Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Социально-экономическое развитие Коломны в XVIII-XIX вв.

Название: Социально-экономическое развитие Коломны в XVIII-XIX вв.
Раздел: Рефераты по краеведению и этнографии
Тип: реферат Добавлен 20:35:21 06 июня 2007 Похожие работы
Просмотров: 513 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Коломенский государственный педагогический институт

КГПИ

Исторический факультет

Реферат

на тему:

“Социально-экономическое

развитие Коломны в XVIII-XIX вв.”

Выполнил: студент 3-го курса

Дорофеев М.В.

Коломна 2007


План

1.Вступление

2.Социально-экономическое состояние Коломны в 18 веке

3.Социально-экономическое состояние Коломны в 19 веке

5.Заключение

6.Список литературы

Вступление

История каждого города складывается из совокупности социальных, экономических и иных составляющих. На это накладываются событийные особенности, связанные зачастую с политической обстановкой в стране в целом и в отдельных ее областях.

Коломна, как и любой подмосковный город, имел глубокие связи со столицей. В связи с этим экономика города в целом была направлена не только на выработку продуктов внутреннего потребления, но и на обеспечение Москвы и прилегающих областей.

Выросший как город-крепость, Коломна на протяжение всей своей истории имела неоспоримую значимость для России. Коломна – город славных боевых традиций. Ранее выступая как форт на пути монгольской орды, позднее город снабжал русские рати своими сынами.

Город церквей и соборов, Коломна внесла огромный вклад в дело православия. Кроме памятников церковного искусства, город дал стране митрополита Филарета (Дроздова). Коломенские монастыри стали средоточием ремесла.

В целом город развивался довольно динамично и до начала 20 века социальные потрясения как таковые не затрагивали внутреннюю жизнь Коломны. Положительная динамика экономического и социального развития особенно четко прослеживается в 18-19 веках.

Социально-экономическое состояние Коломны в 18 веке

В начале 18 века Коломна продолжала оставаться значимым городом. В составе армейских частей многие коломенцы, солдаты и офицеры, участвовали в сражениях Северной войны, в Прутском походе 1711 года. А те, кто не воевал, снабжали армию продовольствием, фуражом и всем необходимым. К примеру, крестьяне Коломенского уезда в 1708 году платили денежный сбор на «строение» драгунских седел и наем подвод для военных нужд.

Основание Санкт-Петербурга и перенос столицы государства на северо-запад имели огромное значение. Перемена участи Москвы отразилась на судьбе многих связанных с нею городов и, не в последнюю очередь, на судьбе Коломны.

По мере того как Петербург из города-крепости превращался в крупнейший экономический центр, происходило перераспределение ролей в хозяйстве страны. Возникают новые экономические связи, прокладываются новые торговые пути. Растут рынки рабочей силы и сбыта товаров. Торговые связи Коломны достигают новой столицы, однако удаленность от нее привела к тому, что наш город совершенно утратил то особое положение, которое занимал в московский период русской истории.

В 1723 году реестр Главного Магистрата разделил все российские города на пять разрядов по числу посадских дворов. Коломна была отнесена к третьему разряду (от 500 до 1000 дворов). Экономика города довольно быстро приспособилась к новым условиям. Развивалась гуртовая торговля скотом , быстро ставшая одним из основных занятий коломенцев. Скотопромышленники, как и хлеботорговцы, включаются в снабжение армии и флота.

Растет число кузниц, воскобоен, солодовен, кожевен, красилен и других мелких кустарных заведений. Для этого в Коломне имелись два благоприятных фактора. Во-первых, достаточное количество сырья, поступающего в результате торговли. Купцы были заинтересованы в создании собственных перерабатывающих предприятий, поскольку продажа готового продукта или полуфабриката приносила больший доход, чем сбыт сырья. Во-вторых, Коломна оказалась практически единственным городом Подмосковья, где сформировался рынок рабочей силы. Число наемных работников росло за счет притока переселенцев из других мест и крестьян-отходников, приходивших в город на заработки. Ревизия 1722 года показала, что из полутора тысяч наемных рабочих в городе 99 человек - пришлые люди. В последующие годы удельный вес пришлого элемента растет.

Преобладающее количество наемных работников обслуживало речные торговые суда - 1326 человек, что составляло почти 90% от их числа и 97% всех судовых работников окского региона. Если Нижний Новгород считался главным центром речного торгового судоходства на Волге, то Коломна оставалась таковым на Оке. «Суда, команды которых формировались в Коломне, - пишет историк Н.В.Козлова, - достигали верховьев Оки до Орла, вниз по Оке шли до Нижнего Новгорода, поднимались вверх по Волге до Ярославля и Рыбной слободы и спускались по Волге вниз до Саратова.

Вторая по численности группа наемных работников была занята в торговой сфере.

В 1722 году Петр I учредил в России цеховое устройство ремесла по образцу Западной Европы. На цеховые организации возложено было выполнение казенных заказов. Однако в Коломне цеховые составили совсем небольшую группу - около 170 человек, или 8,6% всего посадского населения.

Кроме жалованья, наемные работники получали от хозяина питание и одежду. Размер жалованья не превышал нескольких рублей в год. Например, из трех крестьян, нанятых коломенским посадским человеком Н.М.Миляевым для «калачной работы в пекарне», старший, выполнявший квалифицированную работу, получал шесть рублей, остальные - по два рубля.

В середине XVIII столетия на территории Коломенского уезда возникают первые мануфактуры: в 1741 году - брезентовая и полотняная фабрика Григория Шустова, в 1754 году - суконная фабрика Ивана Мещанинова, «на которой ткут и каразеи». Вся продукция этих мануфактур шла на нужды армии и флота: сукно использовалось для пошива обмундирования, брезент и парусина - для снаряжения боевых кораблей. Казенные подряды гарантировали прибыль и создавали надежный стимул для расширения производственных площадей на уже работающих предприятиях, а также для возникновения новых фабрик, число которых росло с каждым годом. Мануфактуры появляются и в сельских населенных пунктах - в селе Лукерьине (принадлежащем тому же купцу И.Т.Мещанинову) и в сельце Осташеве. Шерсть для них закупали на Дону, в Тамбовской губернии и других местах. Привозными были также красители и все остальные использовавшиеся в производстве материалы.

Самой крупной остается мещаниновская фабрика. В 1771 году на ней трудились 409 покупных рабочих на сорока суконных и каразейных станах. К 1778 году на фабрике остался 181 покупной рабочий, к которым, однако, прибавилось 259 вольнонаемных.

Покупка крепостных для использования на фабричных работах, равно как и привлечение приписных зависимых крестьян, практиковалась повсеместно. Однако наличие рынка рабочей силы позволило коломенским мануфактурщикам рано перейти к эксплуатации вольнонаемного труда. И это отнюдь не мешало развитию производства, а, напротив, способствовало его интенсификации. Так, на мануфактурах купцов Елисея Котельникова и Егора Хлебникова при девяноста вольных рабочих имелось 40 ткацких станов, тогда как на фабрике действительного статского советника князя Г.И.Шаховского в Коломенском уезде 500 крепостных обслуживали всего лишь 9 станов.

Почти одновременно в городе и окрестностях налаживается шелковое производство. Подготовительные операции поручались крестьянам фабрикантами для выполнения на дому. Крестьяне, производившие эти операции - прядение и размотку шелка, именовались карасниками. Готовая продукция выпускалась уже на фабрике. В 1785 году в самом городе насчитывалось 3 шелковых фабрики с 56 станами и 4 полотняных фабрики со 109 станами. На первых освоили выпуск шелковых и канаватных платков высшего качества. В настоящее время несколько таких платков, сработанных в конце XVIII столетия на фабрике коломенского купца Гурия Левина, хранятся в собрании шелковых и парчовых тканей Государственного Русского музея.

Полная картина развития местной промышленности предстает перед нами в донесении московского губернатора графа Ф.А.Остермана на имя Екатерины II (октябрь 1775 г.). Фабрик в городе было 9: суконная и каразейная 1 с 17-ю станами, на которых вырабатывалось в поставку сукон разных цветов до 800 штук половинок в год, причем в каждой половинке по 27 аршин и больше; полотняных, как уже упоминалось, 3 с 71-м станом, вырабатывались полотна парусное, фламское, равендушное, каломянковое и прочее, выходит из дела каждого сорта до 200 кусков по 50 аршин в каждом. Шелковых фабрик было 3, в них на 21 стане ткали шелковые материи, платки и кружева, которые продавались не только в Коломне, но и в украинских городах, а также через Рижский порт экспортировались за рубеж; кумачная фабрика 1, где на 25 станах делалось в год 12550 концов, по 8 аршин в конце; китайчатая фабрика 1, в которой на 5 станах вырабатывалось до 1830 концов вишневого цвета по 7 аршин в конце; ситцевая фабрика 1, в ней на 6 столах «в деле бывает ситцу и полуситцу разного манера» до тысячи аршин, «набойки на ольняном полотне» до 20 тысяч аршин, платков бумажных до полутора тысяч. Продукция ситцевой фабрики продавалась на месте и отвозилась в украинские города.

Такова картина развития ткацкой промышленности в Коломне. На коломенских фабриках выпускалось так называемое каломянковое полотно. Этот сорт ткани родился в нашем городе и первоначально именовался коломенкой. Когда производство его освоили повсеместно, название трансформировалось в коломянку или каломянку.

Ткань эту выпускали вплоть до XX столетия. Заметим также, что шелковые изделия из Коломны, соответствующие, так сказать, мировым стандартам того времени, экспортировались через Рижский морской порт в Западную Европу. Следовательно, ткацкая промышленность города способствовала поддержанию его международных связей.

Заводов в Коломне было 106: сальных 37; солодовых 14, в них яичного и ржаного солода готовилось для продажи в Коломне и других городах до 30 четвертей; кожевенных заводов 15, выделывали на них красную, черную и белую юфть для продажи в Москве и Петербурге; кафельных (изразцовых) заводов 4, горшечных 9. Продукция последних частью реализовывалась на месте, частью продавалась в соседние уезды.

В целом, наиболее развито было у нас салотопенное и керамическое заводское производство. «Коломна более всего известна своими сальными заводами», — писал в 1803 году Н.М.Карамзин. Что же касается изделий местных гончаров, то они пользовались повышенным спросом на протяжении столетий. Приспосабливаясь к меняющемуся вкусу потребителя, постоянно расширяли свой ассортимент. В период с 1797 по 1803 годы они выпускали не только обычную дешевую столовую посуду - кувшины, квасники и кумганы, но и сервизы из простого фаянса, а также «полуфарфора». Однако, несмотря на эти новинки, особой популярностью среди населения пользовались, как и прежде, «коломенские горшки» - дешевая и практичная обиходная посуда, которую можно было встретить в каждом доме. Уже в XIX веке В.И.Даль записал поговорку «крепок, как коломенский горшок». Справедливости ради надо заметить, что эту посуду не очень берегли из-за ее дешевизны, поэтому, вероятно, поговорка о коломенских горшках встречается в различных вариантах. Например, в известной повести И.С. Тургенева читаем: «... замасленный, как коломенский горшок».

Заканчивая этот раздел, добавим, что по числу фабрик и заводов Коломна выходила на первое место в Московской губернии.

В 1787 году в городе насчитывалось 1017 домов на 5809 жителей обоего пола. По числу строений Коломна занимала первое место в губернии, по числу жителей - второе после Вереи. Абсолютное большинство домов принадлежало купечеству - 22 каменных и 534 деревянных. Один дом занимала воеводская канцелярия, еще 33 находились в собственности канцелярских служителей, 3-мя каменными и 54-мя деревянными домами владели разночинцы, 4-мя каменными и 3-мя деревянными - фабриканты. Два деревянных строения занимали лазарет и сарай расквартированного в Коломне Невского полка. Во всем городе считалось 110 улиц и переулков.

В помещении воеводской канцелярии размещались все административные учреждения города и уезда: уездный суд, дворянская опека, нижний земский суд, городническое правление, уездное казначейство, городовой магистрат, словесный и сиротский суды и - некоторое время - даже духовная консистория. Городская администрация состояла из воеводы, воеводского товарища (заместителя), секретаря, 13 канцелярских служителей, подпоручика и 29 унтер-офицеров и рядовых из штатной воинской команды. В 1733 году в Коломне учреждена уездная полиция. В ее штате числились: полицмейстер в чине поручика, 1 унтер-офицер, 1 капрал, 6 канцелярских служителей и 10 городских частных смотрителей.

При Екатерине II Коломна обрела первое светское учебное заведение - народное училище, разместившееся в специально для него построенном здании в кремле. Здесь «обучалось разного состояния юношество начатками Российского языка, и писать, и рисовать, арифметике и православному исповеданию христианского закона».

В 1775 году город пережил сильнейший пожар, уничтоживший более половины всех строений. Из 370 лавок на Торгу погорели 267. В 1784-1785 годах, когда последствия пожара были в значительной степени ликвидированы, на Торгу считалось 207 лавок, объединенных в 9 торговых рядов: мясной (20 лавок), рыбный (19 лавок), овощной (25 лавок), москательный (40 лавок), голичный (15 лавок), масляный (24 лавки), солодяной (13 лавок), житный (31 лавка) и скобяной (20 лавок). В них продавался прежде всего привозной товар из Москвы, Петербурга и других городов: импортные шелковые материи, сукна, выбойки, китайки, холстины, шнурки, щепетильный (галантерейный) товар, изделия из металла, виноградные вина, хрустальная посуда, чай, сахар, овощи, кожа, пряники, мед, воск, мыло, мясо, рыба, хмель и кустарная посуда. Из Коломны в Москву, далее к Петербургскому порту отправлялись юфть, хлеб и солонина, рыба и сало, мед и воск, хмель и пенька, а также коломенские горшки.

Как повелось исстари, торговыми днями в Коломне считались понедельник и четверг. По этим дням в город приезжали со своими товарами крестьяне.

В 1771 году купечества в городе было 1955 душ мужского пола. Вместе с ремесленниками они составляли не менее 95% всего населения. Собственно торговлей занимались, как правило, купцы первой и второй гильдии. Купцы третьей гильдии содержали фабрики и заводы. Ремеслом занимались посадские люди, не вышедшие в купечество, да пришлые, осевшие в Коломне недавно. Более наглядно коломенские купцы разделялись на тех, чьи торговые интересы сосредоточивались в самом городе, и на тех, кто ориентировался на коммерцию за его пределами. К первым относились купцы, имевшие лавки в торговых рядах. Они обслуживали только местного покупателя. В середине XVIII столетия на Торгу строится каменный Гостиный двор, основная линия которого тянулась от Ямской башни кремля вдоль четной стороны улицы Зайцева по направлению в Бобреневскому мосту. Другие линии Гостиного двора располагались напротив старого Коломенского рынка. Здесь и процветала «рядская» торговля, удовлетворявшая повседневные нужды коломенцев. Здесь по понедельникам и четвергам проходили базарные дни.

Вторую группу купечества образовывали оптовики-хлеботорговцы и скотопромышленники. Летом скотопромышленники гнали через Коломну в Москву и Петербург крупный и мелкий рогатый скот - до трехсот гуртов за сезон, считая по 100-120 голов в гурте. Зимой в том же направлении шли обозы с хлебом. Занятие это было весьма прибыльным, и купцы, державшие его в своих руках, составляли самую зажиточную часть населения города. Поскольку хлебная торговля была исконным занятием коломенцев, почти все хлебопромышленники принадлежали к коренному населению города. Один из них - Иван Тимофеевич Мещанинов еще в 1740-х годах завел в Коломенском уезде один из первых частных винокуренных заводов. Зерна этот завод потреблял сравнительно немного, а прибыль от него превзошла все ожидания. Только в 1748 году завод поставил по подряду 2 тысячи ведер хлебной водки на Московский питейный двор, тысячу ведер - в Бронницы и полторы тысячи - в село Новоспасское. Вскоре на содержание частных винных заводов был наложен запрет, но И.Т.Мещанинов, почувствовав выгоду заводского предпринимательства, сделал свой выбор. В 1754 году он основал в Коломне суконно-каразейную фабрику, которая уже упоминалась выше, а затем еще одну - в селе Лукерьине. Через некоторое время еще одна мещаниновская фабрика открылась в Москве. Сделавшись крупнейшим фабрикантом, Иван Тимофеевич устроил свою жизнь на дворянский манер. В Коломне ему принадлежал целый квартал земли, на котором была разбита великолепная усадьба. Как писал мемуарист: «Задняя часть мещаниновской земли занята была луговиной, огородом и фруктовым садом; за ними следовал во французском вкусе устроенный сад для гулянья, с дорожками, пересекающимися под прямым углом, ели шапками, аллеи шпалерами, каменные двухэтажные беседки - все, как водилось при барских усадьбах. Перед садом двор и в нем дом с обширным каменным балконом, глядевшим через двор прямо на главную аллею, в конце которой красовалась беседка. Дом лицевою стороной на двор». Дом И.Т.Мещанинова представлял собою миниатюрную копию петербургского Зимнего дворца.

Мещанинов славился как крупнейший благотворитель Коломны. В 1775 году на его средства был построен в кремле теплый Тихвинский собор.

Совокупный капитал коломенского купечества составлял 360 956 рублей. Это намного превышало купеческие капиталы других городов Подмосковья. Коломна предоставляла тем, кто приезжал сюда по торговым делам, все удобства, возможные в то время. В городе было 97 деревянных и 1 каменный постоялый двор. Питейных домов в самом городе насчитывалось 11 и еще столько же - уезде. И дома эти не пустовали, ежегодный откупной питейный сбор с них достигал немалой суммы в 31 600 рублей.

В 1772 году в Коломне учреждается должность уездного почтмейстера. От этого в первую очередь выиграло опять-таки купечество, получившее возможность наладить регулярную деловую переписку с партнерами.

В 1781 году преобразовано административно-территориальное деление России. Это привело к значительному уменьшению площади Коломенского уезда, часть земель которого отошла к вновь образованным Богородскому, Бронницкому, Серпуховскому уездам Московской губернии, к Егорьевскому и Зарайскому уездам Рязанской губернии. Если до начала реформы на территории уезда находилось 617 селений, то к концу ее осталось лишь 26917. Из них государственными были 39 сел, 12 селец и 48 деревень; помещичьими 50 сел, 100 селец и 20 деревень.

Дворян в уезде проживало 320 человек. Им принадлежало 132 господских дома, из которых только 5 были каменными, а остальные деревянными. Многие дворяне носили громкие титулы. 43 из них имели княжеское, 8 графское достоинство.

В числе помещиков правдами и неправдами оказываются представители местного купечества. Усадьба Красное Сельце (сейчас в черте г. Воскресенска) полюбилась Ивану Ильичу Лажечникову, но, как купец, он смог приобрести ее лишь через подставное лицо. И.Т.Мещанинов приобрел сельцо Лукерьино, где устроил роскошную усадьбу с искусственными прудами, липовыми аллеями и прочими красотами. И сегодня в Лукерьине сохраняется дом Мещаниновых - редчайший для Подмосковья памятник архитектуры эпохи барокко.

Одна из самых живописных усадеб возникла в селе Черкизове, принадлежавшем князьям Черкасским. Это был «длинный ряд княжеских каменных домов, почти на версту в длину, разнообразной, но замечательно изящной архитектуры и, притом, расположенных со щепетильной симметрией, а впереди их три церкви, две по бокам и одна в середине, пред главным княжеским домом. Таков был вид Черкизова с Москвы-реки, на которой оно расположено. В стороне от княжеской усадьбы, тоже по берегу, рассыпаны крестьянские избы в несколько слобод, то есть улиц, все смотревшие зажиточно». Составными частями усадьбы Черкасских являлись «изящный дворец с не менее изящными флигелями, манеж, который сделал бы честь любому губернскому городу и не посрамил бы даже столицы, псарный двор в виде замка с башнями, оранжереи...».

Крестьян в уезде числилось 65 817 душ, из них государственных 2280 душ, отписных 219 душ, дворовых 1085 душ, помещичьих 51 846 душ, экономических 10 387. Дворов крестьянских было 15 060. Деревенская администрация состояла из 119 выборных сотских, 238 пятидесятских и 1160 десятских.

Главным занятием крестьянства оставалось хлебопашество, основными сельскохозяйственными культурами - рожь, пшеница, греча, овес, ячмень, горох, льняное семя, «а приплоду получается вдвое, втрое и вчетверо». Хлеб крестьяне выращивали и на продажу. Продавали также собственные кустарные изделия, например, грубую деревянную посуду. Хлеб обычно возили в Москву, а все остальное реализовывали на месте. Промышляли также рыбной ловлей, плотничеством, обслуживанием речных торговых судов на Оке.

Источники того времени специально подчеркивают, что в Коломенском уезде «ярмонок и торгов не бывает, а бывают сходбища из разных селений к богомолью в селе Полубояринове в Петров день, а в селе Подберезниках в день Николая Чудотворца, а торгуют крестьяне разной крестьянской рухлядью».

В некоторых селениях раз или два в неделю проходили небольшие торжки, однако в основном это имело место в бывших дворцовых селах, которые с 1781 года отошли к другим уездам. Например, в Дединове по пятницам шла торговля в двух рядах: в одном продавали съестные припасы, а в другом щепетильный (галантерейный) товар, все привозное. В Бронницах по понедельникам и четвергам также в двух рядах торговали провизией, дровами, лаптями, веревками, рогожами, лыками; в селе Высокое (до превращения его в город Егорьевск) по пятницам собирались торговцы из Коломны и других мест для продажи щепетильного товара, хмеля, хлеба и деревянной посуды, в селах Малино и Киясовка раз в неделю продавали хлеб и деревянную посуду крестьянского изготовления.

В уезде насчитывалась 101 хлебная мельница. Большинство из них были водяными и располагались на реках. В селениях Богородском, Кузминском, Степановском и Карпове мельницы стояли на искусственных прудах, а в Тарбушеве, где было две мельницы, одна стояла на ключевом протоке, а другая на роднике. Ветряные мельницы имелись в селах Шеметове, Андреевском и в деревне Ляхово.

Каждую мельницу обслуживало несколько человек, как правило наемных работников. Это был один из наиболее распространенных способов привлечения крестьян к наемному труду.

Крестьянский наемный труд широко использовался на ткацких мануфактурах, появившихся во многих селениях. Основателями их часто выступали сами крестьяне. В 1784 году крестьянин деревни Подлипки Сапрон Нестеров завел первую в этой деревне фабрику, производящую кановатные фаты с золотом и серебром трех разрядов, штоф, кановат, гарнитуры для продажи в Москве и других городах. А через десять лет в Подлипках работали уже четыре фабрики, на которых 164 вольнонаемных крестьянина обслуживали более сотни ткацких станов. В селе Белые Колодези возникли две полотняных и хлопчатобумажных фабрики крестьян Савела Иванова и Данилы Антонова. В описании фабрик читаем: «Содержит оную крестьянин того же села», а фабричные изделия «работаются из найма крестьянами того же села».Заводят собственное ткацкое производство зажиточные крестьяне в селениях Городищи, Лысцево, Горы, Солосцово, Степановское, Осташево и других.

«Осьмнадцатое столетие» вписало в историю крестьянства новые страницы борьбы его против крепостного права. В 1752 году вспыхнуло волнение крестьян села Любичи Дединовской волости Коломенского уезда. За отказ от уплаты неуказных, то есть незаконных сборов местный управитель арестовал сельского старосту и пятерых крестьян. В ответ «любыцкие» крестьяне, «собравшись многолюдством, нарядным делом, умышленно, более ста человек», пришли на дединовский приказный двор, где содержались арестованные, и «с необычным приступом шумели и кричали», требуя их освобождения. В толпе раздавались возгласы: «Живы не хотим быть, чтобы здешнего нам суда слушать!» Односельчане силой освободили арестованных, после чего управитель обратился за помощью в главную дворцовую контору. Вскоре в Любичи прибыл следователь с воинской командой. Однако после ознакомления с делом он пришел к выводу, что действия управителя, арестовавшего крестьян, неправильны. Дело закончилось само собой после скоропостижной смерти управителя.

Трагическим эпизодом русской истории XVIII столетия остается третья крестьянская война под предводительством Пугачева. В Коломне и уезде появлялись пугачевские манифесты, действовали разведчики. Летом 1774 года, когда восставшие стали приближаться к границам Московской губернии, власти охватила тревога. 25 июля по уездам был разослан приказ об организации наблюдения за передвижениями пугачевских отрядов, эвакуации денежной казны из уездных городов в Москву, а главное, о подготовке к вооруженному сопротивлению пугачевцам. Коломенская штатная воинская команда состояла из одних «инвалидов», как называли в то время старых, заслуженных ветеранов. В помощь им разрешено было привлекать дворовых людей и мещан. А затем последовало распоряжение о сдаче помещиками внеочередных рекрутов. Оно вызвало открытое сопротивление как помещиков, так и самих крестьян. Бронницкая волость наотрез отказалась сдавать причитающихся с нее двух рекрутов - пешего и конного - с каждой сотни крестьян.

Ученый-энциклопедист А.Т.Болотов, служивший в то время управляющим дворцовой Киясовской волости Коломенского уезда, столкнулся с той же проблемой. Один из местных крестьян высказался откровеннее других: «Стал бы я бить свою братию (т.е. крестьян-повстанцев - И.М.). А разве вас, бояр, готов десятерых посадить на копье». Отказавшись от намерения найти среди крестьян рекрутов-добровольцев, Болотов решил прибегнуть к жребию. Но и это предложение не нашло поддержки у крестьян, которые выдвинули встречное: послать в зачет тех, кто во время последнего рекрутского набора словчил и уклонился. Болотов согласился, но те, кому предстояло «забрить лоб», потребовали денежной компенсации. В конце концов одного из кандидатов в рекруты освободили, за что он уплатил 200 рублей на снаряжение остальных. Конному ратнику выпало по 3 рубля на неделю, пешему - по рублю. Пугачевщина потерпела крах, повторив судьбу крестьянских выступлений под предводительством Болотникова и Разина.

В 1781 году Екатерина II утвердила представленный Геральдической конторой герб Коломны. На нем изображена колонна, по созвучию символизирующая название города (колонна — Коломна), и звезды «в лазоревом поле» по обеим сторонам колонны. Если значение колонны как основного элемента «говорящего герба» не вызывает сомнений, то происхождение и значение боковых звезд - загадка. Существует несколько версий, например, что звезды символизируют две столицы России, с которыми связана Коломна - Москву и Петербург, однако их вряд ли можно рассматривать всерьез.

В 1784 году утвержден первый генеральный план Коломны, по которому она должна была принять облик правильно спланированного «регулярного города». План предусматривал создание новой сетки улиц, перегруппировку сложившейся застройки на началах «регулярности». Въезд и выезд из города по Астраханскому тракту получили архитектурное оформление в виде застав. В Запрудах появилась Московская застава, возле современной Советской площади - застава Рязанская. У Рязанской заставы возникло новое городское кладбище, получившее по имени кладбищенской церкви Петра и Павла название Петропавловского. Однако настоящая реализация генерального плана началась только в XIX столетии.

Социально-экономическое состояние Коломны в 19 веке

В 1803 году Коломну посетил известный поэт, будущий знаменитый историограф Н.М.Карамзин. Свои впечатления от посещения нашего города он изложил в статье «Путешествие вокруг Москвы». О городе он писал: «Улицы и строения здесь некрасивы; но зато промышленность людей достойна внимания и похвалы. Давно известны коломенские фабрики, кумачные, шелковые, полотняные, которые с некоторого времени размножились и в других местах вокруг Москвы (...). Всего известнее в России коломенские сальные заводы, их более тридцати! Сало, отправляемое за море, идет по большей части отсюда. Жители торгуют рогатым скотом, закупают его на Дону, в Малороссии, солят мясо и продают как в Москве, так и в Петербурге: не удивительно, что имя мясника здесь почетнее, чем где-нибудь!

Коломна славится еще яблоками, вишнями и другими плодами, мы едим их в Москве».

В октябрьской книжке журнала «Вестник Европы» за 1828 год (в то время журнал редактировал М.Т.Каченовский) напечатана статья «Историческое описание города Коломны», автор которой подписался инициалами Я.С.: «В нынешнее время число жителей города простирается до 10 000 человек обоего пола. Купечество главную торговлю отправляет салом и выгоном рогатого скота. В 1826 году в С<анкт>-Петербурге было от коломенских купцов в продаже сала 2 800 000 пудов, сверх того выгнато рогатого скота до 50 000 голов и овец одного купца Резцова до 30 000. Из фабрик известны: шелковые Левиных и Крашенинникова, на коих выделываются парчи и штофы отличнейшей доброты, и, особенно, последние, которые расходятся по всей России, далее, одна суконная фабрика, три кожевенных завода, три мыльных и один фарфоровый».

Публикации статей Н.М.Карамзина и Я.С. разделяет четверть века. Тем более поразительны в них черты сходства. Видно, насколько мало изменился город с XVIII века: те же занятия населения, те же фамилии купцов и фабрикантов, тот же уклад жизни. Это свидетельствует о стабильности социально-экономического развития города в конце XVIII - первой половине XIX столетий.

Коломна того времени - богатый провинциальный купеческий город с необычайно высоко развитой промышленностью. К концу XIX столетия пора эта воспринималась местными жителями как безвозвратно ушедший «золотой век». А еще позднее писатель Борис Пильняк, долго живший в нашем городе и интересовавшийся его историей, назвал Коломну «золотого века» «русским Брогэ», подразумевая знаменитый торговый город-музей в Бельгии.

Иван Иванович Лажечников (1790—1869) — сын купца, участник Отечественной войны 1812 года, писатель. Родному городу посвящены многие его произведения. Действие повести «Беленькие, черненькие,серенькие» происходит в уездном городе, которому автор дал прозрачный псевдоним Холодна. Жители города, холодненцы, «били на бойнях тысячи длиннорогих волов, солили мясо, топили сало, выделывали кожи и отправляли все это в Англию»34.

Никита Петрович Гиляров-Платонов (1824—1887) — сын и внук священника, бакалавр Московской духовной академии, издатель-редактор газеты временные Известия» (подробнее о нем см. в главе «От коломенской епархии до наших дней»). Его книга воспоминаний «Из пережитого» - энциклопедия жизни Коломны и коломенцев в XVIII-XIX веках. В ней

кроме прочего отмечается, что Коломна представляла собою «бойкое торговое место, с обширною Ямскою слободой, с ямщиками бывалыми, с трактами на Тамбов-Астрахань, Воронеж-Таганрог, не говоря уже о Владимире и Кашире».

Преобладающей частью населения оставались ремесленники и торговцы. После разделения при Екатерине II купечества на гильдии посадские люди, не приписанные ни к одной из трех гильдий, образовали мещанское сословие.

Наряду с мясной процветала и хлебная торговля, в том числе и речная. В полном расцвете находился и бурлацкий промысел - конная тяга барок в Москву. Особую гордость коломенцев составляло производство фруктово-ягодной пастилы. Сначала хозяйки готовили пастилу для семейного стола, но отменное качество позволило этому продукту успешно выдержать конкуренцию на широком рынке. Со временем в Коломне налаживается изготовление пастилы в промышленных масштабах. Секрет варки пастилы тщательно охранялся, передаваясь по женской линии.

Хозяевами города были купцы. Семьи Бочарниковых, Кисловых, Колесниковых, Котельниковых, Курчевских, Ротиных, Тулиновых, Тупицыных, Шапошни-ковых, Шараповых, Шевлягиных и некоторые другие образовывали верхушку местного купечества. Большинство скотопромышленников не принадлежали к коренному населению города. Они были родом из тех мест, где формировались проходившие через Коломну гурты скота. Поскольку Коломна являлась последней перевалочной станцией перед Москвой, они перебирались сюда на постоянное жительство, чтобы отсюда руководить всем делом. К примеру, семья Ротиных происходила из Воронежской губернии. С конца XVIII века три поколения этой семьи удерживали славу богатейших гуртовщиков Коломны.

Состояние некоторых купцов оценивалось в миллионы, а скотопромышленников - в десятки миллионов рублей. В жизни каждого наступал такой момент, когда дальнейшая погоня за прибылью теряла смысл. Тогда купец задумывался о душе и пускался в благотворительность. Большинство в таком случае жертвовало более или менее значительные суммы храмам и монастырям. А семья Кисловых, сложившись с Г.К.Шараповым, начала свою благотворительную деятельность с того, что подарила городу роскошную по тем временам больницу. 30 января 1834 года высочайше утверждено положение Комитета Министров об «устроении в г. Коломне городской больницы с особым отделением для родильниц и несчастно рожденных младенцев». В больнице имелась 21 койка для больных мужского пола, отделение для родильниц на 2 кровати и для 4-х «несчастно рожденных младенцев».

30 октября того же года учреждается штатная должность врача «Коломенской градской больницы имени Кисловых и Шарапова» с жалованьем в 400 рублей годовых.

В 1847 году на средства той же семьи Кисловых в Коломне учреждается общественный банк «с целию производством ссуд доставить местным гражданам вспомощество-вание в торговых их оборотах, а на получаемые от сего проценты содержать общественную богадельню»": в указе об учреждении богадельни от 2 апреля 1847 года говорилось: «Назначена для призрения людей бедных, престарелых и увечных, преимущественно из местных граждан, и в память учредителя наименована «Богадельнею Кислова». Здание, в котором размещалась эта богадельня, сохранилось до сих пор в Запрудах (ул. Октябрьской революции, 168).

Больница и богадельня становятся неотъемлемой принадлежностью города. Еще в 1829 году к границам Московской губернии подошла эпидемия холеры. Для предотвращения ее дальнейшего распространения в Коломне был учрежден карантин. С этим связан инцидент, описанный в «Записных книжках поэта П.А.Вяземского»: «7-го ноября (...) в Коломне, сказывают, был бунт против городничего, объявившего, что холера в городе, а чернь утверждала, что нет. Городничий скрылся. Губернатор приезжал расследовать это дело».

Коломенским городничим в то время был В.Я.Губерти, зять знаменитого статс-секретаря Екатерины II. В Коломне его не очень любили еще и за то, что он приложил руку к разрушению кремлевской стены, выстроив себе из кирпича сломанной стены дом.

Коломенцы не чуждались просвещения. Н.П.Гиляров-Платонов писал об этом: «В провинциальной Коломне следили за развитием общественной мысли: газеты и журналы читались по мере выхода, пусть и не все немедленно...»

В дворянских усадьбах и некоторых купеческих домах формируются фамильные библиотеки. Значительное собрание книг и рукописей имелось в усадьбе Шеметово, принадлежавшей историку Д.П.Бутурлину. Библиотека И.И.Мещанинова, внука знаменитого купца, состояла «из журналов, исторических, географических сочинений, из беллетристических произведений». Богатая библиотека, собранная под руководством просветителя Н.И.Новикова, была в доме Лажечниковых.

Любимой потехой простонародья были кулачные бои. Постоянной ареной для них служила Застеночная и Пыточная улица в кремле (сейчас ул. Исаева). «Границей арены, - вспоминал Н.П.Гиляров-Платонов, — была определена: с одной стороны берег (Москвы-реки — И.М.), в который упирается улица, с другой площадь (у Крестовоздвиженской церкви и Пятницких ворот - И.М.)». В этой части города, красноречиво именуемой Шемиловкой, ютилась последняя беднота.

Во всех слоях населения распространилось пьянство. И.И.Лажечников, описывая «Холодну», с горькой иронией отмечал: «Пили здесь, правда, много, но с патриотизмом - свое, доморощенное». Оказывается, городские питейные заведения обслуживали, главным образом, иногородних. Посещать их местным жителям считалось зазорным. Лишь с появлением накануне Отечественной войны 1812 года трактиров коломенцы постепенно изменяют свое отношение к питейным заведениям. «Да и то купеческие детки, даже сначала мещанские, ходили в них тайком, перелезая через заборы и пробираясь задними лестницами, под страхом телесного наказания или проклятия отцовского.

В первой половине XIX столетия на территории Коломны и уезда продолжается рост фабричной промышленности. Самой распространенной отраслью остается хлопчато-бумажное производство. В 1814 году насчитывалось 14 фабрик с 177 ткацкими станами и 527 наемными работниками. Возникают значительные сельские промышленные центры, и первый из них - село Озеры Горской волости. Одна из крупнейших местных фабрик - Товарищества Моргуновых - начиналась с небольшой мастерской по приготовлению тканей, работавшей на московского купца Латышева и размещавшейся в светелке крестьянина Василия Моргунова. В 1841 году на производстве тканей был занят 171 человек. Вскоре Василий Моргунов отделился от Латышева и завел собственное дело. Во второй половине XIX века фабрика Моргунова сделалась одним из самых крупных предприятий в уезде.

В 1843 году на одно предприятие в уезде приходилось в среднем по 61 работающему. В дальнейшем намечается рост концентрации производства.

К середине столетия увеличивается число крестьян-отходников, рекрутировавшихся прежде всего из числа недоимщиков. В 1841 году из крестьян имения князей Гагариных в Малинской волости отпускные билеты «на прожитие в Москве» получили без малого 60 человек, а в 1842 году уже 140 человек, причем абсолютное большинство отходников брали отпускные билеты на весь год и совершенно отрывались от крестьянского хозяйства. Некоторые нанимались на фабрики, некоторые уходили на заработки в Москву. В записках И.Т.Кокорева отмечалось, что коломенцы вообще на все руки мастера, а сверх того, нанимаются на судовые работы.

Коломенский уезд был наиболее оброчным в Московской губернии. По 10-й ревизии (1858 г.) здесь было 30305 помещичьих и 10 275 государственных крестьян, 91 % из них находился на оброке, 7% на барщине и 2% на смешанной повинности.

Сельское хозяйство не обеспечивало большинству из них даже прожиточного минимума. Например, государственным крестьянам ежегодно недоставало до нового урожая от 0,35 до 5,64 четвертей хлеба. Неурожаи 1840-х годов усилили недовольство крестьян. По уезду прокатилась серия крестьянских волнений. Еще более трудная ситуация возникла здесь в годы Крымской войны. В 1854 году правительство распространило указ о формировании ополчения. В народе он породил слухи о том, что крестьянам, добровольно вступившим в ополчение, будет дана «воля». Вслед за тем тысячи крестьян со всех губерний, бросив полевые работы, устремились в Москву и Петербург записываться в ополчение. Крестьяне из Тамбовской и некоторых других губерний шли на Москву через Коломну. У переправы через Оку в Щурове, относившемся тогда к Зарайскому уезду Рязанской губернии, крестьян пытались задержать местный исправник и становой пристав, но были избиты палками. А тех, кто уже переправился на коломенский берег Оки, встречали казачьи разъезды. Между ними и крестьянами вспыхивали ожесточенные стычки.

19 февраля 1861 года обнародован указ императора Александра II об отмене крепостного права. Текст манифеста составил по всем правилам духовного красноречия влиятельный митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов), уроженец нашего города. Современники отмечали, что витиеватый слог манифеста затруднил понимание его смысла крестьянами. В ходе реформы у крестьян Коломенского уезда было отрезано 17,3% земли. По некоторым поместьям отрезки доходили до 70%, а у крестьян деревни Ильино отнято было 88% надельной земли. Подобные последствия «великой реформы» не замедлили принести свои плоды.

Героическим, но сравнительно мало изученным эпизодом истории Коломны в XIX веке остается Отечественная война 1812 года. Перед Бородинским сражением, когда неприятель рвался к Москве, а русская армия отступала, началось формирование народного ополчения в губерниях. Один из полков Московского ополчения был сформирован в Коломенском уезде. Рядовой состав полка укомплектовали крестьянами из местных деревень, офицерский - дворянами из числа добровольцев. Лошадей, оружие, обмундирование и все прочее необходимое поставили за свой счет помещики, купцы, духовенство. Вместе с другими частями Московского ополчения коломенский полк присутствовал во время сражения на Бородинском поле, но в бою не участвовал. Впоследствии многие солдаты и офицеры полка влились в регулярную армию и завершили изгнание наполеоновских войск из России".

Патриотический порыв поднял на борьбу с неприятелем многих коломенцев.

Однако сильно преувеличенные слухи о кавалерийской стычке под Коломной и массовое бегство москвичей через Коломну сделали свое дело. Лихорадка эвакуации заразила и коломенцев, многие из которых двинулись на восток, подальше от военной угрозы. Впрочем, «Коломна опустела лишь относительно. Ушли из нее лишь люди состоятельные, но в ней осталось немалое количество таких лиц, которым или некуда было бежать, или нельзя было бежать. Это были городские бедняки, больные, старые люди и т.д.»

После Бородинского боя в Коломну поступило много раненых. Их размещали в казенных зданиях, в «обывательских» домах, на скорую руку оборудовали госпитали в монастырях.

Меняется архитектурный облик города. Если в 1803 году Н.М.Карамзин отметил, что «улицы и строения здесь некрасивы», то потому лишь, что реализация принятого еще при Екатерине II генерального плана застройки города началась только после Отечественной войны 1812 года. Город приобретает регулярную планировку, придающую ему неповторимый вид. Для большинства подмосковных городов характерна радиально-кольцевая планировка, в Коломне же улицы пересекаются строго под прямым углом. Непросто было вписать в живую ткань застройки старого города новую сетку улиц, однако перепланировка проведена в жизнь достаточно последовательно. Лишь на окраинах сохранились небольшие участки старой, нерегулярной планировки. Облик города украсился множеством новых каменных и кирпичных зданий, построенных, как правило, по образцовым проектам. Такие памятники, как Кисловско-Шараповская больница, церковь Михаила Архангела, комплекс церкви Иоанна Богослова и новых торговых рядов, придают ему особенную нарядность.

В 1862 году в городе появилась «чугунка», то есть железная дорога. Это была частная линия, связавшая Москву и Саратов. Правление дороги обратилось к городским властям Коломны с просьбой об отводе земли под строительство станции. Трудно сказать, чем руководствовались «отцы города», когда принимали решение по этому вопросу. Но факт отстается фактом: не возражая в принципе против отвода земли, они запросили за нее такую цену, что правление дороги принуждено было отказаться.

Неизвестно, как бы пошло дело дальше, если бы один из участников строительства железной дороги, военный инженер А.Е.Струве, не затеял в том же году строительство литейного завода. Завод должен был наладить производство ферм для железнодорожных мостов. Здесь-то сошлись интересы правления «чугунки» и начинающего предпринимателя. Железная дорога нуждалась в мостах, а будущему заводу нужна была железнодорожная станция.

А.Е.Струве купил участок земли возле села Боброво, принадлежавший местному помещику князю Н.М.Голицыну. На этой земле почти одновременно началось строительство и железнодорожной станции и «струвевского» завода.

Правление железной дороги наказало коломенские власти за неуступчивость. Когда началось регулярное движение поездов, «получилось несуразное положение. Поезда проходили мимо самых городских окон, а садиться приходилось ехать за четыре версты, хоть и по хорошему старинному шоссе, но через пустыри с оврагами, буераками и мостами. Буераки и мосты оказались благоприятными для ночных и даже денных грабителей, и город, по собственному выражению горожан, «взвыл» и стал просить у дороги хоть какого-нибудь вокзала. «Дорога» смилостивилась и выстроила у города станцию с короткими остановками, но выстроила за счет городских пассажиров. И с тех пор билет от Москвы до нашего города в течение многих лет стоил на несколько копеек дороже, чем до более отдаленной станции у завода. Курьез этот прекратился только в девяностых годах, когда заговорили о переходе дороги в казну».

Станция у завода долгое время называлась «Коломна», хотя и находилась от самого города в нескольких верстах. Платформа, выстроенная позднее у самого города, получила название «Ново-Коломна». Со временем это противоречие было устранено. Железнодорожную станцию переименовали в Голутвин, по имени близлежащей слободы у Голутвина монастыря, а платформу в полном соответствии с ее расположением, стали называть просто «Коломна».

Завод Струве быстро набирал обороты. С 1865 года во главе его стояли трое: Аманд Егорович Струве, основатель; его брат, также военный инженер, Густав и московский купец 1-й гильдии А.И.Лессинг. Обязанности между ними распределялись следующим образом: А.Е.Струве - ведущий инженер, Лессинг обеспечивал финансовую поддержку предприятия, а Г.Е.Струве, обнаруживший недюжинные коммерческие способности, возглавил все дело.

Начав с выполнения заказов железной дороги, владельцы завода заглядывали далеко вперед. А.Е.Струве перебрался на постоянное жительство в Петербург. Ему удалось завязать полезные знакомства и через них добиться для Коломенского завода нескольких военных заказов, обеспечивших гарантированную прибыль.

Завод расширил сферу деятельности. Начавшись как литейный и механический, он вскоре превратился в машиностроительный, освоив выпуск железнодорожных вагонов, затем паровозов, а впоследствии и другой продукции. В 1872 году он превратился в акционерное общество. Выпуск акций на 2,8 млн. рублей поддержало правительство, приобретя акций на 0,8 млн. рублей.

Производство паровозов поначалу не заладилось. Чтобы выстоять в конкурентной борьбе, правление акционерного общества во главе с Г.Е.Струве не остановилось перед сомнительными средствами. В 1868 году оно переманило определенную сумму в Боброво управляющего Берлинским заводом фирмы Борзиг - крупнейшей паровозостроительной компании в Европе. После этого выпуск паровозов на Коломенском заводе начал быстро расти. Первый паровоз выпущен в 1869 году, в 1873 году - уже сотый, в 1874 году - двухсотый, в 1879 году - пятисотый и так далее. Одновременно завод налаживает строительство пароходов, сельскохозяйственных машин и другой продукции.

Быстрое расширение производства, оборотистость администрации превратили завод в крупнейшее предприятие Московской губернии, во флагмана подмосковного машиностроения - новой отрасли промышленности, зародившейся в пореформенный период.

Коломенскому заводу требовались все новые и новые рабочие руки. За счет притока рабочей силы Боброво стало быстро разрастаться. Если раньше центром притяжения рабочих служила Коломна, то теперь ее перетягивал завод. Сюда направляются не только крестьяне сел и деревень Коломенского уезда, но и городское мещанство.

Строительство железной дороги и основание Коломенского машиностроительного завода имело губительные последствия для старинных коломенских промыслов. С вводом «чугунки» в действие гуртовая торговля скотом, речная и обозная хлебом стали экономически невыгодными.

Коломенцы не сразу осознали произошедшие перемены и долгое время пытались вести дела по старинке, не обращая внимание на то, что год от году сокращалось число проходивших через Коломну гуртов и обозов. Нелегко было сразу прекратить дело, заведенное еще дедами и прадедами.

С трудом принял решение отойти от дел ввиду их полной бесперспективности знаменитый скотопромышленник Гурий Федорович Ротин, наследник знаменитой в Коломне фамилии. Принятие столь важного решения совпало у него и с личными невзгодами. У Г.Ф.Ротина не было детей. Рассматривая это как кару небесную за грехи собственные, отцовские и дедовские, Гурий Федорович посвятил остаток жизни благотворительности. На его пожертвования обрели вторую молодость Старо-Голутвин, а затем и НовоТолутвин монастыри. После смерти Ротина благотворительную деятельность продолжила его жена Екатерина Афанасьевна. Сегодня о Ротиных напоминает их фамильный дом, сохранившийся на улице Комсомольской.

Поскольку с традиционными промыслами так или иначе было связано большинство жителей города, перемены коснулись почти каждого.

Мещанство прочно связало свою дальнейшую судьбу с Коломенским заводом. Купечество переживало острейший кризис и снизило активность. Наибольшую приспособляемость к изменившимся условиям выказывает крестьянство, для которого перемена участи города имела меньшее значение, чем совершившаяся отмена крепостного права. Большая свобода передвижения, предоставляемая железной дорогой, разорение помещиков, вырубка приобретенных у них за бесценок лесов и многое другое указывало путь к обогащению отдельных крестьян, усиливая расслоение деревни. Разбогатевшие крестьяне перебираются в город и открывают собственное дело - от содержания постоялых дворов и трактиров до фабрик и заводов. Наибольшей известностью пользовались в Коломне водочный и безалкогольных напитков завод крестьян Нестеровых, овчино-дубильные заведения И.К. и С.Е.Хлопотиных, шелкоткацкая фабрика Е.С.Шепелевой, шелковая фабрика Рыбаковых и другие. Разбогатевшие сельские жители выходят в коломенские купцы, записываясь во 2-ю и даже первую гильдии. Из крестьян происходили первогильдийные купцы Буфеевы, Озеровы и другие.

Среди крестьян Коломенского уезда встречались и подлинные самородки, достигшие вершин делового успеха. Прежде всего это уроженец деревни Борисово Федосьинской волости Петр Ионович Губонин (1825-1894). Начинал он как мелкий подрядчик, разбогател на строительстве Исаакиевского собора в Петербурге и фантастически преумножил свое состояние на строительстве железных дорог. Им построены дороги Лозово-Севастопольская, Грязе-Царицынская, Орловско-Витебская, Горнозаводская, Балтийская и другие. Губонин выступал инициатором создания ряда банков, страховых обществ и других коммерческих предприятий. К концу жизни состояние его достигло 2.378,5 тысячи рублей. Немало средств выделял он на благотворительные цели. Им были построены Комиссаровское техническое училище в Москве, финансировал он и строительство Храма Христа Спасителя. Возможно, именно Губонин, как знаток белого камня, предложил использовать на строительстве этого храма «коломенский мрамор» - камень, добываемый в протопоповском карьере под Коломной.

П.И.Губонин никогда не порывал связей с родным краем. Коломенцы неоднократно обращались к нему за помощью. На пожертвованные им средства построено, в частности, техническое училище Коломенского машиностроительного завода.

В конце жизни он добился немалых почестей: ему было пожаловано потомственное дворянство, чин тайного советника, многие российские ордена. «Но Губонин не захотел быть «мещанином во дворянстве», в чине тайного советника он ходил в картузе и в сапогах бутылками и надевал звезду на долгополый сюртук».

Горожане-коломенцы во второй половине XIX столетия не дали ни одной фигуры такого масштаба. По-настоящему яркой фигурой предстает лишь Иван Андреевич Слонов (1851-?). Уроженец Коломны (Щемиловки, района последней городской бедноты), он с раннего возраста работал мальчиком, потом приказчиком у московского кожевенника. Оперившись, завел собственное дело. Специальностью своею выбрал он антикварную торговлю. Чтобы овладеть секретами профессии и приобщиться к мировой художественной культуре, долго учился за границей: в Италии, Франции, Англии и Германии. Московская антикварная торговля Слонова процветала, принесла ему значительное состояние, звание потомственного почетного гражданина и другие награды. Через всю жизнь пронес он тягу к печатному слову, сам написал несколько книг. Наиболее известна его книга «Из жизни торговой Москвы», до сих пор не потерявшая своего значения. Первые главы этой книги посвящены коломенскому периоду биографии И.А.Слонова.

Коломенские коммерсанты, с трудом вписываясь в условия пореформенного периода, во многом уступали капиталистам иностранного происхождения. Между тем именно иностранцы перехватывают у них инициативу в строительстве новых предприятий. В окрестностях села Щурово (оно относилось тогда к Зарайскому уезду Московской губернии) имеются залежи известняка, мергеля, цементной глины. Капиталист из прибалтийских немцев Эмиль Липгарт приобрел здесь участок земли и приступил в 1867 году к строительству цементного завода. В 1870 году завод дал первую продукцию: цемент, известь, алебастр.

В 1893 году швейцарец Карл Абег приобрел в Коломне старую шелковую фабрику Бабаевых, переживавшую трудные времена. Все старое оборудование пошло на слом, и фабрика из шелковой, выпускавшей готовую ткань, превратилась в шелкокрутильную, производящую лишь полуфабрикат. Обновленная фабрика превратилась в одно из самых крупных предприятий города.

К концу столетия в Коломне работало 8 фабрик и заводов, в уезде - 16. Число рабочих в городе составило 1216 человек, в уезде - 16 895 человек. Крупнейшим предприятием являлся Коломенский машиностроительный завод Струве (6820 рабочих). Завод по-прежнему находился на подъеме, увеличивал выпуск продукции и расширял ассортимент. В 1892 году конкурс на лучший проект строительства городской железной дороги (трамвая), объявленный Киевской городской думой, выиграл проект А.Е.Струве. Трамваев тогда в России не строили. И, получив заказ Киевской думы, Коломенский завод выпустил в 1892 году первый русский трамвай. Вагоны городской железной дороги выпускались на заводе много лет. Сегодня дореволюционные трамваи коломенского производства экспонируются в железнодорожных музеях Амстердама, Сан-Франциско и других городов мира.

История фабрично-заводской промышленности неотделима от истории рабочего движения. Развитие капиталистической промышленности на территории нашего края во второй половине прошлого столетия привело к зарождению на фабриках и заводах рабочего движения. Порождалось оно, во-первых, социальным неравенством, а во-вторых, нестабильностью внутреннего положения, ослаблением самодержавной власти и падением ее авторитета. Поводом к первым, стихийным, выступлениям рабочих были, как правило, несправедливые действия заводской администрации: увеличение объема работ без соответствующего повышения заработной платы, сокращение расценок и т.д. На этапе зарождения рабочего движения стачки носили в основном пассивный характер, бастующие предъявляли администрации претензии, а не требования. Иными словами, после каких-либо несправедливых действий заводского начальства рабочие добивались восстановления справедливости, тогда как позднее стачки возникают по инициативе самих рабочих, добивающихся улучшения своего положения, а не провоцируются администрацией, ущемляющей в чем-либо интересы рабочих. В 1879 году бастовало около тысячи рабочих бумагопрядильной и ткацкой фабрики Товарищества Садковской мануфактуры в местечке Садки Колыберовской волости Коломенского уезда. В 1880 году крупная стачка (более 5 тысяч участников) имела место в селе Озеры Горской волости на фабриках Моргуновых и Щербаковых. С этого времени озерские ткачи используют стачки как постоянный метод борьбы за социальную справедливость.

В 1885 году несколько коломенцев участвовали в знаменитой морозовской стачке. А через год в стачечное движение включаются рабочие машиностроительного завода Струве. К концу XIX столетия стачки становятся привычным методом борьбы рабочих на многих предприятиях города и уезда. Однако они не преследуют никаких политических целей. Поэтому почти всегда фабриканты стремились уладить конфликт с бастующими полюбовно, не доводя до крайности. На заводах и фабриках уезда применялись и такие методы борьбы, как подача просьб и претензий, волнения (выражение недовольства действиями властей без прекращения работы) и другие.

Забастовка -событие чрезвычайное, возможное только там и тогда, где и когда иные методы урегулирования трудовых споров не срабатывают. В то время это понимали обе стороны: и рабочие, и предприниматели. Без крайней нужды забастовки не начинались.

Отмена крепостного права, судебная, земская реформы живо обсуждались в образованных слоях общества. Они привели к смене кадров городского и уездного чиновничества. Вместо дореформенных чиновников-ретроградов появляется интеллигентная молодежь, часто с университетскими дипломами и, главное, искренне преданная реформам. Грамотные, увлеченные чиновники новой формации, как правило, становились настоящими профессионалами. Городская реформа 1870 года внесла значительные перемены в структуру городского самоуправления. Прежние городские думы, строившиеся по сословному принципу, превращаются во всесословные учреждения, право выбора в которые получал каждый, кто платил городские налоги. Избирательного права лишались только те, кто не имел недвижимой собственности и, следовательно, не платил налогов в городскую казну. Исполнительным органом думы являлась городская управа, состоявшая из двух-трех человек и возглавлявшаяся председателем управы (он же и председатель думы).

Аналогичным образом строились и органы Коломенского уезда. Земское собрание, соответствующее городской думе, возглавлял уездный предводитель дворянства, избираемый на уездном дворянском съезде. Земское собрание формировало свой рабочий орган - уездную земскую управу во главе с председателем.

Выборы уездного предводителя дворянства, председателей городской и земской управ вносили в жизнь коломенцев соревновательное партийное начало. В канун выборов активизировалась деятельность кандидатов на выборные должности и их сторонников. Скажем, на выборах предводителя дворянства соперничали меж собой «партии» акатьевского помещика, действительного статского советника Г.Н.Львова, и гололобовского помещика генерал-майора П.И.Вельяшева. Львов олицетворял старое дореформенное начало. Он много лет возглавлял уездную земскую управу, на этом посту пережил земскую реформу 1864 года. Боевой кавказский генерал и земский деятель Петр Иванович Вельяшев (1812-1897) хотя и принадлежал к фамилии коренных коломенских помещиков, в общественной жизни города был новым человеком. Особые симпатии привлекло к нему то, что он женился на вдове известного политического эмигранта, друга А.И.Герцена, Николая Ивановича Сазонова и воспитывал его детей. Братья Александр, Алексей, Иван и Лев Сазоновы впоследствии играли заметную роль в политической жизни нашего края.

За место городского головы боролись именитые коломенские купцы. Представители некоторых купеческих фамилий, например Петровы и Левины, постоянно соперничали между собой.

Были в городе свои певцы, музыканты, артисты. В местном общественном клубе ставили самодеятельные спектакли, устраивали концерты. Душой общества стал уездный врач А.М.Анастасьев (?—1877), один из немногих дореформенных чиновников, ужившихся с молодежью. Популярны были домашние концерты и вечера «запросто», без церемоний.

Изредка в Коломне объявлялись заезжие театральные труппы. Среди них были настоящие, постоянные коллективы и «халтурные», собранные для одного-двух спектаклей в провинции. Знаменитый москвич В.А.Гиляровский называет зачинательницей театральной халтуры в древней столице «особу неопределенных лет, без имени и отчества», которую называли Шкаморда. Гиляровский посвятил ей очерк в книге «Люди театра», в котором пишет: «Мне приходилось два раза ездить с нею в Коломну суфлировать, и она аккуратно платила по десяти рублей, кроме оплаты всех расходов.

Заезжали в Коломну и представители редких жанров. Например, в конце 1868 года здесь дал несколько сеансов иностранный «профессор физики и очаровательной магии» Филипп Тальони13.

И все же наибольшую популярность завоевало у жителей нашего города музыкальное искусство. В Коломну не раз приезжал со своим хором известный пропагандист народной песни Д.А.Славянский (Агренев)14. Привозили сюда свои коллективы его последователи и подражатели - серб Карагеоргиевич, украинец Гордовский и другие.

С особенным теплом принимали коломенцы музыкантов-любителей. В 1895 году в Коломне давал благотворительные концерты любительский оркестр из Рязани. В его составе играл вторую скрипку П.Н.Милюков, будущий лидер кадетской партии, высланный в Рязанскую губернию за «политику». Как ссыльному, ему был запрещен въезд на территорию Московской губернии. Но, поскольку оркестр не мог обойтись без альтиста, как рассказывает об этом в «Воспоминаниях» сам Милюков, «губернатору пришлось дать мне особое разрешение на выезд, и коломенское общество почтило своим вниманием странствующего музыканта».

Среди коломенцев были и собственные поэты. Особенной славой пользовался директор уездного училища Н.П.Кельш, публиковавший свои произведения в московских изданиях. Главной его заслугой остается стремление развить литературные способности у своих учеников. Один из них, крестьянин Д.П.Варлыгин, сделался впоследствии довольно известным поэтом Суриковского литературно-музыкального кружка.

Несколько позже Кельша обнаружил свои литературные дарования учитель коломенской мужской гимназии П.К.Каплин. Трижды выходили из печати сборники его стихов в Москве (1884 г.) и в Коломне (1892, 1910 гг.).

Коломенская мужская прогимназия, преобразованная затем в полную классическую гимназию, открылась в 1874 году. Коломенская прогимназия появилась еще раньше, начавшись с частной школы для девочек, основанной еще в 1860 году госпожой Чепелевской.

В 1866 году учебных заведений в городе было 3, к концу столетия число их стало более десяти. Кроме мужской и женской прогимназий, появились 10 городских начальных училищ (по пять для мальчиков и для девочек), а также 6 церковно-приходских школ.

Основным типом учебных заведений в уезде становятся земские сельские школы. К концу века их считалось. Имелось также 3 фабричных училища и 7 школ грамоты.

Итоги развития сети учебных заведений можно оценивать по-разному. К 1900 году по Коломенскому уезду из каждых 100 мужчин неграмотными оставались 44, а из каждых 100 женщин - 7819.

В сельском хозяйстве Коломенского уезда пореформенный период характеризуется значительными переменами. Получив личную свободу, крестьяне оказались перед выбором: или оставаться на урезанных в ходе реформ наделах, или искать другие способы прокормить себя. Крестьяне бывших шереметевских вотчин Мещерино и Сандыри, оставшись на своей земле, были вынуждены арендовать урезанную у них землю и покосы. Конечно, такой путь был приемлем не для каждого, и неимущие крестьяне предпочитали совершенно отрываться от земли, благо возникновение новых заводов и фабрик создавало множество рабочих мест. В 1893 году по деревне Елино числился 81 крестьянский двор. Из них 59 дворов считались безлошадными, а 31 двор совсем не имел лошадей. Поэтому почти все взрослые крестьяне круглый год находились на фабричной работе, забросив деревенское хозяйство. И подобная картина наблюдалась по всему уезду. Как правило, своего хлеба крестьянину хватало лишь до Рождества. И к концу столетия процесс «раскрестьянивания крестьянства» в уезде дошел до того, что 91,7% населения сосредоточились на отхожих промыслах.

Те же, кто оставался верен сохе, обнаруживают тенденцию к объединению перед усилившимся натиском неблагоприятных обстоятельств. В 1876 году в Москве состоялся первый съезд ссудо-сберегательных товариществ Московской губернии. Коломенский уезд представляло на съезде Бояркинское товарищество.

Ухудшение жизни крестьян порождало глухой протест. Лишь немногие осмеливались высказывать свое недовольство открыто. Удивительный пример являет нам лукерьинский крестьянин Иван Иванович Иванов. После освобождения от крепостной зависимости он переселился в Петербург, где содержал трактир в университетском квартале. Облюбовавшие этот трактир студенты-нигилисты приобщили Иванова к «политике». За неблагонадежность он был подвергнут административной высылке на родину. В Коломне он вернулся к трактирному делу, но в 1879 году за публичное одобрение действий Веры Засулич, стрелявшей в петербургского градоначальника Ф.Ф.Трепова, а также за похвалу в адрес оправдавших ее присяжных снова выслан, на сей раз в Олонецкую губернию. Арест и высылка его из Коломны произвели сильное впечатление на коломенцев. Это был первый в городе случай привлечения местного жителя к ответственности за противоправительственные действия.

Заканчивалось XIX столетие. Коломна вступила в него богатейшим торговым городом Московской губернии, а к началу XX века превратилась в рядовой провинциальный город, все надежды на будущее у которого связывались с дальнейшим развитием фабрик и заводов.

Для жителей города наступила пора осмысления пройденного пути.

Заключение

В связи со всем вышесказанным становится ясно, что Коломна 18-19 веков была максимально динамичным городом. Ткацкие фабрики, винокурни, бойня не только обеспечивали граждан продуктами и одеждой, но и производили продукцию на продажу за пределы города.

С появление железнодорожного узла город стал важным звеном в транспортной системе Подмосковья. Несмотря на то, что после появления ж\д некоторые заведения города закрылись, в перспективе ж\д стала одним из самых положительных моментов экономического развития Коломны.

Также город подарил России большое количество писателей, поэтов, скульпторов, церковных деятелей. Облагорожена Коломна была также благотворителями из семей купцов и дворян.

Но все в Коломне было так чинно и гладко. На рубеже 19 и 20-го веков в городе развилась острая социальная борьба, но это уже другая история…

Источники

1.”Коломна ДЭ”("Аргументы и факты"), под ред.В.Полякова, Москва, 2002 г.

2.Протоирей Олег Пэнэжко - ”Коломна и окрестности. Храмы коломенского района” , Владимир, 2006 г.

3.”Звезда коломенских столетий. Альманах”, Москва, 2002 г.

4.Г.Ефремцев, Д.Кузнецов - “Коломна ”, “Московский рабочий”, 1977 г.

5.И.В.Маевский - ”Очерки по истории коломенского края”, Коломна, Тираж 2004 г.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:18:41 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:48:26 25 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Социально-экономическое развитие Коломны в XVIII-XIX вв.

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151334)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru