Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Изучение особенностей личности женщин, готовых и не готовых к материнству

Название: Изучение особенностей личности женщин, готовых и не готовых к материнству
Раздел: Рефераты по психологии
Тип: дипломная работа Добавлен 10:32:05 07 января 2010 Похожие работы
Просмотров: 708 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Изучение особенностей личности женщин, готовых и не готовых к материнству


Содержание

Введение

Глава 1. Особенности личности женщины как матери

1.1 Теоретический анализ проблемы материнства в отечественной и зарубежной литературе

1.2 Особенности личности женщины как матери

1.3 Проявление готовности и неготовности к материнству

1.4 Выводы по 1 главе

Глава 2. Практическое исследование личностного развития женщин, готовых и не готовых к материнству

2.1 Описание исследования

2.2 Анализ полученных результатов

2.3 Выводы по 2 главе

Глава 3. Практическое исследование психологических особенностей подростков, оставшихся без попечения родителей

3.1 Определение показателей исследования особенностей психического развития подростков, оставшихся без попечения родителей

3.2 Методика диагностики коммуникативной установки (авт. В.В. Бойко )

3.3 Методика диагностики самоконтроля в общении (авт. М. Снайдер)

3.4 Методика по определению уровня субъективного контроля личности. Тест- опросник УСК (авт. Е.Ф. Бажин, Е.А. Голынкина, А.М.Эткинд )

3.5 Анализ полученных результатов

3.6 Анализ исследования уровня субъективного контроля, интернальности.

3.7 Выводы

Заключение

Список литературы

Введение

Проблема психического развития детей, оставшихся без попечения родителей является острой, актуальной и все еще мало разработанной.

Ребенок, который растет и воспитывается не в семье, - всегда нежелательное явление. Конечно, бывает много различных трагических обстоятельств (война, стихийное бедствие, болезни и т.п.), в результате которых ребенок может оказаться без самых близких и необходимых ему людей – матери и отца, и тогда родственники или государство берут на себя заботу на нем.

Однако, в условиях мирного времени, при достаточном в целом уровне материальной обеспеченности в дома ребенка, детские дома и интернаты постоянно поступают дети и, переходящие на попечение государства по воле их родителей.

Сейчас в стране 422 дома – ребенка для 35 тыс. детей ,745 детских домов для 84 тыс. детей , 237 школ-интернатов для 71 тыс. детей. В России ежегодно выявляется около 100тыс. детей, нуждающихся в опеке. Среди воспитанников школ- интернатов 68% детей, родители которых лишены родительских прав, 8% детей одиноких родителей, 7% детей, от которых отказались родители.

Эти данные свидетельствуют о низком нравственном уровне многих тысяч матерей и отцов, фактически отказывающих своим детям в заботе и тепле, об их безответственном отношении к беззащитному маленькому человеческому существу. Но сами дети ни в чем не виноваты, и общество должно обеспечить каждому из них благоприятные условия для всестороннего и полноценного развития.

Многие исследователи (Р. Спитц, Дж. Боулби) отмечали, что отрыв ребенка от матери в первые годы жизни вызывает значительные нарушения в психическом развитии ребенка, что накладывает неизгладимый отпечаток на всю его жизнь.[30]

А. Джерсилд, описывая эмоциональное развитие детей, отмечал, что способность ребенка любить окружающих тесно связана с тем, сколько любви он получил сам и в какой форме она выражалась. [30].

Л. С. Выготский считал, что отношение ребенка к миру - зависимая и производная величина от самых непосредственных и конкретных его отношений к взрослому человеку. [5]

Поэтому так важно заложить основу доверительных отношений между ребенком и взрослым, обеспечив эмоционально и психологически благоприятные условия для гармоничного развития ребенка.

В настоящее время приходится констатировать, что по своему психическому развитию дети, воспитывающиеся без попечения родителей, отличаются от своих ровесников, растущих в семье. Темп развития первых замедлен. Их развитие и здоровье имеют ряд качественных негативных особенностей, которые отмечаются на всех ступенях детства – от младенчества до подросткового возраста и дальше. Особенности по-разному и в неодинаковой степени обнаруживают себя на каждом возрастном этапе. Но все они чреваты серьезными последствиями для формирования личности подрастающего человека.

Научная новизна исследования состоит в теоретическом анализе особенностей воспитания детей оставшихся без попечения родителей; в исследовании психологических особенностей подростков, воспитывающихся вне семьи.

Методологической основой исследования является учение о влиянии социальной среды на развитие личности; теория развития личности; положение о педагогизации семейно-бытовой микросреды; положение о самоорганизующей сущности личности ребенка.

Практическая значимость исследовательской работы заключается в изучении психических особенностей детей, оставшихся без попечения родителей, выявлении условий для гармоничного развития личности детей.

Теоретическая значимость исследования содержится в социально-психологическом анализе влияния социальной ситуации развития на личность подростков, оставшихся без попечения родителей.

Объектом исследования являются подростки, воспитывающиеся без попечения родителей.

Предметом исследования – являются особенности психического развития детей, воспитывающихся без попечения родителей, в подростковый период.

Гипотеза - особенностью психического развития подростков, оставшихся без попечения родителей, является пассивная стратегия в поведении, выражающаяся в отсутствии стремления и самостоятельности, ответственности за свои поступки, неумении самостоятельно организовывать свою жизнь, признании необходимости внешнего контроля над поведением.

Исходя из данной гипотезы мы определили цель исследования – изучить особенности психического развития подростков, воспитывающихся без попечения родителей.

Задачи исследования:

1.Теоретически обосновать социально-психологический анализ семьи как основание института социализации детей.

2.Изучить особенности психического развития подростков, воспитывающихся без попечения родителей.

3.Выявить причины возникновения негативных моментов в развитии подростков.

4.На основе полученных данных разработать рекомендации для педагогов и воспитателей, воспитывающих подростков, оставшихся без попечения родителей.

Методы исследования:

1.Анализ психолого-педагогической , социально-психологической литературы по проблеме исследования.

2.Беседы.

3.Наблюдение.

4.Тестирование.

5.Метод математической статистики и анализа полученных эмпирических результатов.

Исследование проводилось на базе Детского дома №2 г. Магнитогорска.

Глава 1. Психическое развитие детей, воспитывающихся без попечения родителей

1.1 Теоретический анализ проблемы в отечественной и зарубежной психологии

Традиционно главным фактором развития ребенка является семья. То, что ребенок в детские годы приобретает в семье, он сохраняет в течение всей последующей жизни. Важность семьи для развития обусловлена тем, что в ней ребенок находится в течение значительной части своей жизни, и по длительности своего воздействия на личность ни один из других институтов не может сравниться с семьей. В ней закладываются основы личности ребенка, и к поступлению в школу он уже более чем наполовину сформировался как личность.

Семья может выступать в качестве как положительного, так и отрицательного фактора развития. Положительное воздействие на личность ребенка состоит в том, что никто, кроме самых близких для него в семье людей – матери, отца, бабушки, дедушки, брата, сестры, не относится к ребенку лучше, не любит его так и не заботится столько о нем. И вместе с тем никакой другой социальный институт не может потенциально нанести столько вреда в развитии детей, сколько может сделать семья. [30]

В.В.Давыдов отмечает, что в семье ребенок чувствует, видит, слышит не только как надо жить и что нужно знать, но и какова жизнь в действительности, как люди ведут себя на самом деле: их отношения к друг другу и к другим людям, их оценки и суждения, переживания т размышления. На формирование личности ребенка решающее влияние оказывает как раз то, что «на самом деле». Поэтому «… разгадку «ставшей» личности надо искать на ранних этапах ее развития, т.е. в детстве». [30]

Особенность семейного воспитания состоит в его эмоциональном характере, который «основан на родственных чувствах, выражается в глубокой кровной любви к детям и ответном чувстве детей к родителям. В воспитании детей раннего и дошкольного возраста родственные эмоциональные связи (матери и ребенка в первую очередь) имеют свою специфику, так как круг людей, с которыми общаются дошкольники, весьма ограничен, даже если они посещают детские учреждения».

Психологи и педагоги единодушно утверждают, что именно отношения с близкими взрослыми, основанные на любви, доверии, взаимной заинтересованности, - то главное, что определяет атмосферу семейного воспитания. «Личность не только существует, но и впервые рождается именно как «узелок», завязывающийся в сети взаимных отношений. Поскольку тело младенца с первых минут включено в совокупность человеческих отношений, потенциально, но не актуально, ибо другие люди «относятся» к нему по-человечески, а он к ним нет. Личность ребенок станет лишь там и тогда, когда он сам начнет эту деятельность совершать. На первых порах с помощью взрослого, а затем и без нее».( И.В.Ильенков) [30]

Таким образом, основные условия развития личности – « включенность» ребенка в человеческие отношения и человеческое общение. И первой такой школой общения, по справедливому утверждению А.Г.Харчева, становится семья, где дети с ранних лет усваивают целостною систему нравственных ценностей и идеалов, культурные традиции данного общества и специфической среды. Именно в раннем детстве формируются либо исходное доверчивое отношение к миру и людям, либо ожидание неприятных переживаний. Угрозы со стороны мира и других людей. Исследования свидетельствуют, что чувства, которые сформировались в детстве, впоследствии нередко сопровождают человека в течение всей жизни, придавая его отношениям с другими людьми особый стиль и эмоциональную тональность. [30]

А.С.Макаренко, В.А.Сухомлинский, А.А.Аркин и другие известные педагоги уделяли самое серьезное внимание проблемам семейного воспитания, рассматривая его как наиболее естественную основу формирования психического и нравственного склада личности, развития творческих способностей человека на всех возрастных этапах жизни. [30,40]

Традиции семейного воспитания складывались на протяжении веков. Они формировались стихийно, отражали особенности быта и культуры народа и, конечно, были тесно связаны с характером самой семьи. До сравнительно недавнего времени семья была обычно патриархальной, обширной по составу и включала представителей трех, а то и четырех поколений. Правила воспитания детей передавались новым поколениям как незыблемые, освященные временем каноны, менявшиеся очень медленно и постепенно.

Но в последние сто лет нарастающий темп общественных преобразований захватил и сферу семейных отношений. Традиционные формы, которых стали меняться: огромные патриархальные семьи распадаются, уступают место так называемой нуклеарной семье (родители и дети), количество детей в семье неуклонно сокращается, тесные связи между ее членами становятся ломкими и непрочными. В нашем веке семья, помимо всего прочего, еще и перестала быть той единственной средой, где развивается ребенок.

Во многих странах возникли разнообразные типы детских учреждений — от прогулочных групп до детских домов. Одни учреждения дети посещают только днем, иногда всего два-три часа, проводя остальное время в семье. В других они живут пять дней в неделю, возвращаясь к родителям на субботу и воскресенье. В учреждениях третьего типа дети пребывают постоянно, лишь к некоторым из них изредка и ненадолго приходят родственники. Первые называют учреждениями дневного посещения, вторые — суточными или недельными группами, учреждения третьего типа называют закрытыми. Появление детских учреждений (институтов) вызвало весьма неоднозначное отношение и стремление разобраться в том, как они влияют на психическое развитие детей, а также породило проблему «институализации», т. е. вопрос об особенностях формирования личности и поведения ребенка, посещающего общественные детские учреждения.

За рубежом, во многих странах долгое время широко бытовало убеждение, что развитие детей в таких учреждениях сильно отстает, подчеркивается губительное и необратимое негативное действие «институтов» на психику детей.

Так, Р. Заззо писал, что французские рабочие сначала противились созданию яслей и детских садов, опасаясь, что там из их детей «сделают идиотов». Особенное беспокойство вызывали условия воспитания детей, лишенных семьи и родительского попечительства. [30]

Р. Спиц обрисовал драматические картины «госпитализма»— крайней формы «институализации» ребенка. Дети в закрытых учреждениях, разлученные с матерями, впадают, по его данным, в маразм, и на первом году жизни до 70 % младенцев погибают, а остальные пребывают на грани умственной отсталости и психических аномалий. Такие наблюдения автор сделал в одном из самых крупных детских домов в Западной Германии. [30]

У. Деннис и П. Наджарьян обследовали 100 сирот в Ливане. Они убедились, что в приюте дети действительно резко отстали от сверстников из семьи уже к концу первого года жизни. Но причиной, как они выяснили, были не какие-то скрытые пороки, якобы неотъемлемо присущие общественному воспитанию, а вполне конкретные обстоятельства, характерные именно для данного приюта и вполне устранимые. Авторы заметили апатичность сестер, ухаживающих за детьми, их безразличие к воспитанникам, равнодушие к знакам интереса и привязанности со стороны малышей. Более того, в приюте было очень мало игрушек, дети проводили основное время бодрствования в кроватках со стенками, затянутыми материей, что мешало им видеть друг друга и помещение. Дети почти не соприкасались с нянями - даже во время кормления те не брали малышей на колени, а пристраивали каждому с помощью подушек рожок с молоком, что неудивительно — на одну няню приходилось не менее 10 младенцев. [30]

С 60-х годов XX появился новый термин - депривация (в переводе с латинского — лишение).

Чехословацкие психологи И. Лангмейер и З. Матейчек на основе обобщения данных, имеющихся в мировой науке и практике, а также своего многолетнего изучения психического развития детей, воспитывающихся в детских домах и школах-интернатах, ввели понятие психических лишений, или психической депривации, которую они определяют как «психическое состояние, возникающее в результате таких жизненных ситуаций, где субъекту не предоставляется возможности для удовлетворения некоторых основных (жизненных) психических потребностей в достаточной мере и в течение продолжительного времени». [17]

Учитывая это, есть основания полагать, что различные стороны психического развития, во-первых, неодинаково чувствительны к особенностям условий жизни ребенка и, во-вторых, в значительной степени определяются индивидуальными особенностями детей.

Более лаконичное определение депривации дал крупный английский психолог Дональд Хэбб, внесший большой вклад в изучение этой проблемы: это «состояние, связанное с биологически полноценной, но психологически недостаточной средой». [30]

Большинство исследователей выделяют три основных вида депривации: эмоциональную, сенсорную и социальную.

Под эмоциональной депривацией понимают длительное отсутствие ласки, заботы, человеческого тепла и понимания, т.е. продолжительную эмоциональную изоляцию.[33] Понятие эмоциональной депривации приравнивают к получившему широкое хождение термину «отсутствие материнской заботы». Однако последний термин носит более общий характер и, как правило, включает в себя понятие социальной депривации , т. е. результат недостаточных социальных влияний (безнадзорности, бродяжничества, изоляции от психически здоровых людей и пр.).

Чаще всего разные виды депривации переплетаются. Например, ребенок воспитывается в плохо организованном детском учреждении: он лишен не только материнского тепла, но и полноценной заботы со стороны обслуживающего персонала. Помимо этого, он получает также мало социальной информации, у него недостаточен запас знаний и пр.,— все это может создать сложный комплекс психоневрологических нарушений.

М.И.Буянов уточняет, что не следует думать, что длительные эмоциональные и другие лишения обязательно приводят к нарушению психики. Это зависит от степени выраженности и длительности действия этого фактора, от природных свойств организма и многих других причин. « У подавляющего числа детей, находившихся в условиях депривации, не бывает грубых, длительных расстройств. Миллионы людей воспитывались в детских садах, были беспризорными, перенесли множество психических травм, обусловленных войнами, стихийными бедствиями, смертью близких, но у них не было и нет никаких последствий этих бедствий. Лишь у очень незначительного числа людей регистрируются те или иные нарушения. Все это говорит о том, что одним только действием фактора депривации нельзя объяснить происхождение всех отклонений — они появляются при сочетании внешних воздействий и биологической предрасположенности ». [ 4 ]

Некоторые психологи ( Х.Скилз, М.Мид) считают, что для ребенка нет ничего фатального даже в сильном отставании, появившемся в первые месяцы жизни. Попав позднее в благоприятные условия, он может быстро догнать сверстников, воспитывающихся в семье.

Уникальные результаты, подтверждающие этот оптимистический вывод, представил X. Скилз, который 20 долгих лет следил за судьбой воспитанников одного приюта. Он сравнивал медленное и скудное продвижение вперед семи человек, долго остававшихся в закрытом детском учреждении, и быстрое развитие тринадцати других. Этих последних рано усыновили, они развивались затем в семейной обстановке и, начав с того же уровня, что и первые семь, уверенно обогнали их. У психологов появилось острое желание разобраться в том, что же такое семья, понять и сравнить особенности ситуации в детских учреждениях и в семье. Вновь усилилось внимание ученых к анализу воспитания детей в условиях разных культур, предпринятому еще в 1930-х гг. и связанному, в частности, со знаменитыми работами М. Мид. [ 30]

Вместе с тем выясняется необходимость в дифференцированной оценке условий для гармоничного воспитания детей в учреждениях разного типа. В настоящее время наилучшим образом проанализированы педагогические и психологические условия развития ребенка 3-7 лет в детских садах. Но и по сей день нет сопоставления результатов посещения детьми дневных и суточных групп.

Помимо специфики каждого типа учреждений необходимо принимать в расчет действие по меньшей мере еще двух факторов: возраста детей и особенностей разных сфер или линий их психического развития. Что касается возраста, то нет сомнений, что чем младше ребенок и больше его беспомощность, тем сильнее он зависит от условий, в которых живет. Наиболее тесно благополучие ребенка связано с особенностями детского учреждения в младенчестве. Здесь от окружающих обстоятельств зависит сама жизнь детей. В последующие годы ребенок обретает все больше самостоятельности, но тем не менее его развитие еще в огромной степени определяется теми условиями, в которых формируется его личность и деятельность. Поэтому существует острая необходимость в раздельном психологическом исследовании детей каждой возрастной группы, воспитывающихся в соответствующих учреждениях.

1.2 Социальная ситуация развития детей, воспитывающихся вне семьи

«Беспредельная потребность в любви» — это, по мнению Л. Толстого, отличительная черта детей, и нетрудно представить, к каким страданиям и переживаниям может привести ребенка отсутствие этой любви либо односторонняя и патологическая любовь взрослых. Бесследно вряд ли это проходит. «Все забывается, но детство никогда» — этим словам героя знаменитой ростановской пьесы «Сирано де Бержерак» нельзя отказать в правоте.

Конечно, важен любой период в жизни человека, но особенно важно раннее детство. Как тут еще раз не вспомнить Льва Толстого: «Разве я не жил тогда, в эти первые годы, когда учился смотреть, слушать, понимать, говорить, спал, сосал грудь и целовал грудь, и смеялся, и радовал свою мать? Я жил, и блаженно жил. Разве не тогда я приобретал все то, чем я теперь живу, и приобретал так много, так быстро, что во всю остальную жизнь я не приобрел и одной сотой того? От пятилетнего ребенка до меня только шаг. А от новорожденного до пятилетнего страшное расстояние». [4 ]

Проблема полноценного эмоционального, социального и сенсорного воздействия (иными словами, проблема количества и качества родительской любви) на подрастающее поколение многогранна. Одним из важных ее компонентов является исследование психического развития детей из приютов: все или почти все имеется у этих детей – нет только родных или приемных родителей.

В конце XIX века часто употреблялось слово госпитализм , которым обозначали различные особенности психического и физического развития, возникающие у детей, длительное время находящихся в приютах, больницах и т. д. Каких-либо специфических нарушений характера у этих детей не находили, а если какие-либо отклонения в поведении и были, то объяснялись они в первую очередь биологическими факторами, которые сочетались с воздействиями неблагоприятной социальной сферы и создавали сложную картину личностных особенностей.

«Предиспозиция (т. е. предрасположенность) - не приговор»,— считал выдающийся французский ученый Леон Мишо. Полностью соглашаясь с ним, можно добавить, что приговор произносит социальная среда, но только для того этот приговор будет относительно суров, у кого имеется соответствующая пре-диспозиция. [4 ]

В 1966 году швейцарские психологи Мария Майерхофер и Вильгельм Келлер опубликовали результаты исследования психического развития детей из швейцарских приютов. Эти исследования проводились в рамках программы, разработанной в Цюрихском институте детской психогигиены.

Книга называется «Фрустрация в раннем детском возрасте». Слово «фрустрация» употребляется этими исследователями в том же смысле, в каком мы говорим о депривации..

Майерхофер и Келлер изучили развитие 457 детей в возрасте от семи до четырнадцати лет. Авторов интересовало, почему эти дети оказались в приюте, кто были их родители, как на развитии детей отражалось отсутствие родителей и т. д. [4 ]

Выяснилось, что лишь в двух случаях причиной помещения ребенка в приют были болезни родителей, все остальные дети были либо незаконнорожденными, либо их матери вообще не хотели воспитывать своих детей. Важен не только сам факт, что эти дети родились в незарегистрированном браке или родители отказывались их воспитывать, а биологические и социальные корни этих явлений. Обнаружилось, что почти 50% родителей страдали тяжелым алкоголизмом, слабоумием, душевными болезнями, занимались проституцией, совершали преступления. Помимо этого, примерно половина всех детей родились от тяжелых беременностей и родов и попали в приют уже с психической патологией, причем часть детей были отданы в приют именно из-за того, что родители знали об этом и не хотели обременять себя воспитанием явно дефективного ребенка.

Подавляющее большинство родителей были малообразованными людьми, не имевшими какой-либо профессиональной квалификации.

Иными словами, социально и биологически полноценные родители не передавали своих детей в приюты.

Таким образом, дети, обследованные Майерхофер и Келлером, резко отличались от приютских детей, которых описывали в конце XIX века и в первой половине XX века, когда в детские дома попадали дети, чьи родители погибали во время военных действий, умирали от эпидемий либо вынуждены были отдать своих детей в приют из-за крайней бедности. Дети, изученные в современной Швейцарии, попали в детский приют в основном из-за того, что родились от неполноценных в психическом и социальном отношении родителей, у многих были выраженные признаки раннего органического поражения нервной системы. Поэтому как-то более или менее четко вычленить, что в развитии этих детей идет только от пребывания в приюте и отсутствия материнской любви, а что от биологических причин, авторам не удалось, как, впрочем, пока не удается никому из детских психиатров, кто специально занимается изучением данной проблемы.

Вместе с тем известно, что специфические условия жизни в детском доме часто обусловливают отставание в психическом развитии детей по ряду существенных параметров. Так; в раннем возрасте у детей отмечается апатичность, отсутствующая у их ровесников из семьи; она выражается в безынициативности и эмоциональной невыразительности детей. Они медленнее овладевают речью (Г. М. Лямина, М. И. Попова и др.). [ 16,20] А отставание в становлении вербальной функции неблагоприятно сказывается на развитии ранних форм мышления, на контактах ребенка с окружающими людьми, словом, обнаруживается во всех сферах, где психическая деятельность опосредуется словом.

Уже в первом полугодии жизни весь облик малыша в доме ребенка отличает его от ровесников, воспитывающихся в семье. Это гораздо более спокойное, недокучливое и некапризное существо. Хотя ребенок и выражает радость при обращениях взрослого или при виде игрушек, его нельзя назвать счастливым. Большую часть времени бодрствования малыш проводит в безучастном созерцании потолка, сося палец или игрушку. Время от времени он оживляется, увидев взрослого или встретившись взглядом с другим ребенком, но быстро отвлекается и вновь застывает в неподвижности, глядя в одну точку. Малыш слабо интересуется окружающим, не может найти себе увлекательное занятие, мало радуется, молчалив и пассивен. Даже капризничая, он выражает не столько протест, сколько отчаяние.

М. Ю. Кистяковская считает, что моторное развитие происходит быстрее и успешнее у детей, живущих в закрытых детских учреждениях. В домах ребенка воспитанники раньше начинают ходить, быстрее научаются взбираться по ступенькам на лестницу, бегать; успехам детей способствуют удобная одежда, просторные манежи, обилие игрушек. [ 30]

Во втором полугодии жизни различия между детьми, воспитывающимися в разных условиях, увеличиваются. Малоинициативный, тихий, ненавязчивый, безразличный к окружающему, боязливый малыш, воспитывающийся в доме ребенка, разительно отличается от активного, радостного, любознательного, лепечущего, требовательного ребенка из семьи.

Таким образом, даже поверхностный взгляд на детей, воспитывающихся в разных условиях, свидетельствует о том, что в условиях дома ребенка недостаточно эффективно действуют факторы, влияющие на их психическое развитие. В первом полугодии таким фактором выступает общение младенца со взрослыми. Редкие, кратковременные и недостаточно эмоционально насыщенные контакты со взрослыми, не ориентированные на поддержание инициативы ребенка, создают дефицит общения. Не случайно поэтому общение у младенцев из дома ребенка хотя и обладает теми же закономерностями, что и в семье, имеет ряд отклонений.

Кроме того, у этих детей уже общий кругозор, они не знакомы со многими элементарными бытовыми предметами, явлениями окружающего мира, хорошо известными каждому дошкольнику, живущему в семье. Обедненность чувственной сферы ведет к тому, что у воспитанников наблюдается существенное отставание в развитии наглядно-образного мышления, которое, как известно, наиболее интенсивно формируется в дошкольном детстве, являясь необходимым фундаментом для полноценного овладения школьной программой.

У многих воспитанников детского дома выявлено значительное недоразвитие способности произвольно управлять своим поведением, самостоятельно выполнять правила при отсутствии контроля со стороны взрослых, что ведет к несамостоятельности, неорганизованности, сит-уативности поведения.

Е. И.Афанасенко и И. А. Каиров во вступительной статье к сборнику «Пять лет школ-интернатов» (1961) справедливо замечают, что в школе-интернате реальна опасность развить у детей некое моральное иждивенчество, привычку жить по указке, «чужим умом». Постоянное пребывание в кругу сверстников, шум, досуг, спланированный и организованный взрослыми, редкие минуты уединения вызывают нервное переутомление, повышенную возбудимость. [30 ]

Авторы считают возможным говорить применительно ко всем этим и подобным им случаям о стертых формах «современного госпитализма». Мы уже писали о том, что причина «госпитализма» давно установлена — это дефицит воспитания. Но одно дело знать, а другое — реально устранять ее. По-видимому, обстановка закрытого детского учреждения способствует тому, что дефицит воспитания снова возникает то тут, то там.

К сожалению, в психологической литературе последних лет очень мало публикаций с анализом особенностей развития детей в закрытых детских учреждениях; домах ребенка, дошкольных детских домах, школах-интернатах. Поэтому необходимо психологическое изучение социальной ситуации в таких учреждениях и выяснение условий, способствующих преодолению дефицита воспитания.

1.3 Влияние матери на благоприятное развитие ребенка

Мать является центральной фигурой в системе семейного воспитания. Были выдвинуты и позднее стали все шире использоваться понятия «материнская забота» и «материнствование» , особенно широко применяемые в неофрейдистской литературе (А. Фрейд, Дж. Боулби, Р. Сирс). [30 ]

В рамках психоаналитической концепции роль матери окутывается флером таинственности и мистицизма. Подчеркивается значение ее биологических связей с ребенком, замыкающихся при вынашивании плода, грудном вскармливании и гигиеническом уходе, влекущем стимуляцию эрогенных зон ребенка (оральной, анальной, фаллической). Ставится акцент на исключительности связей ребенка с матерью — единственным по-настоящему близким малышу взрослым человеком. Роль матери усматривается в том, что она защищает свое дитя, оберегает его от опасностей. Реальное взаимодействие ребенка с матерью в рамках психоаналитической концепции обычно не делается объектом научного исследования.

Изучение роли материнской заботы ограничивается выявлением отставания и психических аномалий у детей, воспитывавшихся вне семьи, в разлуке с матерью, которые затем голословно относятся на счет последнего рокового обстоятельства. В лучшем случае сравниваются сроки и темп развития отдельных психических способностей у сирот и их сверстников, растущих в семье. Но постепенно на основе той же глубинной психологии, в рамках которой работал английский психолог Дж. Боулби, выполняются исследования, ставящие под сомнение выводы названных авторов. [ 4]

В 1951 г. Всемирная организация здравоохранения опубликовала в Женеве книгу Дж. Боулби «Материнская забота и духовное здоровье», которая произвела глубокое впечатление на западную общественность, и ее выводы долгое время серьезно препятствовали развитию общественного воспитания в этих странах. В книге подчеркивалась императивная необходимость связей ребенка именно с биологической матерью для его правильного развития в раннем возрасте и употребляется в качестве медико-педагогического определения термин «отсутствие материнской заботы», получившей широкое распространение. Боулби более полувека занимался проблемой развития детей, живущих без полноценного контакта с матерью. Особенно интенсивно он изучал развитие детей, живущих в детских домах и приютах. В своих выводах он нередко приходил к парадоксальным заключениям, но в большинстве случаев, когда он не отрывался от конкретного материала, эти выводы были обоснованными. Если суммировать данные многочисленных публикаций, принадлежащих Боулби, то их можно условно выразить следующим образом.

· Для психического развития ребенка наиболее важен грудной возраст ( от 6 до 12 месяцев).

· Для правильного формирования характера на всю жизнь, для его гармоничного развития наибольшее значение имеет контакт с матерью: в конечном итоге мать никто заменить не может – ни самое хорошее детское учреждение, ни самая прекрасная мачеха.

· В поведении ребенка, насильственно разлученного с матерью, можно выделить следующие друг за другом фазы: фазу протеста, фазу отчаяния. фазу вынужденного примирения.

В конце жизни Боулби отошел от чрезмерно категоричных, односторонних утверждений. Он был вынужден признать, что наука не накопила еще достаточно убедительных данных, подтверждающих его точку зрения. Из всего того, о чем писал Боулби в течение более полувека, с бесспорностью можно признать только одно: для гармоничного развития характера ребенка необходима материнская забота. [4 ]

Французский психолог Рене Спитц изучал детей в домах ребенка и в хороших ясельных учреждениях с большим количеством обслуживающего персонала. Он отмечал, что дети из домов ребенка сильно отставали в психическом развитии. Несмотря на то, что уход, питание и гигиенические условия в этих учреждениях были хорошими, процент смертности был очень большим. К 2 годам многие из них умерли от госпитализма. Большинство же из уцелевших в 4-летнем возрасте не умели ходить, одеваться, есть ложкой, самостоятельно справлять нужду, говорить, отставали в росте и весе. Ясельные дети развивались нормально. Оказалось, что самый опасный и уязвимый возраст - от 6 до 12 месяцев. В это время ребенка ни в коем случае нельзя лишать общения с матерью. А если уж иначе нельзя, надо заменить мать другим человеком. [4 ]

Важно подчеркнуть, что, если не будет сформировано это чувство базового доверия к миру, то место это не останется пусто его займет чувство “базового недоверия” к миру, боязнь этого мира. Существенно и то, что формирование чувства базового доверия нельзя отложить на потом, потому что если определенная задача развития не решена в отведенное для этого время, то впоследствии это бывает сделать значительно труднее, а порой и невозможно.

В последние двадцать лет выполнены работы, результаты которых свидетельствуют, что нет оснований приравнивать «институализм» к последствиям отсутствия у ребенка матери. Так, детальный анализ описанных в психологической литературе фактов позволил Л. Ярроу выявить помимо «материнской депривации» множество разнообразных причин отставания воспитанников закрытых детских учреждений. Он установил серьезное обеднение среды в подобных учреждениях за счет резкого снижения в них яркости и разнообразия впечатлений (сенсорная депривация), уменьшения коммуникаций с окружающими людьми (социальная депривация), уплощение эмоционального тона при взаимоотношениях с персоналом (эмоциональная депривация) и по ряду других линий. Кроме того, Л. Ярроу выявил существенные различия между детьми, воспитываемыми матерью и без матери, по биологическому и социальному анамнезам. Но указанные различия не позволяют считать две выборки достаточно уравненными по другим признакам, и поэтому нет оснований относить разницу в развитии детей в закрытых детских учреждениях и в семье только за счет этого фактора. [30 ]

К аналогичному заключению пришел М. Раттер, который подчеркивал, что отрицательные последствия воспитания детей грудного и раннего возраста в учреждениях закрытого типа возникают не из-за отсутствия материнского ухода, а в результате недостаточных эмоциональных контактов и совместной деятельности ребенка со взрослым, а также малой сенсорной и социальной стимуляции в подобных учреждениях. [ 30]

К мнению о разнообразии и сложности причин, обусловливающих роль матери в воспитании детей, присоединяется и В. Лер, предпринявший углубленное изучение взглядов различных авторов из разных стран по указанному вопросу.

Некоторые психологи пытались разобраться в значении материнского ухода с таких позиций, которые в принципе невозможно воспроизвести в условиях общественного воспитания. Например, в семье мать — единственный взрослый, постоянно заботящийся о малыше, в то время как в детских учреждениях всегда несколько воспитателей. Не препятствует ли множественность лиц, заменяющих ребенку мать, своевременному развитию его личности и поведения?

Г.X. Рейнголд и Н. Бейли попытались выяснить психологическое влияние на ребенка «множественности матерей». Они организовали экспериментальную группу, в которой три месяца подряд — от начала шестого до конца восьмого месяца жизни — за детьми ухаживал только один воспитатель. В контрольной группе работали, как обычно, четыре воспитателя. К концу эксперимента дети экспериментальной группы обнаружили повышенную социальную реактивность по сравнению со своими ровесниками из контрольной группы. Но обследование, проведенное через год, показало, что разница между ними исчезла. Авторы заключают, что наличие единственного взрослого, заботящегося о ребенке, по-видимому, не оказывает особого воздействия на его развитие, во всяком случае (делают они осторожную оговорку), если такое условие действовало всего три месяца. Что касается учреждений дневного посещения, то здесь множественность воспитателей, как выяснилось, вообще не оказывает особого влияния. [ 4,30]

Многие отечественные ученые (Ю.Бронфенбреннер, А.В.Запорожец ) придают большое значение исследованию отношений матери и ребенка, но не считают их биологически обусловленными. Напротив, биологически более целесообразной является, по-видимому, политропность малыша — наличие у него многосторонних и прочных связей с окружающими взрослыми. Как предполагает А. В. Запорожец, в далекие времена, на заре человечества политропность привязанностей эффективно способствовала выживанию потомства. [10, 19 ]

«Еще в 30-е гг. Н, М. Щелованов показал,— пишет А. В. Запорожец,— что в доме ребенка дети могут успешно развиваться при условии хорошо организованной педагогической работы, что не разлука с матерью, а дефицит воспитания задерживает нормальное развитие ребенка. Это развитие зависит от количества и качества впечатлений, которые он получает главным образом в процессе общения со взрослыми, от овладения различными видами деятельности». [9 ]

Таким образом, на сегодняшний день проблема влияния матери на развитие ребенка не имеет однозначных выводов в зарубежной и отечественной психологии и находится на стадии исследования.

1.4 Выводы по главе 1

В данной главе были проанализированы научные труды отечественных и зарубежных психологов, исследовавших особенности детей, оставшихся без попечения родителей. На основании этого анализа можно сформулировать следующие выводы:

1. Воспитание детей, оставшихся без попечения родителей, строится без учета адекватных психологических условий, обеспечивающих полноценное развитие.

2. Среди негативных черт в воспитании детей, оставшихся без попечения родителей, выделяются

- неправильная организация общения взрослых с детьми, которая выражается в эмоциональной уплощенности общения, снижении доверительности, высокой частоте сменяемости взрослых;

- жесткая регламентация поведения воспитанников детских домов;

- гиперопека в деятельности воспитанников.

3. Обеднение социальной среды приводит к различным формам депривации: социальной, эмоциональной, когнитивной.

4. У детей, оставшихся без попечения родителей, отмечается особый тип личности, сформированный в условиях воспитания под воздействием детского дома. Особенности в неодинаковой степени обнаруживают себя на каждом возрастном этапе. Все они чреваты серьезными последствиями для формирования личности подрастающего человека.

Глава 2. Особенности психического развития подростков, воспитывающихся без попечения родителей

2.1 Психическое развитие подростков, оставшихся без попечения родителей

Подростковый возраст - последний период пребывания большинства оставшихся без родителей детей в учреждении интернатного типа. В дальнейшем они вступают в самостоятельную жизнь. Воспитанники часто не готовы к лишению привычных опеки и образа жизни. Вот почему вопросы личностной и социальной зрелости 14-15 летнего выпускника детского дома, интерната имеют первостепенное значение.

Подростковый возраст, трудный, критический для любого человека, таит особые опасности для воспитанников детских домов. В дальнейшем мы рассмотрим три области психического развития, которые с одной стороны, являются ключевыми для формирования личности в этот сложный период, а с другой – в наибольшей степени уязвимы в условиях воспитания вне положительного семейного влияния. Это области развития самосознания, временной перспективы и профессионального самоопределения, становления психосексуальной идентичности. Именно на них должна сосредоточиваться основная работа по преодолению отрицательных последствий пребывания в учреждении интернатного типа и по подготовке подростков к взрослой жизни за его стенами. [6,14 ]

В подростковом возрасте особенности психического развития воспитанников детских домов и интернатов проявляются в первую очередь в системе их взаимоотношений с окружающими людьми. Они (отношения) связаны с устойчивыми и определенными свойствами личности этих детей. Так, к 10-11 годам у подростков устанавливается отношение к взрослым и сверстникам, основанное на практической полезности для ребенка, Формируются «способность не углубляться в привязанности», поверхность чувств, моральное иждивенчество (привычка жить по указке), осложнения в становлении самосознания (переживание своей ущербности) и многое другое. Значительно возрастают трудности овладения учебным материалом, что осложняется грубыми осложнениями дисциплины. Последние выражаются в уходах (побегах) детей, бродяжничестве, воровстве (до 30% подростков) и других формах делинквентного поведения.

У старших подростков, воспитывающихся в семье и интернате, на первое место выступают различия в становлении личности. Это обнаруживается и в особенностях образа Я (в отношении к себе и представлении о себе), и в характере намерений, стремлений, желаний подростков, в особенностях формирования психологического пола и во многом другом. Подростка, воспитывающегося в интернате, характеризуют особая внутренняя позиция, выражающаяся в слабой ориентированности на будущее, связанности с актуальной, конкретной жизнедеятельностью; конфликтность системы требований, предъявляемых к мужественности и женственности; ориентированность в отношении к себе на оценку окружающих, а не на собственную самооценку (как это отмечается у подростков из семьи); размытость и неясность содержания образа Я, особенно в представлении о своих увлечениях, ценность контроля со стороны и т. п. Образ Я развивается у подростков из интерната медленнее и иначе, чем у их ровесников из семьи. В общении воспитанников интерната со взрослым слабо представлены интимно-личностные контакты, а со сверстником — малая избирательность отношений. Выше было показано, что у воспитанников домов ребенка, детских домов развитие всех аспектов Я (представление о себе, отношение к себе, образа Я, самооценки) существенно отличается от развития этих аспектов у детей из семьи. [30 ]

Чешские исследователи Й.Лангмейер, З.Матейчек видят одно из серьезных следствий депривации потребности в родительской любви в отсутствии чувства уверенности в себе у воспитанников детских учреждений. Возникая на ранних стадиях онтогенеза, неуверенность в себе становится устойчивым образованием, характеристикой воспитанника детского дома. [17 ]

Особую важность вопрос о становлении Я приобретает, как известно, в подростковом возрасте. Стремление познать себя, свой внутренний мир, понять свое сходство с другими людьми и отличие от них, возрастающая активность по отношению к самому себе и порождаемые всем перечисленные потребности в самоутверждении, самовыражении (зачастую в крайних, нелепых, с точки зрения взрослого, формах) – вот далеко не полный перечень связанных с Я черт, рассматриваемых как наиболее типичные характеристики подросткового периода. Значение происходящего для целостной характеристики личностного развития трудно переоценить. « Когда говорят : ребенок открывает свой внутренний мир с его возможностями, устанавливая его относительную независимость от внешней деятельности, - писал Л.С.Выготский, - то, с точки зрения того, что нам известно о культурном развитии ребенка, это может быть обозначено как овладение внутренним миром». [5,6 ]

В нашей работе мы остановимся лишь на одном из аспектов становления Я у подростков из Детского дома - образе Я, подробно рассмотрим его содержание и то, как в нем проявляется отношение детей к себе.

Образ Я – структурное образование самосознания, итоговый продукт неразрывной деятельности трех его сторон: когнитивной, аффективной и поведенческой. (В.В.Столин) [30 ]

Многие отечественные психологи (Прихожан, Юферович и др.) отмечают парадоксальность того, что дети из интерната очень мало пишут о себе как о друге: поскольку они живут в ситуации определенного эмоционального дефицита, можно было бы ожидать, скорее, обратного эффекта — повышения значимости дружеских связей, способных до некоторой степени компенсировать недостаток эмоционального тепла. [ 19,21]

Известно, что повышенное внимание к указанной стороне общения — одна из важнейших характеристик подросткового и раннего юношеского возраста (Л. И. Божович, Т. В. Драгунова, И. С. Кон, Д. Б. Эльконин,). На недостаточное внимание к интимно-личностной стороне общения указывает, очевидно, и то, что в интернате лишь незначительное количество подростков говорят о своих трудностях в понимании других людей, в то время как в выборке школьников это делают почти 2/3 испытуемых. Подобное понимание, будучи, по существу, одной из наиболее сложных сторон общения, имплицитно предполагает признание автономности, особенности и многогранности внутреннего мира другого человека, интерес к нему как к личности. [3,14,50 ]

В группе воспитанников интерната обсуждаемая сторона общения оказывается как бы неразвитой, что может быть отчасти связано с особыми условиями общения этих детей со сверстниками. В школе отношения между сверстниками носят избирательный характер. Наличие друга для подростка-школьника — важный параметр самооценки, показатель его собственной ценности. Все это стимулирует повышенное внимание к личностным качествам и собственным, важным для дружбы, и другого человека. В интернате, как уже неоднократно указывалось, дети постоянно находятся в ситуации обязательного общения с достаточно узкой группой сверстников, поэтому избирательность для них отходит на второй план, уступая восприятию контактов со сверстниками как стабильных, неизбежных, таких которые сам подросток по собственной воле изменить не может.

К.Обуховский отмечает, что у воспитанников интернатов нарушено нормальное развитие потребности в эмоциональном контакте. В образе Я подростков – воспитанников интерната представления о себе как о друге и о своем умении понять внутренний мир другого человека занимают незначительное место, и этим они резко отличаются от подростков, растущих в семье. [30 ]

Для воспитанников интерната и учащихся массовой школы важными для образа Я в поведении оказываются разные стороны: для первых – организация собственного поведения с определенной целью, для вторых – негативистическое противопоставление своего поведения нормативному, соответствие поведения собственным желаниям, представлениям, а не требованиям взрослых.

Таким образом, если утверждение собственного Я, завоевание права вести себя как хочешь у подростков из семьи идет через активное противопоставление себя ситуации, привычным нормам, то у ребят из детского учреждения – через приспособление к этой ситуации.

Стремление к самостоятельности отличает подростков из семьи и подростков из детских заведений. У вторых не только не формируется стремление к самостоятельности, ответственности за свои поступки, умение самостоятельно организовывать свою жизнь, но и в качестве ценности выделяется прямо противоположное – признание необходимости контроля.

Отмечается также тот факт, что воспитанники интернатов значительно меньше, чем их сверстники из массовой школы, озабочены умением владеть своим поведением, настроением, поступками. Это свидетельствует о несдержанности, раздражительности этих подростков, о том что они часто не могут заставить себя выполнить какое-либо неинтересное или трудное дело без нажима со стороны взрослых. Многие из них вполне это осознают.

Поэтому можно предположить, что в силу определенных условий недостаточное развитие эмоционально- волевых качеств не переживается воспитанником, не является значимым для него и не включается в образ Я .Это связано прежде всего с особенностями жизни детей в учреждении интернатного типа, где твердая регламентация поведения значительно ослабляет у детей необходимость в организации собственной жизни, работы, распределении времени и т.п. [30,46 ]

Е.И.Савонько отмечает, что самооценка воспитанников интерната основывается преимущественно на оценках окружающих, что характерно для детей младшего школьного возраста. [30 ]

Таким образом, характеристики образа Я подростков, живущих в семье и вне семьи, различаются по ряду существенных параметров:

· ориентация на собственные личностные возможности(массовая школа) – ориентация на внешнее окружение, на приспособление (интернат);

· интенсивное становление образа Я в направлении взрослости, связанной с ней системой собственных ценностей от8 к 9 классу (массовая школа ) – стабильность этих сторон в указанный период ( интернат);

· яркая выраженность собственно-подростковых характеристик ( массовая школа ) – несоответствие развития некоторых сторон образа Я возрастным критериям ( интернат ).

В целом, хотя по традиционным критериям отмечается некоторое отставание в развитии образа Я воспитанников интерната, тем не менее оно не исчерпывает специфики развития данного образования в учреждении интернатного типа. Дело не в том, что образ Я развивается в этих условиях более медленно, важно, что он развивается несколько иначе, по другому пути, чем у подростков, растущих в семье.

2.2 Особенности развития профессионального самоопределения и временной перспективы у подростков, оставшихся без попечения родителей

Обращенность в будущее – одно из важнейших психологических новообразований подросткового возраста (Л.И.Божович). [3 ] Его изучение проливает свет, с одной стороны, на более широкую проблему становления временной перспективы личности как существеннейшей ее характеристики, а с другой – на процесс профессионального самоопределения.

Перед подростками, заканчивающими обучение в 9 классе школы –интерната, по существу стоят те же проблемы, что и перед детьми в семье.

Однако в силу сложившихся обстоятельств они до определенной степени ограничены в выборе пути завершения среднего образования. Как известно, интернаты и детские дома, не имеющие 10-11 классов, традиционно связаны только с несколькими средними специальными учебными заведениями, поступая в которые после окончания 9 класса бывшие воспитанники могут получить законченное среднее образование, овладеть профессией и при этом находиться на полном материальном государственном обеспечении.

В интернате с возрастом содержание профессий начинает концентрироваться вокруг тех специальностей, которым обучают в техникумах и ПТУ, куда могут пойти учиться после окончания 9 класса интерната его воспитанники.

Таким образом, мы видим, что переход к реальным намерениям в отношении к будущей профессии, который происходит в старшем подростковом возрасте, приводит ко все большим унификации, стандартизации в интернате. Это прямо связано с теми реальными перспективами, возможностями, которые предоставляет общество для их воспитанников. [20 ]

Изучение профессиональных намерений выпускников детского дома дает основание считать, что престиж среди юношей имеют такие рабочие профессии, как водитель автотранспортных средств, машинист электровоза, сталевар, кузнец, токарь, а у девушек — швея, контролер ОТК, маляр, крановщица. Частота таких ответов значительно выше, чем в средних школах. Помимо прочего, выбор этих профессий обусловлен тем, что в них может быть наиболее эффективно и быстро реализовано стремление получить экономическую самостоятельность.

Особенности профессиональных намерений воспитанников интерната наглядно иллюстрирует пример исследования психолога Г. А. Корякова. «Мальчик имел ярко выраженные интересы, связанные с медициной, и достаточно хорошие способности. Вместе с тем его профессиональное намерение было однозначно и твердо — стать шофером. Психологу потребовались чрезвычайные усилия, чтобы изменить это намерение. Никакие прямые доказательства, попытки убедить подростка в том, что, став врачом, он сможет максимально реализовать свои возможности, обсуждение реальной программы образования (медицинский техникум — мединститут), даже обещания помочь не действовали. Хочется подчеркнуть отличие этой работы, суть которой состоит в повышении самооценки подростка, выстраивании принципиально иной модели самоопределения на этой основе (ты сможешь и должен!), формировании нового содержания временной перспективы будущего, от той работы, которую психолог часто осуществляет в массовой школе, где возникает задача несколько «заземлить» профессиональные намерения, сделав их тем самым более соответствующими реальным способностям и возможностям школьника». [30]

Психологический анализ профессионального самоопределения свидетельствует, что этот процесс по-разному осуществляется в интернате и массовой школе. Суть различия состоит в том, что у детей из семьи вначале формируются некоторые идеальные представления о своей будущей профессии, которые впоследствии (8-9 классах) сменяются вполне реальными, причем в ряде случаев возникают достаточно сложные, противоречивые отношения между теми и другими. У воспитанников детского дома рано складываются реалистические представления о своей будущей специальности, поэтому отношение к ее выбору у них, как правило, непротиворечивое (Н.Н.Толстых,) [ 30]

По существу акт профессионального самоопределения превращается для воспитанников интерната в профессиональное определение. Но поскольку профессиональное самоопределение в данном возрасте – важнейшая составляющая личностного самоопределения, то очевидно, сколь неблагоприятно это может сказаться на всем ходе становления личности.

Профессиональная перспектива может быть полноценно сформирована лишь как часть целостной временной перспективы будущего. Сюда входят и мотивы общения с другими людьми в будущем (стремление иметь друзей, вступить в брак), и мотивы, связанные с развитием собственной личности, собственного Я. Психологи отмечают, что эти группы мотивов временной перспективы также значительно менее выражены у воспитанников детского дома. Они представлены незначительно и относятся лишь к периоду актуальной жизнедеятельности и самого ближайшего будущего.

В исследованиях, посвященных изучению психического развития детей, воспитывающихся вне семьи, показано, что у таких детей отсутствуют мотивы и представления, связанные не только с будущим, но и с прошлым. Они живут только сегодняшним днем, настоящим. Более того, по-видимому, отстутствие четких представлений о своем прошлом препятствует становлению перспективы будущего.

«Удивительно, — пишут И. Лангмейер и 3. Матейчек, — насколько мало осведомлены дети, поступающие в семейные группы , о себе и своем прошлом. У них обычно бывают какие-то весьма туманные представления о собственной семье, а потом уже лишь впечатления от пребывания в учреждении. Это ничтожно мало по сравнению с тем, что знают дети из семей, где альбомы фотографий запечатлевают прошлое всей семьи, мебель несет следы творчества детских рук, традиции проявляются во всем, что происходит в доме, а забавные детские истории из прошлой жизни ребенка снова и снова повторяются за семейным столом. Прошлое ясно, и оно постоянно присутствует. Напротив, неясность в собственном прошлом и в причинах собственного «социального» осиротения выявилась как фактор, препятствующий созданию собственной идентичности. Борьба за новую идентичность является, по-видимому, одной из основных проблем детей в период исправления депривации. Поэтому детям в поселке необходимо было объяснить в простой и понятной форме, но в основном правдиво, как с ними дело обстояло раньше и как обстоит сейчас. Обычно это значительным образом способствовало успокоению ребенка и его уравновешиванию. Видно, что выход за границы настоящего, в котором эти дети почти исключительно проживали, причем выход в обоих направлениях, в прошлое и в будущее, представляет условие для приобретения новой жизненной уверенности и новой идентичности, а тем самым и условие бегства из порочного круга психической депривации». [17 ]

2.3 Особенности становления психосексуальной идентичности у подростков, оставшихся без попечения родителей

Формирование личности человека в соответствии с его полом происходит практически на протяжении всего «детского» этапа онтогенеза, т. е. в дошкольном, младшем школьном, подростковом и юношеском возрасте, причем этот процесс, естественно, не заканчивается с окончанием периода детства и наступлением взрослости.

Каждый этап онтогенеза вносит свой специфический вклад в превращение ребенка в будущих мужчину и женщину, но подростковый возраст как период полового созревания занимает особое место. Именно в это время проблемы, связанные с полом, психосексуальным развитием и поведением, формированием системы определенных потребностей, мотивов, ценностных ориентации, характеризующих представление человека о себе как о мужчине или женщине, т. е. все то, что составляет основное содержание понятия «психосексуальная идентичность», выходят на первый план как в формировании личности детей данного возраста, так и в тех направлениях воспитательной работы с ними, которые требуют наибольшего внимания педагогов. [53]

Осознание и переживание человеком своей половой идентичности предполагают наличие у него сформированных образцов, эталонов мужского и женского образов, моделей маскулинности и фемининности. Они включают в себя представления о наиболее значимых и привлекательных качествах личности, особенностях взаимоотношений и формах поведения мужчин и женщин. На характер представлений о маскулинности и фемининности большое влияние оказывают общественно-производственные и семейные функции мужчин и женщин в современном обществе, типичные или наиболее приемлемые для представителя каждого пола сферы деятельности, а также соотношение — сравнительная значимость двух важнейших для каждого человека сфер жизнедеятельности - работы и семьи.

С этой точки зрения развитую личность характеризуют гармоничное сочетание качеств, которые необходимы для успешного достижения высокого социального и профессионального статуса (энергичность, деловитость, целеустремленность и т. п.), с положительными коммуникативными качествами (внимательность, чуткость, деликатность, заботливость и др.).

Однако реальные проявления маскулинности-фемининности, равно как и представления о том, какими должны быть «настоящие» мужчины и женщины, часто далеки от таких идеальных моделей, они обнаруживают широкий спектр вариантов, в которых отражаются мнения людей разных социальных, национальных, возрастных и других групп.

Многообразие представлений обнаруживается, в частности, и в том, какова доля в полоролевом стереотипе «типично мужских» и «типично женских» особенностей, в их соотношении и иерархии - доминируют одни какие-либо особенности или черты мужественности - женственности или они представлены в оптимальном, соответствующем данному полу сочетании. Наиболее ярко половая дифференциация проявляется в преобладании следующих качеств (первое качество каждой пары характеризует маскулинность, второе - фемининность): активность - пассивность, властность - подчиняемость, сдержанность - вспыльчивость, рассудочность - эмоциональность, агрессивность - миролюбие, уверенность - неуверенность. Именно по этим особенностям различают контрастные, альтернативные модели (либо маскулинность, либо фемининность), континуальные (чем больше М, тем меньше Ф), или аддитивные, взаимодополняющие, в которых М и Ф образуют независимые переменные с незначительным преобладанием адекватных данному полу черт (Д. Н. Исаев, В. Е. Каган). [30 ]

Подростковый возраст — это период, когда содержание представлений о наиболее ценных и привлекательных качествах личности мужчин и женщин существенно расширяется, распространяется на все более далекие от актуальных интересов детей области, превращается из «внешних», культивируемых извне социальных значений во «внутренние» детерминанты поведения, интериоризованные до уровня личностных смыслов (В. Е. Каган). Соответствие или несоответствие представлений подростка о себе имеющимся у него эталонам маскулинности-фемининности, образам «настоящего мужчины» и «настоящей женщины», по мнению многих исследователей, оказывает существенное влияние на различные аспекты личностного развития, на характер взаимоотношений со взрослыми и сверстниками. При этом вероятность появления конфликтов, связанных с психосексуальным развитием в пубертатном периоде, одинаково высока как для мальчиков, так и для девочек, но конфликты, проблемы и переживания мальчиков ярче выражены в их поведении, более известны и «ожидаемы» педагогами, а у девочек они часто скрыты, замаскированы социально одобряемым поведением, а заметными для окружающих становятся на поздней фазе их образования (Т. А. Воротилина, В. В. Егорова, Д. Н. Исаев, В. Е. Каган). [30,14]

Особенно остро проблема изучения содержания и структуры эталонов маскулинности-фемининности стоит тогда, когда мы имеем дело с детьми, лишенными попечения родителей и воспитывающимися в детских учреждениях интернатного типа. Известно, что семья оказывает большое влияние на психическое развитие ребенка, формирование его личности. Так, исследователи, занимающиеся проблемами половой идентификации и половой типизации, единодушны в том, что именно семья служит детям той первичной моделью, которая способствует образованию у них определенных образцов, эталонов мужских и женских качеств, поведенческих форм реакций, стиля отношения друг к другу и т. д., дает возможность непосредственного познания семейно-бытовых отношений, прав и обязанностей супругов, родителей (А,И,Захаров, А.Г.Харчев). [10] Всего этого практически лишены воспитанники детских домов и интернатов. Поэтому естественно ожидать, что отсутствие семьи определенным образом скажется на характере их психосексуальной идентичности, на особенностях понимания такими детьми роли и функций мужчин и женщин в обществе, особенно в семье.

Таким образом, представления о положительном эталоне фемининности мальчиков и особенно девочек затрагивают широкий круг проблем, они достаточно полно отражают существующие в обществе стереотипы, установки, часто противоречивые и даже взаимоисключающие. Но вместе с тем эти представления производят впечатление еще очень незрелых, малореалистичных, не прожитых в собственном опыте.Отрицательные суждения школьников немногочисленны, относятся преимущественно к внешнему облику.

Иную картину мы наблюдаем, анализируя суждения воспитанников интерната. Прежде всего бросается в глаза то обстоятельство, что нет практически ни одной работы, которая обошлась бы без негативных характеристик. Претензии этих детей очень серьезны, они выделяют широкий круг проблем: алкоголизм женщин, плохое выполнение ими родительских и супружеских обязанностей, отрицательные черты характера. Наиболее привлекательные, положительные качества личности женщин, как и мужчин, отражали преимущественно нравственную сторону взаимоотношений между людьми, между мужчинами и женщинами, родителями и детьми. Другие положительные характеристики встречаются гораздо реже, а требования этих подростков невысоки. Еще одна особенность этих описаний — бедная лексика, никто из этих детей не пользуется такими популярными у школьников терминами, которыми они раскрывают свое понимание женственности (мужественности): элегантность, нежность, воздушность, рыцарство и т. п. Однако и ограниченный словарный запас не мешает воспринимать суждения воспитанников как очень эмоционально насыщенные, в них ярко проявляется собственное отношение подростков к тем характеристикам, положительным или отрицательным, которые они дают современным женщинам (равно как и мужчинам). Вероятно, основной источник формирования подобных представлений — собственный, очень неблагополучный опыт, а другие источники, особенно литература, искусство, или недоступны им, или оказывают слабое влияние.

Повышенная ценность семьи и недостаточный опыт жизни в ней способствуют идеализации воспитанниками интерната взаимоотношений в семье, образа семьянина. Их положительная модель в значительной мере расплывчата, не наполнена конкретными бытовыми деталями, хотя и очень эмоционально насыщена. Одновременно существует и другой эталон — отрицательный, конкретный образ того, какими эти взаимоотношения не должны быть, какими качествами не должны обладать муж, отец, мать, жена. Столкновение двух образов порождает конфликтную систему требований: идеализированных и неопределенных, с одной стороны, и чрезвычайно низких, ограниченных выполнением элементарных норм поведения — с другой. Конфликтная система требований, отнесенная к тому же только к одной стороне взаимоотношений — семейной, может отрицательно повлиять на формирование адекватных представлений о фемининности-маскулинности и в конечном счете исказить нормальный процесс становления психосексуальной идентичности.

Само по себе наличие семьи не может служить гарантией формирования у детей адекватных и полных представлений о наиболее значимых качествах личности мужчин и женщин. Для полноценного развития этих представлений у детей, растущих в семье, и тем более у воспитанников интернатов, детских домов, т. е. у детей, лишенных попечения родителей, требуется специальная воспитательная работа.

2.4 Выводы по 2 главе

В этой главе были рассмотрены особенности психического развития подростков, воспитывающихся без попечения родителей. Теоретический анализ по данной главе позволяет сформулировать выводы:

1. Подростковый возраст – последний период пребывания большинства детей, оставшихся без попечения родителей, в учреждении интернатного типа. Самостоятельная дальнейшая жизнь этих подростков осложняется рядом проблем, связанных с их психологическими особенностями.

2. Для формирования личности подростков оставшихся без попечения родителей, важны и являются ключевыми три области психического развития: развитие самосознания, временной перспективы и профессионального самоопределения, становление психосексуальной идентичности.

3. Специфичность в развитии этих сторон личности подростка детского дома вызвана несформированностью внутреннего психического плана действия, особенностями мотивации, преобладанием ориентаций на внешнюю ситуацию.

4. Этот период сопровождается оформлением системы ценностей – тех жизненных ориентиров, которые создают основу для нравственных барьеров и ограничений, задают жизненные смыслы и цели.

Глава 3. Практическое исследование психологических особенностей подростков, оставшихся без попечения родителей

Цель исследования состоит в том,чтобыизучить влияние социальной ситуации развития на личность подростков, оставшихся без попечения родителей.

Объектом исследования выступают юноши и девушки в возрасте 15-16 лет (15 человек)- экспериментальная группа (подростки 9 классов Детского дома №2), 10 человек – контрольная группа (подростки классов, воспитывающиеся в семьях).

Предмет исследования : особенности психического развития подростков, оставшихся без попечения родителей.

Основная гипотеза исследования: особенностью психического развития подростков, оставшихся без попечения родителей, является пассивная стратегия в поведении, выражающаяся в отсутствии стремления к самостоятельности, ответственности за свои поступки, умении самостоятельно организовывать свою жизнь, признании необходимости внешнего контроля над поведением.

Рабочая гипотеза исследования : пассивная стратегия в поведении подростков, оставшихся без попечения родителей является характерной для данной социальной ситуации развития.

Для достижения цели исследования и проверки гипотезы в практической части работы решались следующие задачи :

1.Определить показатели для исследования психологических особенностей подростков, оставшихся без попечения родителей.

2. Исследовать психологические особенности подростков, оставшихся без попечения родителей.

3. Выявить влияние социальной ситуации развития на психологические особенности подростков.

Для решения поставленных задач использовались следующие методы исследования :

- сравнительный метод;

- констатирующий эксперимент;

- тестирование;

Новизна нашего исследования состоит в том, что мы а) рассматриваем социальный фактор в развитии как фактор, влияющий на особенности психического развития подростков; б) определяем показатели для исследования психологических особенностей подростков, оставшихся без попечения родителей.

Исследование проводилось в феврале-марте 2005 года среди учащихся 9-х классов средних школ г.Магнитогорска.

Все методики проводились в один день, что позволяло исключить влияние временных ситуационных факторов.

В нашем исследовании мы применяли следующие методики :

1. Методика диагностики коммуникативной установки (авт. В.В. Бойко) [11 ]

2. Методика диагностики самоконтроля в общении (авт. М. Снайдер) [11 ]

3. Методика по определению уровня субъективного контроля личности. Тест-опросник УСК (авт. Е.Ф. Бажин, Е.А Голынкина, А.М. Эткинд) [34 ]

Теперь определим те показатели, по которым мы оценивали особенности психического развития подростков, оставшихся без попечения родителей и обоснуем выбор методик нашего исследования.

3.1 Определение показателей исследования особенностей психического развития подростков, оставшихся без попечения родителей

Первая задача, с которой мы сталкиваемся в нашем исследовании - это определение показателей процесса личностного развития подростков, оставшихся без попечения родителей, по которым можно судить о характере его протекания. Поэтому, естественно, что встает вопрос о соотношении выделяемых нами показателей личностного развития и тех показателей, которые на сегодняшний день наиболее распространены и являются предметом исследования в психологической литературе по подростковому возрасту.

В 80–90-х гг. был проведен целый ряд отечественных исследований, убедительно показавших негативные последствия институционального воспитания.

В этих исследованиях [18,27,29] отмечается, что воспитание детей в условиях традиционной модели опеки и попечительства, которой является детский дом, строится без учета адекватных психологических условий, обеспечивающих полноценное развитие детей, и неизбежно включает факторы, тормозящие психическое развитие.

В отечественных исследованиях высказывается идея формирования особого типа личности у ребенка детского дома. [ 18, 42,46.] Исследователи описывают формирование личности с недоразвитием внутренних механизмов активного, инициативного и свободного поведения и указывают на преобладание зависимого, реактивного поведения у детей из сиротских учреждений. Недоразвитие механизмов саморегуляции компенсируется формированием различного рода «защитных реакций». Так, вместо творческого мышления развивается шаблонное, вместо становления произвольности поведения — ориентация на внешний контроль, вместо умения самому справиться с трудной ситуацией — тенденция к излишне бурному эмоциональному реагированию, к обиде . [29 ]

Для детей подросткового возраста, согласно А.М.Прихожан и Н.Н.Толстых [29],характерно особое психологическое образование — детдомовское «мы». Дети без родителей делят мир на «своих» и «чужих», на «мы» и «они». От чужих они обособляются, ведут себя с ними агрессивно, готовы использовать в своих целях. Внутри своей группы дети, живущие в интернате, также обособлены, они могут проявлять жестокость в обращении со своими сверстниками или с ребенком младшего возраста. Психологическое отчуждение от людей создает внутренние условия, которые впоследствии становятся благоприятной почвой для правонарушений. Дефицит адекватного общения приводит к тому, что у ребенка закрепляется негативная, агрессивная позиция по отношению к другим людям. Общество для этих детей выступает как отвергающее, а они для него — как неизбежное зло.

В результате воспитания детей-сирот в условиях детского дома наблюдается также специфическое развитие аффективно-потребностной сфер, особенностей поведения, которые рассматриваются как качественно иной характер формирования личности. [40 ]

Эта специфика проявляется в несформированности внутреннего, психического плана действий, собственной мотивации, в преобладании ориентации на внешнюю ситуацию. Качественно иную форму имеет и развитие всех аспектов Я (представления о себе, отношения к себе, образа Я, самоооценки). Следствием депривации потребности ребенка в родительской любви является отсутствие у него чувства уверенности в себе, которое, возникнув на ранних стадиях возрастного развития, впоследствии становится устойчивой характеристикой личности воспитанников детского дома.

В условиях сиротского учреждения у ребенка идет интенсивное формирование некоторых принципиально других механизмов, позволяющих ему приспособиться к жизни в особых условиях и тем самым как бы заменяющих ему личность. [46 ] Важнейшим этапом в развитии личности является этап формирования идентичности — системы представлений о себе, о мире и о себе в мире. Этот этап сопровождается оформлением системы ценностей — тех жизненных ориентиров, которые благодаря своей значимости и эмоциональной насыщенности создают основу для нравственных барьеров и ограничений, задают жизненные смыслы и цели. Формирование системы ценностей происходит в процессе эмоционально насыщенного содержательного общения с принимающим и значимым для данного ребенка взрослым. Отсутствие постоянной заботящейся значимой фигуры, безусловного принятия, необходимость постоянно приспосабливаться и заслуживать хорошее отношение приводят к снижению активного отношения к жизни: не формируются собственные ценности, принципы и ориентиры, зато развивается такая устойчивая черта, как конформность, зависимость от других. [ 51,52]

Таким образом, определяя показатели для исследования особенностей психического развития подростков, оставшихся без попечения родителей, мы выделяем:

1. Самоконтроль в общении.

2. Наличие негативных коммуникативных установок в общении.

3. Уровень субъективного контроля личности.

Перейдем к описанию этих методик и интерпретации их показателей.

3.2 Методика диагностики коммуникативной установки (авт. В.В. Бойко )

Методика позволяет диагностировать негативную коммуникативную установку. Методика представляет собой список из 25 суждений, относительно которых необходимо выразить свое согласие или несогласие. Содержит шкалы:

· завуалированная жестокость в отношениях с людьми;

· открытая жестокость в отношениях с людьми;

· обоснованный негативизм в суждениях о людях;

· брюзжание, т.е. склонность делать необоснованные обобщения негативных фактов в области взаимоотношений с партнерами и в наблюдении за социальной действительностью;

· негативный личный опыт общения с окружающими.

Подсчитывается процент набранных баллов по каждой шкале, исходя из максимально возможных. Например, шкала 1 реально набрано 10баллов.Следовательно необходимо разделить 10 на 20. Ответ – 50%

Интерпретация показателей:

1. Шкала ЗЖ- завуалированная жестокость, чем больше заработано баллов, тем отчетливее выражена завуалированная жестокость к людям.

2. Шкала ОЖ – открытая жестокость, чем больше набрано баллов, тем ярче выражена тенденция испытуемого в проявлении открытой жестокости. Личность не скрывает и не смягчает свои негативные оценки по поводу большинства окружающих. Оценки о людях резкие, однозначные и сделаны, возможно, навсегда.

3. Шкала ОН – обоснованный негативизм, выражается в объективно обусловленных отрицательных выводах о некоторых типах людей и сторонах взаимодействия. По данной шкале набрать максимальное количество баллов не считается зазорным. Однако, обращает внимание особый тип опрашиваемых: они набирают большой процент баллов по шкалам 1и 2, но при этом не то, что вызывает обоснованный негативизм, как бы не замечают.

4. Шкала Б – брюзжание, проявляется в склонности делать необоснованные обобщения негативных фактов в области взаимоотношений. Чем больше набрано баллов по этой шкале, тем больше выражена у испытуемого эта тенденция.

5. Шкала НОО – негативный опыт общения, данный компонент негативной установки показывает на ближайший круг знакомых партнеров по совместной деятельности.

6. Шкала ИН - интегральная шкала, оценивается суммарный балл по всем шкалам, Если испытуемый набрал балл выше среднего общего – 33, то это свидетельствует о наличии выраженной негативной коммуникативной установки.

3.3 Методика диагностики самоконтроля в общении (авт. М. Снайдер)

Методика позволяет выявить уровень самоконтроля в общении. Методика содержит 10 суждений, относительно которых необходимо выразить свое мнение «верно-неверно».

Интерпретация данных:

0-3 балла – низкий коммуникативный контроль. Поведение устойчиво, подросток не считает нужным меняться в зависимости от ситуации, способность к истинному самораскрытию в общении, проявляется излишняя прямолинейность, которая вызывает проблемы в общении.

4-6 баллов – средний коммуникативный контроль. Проявляется искренность. Порой несдержанность в эмоциональных проявлениях.

7-10 баллов – высокий коммуникативный контроль. Проявляется в умении легко входить в любую роль, гибко реагировать на изменение ситуации, умение чувствовать и предвидеть впечатление, которое человек производит на окружающих.

3.4 Методика по определению уровня субъективного контроля личности. Тест- опросник УСК (авт. Е.Ф. Бажин, Е.А. Голынкина, А.М.Эткинд )

Опросник уровня субъективного контроля (УСК) построен в соответствии с разработанной В.А. Едовым иерархической моделью регуляции социального поведения личности.

Опросник состоит из 7 шкал, содержит 44 пункта, измеряет локус контроля личности в различных сферах жизнедеятельности.

Шкала Ио – общая интернальность.

Шкала Ид – интернальность в области достижений.

Шкала Ин – интернальность в области неудач.

Шкала Ис – интернальность в области семейных отношений.

Шкала Ип – интернальность в производственных отношениях.

Шкала Им – интернальность в межличностных отношениях.

Шкала Из – интернальность в отношении здоровья и болезни.

Испытуемому предложено ответить на каждый пункт опросника, используя одну из градаций 7-балльной шкалы:

Полностью не согласен –3 -2 -1 0 1 2 3 полностью согласен.

3.5 Анализ полученных результатов

Результаты, полученные в ходе исследования, приведены в таблицах 3.1 «Результаты исследования в экспериментальной группе» и 3.2 «Результаты исследования в контрольной группе».(см. приложение)

На первом этапе мы определяли при помощи метода линейного корреляционного анализа корреляционные зависимости между показателями теста по исследованию коммуникативных установок, опросника УСК и уровнем субъективного контроля.

Метод корреляций показывает, каким образом одно явление влияет на другое или связано с ним в своей динамике. Подобного рода зависимости существуют, к примеру, между величинами, находящимися в причинно-следственных связях друг с другом.

Линейный корреляционный анализ позволяет устанавливать прямые связи между переменными величинами по их абсолютным значениям.( см. приложение)

После проведенного корреляционного анализа мы получили следующие результаты :


Таблица 3.3

Взаимозависимость самоконтроля в общении с другими показателями

Завуалированная жестокость Интернальность в достижениях Интернальность в семейных отношениях Общая интернальность
Самоконтроль в общении 0,388 0,379 0,384 О,385

Таблица 3.4

Взаимозависимость негативных коммуникативных установок с уровнем субъективного контроля

Завуалированная жестокость Открытая жестокость Негативный опыт общения Обоснованный негативизм
Интернальность общая 0,462 -0,411 0,421
Интернальность в области достижений 0,444 -0,416 0,371
Интернальностьв семейных отношениях 0,434 -0, 440

Интернальностьв межличностных

отношениях

0,541 -0,421
Интернальность в области неудач -0,48
Интернальность в произ.отн-ях 0,370

Примечание . В таблицах приведены только значимые результаты корреляции.

Анализ полученных результатов показывает, что показатели опросника УСК (интернальность общая, интернальность в области достижений, интернальность в семейных отношениях, интернальность в межличностных отношениях) имеют корреляционные зависимости с показателями теста по иследованию коммуникативных установок (завуалированная жестокость, открытая жестокость, негативный опыт общения, обоснованный негативизм ).

По полученным данным мы можем говорить о том, что показатели самоконтроля в общении, негативные коммуникативные установки и уровень субъективного контроля имеют между собой корреляционные связи, т.е. находятся друг с другом в значимых причинно-следственных связях.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что выделенные нами показатели обнаруживают прочную взаимосвязь и в своей совокупности определяют психологические особенности развития подростков, оставшихся без попечения родителей.

Сравним полученные результаты в контрольной и экспериментальной группах:

Таблица 3.4

Исследование самоконтроля в общении в контрольной и экспериментальной группах .

Уровни Самоконтроль в общении
Экспериментальная группа Контрольная группа
Высокий 3 чел.-20% 4 чел.-40%
Средний 8 чел.-53% 3 чел.-30%
Низкий 4 чел.-27% 3чел.-30%

Сравнительная диаграмма полученных результатов приведена на рис 3.1.

Рисунок 3.1

Из данного рисунка видно, что низкий уровень самоконтроля в общении проявляется примерно у 30% всех исследуемых подростков. Данный результат свидетельствует о том, что для каждого третьего подростка, вне зависимости от того в какой социальной среде они воспитываются, характерно неумение реагировать на изменение ситуации, неумение адаптироваться в окружении других людей, неадекватное реагирование на конфликт, несдержанность в эмоциональных проявлениях. В то же время у 40% подростков контрольной группы самоконтроль в общении сформирован на высоком уровне, что на 20 % больше чем в экспериментальной группе.

Исследование коммуникативных установок было проведено для изучения некоторых социально-психологических предпосылок конфликтного поведения подростков. Автор методики В.В. Бойко считает, что энергетику коммуникативной установки невозможно скрыть от сенсорных систем партнера. Проблемы появятся даже в том случае, если личность стремится тщательно замаскировать свой негативный настрой. Когда человек заставляет себя постоянно сдерживаться, быть корректным возникает постоянное напряжение, Такое состояние рано или поздно приведет к нервному срыву, стрессу, повышая риск возникновения конфликтных ситуаций.[11].

Сравним проявление негативных коммуникативных установок по группам. (Таблица 3.5.,рисунок 3.2.)

Таблица 3.5

Исследование коммуникативных установок в общении
Коммуникативные установки
уровни Завуалированная жестокость Открытая жестокость Обоснованный негативизм Брюзжание Негативный опыт общения
Э К Э К Э К Э К Э К
выражен 11чел. 73 % 8чел-80% 5чел 33,3 % 2чел20% 4 чел-26,6 % 0 6чел-40 % 3чел-30% 10чел-66,6 % 4чел-40%
норма 3чел. -20% 2чел-20% 6чел.-40% 6чел60% 6чел-40% 6чел-60% 8чел.-53,3% 5чел-50% 4чел-26,6% 1чел-10%
Не выражены 1чел.-6,6% 0 4чел-26,6% 2чел20% 5чел-33,3% 4чел-40% 1чел.-6,6 % 2чел-20% 1чел-6,6% 5чел-50%

Рисунок 3.5

Из рисунка 3.2 видно, что завуалированная жестокость выражена у 73% подростков экспериментальной группы и у 80 % подростков контрольной группы в равной степени. Данный результат связан с постоянным нахождением подростков в условиях коллектива и постоянной регламентацией поведения. Следствием влияния такой социальной среды и индивидуальных особенностей является проявление открытой жестокости и агрессии (рис.3.3 ). У подростков экспериментальной группы этот показатель выражен у 33,3% , что в среднем выше на 13,3% чем в контрольной группе.

Негативные оценки по поводу окружающих могут быть объективно обоснованы подростками. Обоснованный негативизм, выражающийся объективно обусловленными отрицательными выводами о некоторых типах людей и сторонах взаимодействия, характерен для большинства подростков экспериментальной группы и выражен у 26,6%, рис. 3.4. У подростков контрольной группы этот показатель не выражен и проявляется чаще в норме. Данный показатель коррелирует с другим показателем – негативным опытом общения и, возможно, является следствием этого показателя.

Рисунок 3.3

Рисунок 3.4

Вместе с тем, у 40% подростков экспериментальной группы выражена необоснованность обобщений, брюзжание, что также является следствием негативного опыта в общении (см рис 3.5).

Рисунок 3.5 .

Негативный опыт общения, как показатель социальной ситуации развития, характерен для большинства подростков экспериментальной группы (рис3.6).У подростков контрольной группы негативный опыт общения выражен у 40% подростков.


Рисунок 3.6

Анализ выраженности негативных коммуникативных установок по группам показывает, что в целом в экспериментальной группе средние показатели выше. Особенно отчетливо прослеживается эта тенденция по шкалам «Открытая жестокость» и «Негативный опыт общения» (рис 3.7).

Рисунок 3.7

Анализ выраженности негативных установок в общении на высоком уровне в экспериментальной группе показывает, что чаще других в этой группе проявляются завуалированная жестокость и негативный опыт общения (рис.3.8). Это связано с тем, что в условиях интернатного учреждения подросток постоянно общается с одной и той же группой сверстников. Это препятствует развитию навыков конструктивного общения с другими людьми.

Рисунок 3.8

Интегральная шкала оценивает суммарный балл по всем шкалам. Если испытуемый набрал выше общего среднего –33. то это свидетельствует о наличии выраженной негативной коммуникативной установки (рис.3.9).

Рисунок 3.9


Как видно из рисунка 3.9, негативные коммуникативные установки четко выражены в экспериментальной группе у 53,3 % исследуемых.

3.6 Анализ исследования уровня субъективного контроля, интернальности .

Результаты полученные в ходе исследования приведены в таблице 3.7 «Исследование уровня субъективного контроля».

Таблица 3.7

Группа уровни Уровень субъективного контроля.
Ио Ид Ин Ис Ип Им Из
Эксперимен- тальная Высокий 7-10стэн 0 20% 0 6,7% 20% 20% 26,6%
Средний 4-6 стэн 20% 13,3% 13,3% 0 40% 13,3%- 33,3%
Низкий 1-3 стэн 80%- 66,6% 86,3% 93,3% 40% 66,6% 40,1%
Контрольная Высокий 7-10стэн 40% 80% 60% 0 30% 70% 60%
Средний 4-6 стэн 40% 20% 0 50% 20% 20% 30%
Низкий 1-3 стэн 20% 0% 40% 50% 50% 10% 10%

Результаты сравнительного анализа проявления уровня субъективного контроля в норме и выше нормы приведены на рисунке 3.10.

Как видно из рисунка 3.10., в целом, уровень субъективного контроля в группе подростков, воспитывающихся в Детском доме, значительно ниже практически по всем показателям. Для них характерно в большей степени конформное и уступчивое поведение, они склонны к подчинению, давлению других, не чувствуют, что ими манипулируют, не реагируют бурно на утрату личной свободы.

Показатель общей интернальности , характеризующий субъективный контроль над любыми значимыми ситуациями, в этой группе на 60% ниже, чем в контрольной. Испытуемые в этой группе отмечают, что большинство важных событий в их жизни происходит не по их инициативе, а являются результатом действия внешних сил – случая, других людей и т.д. они не чувствуют и не проявляют за эти события ответственность. (рис 3.10)

Рисунок 3.10

Интернальность в области достижений у испытуемых экспериментальной группы отмечается только у 33,3%.Это показатель характеризует способность подростка с успехом добиваться поставленной цели в будущем, оценку собственных возможностей при достижении успешности, уровень субъективного контроля над эмоционально положительными событиями. Низкий показатель по данной шкале свидетельствует о несдержанности, раздражительности подростков в этой группе, о том что они часто не могут заставить себя выполнить какое-либо неинтересное или трудное дело без нажима со стороны взрослых. Многие из них вполне это осознают.Это связано прежде всего с особенностями жизни детей в учреждении интернатного типа, где твердая регламентация поведения значительно ослабляет у детей необходимость в организации собственной жизни, работы, распределении времени и т.п.

Интернальность в области неудач проявляется у 13,3% подростков экспериментальной группы. Уровень субъективного контроля по этой шкале выражает отношение испытуемых к отрицательным ситуациям и событиям в их жизни, а также степень ответственности и контроля при их возникновении. Низкий количественный показатель у подростков экспериментальной группы, объясняется тем, что в своем поведении они чаще ориентируются на внешний контроль, а к отрицательным событиям у многих из них вырабатываются защитные реакции. Поэтому можно предположить, что в силу определенных условий недостаточное развитие эмоционально- волевых качеств не переживается воспитанником, не является значимым для него и не включается в образ Я.

Интернальность в области семейных отношений показывает степень ответственности человека за события происходящие в семейной жизни. У подростков экспериментальной группы этот показатель отмечается у 6,7%, в то время как в контрольной группе отмечается у 50% подростков. Семья служит той первичной моделью, которая способствует образованию определенных образцов, эталонов мужских и женских качеств, поведенческих форм реакций, стиля отношения друг к другу и т. д., дает возможность непосредственного познания семейно-бытовых отношений, прав и обязанностей супругов, родителей. Всего этого практически лишены воспитанники детских домов и интернатов. Поэтому естественно, что отсутствие семьи определенным образом отражается на характере их психосексуальной идентичности, на особенностях понимания такими детьми роли и функций мужчин и женщин в обществе, особенно в семье.

Интернальность в производственных отношениях у подростков экспериментальной группы проявляется лучше, чем в контрольной группе. Показатель «норма» и «выше нормы» проявляется у 60% подростков экспериментальной группы. Высокий субъективный контроль в области производственных отношений у этих подростков показывает способность оценивать производственные отношения. Они считают действия важным фактором в деловой сфере, умеют отвечать за успех в работе, учебной деятельности, готовы к дальнейшему профессиональному самоопределению.

Интернальность в межличностных отношениях показывает степень ответственности человека в отношении с другими людьми. У подростков экспериментальной группы на высоком уровне этот показатель отмечается только у 33.3%, а у подростков контрольной группы этот показатель достигает почти 90%.Это объясняется тем, что подростки из экспериментальной группы значительно меньше, чем их сверстники из контрольной группы, озадачены умением владеть своим поведением, настроением, поступками. Дефицит адекватного общения приводит к тому, что у ребенка закрепляется негативная, агрессивная позиция по отношению к другим людям и в процессе общения оказываются неспособными устанавливать конструктивные, эмоциональные, адекватные отношения с другими.

Интернальность в отношении здоровья и болезни характеризует степень ответственности за свое здоровье, стремление к сохранению своего здоровья. У подростков экспериментальной группы этот показатель отмечается у 60%, а подростков контрольной группы у 90%.У подростков с низким показателем по данной шкале отмечается зависимость в сохранении здоровья от внешних условий и влияния других людей. Достаточно высокий показатель по данной шкале в экспериментальной группе можно объяснить тем, что здоровье для этих подростков – один из факторов успешности социальной адаптации в будущем и представляет для них важную ценность.

Таким образом, обобщая результаты, полученные по данной методике, можно сделать вывод о том, что уровень субъективного контроля по исследуемым показателям в экспериментальной группе значительно ниже, чем в экспериментальной. На рисунке 3.11 приведены результаты сравнения с нормой средних показателей по шкалам в каждой группе. Как видно из данной диаграммы средние показатели в экспериментальной группе находятся на уровне ниже нормы. Наименьшие показатели в этой группе получены по шкалам: интернальность в области неудач, интернальность в семейных отношениях и интернальность в области межличностных отношений, что свидетельствует о недостаточной сформированности у подростков экспериментальной группы в этих сферах жизни уровня субъективного контроля.

Рисунок 3.11

3.7 Выводы

Результаты, полученные нами в ходе практического исследования позволяют сформулировать следующие общие выводы:

1. Высокий уровень самоконтроля в общении проявляется только у 20% подростков, воспитывающихся без попечения родителей, а низкий самоконтроль свойственен каждому третьему исследуемому подростку. Большая часть подростков отличаются неустойчивостью поведения, наличием деструктивных форм общения.

2. Отчетливо выражены в этой группе завуалированная жестокость, негативный опыт общения, брюзжание и открытая жестокость. Это связано с тем, что в условиях интернатного учреждения подросток постоянно общается с одной и той же группой сверстников, что препятствует развитию навыков конструктивного общения с другими людьми.

3. Показатель общей интернальности, характеризующий субъективный контроль над любыми значимыми ситуациями, в этой группе у 80% ниже нормы. Отсутствие постоянной заботящейся значимой фигуры, безусловного принятия, необходимость постоянно приспосабливаться и заслуживать хорошее отношение приводят к снижению активного отношения к жизни: не формируются собственные ценности, принципы и ориентиры, зато развивается такая устойчивая черта, как конформность, зависимость от других.

4. Наименьшие показатели в этой группе получены по шкалам: интернальность в области неудач, достижений, интернальность в семейных отношениях и интернальность в области межличностных отношений, что свидетельствует о недостаточной сформированности у подростков экспериментальной группы в этих сферах жизни уровня субъективного контроля. В условиях интернатного учреждения у ребенка идет интенсивное формирование некоторых принципиально других механизмов, позволяющих ему приспособиться к жизни в особых условиях.

Таким образом, гипотеза о том, что особенностью психического развития подростков, оставшихся без попечения родителей, является пассивная стратегия в поведении, выражающаяся в отсутствии стремления к самостоятельности и инициативы, ответственности за свои поступки, неумении самостоятельно организовывать свою жизнь, признании необходимости внешнего контроля над поведением, а также наличие негативных коммуникативных установок в общении, находит подтверждение в результатах нашего исследования.

Заключение

Подростковый возраст - последний период пребывания большинства оставшихся без родителей детей в учреждении интернатного типа. В дальнейшем они вступают в самостоятельную жизнь. Этот период сопровождается оформлением системы ценностей – тех жизненных ориентиров, которые создают основу для нравственных барьеров и ограничений, задают жизненные смыслы и цели.

Воспитанники часто не готовы к лишению привычных опеки и образа жизни. Вот почему вопросы личностной и социальной зрелости 14-15 летнего выпускника детского дома, интерната имеют первостепенное значение.

Теоретический анализ литературы по проблеме исследования особенностей детей, оставшихся без попечения родителей позволяет сформулировать следующие выводы:

1.Воспитание детей, оставшихся без попечения родителей, строится без учета адекватных психологических условий, обеспечивающих полноценное развитие.

2.Среди негативных черт в воспитании детей, оставшихся без попечения родителей, выделяются:

- неправильная организация общения взрослых с детьми, которая выражается в эмоциональной уплощенности общения, снижении доверительности, высокой частоте сменяемости взрослых;

- жесткая регламентация поведения воспитанников детских домов;

- гиперопека в деятельности воспитанников.

3.Обеднение социальной среды приводит к различным формам депривации: социальной, эмоциональной, когнитивной.

4.У детей, оставшихся без попечения родителей, отмечается особый тип личности, сформированный в условиях воспитания под воздействием детского дома. Особенности в неодинаковой степени обнаруживают себя на каждом возрастном этапе. Все они чреваты серьезными последствиями для формирования личности подрастающего человека.

Для формирования личности подростков оставшихся без попечения родителей, важны и являются ключевыми три области психического развития: развитие самосознания, временной перспективы и профессионального самоопределения, становление психосексуальной идентичности. Специфичность в развитии этих сторон личности подростка детского дома вызвана несформированностью внутреннего психического плана действия, особенностями мотивации, преобладанием ориентации на внешнюю ситуацию.

В практической части работы мы изучили влияние социальной ситуации развития на личность подростков, оставшихся без попечения родителей.

В начале практической части исследования нами были определены показатели личностного развития подростков, оставшихся без попечения родителей: самоконтроль в общении, наличие негативных коммуникативных установок, уровень субъективного контроля.

Практическое исследование было проведено в двух группах подростков: экспериментальной (подростки, оставшиеся без попечения родителей) и контрольной (подростки, воспитывающиеся в семье). В ходе исследования было выявлено влияние социальной ситуации развития на личность подростков. Для данной социальной ситуации развития являются характерными пассивная стратегия в поведении, низкий самоконтроль в поведении и общении, негативные коммуникативные установки. Таким образом, рабочая гипотеза нашего исследования подтвердилась.

Сравнительный анализ данных полученных при изучении особенностей психического развития подростков, оставшихся без попечения родителей, и подростков, воспитывающихся в семье показывает, что для первых характерны низкий самоконтроль в общении, наличие негативных коммуникативных установок, а пассивная стратегия в поведении, выражается в отсутствии стремления к самостоятельности и инициативе, ответственности за свои поступки, неумении самостоятельно организовывать свою жизнь, признании необходимости внешнего контроля над поведением.

Таким образом, гипотеза, выдвинутая нами в начале исследования подтвердилась.

Полученные результаты нашего исследования могут быть использованы в работе педагогов, воспитателей и практических психологов по оказанию психолого-педагогической помощи подросткам, оставшимся без попечения родителей, этого возраста.


Список литературы

1. Аркин А.А. Родителям о воспитании. М.: Педагогика, 1957

2. Барабанова В.В. Знать трудности в развитии детей и учиться их преодолевать // Семейный детский дом: реальность, проблемы и перспективы в современной России. М.: Дом, 1995. С. 25–26.

3. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте.М.,1968

4. Буянов М.И. Ребенок из неблагополучной семьи. М.: Просвещение ,1998

5. Выготский Л.С. Педология подростка: проблемы возраста// Собр.соч.: в 6 т. Т.4.

6. Выготский Л.С. Динамика и структура в личности подростка / в кн Хрестоматия по возрастной психологии под ред. Фельдштейна.-М.: Международная академия, 1994

7. Довгалевская А.И. Вопросы семейного воспитания приемных детей в СССР: Автореф. канд. дис. М., 1957.

8. Дубровина И.В., Круглов Б.С. Психологические аспекты формирования ценностных ориентаций и интересов учащихся. // Ценностные ориентации и интресы школьников.,1983, с. 27-36.

9. Запорожец А.В. Условия и движущие причины психологического развития ребенка /в кн. Хрестоматия по возрастной психологии, Москва, 1994

10.Захаров А.И. Ребенок до рождения. С.-Петербург,1998

11.Изучение конфликтности личности./сост.Петушкова О.Г. – Магнитогорск: МаГУ,2001

12. Иванова Н.П., Заводилкина О.В. Дети в приемной семье: Советы начинающим родителям. М.: Дом, 1993.

13.Колесов Д.В., И.Ф. Мягков. Учителю о психологии и физиологии подростка. - М.: Просвещение, 1989.

14.Кон И.С. Психология ранней юности. - М.: Просвещение, 1991.

15. Корнилова Т.В, Смирнов С.Д, Григоренко Е.Л.. Факторы социального и психологического неблагополучия подростков в показателях методик стандартизированного интервью и листов наблюдения. //Вопросы психологии 2001,1

16. Коробейников И.А., Слуцкий В.М.О некоторых особенностях формирования интеллекта детей в условиях психической депривации // Дефектология. 1990. № 3. С. 12–16.

17. Лангмайер Й., Матейчик З. Психическая депривация в детском возрасте. Прага, 1984. С. 268–276.

18. Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. М.: Педагогика, 1986.

19.Лишенные родительского попечительства. Хрестоматия./под ред. В.С.Мухиной-М.:Просвещение,1991

20. Мухина В.С. Психологическая помощь детям, воспитывающимся в учреждениях интернатного типа // Лишенные родительского попечительства: Хрестоматия. М.: Просвещение, 1991. С. 113–123.

21. Наш проблемный подросток:Уч. Пособие.-СПб.:Союз,1998

22. Немов Р.С.Психология. Кн3.- М.:Просвещение ,Владос,

23. Общая психология /Состав. Е.И. Рогов - М. ВЛАДОС, 1995 г.

24.Овчарова Р.В. "Справочная книга школьного психолога" М.: "Просвещение", "Учебная литература", 1996 г.

25. Ослон В.Н. Дети с особыми образовательными нуждами, лишенные родительского попечения // Проблемы обучения детей со специальными образовательными нуждами / Под ред. А.К. Колесникова. Пермь, 1999. С. 33–37.

26. Ослон В.Н. Приемная семья — кризисы первого года // Формирование гуманитарной среды и внеучебная работа в вузе, техникуме, школе / Под ред. В.Н. Стегния. Т. 2. Пермь, 2000. С. 245–246.

27. Ослон В.Н. Социально-психологические проблемы становления института приемной семьи // Современное общество: вопросы теории, методологии, методы социальных исследований / Под ред. М.А. Слюсарянского. Пермь, 1998. С. 240–241.

28. Ослон В.Н, Холмогоров А.Б. Замещающая прфессиональная семья как одна из моделей решения прблемы сиротства в России.//Вопросы психологии 2001,№3

29. Прихожан А.Н., Толстых Н.Н. Исследование психического развития младших школьников, воспитывающихся в закрытых учреждениях // Лишенные родительского попечительства: Хрестоматия. М.: Просвещение, 1991. С. 77–81.

30.Психическое развитие воспитанников детского дома/ Под ред. И.В. Дубровиной, А.Г. Рузской. –М.: Педагогика , 1990

31.Психология индивидуальных различий ТЕКСТЫ/под ред. Ю.Б.Гиппенрейдера, В.Я.Романова - М. изд-во МГУ, 1982 г.

32. Психология современного подростка / под ред. Д.И.Фельдштейна. М..1987.

33. Психология (словарь) под ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского М.: Изд. политической литературы, 1990 г.

34.Психологическая диагностика детей и подростков./ под ред. К.М.Гуревича.-М.: Межд. Академия,1995.

35.Психология современного подростка / под ред. Д.И.Фельдштейна. М..1987.

36. Райгородский Д.Я. Практическая психодиагностика. Методики и тесты, - Самара: Издат.дом БАХРАХ-М »,2000

37.Ремшмидт Х. Подростковый и юношеский возраст.-Мир.,1994.

38. Сафин В.Ф. Динамика оценочных эталонов в подростковом и юношеском возрасте // Вопросы психологии,1982,№1. С.69-75.

39. Соколова Н.Д. Основные направления коррекционно-воспитательной работы в специализированном детском доме // Дефектология. 1991. № 4. С. 58–64.

40. Спиваковская А.С. Психологическая помощь семьям, взявшим на воспитание детей из государственных учреждений // Лишенные родительского попечительства: Хрестоматия. М.: Просвещение, 1991. С. 127–132.

41. Степанов В.Г. Психология трудных школьников.- М.:Академия,1998

42. Трошихина Е.Г. Влияние ранней социальной депривации на развитие личности: Автореф. канд. дис. СПб., 1997. С. 54.

43. Формирование личности в переходный период от подросткового к юношескому возрасту / под ред. И.В.Дубровиной. М.,1983.

44. Формирование личности старшеклассника / под ред. И.В.Дубровиной. М.,1989.

45.Формирование личности в переходный период от подросткового к юношескому возрасту / под ред. И.В.Дубровиной. М.,1983.

46. Фурманов И.А. Психологические особенности детей, лишенных родительского попечительства. Минск, 1999.

47. Холмогорова А.Б. Здоровье и семья: модель анализа семьи как системы // Развитие и образование особенных детей. Вып. 2. М., 1999.

48. Холмогорова А.Б. Психологические аспекты микросоциального контекста психических расстройств // Моск. психотерапевт. журн. 2000. № 3.

49. Шипицина Л.М., Казакова Е.И. Комплексное сопровождение и коррекция развития детей-сирот: социально-эмоциональные проблемы. СПб., 2000.

50. ЭльконинД.Б К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте /в кн. Хрестоматия по возр. психологии под ред. Фельдштейна.-М.: Академия.,1994

51. Эриксон Э. Теория личности // Психология личности. Т. 1. Самара, 1999.

52. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис / под ред. Толстых А.В. М.,1996.

53. Юферева Т.И. Особенности формирования психологического пола у подростков, воспитывающихся в семье и интернате./в кн. Лишенные родительского попечительства под ред. Мухиной В.С.- М.: Просвещение,1991

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:25:42 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
20:27:38 28 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Изучение особенностей личности женщин, готовых и не готовых к материнству

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150539)
Комментарии (1836)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru