Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Аудио- видеозаписи как средства доказывания в гражданском процессе

Название: Аудио- видеозаписи как средства доказывания в гражданском процессе
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 22:39:55 01 декабря 2008 Похожие работы
Просмотров: 2704 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение. 3

1. Аудио- и видеозаписи как средства доказывания. 6

1.1. Выделение аудио- и видеозаписей в качестве самостоятельных. 6

доказательств. 6

1.2.Место аудио- и видеозаписей в системе доказательств. 11

1.3. Условия использования аудио- и видеозаписей как доказательств в гражданском процессе. 14

2. Исследование аудио- и видеозаписи в гражданском процессе. 21

2.1. Воспроизведение аудио- и видеозаписи. 21

2.2. Консультация специалиста. 25

2.3. Хранение и возврат носителей аудио- и видеозаписей. 29

Заключение. 31


Введение

После того, как впервые новый ГПК 2002 г. ввел в число самостоятельных доказательств аудио- и видеозаписи, участники гражданско-процессуальных отношений, все чаще стали применять их в качестве источника информации, при разрешении конкретного гражданского дела. Использование такого средства доказывания предусмотрено ст. 55, а также ст. 77, 78, 185 ГПК РФ.

Казалось бы, преимущества новых видов доказательств неоспоримы, поскольку содержащаяся на них информация, может быть существенна для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Однако не все так благополучно, если рассматривать аудио- видеозаписи с точки зрения возможности проверки достоверности записанной на них информации. Практика показывает, что имеются проблемы с приобщением их к материалам гражданских дел, проверке и оценке их достоверности. Сложность заключается в принципиальной возможности их полной или частичной фальсификации и подлога без оставления видимых следов проведенных манипуляций. Это нередко дает повод для высказывания сомнений в достоверности информации, зафиксированной на аудио- видеозаписях, приобщенных к материалам дела в качестве доказательств.

На практике при использовании в доказывании новых видов доказательств нередко возникает необходимость в их экспертном исследовании. Вопросы, разрешение которых требует специальных знаний, чаще всего появляются в связи с проверкой подлинности аудио, видеозаписей, установления их содержания, принадлежности голоса либо изображения тому или иному лицу. Участники процесса, заявляющие ходатайства о приобщении этих записей к материалам дела, должны иметь представление об отличительных особенностях этих доказательств, специфике их экспертного исследования, проблемах, возникающих при оценке экспертных заключений. Вместе с тем, работ, посвященных разрешению указных проблем, в настоящее время не достаточно.

Вопросам применения аудио- видеозаписей в качестве доказательств, в научной литературе уделялось внимания еще в советское время, однако проблема использования этих видов доказательств до сих пор является открытой для исследований. В научных работах и публикациях, предшествовавших принятию нового ГПК РФ, в основном велись дискуссии по поводу отнесения их к вещественным или письменным доказательствам, а также по поводу целесообразности их выделения в отдельное средство доказывания в гражданском процессе. Основные доводы противников использования этих доказательств сводятся, к тому, что их можно легко подделать, а также, что получение и воспроизведение аудио- и видеозаписей может быть сопряжено с нарушением неприкосновенности частной жизни граждан. В настоящий момент вопросы применения аудио видеозаписей в качестве доказательств, в основном освещаются в рамках учебной литературы. При этом вопросам разрешения проблем, возникающих в ходе использования аудио видеозаписей в гражданском процессе, уделяется недостаточно внимания[1] . Вместе с тем они существуют, и как представляется одной из причин, является несовершенство действующего законодательства.

Так, законодатель в ч. 3 ст. 185 ГПК РФ указывает, что в целях выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений суд вправе привлечь специалиста. Специалист в частности, вправе отметить, что информация, имеющая место в аудио- или видеозаписях, не может быть по каким-либо причинам расценена как соответствующая истине. Однако, консультации специалиста в соответствии с действующим ГПК РФ не входят в число средств доказывания, а следовательно, суду необходимо ставить вопрос о назначении экспертизы. Таким образом, обращение суда к специалисту приводит к неоправданному затягиванию процесса. Представляется, что этого можно избежать, если включить пояснения и консультации специалиста в число предусмотренных законом средств доказывания.

Таким образом, актуальность настоящего исследования определяется наличием проблем, возникающих в ходе использования аудио- видеозаписей в качестве средств доказывания, в гражданском процессе.

Цель исследования – дать краткую характеристику аудио-, видеозаписям как новым средствам доказывания в гражданском процессе, обозначить проблемы, возникающие в ходе использования их при рассмотрении и разрешении гражданских дел, и предложить варианты их устранения.


1. Аудио- и видеозаписи как средства доказывания

1.1. Выделение аудио- и видеозаписей в качестве самостоятельных

доказательств

Процессуальным законодательством РСФСР строго регламентировалась форма, в которой могут быть получены фактические данные, а именно: в форме объяснений сторон, третьих лиц, показаний свидетелей, письменных доказательств, вещественных доказательств и заключений экспертов. Фактические данные, полученные в иной, не предусмотренной процессуальным законом форме, не могут считаться судебными доказательствами, так как у них нет необходимого признака любого судебного доказательства: они не отвечают требованиям допустимости судебных доказательств.

В связи с развитием электроники и проникновением ее в быт людей расширялась возможность фиксирования фактов с помощью аудио-, видеозаписей и других средств, причем порой с более высоким качеством по сравнению с тем, которое возможно при использовании старых, уже привычных носителей информации. Развитие науки и техники повлекло за собой и изменения в общественных отношениях.

Однако расширение фактической возможности использования специальных познаний в гражданском процессе, совершенствование технических методов познания само по себе автоматически не расширяло перечень процессуальных средств доказывания: он был установлен гражданским процессуальным законом, являлся закрытым и не подлежал расширенному толкованию. Для его расширения необходимо было внести соответствующие изменения в действующее гражданское процессуальное законодательство.

В судебной практике все чаще стали встречаться случаи, когда стороны просили исследовать фактические данные, имеющие отношение к делу, но представленные в форме, использование которой в достаточной мере не было урегулировано процессуальным законодательством. Так, например, в материалах гражданского дела по иску Гайдара Е.Т. к Зюганову Г.А., Товариществу с ограниченной ответственностью "Телерадиокомпания НТВ", о защите чести и достоинства, рассмотренного Тверским межмуниципальным (районным) народным судом Центрального административного округа г. Москвы, имеется видеокассета с записью программы "Сегодня". Эта видеозапись была просмотрена в судебном заседании: во время трансляции данной программы Зюганов Г.А. заявил о том, что Гайдар Е.Т. подписал документы о передаче оружия - 60001 автомата, 200 БТР, самолета, танков - дудаевцам. Данные сведения Гайдар Е.Т. счел не соответствующими действительности, порочащими его честь и достоинство. Решением от 03.10.00 года иск был удовлетворен, и ТОО "Телерадиокомпания НТВ" было обязано сообщить опровержение в программе. Таким образом, в данном случае при рассмотрении гражданского дела в процесс были вовлечены доказательства, полученные с использованием достижений науки и техники: в подтверждение факта распространения сведений, порочащих честь и достоинство, в качестве доказательства была представлена видеозапись[2] .

Видеозапись, представленную в качестве одного из доказательств по данному делу, необходимо отнести к электронным документам. При этом под электронным документом как судебным доказательством необходимо понимать сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, записанные на перфокарту, перфоленту, магнитный, оптический, магнито-оптический накопитель, карту флэш-памяти или иной подобный носитель, полученные с соблюдением процессуального порядка их собирания.

Судебная практика сделала шаг навстречу возрастающей потребности в расширении средств доказывания в 1983 г. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 01.12.1983г. «О применении процессуального законодательства при рассмотрении дел в суде первой инстанции»[3] указывалось, что «в случае необходимости судом могут с учетом мнения лиц, участвующих в деле, исследовать представленные звуко-, видеозаписи». Это было обусловлено объективными причинами - все более распространенным становилось использование магнитофонов, видеокамер. Однако оставалось неясным, к какому средству доказывания следует относить данные записи, в связи с этим одни ученые относили их к вещественным[4] , другие - к письменным доказательствам[5] .

Поэтому в тот период появился целый ряд дискуссионных точек зрения о возможности использования этих "новых" источников доказывания (а также их классификации) при рассмотрении гражданских и арбитражных дел.

Так, по мнению одних, современные источники информации не охватывались уже известными на тот момент процессуальному законодательству средствами доказывания, их нельзя относить к вещественным или к письменным доказательствам (документам). Они полагали, что их необходимо считать самостоятельными средствами доказывания, и, соответственно, для допуска их в процесс в качестве средств доказывания необходимо вносить соответствующие изменения в действующее процессуальное законодательство. Так, например, считает М.К. Треушников, обосновывая это тем, что "воспроизведение сохраняющейся на магнитных носителях информации требует отличных от письменных и вещественных доказательств методов[6] .

По мнению А.Т. Боннера, современные процессуальные средства хранения информации: видеозаписи, фотографии, кинофильмы и т.п., обладают существенной спецификой, которая должна быть отражена как в материальном, так и процессуальном законодательстве. Он считает, современные средства фиксации информации - к вещественным доказательствам. Он предлагал изменить формулировку абз. 2 ст. 49 ГПК РСФСР, выделив при этом в качестве самостоятельных средств доказывания машинные документы, фотографии, киноленты, магнитные и видеозаписи, а также иные источники, полученные с помощью научно-технических средств[7] .

Существует и другая точка зрения по данной проблеме, в соответствии с которой современные источники информации охватывались уже известными процессуальному законодательству средствами доказывания.. В соответствии с этой точкой зрения аудио- и видеозаписи были отнесены одними авторами к вещественным доказательствам[8] , а другими – к письменным. Последние аргументировали свою точку зрения тем, что аудио- и видеозапись, служат для передачи информации, и в случае использования ее в суде в качестве доказательства информация получается субъектами процесса из содержания документа, а не из его внешнего вида, внутренних свойств[9] .

М.К. Треушников полагал, что средство доказывания как процессуальная форма содержит в себе, помимо источника судебного доказательства, способ доведения информации до суда. Почти все ученые-процессуалисты отмечают специфические особенности носителя аудио- и видеодокумента, которые предполагают и специфические способы ее воспроизведения, т.е. если документ на обычном носителе может быть воспринят обычным способом то технический носитель информации во многих случаях требует расшифровки. При этом не принимался во внимание тот факт, что действующее на тот момент процессуальное законодательство не содержало каких-либо положений, касающихся использования специальных технических средств при исследовании письменных доказательств вообще, в частности запрещающих их использование.

При этом никем не ставилась под сомнение, например, возможность использования судом и лицами, участвующими в деле, при исследовании письменного доказательства на бумажном или ином подобном носителе для прочтения текста, изложенного мелким шрифтом, увеличительной лупы. В этом случае не указывалось, что использование увеличительной лупы противоречит правилам исследования письменных доказательств, что делает недопустимым использование таких сведений в качестве доказательства. Необходимо отметить, что в данном случае использование лупы не противоречит ни принципам, ни другим нормам процессуального законодательства. Таким образом, решение проблем использования при доведении содержания электронного документа специальных средств и техники (пусть и более сложной, чем лупа) не должно отличаться от того решения, которое касается возможности использования лупы.[10]

Таким образом, использование специальных средств при воспроизведении содержания аудио- и видеодокумента в судебном заседании не обуславливает необходимость выделения их в самостоятельный вид доказательств: электронные документы необходимо относить к письменным доказательствам. В противном случае, по мнению стороннитков этой точки зрения, это приведет к еще большей путанице при классификации доказательств.

Необходимо отметить, что требование действующего в то время процессуального законодательства об осмотре письменных доказательств не всегда точно выполнимо в отношении ряда документов. Имеются в виду, в частности, звукозаписи. Ввиду того, что звукозаписи прослушиваются в судебном заседании, а не осматриваются, в данном случае следует согласиться с необходимостью уточнения порядка доведения содержания таких документов до суда и лиц, участвующих в деле, учитывающих данную особенность. Однако это не должно влечь за собой запрет на использование в качестве судебных доказательств фактических данных, полученных с помощью звукозаписи.

Таким образом, несмотря на разные точки зрения на классификацию аудио- и видеозаписей, как и других электронных материалов, а также на целесообразность их выделения в отдельное средство доказывания, все ученые-процессуалисты соглашались с тем, что фактические данные, полученные с помощью таких документов, могут и должны быть допущены в процесс в качестве судебных доказательств.[11]

1.2.Место аудио- и видеозаписей в системе доказательств.

Как уже отмечалось, до принятия ГПК РФ в научной литературе высказывались различные суждения относительно данного вида доказательств: одни ученые относили их к письменным доказательствам, другие - к вещественным[12] . Но в действующем ГПК РФ вполне оправданно нашла отражение точка зрения, высказанная теми ученными, которые считали, что их необходимо считать самостоятельными средствами доказывания[13] , т.е. по ГПК РФ аудио- и видеозаписи не относятся ни к письменным, ни к вещественным доказательствам, а имеют собственный правовой регламент - порядок получения, хранения, исправления, возврата.

Согласно ч. 2 ст. 67 ГПК РФ аудио- и видеозаписи не могут иметь заранее установленной силы и приоритета над другими доказательствами и оцениваются в совокупности с другими доказательствами.

Необходимо отметить, что в ГПК РФ не содержит дефиниции нового доказательства. Аудиозаписи подпадают под определение фонодокумента (фонограммы), т.е. документа, содержащего звуковую информацию, зафиксированную любой системой звукозаписи. Видеозаписи - под определение аудиовизуального документа. Аудиовизуальный документ - это документ, содержащий изобразительную и звуковую информацию[14] .

Аудио и видеозаписи представляются в суд на разнообразных носителях, в аналоговом и цифровом, электронном виде, записанные в различных акустических условиях и с различным качеством звукозаписи.

Представляется необходимым уточнить, что аудио- и видеозаписи могут быть вещественными доказательствами, например аудио- и видеозаписи, содержащие контрафактные произведения, по делам о защите авторских и смежных прав. Однако в данной работе мы рассматриваем их как самостоятельные доказательства, имеющие ценность в силу предоставления информации, необходимой для разрешения дела.

Общее между письменными, вещественными доказательствами и аудио-, видеозаписями состоит в том, что данные виды доказательств относятся к предметным доказательствам, т.е. в них информация (сведения о фактах) сохраняется, как правило, на объектах неживой природы, вещах, как бы в статичном состоянии. Как и письменные доказательства, аудио- и видеозаписи подтверждают определенные обстоятельства по делу с помощью той информации, которая записана на них, например запись того, как свидетель обещает вовремя вернуть долг, запись высказываний, которые порочат честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, по делам о компенсации морального вреда.

Различие между этими доказательствами состоит в том, что информацию с аудио- и видеозаписей участникам процесса нельзя снять с помощью органов слуха и зрения, как это имеет место при осмотре вещественных доказательств или при исследовании письменных доказательств.

Для восприятия сведений о фактах, хранящихся на электронном или ином носителе, всегда требуется специальная звуко- или видеовоспроизводящая аппаратура, преображающая информацию в письменный или иной воспринимаемый с помощью органов зрения и слуха вид.

Как известно, судебные доказательства подразделяются на виды по различным основаниям. При этом никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Практическая значимость подразделения доказательств на виды заключается в том, что это дает информацию о том, какие доказательства должны быть исследованы в суде для достоверного и полного установления обстоятельств.

По характеру связи доказательств с подлежащими установлению обстоятельствами доказательства делятся на прямые и косвенные. Общее правило отнесения доказательств к первой или второй группе также относится и к аудио- и видеозаписям. Если аудио-и видеозаписи непосредственно связаны с устанавливаемыми обстоятельствами, то они будут расценены как прямое доказательство. Так, например, при разделе имущества супругов, драгоценности и другие предметы роскоши признаются совместной собственностью супругов, если они не были получены в дар одним из них. Видеозапись, доказывающая факт дарения драгоценностей (например, видеосъемка дня рождения, на котором эти драгоценности были подарены), будет являться прямым доказательством, исключающим их из совместной собственности супругов.

По источнику формирования доказательства подразделяют на личные и вещественные. По общему правилу, в совокупности с письменными и вещественными доказательствами, аудио- и видеозаписи принято считать вещественными доказательствами.

По процессу формирования мы можем отнести данную группу доказательств к производным.

Таким образом, аудио- и видеозаписи – это производные вещественные доказательства, которые в зависимости от обстоятельств дела могут быть как прямыми, так и косвенными.

1.3. Условия использования аудио- и видеозаписей как

доказательств в гражданском процессе

Общее правило о допустимости сформулировано в ч. 1 ст. 55 ГПК РФ: доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах. Это означает, что, даже если обстоятельство по делу подтверждается определенным средством доказывания (как об этом говорится в ст. 60 ГПК РФ), но нарушена процедура совершения этого действия, доказательство не может быть допущено.

Необходимо отметить, что допустимость аудио-, видеозаписей в гражданском процессе до сих пор является предметом дискуссий. Основные доводы противников использования этих доказательств сводятся, во-первых, к тому, что их можно легко подделать, а во-вторых, что получение и воспроизведение аудио- и видеозаписей может быть сопряжено с нарушением неприкосновенности частной жизни граждан.

Действительно, слабое свойство доказательств, закрепленных в электронной форме, состоит в том, что аудио- и видеозаписи с помощью существующих технических приемов можно изменить, исказить их содержание. Сегодня большое распространение получили аппаратно-программные комплексы, позволяющие вводить аналоговые аудио и видеозаписи в компьютер, оцифровывать их, а затем редактировать, синтезировать, производить монтаж, осуществлять их перезапись с измененным содержанием вновь как на аналоговый, так и на материальный носитель. Это, означает, что расширились возможности их полной или частичной фальсификации и подлога без оставления видимых следов проведенных манипуляций[15] . Это нередко дает повод для высказывания сомнений в достоверности информации, зафиксированной на аудио видеозаписях, приобщенных к материалам дела в качестве доказательств.

Вместе с тем, представляется, что возможность подделки не может являться основанием для отказа в принятии аудио-, видеозаписей в качестве доказательств. Ведь, письменные доказательства также могут быть подделаны, однако такая возможность не лишает их доказательственной силы. В гражданском процессе возможно заявление о подложности доказательств (ст. 186 ГПК). Суд в таких случаях вправе по своей инициативе назначить экспертизу, а также предпринять иные меры для проверки достоверности доказательств.

Помимо этого законодатель в ч. 3 ст. 185 ГПК РФ указывает, что в целях выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений суд вправе привлечь специалиста, а в необходимых случаях назначить экспертизу.

Как уже отмечалось, одним из аргументов против использования новых видов доказательств являлся довод, что в процессе их получения, исследования легко могут быть нарушены нормы морали, тайна личной жизни, неприкосновенность, иные конституционные права личности.

В качестве гарантии, противодействующей возможным нарушениям Конституции РФ (ч. 2 ст. 50), других законов при собирании доказательств, в ст. 77 установлено, что лицо, ходатайствующее об истребовании аудио- и (или) видеозаписи, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись. Эти данные необходимы для того, чтобы определить законность порядка собирания доказательственной информации и возможность вовлечения ее в гражданский процесс в качестве доказательства.

Имеются два закона в Российской Федерации, которые необходимо учитывать при использовании новых видов доказательств - Закон «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 г. N 2487-I и Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»[16] .

При условии, что сведения, которые содержатся в данных доказательствах, были собраны детективом с соблюдением ограничений деятельности частного детектива, установленных в ст. 7 Закона "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации", они могут выступать в качестве надлежащих доказательств по гражданскому делу. При сборе доказательств не должны нарушаться конституционный принцип неприкосновенности частной жизни, право на личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

С учетом этого должны признаваться недопустимыми в качестве доказательств, в частности, аудиозаписи телефонных переговоров, полученные без санкции суда; (ч. 1 ст. 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности"), если проведение таковых было сопряжено с провоцированием граждан на совершение противоправных действий. Согласно ст. 9 названного Закона рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

В соответствии со ст. 50 Закона РФ "О средствах массовой информации" распространение сообщений и материалов, подготовленных с использованием скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки, допускается при наличии одного из трех обстоятельств.

Первое обстоятельство - не нарушать конституционные права, предусмотренные в гл. 2 Конституции РФ.

В качестве примера нарушения конституционных прав можно привести следующий случай. В Судебную палату по информационным спорам при Президенте РФ обратились осужденные женщины, содержащиеся в колонии, с сообщением о том, что в телепередаче А.Г. Невзорова "Дикое поле" (телеканал ОРТ) нарушено их право на тайну частной жизни. В ходе рассмотрения обращения было установлено, что в передачу вошли материалы о сексуальном поведении осужденных. Проведение съемок осуществлялось без их согласия. В результате журналисту было объявлено замечание, а руководству ОРТ предложено рассмотреть вопрос о расторжении договора о распространении программы[17] .

Второе обстоятельство - необходимость защиты общественных интересов и принятие мер против возможной идентификации посторонних лиц

Понятие "общественные интересы" не определено российским законодательством, следовательно, вопрос о возможности скрытой записи в связи с общественной необходимостью будет решаться судом в каждом конкретном случае.

Третье обстоятельство – решение суда о демонстрации материалов. В последнем случае, когда допускается распространение материалов, сделанных скрытой записью, речь идет только о демонстрации, т.е. о публичном исполнении.

Кроме того, необходимо иметь в виду, что в ст. 185 ГПК предусмотрено применение тех же мер по охране тайны частной жизни при воспроизведении аудио-, видеозаписей в судебном заседании, что и при оглашении переписки и телеграфных сообщений граждан (ст. 182 ГПК). Однако в данном случае в гражданском процессе могут быть применены положения, ограничивающие действие принципа гласности (ч. 2 ст. 10 ГПК) и применяемые по ходатайству лица, участвующего в деле. Очевидно, что предусмотренные ГПК меры не являются гарантией тайны частной жизни лиц, не участвующих в деле, даже если их голоса и (или) изображения зафиксированы на аудио-, видеозаписи. В связи с этим, представляется необходимым объединение усилий, законодателей, представителей науки с целью разрешения указанной проблемы. Считаю необходимым согласиться с теми учеными, которые полагают, что общим условием допустимости таких средств в качестве доказательств в суде является получение предварительного согласия на использование аудио-, видеозаписи от участников процесса, а также от лиц, не участвующих в деле.

Представляется необходимым подчеркнуть необоснованность бытующего мнения, что фонограммы на цифровых носителях не принимаются судами в качестве доказательств. Желая не утратить важную информацию, но, не зная возможности экспертизы, граждане зачастую сами перезаписывают на стандартную аналоговую компакт-кассету или CD-диск фонограмму, полученную исходно в цифровом виде (например, с помощью портативного цифрового диктофона). Такая копия на аналоговом носителе иногда приобщается к материалам дела под видом оригинала. В дальнейшем при производстве судебной фоноскопической экспертизы факт перезаписи устанавливается, выявляются признаки цифровой обработки или определяется несоответствие между параметрами фонограммы и техническими характеристиками якобы использованного магнитофона, условиями и обстоятельствами производства звукозаписи. Если факт перезаписи не был надлежаще процессуально оформлен, то по результатам экспертного исследования могут возникнуть сомнения в подлинности и достоверности записанной на фонограмме информации. Это, в свою очередь, может явиться поводом для признания фонограммы недопустимым доказательством и исключения ее из числа доказательств по делу.[18]

Нужно также иметь в виду, что действующее законодательство не содержит норм, запрещающих приобщать к материалам гражданского, арбитражного или уголовного дела фонограммы на цифровом носителе записи. Например, в диспозиции п. 2 ст. 89 АПК РФ указано, что иные документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном Кодексом[19] . В ст. 77 ГПК РФ "Аудио- и видеозаписи" прямо указана возможность приобщения фонограммы на любом носителе: лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи.

Расширение перечня средств доказывания за счет включения в него аудио- и видеозаписей на практике дает возможность использовать их в качестве способа фиксации совершаемых нотариальных действий в наиболее важных случаях, а затем, в случае возникновения спора, - при доказывании в суде. Записываться может не только ход нотариального действия, но и предшествующие ему беседа, ответы на вопросы лиц, обратившихся к нотариусу. Однако общим условием допустимости таких средств в качестве доказательств в суде является получение предварительного согласия на использование аудио-, видеозаписи от участников нотариального действия. Об использовании данных средств при совершении нотариального действия желательно указать в самом акте. При представлении данных доказательств в суд нотариус обязан указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи[20] .

Видеозаписи могут использоваться как доказательства при доказывании преступлений и нарушений в сети Интернет. Процесс обследования сайта, послужившего плацдармом для нарушения прав и законных интересов, можно записать на видео, затем использовать эту запись как доказательство. В этом случае лицо, представляющее аудио- или видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, также обязано указать, когда, кем и в каких условиях эти записи осуществлялись.[21]


2. Исследование аудио- и видеозаписи в гражданском процессе

2.1. Воспроизведение аудио- и видеозаписи

Особенности такого вида доказательств как аудио- и видеозаписи учитываются при определении порядка их исследования в ходе судебного разбирательства. Вид носителя, его технические характеристики имеют значение для выбора оборудования, позволяющего донести до суда и других участников процесса зрительное и звуковое содержание исследуемого доказательства. Воспроизведение видеозаписи и аудиозаписи производится в зале судебного заседания либо в ином месте, специально оборудованном для этой цели. В протоколе судебного заседания отражаются отличительные признаки просмотренных и прослушанных материалов[22] . Обязательно указывается время воспроизведения, а также лица, присутствующие при этом. Затем заслушиваются объяснения участвующих в деле лиц и представителей.

Весьма важно при работе с указанными источниками доказательств отмечать те места воспроизводимого материала, которые непосредственно относятся к делу. При этом целесообразно произвести повторную демонстрацию этих мест с уточнением отношения к ним присутствующих[23] . Воспроизведение аудио- или видеозаписи должно быть как можно качественнее и в равной степени доступно всем лицам, участвующим в деле, и иным участникам процесса, которых записи касаются. Если этого нельзя достигнуть непосредственно в зале судебного заседания, может быть использовано для этой цели специально оборудованное помещение. Решая эту проблему, суд вправе получить консультацию у специалиста.

Обращение к помощи специалиста, помимо технического обслуживания аппаратуры, посредством которой осуществляется прослушивание и просмотр аудио- или видеозаписи, возможно, в частности, в случае, когда носитель информации в силу некачественной записи либо своего производственного или временного дефекта не позволяет в обычных условиях получить определенное суждение о содержащихся в записи сведениях, для устранения чего требуется применение специальных приборов и технологий для усиления сигнала, выделения его из среды, затрудняющей четкое восприятие. Возможно, получение от специалиста консультации относительно того, является ли запись первоначальной или производной. Однако если требуются более глубокие исследования относительно достоверности информации, содержащейся в записи, установления ее происхождения, определения отношения изображения или звука к конкретному лицу, выявления признаков фальсификации, что невозможно без специальных познаний, то должна быть назначена экспертиза. На необходимость проведения экспертизы может быть указано в консультации специалиста.

В протокол судебного заседания вносятся данные о времени воспроизведения, указываются признаки этих источников доказательств. В случае, если воспроизведение аудио-, видеозаписи и их исследование производились в специально оборудованном для этой цели помещении вне здания суда, об этом также делается запись в протоколе судебного заседания. В протоколе отражаются повторные воспроизведения, также все объяснения присутствующих при просмотре и прослушивании записи участников процесса[24] .

Если аудио- или видеозапись содержат сведения личного характера, то их воспроизведение и исследование в открытом судебном заседании возможны лишь с согласия лиц, которых эти сведения касаются. Если такое согласие отсутствует, то воспроизведение аудио- или видеозаписи и их исследование осуществляются в закрытом судебном заседании.

Перед воспроизведением записи целесообразно получить краткое объяснение лица, по инициативе которого она была включена судом в число доказательств по делу, относительно содержания записи, конкретных фактов, сведения о которых можно получить при ее воспроизведении, тех ключевых моментов в записи, на которые следует обратить внимание при просмотре и прослушивании записи. Включение этого пункта в процедуру исследования судом аудио- и видеозаписи обусловлено основным правилом для допустимости доказательств – его относимостью. Не относящееся к делу доказательство не может быть допущено к рассмотрению в суде.

В процессе воспроизведения может возникнуть необходимость в повторном просмотре (прослушивании) всей записи либо в повторении тех ее моментов, которые представляют особое значение для выяснения обстоятельств дела. Возможна и постановка вопросов для уточнения содержания этих частей в записи.

После окончания воспроизведения лица, участвующие в деле, дают объяснения относительно доказательственного содержания прослушанного и просмотренного материала (ст. 185 ГПК РФ).

Во время исследования аудио- или видеозаписи лицо, участвующее в деле, может заявить о подложности этого доказательства. Такое заявление нередко бывает оправданным, в практике встречаются различные виды подлога (фальсификации). В случае подложности указанных записей заинтересованное лицо вправе потребовать назначения экспертизы для подтверждения принадлежности записанных голосов указанным лицам, подлинности видеосюжетов и т.п.

Заявление о подлоге может исходить от любого лица, участвующего в деле, в отношении любого документа, представленного в качестве доказательства. При этом это лицо обязано четко указать, в чем выражается подложность записи. Утверждение о том, что факты и обстоятельства, представленные аудио – или видеозаписью, не соответствуют действительности, само по себе не является заявлением спора о подложности, а представляет собой отрицание наличия фактов, на которых основаны требования или возражения на них.

В законе не содержится указания на то, в какой форме заявляется ходатайство о подложности доказательства. Следовательно, оно может быть выражено и устно. В этом случае заявление заносится в протокол судебного заседания. В то же время предпочтительнее составление письменного процессуального документа, поскольку в нем более детально возможно отразить данные о доказательстве, показать значимость его для разрешения дела, указать признаки подложности, изложить версию возникновения. Заявление о подложности доказательства, отраженное в протоколе судебного заседания или представленное в письменной форме, должно быть подписано заявителем. Прежде чем приступить к решению вопроса о последующих действиях в связи с заявлением о подлоге, председательствующим разъясняются последствия такого заявления. Они могут носить уголовно-правовой характер в случае подтверждения факта подлога, а для заявившего лица при недобросовестности его поведения - применение санкции, предусмотренной ст. 99 ГПК: «Со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. Размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств».

Если заявившее о подложности доказательства лицо настаивает на обоснованности своих утверждений, то суд может предложить представившей это доказательство стороне не ссылаться на него в подтверждение своей позиции по делу, а ограничиться уже имеющимися в его распоряжении доказательствами либо представить иные доказательства. В противном случае судом должна быть проведена проверка заявления о подложности.

Фальсификация доказательств является уголовно наказуемым деянием. В соответствии со ст. 303 УК РФ фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем наказывается штрафом в размере от 500 до 800 МРОТ или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.

В необходимых случаях, когда для выяснения подлинности доказательства требуются специальные познания, например, для выявления возможного монтажа материала, назначается экспертиза.

ГПК РФ не предусматривает обязанности суда возбудить уголовное дело по факту фальсификации доказательств, поскольку это входит в сферу регулирования не гражданского процессуального, а уголовного права.

2.2. Консультация специалиста

В необходимых случаях при воспроизведении аудио- или видеозаписи, а также назначении экспертизы, суд может привлекать специалистов для получения консультаций и пояснений.

Участие специалиста относится к сравнительно новому явлению в гражданском судопроизводстве.

Правовое положение специалиста и эксперта во многом сходно. Так, привлечение эксперта и специалиста необходимо в тех случаях, когда требуются определенные специальные познания и навыки в какой-либо сфере, что необходимо для доказательства обстоятельств, на которые ссылаются лица, участвующие в деле. Назначение экспертизы проводится в случаях, когда необходимо проведение исследования, осуществление технических действий, проведение сравнительного анализа и т.п. Если проведение исследования не требуется, но для наиболее полного исследования доказательства необходимы дополнительная информация о нем либо оказание технической помощи непосредственно в судебном заседании или помощь при выполнении процессуальных действий, то привлекается не эксперт, а специалист. Эксперт и специалист являются участниками процесса, но не являются лицами, участвующими в деле. Они обладают одинаковыми процессуальными правами и несут одинаковые процессуальные обязанности. Им может быть заявлен отвод по одним и тем же основаниям.

Однако, в отличие от заключения эксперта консультация специалиста не относится к средствам доказывания. Это положение ГПК РФ в последнее время подвергается критике. Поскольку доказательственное право в рамках науки и практики гражданского процесса является центральным, всякое половинчатое решение, затрагивающее вопросы доказывания и доказательств, неизбежно отражается на правоприменительной деятельности. Конструкция ч. 1 ст. 55 ГПК РФ, четко очерчивающая круг средств доказывания при переходе на состязательную модель правосудия по гражданским делам, ограничивает возможности суда и лиц, участвующих в деле, по установлению действительных обстоятельств правовой коллизии. Описание в особенной части ГПК РФ иных источников доказательственной информации не выводит ситуацию на качественно новый уровень, так как суды при "жестком" правовом регулировании хотя их и используют, но при обосновании собственных решений избегают на них ссылаться, делая вид, что таковых и не существовало[25] .

Приданию пояснениям и консультациям специалиста полноценной доказательственной силы придается особое значение именно в связи с появлением новых средств доказывания, таких, как аудио- и видеозаписи, а равно модернизацией прежних, к примеру, письменных доказательств, выполненных в цифровой форме либо в традиционной графической, но переданных посредством факсимильной, электронной и иной связи. Все дело в том, что в условиях технического прогресса суду становится все труднее устанавливать достоверность тех или иных сведений, которые извлекаются из названных средств доказывания, вследствие чего ему может понадобиться помощь специалиста.

Законодатель в ч. 3 ст. 185 ГПК РФ указывает, что в целях выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений суд вправе привлечь специалиста, а в необходимых случаях назначить экспертизу. В данном случае речь идет не о технической помощи специалиста суду при воспроизводстве аудио- или видеозаписей, а о "выяснении содержащихся в них сведений". Иными словами, объектом изучения здесь выступает само средство доказывания, причем профессиональные знания специалиста будут способствовать уяснению судом неких данных извлекаемых их записи. В частности, специалист вправе в ходе консультации отметить, что информация, имеющая место в аудио- или видеозаписях, не может быть по каким-либо причинам расценена как соответствующая истине. После чего суд в идеале должен по собственному усмотрению назначить экспертизу или же довериться консультации специалиста с тем, чтобы поставить под сомнение подлинность записи.

Но это только в идеале, поскольку, как отмечалось выше, пояснения и консультации специалиста не входят в число средств доказывания, а следовательно, суду ничего не остается, кроме как поставить вопрос о назначении экспертизы для получения заключения эксперта и решить, кто ее будет оплачивать. На практике это выглядит так. В одном из районных судов г. Саратова в закрытом судебном заседании рассматривалось дело по иску законных представителей несовершеннолетней Н. к телекомпании о возмещении морального вреда, причиненного распространением в телепрограмме "Криминальный Саратов" сведений о совершении в отношении Н. преступления.

Судом была исследована видеозапись спорного материала, из которой орган, олицетворяющий судебную власть, сделал вывод о невозможности отождествления девочки на экране с несовершеннолетней Н. Показания самой Н. и ее родителей, которые якобы узнали своего ребенка на экране, не были приняты судьей во внимание. В то же время суд не положил в основу решения и видеозапись, так как стороны отказались от оплаты экспертизы по установлению ее подлинности, специалист же для участия в процессе не приглашался, видимо, вследствие понимания судом того, что его показания и консультации не обладают доказательственным значением. Районный суд отказал в удовлетворении исковых требований, сославшись на невыполнение истцами обязанности доказать факт распространения информации о несовершеннолетней потерпевшей.[26]

Необходимо обратить внимание, еще на одну сторону проблемы. В соответствии с ГПК экспертиза может быть поручена судебно-экспертному учреждению или любому лицу, обладающему специальными знаниями, необходимыми для дачи заключения. Таким образом, закон не требует, чтобы экспертиза в обязательном порядке выполнялась сотрудниками государственных судебно-экспертных учреждений. Вместе с тем, анализ гражданских дел, показывает, что обращение в негосударственное экспертное учреждение часто не позволяет выявить подделку аудио видеозаписей, поскольку его специалисты порой не имеют необходимых специальных знаний и технических средств. Так, например, суд назначил фоноскопическую экспертизу в негосударственное экспертное учреждение, специалисты которого не имели экспертной квалификации, не обладали всей совокупностью специальных познаний, которая требуется для научно обоснованного решения вопросов судебной фоноскопической экспертизы на современном уровне развития науки. О некомпетентности экспертов данной организации свидетельствовали существенные нарушения ими требований экспертных методик. Так, незнание экспертами критериев пригодности речевых сигналов для идентификации дикторов повлекло ошибки в оценке результатов сравнительного анализа акустических и лингвистических признаков, необоснованность выводов. Техническое исследование на предмет выявления признаков монтажа было выполнено с нарушениями существующих методических указаний и рекомендаций. Вывод экспертов о том, что «признаков монтажа звукозаписи не обнаружено», ни в коей мере не устраняет сомнения в достоверности фонограмм[27] .

В связи с этим, при выборе судебно-экспертного учреждения или конкретного эксперта особое внимание важно уделить проверке компетентности специалистов и наличию оборудования, отвечающего современным требованиям, предъявляемым российским законодательством к средствам измерений.

2.3. Хранение и возврат носителей аудио- и видеозаписей.

Порядок хранения аудио- и видеозаписей аналогичен порядку хранения вещественных доказательств. Носители аудио- и видеозаписей хранятся в суде. Суд принимает меры для сохранения их в неизменном состоянии(ст. 78 ГПК РФ).

Слабое свойство доказательств, закрепленных в электронной форме, состоит в том, что аудио- и видеозаписи с помощью существующих технических приемов можно изменить, исказить их содержание. Это достигается путем стирания части информации на магнитной ленте или диске, переписи информации в ином режиме (замедленном или ускоренном), добавлении части записи и т.д. Искажение сведений на магнитных носителях бывает весьма профессиональным и трудно распознаваемым.

В качестве гарантии против изменения или уничтожения аудио- и видеозаписей, приобщенных к гражданскому делу в качестве судебных доказательств, установлена обязательность суда сохранять их в неизменном состоянии. Это означает, что электронные носители информации должны быть запечатаны и храниться в суде в таких условиях, которые исключали бы доступ к ним лиц, участвующих в деле, представителей, посторонних лиц до момента исследования доказательств в судебном заседании.

Порядок возврата носителей аудио- и видеозаписей более сходен с порядком возврата письменных доказательств. Подлинные записи, представленные в суд в качестве доказательств, возвращаются лицу, представившему их. В случае обжалования судебного постановления в апелляционном, кассационном порядке запись может не возвращаться до вынесения вышестоящим судом соответствующего судебного постановления.

Как правило, доказательства возвращаются после вступления в силу судебного постановления. Однако по общему правилу указанные доказательства возврату не подлежат. Возвращение аудио- и видеозаписей производится только в исключительных случаях по ходатайству заинтересованного лица на основании определения

Эти исключения касаются редких случаев, когда первоисточник необходим и незаменим для какой-либо деятельности. Предпочтительнее с помощью технических средств за счет лица, представившего и требующего аудио- и (или) видеозапись, с соблюдением гарантий неизменности первоисточника информации снимать с него копию.

Процессуальное оформление возврата из гражданского дела носителей аудио- и видеозаписей проводится вынесением судьей определения. Это определение может быть обжаловано любым лицом, участвующим в деле. В законе не указаны субъекты, имеющие право подать частную жалобу на определение судьи о возврате или отказе в возврате аудио- и видеозаписей. Поэтому должно действовать общее правило, закрепляющее права лиц, участвующих в деле (ст. 35 ГПК).


Заключение

По результатам проведенного исследования автором предлагаются следующие выводы и предложения.

Аудио- и видеозапись - это вновь введенное средство доказывания в гражданский процесс. Такие доказательства также существовали и в ГПК РСФСР, но в отдельную группу средств доказывания они не выносились и относились к вещественным доказательствам. ГПК РФ не содержит определения данного средства доказывания, видимо, исходя из общеизвестности самих понятий "аудиозапись" и "видеозапись".

ГПК особое внимание уделяет достоверности доказательства в форме аудио- и видеозаписи. Именно этим продиктовано положение о том, что лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (ст. 77 ГПК).

В ГПК РФ можно обнаружить несколько статей, в которых речь идет об аудио- и видеозаписях, и только в одной из них, а именно в ст. 185, предельно кратко описан порядок их исследования органом правосудия. Он подразумевает, что судья должен придерживаться следующих процессуально-правовых действий:

а) при воспроизведении аудио- и видеозаписей, содержащих сведения личного характера, открытое судебное заседание назначается только с согласия заинтересованных лиц, в противном случае исследование записей происходит без соблюдения принципа гласности;

б) воспроизведение аудио- или видеозаписей осуществляется в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели помещении с указанием в протоколе судебного заседания признаков воспроизводящих источников доказательств и времени воспроизведения. После этого суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле; если это требуется, воспроизведение аудио- или видеозаписей повторяется полностью либо в какой-либо части;

в) в целях выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений суд вправе привлечь специалиста, а в необходимых случаях назначить экспертизу.

Будучи обязанным явиться в судебное заседание, ответить на поставленные перед ним вопросы, выполнить задание технического характера, специалист обладает также правом с разрешения председательствующего принимать участие в исследовании доказательства, задавать лицам, участвующим в деле, вопросы относительно исследуемого доказательства, а также вопросы свидетелям. Если в процессе выполнения своих обязанностей специалист придет к выводу, что ответ на поставленные перед ним вопросы требует знаний, которыми он не обладает, или необходимо проведение специального исследования на уровне эксперта, он вправе порекомендовать суду пригласить иного специалиста либо назначить экспертизу. В последнем случае он может оказать помощь в определении круга вопросов, которые необходимо поставить перед экспертом, а также в подготовке материалов, представляемых на экспертизу. Консультация специалиста, в отличие от заключения эксперта, не является средством доказывания.

Использование в доказывании аудио- видеозаписей существенно расширяет возможности установления фактических обстоятельств гражданского дела, способствует правильному и объективному его разрешению. Однако, чтобы достичь этого, эти записи обязательно должны быть всесторонне, полно и профессионально грамотно исследованы экспертами, желательно государственных судебно-экспертных учреждений, а заключение экспертов в свою очередь надлежаще оценено судом - в строгом соответствии с законом.

Предлагается либо включить пояснения специалиста в число средств доказывания, либо в императивной форме закрепить обязанность суда при предъявлении сторонами аудио- и (или) видеозаписи в качестве доказательств, обязательное назначение проведения экспертизы, с целью исключения их фальсификации.

Поскольку вопрос о нарушении аудио-, видеозаписями неприкосновенности частной жизни, гарантированной ст. 23 Конституции РФ, не имеет сегодня однозначного решения, необходимо объединение общих усилий, с целью разрешения указанной проблемы. Представляется, что общим условием допустимости таких средств в качестве доказательств в суде является получение предварительного согласия на использование аудио-, видеозаписи от участников процесса, а также от лиц, не участвующих в деле.


Список использованной литературы

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года // Российская газета. – 25 декабря 1993 года.

2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ// Собрание законодательства РФ.- 2002. -№ 3.- Ст. 3012

3. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ.// " Российская газета " от 20 ноября 2002 г. N 220.

4. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации - 17 июня 1996 г. - № 25 - Ст. 2954.

5. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»// Собрание законодательства РФ.1995, N 33, ст. 3349

6. Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 1 декабря 1983 года «О применении процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел в суде первой инстанции» С изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума Верховного Суда СССР N 3 от 3 апреля 1987 года «О строгом соблюдении процессуального законодательства при осуществлении правосудия по гражданским делам»// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по гражданским делам. - М., Юристъ,1996.

7. Научная и учебная литература

8. Боннер А.Т. Правило допустимости доказательств в гражданском процессе: необходимость или анахронизм? // Советское государство и право. 1990. N 10.

9. Галяшина Е.И., Галяшин В.Н. Фонограммы как доказательства по гражданским делам//Законы России: опыт, анализ, практика, 2007, N 1.

10. Галяшина Е.И. Современные возможности экспертизы звукозаписи письменной речи// «ЭЖ-Юрист», 2005, №46.

11. Зайцев П.П. Допустимость в качестве судебных доказательств фактических данных, полученных с использованием электронных документов// «Арбитражный и гражданский процесс», 2002, №4

12. Исаенко О.В., Афанасьев С.Ф. О способах правового регулирования в области средств доказывания: вопросы теории и практики//«Арбитражный и гражданский процесс», 2005, №7.

13. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (под. ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова). - М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2004 г.

14. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ./ под ред. В.Ф.Яковлева, М.Ф.Юкова. – Изд-во «Городец», 2003 г.

15. Комментарий к Закону РФ «О средствах массовой информации»./Под ред. В.В.Погуляева. – Справочная система «КонсультантПлюс».

16. Мировой судья в гражданском судопроизводстве./Под ред. А.Ф.Ефимова, И.К.Пискарева. – Изд. дом «Городец», 2004.

17. Молчанов В.В. Аудио- и видеозаписи как доказательства. // Гражданский процесс׃ Учебник. /Под ред. М.К. Треушникова - М׃ ОАО "Издательский Дом "Городец", 2007.

18. Погуляев В. Правонарушения в сети Интернет// «ЭЖ-Юрист», 2004, №12

19. Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ./ Под ред. П.В.Крашенинникова. – М.: «Статут», 2005.

20. Советский гражданский процесс / Под ред. Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. Ленинград, 1984.

21. Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве. Под ред. И.В.Решетниковой. – М.:«Норма», 2005.

22. Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М., 1982 г.

23. Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М., 1982.

24. Тихиня В.Г. Применение криминалистической тактики в гражданском процессе. Минск, 1976.

25. Ярков. В.В.Новый Гражданский процессуальный кодекс и нотариальная деятельность. - Центр нотариальных исследований: материалы и статьи. Выпуск пятый. //Современный российский нотариат. Издательство АМБ, 2003 г.

26. Ярков В.В. Гражданский процесс.(изд. пятое, перераб. и доп.). – М.: ИНФРА-М, 2004.


[1] В качестве редкого исключения можно назвать следующие публикации׃ Галяшина Е.И., Галяшин В.Н. Фонограммы как доказательства по гражданским делам//Законы России: опыт, анализ, практика, 2007, N 1; Галяшина Е.И. Современные возможности экспертизы звукозаписей устной речи//"ЭЖ-Юрист", 2005, N 46; Исаенкова О.В., Афанасьве С.Ф. Доказывания׃ вопросы теории и практики// Арбитражный и гражданский процесс, 2005, N 7.

[2] Зайцев П.П.. Допустимость в качестве судебных доказательств фактических данных, полученных с использованием электронных документов// «Арбитражный и гражданский процесс», 2002 г., №4

[3] С изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума Верховного Суда СССР N 3 от 3 апреля 1987 года «О строгом соблюдении процессуального законодательства при осуществлении правосудия по гражданским делам»// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по гражданским делам. М., 1996. С. 116.

[4] См׃ Тихиня В.Г. Применение криминалистической тактики в гражданском процессе. Минск, 1976. С. 10 - 11.

[5] См.׃ Советский гражданский процесс / Под ред. Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. - Ленинград, 1984. С. 156.

[6] Треушников М.К. Судебные доказательства. - М.׃ 1999. С. 97.

[7] Боннер А.Т. Правило допустимости доказательств в гражданском процессе: необходимость или анахронизм? // Советское государство и право. 1990. N 10. С. 30.

[8] Тихиня В.Г. Указ соч. С. 10 - 11.

[9] Советский гражданский процесс / Под ред. Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. Ленинград, 1984. С. 156.

[10] Зайцев П.П.. Допустимость в качестве судебных доказательств фактических данных, полученных с использованием электронных документов//Арбитражный и гражданский процесс», 2002 г., №4

[11] Ярков. В.В.Гражданский процесс.(изд. пятое, перераб. и доп.). – М.: ИНФРА-М, 2004. С.154.

[12] Треушников М.К. Указ соч. С. 92 - 96.

[13] См׃ например, Треушников М.К. Указ соч. С. 97; Боннер А.Т. Правило допустимости доказательств в гражданском процессе: необходимость или анахронизм? // Советское государство и право. 1990. N 10. С. 30.

[14] См., подробнее׃ Молчанов В.В. Аудио- и видеозаписи как доказательства. // Гражданский процесс׃ Учебник. /Под ред. М.К. Треушникова - М׃ ОАО "Издательский Дом "Городец", 2007.

[15] См׃ Галяшина Е.И., Галяшин В.Н. Фонограммы как доказательства по гражданским делам//Законы России: опыт, анализ, практика, 2007, N 1.

[16] Собрание законодательства РФ, 14.08.1995, N 33, ст. 3349.

[17] Решение N 32 Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ "О нарушении в программе Невзорова А.Г."

[18] Галяшина Е.И.. Современные возможности экспертизы звукозаписи письменной речи.// «ЭЖ-Юрист», 2005, №46.

[19] Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ./ под ред. В.Ф.Яковлева, М.Ф.Юкова. – Изд-во «Городец», 2003. С.203.

[20] Ярков В.В.. Новый Гражданский процессуальный кодекс и нотариальная деятельеость. - Центр нотариальных исследований: материалы и статьи. Выпуск пятый. //Современный российский нотариат. Издательство АМБ, 2003. С.98.

[21] Погуляев В. Правонарушения в сети Интернет// «ЭЖ-Юрист», 2004 г., №12

[22] Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве. Под ред. И.В.Решетниковой. – «Норма», 2005. С.109

[23] Мировой судья в гражданском судопроизводстве./Под ред. А.Ф.Ефимова, И.К.Пискарева. – Изд. дом «Городец», 2004. С.89.

[24] Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ. / Под ред. .В.Крашенинникова. – «Статут», 2005. С. 198.

[25] О.В. Исаенко, С.Ф.Афанасьев. О способах правового регулирования в области средств доказывания: вопросы теории и практики// «Арбитражный и гражданский процесс», 2005 г., №7

[26] Исаенко О.В., .Афанасьев С.Ф. О способах правового регулирования в области средств доказывания: вопросы теории и практики. // «Арбитражный и гражданский процесс», 2005 г., №7

[27] Приводится по׃ Галяшина Е.И., Галяшин В.Н. Фонограммы как доказательства по гражданским делам //Законы России: опыт, анализ, практика, 2007, N 1.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:45:43 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
16:08:24 25 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Аудио- видеозаписи как средства доказывания в гражданском процессе

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150317)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru