Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Конфликты в святоотеческой и светской психологии

Название: Конфликты в святоотеческой и светской психологии
Раздел: Рефераты по психологии
Тип: курсовая работа Добавлен 17:00:32 03 марта 2008 Похожие работы
Просмотров: 641 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение 3

1. Понятие конфликта с точки зрения светской психологии_ 4

1.1. Сущность конфликта 4

1.2. Способы разрешения конфликтов 16

2. Конфликты в святоотеческой психологии_ 26

2.1 Причины возникновения и сущность конфликтов 26

2.2. Разрешение конфликтов с позиции святых отцов 32

Заключение 36

Введение

Конфликты – это всегда ситуации противоречий, разногласий, столкновений между людьми. Они характеризуются определенными признаками: наличие значимых для сторон противоречий; необходимость их разрешения для нормализации отношений сторон и их эффективного взаимодействия; действия сторон, направленные на преодоление возникших противоречий, реализация собственных интересов и т.д.

Целью работы является изучение конфликта в свете светской и святоотеческой психологии.

Исходя из цели работы, сформулируем задачи исследования:

- выявить сущностные особенности конфликтов;

- проанализировать основные виды конфликтов;

-провести сравнительный анализ взглядов светских и православных психологов на природу конфликтов;

-охарактеризовать способы разрешения конфликтов в святоотеческой и светской психологии.

Объектом исследования является сам конфликт.

Предмет исследования – природа конфликта в святоотеческой и светской психологии.

Методами исследования явились: сравнительный анализ, системный анализ и структурно-функциональный анализ.

Наша работа состоит из двух разделов (четырех подразделов). В первом разделе дается анализ взглядов светских психологов на природу конфликтов и способы их разрешения. Второй же раздел посвящен исследованию конфликта с точки зрения святых отцов.

Исследованию конфликта в светской психологии посвящены труды Здравомыслова А.Г., Немова Р.С., Андреева В.К. и др. Среди православных исследователей следует особо отметить Григория Богослова, Савву Дорофея, святителя Тихона Задонского.

1. Понятие конфликта с точки зрения светской психологии

1.1. Сущность конфликта

Конфликту при­сущи своеобразные свойства, отношения и внешние формы. Преж­де чем давать определение понятия «конфликт», нужно рассмотреть некоторые из этих черт.

Конфликт, по мнению Здравомыслова А.Г. [11, с. 122], - явление социальное, порождаемое самой природой общественной жизни. Он непосредственным образом выра­жает те или иные стороны социального бытия, место и роль челове­ка в нем.

Социальные связи, свойственные обществу как сложной системе и целостному образованию, имеют устойчивый характер и воспро­изводятся в историческом процессе, переходя от одного поколения людей к другому. Вместе с тем в процессе взаимодействия индивидов и усложнения соци­альных связей на определенной ступени общественного развития во взаимных отношениях наряду с сотрудничеством стали проявляться соперничество, конкуренция, психологическая несовместимость, противоположность интересов и выбора средств достижения целей. Обострение подобных противоречий, их эскалация привели в конеч­ном счете к активному противоборству, конфликтам.

Правомерно считать, что межличностный конфликт - один из уходящих в глубины тысячелетий способов взаимодействия человечес­ких существ. Он, по-видимому, получил распространение раньше внутриличностного конфликта, так как отношения между отдельны­ми людьми предшествовали общению индивида с самим собой, его автокоммуникации. Назначение конфликта было и есть преодоление чрезмерно обострившихся противоречий, нахождение оптимального выхода из возникшего противостояния, поддержание взаимодействия субъектов социальных связей в условиях серьезного расхождения их интересов, оценок, целей.

Недаром столь высоко ставится соблюдение выработанного за многие века «золотого правила», по которому человек в отношени­ях с другими людьми должен проявлять лояльность, расположение, терпимость и добрую волю, быть справедливым, дружелюбным, ува­жительным и вежливым, т.е. строить свое общение с окружающими на такой благожелательной основе, как взаимное доверие, надеж­ность в словах и наделе. Всякие взаимоотношения, как деловые, так и сугубо личностные, эффективны только при уступчивости и сдер­жанности сторон, честном партнерстве, обоюдном стремлении к улаживанию разногласий и конфликтов, если они случаются.

Конфликт должен вос­приниматься, по мнению Дружинина В.В, Конторова Д.С.[9,с.304], вполне нормальным общественным явлением, свойством социальных систем, процессом и способом взаимодействия людей. Как и человек, общество по самой своей природе не может быть абсо­лютно совершенным, идеальным, бесконфликтным. Дисгармония, противоречия, конфликты - постоянные и неизбежные составные части общественного развития.

Далее, конфликт - явление осознанное, действие обдуманное. Он подтверждает ту истину, что человек принципиально отличается от других живых существ тем, что его намерения и поступки направляются не врожденными инстинктами, не «меркой своего вида», а программой, целевыми установками, которые вырабатываются им самим в процессе своей жизнедеятельности. Человек наделен специ­фическим, только ему присущим качеством - разумом, способностью отражать реально существующий мир и общественно-историческую практику. Сознание в его индивидуальной и общественной формах представляет собой совокупность идей и взглядов, чувств» привы­чек и нравов. Оно охватывает все богатство духовной культуры - той «второй природы», что сотворена людьми.

Наличие сознательного начала принципиально отличает общество от естественной природы, материального мира в целом. Поэтому в обществе все, включая и конфликты, совершается не со строгой, объективно обусловлен­ной предопределенностью, а с осознанием людьми своих действий, возможностью их субъективной корректировки.

Обладая разумом и способностью к самосознанию, человек в большей степени свободен в выборе направлений деятельности, мо­жет регулировать свои отношения. Будучи потенциально рациональ­ным, он склонен считаться с писаными и неписаными правилами поведения, которые усваиваются им в процессе социализации, при­общения к достижениям культуры.

Следующая черта: конфликт - явление широко распространенное, повсеместное, вездесущее. Конфликтные ситуации возникают во всех сферах общественной жизни - будь то экономика, политика, быт, культура или идеология. Они неизбежны как неотъемлемый компо­нент развития общества и самого человека.

В самом деле, разве можно представить себе становление от­дельной личности или деятельность организации без внутренней напряженности, противоречий, преодоления застоя и косности, столкновений и борьбы. Бесконфликтность - это иллюзия, утопия и уж тем более не бла­го. Жолобов Ю.В. [10, с.98], считает, что конфликты, как и любые социальные противоречия, являются формой реальных общественных связей, которые как раз и выра­жают взаимодействие личностей, отношения социальных групп и общностей при несовпадении, несовместимости их потребностей, мотивов и ролей. В этом смысле они не только допустимы, но и же­лательны, могут быть полезны как источник и фактор общественной активности.

Весьма существенно, что конфликт - это такое взаимодействие, которое протекает в форме противостояния, столкновения, противобор­ства личностей или общественных сил, интересов, взглядов, позиций по меньшей мере двух сторон.

Противодействие сторон присутствует не только в межличност­ных и межгрупповых конфликтах, но и в процессе автокоммуника­ции человека, при его общении с самим собой, самоорганизации и самопрограммирования. Психологически такая саморегуляция, по мнению Бобневой М.И.[6,с. 139], обес­печивается внутренним диалогом, который возникает в восприятии, мышлении человека как следствие разных точек зрения на его соб­ственные переживаний и поступки. По сути происходят тот же спор, расхождение во мнениях, противостояние и противоборство, кото­рые характерны для любого социально обусловленного конфликта.

И еще одна важная черта, которая выражается в том, что конф­ликт - прогнозируемое явление, подверженное регулированию. Это объяснимо самой природой возникновения конфликтных столкно­вений, формами взаимодействия участвующих сторон, заин­тересованностью в исходе и последствиях противоборства.

Во-первых, конфликтное взаимодействие отличается тем, что противостояние в нем выразителей несовпадающих интересов и це­лей служит для них одновременно и связующим звеном. Во-вторых, любой участник конфликтного противостояния так пли иначе должен аргументировать свою позицию, обосновывать притязания и мобилизовывать силы для реализации выдвигаемых им требований. Ему приходится анализировать складывающуюся ситу­ацию, строить прогнозы, взвешивать последствия, намечать планы, принимать решения, добиваться их осуществления, корректировать свое поведение и действия, умерять эмоции, т.е. пускать в ход весь арсенал управленческих средств, который во многом служит улажи­ванию конфликта.

Итак, получив представление о некоторых основных чертах кон­фликта, необходимо дать этому явлению более конкретное оп­ределение. Следует признать, что не существует единого подхода и общей формулы на сей счет. Суждения ученых, сходясь в принципиальном истолковании элементов конфликтной ситуации, в то же время демонстрируют заметные расхождения при раскрытии самого понятия «конфликт».

Психологи рассматривают конфликт как естественное условие взаимодействия людей, в основе которого лежат противоречия, су­щественные различия между интересами и ценностями субъектов социальных связей на соответствующем этим различиям эмоцио­нальном фоне. Они утверждают, что конфликт, будучи проявлением общения существ, способных к самосознанию, означает отсутствие согласия, расхождение во мнениях, столкновение разных взглядов и желаний, противоположных при данных обстоятельствах тенденций, потребностей, интересов, мотивов и стилей поведения.

Некоторое представление о возможной классификации конф­ликтов дает рис.1, указывающий на типы и виды конфликтов. По мнению Авдеева Е.В. [2, с. 56], они выделяются по семи наиболее существенным при­знакам - источникам и непосредственным причинам возникновения, формам и степени конфликтного столкновения, коммуникативной направленности, масштабам и продолжительности, составу конф­ликтующих сторон, способам урегулирования, функциональной значимости. При неизбежной условности такого деления оно тем не менее позволяет системно подойти к характеристике конфликта в организации, дать ему надлежащую оценку с учетом социальной природы, динамики и последствий.

Классификация конфликтов.

Рис.1 – Признаки, виды и типы конфликтов.

Как показано на рисунке 1, по источникам и причинам возникно­вения конфликты делят на объективные и субъективные. В первом случае конфликт способен развиться вне воли и желания его участ­ников, просто в силу складывающихся обстоятельств. Но конфликтная ситуация может создать­ся также из-за мотивов поведения, преднамеренных устремлений того или иного субъекта социальных связей. Объектом столкновения выступает конкретная материальная или духовная ценность, к обла­данию которой стремятся конфликтующие стороны, все то, что представляет собой предмет личных, групповых или обще­ственных интересов.

По непосредственным причинам возникновения конфликты различают как организационные, т.е. происходящие в пределах опре­деленной социальной системы, того или иного структурного образо­вания в связи с изменением внешних обстоятельств или нарушением регламентированного порядка; эмоциональные, связанные, как пра­вило, с личностным восприятием происходящего вокруг, с чувствен­ной реакцией на поведение и действия других людей, расхождением во взглядах и т.п.; социально-трудовые, вызываемые несовпадением, конфронтацией частных и общих интересов, несовместимостью целей отдельных лиц и социальных групп.

Свою специфику имеет классификация конфликтов и по другим признакам. Так, по формам и степени столкновения противоборство может быть открытым (спор, ссора и т.п.) и скрытым (действия ис­подтишка, маскировка истинных намерений и т.д.); стихийным, т.е. спонтанно возникшим, и преднамеренным, заранее спланированным или просто спровоцированным. Такие конфликты оказывают­ся либо неизбежными, в известной степени закономерными; либо вынужденными, хотя и необходимыми; либо ничем не оправданны­ми, лишенными всякой целесообразности.

Конфликты по коммуникативной направленности разделяются на горизонтальные, в которых участвуют люди, не находящиеся, как правило, в подчинении друг у друга; вертикальные, т.е. те, участники которых связаны теми или иными видами подчинения. Эти конфлик­ты могут быть и смешанными, представляя отношения подчинения и неподчинения. Особую печать несет вертикальный конфликт (как «сверху вниз», так и «снизу вверх»), выражающий обычно неравенство сил конфликтующих сторон, различия между ними по иерархичес­кому уровню и влиянию (например, руководитель - подчиненный). В этом случае может иметь силу не­одинаковый статус и ранг, что, конечно, скажется на ходе и развязке конфликта.

По масштабам и продолжительности конфликты бывают локаль­ными, вовлекая в свою орбиту часть людей, а также общие, втягивающие в конфликтное противоборство всех (или большинство) участников. Большим разнообразием форм проявления характеризуется типо­логия конфликтов по составу конфликтующих сторон, затрагивающих в большинстве случаев их интересы, целеполагание, соблюдение со­циальных и нравственных норм, определение функциональной зна­чимости конфликтного противостояния. В первую очередь к этим типам относятся внутриличностные, межличностные, внутригрупповые и межгрупповые конфликты.

Хотя конфликт по своим причинам и структуре предполагает противостоящие стороны, он вполне может быть личностным, при­сущим лишь отдельному человеку. Объяснение этому сводится к тему, что конфликт, по мнению Андреева В.К. [3, с.145], может быть либо с окружающими человека людь­ми, либо внутренним для него, так как человеку свойственно не только интенсивное взаимодействие с себе подобными, но и постоянное общение с самим собой. Автокоммуникация в том или ином виде является естественным условием нормальной психической актив­ности человека. Она во многом определяет работоспособность, на­строение, самочувствие, а нередко и состояние здоровья. Поэтому внутриличностный конфликт даже тогда, когда не имеет прямой связи с совместной деятельностью людей, неизбежно отражается на деловых отношениях и результатах общих усилий.

Обращение человека с самим собой есть прежде всего самопо­мощь и самоконтроль. Те, в свою очередь, преследуют цель самоор­ганизации и самопрограммирования. Внутренняя борьба тем самым выполняет функционально важную роль. Она позволяет личности делать свой выбор поведения и способов действия.

Поршнев Б.Ф. [13, с. 378], считает, что межличностный конфликт древнее внутриличностного, посколь­ку развитие межличностных отношений предшествовало возникнове­нию автокоммуникации, общению индивида с самим собой. Вместе с тем межличностный конфликт во многом имеет также интимный, т.е. касающийся только отдельного лица, механизм провоцирования и стимулирования определенного поведения. Его функциональное назначение было и есть преодоление чрезмерно обострившихся про­тиворечий, взаимное нахождение оптимального выхода из возникшего противостояния.

По способам урегулирования (разрешения) конфликты разделя­ются на антагонистические, сопровождаемые неуступчивостью и непримиримостью сторон, а также компромиссные, допускающие разновариантность преодоления расхождений, взаимосближения взглядов, интересов, целей. Каждый человек, любая социальная группа, по мнению Ивановой Е.Н. [8, с.87], обнаруживают присущую только им манеру общения, нала­живания и поддержания отношений, особый стиль поведения в кон­фликтных ситуациях.

Однако при всей несхожести манер и стилей, а также при том, что не существует единых рецептов преодоления конфликтов и ка­ких-то универсальных способов их улаживания, имеют место и не­которые общие признаки конфликтного поведения. Такое поведение практически всегда так или иначе связано с решением той пробле­мы, которая вызвала противоборство и которая в определенной мере значима для каждого из участников конфликта, делает их взаимодей­ствующими. Это требует выбора соответствующего способа, т.е. об­раза действий, который отвечал бы как специфике (особенностям), так и общей природе, некоей стандартной основе данного типа кон­фликта.

Важное место в разработке теоретических аспектов исследования конфликтов заняла структурно-функциональная модель организации, обоснованная американским социологом Толкоттом Парсонсом.

Вслед за Спенсером и не без влияния Сорокина он рассматривал общество как систему отношений между людьми, связующим звеном которой являются нормы и ценности. По Парсонсу, нормативный компонент социального действия разворачивается на четырех уровнях: организм, личность, социальная система, культура. Возможность конфликта заложена в самом про­цессе социализации, в ходе которого человек оказывается приобщен­ным не только к способам функционирования социальной системы, но и к нормам и ценностям соответствующей культуры. В конфликт может перерасти несоответствие, определенная напряженность, складывающаяся при социализации между внутренними физиоло­гическими потребностями организма и потребностями человека в социальных отношениях .

Парсонс понимал социальную систему как определенного типа коллективность, предъявляющую четыре функциональных требова­ния: адаптацию к внешним объектам, целедостижение, интеграцию подсистем, воспроизводство структурных форм нормативно-ценно­стного образца. При этом считалось, что адаптацию обеспечивают экономические отношения, достижение цели -политические усло­вия, интеграцию - правовые нормы и обычаи, воспроизводство структуры - социальные институты, верования и мораль.

Но в целом Парсонс выступал за поддержание «гармонического», т.е. бесконфликтного отношения между элемен­тами системы. Конфликт представлялся ему социальной аномалией, своего рода болезнью, которую необходимо преодолевать.

Близкую с Парсонсом точку зрения на природу и преодоление конф­ликтов высказывали представители так называемой индустриальной школы в социологии управления с ее доктриной «человеческих отношений популярной в 30—40-е годы. Конфликты рассматривались ими также как опасная «социальная болезнь», которая нарушает состояние об­щественного равновесия и сотрудничества.

Определенное влияние на развитие учений о конфликтах оказали социологи известной Чикагской школы. Они отводили конфликтам место и ряду четырех взаимосвязанных типов социального взаимодействия - соревнования, конфликта, приспособления и ассимиляции, указывая на то, что конфликтам принадлежит переходная роль от соревнования к другим типам взаимодействия, а значит, и место существенного источника социальных перемен. Ученые разных стран обратили внимание на то, что конфликты неизменно возникают даже в тех организациях, которые функцио­нируют и управляются безупречно. Это обстоятельство вновь и вновь заставляло усомниться и том, что какая-либо модель социальной си­стемы способна обеспечить стабильный консенсус (единодушие, еди­ногласие). Вместе с тем крепло понимание необходимости учитывать естественную неизбежность и закономерный характер социальных противоречий, перерастающих в конфликты. В итогес начала 50-х го­дов в США, Германии, Франции, ряде других западных стран сложились и получили распространение современные концепции конфликта.

Первой по времени появления следует назвать концепцию пози­тивно-функционального конфликта американца Льюиса Козера. Суть этой концепции в том, что конфликты не есть нечто чужеродное, аномальное для общества; они - продукт, элемент внутреннего со­стояния социальной системы, существующего в нем порядка вещей и самих отношений между отдельными личностями и социальными группами.

Козер, предлагая понимать под конфликтом «борьбу за ценнос­ти и претензии», усматривал в нем некую социальную напряженность между тем, что есть, и тем, что должно быть, в соответствии с чув­ствами, взглядами, интересами определенных социальных групп и индивидов. Конфликты, по его мнению, выполняют важные функ­ции; они необходимы как способ, которым общество время от вре­мени разряжает напряженную обстановку, разрешает коллизии и противоречия между отдельными людьми и социальными группами.

В любом конфликтном противоборстве заложен, по мнению Бодалева А.А.[5, с.342], позитивный по­тенциал. Это связано с тем, что конфликт способствует социализа­ции индивидов и образованию социальных групп, установлению и поддержанию относительно стабильной структуры внутригрупповых и межгрупповых отношений, созданию и сохранению баланса сил, сигнализации о тех или иных социальных проблемах и недостатках.

Особую позицию в отношении конфликтов занимает известный французский социолог Ален Турен. Автор, высту­пая решительным критиком классической социологии, приверженно­сти структурному функционализму и эволюционизму, полагает, что в условиях перехода к постиндустриальному обществу нужно ориен­тироваться на другое - на социологию действия, активизацию субъекта как действующего лица, способность общества к самокон­струированию через конфликты и общественные движения.

Часть зарубежных психологов, следующих неофрейдистскому направлению, считает, что источник конфликта кроется в стремле­нии человека, с одной стороны, к безопасности, а с другой - к ре­ализации собственных желаний. Причины конфликтов коренятся в серьезном противоречии между ценностями личности и ее реальным положением в обществе, между завышением, искусственным стиму­лированием потребностей и совсем нередкой физической невозмож­ностью их удовлетворить. Согласно мнению некоторых психоанали­тиков, конфликт находит свое разрешение в разного типа моделях («стратегиях») поведения человека: либо это «стремление к людям», т.е. поиск привязанности, желание обрести чувство сопричастности к той или иной общности; либо это «стремление от людей», характерное доминированием чувства отчуждения от остального мира, сужением базы соприкосновения с социальной средой; либо это «стремление против людей», которое выражается в конфронтации с другими и борьбе с ними, в готовности жить по «закону джунглей».

Отечественные психологи полагают, что человек объективно вы­ступает в системе самых многообразных и противоречивых качеств. Важнейшее из них - быть субъектом, т.е. творцом своей истории, вершителем своего жизненного пути: инициировать и осуществлять изначально практическую деятельность, общение, поведение, созер­цание и другие виды специфической человеческой активности - творческой, нравственной, свободной. Под субъектом психологи понимают как отдельную личность, которая действует в высшей степени активно, настойчиво стремится к целям, поставленным перед собой, так и сообщество людей, объединенных общими инте­ресами.

Во всех современных концепциях конфликта содержится утвержде­ние, что любые действия людей, включая и конфликтность, социальны, так или иначе связаны с социальной средой. Конфликт, его причины, формы проявления и способы урегулирования доступны пониманию только на основе глубокого уяснения природы общества и особенно человека, закономерностей социальных отношений и взаимодействия людей.

Вопрос о сущности человека, его роли и предназначении в мире представляется, да и в настоящее время остается фундаментальным, базовым для понимания конфликтов. Сохраняют свое значение сформулированные немецко-американским социологом Эрихом Фроммом идеи о постижении в равной мере как закономерностей, которые определяют развитие общества, так и законов, управляющих жизнью индивида. «Самые прекрасные, как и самые уродливые на­клонности человека не вытекают из фик­сированной, биологически обусловленной человеческой природы, а возникают в результате социального процесса формирования лич­ности». Людские страсти, заботы и тревоги - это продукт культуры, развития цивилизации.

Именно отсюда следует формулирование цели «гуманистическо­го преобразования» и социума, и самого человека. На вопросы «кто есть человек, что движет им, чем определяется поведение как от­дельной личности, так и достаточно больших групп людей?» сегод­ня наука отвечает следующим образом: основной движущей силой человеческого поведения являются потребности людей - витальные (сугубо жизненные, обеспечивающие существование), социальные (общественные) и идеальные (духовные); эти потребности изначаль­но заложены в человеке и не происходят одни из других [14].

1.2. Способы разрешения конфликтов

Каждый конфликт по-своему уникален, неповторим по причи­нам возникновения, формам взаимодействия двух; или более сторон, исходу и последствиям. К тому же отдельный человек и любая об­щность обнаруживают свою манеру налаживания и поддержания отношений с другими людьми, свой стиль поведения в конфликтных ситуациях.

Но при всей несхожести манер и стилей конфликтное поведение имеет некоторые общие признаки. Это связано в первую очередь с тем, что решение той проблемы, которая стала камнем преткновения в отношениях, в определенной мере значимо для каждой из оппо­нирующих сторон, делает их взаимодействующими партнерами.

У всякого конфликта есть, по мнению Карраса Ч.Л. [9, с. 121], некая стандартная схема развития: непосредственная причина, приводящая к столкновению, - несов­местимость интересов и целей, несовпадение занимаемых позиций, предпринимаемых действий и используемых при этом средств.

Признано существование следующих пяти стилей конфликтного поведения: уклонение, приспособление, конфронтация, сотрудничество, компромисс. Описав и систематизировав признаки различных стилей, американцы Кеннет Томас и Ральф Килменн предложили применять схематическую сетку.

Рис.2 – Стили поведения в конфликтах

Уклонение как стиль поведения в конфликтах характеризуется явным отсутствием у вовлеченного в конфликтную ситуацию же­лания сотрудничать с кем-либо и приложить активные усилия для осуществления собственных интересов, равно как пойти навстре­чу оппонентам; стремлением выйти из конфликтного поля, уйти от конфликта.

Уклонение бывает вполне оправданным в условиях межличност­ного конфликта, возникающего по причинам субъективного, эмоци­онального порядка. Этот стиль чаще всего используют реалисты по натуре. Люди такого склада, как правило, трезво оценивают преиму­щества и слабости позиций конфликтующих сторон. Даже будучи задетыми за живое, они остерегаются безоглядного ввязывания в «драку», не спешат принимать вызова на обострение столкновения, понимая, что нередко единственным средством выигрыша в межлич­ностном споре оказывается уклонение от участия в нем.

Иное дело, если конфликт возник на объективной основе. В та­кой ситуации уклонение и нейтралитет могут оказаться неэффек­тивными, поскольку спорная проблема сохраняет свое значение, причины, ее породившие, сами собой не отпадают, а еще более усу­губляются.

Приспособление, по мнению Крижанской Ю.С., Третьякова В.П.[11, с.279], как стиль пассивного поведения отличается склонностью участников конфликта смягчить, сгладить конфликтную ситуацию, сохранить или восстановить гармонию во взаимоотноше­ниях посредством уступчивости, доверия, готовности к примирению. В отличие от уклонения этот стиль предполагает в большей мере учи­тывать интересы оппонентов и не избегать совместных с ними дей­ствий.

Приспособление применимо при любом типе конфликтов. Но этот стиль поведения наиболее подходит к конфликтам организационного характера, в частности по иерархической вертикали: нижестоящий – вышестоящий.

Разумеется, стиль приспособления, выбранный в качестве образца конфликтного поведения, может оказаться и мало эффективным. Он вовсе не приемлем в ситуациях, когда субъекты конфликта охвачены чувством обиды и раздражения, не хотят отвечать друг другу доброжелательной взаимностью, а их интересы и цели не поддаются сглаживанию и согласованию.

Конфронтация по своей направленности ориентирована на то, чтобы, действуя активно и самостоятельно, добиваться осуществления собственных интересов без учета интересов других сторон, непосредственно участвующих в конфликте, а то и в ущерб им. Применяющий подобный стиль поведения, по мнению Корнелиуса X., Фэира Л. [10, с.87], стремится навязать другим свое решение проблемы, уповает только на свою силу, не приемлет совместных действий. При этом проявляются элементы максимализма, волевой напор, желание любым путем, включая силовое давление, административные и экономические санкции, запугивание, шантаж и т.п., принудить оппонента принять оспариваемую им точку зрения, во что бы то ни стало взять верх над ним, одержать победу в конфликте. Конфронтация вовсе не означает, что непременно употребляется грубая сила или делается ставка лишь на власть и высокий ранг того, кто добивается возобладания своего мнения, собственных интересов.

Нельзя, однако, забывать, что любое давление, в какой бы «эле­гантной» форме оно ни происходило, может обернуться взрывом необузданных эмоций, разрушением уважительных и доверительных отношений, чрезмерно негативной реакцией со стороны тех, кто ока­жется побежденным и проставит попыток добиться реванша [19]. Пото­му конфронтационность, желание считать себя всегда правым - мало пригодный стиль поведения в большей части межличностных конф­ликтов, не лучший вариант сохранения здоровой морально-психоло­гической атмосферы в организации, создания условий, позволяющих сотрудникам ладить друг с другом.

Сотрудничество, как и конфронтация, нацелено на максималь­ную реализацию участниками конфликта собственных интересов. Но в отличие от конфронтационного стиля сотрудничество предполагает не индивидуальный, а совместный поиск такого решения, который отвечает устремлениям всех конфликтующих сторон. Это возможно при условии своевременной и точной диагностики проблемы, поро­дившей конфликтную ситуацию, уяснения как внешних проявлений, так и скрытых причин конфликта, готовности сторон действовать совместно ради достижения общей для всех цели.

Стиль сотрудничества охотно используется теми, кто воспринима­ет конфликт как нормальное явление социальной жизни, как потреб­ность решить ту или иную проблему без нанесения ущерба какой-либо стороне. Выгоды сотрудничества несомненны: каждая сторона получает максимум пользы при минимальных потерях. Но такой путь продви­жения к положительному исходу конфликта по-своему тернист. Он требует времени и терпения, мудрости и дружеского расположения, умения выразить и аргументировать свою позицию, внимательного выслушивания оппонентов, объясняющих свои интересы, выработ­ки альтернатив и согласованного выбора из них в ходе переговоров взаимоприемлемого решения. Наградой за общие усилия служат кон­структивный, всех устраивающий результат, совместно найденный оптимальный выход из конфликта, а также укрепление партнерско­го взаимодействия.

Компромисс занимает срединное место в сетке стилей конфликт­ного поведения. Он означает расположенность участника (участни­ков) конфликта к урегулированию разногласия на основе взаимных уступок, достижения частичного удовлетворения своих интересов. Этот стиль в равной мере предполагает активные и пассивные дей­ствия, приложение индивидуальных и коллективных усилий. Стиль компромисса предпочтителен тем, что обычно преграждает путь к недоброжелательности, позволяет, хотя и отчасти, удовлетворить притязания каждой из вовлеченных в конфликт сторон. Способность к компромиссу - признак реализма и высокой культуры общения, т.е. качество, особо ценимое в общении с людьми. Не следует прибегать к нему без нужды, торо­питься с принятием компромиссных решений, прерывать тем са­мым обстоятельное обсуждение сложной проблемы, искусственно сокращать время на творческий поиск разумных альтернатив, опти­мальных вариантов. Каждый раз нужно проверять, эффективен ли в данном случае компромисс по сравнению, например, с сотрудниче­ством, уклонением или приспособлением.

Стиль поведения в конфликте совпадает по значению со спосо­бом его разрешения. Относительно общения между людьми стиль есть манера вести себя, совокупность характерных приемов, отлича­ющих образ действий, т.е. в данном случае способ преодоления кон­фликтной ситуации, решения проблемы, приведшей к конфликту.

Различать характер конфликта - связан ли он с ценностями людей, их интересами или правилами взаимодействия - считается важным, так как это во многом определяет и характер их разрешения. В области разрешения конфликтов, страте­гии взаимодействия, избираемые участниками конфликтной ситуации, становятся решающим фактором ее конструктивного преодоления.

Во-первых, основная задача в урегулировании любого конфлик­та состоит в том, чтобы по возможности придать ему функциональ­но-положительный характер, свести к минимуму неизбежный ущерб от негативных последствий противостояния или острого противобор­ства. Такой результат достижим, если участники конфликта проявят честный и доброжелательный подход к улаживанию своих разногла­сий, общую в этом заинтересованность, если они приложат совмест­ные усилия к поиску положительного решения на основе консенсуса, т.е. устойчивого, стабильного согласия всех сторон.

Во-вторых, возможен двоякий исход конкретного конфликта - его полное или частичное разрешение. В первом случае достигается исчерпывающее устранение причин, вызвавших конфликтную ситу­ацию, а при втором варианте происходит поверхностное ослабление разногласий, которые со временем могут вновь обнаружить себя.

При полном разрешении конфликт прекращается как на объек­тивном, так и на субъективном уровнях. Конфликтная ситуация претерпевает кардинальные изменения, ее отражение в сознании оппонентов означает трансформацию, превращение «образа против­ника» в «образ партнера», а психологическая установка на борьбу, противодействие сменяется ориентацией на примирение, согласие, партнерское сотрудничество.

Частичное же разрешение не искореняет причины конфликта. Оно, по мнению Г.М.Андреевой, Я.Яноушека [12,с. 437], выражает только внешнее изменение конфликт­ного поведения при сохранении внутреннего побуждения к продол­жению противоборства. Сдерживающими факторами выступают либо волевые, идущие от разума аргументы, либо санкция сторонней силы, воздействующей на участников конфликта. Предпринимаемые меры направляются на то, чтобы убедить или заставить конфликтующие сто­роны прекратить враждебные действия, исключить чье-либо пораже­ние, указать на средства, способствующие взаимопониманию.

В-третьих, отдельное лицо или социальная группа, соотнося ин­тересы конфликтующих сторон и параметры их поведения, т.е. особенности участников конфликта, конфликтующих сторон выбира­ют приоритетный для себя способ разрешения конфликта, наиболее доступный и приемлемый в данных условиях. Среди них стоит отметить значение сход­ства культурных моделей и норм разрешения спорных ситуаций. Из­вестно, что в разных культурах существуют свои представления о способах улаживания разногласий, о приемлемой "цене" победы, ис­пользуемых средствах и т.д. Чем более схожи в этом отношении пред­ставления участников ситуации, тем потенциально им будет легче дого­вориться, "найти общий „язык". Немаловажны и чисто психологические особенности людей - их склонность к компромиссу или, напротив, не­примиримости и доминированию. Необходимо понима­ние того, что не всякий стиль, следовательно, и способ подходят к конкретной ситуации. Каждый из способов эффективен лишь при разрешении определенного типа конфликтов.

В-четвертых, следует учитывать остроту конфлик­та, проявляющуюся в жесткости противостояния сторон. Острота кон­фликта, в свою очередь, определяется характером проблем, затронутых конфликтом. Ценностные конфликты, по мнению специалистов, явля­ются наиболее трудно регулируемыми, поскольку особая значимость ценностей для личности делает уступки и компромиссы в ситуациях их столкновения особенно трудными, поэтому в области ценностных про­тивостояний социальными учеными разрабатываются идеи сосущество­вания ценностей. К потенциально более острым относят также ресурс­ные конфликты, в которых интересы их участников являются несов­местимыми. Ситуации с принципиально совместимыми интересами уча­стников или с разногласиями по поводу норм и правил взаимодействия, напротив, считаются менее сложными для их урегулирования.

Большое значение имеет и общая ситуация, на фоне которой возни­кает и развивается конфликт. Особенности этой ситуации могут как ослаблять, так и ужесточатъ противостояние сторон. Например, общая позитивная атмосфера в семье, склонность к улаживанию разногласий, окружение, заинтересованное в скорейшем положительном разреше­нии конфликта, - все это является благоприятными факторами урегули­рования конфликта. Напротив, наличие осложняющих факторов - об­щая тяжелая ситуация, "третьи силы", заинтересованные в продолжении конфликта, и т.д. - затрудняет разрешение конфликтной ситуации.

Наконец, как уже отмечалось, поскольку особое значение придается стратегиям поведения участников конфликта, важную роль могут сыг­рать их навыки поведения в ситуациях спора и переговоров - навыки аргументации и слушания, выработки альтернатив и поиска компромис­са и т.д. В целом, позиция специалистов по отношению к разрешению конфликтов достаточно оптимистична: конфликты управляемы и их можно успешно разрешать.

Способы разрешения конфликтов делятся на три основные категории.

К силовым стратегиям относятся стратегии поведения участников конфликта, направленные на достижение собственных интересов без учета интересов партнера.Психологически они описываются в терми­нах доминирования, конкуренции, соперничества. При этом ориентация на собственные цели может реализовываться в жестком поведении - напористости, использовании жестких аргументов, выставлении ульти­мативных требований, эмоциональном давлении на партнера и т.д.; од­нако участник конфликта может прибегать и к "мягким", манипулятивным формам воздействия на партнера, стремясь переиграть, перехитрить его, с помощью настойчивых просьб и других приемов создавая такое эмоциональное давление на партнера, которому трудно противостоять. При внешнем различии в конкретном поведении эти стратегии отличает исключительная ориентация на достижение собственных целей и игно­рирование интересов партнера. Их использование означает стремление к победе своей точки зрения, их целью является утверждение собствен­ной позиции, реализация своего интереса, т.е. собственная победа.

Другую группу стратегий взаимодействия в конфликте образуют та­кие формы поведения, которые имеют в своей основе стремление к уходу от конфликта. Они могут иметь характер игнорирования про­блемы, непризнания существования конфликта, ухода от проблемы вме­сто ее решения. Например, мать, оказывающаяся беспомощной перед дерзким поведением сына-подростка, занимает позицию игнорирования, непризнания реальных проблем их взаимодействия, объясняя себе его грубости усталостью и нервозностью. Другая форма ухода от конфлик­та - это уступчивость, готовность пренебречь, поступиться своими ин­тересами, целями. Она может иметь обоснованный, рациональный ха­рактер в тех случаях, когда предмет конфликта является не слишком значимым для человека, когда шансы добиться своего невелики или "цена" победы может оказаться чрезмерной и др. В тех же случаях, ко­гда уступчивость ничем не оправдана, она расценивается как неспособ­ность отстаивать свои интересы, как неконструктивный подход к раз­решению конфликтов.

В противоположность рассмотренным третья группа стратегий рас­ценивается как наиболее эффективный путь к разрешению межлично­стных конфликтов. Она объединяет разнообразные переговорные стра­тегии, ведущие к выработке решений, в большей или меньшей степени удовлетворяющих интересам обеих сторон.

Различаются две принципиальные модели переговоров - модель "взаимных выгод" и модель "уступок - сближения" ("торга"). В первом случае возможно нахождение таких вариантов решения проблемы, ко­торые полностью удовлетворяют интересам обеих сторон. Это возможно в тех ситуациях, когда интересы сторон, хотя и противоречат друг дру­гу, но не являются несовместимыми. Вторая модель используется в тех случаях, когда интересы сторон несовместимы и оказываются возмож­ными только компромиссные решения, получаемые с помощью уступок сторон. В любом случае переговорные стратегии разрешения конфликтов объединяет то, что взаимодействие участников из противо­речивого становится согласованным, основанным на общем интересе ("Мы вместе должны решить эту проблему").

Разрешение конфликта можно считать окончательным только в том случае, если участники конфликтной ситуации не просто находят какое-то решение проблемы, ставшей предметом их разногласий, но приходят к этому решению в результате согласия. Это позволяет рас­считывать не только на устранение разделяющих их спорных вопросов, но и на восстановление, нормализацию их отношений и взаимодействия, которые могли бытъ нарушены в результате возникшего конфликта. Согласие же сторон относительно того или иного варианта решения возможно только в результате договоренностей сторон, именно поэтому переговорные стратегии - независимо от того, идет ли речь об офици­альной деловой ситуации или выяснении отношений между супругами и считаются действительно конструктивными способами разрешения межличностных конфликтов.

Современная позиция специалистов в области человеческих отноше­ний состоит в том, что конфликт может быть управляем, причем управ­ляем таким образом, что мы можем усилить его конструктивный выход, результат и, напротив, уменьшить потенциальные неблагоприятные по­следствия.

Решающим фактором, по мнению Г.М.Андреевой, Я.Яноушека.[21, с.335], при этом становится заинтересован­ность самих участников конфликтной ситуации в ее разрешении и в сохранении и продолжении их отношений. Важным является выбор участниками конструктивных, эффективных стратегий поведения. В то же время ряд других факторов могут иметь влияние на то, насколько легко или трудно будет най­ти конструктивный выход из конфликта.

2. Конфликты в святоотеческой психологии

2.1 Причины возникновения и сущность конфликтов

Проблема конфликтов между людьми сегодня для психологов и социологов стоит на важнейшем месте. Условия сегодняшней жизни — это все уско­ряющиеся ее ритмы и постоянное общение с людьми; общение пусть поверхностное, но со столь широким кругом людей, какой не могли и помыслить себе учи­тели нравственности ни в IV, ни даже в XVIII веке. Однако все это вовсе не значит, что святоотеческие наставления для нас устарели.

Например, беседа О злопамятности преподоб­ного Аввы Дорофея, жившего в конце VI — начале VII веков, в общем-то предназначалась для монахов, как и все его поучения. Но по нескольким причинам она поразительно подходит сегодня для нас всех. Во-первых, сейчас нам особенно нужна его необычайная отеческая снисходительность к немощи новоначаль­ных учеников. Во-вторых, для нас важна ситуация, в которой у Авва Дорофея возникала потребность да­вать именно такие наставления. Подобную ситуацию скопления большого числа людей, не связанных род­ственными узами или взаимоотношениями сверстни­ков и в то же время постоянно общающихся между собой на основе взаимного равенства, тогда можно было встретить только в общем жительстве монахов.

В эпоху патриархального быта, которая, кста­ти, явные признаки своего отмирания стала подавать лишь каких-то 100-150 лет назад, жизнь людей была полностью замкнута на внутрисемейный круг и хорошо характеризуется известным афоризмом:

«Мой дом — моя крепость». Так что тот тип соци­альных отношений, который тогда был исключением и встречался только в «киновиях» и «лаврах», насе­ленных собравшимися туда для совместного духов­ного и телесного труда монахами, теперь стал повсе­местной реальностью жизни. Теперь каждый человек не меньше половины своего времени проводит в «коллективе» людей, случайно оказавшихся вместе: группа детского сада; школьный класс; производ­ственный коллектив; больничная палата; очередь; ту­ристическая группа, — да мало ли еще что, всего не перечислишь. И везде человек так или иначе обща­ется с окружающими «случайными» людьми, с кото­рыми его сближает лишь общее дело или место.

Поэтому, как мы видим, поучения Аввы Доро­фея, возникшие в связи с проблемами взаимоотноше­ний монашеской братии, через четырнадцать веков удивительным образом оказались актуальными для мирян в глобальных масштабах.

Речь пойдет не о семейных конфликтах, хотя их природа и механизм протекания сходны с прочи­ми проблемами межличностных отношений. Род­ственность, однако, будь то близость супругов, отно­шения «отцов» и «детей» или взаимоотношение братьев и т. д., — это слишком глубокий и мощный фактор, который по своей природе гасит мелкие кон­фликты и как правило не дает им укореняться вглубь. Сегодня, когда одним из главных пороков общества признан страх вступать в глубокие межличностные контакты, когда люди предпочитают обходиться ри­туальной ложью поверхностных полуконтактов, мно­гие психологи говорят, что во взаимоотношениях близких людей конфликты — признак глубоких, ис­кренних отношений. Избежать конфликтов все рав­но невозможно, но в их преодолении происходит бо­лее тесное единение людей. Что касается того, как их преодолевать, то путь, указанный Аввой Дорофеем, одинаково подходит и для монашеской братии, и для сотрудников по работе или одноклассников, и для людей, связанных родственными узами.

Речь, однако, сейчас пойдет более всего об об­щении людей, объединенных весьма поверхностными связями, но в силу обстоятельств довольно тесно общающихся между собой.

«Случается, что между братиями произойдет смущение или возникнет неудовольствие...», — так обозначает Авва Дорофей начало конфликта, не углуб­ляясь в детализацию его внешних поводов. Далее он насчитывает четыре этапа развития конфликтной си­туации от случайной стычки до глубоко затаенного в душе зла — злопамятства, если конфликт зашел слиш­ком далеко. Эти этапы: 1) смущение; 2) раздражитель­ность; 3) гнев; 4) собственно злопамятность.

«Смущение» — это завязка конфликта, есте­ственная реакция на «слово брата, — как пишет Авва Дорофей, — нанесшего оскорбление». «Смущение же есть то самое движение и возбуждение помыслов, которое воздвигает и раздражает сердце», — в этом, согласно Авве Дорофею, состоит начальный этап кон­фликтной ситуации. Первый этап конфликта Авва Дорофей сравнивает с раскаленным угольком, какой можно выгрести из догорающего костра. Даже самый крошечный тлеющий уголек может послужить при­чиной большого пожара: «Кто разводит огонь, тот берет сначала малый уголек: это слово брата, нанес­шего оскорбление». Погасить эту искру пока еще со­всем не трудно, да она и сама быстро погаснет, если не попадет в горючее вещество: «Если бы ты перенес малое слово брата твоего, то погасил бы, как я уже сказал этот малый уголек». Но если вместо того, что­бы дать искре погаснуть самой, бросить ее в легко воспламеняемый материал, то от нее разгорится (пока еще слабый) огонек: «Если же будешь думать: «зачем он мне это сказал, и я ему скажу то и то, и если бы он не хотел оскорбить меня, он не сказал бы этого, и я непременно оскорблю его», — вот ты и подложил лучинки, или что-либо другое, подобно разводящему огонь, и произвел дым, который есть смущение».

Итак, когда солома или дерево начали тлеть и дымиться от упавшей искры, но еще не воспламени­лись, это в образной системе Аввы Дорофея — сму­щение, оно начинает дымиться и бросать искры.

Для этого этапа развития греха Авва Дорофей приводит и другой, уже упоминавшийся, весьма убе­дительный пример из окружающей природы: «...отсе­кайте страсти, пока они еще молоды <...> иное дело вырвать малую былинку, и иное — искоренить боль­шое дерево

Второй этап — раздражение; как его определя­ет Авва Дорофей, — это «отомстительное восстание на опечалившего...». Чтобы точнее передать, в чем состоит раздражение, Авва Дорофей находит еще другое его название: «Его также называют острожелчием (вспыльчивостью)».

В чем же состоит развитие конфликта на этом этапе? Смутившись, растерявшись в первый момент от неожиданно встреченного недоброжелательства, вслед за этим человек многократно «прокручивает» в памя­ти инцидент. При этом, разумеется, он начинает осо­бо остро ощущать несправедливость того, «как со мной поступили», и разгоряченно перебирать в уме спосо­бы, которыми он «восстановит» справедливость. Авва Дорофей поясняет: «Если же ты будешь продолжать <...> раздражать и возбуждать сердце воспоминанием: "зачем он мне это сказал, я и ему скажу то и то"; то от сего самого стечения и, так сказать, столкновения по­мыслов согревается и разгорается сердце, и происхо­дит воспламенение раздражительности, ибо раздражи­тельность есть жар крови около сердца».Не удовлетворившись собственным заключе­нием сущности раздражения, преподобный Дорофей обращается к авторитету другого писателя-аскета, преподобного Марка Подвижника: «как сказал бла­женный авва Марк: "злоба, питаемая помышления­ми, раздражает сердце» Если первый этап развития конфликта Авва До­рофей сравнивает с тлеющим угольком, попавшим в воспламенимую среду, то нетрудно угадать, о чем он будет говорить дальше. От пламени, оживляюще­го очаг или взметнувшегося над костром, он вдруг переходит к жару совсем другого рода: «...от сего само­го стечения и, так сказать, столкновения помыслов согревается и разгорается сердце, и происходит воспла­менение раздражительности...». «Не увлекайся и не забывай, — как бы говорит он, — что и «искра смуще­ния», и «огонь в сердце», да и само слово «раздра­жительность» — это только метафоры, словесные мо­дели духовных состояний, которые иначе чем через внешние аналогии и не передашь...».

«Вот как происходит раздражительность... — про­должает он. — Если же ты продолжаешь смущать и смущаться, то уподобляешься человеку, подкладываю­щему дрова на огонь и еще более разжигающему его...».

«Также когда возгорится раздражительность, если он и замолчит, но будет продолжать смущать­ся и возбуждать себя, то он делается, как мы сказа­ли, подобным тому, кто подкладывает дрова на огонь...».

Итак, раздражение — это когда искру смущения раздувают и разгорающийся огонь снабжают «топли­вом». «Ко­гда возгорится раздражительность, — объясняет пе­реход от второго этапа состояния конфликта к тре­тьему Авва Дорофей, — если он <то есть брат> и за­молчит, но будет продолжать смущаться и возбуж­дать себя, то он делается подобным тому, кто подкладывает дрова на огонь, и они горят, пока наконец образуется много горящего уголья, и это есть гнев».

Гнев-третий этап развития конфликтной ситуации. Что же приводит к нему? «Если же ты продолжаешь смущать и смущаться, то уподобляешь­ся человеку, подкладывающему дрова на огонь и еще более разжигающему его, отчего образуется много горящего уголья, и это есть гнев». Все те же «дрова», тот же горючий материал, подбрасываемый в тлею­щее раздражение, приводит к тому, что «полыхнет» пламя гнева!

После весьма красочного описания порывов ярости, сделанного в свое время святителем Григори­ем Богословом, когда «законы отметались в сторону, врага, отца, жену и родных — всех сметал стремитель­ный поток...», или же после описания гнева, остав­ленного святителем Тихоном Задонским, когда чело­век «негодует и шумит, клянет и ругает сам себя, тер­зает и бьет, ударяет по голове и лицу своему, и весь трясется, как в лихорадке», показ гнева Аввой Дорофеем может показаться слишком бледным. Гнев Авва Дорофей в сравнении с другими эта­пами развития злопамятности описывает наименее выразительно. Безусловно, на это есть свои причины. Прежде всего не требовалось в поучении к монахам, стремившимся контролировать каждый свой помысел (что, понятно, приходило не сразу), тратить время на борьбу с пороками, которых у них не было. Научить­ся держать себя в руках во внешнем поведении, — это первое, с чего начинал каждый из них еще в миру. А чтобы еще раз подчеркнуть, что гнев, как вся­кая страсть — болезненное, мучительное состояние, Авва Дорофей обращается к иной параллели, не свя­занной с развернутой метафорой возгорания пламе­ни из искры. Гнев он сравнивает с раной на теле че­ловека: «...была у него рана, и он приложил пластырь (то есть сделал поклон), и <...> исцелил рану, то есть гнев...». Третий этап развития конфликта авва Дорофей обозначает, кроме «гнева», еще другим словом: «Раздражение же <...> обращается в дерзость». Значит, дерзость, то есть внутренняя решимость удовлетворить свою мсти­тельность (неважно, будет ли она осуществлена), — это одна из форм гнева. Об этом особенно хорошо следует помнить нам, живущим в обществе, где так­же (правда, по другим причинам) слишком прямые проявления гнева считаются неприличными. Ярость и гнев в нынешнем «цивилизованном» обществе по­зорны не потому, что они по сути — покушения на заповедь «не убий», а потому что открывают постыд­ную слабость характера... А вот дерзость, то есть внут­ренне контролируемый гнев, в наше время почитается прямо-таки доблестью.

Однако человек, одержимый любой формой гнева, как подчеркивает преподобный Дорофей, пре­терпевает тяжелые мучения духа, он не свободен, он «побеждается сею страстию...», то есть страдает...

Четвертый этап –это злопамятность. Итак, злопамятность, — это неизжи­тое, затаившееся в душе зло на человека. Злопамят­ность мучит и изматывает прежде всего самого того, в чьей душе она поселилась. Все взаимоотношения с «предметом» мстительной памяти отравлены немирным состоянием духа. Человек и хотел бы освобо­диться от этого огорчающего его чувства, да не так-то это просто!

Проявления злопамятности, описанные Аввой Дорофеем, опять воспринимаются очень современно:«Воздать же злом за зло можно не только делом, но и словом, и видом <...> случается, что кто-либо одним видом, или движением, или взором смущает брата своего; ибо можно и одним взглядом или телод­вижением оскорбить брата своего .

Кроме сходства между начинающими учениками Аввы Дорофея и средним «воспитанным» человеком сегодня есть и принципиальное различие. Те пришли в мона­стырь, чтобы освободиться от обуревающих их стра­стей, а наш современник едва ли задумывается, что сам глубоко страдает от мстительности и злопамят­ности. К подобным страстям современные люди от­носятся в большинстве своем как к одной из своих естественных потребностей: возникло чувство голо­да — надо поесть; появилось мстительное желание — надо отомстить...

Не так воспринимали страсти тогда. Новоначальные приходили к опытным старцам с вопросом жизни и смерти: как освободиться от этой муки ада, постигшей душу еще в земной жизни... Но и ответ не был «легким рецептом успеха», какие нам отовсюду навязывают сегодня. «Посему и говорю вам: всегда отсекайте страсти, пока они еще молоды <...> пото­му что иное дело вырвать малую былинку, и иное — искоренить большое дерево», — так поучал Авва Дорофей.

Единственная цель, с которой Авва Дорофей и выстраивает поэтапное развитие страсти, и проводит детальные аналогии — вооружить учеников знаниями, как проще победить искушение: «Вот, вы слышали, что такое начальное смущение и что раздражительность, что такое гнев и что злопамятность <...> Посему и говорю вам: всегда отсекайте страсти, пока они еще молоды…»

2.2. Разрешение конфликтов с позиции святых отцов

Легче всего со страстью злопамятности бороть­ся в самом начале: остановить себя на уровне «смуще­ния». Как это можно сделать? Самый простой способ, как говорит Савва Дорофей, когда между братиями про­изойдет смущение или возникнет неудовольствие, — попросить прощения. Что показательно, преподобный даже и не собирается уточнять, кто именно должен это сделать — тот ли, кто оказался причиной этого «неудовольствия», или «пострадавший». Ясно, что искать виноватого — тупиковый путь, пострадавшим считает себя каждый. «Один из них, — просто гово­рит авва, — поклонится другому, прося прощения...». То есть тот, кто первый заметил в своем сердце сму­щение, тот и должен поспешить первым от него ос­вободиться.

Обобщая еще раз, как преодолеть конфликт на первом этапе, Авва Дорофей заключает: смущение, «если хочешь, можешь удобно погасить, пока оно еще не велико, молчанием, молитвою, одним поклоном от сердца». «Ибо если кто-либо в начале смущения <...> поспешит укорить себя и поклониться <ближнему, прося прощения>, прежде нежели разгорится раз­дражительность, то он сохранит мир».

Но вот самый начальный момент упущен. «Былинка» смущения (то есть момент, когда мучи­тельная впоследствии страсть только зарождается), прежде чем была замечена, все же успела вырасти и грозит превратиться в укоренившееся дерево злой страсти! Тем не менее, все же еще остаются средства освободиться от него, хотя это потребует большего труда. Наука о духовной жизни Аввы Дорофея поможет определить, на каком этапе, каки­ми средствами следует противостоять развиваю­щейся страсти.

Какие усилия потребуются, чтобы побороть эту страсть на этапе «раздражения»? Это совсем не про­стой вопрос, ведь как можно на самом деле вдруг остановиться, когда все в тебе «закипает», когда все раздражает тебя в человеке, повергшем тебя в смуще­ние? Каких-то специальных рецептов на этот счет Авва Дорофей не дает, но одно слово, сказанное даже как бы вскользь, очень точно выражает смысл усилия над собой. «Когда возгорится раздражительность», человек должен замолчать, то есть усмирить бурю внутри себя, найти силы вернуться к внутреннему миру в душе.

Однако возможна и такая ситуация: охваченный обидой человек «замолчит, но будет продолжать сму­щаться и возбуждать себя...», — рассматривает даль­нейшее развитие страсти Авва Дорофей. Обиженный действительно внешне держит себя в руках, чтобы не наговорить лишнего, но душа не обрела умиротворе­ния. Какими усилиями возможно бороться с «гне­вом», выросшим из раздражения и укрепившимся в душе?

Увы, каких-то «чудодейственных» средств, «снимающих» гнев механически, без тяжело дающих­ся внутренних усилий, здесь нет. Если так, то куда должна направляться внутренняя борьба с гневом? То, что в этом случае советует преподобный, также не ново и уже знакомо. Надо примириться. То есть дей­ствительно, на самом деле принять в свое сердце че­ловека, который вызвал в душе бурю негодования.

За этим стоит глубочайший акт общения лично­сти человека с иной личностью. Человек, ощущаю­щий в себе неисчерпаемую красоту образа Божия (а на интуитивном уровне свое «величие» чувствуют все) должен признать такую же личностную глуби­ну в другом человеке. Он должен признать в нем та­кую же богоподобную личность, какой ощущает себя сам, признать, что Бог любит и его крестной голгофской любовью как всякого человека. Он должен по­чувствовать, насколько не соответствует его мелоч­ный гнев величию того, против кого он вспыхнул. И должен, как говорит Авва Дорофей, отдать искренний поклон прощения... И тогда кровоточащая рана стра­сти, образовавшаяся в его собственной душе, будет уврачевана.

Но и здесь остается опасность. «Иной <...> сде­лав поклон, исцелил этим гнев, — продолжает Авва Дорофей, — ...была у него рана, и он приложил пла­стырь <...> Но она еще не совершенно зажила». От малейшего прикосновения рана возобновляется. И тогда «огонь» раздражения и гнева может перегореть в «золу» злопамятности.

Злопамятность тем и опасна, что в ней нет столь остро переживаемого смятения, которое нельзя не заметить, в ней, напротив, всегда остается «ровный» фон болезненной ненависти. К ней человек может привыкнуть, может ее не замечать и не помнить, но как только на горизонте общения появится тот, кто явился предметом этой «злой памяти», она сразу же даст о себе знать...

Такую страсть, ставшую уже привычной частью тебя самого, труднее всего изгнать из своей души. И здесь преподобный Авва Дорофей прямо предупреж­дает, что от злопамятности «человек не освободится, если не прольет крови своей». Что это значит, в чем должна состоять борьба со страстью злопамятности? Предстоит действительно тяжелая борьба, если по­требна сила духа воина, продолжающего сражение, несмотря на ранения, — «проливающего кровь свою».

Но по сути дела и в этой борьбе трудно усмот­реть что-то «особенное» и героическое. Это обычная борьба с привычкой, требующая постоянного неусып­ного внимания к себе, чтобы ей противостоять. Это внимание к тому, какие чувства проносятся в моей душе, открытой, как поле, всем ветрам и непогодам... Авва Дорофей поэтому и говорит, что усилия против злопамятности заключаются в старании «не питать ни одного помысла в сердце своем...».

Если извлечь максимальное назидание из срав­нения страсти с раной на теле человека, то злопамят­ность — рана, слегка зажившая лишь на поверхнос­ти. Поэтому «...так должно подвизаться, — учит пре­подобный, — чтобы очистить совершенно и внутрен­ний гной <...> Молясь от всего сердца об оскорбив­шем...». Вот теперь указано точное средство! Это мо­литва. Человек ставит себя перед судом Божиим. Он сознает безмерность Божией любви к себе и также к тому, из-за которого в силу мелочных, ничтожных причин сердце наполнилось тьмой огорчения, лиши­лось света и радости любви Божией... «Таким образом человек и молится за брата своего, а это есть знак сострадания и любви, — поучает Авва Дорофей, — и смиряется, прося себе помощи, ради молитв его: а где сострадание, любовь и смирение, что может там ус­петь раздражительность, или злопамятность, или другая страсть?».

Заключение

Итак, проведя наше исследование, мы пришли к следующим выводам:

-конфликт с точки зрения светской психологии – это отсутствие согласия между двумя и более сторонами, которые могут быть конкретными лицами или группами лиц. Каждая сторона делает все, чтобы была принята её точка зрения или цель, и мешает другой стороне делать то же самое. В святоотеческой психологии авва Дорофей считает началом конфликта смущение или недовольство между братьями;

-существует несколько видов конфликтов: антагонические и компромиссные, внутриличностные и межличностные;

-способы разрешения конфликтов в светской и святоотеческой психологии также сильно разнятся. Если для светских психологов методами разрешения конфликтов являются устранение причины, вызвавшей конфликтную ситуацию, ослабление разногласий и т.д., то для святых отцов это - прощение, смирение, кротость, терпение.


Библиография

1. Авва Дорофей. Душеполезные поучения и послания. Свяыто-Троицева Сергиева Лавра, 1900.

2. Авдеев Е.В. Психология решения проблемных ситуаций . М.1992.257с.

3. Андреев В.К. Конфликтология: искусство спора, ведение переговоров, разрешение конфликтов. Казань, 1992.236 с.

4. Бобнева М.И. Социальные нормы и регуляция поведения.М.,1988.268 с.

5. Бодалев А.А. Межличностное восприятие и понимание. Личность и общество. М.:Педагогика, 1983.456 с.

6. Жолобов Ю.В. Путь к диалогу: психология делового общения. Саратов, 1989.187 с.

7. Здравомыслов А.Г. Социология конфликта: Учеб.пособие. М.:1998.442 с.

8. Иванова Е.Н. Эффективное общение и конфликты. С-Пб.,1997.165 с.

9. Каррас Ч.Л. Искусство ведения переговоров: как достичь желаемый результат? М.,1999.298 с.

10. Корнелиус Х.,Фэир Л. Выиграть может каждый:как разрешить конфликты. М.,2002.197 с.

11. Крижанская Ю.С., Третьяков В.П. Грамматика общения.Л.,1990.339 с.

12. Общение и оптимизация совместной деятельности/под ред.Андреевой Г.М., Яноушека Я. М.,1987.507 с.

13. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М., 1979.488 с.

14. Святитель Григорий Богослов. Творения.т.2.Свято-Троицева Сергиева Лавра, 1994.200 с.

15. Симфония по творениям свт.Тихона Задонского. Сост.архим.Иоанн (Маслов).МДА, 1981.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:28:06 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
20:29:12 28 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Конфликты в святоотеческой и светской психологии

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150778)
Комментарии (1840)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru