Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Политика Великобритании в Каспийском регионе

Название: Политика Великобритании в Каспийском регионе
Раздел: Рефераты по международным отношениям
Тип: курсовая работа Добавлен 12:38:14 19 октября 2010 Похожие работы
Просмотров: 150 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. Геополитическая ситуация в Каспийском регионе

1.1 Общая ситуация в Каспийском регионе

1.2 Политика Азербайджана в Каспийском регионе

Глава 2. Интересы Великобритании в Каспийском регионе

2.1 Влияние Великобритании на политику в Каспийском регионе

2.2 Азербайджано-британские отношения

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Распад СССР в 1991 г. во многом изменил геополитическую карту Евразии. Появление более десятка новых субъектов международных отношений, их связи с мировым сообществом заставляют по-новому оценить ряд региональных проблем. Одной из таких важнейших геополитических проблем в Центральной Азии и на Кавказе является проблема Каспийского моря.

Значительный ресурсный потенциал, уникальное географическое положение Каспийского региона делают его особенно привлекательным для всех, кто заинтересован в присутствии в этом регионе и в использовании ресурсов Каспия.

Зона Каспийского моря и прикаспийских территорий сегодня привлекают к себе внимание многих стран мира не только своими богатыми запасами углеводородов, но и особенностями геополитического и геостратегического порядка, что и предопределяет экономические, политические и военно-стратегические интересы ведущих субъектов мировой политики. Каспийский регион фактически стал полем многовекторного соперничества и противоборства между теми государствами и силами, которые хотели бы доминировать в этом стратегически важном регионе мира. Этот регион был и является важнейшим узлом международных торгово-экономических связей, на его территории пересекаются торговые пути Восток – Запад и Север – Юг.

В 90-е годы XX столетия перед прикаспийскими странами в процессе восстановления государственности встало немало проблем, наиболее существенные из которых были связаны с поиском новых путей и разработкой эффективных механизмов политического и экономического развития. Поэтому особый научный интерес приобретает всесторонний анализ политических и экономических процессов, происходящих в Каспийском регионе. Дополнительным фактором, актуализирующим исследование является неурегулированность вопроса правового статуса Каспийского моря.

Сочетание этих и целого ряда других факторов обусловливает актуальность данной работы.

Вопросы, касающиеся геополитических процессов в Каспийском регионе, в силу своей актуальности освещались и анализировались в работах многих авторов. В частности, вопросы общеполитологического характера, связанные с осмыслением тенденций и противоречий современных политических процессов, мировой политики и глобальных трансформаций, рассматривались И.А Василенко, П.А. Цыганковым, А.С. Панариным, Н.А. Нартовым. Отдельные стороны интересующего нас вопроса подробно изучены в исследованиях таких авторов, как К.С. Гаджиев, А. Сваранц и др., которые нами использовались при работе над курсовой. В частности, К.С. Гаджиев, автор целого ряда работ по политологии, дает обстоятельный анализ геополитических процессов, происходящих в последние годы, как в самом Каспийском регионе, так и вокруг него[1] .

В монографии группы авторов «Геополитика Каспийского региона» (М., 2003)[2] рассматриваются главные факторы, воздействующие на геополитическое положение в регионе: состояние экономики новых независимых государств, подходы прикаспийских стран к определению правового статуса Каспия и т.д. Особое внимание в работе уделено анализу политики США в данном регионе на протяжении последнего десятилетия.

Источниковой базой исследования служат сборники документов, касающиеся различных аспектов рассматриваемой проблемы, а также материалы научно-практических конференций и семинаров. Использовались также материалы, сообщения, бюллетени и другие официальные публикации МИДа России и др. стран. Широко привлекалась в ходе работы периодическая печать, которая оперативно откликалась на события, имевшие место в Каспийском регионе в последнее время.

Целью исследования является рассмотрение политики Великобритании в Каспийском регионе и в первую очередь отношения Великобритании с Азербайджаном. Данная цель позволила сформулировать следующие задачи курсовой работы:

1) рассмотреть геополитическую ситуацию в Каспийском регионе;

2) показать интересы Великобритании в Каспийском регионе;

3) раскрыть особенности взаимоотношений Великобритании с Азербайджаном.

Объектом исследования выступают экономические и политические взаимоотношения и взаимосвязи Великобритании в Каспийском регионе.

Предметом исследования являются взаимоотношения Великобритании и Азербайджана.


Глава 1. Геополитическая ситуация в Каспийском регионе

1.1 Общая ситуация в Каспийском регионе

Каспийский регион на протяжении очень долгого времени стоит в центре рассмотрения многочисленных исторических, социологических, политологических, геополитических и геоэкономических концепций и направлений. Авторы наиболее масштабных и значительных трудов по таким наукам, как геополитика, политология, экономика, держат в фокусе внимания сложное переплетение самых разнообразных связей и взаимоотношений как между странами и политико-экономическими силами, действующими в самом регионе, так и рассматривают влияние этих связей и взаимоотношений на континентальную и общемировую геополитическую и экономическую ситуацию.

Все факторы, начиная от выгодного географического положения и заканчивая ролью культурно-цивилизационного моста, которую на протяжении тысячелетия играл Каспийский регион, определяют подход к указанным проблемам в публикациях подавляющего большинства авторов, разрабатывающих теорию межгосударственных и международных отношений, экономическую теорию и теорию геополитики. При этом, вне зависимости от того, какую точку зрения на историю и перспективы развития региона имеет тот или иной автор, какой идеологической позиции или политической ориентации он придерживается, наконец, к какой научной школе он принадлежит, как правило, большинство исследователей сходятся в оценке места и роли Каспийского региона в системе современных международных политических, экономических и культурных связей, оценивая эту роль, как ключевую и первостепенную, имеющую влияние на развитие ситуации в масштабах, выходящих далеко за рамки территорий, непосредственно прилегающих к Каспию[3] .

Понятие «Каспийский регион», активно и прочно вошедшее в оборот после распада СССР в 1991 г., до сих пор не имеет четкого определения, которое давало бы исчерпывающую характеристику данной территории. Существуют различные подходы к определению понятия «Каспийский регион»: географический, геополитический, транспортнокоммуникационный, культурноцивилизационный. С позиции евразийства Каспийский регион является всего лишь составной частью более обширной территории – Евразии, на которой и разворачиваются глобальные процессы[4] . В определении Каспийского региона существует подход, согласно которому к нему относятся девять стран: Грузия, Армения, Узбекистан и Турция, которые наряду с Россией, Ираном, Азербайджаном, Туркменистаном и Казахстаном относятся к Каспийскому бассейну. В узком смысле к Каспийскому региону относят только прикаспийские страны: Россию, Казахстан, Азербайджан, Туркменистан, Иран. Как считают авторы монографии «Геополитика Каспийского региона» «в более широком геополитическом смысле в понятие «Каспийский регион» включают и остальные страны Центральной Азии: Армению, Грузию, Киргизию, Таджикистан и Узбекистан»[5] . Однако большинство авторов, занимаясь исследованием геополитики Каспийского региона, сосредоточивают свое внимание на пяти странах (Россия, Азербайджан, Казахстан, Туркменистан и Иран), непосредственно прилегающих к Каспийскому морю. Поэтому нам также представляется наиболее правильным использование именно такого подхода в исследовании данной темы.

Одним из наиболее известных российских геополитиков современности А. Дугиным выдвинут тезис о том, что «любое рассмотрение кавказского региона в геополитической системе координат предполагает конечное сведение всей многосложной картины реальной расстановки сил к столкновению всегда и во всем противоположных интересов России и США, стран Северо-атлантического альянса»[6] . Справедливо указывая на то, что «важнейшее геополитическое значение имеет фактор каспийской нефти и, соответственно, нефтепровода»[7] , А. Дугин полагает, что установление контроля за этим последним является важнейшей геополитической задачей для США, поскольку именно через контроль над нефтью и ее транспортировкой в развитые страны Соединенным Штатам удается сохранять мировую гегемонию. Соответственно, важнейшей задачей другого участника этого глобального противостояния (по мысли А. Дугина, определяющего весь характер взаимоотношения Каспийского региона с остальным миром и его роль в мировой экономике и политике), т.е. России, является учет нового общего геополитического контекста и выбор правильной стратегии в этих условиях. Таковыми, по мнению ученого, помимо традиционной методологии поощрения пророссийских настроений у региональных элит и игры на внутренних противоречиях, должны выступать и более нетрадиционные для российской политики в регионе ходы. А. Дугин осознает сложную общественно-политическую и порой бедственную экономическую реальность в странах региона, возникших на руинах бывшего СССР, а также то, что исторические связи с Россией подорваны событиями конца 80 – 90-х гг. и развалом СССР. Автор указывает на сильное влияние антироссийских и прозападном настроенных сил в регионе. Наиболее ценным с точки зрения влияния в современном мире, особенно в мусульманской его части, экономического, культурно-психологического потенциала, потенциальным союзником для России, по мнению А. Дугина, является Иран. Автор «Основ геополитики» полагает, что Москве следует заключить с Ираном политический и стратегический пакт, в соответствии с которым обе страны будут с двух сторон способствовать дестабилизации тех регионов, где сильно влияние Турции, которая считается главным агентом США или самого Вашингтона. Вместе с тем, необходимо максимально стабилизировать те районы, где сильны позиции, как России, так и Ирана[8] . При этом ценность Ирана и такого альянса с ним, по А. Дугину, столь высока, что он не видит ничего страшного для России в том, чтобы оказывать поддержку тем проирански настроенным и ориентированным сепаратистам и «фундаменталистам» (последний термин А. Дугин берет в кавычки), которые в будущем могут быть использованы для геополитической пользы России. Каковы механизмы их использования, и в чем конкретно может выражаться эта польза, автор не указывает. В любом случае, основным императивом стратегии России в регионе А. Дугин полагает «необходимость противостоять планам США и их сателлитам в этом регионе, т.е. противодействовать всем проектам и трендам, могущими быть охарактеризованными как "атлантические"[9] . «Главные цели российской политики в североатлантическом регионе – это обеспечение национальной безопасности, поддержание добрососедских отношений с государствами региона для сохранения политического и военно-политического баланса, минимизирование факторов риска и недопущение конфликтных ситуаций», – утверждает другой автор, Н.А. Нартов[10] .

Если А. Дугин и отчасти Н.А. Нартов, исходя из необходимости жесткого противостояния Западу и атлантистам и видя Каспийский регион, как один из передовых рубежей и важных экономически-сырьевых узлов этого противостояния, считают что Россия, Иран и те страны, которые склонны или будут склонны в перспективе к альянсу с ними, способны добиться успеха в такой борьбе, то представитель геополитической и политологической науки на Западе, американский политик и ученый З. Бжезинский, являющийся в какой-то мере антиподом А. Дугина, придерживается противоположного мнения. В своей работе «Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство» З. Бжезинский открыто высказывает мнение, что не только Россия, Иран или Турция (как наиболее могущественные региональные державы) поодиночке не способны навязать свою волю в целом всему региону, но и «совместного выступления двоих из них против третьего игрока, скажем, России и Ирана против Турции, было бы недостаточно», как раз в силу того, по мнению З. Бжезинского, что в регионе уже слишком много значит позиция США и Европейского Союза[11] . О возможности успешного противостояния этих стран или их альянса с самим США автор, очевидно, не готов говорить всерьез. Придерживаясь такой точки зрения, З. Бжезинский, очевидно, принимает во внимание и пристально изучаемые им тенденции в некоторых изменениях во внешней политике государств Каспийского региона, которые на протяжении 90-х гг. проявляли все большее тяготение к принятию более самостоятельных и нередко идущих вразрез с интересами России решений. Причем такие тенденции З. Бжезинский усматривает не только в политической реальности государств СНГ, которые традиционно считаются достаточно самостоятельными и не боящимися перечить России во внешнем политическом курсе (Азербайджан, Узбекистан, Грузия), но и таких, считающихся в широком общественном сознании полностью лояльными Москве странах, как Казахстан[12] . Разумеется, в ситуации, когда страны региона разделены, З. Бжезинский считает Азербайджан заслуживающим мощнейшей геополитической поддержки со стороны Америки. Объяснением этой оценки может служить не только факт нахождения на территории этой страны и принадлежащей ей части каспийского шельфа богатых нефтяных месторождений, но и приводимое выше автором «Великой шахматной доски» суждение о том, что «первоочередными объектами Москвы для политического подчинения представляются Азербайджан и Казахстан». При этом указывается на то, что достижение доминирования в Азербайджане помогло бы упрочению соответствующих позиций России в Грузии и Армении. Подчинение же Казахстана, по мысли З. Бжезинского, способствовало бы автоматическому вовлечению в орбиту контроля Москвы не только таких государств Центральной Азии как Кыргызстан, Таджикистан и даже Узбекистан, но и входящего в интересующий нас регион Туркменистана[13] . Кроме того, он косвенно признает возможность осознанного или невольного альянса России и Ирана в этом регионе, указывая на возможность того, что последний, в случае если не проведет демократические реформы (очевидно, на американский вкус), может оказывать неблагоприятное влияние на перспективы Азербайджана (имеются в виду, очевидно, перспективы отдаления последнего от России и углубления сотрудничества с Турцией и США).

В конечном итоге З. Бжезинский приходит к выводу о том, что существующие реалии исключают империю или монополию, как существенную цель для любой заинтересованной геостратегической фигуры.

Ныне в Каспийском регионе три главных нефтедобытчика – Казахстан (лидер по объему добычи и доказанным запасам), Азербайджан и Туркмения. Газ добывают те же страны и Россия. Главный разработчик газовых месторождений – Туркмения. Иран добычу нефти и газа на Каспии не ведет. Он имеет спорные с Азербайджаном и Туркменией месторождения и перспективные на углеводороды геологические структуры и, судя по всему, не намерен приступать к освоению своей части Каспийского моря до окончательного урегулирования статуса водоема.

Интерес зарубежных нефтяных компаний к Каспийскому морю определяется исчерпанием мировых запасов минерального топлива. Обеспеченность доказанными ресурсами нефти на сегодняшний день не превышает полувека. Каспийское море по величине своих нефтяных запасов примерно равно Северному морю. Европейские потребители североморской нефти будут постепенно переориентированы на потребление ресурсов Каспия.

Современные процессы глобализации не могли не затронуть богатый стратегическими топливными ресурсами Каспийский регион, который будучи расположен в центре Евразии, оказался в переходной зоне между Западной и Восточной цивилизациями, между богатым Севером и бедным Югом. Главных геополитических игроков в прикаспийском регионе можно объединить в четыре группы.

Во-первых, это экономически и политически значимые для современного мира страны, имеющие свои интересы вдали от своих государственных пределов, – США, страны ЕС. В недалеком будущем к ним смогут прибавиться Китай и Япония.

Во-вторых, это страны, прилегающие к Каспийскому региону (либо расположенные относительно недалеко от него) и соперничающие между собой за расширение своего влияния в регионе или за контроль над потоками энергоресурсов из него: Грузия, Армения, Узбекистан, Афганистан, Украина, Болгария, Греция и др.

В-третьих, это страны, имеющие в Каспийском регионе интересы идеологического характера, выражающиеся в виде панисламизма (братства всех исламских народов) – Саудовская Аравия, Пакистан, ОАЭ – и пантюркизма (объединение народов, говорящих на тюркских языках, в границах единого государства) – Турция[14] .

И, наконец, в-четвертых, сами страны Каспийского региона, в числе их Россия.

Основные вопросы, касающиеся правового статуса, такие как использование водной поверхности, завершение разграничения морского дна, рыболовство, судоходство, демилитаризация, движение военных кораблей пока находятся в стадии обсуждения. Вместе с тем, в проекте Конвенции о правовом статусе Каспийского моря уже согласованы положения по вопросам экологии и использования биоресурсов моря. Стороны надеются, что наблюдаемые сближения создадут основу также и для принятия решения по разграничению водной поверхности[15] .

Отдельная проблема – это продолжающаяся милитаризация Каспийского моря. Каждая из стран наращивает свою военную группировку на Каспии и вводит в строй все новые силы. Причем предлоги для массированного вооружения представляются самые разные, от защиты геологических ресурсов, до охраны транспортных коммуникаций и экологии.

Пятерка прикаспийских стран и, прежде всего, Россия и Иран продолжают предпринимать усилия для устранения влияния внерегиональных игроков и, прежде всего, США, пытающихся проникнуть на Каспий через Азербайджан. Предлогом как раз выступает охрана стратегических объектов, таких как нефтегазодобывающих платформ и трубопроводных систем. Появляющиеся инициативы новых транскапийских трубопроводов вряд ли пока реализуемы. Этому будут препятствовать, прежде всего, жесткая позиция России и слабый интерес Азербайджана, который не слишком-то жаждет вкладываться в амбициозные проекты.

Из крупных международных мероприятий, посвященных проблемам Каспия следует отметить проведение в Анкаре 9-ой международной выставки и конференцию «Нефть и газ», которая была посвящена разработке шельфа Каспийского моря и вопросам поставки добываемой нефти и газа европейским потребителям. В ее работе приняли участие делегации государств Черноморского и Каспийского регионов[16] .

1.2 Политика Азербайджана в Каспийском регионе

Политическое руководство Азербайджана находится в весьма уязвимом положении и ему необходима безусловная поддержка США, и отчасти Турции и России. Примерно к началу 2002 г. Баку стал пытаться заручиться поддержкой Ирана, но данная проблема не была решена даже отчасти. Однако одновременная опора на США и Россию является весьма проблематичной задачей, а опора на Турцию не может заменить поддержку со стороны США. Ситуация осложнилась еще и тем, что после военной операции американо-британской коалиции в Ираке, американо-турецкие отношения стали напряженными. Сразу после завершения операции в Ираке, США предприняли шаг по диверсификации дислокации своих военных баз в регионе "большою Ближнего Востока", исключающие столь сильную зависимость от Турции и Саудовской Аравии США стали изыскивать возможности по созданию альтернативных мест базирования военной авиации а Южном Кавказе и в Персидском заливе. Главным следствием охлаждения турецко-американских отношений оказалось то, что США проявляют стремление дистанцировать Азербайджан от Турции. Имеются косвенные признаки того, что США стремятся ограничить не только азербайджано-турецкие отношения, но и грузино-турецкие отношения[17] . Однако, если ранее военная политика Турции в Южном Кавказе осуществлялась либо в рамках договоренностей с США, либо в рамках программ НАТО, то можно ожидать, что Турция готова проводить достаточно независимую военную политику в отношениях с Грузией и Азербайджаном[18] . Возможно, это будут скромные и ограниченные программы, но последовательные и системные. Перед американцами стоит задача верно оценить рациональную середину в развитии отношений Турции с Грузией и Азербайджаном. До операции в Ираке данной задачи не стояло. Развитие данных отношений никак не ограничивалось. Даже пропагандистские акции относительно намерений США разместить контингент американских войск а Азербайджане, означали не что иное, как заявка на осуществление геостратегической задачи без участия Турции.

Со снижением уровня заинтересованности США в Азербайджане, включая его энергетические ресурсы и его территорию, как площадку для развертывания военных операций, привели к снижению "статуса" этой страны как геоэкономического партнера, а, следовательно, Азербайджан практически утратил шансы на использование геоэкономического потенциала для борьбы с Арменией.

Одним из ключевых событий этого года для региона стала встреча на уровне заместителей министров иностранных дел пяти прикаспийских стран, прошедшая в Баку 11 – 12 марта 2010 г.

По словам замминистра иностранных дел Азербайджана Халафа Халафова основные вопросы проекта соглашения о совместной деятельности по обеспечению безопасности на Каспии по линии пограничных и таможенных служб и органов внутренних дел, обсуждавшиеся на заседании на уровне замминистров иностранных дел пяти прикаспийских стран были согласованы. Он также отметил, что имевшиеся разногласия не имеют острого характера, и что остающиеся вопросы будут решены на предстоящих встречах, первая из которых планируется примерно через два месяца в Баку[19] .

Положительным сигналом является намерение всех стран сотрудничать в целях обеспечения безопасности на море по различным направлениям – погранведомств, антинаркотических служб, по линии МЧС, МВД, портовых ведомств, транспорта, по вопросам безопасности нефтяной инфраструктуры.

Кроме того, стороны намерены в преддверии следующей встречи находиться в постоянном контакте для согласования оставшихся вопросов и подготовки новых предложений. При этом необходимо помнить, что обсуждаемые темы готовящегося проекта соглашения по безопасности на Каспии, касающегося борьбы с незаконным оборотом наркотиков, оружия, контрабандой, незаконной деятельностью на море и торговли людьми, не связаны с вопросами определения правового статуса моря. В повестку дня не входит также и военная составляющая.

По мнению участников встречи, документ должен будет стать весомым вкладом в подготовку третьего саммита Прикаспийских стран.

Российские предложения касались в частности необходимости создания центров обмена информацией и более тесного сотрудничества в проведении оперативных и оперативно-розыскных мороприятиях между спецслужбами стран.

Пример уже имеющегося сотрудничества был продемонстрирован в последний день встречи спасателями МЧС Азербайджана и судами Каспийской морской нефтяной флотилии республики, которые спасли 15 членов экипажа российского рыболовецкого судна «MRS Kayakend», начавшего тонуть неподалеку от острова Чилов[20] .

Политика Азербайджана в Каспийском регионе касается, в основном, развития своего нефтегазового комплекса, международного сотрудничества в области добычи и экспорта энергоресурсов, инфраструктуры морского транспорта и переговоров относительно газопровода Nabucco и перспектив участия в нем Баку.

В рамках первого из этих направлений следует, в частности, отметить официально объявленное Госкомстатом страны увеличение объемов добычи нефти в январе-феврале 2010 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 8,5% – до 7,971 миллиона тонн. Около 6,6 миллиона добытой за два месяца года сырой нефти приходится на долю Азербайджанской международной операционной компании (АМОК), разрабатывающей блок нефтяных месторождений Азери-Чыраг-Гюнешли.

Что касается международного сотрудничества, Азербайджан до сих пор не может договориться с Турцией об условиях поставок и транзите газа (к тому же отношения двух стран резко испортились после прошлогодних шагов Анкары в сфере нормализации отношений с Арменией) и периодически демонстрирует готовность экспортировать сырье по другим направлениям. Так, недавно были подписаны соответствующие контракты с Россией и Ираном. Переговоры с Анкарой, по словам министра иностранных дел Турции не ведутся уже на протяжении полутора месяцев[21] .

10 марта 2010 г. ГНКАР и немецкая компания RWE подписали меморандум о взаимопонимании по согласованию основных коммерческих условий и принципов соглашения о разведке, разработке и долевом разделе добычи на перспективной морской структуре «Нахчыван» в азербайджанском секторе Каспия. В течение года будут проведены работы по подготовке контракта типа PSA, после его подписания начнутся разведочные работы на структуре. Согласно предварительным прогнозам, в структуре «Нахчыван» имеется 300 млрд. кубометров запасов природного газа и 38 млн. тонн конденсата. По оценкам RWE, к 2014 – 2015 гг. Азербайджан будет располагать в общей сложности 16 млрд. куб. м газа для экспорта. Оценки Баку более оптимистичны – по ним Азербайджан будет располагать примерно 20 млрд. куб. м свободного газа[22] .

В результате переговоров был увеличен экспорт газа «Газпрому». С 5 марта 2010 г. суточные объемы поставок газа из этой страны составляют 3 млн. кубометров вместо 1,5 млн. кубометров ранее. Руководство концерна подтвердило намерение закупать весь газ, который будет готова поставлять азербайджанская сторона.

Также появилась информация, что в ближайшие месяцы начнутся коммерческие поставки азербайджанского газа в Иран. Наряду с этим Баку ведет переговоры с Сирией по продаже этой стране 1 млрд. куб. м газа в год. По словам Баку, экспорт природного газа из Азербайджана в Сирию будет осуществляться посредством трубопровода, который должен будет пройти по территории Турции. При этом транспортируемый по этому трубопроводу азербайджанский газ в последующие годы будет экспортироваться и в другие арабские государства. Другое дело, что пока не будут восстановлены рабочие отношения с Турцией, говорить об этих проектах не приходится[23] .

К интенсивным переговорам с Азербайджаном в середине марта подключился и Европейский банк реконструкции и развития. Следует отметить, что переговорный процесс по проекту заметно активизировался после ратификации парламентом Турции 4 марта 2010 г. межправительственного соглашения по строительству газопровода Nabucco.

В контексте начала бурения Ираном в феврале первой разведочной скважины в Каспийском море интересно заявление заместителя министра иностранных дел Азербайджана Х. Халафова, который 4 марта 2010 г. сообщил, что деятельность Ирана не противоречит суверенному праву Азербайджана и вопросам делимитации. Это заявление породило вопросы, поскольку место, в котором иранская сторона проводит бурение, входит согласно прежней линии разделения морской границы СССР с Ираном, которой и сегодня придерживаются официальные Москва, Астана и Баку, в азербайджанский сектор Каспия. Тем не менее, Азербайджан, видимо, предпочитает пока не замечать этого.

В рамках развития каспийской инфраструктуры Азербайджана необходимо отметить начало строительства нового судостроительного завода. Закладка фундамента состоялась 19 марта 2010 г. Этот завод по заверениям правительства не будет иметь аналогов в бассейне Каспийского моря и будет ежегодно выпускать 25 тысяч тонн металлоконструкций, 4 танкера грузоподъемностью 15 тысяч тонн каждый (или же 2 танкера грузоподъемностью 60 – 70 тысяч тонн типа «Caspian Max») и 4 снабженческо-буксировочных судна, а также ремонтировать 80 – 100 судов различного назначения. По первичным расчетам общая стоимость расходов на проект составит 300 – 350 миллионов долларов США. Строительство завода завершится через 2,5 – 3 года. После завершения строительства на заводе будет работать тысяча человек, через 3 – 5 лет – 1700 – 2000[24] .

Так выглядит общий политический курс Азербайджана в Каспийском регионе.


Глава 2. Интересы Великобритании в Каспийском регионе

2.1 Влияние Великобритании на политику в Каспийском регионе

Кавказско-Каспийский регион постоянно находится в фокусе внимания международной политики и общественности, в гораздо большей степени, чем иные регионы, являющиеся авангардами политики и экономики. Вместе с тем, например, в стратегической доктрине США, подписанной президентом Джорджем Бушем в начале 2006 г., практически, нет упоминания данного региона[25] . Американские и британские проекты в Южном Кавказе осуществляются в период, для которого характерна экономизация геополитики, то есть трансформация геополитики в геоэкономику, когда происходит интерактивное сочетание геополитики и геоэкономики. Сквозь не совсем понятные инициативы и проекты проступает определенная банальность – обе атлантические державы в обозримой перспективе в Кавказско-Каспийском регионе интересует нефть, только нефть и ничего кроме нефти. Генеральной целью является нефть, а приоритетами – безопасность и стабильность, или управляемая стабильность. Все другие проекты и инициативы являются подчиненными.

По декларированным представлениям подразделения стратегического планирования Великобритании, Южному Кавказу отведено место транзитно-сервисного региона, с вытекающими задачами и решениями. В связи с этим, "классической" страной Южного Кавказа является Грузия, которой приданы исключительно транзитно-сервисные функции, и практически, ничего больше. Азербайджан – источник нефти с определенными функциями транзита, в том числе военного транзита. Лишь Армении придается статус страны, занятой высокими технологиями и диверсифицированной промышленностью. Грузия рассматривается, как не вполне надежный партнер из-за хронической внутренней нестабильности. Азербайджан является стратегическим партнером Турции, с которой все более ухудшаются отношения у Великобритании, а также, находится в геополитической блокаде со стороны соседних государств. Армения, находясь в тесных военно-политических отношениях с Россией, а также, в уязвимых геополитических условиях, по замыслу в Лондоне, обречена на роль "баланса" в Южном Кавказе и тесное сотрудничество с США, как гаранта ее безопасности, наряду с Россией[26] .

Политика Великобритании и США в Южном Кавказе в целом, и по проблемам конфликтов во многом совпадают, но их подходы, приоритеты, политический стиль, последовательность выдвижения инициатив и задач в некоторой мере не совпадают. США и Великобритания осуществляют, в значительной мере, консолидированную политику в регионе, принимая во внимание, что обе державы осуществляют энергокоммуникационный проект межрегионального по масштабам, и глобального по функциям. Исходя из данных целей и предпосылок, ни США, ни Великобритания не заинтересованы в любом сценарии урегулирования абхазского, южноосетинского и карабахского проектов, так, как в процессе осуществляемых попыток, выяснилось, что в принципе не существует таких схем, подходов и технологий урегулирования данных конфликтов, которые не привели бы, как минимум, к усилению напряженности или к возобновлению военных действий, как крайнему развертыванию данного процесса[27] .

Южноосетинский конфликт представляет угрозу для энергокоммуникаций, хотя весьма относительно, так, как условия региона с легкостью гасят те возмущения, которые время от времени возникают вокруг Южной Осетии. Великобритания уделяет гораздо большее внимание Южной Осетии, чем Абхазии, но не только в связи с оперативными задачами, но и по политическим мотивам. Грузинскому политическому руководству удалось убедить своих партнеров в Западном сообществе, что в отличие от Абхазии, вопрос Южной Осетии может быть решен. Однако вовсе не это является причиной внимания Великобритании к этой непризнанной республике. США должны в какой-то мере удовлетворить тот оптимизм, который имеет место в Грузии, грузинском обществе в отношении Южной Осетии, исходя из внутренних и внешних потребностей грузинской политики. Заявления и высказывания государственного секретаря Кондолизы Райс, политиков и администраторов США, скорее, направлены на поддержание иллюзий и схемы имитации урегулирования. Таким образом, если в Абхазии реализуется схема "пассивной" имитации, то в Южной Осетии – "активной имитации"[28] .

В последнее время интегрированным в правительственные структуры экспертным сообществом Вашингтона, Лондона и Брюсселя выдвинуты новые тезисы относительно грузинских конфликтов с позиции интеграции Грузии в Европейский Союз и НАТО. Понимая, что проблемы Южной Осетии и Абхазии могут быть использованы Россией в ограничении интеграции Грузии в ведущие структуры Западного сообщества, Грузии предлагается отказаться от попыток актуализации задачи возвращения двух провинций под грузинский контроль, при условии облегчения процедуры вступления в НАТО и Европейский Союз. По оценке американских и британских политиков и экспертов, с точки зрения условий приема в НАТО, южноосетинский и абхазский конфликты могут считаться не внешними, а внутренними, что не предполагает использования 5 пункта Устава НАТО, а отношении оказания помощи одному из члена альянса, который испытывает внешнюю угрозу.

Политика Великобритании в отношении Южного Кавказа и Кавказа в целом несколько более сложна и синтетична, чем политика США. Нет сомнений в том, что существует некий "британский кавказский проект", включающий организацию системной сети управляемых конфликтных точек на Южном и Северном Кавказе. Данная системная сеть необходима для осуществления определенного влияния на Россию, которая представляется очень важным геоэкономическим партнером Великобритании, особенно в сфере добычи и транспортировки нефти и газа, разработки других минеральных ресурсов, осуществления инвестиций. В настоящее время, помимо Москвы, удалось создать британское влияние только на Южном стратегическом направлении. Происходит актуализация различных новых сюжетов: в Западной части Северного Кавказа, в пространстве адыгейских народов. При этом Абхазия является составной частью адыгейско-черкесского мира. Южная Осетия – эффективный рычаг воздействия на Северную Осетию и через нее на весь Северный Кавказ. Следовательно наилучшее положение Абхазии – это "подвешенное" состояние, когда будучи фактически инкорпорированной Россией, Абхазия не получит четкого политического статуса. Эти моменты особенно важны, так, как чеченский проект деактуализирован, крайне не популярен в американской администрации и инициируется исключительно маргинальной группировкой Збигнева Бжезинского[29] .

Подходы и приемы США и Великобритании в отношении карабахской проблемы, будучи, сопоставимыми в отношении грузинских конфликтов, все же имеют принципиальные отличия. За период осень 2005 – зима 2006 годов Европейское сообщество, при инициирующей и лидирующей роли Великобритании, попыталось привести карабахскую проблему к некоторому новому состоянию, когда, получив гигантские уступки от Армении (вывод войск, возвращение только азербайджанских беженцев, практическое разоружение), Азербайджан, не признав независимого статуса Нагорно-Карабахской Республики, соглашался в ближайшие 15 лет не поднимать вопроса о Нагорной части карабахской провинции. Таким, образом, имелось в виду не достижение какого-либо результата по проблеме урегулирования, а создание новой ситуации, обеспечивающей безопасность, то есть того, что является приоритетом американской и британской политики в Южном Кавказе. Данная схема "урегулирования", разработанная Международной кризисной группой и британскими правительственными организациями полностью провалена. Данная схема была рассчитана, прежде всего, на сильное давление США, в первую очередь, на Армению. Великобритания, пыталась, предложить самопроизвольные подходы в "урегулировании". Но это не значит, что позиция Великобритании не опиралась на принципы и нормативы Европейского сообщества[30] .

Сложились два принципиальных подхода в рассмотрении урегулирования карабахской проблемы. Европейское сообщество ставит задачу – любой ценой не допустить создания международно-признанного армянского государства в карабахской провинции. США необходима сильная Армения, которая выполняла бы такие задачи, которые выполняются ею в связи с военно-политическим сотрудничеством с Россией, то есть, препятствовать созданию обширной зоны турецкого доминирования на Кавказе. Задачи не очень безопасные и почтенные, но какие есть. Данные задачи могут стать более содержательными и многоплановыми в пост-нефтяной период, когда каспийская нефть будет исчерпана, и возможно, геоэкономические цели США вновь трансформируются в геополитические, хотя могут возникнуть совершенно новые интересы, цели и задачи. Возможно, США и их партнеры вообще уйдут из региона. Возможно, возникнет российско-американский "заговор", а затем и альянс, как ответ на различные вызовы брутальности в Евразии и в других сопряженных регионах.

Нынешний период развития политической ситуации в Южном Кавказе, вполне характеризуется ускоренным и последовательным становлением транзитно-сервисного статусом региона. Государства Южного Кавказа, рассматриваются не, как субъекты по отношению энергокоммуникационным проектам, а наоборот, когда данные государства являются объектами, а энергетические коммуникации – субъектами. Россия не может не следовать примеру западных партнеров и конкурентов, также, рассматривая регион, как транзитно-сервисный. В этом раскладе стратегий и интересов, только Армения имеет надежды стать индустриальной страной, обладающей высокими технологиями и боеспособными вооруженными силами. Именно исходя из данных актуальной ситуации и перспективы нужно рассматривать политику Великобритании к конфликтам в Южном Кавказе.

2.2. Азербайджано-британские отношения

Великобритания активно наращивает свое присутствие на Кавказе, где, по выражению английского премьер-министра Т. Блэйра, «Азербайджан во главе с Г. Алиевым постепенно превращается в неформального лидера»[31] . Как подтверждение серьезности британских намерений можно рассматривать решение английского правительства расширить штат своего посольства в Баку и охватить все сферы двустороннего сотрудничества. Пока это первое посольство здесь, которое предпринимает подобный шаг.

Лондон оказывает определенную поддержку азербайджанской позиции в отношении карабахского урегулирования. В частности, в июне 1998 г. на приеме в английском посольстве в Баку, устроенном в честь дня рождения королевы Великобритании, президент Г. Алиев подчеркнул в своем приветственном слове, что Англия как член Совета безопасности ООН имеет большие возможности в области защиты прав Азербайджана и восстановления его территориальной целостности. В ответ Т. Блэйр лично заверил азербайджанского президента в том, что Великобритания полностью подтверждает свою позицию по вопросу урегулирования карабахского конфликта на основе лиссабонских принципов[32] .

Значительное содействие Лондон может оказать Азербайджану и в вопросе вступления в различные европейские и международные организации, где Англия имеет серьезный вес. Прежде всего это касается Совета Европы. В целом поддерживая кандидатуру Баку, Великобритания подчеркивает, однако, что любое государство, желающее стать членом СЕ, должно удовлетворять «соответствующим стандартам». И Азербайджан здесь не исключение: ему вслед за отказом от применения смертной казни, отмены цензуры для СМИ необходимо предпринять определенные шаги для реализации полной свободы слова, соблюдения прав человека и пр.

Азербайджано-британские отношения охватывают различные сферы, в том числе военную. Что касается Азербайджана, то Англии есть что защищать в этой стране – сюда вложены значительные британские капиталы. Поэтому Великобритания полагает необходимым поддерживать сотрудничество Азербайджана с НАТО в рамках программы «Партнерство во имя мира». Именно этот вопрос был одним из основных в лондонских переговорах Г. Алиева с министром обороны Англии Дж. Робертсоном[33] .

Экономическое сотрудничество двух стран сосредоточено в основном в области нефтедобычи. В течение 1998 г. Азербайджан посетили представители ряда крупных британских компаний, как уже работающих в республике, так и намеревающихся начать здесь свою деятельность. Так, в мае и в июне Баку посетили Т. Эггарт и Т. Адамс, члены Совета директоров «Монумент Ойл энд Газ», которая в июне подписала с АР контракт о проведении геологоразведки морской структуры "Инам" с правом ее последующей разработки. Тогда же в АР приезжал и М. Рифкинд, бывший министр иностранных дел Великобритании, обсуждавший с Г. Алиевым перспективы дальнейшей работы в Азербайджане представляемой им компании "Рэмко". Более 90 британских фирм участвовало в июньской 1998 г. международной выставке "Каспнефтегаз", состоявшейся в Баку. Такое большое – "рекордное", по выражению английского министра энергетики Д. Бетла, посетившего АР во время работы этой выставки, – число компаний вызвано превращением Азербайджана в «самый большой нефтяной центр мира»[34] .

Но наиболее значимым событием 1998 г. в области нефтяного сотрудничества стало, безусловно, подписание в ходе визита Г. Алиева в Великобританию трех новых нефтяных контрактов на общую сумму около 5 млрд. долл.

Первый и самый крупный – стоимостью примерно 4 млрд. долл. – заключен между Государственной нефтяной компанией Азербайджана (ГНКАР) и британо-норвежским альянсом «Бритиш Петролеум/Статойл». БП и «Статойл» получают в этом проекте по 15%, ГНКАР – 40%, а оставшиеся 30% ГНКАР распределит позже. На сегодняшний день в числе претендентов называют американскую компанию «Эксон» и британо-голландскую «Шелл».

«БП/Статойл» получил блок морских месторождений «Алов» – «Шарг» «Араз» – самый глубоководный по сравнению со всеми остальными контрактными площадями. Глубина моря составляет здесь 900 м. Кроме того, эти месторождения слабо изучены, и для реализации проекта потребуются большие объемы капиталовложений. Полагают, что именно поэтому ГНКАР отошла от своего принципа владения 50% в каждом из последних подписанных контрактах.

Второй контракт между ГНКАР и «Рэмко» (50% : 50%) предусматривает реабилитацию и дальнейшую эксплуатацию месторождений «Мурадханлы», «Джафарли» и «Зардаб»; третий – принципы разработки структуры «Инам». В нем участвуют ГНКАР (50%), британская «Монумент Ойл энд Газ» (12,5%), американская «Амоко» (25%) и российская Центральная Топливная Компания (12,5%)[35] .

Помимо нефтедобывающей отрасли, азербайджано-британское сотрудничество развивается и в других сферах экономики. В настоящее время в АР действует около 100 британских компаний различного профиля, включая нефтяные. В начале 1998 г. правительство Великобритании решило увеличить объем гарантированных кредитов Азербайджану на сумму свыше 100 млн. долл. Первое подобное решение было принято еще в 1996 г.

В рамках официального визита Г. Алиева в Лондон в июле 1998 г. был также подписан контракт между представителями Азербайджана и расположенной в Эдинбурге фирмой «Моррисон Констракшн» о строительстве в Баку гостиницы «Хилтон» и здания делового центра, который оценивается в 93 млн. ф.ст. Упомянутая фирма, выигравшая тендер на осуществление данного проекта, имеет прочные деловые связи с Азербайджаном с 1993 г.

На завершающем этапе своего визита в Великобританию 23 июля 1998 г. президент Г. Алиев посетил Эдинбург. В ходе устроенного в его честь официального обеда в Эдинбургском замке государственный секретарь мининдел Великобритании Д. Хендерсон заявил, в частности, что Соединенное Королевство считает очень важным и перспективным развивать всесторонние отношения с Азербайджаном с учетом того факта, что запасы нефти в Каспийском регионе в два раза превышают аналогичные запасы в Северном море[36] .

Разработка новых месторождений в Каспийском регионе связана с интересами т.н. вспомогательных нефтяных компаний, базирующихся в основном в Абердине, которые снабжают районы нефтеразработок техникой. При этом шотландские компании проявляют большую заинтересованность в отправке нефтедобывающего и иного оборудования в район Каспийского моря через систему рек и каналов в России, что позволит значительно снизить затраты по его доставке.

Великобритания поддерживает совместный азербайджано-казахстанский проект по созданию транскаспийской системы транспортировки нефти, говорится в докладе второго секретаря по региональной энергетической политике посольства Великобритании в Казахстане Мартина Чайлда, выступившего на четвертой Каспийской нефтегазовой торгово-транспортной конференции в Актау.

По мнению М. Чайлда, нет ничего удивительного в том, что более всего привлекает ЕС и США Южный коридор, нацеленный на рынки Запада. В плане поставок нефти этот маршрут состоит из трубопровода Атырау-Актау или Атырау-Курык, потом нефть переваливается на танкеры для транспортировки в Азербайджан и далее поступает в трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан, либо отгружается железнодорожным транспортом на грузинское побережье Черного моря. В свое время обсуждался также проект железнодорожных поставок, особенно нефтепродуктов, из Казахстана через Россию в Грузию и далее на мировые рынки, но экономическое обоснование такого маршрута еще предстоит разработать.

«Каким бы ни был фактический маршрут, Южный коридор потребует колоссальных инвестиций в морскую инфраструктуру на Каспии. В связи с этим мы высоко ценим ту работу по развитию морской инфраструктуры, которую проделал на сегодняшний день Казахстан, и поддерживаем совместный азербайджано-казахстанский проект по созданию транскаспийской транспортной системы», – сказал М. Чайлд[37] .

Заинтересованность Великобритании в казахстанской нефти объясняется тем, что страна становится нетто-импортером, хотя в течение многих лет эта страна была самодостаточной благодаря запасам углеводородного топлива в Северном море и на континентальном шельфе.

Будучи морской державой с богатой историей торговых отношений, Великобритания продолжает поддерживать развитие морской транспортной системы, в том числе и в Каспийском регионе как будущем поставщике нефти для нее.

Так, 4 марта 2010 г. президент Госнефтекомпании Азербайджана Ровнаг Абдуллаев заверил прибывшего в Баку из Ашхабада министра энергетики Великобритании Лорда Ханта в том, что Азербайджан готов предоставить свою инфраструктуру для транзита углеводородов из Центральной Азии на Запад. Он сообщил также, что подготовка второй фазы проекта «Шах дениз» идет в соответствии с графиком, подписаны меморандумы по экспорту сжиженного газа в Болгарию и Румынию[38] .

22 сентября 2009 г. в Лондоне, в Палате Лордов состоялось торжественное заседание, посвященное основанию Азербайджано-Британского Бизнес-совета (Britain Azerbaijan Business Council). Согласно принятому решению новосозданная структура будет возглавлена совместно британской и азербайджанской стороной. Первыми со-председателями Совета были избраны достопочтенный Лорд Хауэлл с британской и Председатель Правления Международного Банка Азербайджана Джахангир Гаджиев с азербайджанской стороны. Совет ставит своей целью расширение делового сотрудничества между Великобританией и Азербайджаном, углубление торговых и инвестиционных связей между двумя странами. При этом Совет будет работать в тесном партнёрстве с Международным Банком Азербайджана и базирующейся в Великобритании Ассоциацией ближневосточного сотрудничества (Middle East Association), являющейся одной из старейших и влиятельнейших в Объединенном Королевстве деловых ассоциаций[39] .

Следует отметить, что с британской стороны членство в совете уже приобрели около 20 компаний и организаций, представляющих различные сферы экономики, среди них Invesco, один из крупнейших инвестиционных фондов, DLA Piper, Eversheds, Integro Insurance, Лондонская фондовая биржа, Royal Bank of Scotland, London Business School и т.д.

Заседания бизнес-совета, которые предполагается проводить раз в полгода поочередно в Лондоне и Баку, будут нацелены на то, чтобы "нанести" Азербайджан на карту британского бизнеса и повысить осведомленность о потенциальных возможностях страны посредством полномасштабной информационной кампании, включающей ежегодные конференции, деловые брифинги и организацию выездных коммерческих презентаций.

Работая в тесном сотрудничестве с правительствами Великобритании и Азербайджана, совет от лица частного сектора предполагает осуществление стратегических инициатив по продвижению торговли и инвестиций между двумя странами, намерен содействовать развитию частного сектора, внедрению новых технологий и образовательных программ, а также созданию совместных предприятий. Основанием для дальнейшего укрепления отношений между двумя странами стали недавние взаимные визиты на высоком уровне: за прошедшие три месяца Баку посетили Его Королевское Высочество герцог Йоркский, лорд-мэр Лондона и министр энергетики лорд Хант, а президент Азербайджана Ильхам Алиев посетил Великобританию.

Великобритания является крупнейшим иностранным инвестором в Азербайджане, в значительной степени благодаря инвестициям компании BP в нефтяной сектор, а британский экспорт в Азербайджан продолжает неуклонно расти, увеличившись в 2008 г. на 37% и достигнув 304 миллионов фунтов стерлингов. Однако значительный деловой потенциал Азербайджана в некоторой степени недооценен со стороны британских компаний.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Азербайджано-британские отношения имеют давнюю историю. У Азербайджана и Великобритании есть дипломатические представительства друг друга в своих столицах. Обе эти страны являются полноправными членами Совета Европы и Организации по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Западное направление для Азербайджанской Республики, как государства стоящего на стыке двух крупнейших цивилизации: Азии и Европы, представляет ту жизненную важность, которая выражается в предоставлении реальной помощи для решения стоящих перед страной проблем, что не в меньшей мере должно способствовать процессу ускорения демократизации Азербайджанского общества и перехода и перехода её экономики на рыночные рельсы. Интерес к нефтяным запасам Азербайджана придал дополнительный стимул для участия Запада в политических процессах региона.

Распад СССР и объявление Азербайджаном своей независимости ускорили «второе» пришествие в край английского капитала. Крупнейшая английская нефтяная компания «Бритиш Петролеум» одной из первых заявила о готовности вложения крупных инвестиций в нефтяную отрасль Азербайджана. О своей готовности и желании наладить двусторонние отношения с Азербайджаном в конце 80-х годов XXвека заявило и само правительство Великобритании – 11 марта 1992 г. были установлены дипломатические отношения между Великобританией и Азербайджанской Республикой. По нашему мнению, благодаря следующим факторам Азербайджан в начале 90-х годов вновь оказался вовлечённым в мировую политику Великобритании на Кавказе:

- как одно из независимых государств, образовавшееся на политическом пространстве бывшего СССР;

- наиболее выгодным геополитическим положением среди республик Южного Кавказа;

- богатством природно-сырьевых и минеральных ресурсов и в первую очередь большими запасами нефти как на суше, так и на море;

- готовностью руководства республики перевести экономику страны на рыночные рельсы;

- усилия руководства Азербайджана в деле построения правового государства и утверждения демократических ценностей в обществе;

- своим стремлением к взаимовыгодному и равноправному сотрудничеству с ведущими странами Запада и европейскими организациями;

- нежелание британского правительства усиления позиций России, Ирана и Турции на Южном Кавказе и в частности в Азербайджане.

Таким образом, Азербайджан имеет геостратегическое значение для Великобритании и Европы, рассматривающих его как маяк экономической стабильности в Центральной Азии, и с точки зрения безопасности и диверсификации источников и путей поставки энергоресурсов, его роль как ворот к Каспийскому региону, устойчивость азербайджанской экономики и банковской сферы перед лицом глобального финансового кризиса, а также его быстрый рост в последние годы.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Источники

1. Европейский инструмент соседства и партнерства (ЕИСП): работаем вместе: 2010 г. / Европейская Комиссия. – S.l.: [s. n.], [2009-2010]. – 52 p.

2. Сделать жизнь лучше: Европейский Союз, Восточная Европа, Кавказ и Центральная Азия / Европейская Комиссия. – Люксембург: Управление официальных публикаций Комиссии Европейского Союза, 2006. – 104 с.

3. The Caspian region. Vol. 1 / ed. by Moshe Gammer. – L.: Routledge, 2004. – 254 p.

4. The Caspian region. Vol. 2 / ed. by Moshe Gammer. – L.: Routledge, 2004. – 204 p.

2. Литература

5. Ализаде Ф. В Лондоне учрежден Азербайджано-Британский бизнес-совет Zerkalo. – 2009. – 26 сен. – Режим доступа: http://www.zerkalo.az/2009-09-26/economics/3055-, свободный.

6. Бакаев А.К. Проблемы безопасности Каспийского региона // Каспий – Партнёрство во имя будущего. – Режим доступа: http://www.cpf.az/rus/caspsea/341-problemy-bezopasnosti-kaspijjskogo.html, свободный.

7. Бжезинский З. Выбор. Мировое господство, или Глобальное лидерство: [пер. с англ.]. – М.: Междунар. отношения, 2007. – 287 с.

8. Великобритания поддерживает энергетические отношения между Азербайджаном и Казахстаном // Диапазон. – Режим доступа: http://diapazon.kz/kazakhstan/kaz-politics/27670-velikobritanija-podderzhivaet-jenergeticheskikh.html, свободный.

9. Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М.: Междунар. отношения, 2001. – 462 с.

10. Геополитика Каспийского региона / А.М. Ушков, С.С. Жильцов, И.С. Зоннщ. – М.: Междунар. отношения, 2003. – 276 с.

11. Гусейнов В.А. Каспийская нефть: Экономика и геополитика. – М.: Олма-Пресс, 2002. – 379 с.

12. Дугин А.Г. Проект "Евразия". – М.: Яуза, 2004. – 510 с.

13. Жулинский М.Г. Геополитика Каспийского региона. – Режим доступа: http://geo.1september.ru/2006/03/19.htm, свободный.

14. Заславский И. Дело труба: Баку-Тбилиси-Джейхан и казахстанский выбор на Каспии. – М.: Европа, 2005. – 177 с.

15. Зиновьев В.П. Страны СНГ и Балтии: уч. пос. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2004. – 292 с.

16. Зонн И.С. Новый Каспий: география, экономика, политика / И.С. Зонн, С.С. Жильцов. – М.: Восток-Запад, 2008. – 542 с.

17. Касенов У. Каспийская нефть и международная безопасность // Центральная Азия и Кавказ. – 1997. – № 11. – Режим доступа: http://www.ca-c.org/journal/11-1997/st_07_kasenov.shtml, свободный.

18. Каспийская энциклопедия / авт.-сост. И.С. Зонн; под ред. А.Н. Косарева. – М.: Междунар. отношения, 2004. – 461 с.

19. Малышева Д.Б. Россия и Каспийский регион: проблемы безопасного развития. – М.: [б. и.], 2002. – 46 с.

20. Мурадян И. Политика США и Великобритании в отношении конфликтов в Южном Кавказе // Модели стабильности в Черноморско-Кавказском регионе: Материалы международной конференции, проходившей 23 – 24 марта 2010 г. в г. Сочи. – Режим доступа: http://www.regnum.ru/news/617951.html, свободный.

21. Нартов Н.А. Геополитика: Учебник для вузов по специальностям Государственное и муниципальное управление, "Международные отношения", "Регионоведение" под ред. В.И. Староверова. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: ЮНИТИ-Дана: Единство, 2007. – 527 с.

22. Оценка ситуации в регионе Каспийского моря и прикаспийских государств // Каспийский фактор. – Режим доступа: http://www.casfactor.com/rus/editor/5.html, свободный.

23. Прозрачные границы: безопасность и трансграничное сотрудничество в зоне новых пограничных территорий России / А.Ю. Быков, Л.Б. Вардомский, С.В. Голунов [и др.]; под ред. Л.Б. Вардомского, С.В. Голунова ; Волгоград. гос. ун-т, Центр. региональных и трансгранич. исследов. – М.: [б. и.], 2002. – 573 с.

24. Россия в мировой экономике и международных отношениях / отв. ред. Ф.Г. Войтоловский, А.В. Кузнецов. – М.: ИМЭМО РАН, 2009. – 200 с.

25. Южный Кавказ: тенденции и проблемы развития (1992 – 2008 годы): Сб. / отв. ред. В.А. Гусейнов. – М.: [б. и.], 2008. – 390 с.

26. Aras B. The new geopolitics of Eurasia and Turkey's position / Bulent Aras; with a foreword by Barry Rubin. – London Portland: Frank Cass, 2002. – 110 p.

27. Central Asia and the Caucasus: transnationalism and diaspora / ed. by Touraj Atabaki and Sanjyot Mehendale. – N.-Y.: Routledge, 2005. – 235 p.

28. Cornell S.E. Small nations and great powers: a study of ethnopolitical conflict in the Caucasus. – Richmond, Surrey, England: Curzon, 2001. – 480 p.

29. Crossroads and conflict: security and foreign policy in the Caucasus and Central Asia / ed. by Gary K. Bertsch, Cassady Craft, Scott A. Jones, and Michael Beck. – N.-Y.: Routledge, 2000. – 316 p.

30. Dekmejian R.H. Troubled waters: The geopolitics of the Caspian Region / R.H. Dekmejian and H.H. Simonian. – L.: I.B. Tauris, 2001. – 271 p.

31. Ethno-nationalism, islam and the state in the Caucasus: post-soviet disorder / ed. by Moshe Gammer. – L.: Routledge, 2009. – 233 р.

32. Horowitz S.A. From ethnic conflict to stillborn reform: the former Soviet Union and Yugoslavia. – 1st ed. – USA: Texas A&M University Press, 2005. – 281 p.

33. King Ch. The ghost of freedom: a history of the Caucasus. – Oxford: Oxford University Press, 2008. – 291 p.

34. McDonell G. The Euro-Asian corridor: Freight and energy transport for Central Asia and the Caspian region. – London: The Royal Institute of International Affairs, 1995. – 50 S.

35. Peimani H. The Caspian pipeline dilemma: Political games and economic losses. – Westport London: Praeger, 2001. – 134 p.

36. Rethinking European Union relations with the Caucasus: SWP – Conflict Prevention Network (SWP-CPN) / Reinhardt Rummel / Claude Zullo (eds.). – Baden-Baden: Nomos Verlagsgesellschaft, 1999. – 141 p.

37. The Caspian: politics, energy and security / ed. by Shirin Akiner. – N.-Y.: RoutledgeCurzon, 2004. – 405 p.


[1] Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М.: Междунар. отношения, 2001. – 462 с.

[2] Геополитика Каспийского региона / А.М. Ушков, С.С. Жильцов, И.С. Зоннщ. – М.: Междунар. отношения, 2003. – 276 с.

[3] McDonell G. The Euro-Asian corridor: Freight and energy transport for Central Asia and the Caspian region. – London: The Royal Institute of International Affairs, 1995. – S. 10.

[4] Малышева Д.Б. Россия и Каспийский регион: проблемы безопасного развития. – М.: [б. и.], 2002. – С. 8.

[5] Геополитика Каспийского региона / А.М. Ушков, С.С. Жильцов, И.С. Зоннщ. – М.: Междунар. отношения, 2003. – С. 12.

[6] Дугин А.Г. Проект "Евразия". – М.: Яуза, 2004. – С. 218.

[7] Там же.

[8] Дугин А.Г. Проект "Евразия". – М.: Яуза, 2004. – С. 222.

[9] Там же. С. 225.

[10] Нартов Н.А. Геополитика: Учебник для вузов по специальностям "Государственное и муниципальное управление", "Международные отношения", "Регионоведение" / под ред. В.И. Староверова. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: ЮНИТИ-Дана: Единство, 2007. – С. 195.

[11] Бжезинский З. Выбор. Мировое господство, или Глобальное лидерство: [пер. с англ.]. – М.: Междунар. отношения, 2007. – С. 84.

[12] Там же. С. 87.

[13] Бжезинский З. Выбор. Мировое господство, или Глобальное лидерство: [пер. с англ.]. – М.: Междунар. отношения, 2007. – С. 86.

[14] Horowitz S.A. From ethnic conflict to stillborn reform: the former Soviet Union and Yugoslavia. – 1st ed. – USA: Texas A&M University Press, 2005. – P. 84.

[15] Оценка ситуации в регионе Каспийского моря и прикаспийских государств // Каспийский фактор. – Режим доступа: http://www.casfactor.com/rus/editor/5.html, свободный.

[16] Оценка ситуации в регионе Каспийского моря и прикаспийских государств // Каспийский фактор. – Режим доступа: http://www.casfactor.com/rus/editor/5.html, свободный.

[17] KingCh. The ghost of freedom: a history of the Caucasus. – Oxford: Oxford University Press, 2008. – P. 173.

[18] Horowitz S.A. From ethnic conflict to stillborn reform: the former Soviet Union and Yugoslavia. – 1st ed. – USA: Texas A&M University Press, 2005. – P. 95.

[19] Бакаев А.К. Проблемы безопасности Каспийского региона // Каспий – Партнёрство во имя будущего. – Режим доступа: http://www.cpf.az/rus/caspsea/341-problemy-bezopasnosti-kaspijjskogo.html, свободный.

[20] Оценка ситуации в регионе Каспийского моря и прикаспийских государств // Каспийский фактор. – Режим доступа: http://www.casfactor.com/rus/editor/5.html, свободный.

[21] Оценка ситуации в регионе Каспийского моря и прикаспийских государств // Каспийский фактор. – Режим доступа: http://www.casfactor.com/rus/editor/5.html, свободный.

[22] Жулинский М.Г. Геополитика Каспийского региона. – Режим доступа: http://geo.1september.ru/2006/03/19.htm, свободный.

[23] Оценка ситуации в регионе Каспийского моря и прикаспийских государств // Каспийский фактор. – Режим доступа: http://www.casfactor.com/rus/editor/5.html, свободный.

[24] Оценка ситуации в регионе Каспийского моря и прикаспийских государств // Каспийский фактор. – Режим доступа: http://www.casfactor.com/rus/editor/5.html, свободный.

[25] Ethno-nationalism, islam and the state in the Caucasus: post-soviet disorder / ed. by Moshe Gammer. – L.: Routledge, 2009. – Р. 92.

[26] Мурадян И. Политика США и Великобритании в отношении конфликтов в Южном Кавказе // Модели стабильности в Черноморско-Кавказском регионе: Материалы международной конференции, проходившей 23 – 24 марта 2010 г. в г. Сочи. – Режим доступа: http://www.regnum.ru/news/617951.html, свободный.

[27] Crossroads and conflict: security and foreign policy in the Caucasus and Central Asia / ed. by Gary K. Bertsch, Cassady Craft, Scott A. Jones, and Michael Beck. – N.-Y.: Routledge, 2000. – P. 84.

[28] Мурадян И. Политика США и Великобритании в отношении конфликтов в Южном Кавказе // Модели стабильности в Черноморско-Кавказском регионе: Материалы международной конференции, проходившей 23 – 24 марта 2010 г. в г. Сочи. – Режим доступа: http://www.regnum.ru/news/617951.html, свободный.

[29] Ethno-nationalism, islam and the state in the Caucasus: post-soviet disorder / ed. by Moshe Gammer. – L.: Routledge, 2009. – Р. 83.

[30] Ethno-nationalism, islam and the state in the Caucasus: post-soviet disorder / ed. by Moshe Gammer. – L.: Routledge, 2009. – Р. 89.

[31] Dekmejian R.H. Troubled waters: The geopolitics of the Caspian Region / R.H. Dekmejian and H.H. Simonian. – L.: I.B. Tauris, 2001. – P. 93.

[32] Crossroads and conflict: security and foreign policy in the Caucasus and Central Asia / ed. by Gary K. Bertsch, Cassady Craft, Scott A. Jones, and Michael Beck. – N.-Y.: Routledge, 2000. – P. 63.

[33] Peimani H. The Caspian pipeline dilemma: Political games and economic losses. – Westport London: Praeger, 2001. – P. 82.

[34] The Caspian: politics, energy and security / ed. by Shirin Akiner. – N.-Y.: RoutledgeCurzon, 2004. – P. 65.

[35] Зонн И.С. Новый Каспий: география, экономика, политика / И.С. Зонн, С.С. Жильцов. – М.: Восток-Запад, 2008. – С. 293.

[36] Заславский И. Дело труба: Баку-Тбилиси-Джейхан и казахстанский выбор на Каспии. – М.: Европа, 2005. – С. 45.

[37] Великобритания поддерживает энергетические отношения между Азербайджаном и Казахстаном // Диапазон. – Режим доступа: http://diapazon.kz/kazakhstan/kaz-politics/27670-velikobritanija-podderzhivaet-jenergeticheskikh.html, свободный.

[38] Оценка ситуации в регионе Каспийского моря и прикаспийских государств // Каспийский фактор. – Режим доступа: http://www.casfactor.com/rus/editor/5.html, свободный.

[39] Ализаде Ф. В Лондоне учрежден Азербайджано-Британский бизнес-совет // Zerkalo. – 2009. – 26 сен. – Режим доступа: http://www.zerkalo.az/2009-09-26/economics/3055-, свободный.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:53:27 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
17:39:15 25 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Политика Великобритании в Каспийском регионе

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150514)
Комментарии (1836)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru