Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Исследование феномена благотворительности в истории России

Название: Исследование феномена благотворительности в истории России
Раздел: Рефераты по социологии
Тип: дипломная работа Добавлен 15:15:29 08 июля 2010 Похожие работы
Просмотров: 1974 Комментариев: 3 Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Дипломная работа

на тему:

Исследование феномена благотворительности в истории России

ВВЕДЕНИЕ

Отечественная история продолжает хранить немало так называемых “белых пятен”, малоизвестных страниц, которые долгие годы для исследователей были просто недоступны. Так, например, по существу только начинает изучаться в настоящее время история российской благотворительности, представляющей крупное общественное явление.

Благотворительная деятельность в России имеет свои исторические корни и традиции, которые восходят к Древней Руси. На протяжении столетий ее содержание и формы существенно менялись. Впервые этот термин в научной литературе встречается у Н.М.Карамзина. Однако активное его использование осуществляется во второй половине XIX столетия, когда развивается теоретическая мысль в области социальной поддержки и защиты беднейшего населения. Под благотворительностью понимали проявление сострадания к ближнему, негосударственную форму помощи нуждающимся. В ХХ веке до 90-х годов данное понятие интерпретируется в отечественной научной литературе как форма классового манипулирования общественным сознанием в капиталистическом обществе. Сегодня под благотворительностью понимается некоммерческая деятельность, направленная на оказание помощи нуждающимся.

В настоящее время в русле происходящего в нашем обществе пересмотра отношения к общечеловеческим ценностям наблюдается возрождение некогда забытых понятий, традиций, видов деятельности, среди которых, без сомнения, может быть названа благотворительность.

Вместе с тем, актуальность темы связана и с теми изменениями, кризисными явлениями, происходящими в российском обществе и обусловленными историческим переломом, переходом от старых социальных отношений к новым. Этот процесс проходит особо болезненно для мало- или неимущей части российских граждан, т.к. в стране отсутствует необходимая система социальной защиты населения и им не оказывается вовремя и адресно направленная поддержка. А условия, необходимые для формирования многофункциональной социальной политики, пока еще не сложились в стране. Прогрессирующая нищета, небывалое социальное расслоение, затронувшее все социальные группы и слои российского общества, утрата многих мировоззренческих и нравственных жизненных ориентиров, размытость исторического сознания – характерные черты сегодняшнего дня.

Актуальность темы исследования проводимого в данной курсовой работе так же состоит в том, что благотворительность во все времена и при всех экономических формациях была сложным человеческим действием, мотивация которого обусловливалась социальными и психологическими факторами. С одной стороны, призрение бедных, немощных, убогих находилось в ведении государства. С другой - существование определенного «неблагополучного» социального слоя обращало на себя внимание общества, вызывало сострадание и побуждало к действиям, призванным снизить остроту неблагополучия.

«Благотворительность - проявление сострадания к ближнему и нравственная обязанность имущего спешить на помощь неимущему». Определение, предложенное Энциклопедическим словарем Брокгауза и Эфрона, содержит в себе указание на то, что, во - первых, благотворительность является отношением между имущим и неимущим, во - вторых, и мы подчеркиваем данное положение, это отношение является ролевым, так как оно предписано институтом нравственности.

В советский период для научной литературы существовал, как показывает анализ библиографии, фактический запрет на освещение вопросов благотворительности (бедность есть результат особых социальных отношений в капиталистическом обществе и выражение их противоречий). Этот запрет действовал с середины 1930-х гг. до середины 1980-х гг. В процессе трансформации российского общества, начавшемся в конце 1980-х гг., изучение благотворительности становится весьма актуальным. Оно позволяет зафиксировать прерывность и непрерывность в развитии социальных процессов, проанализировать роль в нем исторических обстоятельств.

В настоящее время исследование благотворительности составляет объект многих научных дисциплин: истории, философии, этики, социологии, психологии, политэкономии, юриспруденции. Очень полезным, дающим представление о современном изучении благотворительности, стало издание сборника «Благотворительность в России. Социальные и исторические исследования. 2001» («Лики России», С-Пб., 2001). В объемном издании была предоставлена возможность высказаться практически всем, занимающимся проблемами благотворительности: от представителей академической науки до практиков, впервые обобщивших свой опыт.

Обзор публикаций на тему благотворительности дает основание утверждать, что хотя количество исследований увеличилось, все еще практически нет работ, раскрывающих технологии благотворительности как взаимодействия социальных групп и социальных институтов. Благотворительность рассматривается с исторической, этической, юридической, философской и других сторон, но очень мало исследований, выходящих на обобщенный социологический результат и формулирующих конкретные рекомендации.

Актуальность социологического рассмотрения темы, на мой взгляд, состоит:

а) в рассмотрении благотворительности как ролевого взаимодействия, в котором проявляется особое содержание отношений между благотворителем и принимающим его помощь;

б) в анализе благотворительности как социально-ролевого взаимодействия, складывающегося между группами в социальной структуре общества;

в) в позиционировании каждой из сторон - дающей и принимающей - по отношению друг к другу;

г) в характеристике благотворительности как отношений, имеющих конкретное институциональное - нравственное, правовое оформление;

д) в изучении благотворительности как динамичных, развивающихся и изменяющихся отношений, проявляющих меру развития гражданского общества в исторически определенной социальной системе. Все выделенные аспекты социологического исследования связаны между собой.

Степень научной разработанности проблемы. Теоретической основой социологического исследования благотворительности явились труды зарубежных и отечественных философов, историков, культурологов и социологов.

Наибольшее влияние на становление концепции данной курсовой работы оказали труды А.Аронова, Н.Бердяева, А.Боханова, М.Вебера, Ю.Вишневского, П.Власова, М.Гавлина, Ф.Гегеля, Э.Гидденса, И.Городецкой, И.Гофмана, Е.Заборовой, В.Ключевского, Дж.Г.Мида, Г.Орлова, Т.Парсонса, Е.Хорьковой, В.Шапко.

Мы подчеркиваем, что тема благотворительности привлекала чрезвычайно широкий круг исследователей. Но аспект, рассматриваемый в диссертации, не имеет четко выявляемой академической традиции.

Методологические основы исследования. Написание данной дипломной работы осуществлено на основе методологии социологии, сложившейся в конце XX века. Ее отличительной чертой является признание дуальности социального развития, в котором происходит взаимодействие личности и социальной структуры. В переходные периоды, протекающие в современных ритмах исторических изменений, данная закономерность не только складывается, но и эмпирически фиксируется. Последнее обстоятельство обусловило еще одну отличительную особенность «неклассической» социологии: единство эмпирического и теоретического анализа изучаемых социальных феноменов.

Работа также базируется на общенаучных принципах анализа: развития, историзма и системности, которые в единстве обеспечивают возможность рассмотрения благотворительности как феномена, проявляющего общечеловеческие, национальные и личностные ценностные ориентации

Объектом исследования выступает благотворительность как процесс развития отношений между государством, социальными институтами и гражданами, с одной стороны, и между социальными группами, с другой.

Предметом исследования является функционирование благотворительности в качестве социально — ролевого взаимодействия. Выбор предмета обусловлен тем соображением, что период диссертационного исследования пришелся на этап т.н. «социального транзита» в российской истории. Это означает, что благотворительность проявилась в этих условиях не столько в форме отношения между социальными группами, которые просто еще не сложились, сколько в форме личностного выбора состоятельных людей, принявших на себя гражданскую ответственность за состояние культуры в переходное для общества время. Таким образом, предметом непосредственного изучения стала мотивация выбора и социально - ролевое оформление благотворительности.

Цель данной курсовой работы: исследование феномена благотворительности в истории России как социально - ролевого взаимодействия на основе единства методологического, теоретического и эмпирического анализа.

Задачи работы:

а) определение и аргументация методологии исследования благотворительности как социально - ролевого взаимодействия;

б) выявление исторической (вертикальной и горизонтальной) преемственности в развитии благотворительности в России;

в) рассмотрение социально - ролевой представленности в российской благотворительности;

г) исследование корпоративной благотворительности;

д) построение типов мотивации благотворительной деятельности на материалах проведенного автором опроса;

е) анализ эволюции отношений благотворительности в период российской трансформации.

Практическая значимость исследования, проводимого в данной курсовой работе состоит в том, что благотворительность вернула себе социально-историческую значимость и стала важной составляющей общественных отношений современного российского общества. Фактически вся социальная сфера в большей или меньшей степени в настоящее время связана с благотворительностью. Кроме того, владение методологией анализа социально-ролевого взаимодействия, понимание психологических рычагов воздействия на бизнес будет способствовать вовлечению в круг благотворителей более широкого числа предпринимателей, бизнесменов, частных лиц. Отношение «субъект-объект» в благотворительности является очень деликатной областью человеческого общения. Обе стороны взаимодействия в результате должны получить максимальное удовлетворение от сотрудничества, своеобразный партнерский вектор в будущее. Это тем более важно, что государство пока не ставит своей задачей определить более четко направление социальной поддержки и социального развития общества. Поэтому, бизнес, сотрудничая с социальной сферой, становясь социально-ответственным, занимаясь благотворительной деятельностью, начинает влиять на расширение гражданских свобод в обществе, вовлекается в процесс формирования гражданского общества, способствует возникновению в нем большей доверительности и открытости.

Структура дипломной работы - данная работа состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения, списка использованной литературы.


1 ИСТОРИЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ

1.1 Зарождение благотворительности

История благотворительности, как свидетельствуют источники, прошла в своем развитии два этапа - дохристианский и христианский. Каждый из них может быть охарактеризован как особый тип социального отношения в европейской цивилизации. Первый связан с культурой древней Греции и Римской империи. Объединение в дохристианском этапе благотворительности двух культур - греческой и римской - является очень условным, ибо культуры эти базировались на совершенно различных принципах. Но в обеих социальных системах сформировалось структурированное отношение к тем, кто нуждался в помощи.

Исторические наблюдения позволяют рассмотреть этот этап благотворительности как особый тип субъект - субъектных отношений. Сторонами отношения выступали, с одной стороны, сословие богатых и государство, но, с другой - сословия имущих и неимущих. В этом отношении были распределены функции поддержания общности. Государство заботилось об общем уровне благосостояния населения, используя при этом материальные и людские ресурсы империи. В проводимой социальной политике государство поощряло обогащение граждан и ожидало от них соучастия в удовлетворении общественных нужд.

Христианство - религия веры, надежды и любви угнетенных сословий, не могло не изменить идеологии и содержания благотворительности. Посредством христианства в мире утверждались добродетели сострадания, милосердия, любви к ближнему. И с течением времени благотворительность, помощь нуждающимся переросла из отношений между оказывающим и принимающим помощь в отношение между верующим и Богом. Помощь оказывалась во имя любви к Богу, во имя спасения.

В российском православном христианстве благотворительность была очень личным, по сути, исповедальным делом (подавая нищему кусок хлеба, верующий фактически исполнял христову заповедь и как бы общался с самим богом).

Необходимо отметить, что благотворительность как составная часть учения была присуща не только христианству. Не раскрывая глубоко этот вопрос, который не является основным в нашем исследовании, скажем, что милосердие, благотворительность всегда были одной из важнейших сфер деятельности и ислама, и иудаизма, и буддизма, и ими накоплен огромный опыт благотворительной деятельности, исчисляемый тысячелетиями.

Христианство открыло славянам новый мир высоких нравственных ценностей любви и сострадания к ближнему, научило соединять молитву с милостыней, являющихся очистительной жертвой... Благотворительность являлась своего рода священным ритуалом, обычаем, традицией, нормой поведения.

Отношение благотворительности в эпоху становления Христианства носило непосредственно субъект — субъектный характер. Это было отношение между теми, кто обладал излишками, и теми, кто был лишен самого необходимого. Оба участника отношения выступали в качестве субъекта потому, что между ними возникало личностное взаимодействие, которое предполагало благодарность и ответные добрые чувства и дела. С утверждением Христианства, с его институционализацией меняются отношения благотворительности. Их можно обозначить как: субъект — субъект — объект. Субъектами выступали богатый, оказывающий помощь, и Церковь, ее принимающая. Объектом выступали нуждающиеся. Они принимали помощь от Церкви в качестве божьей помощи, что должно было укрепить их веру. Но при этом благотворительность, осуществляющаяся через посредничество Церкви, не требовала действий со стороны тех, кто нуждался в помощи. Эта социальная черта взаимодействия в благотворительности с особой яркостью проявилась в православии, в России. Богатый и «убогий» несли в себе особую миссию перед Богом. Богатство было отягощено сознанием греха, нищенство связывалось с чистотой и невинностью помыслов. Полюсы светских ролей определяли статичность взаимодействия, неизменность содержания и формы отношения благотворительности.

1.2 Развитие благотворительности в России

Благотворительность в России имеет исторические корни, которые связаны со становлением и развитием Российского государства.

Первоначально благотворительность формировалась на идеях христианства, и поэтому наиболее простой и древней формой филантропической деятельности в России были раздача милостыни нищим и пожертвования в церковь. Церковное имущество провозглашалось достоянием бедных, а священнослужители — лишь распорядителями этого имущества в интересах обездоленных. Пожертвования в церковь притекали также под влиянием взгляда на благотворительность как на «защиту от грехов». Вполне естественно, что все это обеспечило церкви на долгое время ведущую роль в благотворительной деятельности. Благотворительность оказывалась церковью через монастыри, но выражалась она, главным образом, в бесплатной раздаче пищи и милостыне бедным, что приводило к «увеличению числа нищих вместо облегчения бедности».

Вторым, не менее важным источником благотворительности, была народная традиция взаимопомощи, которая основывалась не столько на моральных и религиозных воззрениях, сколько на здравом смысле и опыте человеческого общежития: любой, кто помогает ближнему в беде, давая ему работу и деньги, знает, что, окажись он в подобной же ситуации, ему можно рассчитывать на помощь со стороны других. Взаимопомощь обусловливает принцип равенства дающего и берущего — и тот и другой равны перед ударами судьбы. Лишь только такая благотворительность не унижает берущего.

Постепенно благотворительность стала приобретать организованный характер. Историю благотворительных организаций в России можно разделить на два этапа. Первый — с середины XVI в. до 1862 г. Это период становления благотворительных организаций в России. Второй — 1862 г. — 1906 г. — это период расцвета русской благотворительности.

Первые сведения о возникновении организованной благотворительности в России можно отнести к 1551 году, когда Патриарх обратился к правительству с просьбой организовать богадельни для мужчин и женщин во всех городах и селах. А двести лет спустя, в 1775 году, появился Царский указ об образовании частных и общественных благотворительных организаций. До XVIII в. известно о существовании всего 8 благотворительных обществ, а наибольшее их число было основано в 1851-1860 гг., но и оно не достигало 100.

История именно российской культуры, на мой взгляд, позволяет осуществить рассмотрение закономерностей отношений в сфере благотворительности. Учреждения культуры, как правило, возникали и развивались как объект частной собственности. В XVIII - начале XIX веков благотворительность в культуре проявлялась в том, что общественности, обывателям предоставлялась возможность бесплатного посещения и наслаждения произведениями искусства, в первую очередь, зрелищными - музыкальными спектаклями, оперными постановками, что составляло предмет благотворительности и имело немалую цену. Системообразующим отношением данного типа является частная собственность на создаваемый, развиваемый и охраняемый объект культуры.

Организации, оказывающие благотворительную помощь нуждающимся, возникали в России в громадном большинстве случаев по инициативе сословных организаций, отдельных групп и отдельных лиц. Для учреждения благотворительных обществ требовалось каждый раз Высочайшее соизволение, что, по свидетельству официальных источников того времени, было крайне неудобно.

В 1862 г. был принят специальный акт, где указывалось: «во изменение изъясненного порядка, учреждение обществ для взаимного вспомоществования или с другой благотворительной целью, Высочайше предоставляю, по соглашению с подлежащими ведомствами, министру внутренних дел». С этого времени отмечается значительный рост числа благотворительных учреждений, и к 1890 году было создано еще около 2000 новых.

Помощь нуждающимся большей частью оказывалась специальными благотворительными организациями. В некоторых же случаях этой деятельностью занимались организации, для которых оказание благотворительной помощи составляло лишь одну из второстепенных задач.

Специальные благотворительные учреждения представляли собой две группы: благотворительные общества и благотворительные заведения

Благотворительные общества — это добровольные объединения лиц, имеющие цель помогать нуждающимся в том или ином отношении. Деятельность благотворительных обществ сводилась к оказанию помощи нуждающимся деньгами или вещами, а также к учреждению и содержанию различного рода благотворительных заведений в рамках направлений деятельности общества. Благотворительные общества иногда объединялись в союзы, а иногда они имели довольно сложную многоступенчатую структуру, возглавляемую центральными органами, дающими направление деятельности всей системе.

Благотворительные заведения, в отличие от обществ, это учреждения для удовлетворения потребностей нуждающегося населения в стенах заведения, то есть нуждающиеся или жили в этих заведениях, или являлись в них для питания, ночлега и т. д.

В России к 1902 году функционировало 11040 благотворительных учреждений (47 62 благотворительных общества и 6278 благотворительных заведений).

Все благотворительные учреждения, действовавшие на территории России, несмотря на их общественный характер, состояли в ведении и надзоре министерств и ведомств, таких как Министерство внутренних дел, Ведомство православного исповедания, Министерство финансов, Министерство юстиции.

Благотворительные учреждения России оказывали помощь взрослым и детям путем организации дешевого бесплатного обучения (школы, мастерские, классы), проживания (ночлежки, квартиры, комнаты, общежития), питания (столовые, чайные), трудоустройства (работные дома, рукодельни), лечебной помощи (больницы, амбулатории, врачебные пункты).

Как правило, одна благотворительная организация оказывала сразу несколько видов помощи.

Специальным законодательным актом, общим для всех благотворительных организаций, был «Устав об общественном призрении» в России. Он регулировал деятельность благотворительных учреждений, создаваемых частными лицами.

В Уставе предусматривалось, что создание благотворительных обществ и частных благотворительных заведений должно производиться в разрешительном порядке (ст. 175 Устава). Право утверждения уставов благотворительных обществ и частных благотворительных заведений предоставлялось Министерству внутренних дел с тем, однако, чтобы уставы были представлены в Кабинет Министров в случаях включения в них каких-либо правил, льгот и преимуществ, не предусмотренных названным законодательством и требующих Высочайшего разрешения (ст. 443 Устава). Частные благотворительные организации, в отличие от государственных, «не дозволялись к открытию, пока они не будут иметь своих средств, необходимых для их содержания» (ст. 442 Устава).

Разрешительный порядок учреждения благотворительных обществ и учреждений был усовершенствован в 1897 г. Были разработаны нормальные (примерные) уставы, такие, как Примерный устав общества пособия бедным, Устав попечительского общества о доме трудолюбия. После принятия этих нормативных актов порядок создания благотворительных организаций стал явочно-нормативным.

Нормативные уставы определяли общий порядок организации и деятельности благотворительных обществ и учреждений. В уставах предусматривались цели организации, состав членов, порядок формирования средств, органов управления, порядок прекращения.

Благотворительное общество могло состоять из неограниченного числа членов, уплачивающих членские взносы или обязывающихся содействовать обществу личным трудом в достижении его целей. Члены, в зависимости от участия в делах общества, делились на почетных, действительных и соревнователей (сотрудников).

Почетными признавались «лица, оказывающие обществу услуги выдающимися пожертвованиями или иным образом способствующие успешному развитию деятельности общества». В некоторых уставах они именовались благотворителями. Действительные члены — лица, участвовавшие в деятельности общества денежными взносами не ниже определенного размера, которые уплачивались единовременно или ежегодно.

Соревнователями — лица, ежегодно передающие обществу взнос в минимальном размере или «содействующие действительным членам в исполнении ими своих обязанностей по обществу». Причем и соревнователи, и действительные члены могли освобождаться от денежного взноса в случае предоставления бесплатных услуг или безвозмездного участия в деятельности общества.

Все действительные члены образовывали общее собрание общества, которое являлось высшим его органом. Общее собрание для непосредственного ведения дел избирало правление общества (комитет, совет) и ревизионную комиссию. Нередко для надзора за определенными заведениями общества избирались попечители этих заведений.

Средства благотворительных обществ слагались из взносов и пожертвований; поступлений по займам, процентным бумагам, от проведения увеселений, базаров и лотерей; доходов от недвижимости; доходов от заведений, принадлежащих обществу, а также различного рода сборов и прочих поступлений.

Денежные средства общества делились на части, которые именовались «капиталы». Капитал, который образовывался из пожертвований с точно определенным назначением, носил название — специальный. Запасной капитал — часть, на образование которой отчислялись суммы по усмотрению Общего собрания. Расходный капитал состоял из поступлений, не перечисленных в специальный и запасной капиталы.

В состав специального капитала мог входить неприкосновенный капитал, который образовывался за счет поступлений, сделанных под условием неприкосновенности. Из него можно было заимствовать средства лишь по специальному решению общего собрания членов общества. Расходование остальных капиталов осуществлялось также по решению общего собрания посредством утверждения сметы общества на каждый год или по особым постановлениям. Часть средств благотворительных обществ могла обращаться в государственные или гарантированные правительством процентные бумаги.

Из средств благотворительных обществ выдавались пособия нуждающимся. Решение о выдаче и предельном размере такого пособия принималось общим собранием. В исключительных случаях пособие могло быть выдано по разрешению председателя правления под его личную ответственность с последующим обязательным доведением до сведения правления.

По состоянию на 1900 год в благотворительных обществах преобладали денежные капиталы — 74 %, а в благотворительных учреждениях до 43 % средств составляла стоимость недвижимости, которая оценивалась в 142 млн. 24 тыс. 495 руб[1] .

Относительно расходования денежных поступлений в благотворительные организации представляет определенный интерес право отзыва пожертвования, изложенное законодателем следующим образом: «В случае невозможности, вреда или совершенной бесполезности употребления переданного для определенной надобности имущества и капитала сообразно указанному жертвователем назначению, сии имущества и капиталы могут получать другое назначение (если жертвователем не сделано на сей предмет никаких указаний) не иначе как с согласия жертвователя, а если его уже нет в живых, то по испрошению Высочайшего разрешения через Кабинет Министров. Если бы пожертвованные для определенной надобности имущество и капиталы были обращены на другое употребление без согласия жертвователя, то ему принадлежит право иска о возврате им жертвованного» (ст. 980 Законов гражданских).

Благотворительные общества могли осуществлять свою деятельность также и за счет доходов, поступающих от заведений и предприятий общества, проведения благотворительных базаров и лотерей, прочих «увеселительных мероприятий», так как в уставах было предусмотрено право благотворительных обществ открывать при себе разного рода организации, в том числе производственного и торгового характера. Единственное обязательное требование, предъявлявшееся к таким организациям, было их соответствие назначению общества, что понималось достаточно широко. Например, Московский Воспитательный дом, который был создан в 17 63 году по инициативе П. А. Демидова — главного попечителя этого дома, имел Ссудную и Сохранную кассы, своего рода банковские учреждения, предоставлявшие процентные ссуды под залог движимого и недвижимого имущества. В казне Воспитательного дома существовал специальный фонд, основанный по завещанию княгини Е. Д. Голициной[2] .

К середине XIX века мотивация меценатства несколько меняется - она обогащается. В большом количестве переселявшиеся в город крестьяне, из среды которых вышли впоследствии многие купцы и предприниматели нового поколения, имели интуитивную тягу к знаниям, к грамоте, к книгам. Именно эта тяга через два - три поколения породила в среде купечества покровителей искусства. Необходимость благотворения становилась одной из ценностных ориентации и поведенческой потребностью. Просвещенное дворянство, а впоследствии и купечество, видели себя в роли культурных миссионеров, задача которых, с одной стороны, состояла в приобщении народа к искусству, а с другой - в приобщении состоятельных сограждан к благотворительной деятельности. В России эта тенденция была прервана Октябрьской революцией: после 1917 года все учреждения культуры стали объектом попечения государства, не допускавшим участие общества в их развитии.

Однако основным источником образования имущества благотворительных обществ были все-таки пожертвования.

По мнению Е. Д. Максимова, специально занимавшегося этой проблемой, при регулировании отношений, связанных с пожертвованиями, должны приниматься определенные правила, и первое из них состоит в свободе пожертвований. Он указывал на неудачное правило о том, что при пожертвованиях от частных лиц следует обращать внимание на их поведение и прежний образ жизни, на отсутствие их состояния под судом и следствием, установленное ст. 40 Устава об общественном призрении. «Никакие стеснения к принятию пожертвований не желательны», должно быть лишь «взаимное соглашение правоспособного жертвователя и благотворительного учреждения, которому приносится дар». Необходимым правилом должна быть также организованность сбора пожертвований и, наконец, возможность для жертвователя контролировать употребление пожертвования.

Для контроля как со стороны жертвователей, так и со стороны государства, были разработаны две основные формы отчетов благотворительных обществ: финансовый отчет и общий отчет о деятельности.

Финансовый отчет составлялся по итогам года и включал два раздела: «Приход» и «Расход». В первом разделе содержались сведения о составе капиталов общества и об источниках их формирования (по видам). Второй раздел включал сведения о расходовании денежных средств по следующим направлениям: постоянные и единовременные пособия (с указанием состава нуждающихся лиц), содержание богоугодных и лечебных заведений, проведение увеселительных мероприятий, содержание членов правления, покупка процентных бумаг, погашений долгов и т. п.

Общий отчет включал, как правило, ответы благотворительных обществ на 9 главных вопросов: на какой год даются сведения, виды состоящих в ведении общества заведений, число членов, размер капитала, доходы, расходы, размер долгов, число лиц, пользующихся помощью от общества (в его заведениях, вне его заведений), число отказов в помощи (по недостатку средств, по проверке материального положения, по другим причинам).

Благотворительным обществам и частным благотворительным заведениям по русскому законодательству предоставлялись некоторые льготы относительно платежей, пошлин, сборов и отправления повинностей.

К началу XX века в России сформировалась система общественной организованной благотворительности, которая имела определенную законодательную базу. Однако это законодательство требовало совершенствования. Во-первых, требовалось создание четкой организации благотворительности, так как в то время как для одного вида помощи имелось несколько обществ и сравнительно обильный приток средств, для другого вида их или вовсе не существовало, либо средства были совершенно ничтожны. Во-вторых, необходимо было укрепить связи между благотворительными обществами, т. к. одно лицо могло получить пособие и помощь сразу в 5 местах, тогда как другое — везде встречало отказ «по неимению средств»[3] .

В связи с этим возник проект создания организации, координирующей действия благотворительных обществ и принимающей меры к устранению нецелесообразных и вредных форм оказания помощи (подача милостыни, особенно деньгами, бродячим нищим). Предусматривалось, что к работе в этой организации будут привлечены все благотворительные общества и учреждения. Такой организацией могли бы оказываться услуги по собиранию информации о нуждающихся в помощи, новых благотворительных обществах с анализом их последующей деятельности, а также различного рода организационная помощь при создании и взаимодействии их с опекаемыми. Для теоретической разработки вопросов благотворения предлагалось учредить Совет, состоящий из нескольких секций, в соответствии с отдельными отраслями благотворительной деятельности. О воплощении этого проекта в жизнь сведений в литературе не имеется. Однако практически до конца XIX века в России координационную функцию по отношению к благотворительным организациям выполняло Императорское Человеколюбивое общество. Проектировалось создать с этой целью городские благотворительные Советы в Москве и Санкт-Петербурге, но реально городской благотворительный Совет был создан в 1895 году в Москве, он действовал при городской управе под предводительством городского головы. В состав Совета входили представители городских участковых попечительств и наиболее крупных благотворительных обществ. Всем остальным благотворительным учреждениям и обществам предоставлялось право уполномочивать своих представителей с правом решающего голоса на участие в обсуждении вопросов, касающихся этих учреждений и обществ на заседаниях благотворительного Совета. Совет лишь в какой-то мере координировал деятельность благотворительных обществ и учреждений, так как он действовал, не вмешиваясь в их внутреннюю жизнь. Он занимался разработкой общих вопросов, касающихся дела благотворения, разрабатывал меры по согласованию действий городских попечительств с деятельностью других благотворительных учреждений, изучал потребности в социальной помощи различным группам населения и отдельным гражданам.

В 1899 году при благотворительном Совете было открыто городское справочное отделение по делам благотворительности, которое давало консультации людям, нуждающимся в помощи, о том, куда им следует обратиться, вело картотеку на всех обратившихся и давало благотворительным организациям справки.

В 1900 году в России насчитывалось несколько тысяч действующих благотворительных обществ как универсальных, так и специализирующихся на отдельных видах помощи. Возросло не только число благотворительных учреждений, изменились условия и отношение к благотворительной деятельности и определилось понятие общества и союза обществ. 4 марта 190 6 года был принят общий закон о подобных организациях который именовался «Временные правила об обществах и союзах». В этих Правилах обществом признавалось «соединение нескольких лиц, которые не имея задачею получение для себя прибыли от ведения какого-либо предприятия, избрали предметом своей совокупной деятельности определенную цель», а союзом «соединение двух или нескольких таких обществ». В ст. 2 названных Правил определяется порядок образования обществ: «общества и союзы могут быть образуемы без испрашения на то разрешения правительственной власти, с соблюдением правил, изложенных в нижеследующих статьях».

Для создания общества необходимо было подать в губернское и городское Присутствие письменное заявление по установленной форме, в котором указывалась цель общества, порядок избрания органов управления, порядок вступления и выбытия членов. Если в течение двух недель со времени подачи заявления не было получено обоснованного отказа, общество могло «открыть свои действия». Регистрация общества производилась путем внесения в реестр и публикации информации о регистрации общества в местной печати. После этого общество считалось созданным и ему предоставлялось право приобретать и отчуждать недвижимое имущество, образовывать капиталы, заключать договоры, в соответствии с целями общества, открывать учреждения и предприятия, устраивать различные мероприятия и проводить сбор пожертвований.

Вопрос о прекращении общества решался губернским или городским Присутствием по инициативе губернатора или градоначальника. Причем в случае обнаружения отступлений от условий деятельности, обозначенных в уставе, губернатор или градоначальник до внесения дела в Присутствие могли предложить обществу самому, в назначенный срок, устранить допущенные нарушения (ст. 34). Правилами предусматривалась возможность приостанавливать деятельность общества собственной властью губернатора или градоначальника, «если деятельность общества угрожает общественной безопасности и спокойствию или принимает безнравственное направление» с последующей передачей вопроса о закрытии общества на разрешение Присутствия.

Уставы обществ обычно содержали правила об использовании имущества, оставшегося после ликвидации общества. Если же такого указания не было, то применялась ст. 29 Правил, где было предусмотрено, что «по закрытии общества, его имущество, оставшееся за удовлетворением долгов, поступает в ведение Правительства для употребления по назначению, наиболее соответствующему целям общества».

Временные правила об обществах и союзах 190 6 г. были основным законодательным актом для благотворительных организаций вплоть до 1917 года.

Во время Первой мировой войны 1914 г. благотворительность в России приняла еще более массовый характер.

Возникла большая сеть благотворительных организаций, носивших патриотический характер, оказывающих помощь русским солдатам и офицерам (например, Всероссийский союз помощи больным и раненым воинам).

После революции 1917 г. и в первые годы советской власти обязанности в области благотворения начали выполнять государственные органы. Это обусловливалось, по всей видимости, тем, что Советское государство, возникнув как государство рабочих и крестьян, взяло на себя функцию защитника и попечителя всех «униженных и оскорбленных», «скорбящих и страждущих». В конце 1917 г. были образованы Наркомат Государственного призрения и Наркомат Социального обеспечения, которым были переданы все полномочия в области общественного призрения. Декретами и постановлениями этих наркоматов были упразднены почти все благотворительные организации, действовавшие в царской России, и на их месте образованы новые советские органы — Коллегия по охране материнства и младенчества (1918 г.), Фонд обеспечения детей красноармейцев (1918 г.), Комиссия для несовершеннолетних (1918 г.) и другие.

Однако наряду с централизованной системой государственного призрения продолжали существовать благотворительные общества, возникающие по инициативе общественности и частных лиц. Среди действовавших в дореволюционной России обществ взаимопомощи и вспомоществования до настоящего времени существуют Литературный фонд, возникший в 1859 году как Общество для пособия нуждающимся литераторам и ученым, и некоторые творческие союзы.

Так, в 1926 г. было узаконено Всероссийское общество глухонемых, начавшее свою деятельность еще до революции, в 1923 г. — Всероссийское общество слепых. Российское общество Красного Креста в 1925 г. было переименовано в Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. В период становления советской власти большинство благотворительных функций было сконцентрировано в руках государственных органов — комиссариатов (позднее министерств) и различных комитетов. Лишь некоторые благотворительные организации продолжали существовать на общественных началах. Деятельность этих организаций регламентировалась вплоть до 1970г. «Положением о добровольных обществах и их союзах» принятом постановлением ВЦИК и СНК РСФР 10 июля 1932 г. и Постановлениями ЦИК и СНК СССР от 6 января 1930 г. «О порядке учреждения и ликвидации Всесоюзных обществ и союзов, не преследующих цели извлечения прибыли» и от 27 сентября 1933 года «О производственной и коммерческой деятельности и лотерейной работе добровольных обществ».

В течение почти 60 лет это были единственные нормативные акты всесоюзного значения, в которых определялись организационная структура, функции, полномочия и другие важные вопросы деятельности добровольных обществ. Главный порок законодательства этого времени заключался в том, что добровольные общества могли возникать и существовать под жестким контролем государства. Для регистрации обществу приходилось пройти идеологический тест, доказать, что оно действует в соответствии с целями коммунистического строительства (п. 3 Положения). Положением были введены ограничения для членов обществ: «Лица, проявившие враждебное отношение к революционному движению пролетариата, не могут быть приняты в члены добровольного общества» —указывалось в п. 4 названного Положения. Было установлено также, что государственный орган, производящий регистрацию, решал вопрос о целесообразности создания данного общества, о соответствии его уставных целей «общим задачам данной отрасли социалистического строительства», о персональном составе учредителей (причем он имел право отвода отдельных лиц). Кроме того, государственные органы имели право давать обществам обязательные для них указания, а при уклонении от указанных в уставе целей и задач «принимать любые меры вплоть до ликвидации общества» (п. 20 Положения). В Положении было определено, что уставы обществ и союзов, «задачи которых связаны непосредственно с деятельностью отдельных народных комиссариатов или приравненных к ним центральных учреждений РСФСР, утверждаются соответствующими наркоматами или учреждениями» (п. 14)[4] .

Помимо этого Положения деятельность благотворительных организаций регулировалась Уставами конкретных добровольных обществ, принятыми и утвержденными на самых различных уровнях в индивидуальном порядке.

В историческом анализе мы приходим к необходимости социологического исследования данного отношения. Это отношение выстраивается на добровольных началах. То есть, оно коренным образом отличается от тех видов отношений, которые диктуются институциональными связями системы; оно складывается между социальными институтами, общностями или личностями, осознающими потребность в связи. Оно принципиально отличается от отношений, носящих чисто экономический или политический характер; оно поликаузально, и в силу этого обстоятельства является целостным в своей социальной эффективности. Во взаимодействии отношение изменяет партнеров, и этим оказывает значимое воздействие на социальную структуру общества. Отношение благотворительности есть взаимодействие социальных партнеров, которое может протекать в формах, допускающих различную меру субъектности в их сознании и деятельности.

Любой вид социального взаимодействия предполагает наличие объективных и субъективных его факторов. Изучение благотворительности позволяет раскрыть роль субъективных факторов в социальном взаимодействии.

К объективным факторам могут быть отнесены те, которые проявляют влияние системы на деятелей - акторов взаимодействия. К субъективным факторам относят те, в которых проявляется выбор, свобода социального деятеля (актора). Благотворительность подразумевает взаимодействие, во-первых, обусловленное объективно сложившейся в социальной системе нуждой, потребностью одной из действующих сторон в помощи, во-вторых, субъективным желанием другой стороны оказать необходимую помощь.


2 БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ КАК СОЦИАЛЬНО-РОЛЕВОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

2.1 Общественное призрение - его организация, мотивы, цели

В давние времена общественное призрение определялось как организованная форма благотворительности. В современном же русском языке слово призрение забыто. Оно не упоминается ни в научных публикациях, ни в правовых документах. Вместе с тем история становления и развития системы социального обеспечения в России в советский период и социальной защиты в наши дни начинается именно с общественного призрения.

Первичная форма благотворительности есть подаяние милостыни нищенствующему. От милостыни общественное призрение отличается организацией, мотивами и целями. В общественном призрении организационная сторона проявляется двояким способом: по отношению к получающим помощь и по отношению к оказывающим ее. Милостыня, по существу своему, не поддается организационному началу. Она подается тому, кто протягивает руку. Общественное же призрение простирает свою помощь только на тех, кто не в состоянии сам себя призреть и не делает из своей нужды промысел. Милостыня исходит из субъективного порыва подающего. Субъектом же общественного призрения является коллективное лицо, а мотивом — осознание гражданской солидарности между членами общины, общественный интерес, забота государства о благе бедствующих граждан. В России толчком к переходу от милостыни к общественному призрению послужило развитие нищенства и бродяжничества в местностях, где подавалась щедрая милостыня.


2.2 Роль государства, церкви, благотворительных организаций на пути перехода от общественного призрения к системе социального обеспечения

Простые виды благотворительности, заключавшиеся почти исключительно в кормлении нищих, применялись в самой глубокой древности. Как свидетельствуют наши летописи, практиковались они отдельными “нищелюбцами”, из среды которых особенно выделялись князья, духовенство и лучшие люди земли[5] .

Находясь под влиянием только что воспринятого христианского вероучения, они охотно поучались религиозным великим заповедям, главные из которых повелевали любить Бога и любить ближнего, как самого себя. Практически это означало накормить голодного, напоить жаждущего, посетить заключенного в темнице, призреть хоть одного “единого из малых сих” и вообще, так или иначе, проявить свое милосердие и нищелюбие. Исходя из таких побуждений, благотворительность была, по единогласному утверждению исследователей, не так вспомогательным средством общественного устройства, как необходимым условием личного нравственного здоровья: она больше нужна была самому нищелюбцу, чем нищему. Нищий для благотворителя был лучший богомолец, молитвенный ходатай, душевный благодетель. При таком взгляде на благотворительность помощь бедным была делом отдельных лиц, проникнутых идеями христианской нравственности, а не включалась в круг государственных обязанностей. Так относились к ней и князья, многие из которых восхвалялись летописцами за их нищелюбие. Святой Владимир, как пишет летописец, позволял “всякому нищему и убогому” приходить на княжеский двор, чтобы кормиться, а для больных, которые сами не могли приходить, - отправлял повозки, нагруженные хлебом, мясом, рыбою, овощами, медом и квасом. Некоторые писатели утверждают, что при этом же князе были учреждены первые на Руси больницы. Хотя прямого подтверждения этого в памятниках древней письменности и не встречалось, тем не менее, известно, что больные во время его княжения получали не только призрение, но и, по-видимому, врачебную помощь. Кроме Св. Владимира история указывает еще целый ряд других христолюбивцев и нищелюбивых князей. Особенно отличают великого князя Ярослава Владимировича и брата его Мстислава.

Но больше других, после Св. Владимира, нищелюбцем прославился Владимир Мономах, который, по свидетельству современников, раздавал деньги и предметы первой необходимости обеими руками. Из преемников Мономаха на почве благотворительности выдвигаются сын его Мстислав, и затем Ростислав, раздавший бедным все имущество дяди своего Вячеслава, полученное им по наследству. Андрей Боголюбский, по примеру Св. Владимира, приказывал развозить по улицам и дорогам жизненные припасы и раздавать их бедным и заключенным в темницах. Александр Невский тратил значительные суммы на выкуп русских из татарского плена, Иоанн Данилович был прозван Калитой за тот мешок, который он носил с собой, раздавая из него милостыню.

Исходя в своей благотворительности из нравственно-религиозных побуждений, князья склонны были ставить ее под покровительство церкви и поручать осуществление самого дела представителям религии, т.е. духовенству. Поэтому последнее шло во главе благотворительности. Особой щедростью в этом деле отличались иноки Киево-Печерского монастыря и между ними преподобные Антоний, Даминиан, Феодосий Печерский и др. Первые в государстве больницы, в которых бедные призревались и пользовались бесплатным лечением, были учреждены Переяславским епископом, впоследствии Киевским митрополитом, Ефремом в 1091 г. Заботливость духовенства о благотворении, помимо религиозных побуждений, обусловливалась соответствующими церковными постановлениями. Так уже в Церковном уставе 996г. упоминается об обязанностях духовенства по надзору и попечению за призрением бедных, причем на содержание церквей, монастырей, больниц, богаделен была определена “десятина”, т.е. десятая часть поступлений от хлеба, скота, судебных пошлин и т.п. Подобные отчисления на церковь и благотворительность делали и частные лица-лучшие люди земли.Отличительной чертой благотворительности этого периода была”слепая” раздача милостыни, при которой какие-либо расследования о нищих, расспросы их и т.п. не только не производились, но прямо воспрещались учениями святых отцов. В этот период общественная помощь ради собственного духовного совершенствования не преследовала целей общественного благоустройства, но она имела нравственно-воспитательное значение для тогдашнего общества[6] .

Собранный Иоанном Грозным Стоглавый Собор (1551г.) констатирует страшное развитие нищенства и при этом указывает на отсутствие надлежащих мер призрения. Им по-прежнему попечение о бедных признается делом общества, которое доставляет средства на него и в лице выборных целовальников, вместе со священниками, заведует им. Но, возлагая попечение о бедных на обязанность общества, Собор признает необходимым регулировать его мерами государственными, законом. Для большинства нуждающихся он рекомендует закрытое призрение в богадельнях, впервые для этого различает разнообразные категории нищенствующих и для каждой из них устанавливает особые меры. Уже в разделении способов призрения отрицается первичная форма благотворительности — безразборчивая раздача милостыни и намечается уже некоторая система борьбы с нищенством, долженствующая выразиться как просто в призрении в богадельнях, затем в пособии (собирание по домам), так и в предоставлении добровольных, а быть может и принудительных, работ. Такие взгляды, по сравнению с теми, по которым милостыня раздавалась всем нищим без различия, представляют уже значительный шаг вперед, так как в них отражается не одно только стремление благотворителя душу свою спасти богоугодным делом, но и принести общественную пользу, посодействовать улучшению общежития в государстве. Дело благотворительности, очевидно, начинает переходить в дело общественного и государственного призрения.

Идея общественного призрения только наметилась, но не вошла еще в сознание общественных и государственных деятелей. Поэтому формы попечения о бедных надолго остаются еще прежние, и благотворительностью продолжали заниматься только те духовные лица и цари, которые, как и отдельные члены общества, чувствовали к тому склонность.

В среде духовенства своей благотворительностью около этого времени выдвинулись митрополит Макарий и св. Гурий, архиепископ Казанский. Из монастырей на том же поприще отличались Сергиевский и Белозерский-Корнилиев, учредившие от себя больницы и богадельни. Царь Федор Иоаннович, который, по словам летописца, был «целитель страждущим, око слепым, ноги хромым», делал для нищих очень много. Еще больше делал Борис Годунов, обещавший при вступлении на царство, что при нем не будет «ни сирого, ни бедного». Раздавая много нищим во все годы своего царствования, он особенно развил свою деятельность во время голода и мора уже до известной системы, далеко возвысившейся над простой благотворительностью. При нем же началась крупная благотворительная деятельность Троице-Сергиевой лавры, развившаяся до небывалых размеров в смутное время[7] .

Новые и на этот раз несомненные признаки сосредоточения дела призрения в центральных государственных учреждениях обнаруживаются не ранее воцарения дома Романовых. Особую известность в этой области получили архимандрит (впоследствии патриарх) Никон, бояре Матвеев, кн. Черкасский, Ртищев и др. Князь Яков Черкасский построил больницу с церковью, а Федор Ртищев, устроив несколько таких больниц и богаделен, основал монастырь, в котором выписанные из Малороссии монахи обучали желающих разным наукам. Сам царь всячески стремился вспомоществовать бедным. Но все это были меры, вызванные личным почином, больше стремлением к личному совершенствованию и исполнению религиозных указаний, чем к устройству системы попечения. Для страны же именно нужны были общие систематичные меры государственного характера. Из таких мер для общественного призрения имеет значение разве только издание в 1649 г. Уложения, в котором был установлен повсеместный в государстве сбор денег на выкуп пленных. Деньги эти шли сначала в посольский приказ, а затем в полоняничный приказ и отсюда обращались по назначению.

Это, однако, была единичная мера общего значения. В остальном же благотворительная деятельность при Алексее Михайловиче носила прежний характер и мало удалилась от древнейших форм. Однако мысль опередила действительность, и многие деятели, видя, что безразборчивая раздача милостыни не уменьшает, а увеличивает нищенство, начинали относиться к этой форме благотворения отрицательно. В общественном сознании со времен Стоглавого Собора подготовлялась мысль о необходимости, в видах общественного и государственного благоустройства, перейти от благотворительности к системе общественного призрения. При этом начала ясней обозначаться и сама система призрения, долженствовавшая заключать в себе не только одну помощь бедным милостыней и особенно содержанием их в заведениях, но и предоставлении трудоспособным нуждающимся заработка, а позже и даже наказание за тунеядство.

Развитие мер общественного призрения в определенную систему принадлежит уже Императору Петру Великому. Систематизируя обширный ряд узаконений и распоряжений его, нельзя не видеть, что им были затронуты все важнейшие и основные вопросы призрения. Он подробно останавливается на необходимости различать нуждающихся по причинам их нужды и определять помощь в соответствии с этой нуждой. Он указывает на предупреждение нищеты как лучший способ борьбы с ней; выделяет из нуждающихся работоспособных, профессиональных нищих и др. категории их. Он принимает решительные меры к урегулированию частной благотворительности, определяет организованную помощь общества, устанавливает органы призрения и необходимые для развития дела средства. Таким образом, применяемые им меры составляют уже не ряд разрозненных и не связанных между собой попыток, а цельную систему, отличающуюся известной выдержанностью и последовательностью.

Система призрения, созданная Петром Великим, оказалась очень прочной и устойчивой. Во многом она была правильной и соответствующей жизненным потребностям. Важно было и то, что она была цельной системой, т. е. давала определенные ответы на все основные и важнейшие вопросы общественного призрения.

Планы Петра Первого о повсеместном устройстве благотворительных учреждений, до известной степени, были осуществлены Екатериной Великой, В 1767 году она учредила Воспитательный дом. "Приустройство" безумных и устройство в каждой из 26 епархий по одной богадельне стали подготовительными мерами для систематической организации общественного призрения, основание которой было положено Указом Екатерины Второй от 7 ноября 1775 года "Об учреждениях для управления губерниями". В соответствии с данным Указом в состав губернских учреждений повсюду должен был входить особый приказ общественного призрения. На эти приказы возлагалась забота об образовании, лечении, благотворении и борьбы с пороком: устройство народных школ, сиротских домов, больниц, убежищ для неизлечимых, домов для умалишенных, богаделен, работных и смирительных домов.

В организацию приказов общественного призрения были вложены три плодотворных и замечательных принципа: самостоятельность местных благотворительных заведений, привлечение к управлению ими местного населения и обеспечение их более или менее достаточными средствами.

Тем же Указом в русское законодательство был внесен основной принцип общественного призрения:на сельские и городские общины и приходы была возложена обязанность прокармливать своих бедных, не допуская их до нищенства, а на полицейские власти — надзор за исполнением закона.

Необходимость принятия государственных мер в общественном призрении привела к учреждению в 1892 году специальной правительственной комиссии, которая подготовила предложения, исходя из идей государственного попечительства организовать под названием сельских и городских участковых уездных и губернских попечительств ряд органов государственного призрения. Расходы на государственное вспомоществование или на пособия предполагалось покрывать из земских средств по сметам, представленным попечительствами[8] .

Проект Положения о попечительствах общественного призрения с объяснительной запиской был подготовлен в конце 1897 года и в начале 1898 года разослан на заключение разных ведомств.

Одновременно по инициативе местных органов власти шел процесс создания попечительств. Так в начале 1890-х годов Московская Городская дума возбудила ходатайство о праве учреждать "участковые попечительства о бедных". Попечительства уделяли много внимания жилищной нужде беднейшего населения, занимались коечными и ночлежными квартирами, детскими санаториями и летними колониями. По примеру Москвы попечительства были организованы в более чем 60 городах России.

В 1895 году было учреждено Попечительство о домах трудолюбия и работных домах, переименованное позднее в Попечительство о трудовой помощи.

Практика московских участковых попечительств привела к мысли об объединении благотворительных обществ и учреждений. В результате в 1897 году в Москве был создан Благотворительный совет, который изыскивал меры к "согласованию и объединению деятельности городских попечительств с деятельностью всех благотворительных учреждений столицы", а в 1899 году — Городской справочный отдел по делам благотворительности, ведущий регистрацию бедных и собирающий сведения о характере деятельности благотворительных организаций,

В 1909 года был учрежден Всероссийский союз учреждений, обществ и деятелей по общественному и частному призрению, в задачи которого входило: изучение вопросов призрения, пропаганда рациональных форм и способов благотворительности, объединение благотворительной деятельности и другие[9] .

В марте 1910 года Союз организовал I съезд деятелей по призрению. В мае 1914 года прошел II такой съезд.

К началу 1910 года в России насчитывалось свыше десяти тысяч благотворительных обществ и заведений. По данным проведенного обследования 60 % из них владело капиталами в размере 240, 4 млн. рублей, годовой доход составлял около 60, 5 млн. рублей, а расход — 50, 5 млн. рублей. Только 25 % всего бюджета русской благотворительности образовывалось за счет средств казны, земств, городов и сословных учреждений, 75% составляли частные пожертвования.

Ко второму десятилетию XX века достаточно развитое публичное призрение в России, в сущности, представляло собой ряд совершенно независимых и не соподчиненных учреждений и ведомств. Очень важным являлось то, что они в своей деятельности обладали правами самоуправления, образования союзов, широкой децентрализации. За Министерством внутренних дел были закреплены лишь функции высшего надзора за закономерностью, но не за целесообразностью учреждения попечительских учреждений и заведений. Вместе с тем по мере развития попечительства и благотворительной деятельности все более настоятельной становилась потребность в государственном регулировании общественного призрения, но не в государственном вмешательстве в происходящие процессы[10] .

В России существовали следующие наиболее мощные самостоятельные благотворительные заведения: Ппопечительство императрицы Марии, имевшее 27 отделений и 6 комитетов, в ведении которых находились воспитательные дома для призрения младенцев, детские приюты, 36 богаделен для взрослых;

Императорское человеколюбивое общество, которое имело в своем ведении 257 благотворительных организаций;

Попечительство о домах трудолюбия и работных домах;

городские благотворительные общества.

Государственное управление общественным призрением стало складываться при Временном правительстве. Так, 21 марта 1917 года было принято постановление Временного правительства "О подчинении самостоятельных благотворительных организаций подлежащим ведомствам и учреждениям", которым поручалось совещательной Комиссии по благотворительным учреждениям определить, какие из отделений Министерств, Главных управлений, либо общественных организаций должны быть включены те из существующих благотворительных заведений, которые действовали самостоятельно, не будучи подчинены какому-либо из органов государственного управления.

Комиссия пришла к заключению, что деятельность Всероссийского Попечительства по охране материнства и младенчества может быть продолжена на прежних основаниях, т.к. оно действует по своему уставу в качестве частной благотворительной организации.

Одобрив в заседании 21 марта 1917 года заключения совещания Комиссаров в отношении деятельности других благотворительных организаций, Временным правительством были приняты решения передать их в ведение Военного ведомства, Министерства внутренних дел и Министерства народного просвещения.

Однако после принятия постановления Временного правительства от 5 мая 1917 года "Об образовании Министерств: Труда, Продовольствия, Почт и Телеграфов и Государственного Призрения" все выше приведенные благотворительные заведения и попечительства были переданы в ведение вновь образованного Министерства Государственного Призрения[11] .

Министрами государственного призрения Первого, Второго и Третьего коалиционного Временного Правительства были соответственно князь Д.И.Шаховский, представитель партии кадетов (с 5 мая по 2 июля 1917 г.), И.Н. Ефремов, член Государственной думы IV созыва, избранный от войска Донского (с 24 июля по 26 августа 1917 г.) и Н.М.Кишкин, член партии кадетов и врач по образованию (с 25 сентября до октябрьского переворота).

29 июня 1917 года Временным правительством было принято постановление "Об учреждении Временного общегосударственного и местных Комитетов помощи военно-увечным", в соответствии, с которым было предписано сосредоточить все дело помощи военно-увечным в Министерстве Государственного Призрения, образованных для этой цели вышеназванных временных комитетах.

На Временный общегосударственный комитет возлагалась разработка планов помощи военно-увечным и обсуждение мер к повсеместному проведению этой помощи в жизнь, ее объединение и согласование.

Дело помощи военно-увечным на местах возлагалось на органы земского и городского самоуправления, которые для этой цели должны были образовывать земские и городские комитеты помощи военно-увечным, состоящие из представителей самоуправления и местных союзов военно-увечных.

В местностях, где нет органов местного самоуправления, Министерству Государственного Призрения было поручено образовать, впредь до введения местного самоуправления, Временные комитеты помощи военно-увечным в составе представителей местных общественных организаций и союзов военно-увечных.

Для объединения мероприятий земств и городов, входящих в состав Всероссийского Земского Союза и Союза Городов, в деле помощи военно-увечным образовать Совещание из представителей от Главных комитетов обоих Союзов с участием в нем представителей от Всероссийского Союза увечных воинов[12] .

30 октября 1917 года (по старому стилю), т.е. на шестой день после победы вооруженного восстания, Советское правительство приняло обращение ко всем трудящимся о подготовке декретов о полном социальном обеспечении рабочих, городской и сельской бедноты. За подписью Народного Комиссара труда А.Г.Шляпникова это обращение было опубликовано в печати 1 ноября 1917 года.

В тот же день В.И. Ленин подписал постановление о создании на основе Министерства государственного призрения Народного комиссариата государственного призрения и его местных отделов и объявление о том, что "Республиканское Правительство Народных Комиссаров уполномочило тов. А.М. Коллонтай Комиссаром общественного призрения".

На 13 ноября 1917 года А.М. Коллонтай было назначено собрание выборных представителей служебного персонала "для обсуждения стоящих перед министерством задач по реорганизации государственного призрения на началах самодеятельности в интересах многомиллионных трудящихся масс и укрепления государственной власти за демократией России".

26 января 1918 года в Наркомате государственного призрения была создана Коллегия призрения несовершеннолетних, а в начале апреле 1918 года был образован отдел охраны детства, который занимался учетом и объединением под своим руководством всех детских приютов, благотворительных обществ, детских домов детей беженцев. Организационная работа была завершена в течение первой половины 1918 года. Бывшие "приюты" перестраивались в детские дома, в которых дети получали одежду, пищу, медицинскую помощь, воспитание. Детдомовские обучались в обычных трудовых школах. Школы при детских домах оставались лишь там, где не было условий для обучения в школах Народного комиссариата просвещения.

6 марта 1918 года Совнарком был принят декрет "Об образовании Народного совета социального обеспечения и учетно-ссудного комитета социального обеспечения", которым поручалось "Комиссариату призрения принять в свое ведение учет и урегулирование всех вопросов о пенсиях и пособиях, для чего создать Народный совет социального обеспечения."

Данным декретом Комиссариату финансов было поручено объединить все пенсионные капиталы, образовав при Национальном банке Учетно-ссудный комитет социального обеспечения.

Комиссариатам финансов и труда предписывалось работать в тесном контакте с Комиссариатом призрения.

26 апреля 1918 года был подписан декрет Совета Народных Комиссаров "О переименовании Народного Комиссариата государственного призрения в Народный комиссариат социального обеспечения" "ввиду того, что существующее название Народного комиссариата государственного призрения не соответствует социалистическому пониманию задач социального обеспечения и является пережитком старого времени, когда социальная помощь носила характер милостыни и благотворительности.

Именно эта дата считается датой основания системы социального обеспечения в России, хотя вопрос о таком переименовании был поставлен на заседании Совнаркома еще 18 марта 1918 г. Народным комиссаром социального обеспечения вплоть до реорганизации системы социального обеспечения в период НЭП был профессиональный революционер, питерский рабочий А.Н.Винокуров, работавший ранее в Комиссариате внутренних дел и назначенный 18 марта Народным комиссаром общественного призрения[13] .

Говоря об истории становления и развития социального обеспечения в России в после октябрьский период и социальной защиты в наши дни, нельзя забывать о том, что в России параллельно с системой общественного призрения, переросшей позже в систему социального обеспечения, развивалось обязательное социальное страхование. Страховым законодательством, принятым в 1912 г. и дополненным в 1917 г., предусматривалось обязательное страхование на случай болезни и родов, и трудового увечья, которое осуществлялось больничными кассами, ведавшими вопросами страхования по болезни и родам, и страховыми товариществами, осуществлявшими страхование по трудовым увечьям. Кроме того, в России до октябрьского переворота сложилась сеть различных пенсионных, эмеритальных, вспомогательно-сберегательных и прочих касс, осуществлявших пенсионное обеспечение и другие виды социальной защиты установленных законодательством категорий населения[14] .

С провозглашением в России новой политической политики (НЭП) начался новый этап в развитии социального обеспечения, заключавшийся в отказе от единой системы социального обеспечения и переходе к обеспечению трудового крестьянства в порядке взаимопомощи, рабочих — в порядке социального страхования и сохранения государственного социального обеспечения для инвалидов войны и для членов семейств красноармейцев, иных категорий населения, не включенных в круг лиц, подлежащих взаимному или социальному страхованию и нуждающихся в социальной поддержке.

Полный переход на принципы социального обеспечения в 1918 г. рассматривался как вынужденная мера, принятая в условиях иностранной интервенции, гражданской войны, голода и разрухи и практической возможности осуществления обеспечения, нуждающихся только в натуральной форме на уравнительных началах по минимальным нормам. Вместе с тем этап социального обеспечения, формально длившийся с 1918 по 1921 г., представляет исключительный интерес с точки зрения обусловленности характера социальной защиты политическими, экономическими и идеологическими факторами. Несмотря на краткость формального этапа социального обеспечения в развитии социальной защиты населения в России, заложенная в резолюции Шестой (Пражской) конференции РСДРП и проверенная в период военного коммунизма идеология организации социальной защиты определяла характер ее развития в России на протяжении всего советского периода. Система социального обеспечения в советский период развивалась как многоукладная система, основанная на государственной собственности, в которой виды социальной защиты, круг лиц, на которых она распространялась, а также уровень обеспечения отдельных категорий граждан определялись органами государственной власти в соответствии с устанавливаемыми ими приоритетами[15] .

2.3 Социальное обеспечение - одна из важных организационно-правовых норм развивающейся системы социальной защиты

В новых экономических условиях идет процесс формирования многоукладной системы социальной защиты, в которой должно быть место различным ее организационно-правовым формам, позволяющим эффективно решать современные проблемы социальной сферы. Термин "социальное обеспечение", так же как в свое время и термин "общественное призрение", выходит из обихода. Он больше не используется в названии учреждений социальной защиты, и роль социального обеспечения как непосредственно государственной формы социальной защиты в ее общем объеме снижается. В то же время возрастает значение таких организационно-правовых форм социальной защиты, как социальное страхование, адресная социальная помощь и различных организационно-правовых форм социальной защиты частного характера. Вместе с тем понятие "социальное обеспечение" является родным и близким для работников современных учреждений социальной защиты не только как исторический символ, характеризовавший определенный этап в развитии системы социальной защиты в нашей стране, но и как одна из важных организационно-правовых форм развивающейся многоукладной системы социальной защиты[16] .

2.4 Проблемы развития благотворительности в России

Возрождаемая сегодня благородная традиция, безусловно, требует новых форм, которые далеко еще не обрели ни внутренней логики, ни стабильности, ни достойного места в скитаниях современной культуры. Художественная и научная общественность с чувством какой-то ностальгии призывает "новых русских" равняться на Мамонтовых и Третьяковых, хотя, кажется, сама мало верит в то, что они действительно (если не сегодня, то уж завтра точно) придут и выступят не в роли разыгрывающих свою карту спонсоров, а в роли подлинных благотворителей. Дело в том, что на сегодняшний день существует много проблем, стоящих на пути предпринимателей, желающих заниматься благотворительностью[17] .

Сегодня в любом поступке большинство ищет некий тайный смысл, подтекст. «Бедным помогаешь? Значит, в депутаты собрался. Театр спонсируешь? Не иначе как актрису- любовницу завел». Я считаю, что причина этому – нестабильность экономики, порождающая неуверенность в завтрашнем и недоверие к богатым людям, которые склонны «разбрасываться» деньгами[18] .

Так, препятствием благотворительной деятельности является нестабильность экономики, которая в любой момент может обернуться потерями и потребовать незапланированных расходов и вложений. Поэтому всегда нужно иметь резерв, чтобы покрыть убытки. Это означает, что предпринимателю для благотворительности может просто не доставать оборотных средств.

Еще одной проблемой является несовершенство законодательства. Я считаю, что если бы в законодательном порядке было утверждено, что средства, направляемые на благотворительность, шли в затраты предприятия, снижая тем самым налогооблагаемую прибыль, то взносов и пожертвований было бы гораздо больше. В законе «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», принятом в 1995г., закреплена налоговая льгота для предпринимателей 3% от суммы прибыли, идущей на благотворительные цели. Но из-за высоких налогов она практически не работает. Так, вместо того, чтобы разработать стимулы, законодательство создает для благотворителей препятствия. Дело в том, что имущественные пожертвования облагаются налогом, и если, например, коммерческая структура хочет передать школе списанные компьютеры, то придется заплатить государству за свой порыв к милосердию.

Также отрицательное влияние оказывает такой фактор, как недоверие к общественным организациям. Так как все отчетливо помнят смутное время перестройки, когда создавалось огромное количество мошеннических предприятий. Сегодня благотворительность носит адресный характер (без посредников), потому что жертвователи хотят быть уверенными, что их помощь дойдет до реально нуждающихся, хотят видеть, кому они помогают.

Немаловажную роль в решении сделать пожертвования играют рекомендации родственников, знакомых, а также информация из объединений собственно предпринимателей (например, Ротари-клуб). Небольшое число предприятий имеет относительно устоявшиеся контакты с заведениями (главным образом, связанные с государственной опекой), которым оказывают регулярную помощь.

Очень часто жертвователи предпочитают сами приобретать на свои деньги то, что считают необходимым для нуждающихся. Так они обретают уверенность в том, что выделенные на благотворительность деньги никуда не пойдут на сторону. Некоторые предприятия оказывают не финансовую помощь, а бесплатно предоставляют свои услуги, имеющиеся в их распоряжении материальные ценности, товары, например: ставят школам рекламу бесплатно, передают в школу мебель, предоставляют церквям и монастырям саженцы, обеспечивают бесплатную охрану городских мероприятий (День города, 1, 9 мая)[19] .

Так, реальная ситуация мало способствует развитию благотворительной деятельности. И, наверное, из-за этого спонсорство и меценатство сегодня в немалой степени определяются рациональными (или рационально формулируемыми) мотивами. Это - стремление вкладывать деньги непосредственно, минуя государственные институты, в те или иные непроизводственные сферы. Цели таких вложений могут быть различными - от реализации личных интересов или даже чудачеств, до создания дополнительной рекламы, снижения налогов, развития определенных областей науки или подготовки специалистов определенного профиля и качества. Даже если это и носит характер выполнения морального долга перед обществом, то в достаточно небольшой степени. Свое моральное обязательство удачливый бизнесмен как бы выполняет тем, что создает дополнительные рабочие места и платит налоги, перераспределяющие, таким образом, доходы в пользу общества в целом. Спонсорская деятельность предполагает определенную программу и обоснование целей и результатов вкладывания средств, отчет о расходах и т.д. В некотором роде это финансирование либо с отдаленной выгодой, либо с заведомо рискованным результатом. Но все же - это, хотя и благотворительное, но в какой-то мере деловое предприятие.

Но, тем не менее, я считаю, что, несмотря на наличие негативных факторов, у русских предпринимателей желание помочь есть и останется, поскольку это движение души русского человека.

Одновременно, благотворительность играет большую положительную роль в общественных взаимоотношениях. Феномен благотворительности касается таких основных смысложизненных общественных ценностей, как "общественная справедливость", "добро" и "зло". Благотворительность, рассматриваемая как социальное целое, оказывает существенное влияние на состояние социальной напряженности в обществе или, как иногда говорят, на его нравственно-психологический климат. Она снимает, по крайней мере, частично, остроту противоречия между богатыми и бедными, имущими и неимущими, добровольно дарящими и по своему желанию принимающими эти дары[20] .

Указанные стороны отмеченного выше противоречия, разрешаются с помощью благотворительности в духе особо деликатного по форме и содержанию примирения сторон. Добровольность дара и его принятия снимает социальную напряженность, заменяет ее особым состоянием душевной близости, гражданской незлобивости и примирения, социального конформизма и толерантности.

"Я должен помочь этим неимущим: построить для их детей здание школы, больницу, чтоб мои рабочие и их дети могли бесплатно лечиться в ней", - размышляет современный российский предприниматель. "Конечно, он наживается на нашем труде, обирает и грабит нас, не доплачивает нам за наш труд, - рассуждает рабочий, занятый на современной фабрике.- Но ведь я отлично помню, - продолжает размышлять он, - что до тех пор, пока он приобрел наше предприятие, нам месяцами не выплачивали зарплату, а если и делали это, то не деньгами, а продукцией фабрики. А теперь мы не только регулярно получаем зарплату, фабрика расширяется, мы и наши дети могут бесплатно лечиться в больнице, построенной нашим предпринимателем. Как же нам не благодарить его за это. Мы знаем, сколько безработных еще существует в городе". Такие и аналогичные суждения в отношении многочисленных фактов благотворительности и тех, кто их совершает, широко распространены в разных городах Российской Федерации.

Так, благотворительность вносит весомый вклад в решение проблемы социальной справедливости. Дело здесь заключается не только в том, что многомиллионные благотворительные акции существенно выравнивают уровни доходов, по крайней мере, в тенденции благотворителей, простых рабочих и служащих, но и, прежде всего в том, что они способствуют установлению в обществе принципов социальной справедливости.

Подводя итог, можно сделать вывод, что нынешний опыт благотворительных пожертвований со стороны предпринимателей является преимущественно адресный. Они хотят видеть наглядные результаты своего участия, и поэтому предпочитают оказывать поддержку непосредственно тем, кто в ней, по их мнению, реально нуждается. Чаще всего объектом благотворительности являются дети-сироты, одинокие пожилые люди, инвалиды. Распространенной практикой является предоставление просителям своих услуг, материальных ценностей, товаров на безвозмездной основе, скорее всего из-за того, что процесс официального оформления благотворительной помощи достаточно сложный, и сложно отчитываться перед налоговыми службами в том, что помощь была реально оказана. В этой связи многие предприниматели предпочли бы безвозмездно или с большой скидкой предоставлять общественным организациям свои услуги и материальные ценности.

Ограниченное участие в благотворительных акциях объясняется общей неустойчивой экономической ситуацией, требующей резервных средств, собственными ограниченными возможностями, неблагоприятной системой налогообложения. Серьезным барьером остается недоверие к существующим благотворительным фондам, организациям, неуверенность в том, что переданные средства будут эффективно использованы и удастся достичь реальных результатов.

Тем не менее, очень важно, что представители коммерческих структур, безусловно, готовы оказать поддержку программам, рассчитанным на основные социально уязвимые группы населения. Сотрудничество с общественными организациями, оказываемая им помощь, помимо очень важного морального удовлетворения, способно создать жертвователям дополнительную рекламу, более благоприятный имидж, укрепить деловую репутацию. От общественных организаций ожидается, что они могут оказаться посредниками между бизнесом и властями. Предполагается, что они могли бы лоббировать принятие более либерального налогового законодательства, других форм учета и поощрения благотворительной деятельности бизнеса.

Сама деятельность общественных организаций должна выглядеть для жертвователей прозрачной.

То есть, несмотря на все недостатки российской действительности, препятствующие развитию благотворительности, она является неотъемлемым аспектом поведения предпринимателей. И отличительной чертой благотворительной деятельности отечественных предпринимателей является то, что они руководствуются, как правило, мотивами милосердия, стремятся удовлетворить свои кратковременные интересы и выбирают для этого в партнеры не общественные организации, а государственные структуры. Конечно, современным предпринимателям еще далеко до знаменитых меценатов прошлого, и руководствуются они порой совсем иными целями, но и то, что они делают, имеет огромное значение для общества, и я считаю, что государство должно всячески стимулировать подобного рода деятельность[21] .

Что касается перспектив развития благотворительности в России, то мне кажется, они вполне благоприятны. Это можно заметить как в общесоциологическом смысле, касающемся формирования общероссийского нравственно-психологического климата в целом, благоприятно настроенного по отношению к развитию благотворительности, так и в личностном плане, касающемся социального статуса класса предпринимателей. Оба эти фактора взаимодействует друг с другом, обеспечивая в комплексе благоприятные перспективы развития российской благотворительности.

Подъем экономики, начавшийся в последние годы, рост жизненного уровня народа, происходящий пока очень медленно, в перспективе, мне кажется, может привести к созданию общих благоприятных условий для развития данного социального явления. Здесь опять-таки очень важна государственная поддержка.

Кроме того, рано или поздно и перед предпринимателями встанет вопрос "вечной жизни", что также должно позитивно сказаться на перспективах развития российской благотворительности. Также мне хочется заметить, что дети современных российских предпринимателей получают образование в лучших учебных заведениях мира, а культура, как известно, одно из престижных условий, заставляющих предпринимателей заниматься этой гуманной, подлинно человечной деятельностью.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исходя из вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

1.Благотворительность является социально - ролевым взаимодействием, содержание которого определяется типом социально - экономической системы и характером отношений между государством и гражданским обществом, складывающимся в этой системе.

2.Благотворительность в дореволюционной истории России обрела социальную специфику, которая сформировала особый патриархатный характер ролевых отношений между субъектом благотворительности (благотворителями) и объектом благотворительности, т.е. теми, кто нуждался и принимал их поддержку.

З.В России, трансформирующейся после 1985 года, складываются новые отношения благотворительности, в которых соединяются возрождаемые национальные традиции и технологии, заимствованные с рыночного Запада. Этот синтез, обеспечиваемый законами преемственности, обусловливает сосуществование и партнерство в благотворительной деятельности носителей различных ролевых установок.

4.Эволюция благотворительности может быть представлена как развитие социально - ролевого взаимодействия, в котором изменяется ролевая представленность носителей рассматриваемого отношения.

Процессы, происходящие в современной России — расслоение общества, обнищание значительной массы населения — заставляют обратить внимание не только на возрождение экономики и необходимость повышения благосостояния народа, но и на изучение опыта, связанного с организацией текущей практической помощи культуре, в частности, благотворительности, как проявления заботы государства о нравственном здоровье и интеллектуальном потенциале любого социума.

В этих условиях потребность в изучении и научной разработке отдельных пластов и явлений социальной истории России приобретает особую значимость. Знание исторического опыта, как положительного, так и негативного, дает возможность избежать ошибок и, наряду с действием других важнейших факторов, обеспечить достойное развитие современной России. Таким образом, интерес исследователей в настоящее время к изучению опыта прошлого, традиций российской благотворительности, ее социально-политических аспектов, в частности, вполне закономерен.

Современное постсоветское социокультурное пространство характеризуется тенденцией возрождения культурных традиций, интересом к историческому наследию, потребностью общества в формировании духовных идеалов, связанных с особенностями менталитета россиянина, стремлением сохранить его культурную самобытность.

Исследование культурологического аспекта феномена «благотворительность» позволяет не только объяснить его место в историко-культурном процессе российского общества, но и актуализировать управление и прогнозирование этого явления.

В сегодняшнее непростое время поистине достойны уважения люди, находящие возможность тратить силы и средства на решение острых социальных и культурных проблем.

Реализуя важнейшие функции культуры, модифицируясь в соответствии с существующим социумом, благотворительность, тем не менее, сохраняет имманентно присущие ей свойства, делающие ее непреходящей ценностью общества, инструментом решения конкретных задач.

Исследование благотворительности с точки зрения культурологического знания, анализ новых интересных форм взаимодействия ее с другими сторонами культурной и социальной деятельности представляются весьма актуальными.

Мы понимаем благотворительность как закономерную особенность отечественной культуры, как вид социально-культурной деятельности, складывающийся под воздействием окружающего мира и факторов, направленных на осуществление культурной политики государства. Кроме того, благотворительность - показатель отношения общества и государства к культуре нации, народа, инструмент формирования культуры личности.

Проведенный исторический анализ позволил мне сделать вывод, что социально-ролевое взаимодействие в отношениях благотворительности имеет общечеловеческое, социально-экономическое и личностное (особое) содержание, помог глубже понять ее внутреннюю сущность, взаимосвязь социальных, экономических, политических, идеологических, правовых и ментальных начал ее развития. В условиях рыночной рациональности и расчетливости ориентация общественного сознания на феномены безвозмездной благотворительности позволяет также актуализировать проблематику духовно-нравственной составляющей социального развития. Наше общество, особо нуждается сейчас в превращении нравственного воспитания в практическую школу благонравия.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Федеральный закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» от 7 июля 1995 г.

2. Комментарии к Федеральному закону Российской Федерации «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» от 7 июля 1995 г.

3. Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 3. Т. 26. 27469. Например, Декрет СНК от 20. 02. 20 об упразднении Союза инвададов войны и труда — СУ. 1920. № 11. Ст. 72; Постановление Наркомата Государственного Призрения от 12.12.1917 г. - СУ. 1917. № 11. Ст. 165; а также СУ. 1918. № 13. ст. 193. № 16. Ст. 28 и 227; № 56. Ст. 688

4. Андреев В.С. Право социального обеспечения в СССР. М., 1987 г.

5. Антология социальной работы. ТТ.1-3. М. Сварогъ. 1994-95 г.

6. Аронов А.А. Золотой век русского меценатства. Москва.1995 г.

7. Бадя Л.В. Подвиг сострадания (Из истории российского благотворения)// Российский журнал социальной работы. 1995. N 1.

8. Благотворительность в России. СПб., 1907 г.

9. Благотворительность в России. Социальные и исторические исследования. 2001 «Лики России», С-Пб., 2007.

10. Благотворительные учреждения Российской империи. Т. II. СПб. – 1900 г.

11. Боханов. А.Н. Коллекционеры и меценаты в России. М.;1989 г.

12. Бурышкин П.А.. Москва купеческая, М.; 1991г.

13. Веснин В.Р. Менеджмент. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007 г.

14. Вебер М. Протестанская этика и дух капитализма//М.Вебер. Избранные произведения. М. 1990 г.

15. Гавлин М.Л. Российские предприниматели: духовный облик, меценатство// История предпринимательства в России. Книга вторая. Вторая половина 19-го – начало 20-го вв.М.: РОССПЭН, 2007 г.

16. Георгиевский П. Организация частной благотворительности // Вестник благотворительности. 1897. 6. С. 57; Максимов Е. Д. Указ. соч. С. 51. Власов П. Указ. соч.

17. Герчикова И.Н. Менеджмент. М.: ЮНИТИ, 2007 г.

18. Гольдштейн Г.Я. Основы менеджмента. Таганрог: ТРТУ, 2007 г.

19. Деревягина Т.Г. Благотворительные организации: опыт прошлого//Социальная работа в России: прошлое и настоящее. Москва - Ставрополь, 1998. С. 68; ГАКО, ф. 24, оп. 1. д. 43, л.

20. Думова Н.Г. Московские меценаты. М.; 1992 г.

21. Жуков Г.В. Благотворительность в культуре и её формы. / Российская культура XXI века глазами молодых ученых. Материалы межрег. науч. - практич. конф. аспирантов и молодых ученых. - Краснодар, 2007 г.

22. Жуков Г.В. Благотворительность как черта менталитета российского народа. / Материалы 2-х Кайгородовских чтений.-Краснодар, 2008 г.

23. Жуков Г.В. Благотворительность как феномен культуры. / Транснациональные проблемы культуры XXI века. Всероссийская науч. - практич. конф. - Краснодар, 2008 г.

24. Жуков Г.В.Функции благотворительности и их характеристика. / Развитие социально-культурной сферы. Региональная науч. - практич. конф. молодых ученых. - Краснодар, 2008 г.

25. Журнал «Меценат» № 1, 2008."Еще немного и мы преодолеем скользкий путь от гангстеров до филантропов".

26. Журнал «Меценат» №9, 2008. «Социальный портрет современного предпринимателя».

27. Ильинский К. Частные общества. Рига, б. г. С. 372; Вестник благотворительности. 1897. 9. С. 4. Ильинский К. Указ. соч. С. 372. Ильинский К. Указ. соч.

28. “ Исторические портреты.”, В.О. Ключевский, М., “Правда”, 1990 г.

29. Кабушкин Н.И. «Основы менеджмента», 1997г.

30. Краева Н.М., Минеев В.Н. Социально-экономические особенности российского предпринимательства.// Общество и экономика, 2007, № 9-10.

31. Коржихина Т.П.История государственных учреждений СССР.М., 1986 г

32. Ленинские декреты о социальном обеспечении. -М., 1972 г.

33. Максимов Е.Д. Очерки частной благотворительности в России, «Трудовая помошь». 1897. 2. С. 212. Ильинский К. Указ. соч.

34. Материалы Егорьевского Исторического и краеведческого музея. Ленинские декреты о социальном обеспечении. - М., 1972 г.

35. Мескон М., Альберт М., Хедоуи Ф. Основы менеджмента. М.: Дело, 2000 г.

36. Меценаты и коллекционеры. Альманах Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. М.;1994г.

37. Орлов А.С., Георгиев В.А., Полунов А.Ю., Терещенко Ю.Я. – Основы курса истории России: Учеб. Пособие. – М.: Простор, 1997 г.

38. ”Отечественная история ХХ век”, М., ”Агар”, 1997г.

39. Примерный устав общества пособия бедным — утвержден МВД 16 июня 18 97 года. № 17. Благотворительные учреждения Российской Империи. Т. 1. С. 18.

40. Россохина В.П. Оперный театр С. Мамонтова. М.; Музыка.1985г.

41. Свод законов Российской Империи. 1892 г.

42. Словарь юридических и государственных наук / Под ред. А. Ф. Волкова и Ю. Д. Филиппова. Т. 1. С. 1019. Энциклопедия Брокгауза и Эфрона. 1873 г.

43. Смирнов В.И. – Мы – егорьевцы, - М.: Энциклопедия сел и деревень, 1999 год.

44. «Социальная защита» № 1, 1995 г.

45. «Социальная защита» № 2, 1995 г

46. Сорвина А.С., Фирсов М.В. Учебно-методические материалы по курсу "История социальной работы в России". М. МГСУ. 1995 г.

47. Теория и методика социальной работы. ТТ.1-2. М. Союз. 1994 г.

48. Теория и практика социальной работы. Саратов. ПФ РУЦ. 1995 г.

49. Фирсов М.В., Федоров Е.С. «Антология социальной работы», М., ”Сварогъ-НВФ СПТ”, 1994 г.

50. Холостова Е.И. Генезис социальной работы в России. М. Институт социальной работы. 1995 г.

51. Ярская В.Н. Благотворительность и милосердие как социокультурные ценности// Российский журнал социальной работы. N 2. 1995 г.


[1] ”Отечественная история ХХ век”, М. , ”Агар”, 1997г.

[2] “ Исторические портреты.”, В. О. Ключевский, М ., “Правда”, 1990 г.

[3] ”Отечественная история ХХ век”, М. , ”Агар”, 1997г

[4] ”Отечественная история ХХ век”, М. , ”Агар”, 1997г

[5] Гавлин М.Л. Российские предприниматели: духовный облик, меценатство// История предпринимательства в России. Книга вторая. Вторая половина 19-го – начало 20-го вв.М.: РОССПЭН, 2007 г.

[6] Жуков Г.В. Благотворительность в культуре и её формы. / Российская культура XXI века глазами молодых ученых. Материалы межрег. науч. - практич. конф. аспирантов и молодых ученых. - Краснодар, 2007 г

[7] Теория и практика социальной работы. Саратов. ПФ РУЦ. 1995 г.

[8] Жуков Г.В. Благотворительность в культуре и её формы. / Российская культура XXI века глазами молодых ученых. Материалы межрег. науч. - практич. конф. аспирантов и молодых ученых. - Краснодар, 2007 г

[9] Теория и практика социальной работы. Саратов. ПФ РУЦ. 1995 г.

[10] ”Отечественная история ХХ век”, М. , ”Агар”, 1997г

[11] Орлов А.С., Георгиев В.А., Полунов А.Ю., Терещенко Ю.Я. – Основы курса истории России: Учеб. Пособие. – М.: Простор, 1997 г.

[12] Орлов А.С., Георгиев В.А., Полунов А.Ю., Терещенко Ю.Я. – Основы курса истории России: Учеб. Пособие. – М.: Простор, 1997 г.

[13] ”Отечественная история ХХ век”, М. , ”Агар”, 1997г

[14] Фирсов М. В., Федоров Е. С. «Антология социальной работы», М.,”Сварогъ-НВФ СПТ”, 1994 г.

[15] Гавлин М.Л. Российские предприниматели: духовный облик, меценатство// История предпринимательства в России. Книга вторая. Вторая половина 19-го – начало 20-го вв.М.: РОССПЭН, 2000 г.

[16] Фирсов М. В., Федоров Е. С. «Антология социальной работы», М.,”Сварогъ-НВФ СПТ”, 1994 г.

[17] Ярская В.Н. Благотворительность и милосердие как социокультурные ценности// Российский журнал социальной работы. N 2. 1995 г

[18] Журнал «Меценат» №9, 2003. «Социальный портрет современного предпринимателя».

[19] Журнал «Меценат» №9, 2003. «Социальный портрет современного предпринимателя».

[20] Ярская В.Н. Благотворительность и милосердие как социокультурные ценности// Российский журнал социальной работы. N 2. 1995 г

[21] Холостова Е.И. Генезис социальной работы в России. М. Институт социальной работы. 1995 г.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
все хорошо сказано. необходимо в нашем государстве-барстве создать фонд благотварительства от ведущих производств и аграриев от всех кто качает народное и природное достояние и не делится с матушкой россией,процентный фонд за ущерб и вред матушке земельке.Почему нельзя это установить? Это нужно установить.
14:24:37 26 апреля 2016Оценка: 5 - Отлично
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:13:41 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:45:22 25 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Исследование феномена благотворительности в истории России

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151079)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru