Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Анализ современного опыта исполнительного производства в Российской Федерации

Название: Анализ современного опыта исполнительного производства в Российской Федерации
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Добавлен 06:42:57 17 июня 2010 Похожие работы
Просмотров: 3458 Комментариев: 3 Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать

Дипломная работа

Анализ современного опыта исполнительного производства в Российской Федерации

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИСТОРИКО-СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА

1.1 История исполнительного производства в России

1.2 Место исполнительного производства в системе российского права

1.3 Система принципов в исполнительном производстве

ГЛАВА 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА В РОССИИ

2.1 Общая характеристика правоотношений в исполнительном производстве

2.2 Стадии в исполнительном производстве

2.3 Классификация субъектов исполнительного производства

2.4 Проблемы и пробелы исполнительного производства

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Исполнительное производство представляет собой установленный законом порядок принудительной реализации судебных актов и актов иных органов, имеющий целью обеспечение реальной защиты нарушенных или оспоренных субъективных материальных прав или охраняемых законом интересов. В исполнительном производстве субъективное материальное право или охраняемый законом интерес, которые были нарушены или оспорены, получают восстановление посредством использования механизмов государственного принуждения, установленных законом.

В российском праве оно длительное время являлось заключительной (самостоятельной) стадией гражданского процесса, в которой происходит реальное восстановление субъективных прав участников гражданского оборота. В порядке исполнительного производства исполняются решения не только судов общей юрисдикции, но и акты арбитражных судов, а также иных несудебных органов.

Однако современная законодательная практика России в настоящее время развивается по пути создания самостоятельных от гражданского процессуального права актов, регламентирующих исполнение судебных и иных решений.

Степень научной разработанности темы. Исполнительное производство в своих работах рассматривают такие ученые как Боннер А.Т., Братусь С.Н., Валеева Р.Х., Валеев Д.Х., Васковский Е.В., Викут М.А., Гладышев С.И., Гурвич М.А., Деготь Е.А., Деготь Б.Е., Добровольский А.А., Завадская Л.Н., Зайцев И.М., Иващенко А.П., Игнатенко А.А., Исаенкова О.В., Каллистратова Р.Ф., Кузнецов В.Ф., Куракова Н.В., Малешин Д.Я., Малько А.В., Марданов Д.А., Мозолин В.П., Морозова И.Б., Невский И.А., Пиджаков А.Ю., Рего А.В., Рогожин Н.А., Сергун А.К., Улетова Г.Д., Худенко В.В., Чечот Д.М., Чигорин Н.Н., Шумкова И.В., Юков М.К., Ярков В.В. и многие другие.

Цель данного исследования - анализ современного российского опыта исполнительного производства и предоставление возможности читателям осмыслить существующую ситуацию, складывающуюся с принудительным исполнением судебных актов, а также актов других органов.

Исходя из названной цели, определены следующие основные задачи дипломного исследования:

· Рассмотреть историю исполнительного производства в России;

· Определить место исполнительного производства в системе российского права;

· Оценить систему принципов в исполнительном производстве;

· Дать общую характеристику правоотношений в исполнительном производстве;

· Рассмотреть стадии в исполнительном производстве;

· Классификацировать субъектов исполнительного производства;

· Выявить проблемы и пробелы исполнительного производства;

· Предложить пути совершенствования законодательства.

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения, возникающие в области доказывания и определения доказательств в уголовном процессе Российской Федерации.

В прямой зависимости от объекта находится предмет исследования, который составляют:

· нормы гражданского процессуального Кодекса РФ и федеральных законов;

· научные публикации и материалы периодической печати, относящиеся к теме исследования;

· материалы судебной практики применительно к теме исследования.

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, включающих в себя семь параграфов, заключения и библиографического списка.


ГЛАВА 1. ИСТОРИКО-СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА

1.1 История исполнительного производства в России

Современный институт исполнительного производства в своём развитии прошёл три основных этапа: на первом этапе, когда суд как орган для разрешения споров только зарождался, имело место самоосуществление пострадавшей стороной своего нарушенного права, которое выражалось в форме саморасправы, самопомощи, самозащиты; на втором этапе уже имеет место исполнение судебного решения, однако исполнение осуществлялось органом вынесшим решение, то есть самим судом; на третьем этапе происходит образование специального органа, задачей которого стало исполнение судебных решений в соответствии со специальным регламентом, то есть формируется самостоятельный гражданско-процессуальный институт - исполнительное производство[1] . Исторически исполнительное производство возникло в форме самоосуществления права. Через эту форму прошли национальные системы гражданского судопроизводства многих государств. В Древней Руси каждый, считавший неправомерно нарушенным своё право, расправлялся с обидчиком собственными силами и силами своих родственников, своей семьи (саморасправа), а мы бы ещё добавили сюда кровную месть как последствие физической расправы. Кровная месть в тот период составляла право, право каждого и вместе с тем его обязанность, и существовала у всех народов мира с самых древнейших времён.

В Древнерусском государстве судебных органов как специального аппарата, отделённого от других органов власти и управления, не существовало, как не существовало и органов исполнения судебных решений. Судьями были князья, посадники, волостели. Русская Правда уже вводила ответственность за самовольное применение наказания без суда для лиц, подпадающих под княжескую юрисдикцию. Самоосуществление права резко снизилось с возникновением и развитием судов, пусть даже первоначально и не имевших централизованный характер системы, которую они образуют в процессе централизации государства и концентрации власти у одного верховного сюзерена. Инициатива исполнения решения суда переходит от заинтересованного взыскателя к органу, рассмотревшему спор по существу, то есть к князю или королю. Б.В.Виленский отмечал, что исполнение судебных решений в этот период осуществлялось теми же органами, которые рассматривали дело177 . За исполнением княжьей воли как результата разрешения спора в разных княжествах Древней Руси следили праведники, неделыцики, верники, десятские, сафьяны.

Первое упоминание об органе исполнения судебных решений в России содержится в договоре Великого Новгорода с Великим князем Ярославом Ярославовичем 1270 года[2] . В этом договоре впервые назывался участник исполнительного производства - пристав, который назначался на службу князем. Пристав был обязан не только исполнять судебные решения, но и по требованию взыскателя содействовать правосудию обеспечением явки в судебное заседание лиц, вызываемых судом[3] . В 1497 году князь Иван III и его Боярская Дума утвердили "Судебник". По Судебнику исполнение решениг суда производилось приставами, неделыциками, праведниками. Однако самоосуществление права ещё сохранялось. Судебник устанавливал первую в России систему органов исполнения. В этом законе впервые выделялись участники исполнительного производства, что свидетельствует о наметившемся разделении судебного и исполнительного производства, создание специальных органов исполнения судебных решений. К этому времени относится начало третьего этапа развития исполнительного производства в России. В январе 1649 года царём Алексеем Михайловичем и Земским Собором было утверждено "Уложение" 1649 года[4] . По Уложению пристав признавался единым органоу исполнения судебных решений в России. При исполнении судебных решений пристав действовал под руководством воевод. Уложением вводились меры принудительного исполнения, направленные на имущественную ответственность должника: продажа движимого и недвижимого имущества, вычет из жалованья стрельцов. Во времена Петра I органы исполнения судебных решений (приставы) непосредственно стали царскими чиновниками. Вместе с тем, исполнение судебных решений постепенно начало выделяться в самостоятельную стадию гражданского процесса[5] . По Уставу Благочиния 1782 года органом исполнения судебных решений в России была управа благочиния, то есть полиция. Исполнительное производства было выведено из судебной системы и лишено контроля судебных органов за правильным и своевременным исполнением их решений. С 1 января 1835 года вступил в силу "Свод законов Российской империи", по которому исполнительное производство было возложено на полицию: квартальных и становых приставов, во главе которых стояли управы благочиния.

Поворотом в исполнительном производстве явилась судебная реформа 1864 года, возродившая в органах юстиции должность судебного пристава. В частности, был принят Устав гражданского судопроизводства, при составлении которого использовался, в частности, Французский гражданский кодекс - классический образец рецепции римского права[6] . Однако участие полиции в исполнительном производстве ещё сохранялось. Правовая регламентация института приставов даётся в главе I раздела IX Учреждений судебных установлений, посвящённой "лицам, состоящим при судебных местах"184 . До реформы 1964г. судебные приставы имелись лишь при коммерческих судах и иногда именовались судебной полицией. После утверждения Судебных уставов судебные приставы стали состоять при кассационных департаментах правительствующего сената, при судебных палатах и при окружных судах. В мировых и волостных судах такая должность не предусматривалась.

Судебные приставы, состоящие при окружных судах и судебных палатах, назначались председателями палат, а состоящие при кассационных департаментах - соответствующими прокурорами. Судебным приставам присваивались классные чины, которые определяли размер их жалования. Кроме того, закон предусматривал для них особое вознаграждение "соразмерно их трудам и местным обстоятельствам". Обязанности судебных приставов были изложены не только в Учреждении судебных установлений, но также в уставах гражданского и уголовного судопроизводства. На этих должностных лиц, независимо от того, при каких судах они состояли, возлагалось "сообщение тяжущимся повесток и бумаг по делам, производившимся в сих местах и исполнение действий" по поручению председателя данного суда. На практике руководители судов поручали судебным приставам обеспечивать порядок в судах и судебных заседаниях, "доставление" участвующих в деле лиц, содействовать подготовке дела к слушанию и др. Однако главной обязанностью судебных приставов было исполнение судебных решений. Эта обязанность возлагалась только на тех судебных приставов, которые состояли при окружных судах. При исполнении судебных решений судебные приставы для осуществления своих обязанностей получали значительные денежные суммы. С целью предотвращения их растраты и присвоения, при приёме на должность закон требовал от кандидатов внесения залога "на случай убытков, могущих произойти от неправильных их действий". Размер залога, который в различных округах был неодинаковым, определялся в соответствии с законом по представлению министра юстиции. Так, в петербургских и московских судебных округах сумма залога равнялась 600 рублям. Закон предусматривал возможность наложения дисциплинарного взыскания или привлечения к уголовной ответственности пристава в случае совершения им противоправного деяния или превышения власти. В соответствии со ст.329 Учреждений судебных установлений председатель суда, при котором состоял пристав, а в кассационном департаменте сената - обер-прокурор были вправе сделать судебному приставу замечание или выговор, или подвергнуть его аресту до 7 суток. На пристава могло быть, кроме того, наложено денежное взыскание ("начёт") в порядке дисциплинарного производства. В ряде случаев предусматривалась судебная ответственность. Если в результате волокиты, бюрократизма, и иных каких-либо злоупотреблений со стороны судебного пристава нарушались имущественные интересы частных лиц, возмещение убытков производилось по решению суда из представленного приставом залога. Если же ущерб превышал сумму залога, взыскание обращалось на имущество пристава.

Судебные приставы могли избирать и образовывать товарищества и Совет. К полномочиям Совета, в частности, относилось, наблюдение за действиями судебных приставов во время исполнения ими судебных обязанностей; рассмотрение жалоб частных лиц на действия судебных приставов при исполнении служебных обязанностей; денежное вознаграждение приставов, добросовестно исполняющих свои обязанности; наложение на судебных приставов дисциплинарных взысканий, а в случае совершения ими серьёзных правонарушений, рассмотрение вопроса о привлечении их к судебной ответственности. Наказания, которые мог применить к приставу сам совет, прямо предусмотрены законом: предостережение, замечание, выговор (ст.341 Учреждений судебных установлений). В тех округах, где были избраны советы судебных приставов, общее собрание могло обратиться к судебной палате с просьбой о возвращении внесённых залогов и "разрешении образовать товарищество судебных приставов с круговой друг за другом порукой в возмещении убытков, причинённых кем-либо из них при исполнении служебных обязанностей". Если судебная палата удовлетворяла это ходатайство, то внесённые залоги возвращались совету. С этого момента все вопросы, связанные с требованиями о возмещении убытков, причинённых приставами, решались самим Советом. Он же приобретал "полную дисциплинарную над ними власть... с тем, что на постановления совета по сим предметам никакая жалоба со стороны судебных приставов не допускалась". От усмотрения совета зависел также вопрос об увольнении лиц, признанных "неблагонадёжными или неспособными", и заполнение освободившихся вакансий.

После Октябрьской революции в начале 20-х годов институт судебных приставов как самостоятельная, отдельная от суда структура был упразднён и вместо него образованы судебные исполнители, подчинявшиеся председателю суда и размещавшиеся в здании суда. Объясняя отказ от некоторых начал в судопроизводстве как чисто буржуазных и потому чуждых пролетарскому праву и пролетарскому правосудию П.И. Стучка, один из марксистских теоретиков в области права, отмечал, что "... углублённая и научная постановка указанных вопросов заставила создателей нового социалистического правосудия прийти к выводу, что данные правовые начала или принципы не представляют собой культурные завоевания, которые должны быть сохранены социалистическим правом"[7] . И это было вполне объяснимо - в первые годы развития социалистической правовой науки некоторые теоретики отрицали преемственность между историческими типами права, и особенно между буржуазным и социалистическим[8] . Институт судебных приставов в России был восстановлен в 1997г. после вступления в силу Федеральных законов " О судебных приставах" и " Об исполнительном производстве", которыми была создана единая вертикальноинтегрированная Служба судебных приставов.

Введение института предварительного исполнения в современное российское право могло бы стать существенным дополнением к действующей системе исполнительного производства. Существующие меры по обеспечению иска в должной мере не защищают интересов истца и во многом предоставляют ответчику возможность скрывать имеющееся у него имущество, а также затягивать исполнение решения. Возможность предварительного исполнения решения будет стимулировать ответчика к достижению соглашения с истцом и значительно ускорит реальное исполнение судебных решений.

Таким образом, можно сделать вывод об определенной преемственности с поправкой на временные рамки общих правил исполнительного производства.

1.2 Место исполнительного производства в системе российского права

В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Право на судебную защиту включает в себя не только постановление и провозглашение судом решения, но и своевременное его исполнение[9] .

На сегодняшний день вопрос о месте исполнительного производства в системе российского права носит дискуссионный характер. В юридической литературе высказываются различные точки зрения, касающиеся этого вопроса, в частности одни ученые полагают, что исполнительное производство является заключительной стадией гражданского процесса[10] . К примеру, В.М. Шерстюк пишет: "Исполнительное производство является составной частью механизма защиты гражданского права и заключительным этапом (стадией) его реализации"[11] . Другие считают, что складывается новая отрасль, которую можно назвать гражданское исполнительное право, по аналогии с уголовно-исполнительным правом[12] . Существуют и иные мнения относительно места исполнительных норм в системе российского права. В частности, М.К. Юков пришел к выводу о том, что совокупность норм, регулирующих отношения по исполнению решений юрисдикционных органов, представляет собой исполнительное право... В то же время следует подчеркнуть, что М.К. Юков не считал исполнительное право самостоятельной отраслью права. Совокупность правовых норм он рассматривал в качестве вторичного образования гражданско-процессуального права, а одним из субъектов складывающихся здесь отношений называл суд[13] .

Дискуссия о том, является ли исполнительное производство стадией гражданского процесса или нет, основана на различном подходе к вопросу о моменте завершения процесса защиты права. В юридической литературе сформировались две противоположные точки зрения касательно этого. Одни ученые полагают, что процесс защиты прав и охраняемых законом интересов завершается с момента вынесения судебного решения[14] . Другие считают, что этот процесс завершается, когда происходит их действительная защита посредством исполнительного производства[15] . Наиболее верной представляется вторая точка зрения, поскольку она наиболее полно отражает сущность исполнительного производства.

Рассмотрим доводы сторонников выделения исполнительного производства в самостоятельную отрасль права и насколько они убедительны. Во-первых, подчеркивается, что гражданско-процессуальное правоотношение ограничивается сферой правосудия, к которому исполнительное производство не относится. Однако следует согласиться с мнением авторов, которые полагают, что сложное гражданско-процессуальное правоотношение не прекращается с вступлением решения суда в законную силу, оно продолжается до реального восстановления нарушенного права, охраняемого законом интереса[16] . Действительно, если рассматривать сложное гражданско-процессуальное правоотношение как единый правовой механизм, объектом которого выступает спорное субъективное материальное право или интерес, которые подлежат восстановлению (защите), то вряд ли можно считать, что с момента вынесения судебного решения достигнута цель гражданского процесса, поскольку лицу, обратившемуся в суд за защитой своего права, законного интереса, важен не только факт вынесения решения, подтверждающего его права и устраняющего лишь спорность правоотношения, но гораздо важнее реальное осуществление этих прав. Поскольку судебное решение, которое не может быть реализовано, не имеет реальной юридической ценности.

Таким образом, процессуальные правоотношения в исполнительном производстве и в предшествующих стадиях процесса имеют единый объект - то субъективное материальное право, за защитой которого лицо обратилось в суд и задача защиты которого достигается исполнением судебного решения[17] .

Во-вторых, некоторые авторы утверждают, что суд не является обязательным субъектом исполнительного производства или его роль незначительна в этих отношениях. Вряд ли с этим можно согласиться, поскольку суды общей юрисдикции и арбитражные суды являются активными участниками процесса принудительного исполнения своих актов.

В.М. Шерстюк все полномочия суда в исполнительном производстве по целевой направленности подразделяет на четыре группы: 1) полномочия, связанные с выдачей исполнительных документов (выдача исполнительного листа, его дубликата, восстановление пропущенного срока на предъявление исполнительного документа к исполнению); 2) полномочия, связанные с движением исполнительного производства (отложение исполнительных действий, приостановление и прекращение исполнительного производства); 3) полномочия, предоставленные суду для исправления выявленных при исполнении недостатков собственного решения (разъяснение решения, изменение способа и порядка исполнения, исправление описок и явных арифметических ошибок); 4) полномочия по контролю за деятельностью судебного пристава-исполнителя. Они реализуются путем рассмотрения и разрешения жалоб на действия судебного пристава-исполнителя и путем рассмотрения исков об освобождении имущества от ареста[18] .

В-третьих, в обоснование самостоятельности отрасли исполнительного права приводятся характерные для нее принципы. В частности, называются: принцип реальности исполнения, принцип активности и инициативности органа исполнения, принцип поощрения добровольного исполнения, неприкосновенности личности должника, неприкосновенности минимума средств существования должника и членов его семьи и др. Этот довод представляется неубедительным, поскольку, как справедливо отмечает Н.В. Куракова, "все они - проявление какой-либо грани того или иного принципа гражданского процессуального права... Например, принцип добровольного исполнения - проявление принципа диспозитивности. Неприкосновенность личности должника, неприкосновенность минимума средств существования должника и членов его семьи представляют собой проявление принципа законности"[19] .

Как уже отмечалось ранее, вышеизложенные аргументы в обоснование самостоятельности отрасли исполнительного права представляются неубедительными. Следует согласиться с мнением А.Т. Боннера о том, что общественные отношения, складывающиеся в процессе исполнительного производства, "имеют производно-вспомогательный характер и в полной мере отражают основную модель гражданских процессуальных отношений между компетентными государственными органами и участниками процесса. Разница заключается лишь в том, что в данном случае речь идет о заключительной стадии гражданского процесса, в которой реализуется судебное решение. А место суда в качестве субъекта, действующего в интересах государства и общества, здесь занимает судебный пристав-исполнитель, функционирующий под контролем суда"[20] .

Таким образом, исполнительное производство можно определить как заключительную стадию гражданского и арбитражного процесса, поскольку именно в ней, как правило, достигается основная цель гражданско-процессуальной деятельности - происходит восстановление (защита) нарушенных субъективных прав и охраняемых законом интересов. Оно обеспечивает устойчивость судебных актов, а также гарантирует выполнение подтвержденных ими обязанностей.

1.3 Система принципов в исполнительном производстве

Исполнительное производство - динамично развивающаяся сфера российского права, приобретающая в последнее время все более существенное значение. Сейчас многие вопросы как науки исполнительного производства, так и практики реализации Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" не находят единого разрешения ввиду формирования доктрины, несовершенства законодательства, иных причин[21] .

Развивая концепцию самостоятельности исполнительного производства в виде отрасли исполнительного процессуального права, необходимо обратиться к тем системообразующим элементам отрасли, которые показывают ее своеобразие и индивидуальность. Одним из таких элементов являются принципы исполнительного производства. Данный вопрос приобретает особую актуальность в связи с подготовкой Исполнительного кодекса РФ, в котором отдельные принципы исполнительного производства, несомненно, должны быть отражены[22] .

Сущность исполнительного производства заключается в том, что органы исполнения, используя особые меры принудительного исполнения, обеспечивают удовлетворение интересов граждан и организаций в исполнительном производстве. Этот сложный процесс, в котором нужно соблюдать баланс интересов как взыскателя, так и должника, должен осуществляться в соответствии с принципами исполнительного производства, под которыми понимается совокупность нормативно закрепленных, основных положений, определяющих сущность и содержание процессуальных отношений, возникающих в исполнительном производстве.

Исполнительное производство имеет своим основанием ряд принципов. Возможно выделение общеправовых принципов: законности, равноправия, целесообразности, справедливости, а также специфических принципов: диспозитивности, национального языка исполнительного производства, неприкосновенности личности должника, неприкосновенности минимума средств существования должника и членов его семьи, пропорциональности распределения взыскиваемых сумм между взыскателями[23] .

Главным общеправовым принципом исполнительного производства является принцип законности. Рассматриваемый принцип относится к той категории принципов, содержание которых выражено не в одной статье, а в целом ряде статей и даже институтов закона и законодательства. Согласно ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Устанавливая в законодательстве те или иные гарантии, государство обязуется создать и предоставить условия и возможности для практического осуществления прав и свобод. Это положение далее развивается в том, что права и свободы человека и гражданина "определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность... исполнительной власти... обеспечиваются правосудием" (ст. 18 Конституции РФ). Причем защита прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (п. "б" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ).

В исполнительном производстве действие принципа законности проявляется в установлении специальных требований и обязанностей к должностным лицам, осуществляющим непосредственное принудительное исполнение предусмотренных законом юрисдикционных актов. В частности, судебный пристав-исполнитель обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций (ст. 13 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах"). В противном случае законодательство предусматривает возможность защиты прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий (гл. XI Закона "Об исполнительном производстве").

Другой важный принцип исполнительного производства - принцип равноправия (равенства) - выражается в том, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст. 19 Конституции РФ). Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Принцип равноправия получил дальнейшее развитие в законодательстве об исполнительном производстве. Его действие выражается в том, что сторонам (взыскателю и должнику) предоставлены равные возможности по распоряжению основными правами. В соответствии со ст. 31 Закона "Об исполнительном производстве" стороны при совершении исполнительных действий имеют право знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии, представлять дополнительные материалы, заявлять ходатайства, участвовать в совершении исполнительных действий, высказывать свои доводы и соображения по всем вопросам, возникающим в ходе исполнительного производства, возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в исполнительном производстве, заявлять отводы, обжаловать действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя. В то же время они обязаны исполнять требования законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве. Перечисленные общие права и обязанности в равной степени имеются как у взыскателя, так и у должника.

У сторон имеются равные возможности воздействия на движение исполнительного производства. Взыскатель имеет право предъявить к исполнению исполнительный документ судебному приставу-исполнителю (п. 1 ст. 9 Закона "Об исполнительном производстве"), требовать отложения исполнительных действий (п. 1 ст. 19 Закона "Об исполнительном производстве"), отказаться от взыскания (п. 1 ст. 23 Закона "Об исполнительном производстве"), имеет другие полномочия. Должник в свою очередь имеет право добровольно исполнить в установленный срок содержащиеся в исполнительном документе требования, тем самым избежать дополнительных расходов, связанных с взысканием с него исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий (п. 3 ст. 9 Закона "Об исполнительном производстве"), обратиться в суд или иной орган, выдавший исполнительный документ, с заявлением об отсрочке или о рассрочке его исполнения, а также об изменении способа и порядка исполнения (ст. 18 Закона "Об исполнительном производстве"), оспаривать исполнительный документ в судебном порядке, если такое оспаривание допускается законом (п. 4 ст. 20 Закона "Об исполнительном производстве"), предъявлять в суд иск об исключении из описи (освобождения от ареста) имущества, на которое обращено взыскание по исполнительному документу (п. 7 ст. 20 Закона "Об исполнительном производстве"), имеет другие права.

Принцип целесообразности также свойствен исполнительному производству, и его выделение оправдано правоприменительной практикой.

В русском языке под целесообразностью понимается такое свойство явления, которое выражает его причинную обусловленность, закономерность, внутреннюю оправданность[24] .

Применительно к исполнительному производству рассматриваемый принцип означает внутреннюю оправданность, соответствие поставленной цели, разумность и практическую полезность отдельных процессуальных действий, связанных с принудительным исполнением.

Конечная цель исполнительного производства - принудительное исполнение предусмотренных законом юрисдикционных актов и восстановление прав и интересов взыскателя. При реализации этой цели в полной мере проявляется действие принципа целесообразности. Поскольку основные субъекты исполнительного производства - судебный пристав-исполнитель, взыскатель, должник, прокурор, органы государственного управления и местного самоуправления при совершении отдельных процессуальных действий и при использовании имеющихся прав руководствуются целесообразностью, т.е. их оправданностью, разумностью, полезностью.

Принцип целесообразности проявляется, например, в следующем - в целях обеспечения исполнения исполнительного документа по имущественным взысканиям по заявлению взыскателя судебный пристав-исполнитель одновременно с вынесением постановления о возбуждении исполнительного производства вправе произвести опись имущества должника и наложить на него арест (п. 5 ст. 9 Закона "Об исполнительном производстве"). Указанное полномочие судебного пристава-исполнителя зависит от оправданности, разумности, полезности этого обеспечительного действия.

В действиях сторон принцип целесообразности проявляется при заключении мирового соглашения в исполнительном производстве, что приводит к взаимному удовлетворению интересов и прекращению исполнительного производства (п. 2 ст. 23 Закона "Об исполнительном производстве"). К тому же если взыскатель располагает сведениями об имеющихся счетах должника в банке или иной кредитной организации, он может, исходя из целесообразности, направить исполнительный документ, в котором содержатся требования судебных актов и актов иных органов о взыскании денежных средств, непосредственно в банк или иную кредитную организацию.

Прокурор, осуществляющий надзор за исполнением законов при выполнении судебным приставом своих функций, в первую очередь руководствуется принципом законности, однако целесообразность также присутствует в его действиях, когда он выбирает форму участия в исполнительном производстве.

Между тем принцип целесообразности не должен противоречить другим общеправовым принципам - законности и равноправия, ведь конечная цель исполнительного производства не просто принудительное исполнение предусмотренных законом юрисдикционных актов, а такое принудительное исполнение, при котором не нарушаются права и законные интересы граждан и организаций.

Принцип справедливости в исполнительном производстве, как и другие, ранее рассмотренные принципы является общеправовым, так как "справедливость как многогранная, многокомпонентная категория находит свое проявление во всех сферах общественной жизни"[25] .

Справедливость означает соответствие процессуальных отношений, норм исполнительного производства и отдельных исполнительных процедур морально-этическим и общеправовым нормам и требованиям.

С одной стороны, принцип справедливости в исполнительном производстве предопределяет беспристрастное, справедливое отношение судебного пристава-исполнителя к сторонам исполнительного производства, действие его в соответствии с ранее установленной истиной. В противном случае в исполнительном производстве существует механизм отводов. Так, судебный пристав-исполнитель, переводчик и специалисты не могут участвовать в исполнительном производстве и подлежат отводу, если они являются родственниками сторон, их представителей или других лиц, участвующих в исполнительном производстве, либо заинтересованы в исходе исполнительного производства или имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в их беспристрастности (п. 1 ст. 43 Закона "Об исполнительном производстве").

Наконец, действие принципа справедливости проявляется в том, что в законодательстве об исполнительном производстве устанавливается особый режим охраны отдельных категорий граждан. Например, немедленному исполнению подлежат требования исполнительных документов о взыскании алиментов, заработной платы, восстановлении на работе или в прежней должности незаконно уволенного или переведенного работника, другие требования (п. 2 ст. 13 Закона "Об исполнительном производстве"). В данном случае законодатель, устанавливая подобное правило, исходил из принципа социальной справедливости.

Вторая группа принципов - специфические принципы - является не менее важной для уяснения сущности исполнительного производства и отдельных мер принудительного исполнения.

К этой группе принципов относится, в частности, принцип диспозитивности, который означает, что каждый субъект независим, распоряжается личными полномочиями свободно, без вмешательства и даже подсказки извне.

Содержание принципа диспозитивности, действующего в исполнительном производстве, может быть раскрыто через категорию "возможности", под которой обычно понимают то, что при наличии определенных условий может стать реальностью, превратиться в действительность. Диспозитивность предполагает возможность совершения действий (либо их несовершения) по усмотрению лиц, участвующих в исполнительном производстве. Например, взыскатель может предъявить к исполнению исполнительный документ (п. 1 ст. 9 Закона "Об исполнительном производстве"), обратиться с заявлением о восстановлении пропущенного срока предъявления исполнительного листа (п. 2 ст. 16 Закона "Об исполнительном производства"), отказаться от взыскания (п. 1 ст. 23 Закона "Об исполнительном производстве"), активно использовать общие права (п. 1 ст. 31 Закона "Об исполнительном производстве"), имеет другие права, от использования которых он может воздержаться.

Возможность совершения (несовершения) действий имеется и у должника. Хотя, например, в ст. 10 проекта Исполнительного кодекса РФ о диспозитивности в отношении должника говориться лишь в ч. 3 в связи с тем, что взыскатель и должник вправе на любой стадии исполнительного производства заключить мировое соглашение, которое утверждается соответствующим судом и влечет за собой прекращение исполнительного производства. Полагаем, что ограничение реализации принципа диспозитивности в отношении должника не является положительным моментом. Думается, что в исполнительном производстве развитие ряда общеправовых принципов (законности, равноправия, др.) должно осуществляться через сбалансированную систему специфических принципов, в том числе принципа диспозитивности. Например, стороны могут заключить мировое соглашение (п. 2 ст. 23 Закона "Об исполнительном производстве"), должник вправе указать те виды имущества или предметы, на которые следует обратить взыскание в первую очередь (подп. 2 п. 5 ст. 46 Закона "Об исполнительном производстве"), обжаловать любые действия судебного пристава-исполнителя (ст. 90 Закона "Об исполнительном производстве"). При этом следует согласиться с тем, что "выбор вариантов поведения для должника практически ограничен, поскольку он обязан исполнить юрисдикционный акт - исполнительный документ"[26] . Это связано с тем, что принцип диспозитивности присущ не всем процессуальным отношениям, а лишь тем, в основе которых лежит связь с материально-правовыми отношениями. Однако было бы неправильно считать, что диспозитивные начала действуют главным образом в отношении взыскателя, а в отношении должника - это "правовой стимул"[27] , так как должник - это также достаточно активный участник исполнительного производства, наделенный совокупностью прав, позволяющих ему, как это было показано выше, в определенных случаях воздействовать на ход исполнения.

Принцип национального языка исполнительного производства является логическим продолжением действия аналогичного принципа гражданского судопроизводства (Закон РСФСР "О языках народов РСФСР", ст. 9 ГПК РФ, ст. 12 АПК РФ).

Согласно ст. 38 Закона "Об исполнительном производстве" при совершении исполнительных действий стороны могут пригласить переводчика. Лицу, которому необходимы услуги переводчика, предоставляется срок для его приглашения. В случае если указанное лицо не обеспечит участие переводчика в установленный судебным приставом-исполнителем срок, переводчик может быть назначен постановлением судебного пристава-исполнителя. При этом оплата работы переводчика относится к расходам по совершению исполнительных действий (подп. 2 п. 2 ст. 82 Закона "Об исполнительном производстве"), которые в конечном счете взыскиваются с должника и вносятся на депозитный счет службы судебных приставов (п. 1 ст. 84 Закона "Об исполнительном производстве").

Важным специфическим принципом исполнительного производства является принцип неприкосновенности личности должника. Необходимо отметить, что задача судебных приставов-исполнителей заключается в исполнении судебных актов и актов других органов, предусмотренных законом (ст. 1 Закона "О судебных приставах"). По своей сути эта правоприменительная деятельность судебных приставов-исполнителей исключает "карательный" элемент. В исполнительном производстве восстанавливается нарушенное субъективное право или охраняемый законом интерес взыскателя. Конечно, лишаясь в процессе принудительного исполнения определенного имущества или денежных средств, должник наверняка испытывает определенные лишения как нравственного, так и материального характера, но это качество является не главным в исполнительном производстве. Этим исполнительное производство отличается от уголовно-исправительного права, цель которого - наказание.

Неприкосновенность личности должника гарантируется неприкосновенностью личности гражданина. В частности, на исполнительное производство оказывают определенное воздействие известные конституционные положения: каждый имеет право на жизнь (ст. 20 Конституции РФ), достоинство личности охраняется государством (ст. 21 Конституции РФ), каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ). Перечисленные конституционные нормы являются основой принципа неприкосновенности личности должника. Однако было бы неправильно не замечать специфичности этого принципа.

В соответствии с законодательством об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель в процессе принудительного исполнения обязан принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов (п. 1 ст. 12 Закона "О судебных приставах"). Существует тонкая грань между отмеченной выше обязанностью и принципом неприкосновенности должника, поскольку у судебного пристава, обеспечивающего установленный порядок деятельности судов в порядке содействия судебному приставу-исполнителю, имеются полномочия применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия в том случае, если иные меры не обеспечили исполнения возложенных на них обязанностей (п. 1 ст. 15 Закона "О судебных приставах"). Заметим только, что законодатель, учитывая особую важность этого правила, сформулировал условия и пределы применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия в соответствии с принципом неприкосновенности личности должника (ст. ст. 15 - 18 Закона "О судебных приставах").

Принцип неприкосновенности минимума средств существования должника и членов его семьи тесно связан с ранее рассмотренным общеправовым принципом социальной справедливости.

Виды доходов, на которые не может быть обращено взыскание, предусмотрены ст. 69 Закона "Об исполнительном производстве". Доходы, перечисленные в этой статье, имеют компенсационный или целевой характер. Перечень доходов указан законом исчерпывающе, единственное исключение, предусматривающее расширительное толкование, заключается в том, что взыскание не может быть обращено на денежные суммы за работу с вредными условиями труда или в экстремальных ситуациях, а также гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастроф или аварий на АЭС, и в иных случаях, установленных законодательством Российской Федерации (п. 4 ст. 69 Закона "Об исполнительном производстве").

Наконец важным принципом, действующим в исполнительном производстве, является принцип пропорциональности распределения взыскиваемых сумм между взыскателями. Этот принцип, как и предыдущий, - реальное воплощение в жизнь общеправового принципа социальной справедливости.

Денежные суммы, взысканные в порядке исполнительного производства, должны быть справедливо распределены между взыскателями. При решении этой задачи законодатель установил три критерия: охрана государственных интересов, защита наиболее социально незащищенных слоев населения и удовлетворение требований в порядке поступления исполнительных документов.

Охрана государственных интересов при распределении взысканной денежной суммы выражается в том, что из денежной суммы (в том числе полученной путем реализации имущества должника), взысканной судебным приставом-исполнителем с должника, оплачивается исполнительский сбор, погашаются штрафы, наложенные на должника в процессе исполнения исполнительного документа, возмещаются расходы по совершению исполнительных действий (п. 1 ст. 77 Закона "Об исполнительном производстве"). Например, государство может нести расходы по розыску должника по исполнительным документам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью, и др. (п. 1 ст. 28 Закона "Об исполнительном производстве"). Здесь необходимо учитывать известное Постановление Конституционного Суда РФ от 30 июля 2001 г. № 13-П[28] , в котором прямо была отмечена недопустимость взыскания исполнительского сбора в первоочередном порядке в случае недостаточности денежных средств, взысканных с должника. Иначе подобное положение создает возможность неисполнения законных требований взыскателя, нарушает справедливый баланс между публичными и частными интересами в исполнительном производстве, искажает существо обязанности государства гарантировать защиту конституционных прав и свобод, в том числе право собственности, не отвечает конституционно значимым целям исполнительного производства.

Задача защиты наиболее социально незащищенных слоев населения решается путем установления пяти очередей удовлетворения требований взыскателей (п. 2 ст. 78 Закона "Об исполнительном производстве"). При этом необходимо обратить внимание на то, что очередность удовлетворения требований взыскателей, указанная в рассматриваемой статье, отличается от очередности удовлетворения требований кредиторов (ст. 64 ГК РФ). Некоторые авторы предлагают изменить предусмотренную ст. 78 Закона "Об исполнительном производстве" очередность удовлетворения требований взыскателей, указав, что в третью очередь удовлетворяются требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом[29] .

Важно ответить на вопрос: какой из двух законов (Закон "Об исполнительном производстве" или ГК РФ) имеет приоритет и большую юридическую силу. Следует согласиться с проф. В.В. Ярковым, что исполнительное производство имеет публично-правовой характер, поэтому при противоречии частноправового правила ГК РФ и публично-правового правила Закона "Об исполнительном производстве" приоритет принадлежит нормам исполнительного законодательства[30] . Тем более что правила, установленные в ст. ст. 49 и 78 Закона "Об исполнительном производстве", способствуют недопустимости злоупотреблений со стороны недобросовестных должников (бессмысленно "прятать" имущество под договор залога). Поэтому, на наш взгляд, нет необходимости внесения изменений в очередность удовлетворения требований взыскателей, указанную в Законе "Об исполнительном производстве".

Вместе с тем существующие в законодательстве коллизии часто являются положительным моментом, так как служат свидетельством нормального процесса развития или же выражают новое правовое состояние.

В соответствии с п. 3 ст. 78 Закона "Об исполнительном производстве" требования каждой последующей очереди удовлетворяются после полного погашения требований предыдущей очереди, а при недостаточности взысканной денежной суммы для полного удовлетворения всех требований одной очереди они удовлетворяются пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме.

Законодатель также исходит из критерия удовлетворения требований в порядке поступления исполнительных документов, который имеет значение при полном удовлетворении требований предыдущих четырех очередей, так как в пятую очередь погашаются все остальные требования (п. 2 ст. 78 Закона "Об исполнительном производстве").

В проекте Исполнительного кодекса РФ выделяется также ряд дополнительных принципов, которые, по-видимому, относятся авторами проекта к группе специфических. Здесь имеются в виду: принцип поощрения добровольного исполнения и принцип реальности принудительного исполнения.

Относительно целесообразности выделения указанных принципов отметим следующее.

В соответствии со ст. 9 проекта Исполнительного кодекса РФ принцип поощрения добровольного исполнения означает, что принудительное исполнение исполнительного документа осуществляется лишь в случае неисполнения должником требований исполнительного документа в установленный законом срок для добровольного исполнения. В абз. 2 этой же статьи проекта предусмотрено, что должник, в установленный законом срок добровольно исполнивший требования исполнительного документа, освобождается от уплаты исполнительского сбора.

Вместе с тем можно было бы более широко подойти к вопросу о поощрении в исполнительном производстве, установив определенные поощрительные нормы и в отношении иных субъектов или же обстоятельств в рамках исполнительного производства.

Проблема правовых поощрений в общей теории права рассматривается в соотношении с категорией правовых стимулов[31] . При этом поощрение имеет свое социальное назначение, которое состоит в стимулировании такого поведения (деятельности), которое, не будучи юридически обязательным, является социально желательным и общественно полезным. Среди признаков правового поощрения можно выделить: связь с заслуженным поведением; сопряженность с добровольным поступком; одобрение позитивных действий; взаимовыгодность поощрения для общества и субъекта; поощрение имеет качество юридического стимула.

Поощрительные нормы должны реализоваться не только в отношении должника, но и применительно ко всем участникам исполнительного производства (судебный пристав-исполнитель; лица, участвующие в исполнительном производстве; лица, оказывающие содействие в принудительном исполнении).

В частности, следует признать ошибочным исключение из действующего Закона об исполнительном производстве норм ст. 89, предусматривавших выплату вознаграждения для судебного пристава-исполнителя.

Анализируя указанную норму уже не действующей ст. 89 Закона об исполнительном производстве, можно отметить, что данное поощрение напрямую было связано с заслугой самого судебного пристава-исполнителя, так как именно он принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов (п. 1 ст. 12 Закона "О судебных приставах"). Судебная практика особо подчеркивала данное обстоятельство, указывая на то, что "премиальное вознаграждение выплачивается судебному исполнителю за совершение непосредственно им активных действий по отысканию имущества и за счет должника"[32] .

Одобрение позитивных действий судебного пристава-исполнителя было выгодно как для взыскателя, так и для общества в целом, так как происходила реальная защита прав граждан и организаций в исполнительном производстве, и судебный пристав, в том числе материально, будет заинтересован в своей качественной работе. В некоторых европейских странах существуют другие способы одобрения работы судебных исполнителей. Например, в странах Бенилюкса судебный исполнитель является, по сути, частным предпринимателем, он лично заинтересован в исполнительном производстве, от этого зависит его доход.

Тесно связаны с поощрительными нормами и нормы о процессуальных льготах в исполнительном производстве. Так, на наш взгляд, в исполнительном производстве предусмотрены следующие льготы.

Во-первых, судебный пристав-исполнитель обязан объявить розыск должника по своей инициативе или по заявлению взыскателя в случае отсутствия сведений о месте нахождения должника по исполнительным документам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью, либо возмещении вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, а также по исполнительным документам об отобрании ребенка. Причем розыск будет осуществляться за счет государства, и взыскателю не требуется его авансировать. В последующем расходы по розыску должника и по розыску ребенка, которые определяются по заявлению органа внутренних дел, взыскиваются с должника (п. 1 ст. 28 Закона "Об исполнительном производстве"). Во всех остальных случаях такой льготы у взыскателя уже нет, так как судебный пристав-исполнитель вправе (но не обязан) объявить розыск должника или его имущества, но только при наличии согласия взыскателя нести бремя расходов по розыску и авансировать указанные расходы в соответствии со ст. 83 Закона "Об исполнительном производстве" (п. 2 ст. 28 указанного Закона). Данная процессуальная льгота представляет собой исключение из общих правил и является элементом специального правового статуса взыскателя в исполнительном производстве по делам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью, либо возмещении вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, а также по исполнительным документам об отобрании ребенка.

Во-вторых, в случае отказа или уклонения должника от возмещения расходов по его розыску или розыску его имущества, объявленному в соответствии с п. 2 ст. 28 Закона "Об исполнительном производстве", вопрос о возмещении расходов взыскателю решается в судебном порядке по заявлению взыскателя. При этом взыскателю предоставляется такая процессуальная льгота, как освобождение от уплаты государственной пошлины (п. 6 ст. 84 Закона "Об исполнительном производстве"). Законодатель верно предусмотрел в данном случае механизм дополнения основных прав и свобод взыскателя специфическим правомочием.

В-третьих, существуют определенные льготы при распределении взысканной денежной суммы. Законодатель, учитывая принцип социальной справедливости, установил, что при недостаточности взысканной с должника денежной суммы для удовлетворения всех требований по исполнительным документам ее распределение производится в особой очередности (п. 1 ст. 78 Закона "Об исполнительном производстве"). В первую очередь удовлетворяются требования по взысканию алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью, а также возмещению вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца (п. 2 ст. 78 Закона "Об исполнительном производстве"). Можно говорить о льготном положении взыскателей первой очереди перед всеми другими взыскателями, так как данное положение гарантирует полное удовлетворение интересов наиболее материально нуждающихся субъектов, что отвечает также и интересам общества.

Таким образом, во всех трех случаях процессуальные льготы фиксировались на уровне Закона "Об исполнительном производстве", т.е. с помощью нормативного, а не правоприменительного акта. Значит, был соблюден и другой важный принцип предоставления процессуальных льгот - запрещение устанавливать их в индивидуальном порядке.

На основе изложенного полагаем, что ст. 9 проекта Исполнительного кодекса РФ должна закреплять более широкий специфический принцип исполнительного производства: принцип процессуального поощрения и льгот в исполнительном производстве.

Таким образом, в исполнительном производстве фактически существует достаточно развитая система принципов. Следующим шагом в этом направлении должно быть их законодательное закрепление, придание общеобязательного характера и повсеместное внедрение в правоприменительную практику органов принудительного исполнения. Всестороннее исследование выше рассмотренных принципов, как общеправовых, так и специфических, позволяет лучше уяснить сущность исполнительного производства, его норм и отдельных институтов.


ГЛАВА 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА В РОССИИ

2.1 Общая характеристика правоотношений в исполнительном производстве

Прежде чем говорить о правоотношениях в исполнительном производстве, следует отметить, что не все юрисдикционные акты подлежат принудительному исполнению.

Иное дело, когда решением суда удовлетворен иск о присуждении, т.е. когда вынесено решение о совершении ответчиком определенных действий или о воздержании от совершения определенных действий. В данном случае истцу для полного удовлетворения необходимо, чтобы ответчик действительно совершил то, к чему его обязал суд. Только тогда победа истца принесет ему реальные плоды, а не будет абстрактной, закрепленной лишь на бумаге. Ответчик может исполнить судебное решение добровольно, но если он почему-либо будет уклоняться от исполнения, то истец вправе потребовать от органов государственной власти принятия к ответчику таких мер, которые привели бы к реализации решения суда. Принятие таких мер происходит в порядке исполнительного производства.

Указанной точки зрения придерживается большинство авторов[33] , полагая, что принудительному исполнению подлежат решения судов о присуждении, выносимые по искам о присуждении. Решения, выносимые по искам о признании, не подлежат принудительному исполнению по правилам исполнительного производства. Они констатируют наличие или отсутствие правоотношения и реализуются в зависимости от волеизъявления заинтересованных лиц государственными и иными органами и должностными лицами. Не подлежат принудительному исполнению также большинство решений по делам особого производства и решения по ряду категорий дел, возникающих из административно-правовых отношений.

Выявляя сущность правоотношений, возникающих в исполнительном производстве, необходимо прежде всего определить само понятие правоотношений. Правоотношения представляют собой волевые общественные отношения, возникающие на основе норм права, участники которых имеют субъективные права и юридические обязанности, обеспеченные государством[34] . В правоотношениях можно выделить следующие элементы: субъекты - участники правоотношений, имеющие субъективные права и юридические обязанности; содержание - субъективное право и юридическая обязанность, принадлежащие участникам правоотношений; объект - то, на что направлены субъективные права и юридические обязанности участников правоотношений. Основаниями возникновения, изменения или прекращения правоотношений являются юридические факты.

Правоотношениям, возникающим в исполнительном производстве по ранее действовавшему законодательству, были присущи черты гражданских процессуальных правоотношений. Частично эти черты сохранились и в действующем законодательстве, регулирующем исполнительное производство.

Черты, характерные для гражданских процессуальных правоотношений, выделил Ю.С. Гамбаров. Он отмечал, что гражданским процессуальным отношениям присущи, во-первых, "волевая связь, соединяющая двух лиц в том смысле, что одно имеет по отношению к другому известные правила, т.е. имеет возможность требовать от нее действия или воздержания, а другая является обязанной, т.е. поставленной в необходимость действовать или воздерживаться от действий"; во-вторых, наличие сторон, одной из которых является представитель государства, а другой - частные лица, "тяжущиеся". "Никаких отношений между тяжущимися в процессе нет и быть не может, если бы таковые были, то процесс лишился бы своего публично-правового характера, он стал бы отношением между частными лицами". В-третьих, гражданским процессуальным правоотношениям свойствен санкционирующий характер. Суд "дает санкцию и притом санкцию, имеющую за себя не теоретический авторитет, а авторитет практический", так как санкция является выражением государственной власти[35] .

В соответствии с современным этапом развития гражданского процессуального права и действующего законодательства, на основании понимания гражданских процессуальных правоотношений можно выделить следующие признаки этих правоотношений. В гражданских процессуальных правоотношениях обязательным участником прежде всего является суд; отношения между сторонами, третьими лицами, прокурором, государственными органами и т.п. не могут возникать помимо суда. В гражданском процессе суду отведена руководящая роль, так как он является органом государственной власти и по отношению к другим участникам процесса обладает властными полномочиями. Вследствие этого в гражданских процессуальных правоотношениях нет равенства, они являются отношениями власти и подчинения ("властеотношениями").

Эту точку зрения на основе гражданских процессуальных отношений разделяет большинство российских ученых[36] . С данным утверждением трудно согласиться на том основании, что гражданское процессуальное право не дает участникам процесса никаких прав и не возлагает на них никаких обязанностей по отношению друг к другу. Поскольку отсутствуют гражданско-процессуальные обязанности участников процесса по отношению друг к другу, то не предусмотрены в законе и правовые последствия на случай их невыполнения. Это объясняется тем, что в гражданском процессе главная роль отведена суду, и гражданские процессуальные отношения возникают, с одной стороны, между судом и, с другой - всеми остальными участниками гражданского процесса. Таким образом, властно-правовой характер гражданского процессуального правоотношения предопределяет решение вопроса о структуре связей его субъектов. Каждый субъект гражданского процесса находится в правовой связи с государственным органом, т.е. судом, осуществляющим властные полномочия[37] .

Следующим отличительным признаком гражданских процессуальных правоотношений, а также принципом всего процесса является диспозитивность, которая определяет механизм движения гражданского процесса. Диспозитивность предполагает, что основным движущим началом гражданского судопроизводства служит инициатива участвующих в деле лиц, т.е. гражданский процесс возникает, развивается, изменяется, переходит из одной стадии процесса в другую, прекращается главным образом под влиянием заинтересованных в деле лиц, а не под влиянием суда. А.Т. Боннер отмечает, что "инициатива в возбуждении, движении, изменении и прекращении гражданских дел по волеизъявлению заинтересованных лиц - основное содержание принципа диспозитивности. В то же время инициатива со стороны прокурора, а в случаях, предусмотренных законом, органов государственного управления, общественных организаций либо отдельных граждан, защищающих права и интересы других лиц, а также инициатива и активность суда - важный составной компонент принципа диспозитивности. Она представляет собой дополнение "чистой" диспозитивности или исключение из нее"[38] .

Среди других признаков гражданских процессуальных правоотношений необходимо выделить признак взаимосвязанных прав и обязанностей всех субъектов этих правоотношений. Иными словами, суд наделен не только процессуальными правами как властный орган, но и процессуальными обязанностями по отношению к другим участникам процесса. Другие участники гражданского процесса также носители как прав, так и обязанностей по отношению к суду. Отсюда юридическими фактами в гражданских процессуальных правоотношениях являются сами процессуальные действия суда и участников процесса, так как одно процессуальное действие есть основание возникновения другого процессуального действия.

Одним из характерных признаков гражданских процессуальных правоотношений, отличающим их от многих других правоотношений, является признак обязательной урегулированности гражданских процессуальных правоотношений нормами права[39] . Иными словами, эти правоотношения возможны только в правовой форме. В отличие от материальных отношений они не могут существовать как фактические, т.е. не урегулированные нормами гражданского процессуального права.

Таким образом, перечисленные признаки гражданского процессуального правоотношения позволяют выделить его элементы. К субъектам гражданского процессуального правоотношения относятся суд и другие участники гражданского процесса, которые, обладая процессуальными правами и обязанностями, могут вступать с судом в отношения, регулируемые нормами гражданского процессуального права. Суд - основной и обязательный субъект гражданских процессуальных правоотношений. Содержанием гражданского процессуального правоотношения являются права и корреспондирующие им обязанности субъектов этого правоотношения, т.е. процессуальные права и обязанности суда, с одной стороны, и процессуальные права и обязанности сторон, третьих лиц, прокурора и т.д., с другой стороны. Объектом гражданского процессуального правоотношения является то, на что направлены процессуальные права его субъектов, т.е. процессуальные действия, осуществляемые на основе принципа диспозитивности.

Указанные элементы и признаки гражданских процессуальных правоотношений позволяют отличить их от других видов правоотношений. Однако гражданские процессуальные правоотношения обладают как отличными, так и сходными чертами с другими видами правоотношений. В настоящем исследовании нас интересует их различие и сходство с административно-правовыми отношениями, так как именно эти отношения просматриваются в исполнительном производстве.

Согласно Федеральному закону "Об исполнительном производстве" непосредственное осуществление функций по исполнению судебных актов и актов других органов возлагается на судебных приставов-исполнителей, объединенных в соответствующие подразделения, возглавляемые старшими судебными приставами (ст. 3). Следовательно, в правоотношениях в исполнительном производстве, как в гражданских процессуальных и административно-правовых отношениях, действует основной и обязательный субъект - судебный пристав-исполнитель, без которого не возникают сами эти правоотношения.

Требования судебного пристава-исполнителя по исполнению судебных актов и актов других органов обязательны для всех органов, организаций, должностных лиц и граждан на всей территории Российской Федерации. За невыполнение требований судебного пристава-исполнителя Законом предусмотрена ответственность (ст. 4 ФЗ "Об исполнительном производстве"). Таким образом, правоотношения в исполнительном производстве как гражданские процессуальные и административно-правовые отношения можно назвать "властеотношениями", потому что в них отсутствует равенство субъектов правоотношений.

В правоотношениях в исполнительном производстве просматриваются отношения подчинения нижестоящих звеньев управленческой вертикали вышестоящим, что является признаком административно-правовых отношений. Этот признак правоотношений нашел свое подтверждение в действующем законодательстве, определяющем, что служба судебных приставов входит в систему органов Министерства юстиции РФ и возглавляется Главным судебным приставом РФ, одновременно являющимся заместителем министра юстиции РФ. Службы судебных приставов в субъектах РФ возглавляют главные судебные приставы субъектов РФ, которые назначаются на должность и освобождаются от должности Главным судебным приставом РФ. Старшие судебные приставы возглавляют подразделения судебных приставов и назначаются и освобождаются от должности главными судебными приставами субъектов РФ. Судебные приставы назначаются на должность и освобождаются от должности также главными судебными приставами субъектов РФ (ст. 3 ФЗ "Об исполнительном производстве", ст. 6 - 10 ФЗ "О судебных приставах").

Правоотношения в исполнительном производстве возникают между судебным приставом-исполнителем, с одной стороны, и взыскателем, должником, прокурором и другими лицами, с другой. Хотя правоотношения в исполнительном производстве, как и правоотношения по рассмотрению и разрешению, скажем, гражданских дел, обеспечивают непосредственную защиту гражданских и иных прав, они тем не менее не являются правоотношениями по осуществлению правосудия. Судебный пристав-исполнитель не выясняет обстоятельств спорного материального правоотношения, не исследует связанных с этим доказательств, не судит о материальном праве. Его основная задача состоит в применении принуждения, предписанного исполнительным документом и законом, причем, организует он исполнение судебных и иных актов административно-правовыми методами.

Как сторона правоотношения в исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель действует единолично. Однако не все вопросы, возникающие в исполнительном производстве, он может решить самостоятельно или через старшего судебного пристава. Согласно действующему законодательству вопросы восстановления пропущенного срока предъявления исполнительного документа к исполнению, отсрочки или рассрочки исполнения, приостановления и прекращения исполнительного производства, обращения взыскания на имущество должника, находящееся у других лиц, и некоторые другие (ст. 16, 18, 24, 48 ФЗ "Об исполнительном производстве") являются компетенцией суда, что делает суд и судью важными участниками исполнительного производства.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что как гражданские процессуальные правоотношения, так и правоотношения в исполнительном производстве пронизывает принцип диспозитивности. Это находит подтверждение в норме Федерального закона "Об исполнительном производстве", устанавливающей, что судебный пристав-исполнитель возбуждает исполнительное производство, приняв исполнительный документ от суда или другого органа, его выдавшего, либо от взыскателя (ст. 9). Принцип диспозитивности непосредственно связан с положениями, определяющими основания прекращения исполнительного производства путем принятия судом отказа взыскателя от взыскания (хотя это противоречит развитию принципа диспозитивности в действующем законодательстве), добровольного исполнения должником своих обязанностей, утверждения судом мирового соглашения между взыскателем и должником, отказа взыскателя от получения предметов, изъятых у должника при исполнении исполнительного документа о передаче их взыскателю (ст. 23 ФЗ "Об исполнительном производстве"). Таким образом, по действию принципа диспозитивности правоотношения в исполнительном производстве сходны с гражданскими процессуальными правоотношениями.

Единство гражданских процессуальных правоотношений и правоотношений в исполнительном производстве проявляется также в основаниях возникновения этих правоотношений. Иными словами, юридическими фактами в правоотношениях в исполнительном производстве, как и в гражданских процессуальных правоотношениях, являются юридические действия, совершаемые субъектами этих правоотношений, причем каждое действие субъекта есть основание возникновения правомочия у другого субъекта. Так, обращение взыскателя к судебному приставу-исполнителю с исполнительным документом суда или иного органа, выдавшего исполнительный документ, представляет собой юридическое действие, с которым связано возникновение обязанности у судебного пристава-исполнителя при наличии необходимых условий принять исполнительный документ и возбудить исполнительное производство. У судебного пристава-исполнителя возникает и ряд других обязанностей: уведомить взыскателя, должника, суд или иной орган, выдавший исполнительный документ, о возбуждении исполнительного производства; установить должнику срок для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе; предупредить должника о наступлении негативных последствий в случае его уклонения от добровольного исполнения; по заявлению взыскателя, до истечения установленного в законе срока для добровольного исполнения должником исполнительного документа, произвести опись имущества должника и наложить на него арест (ст. 9 ФЗ "Об исполнительном производстве").

Из всего сказанного следует, что правоотношения в исполнительном производстве очень сходны с гражданскими процессуальными правоотношениями, хотя обладают рядом отличительных черт, присущих административно-правовым отношениям, т.е. правоотношения в исполнительном производстве не являются ни "чисто" гражданскими процессуальными правоотношениями, ни "чисто" административно-правовыми отношениями. Иными словами, на правовое регулирование исполнительного производства распространяются нормы административного права и административного процесса, нормы гражданского процессуального права, а также других отраслей права, например, гражданского (при регулировании договорных отношений по реализации арестованного имущества).

Исполнительное производство, согласно действующему ГПК, продолжает оставаться предметом правового регулирования гражданского процессуального права, хотя нормы, регулирующие принудительное исполнение судебных и иных актов, вряд ли можно считать однородными с процессуальными нормами, регулирующими гражданские процессуальные отношения. В этой связи М.А. Гурвич указывал, что исполнительное производство не входит в состав деятельности по правосудию и является по отношению к ней "инородным клином". Он утверждал, что это производство "так же связано с правосудием, как и с деятельностью арбитража и нотариуса в части его исполнительных действий"[40] . Следовательно, как верно замечал С.Н. Братусь, "если же Общая часть для определенной группы внешне связанных между собой институтов не может быть выработана, значит, эти институты регулируют разнообразные общественные отношения, между ними нет внутренней необходимой связи"[41] .

Разнородность правоотношений в исполнительном производстве и гражданских процессуальных правоотношений подтверждается наличием различных субъектов этих правоотношений. "Поэтому, если согласиться с тем, что отношения, возникающие в исполнительном производстве, относятся к гражданским процессуальным отношениям и регулируются гражданским процессуальным правом, то пришлось бы значительно расширить круг субъектов гражданского процессуального права и признать, что участники арбитражного процесса, участники спора в третейском суде и другие являются одновременно и субъектами гражданского процесса"[42] . И.М. Зайцев верно замечает, что состав участников при исполнении юрисдикционных актов существенно меняется[43] . В исполнительном производстве уже не фигурируют лица, участвующие в деле, свидетели и т.п., основными становятся взыскатель и должник. Причем ими могут быть не только лица, ранее участвовавшие в гражданском процессе в качестве истца и ответчика, но и многие другие лица, так как по правилам исполнительного производства исполняются не только судебные решения и определения, но и другие акты, предусмотренные ст. 7 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

Развивая идею выделения исполнительного производства в самостоятельную отрасль права, В.В. Ярков предложил проект Исполнительного кодекса РФ, который, по его мнению, должен объединить в себе различные способы реализации исполнительных документов и разнообразные исполнительные процедуры, учитывающие особенности гражданского, налогового, финансового, инвестиционного, земельного, жилищного и иного законодательства, а также способствовать образованию административной юстиции в системе исполнительной власти с целью решения проблем, существующих в исполнительном производстве[44] .

Итак, рассматривая правоотношения в исполнительном производстве с позиции элементов правоотношений, можно увидеть, что объектом этих правоотношений являются действия субъектов, направленные на исполнение исполнительных документов, осуществляемые на основе принципа диспозитивности в строгом соответствии с законом, регулирующим исполнительное производство. Содержание этих правоотношений представляет собой взаимосвязанные и корреспондирующие права и обязанности субъектов правоотношений: с одной стороны, права и обязанности судебного пристава-исполнителя по принудительному исполнению исполнительных документов, который выполняет свои функции административно-правовыми методами, и, с другой стороны, права и обязанности других участников исполнительного производства. К субъектам правоотношений в исполнительном производстве относятся прежде всего судебный пристав-исполнитель - основной и обязательный субъект, являющийся представителем исполнительной власти и обладающий властными полномочиями в правоотношении, а также взыскатель, должник, суд, прокурор и др.

2.2 Стадии в исполнительном производстве

Одной из причин неэффективности исполнительного производства является отсутствие логически правильно построенного процесса. Очевидно, что исполнение должно развиваться в определенной стадийной последовательности. Поэтому разработка и обоснование стадийности исполнительного производства являются в настоящее время актуальными вопросами российского права.

В то же время вопрос этот - один из наименее изученных в российской правовой науке. Впервые на стадии указала Л.Н. Завадская, отметив, что существуют действия, характерные для подготовительной стадии исполнительного производства[45] . М.К. Юков предложил использовать стадийность производства в качестве критерия объединения норм исполнительного права в институты[46] . В 1990 г. И.М. Зайцев выделил: 1) начало исполнительного производства; 2) применение к должнику установленных законом принудительных мер; 3) реальное восстановление нарушенного субъективного права; 4) завершение исполнительного производства[47] . И.М. Зайцев и В.В. Худенко обозначили пять стадий: возбуждение, подготовку, "собственно исполнение", обжалование и проверку[48] . В последнее время также были предложены несколько классификаций стадий. Например, В.М. Шерстюк указывает о наличии трех стадий: 1) возбуждения; 2) совершения исполнительских действий и 3) окончания[49] . И.В. Решетникова считает, что существуют: 1) возбуждение и подготовка к непосредственному исполнению; 2) осуществление исполнительного производства; 3) окончание исполнительного производства[50] , а Д.Х. Валеев - 1) возбуждение; 2) подготовка к принудительному исполнению; 3) применение мер государственного принуждения к должнику; 4) обжалование действий судебного пристава-исполнителя[51] .

В то же время нужно отметить, что, несмотря на достаточно широкое использование понятия "стадия процесса исполнения", стадийность исполнения по-прежнему остается одним из наименее изученных в теоретическом плане вопросов. Научное обоснование стадийности исполнения предполагает разработку таких основных категорий, как сущность стадии исполнения, классификация и критерии выделения стадий, задачи и действия, характерные для той или иной стадии[52] .

Поскольку процесс исполнения судебных постановлений - гражданский, правоприменительный процессы и процесс социального управления соотносятся между собой как часть и целое, то указанные выше критерии выделения стадий могут быть, с нашей точки зрения, использованы при анализе стадийности процесса исполнения судебных постановлений.

Кроме того, обоснование стадийности исполнения будет более правильным как с логических, так и с общетеоретических позиций в случае использования общефилософских методов исследования. Учитывая, что исполнение судебных постановлений представляет собой деятельность, мы считаем выделение в ней определенных стадий с применением деятельностного подхода наиболее обоснованным.

Таким образом, общая схема стадийности любой деятельности в полной мере может быть применена и в отношении исполнения судебных постановлений. Использование деятельностного подхода позволяет нам предположить, что исполнение развивается в рамках четырех стадий: возбуждения, подготовки, осуществления и окончания. В то же время обоснование стадийности будет более аргументированным, если применять и другие методы исследования. В частности, сравнительный анализ, а также системный подход позволяют нам при анализе стадийности исполнения использовать критерии выделения стадий в процессах более высокого уровня: гражданском, правоприменительном и социального управления.

Исходя из указанных критериев и общих положений стадийной организации деятельности, можно выделить следующие признаки стадии процесса исполнения судебных постановлений. Во-первых, полагаем, что любая стадия - это система, система процессуальных действий. Будучи частью деятельности, стадия, в свою очередь, также является деятельностью с соответствующими элементами как статичного, так и динамичного характера. Другими словами, это отдельная деятельность более низкого уровня и в то же время часть деятельности более высокого уровня. Во-вторых, любая стадия обладает самостоятельной задачей. Выполнение такой задачи обусловливает совершение особых действий. В-третьих, любой стадии присуще качественное своеобразие ее содержания, т.е. специфика совершаемых процессуальных действий. В-четвертых, любая стадия обособлена во времени. В-пятых, результаты стадии должны быть закреплены в процессуальном документе. Соответственно, критерием выделения стадии процесса исполнения является, по нашему мнению, совокупность указанных признаков:

1) самостоятельное положение в системе деятельности по исполнению;

2) наличие самостоятельной задачи;

3) качественное своеобразие содержания;

4) обособленность во времени;

5) закрепление результатов в процессуальном документе.

Используя этот критерий, следует выделять в процессе исполнения судебных постановлений четыре стадии:

1) возбуждение;

2) подготовку;

3) осуществление мер принудительного исполнения;

4) окончание[53] .

Обжалование действий судебного пристава и определений суда по вопросам исполнения не является, по нашему мнению, отдельной стадией процесса исполнения. Выше мы уже отмечали, что развитие деятельности может осложняться и в определенных случаях движение может повторяться вновь до устранения возникших препятствий. Поэтому, исходя из указанных условий стадийности общей теории деятельности, обжалование следует рассматривать, на наш взгляд, как дублирование некоторых предшествующих той или иной стадии действий. Иными словами, в процессе обжалования происходит повторное движение деятельности в той или иной стадии (либо в отдельных действиях), сопровождающееся устранением возникших преград стандартного развития деятельности по исполнению. Поэтому обжалование мы не рассматриваем в качестве стадии. Кроме того, следует учитывать, что цель исполнения не всегда может быть выполнена. В таких случаях деятельность по исполнению может прекратиться на любой текущей стадии.

Стадию исполнения судебных постановлений можно, с нашей точки зрения, определить как обособленную во времени, обладающую качественным своеобразием содержания и направленную на выполнение самостоятельной цели часть системы процессуальных действий по исполнению судебных постановлений.

Подчеркнем, что разработанная стадийность касается исполнения постановлений как имущественного, так и неимущественного характера. Разница между исполнением указанных постановлений заключается прежде всего в совершении действий, составляющих только одну стадию - осуществление мер принудительного исполнения. В остальных же стадиях действия по исполнению во многом одинаковы. Поэтому полагаем, что исполнение указанных постановлений должно осуществляться по стадиям возбуждения, подготовки, применения мер принудительного исполнения и окончания.

Проект Исполнительного кодекса впервые предусматривает стадийную организацию исполнительного производства. Выделены пять стадий: 1) возбуждение и подготовка; 2) обеспечение; 3) осуществление; 4) распределение взысканных сумм между взыскателями; 5) завершение[54] . В то же время указанная классификация вызывает некоторые замечания.

Раздел ИК РФ о стадиях можно, с нашей точки зрения, разделить на четыре подраздела, соответствующих стадиям. Учитывая, что целью введения нормативной регламентации постадийного движения дела является, по нашему мнению, повышение эффективности исполнения путем установления правильной логической последовательности совершения исполнительских действий, то наличие в этой сугубо специальной части ИК иных подразделов, не затрагивающих стадийное деление исполнения, может негативно отразиться на соблюдении последовательности совершения исполнительских действий.

Подчеркнем, что возбуждение и подготовка, согласно сформулированной выше классификации, являются двумя самостоятельными стадиями. Проект ИК предусматривает подраздел 11 "Возбуждение и подготовка исполнительного производства", объединяющий регламентацию этих двух стадий. Однако, учитывая, что возбуждение и подготовка не должны совпадать как по времени, так и по содержанию, такое разграничение должно сохраниться и при нормативной регламентации. В противном случае эффективная реализация стоящих перед этими группами действий самостоятельных целей будет достаточно затруднительна. Кроме того, предусмотренная в проекте стадия обеспечения исполнительных действий состоит преимущественно из подготовительных действий. То есть действия по подготовке фактически отнесены к двум разным стадиям. Очевидно, что такое разъединение однородных действий не может положительно отразиться на эффективности подготовки. Поэтому полагаем, что должны быть выделены две отдельные стадии и соответственно два отдельных подраздела: возбуждение и подготовка[55] .

Движение дела в стадии возбуждения заключается, по нашему мнению, в последовательной смене выдачи исполнительного документа, предъявления его в службу судебных приставов и вынесения судебным приставом постановления о возбуждении исполнительного производства, а также в совершении некоторых других действий, связанных с вышеперечисленными. Стадия подготовки состоит, на наш взгляд, из трех групп действий: 1) действий, направленных на добровольное исполнение; 2) действий, направленных на установление местонахождения должника или его имущества; 3) некоторых иных действий, обеспечивающих эффективное осуществление исполнительных действий.

Стадия осуществления заключается, с нашей точки зрения, в применении мер принудительного исполнения. Перечень таких мер установлен в законодательстве. Они могут быть имущественного и неимущественного характера. Так, например, при обращении взыскания на имущество стадия осуществления состоит из ареста и реализации имущества, а также распределения взысканных денежных средств. Предусмотренная в проекте стадия "распределение взысканных сумм между взыскателями" не может быть самостоятельной стадией по следующим причинам. Во-первых, эти действия затрагивают только исполнение судебных постановлений имущественного характера и не касаются иных мер принудительного исполнения. Поэтому эта стадия будет автоматически отсутствовать при исполнении судебных постановлений неимущественного характера. Во-вторых, полагаем, что распределение следует рассматривать в качестве действия, составляющего основную стадию осуществления исполнительных действий, о чем подробнее будет сказано ниже.

Последняя стадия должна именоваться, по нашему мнению, как "окончание исполнительного производства". Такая точка зрения основана на разработанной концепции о двух формах окончания: прекращении исполнительного производства и возвращении исполнительного документа.

Ряд замечаний вызывает постадийное распределение тех или иных действий по исполнению. Так, разъяснение судебного акта, отсрочка и рассрочка исполнения, согласно проекту включенные в состав стадии осуществления исполнительных действий, являются, на наш взгляд, подготовительными действиями, о чем более подробно будет указано ниже. Нормы Исполнительного кодекса о добровольном исполнении должны касаться, по нашему мнению, прежде всего стимулирования такого исполнения. Полагаем, что стимулирование добровольного исполнения является по своей природе подготовительным действием.

Исходя из того что нормы о последовательном движении дела по стадиям являются общими и затрагивают любое исполнительное производство, независимо от особенностей мер принудительного исполнения, раздел этот должен находиться в общей части ИК[56] . В каждом подразделе следует, по нашему мнению, определить, во-первых, задачи соответствующей стадии и, во-вторых, последовательность совершения исполнительских действий, затрагивающих исключительно динамику развития дела и не касающихся особенностей исполнения того или иного исполнительного документа.

Кроме того, считаем, что в разделе Исполнительного кодекса о стадиях должна быть отражена главным образом динамика исполнительного производства. Общие нормы, не регулирующие стадийное развитие исполнения, не должны быть включены в состав этого раздела. Например, ввиду того что приостановление исполнительного производства возможно на любой стадии, нормы, регулирующие этот вопрос, имеют, по нашему мнению, общий характер и должны содержаться в общей части кодекса. Поэтому вряд ли обоснованно включать их в раздел о стадиях.

Таким образом, исходя из разработанной стадийности исполнительного производства, а также указанных замечаний, полагаем, что в основу структуры раздела о стадиях должно быть положено развитие исполнения по четырем стадиям: возбуждению, подготовке, осуществлению и окончанию.

2.3 Классификация субъектов исполнительного производства

Все участники гражданского исполнительного права являются субъектами гражданских исполнительных правоотношений, возникающих в связи с его исполнением.

Понятие субъектов гражданского исполнительного права намного шире понятия субъектов исполнительного производства, поскольку в него включаются все участники по любому делу, которое принудительно исполняется[57] .

Субъекты исполнительного производства - граждане, организации и должностные лица, принимающие участие в процессе принудительного исполнения предусмотренных законом юрисдикционных актов[58] .

Субъекты гражданского исполнительного права - это все участники принудительного исполнения конкретного исполнительного документа, вынесенного по решению юрисдикционного органа. Субъекты гражданского исполнительного права занимают различное правовое положение, наделены разным объемом прав и обязанностей, поэтому по своим правомочиям, по характеру заинтересованности в исполнении разделяются на группы. Субъекты гражданского исполнительного права - физические и юридические лица, участвующие в порядке исполнения юрисдикционных актов.

В научной литературе о квалификации субъектов гражданского исполнительного права имеются различные мнения.

Так, И.Б. Морозова предлагает разделить участников исполнительного производства на следующие группы:

1) основные участники исполнительного производства;

2) лица, содействующие исполнению[59] .

М.А. Викут предложила следующую классификацию участников исполнительного производства:

1) стороны, т.е. лица, имеющие как материальную, так и процессуально-правовую заинтересованность в результатах исполнительного производства;

2) представители сторон, т.е. лица, имеющие только процессуально-правовую заинтересованность в результате исполнительного производства;

3) переводчик, понятые, специалисты - лица, юридически не заинтересованные в результате исполнительного производства, но содействующие его законному завершению[60] .

О.В. Исаенкова предлагает разделить всех участников исполнительного производства на три группы:

1) лица, осуществляющие принудительное исполнение;

2) стороны (взыскатель и должник);

3) лица, содействующие исполнительному производству (представители сторон, прокурор, переводчик, понятые, специалисты, работники ОВД, хранители имущества, аукционисты и другие реализаторы арестованного имущества)[61] .

Г.Д. Улетова дополняет данную классификацию еще одним видом участников - налоговые органы, банки и иные небанковские финансовые учреждения, другие органы, организации, должностные лица и граждане, в случаях, предусмотренных федеральным законом, т.е. лица, не имеющие процессуальной и материальной заинтересованности в результатах исполнительного производства, но содействующие законной реализации юрисдикционных актов[62] .

Ю.Л. Мареев, И.П. Гришин считают, что всех участников следует разделить на группы:

1) стороны;

2) орган судебного исполнения;

3) суд;

4) лица, содействующие исполнительному производству[63] .

В.М. Шерстюк по целям участия классифицирует субъекты на четыре группы:

1) органы принудительного исполнения;

2) суд (судья);

3) стороны;

4) другие участники исполнительного производства[64] .

В.М. Шерстюк, М.Д. Олегов в своей совместной работе приводят следующую классификацию субъектов исполнительного производства: 1) органы принудительного исполнения; 2) органы и организации, исполняющие требования актов юрисдикционных органов или обеспечивающие совершение исполнительных действий; 3) суды общей юрисдикции и арбитражные суды; 4) лица, участвующие в исполнительном производстве (стороны, иные участники исполнительного производства, содействующие исполнению)[65] .

М.Д. Олегов в дальнейшем предлагает следующий вариант квалификации:

1) суд;

2) судебный пристав-исполнитель;

3) органы и организации, исполняющие требования судебных актов и актов других органов;

4) стороны[66] .

Н.Н. Чигорин дает такую классификацию субъектов: 1) органы, исполняющие юридические акты; 2) стороны; 3) суд; 4) прокурор; 5) лица, содействующие исполнению; 6) лица, чьи права могут быть так ли иначе затронуты (нарушены) при исполнении решений[67] .

По взгляду В.В. Яркова, по своей процессуальной роли, возможностям воздействия на ход исполнительного производства, по характеру своей заинтересованности субъекты исполнительного производства квалифицируются на пять групп:

1) органы принудительного исполнения;

2) суды общей юрисдикции и арбитражные суды;

3) стороны исполнительного производства;

4) органы, исполняющие требования исполнительных документов;

5) лица, содействующие процессу исполнения[68] . А.А. Максуров предлагает условно участников гражданского исполнительного правоотношения подразделить на три группы: 1) органы и организации, исполняющие требования судебных актов и актов других органов либо обеспечивающие исполнительные действия (налоговые органы, банки и иные кредитные организации); 2) лица и организации, непосредственно способствующие совершению исполнительных действий (переводчик, специалист, понятые, сотрудники милиции); 3) факультативная группа - участники гражданского исполнительного правоотношения, которые могут появиться (а могут и не появиться) в зависимости от характера требований исполнительного документа[69] .

Д.Х. Валеев писал о квалификации субъектов исполнительного производства[70] :

1) властные органы, осуществляющие исполнение;

2) лица, участвующие в исполнительном производстве;

3) лица, содействующие исполнительному производству.

В.Ф. Кузнецов считает, что субъектами исполнительного производства являются: Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования (городские, сельские поселения и иные муниципальные образования), суды общей юрисдикции, арбитражные суды, Конституционный Суд Российской Федерации, судебные приставы-исполнители, судебные приставы субъектов Российской Федерации, взыскатель, должник, органы прокуратуры, налоговые органы, банки и иные кредитные учреждения, оценщики, риэлторы, регистраторы, органы опеки и попечительства и др. Субъекты исполнительного производства могут быть разделены на группы и виды в зависимости от критерия, который положен в основу их дифференциации[71] .

Участники стадии исполнительного производства в гражданском процессе Англии подразделяются на четыре большие группы: 1) лица, участвующие в исполнительном производстве; 2) суд; 3) органы принудительного исполнения; 4) лица, содействующие проведению исполнительного производства[72] .

Таким образом, полагаем, что в связи с принятием новых процессуальных законов наиболее приемлемой будет следующая квалификация субъектов гражданского исполнительного права:

1) органы, осуществляющие исполнение;

2) лица, участвующие в гражданском исполнительном праве;

3) органы и организации, исполняющие требования юрисдикционных органов;

4) лица, содействующие исполнению.

К первой группе относится судебный пристав-исполнитель - лицо, наделенное властными полномочиями, который является обязательным субъектом гражданского исполнительного права. Вторая группа включает стороны (должник и взыскатель), представителей сторон, прокурора. Третья группа состоит из органов, организаций, исполняющих требования юрисдикционных органов: налоговые органы, банки и иные кредитные организации, Министерство финансов РФ (органы Федерального казначейства Министерства финансов РФ), а также другие органы, организации, должностные лица и граждане. В четвертую группу входят переводчики, понятые, специалисты и другие лица.

Федеральный закон "Об исполнительном производстве" не дает полного перечня участников исполнительного производства и их правового положения. Состав субъектов гражданского исполнительного права не является неизменным и постоянным. Он зависит от стадии исполнения и характера совершаемых действий, оснований вступления в процесс тех или иных участников, поэтому в исполнительном кодексе Российской Федерации необходимо закрепить правовое положение субъектов гражданского исполнительного права.

2.4 Проблемы и пробелы исполнительного производства

В процессуальной науке практически не исследован вопрос об исполнении судебных актов по искам о признании и преобразовательным. Осуществить их при помощи традиционного механизма принудительного исполнения зачастую невозможно, а иной порядок ни процессуальным законодательством, ни законодательством об исполнительном производстве не урегулирован.

Хотя о существовании названной проблемы упоминается в целом ряде научно-теоретических исследований[73] , ни одного специального комплексного ее исследования нет.

Многие процессуалисты придерживаются той точки зрения, что исполнительное производство и применение мер принудительного исполнения возможно только при осуществлении решений, обязывающих должника к совершению каких-либо действий в пользу управомоченного лица, то есть при исполнении решений по искам о присуждении[74] . В исках о признании правовая определенность достигается самим содержанием судебного акта, вследствие чего такие решения на первый взгляд не нуждаются в принудительном исполнении.

Однако в преобразовательных исках и исках о признании такая принудительность носит иной, специфичный, характер.

Л.Н. Завадская выделяет в качестве самостоятельной характеристики судебного решения принудительность как возможность внешнего воздействия на поведение субъектов, как утверждение воли, закрепленной в нормах права либо в судебном решении, действующую лишь в случаях противоправного поведения субъектов, уклоняющихся от реализации судебных решений, и в зависимости от вида судебного решения проявляется по-разному. В решениях о присуждении она выступает как возможность осуществления права помимо воли обязанного лица (исполнимость), а в решениях о признании и преобразовании носит опосредованный характер, что находит свое выражение в возможности применения организационных, административных, дисциплинарных мер, направленных в конечном итоге на осуществление решений. Принудительность представляется автору более широким по объему понятием, чем исполнимость[75] .

Действия иных лиц в рамках исполнительного производства (банков, работодателей, хранителей имущества должника и других) являются вторичными (производными) и исполнительными не являются[76] . Под исполнительными понимаются совершаемые уполномоченными должностными лицами от имени органа принудительного исполнения действия, обеспечивающие и осуществляющие принудительное исполнение. Следовательно, до возбуждения исполнительного производства действия перечисленных лиц не являются исполнительными, но при этом будут принудительными, поскольку совершаются помимо воли обязанного лица. В конечном итоге все сводится к определению объема понятий исполнительного производства и принудительного исполнения. Выдвигается положение о том, что содержание института принудительного исполнения гораздо шире института исполнительного производства и, соответственно, законодательство о принудительном исполнении включает в себя законодательство об исполнительном производстве[77] .

Между тем действующее законодательство не дает оснований для такого вывода. В первую очередь речь идет о ст. 1 Федерального закона "Об исполнительном производстве", называющей сферу действия этого акта как закона, определяющего условия и порядок именно принудительного исполнения судебных и иных актов. Логично предположить, что процесс принудительного исполнения регламентируется именно законодательством об исполнительном производстве. Подтверждает этот вывод и норма ст. 3 Федерального закона "Об исполнительном производстве", называющая единственным органом принудительного исполнения в Российской Федерации службу судебных приставов и службы судебных приставов органов юстиции субъектов Российской Федерации, деятельность которых также охватывается действием законодательства об исполнительном производстве. Все иные органы и лица, исполняющие требования исполнительных документов, органами принудительного исполнения не являются.

Таким образом, если понимать исполнительное производство как систему правовых норм, регулирующих юридическую деятельность по принудительному осуществлению исполнительных документов[78] , - а именно такое определение основано на положениях действующего законодательства, - приходится констатировать, что исполнительное производство суть принудительное исполнение. Несмотря на то что действия иных органов, организаций, должностных лиц и граждан, исполняющих требования судебных актов и актов других органов (налоговых органов, банков, иных кредитных организаций), предусмотрены законодательством об исполнительном производстве (ст. 5 Закона "Об исполнительном производстве"), органом принудительного исполнения является только судебный пристав-исполнитель. Следовательно, только его деятельность будет деятельностью по принудительному исполнению. До тех пор пока взыскатель не инициирует исполнительное производство, действия иных лиц по осуществлению исполнительного документа не будут являться исполнительными. Только с момента возбуждения исполнительного производства такие действия (если они производятся на основании постановлений судебного пристава-исполнителя) будут являться и исполнительными, и принудительными (если понимать осуществление принудительных действий только как прерогативу службы судебных приставов).

Между тем существуют судебные решения, исполнить которые через службу судебных приставов невозможно. Следует согласиться с мнением ученых, которые говорят о наличии ряда актов, не подлежащих принудительному исполнению[79] . Таковы решения по искам о признании, многим преобразовательным искам. Поскольку реализация судебного решения не сводится только к его принудительному исполнению в рамках исполнительного производства, помимо гражданско-процессуальной формы исполнения правоведы предлагают выделять административно-правовую, исполняемую должностными лицами либо административными органами[80] .

Основная цель исков о признании - ликвидация правовой неопределенности в отношениях сторон, уточнение их прав и обязанностей (позитивный иск) либо отсутствия таковых (негативный)[81] .

Решения по искам о признании не нуждаются в принудительном исполнении, поскольку правовая определенность достигается самим содержанием судебного акта.

Подчас судебного признания недостаточно, необходим еще и официальный документ, предусмотренный законом, - свидетельство о расторжении брака, ордер, свидетельство о регистрации права на недвижимое имущество и т.д. В таком случае только совокупность решения и акта образует фактический состав, который необходим для наступления соответствующих правовых последствий.

Исполнение судебных актов по искам о признании и преобразовательным не всегда сопровождается выдачей установленного законом документа. В отдельных случаях этот процесс заключается только в осуществлении уполномоченными на то органами, организациями в установленном законом порядке государственной регистрации либо фиксации прав или ограничения прав граждан и юридических лиц без выдачи соответствующего документа. Так, при исполнении судебного решения о расторжении брака органы загса не только вносят соответствующую запись, но и выдают свидетельство о расторжении брака, что и образует фактический состав из совокупности решения суда и предусмотренного законом официального документа. В то же время, исполняя требования судебного акта о дисквалификации физического лица путем внесения записи об этом в реестр дисквалифицированных лиц, уполномоченная на ведение реестра Федеральная служба России по финансовому оздоровлению и банкротству осуществляет только фиксацию ограничения прав дисквалифицированного без выдачи какого-либо официального документа. В данном случае сложный фактический состав образует совокупность судебного решения и действий по фиксации ограничений прав дисквалифицированного лица в соответствующем реестре.

Именно выдача документа либо осуществление акта регистрации или фиксации определенного права лица на основании судебного решения является в конечном итоге тем правовым последствием, к которому стремится обратившийся за судебной защитой. Это образует особую форму исполнения - назовем ее реализацией (для отличия от исполнительного производства).

Под реализацией следует понимать особую форму исполнения судебных актов, заключающуюся в осуществлении органами, организациями и лицами в установленном законом порядке государственной регистрации, фиксации прав (ограничения прав) граждан и юридических лиц и (или) выдаче им предусмотренных законом документов на основании решения суда по ряду дел неискового производства.

Процедура принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, как она урегулирована в действующем законодательстве, применима в основном к решениям о присуждении.

Отсутствие специальной регламентации осуществления решений о признании и преобразовании в законодательстве об исполнительном производстве можно расценить как законодательный пробел, требующий восполнения.

Законодательство об исполнительном производстве регулирует в том числе разнообразные исполнительные процедуры, которые можно разбить на группы: 1) принудительное исполнение судебных актов и актов других органов через службу судебных приставов; 2) исполнение требований судебных актов и актов других органов о взыскании денежных средств налоговыми органами, банками и иными кредитными организациями в случаях, предусмотренных федеральным законом; 3) исполнение требований судебных и иных органов другими лицами в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Реализация в перечне процедур не фигурирует. Однако осуществление установленного законом порядка государственной регистрации, фиксации прав (ограничения прав) граждан и юридических лиц и (или) выдачи органами, организациями, лицами предусмотренных законом документов на основании решения суда представляет собой не что иное, как исполнение предписаний судебных органов в случаях, предусмотренных федеральным законом. Логичным было бы закрепление реализации в качестве исполнительной процедуры в Федеральном законе "Об исполнительном производстве". Каждую из этих процедур можно именовать особой формой исполнения, понимая под формой "вид, тип, устройство, структуру, внешнее выражение чего-нибудь, обусловленное определенным содержанием"[82] . Если считать исполнительное производство родовым понятием, реализацию можно рассматривать как подвид (подгруппу), в него входящую.

Нормативное регулирование реализации законодательством об исполнительном производстве могло бы устранить проблему, не позволяющую в настоящее время считать ее исполнительной процедурой.

Существует ряд особенностей, отличающих реализацию от исполнительного производства.

Прежде всего отметим различные правовые источники, регулирующие процесс исполнения в том и в другом случаях. В исполнительном производстве таковыми являются нормативные правовые акты, регулирующие условия и порядок принудительного исполнения судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также актов других органов, которым при осуществлении установленных законом полномочий предоставлено право возлагать на граждан, организации и бюджеты всех уровней обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств или иного имущества либо по совершению в их пользу определенных действий или воздержания от совершения этих действий[83] . Источниками исполнительного производства являются Федеральные законы "Об исполнительном производстве" и "О судебных приставах", другие федеральные законы, регулирующие условия и порядок принудительного исполнения судебных актов и актов иных органов (ст. 2 Закона "Об исполнительном производстве").

Реализация регламентируется нормативными правовыми актами, содержащими нормы, регулирующие условия и порядок осуществления установленного законом порядка государственной регистрации, фиксации прав (ограничения прав) граждан и юридических лиц и (или) выдачи органами, организациями и лицами предусмотренных законом документов на основании решения суда по ряду дел неискового производства. В условиях законодательной неурегулированности этого процесса единого источника реализации не существует, как нет и единого законодательства о реализации. Не регламентируется этот вид исполнения и законодательством об исполнительном производстве. Приходится констатировать, что источниками реализации является многочисленный ряд законодательных актов, определяющих порядок приведения в жизнь теми или иными специальными органами возложенных на них федеральным законом обязанностей по исполнению требований судебных актов. В перечне таких источников назовем Федеральные законы "Об актах гражданского состояния", "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", "О лицензировании отдельных видов деятельности", "О рынке ценных бумаг", "Об акционерных обществах". Эти нормативно-правовые акты определяют порядок исполнения тех или иных действий, связанных с реализацией, а также компетенцию, полномочия, ответственность органов, осуществляющих требования судебных актов.

Таким образом, источники исполнительного производства и источники реализации различны, и положение это может быть устранено только включением реализации в процесс исполнительного производства, регулируемый соответствующим законодательством. Это создаст правовые основания для отнесения реализации к исполнительному производству.

Реализация включает в себя и выдачу различных документов. Судебный пристав-исполнитель осуществляет требования исполнительных документов, открытый перечень которых содержится в п. 1 ст. 7 Закона "Об исполнительном производстве". Судебные акты к их числу не относятся, поскольку исполнительными документами могут быть признаны только федеральным законом, а федерального закона на этот счет нет.

Реализацией исполняются требования судебных актов, которые исполнительными не являются. Это значит, что при реализации исполнительные документы, как их определяет законодательство об исполнительном производстве, отсутствуют.

Особенностями отличается и субъектный состав реализации в сравнении с исполнительным производством.

Традиционно в правоотношениях в качестве их элементов выделяют субъект, объект и содержание. Каждый из них по-разному проявляет себя в исполнительном производстве и в реализации.

Объектом правоотношений в исполнительном производстве служат действия субъектов, направленные на исполнение, осуществляемые на основе принципа диспозитивности. Объектом реализации также выступают действия субъектов, но направлены они на исполнение актов, которые законодатель к исполнительным не относит.

Содержание правоотношений в исполнительном производстве представляет собой взаимосвязанные и корреспондирующие права и обязанности субъектов правоотношений: с одной стороны, судебного пристава-исполнителя, выполняющего свои функции административно-правовыми методами, с другой - права и обязанности других участников исполнительного производства. Содержание правоотношений по реализации составляют права и обязанности органов, исполняющих требования судебных актов (органы загса, учетно-регистрационные органы в сфере недвижимости и др.), с одной стороны, и иных участников реализации - с другой.

К субъектам исполнительного производства относятся судебный пристав-исполнитель - основной и обязательный субъект, являющийся представителем исполнительной власти и обладающий властными полномочиями, а также стороны, суд, прокурор и иные субъекты[84] .

Иное дело - субъектный состав реализации, главной отличительной особенностью которой выступает как раз отсутствие в ней судебного пристава-исполнителя, без которого невозможно исполнительное производство.

При осуществлении реализации нет и должника, как он понимается в исполнительном производстве. Поскольку по смыслу п. 2 ст. 29 Закона "Об исполнительном производстве" взыскатель - это гражданин либо организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный лист, отсутствие исполнительного листа означает невозможность возбуждения исполнительного производства. Вне рамок исполнительного производства не может быть ни взыскателя, ни должника. Органы, исполняющие требования судебных актов, должниками считаться не могут, поскольку объем прав, предоставленных законом должнику в исполнительном производстве, не совпадает с тем объемом прав, который у них наличествует.

По существу, в реализации действуют только взыскатель и органы, исполняющие требования судебных актов.

Причем и фигура взыскателя здесь неоднозначна. Лицо, выигравшее процесс, не может считаться взыскателем в том смысле, который придает этому участнику процесса законодательство об исполнительном производстве. Обычно взыскателем признается субъект, в пользу которого выдан исполнительный документ. Судебное решение таковым не является.

Полномочиями по непосредственному исполнению судебных актов через реализацию наделены органы загса; местного самоуправления в лице органов опеки и попечительства; учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним; реестродержатели, осуществляющие ведение реестров акционеров акционерных обществ; федеральные органы власти, осуществляющие лицензирование отдельных видов деятельности при исполнении судебных актов, связанных с внесением сведений в реестр лицензий, другие.

Полномочия по исполнению судебных актов делегируются названным органам не через законодательство об исполнительном производстве, а через различные нормативные правовые акты, принятые специально с целью регламентации их деятельности. Так, ведение реестров лицензий осуществляется на основании Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", где определена правовая основа деятельности лицензирующих органов, перечень которых содержится в Постановлении Правительства РФ от 11 февраля 2002 г. "О лицензировании отдельных видов деятельности". Полномочия налоговых органов по осуществлению регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей определяются Федеральным законом "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

Очевидно, что субъектный состав реализации иной, нежели исполнительного производства. Различия касаются как правового положения субъектов, так и оснований их участия в соответствующих правоотношениях, в рамках которых было разрешено юридическое дело и выдан исполнительный документ.

Отличается особенностями и характер ответственности субъектов за неисполнение требований исполнительных документов в процессе реализации и в исполнительном производстве.

В ходе реализации не применяются меры исполнительной процессуальной ответственности, характерной для исполнительного производства.

Под исполнительной процессуальной ответственностью следует понимать специфический вид ответственности, предусмотренный непосредственно законодательством об исполнительном производстве[85] . Процессуальная ответственность наступает за нарушение процедуры принудительного исполнения, процессуальной формы в исполнительном производстве, в связи с чем может быть реализована только непосредственно в ходе принудительного исполнения.

Первым необходимым условием для применения исполнительной ответственности является наличие у взыскателя исполнительного документа, который он, реализуя принцип диспозитивности, предъявляет в службу судебных приставов. Вторым выступает возбуждение исполнительного производства на основании этого документа. И наконец, в случае неисполнения кем-либо из участников принудительного исполнения соответствующего законодательства в отношении его могут быть применены меры процессуальной ответственности.

Ответственность за неисполнение судебных актов посредством реализации осуществляется за рамками исполнительного производства, и основания ее применения формально с исполнительным производством не связаны. Следовательно, отсутствуют необходимые условия для наступления процессуальной ответственности - нет исполнительных документов, отвечающих требованиям ст. 8 Закона "Об исполнительном производстве", соответственно, не может быть возбуждено исполнительное производство, а значит, и законодательство об исполнительном производстве, включая нормы о процессуальной исполнительной ответственности, к реализации не может быть применено[86] .

Для того чтобы устранить такой законодательный пробел, необходимо прежде всего внести соответствующие изменения в законодательство об исполнительном производстве. С этой целью в Законе "Об исполнительном производстве" следует предусмотреть отдельную статью "Ответственность за невыполнение требований судебных актов по осуществлению установленного законом порядка государственной регистрации, фиксации прав граждан и юридических лиц и по выдаче установленного законом правоустанавливающего документа":

"1. Невыполнение гражданами или должностными лицами требований судебных актов, касающихся осуществления установленного законом порядка государственной регистрации и (или) фиксации прав и (или) ограничения прав граждан и юридических лиц и (или) выдачи установленного законом правоустанавливающего документа, является основанием для наложения судом на указанного гражданина или должностное лицо штрафа в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда.

2. Порядок наложения штрафа определяется федеральным законом.

3. Необоснованный отказ в надлежащем оформлении установленных судебным решением прав служит основанием для привлечения виновных к ответственности.

4. При наличии в действиях виновных, не выполняющих требования судебных актов или препятствующих их выполнению, признаков состава преступления суд, рассматривающий дело об административном правонарушении, связанном с невыполнением гражданами или должностными лицами требований судебных актов, касающихся осуществления установленного законом порядка регистрации и (или) фиксации прав и (или) ограничения прав граждан и юридических лиц и (или) выдачи установленного законом правоустанавливающего документа, сообщает об этом прокурору".

Федеральным законом, который может установить административную ответственность за неисполнение требований судебных актов посредством реализации, является КоАП РФ. Для законодательного закрепления порядка наложения такой ответственности следует дополнить гл. 17 КоАП РФ "Административные правонарушения, посягающие на институты государственной власти" статьей о правонарушениях при осуществлении судебных актов посредством реализации под названием "Неисполнение требований судебных актов, касающихся осуществления установленного законом порядка государственной регистрации и (или) фиксации прав и (или) ограничения прав граждан и юридических лиц". В статье надлежит отразить следующее содержание:

"Неисполнение гражданами или должностными лицами требований судебных актов, касающихся осуществления установленного законом порядка государственной регистрации и (или) фиксации прав и (или) ограничения прав граждан и юридических лиц и (или) выдачи установленного законом правоустанавливающего документа, определенного судебным актом, влечет наложение на указанного гражданина или должностное лицо штрафа в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда или административный арест на срок до пятнадцати суток".

Органом, уполномоченным рассматривать дела об этих правонарушениях, будет суд, что следует зафиксировать в гл. 23 КоАП, посвященной субъектам, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях.

Расположение норм о реализации в законодательстве об исполнительном производстве поможет решить проблему осуществления требований судебных актов по преобразовательным искам и искам о признании. В конечном счете законодательное обозначение процесса реализации в виде одной из процедур принудительного исполнения положительно скажется на эффективности судебной защиты, которая более не будет зависеть от добросовестности должностных лиц.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, полагаем, необходимо реформирование правового регулирования исполнительного процесса, законодательное определение модели действий субъектов исполнительного производства таким образом, чтобы эта модель упорядочила исполнительные правоотношения, придав устойчивость оправдавшим себя правовым конструкциям, для нормативного закрепления в Исполнительном кодексе РФ, и принятие кодифицированного источника гражданского исполнительного права - Исполнительного кодекса РФ должно решить многие, если не большинство, проблем, возникающих в процессе исполнительного производства. Очевидны важность разработки оптимального механизма принудительного исполнения и особая роль в этом процессе Исполнительного кодекса Российской Федерации, с принятием которого многие связывают свои надежды на улучшение количественных и качественных показателей исполнения, что, несомненно, способствовало бы реформированию исполнительного законодательства и практики его применения.

Ответственность за неисполнение судебных актов посредством реализации осуществляется за рамками исполнительного производства, и основания ее применения формально с исполнительным производством не связаны. Следовательно, отсутствуют необходимые условия для наступления процессуальной ответственности - нет исполнительных документов, отвечающих требованиям ст. 8 Закона "Об исполнительном производстве", соответственно, не может быть возбуждено исполнительное производство, а значит, и законодательство об исполнительном производстве, включая нормы о процессуальной исполнительной ответственности, к реализации не может быть применено[87] .

Для того чтобы устранить такой законодательный пробел, необходимо прежде всего внести соответствующие изменения в законодательство об исполнительном производстве. С этой целью в Законе "Об исполнительном производстве" следует предусмотреть отдельную статью "Ответственность за невыполнение требований судебных актов по осуществлению установленного законом порядка государственной регистрации, фиксации прав граждан и юридических лиц и по выдаче установленного законом правоустанавливающего документа":

"1. Невыполнение гражданами или должностными лицами требований судебных актов, касающихся осуществления установленного законом порядка государственной регистрации и (или) фиксации прав и (или) ограничения прав граждан и юридических лиц и (или) выдачи установленного законом правоустанавливающего документа, является основанием для наложения судом на указанного гражданина или должностное лицо штрафа в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда.

2. Порядок наложения штрафа определяется федеральным законом.

3. Необоснованный отказ в надлежащем оформлении установленных судебным решением прав служит основанием для привлечения виновных к ответственности.

4. При наличии в действиях виновных, не выполняющих требования судебных актов или препятствующих их выполнению, признаков состава преступления суд, рассматривающий дело об административном правонарушении, связанном с невыполнением гражданами или должностными лицами требований судебных актов, касающихся осуществления установленного законом порядка регистрации и (или) фиксации прав и (или) ограничения прав граждан и юридических лиц и (или) выдачи установленного законом правоустанавливающего документа, сообщает об этом прокурору".

Федеральным законом, который может установить административную ответственность за неисполнение требований судебных актов посредством реализации, является КоАП РФ. Для законодательного закрепления порядка наложения такой ответственности следует дополнить гл. 17 КоАП РФ "Административные правонарушения, посягающие на институты государственной власти" статьей о правонарушениях при осуществлении судебных актов посредством реализации под названием "Неисполнение требований судебных актов, касающихся осуществления установленного законом порядка государственной регистрации и (или) фиксации прав и (или) ограничения прав граждан и юридических лиц". В статье надлежит отразить следующее содержание:

"Неисполнение гражданами или должностными лицами требований судебных актов, касающихся осуществления установленного законом порядка государственной регистрации и (или) фиксации прав и (или) ограничения прав граждан и юридических лиц и (или) выдачи установленного законом правоустанавливающего документа, определенного судебным актом, влечет наложение на указанного гражданина или должностное лицо штрафа в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда или административный арест на срок до пятнадцати суток".

Органом, уполномоченным рассматривать дела об этих правонарушениях, будет суд, что следует зафиксировать в гл. 23 КоАП, посвященной субъектам, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях.

Расположение норм о реализации в законодательстве об исполнительном производстве поможет решить проблему осуществления требований судебных актов по преобразовательным искам и искам о признании. В конечном счете законодательное обозначение процесса реализации в виде одной из процедур принудительного исполнения положительно скажется на эффективности судебной защиты, которая более не будет зависеть от добросовестности должностных лиц.

Установленный ст.81 ФЗ "Об исполнительном производстве" порядок взыскания исполнительского сбора в большей степени отстаивает интересы государства, а не взыскателя, вследствие чего работа судебного пристава-исполнителя в ряде случаев ограничивается возбуждением исполнительного производства, а целью является получение с должника исполнительского сбора. Тем самым, ничего по существу не сделав для исполнения судебного или иного постановления государство уже обеспечило себе гарантируемый Законом исполнительский сбор, а собственно исполнительное производство зачастую остаётся без внимания.

Предлагается изменить порядок взыскания исполнительского сбора. Установить, что исполнительский сбор взыскивается не сразу по истечении предусмотренного законом срока для добровольного исполнения, то есть до совершения судебным приставом-исполнителем каких-либо действий по исполнению и тем более до достижения реальных результатов исполнения, а в зависимости от совершённых им действий. Размер исполнительского сбора должен быть установлен в пропорциональной зависимости от результата исполнения, а именно от размера взысканной в пользу взыскателя суммы.

Предусмотренный ст.89 ФЗ "Об исполнительном производстве" порядок вознаграждения исключает заинтересованность судебного пристава-исполнителя в результативности исполнительного производства по конкретному делу и снижает проявление приставом инициативы при совершении исполнительных действий.

Предлагается установить наряду с действующей системой вознаграждения судебных приставов-исполнителей прогрессивный размер вознаграждения, рассчитанный по примеру расчёта госпошлины при обращении истца в суд. Прогрессивный размер вознаграждения судебного пристава-исполнителя должен увеличиваться и стоять в прямой зависимости от размера подлежащей ко взысканию суммы и от размера реально взысканной суммы. То есть, чем больше размер суммы взыскания по исполнительному листу, тем выше будет размер возможного вознаграждения. Однако размер получаемого приставом вознаграждения должна быть пропорционален от реально взысканной приставом в пользу кредитора суммы, то есть стоять в пропорциональной зависимости от результативности конкретного исполнительного производства. Выплачиваемая судебному приставу-исполнителю сумма вознаграждения может быть подвергнута налогообложению.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. –1993. – № 237.

2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 27.12.2005, с изм. от 02.03.2006)// Собрание законодательства РФ.2002. № 30. ст. 3012.

3. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 05.12.2006) //Собрание законодательства РФ.2002. № 46. ст. 4532.

4. Федеральный закон от 21.07.1997 № 118-ФЗ "О судебных приставах" (ред. от 03.03.2007) // Собрание законодательства РФ. № 30. ст. 3590.

5. Федеральный закон от 29.07.1998 № 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации"(ред. от 05.02.2007)// Собрание законодательства РФ.1998. № 31. ст. 3813.

6. Федеральный закон от 21.07.1997 № 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" (ред. от 03.11.2006)// Собрание законодательства РФ.1997. № 30. ст. 3591.

7. Постановление Правительства РФ от 27.05.1998 № 516 "О дополнительных мерах по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организаций"//Собрание законодательства РФ. № 22. ст. 2472.

8. Постановление Правительства РФ от 07.07.1998 № 723 "Об утверждении Положения о порядке и условиях хранения арестованного и изъятого имущества"(ред. от 30.12.2005)//Собрание законодательства РФ. № 28, 1998. ст. 3362.

9. Приказ Минюста РФ от 03.08.1999 № 226 "Об утверждении Инструкции о порядке исполнения судебными приставами распоряжений председателя суда, судьи или председательствующего в судебном заседании и взаимодействия судебных приставов с должностными лицами и гражданами при исполнении обязанностей по обеспечению установленного порядка деятельности судов и участия в исполнительной деятельности" (ред. от 12.01.2004)// Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, N 34-35. 30.08.1999.

Научная и специальная литература

10. Арефьева Н.Н. Договор банковского кредитования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2000.

11. Боннер А.Т. Исполнительное производство: отрасль российского права или стадия процесса? // Законодательство. 2004. № 8. С. 64.

12. Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963.

13. Валеева Р.Х. Гражданские взыскания в русском дореформенном процессе //Правоведение. 1961. №1. С.152.

14. Валеева Р.Х. Органы исполнения судебных решений по советскому гражданскому процессуальному праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1961.

15. Валеев Д.Х. Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве". СПб.: Питер, 2003.

16. Валеев Д.Х. Формирование концепции исполнительного производства в юридической науке России // Юридический мир. 2002. № 12. С. 4 - 11.

17. Валеев Д.Х. Система принципов в исполнительном производстве// Исполнительное право. 2006. № 1. С. 12.

18. Васковский Е.В. Курс гражданского процесса. М., 2004, Т.1.

19. Викут М.А. Участники исполнительного производства // Система гражданской юрисдикции в канун XXI века: современное состояние и перспективы развития: Межвузовский сборник научных трудов / Под ред. В.В. Яркова, М.А. Викут, Г.А. Жилина. Екатеринбург, 2000.

20. Гладышев С.И. Исполнительное производство Англии. М.: Лекс-Книга, 2002.

21. Гражданский процесс. Общая часть / Под ред. Г.Л. Осокиной. М., 2004.

22. Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003.

23. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова. М.: Волтерс Клувер, 2004.

24. Гурвич М.А. Особые производства в гражданском процессе // Социалистическая законность. 1958. № 8. С. 28.

25. Деготь Е.А. Бесплатность исполнения - причина безответственности//ЭЖ-Юрист. 2006. № 36. С.4

26. Деготь Б.Е. Стадии исполнительного процесса//Современное право. 2005. № 5. С.10.

27. Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. М., 1965.

28. Завадская Л.Н. Реализация судебных решений, вынесенных в порядке искового производства: Дис. ... канд. юр. наук. М., 1979.

29. Зайцев И.М. О функциях гражданского судопроизводства // Межвузовский сб. науч. трудов: Проблемы применения норм гражданского процессуального права. Свердловск, 1986.

30. Зайцев И.М. Процессуальные функции гражданского судопроизводства. Саратов, 1990.

31. Зайцев И.М., Худенко В.В. Стадии исполнительного производства в гражданском процессе//Российская юстиция. 1994. № 6. С. 39 - 41.

32. Иващенко А.П. Место исполнительного производства в системе российского права//Исполнительное право. 2006. № 2. С.14.

33. Игнатенко А.А., Кириленко Н.В., Матвеев А.В., Шерстюк В.М., Ярков В.В. К разработке проекта Исполнительного кодекса Российской Федерации // Законодательство. 2001. № 8. С. 85.

34. Исаенкова О.В., Шерстюк В.М., Ярков В.В. Концепция Исполнительного кодекса РФ // Арбитражная практика. 2002. № 6. С. 4 - 15.

35. Исаенкова О.В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции. Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Саратов, 2003.

36. Исполнительное производство / Под ред. Я.Ф. Фархтдинова. СПб., 2004.

37. Исполнительное производство. Практикум для старших судебных приставов: Учебное пособие / Отв. ред. В.В. Ярков. М.: Статут, 2000.

38. Каллистратова Р.Ф. Институт "особого участия" государственных и общественных организаций в советском гражданском процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1954.

39. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный)/Под ред. В.М. Жуйкова, М.К. Треушникова. М., Городец, 2007.

40. Косткина О. О некоторых проблемах исполнительного производства //Исполнительное право. 2006. № 3. С.34.

41. Кузнецов В.Ф. Система исполнительного производства (вопросы теории и практики): Дис. д.ю.н. Челябинск, 2004.

42. Кузнецов В.Ф., Ярков В.В. Проблемы реализации судебных решений о признании // Правоведение. 1988. № 3. С. 73.

43. Кузнецов В.Ф. Правовой механизм принудительного исполнения судебных актов и постановлений. М.: Изд-во МГУ, 2003.

44. Куракова Н.В. Место исполнительного производства в системе права // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. № 11. С. 47.

45. Маганова Т. Долгий путь к исполнению//ЭЖ-Юрист. 2005. № 33. С.5.

46. Малешин Д.Я. Движение дела по стадиям в исполнительном производстве//Исполнительное право. 2006. № 1. С.22.

47. Малешин Д.Я. Понятие стадии исполнительного производства // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 2002. № 4. С. 119 - 120.

48. Малешин Д.Я. Стадии исполнительного производства // Законодательство. 2002. № 8. С. 56.

49. Малько А.В. Стимулы и ограничения как парные юридические категории // Правоведение. 1995. № 1. С. 3.

50. Марданов Д.А. Источники гражданского исполнительного права//Исполнительное право. 2006. № 3. С.11.

51. Марданов Д.А. Классификация субъектов гражданского исполнительного права//Исполнительное право. 2006. № 2. С.56.

52. Марданов Д.А. Ответственность за нарушение законодательства об исполнительном производстве//Адвокат. 2005.№ 1. С.18.

53. Марданов Д.А. Понятие, значение принципов гражданского исполнительного права//Исполнительное право. 2006. № 1. С. 5.

54. Мозолин В.П. О гражданско-процессуальном правоотношении // Советское государство и право. 1995. № 6. С. 53.

55. Морозов В.П. Правовые взгляды и учреждения при социализме. М, 1967.

56. Морозова И.Б., Треушников А.М. Исполнительное производство. М.: Городец, 2004.

57. Настольная книга судебного пристава-исполнителя: Учебно-методическое пособие / Отв. ред. В.В. Ярков. М.: БЕК, 2001.

58. Научно-практический комментарий к федеральному закону Российской Федерации «Об исполнительном производстве» (постатейный) /Под ред. В.М. Шерстюка, М.К. Юкова, издание второе, исправленное, дополненное и переработанное, М., Городец, 2004.

59. Невский И.А. Исполнимость судебных постановлений как внутренней проявление результата судебной деятельности//Исполнительное право. 2006. № 3. С.13.

60. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Изд-во "Русский язык", 1981.

61. Пиджаков А.Ю. Институт принудительного исполнения в России: история и современность//Исполнительное право. 2006. № 1. С.17.

62. Пособие по исполнительному производству для судебных приставов-исполнителей: Учебное пособие / Отв. ред. проф. И.В. Решетникова. М., 2000.

63. Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации/Под ред. П.В. Крашенинникова издание третье, исправленное и дополненное, М., Статут, 2006.

64. Рего А.В. К вопросу о сущности исполнительного производства // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. № 10. С. 36.

65. Рогожин Н.А. Комментарий к Федеральному закону от 21 июля 1997 года № 118-ФЗ «О судебных приставах» (постатейный). М., Юстицинформ, 2005.

66. Сергун А.К. Принудительное исполнение судебных решений // Советское государство и право. 1980. № 3. С. 119.

67. Словарь русского языка: В 4 т. АН СССР, Ин-т рус. яз. Т. 4 / Под ред. А.П. Евстигнеевой. М.: Русский язык, 1985 - 1988.

68. Стучка П.И. Избранные труды по марксистско-ленинской теории права. Рига, 1964.

69. Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М.: Юристъ, 2004.

70. Улетова Г.Д. Сравнительный анализ исполнительного производства по законодательству Казахстана и России // Заметки о современном гражданском и арбитражном праве / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2004.

71. Хрестоматия по гражданскому процессу / Под общ. ред. проф. М.К. Треушникова. М., 1996.

72. Худенко В.В. Участники исполнительного производства. Диссертация ...канд. юр. наук Саратов, 1972.

73. Чечот Д.М., Игнатенко А.А., Дымкина М.Ю. Некоторые аспекты концепции исполнительного кодекса РФ // Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций: Материалы междунар. науч.-практ. конф. / Кубан. гос. ун-т. Краснодар, 2002.

74. Чигорин Н.Н. Обращение взыскания на ценные бумаги в исполнительном производстве. Автореф. к.ю.н. М., 2003.

75. Шумкова И.В. О пробелах и проблемах исполнительного производства//Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 12. С.15.

76. Юков М.К. Теоретические проблемы гражданского процессуального права: Дис. ... докт. юр. наук. Свердловск, 1982.

77. Ярков В.В. Исполнительное производство: современное состояние // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. № 12. С. 22.

78. Ярков В.В. Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" (постатейный) и к Федеральному закону "О судебных приставах". М.: Юристъ, 1999.

79. Ярков В.В. Концепция реформы принудительного исполнения в сфере гражданской юрисдикции // Российский юридический журнал. 1996. № 2. С. 37, 45 - 47.

80. Ярков В.В. Современные проблемы правосудия в Российской Федерации // Реформа гражданского процессуального права: Материалы междунар. конф. / Под общ. ред. М.М. Богуславского, Н.А. Трунка. М., 2002.

81. Ярков В.В. Субъекты исполнительного производства // Закон. 2004. № 12. С. 26 - 32.

Судебная практика

82. Постановление Пленума ВАС РФ от 03.03.1999 № 4 "О некоторых вопросах, связанных с обращением взыскания на акции"// Вестник ВАС РФ. 1999. № 4. С. 6.

83. Постановление Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 № 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации"// Вестник ВАС РФ. 2003. № 2. С.12.

84. Определение № 74В05пр-20 "Обзор законодательства судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2006 года" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2006. № 8.С.6.


[1] Худенко В.В. Участники исполнительного производства. Диссертация ...канд. юр. наук Саратов, 1972, С. 141.

[2] Марданов Д.А. Источники гражданского исполнительного права//Исполнительное право. 2006. № 3. С.11.

[3] Пиджаков А.Ю. Институт принудительного исполнения в России: история и современность//Исполнительное право. 2006. № 1. С.17.

[4] Иващенко А.П. Место исполнительного производства в системе российского права//Исполнительное право. 2006. № 2. С.14.

[5] Валеева Р.Х. Гражданские взыскания в русском дореформенном процессе //Правоведение. 1961. №1. С.152.

[6] Васковский Е.В. Курс гражданского процесса. М., 2004, Т.1. С. 606.

[7] Стучка П.И. Избранные труды по марксистско-ленинской теории права. Рига, 1964. С. 436.

[8] Морозов В.П. Правовые взгляды и учреждения при социализме. М, 1967. С.39.

[9] Рего А.В. К вопросу о сущности исполнительного производства // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. № 10. С. 36.

[10] Гражданский процесс. Общая часть / Под ред. Г.Л. Осокиной. М., 2004. С. 94; Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 546.

[11] Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 546.

[12] Ярков В.В. Исполнительное производство: современное состояние // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. № 12. С. 22.

[13] Боннер А.Т. Исполнительное производство: отрасль российского права или стадия процесса? // Законодательство. 2004. № 8. С. 64.

[14] Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. М., 1965. С. 41.

[15] Сергун А.К. Принудительное исполнение судебных решений // Советское государство и право. 1980. № 3. С. 119.

[16] Куракова Н.В. Место исполнительного производства в системе права // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. № 11. С. 47.

[17] Куракова Н.В. Место исполнительного производства в системе права // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. № 11. С. 45.

[18] Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 554.

[19] Куракова Н.В. Место исполнительного производства в системе права // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. № 11. С. 37.

[20] Боннер А.Т. Исполнительное производство: отрасль российского права или стадия процесса? // Законодательство. 2004. № 8. С. 67.

[21] Валеев Д.Х. Формирование концепции исполнительного производства в юридической науке России // Юридический мир. 2002. № 12. С. 4 - 11.

[22] Исаенкова О.В., Шерстюк В.М., Ярков В.В. Концепция Исполнительного кодекса РФ // Арбитражная практика. 2002. № 6. С. 4 - 15.

[23] Валеев Д.Х. Система принципов в исполнительном производстве// Исполнительное право. 2006. № 1. С. 12.

[24] Словарь русского языка: В 4 т. АН СССР, Ин-т рус. яз. Т. 4 / Под ред. А.П. Евстигнеевой. М.: Русский язык, 1985 - 1988. С. 636.

[25] Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М.: Юристъ, 2004. С. 150.

[26] Ярков В.В. Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" (постатейный) и к Федеральному закону "О судебных приставах". М.: Юристъ, 1999. С. 12.

[27] Исаенкова О.В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции. Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Саратов, 2003. С. 28.

[28] СЗ РФ. 2001. № 32. Ст. 3412.

[29] Арефьева Н.Н. Договор банковского кредитования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2000. С. 17.

[30] Марданов Д.А. Понятие, значение принципов гражданского исполнительного права//Исполнительное право. 2006. № 1. С. 5.

[31] Малько А.В. Стимулы и ограничения как парные юридические категории // Правоведение. 1995. № 1. С. 3.

[32] Определение № 74В05пр-20 "Обзор законодательства судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2006 года" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2006. № 8.С.6.

[33] Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный)/Под ред. В.М. Жуйкова, М.К. Треушникова. М., Городец, 2007.С.101.

[34] Научно-практический комментарий к федеральному закону Российской Федерации «Об исполнительном производстве» (постатейный) /Под ред. В.М. Шерстюка, М.К. Юкова, издание второе, исправленное, дополненное и переработанное, М., Городец, 2004.С. 65.

[35] Хрестоматия по гражданскому процессу / Под общ. ред. проф. М.К. Треушникова. М., 1996. С. 15 - 19.

[36] Рогожин Н.А. Комментарий к Федеральному закону от 21 июля 1997 года № 118-ФЗ «О судебных приставах» (постатейный). М., Юстицинформ, 2005. С.23; Мозолин В.П. О гражданско-процессуальном правоотношении // Советское государство и право. 1995. № 6. С. 53.

[37] Валеева Р.Х. Органы исполнения судебных решений по советскому гражданскому процессуальному праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1961. С. 13.

[38] Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации/Под ред. П.В. Крашенинникова издание третье, исправленное и дополненное, М., Статут, 2006. С.123.

[39] Каллистратова Р.Ф. Институт "особого участия" государственных и общественных организаций в советском гражданском процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1954. С. 5.

[40] Гурвич М.А. Особые производства в гражданском процессе // Социалистическая законность. 1958. № 8. С. 28.

[41] Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 178, 179.

[42] Невский И.А. Исполнимость судебных постановлений как внутренней проявление результата судебной деятельности//Исполнительное право. 2006. № 3. С.13.

[43] Зайцев И.М. О функциях гражданского судопроизводства // Межвузовский сб. науч. трудов: Проблемы применения норм гражданского процессуального права. Свердловск, 1986. С. 17.

[44] Ярков В.В. Концепция реформы принудительного исполнения в сфере гражданской юрисдикции // Российский юридический журнал. 1996. № 2. С. 37, 45 - 47.

[45] Завадская Л.Н. Реализация судебных решений, вынесенных в порядке искового производства: Дис. ... канд. юр. наук. М., 1979. С. 104 - 105.

[46] Юков М.К. Теоретические проблемы гражданского процессуального права: Дис. ... докт. юр. наук. Свердловск, 1982. С. 189.

[47] Зайцев И.М. Процессуальные функции гражданского судопроизводства. Саратов, 1990. С. 121.

[48] Зайцев И.М., Худенко В.В. Стадии исполнительного производства в гражданском процессе//Российская юстиция. 1994. № 6. С. 39 - 41.

[49] Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. 3-е изд., испр. и доп. М., 2000. С. 513.

[50] Пособие по исполнительному производству для судебных приставов-исполнителей: Учебное пособие / Отв. ред. проф. И.В. Решетникова. М., 2000. С. 109.

[51] Исполнительное производство / Под ред. Я.Ф. Фархтдинова. СПб., 2002. С. 29.

[52] Малешин Д.Я. Движение дела по стадиям в исполнительном производстве//Исполнительное право. 2006. № 1. С.22.

[53] Малешин Д.Я. Понятие стадии исполнительного производства // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 2002. № 4. С. 119 - 120.

[54] Игнатенко А.А., Кириленко Н.В., Матвеев А.В., Шерстюк В.М., Ярков В.В. К разработке проекта Исполнительного кодекса Российской Федерации // Законодательство. 2001. № 8. С. 85.

[55] Деготь Б.Е. Стадии исполнительного процесса//Современное право. 2005. № 5. С.10.

[56] Малешин Д.Я. Стадии исполнительного производства // Законодательство. 2002. № 8. С. 56.

[57] Марданов Д.А. Классификация субъектов гражданского исполнительного права//Исполнительное право. 2006. № 2. С.56.

[58] Исполнительное производство / Под ред. Я.Ф. Фархтдинова. СПб.: Питер, 2004. С. 67.

[59] Морозова И.Б., Треушников А.М. Исполнительное производство. М.: Городец, 2004. С. 62.

[60] Викут М.А. Участники исполнительного производства // Система гражданской юрисдикции в канун XXI века: современное состояние и перспективы развития: Межвузовский сборник научных трудов / Под ред. В.В. Яркова, М.А. Викут, Г.А. Жилина. Екатеринбург, 2000. С. 506 - 511.

[61] Исаенкова О.В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции: Дис. д.ю.н. Саратов: СГАП, 2003. С. 275.

[62] Улетова Г.Д. Сравнительный анализ исполнительного производства по законодательству Казахстана и России // Заметки о современном гражданском и арбитражном праве / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2004. С. 315 - 325.

[63] Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 379 - 389.

[64] Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 495.

[65] Исполнительное производство. Практикум для старших судебных приставов: Учебное пособие / Отв. ред. В.В. Ярков. М.: Статут, 2000. С. 39.

[66] Гражданское процессуальное право России: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. М.: Юристъ, 2002. С. 497 - 502.

[67] Чигорин Н.Н. Обращение взыскания на ценные бумаги в исполнительном производстве. Автореф. к.ю.н. М., 2003. С. 15.

[68] Настольная книга судебного пристава-исполнителя: Учебно-методическое пособие / Отв. ред. В.В. Ярков. М.: БЕК, 2001. С. 111; Ярков В.В. Субъекты исполнительного производства // Закон. 2004. № 12. С. 26 - 32.

[69] Максуров А.А. Гражданское исполнительное правоотношение // Гражданское исполнительное право: Учебник / Под ред. А.А. Власова. Экзамен, 2004. С. 44 - 89.

[70] Валеев Д.Х. Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве". СПб.: Питер, 2003. С. 103.

[71] Кузнецов В.Ф. Система исполнительного производства (вопросы теории и практики): Дис. д.ю.н. Челябинск, 2004. С. 97.

[72] Гладышев С.И. Исполнительное производство Англии. М.: Лекс-Книга, 2002. С. 60.

[73] Деготь Е.А. Бесплатность исполнения - причина безответственности//ЭЖ-Юрист. 2006. № 36. С.4; Маганова Т. Долгий путь к исполнению//ЭЖ-Юрист. 2005. № 33. С.5.

[74] Зайцев И.М. Процессуальные функции гражданского судопроизводства. Саратов, 1990. С. 108; Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 377.

[75] Завадская Л.Н. Реализация судебных решений. М., 1982. С. 15.

[76] Кузнецов В.Ф. Правовой механизм принудительного исполнения судебных актов и постановлений. М.: Изд-во МГУ, 2003. С. 20.

[77] Чечот Д.М., Игнатенко А.А., Дымкина М.Ю. Некоторые аспекты концепции исполнительного кодекса РФ // Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций: Материалы междунар. науч.-практ. конф. / Кубан. гос. ун-т. Краснодар, 2002. С. 232.

[78] Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 533.

[79] Ярков В.В. Современные проблемы правосудия в Российской Федерации // Реформа гражданского процессуального права: Материалы междунар. конф. / Под общ. ред. М.М. Богуславского, Н.А. Трунка. М., 2002. С.13.

[80] Кузнецов В.Ф., Ярков В.В. Проблемы реализации судебных решений о признании // Правоведение. 1988. № 3. С. 73.

[81] Шумкова И.В. О пробелах и проблемах исполнительного производства//Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 12. С.15; Косткина О. О некоторых проблемах исполнительного производства //Исполнительное право. 2006. № 3. С.34.

[82] Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Изд-во "Русский язык", 1981. С. 761.

[83] Настольная книга судебного пристава-исполнителя / Под ред. В.В. Яркова. М., 2001. С. 91.

[84] Настольная книга судебного пристава-исполнителя / Под ред. В.В. Яркова. М., 2001. С. 91.

[85] Валеев Д.Х. Процессуальные гарантии прав граждан и организаций в исполнительном производстве. Казань, 2001. С. 127.

[86] Марданов Д.А. Ответственность за нарушение законодательства об исполнительном производстве//Адвокат. 2005.№ 1. С.18.

[87] Марданов Д.А. Ответственность за нарушение законодательства об исполнительном производстве//Адвокат. 2005.№ 1. С.18.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:11:04 19 марта 2016
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:39:03 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:43:58 25 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Анализ современного опыта исполнительного производства в Российской Федерации

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151116)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru