Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Российско-грузинские взаимоотношения 1991–2003 гг.

Название: Российско-грузинские взаимоотношения 1991–2003 гг.
Раздел: Рефераты по международным отношениям
Тип: курсовая работа Добавлен 01:21:01 19 ноября 2010 Похожие работы
Просмотров: 266 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Курсовая работа

Российско-Грузинские взаимоотношения 1991-2003 г.

Содержание

Введение

Российско-Грузинские отношения 1991-2000 гг.

Грузино-абхазский конфликт как арена политической борьбы

Отношения Грузии и России в 2000-2003 гг. Влияние Чеченского конфликта

Заключение

Литература

Введение

В современных условиях и на обозримую перспективу, когда вероятность прямой и широкомасштабной военной агрессии против России объективно снижается, предотвращение или отражение нетрадиционных угроз занимают все более важное место в решении задач обеспечения безопасности государства. Помимо внутренних вызовов, способных привести к дестабилизации обстановки (кризисные явления в экономике, рост научно-технического отставания РФ от ведущих мировых держав, обострение социальных проблем, ухудшение состояния окружающей Среды, конфликтные ситуации и сепаратистские настроения), реализация национальных интересов Российской Федерации непосредственно связана и с развитием ситуации в других странах СНГ. В "Концепции национальной безопасности Российской Федерации" отмечается: "Угроза возникновения или обострения в государствах-участниках Содружества Независимых Государств политических, этнических, экономических кризисов, способных затормозить или разрушить процесс интеграции, приобретает для нашего государства особое значение. Российской Федерации крайне важно становление этих стран как дружественных, независимых, стабильных и демократических"[1] .

На постсоветском пространстве еще до распада бывшего СССР и сразу же после этого возник и сохраняется до сих пор ряд зон напряженности и очагов неурегулированных вооруженных конфликтов, оказывающих неблагоприятное воздействие на общую военно-политическую ситуацию как в целом на пространстве СНГ, так и на состояние безопасности России и ее положение в составе Содружества в роли его неформального лидера. Это в первую очередь известная ситуация в Приднестровье, грузино-абхазский конфликт, последствия конфликта в Южной Осетии, тлеющий вооруженный конфликт в Нагорном Карабахе, а также обстановка в Таджикистане, где всего лишь несколько лет закончилась гражданская война. Определенные вызовы национальным интересам России и ее безопасности создают неурегулированность ряда военно-политических проблем российско-украинских отношений, антироссийские мотивы в политике правящих элит некоторых других стран СНГ, а также попытки ряда государств Запада и мусульманского мира воспользоваться военно-политической нестабильностью и кризисным характером обстановки в указанных выше горячих точках с целью расширить свои позиции в них в ущерб геополитическим и геостратегическим интересам России.

Начиная с распада СССР в 1991 г. независимая Грузия остается одним из очагов нестабильности на Кавказе. Россия на протяжении всего этого времени принимала самое деятельное участие в разрешении конфликтов, возникавших на территории Грузии. При поддержке Российских вооруженных сил был свергнут первый президент Грузии Звиад Гамсахурдия и к власти пришел Эдуард Шиварнадзе. Российские миротворческие силы помогли предотвратить развитие грузино-абхазского конфликта в настоящую гражданскую войну и т.д. Кроме политических интересов Россия преследует и экономические цели. Оставаясь приоритетным торговым партнером для Грузии, наша страна извлекает из этого положения определенные экономические выгоды.

Из этого следует, что развитие отношений между Россией и Грузией является одним из приоритетных направлений политики в регионе и затрагивает не только непосредственно Россию и государства Кавказа. В последнее время ясно видны попытки США закрепиться на Кавказе используя Грузию в качестве плацдарма. Если попытки США будут успешными, то это повлечет ряд отрицательных последствий для России.

Цель работы: рассмотреть динамику Российско-грузинских отношений в 1991-2003 гг.

Задачи работы:

Установить характер грузино-российских взаимоотношений в 1991 - 2000 гг.

Определить роль России в урегулировании грузино-абхазского конфликта.

Рассмотреть отношения между Россией и Грузией в 2000 - 2003 гг., отметить изменения, произошедшие в связи с Чеченским конфликтом.

Российско-Грузинские отношения 1991-2000 гг.

В целом отношения России с каждым из новых закавказских государств в силу разности лежащих в их основе причин складываются по-разному. Среди проблем, вокруг которых разворачивались эти отношения, центральное место занимают, естественно, этнонациональные конфликты, военное присутствие России в Закавказье и охрана границ.

Особенность южноосетинского и абхазского конфликтов состояла в том, что они напрямую касались России, поскольку имели драматические последствия для Республики Северная Осетия, а конфликт в Абхазии вызвал напряженность в этнически родственной Республике Адыгея и в ряде других республик Северного Кавказа, что, в свою очередь, создало трудные проблемы для федеральных властей в Москве. Поэтому неудивительно, что если борьбу Нагорного Карабаха за независимость открыто поддержала в основном часть представителей российского демократического движения (А. Сахаров, Е. Боннэр, Г. Старовойтова и др.), то этнонациональные движения в Грузии пользовались более широкой и весомой поддержкой различных сил в России, в том числе и российской антидемократической оппозиции[2] . Этот аспект еще более усугублялся тем, что южные осетины и особенно абхазы получали существенную помощь от неофициальных национальных движений республик Северного Кавказа и их вооруженных формирований. Почти во всем регионе проводились митинги и другие массовые мероприятия под лозунгом "Руки прочь от Абхазии!". Особую активность в этом направлении развернула КГНК (позже КНК). На сессии своего парламента, состоявшейся 17 августа 1992 г. в Грозном, она приняла заявление о солидарности с Абхазией. О своей поддержке "абхазского дела" заявили Международная черкесская ассоциация и Конгресс кабардинского народа. С этого времени началось участие добровольцев из северокавказских республик в грузино-абхазском конфликте на стороне абхазов. При этом официальные власти, как федеральные, так и местные, оказались бессильны помешать переправке добровольцев в соседнюю республику. На стороне абхазов принимали участие также казаки, российские военнослужащие из Приднестровья, только что отвоевавшие в Молдавии. Добровольцы и наемники из прибалтийских стран, члены националистической украинской организации УНА-УНСО и другие участвовали в боевых действиях на грузинской стороне.

На протяжении 1992 и 1993 годов Россия не имела какой бы то ни было четко сформулированной политики в отношении грузино-абхазского конфликта. При этом российские войска базировались как в собственно Грузии, так и на территории Абхазии. Отдельные группы военных, выступая против официальной политики руководства Российской Федерации, открыто симпатизировали абхазам, а по некоторым данным, принимали участие в боевых действиях на их стороне. Помимо всего прочего, они высказывали недовольство грузинами за фактическое разграбление ими имущества Российской армии в Грузии и даже совершенные ими убийства российских военнослужащих. По имеющимся данным, в 1991-1992 годах на российские воинские части, дислоцированные в Грузии, было совершено 600 вооруженных нападений, во время которых был убит 71 человек из числа военнослужащих и членов их семей. Существует версия, что абхазам удалось взять Сухуми 27 сентября 1992 г. с помощью русских наемников и северокавказских добровольцев, а также не без содействия российских войск[3] .

Проабхазские и антигрузинские настроения были характерны и для определенной части высшего руководства России, особенно для членов законодательной власти, чем и объясняются определенная двойственность, неопределенность колебания политического курса страны в отношении грузино-абхазского конфликта.

Но тем не менее подобные факты не следует оценивать однозначно, поскольку парадокс в том, что, в то время как российские военные самолеты бомбили контролируемый грузинами Сухуми, другие российские части продолжали снабжать оружием грузинскую армию.

Разумеется, имея у себя Чечню и неспокойный Северный Кавказ да и в силу целого комплекса иных причин, Россия при всех возможных симпатиях к делу абхазцев, не могла, во всяком случае на официальном уровне, поддержать их притязания на независимость. Поэтому неудивительно, что, когда 26 ноября 1993 г. абхазский парламент объявил Абхазию независимой, Москва однозначно и ясно осудила этот акт. Более того, Москве приходилось оказывать на Сухуми постоянное давление, например по вопросу о возвращении грузинских беженцев на места их прежнего проживания. Это вело к охлаждению российско-абхазских отношений. Иногда (как это было, например, в сентябре 1993 г) абхазские формирования и российские миротворцы оказывались на грани открытых вооруженных столкновений. Особенно сильную антироссийскую реакцию в Абхазии вызвало закрытие Россией с началом чеченской войны в декабре 1994 года абхазского участка российско-грузинской границы.21 декабря Председатель Совета Федерации В. Шумейко даже направил письмо Ельцину с просьбой об отзыве российских миротворцев из Абхазии по причине, как он заявил, создания баз для чеченских партизан в Кодорском ущелье в Абхазии, хотя абхазские власти категорически отрицали этот факт.

Очевидно, что российская политика в отношении грузино-абхазского конфликта, особенно на первых порах, характеризовалась двойственностью и даже двойными стандартами. Россия со времен перестройки симпатизировала абхазскому руководству в ущерб отношениям с Грузией. Именно такой позицией можно объяснить ту, прямо скажем, странную терпимость и мягкость, которую российское руководство проявляло к своим согражданам из северокавказских республик, воевавших в составе вооруженных отрядов так называемой Конфедерации юрских народов Кавказа в Абхазии против грузинских войск.

При этом как Грузия, так и Абхазия признают за Россией центральную роль в процессе урегулирования конфликта, поскольку обе стороны осознали неготовность международных организаций принять на себя основные функции и обязательства по поддержанию мира в регионе. После военного поражения 1993 года грузинское руководство вынуждено было заявить, что без сотрудничества с Россией Грузии грозят разрушение и дезинтеграция. Грузия в 1994 году присоединилась к СНГ и Ташкентскому договору о коллективной безопасности[4] . Что касается Абхазии, то для нее присутствие в регионе российских воинских контингентов является чуть ли не единственной гарантией сохранения своей независимости. Хотя Россия считает Абхазию составной частью Грузии, абхазский суверенитет де-факто обеспечивается присутствием на границе российских миротворческих сил.

При содействии и участии России в апреле 1994 года в Москве были приняты Декларация о мерах по политическому урегулированию грузино-абхазского конфликта и Четырехстороннее соглашение о добровольном возвращении беженцев и лишившихся места жительства лиц. Для реализации достигнутых договоренностей предусматривалось развертывание миротворческих сил в районе конфликта. Эту установку поддержали Грузия и Абхазия, а также Совет глав государств СНГ, принявший но данному вопросу 15 апреля 1994 г. в Москве заявление о проведении миротворческой операции заинтересованными государствами-участниками. А 14 мая того же года было подписано соглашение об отправке в зону конфликта сил СНГ, а точнее России, которые были размещены в "зоне безопасности" - на 12-километровой территории по обе стороны р. Ингури. Опора всецело на российский контингент объяснялась отчасти тем, что ООН не располагала возможностями развертывания в сжатые сроки и финансового обеспечения своих собственных миротворческих сил.

Результатом введения миротворческих сил в Абхазию стали разведение сторон, поддержание зон безопасности и ограничение вооружений, а также создание налаженной инфраструктуры миротворческою процесса. Это дало возможность стабилизировать обстановку в регионе и в то же время усилило ответственность и роль России в качестве посредницы в деле примирения конфликтующих сторон. Но в то же время отсутствие сколько-нибудь ощутимых результатов в деле политического урегулирования не может не породить как у Грузии, гак и Абхазии разочарование и попытки найти иные пути и способы разрешения конфликта. О взрывоопасности такого подвешенного состояния свидетельствует, например, возобновление вооруженных столкновении сторон в Гальском районе 20 мая 1998 г.

Все сказанное свидетельствует в пользу тою, что множество важнейших проблем, стоящих перед закавказскими странами, невозможно решить без активного участия и содействия России, тем более вопреки и в ущерб ее основополагающим национальным интересам. Но для граждан каждой страны, какой бы небольшой она ни была. на первом месте стоит именно ею страна. Естественно, они озабочены прежде всего ее судьбой, престижем, местом и ролью в мировом сообществе. Для них первостепенное значение имеет обеспечение национально-государственных интересов и безопасности своей страны. С одной стороны, малые страны особенно ревниво следят за тем, чтобы какое-либо из более крупных государств не задевало их суверенитет и территориальную целостность. С другой стороны, они ищут покровительства со стороны той или иной более сильной, как правило великой, державы. Особенно страны, на том или ином этапе истории имеющие опыт вхождения в состав многонациональных империй, всячески стремятся дистанцироваться от своих более могущественных соседей, при этом обращая свои взоры в поисках возможных покровителей в лице более отдаленной державы.

Отношения России и большинства, если не всех, постсоветских стран, в том числе и трех закавказских, определяются в первую очередь стремлением последних у демонстрации и закреплению своего статуса независимого (в первую очередь от России) государства. Поэтому, с одной стороны, естественно, что, используя потенциал России для решения своих внутренних конфликтов и восстановления территориальной целостности, они в то же время всеми силами стремятся привлечь к этому делу другие государства, особенно западные, а также международные организации, политические институты и общественность. Преследуя одновременно цель дистанцироваться or России, они стремятся интернационализировать процесс урегулирования конфликтов с соответствующим уменьшением посреднической роли России, а также заручиться поддержкой Запада для возрождения экономики. К тому же столкновение интересов трех сопредельных государств - России, Ирана и Турции, - а также в более широком плане между Западом и Россией предоставляет закавказским странам довольно широкое поле для внешнеполитического маневра. Все это естественно, и было бы наивно полагать, что каждое независимое государство не будет использовать для решения своих насущных проблем все имеющиеся в их распоряжении средства.

Но при всем том, по большому счету интересам почти всех постсоветских государств, не в последнюю очередь закавказских, не отвечает постановка вопроса в форме альтернативы: либо Россия, либо соседнее дальнее зарубежье и Запад. Как представляется, оптимальный для них выбор - это установление и укрепление всесторонних экономических связей в обоих направлениях - как с Западом, так и с Россией. Эти два направления должны не исключать, а дополнять друг друга. Дело в том, что, противопоставляя себя одной из этих сторон, невозможно решить ни одну из сколько-нибудь значимых для выживания и безопасности проблем. С одной стороны, экономика большинства этих стран, как отмечалось, теснейшими узами связана с экономикой России. Более того, для некоторых из них Россия остается главным, если не единственным поставщиком энергоносителей. Без помощи России они не в силах обеспечить стабильность и прочный мир в регионе и предотвратить угрозу распространения религиозного экстремизма, сепаратизма и международного терроризма. Однако без поддержки Запада трудно привлечь в экономику этих стран крупные иностранные инвестиции. Антизападная внешняя политика чревата экономической изоляцией любого государства и дестабилизацией обстановки внутри страны. Другими словами, поведение этих государств на международной арене определяется довольно жесткими экономическими императивами. Экономика закавказских республик, равно как и экономика ряда других постсоветских стран, на данный момент практически нежизнеспособна без постоянной подпитки со стороны Запада[5] .

Но здесь не может не настораживать то, что отдельные влиятельные силы, в том числе и официальные власти закавказских государств, особенно Азербайджана и Грузии, не прочь обвинить во всех своих существующих и возникающих проблемах и трудностях некие внешние силы. Особенно полезным для оправдания собственных провалов и укрепления своей власти оказываются внешние враги. Причем главным, если не единственным и наиболее коварным среди этих внешних врагов в глазах официального руководства и определенной части общественности этих стран, естественно, является Россия. Во многих случаях ей по сути дела отводится роль козла отпущения, на которого можно сваливать всевозможные грехи. Часто такую ситуацию мы имеем, когда речь идет о позициях сторон в потрясающих регион этнонациональных конфликтах. Например, азербайджанская сторона постоянно обвиняла Россию в пособничестве армянам в тех ли иных боевых операциях и даже участия в боях, например, во время взятия Кельбаджара весной 1993 года.

В Грузии постоянно упоминаются всякого рода козни российских спецслужб, пытающихся привести в движение механизм дестабилизации на территории Грузии. Порой дело доходило до такого абсурда, что некоторые депутаты грузинского парламента даже предлагали зачислить в ранг врагов нации и пособников иностранных спецслужб всех, кто симпатизирует России. Реакция о непричастности России к этим событиям последовала в апреле 1998 г. Завышенные ожидания относительно превращения Азербайджана во "второй Кувейт" породили у определенной части азербайджанского руководства, общественных и деловых кругов иллюзии в способности этого прикаспийского государства проводить внешнеполитический курс, в том числе и в экономической сфере, не считаясь с национальными интересами России и как можно радикальнее дистанцируясь от нее. Подобные же иллюзии характерны для отдельных грузинских политических и государственных деятелей, которые возлагают гипертрофированные надежды на "трубопроводную дипломатию".

При этом любые попытки России тем или иным путем отстаивать свои интересы воспринимаются болезненно и совершенно неадекватно. Как отмечал, например, бывший госсоветник Азербайджана по внешней политике В. Гулузаде, "первой реакцией Азербайджана" на любые попытки России восстановить свои военно-политические позиции в странах "должно быть десятикратное усиление армии и обороноспособности страны. Необходимо начать серьезные переговоры с самым близким партнером Баку - Анкарой и заручиться поддержкой Турции на случай агрессии со стороны России. Аналогичные переговоры необходимо провести с Вашингтоном и другими западными странами, которые должны заявить о гарантиях безопасности для Азербайджана. Правда, Гулузаде никак не объясняет, с какой это стати азербайджанская армия должна быть усилена с целью противостоять России, в то время как она показала свою неспособность освободить собственные земли, занятые армянами. В этом контексте небезынтересно другое рассуждение Гулузаде: "Если Россия не заинтересована в появлении натовских баз, то она должна сделать определенные выводы и в корне изменить свою политику в нашем регионе"[6] .

Здесь явно проскальзывает мысль о том, что если Россия не изменит свою политику в пользу Азербайджана, то он "побежит" в НАТО. Естественно, подобные рассуждения воспринимаются как обыкновенный блеф. Инструментом блефа, возможно и шантажа, служат Запад и НАТО, к которым любят апеллировать иные официальные и неофициальные деятели Грузии и Азербайджана. Так, объясняя давление Москвы на Тбилиси стремлением его страны стать полноценным независимым государством, спикер парламента Грузии 3. Жвания заявил, что республика ищет гарантии безопасности и независимого развития не только в России, но и в отношениях с НАТО. Разумеется, это законное право любой страны, претендующей на независимость и самостоятельность в решении всех стоящих перед ним проблем, в том числе внешнеполитических. Такое право, естественно, имеет и Грузия. Но здесь обращают на себя внимание содержание и тон аргументации, в обоснование которой Жвания привел заявление американского сенатора С. Браунбека, возглавляющею подкомитет сената США по вопросам Ближнею Востока и Южной Азии. Этот господин со свойственной американцам великодержавной надменностью рекомендовал правительству США объяснить России, что Вашингтон однозначно поддерживает Грузию и не приемлет любые попытки давления на нее. Предупредив, что "Россия будет нести за это ответственность". Браунбек утверждал: Москва "пользуется войной в Чечне и тем самым оправдывает свои действия, чтобы произвести нажим на Грузию, устрашить ее, поскольку она потребовала полной независимости и суверенитета, не разрешает использовать свою территорию для борьбы с ни в чем не повинными мирными гражданами, потребовала вывести "военные миротворческие базы" со своей суверенной территории, за верность демократии и западным ценностям, за прозападные позиции, поддержку НАТО и стремление вступить в альянс. Необходимо осознать, что угрозы, направленные против суверенитета Грузии и Эдуарда Шеварднадзе, абсолютно неприемлемы".

Не менее интересны рассуждения председателя подкомитета СНГ в парламенте Грузии И. Гогава, который, выступая па международной научной конференции "СНГ: состояние и перспективы", состоявшейся в апреле 2000 года, утверждал, что позиция России по отношению к Абхазии и присутствие российских войск на грузинской территории составляют "угрозу национальному суверенитету Грузии". По его мнению, Грузии выгоднее иметь дело не с Россией, "у которой весь государственный бюджет равен бюджету Нью-Йорка", а с США. которые оказывают огромную финансовую помощь Тбилиси"[7] .

Однако уважаемые парламентарии в своей страстной "любви" к России явно забывают, что CШA подкидывают Грузии в качестве гуманитарной и иной помощи. тля улучшения материального положения населения гораздо меньше в сравнении с тем. что их страна получает от собственных граждан, обосновавшихся в Российской Федерации. Здесь нельзя не согласиться с В. Беридзе и А. Кузьмичевым, которые, отвергая заявления тех политических и государственных деятелей, которые преуменьшают значение России для Грузии, писали: "Россия - первый торговый партнер Грузии, первый покупатель ее продукции, основной рынок сбыта излишков ее рабочей силы, крупнейший источник ее валютных поступлений, главный поставщик газа и прочая, и прочая"[8] .

Своего рода лакмусовой бумагой. характеризующей взаимоотношения между Россией и закавказскими государствами. являются их позиции по вопросу о военных базах в Закавказье. Российское военное присутствие сохраняется в той или иной форме в большинстве постсоветских государств. Речь идет о Черноморском флоте РФ (около 20 тыс. военнослужащих) в Украине, обслуживающем персонале космодрома Байконур, полигонов Эмба и Сары-Шаган, станции оповещения о ракетном нападении Балхаш (в целом свыше 15 тыс.) в Казахстане, военных объектах, входящих и стратегические системы России и располагающихся на территории Азербайджана (РВСН), Белоруссии (РВСН и ВМФ), Киргизии (ВМФ), Таджикистана (РВСН). В Белоруссии. Казахстане и Туркмении сохраняются подразделения пограничных войск.

Россия заинтересована в сохранении своего военного присутствия в Закавказье, чтобы предотвратить возможный здесь "вакуум безопасности". В этомконтексте стоит также проблема охраны границ по внешнему периметру постсоветского пространства. Однако сами закавказские республики по этим вопросам придерживаются разных позиций.

Несмотря на все конфликты и пертурбации, связанные с Абхазией и Южной Осетией, и их последствия, российские войска пока что остаются в Грузии. В настоящее время численность российской группировки в Грузии составляет около 10 тыс. военнослужащих, из которых около 2 тыс., в том числе 1.6 тыс. миротворцев, дислоцированы в Абхазии.500 - в Южной Осетии, по 3 тыс. - в Ахалкалаки и Вазиани, 1.5 тыс. - в Батуми.

3 февраля 1993 г. но время визита Б. Ельцина в Тбилиси был подписан Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве с Грузией. Были подписаны также 25 межправительственных соглашений по вопросам экономического сотрудничества, науки и техники, транспорта, связи, пенсионного обеспечения и пр. Согласно договору, на территории Грузии предусматривались создание пяти российских военных баз и охрана российскими пограничниками границы Грузии с Турцией. Россия брала на себя обязательства оказать Грузии содействие в организации и переоснащении ее армии, но после урегулирования конфликта в Абхазии и Южной Осетии. Немаловажное значение имело то, что Россия подтверждала признание ею территориальной целостности Грузии. Однако под разными предлогами Государственная Дума Российской Федерации не ратифицировала Договор

В развитие установок этого соглашения 9 октября 1993 г. был подписан Договор между Республикой Грузия и РФ о правовом статусе воинских формирований РФ, временно находящихся на территории Республики Грузия. Договор, который должен был оставаться в силе до конца 1995 г. и автоматически продлеваться "на последующий трехлетний период, если ни одна из сторон не уведомит в письменной форме другую сторону за один год до истечения первоначального срока о своем желании прекратить, действие Договора", как известно, не был ратифицирован сторонами. Правовой статус российским воинским формированиям на территории Грузии был придан распоряжением Э Шеварнадзе №175 от 21 октября 1993 г. о временном применении вышеуказанного Договора и подписанных вместе с ним соглашений[9] .

Постепенно стала прослеживаться тенденция к постепенному вытеснению российских войск, в том числе пограничников, из Грузии. Она становилась все более заметной по мере изменения внешнеполитической ориентации грузинского руководства. Заметный поворот во внешнеполитических симпатиях Тбилиси от Москвы к Западу в целом и Вашингтону в частности стал особенно очевиден в 1996 году. С тех пор антироссийские выпады в заявлениях грузинских руководителей стали обычным явлением. Помимо всего прочего, он стал результатом поражения России в Чечне, продемонстрировавшим не только экономическую, но и военно-политическую слабость России. Одним из результатов переориентации Грузии на страны Запада является отказ ее руководства от совместной с Россией охраны собственных границ. В русле этой политики парламент Грузии принял Закон об охране границы, согласно которому российским пограничникам предписывалось покинуть Грузию в течение 1997-1998 годов. Как утверждал глава пограничного ведомства Грузии В. Чхеидзе, страна не может иметь "полной независимости", когда ее границы охраняет другое государство.

Необходимость охраны государственных границ Грузии российскими пограничниками была вызвана тем, что Грузия, раздираемая внутренними вооруженными конфликтами, не смогла бы самостоятельно обеспечить безопасность своей границы с Турцией, еще во времена СССР считавшейся одной из самых сложных.

3 ноября 1998 г. было подписано межправительственное соглашение, предусматривающее передачу российскими пограничниками охраны участка границы Грузии с Турцией под охрану национальным погранвойскам с последующим их выводом с территории Грузии. При этом обе стороны констатировали ориентацию на дальнейшее развитие пограничного сотрудничества между двумя странами. В августе 1999 года в Тбилиси продолжились переговоры руководства Государственного департамента охраны Государственной границы Грузии (ГДОГГ.) с делегацией ФПС России. В ноябре 1999 года российские пограничники покинули Грузию. Значимость этого факта станет особенно очевидной, если учесть, что Россия и Грузия имеют общую границу протяженностью 800 км[10] .

Для должного обустройства государственной границы у Грузии не хватает достаточных средств. При этом важно учесть, что Грузия не обладает полным суверенитетом над своими рубежами, поскольку руководство Аджарии и Абхазии, будучи полно решимости охранять свои границы собственными силами, отказалось от услуг Департамента охраны государственных границ Грузии. В обеих республиках сожалеют об уходе российских пограничников, гак как у них нет достаточных средств для организации полномасштабной охраны границы. Вес это, естественно, определяет необходимость укрепления рубежей России с Грузией, у которой границы с Турцией становятся более прозрачными, для предотвращения проникновения в Россию контрабандного оружия, террористов, наркотиков и т.д.

Одновременно Шеварднадзе сформировал правительственную комиссию по описи имущества российских военных баз. Начались переговоры о статусе оставшихся в республике российских войск и военных объектов. По-видимому, постепенно, если не повернутся вспять наметившиеся ныне тенденции, в недалеком будущем существенно будет сокращено военное присутствие России в Грузии. Об этом свидетельствует, например. Совместное российско-грузинское заявление, принятое на Стамбульском саммите в конце 1999 года, где говорится, что до 1 июля 2001 г. российские военные базы в Вазиани и Гудауте будут расформированы и выведены за пределы Грузии. При этом сделана оговорка о необходимости решения вопроса об использовании, в том числе совместном, остающихся в указанных местах военных объектов и инфраструктуры расформированных российских военных баз. Более того, согласно п.3 Заявления, грузинская сторона берет на себя "обязательство предоставить Российской Стороне право на базовое временное развертывание своих ОДВТ с местом дислокации на объектах российских военных баз Батуми и Ахалкалаки". Россия, со своей стороны, приняла на себя обязательство не превышать на этих базах уровень вооружений в 153 танка, 241 ББМ и 140 артсистем, то есть уровня, зафиксированного в Соглашении об адаптированном ДОВСЕ. Эти обязательства были подтверждены на прошедших в конце апреля 2000 года двухдневных российско-грузинских консультациях. Таким образом, вывод баз не означает, что для России будут полностью потеряны важнейшие в военно-стратегическом плане аэродромы в Вазиани и Гудауте.

Ликвидация и вывод российских военных баз из некоторых районов Грузии сопряжены с определенными нюансами. Проблема состоит в том, что российские военные базы располагаются в наиболее болезненных для Грузии местах. Самая боеспособная из них находится в Батуми, и ее командование находится в очень хороших отношениях с руководителем Аджарии А. Абашидзе, оппозиционно настроенным в отношении официального Тбилиси. Грузинское руководство неоднократно пыталось ликвидировать эту базу или оказать давление на Абашидзе. Другая база размещена в горном районе Ахалкалаки в Джавахетии, граничащем с Арменией и Турцией. Подавляющее большинство населения района составляют армяне, во всяком случае часть из которых плохо управляется из Тбилиси. Очевидно, что выводить российскую военную технику оттуда будет довольно трудно.

Грузино-абхазский конфликт как арена политической борьбы

Центральным моментом вокруг которого так или иначе вертятся российско-грузинские отношения была и остается ситуация грузино-абхазского конфликта. Здесь мы видим сложное переплетение интересов многих государств не только Закавказья и России, но и западных стран (в первую очередь США).

Многие страны мира не желают видеть в России конкурента на международной арене, они не заинтересованы видеть в ней сильную и процветающую страну. Их стремления направлены на ее максимальное ослабление через духовную, информационную, экономическую экспансию, геополитическое противоборство (активно используя третьи страны, в том числе и бывшие советские республики), устранению российского влияния в различных регионах мира.

Вызывает сомнение, что после потепления российско-американских отношений и вхождения Российской Федерации в НАТО американцы в одночасье перепишут свои доктрины и концепции относительно России и забудут наставления своих идеологов геополитики. Уместно вспомнить откровенные признания Збигнева Бжезинского о том, что Россия (СССР) - “главная разменная карта американской геополитики", что “новый мировой порядок при гегемонии США создается против России, за счет России и на обломках России”[11] . Еще весной 1998 года Госдепартамент США объявил о том, что страны СНГ, за исключением России, включаются в зону военной ответственности США: с 1 октября 1998 года - Украина, Беларусь, Молдова и Закавказье; с 1 апреля 1999 года - вся Центральная Азия. Личный состав вооруженных сил, на который возложена задача быть готовыми действовать на территории бывших советских республик, дислоцируется на континентальной части США, а боевая инфраструктура - в зоне Персидского залива.

Планы реализации программ по устранению российского влияния на бывшие советские республики Закавказья и Средней Азии связаны с наличием там уже разведанных богатейших запасов нефти и других ресурсов, а также наличием дешевой квалифицированной рабочей силой. Для перекачки "черного золота" на Запад, игнорируя Россию, пущен новый нефтепровод Баку-Супса. Выход нефтедобычи на полную мощность планируется в первом десятилетии XXI века.

Необходимо отметить, что сразу же после решения о строительстве и эксплуатации нефтепровода почти одновременно в США был принято решение о функционировании пути, параллельного Транссибу, - Евро-Азиатского транспортного коридора. Его по исторической аналогии еще называют Великим шелковым путем. Железная дорога соединит Восток, Среднюю Азию, Закавказье, Черное море и Западную Европу, а нефтепровод соединит Каспий, Закавказье, Черное море, Балканы и Западную Европу. В связи с этим пропорционально выросла и активность НАТО на Северном Кавказе. Нагнетание обстановки в этом регионе провоцируется США, которые оказывают Грузии массированную военную помощь, осуществляют в большом объеме поставки вооружения, предоставляют средства для закупки специального снаряжения. Сейчас грузинское оборонное пространство формируется американскими советниками, проводится постепенный перевод военной машины Грузии на рельсы НАТО, осуществляется подготовка грузинских военных специалистов в учебных заведениях НАТО.

Все вышесказанное дает понимание того, что Абхазия не вписывается в мироустройство ХХI века по сценарию США, что грузино-абхазский конфликт угрожает реализации планов США по организации Шелкового пути на Северном Кавказе и функционированию нефтепровода. Во-первых, Абхазия расположена рядом с этими путями; во-вторых, в этой республике очень сильны пророссийские настроения; в-третьих, прецедент выхода Абхазии из состава Грузии нарушает целостность этой республики. Абхазы, в свою очередь, наотрез отказываются оставаться.

Необходимо заметить, что вступив в НАТО Российская Федерация не обладает правом “вето". А это значит, что в случае необходимости США и НАТО могут проигнорировать национальные интересы России в Закавказье. Тогда события в зоне грузино-абхазского конфликта будут развиваться по сценарию выгодному Вашингтону и Тбилиси.

Весьма многозначительным для Абхазии и Юга России представляется заявление ныне действующего президента США о том, что “операция НАТО против Югославии может быть повторена в любое время и в любом месте земного шара". На такого рода операции настаивает и сам руководитель Грузии Э. Шеварнадзе.

Замысел операции может выглядеть следующим образом. Добиться вывода российских миротворцев из зоны безопасности, заменить их на военнослужащих НАТО, или из стран СНГ, дружественных Западу, а потом втянуть контингенты альянса. Захватить хотя часть Гальского района, посадить там “абхазское правительство в изгнании", которое запросит помощь у Запада. Нейтрализовать действия России и удержать эту часть абхазской территории до подхода натовских сил. Впоследствии полностью поглотить Абхазию и развернуть на ее территории базы НАТО. В итоге Россия теряет контроль над Закавказьем, а затем и над всем Северным Кавказом.

Уже есть отдельные признаки, указывающие на возможную реализацию этого замысла. Так, если в 1990 г. здесь находилось пять кораблей государств НАТО, то в 1996 г. - уже 27. Неоднократно проводились совместные учения НАТО и ВС Грузии и Турции в акватории Черного моря и на грузинской территории. Военно-техническая помощь США ВС Грузии (например, вертолеты “Ирокез”), подготовка специальных подразделений страны американскими военными специалистами и т.д.[12] .

В случае военного конфликта однозначно возникнет гуманитарная и экологическая катастрофа, которая негативно отразится на всех странах региона. Силовое разрешение конфликта принесет с собой значительные экономические, финансовые, людские потери, увеличит неконтролируемую миграцию.

Колебания грунта сравнительно узкой прибрежной полосы черноморского побережья Абхазии могут вызвать разрушительные штормы. В заброшенных шахтах Ткуарчала в больших количествах скопился метан, который может в любой момент взорваться. Ошибка в наведении высокоточного оружия может привести к разгерметизации ядерного могильника на территории Сухумского физико-технического института, где “ковалась" первая советская атомная бомба. Радиационная пыль с перемещением воздушных масс быстро распространится по всему черноморскому побережью и достигнет стран, с аэродромов которых будут взлетать натовские самолеты. Особый разговор об Ингурской ГЭС. По документам, Ингурский гидроузел является собственностью России. Сейчас плотина находится в аварийном состоянии. При ее разрушении поток в несколько кубокилометров воды смоет все на своем пути.

Более того, Россия объективно заинтересована в стабилизации обстановки и в самой Грузии. Это позволит во многом обеспечить стабильность во всем кавказском регионе, не допустить эскалации межэтнических конфликтов, затрагивающих национальную безопасность Российской Федерации.

Очевидная утрата Россией своих позиций и влияния в Закавказье, обозначившееся возрастание для России угрозы с южного направления, наращивание западного, в первую очередь американского и турецкого политического, экономического и военного присутствия на Кавказе ставят Россию перед необходимостью уделять пристальное внимание вопросам обеспечения безопасности, прежде всего военной, на Юге, сохранения потенциальных союзников, среди которых заметное место могла бы занять и Грузия. С ее территории по морским, воздушным и сухопутным коммуникациям осуществляется выход России в страны Южной Европы, Малой Азии, Ближнего и Среднего Востока.

Думается, что решение абхазо-грузинского конфликта все-таки не в применении военной силы, а в целенаправленных, терпеливых переговорах. И в связи с этим резко возрастает роль Москвы как давнего друга и партнера Кавказа и Закавказья, а также Коллективных сил по поддержанию мира в конфликтной зоне Абхазия-Грузия. Уход российских пограничников показал, что фитиль новой региональной войны в этом районе тлеет, активизировалась минная война со стороны грузинских диверсантов, начались абхазо-грузинские морские инциденты с обстрелами и захватами сейнеров. Совсем недавно в один из морских инцидентов оказалась втянутой Турция.

Надо иметь в виду и решимость военно-политического руководства Абхазии отразить агрессию. В открытой печати уже прозвучало заявление представителей Конфедерации народов Кавказа о нанесении ударов по территории Грузии с территории кавказских республик в случае нового абхазо-грузинского конфликта. Они утверждают, что их удары приведут к расколу Грузии на 4-6 частей. Весьма серьезным представляется утверждение начальника генерального штаба абхазской армии о проработке вопроса нанесения Грузии неприемлемого ущерба в первые 48-72 часа после начала агрессии.

На основании вышеизложенного хотелось бы сделать основной вывод. События, происходящие в зоне грузино-абхазского конфликта, негативно влияют на состояние национальной безопасности Российской Федерации. Обострение конфликта может дестабилизировать ситуацию в регионе. От политического руководства страны требуется тщательно взвешенная внешняя политика, направленная (вместе с мировым сообществом) на исключительно мирное разрешение конфликта. Кроме того, важно не допустить ущемления национальных интересов России в данном регионе.

Отношения Грузии и России в 2000-2003 гг. Влияние Чеченского конфликта

Общая тенденция к ухудшению российско-грузинских отношений в последние годы объясняется существованием целого ряда вопросов внешней политики, по которым наблюдаются значительные расхождения в позициях российской и грузинской сторон. Первой точкой напряженности в двусторонних отношениях стала судьба группы чеченских боевиков, задержанных грузинскими властями. По данному факту в министерстве госбезопасности Грузии возбуждено уголовное дело, боевики обвиняются в незаконном пересечении границы, незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, а также в переходе с этим оружием на территорию другого государства. Задержанные боевики просят, чтобы судебный процесс прошел в Грузии, а Россия потребовала их выдачи.

Ударом по позициям российских властей стали результаты визита в Тбилиси генпрокурора Виктора Устинова, прибывшего туда по поручению президента Владимира Путина. Решительный отказ грузинской стороны немедленно экстрадировать чеченцев стал для него сюрпризом. Грузинская сторона апеллирует к нормам международного права, в частности, к Минской конвенции о выдаче преступников, где оговорен перечень документов, которые должна представить сторона, требующая выдачи преступников (а российская сторона на момент визита Устинова практически не обладала информацией о задержанных, даже фамилии боевиков Генпрокуратуре сообщили журналисты). Однако Россия надеялась на принятие политического решения, которое продемонстрировало бы желание грузинских властей "загладить вину" за нахождение чеченских боевиков в Панкисском ущелье и попытку их прорыва в Россию, которая привела к человеческим жертвам. С точки зрения российских властей, логика борьбы с терроризмом в современном мире должна превалировать над всеми остальными соображениями[13] .

Отношение грузинского общества к этому вопросу далеко не однозначное. Например, посол Грузии в России Зураб Абашидзе, выступая по грузинскому телевидению, высказался за немедленную экстрадицию чеченских боевиков, поскольку, по его словам, "это соответствует международным обязательствам Грузии". По мнению некоторых политиков, выдача сепаратистов может привести к активизации чеченских боевиков на территории Грузии. С другой стороны в Тбилиси очень хорошо понимают, что Россия вправе обвинить Грузию в потворстве терроризму. Такая мысль уже прозвучала из уст министра иностранных дел России Игоря Иванова, который в данном контексте заметил, что "у грузинского руководства опять слова разошлись с делом". Но всерьез рассчитывать на то, что это поссорит Грузию и США, не приходится. Примечательно, что поиск реальной альтернативы Эдуарду Шеварднадзе ведется частью грузинского истеблишмента именно в США. Так, депутатом парламента от фракции "Абхазия" Германом Пацация была выдвинута идея предложить бывшему председателю Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США генералу Джону Шаликашвили выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Грузии на выборах 2005 года. Логика проста: избрание американца должно усилить политическую поддержку Тбилиси со стороны Вашингтона и скорейшее вступление в НАТО.

Вторая точка напряженности связана с гибелью в Грузии полковника Вооруженных сил России Игоря Зайцева, ответственность за которую, с точки зрения российского МИД, "полностью ложится на грузинские власти". "МИД России уже обращал внимание грузинской стороны на то, что факт исчезновения Зайцева имел место на фоне агрессивных акций боевиков и международных террористов против России с территории Грузии, сопровождавшихся шумной антироссийской кампанией, в которой приняли участие и официальные лица в Тбилиси", - заявил официальный представитель российского внешнеполитического ведомства почти сразу же после того, как тело Зайцева было опознано[14] . Впрочем, грузинские правоохранительные органы утверждают, что основным подозреваемым в совершении преступления является бывший военнослужащий российской армии, а само преступление носит чисто уголовный характер.

Третья точка напряженности - вопрос об обстрелах грузинской территории. Грузия обвиняет в них российские Вооруженные силы, а те, в свою очередь, выступают с опровержениями. Пресс-секретарь грузинской миссии наблюдателей ОБСЕ Фолькер Якоби заявил, что его организация располагает сведениями о том, что Россия нанесла бомбовые удары по грузинской приграничной территории. А нынешний председатель ОБСЕ министр иностранных дел Португалии Антониу Мартинш призвал стороны воздержаться от шагов, которые могли бы осложнить и без того напряженные отношения между двумя странами.

Четвертая точка напряженности - конфликт по поводу полетов гражданских самолетов. Грузия ввела ограничения на дневные полеты российских авиакомпаний над своей территорией, поэтому "Аэрофлот" и "АвиаЭкспрессКруиз" были вынуждены перенести свои рейсы в Тбилиси на поздний вечер. На этот шаг Минтранс Грузии пошел в ответ на действия российских авиавластей, которые отказываются подписывать планы дневных полетов грузинской компании "Айрзана", мотивируя это тем, что на юге России проходят военные учения. При этом самолеты российских компаний летали над этим районом в любое время. В итоге попасть в Грузию, пока обе страны не договорятся об уступках, можно только ночью.

Наконец, пятая точка напряженности - конфликты внутри самой Грузии, которые автоматически обостряются после роста напряженности на российско-грузинской границе. На чрезвычайном заседании прогрузинского верховного совета Абхазской автономной республики в изгнании было принято решение об отмене принятого в 2001 году моратория на действия "грузинских партизан". Планировалось, что грузинские беженцы сформируют партизанские отряды и "сделают все для силового разрешения абхазской проблемы". Правда, после затяжных переговоров госминистр Грузии Автандил Джорбенадзе и его абхазский коллега Анри Джергения все же договорились о начале совместного патрулирования Кодорского ущелья. Во избежание инцидентов патрулирование будет осуществляться при посредничестве наблюдателей ООН. Правда не очень понятно, как к этому отнеслись представители миротворческих сил СНГ, которые пока еще расквартированы в Абхазии, и в чью зону ответственности входит Кодорское ущелье. И насколько совместное патрулирование окажется эффективным.

В то же время абхазы ищут сближения с другими оппонентами Тбилиси - представителями Южной Осетии: недавно прошли консультации по вопросу проведения совместных осетино-абхазских антитеррористических учений. "Такое сотрудничество уместно рассматривать как поиск возможных способов обороны", - сказал непризнанный Грузией югоосетинский президент Эдуард Кокойты. По его словам, в условиях, когда на территории Грузии нашли убежище международные террористы, Цхинвали и Сухуми должны быть всегда готовы помочь друг другу. "Часть чеченских банд-формирований может передислоцироваться из Панкисского ущелья как в Абхазию, так и в Южную Осетию", - сказал он. "Цхинвали располагает достоверными данными о том, что один из заместителей министра госбезопасности Грузии встречался с чеченскими боевиками и предлагал им провести какие-то акции на территории Южной Осетии, чтобы затем ввести под предлогом наведения порядка грузинские войска", - заявил Эдуард Кокойты[15] . Очевидно, что и Абхазия, и Южная Осетия рассчитывают на поддержку со стороны России, выдвигая "антитеррористические" лозунги в своем давнем споре с Тбилиси.

Таким образом, тревожное затишье в российско-грузинских отношениях может в любой момент смениться новым всплеском эмоций. Очевидно, что большинство "точек напряженности" непосредственно связаны с отказом Грузии выполнить требование российской стороны о скорейшей выдаче чеченцев. У России в данной ситуации меньше свободы для маневра - действия чеченских боевиков, проникающих на ее территорию из Панкиси, потери среди пограничников наносят ущерб авторитету российской власти. Боевых столкновений такого уровня уже не было давно, и сам факт прорыва крупных групп боевиков в Чечню ставит под вопрос ход "замирения" республики (а именно снижение напряженности в регионе является одним из основных аргументов в пользу проводимой российскими властями политики "чеченизации").

Как значительная часть истеблишмента, так и население все чаше вспоминают о "афганском" опыте США, которые начали антитеррористические боевые действия без санкции ООН (а теперь американцы вступились за режим Эдуарда Шеварднадзе). В связи с этим возникает тема двойного стандарта, которая накладывается на восприятие Грузии в российском обществе как традиционной (с XVIII века) зоны влияния именно России. Однако, наряду с общественным мнением внутри страны, существенным ограничителем для ее руководства продолжает оставаться международный фактор: учитывая позицию США, России вряд ли удастся получить мандат ООН для того, чтобы решить панкисскую проблему вооруженным путем. А без этого мандата Россия действовать не может, так как она традиционно отстаивает принцип решения международных споров именно с помощью ООН, где она унаследовала от СССР право вето в Совете Безопасности.

В то же время Шеварднадзе может проводить свою традиционную линию, основанную на сочетании "твердого" и "мягкого" подходов. Не исключено, что после соблюдения необходимых формальностей некоторых чеченских боевиков все же выдадут России (такие прецеденты были и раньше), что даст возможность грузинским властям говорить о своей доброй воле в деле борьбы с терроризмом. Однако основную ставку Шеварднадзе, как и прежде, будет делать на стратегическое партнерство с США, в том числе и в антитеррористической сфере, и, соответственно, дистанцирование от России. А это, в свою очередь, будет стимулировать сохранение проблемного характера российско-грузинских отношений даже в том случае, если чеченские боевики покинут Панкиси.

Кроме вышеизложенных проблем, существенную роль в ухдшении российско-грузинских взаимоотношений сыграл вопрос о выводе российских войск с территории Грузии. Грузинская сторона нервно реагировала на называемые возможные сроки вывода российских войск с территории Грузии в районе Батуми и Ахалкалаки, о чем недавно вели вязкие переговоры представители двух министерств обороны, так и не достигнув взаимопонимания. Москва называет реальными для окончательного завершения этого процесса 11 лет, председатель комитета по обороне Госдумы Андрей Николаев на свой страх и риск "снизил" этот срок даже до 6-7 лет. Но о двух-трех годах, как этого требуют грузинские власти, в России никто речи не ведет. И дело здесь не в том, что Москва не хочет, чтобы вывод этот выглядел как бегство и упирается без должных на то оснований. Основания есть, и главное из них - время для размещения военнослужащих и создания условий для их работы и жизни в новых местах дислокации, которой сейчас просто нет. Есть и другие проблемы: передислокация части российских военных из Грузии на военную базу Армении вызывает, например, беспокойство в Азербайджане. Там с учетом неурегулированного конфликта в Нагорном Карабахе считают, что "Россия превращает Армению во взрывоопасный арсенал и еще больший очаг напряженности, который в любой момент может быть направлен против соседних государств"[16] .

Кроме того, Грузия уже сейчас предполагает предъявить России счет за пользованием военными базами на ее территории в размере 700 млн долларов США в случае, если до июня следующего года вопрос о сроках вывода не будет окончательно согласован. Надо полагать, это станет для России еще одним неприятным стимулом для того, чтобы побыстрее убраться с грузинских территорий, и настроение Москве не улучшит. К тому же Грузия настаивает на проведении международного мониторинга выполнения Россией обязательств по ликвидации своей военной базы в Гудаутах. Это тоже свидетельствует о недоверии и не способствует потеплению, о наличии которого говорит Шеварднадзе.

Однако Шеварднадзе тут же смягчает остроту создавшейся ситуации, заявляя о том, что позиция Тбилиси в вопросе определения сроков вывода войск "может стать более лояльной и гибкой". При этом он не говорит конкретно, от чего зависит изменение этой позиции, но намекает на будущий российско-грузинский рамочный договор. К тому же он хочет, чтобы к процессу вывода российских войск из Грузии подключились США. Последнее тоже можно расценивать, как желание Тбилиси использовать авторит Вашингтона в качестве дополнительной "гирьки" для давления на Москву.

Усилившееся в последние дни желание Шеварднадзе видеть Грузию в НАТО и все большее сближение с США тоже оставляет Тбилиси меньше времени для укрепления отношений с Россией. Но президент Грузии и здесь не видит никаких проблем, заявляя, что членство в НАТО не помешает Грузии остаться в СНГ. Грузинская оппозиция, правда, этого мнения не разделяет, подчеркивая, что в нынешнем неприглядном состоянии и с такими отношениями с Россией Грузию в НАТО никто не примет. Это подтверждается и тем, что в стране стали появляться партии, которые в своей программе главной целью провозглашают необходимость коренного пересмотра в лучшую сторону отношений Тбилиси и Москвы. Такую партию под названием "Медведь" решил основать на днях бывший министр внутренних дел Грузии Темур Хачишвили, отсидевший в заключении несколько лет по обвинению в организации теракта против Шеварднадзе.

Между тем, в Тбилиси проходит торжественная церемония выпуска первого батальона спецназа коммандос, подготовленного американскими инструкторами, которая на фоне споров о выводе российских войск с территории Грузии тоже заставляет задуматься над тем, кто Шеварднадзе ближе - Вашингтон или Москва.

Президент Грузии на днях пытался также сгладить совсем не дружественное для Москвы решение грузинского парламента, принявшего рекомендацию не голосовать за вступление России в ВТО и ускорить вывод военных баз из республики. Он не согласился с мнением парламента. Создается впечатление, что в демонстрации своих отношений к России в Грузии пытаются использовать неоригинальный и неэффективный механизм "кнута и пряника".

Если говорить об экономике, то и здесь грузинский президент старается стать не теснее привязанным, а более независимым от России. Об этом говорят его старания продвинуть осуществление проекта строительства газопровода Баку-Тбилиси-Эрзерум и форсировать начало строительства нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. При этом Шеварднадзе опять же остается верным своей тактики и для сглаживания ситуации не забывает упомянуть о том, что "Россия останется для Грузии важным энергопартнером".

Исходя из реального положения во взаимоотношениях двух стран некоторые российские политологи оценивают стратегическую значимость Грузии для России как маргинальную. Так думает, например, президент фонда "Политика" Вячеслав Никонов. По его мнению, Шеварднадзе ведет себя по-прежнему как глава МИД одной из сверхдержав в эпоху противостояния в биполярном мире. Это мнение разделяют и многие другие наблюдатели в России[17] .

В 2002 году угроза войны между Грузией и Россией стала более реальной, чем когда бы то ни было с тех пор, как 12 лет назад Грузия приобрела независимость. Москва угрожала военным вторжением в Грузию с целью преследования здесь чеченских боевиков. Тбилиси, в свою очередь, ищет - и надо сказать, успешно - поддержки у Запада.

На саммите глав стран СНГ, который прошел в Кишиневе 7 октября 2002 года, президенты Путин и Шеварднадзе, казалось, пришли к согласию по некоторым вопросам. По их словам, достигнута договоренность о проведении совместного патрулирования 82-километрового чеченского участка границы с Грузией для предотвращения попыток чеченских боевиков пересечь ее. Кроме того, Грузия экстрадировала пятерых чеченских боевиков, задержанных на территории страны в конце августа.

Однако детали соглашения все еще не разработаны, и отношения между двумя странами остаются чрезвычайно натянутыми.

В основе этих разногласий - Панкисское ущелье. Ситуация в ущелье стала предметом горячих споров частично потому, что Панкиси в действительности не является ущельем, а также по той причине, что оно расположено в 70 км от чеченской границы.

Неприятностями Панкиси обязан своему 7-тысячному населению кистинцев - этнических чеченцев, обосновавшихся здесь в начале 19 века. В 1999 году они, в свою очередь, приютили чеченских беженцев, которые бежали сюда от второй российской кампании в Чечне. Вместе с беженцами сюда, однако, пришли сотни боевиков. Долина превратилась в регион, неподконтрольный грузинским властям[18] .

В этой ситуации, возможно, и при содействии отдельных высокопоставленных представителей официального Тбилиси Панкиси стал центром организованной преступности. "Проблема возникла по небрежности министерств госбезопасности и внутренних дел - не потому, что эти структуры были коррумпированными, но потому, что они не знали, как с этим бороться", - говорит президент Грузинского фонда стратегических и международных исследований Александр Рондели.

По словам Рондели, положение стало улучшаться только с уходом прежних министров внутренних дел и государственной безопасности. В беседе с иностранными гостями новый глава министерства внутренних дел Коба Нарчемашвили признал: "Правительству Грузии было трудно контролировать ситуацию".

"В течение трех лет нас никто не замечал, никто сюда не приезжал, с нами никто не разговаривал. О нас только говорили как о террористах", - со слезами на глазах сетовала одна чеченка. Она, казалось, была благодарна за то, что власти вновь присутствуют в регионе.

В начале августа 2001 г. источники в Тбилиси сообщили, что чеченские боевики покинули Панкиси - очевидно, при этом чеченцы заручились официальными обещаниями, что им не будут препятствовать. Одна из ретировавшихся групп была лояльна к чеченскому командиру Руслану Гелаеву и принимала участие в столкновении с русскими в ингушском селе Галашки 26 сентября. Среди убитых оказался британский оператор Родди Скотт, которого, как утверждают местные, видели в Дуиси.

23 августа 2001 г. российские самолеты (Москва по-прежнему не признает официально, что самолеты были российскими) бомбардировали село, расположенное по соседству с ущельем, в результате чего погиб один человек. Это стало последним толчком к тому, чтобы двумя днями позже грузинская сторона начала "антикриминальную операцию" в Панкиси. В результате здесь удалось задержать несколько боевиков, включая двух арабов, и конфисковать исламскую литературу экстремистской направленности.

Вскоре у границы были задержаны 13 раненных чеченских боевиков. Очевидно, что они возвращались в Грузию из Чечни, где они напоролись на российских пограничников. Пять человек из этой группы были позднее экстрадированы.

Грузинская сторона утверждает, что российские военные пытаются оправдать свои боевые неудачи, обвиняя Грузию, и что, имея на границе с Чечней 5000 пограничников - в отличие от грузинских трехсот, Москве следовало бы быть более удачливой в задержании чеченских боевиков.

Дальнейшее развитие ситуации зависит от уровня доверия, которое два относящихся друг к другу с подозрением соседа смогут установить между собой.

Грузинская сторона обещает быть более суровой по отношению к чеченским боевикам, на присутствие которых она прежде закрывала глаза. "Мы будем арестовывать всех, кто носят оружие и не являются беженцами", - сказал Нарчемашвили. - "Мы их всех задержим"[19] .

В то же время существуют опасения возможной конфронтации между Россией и Грузией в Кодорском ущелье Абхазии - еще одном неспокойном регионе, где грузинские пограничники, абхазские солдаты и российские миротворцы находятся в непосредственной близости друг от друга.

Заключение

Рассмотрев динамику российско-грузинских взаимоотношений в 1991 - 2003 гг. можно заключить, что они развивались под влиянием нескольких сил и факторов. В качестве первого фактора можно назвать Советское прошлое. С распадом СССР в 1991 г. произошел резкий слом прежних политических схем, из республики, подчиненной центральным союзным органам власти Грузия мгновенно превратилась в независимое государство, отношения с которым России пришлось выстраивать заново. В построении этих отношений стороны неизбежно руководствуются в том числе и прошлым опытом. Грузия не хочет больше зависеть от России ни в какой области (политической, экономической и т.д.). Первый результат абсолютного отвержения прошлого опыта - отказ Грузии от вступления в СНГ. Во многом теми же причинами объясняется и значительное охлаждение отношений в последнее время. Грузинские власти предпочитают попасть под влияние США, которые, во-первых, представляют собой более могущественного покровителя, чем Россия, а во-вторых, являясь географически более отдаленной, по сравнению с Россией, страной предположительно будут меньше вмешиваться во внутренние дела Грузии.

Таким образом, советское наследие является предпосылкой сепаратистских тенденций в грузинско-российских отношениях. С другой стороны, существуют объективные причины по которым полное игнорирование Грузией России невозможно. Во первых, Грузия нев состоянии на сегодняшний день обеспечить охрану своих внешних границ на должном уровне без привлечения Российских пограничников. События последнего времени (2002 - 2003 гг.) говорят о попытках Грузии привлечь американскую помощь для этой цели. Во вторых, Россия остается главным внешнеторговым партнером Грузии, не смотря на то, что в последнее время значительно возросла доля во внешнеторговом обороте других государств (особенно Турции).

Не лишне будет вспомнить обстоятельства, предшествующие вступлению Грузии в СНГ. А именно - использование Российских вооруженных сил для подавления попытки государственного переворота, совершенной отстраненным президентом Грузии Звиадом Гамсахурдия. Однако нынешний президент Э. Шеварнадзе, похоже чувствует себя достаточно уверенно, чтобы отказаться от военного присутствия России в Грузии, не опасаясь повторения событий 1993 г.

Далеко неоднозначно на российско-грузинские отношения повлиял грузино-абхазский конфликт и участие в нем России. Правительство Грузии оказалось неспособным самостоятельно урегулировать этот конфликт, грозивший перерасти в полномасштабную войну. Вмешательство России с одной стороны помогло избежать этой угрозы, с другой стороны - не позволило Грузии решить проблему силовыми методами. Положение, когда существуют две противоположные точки зрения на статус Абхазии: власти Грузии считают ее неотъемлемой частью Грузии, а власти самой Абхазии - автономным образованием, не приводит к открытому столкновению только благодаря присутствию Российских миротворцев.

Характерно, что в русле общей стратегии размежевания с Россией Грузия требует вывода миротворческих сил из Абхазии. Трудно сказать к чему приведет этот шаг, которому Россия практически никак не может препятствовать, поскольку вынуждена считаться с волей официальных властей Грузии. Абхазская автономия на сегодняшний день не признана никакими международными организациями, и пойти на одностороннее признание за этой республикой права на независимость Россия не может. Тем более невозможным является включение Абхазии в состав России, подобный шаг однозначно расценивался бы как посягательство на суверенитет Грузии.

Контртеррористическая операция России в Чечне послужила моментом, значительно повлиявшим на российско-грузинские взаимоотношения. Грузией эта операция была воспринята как агрессия, косвенно направленная против всех государств Закавказья. Россия показала, что может представлять опасность для Грузии. Вопрос о ситуации в Панкистском ущелье трудно назвать простым и ясным. Были ли действительно чеченские боевики в этом ущелье, насколько об этом были информированы Грузинские власти, производились ли бомбардировки ущелья российскими вооруженными силами - однозначного ответа на эти вопросы пока не существует.

Так или иначе, можно констатировать напряженность в российско-грузинских отношениях, вызванную многими факторами и способствующую сближению Грузии и США. Россия в этих условиях должна приложить все силы, чтобы сохранить свое влияние в регионе, в ситуации сокращения военного присутствия в Грузии можно усилить экономическое сотрудничество с этой страной, или компенсировать потерю позиций в Грузии усилением присутствия в других государствах региона.

Литература

1. Бжезинский З. Великая шахматная доска - М., 2000

2. Беридзе В. Кузьмичев А. Кто виноват и что делать? // Независимая газета 14 января 2000

3. Гаждиев К.С. Геополитика Кавказа - М., 2001

4. Данилов Г.А. Россия в Закавказье: фактор российского миротворчества (на примере грузино-абхазского конфликта) - М., 1999

5. Загашвили В.С. Взаимные экономические интересы России и государств Закавказья - М. 1999

6. Концепция национальной безопасности Российской Федерации - 10 января 2000

7. Независимая газета - 2000 23 февр.

8. Независимая газета - 2002 15 января.

9. Нодия Г. Политическая смута и этнотерриториальные конфликты в Грузии // Спорные границы на Кавказе - М., 1996

10. Свободная Грузия - 1993 15 ноября.

11. Свободная Грузия - 1998 13 янв.

12. Свободная Грузия - 2002 1 дек.

13. Тернин Д. Интересы безопасности и политика России в Кавказском регионе - М., 1996

14. Чернявский С. Южный Кавказ в планах НАТО // Международная жизнь - 1998 сент.

15. www.politvektor.ru

16. www.politcom.ru

17. www.inosmi.ru

18. http://www.abhaziya.org

19. http://www.vybory.ru


[1] Концепция национальной безопасности Российской Федерации – 10 января 2000

[2] Данилов Г.А. Россия в Закавказье: фактор российского миротворчества (на примере грузино-абхазского конфликта) – М., 1999

[3] Беридзе В. Кузьмичев А. Кто виноват и что делать?//Независимая газета 14 января 2000

[4] Гаждиев К.С. Геополитика Кавказа – М., 2001

[5] Загашвили В.С. Взаимные экономические интересы России и государств Закавказья – М.. 1999

[6] Чернявский С. Южный Кавказ в планах НАТО//Международная жизнь – 1998 сент.

[7] www.politvektor.ru

[8] Беридзе В. Кузьмичев А. Кто виноват и что делать?//Независимая газета 14 января 2000

[9] Свободная Грузия – 1993 15 ноября.

[10] Независимая газета – 2000 23 февр.

[11] Бжезинский З. Великая шахматная доска – М., 2000

[12] www.politcom.ru

[13] Гаждиев К.С. Геополитика Кавказа – М., 2001

[14] Независимая газета – 2002 15 января.

[15] http://www.vybory.ru

[16] www.inosmi.ru

[17] www.inosmi.ru

[18] http://www.abhaziya.org

[19] Свободная Грузия – 2002 1 дек.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:55:04 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
17:40:14 25 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Российско-грузинские взаимоотношения 1991–2003 гг.

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150195)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru