Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Всё, что гибелью грозит…

Название: Всё, что гибелью грозит…
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: реферат Добавлен 15:43:02 28 марта 2004 Похожие работы
Просмотров: 156 Комментариев: 3 Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать

Всё, что гибелью грозит...

Владимир Френкель

г.Иерусалим

Проблема зла в творчестве Пушкина

Ужас перед злом, перед демоническими силами, несущими распад и смерть, — это всё в русскую литературу вводит, конечно, Гоголь. Человек в плену зла, неизбежный проигрыш человека в сделке с “отцом лжи” — тоже гоголевские темы. Но появляются эти темы уже у Пушкина и, возможно, влияют на Гоголя. Сюжет “титовской” повести “Уединённый домик на Васильевском” совершенно гоголевский, но выдумал его Пушкин. Но и различие заметно сразу. Если Гоголь с характерной бурсацкой прямотой и морализмом видел зло только ужасным, отвратительным и лишь иногда принимающим привлекательную форму (“панночка”), то Пушкин был человеком иного воспитания и видел зло по-иному. Пушкин, прошедший в юности школу классицизма и французской фривольной поэзии, хорошо понимал, что зло может привлекать само по себе, что соблазн потому и соблазн, что привлекателен, и что зло не всегда только принимает вид добра, а бывает смешано с добром и иногда трагически неотделимо от него. Неразрешимое противостояние Петра и Евгения лучше всего обнажает эту нераздельность добра и зла и неразрешимость спора между человеком и историей.

У нас речь пойдёт о несколько иных вещах. Пушкин намного обогнал своё время, первым в самом ещё начале “рационального” века ощутив абсурдность иных граней бытия, именно в случае вторжения в бытие демонского начала. Особенно интересна в этом смысле “Сказка о Золотом Петушке”.

Анна Ахматова в своей работе убедительно показала, что источник пушкинской сказки — “Легенда об арабском звездочёте” из сборника “Сказок Альгамбры” Вашингтона Ирвинга. Там же показано, как именно изменил Пушкин традиционный сказочный “восточный” сюжет Ирвинга, сделав его стремительным и приспособив к своей цели. Цель эта, то есть тема сказки, как считает Ахматова, — неисполнение царского слова. Конечно, политические и личные события влияли на Пушкина и как-то могли отразиться в сказке, и всё же я полагаю, что это не единственная и даже не главная тема “Сказки о Золотом Петушке”. Ахматова пишет, что и до неё исследователи отмечали некоторые неувязки, странности пушкинского сюжета, но относит это, как и другие исследователи, за счёт торопливости. Я не думаю, что это правильно. Более того, именно в этих “странностях” основной смысл сказки, что я и постараюсь сейчас показать.

Вспомним сюжет.

Царь Дадон постарел, не замечает вовремя опасности для государства, этим пользуются его враги.

В поисках выхода Дадон обращается к волшебнику-звездочёту.

Звездочёт даёт царю Золотого Петушка, который будет предупреждать о врагах, взамен требует исполнения желания, не сейчас, а когда-нибудь потом, но так: “Волю первую мою ты исполнишь, как свою”, то есть царь, в сущности, должен будет передать волшебнику свою волю.

Петушок исправно служит царю, волшебник не показывается.

Петушок в очередной раз предупреждает о враге, царь посылает войско под началом царевича.

Войско не возвращается, Дадон посылает другого сына с войском. (Кстати: раньше о сыновьях речи не было, что неудивительно: будь у него сыновья, зачем бы царю помощь волшебника? Одна из странностей сюжета.)

Не возвращается и другое войско, Дадон едет сам — и находит побитую рать, двух сыновей, убивших друг друга, и никакого противника; очевидно, произошла братоубийственная схватка.

Царь влюбляется в вышедшую там же, на поле боя, из шатра “шамаханскую царицу”, неизвестно откуда взявшуюся, да так влюбляется, что над трупами сыновей забывает и своё горе, и царство, и всё на свете.

Царь возвращается в свою столицу вместе с царицей, но тут их встречает звездочёт и требует обещанной награды: он хочет получить царицу, то есть именно то, ради чего Дадон забыл своё царство.

Дадон рассержен и удивлён: действительно, зачем звездочёту царица, ведь он скопец. Звездочёт настаивает, рассерженный царь убивает его.

Слетевший с шеста Петушок убивает царя.

А царица вдруг пропала,

Будто вовсе не бывала.

Налицо не только шекспировский конец: сплошь трупы, не только явная чертовщина, но и явный абсурд. Причём абсурд, нарастающий по мере развития сюжета. Сначала всё идёт хорошо: Петушок честно служит. Почему вдруг начались страшные события? Почему “рать побитая лежит”? Где противник, и был ли он? Почему братья убили друг друга? Ахматова замечает: из-за ревности, то есть они тоже влюбились в царицу, но это ниоткуда не видно. Возможно, царица вообще появилась только сейчас, когда приехал царь? И кто она? (Уж не гоголевская ли панночка?)

И за что вообще свалились на царя эти страшные события? Разве он не дал слово звездочёту? Ладно, убит он за то, что нарушил слово, но до того почему убиты сыновья, войско?

И разве не абсурд, что царь без памяти влюбляется в шамаханскую царицу именно тогда, когда он потерял наследников, большую часть войска, возможно, само царство: ведь Петушку теперь нельзя доверять.

И действительно, зачем звездочёту царица? Чтобы окончательно обессмыслить жизнь царя? За что?

Всё здесь как бы без смысла и цели, мираж какой-то, марево, и сама царица оказывается миражом, наваждением.

Мне кажется, в этом ключ — наваждение.

Царь Дадон сам отдаёт свою волю в руки волшебника и, казалось бы, не без пользы: Петушок служит, дела в государстве идут на лад. Но это до поры до времени. Человек, сам отдавший свою волю в руки дьявольских сил, неизбежно становится их игрушкой, а потом и жертвой. Наваждение незаметно распространяется и на других людей, они совершают странные поступки, убивают друг друга, влюбляясь в мираж и во имя миража. Ради миража жертвуют и чужой, и своей жизнями. Главное, цели сатанинских сил непонятны, абсурдны, неподвластны человеческому разуму.

То же нарастание абсурда мы видим в сюжете “титовской” повести. Влюблённый бес завладевает волей и друга, и девушки, и её матери. “Откуда у чертей эта охота вмешиваться в людские дела, когда никто не просит их?” Действительно, не просит, но допускает — ведь Павлу самому казалось интересным дружить с Варфоломеем. Но даже для тех, кто сумел освободиться от нечистых пут, дружба с чёртом даром не проходит: Вера умирает, Павел сходит с ума. Сходит с ума и Германн, но не потому, что играл в карты, а наоборот: он не был картёжником, то есть для него это было не развлечение, как для его друзей-гвардейцев, а серьёзное дело, на которое он душу готов положить, только бы узнать дьявольский секрет. Но дьявол всегда обманет.

Пушкин не относился ко злу по-школьному; он понимал, как привлекательно, притягательно оно бывает, какие глубокие и тайные струны трогает в человеческой душе.

Есть упоение в бою

И бездны мрачной на краю...

Бездна притягивает, хочется заглянуть туда, и в этом заглядывании Пушкин уже выходил к рубежам Достоевского.

А в самом деле, что более всего притягивает людей к бездне? Пир во время чумы? Но там-то ещё не окончательная победа зла, там лишь отчаяние, и в нём — надежда, ибо отчаяние — человеческое чувство. Вечная, таинственная тема — сделка с дьяволом — решена в пушкинской “Сцене из “Фауста”” первой же гениальной строкой:

— Мне скучно, бес.

— Что делать, Фауст?

..................................

Скажи, когда ты не скучал?

Гениальная догадка, стоящая всего гётевского “Фауста”: от скуки Фауст любознателен, от скуки, от ненасытной пустоты он и вызывает Мефистофеля, совершает чудеса, а скука остаётся. Даже и вечность кажется докукой:

Ведь мы играем не из денег,

А только б вечность проводить.

Но скука — это там, на зияющих высотах сатанинской гордыни. А внизу, в мельтешении человеческих страстей? Внизу — метель.

Метель — очень важный символ в Пушкинской дьяволиаде (так же, как в Булгаковской — огонь). Мчатся в метели “Бесы”. (И домчатся до Достоевского.) В метели совершается брак по недоразумению (вместо тайного брака без благословения: открыт путь бесовской путанице). В метели Гринёв встречает Пугачёва, совсем как в “Бесах”:

Там верстою небывалой

Он торчал передо мной

......................................

Кони стали. “Что там в поле?” —

“Кто их знает? пень иль волк?”

Конечно, Пугачёв выводит Гринёва из метели, но так они оказываются связанными, и судьба Гринёва уже сплетена с пугачёвщиной, что едва не кончается для него катастрофой.

Мне кажется, есть разгадка естественному недоумению Цветаевой: как мог Пушкин, уже написав “Историю Пугачёва”, зная все пугачёвские мерзости, изобразить вслед за тем в “Капитанской дочке” главаря “бессмысленного и беспощадного” бунта лучшим, чем он был на самом деле? Но изобрази Пушкин Пугачёва реальным, он бы вызвал к нему отвращение, и только. Пушкина же всегда интересовала притягательность зла, потому он и делает в повести то, чего не мог в историческом очерке: Пугачёв, вышедший из дьявольской метели, и притягивает, и отвращает. Воля, безудержность — вот Пугачёв, но воля оказывается бесовской, кружащей:

В поле бес нас водит, видно,

Да кружит по сторонам.

Кружение, то же марево, мираж... И вот из метели, протянувшейся на сто лет, выходят иные фигуры.

Есть какое-то странное сходство между пушкинскими “Бесами” и “Двенадцатью” Блока. Нет, дело не в размере стиха, довольно распространённом, а в самой поступи стиха, какой-то глухой, грозной, кружащей, мертвенной, почти механической.

Мчатся тучи, вьются тучи,

Невидимкою луна

Освещает снег летучий,

Мутно небо, ночь мутна.

...................................

Разыгралась что-то вьюга,

Ой, вьюга, ой, вьюга!

Не видать совсем друг друга

За четыре за шага!

...................................

Посмотри: вон, вон играет,

Дует, плюет на меня;

Вот — теперь в овраг толкает

Одичалого коня;

...................................

...Вдаль идут державным шагом...

—Кто ещё там? Выходи!

Это — ветер с красным флагом

Разыгрался впереди...

...................................

Бесконечны, безобразны,

В мутной месяца игре

Закружились бесы разны,

Будто листья в ноябре...

...................................

Трах-тах-тах! — И только эхо

Откликается в домах...

Только вьюга долгим смехом

Заливается в снегах...

...................................

Мчатся бесы рой за роем...

...................................

Так идут державным шагом...

...................................

Мчатся тучи, вьются тучи...

Совпадение не полное, и у большинства главок поэмы ритм иной, но именно из этого кружащегося марева выходят Двенадцать, а перед ними — Некто. Александр Блок не обладал таким мощным ясновидением и трезвостью, какие были у Пушкина, и сам поддавался кружению метели. Но и он ясно увидел, что тот, кто идёт перед Двенадцатью, — не Христос, не должен быть Христом, “а надо, чтобы шёл Другой”. Да. Другой. Но беда Блока была в том, что метель спутала ему всё на свете; он справедливо говорит о “женственном призраке”, который он ненавидит, но который сослепу называет Христом. “В белом венчике из роз” — это же Лель какой-то, именно призрак, а не Христос. Увидел Блок правильно, назвал неправильно, отсюда и пошла путаница. Потому что на самом деле там именно и есть Другой, женственный призрак в белом венчике (чем не шамаханская царица?), и Блок ненавидит его, и выходит, что Блок ненавидит вовсе не Христа, а именно Другого. Как всё перепутано в бесовской метели...

Пророческая трезвость Пушкина. В последней своей сказке, почти шутке, он дал нам “урок” — страшное пророчество. Всё сбылось. Страшно всё сбылось. Обращение к “волшебнику”, передача ему царской воли. Успокоение — “Петушок” увидит опасность за нас. Незаметно подступающее марево. Братоубийство. Смерть государя. Всеобщая влюблённость в призрак — давно исчезнувший.

И пусть в истории многое переставлено местами — в этом ли суть? Не должен человек доверять бесовским силам — что бы они ему ни сулили, и даже если они выполняют обещанное.

Ибо чаще всего они выполняют обещанное. Но тут же человек становится причастным к бесовской кутерьме и метели, где нет для него смысла. И только одно слышится сквозь метель: “Ску-у-шно!”, и потому-то:

Запирайте етажи,

Нынче будут грабежи!

“Мне скучно, бес”. Так идёт перекличка через столетие двух русских поэтов, из которых один провидел природу зла, а другой ощутил эту природу уже “разгулявшейся”, хотя и ощутил менее чётко.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:31:22 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
09:39:18 24 ноября 2015
Слишком большой для 5 класса
Виктория08:12:49 30 ноября 2009Оценка: 4 - Хорошо

Работы, похожие на Реферат: Всё, что гибелью грозит…

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150539)
Комментарии (1836)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru