Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Статья: Положение субъекта познания в контексте концепции глобального эволюционизма

Название: Положение субъекта познания в контексте концепции глобального эволюционизма
Раздел: Рефераты по биологии
Тип: статья Добавлен 22:55:36 05 марта 2010 Похожие работы
Просмотров: 187 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Актуальность статьи заключается в необходимости разработки проблемы положения субъекта познания в контексте формирования постнеклассической научной картины мира, основанной на идеях универсального эволюционизма.

Целью статьи является сравнительный анализ исторически сложившихся концепций субъекта, его места в процессе познания для формирования современных подходов к проблеме познания в рамках приоритетного научно-философского направления постнеклассического этапа развития науки – универсального эволюционизма.

От правильного определения положения субъекта в процессе познания зависит не только степень достоверности полученного знания, но также сама возможность научного познания. Вот почему необходимо обозначить некоторые принципы, определяющие место субъекта познания в формирующейся современной научной картине мира, представленной, прежде всего, концепцией универсального эволюционизма.

Известно, что предпосылки проблемы места человека в Космосе, Универсуме обозначились уже в космогонических мифах древних народов. В древности человек интуитивно ощущал свое особое положение по отношению к природе: с одной стороны, он мог познавать закономерности окружающей среды, с другой, сам являлся частью этой среды. Но человек не вычленялся из окружающей среды, а познание ни в коем случае не ассоциировалось в этом случае с властью, противопоставлением познающего субъекта природе. Не случайно, в этой связи, важнейшим принципом для понимания истины в ранней греческой философии являлся принцип единства. «Во всем есть часть всего» (Антология мировой философии. – Т.1. Ч.1. – М.: Мысль, 1969. – С.315.).

Проблема двойственности положения человека - как субъекта познания и как часть окружающей среды - формулировалась в классической античной философии. Классики античной философии, используя такие понятия, как идея (эйдос) в философии Платона или законы формальной логики у Аристотеля вычленили новую область в сфере познания, тесно связанную со специфическими субъективными средствами познания и деятельности, отождествив (или даже ставя выше) эту область со сферой объективной действительности, или в досократическом смысле, άλήθεια .

Идеи антропоцентризма эпохи Возрождения, как нам представляется, также внесли большой вклад в проблему места субъекта познания в окружающей действительности. Предшественниками антропного принципа можно считать исторически сложившиеся идеи, основанные на представлении человека как микрокосма, заключающего в себе макрокосм Вселенной. «В своей простоте ум все созерцает, как бы свою величину в одной точке, и все – вне всякой сложенности из частей, и не так, что одно есть это, а другое – иное, а так, что все есть одно и одно есть все» (Николай Кузанский. Избранные философские сочинения. – М.: Соцэкгиз, 1937. – 364с. – С.188).

В классической науке, абсолютизировавшей принцип объективности, субъект, который предполагался единственным, исключался из процесса познания, сфера науки противопоставлялась бытию природы. В научной среде преобладала наивно-реалистическая модель познания с жестким детерминизмом причинно-следственных отношений. Онтологические предпосылки познания представлялись статичными и неизменными, что было обусловлено доминированием ньютонианских представлений о природе.

Декарт оказался исторически первым, кто сформулировал концепцию познающего субъекта – Cogitoergosum («Я мыслю – следовательно существую»), согласно которой «…я – субстанция, вся сущность или природа, которой состоит в мышлении и которая для своего бытия не нуждается ни в каком месте и не зависит ни от какой материальной вещи» (Декарт Р. Сочинения в 2 т. - Т.I. – М.: Мысль, 1989 – 654с. – С.269.). Субстанциальная концепция, или дуализм Декарта, утверждает, что мыслящая и протяженная субстанции суть вещи разной природы. Концепция познания Декарта, соответственно, представляет собой классическую форму абсолютного субъекта, где субъект в форме мыслящей субстанции противопоставляется объекту (протяженной субстанции).

С корректировкой на проблемы познания субъекта взгляды И. Канта обнаруживают сходные с антропным принципом идеи. Кант, разделив познание на априорное и апостериорное, поставил тем самым вопрос о положении субъекта в процессе познания. Кант выдвинул положение, что с правилами рассудка, выраженными в априорных понятиях, «все предметы опыта должны необходимо сообразоваться и согласоваться» (Кант И. Критика чистого разума. – М.: Мысль, 1994. – 591с. – С.19.). Апостериорные понятия, напротив, сами должны согласовываться с результатами опытного познания. Таким образом, четко разделяя субъект и объект познания, Кант, тем не менее, на основе подразделения видов знания на априорное и апостериорное, находит взаимосвязь законов рассудка с законами природы, выводя двоякую их взаимозависимость. Однако для Канта критерием истины в познании служит отнесение к опыту, следовательно, трансцендентальный субъект всегда будет ограничен субъектом эмпирическим, даже в смысле познания априори. (Кант И. Критика чистого разума. – М.: Мысль, 1994. – 591с. – С.189.).

Ф.В. Шеллинг разрешил противопоставление Канта, осуществив примирение субъекта, ассоциирующегося у него с умопостигаемой свободой и объекта, выраженного в природной необходимости - самопознании природой самой себя и высшей его форме - искусстве. Познание, согласно Шеллингу – это как раз «самосознание природы самой себя, беспрерывное возвращение природы к самой себе, от простого вещества к организации» (Шеллинг Ф.В. Сочинения. – М.: Мысль, 1998. – 1664с. – С.636.). Таким образом, субъект и объект оказались в философии Шеллинга в диалектической связке.

Однако важно отметить, что во всех классических философских концепциях субъект познания носит абсолютный характер. Субъект вычленяется из процесса познания и никаким образом на него не влияет.

В неклассической науке возникли первые попытки отхода от статичной модели субъекта классической науки. Это выразилось в стремлении сместить центр тяжести научных проблем в сторону изучения средств и методов познания субъектом действительности, а затем – изучения бытия субъекта познания, его субъективных характеристик. Происходило осознание необходимости преодоления жесткого противопоставления субъективного бытия и бытия объективного, природного. Это происходило за счет признания наличия нескольких субъектов познания, их диалогичности, незамкнутости (М.М. Бахтин), проникновением идей исторической динамики в процесс познания (неокантианская школа).

Направления феноменологии и герменевтики выдвигали новые модели познания действительности и, соответственно, положения субъекта. Однако эти направления представляли процесс познания с противоположных методологических позиций. При этом феноменология, отходя от традиционных средств познания с помощью понятий языка, выдвигала «организмическую» модель, в которой бытие оказывалось неотделимым от самого субъекта познания. Герменевтическая позиция предполагала углубление в мировоззрение субъекта с целью поиска там онтологических оснований познания. Последние выражались в ценностно-целевом характере познания. Таким образом, обе модели познания предполагали наличие синтетического субъекта в процессе познания, чье знание носит мировоззренческий, глубоко интегрированный в мир объекта, характер.

Подобные Канту идеи выдвигались также М. Хайдеггером, который выделял две формы представления мыслящего субъекта познания: логический субъект как «сознание по себе» (в этом смысле «Я мыслю» есть «не нечто представленное, но формальная структура представления как такового, через которую только и становится возможно нечто такое как представленное») и эмпирический субъект (Я-субъект), познание которого представляет собой классический образец представления действительных вещей, иными словами «я мыслю» трактуется как «я воспринимаю». Причем «логический субъект высказывания способен служить основанием лишь в качестве объекта для познающего Я-субъекта». (Хайдеггер См. Время и бытие: статьи и выступления. – М.: Республика, 1993. – 447с. – С.369.). В концепции субъекта Хайдеггера познающий субъект (Я) осуществляет процесс познания не непосредственно, как у Декарта, но с помощью «внутреннего» логического субъекта, имеющему сходство с кантовским трансцендентальным субъектом. Таким образом, в продолжение идей Канта, познающий субъект Хайдеггера имеет структуру матрешки, причем логический субъект (чистое рассудочное знание и знание априори) заключен в границы эмпирического субъекта, который руководствуется данными опытного знания. Теоретическое знание субъекта не выходит за пределы его эмпирического знания.

Одним из основных принципов для определения положения субъекта в процессе познания в концепции глобального эволюционизма служит выдвинутый Б. Картером антропный принцип. Антропный принцип провозглашает зависимость структур Вселенной от положения наблюдателя (субъекта). Как известно, антропный принцип имеет две основные формы: сильную, согласно которой «Вселенная (и, следовательно, фундаментальные параметры, от которых она зависит) должна быть такой, чтобы в ней на некотором этапе эволюции допускалось существование наблюдателей» (Картер Б. Совпадения больших чисел и антропологический принцип // Космология. Теория и наблюдения. – М.: Мир, 1978. – 468с. – С. 372.). В этом случае предполагается согласованность с фактом существования субъекта действительной, физической Вселенной. Слабый антропный принцип предполагает, что «наше положение во Вселенной с необходимостью является привилегированным в том смысле, что оно должно быть совместимо с нашим существованием в качестве наблюдателей» (Картер Б. Совпадения больших чисел и антропологический принцип // Космология. Теория и наблюдения. – М.: Мир, 1978. – 468с. – С. 372.). В этом случае не сама Вселенная, а те ее космологические модели, должна согласовываться с фактом бытия наблюдателей.

В постнеклассической науке наблюдается отход от доминирования одной модели описания явлений (эволюционной или физикалистской) и переход к идеям системности, междисциплинарности и универсальности в научном описании действительности. Разрабатываются конкретные междисциплинарные направления, преодолевающие пропасть между субъектом познания и объектом. При этом в направление универсального эволюционизма кроме основного принципа эволюции органично включаются антропный принцип космологии, принцип системности общей теории систем Л. Берталанфи, принцип обратной связи кибернетики, принцип изоморфности структур внешнего мира и когнитивного аппарата эволюционной эпистемологии, наконец, принцип самоорганизации в сложных синергетических системах. Но если раньше, например, в физикалистских моделях описания (например, в электродинамике Максвелла, место субъекта было четко обозначено (субъект носил абсолютный характер и элиминировался из процесса познания), то в условиях построения универсальной научной картины мира возникает вопрос о месте субъекта в описании действительности с позиции универсального эволюционизма.

Эволюционная эпистемология, не являясь составной частью концепции глобального эволюционизма, тем не менее, соответствует ключевым принципам последнего. Согласно разрабатываемой И.Р. Пригожиным и Н.Н. Моисеевым теории глобального эволюционизма, развитие всякой системы происходит в некотором «канале эволюции», когда заранее и однозначно определены пути развития этой системы, ее начальные условия и направление.

Представляется, что одним из таких каналов в эволюции человеческого мозга было развитие когнитивного аппарата, который явился важнейшим фактором приспособления и выживания человека в окружающей среде. О последнем свидетельствует направление эволюционной эпистемологии К. Лоренца и Г. Фоллмера. С другой стороны, в эволюционной эпистемологии утверждается, что субъект познания не вычленяется из окружающей природной среды, а его познание как деятельность есть способ приспособления к условиям этой среды. Таким образом, в эволюционной эпистемологии происходит преодоление резкого противопоставления субъекта познающего и субъекта природного, или бытия культурного и бытия природного.

Положения эволюционной эпистемологии в части предмета познания, как представляется, имеют отношение к антропному принципу. Как считает И.В. Черникова, «антропный принцип связывает космическую эволюцию с другими этапами всеобщего развития природы, с биологической эволюцией, приведшей к возникновению человека» (Черникова И.В. Глобальный эволюционизм. – Томск: Издательство Томского университета, 1987. - 182с. – С.146.). К.Лоренц, основатель эволюционной эпистемологии, считает, что «наши познавательные способности есть достижение врожденного аппарата отражения мира, который был развит в ходе родовой истории человека и дает возможность фактического приближения к внесубъективной реальности» (LorentzK. DieangeborenFormenmöglicherErfahrung // Ztschr. fürTierpsychologie. B., 1943. Bd.5. S.352).

Познание в концепции эволюционной эпистемологии представлено Г. Фоллмером как «адекватная реконструкция и идентификация внешних структур в субъекте» (Фоллмер Г. Мезокосмос и объективное познание // Вестник Московского университета. Философия. М. 1994. – №6 - С.35-56. – С.35). Таким образом, в эволюционной эпистемологии субъект познания также, как и в антропном принципе занимает двойственное положение: с одной стороны, он выступает как часть познаваемой реальности, часть Вселенной, с другой, субъект трактуется как внешний по отношению к объекту познания, независимый от него. Тем самым, субъект и в эволюционной эпистемологии занимает особое место в процессе познания.

Для понимания проблемы субъекта в эволюционной эпистемологии важно понятие мезокосмоса. Мезокосмос - своеобразный уровень средних измерений, иначе говоря, относительно процесса познания мезокосмос составляет поверхность планеты Земля и видимую невооруженным глазом часть Вселенной, где действуют законы классической науки. «Каждый организм, включая также и человека, имеет свою собственную когнитивную нишу или окружающий мир.… Наш мезокосмос есть, таким образом, часть реального мира, которым мы овладеваем, воспринимая и действуя сенсорно и моторно…» (Фоллмер Г. Мезокосмос и объективное познание // Вестник Московского университета. Философия. М. 1994. – №6 - С.35-56; 1995. - №1 – С.27-47. - С.50).

Однако, с точки зрения синергетики, развитие любой сложной системы (в том числе и когнитивного аппарата) четко не детерминировано, а зависит в значительной степени от самого субъекта исследования. Синергетика предполагает, что сама эволюция имеет нестабильный характер, а значит, зависит от некоторых внешних факторов, способных повлиять на ее течение (См. Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант. - М.,1994). В свою очередь, концепция универсального эволюционизма, включающая в себя принципы синергетики, существенно дополняет представления последней о познании, формируя, тем самым, новую парадигмальную модель для получения нового знания.

Основания антропного принципа первоначально заключались не в проблеме места человека во Вселенной. Отправной точкой для выработки антропного принципа явилось постановка проблемы совпадения больших чисел – странной численной взаимосвязи параметров микромира (постоянной Планка, заряда электрона, размера нуклона) и глобальных характеристик Метагалактики (ее массы, размера, времени существования). Выводы антропного принципа о том, что даже незначительное изменение физических параметров нашего мира приводит к невозможности существования нашей Метагалактики в наблюдаемой форме и не совместимо с появлением в ней жизни и разума представляли собой только следствие из антропного принципа в его сильной форме. Однако это следствие почти полностью совпадает с основным принципом эволюционной эпистемологии. Подобные идеи имеются и у Э. Эзера: «Структура нашего познавательного аппарата обусловлена не только органическо-генетической эволюцией, но также молекулярно-химической и физико-космологической эволюцией. Мы несем в себе, поэтому также, в смысле слабого антропного принципа, космологическую информацию, к которой, конечно, мы не имеем прямого доступа» (OeserE. DieevolutionäreTheoriedesBewustseinsalsBrückezwishengenetish–organisherundsoziokulturellerEvolution // Philosophie – Wissenschaft-Politik: FestschriftRudolfWolgenanntzum 60 Geburtztage. Wien; New-York, 1985. S.47.). Таким образом, ученый приходит к двум заключениям: во-первых, наши знания генетически априорны, сформировались и закрепились генетически в ходе биологической эволюции, с другой стороны, признается антропный принцип, предполагающий определенную зависимость структур Вселенной, а, значит, и условий, где формируются познавательный аппарат, от познающего субъекта. Тем самым эволюционная эпистемология делает вывод о взаимовлиянии познающего субъекта и окружающей среды по нескольким направлениям.

Если эволюционная эпистемология объясняет возникновение субъекта познания из оснований эволюции, то антропный принцип подходит к проблеме с противоположного конца и объясняет возникновение сознания из результата эволюции – факта существования и развития самого познающего субъекта.

В.И. Вернадский, разработавший учения о биосфере и ноосфере, входящие в концепцию глобального эволюционизма утверждал принцип взаимосвязи и взаимовлияния научного разума и структур окружающего мира. «Наука представляет ту силу, которая спасает человечество, не дает ему опуститься, является той силой, которая совершает геологическую работу…». (Вернадский В.И. О науке. Том I. Научное знание. Научное творчество. Научная мысль. – Дубна: Изд. Центр «Феникс», 1997. – 576с. – С.133). Расширяя мысль Вернадского, в рамках концепции универсального эволюционизма, как представляется, можно расширить это утверждение до масштабов Вселенной.

В соответствии с представлениями Н.Н. Моисеева, развитие биосферы и ноосферы должно проходить в рамках коэволюции человека, общества и природы. «Появление на Земле Человека означает, что Природа начала с его помощью познавать саму себя, возникло СОЗНАНИЕ» (Моисеев Н.Н. Современный рационализм. – М.: МГВП КОКС, 1995. – 376с. – С.170). Таким образом, в концепции универсального эволюционизма познание трактуется в форме, близкой Ф.В.Й. Шеллингу - познание через человеческое сознание природой самой себя.

Человеческое сознание, как важнейшая часть ноосферы, особенно на современном этапе развития науки и техники оказывается тем фактором, который влияет на естественное возникновение и развитие жизни, вплоть до подобных человеку высших разумных форм материи, которые, в свою очередь осознают посредством научного познания, самое себя. Таким образом, идея о самопознании природой в лице человека самой себя адсорбирует идею эволюционной эпистемологии о согласованности субъективных познавательных структур с окружающей действительностью, так как если бы такого согласования не было, то невозможно было бы познание, поскольку само существование познающего субъекта в этом случае подвергается сомнению.

Проблема положения субъекта возникла с момента зарождения философии, в античности. Сформировавшееся в период господства классической науки представление о субъекте носило жесткий абсолютный характер. Путем введения различных гносеологических схем И. Кантом и Ф.В. Шеллингом делались попытки обойти жесткий характер абсолютного познающего субъекта. В концепции универсального эволюционизма происходит аналогичный синтез субъективных и объективных черт процесса познания. Однако постнеклассическая наука не допускает понятие абсолютного субъекта. Если классическая схема познавательного процесса предполагала независимость от субъекта объективной реальности, то постнеклассический идеал в рамках слабого антропного принципа допускает влияние субъекта (наблюдателя) на объект – рациональные модели структуры Вселенной – мегамира. Эволюционная эпистемология уточняет это влияние в рамках мезомира – мира средних размерностей.

Эволюционная эпистемология, учение о ноосфере, антропный принцип в разных версиях – все они констатируют факт взаимодействия между окружающей средой и (в том числе Вселенной) с субъективными познавательными структурами. На наш взгляд, здесь прослеживается некая эволюционная связь (преемственность) во взглядах на это взаимодействие. В связи с этим можно выделить следующие ступени в этом взаимодействии: на первой ступени эволюционная эпистемология, объясняя причину возникновения научного познания и познавательных структур как инструментов приспособления к окружающей среде, является первым этапом указанного взаимодействия. В этой связи имеется связь со слабым антропным принципом (Э. Эзер). В этом случае эволюционная эпистемология выступает конкретизацией слабой версии антропного принципа для мезокосмоса (доступной наблюдателю области реальности); если эволюционная эпистемология в части объяснения познания исходит из классической схемы субъект-объектных отношений, то концепция универсального эволюционизма путем синтеза различных направлений постнеклассической науки существенно дополняет трактовку познания как эволюционного процесса, выявляя новые пути взаимодействия и взаимовлияния субъекта и объекта познания. Последнее выражается в идеях антропного принципа, принципах доверия субъекту и учета субъективных характеристик (ценностно-целевого детерминизма) в процессе познания постнеклассической науки; учение о ноосфере В.И. Вернадского, утверждающее, что субъект (в данном случае научное знание) выступает в качестве геологической силы, воздействующей на объект (окружающую среду, и шире, на Вселенную), является второй ступенью взаимодействия между субъектом и объектом познания. В этом случае познание как часть человеческой деятельности должно происходить в рамках коэволюции, гармоничного сосуществования, человека, общества и природы (по Моисееву). Концепция Вернадского будет иметь в этом отношении аналогию с сильным антропным принципом.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:14:40 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
19:32:09 28 ноября 2015

Работы, похожие на Статья: Положение субъекта познания в контексте концепции глобального эволюционизма

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150310)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru