общения с окружающими, с его способностью к самореализации.

Методика представляет собой опросник, содержащий 566 вопросов-утверждений. Сокращенный вариант содержит 398 вопросов- утверждений и позволяет получить личностный портрет по базисным шкалам. Своевременно распознанные базисные свойства личности в качестве судьбореализующих тенденций дают человеку шанс стать вершителем собственной судьбы. Кроме того, опросник в модифицированном виде делится на мужской, женский и подростковый варианты. Это отвечает задачам данной работы, поскольку объектом исследования являются исключительно женщины.

Одним из весьма важных достоинств методики является наличие в структуре оценочных шкал, определяющих надежность полученных данных и установку испытуемых в отношении процедуры обследования. Это шкала лжи, шкала достоверности и шкала коррекции.

Определение профиля личности . По методике ММРІ были обследованы категории больных с бесплодием, воспалительными заболеваниями, абортами и условно-здоровая группа.

Бесплодие . Для этой группы обследуемых характерно повышение по 6,9,4, и снижение 5 шкалы. Профиль личности достоверен. Пик по 6 шкале (70Т и выше), характерен для акцентуированных личностей с личной дисгармонией и дезадаптивным состоянием. Также при данном пике проявляется аффективная захваченность доминирующей идеей, касающаяся, как правило, межличностной конфликтной ситуацией. Это может быть переживание, связанное со сверхнежным отношением к объекту, вызвавшему конфликтную ситуацию с чувством ревности или соперничества, с тенденцией к построению жесткой и субъективной логической схемы, не поддающейся коррекции из вне. В сочетании с низким показателем по 5 шкале (ниже 40Т), что свидетельствует о фригидности. Такого рода переживания, как чувство обиды, подавление враждебности, лишний раз подчеркивает между соматическими и психологическими факторами.

Мания с бредом величия, одновременно проявляющимися тенденциями к вражде и преследованию окружающих, отражается в профиле пиками по 6, в сочетании с 9 шкалой. Граница между самонадеянностью и не имеющего жизненного опыта юнца или эйфории пьяного, с одной стороны, и психическим заболеванием, проявляющимся неадекватно завышенной самооценкой и неупорядоченной речевой и двигательной активности – с другой стороны. Пики по 6 и 9 шкале характеризуется дезадаптивным состоянием. В сочетании с низким показателем по 5 шкале свидетельствует о сублимации бредово-маниакальной активности на физиологическое здоровье женских органов.

Пики по 4 и 6 шкалам при высоких показателях выявляют экспозитивный (вспыльчивый) тип реагирования. Высота пиков в пределах 70Т и 75Т отражают акцентуацию характера по взрывному типу, выраженным чувством соперничества, лидерскими чертами, агрессивностью и упрямством. Высокий пик по 4 шкале (выше 75Т) в сочетании с низким показателем (ниже 40Т), по 5 шкале свидетельствует о трансформации подавленной враждебности в физическое функционирование женских органов.

Аборт. Данная группа характеризуется пиками по 7 и 1 шкале (выше 70Т) и низким показателем по 5 шкале. Все остальные показатели разбросаны в пределах нормы.

7 шкала – шкала тревожности, повышение профиля по 7 шкале при нормативном разбросе выявляет преобладание пассивно-страдательной позиции, неуверенность в себе и стабильности ситуации, высокую чувствительность и подвластность средовым воздействиям, повышенная чуткость к опасности. При данных обстоятельствах, связанных с предшествующим абортом, можно предположить, что повышение 7 шкалы выше 75Т, определяется как состояние выраженной тревоги, а не как характерные особенности личности. Сочетание пика по 7 шкале с низким показателем по 5, отражает тенденцию к сублимации сексуальной потребности в том виде деятельности, который является замещающим, заменяющим, по отношению к прямой реализации этой потребности.

Первая шкала – сверхконтроль. Повышение показателя по данной шкале определяет акцентуацию характера по типу сенситивно-тревожной (мнительной) личности. При избыточной эмоциональной напряженности, затрудненная адаптация проявляется в повышенной сосредоточенности на отклонениях от нормы, как в плане межличностных отношений (где лиц этого круга раздражает безответственность и недостаточная, на их взгляд, нравственность поступков окружающих), так и в сфере самочувствия ( где чрезмерное внимание к функциям собственного организма может перерасти в ипохондричность).

Соматически здоровая группа. Данная группа характеризуется нормативным разбросом (от 50Т до 70Т) и индивидуальной типологией характера, так как в условно здоровую группу входят женщины от 20 до 30 лет ( плюс, минус 2 года) не имеющих детей.

Низкий показатель по 5 шкале (ниже 50Т) отражает ортодоксально женственный стиль полоролевого поведения: стремление быть опекаемой и найти опору в муже, мягкость, сентиментальность, любовь к детям, приверженность к семейным интересам, неискушенность и стыдливость в вопросах секса.

2.1 ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АВТОБИОГРАФИЯ

На протяжении жизненного пути в едином адаптационном процессе одновременно и во взаимосвязи происходит функционирование соматических, личностных и социально-психологических переменных человека, что обусловлено многофункциональностью и разнонаправленностью жизненного пути. Уровни соматического, личностного и социально-психологического функционирования являются показателями функционирования адаптационного процесса в целом и могут входить в систему базовых показателей, лежащих в основе получаемых в психодиагностическом исследовании данных.

Событийно-биографический подход начал формироваться с 70-х годов ХХ века. В его русле ведутся исследования личности и ее патологии. Подход подчеркивает уникальность жизненного пути каждого человека, а так же необходимость превращения психологии развития в личности в психологию жизненного пути, такого, что, «основой его периодизации становятся не психофизиологические сенситивные периоды, социальные переходы и социальные кризисы сами по себе, а те конкретные жизненные (биографические) события, в которых эти процессы переживаются личностью». (Кон И.С. ,1987).

Способ переживания событий и определяет психологическую судьбу личности. Одним из наиболее удачных способов изучать взаимоотношение личности и события, считается биографический метод (биодромальной теории личности - Ржичан П.; life-span -Балтес, и др.).

В отечественной психологии данные вопросы исследуются в рамках направления, известного как «жизненный путь личности» (Рубинштейн С., Ананьев Б., Абульханова-Славская К., А. Кроник, Е. Головаха, В. Лановой и др.).

В данной работе использована новая психодиагностическая методика исследования жизненного пути личности Коржовой Е.Ю «Психологическая автобиография» (Коржова Е.Ю., 1994).

Данная методика была разработана для оценки ситуационных особенностей жизненного пути личности. Методика позволяет выявить особенности восприятия значимых жизненных событий в жизни человека. Называя значимые события своей жизни, человек преломляет их через свое «Я». Таким образом, методика предоставляет возможность изучить наиболее существенно связанные с личностью особенности восприятия ситуаций, особенности психологической среды или субъективных ситуаций в жизни человека. Направленность методики на исследование жизненного пути, способы интерпретации количественных показателей позволяют отнести «Психологическую автобиографию» к методикам событийно-биографического подхода.

Данная методика сохраняет достоинства индивидуально ориентированного анамнеза. Но, несмотря на внешнее сходство с другими автобиографическими методиками, она существенно отличается от них. Так, в отличие от каузометрической методики

(Головаха Е., Кроник А. или ее компьютерный вариант lifeline), количество событий не задается заранее; отличается техника проведения исследования; параметры обработки и интерпретации данных.

2.2 КАРТИНА МИРА

Под картиной мира мы понимаем реальную картинку, которую мы воспринимаем всеми каналами ощущений, многомерно. Т.о., вот здесь, где слово вижу - картина мира, реальность, данная нам в ощущениях. Вот здесь, под словом знаю - описание мира - весь комплекс известных нам законов, объектов, воззрений, оценок, установок, представлений и психологических комплексов.

Сенсорное пространство становится патогенной системой с того момента, когда человек начинает в нем жить. Когда он абсолютизирует, жестко закрепляет плоскость своего восприятия, приписывая всем формам определенные значения. В патогенной системе каждая форма соответствует определенному смыслу. Сенсорное пространство становится жесткой системой верований, незыблемой и соответственно неуправляемой. В этой ситуации действует закон: ' Практика - критерий истины'. Потому, что нет никакой другой истины, кроме той, которая существует в данной плоскости. Просто ничего другого нет. Тогда человек, попадая в определенную систему, в этой системе начинает лечиться, получать информацию, обучаться, болеть, воевать, умирать, защищаться. Он начинает в ней жить.

Если человек помнит и осознает, что его восприятие иллюзорно, не забывает, что это описание мира - лишь один из вариантов, который он выбрал для какой-то конкретной работы, только тогда он работает с инструментом. Сознание должно на что-то опираться. А индивидуальное сознание, отделенное от целого, традиционно опирается на ощущения, которые как раз в точности и являются нашей иллюзией по той простой причине, что наше восприятие всегда опосредовано нашим же описанием мира. Картина мира всегда опосредована описанием. Между миром и картиной мира всегда находится описание. Если бы все пространства восприятия были инструментальны, т.е. человек мог бы растождествиться с этим своим процессом, не нужно было бы воевать и спорить, кто правильно воспринимает, а кто нет. Нет никакого правильного и неправильного восприятия. В этом смысле существует колоссальное многообразие.

В понятии жизнедеятельности отражается активная роль человека в собственной судьбе. Степень этой активности может быть различной в зависимости от зрелости характера, его самобытности. По этому основанию можно различать уровни жизнедеятельности и связанные с ними типы личности. (При этом, однако, нельзя абстрагироваться от общественно-исторического смысла ценностей, ради которых живет и борется личность.) На одном полюсе — жизнь, подчиненная обстоятельствам, шаблонное выполнение социальных ролей, так сказать, жизнь-автоматизм. На другом полюсе — жизнетворчество, когда жизнедеятельность, воплощенная в конкретных формах социального поведения и деятельности, направляется субъектом в соответствии с коренными отношениями, установками, когда жизнедеятельность адекватна характеру и является самовыражением. Истинно творческое самовыражение должно основываться на правильном отражении обстоятельств и последствий собственного поведения, на отражении объективных законов действительности.

Жизнетворчество происходит в социальном поведении (поступках), в общении, труде и познании. Жизненный путь творческой личности насыщен событиями — событиями среды, поведения, внутренней жизни. Эта событийность сказывается на характере и полноте воспоминаний. По воспоминаниям можно судить о типе личности.

Единство сознания и деятельности — это в биографическом плане единство внутренней и внешней жизни. В широком смысле слова понятие внутренней жизни охватывает все феномены психической деятельности. Внутреннюю жизнь следует рассматривать как психологическую составляющую жизненного пути. Она не только отражает реальные события, но и сама является субъективной реальностью — жизнью

“Клеточкой” внутренней жизни является переживание. В “Основах общей психологии” С. Л. Рубинштейн отмечал всеобщий характер этого явления, считал его личностным, субъективным аспектом сознания в целом. “Переживание, — отмечает С. Л. Рубинштейн, — это первично прежде всего психический факт, кусок собственной жизни индивида в плоти и крови его, специфическое проявление его индивидуальной жизни. Переживанием в более узком, специфическом смысле слова оно становится по мере того, как индивид становится личностью и его переживание приобретает личностный характер... Переживания человека — это субъективная сторона его реальной жизни, субъективный аспект жизненного пути личности” (С.Л. Рубинштейн, 1946). В этом, втором смысле слова переживания можно назвать биографическими переживаниями. В самом деле, их предметом являются события биографии, отраженные в процессах памяти, мышления, воображения. Посредством их осуществляется регуляция жизнедеятельности, и, наконец, сами они могут стать событиями жизни.

Переживания существуют в форме эмоционально насыщенных процессов, например мнемических, которые в личностно-биографическом плане выступают как процессы исторической памяти — воспоминания. Как всякое биографическое переживание, воспоминание включено в жизнедеятельность личности. В связи с жизнедеятельностью память изучена гораздо меньше, чем в связи с более частными видами деятельности, скажем с учением. Законы запечатления, сохранения, забывания и воспроизведения в системе исторической памяти имеют свою специфику, определяемую жизненной значимостью запечатленных событий. Так, в отличие от простых форм памяти в воспоминаниях есть такие образы, которые обладают сверхдолговременностью, сверхпрочностью вследствие неповторимости событий. Причем важна не столько эмоциональная окраска образа, сколько его содержание, жизненная значимость. “Неприятное сохраняется особенно долго и прочно потому, что оно постоянно переживается не как известное страдание, но как известный “урок жизни”. Приятное сохраняется как известный момент продвижения жизни вперед” (Б.Г.Ананьев, 1940). Это давнее предположение Б. Г. Ананьева подтвердилось в экспериментах П. В. Симонова. “Воспоминания о лицах, встречах, жизненных эпизодах, отнюдь не связанных в анамнезе с какими-либо из ряда вон выходящими переживаниями, подчас вызывали исключительно сильные и стойкие, не поддающиеся угашению при повторном воспроизведении, объективно регистрируемые сдвиги. Более тщательный анализ этой... категории случаев показал, что эмоциональная окраска воспоминаний зависит не от силы эмоций, пережитых в момент самого события, а от актуальности этих воспоминаний для субъекта в данный момент” (П.В. Симонов, 1981).

Не только сохранение, но и забывание биографических фактов определяется их жизненным значением, на что обратил внимание еще 3. Фрейд. Забывание как непроизвольное вытеснение образа из сознания реально. Но реально и другое, когда человек хранит событие в памяти, но намеренно избегает воспроизводить его, не желая причинить себе душевную боль, потревожить совесть. Воспоминания порой требуют мужества.

Воспоминания, воплощенные в эмоционально окрашенных представлениях, входят в состав актуальной структуры личности, образуют психическую “ткань” ее самосознания. Путем обобщения воспоминаний формируется жизненный опыт личности. “Благодаря памяти в единстве нашего сознания отражается единство нашей личности, проходящее через весь процесс ее развития и перестройки. С памятью связано единство личного самосознания. Всякое расстройство личности. доходящее в крайних своих формах до ее распада, всегда поэтому связано с амнезией, расстройством памяти, и притом именно этого, “исторического” ее аспекта” (С.Л. Рубинштейн, 1946). Воспоминания имеют решающее значение для осознания человеком собственной жизни. овладения своим опытом, для регуляции на этой основе жизнедеятельности.

Внутренняя жизнь может также осуществляться в процессах воображения. Для разных людей воображаемая жизнь — в мечтах, надеждах, предвидениях — имеет неодинаковое значение. Иногда она чуть ли не полностью замещает жизнь действительную. Уход от действительности в область воспоминаний или мечты имеет смысл “защиты”. Однако такой стиль внутренней жизни демобилизует человека, снижает уровень его социальной активности. Оптимально, когда насыщенная внутренняя жизнь соразмерна жизни действительной, иначе она сама в конце концов истощается. “Для того, чтобы пережить, нужно, прежде всего, жить. От полноты и силы жизни, от общественного бытия человека зависит характер человеческих переживаний, их глубина и правдивость — соответствие жизни” (Б.Г. Ананьев, 1945).

Переживания несомненно имеют и мыслительный компонент. Процессы мышления участвуют в решении жизненных, нравственных задач, предполагающих совершение выбора, построение стратегии поведения. Точка зрения на жизнь человека как на цепь задач, типичных для определенного возраста или возникающих при столкновении с различными обстоятельствами, предполагает включение интеллекта в структуру личности. Определение линии поведения или даже линии всей жизни — творческая задача, адресованная в большой мере интеллекту.

Можно видеть, что функционирование мышления при решении жизненных задач во многом аналогично умственной деятельности в проблемной ситуации, вовсе не имеющей биографического значения. В том и другом случае есть своя подготовительная фаза, момент озарения и последующее всестороннее обоснование решения. Причем роль “подсказки” может сыграть даже случайное впечатление. Яркость, незабываемость моментов озарения, когда происходит открытие истины в ее нравственном, жизненном значении, свидетельствует о том, что эти моменты вошли в духовную биографию человека, стали событиями.

Рефлексивные черты характера — это устойчивые свойства самосознания, которое в личностно-биографическом плане выступает как осознание себя субъектом жизненного пути, ответственного за свою судьбу — уникальную, неповторимую, единственную. В самосознании соотносятся, с одной стороны, жизненные планы и потенциалы личности, с другой — реальные достижения в творчестве, в карьере, личной жизни. Зрелый человек понимает закономерный характер своего пути, строит концепцию жизни, увязывая прошлое с настоящим и будущим.

Самосознание невозможно без познания собственного бытия, случайного и необходимого в нем, актуального и потенциального, действительного и возможного.

Понимание роли личности в планировании и осуществлении жизненного пути способствует более ответственному отношению к нему, стремлению ставить серьезные жизненные цели и достигать их осуществления. Предпосылками для возникновения представлений о жизненном пути является накопление целостной личностью достаточно обширного жизненного опыта; активнейшая работа подсознания по профилактике уровня нервно-психического напряжения. Жизненный опыт по мере своего накопления постепенно теряет субъективную обозримость и быстроту.

И поэтому каждый человек оказывается перед необходимостью упорядочить все пережитое. Это выстраивание предположительно проходит в несколько этапов:

1) Отбор наиболее значимых событий прошлого; выстраивание их в формально-временной последовательности вплоть до настоящего.

2) Дополнение ее образом своего будущего, совмещение всех трех времен личностного бытия: прошлого, настоящего и будущего. Главной ценностью этого этапа становится перенос ведущих мотиваторов поведения из настоящего в устойчивое и подчиненное человеку будущее.

3) Радикальным, истинно взрослым в совершенствовании картины жизненного пути следует считать ее дополнение образом собственной смерти.

4) Осознание неслучайности прожитого. В реализации этого и последующих этапов становления образа жизненного пути ведущая роль переходит от подсознания к сознательной субличности.

5) Субъективное раздвижение личностного бытия за пределы собственной физической жизни - завершающий штрих становления картины жизненного пути. Принципиальным решением данной проблемы может стать включение собственного жизненного пути в контекст какого-либо более масштабного процесса.

Осознание картины жизненного пути значимо для качества отношений личности к своей жизни. В развернутом виде отыскание жизненного пути слагается из трех последовательных этапов: осознание кризиса, самоидентификация, реориентация.

Опросник «Картина мира» позволяет с помощью ряда вопросов определить:

- насколько у данной личности сформирована его личная картина мира;

- абсолютную и относительную истину, свою личную правду и позицию человека в этом мире;

- предназначение человека на земле и его видение смысла жизни;

- тезисы, которые возможно влияют на формирование жизненного пути;

- представление человека по ряду понятий – «помогать», «понимать», «любить», «духовность» и пр.

- отношение человека к себе, своему «Я».

2.3 Тест ММР І

Тест ММРІ, созданный в 1942-1949 годах американскими учеными И. Маккинли и С. Хатэуэй представляет собой количественный метод оценки личности, который благодаря автоматизированному способу обработки результатов обследования, исключает зависимость получаемых данных от субъективности и опыта экспериментатора. Высокая надежность методики, наличие шкал достоверности и полифакторный характер интерпретации создали базу для широкой популярности теста в различных странах мира.

Адаптация и рестандартизация ММРІ в отечественных условиях проводилась Л.Н. Собчак (Собчак Л.Н., 2002). В результате создана методика Стандартизированного многофакторного метода исследования личности СМИЛ.

Тест СМИЛ направлен в первую очередь на изучение личности и опирается на индивидуально-личностную типологию. Многолетний опыт применения методики показал, что она не только обрисовывает патологически заостренные или измененные болезненным процессом индивидуальные особенности больного: она раскрывает канву психологически понятных переживаний и свойств личности нормального человека. В работе практического психолога данные СМИЛ позволяют понять причины некоторых поворотов в судьбе человека, напрямую связанных с индивидуально-личностными особенностями, характером, стилем общения с окружающими, с его способностью к самореализации.

Методика представляет собой опросник, содержащий 566 вопросов-утверждений. Сокращенный вариант содержит 398 вопросов- утверждений и позволяет получить личностный портрет по базисным шкалам. Своевременно распознанные базисные свойства личности в качестве судьбореализующих тенденций дают человеку шанс стать вершителем собственной судьбы. Кроме того, опросник в модифицированном виде делится на мужской, женский и подростковый варианты. Это отвечает задачам данной работы, поскольку объектом исследования являются исключительно женщины.

Одним из весьма важных достоинств методики является наличие в структуре оценочных шкал, определяющих надежность полученных данных и установку испытуемых в отношении процедуры обследования. Это шкала лжи, шкала достоверности и шкала коррекции.


ГЛАВА ІІІ. КОНЦЕПЦИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ

ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ И

ФОРМИРОВАНИЕ ВНУТРЕННЕЙ КАРТИНЫ БОЛЕЗНИ

История проникновения человеческого сознания в тайны взаимоотношения мозга и тела исчисляются тысячелетиями.

Первобытная медицина использовала «заговоры» и заклинания, приемы задабривания, запугивания и изгнания духов в качестве примитивных способов лечения. Вряд ли вне отношений мозга и тела можно понять индийское учение йога. Прекрасно иллюстрируют понимание человека как целого взгляды знаменитого древнегреческого врача Гиппократа, который считал, что важнее знать, какой человек болен, чем знать, какой болезнью болен человек.

Сложность психосоматических взаимоотношений разделила научные дисциплины, изучающие психику и соматику. Деятельность мозга, психику начинают исследовать психологи, к которым позднее присоединяются их коллеги – патопсихологи и нейрофизиологи.

В ходе исследований менялось содержание понятий. В ХІХ столетии психологические методы и приемы исследования психической деятельности широко проникают в медицину, особенно в психиатрию. Термин «психосоматика» был введен в 1818 году немецким ученым Хайнтором, и десятью годами позже, Якоби предложил похожий термин «соматопсихика», который, однако, не стал популярным.

Трактовка результатов изучения психической деятельности и ее нарушений всегда соответствовала уровню развития дисциплины – психологии, нейрофизиологии и др. Возможность исследовать и объяснять существующими способами подсознательные явления психической деятельности привела к рождению психоанализа.

Представляется бесспорным, что современная психосоматическая медицина, получившая развитие в последние полвека, немыслима без психоанализа. Вместе с тем, существует и ряд других оригинальных связанных и не связанных с психоанализом концепций. Остановимся на более известных из них.

3.1 Конверсионная модель Фрейда

Впервые идею конверсии З. Фрейд изложил в работах «Психоневрозы защиты» и «Исследования истерии». Под конверсией он понимает смещение психического конфликта и попытку разрешить его через различные симптомы в области тела – соматические, моторные или чувственные. Благодаря такому «переносу» либидонозного заполнения из области психической в область телесного, патогенный конфликт удаляется из сознания. В соматическом симптоме символически представлено то, что должно было содержаться в бессознательной фантазии.

Конверсионная модель особенно хорошо объясняет нарушения произвольной моторики (невротически обусловленные параличи и речевые нарушения). Она может быть также полезна для понимания психогенных расстройств чувствительности, нарушений походки, ощущение кома в пищеводе при истерии, определенных болевых состояний, мнимой беременности.

В соответствии с конверсионной моделью, с появлением соматического симптома пациент испытывает эмоциональное облегчение благодаря смягчению гнета бессознательного конфликта. Это происходило в большинстве описанных Фрейдом случаев. Однако некоторые психосоматические заболевания не несут с собой облегчения душевных состояний. Можно считать, что здесь задействованы другие механизмы.

Крайне важным было обнаружение Фрейдом основы механизма диссоциации – активного процесса психологической защиты, феномена вытеснения из сознания угрожающих или нежелательных содержательных элементов. Эмоция, которая не могла быть выражена, оказывалась превращенной в физический симптом, представляющий собой компромисс между неосознаваемым желанием выразить мысль или чувство и страхом возможных последствий. Симптомы, как выяснилось, позволяли не только маскировать нежелательные эмоции, но и представляли собой своеобразное налагаемое на себя индивидуумом наказание на запрещенное желание или удаление себя из устрашающей ситуации. Эти же симптомы обуславливали и получение вторичных выгод от принятия роли больного. «Соматический язык» симптомов может также использоваться как средство коммуникации, когда последняя затруднена бессознательными, сознательными или социокультурными факторами. Таким образом, органическая симптоматика рассматривается Фрейдом, не как простое нарушение физиологических функциональных связей, а как следствие переживаний поведения.

3.2 Теория Морено

Морено рассматривал психосоматический симптом как результат ролевого конфликта. Он считал, что особенности нашего реагирования на людей «формируются прошлыми переживаниями и культурными патернами общества, в котором личность живет; им могут соответствовать особые виды продуктивного поведения. Каждая роль – это слияние частных и коллективных элементов». По мнению Морено, понятие роли – это мост между психиатрией и социологией.

Для Морено роли, которые мы принимаем в жизни (и которые определяют наше поведение), принадлежат к трем измерениям: социальные роли, психосоматические роли, психодраматические роли.

Психические и психосоматические расстройства, вызываются нарушением ролевого развития и выражаются также в нарушениях ролевого развития и поведения. В тоже время ролевое развитие и ролевое поведения тесно связаны с акциональным голодом и психосоциальным развитием человека.

С точки зрения Морено болезнь возникает в результате нарушений наследственности, внешних патогенных влияний или нарушений межчеловеческой среды. Согласно Морено, здоровье представляет собой направленное бытие или прогрессию, болезнь же – застой или регрессию.

Человеческое развитие – это постоянная прогрессия от соматических ролей, имеющихся уже в конце эмбрионального развития. В ходе нормального развития к каждой стадии добавляются новые роли, тогда как отдельные, уже существующие теряют свое значение или же исчезают вовсе. Как следствие нарушения ролевого развития, психопаталогические синдромы проявляются различными способами: перескакивая на другие ролевые уровни, минуя промежуточные; при неизменно поступательном направлении развития; в застое развития; в регрессии, т.е. в частичном или полном отходе с уже достигнутых ролевых уровней.

Ролевые конфликты являются одним из основных причин психических расстройств и недугов. Поэтому они занимают в теории и практике психодрамы центральное место. Ролевой конфликт может переживаться в форме конфликта в рамках одной роли, существовать в виде конфликта между различными ролями, зафиксироваться в виде интраперсонального конфликта, возникшего внутри одного человека, или разыгрываться в виде интерперсонального ролевого конфликта между разными людьми. ( Лейтц, 1994).

3.3 Концепция структурно-дискретной

организации психики Семенова

Концепция разработана ленинградским психотерапевтом Семеновым. Согласно автору, многие психосоматические заболевания возникают на основе программы, заложенной воспитанием. В лечении этих расстройств одним рациональным подходом трудно достичь результата. Для получения эффекта необходимо перепрограммировать установки, роли, внести новую информацию в сознание пациента. Для этого автором разработан оригинальный метод односеансной терапии – Акупунктурное программирование - распоряжение (АК). Автор не случайно из десятка значений слова программирование (от греч.) взял «содержание, порядок деятельности» и пользуется им в своей методике, подчеркивая «изменение содержания и порядка деятельности» после сеанса.

Предпосылкой теоретического обоснования метода является высказанная автором гипотеза о структурно-дискретной организации жизни и психики, согласно которой, основными структурными элементами нервно-психической организации являются различного рода нервно-психические целостности меньшего порядка. Взаимодействие и взаимосвязь их друг с другом и образует собственно психику индивида. Эти подсистемы психической организации автор называет словом «ТОТы» (целое) и соотносит с именем древнеегипетского бога Тота. ТОТы – это те кирпичики, из которых слагается психика как целое. Они могут быть классифицированы по разным признакам, но самый важный – признак происхождения. По этому признаку все ТОТы можно разнести в две большие группы: врожденные и приобретенные.

Время, на протяжении которого какой-нибудь ТОТ господствует в психике, это особое состояние. Переход от одного состояния к другому всегда совершается скачком, например, человек либо спит, либо бодрствует; неподвижен, либо движется.

АП – это метод, специально рассчитанный на изменение состояния пациента. Клинический опыт показал, что большинство хронических заболеваний – это такая деформация жизни, при которой большую часть времени человек находится в каком-нибудь одном (патогенном) состоянии. На поведенческом уровне особые состояния души передаются той или иной ролью. Одним из факторов, поддерживающих патологическую аддикцию, по Семенову, является фиксация (застревание) в одной из ролей. Это перекликается с теорией Морено, где «затухающие» и «извращенные» роли препятствуют проявлениям спонтанности индивидуума, снижают поисковую активность. Таким образом, АП в его психотерапевтической части – это не только программирование, но и ролевая психотерапия, ибо, по существу, на сеансе АП происходит реорганизация и ослабление «патологической» роли, определяющей болезнь пациента. (Семенов, 2002).

Рассмотрев некоторые из многих существующих концепций происхождения психосоматических расстройств, мы можем сказать, что они различны по значению и направлению, по постановке проблем и методам исследования, однако на их основе можно выделить общее в формировании ВКБ.

3.4 ВНУТРЕННЯЯ КАРТИНА БОЛЕЗНИ И ЕЕ РОЛЬ В

ЭТИОЛОГИИ И ПАТОГЕНЕЗЕ

Изучение личностных реакций больного на заболевание предполагает рассмотрение психологических аспектов не только болезни, но и здоровья. Составляя две стороны одного процесса жизни человека, они характеризуются как качественными различиями, так и многообразными переходными состояниями. А это выдвигает весьма актуальную задачу выяснения роли ощущений в формировании представлений о здоровье, что главным образом и определяет отношение человека к его заболеванию. Все это по существу составляет психологический аспект, как здоровья, так и болезни.

Известно, что существует много определений здоровья. ВОЗ дает такое определение: здоровье – это состояние полного физического, душевного, социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов.(ВОЗ. Основные документы, 1968)

Б.В. Петровский углубил понятие здоровья критерием трудовой деятельности, указывая, что здоровье – не только отсутствие болезни и инвалидности, но и наличие полноценного, гармонически развитого физического, психического и нравственного состояния человека, которое позволяет ему оптимально, без всяких ограничений, осуществлять общественную и прежде всего, трудовую деятельность (Петровский Б.В., 1973).

Субъективно здоровье проявляется в чувстве оптимизма, благополучия, радости жизни, желании деятельности. Ряд исследователей рассматривают здоровье, как способность человеческого организма преломлять всю совокупность природных и социальных факторов, составляющих условия его жизни, без нарушения гармонии физиологических механизмов и систем, которые обеспечивают нормальное функционирование человека (Телешевская М.Э, Погибко Н.И.,1978).

Следовательно, можно сделать вывод, что понятие здоровья включает в себя не только оптимальное функционирование органов и систем человеческого организма, его физическое благополучие, но и субъективное психологическое ощущение своего здоровья, возможность активной общественно-трудовой деятельности. Вместе с тем, понятие здоровья является относительным, так как оно лишь условно отражает состояние организма и не исключает возможности скрытого патологического процесса. Здоровье одновременно и объективно и субъективно, поскольку при плохом самочувствии могут отсутствовать объективные данные, с другой стороны – при их наличии самочувствие остается до определенного времени хорошим.

Многие авторы пользуются понятием общего самочувствия. Будучи личностным, самочувствие человека характеризуется чрезвычайной изменчивостью, оно бесконечно богато трудноуловимыми оттенками (Спиркин А.Г., 1972.)

Существенную роль в формировании представлений о структуре физического «Я» человека сыграли работы И.М. Сеченова. Он в частности обратил внимание на неопределенные «темные» ощущения, сопровождающие акты, которые совершаются в полостных органах. «Темные ощущения» - суть спутники процессов, совершающихся во всех главных анатомических системах – системные чувства, а чувственные состояния собственного тела – это самоощущения. Эти положения Сеченова остаются актуальными и в наши дни.

Таким образом, психологической характеристикой соматического здоровья является не только отсутствие болезненных ощущений и их объективных показателей, но и наличие оптимальной работоспособности, желание деятельности, стремление к достижению жизненных успехов, а так же доминирование чувства благополучия, радости жизни. Существенную роль в формировании психологических параметров здоровья, его устойчивости играет структурная и функциональная сохранность систем органов человека.

Представление о своем соматическом состоянии, сопровождаясь определенными переживаниями, находит свое выражение в различных формах отношения человека к своему здоровью. В одних случаях - это пренебрежение, в других - повышенное внимание, в третьих - адекватное к нему отношение. Содержание человека к своему здоровью зависит от многих причин: личностных особенностей, возраста, перенесенных заболеваний, образа жизни и труда, физической тренированности.

А. Квасенко и Ю. Зубарев (Квасенко А., Зубарев Ю., 1980) выделяют, с психологической точки, в процессе заболевания три этапа, которые отражают формирование и динамику личностных реакций больного на свое страдание. Эти этапы следующие: сенсологический, оценочный и этап отношения к болезни. Рассмотрим их в указанной последовательности.

Сенсологический этап отражает реакции больного на развившееся чувство дискомфорта, боли различной интенсивности и связанное с ними чувство той или иной собственной недостаточности.

При возникновении дисгармонии, нарушении согласованной деятельности различных органов и систем с затруднением взаимосвязи отдельных уровней, появлением признаков морфофункциональных расстройств, развиваются субъективные состояния с ощущениями необычного, неопределенного характера.

Осознание процессов, происходящих внутри организма, ограничивается неясными, неприятными ощущениями различной степени выраженности, с неопределенной локализацией. Эти ощущения, будучи предвестниками соматической болезни, обусловливают состояние, обозначаемое как дискомфорт. Общепризнанно, что в результате чрезмерного воздействия физико-химических факторов среды может наступать физиологический дискомфорт, вызывающий, в свою очередь, сильные психические переживания.

Нарушение психофизиологического тонуса, изменения настроения в ряде случаев могут быть ранним симптомом отдельных форм соматических заболеваний, например, переживания чувства тревоги и страха. Эти эмоциональные сдвиги в отдельных случаях могут служить психологическими проявлениями начинающегося соматического страдания. Возможен и локальный дискомфорт ( в области сердца, желудка, кишечника и др.).

Таким образом, дискомфорт, как субъективное ощущение дисгармонии, несогласованности физической и психической деятельности, снижение оптимальности личного благополучия и функционирования приобретает определенную диагностическую ценность.

Дальнейшее развитие заболевания может сопровождаться перерастанием дискомфорта в болевые ощущения. Но боль, как известно, указывая на наличие патологии, не всегда является обязательным субъективным компонентом болезни.

Болевые ощущения, отражая функциональноморфологические процессы, происходящие в организме, приобретают определенную диагностическую значимость. Являясь информацией о нарушении деятельности отдельных органов и систем, они, подвергаясь переработке в сознании больного, могут лечь в основу оценки им своего соматического страдания. Но болевые ощущения оцениваются больным не только как признак, симптом заболевания, но и как сигнал угрозы для жизни и возможных последствий (инвалидности, изменений положения в семье, обществе и др.).

Наряду с явлениями дискомфорта и болевыми ощущениями, обладающими субъективно-психологической значимостью в оценке соматического страдания, следует также учитывать возможность развития дисгармонических процессов, нарушений биосоциальной адаптации. Эти нарушения связаны с сознанием недостаточности эмоционально-волевых качеств, снижением творческой активности, ослаблением побудительных мотивов к деятельности. Все это по словам А.М. Изуткина,- известным образом деформирует и ограничивает личность не только в практическо-предметной деятельности, но и с точки зрения психической свободы(Изуткин А.М., 1975).

Таким образом, психологическая характеристика ощущений различного диапазона с отрицательно окрашенными переживаниями, осознание ограничений своих прежних возможностей, чувство собственной неполноценности – все это можно объединить понятием дифицитарности(Квасенко В., 1980).

Следовательно, сенсологический этап включает дискомфортный, алгический (болевой) и дефицитарный компоненты. Будучи между собою связанными, они имеют различную степень выраженности .

Следующей ступенью познания психологической картины соматического заболевания, как отмечено выше, является оценочный этап.

Оценочный этап – результат интрапсихической переработки больным сенсологических данных. Для понимания механизма становления оценочного этапа, коротко остановимся на существующем представлении о болезни.

По одному из определений, болезнь рассматривается как жизнь, нарушенная в своем течении повреждением структуры и функции организма под влиянием внешних и внутренних факторов. Болезнь характеризуется общим или частичным снижением приспособляемости к среде и ограничением свободы жизнедеятельности больного(Веселкин П.Н. БМЭ., 1976).

По мнению В.Х. Василенко, болезнь всегда – повреждение систем организма, влекущее нарушение целостности жизнедеятельности и психическое страдание (переживание) (Василенко В.Х. , 1972).

Об этом значительно раньше писали и классики отечественной клинической медицины: Мудров М.Я., Боткин С.П., его ученик В.А. Манассеин и др. Все они приходили к выводу о единстве психического и физического, но в то же время отмечали (Манассеин В.А), что интеллектуальная сторона может в значительной степени влиять на животный организм, т.к. соматическое заболевание всегда «обрастает» психологическими наслоениями. Складывающийся характер соотношения и взаимосвязи соматического и психологического обязывает понимать болезнь как единый психосоматический процесс в условиях целостного организма (Старицын А.С., 1973).

При изучении этого соотношения, настоятельным является тщательное исследование как соматической, так и психологической сферы больного в их единстве. Большое внимание психологической стороне соматического заболевания уделялось исследователями и в последующие годы.

В1936 году Е.А. Шевалев предложил понятие «переживание болезни» и рассматривал его как сложный комплекс новых ощущений, мыслей и чувств. Особое место в изучении психологического аспекта соматического заболевания принадлежит, Р.А. Лурии, который выдвинул понятие «внутренняя картина болезни» ( Лурия Р.А.,1977) .

К ней он относил весь внутренний мир больного, т.е. все то, что испытывает и переживает больной, его ощущения и представления о своей болезни и ее причинах.

В дальнейшем реакции больных на соматические заболевания получили в литературе другие определения. Так, например, Е.К. Краснушкин и Л.Л. Рохлин обозначили их как «сознание болезни»; С.С. Либих – как «концепция болезни»; Н.Д. Лакосина и Г.К. Ушаков – как «реакцию на болезнь». (Лакосина Н.Д., Ушаков Г.К., 1976., Васюков Н.В., 1977).

Такая разновидность предлагаемых определений личностных реакций на соматическое страдание отражает сложность проблемы, связанную, в частности, с чрезвычайной полиморфностью субъективных переживаний больного.

Формирование отношения к болезни, т.е. то, что мы отнесли к третьему этапу процесса заболевания, происходит у больного в процессе его индивидуального развития и воспитания, так как человек уже с малых лет видит, как болеют окружающие его лица. Страдая сам, он сопоставляет проявления болезни у себя и свои переживания с тем, что он усвоил, наблюдая страдания других, или, как отмечал Р.А. Лурия,- почерпнул из медицинской литературы. В результате у больного вырабатывается свое понятие о болезни.

Процесс формирования представления о болезни весьма сложный и противоречивый, динамичный и детерминирован с окружающей средой, в которой происходит становление, жизнь и деятельность личности. Поэтому в индивидуальное представление о болезни должна включаться и общесоциальная оценка. Таким образом, можно сказать, что понятие о болезни у каждого человека представляет собой сплав социального и личного. Именно такое представление о болезни и определяет ее оценочный аспект.

Наряду с общими закономерностями субъективного отражения болезни, следует учитывать и механизмы индивидуального представления о болезни. Больной оценивает ее не только в целом, но и анализирует отдельные симптомы. Он имеет собственный «диагноз» болезни, свои суждения о причинах, предсказании и лечении заболевания. Психологическая картина соматического страдания, таким образом, преломляется в каждом конкретном случае по-своему, приобретая соответствующую индивидуальную окраску. Она обусловлена совокупностью как индивидуальных особенностей личности, так и своеобразием болезни, а также ситуацией, в которой оказывается больной.

Уже классики отечественной медицины М.Я Мудров и С.П. Боткин не противопоставляли болезнь больному, а наоборот, как отмечалось, рассматривали их в единстве. Болезнь – общее. Понятие «больного» есть единство общего и специфического. Таким образом, больной – это человек, в котором объединены в сложном единстве и взаимообусловленности его организм и личность. Эта связь заключается в том, что личность накладывает отпечаток на возникновение, течение и исход заболевания. Другая сторона связи – изменение личности под влиянием болезней и лечения.

Существенным признаком понятия больного является понимание его как страдающего человека, который осознает себя больным, ощущает болезнь тогда, когда она достигает определенных функциональных и анатомических изменений. Больной – это личность, отягощенная заботой о здоровье, человек с обостренным чувством существования. Больной в значительной степени теряет свободу, у него возникает зависимость от болезни. Поэтому считается, что в психическом состоянии соматического больного развиваются дисгармонические процессы, происходит нарушение биосоциальной адаптации.

Отношение больного к болезни является завершающим этапом формирования соматического заболевания.

Раскрытие общих закономерностей психологической картины соматического заболевания углубляет и расширяет представления врача о состоянии больного и его отношении к заболеванию, помогает в правильной оценке такого чрезвычайно сложного явления, каким становится заболевший человек.

При всей сложности механизмов становления и развития внутренней картины болезни, можно обнаружить известное влияние на этот процесс общепатологических закономерностей соматического заболевания. Применительно к соматическим заболеваниям это будут стрессоры рассогласования деятельности, как, например, заболевания, ограничивающие сферы общения и деятельности.

Стрессовая ситуация, особенно в начальной стадии соматического заболевания, повышает требования к приспособительным механизмам. Любой стресс – физический, эмоциональный, вызванный болезнью, потрясением, болью, травмой – вызывает цепную реакцию, начиная с коры головного мозга и кончая субклеточними образованиями(Суворова В.В., 1975,

Лазарус Р., 1970).

Все сказанное позволяет рассматривать внутреннюю картину болезни как результат адаптации личности к тем стесненным условиям, которые представляет болезнь.

Однако в начальной стадии соматического страдания психическая адаптация болезни не достигает своей оформленности и устойчивости, она может сменяться дезадаптацией. Следовательно, для психологической картины начальной стадии соматической болезни часто характерны психогенно- стрессовые проявления в виде элементов тревоги, страха, растерянности.

Кроме того, в становлении соматонозогнозий, выраженности ее структурных элементов существенную роль играет начало болезни (острые воспалительные заболевания, пароксизмы с резким болевым синдромом, тяжелые травмы) с отчетливой выраженностью симптомов, быстрым нарастанием степени их тяжести, наличием угрозы для жизни.

При хроническом типе течения болезни структура соматонозогнозий определяется не только стадией, но и ситуацией, в которой оказывается больной. Специфические изменения психической сферы соматических больных обусловливаются как длительностью течения болезни, так и продолжительностью их пребывания в стационарах. Это находит свое отражение в сниженности настроения.Такому типу реагирования в определенной мере способствует ограничение возможностей, тяжелые болевые ощущения, неясность перспектив выздоровления. Становясь пессимистами, обидчивыми и чувствительными, такие больные могут быть одновременно равнодушными и холодными.

Психологические сдвиги при выздоровлении, весьма полиморфны. Они зависят от таких факторов, как тип течения заболевания, его характер, выраженность патологических расстройств. Иногда, наблюдается несоответствие между периодом соматического выздоровления и периодом «освобождения» больного от сознания болезни, когда человек, будучи уже практически здоровым, продолжает чувствовать себя больным.

В противоположность субъективным ощущениям полного выздоровления, подчас наблюдается застывание и фиксация болезненных ощущений с навязчивыми воспоминаниями о них.

Затяжные формы соматической патологии часто сопровождаются ипохондричностью, тревожной мнительностью (Фелинская Н.И., Чибисов Ю.К., 1975).

Как известно, в процессе ведения больных различают три периода: диагностический, лечебный и реабилитационный. Выделение этих периодов, конечно, носит условный характер. Так, например, уже в диагностическом периоде могут присутствовать элементы лечебного и даже реабилитационного периодов. Каждый из них имеет свою психологическую характеристику.

Уже в жалобах больного отражается субъективная оценка изменившегося самочувствия состояния здоровья. Возникающая при этом ситуация, отрицательная по своей сущности носит стрессовый характер. Переживания, связанные с ожиданием результатов обследования, установление диагноза, вызывают эмоциональное напряжение. Поэтому, субъективно-психологическое состояние в диагностическом периоде характеризуется эмоциональными сдвигами, переживаниями, которые зависят от болезненных ощущений и связанных с ними представлений о характере заболевания.

Следовательно, уже в диагностическом периоде картина болезни включает в себя не только сенсологический, оценочный этапы, но и формирующиеся типы отношения больных к своему заболеванию.

Имея информацию о субъективном состоянии больных, сопоставляя ее с результатами объективного обследования, врач может более всесторонне оценить эффективность лечения.

Таким образом, развитие соматического заболевания – это сложный процесс, в который наряду с клиническими стадиями, фазами и типом течения можно проследить психологические сдвиги. Начало заболевания сопровождается явлениями стресса, в стадии разгара болезни развивается адаптация к ней, в зависимости от исхода наступает та или иная степень психологической реабилитации. Залогом правильного лечения является сбалансированный диагноз, т.е. диагноз, учитывающий реальный удельный вес, как органических изменений, так и нервно-психологических наслоений у данного конкретного больного.

Отсюда совершенно очевидно, что такое исследование не может и должно быть трафаретным, как это часто бывает при собирании анамнеза и субъективного статуса больного, а является сугубо индивидуальным изучением личности человека.

ГЛАВА IV . ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВНУТРЕННЕЙ

КАРТИНЫ БОЛЕЗНИ ПРИ ГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ

ПАТОЛОГИИ (БЕСПЛОДИЕ)

4.1 ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВНУТРЕННЕЙ

КАРТИНЫ БОЛЕЗНИ В ГИНЕКОЛОГИИ

Любой врач знает, что стрессы ухудшают здоровье. Но как именно это происходит?

Вспомните, как вы влюбились в кого-то, а он, обнадежив, бросил вас. Или - вы влюблены, влюблены безответно, и это длиться годами… Или - он женат, не может бросить детей. Этих "или" много, а результат один - гинекологические проблемы. Речь идет не об опасности сексуальных отношений, а об опасности негативных переживаний в любви. Именно они наиболее опасны для здоровья женщины.

Интересно, что в гомеопатии (альтернативное медицинское направление) существует множество лекарств, предназначенных именно для женщин. И в описании действия этих лекарств можно узнать различные типы женского характера. Многих ведущих гомеопатов мира можно смело назвать первоклассными психологами. Потому что самое главное для них выявить, чем в психологическом смысле является женщина, и какие тяжелые случаи она перенесла в своей жизни.

Механизм заболевания сложный. Сама болезнь наступает не сразу же, как вас бросит любимый или погибнет кто-то близкий. Первоначально удар на себя примет психика. Вы страдаете некоторое время, надеетесь либо на перемену событий в лучшую сторону, либо на время, которое все "лечит".

Мозг, однако, не ждет, и как капитан воспринимающей системы человека первым принимает огонь на себя. Его нежные клетки получают травму. А что значит для мозга травма, даже если это микротравма?!!

Мозг - директор организма. Представьте себе предприятие с больным директором. Но главу предприятия можно заменить, а вот мозг не заменишь. Даже немного поврежденный мозг отдает неправильные команды нервам и всей эндокринной системе, то есть железам, которые производят необходимые химические вещества для взаимодействия всех органов. Одна из самых главных желез, которая производит гормоны, обеспечивающую правильную деятельность половых органов, находится примерно в середине головы - гипоталамус. Вот что говорит медицинская энциклопедия (изд-во Вече, АСТ Москва 1998 стр. 233):

В состав гипоталамуса входят более 30 ядер, осуществляющих контроль за температурой тела, чувством жажды, голода, аппетитом, водным балансом в организме и его половой функцией. Кроме того, он тесно связан с эмоциональной активностью и сном, а также выполняет функции центра, в котором интегрируется гормональная и вегетативная нервная активность путем осуществления контроля за секрецией гипофизных гормонов.

А гипофизные гормоны отвечают за вашу молодость.

Вот, что стоит за обычной психотравмой. Никто не будет спорить с тем, что у спокойного человека здоровье крепче. Важно вовремя понять, что психика не является чем-то отдельно стоящим от организма. Нельзя рассчитывать на спасительное "лечащее" время. Многолетний опыт психотерапевта полностью развенчивает этот миф. Женщина думает, что она все уже забыла, а попросить ее сосредоточиться на низе живота, она заплачет и вспомнит все свои неудачи и обиды, связанные с личной жизнью.

Конечно, одной или на кухне с соседкой вспоминать не очень полезно, а вот воспоминания на психотерапевтическом сеансе зачастую приводят к отказу от таблеток и снятию тяжелых диагнозов.

Напоследок хочется перефразировать народную мудрость: "Берегите нервы" - берегите психику - она главная в нашем здоровье. Негативная энергия психотравмы запоминается организмом, и только грамотное рассеяние этой энергии может остановить болезнь.


4.2 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ БЕСПЛОДИЯ

Женское бесплодие – это неспособность женщины к зачатию в репродуктивном возрасте.

Принято различать следующие причины женского бесплодия: расстройство овуляции; трубные факторы; различные гинекологические заболевания; имммунологические причины (Сметник В.П., Тумилович Л.Г., 1995).

Выделение этих основных групп не всегда может объяснить все причины бесплодия, поэтому выделена группа больных с так называемым необъяснимым бесплодием, причину которого применяемыми методами исследования установить не удается.

Бесплодие в браке – одна из весьма тяжелых стрессовых ситуаций. Личностные качества бездетных супругов значительно отличаются от людей такого же возраста и социального положения, но имеющих детей. Психологические тесты характеризуют большую неустойчивость, страх, неуверенность в себе, трудности социальных контактов. Чувство вины за отсутствие детей в семье выше у женщин, чем у мужчин (Пшеничникова Т.Я., 1988). Вместе с тем у этих же пациентов сильнее развиты такие качества, как быстрота реакции, чувство напряжения и эмоции, свидетельствующие о наличии постоянного очага угнетения настроения.

Исследователи выделяют ряд обстоятельств, при которых следует ожидать у пациенток развитие психических нарушений: молодые женщины исповедуют религию, трактующую бесплодие как грех; женщины не имеют нормальных отношений с супругом; женщины подвергались в течение соей жизни различным стрессам; женщины, для которых диагноз инфертильности – неожиданность. Например, при отсутствии соматических жалоб (Менделевич В.Д., 1998).

Выделяют несколько этапов эмоционального реагирования на бесплодие: удивление, горе, злость, изоляция, отрицание и согласие. Первоначальная реакция – это удивление, переходящее в период шока и страдания, затем наступает восстановление, какое можно видеть «после смерти любимого существа». Этот процесс сходен с потерей желания существовать и усугубляется чувством вины, стыда и социального несоответствия. Ощущение депрессии может «подпитывать» внутренний гнев, который усиливается часто появляющимся вопросом: «Почему Я?». Возникающее стремление изолироваться и уменьшить контакты делает подобных больных трудными для обследования и лечения.

Одним из наиболее важных вопросов при диагностике состояния бесплодных пациенток считают оценку мотивов иметь ребенка. У бесплодных пациенток существуют мотивы несколько отличающиеся от традиционных мотивов деторождения. Для многих бесплодных женщин, мотив иметь ребенка остается неясным, неосознаваемым. Это свидетельствует о том, что существует подсознательное неприятие, или о том, что в истинных мотивах этого желания женщина не признается даже сама себе. Нечестной может быть, например такая мотивация, как надежда удержать с помощью ребенка мужа, отодвинуть на задний план, возникшие в семейной жизни проблемы. Тело может оказаться честнее и дальновиднее (Дальке Р., Детлефсен Т., 2003).

Как уже указывалось выше, многие зарубежные исследователи склонны объяснять происхождение бесплодия, особенно психосоматического, с точки зрения психоанализа. Некоторые из них пытаются найти причину в раннем детстве. Ограничение стыдливой системой табу или, напротив, необузданное сексуальное поведение родителей может оказать на ребенка тормозное или деформирующее действие. В ходе психосексуального развития различные прямые или косвенные влияния могут выстроить в структуре личности нежелательные схемы, которые позже могут стать причиной «торможения женской роли».

Р.ДЖ. Пепперел разделяет женщин, страдающих психогенным бесплодием на 3 основные группы: В 1-ю включены женщины, у которых бесплодие может прекратиться самопроизвольно, а интенсивное обследование легко может «сломать барьер, препятствующий бесплодию». Во вторую группу входят женщины с более устойчивой «блокадой» зачатия, возможно происходящей в результате некоторой внешней стрессовой ситуации. 3-ю группу составляют женщины, бесплодие у которых возникло в «результате глубокого и длительного психосоматического напряжения», связанного с наличием «психогенных страхов».Существенным при этом являются особенности представления о беременности, о материнстве, сформированные в процессе воспитания. Они могут глубоко нарушать их психологическое равновесие, и какие-либо отклонения или конфликты в этой сфере приводят к тому, что эти женщины испытывают сильный страх перед беременностью, и бесплодие возникает у них как психологическая защита. У этих женщин возможно обнаружение конфликта между сознательным желанием забеременеть и неосознанным отказом от беременности и материнства.

Исследователями (Т.А. Федорова, 1998, Т.Я. Пшеничникова 1989) описаны определенные типы женщин, страдающих бесплодием: 1) незрелые, чувствительные, разборчивые и по детски капризные по отношению к мужу женщины, склонные к функциональным расстройствам; 2) агрессивно-доминирующие женщины, не соглашающиеся признать свою женственность; 3) матереподобные женщины, которые правильно или неправильно понимая своего мужа, чувствуют, что они не способны скопировать его в детях и поэтому переносят свой материнский инстинкт на уход за ним; 4) женщины, посвятившие себя идейным и другим интересам.

Многими исследователями подчеркивается большое значение психических нарушений и стрессовых воздействий в происхождении так называемого «необъяснимого бесплодия». Бесплодие неясного генеза можно диагностировать при условии фертильности партнера, положительном посткоитальном тесте, проходимых маточных трубах. У большинства таких пациенток обнаруживаются различные психоэмоциональные отклонения, чувства неполноценности и одиночества.

4.3 ПРЕДШЕСТВУЮЩИЕ ВОСПАЛИТЕЛЬНЫЕ

ЗАБОЛЕВАНИЯ

Бесплодие может быть обусловлено патологическими изменениями в репродуктивной системе женщин. Эти изменения могут быть анатомическими и функциональными. Возможно и их сочетание. Воспаление придатков, маточных труб и яичников приводят к гибели реснитчатых клеток, возникновению очагов фиброза на их месте и спаек между этими очагами, что приводит к нарушению функций трубы. В случаях распространения воспалительного процесса в полости малого таза возникает воспаление брюшины, покрывающей матку и трубы. Нарушается проходимость маточных труб, изменяется положение фимбриальных отделов труб относительно яичников, что приводит к бесплодию.

На первом этапе инфицирования у женщин возникает воспаление в цервикальном канале. Затем, при восхождении инфекции возникают сальпингиты. Гонококк и хламидии, как правило, тяжело поражают реснитчатый эпителий, что часто приводит к полной обструкции маточных труб. Острый аднексит сопровождается повышением температуры, резкими болями внизу живота и крестца.

Развитие аднексита провоцируют факторы, снижающие защитные функции организма: переохлаждение, нарушение правил личной гигиены, переутомление, нервно-психическое напряжение.

При длительном течении (2-3 года) аднексита могут развиваться нейроэндокринные нарушения. Они проявляются повышенной возбудимостью, раздражительностью, быстрой утомляемостью, ожирением или резким похуданием, а также расстройством функций яичников, что приводит к нарушению менструального цикла и бесплодию.

Одной из наиболее частых причин воспалительных процессов является постабортная и послеродовая инфекция, восходящая из матки вследствие возникновения в ней раневой поверхности.

4.4 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ АБОРТА

Аборты могут быть вызваны многими причинами, однако, и психологические факторы играют роль в возникновении как одиночных, так и привычных абортов. Существует мнение, что 12% спонтанных абортов имеют именно такой генез (И. Харди, 1988). Причиной аборта могут служить эмоциональные потрясения (испуг, длительные переживания, конфликты).

Аборт – кровотечение, боли при нем – может оказывать неблагоприятное психическое воздействие, вызывать страх, беспокойство, напряженность. Чувство же невозвратимой утраты в некоторых случаях может привести к большей или меньшей депрессии.. Последствия выкидыша дают себя знать и при новых беременностях: женщина опасается, сможет ли она в этот раз выносить ребенка.

Искусственный аборт в зависимости от условий, причин и показаний оказывает различное психическое воздействие. Так, при серьезных показаниях, он, как правило, к серьезной травме не приводит. Прерывание нежелательной беременности, выход из трудного социального положения обычно укрепляет психическое здоровье женщины, поскольку препятствуют появлению на свет новой личности в неблагоприятных психосоциальных условиях. Психические осложнения в таких случаях очень редки. В связи с абортами наблюдаются практически те же психические явления, что и при хирургическом вмешательстве, но могут наблюдаться угрызения совести, сожаления о принятом решении.

Таким образом, нарушения в репродуктивной системе носят очень сложный характер. Наряду с анатомическими изменениями, происходят серьезные изменения в психике женщины.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абульханова-Славская К. А. Деятельность и психология личности. — М., 1980.

2. Абульханова-Славская К. А. Диалектика человеческой жизни.— М., 1977.

3. Ананьев Б. Г. Воспитание памяти школьника.—Л., 1940.

4. Ананьев Б. Г. К теории внутренней речи.— В кн.: Психология чувственного познания. М., 1960, с. 348—369.

5. Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекознания. — М., 1977.

6. Ананьев Б. Г. Очерки психологии.— Л.. 1945.

7. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания.— Л., 1969.

8. Анохин П.К. Орлов И.Б. Боль//БМЭ.-изд.3.-М., 1976.-Т.3.-С.869-891.

8. Анцыферова Л. И. Некоторые теоретические проблемы психологии личности.— Вопросы психологии, 1978, № 1, с. 37—50.

Васюков Н.М. Человек как объект системного исследования// Проблемы системного подхода к психиатрии.-Рига.-1977.-С.9-15.

Веселкин Н. П. Болезнь //БМЭ.-Т.

9. Винокур Г. Биография и культура.— М., 1927.

10. Головаха Е. И., Кроник А. А. Психологическое время личности.— Киев, 1984.

11. Гулыга А. В. Кант. — М., 1977.

12. Кетлинская В.К. Здравствуй, молодость! — Новый мир, 1975, № 11.

13. Логинова Н. А. Биографический метод в психологии и смежных науках: Автореф. канд. дис.—Л., 1975.

14. Логинова Н. А. Развитие личности и ее жизненный путь. — В кн.: Принцип развития в психологии. М., 1978.

15. Логинова Н. А. Шарлотта Бюлер — представитель гуманистической психологии.— Вопросы психологии, 1980, № 1, с. 154—158.

16. Лотман Ю. М. Александр Сергеевич Пушкин.— Л., 1981.

17. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии.— 2-е изд. — М., 1946.

18. Рубинштейн С. Л. Человек и мир.— В кн.: Проблемы общей психологии. М., 1973.

19. Симонов П. В. Эмоциональный мозг.— М., 1981.

20. Теплов Б. М. Психология музыкальных способностей.— В кн.: Психология индивидуальных различий. М., 1961.

21. Теплов Б. М. Ум полководца.— В кн.: Психология индивидуальных различий.. М., 1961.

22. Allport G. W. The use of personal documents in psychological science.— Soc. Sci. Res. Coun. Bull., 1942, № 49.

23. Buhler Ch. Der menschliche Lebenslauf als Psychologisches Problem. Leipzig, 1933.

24. Dennis W. Age and productivity among scientists.— Science, 1956, v. 123.

25. Lehman Н . Age and achievement. Princeton, 1953.

ЛИТЕРАТУРА внутр. Карт. болезни

1. Анохин П. К. Орлов И.Б. Ерохина Л.Г. Боль.- В кн.: БМЭ.-изд.3-е.-М., 1976.-Т.3.-С.869-891.

2. Васюков Н.М. Человек как предмет системного исследования.- В кн.: Проблемы системного подхода в психиатрии.-Рига.-1977.-С.9-15.

3. Веселкин П.Н. Болезнь – В кн.: БМЭ. Изд.3-е, М., 1976.-Т.3,С.290.

4. Дальке Р., Детлефсен Т. Болезнь как путь.-СПб.-: ИД «ВЕСЬ», 2003.-320с.

5. Загребина А.А., Торчинов А.М. Гинекология.-М., 1987.-171с.

6. Изуткин А.М. Болезнь, как стесненная в своей свободе жизнь.-В кн.: Философские и социально-гигиенические аспекты учения о здоровье и болезни.-М., 1975.-С.161-178.

7. Квасенко А.В., Зубарев Ю.Г. Психология больного.- Л., 1980.-181с.

8. Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования.-В кн.: Эмоциональный стресс.-Л., 1970.-С.178- 208.

9. Лакосина Н.Д., Ушаков Г.К. Учебное пособие по медицинской психологии.-М., 1976.

10. Либих С.С. Теория и практика коллективной психотерапии. Автореф. докт. дисс.-Л., 1969.

11. Лурия Р.А. Внутренняя картина болезни и иатрогенные заболевания.-М., 1977.- 111с.

12. Магазаник Н.А. Искусство общения с больным.- М.,1991.- 111с.

13. Менделевич В.Д. Клиническая и медицинская психология.-М.:МЕДресс, 1998.-540с.

14. Молохов А.Н. Очерки гинекологической психиатрии.-Кишинев,1962.-136с.

15. Парценяк С.А. Стресс.Вегетозы.Психосоматика.- СПб.-2002.-384с.

16. Петровский Б.В. Здоровье народа - достояние общества.- В кн.: Общество и здоровье человека М., 1973.-256с.

17. Пшеничникова Т.Я. Бесплодие: причины , меры предупреждения.-М.: Знание, 1988.-61с.

18. Сметник В.П. Тумилович Л.Г. Неоперативная гинекология: Руководство для врачей.-СПб.:СОТИС, 1995.-224с.

19. Спиркин А.Г. Сознание и самосознание.-М., 1972.-133с.

20. Старицын А.С. Медицинская психология.-Омск, 1973.- 259с.

21. Суворова В.В. Психофизиология стресса.-М., 1975.-230 с.

22. Телешевская М. Э., Погибко. Н.И. Вопросы врачебной деонтологии.- Л., 1978.-169с.

23. Фелинская Н.И., Чибисов Ю.К. Реактивные психозы. Глоссарий.-М., 1975.-36с.

24. Чернух А.М. Выздоровление.-В кн.: БМЭ, изд.3-е.-М.,1976.-Т.4.-С.1461-1470.


Приложение №1


Приложение №2


Приложение №3


Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:53:18 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
20:43:06 28 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Долговременные программы

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150242)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru