Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Личностное в личности: личностный потенциал как основа самодетерминации

Название: Личностное в личности: личностный потенциал как основа самодетерминации
Раздел: психология, педагогика
Тип: реферат Добавлен 15:20:09 27 июня 2004 Похожие работы
Просмотров: 803 Комментариев: 3 Оценило: 2 человек Средний балл: 3.5 Оценка: неизвестно     Скачать

Леонтьев Дмитрий

Современная психология личности представляет собой весьма эклектичную область, специфическое предметное содержание и границы которой весьма нечетко определены. Если открыть практически любой из учебников под названием «Психология личности», «Теории личности» или «Развитие личности», мы найдем там все, что угодно, от конституции до смысла жизни. Именно отсутствие четкого представления о специфическом содержании личности в отличие от психических процессов, состояний и других составных частей предмета психологии, и является, на мой взгляд, основным барьером для развития этой области научного знания, которое движется сейчас очень быстрыми темпами, но направление этого движения не совсем понятно.

Ряд авторов в разное время и в достаточно разных контекстах пытались вычленить специфическое содержание личности. Можно сослаться на идею А.Н.Леонтьева (1983) о личности как особом измерении, несводимом к тому, в котором ведется изучение психических процессов, на идею В.Франкла (1990) о ноэтическом, духовном измерении, которое надстраивается над измерением собственно психологическим, идею Б.С.Братуся (1988) о разведении личности в узком смысле слова, характеризующуюся особым содержанием, и личности в широком смысле слова. Во всех этих случаях под специфическим содержанием личности подразумевалось ее смысловое измерение, смысловая ткань, ее внутренний мир, что нашло отражение в перекликающихся между собой вариантах моделей структуры личности (Асмолов, 1990; Братусь, 1988; Д.А.Леонтьев, 1993), которые достаточно близки. Во всех трех моделях вычленяется смысловая сфера личности как специфическая ее ткань.

Однако это не позволяет еще говорить об имманентной динамике собственно личностного измерения — личностном развитии в отличие от развития личности, личностном здоровье в отличие от здоровья личности (понятия зрелости, развития и здоровья описывают с разных сторон фактически одно и то же), которое не совпадает с развитием психическим, нравственным, интеллектуальным. Есть немало данных о том, что познавательная сфера, интеллект, нравственные ориентации, смысловая сфера и т.д., различаются у людей незрелых и зрелых, личностно здоровых и нездоровых, несформировавшихся как личность и сформировавшихся, но эти глубокие отличия не первичны. Их нельзя использовать в качестве объяснения того, почему этот человек такой, а не иной. Несколько лет назад на нашей кафедре Ю.А.Васильевой было выполнено диссертационное исследование (1995; 1997), посвященное особенностям смысловой сферы несовершеннолетних правонарушителей, где были получены очень интересные факты. Но остается проблема личностных переменных, лежащих в основе достаточно разнообразных содержательных отличий, которые удается зафиксировать.

Для обозначения этого базового измерения — собственно личностного в личности — я считаю целесообразным ввести рабочее понятие «личностный потенциал» (ЛП), который прямо не коррелирует с интеллектуальным развитием, с глубиной и содержательностью внутреннего мира и с творческим потенциалом. Уже повседневный опыт дает нам интуитивное представление о подобной базовой индивидуальной характеристике, стержне личности. Если мы посмотрим на общепризнанных гениев, то в первых их рядах мы часто видим чувствительные, ранимые, болезненные, сложные, постоянно страдающие натуры, такие как Ван Гог, Достоевский, Кафка и Мандельштам. Но наряду с ними мы видим и таких,хорошо владеющих собой и продуктивно и творчески строящих свою жизнь людей, хотя порой и в неблагоприятных условиях, как Микеланджело, Пикассо, Бернард Шоу или Солженицын. К ним применима известная формула «цветущая сложность»; им свойственна способность уверенно структурировать не только культурный, эстетический материал, но и материал собственной жизни.

Феноменологию, отражающую эффекты ЛП или его недостаточности, в разных подходах в психологии обозначали такими понятиями как воля, сила Эго, внутренняя опора, локус контроля, ориентация на действие и некоторые другие. Лучше всего, пожалуй, ему соответствует понятие «жизнестойкость» (hardiness), введенное С.Мадди (Maddi, 1998) в качестве операционального аналога «отваге быть» по П.Тиллиху (1995). Мадди определяет жизнестойкость не как личностное качество, а как систему установок или убеждений, в определенной мере поддающихся формированию и развитию — установки на включенность в противовес отчуждению и изоляции, установки на контроль за событиями в противовес чувству бессилия и установки на принятие вызова и риска в противовес стремлению к безопасности и минимизации напряжений. Разработав тест жизнестойкости и проведя с его помощью большое количество исследований, Мадди подтвердил, что жизнестойкость является той базовой характеристикой личности, которая опосредует воздействие на ее сознание и поведение всевозможных благоприятных и неблагоприятных обстоятельств, от соматических проблем и заболеваний до социальных условий..

Вместе с тем все упомянутые понятия, хоть и имеют самое прямое отношение к ЛП, однако описывают лишь отдельные его грани. Когда мы говорим о личностном потенциале, речь идет не столько о базовых личностных чертах или установках, сколько об особенностях системной организации личности в целом, о сложной ее архитектонике, основанной на сложной схеме опосредствования. Например, В.А.Иванников (1991) убедительно показал, что воля обнаруживает себя не столько как сила, сколько как техника саморегуляции через опосредствование мотивации. Путь к решению проблемы личностного потенциала, по моему глубокому убеждению, лежит через смычку, с одной стороны, экзистенциальной психологии, которая на сегодняшний день уделяет наиболее внимание феноменологии личностного потенциала и попыткам его концептуализировать, и, с другой стороны, культурно-исторической психологии Л.С.Выготского. Основной вклад Выготского в психологию личности заключается в четком и развернутом формулировании идеи о том, что сущностной психологической характеристикой личности является овладение собственным поведением через его опосредствование (Выготский, 1983). Хотя Выготский не оставил теории личности, то, что он говорил про личность, позволяет рассматривать личность как наиболее интегральную высшую психическую функцию (см. Д.А.Леонтьев, 2001), а основной характеристикой высших психических функций является, как известно, произвольность.

С этим перекликается еще одна теоретическая идея экзистенциальной персонологии С.Мадди (Maddi, 1971). Мадди вводит понятие психологических потребностей личности, наряду с биологическими и социальными. К психологическим Мадди относит потребности в символизации, суждении и воображении — ранее никто не связывал эти познавательные процессы с потребностями. Мадди показал, что в тех случаях, когда доминируют биологические и социальные потребности, человек воспринимает себя как воплощение социальных нужд и ролей и плывет «по течению», то есть строит жизнь адаптивным образом. Когда же на первое место выходят психологические потребности, тогда человек задается вопросом о смысле, строит образ будущего и у него возникает мощная опора для опосредствования своей жизни в виде жизненных целей, смыслов и т.д., что полностью перестаивает структуру регуляции его деятельности.

На протяжении более 10 лет мы совместно с Е.Р.Калитеевской занимаемся теоретической, экспериментальной и клинической разработкой проблемы становления и восстановления того, что мы обозначали в этом контексте как ядерные механизмы личности — личностной саморегуляции, основанной на свободе и ответственности. В опубликованных на сегодняшний день работах из этого цикла (Д.А.Леонтьев, 1993; 2000; Калитеевская, 1997; в печати; Калитеевская, Леонтьев, 2000) предложена интерпретация свободы как формы активности и ответственности как формы регуляции; построена модель развития механизмов свободы и ответственности с критической точкой в подростковом возрасте, в период, как писал А.Н.Леонтьев (1977), второго рождения личности. Изначально, в раннем онтогенезе, активность и регуляция развиваются по своим линиям, но начиная с какой–то точки они идут навстречу друг другу. В точке, в которой активность и регуляция смыкаются друг с другом, различия между ними исчезают, они становятся одним. Свобода как определенная форма активности и ответственность как определенная форма регуляции, слившись, порождают феномен самодетерминации — свободной саморегулируемой активности зрелой личности. Там, где они не сливаются, возникают феномены квазиответственности, лишенной свободы, и квазисвободы, лишенной ответственности. Принципиальным моментом, необходимым для того, чтобы они слились в единую саморегулируемую свободу зрелой личности, оказывается их опосредствование определенным ценностным, духовным, смысловым содержанием. Именно наличие этого содержания, опосредующего свободу и активность, характеризует то, что Ф.Ницше (1990) и вслед за ним Э.Фромм (1992) и В.Франкл (1990) обозначали как «свобода для» в противовес «свободе от». «Свободным называешь ты себя? Твою господствующую мысль хочу я слышать, а не то, что ты сбросил ярмо с себя. Из тех ли ты, что имеют право сбросить ярмо с себя? Таких не мало, которые потеряли свою последнюю ценность, когда освободились от рабства. Свободный от чего? Какое дело до этого Заратустре? Но твой ясный взор должен поведать мне: свободный для чего? Можешь ли ты дать себе свое добро и свое зло и навесить на себя свою волю, как закон? Можешь ли ты быть сам своим судьею и мстителем своего закона?» (Ницше, 1990, с.45). Механизмы ценностно-смыслового опосредствования, таким образом, играют ключевую роль в самодетерминации личности.

Личностный потенциал предстает как интегральная характеристика уровня личностной зрелости, а главным феноменом личностной зрелости и формой проявления личностного потенциала является как раз феномен самодетерминации личности, то есть осуществление деятельности в относительной свободе от заданных условий этой деятельности — как внешних, так и внутренних условий, под которыми понимаются биологические, в частности телесные предпосылки, а также потребности, характер и другие устойчивые психологические структуры. В.Франкл (1990) подробно описывал такое проявление человеческой свободы как свободу по отношению к собственным потребностям и к собственной телесности. Это замечательно было выражено еще Гегелем (1971): «Обстоятельства и мотивы господствуют над человеком лишь в той мере, в какой он сам позволяет им это». В этой фразе заключена квинтэссенция психологии личности, содержащая две истины – первая: обстоятельства и мотивы могут господствовать над человеком, и вторая: они могут не господствовать над человеком, если он им этого не позволит. Другими словами, существуют разные формы и механизмы регуляции и детерминации человеческого поведения, которые могут «включаться» и «выключаться», в том числе механизмы самодетерминации. Самодетерминация лежит в основе таких проявлений личности, которые, как писал М.К.Мамардашвили (1990), находятся по перпендикуляру к повседневному потоку жизни. Залог самодетерминации — возможность человека, как в когнитивном плане, плане сознания и картины мира, так и в плане чисто практическом, отстроиться от потока, в котором мы плывем. Существует система факторов, постоянно действующих на каждого из нас, и мы имеем возможность по этой системе плыть и к ней адаптироваться, но имеем возможность и эту систему трансцендировать, включив механизмы самодетерминации. В этом трансцендентном отношении к собственному потоку жизни прежде всего и проявляется личностная зрелость как выражение личностного потенциала. Как хорошо выразилась одна клиентка, пришедшая к психологу, «вопрос в том — я живу или жизнь меня живет?» (И.К.Подчуфарова, личное сообщение).

Здесь уместно вспомнить еще одно понятие, введенное М.К.Мамардашвили (1995) — понятие усилия. За этим понятием лежит то, что многие антропологические феномены, как можно их назвать, характеризующие собственно человеческий способ жизни, причинно не детерминированы в том смысле, в каком детерминированы психологические реакции, проявления и т.п. Например, анализируя какой–то криминальный сюжет, мы можем изучить набор «факторов» или «условий», приведших человека к неблаговидному поступку. Но когда человек делает добро, мы не можем назвать систему причин, по которым он это совершает. Добро причинно не обусловлено, это усилие человека. Вызов современной психологии, заключенный в идеях Мамардашвили, требует ввести в сферу конкретно–психологического анализа явления, которые причинно объяснить невозможно. Рискну предположить, что усилие, создающее человеческую реальность, раскрывается через механизмы активности и регуляции, то есть свободы и ответственности, развивающейся согласно механизмам, описанным Л.С.Выготским: расширение активности, во-первых, интериоризация регуляции, во-вторых, и, в-третьих, опосредствование этих механизмов регуляции, на чем стоит остановиться отдельно.

Личностный потенциал отражает меру преодоления личностью заданных обстоятельств, в конечном счете преодоление личностью самой себя. Сошлюсь на общую антропологическую модель Э.Фромма (1995), которая представляется мне весьма точным и полным образом человека. Фромм констатирует фундаментальную двойственность человека. С одной стороны, человек вышел из мира природы и его тянет по начертанному природой пути наименьшего сопротивления. Это путь возвращения в лоно матери–природы, путь слияния с родом, кланом и так далее, путь отказа от самостоятельности, от собственного принятия решения, в конечном счете, от сознания, и бегства от свободы. Но поскольку человек не может вернуться в это лоно, он изгнан из рая, он должен искать свой, уже человеческий путь, в чем ему никто не может помочь; он должен идти по краю и создавать основания для своей жизни, поскольку он лишен тех оснований, которые есть у всех прочих живых существ. Собственно говоря, в том, в какой мере человек самоопределяется по отношению к этой дихотомии, также находит свое проявление личностное в личности, личностный потенциал. По сути, личностный потенциал отражает, в какой степени данный индивид произошел от обезьяны, ведь одна из самых больших иллюзий — считать, что мы уже от обезьяны произошли. Каждый человек на протяжении всей своей жизни продолжает решать эту задачу, и результатом разнообразия ответов на этот эволюционный вызов является очень большой спектр индивидуальных вариаций степени человечности. К сожалению, этот образ не такой уж метафорический, каким он кажется на первый взгляд.

Вернемся теперь к идее опосредствования. На протяжении истории развития любого теоретического или методологического подхода на первый план выступают разные его аспекты. На сегодняшний день ключевыми в культурно–историческом, деятельностном подходе выступают понятия «регуляция» и «опосредствование», что впервые четко сформулировала Б.В.Зейгарник (1981). Понятие «опосредствование» всегда было в этом подходе в центре внимания, однако сейчас в новом для него контексте регуляции жизнедеятельности оно обнаруживает новые объяснительные возможности.

Можно говорить по крайней мере о двух видах опосредствания. Первый – это традиционно изучавшийся, но еще недостаточно раскрытый механизм опосредствования нашей деятельности тем, что мы заимствуем из мира культуры, мира человека — опосредствование ценностями, образцами, орудиями. Л.С.Выготский начинал именно с орудий, но сейчас можно говорить про медиаторы самого разного рода, к которым относятся и мифы, и исторические личности с их деяниями, и Бог (Зинченко, 1997; Соколова, 1999). Второй вариант – то, что можно условно назвать внутреннее опосредствование в противоположность первому, внешнему. Любая иерархия — иерархия мотивов, иерархия ценностей — есть опосредствование одних ценностей, мотивов, жизненных отношений другими. Если мотив А стоит выше, чем мотив В, это означает что мотив В не будет действовать автоматически, а лишь в зависимости от того, как перспектива данного поступка соотносится с мотивом А. Другими словами, один мотив опосредствует действие другого.

В свете вышеизложенных представлений о личностном в личности встают проблемы конкретных теоретических и экспериментальных исследований. Первая из них — проблема психологической структуры и диагностики личностного потенциала, проблема операционализации этой идеи. Во–вторых, это проблема формирования личностного потенциала и условий, способствующих и, наоборот, препятствующих его формированию. В русле теории автономии и внутренней мотивации Э.Деси и Р.Райана (см. Дергачева, 2002) было, в частности, экспериментально показано, что разнообразная информация, получаемая человеком в виде обратной связи, в разной степени способствует формированию тех или иных мотивационных структур и каузальных ориентацией. Информация одного рода укрепляет в человеке внутреннюю мотивацию, убежденность в том, что он в состоянии добиться результатов своими усилиями, информация другого рода убеждает в обратном. Третья проблема — собственно функционирование личностного потенциала, который в этом контексте выступает как базовая независимая переменная, отвечающая за достаточно много эффектов в плане реального поведения. Например, можно представить себе двух людей с одинаковыми нравственными убеждениями и одинаково пропагандирующими эти убеждения. Но дефицит личностного потенциала у одного из них может привести к тому, что в какой–то сложной ситуации он окажется не в состоянии повести себя в соответствии с ними. Эту ситуацию описывал М.К.Мамардашвили (1995), говоривший, что когда какие–то нравственные ценности и убеждения не опираются на сформировавшиеся личностные структуры, то это не убеждения, а кисель, потому что в реальной экзистенциальной ситуации они не воплощаются в реальный выбор. Для нравственного поступка недостаточно одних убеждений, а требуются специальные нравственные «мускулы». В методическом плане поэтому следует использовать поведенческие и биографические переменные, а не данные самоотчетов и даже не выявленные проективными методами бессознательные тенденции, потому что наличие таких тенденций не означает, что они обязательно будут проявляться в реальных решениях и действиях субъекта.

Одна из специфических форм проявления ЛП — это проблематика преодоления личностью неблагоприятных условий ее развития. Существуют заведомо неблагоприятные условия для формирования личности, они могут действительно роковым образом влиять на развитие, но их влияние может быть и преодолено, опосредовано, прямая связь разорвана за счет введения в эту систему факторов дополнительных измерений, прежде всего самодетерминации на основе личностного потенциала.

Список литературы

Асмолов А.Г. Психология личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990.

Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988.

Васильева Ю.А. Особенности смысловой сферы личности у лиц с нарушениями социальной регуляции поведения: Дис. ... канд. психол. наук. М., 1995.

Васильева Ю.А. Особенности смысловой сферы личности при нарушениях социальной регуляции поведения // Психол. журн., № 2. 1997. Т. 18. С. 58—78.

Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6 тт. М.: Педагогика, 1983. Т. 3.

Гегель Г.В.Ф. Философская пропедевтика // Работы разных лет: В 2 тт. М.: Мысль, 1971. Т.2. С. 5—209.

Дергачева О.Е. Позитивная психология самодетерминации: теория каузальных ориентаций Э.Деси и Р.Райана // Современная психология мотивации / под ред. Д.А.Леонтьева. М.: Смысл, 2002, с.

Зейгарник Б.В. Опосредствование и саморегуляция в норме и патологии // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология, № 2. 1981. С. 9—15.

Зинченко В.П. Посох Мандельштама и трубка Мамардашвили. М.: Новая школа, 1997.

Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1991.

Калитеевская Е.Р. Психическое здоровье как способ бытия в мире: от объяснения к переживанию // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии / Под ред. Д.А.Леонтьева, В.Г.Щур. М.: Смысл, 1997. С. 231—238.

Калитеевская Е.Р. Паттерны развития личности в подростковом возрасте // Вопросы психологии (в печати)

Калитеевская Е.Р., Леонтьев Д.А. Психическое здоровье // Человек: философско-энциклопедический словарь / под ред. И.Т.Фролова. М.: Наука, 2000, с.286-287.

Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. 2-е изд. М.: Политиздат, 1977.

Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2 тт. М.: Педагогика, 1983. Т. 1.

Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. М.: Смысл, 1993.

Леонтьев Д.А. Психология свободы: к постановке проблемы самодетерминации личности // Психол. Ж., т. 21, 2000, №1, с.15-25.

Леонтьев Д.А. Личностная зрелость как опосредствование личностного роста // Культурно-историческая психология развития / под ред. И.А.Петуховой. М.: Смысл, 2001, с. 154-161.

Мамардашвили М. Как я понимаю философию. М.: Прогресс, 1990.

Мамардашвили М.К. Лекции о Прусте (психологическая топология пути). М.: Ad Marginem, 1995.

Ницше Ф. Так говорил Заратустра // Соч. в 2-х тт. Т. 1. М.: Мысль, 1990, с.5-237.

Соколова Е.Е. Идеи А.Н.Леонтьева и его школы о поступке как единице анализа личности в их значении для исторической психологии // Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии: школа А.Н.Леонтьева / Под ред. А.Е.Войскунского, А.Н.Ждан, О.К.Тихомирова. М.: Смысл, 1999. С. 80—117.

Тиллих П. Избранное. Теология культуры. М.: Юрист, 1995.

Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990.

Фромм Э. Душа человека. М.: Республика, 1992.

Фромм Э. Человеческая ситуация. М.: Смысл, 1995.

Maddi S.R. The search for meaning // The Nebraska symposium on motivation 1970 / W.J.Arnold, M.H.Page (Eds.). Lincoln: University of Nebraska press, 1971. P. 137—186.

Maddi S. Creating Meaning Through Making Decisions // The Human Search for Meaning / ed.by P.T.P.Wong, P.S.Fry. Mahwah: Lawrence Erlbaum, 1998, p.1-25.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:25:00 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
09:34:35 24 ноября 2015
Калитеевской надо не экзистенциальной психологией заниматься, а пластическую операцию делать себе, чтобы не оредиска окружающих своим видом. Плагиатом тоже заниматься не надо.... Все равно, что бы она не пыталась процитировать, интеллекта у нее - ноль, и это видно по ее туповатому выражению... Дмитрий Алексеевич должен развестись, потому что этого мужчину мне очень жалко...
Подарок14:57:59 12 октября 2008Оценка: 2 - Плохо

Работы, похожие на Реферат: Личностное в личности: личностный потенциал как основа самодетерминации

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150895)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru