Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Этика судебного оратора

Название: Этика судебного оратора
Раздел: Рефераты по этике
Тип: дипломная работа Добавлен 03:43:03 21 июня 2010 Похожие работы
Просмотров: 3239 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение

Глава I. Понятие судебной этики

§1. Возникновение и становление судебной этики

§2. Понятие, предмет и принципы судебной этики

§3. Этические требования, предъявляемые к адвокату как судебному оратору

Глава II. Адвокат - участник судебного разбирательства

§1. Нравственное значение судебных прений

§2. Этические особенности защитительной речи в уголовном процессе

§3. Нравственные особенности судебного представительства по гражданским делам

§4. Этика речевого поведения адвоката

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Начало основательной разработке судебной этике и ее преподавания в России было положено осенью 1901 года, когда известный юрист А.Ф. Кони начал читать курс уголовного судопроизводства в Александровском лицее. В 1902 году в «Журнале министерства юстиции» была опубликована его вступительная лекция «Нравственные начала в уголовном процессе» с подзаголовком «Общие черты судебной этики». Но уже в 1905 году Кони сообщал, что чтение курса не состоялось вследствие противодействия министра юстиции Муравьева и запрета министра внутренних дел и шефа жандармов Плеве. А.Ф. Кони по праву может быть назван отцом судебной этики в России. Он продолжал развивать и пропагандировать свои гуманные идеи в течение всей жизни.

В советский период юридическая этика длительное время не разрабатывалась, так как идейное «обоснование» ненужности и несостоятельности исследования нравственных особенностей юридической профессии состояло в том, что «этика в советском обществе едина, это социалистическая этика». Сегодня необходимость основательного исследования проблем профессиональной юридической этики вряд ли может быть оспорена.

Наряду с мнением, что юридическая этика представляет собой применение общих понятий о нравственности в сфере юридической деятельности, существует и мнение, что она охватывает специфические нравственные нормы профессиональной деятельности и внеслужебного поведения юристов.

В литературе, посвященной проблемам этики работников юридической профессии, нет единства терминологии. Можно встретить следующие термины: этика представителей права, профессиональная этика юриста, юридическая этика, правовая этика, судебная этика. Ряд авторов пишут о следственной этике, экспертной этике, адвокатской этике.

Судебная этика - совокупность правил поведения судей и других профессиональных участников уголовного, гражданского и арбитражного судопроизводства, обеспечивающих нравственный характер их профессиональной деятельности и внеслужебного поведения, а также научная дисциплина, изучающая специфику проявления требований морали в этой области.

Важнейшим правовым институтом любого государства является адвокатура. От того, насколько она сильна, организованна, законодательно защищена, в значительной степени зависит эффективность защиты основополагающих прав граждан и их объединений.

В России функционирование института адвокатуры вытекает из ст. 48 Конституции РФ, гарантирующей каждому право на получение не просто правовых услуг, а квалифицированной юридической помощи.

Участие адвоката в судебном разбирательстве является важной формой, действенным способом обеспечения обвиняемому права на защиту согласно Конституции РФ и уголовно- процессуальному законодательству.

В уголовном процессе роль защитника-адвоката в разбирательстве дела судом очень важна и значительна. Деятельность защитника в этом смысле представляет собой одну из важных гарантий прав и законных интересов лица, привлеченного к уголовной ответственности.

Выступление в суде – один из наиболее сложных и ответственных моментов участия прокурора, защитника и других лиц в уголовном судопроизводстве. Пожалуй, никакой другой вид процессуальной деятельности не предъявляет к ним столько многообразных и разносторонних требований, не нуждается в столь тщательной и углубленной подготовке, как произнесение судебной речи.

Начиная еще с античных времен, специалисты по ораторской речи приписывали большую значимость этике говорящего, то есть его нравственной позиции.[1] Хочется отметить, что положение судебного оратора, с точки зрения этических аспектов его деятельности, весьма не простое. С одной стороны он должен быть, безусловно, блюстителем закона и иметь высокие моральные принципы, должен обеспечивать законность и нравственность, однако, с другой стороны, ему не редко приходится оказываться в центре разногласий между право и моралью, и именно тогда должны проявляться высокоморальные качества.

Из социологических исследований в России видно, что сейчас в стране господствует моральный плюрализм, то есть личность имеет собственную систему нравственных ценностей, которые определяют конкретную линию поведения, в том числе и речевого.

Моральный плюрализм может привести, по мнению ученых, к нравственной неразборчивости, стать серьезным препятствие при решении и обсуждении тех или иных вопросов, в том числе судебных споров.

В этих условиях особое значение приобретает профессиональная этика, а именно этика судебного оратора, которая подразумевает требования нравственности, связанные со специфическими условиями его деятельности.

Отдельные положения судебной этики нашли свое отражение у законодателя, так, в октябре 1993 года был принят Кодекс чести судьи РФ, а ФЗ РФ «О прокуратуре РФ» содержит текст присяги работника прокуратуры, в ст. 332 УПК РФ – текст присяги присяжных заседателей и т.д.[2]

Основательно разработана адвокатская этика, предметом которой является «предписываемое корпоративными правилами должное поведение члена адвокатской ассоциации в тех случаях, когда правовые нормы не устанавливают для него конкретных правил поведения».

К этическим нормам, регулирующим поведение оратора в судебных прениях относится, прежде всего, уважительное и добросовестное отношение к суду, то есть у выступающего должна быть четкая нравственная позиция о том, что суд нельзя вводить в заблуждение, обманывать, ему необходимо починяться и т.д. следующим обязательным требованием этичного поведения оратора является – уважение к процессуальному противнику. Этот принцип очень четко сформулировал адвокат Д.П.Ватман: «Взаимное уважение адвокатов друг к другу в ходе судебных прений, внимание к доводам своего противника, деловая товарищеская полемика, исключающая некорректные выпады, пренебрежительный тон и тому подобные недостойные приемы, должны быть нерушимым правилом поведения на судебной трибуне».[3]

Таким образом, значение этики судебного оратора, в частности, защитительной речи в условиях современности очень велико. Значение ее, прежде всего, в том, что она выступает гарантией прав и свобод личности; более того, защитительная речь адвоката является одним из средств достижения объективной истины по конкретному уголовному делу, поэтому данная тема столь актуальна сегодня.

Актуальность раскрытия данной темы выражается также и в том, что в настоящее время в стране разворачивается кардинальная судебная реформа, которая затрагивает и адвокатуру.

Объектом исследования является комплекс теоретических, правовых и практических проблем, касающихся института этики адвоката.

Предметом исследования выступают нормы Российского гражданского законодательства, практика их применения.

Цель исследования заключается в том, чтобы на основе комплексного анализа законодательства Российской Федерации дать правовой анализ, понятие, содержание и значение этики судебного оратора, в частности адвоката, на современном этапе.

В связи с этим задачи нашего исследования сводятся к следующему:

Рассмотреть возникновение и становление судебной этики;

Раскрыть понятие, предмет и принципы судебной этики;

Проанализировать этические требования, предъявляемые к адвокату как судебному оратору;

Показать нравственное значение судебных прений;

Описать этические особенности защитительной речи в уголовном процессе;

Разобрать нравственные особенности судебного представительства по гражданским делам;

Охарактеризовать этику речевого поведения адвоката.

Структурно работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы.

В качестве нормативной основы выпускной квалификационной работы послужили соответствующие положения Конституции Российской Федерации[4] , нормы гражданского законодательства РФ.

Теоретической основой исследования явились труды отечественных ученых гражданского права: Барщевского М.Ю.[5] ; Баренбойма П.Б., Резника Г.М.[6] ; Белика В.Н.[7] Бойкова А.Д.[8] ; Ватмана Д.П. [9] ; Володиной С.И.[10] ; Малиновского А.А, Вышинский М.С., Перлов И.Д.[11] , Строгович М.С.,[12] Матвиенко Е.А.[13]

Методологическую базу данной работы составили принципы научности, объективности и непосредственного анализа правовых источников. Во исполнение поставленных исследовательских задач были использованы такие методы научного познания как сравнительно-правовой метод; метод структурного анализа; формально-юридический и библиографический методы.

Выводы дипломной работы базируются на анализе как нового, так и ранее действовавшего законодательства об адвокатуре в Российской Федерации.


Глава I. Понятие судебной этики

§1. Возникновение и становление судебной этики

Слово оратор заимствовано в XVIII в. из латинского языка (лат. orator - от orare - говорить, излагать). Первое его значение - «тот, кто произносит речь», «лицо, произносящее речь». В этом значении слово употребляется как термин: адвокаты, защищая права истца и ответчика в гражданском процессе и защищая права подсудимого в уголовном процессе, выполняют свою функцию в соответствии с процессуальным положением в судебном разбирательстве. Роль оратора в этом понимании слова сводится к выполнению действий, предусмотренных процессуальным законом: проанализировать, дать правовую оценку[14] .

Судя по тому, как понимают термин «судебная этика» различные авторы, можно сделать вывод о том, что данный термин это – во-первых, правила поведения, во-вторых, один из разделов профессиональной этики, составляющий учение о нравственных идеалах, принципах и нормах осуществления правосудия, определяющих нравственное содержание деятельности участников судопроизводства. Этим определением охватываются три составные части предмета судебной этики как науки:

нормативная часть - принципы и нормы;

регулируемые ими отношения;

нравственное сознание участников судопроизводства.

При характеристике нормативной части предмета судебной этики выделяются две группы норм - общие нормы морали, функционирующие в данной сфере общественных отношений, и специфические, рождаемые данной профессией, не противоречащие общим нормам, но дополняющие и развивающие их. Требования морального характера законодатель предъявляет не только к судье, но и к другим профессиональным участникам процесса. Речь человека – это его своеобразный паспорт. А судебные ораторы должны обладать четкой и безупречной речью, как никто другой!

У слова «оратор» есть еще второе значение: «тот, кто обладает даром произносить речь, красноречием». Это не только говорящий человек, но человек, умеющий говорить перед аудиторией. Он знает, как привлечь внимание слушателей, потому что он мастер; он владеет ораторским искусством; он любит свое дело. Оратор - это человек, глубоко изучивший тему выступления, материалы дела и свободно владеющий ими; человек, который умеет четко и определенно сформулировать тезис выступления, составить рабочий план; человек, который логично, ясно, убедительно излагает материал.

Родиной ораторского искусства, возникшего на базе судебных выступлений, является Древняя Греция. Отцом науки о красноречии считается древнегреческий поэт, философ и врач Эмпедокл, живший примерно в 490-430 гг. до н.э. Выходцы из древнегреческих поселений в Сицилии, риторы Коракс и Тисий, которые составили первые систематические руководства по красноречию, где рассматривались такие тонкости судебной речи, как: умение убедительно излагать свою речь, остроумно отвечать на вопросы, говорить без подготовки, спорить, обвинять и т.д.

Платон, Лисий старались произнести своей речью наиболее благоприятное впечатление на судей и тем самым выиграть процесс.

Аристотель (384-322 гг. до н.э.) считал, что при отстаивании своих взглядов необходимо опираться не на дешевые приемы давления на психику слушателей, а на научный метод. Он искал универсальное полемическое оружие, механизм действия которого должен быть основан на законах рационального мышления. Именно такое оружие и было изобретено Аристотелем – это была его формальная логика[15] .

Демосфен в своих речах делал ставку на воздействие публичного выступления на психику людей, их волю и эмоции. В итоге, под воздействием его речи все переходили на его сторону, даже будучи его оппонентом.

Следующий этап развития искусства красноречия связан с ораторами Древнего Рима. Они обобщили опыт мастеров Эллады, дополнив его результатами собственных изысканий, усовершенствовав его. Также, благодаря им появились договоры, контракты и прочие письменные подтверждения.

Один из римских ораторов Марк Антоний (143-87гг. до н.э.) тоже повлиял на развитие судебной речи, в частности, в Древнем Риме. Его иногда сравнивали с Аристотелем, ставя различия между ними и их речами, хотя, его речь была более своеобразной. Судебные речи Марка Антония имели политический оттенок. Главным оружием в его защите был пафос. Антоний обладал способностью мгновенно оценить обстановку и обладая даром импровизации, прибегнуть то к вкрадчивости, то к мольбе, то к сдержанности, то к сдержанности, то к возбуждению ненависти.

Гермагор, родившийся во II в. до н.э., и его деятельность считается переходным этапом от эллинистической риторики к римской. Под его влиянием судебные ораторы стали использовать в своих речах заранее подготовленные формы аргументов и доводов для своих выступлений. Чуть позже Цицерон и Квинтиллиан выступили против таких догматических схем, т.к. этим лучше заниматься в процессе выступления. Объясняя это тем, что надо рассуждать во время речи[16] .

Основы композиции (структуры, построения) современной судебной речи были заложены еще в античности мыслителем Платоном. Уже тогда осознали, что хорошая судебная речь невозможна без продуманного ее по- строения.

Речь без плана можно уподобить кораблю без руля. Само предназначение судебной речи указывает, какие части должны в ней быть.

Прежде чем приступить к существу дела, необходимо подготовить к этому судей (вступление). Затем изложить дело, которому речь посвящена (повествование), привести доказательства (утверждение), опровергнуть оппонента (возражение) и закончить выводом, заканчивающим речь (заключение).

Во времена античности считали, что лучшие речи просты, ясны, понятны и полны глубокого смысла. Вот, какие мысли возникали у этих ораторов разных времен по поводу судебной речи и рекомендации по ее построению.

Три задачи у судебного оратора: доказать, усладить, склонить на свою сторону. Исход судебного разбирательства в значительной степени зависит от умения сторон убеждать. Именно потребность убедительно выступать в суде явилась одной из причин возникновения и развития риторики.

Убеждающее воздействие судебных речей строится на рациональном и эмоциональном началах. Первое проявляется в том, что для судебной речи характерно широкое использование логических доводов фактов, доказательств. Выступающие в суде стремятся оказать воздействие на разум и чувства слушателей, убеждают аудиторию согласиться с мнением оратора.

Чтобы преодолеть недоверие, ораторы стараются сделать аудиторию соучастницей формирования вывода. Опытные ораторы выстраивают свои речи, процессуальные и логические доказательства так чтобы убедительность возрастала по мере прошения к окончанию речи.

Эмоциональная окраска судебной речи вызывает чувства слушателей. Оратор старается создать то настроение слушателей, которое поможет убедить их в его правоте.

Древние пришли к выводу, что искусство владения речью является сильным средством, которое может служить добру и злу, истине или лжи. Все зависит от того, в каких интересах это средство используется. Любая настоящая публичная речь имеет нравственное содержание и требует формирования этических предпосылок.

Участники публичной речи — оратор и аудитория — вступают не только в вербальные, логические, психологические и т.д., но и в моральные отношения. В этой связи характер общения в значительной степени зависит от нравственных личностных характеристик участвующих в нем людей. Мораль ориентирует оратора и слушателей на восприятие каждого человека как носителя и выразителя «внутреннего морального закона». Это определяет ценностные ориентации и оратора, и аудитории, значимость нравственных критериев, незыблемость нравственных принципов.

Специфика моральных отношений, возникающих в ходе публичной речи, раскрывается через основные понятия и принципы этики оратора. Термин «этика оратора» обычно употребляется для обозначения своеобразного нравственного кодекса людей данной категории. Этика оратора обусловлена особенностями самой ораторской деятельности, спецификой профессии юриста, его общей и профессиональной культурой.

Этика оратора находит выражение в его нравственных качествах, в осознании им своей общественной роли, особенностях взаимодействия с аудиторией. В целом этические нормы пронизывают всю деятельность оратора — с момента подготовки к выступлению и до самокритичного анализа состоявшейся встречи с людьми.

Что касается России, то начало искусству красноречия в России положил М.В. Ломоносов, добившийся того, чтобы лекции в университетах читались на русском языке, а не на иностранных. Мастерами публичного слова, развившими русское академическое ораторское искусство, были великие русские писатели А.И. Герцен, В.Г. Белинский, Н.В. Гоголь, М.Е. Салтыков-Щедрин, В.Г. Короленко.

Для юристов наибольший интерес представляет русское судебное красноречие. Русское судебное красноречие начинает развиваться во второй половине XIX в., после судебной реформы 1846г., с введением суда присяжных, с учреждением присяжной адвокатуры.

Появилась целая плеяда талантливых судебных ораторов: А.Ф. Кони, В.Д. Спасович, К.К. Арсеньев, Н.П. Карабчевский, Ф.Н. Плевако, С. А. Андреевский и другие не менее выдающиеся красноречивые ораторы, чьи речи привлекали пристальное внимание.

Основателем судебной этики как науки о нравственных принципах судопроизводства по праву можно считать Анатолия Федоровича Кони, 150-летие со дня рождения которого отмечалось в 1994 году. Пройдя славный путь от помощника секретаря Петербургской судебной палаты до обер-прокурора кассационного департамента Сената и члена Государственного Совета, имея громадный опыт судейской и прокурорской работы, А. Ф. Кони был твердым и убежденным сторонником изучения и преподавания этических начал в деле уголовного правосудия.Он считал необходимым ввести курс «Судебной этики» в юридических учебных заведениях как дополнение к догматическим положениям уголовного процесса в надежде на то, что «зрелый судебный деятель в минуты колебания перед тем, какого образа действий надо держаться в том или другом вопросе, вспомнит нравственные указания, услышанные им с кафедры, и, стыдясь ржавчины незаметно подкравшейся рутины, воспрянет духом»[17] .

А. Ф. Кони полагал, что чтение подобного курса будет способствовать нравственному совершенствованию будущих юристов. Одной из основных его работ в этой области является статья «Нравственные начала в уголовном процессе». О том, какое значение придавал А. Ф. Кони этой работе, свидетельствует следующий факт: при выходе в свет (впервые она была опубликована в 1902 году в первом номере «Журнала Министерства юстиции») он обратился к Л. Н. Толстому с просьбой ознакомиться с ней.[18]

К сожалению, осуществить свое намерение - издать специальный курс судебной этики — А. Ф. Кони не удалось.

На протяжении длительного времени решение насущных проблем, касающихся судебной этики, считалось неправомерным. Известно отрицательное отношение А. Я. Вышинского к профессиональной этике. В течение десятилетий игнорировалось решение этических вопросов культуры правосудия, а также развития соответствующих дисциплин. В юридической литературе предпринимались попытки поставить под сомнение обоснованность профессиональной этики и ее научный статус, в частности, известный советский процессуалист М. С. Строгович писал: «Концепция судебной этики практически означала бы допущение нарушения нравственности в тех или иных пределах под предлогом особенностей тех или иных профессий, специфики той или иной государственной или общественной деятельности».[19]

Введение в России с 1994 года суда присяжных заседателей, учитывая новизну этого судебного института, требует внимательного изучения положительного опыта, накопленного в этой области, как зарубежного, так и дореволюционной России.[20]

Как уже говорилось ранее, вторая половина XIX века, отмеченная таким важнейшим событием в правовой жизни, как Судебная реформа 1864 года, открыла замечательную плеяду прогрессивных русских юристов — выразителей общественной совести, подлинных гуманистов, обладавших энциклопедической эрудицией, высоким профессиональным уровнем, великолепной ораторской подготовкой. Это П. А. Александров, С. А. Андреевский, М. Ф. Громницкий, В. П. Гаевский, Н. П. Карабчевский, А. Ф. Кони, А. В. Лохвицкий, Ф. Н. Плевако, В. Д. Спасович, А. И. Урусов и многие другие.[21]

О себе они с гордостью говорили: «Мы не искали крестов, мы не получали медалей за храбрость, но мы кое-что сделали, не щадя живота. Мы пришлись не по нраву всей фарисейской синагоге, мы стали костью в горле не одной высокопоставленной особе. Эти особы охотно съели бы нас, но не лезет — удавишься». Эти слова принадлежат В. Д. Спасовичу, который, по оценке профессора Н. А. Троицкого, «в 70—90 годы был едва ли не самой влиятельной фигурой в русском судебном мире». Ему принадлежит первый в России учебник уголовного права, о котором А. Ф. Кони писал: «Книга Спасовича представила собой светлое и отрадное явление... Рядом с подробным и ярким изложением теории наказания в этой книге были талантливые страницы, посвященные общим положениям уголовного права, истории и практическому осуществлению наказания, полные настойчивого призыва к справедливости, и к отказу от тех карательных мер, которые бесчеловечны, потому что не необходимы».[22]

Защитив в 34 года докторскую диссертацию, будучи, по оценке С. А. Андреевского, «королем русской адвокатуры», В. Д. Спасович не искал громких дел в поисках славы, а считал долгом юриста согласовывать свою позицию с требованиями нравственности, поэтому закономерны его смелое выступление на политическом процессе в защиту революционеров, уход в 1861 году из Петербургского университета в знак протеста против расправы над студентами.

За отказ поддерживать обвинение по делу В. Засулич был уволен из прокуратуры С. А. Андреевский. Лишь благодаря принципу несменяемости судей, несмотря на желание императора уволить непокорного в отставку, сохранил за собой пост председателя Петербургского окружного суда А. Ф. Кони, вынесший оправдательный приговор по делу В. Засулич.

Подобных примеров можно привести множество, и каждый из них убедительно свидетельствует о высоком гражданском мужестве, стойкой нравственной позиции этих людей. Поэтомуих взгляды на проблемы судебной этики нельзя отнести к категории общетеоретических рассуждений. Для них судебная мораль — страницы собственной жизни, посвященной великому и благородному делу служения своему народу во имя добра и справедливости.[23]

С этой точки зрения изучение нравственных проблем в трудах русских юристов конца XIX — начала XX вв. дает богатый материал для размышлений, осмысления нравственной позиции юриста в обществе.

Большое внимание в трудах русских юристов исследуемого периода уделено нравственной позиции прокурора. И сегодня полны жизни слова А. Ф. Кони, отдавшего девять лет неустанного труда прокурорской деятельности: «Основными чертами русского типа обвинителя были спокойствие, отсутствие личной озлобленности против подсудимого, опрятность приемов обвинения, чуждая и возбуждению страстей, и искажению данных дела, и, наконец, что весьма важно, полное отсутствие лицедейства в голосе, в жесте и в способе держать себя на суде»[24] .

Известны высказывания об отношении многих прокуроров тех времен к адвокатам.

А. Ф. Кони об этой стороне этики прокурора писал следующее: «Прокурору не приличествует забывать, что у защиты, теоретически говоря, одна общая с ним цель содействовать, с разных точек зрения, суду в выяснении истины доступными человеческим силам средствами, и что добросовестному исполнению этой обязанности, хотя бы и направленной к колебанию и опровержению доводов обвинителя, никоим образом нельзя отказать в уважении».[25]

Негативное отношение отдельных прокуроров к деятельности защитника Н. П. Карабчевский видел в том, что «защиту впускают» в храм правосудия, но надолго ли и в какой момент? Разве в самые сокровенные и трудные для обвиняемого, а нередко и для истины моменты, она не находится в жалком положении оглашенного, изгнанного, бессильно томящегося у преддверия храма? Ее впускают тогда, когда затеянная в глубокой тайне, сотканная в тиши и выполненная в раздумье вся «творческая» работа обвинения в сущности «готова» — окончена совершенно. Ей предоставлено только критиковать или даже разрушать это «творчество», класть свои мазки на законченную картину, портить ее или рвать холст, на котором она нарисована, но не делать ничего своего законченного и цельного. Она ничего не дает взамен разрушаемого. Ум наш так устроен, что, подобно всей природе, боится пустоты. И к защите предъявляют требование на смену разрушаемого создать нечто новое, свое положительное и прочное. Но предъявлять подобное требование — значит издеваться над бессилием стороны в процессе».[26]

Таким образом, в основе отрицательного отношения прокурора к адвокату всегда лежат чувства безнравственные: стремление любыми способами осудить подсудимого, защитить честь мундира, желание подчеркнуть свою власть, угодить начальству.

§2. Понятие, предмет и принципы судебной этики

Судебная этика — совокупность правил поведения судей и других профессиональных участников уголовного, гражданского и арбитражного судопроизводства, обеспечивающих нравственный характер их профессиональной деятельности и внеслужебного поведения, а также научная дисциплина, изучающая специфику проявления требований морали в этой области.

Судебная этика - один из разделов профессиональной этики, составляющий учение о нравственных идеалах, принципах и нормах осуществления правосудия, определяющих нравственное содержание деятельности участников судопроизводства. Этим определением охватываются три составные части предмета Судебной этики как науки:

нормативная часть - принципы и нормы;

регулируемые ими отношения;

нравственное сознание участников судопроизводства[27] .

При характеристике нормативной части предмета судебной этики выделяются две группы норм - общие нормы морали, функционирующие в данной сфере общественных отношений, и специфические, рождаемые данной профессией, не противоречащие общим нормам, но дополняющие и развивающие их. Требования морального характера законодатель предъявляет не только к судье, но и к другим профессиональным участникам процесса. От прокурора, участвующего в состязательном процессе, требуется уважение к суду, к своему процессуальному оппоненту - защитнику.

Этос, логос и пафос - три составляющие речи, и, конечно, речи судебной. При всей важности всех составляющих первой и важнейшей будет этос. Захотят ли слушать оратора, во многом зависит от соблюдения этических речевых норм и правил выступающим. Этос - это умение профессионально ориентироваться в ситуации общения.

Для развития правильного этического мышления адвоката необходимы широта и основательность общего гуманитарного образования, особая наблюдательность, четкое понимание задач защиты и безупречная тактичность[28] .

Задействовав соответствующий термин теоретической риторики, можно утверждать, что знание оратором общих и специфических черт, характеризующих мораль, культурно-речевые, социально-психологические и эмоциональные особенности аудитории, наличие высокого темпа реакции обеспечивает соответствие его речи этосу, т.е. социально-культурным условиям и нормам коммуникации, прежде всего нравственным нормам. Как замечают современные исследователи, «вера словам собеседника, как и сама способность быть убедительным, только опосредованно связана с качествами красноречия... Всякие рассуждения о красноречии в отсутствие связи с этикой и нравственной философией превращаются либо в красивые разговоры, либо в «обманную науку» о внешней словесной красоте при отсутствии нравственного фундамента, который представляет собой основу для возникающего контакта и доверия к оратору»[29] .

В настоящее время ни у кого не вызывает сомнения не только существование профессиональной этики, но и возрастание ее роли в регулировании различных видов специализированного труда. Постоянно расширяется круг профессий, претендующих на собственные моральные кодексы, вместе с тем растет стремление еще больше конкретизировать профессиональные нормы, кодексы поведения.

Судебная этика требует от юриста честности, справедливости, бескорыстия, внимательности. Эти моральные качества являются первостепенным условием профессионального общения работников данной сферы. К сожалению, еще нередко наблюдается нарушение моральных норм, что требует усиления социального контроля, ужесточения внешних санкций[30] .

Однако каким бы ни был строгим социальный контроль, формирование указанных нравственных качеств зависит от самого человека, его понимания высокой ответственности, проистекающей от доверия граждан и государства, оказываемого работникам правоохранительных органов.

Профессионально-нравственное сознание должно не задаваться извне, а быть выражением и обобщением идейно-нравственной позиции юриста. Использование в корыстных целях знаний, положения, возможностей находится в полном противоречии с профессиональной честью юриста. Отсюда следует, что высшим судом для тех, кого влечет на путь вымогательства, взяточничества, протекционизма должен стать публичный суд чести, что, разумеется, не отменяет санкции государства. Юридическая общественность давно высказывается за систематизацию всей совокупности моральных императивов профессии. С удовлетворением были восприняты тексты «Обязательств работника прокуратуры», «Присяги судей и народных заседателей», установление порядка принесения присяги. Все это можно рассматривать в качестве определенных шагов на пути создания кодекса чести и достоинства юриста. Здесь важно соблюсти главное — кодекс должен быть кратким, четким, простым для исполнения и трудным для искажения его смысла. Вместе с тем, лаконичность должна не исключать, а учитывать специфичность юридической профессии и ее структуру.

Профессиональная этика — так принято называть кодекс поведения — обеспечивает нравственный характер тех взаимоотношений между людьми, которые вытекают из их профессиональной деятельности. Несмотря на всеобщий характер моральных требований и наличие единой трудовой морали класса или общества, существуют еще и специальные нормы поведения для некоторых видов профессиональной деятельности. Возникновение и развитие таких кодексов представляет собой одну из линий нравственного прогресса человечества, поскольку они отражают возрастание ценности личности и утверждают гуманность в межличностных отношениях. Достоинство и интересы представителей той или иной профессии, в конечном счете, утверждаются тем, что насколько последовательно в своей деятельности они воплощают общие принципы нравственности, конкретизированные применительно к специфике их труда. Повышенная мера моральной ответственности, обостренное чувство долга, соблюдение некоторых дополнительных норм поведения, как свидетельствует исторический опыт, необходимы, прежде всего, во врачебной, юридической, педагогической, научной и журналистской деятельности, т. е. в тех сферах, где труд специалиста не умещается в строгие формальные схемы и где от качества и эффективности этого труда зависят состояние здоровья, духовный мир и положение человека в обществе. Успешное выполнение профессиональных обязанностей в этих сферах предполагает соединение квалифицированности специалистов с глубоким осознанием ответственности, готовностью безукоризненно исполнять свой профессиональный долг[31] .

Профессиональная мораль не изолирована от общей морали, господствующей в конкретной социально-экономической формации.

Необходимо отметить важность профессиональной квалификации работника, которая, с одной стороны, дает право заниматься избранной деятельностью, а с другой — определяет отношение к нему как коллег, так и людей, на благо которых направлен его труд.

Касаться наружности подсудимого или копаться в его прошлом, не имеющем прямого отношения к рассматриваемому делу, — это значит злоупотреблять своим положением.

Вместе с тем адвокат — не слуга своего клиента, а прежде всего служитель правосудия. Один из славных представителей этой благородной профессии П.А. Александров, о котором современники говорили, что он соединил в себе колоссальный талант адвоката с неустрашимым мужеством воина, презиравшего опасности, прямо заявил об этом в одной из своих речей: «Я желал бы исполнить долг мой не только как защитника, но и как гражданина, ибо нет сомнения, что на нас, как общественных деятелях, лежит обязанность служить не только интересам защищаемых нами, но и вносить свою лепту, если к тому представляется возможность, по вопросам общественного интереса»[32] .

Характеризуя общие нравственные принципы, предъявляемые к судебному деятелю, нельзя обойти вниманием и такой вопрос, как уважение к окружающим, участникам судебного процесса. В частности, умение ценить и беречь чужое время, которое достигается на основе знания материалов дела.

Доскональное знание материалов дела позволяет сократить количество бесцельных вопросов, задаваемых подсудимому, потерпевшему, свидетелям, сосредоточив все усилия на выяснении истины.

Недопустимо использование судебной трибуны для удовлетворения личных амбиций, желаний «порисоваться» перед присутствующими.

Одним из элементов культуры судебного деятеля является его внешний вид. Анатолий Федорович Кони советовал: «Следует одеваться просто и прилично. В костюме не должно быть ничего вычурного и кричащего (резкие цвета, необыкновенный фасон). Грязный, неряшливый костюм производит неприятное впечатление. Это важно помнить, так как психологическое воздействие на собравшихся начинается до речи, с момента появления перед публикой». Это, разумеется, относится к одежде судей, народных заседателей, адвокатов, секретарей судебного заседания, и других участников судебного процесса[33] .

Профессиональная юридическая деятельность отличается сложностью и многогранностью. Ее психологический анализ всегда дает возможность выделить ряд этапов, через которые происходило движение к конечной цели — установлению истины. В той или иной степени в профессиональной юридической деятельности можно выделить следующие стороны: поисковая (познавательная), коммуникативная, удостоверительная, организационная, реконструктивная (конструкционная), социальная.

В каждой из указанных выше сторон реализуются соответствующие личностные качества, обеспечивая успешность деятельности.

Деятельность юриста — многоуровневое, иерархическое явление. На каждом уровне достижение свойственных данному уровню целей обеспечивается соответствующими личностными структурами, причем их достижение обеспечивает возможность перехода к достижению целей высоких уровней деятельности.

§3. Этические требования, предъявляемые к адвокату как судебному оратору

Специалисты, имеющие по роду занятий дело с людьми, воспринимаются учениками, студентами, больными, обвиняемыми, подсудимыми, свидетелями не только как исполнители определенных ролей, но и со стороны их привлекательности, положительных или отталкивающих человеческих качеств. В частности, каждый, кто силой обстоятельств вовлекается в ролевое общение с юристом, ожидает от него не только квалифицированного (профессионального) исполнения обязанностей, но и уважительного отношения, что налагает на работника особую меру моральной ответственности, предъявляет к нему повышенные требования как к личности. Уже одно это становится основанием для возникновения специфических норм поведения, регулирующих выполнение людьми профессиональных обязанностей и стимулирующих их внимание к самовоспитанию.

Профессиональная этика — так принято называть кодекс поведения — обеспечивает нравственный характер тех взаимоотношений между людьми, которые вытекают из их профессиональной деятельности. Несмотря на всеобщий характер моральных требований и наличие единой трудовой морали класса или общества, существуют еще и специальные нормы поведения для некоторых видов профессиональной деятельности. Возникновение и развитие таких кодексов представляет собой одну из линий нравственного прогресса человечества, поскольку они отражают возрастание ценности личности и утверждают гуманность в межличностных отношениях. Достоинство и интересы представителей той или иной профессии, в конечном счете, утверждаются тем, насколько последовательно в своей деятельности они воплощают общие принципы нравственности, конкретизированные применительно к специфике их труда.

Вместе с тем практика показывает, что формальная, юридически засвидетельствованная квалификация сама по себе не в состоянии обеспечить успех дела. Возможность вхождения в духовный мир человека представителей таких профессий, как врач, педагог, юрист, обусловливает необходимость существования для подобных специальностей специфических норм морали, которые, кроме содействия успешному осуществлению профессиональных функций, служат охране интересов личности.

Указанные нормы являются профессионально-этическими, потому что их возникновение и усвоение не определяются непосредственно какими-либо институциональными условиями (образованием, должностным положением), а овладение ими обеспечивается главным образом культурой личности, ее воспитанностью.

Под этикой понимается и практическая реализация указанных норм, определение поведения людей как этическое либо, неэтическое. Отсюда необходимо различать этику как идеал и этику как действие. Сейчас мы говорим не только об этике, но и о профессиональной этике. Наличие в обществе особой профессиональной этики или морали является одним из следствий исторически сложившегося профессионального разделения труда. Для целого ряда профессий оказалось недостаточным, чтобы их представители обладали теми или иными трудовыми навыками. Наряду с этим они должны обладать и известными нравственно-волевыми качествами, практиковать в своей среде определенные принципы и правила поведения, которые, с одной стороны, регулировали бы отношения внутри профессиональной группы, с другой — отношения самой профессиональной группы к лицам, использующим ее услуги. В ряде случаев это требовало даже выработки особых кодексов поведения, включавших в себя правила, нормы, заповеди, клятвы. Все это имело своей целью поддержание высокого профессионального уровня деятельности, престижа, социальной ценности профессии как таковой, внушение к ней доверия со стороны общества. Нельзя считать случайным, что едва ли не самая первая клятва на верность профессиональному долгу появилась еще в древности в среде людей, призванных служить людям.

Таким образом, возникновение и развитие профессиональной морали напрямую связано со становлением той или иной профессии, в ряде случаев является необходимым элементом профессионального обучения и профессиональной деятельности. В силу этого профессиональная мораль имеет и большое общественное значение. Конечно, не каждая профессия имеет свою особую мораль. Можно говорить о профессиональной морали врача, юриста, учителя, но не токаря, ткача, рыбака, и т.п. Несомненно, и для этих профессий существуют известные нравственные предпосылки, как минимум трудолюбие, но, тем не менее мы не можем в данном случае вести речь об особой профессиональной морали, а только о трудовой морали вообще.

И мораль, и право представляют собой совокупность относительно устойчивых норм (правил, предписаний и т. д.), выражающих в определенной мере некоторые общечеловеческие представления о справедливом и должном. Эти нормы имеют всеобщий характер, распространяются на всех членов общества. Несмотря на то, что нормы права, за редким исключением, написаны, опубликованы, т. е. официально провозглашены государством, а нормы морали в основном живут в общественном сознании, и мораль и право представляют собой развернутые системы правил поведения, охватывающие практически всю совокупность общественных отношений. Право подразделяется на отрасли (уголовное, гражданское, трудовое, брачно-семейное, международное и т. д.) и нормы каждой из этих отраслей принято сводить в своды законов.

Мораль, в свою очередь, включает разделы, регулирующие ту или иную сферу общественных отношений, хотя здесь нет столь четкого разграничения. Самое важное различие между моралью и правом касается способа регулирования поведения людей. Исполнение норм права обеспечивается при необходимости мерами принуждения с помощью специального аппарата правосудия, которое осуществляется должностными лицами. Требования морали поддерживаются силой общепринятых обычаев, общественного мнения или личной убежденностью индивидов. Моральная санкция осуществляется мерами духовного воздействия, причем не отдельными людьми, наделенными какими-либо особыми полномочиями, а всем коллективом, социальной группой, обществом в целом. Большая часть общественных отношений регулируется одновременно нормами как права, так и морали[34] .

Как было уже сказано, этика влияет на все стороны нашей жизни. Она оказывает на нас благотворное влияние, потому что заставляет анализировать свои поступки, брать на себя ответственность за них, оценивать собственные действия, самосовершенствоваться.

Нравственная культура — это качественная характеристика этического развития и моральной зрелости личности, проявляющаяся на трех уровнях.

Во-первых, это культура нравственного сознания, выражающаяся в знании моральных требований общества, в способности человека сознательно обосновывать цели и средства деятельности. Этот уровень зависит от мировоззрения личности, этических знаний и убеждений.

Во-вторых, исключительно важным уровнем, обеспечивающим внутреннее принятие моральных целей и средств, внутреннюю готовность к их реализации, является культура нравственных чувств.

Независимо от вида юридической деятельности стержневым принципом профессиональной морали юриста является справедливость. Без этого нравственного качества деятельность в правовой области теряет свой смысл. От юристов требуются наряду с этим: объективность, беспристрастность, независимость, соблюдение прав человека и «презумпции невиновности».

Обозначенные выше принципы занимают исключительно важное место в структуре профессиональной деятельности юриста. Выражая сущность профессиональной деятельности, эти принципы являются стратегией его поведения.

В отличие от норм общественной морали, императивность которых должна рассматриваться с учетом конкретных обстоятельств, принципы юридической этики — справедливость, беспристрастность, объективность, независимость и соблюдение прав человека — выражают безусловные нравственные требования, следование, которым обязательно для юриста во всех ситуациях.

Чем выше профессиональное мастерство, тем выше этические нормы, но и чем выше этические нормы, тем выше профессиональное мастерство юриста.

От представителя права профессиональная этика требует неподкупности, верности духу и букве закона, соблюдения равенства всех перед законом. Одним из гуманных принципов права является «презумпция невиновности» — требование считать обвиняемого невиновным до тех пор, пока вина его не доказана судом. С законностью несовместимы нарушающие нормы юридической этики методы дознания — использование анонимных доносов в качестве улики против обвиняемого, принуждение к признанию вины угрозами и силой, использование такого вынужденного «признания» в доказательстве виновности. От работника правоохранительных органов профессиональная этика требует гуманного отношения к правонарушителю, предоставления ему максимальных возможностей защиты, использование силы закона не только для наказания, но и для перевоспитания преступника.

Для профессии юриста требования морали имеют особый смысл. С правосудием всегда связано представление о высоконравственных принципах: справедливости, гуманизме, честности, правдивости и т. д. Профессиональную мораль нельзя, однако, сводить лишь к специфическому преломлению общих норм нравственности в той или иной деятельности, В любой профессиональной морали не может быть каких-то особых нравственных норм, которые - бы не вытекали из общих нравственных принципов. Так, в качестве специфических норм морали юриста часто приводят правила о недопустимости разглашения данных, предварительного следствия, об адвокатской тайне и т. д., которые якобы составляют исключение из общих моральных принципов правдивости и искренности. Следует заметить, что эти правила являются правовыми нормами. Правдивость и искренность как нравственные принципы нельзя рассматривать в отрыве от гражданского долга, а иногда и правовой обязанности не разглашать определенные сведения. Должностные лица судопроизводства наиболее остро ощущают проблемы нравственности своей профессии, так как чаще сталкиваются с нестандартными ситуациями, нежели другие, а также ответственность за те или иные принятые решения, ибо последствия зависят от них в большей степени. Да и ставки высоки. Надо сказать, что культура и этика юристов всех отраслей всегда должна быть на «высоте».

Из понимания сущности профессиональной морали вытекает решение вопросов о развитии судебной этики, о расширении нравственных начал в уголовном судопроизводстве. В системе судебной этики выделяют общую и особенную часть. В общей части рассматриваются: общие положения об этике и профессиональной этике, предмет, методы, система и задачи судебной этики, общее значение и специфика нравственных отношений в судопроизводстве и исправительно-трудовой деятельности. В особенную часть должны быть включены такие вопросы, как особенности нравственных начал судебного расследования и этики следователя, особенности нравственных начал судебного разбирательства и этики судьи, особенности нравственных начал адвокатской деятельности и этики адвоката, особенности нравственных начал экспертного исследования и этики эксперта, особенности нравственных начал исправительно-трудовой деятельности и этики воспитателя ИТУ, нравственное воспитание и самовоспитание следователей, судей, прокуроров, адвокатов, экспертов, воспитателей ИТУ и т. д. Судебная этика теснейшим образом связана с юридическими дисциплинами — уголовным и гражданским процессами — и не только с наукой процессуального права, но и с материально-правовыми науками. Судебная этика призвана содействовать нравственному воспитанию общества и, в частности, должностных лиц, осуществляющих судопроизводство.

Задача судебной этики — исследование вопроса о роли нравственных начал в соблюдении процессуальных норм. Нравственные принципы, определяющие отношения участников судопроизводства, несомненно, являются существенной гарантией субъективных прав личности. Судопроизводство касается самого дорогого для человека — его чести и достоинства, а иногда и жизни.

Нравственные принципы представляют собой форму нравственного сознания, наиболее обобщенно и существенно выражающую моральные требования, предъявляемые обществом или отдельным классом к поведению людей. Только что родившийся человек уже застает сложившиеся нравственные принципы, носителем которых он становится, иногда и не осознавая этого. Такие принципы, превращаясь в ведущие мотивы, определяют поведение человека и в общественной жизни, и в личной. Нравственные принципы находят свое непосредственное отражение в профессиональной этике юриста.

Одним из видов профессиональной этики является и адвокатская этика.

Предметом адвокатской этики является предписываемое корпоративными правилами должное поведение члена адвокатской ассоциации в тех случаях, когда правовые нормы не устанавливают для него конкретных правил поведения.[35]

Для того чтобы упорядочить выработанные этические правила профессиональной деятельности, многие российские адвокаты и юридические сообщества приняли кодексы адвокатской деятельности. В нашей стране Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установил, что кодекс профессиональной этики адвоката будет единым для всего адвокатского сообщества.

В них заложили общие, основополагающие правила и принципы поведения адвокатов. Обычно в таких кодексах определяются этические требования к адвокату, устанавливаются правила профессионального поведения адвокатов во взаимоотношениях с клиентом, коллегами, судом и т.д.

Сейчас выступающие в суде ораторы придерживаются определенной тактики «краткости». В речах нынешних адвокатов (защитников) особо не наблюдается многословие. Хотя, защитники иногда могут воспользоваться моментом, положением подзащитного и надавить на жалость, особенно судьи, т.к. речь защитника содержит более эмоциональные оттенки. Именно защитник должен сделать все, чтобы его доверителя оправдали, вынесли решение в пользу подзащитного.

Но, опять же, подчеркну, что не так красноречиво выступают ораторы нашего времени, как в Древней Греции, Древнем Риме... На мой взгляд, это происходит из-за нехватки времени.

Умение доносить до судьи то, что хочет любая сторона - это редкое мастерство.

Неопытный или даже, неграмотный юрист в суде выступит на автомате, прочитав или рассказав то, что написано на листке. Только, чтобы получить заработную плату. А профессионал и человек, любящий свое дело - наоборот. Более толковые и тонкие специалисты любят порассуждать. Зная, что эти рассуждения повлияют на решение судьи.

Что касается квалифицированности, опытности защитника, то здесь всё зависит от квалификационной комиссии. Вот, кто должен быть озабочен в первую очередь по этому вопросу. Мы все прекрасно знаем, что адвокат для обвиняемого - это как вторая жизнь.

Немного об отличительных чертах судебной речи. Разновидностью публичной речи является судебная монологическая речь. В силу ситуативно-тематических факторов она стоит несколько особо по тематике, а тем более по цели смысловой направленности она отличается от других жанров публичной речи. Прежде всего, судебная ограничена сферой употребления: это узкопрофессиональная речь произносимая только в суде.

Ее отправителями могут быть только прокурор и адвокат их позиция определяется их профессиональным положением. Каждая публичная речь включает в себя «предмет» и «материал». Предмет – это определенная сторона , часть действительности которую характеризует оратор, материал – это факты, дающие основание конкретно говорить об избранном предмете. «Предметом» судебной речи является то деяние, за которое подсудимый привлекается к уголовной ответственности. «Материал» - обстоятельства, связанные с конкретным преступлением, факты, доказательства. Такого мнения придерживается Н.Н. Ивакина.

И так, публичная речь несет слушателям определенную информацию. Судебная же речь менее информативна так как она не содержит новых неизвестных суду фактов, в ней уже известная из судебного следствия информация рассматриваемая с точки зрения обвинения и защиты.

В тех случаях, когда вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или настоящим Кодексом, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе. Если адвокат не уверен в том, как действовать в сложной этической ситуации, он имеет право обратиться в Совет соответствующей адвокатской палаты субъекта Российской Федерации за разъяснением, в котором ему не может быть отказано.[36]

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»[37] прямо возлагает на адвоката обязанность по соблюдению кодекса профессиональной этики. С того момента, как претендент на получение статуса адвоката приносит клятву, в которой клянётся исполнить обязанности, руководствуясь кодексом профессиональной этики адвоката, он получает статус адвоката и становится членом адвокатской палаты.

Контроль за соблюдением адвокатами кодекса профессиональной этики осуществляют адвокатская палата субъекта и квалификационная комиссия.

Значение адвокатской этики заключается в следующем. Она призвана обеспечить исполнение адвокатом наилучшим образом своих обязанностей по защите прав и охраняемых законом интересов обратившихся к нему лиц, определить должное поведение адвоката при исполнении этих обязанностей, придать нравственный характер адвокатской деятельности, наполнив её гуманистическим содержанием, формировать должный уровень доверия общества и государства к адвокатуре как публично – правовому институту. [38]

Государство предъявляет к адвокату очень высокие требования. Они определяются в кодексе адвокатской этики и научных исследований, посвященных этическим требованиям, предъявляемым к адвокатам. Основные этические требования, предъявляемые к адвокатам, составляют: честность, добросовестность, компетентность во всех областях адвокатской деятельности.

Честность как нравственное требование включает в себя правдивость, принципиальность, искренность перед другими и собой в отношении мотивов своего поведения. Честность в деятельности адвоката заключается в том, что при защите прав клиента не будет нарушен закон и будут использованы все известные адвокату законные способы защиты.

Адвокат должен быть компетентен в решении поставленной перед ним проблемы. Проще говоря, адвокат должен обладать знаниями о правовом регулировании, уметь правильно разобраться в ситуации, а так же навыками, необходимыми для применения соответствующих правовых норм. В том случае, если адвокат недостаточно компетентен в правовой проблеме, он должен прямо предупредить об этом клиента.

Адвокат должен добросовестно выполнять свои обязанности. Оказывая клиенту помощь, он должен использовать все известные ему законные способы для разрешения проблемы, действуя при этом настойчиво, смело, проявляя выдержку.

У адвоката должны присутствовать такие качества, как гуманность, чуткость, уважительное отношение к людям. Необходимым качеством адвоката должна быть точность и пунктуальность.

При осуществлении профессиональной деятельности адвокат:

1) честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом;

2) уважает права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживается манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению.[39]

У разных авторов разные мнения по поводу определенных этических требований к адвокату. Но, вообще, требования к выступлению профессионального судебного оратора (защитника, обвинителя, представителя потерпевшего, истца, ответчика) можно разделить на две группы: общие принципы и технические приемы. Такого мнения придерживается А.Д. Бойков[40] .

К принципам судебной речи следует отнести законность, нравственную безупречность, чувство меры и такта, умеренность, объективность.

Принцип законности предполагает не просто соблюдение предписаний закона, но и демонстрацию уважения к закону. Необходимо всегда помнить, что закон - главное оружие адвоката. Произвольное толкование закона, продиктованное индивидуальными интересами, а тем более сознательное извращение закона может иногда способствовать достижению цели, но ненадолго. Профессионал не может ориентироваться на ущербно житейское «закон - что дышло». Такая ориентация мстит. Правовой цинизм судебного оратора неприемлем для достижения праведной цели, он способен лишь увеличивать мерзости нашей жизни.

Нравственность - важная составная часть норм поведения, в том числе и в сфере процессуальных отношений. Закон не должен противоречить простым нормам нравственности, но он и не исчерпывает их. Нормы нравственности дополняют закон и являются одним из важных критериев правильного поведения. Гуманизм, справедливость, уважение к человеческому достоинству лиц, с которыми приходится сталкиваться в ходе процесса, ясное осознание грани, отделяющей добро от зла - все это требования из области морали, обязательные для профессионального судебного оратора, показатель уровня его культуры.

Объективность и умеренность оратора вызывают чувство уважения и симпатии к нему со стороны аудитории, способствуют убедительности речи.

К логико-техническим ораторским приемам относятся обычно логические законы, нарушение которых подрывает доверие к оратору (непротиворечивость, законы тождества, достаточного основания и пр.), а также внешние эффекты, привлекающие внимание, «зачаровывающие, увлекающие». Это: жесты, паузы, логические ударения, акцентирующие повторения, эмоционально-логические отступления и прочее, что создает впечатление, воздействует не только на разум, но и на чувства, способствует запоминанию, формирует убеждение.

Все эти приемы многократно описаны в литературе о риторике, включая и изыскания известных юристов, к которым мы отсылаем наших читателей - педагогов и студентов.

Нелишне напомнить, что подлинное ораторское искусство не обеспечивается только знанием принципов и приемов судебного красноречия. В основе его должно лежать освоение всего богатства человеческой и профессиональной культуры, любовь к своему делу и родному языку, ныне явно нуждающемся в очищении и защите[41] .

Эдвард Пэрри в своих «Советах опытного адвоката начинающему» приводит семь принципов защиты, которые можно было бы только приветствовать (честность, мужество, трудолюбие, остроумие, красноречие, рассудительность, чувство товарищества), однако за ними скрываются сентенции, далеко не соответствующие нашим представлениям о честности, а торжество справедливости как нравственная цель деятельности им вовсе не упоминается. Напротив, качества «идеального» адвоката, пропагандируемые Пэрри, вызывают удивление: «Лучше быть сильным и неправым, чем правым и слабым».

Глава II. Адвокат - участник судебного разбирательства

§1. Нравственное значение судебных прений

Итак, после того, как завершается судебное следствие, суд переходит к выслушиванию судебных прений, которые состоят из речей обвинителей, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, защитников и подсудимого. Не закончив исследования доказательств, суд не вправе открыть прения сторон.

Как известно, в процессе судебного следствия судьи принимают участие в исследовании многих доказательств, подтверждающих или отрицающих наличие определенных фактов, обстоятельств. Для судебного познания недостаточно только установить определенный объект явления. Чтобы у суда сложилась истинная картина совершенного преступления, необходимо между этими явлениями выявить связь, закономерности.

В завершении формирования личного убеждения судей значительную роль играют речи прокурора и защитника. Своими речами они оказывают психологическое воздействие на суд, Чтобы добиться вынесения желательного для них приговора.

Выслушивая речи прокурора и адвоката, судьи имеют возможность восполнить те пробелы в своих знаниях, которые имелись в начале судебного следствия. Поэтому воздействие прокурора и защитника на процесс формирования личного убеждения судей во время судебных прений является более активным, чем в процессе судебного следствия.

Таким образом, исходя из вышеуказанного, судебные прения являются самостоятельной частью судебного разбирательства, в которой участвующие в деле стороны в своих выступлениях подводят итог судебному следствию. Они анализируют и оценивают доказательства, дают юридическую оценку деяния, инкриминируемого подсудимому, излагают суду свои соображения по существу предъявленного обвинения, по поводу меры наказания, гражданского иска и других вопросов, подлежащих решению суда.

Судебные прения имеют важное значение для суда, накладывая определенный отпечаток на мнение судей, участников процесса и аудиторию, они активно способствуют установлению истины по делу. Они являются если не самой важной, то самой видной частью судебного разбирательства. Лицу постороннему нередко покажется более важной та часть судебного заседания, где в стройной речи облеченной в красивую форму, рисуется вся картина дела, по сравнению с судебным следствием, где путем, главным образом, допросов раскрываются и устанавливаются обстоятельства дела. Такое противопоставление одной части другой, попытки возвеличить значение одной по сравнению с другой являются неправильными. Для вынесения правильного приговора имеют значение все части судебного разбирательства. Совокупная и слаженная деятельность на всем протяжении судебного заседания обеспечивает вынесение правильного приговора[42] .

Судебные прения подводят итог судебному следствию и содержат в себе обоснование тех выводов, к которым, по убеждению сторон, должен прийти суд в совещательной комнате при решении дела.

Следовательно, прения сторон – это одна из необходимых и важных частей судебного разбирательства.

Одним из важнейших этических правил, безусловно, следует признать добросовестное отношение адвоката к суду. Оно применимо как в отношении поведения адвоката в уголовном, так и в гражданском процессе. Интересно отметить, что применительно к гражданскому судопроизводству закон (ст. 30 ГПК РФ)[43] обязывает добросовестно пользоваться своими правами лиц, участвующих в деле.

Этические нормы, регулирующие поведение адвоката в суде, достаточно просты и очевидны. Кратко эти правила можно было бы сформулировать следующим образом. Суд надо уважать, его нельзя обманывать, ему следует подчиняться. Процессуальный противник не враг, с ним надо обращаться уважительно, не подвергать оскорблениям (не только в уголовно-правовом, но и в бытовом смысле этого слова), высмеиванию, его процессуальные права следует уважать и с ними считаться.

Какой-либо обман кого-либо со стороны адвоката недопустим, использование подложных доказательств запрещено, «подготовка» свидетелей не разрешается. Лучший способ решения спора - мирный. Придерживаясь правила добросовестного отношения к суду, адвокат не должен предпринимать попытки обмана либо участвовать в обмане суда.

Адвокат не может и не должен влиять на ход правосудия, давая фальсифицированные показания, фальсифицировать факты, осознанно представлять подложные документы, давать (советовать) ложные показания или свидетельства, заведомо для адвоката неверное, неточное толкование положений закона либо нормативных актов или судебной практики, осознанно утверждать что-либо, для чего нет разумного основания в имеющихся в распоряжении суда и/или представленных ему доказательствах, либо утверждать то, что лишь предстоит доказать и/или мотивировать.

Следует обратить внимание на соблюдение адвокатом правил, которые касаются допроса свидетелей. Недопустимо для адвоката отговаривать свидетелей от дачи показаний либо рекомендовать таким свидетелям не присутствовать в суде, осознанно разрешать свидетелю давать суду заведомо ложные или неполные показания, без необходимости, злоупотребляя своим положением, придираться к свидетелям, обвинять их в даче неточных либо ложных показаний, задавать им вопросы, касающиеся их личной жизни, без необходимости переубеждать свидетелей в чем-либо, вступать со свидетелями в споры и пререкания.

Вместе с тем следует проводить четкую грань между подобными приемами и действиями и вполне допустимыми и оправданными действиями адвоката, основанными на использовании им достижений современной психологии и психоанализа.

Адвокат может, действуя законными способами и методами, изыскивать источники информации и получать информацию от любого потенциального свидетеля, показывая перед таким лицом свою заинтересованность в получении информации как адвоката, и принять меры для того, чтобы не подавлять желание любого потенциального свидетеля дать показания, а равно не побуждать свидетеля к попыткам уклониться от явки в суд в случае его вызова[44] .

Адвокат не должен сближаться, вступать в контакт или иметь какие-либо отношения с противоположной стороной, которая представлена профессиональным адвокатом, кроме как через этого адвоката, а равно совершать те же действия с согласия адвоката второй стороны, но без предварительного согласия своего клиента на осуществление таких действий.

Адвокат не имеет права необоснованно воздерживаться от информирования суда о любых имеющих отношение к делу неблагоприятных для другой стороны обстоятельствах, которые могут быть учтены при вынесении судебного постановления и которые не были упомянуты его оппонентом. Никакие договоренности адвоката на сей счет с другой стороной, в том числе представляющим ее интересы адвокатом, недопустимы.

Подобное умолчание о юридически значимых обстоятельствах дела не может быть оправдано ни личными симпатиями адвоката к другой стороне или антипатиями к тому лицу, которое адвокат представляет в процессе, ни дружбой между адвокатами, ни их корпоративной солидарностью. Иное поведение следует расценивать как предательство интересов клиента, злоупотребление его доверием, которое он выразил этому адвокату, избрав его в качестве своего защитника и представителя в суде.

§2. Этические особенности защитительной речи в уголовном процессе

Согласно Конституции РФ[45] и уголовно-процессуальному законодательству каждый обвиняемый имеет право на защиту, поэтому участие защитника-адвоката является очень важной и неотъемлемой формой в судопроизводстве, средством обеспечения этого права, важной гарантией прав и законных интересов лица, привлеченного к юридической ответственности (в данном случае к уголовной).

Участие адвоката в судебных прениях также необходимо и важно, как и на судебном следствии. Но нужно оговориться, что защитительная речь только тогда эффективна и успешна, когда опирается на детально и тщательно проведенное судебное следствие, на котором защитник сделал все, что можно было сделать для защиты обвиняемого, выяснил все, что благоприятствует подсудимому. Только в этом случае защитительная речь адвоката будет иметь положительный результат.

Защитник-адвокат в своей речи, естественно, противостоит стороне обвинения в состязательном процессе. В отличие от позиции прокурора как «говорящего публично судьи» позиция защитника не может не быть односторонней. Его участие в судебных прениях подчинено определенным нравственным началам.

Главное в нравственно оправданном ведении защиты в целом и в содержании и построении защитительной речи - умение верно определить свою позицию, опираясь на правовые и нравственные ориентиры.

Защитник может применять только законные средства и способы защиты. Выступая на стороне человека, обвиняемого в нарушении закона, он сам должен неукоснительно соблюдать законы, пользоваться только легальными средствами.

Защитник вправе применять лишь нравственно допустимые приемы защиты. В частности, он не вправе лгать суду, склонять суд к неправде, хотя бы это было выгодно его подзащитному. «У адвоката не только нет права на ложь, не только нет права на использование искусственных, надуманных, фальсифицированных доказательств - у него нет права и на неискренность, нет права на лицедейство»[46] - пишет Я. С. Киселев.

Защищая конкретного человека от обвинения в преступлении, защитник не может оправдывать само преступление. А. Ф. Кони, критикуя в свое время пороки адвокатуры, писал о справедливой тревоге в связи со случаями, когда «защита преступника обращалась в оправдание преступления, причем, искусно извращая нравственную перспективу дела, заставляла потерпевшего и виновного меняться ролями... «[47] .

Защита должна осуществляться на основе согласованности позиции защитника и подсудимого по принципиальным вопросам, и прежде всего по вопросу признания или отрицания вины.

По поводу последнего положения во многих публикациях (Ю.П. Гармаев, Сергеев В.И.) приводились и приводятся аргументы в пользу двух противоположных точек зрения, да и адвокатура, и суды далеко не сразу и не твердо встали на одну определенную позицию. Речь идет о ситуации, когда подсудимый в суде виновным себя не признает и последовательно настаивает на своей невиновности, а в процессе судебного следствия виновность его подтверждена достаточными и проверенными доказательствами и сам защитник приходит к убеждению, что его подзащитный виновен, строить же защитительную речь на отрицании виновности бесперспективно.

Многие авторы считают, что в таком положении возможно и нравственно оправдано расхождение позиций подсудимого и защитника. Защитник в своей речи вынужден признать виновность подсудимого доказанной и, соответственно, настаивать на смягчении его участи. Так, Л. Д. Кокорев в одной из последних работ писал: «Руководствуясь нравственными принципами, адвокат не может утверждать то, в чем сам не убежден, не может лгать, не может поступать против своей совести и внутреннего убеждения. И если в ходе расследования, судебного следствия адвокат пришел к выводу, что вина обвиняемого установлена, он из этого и должен исходить, строя свою защиту; иной путь будет ложью, сделкой с совестью»[48] .

Другие ученые высказывают противоположное мнение: защитник, который вопреки воле подсудимого переходит, по сути, на позицию обвинения, оставляет подзащитного без помощи, без защиты. «Создается такое, совершенно нетерпимое с юридической и этической точек зрения положение: в судебном разбирательстве происходит состязание не между прокурором и защитником, а между прокурором и защитником, с одной стороны, и подсудимым, с другой. Между прокурором и адвокатом создается «трогательное единение». Заявление защитника о виновности подсудимого представляет чрезвычайно тяжелый удар по защите... «[49] .

Судебная практика последнего времени, как правило, исходит из того, что признание защитником виновности подсудимого, когда последний ее отрицает, означает нарушение права на защиту, обязанности защитника использовать все законные средства и способы защиты, не действовать во вред обвиняемому.

Что касается нравственной стороны такого решения, то здесь приходится идти по пути морального выбора в условиях морального конфликта, когда соблюдение одной нормы влечет за собой нарушение другой. Но предпочтение все же следует отдать нравственной обязанности до конца защищать от обвинения другого человека, который доверил свою судьбу адвокату, надеется на его помощь. А обвинение пусть поддерживает тот, кому это положено. Разумеется, защитник-адвокат в этой сложной ситуации должен использовать даже малейшие возможности для опровержения обвинения в его основе, а также представить суду соображения о доказанных по делу фактах, говорящих в пользу подсудимого, положительно характеризующих его личность и т. д. Необходимо учитывать, что сама позиция подсудимого, последовательно настаивающего на своей невиновности, может породить сомнение в верности обвинительной версии, что вправе использовать защитник в своей аргументации.

Компонентами судебной речи являются:

объект воздействия (оратор);

субъект воздействия (слушатель);

сообщение (речь);

канал связи (коммуникативный контакт);

эффект воздействия[50] .

Структура речи защитника в какой-то мере напоминает структуру речи обвинителя, так как они посвящены одному предмету, хотя освещают его с разных сторон. Но здесь, конечно, нет таких жестких канонов, которые определяют построение речи обвинителя, выступающего от имени государства.

В защитительной речи в обязательно или желательном порядке должны быть:

1) анализ и оценка всех обстоятельств и доказательств, или их разбор;

2) нравственная или психологическая характеристика личности подсудимого;

3) приведение смягчающих обстоятельств дела;

4) юридическая квалификация содеянного;

5) соображения о мере наказания или оправдании и о гражданском иске.

Но могут быть и другие части в речи адвоката, но основными из них являются именно вышеперечисленные. Последовательность речи может быть различной, адвокат может начать свою речь, например, с характеристики личности подсудимого, а потом только перейти непосредственно к анализу и т.д.

В речи защитника ярко проявляется гуманизм самой профессии адвоката и его миссии, выполняемой в суде. Он стремится помочь человеку, который, пусть по своей вине, попал в беду, или же тому, кто вовсе не виновен, но может оказаться осужденным по ошибке в результате некритического отношения к необоснованному обвинению. Обвиняемый, представший перед судом, еще не осужден. Защитник более чем другие участники судебного разбирательства обязан уважать достоинство подсудимого, щадить его самолюбие и выступать в их защиту, в том числе и при произнесении своей речи. Защитник, по выражению А. Ф. Кони, - «друг, советник» обвиняемого[51] .

Речь защитника должна в концентрированной форме представить суду все то положительное, что характеризует личность и поведение подсудимого. Все обстоятельства, смягчающие ответственность, установленные по делу, необходимо отчетливо и убедительно отметить в речи, а обстоятельства, отягчающие ответственность или доказанные сомнительно, оценить соответствующим образом. При характеристике подсудимого нельзя допускать преувеличения, вопреки фактам утверждать о несуществующих добродетелях подсудимого. Это может породить недоверие к речи и позиции защитника в целом. Если защита ведется по групповому делу, то защитнику следует избегать в своей речи изобличения других подсудимых в совершении преступления. Но в жизни возникают такие ситуации, когда интересы подсудимых противоречивы и между их защитниками дискуссия неизбежна. При этом защитник одного подсудимого заинтересован в том, чтобы суд признал виновным в целом или в большей части подсудимого, которого защищает другой защитник. На практике адвокаты в подобных случаях говорят о праве своеобразно понимаемой «необходимой обороны», что отражает вынужденный характер действий фактически на стороне обвинения. Ю. И. Стецовский пишет, что адвокату очень важно «стремиться ограничить защиту тем минимумом, который действительно необходим для опровержения обвинения или смягчения ответственности подзащитного. Всякие заявления защитника против других лиц можно считать оправданными, если без этого нельзя осуществить защиту обвиняемого, доверившего защитнику свою судьбу. Защитник должен быть предельно тактичным и сдержанным в отношении тех обвиняемых, против которых направлена его аргументация»[52] .

Недопустимо строить защиту на подчеркивании негативных сторон личности потерпевшего, его отрицательных нравственных качеств. Тем более нельзя унижать достоинство потерпевшего. Если действия потерпевшего на самом деле способствовали совершению преступления, спровоцировали его, и это имеет юридическое значение, то это обстоятельство может и должно быть освещено в речи защитника. Но всегда следует помнить, что потерпевший - жертва преступления, а судят того, кто обвиняется в причинении ему ущерба, горя, нравственных страданий.

В речи защитника нельзя использовать доводы, несостоятельность которых очевидна. Обман, ложь, сознательное искажение фактов глубоко безнравственны. Они несовместимы с престижем адвоката как человека и как юриста, выполняющего гуманные функции. А с позиций результативности защиты они представляют опасность и для судьбы клиента адвоката. Обнаруженный обман даже «в мелочах» подрывает доверие ко всему, что говорил защитник, так как честность градаций не имеет.

В то же время адвокат в своей речи не обязан упоминать обстоятельства, могущие повредить защите, если о них не говорил обвинитель. Это относится также к критике обвинения с позиции: «то, что не доказано бесспорно, не может быть положено в основу обвинения» или: «версия подсудимого, не опровергнутая обвинением, должна признаваться за истинную». Здесь мы имеем дело с нравственным правом строить тактику защиты в соответствии с правами, предусмотренными законом.

Судебная речь защитника будет тогда достигать своей цели, когда защитник владеет искусством доказывать, убеждать, спорить и приемами судебного красноречия. С развитием состязательного начала в российском уголовном процессе эти умения приобретают все более актуальное значение.

В своей речи защитник прямо ведет полемику, спор с обвинением. И сама манера, форма этого спора должна отвечать определенным нравственным установлениям.

В «Пособии для уголовной защиты», изданном в 1911 году, профессор Л. Е. Владимиров рекомендовал адвокатам помнить, что «судебный бой не есть академический спор и здесь целесообразно быть односторонним и пристрастным». Он рекомендовал защитникам: «... будьте постоянно и неуклонно несправедливы к обвинителю... Рвите речь противника в клочки и клочки эти с хохотом бросайте на ветер. Противник должен быть уничтожен весь, без остатка... Нужно осмеять соображения обвинителя, осмеивайте их! Будьте беспощадны. Придирайтесь к слову, к описке, к ошибке в слове... Это ведь не умственный диспут, а потасовка словами и доводами, потасовка грубая, как сама общественная жизнь людей»[53] .. Несколько ранее он же писал: «... судебное состязание не есть бой, не есть война; средства, здесь дозволяемые, должны основываться на совести, справедливости и законе».

Конечно, судебные прения ни в правовом, ни в нравственном отношении нельзя рассматривать как «потасовку» между сторонами, своего рода «игру без правил». Их участники, говорящие публично, вправе пользоваться лишь нравственно дозволенными приемами, обязаны соблюдать собственное достоинство, уважать честь и достоинство своих противников и других участвующих в деле лиц, помнить, что они обращаются к суду, уважение к которому проявляется и в соблюдении нравственных норм.

Итак, защитительная речь адвоката – это итог, завершение защиты, а не самодовлеющее действие защитника; итог, который подводится по всем материалам дела, проверенным в судебном заседании. Это кульминационный момент участия защитника в судебном разбирательстве уголовного дела, важное средство осуществления им своей функции. Наконец, защитительная речь по уголовному делу – это серьезный творческий акт, требующий от защитника кропотливой работы над повышением своих знаний. Для правильного построения и произнесения защитником речи требуется высокая квалификация защитника, глубокая культура, всестороннее знание обстоятельств рассматриваемого дела, принципиальность.

Все это – итог громадной и трудной работы защитника, плод непрерывного и добросовестного труда, проникнутого искренним стремлением защищать права и законные интересы подсудимого, не допустить возможные ошибки во вред подсудимому, не упустить ничего, что может служить в пользу подсудимого.

Способность защитника убеждать должна в суде проявляться в совершенно особых, ни с чем другим не сходных условиях. Способность эта, тренируемая, развиваемая повседневной работой, накапливанием опыта и знаний, должна в суде преодолеть особо тяжелые затруднения.

Таким образом, защитительная речь завершает ту большую и сложную работу защитника, которая направлена на охрану прав и законных интересов подсудимого, на обеспечение правильного применения закона, с тем, чтобы не допустить возможные ошибки во вред подсудимому, исключить привлечение к уголовной ответственности и осуждение невиновного.

§3. Нравственные особенности судебного представительства по гражданским делам

Выработка позиции по гражданскому делу обусловлена спецификой гражданских дел, особенностями гражданских правоотношений. Как известно, в рамках рассмотрения гражданских дел суды разрешают споры о праве. Гражданский спор - это спор о частном праве лица, являющегося субъектом материально-правового отношения. Этот спор возникает из гражданских, семейных, жилищных, трудовых, земельных и иных правоотношений. Общим для данных правоотношений является их частноправовой характер.

В соответствии со ст. 48 Конституции РФ[54] право пользоваться помощью защитника в уголовном процессе имеет каждый обвиняемый, поэтому адвокат вправе взять на себя защиту любого лица, независимо от тяжести инкриминируемого ему преступления, сомнительности его версии происшедшего, безнадежности его положения. В отличие от уголовного процесса, адвокат в гражданском процессе вправе принять поручение на ведение далеко не всякого гражданского дела. Хотя, согласно закону, всякое заинтересованное лицо вправе обратиться за судебной защитой нарушенного или оспариваемого права, охраняемого законом интереса, адвокат по общему правилу вправе принять на себя ведение дела в суде только в том случае, если он после изучения материалов дела придет к выводу, что в нем есть правовая позиция, т.е. требования или возражения клиента основаны на законе и имеются законные средства и способы для их обоснования и защиты. Ведение адвокатом заведомо юридически безнадежного дела влечет за собой излишние и притом невосполнимые расходы для клиента, подрывает доверие к адвокату в глазах судей, роняет авторитет адвокатуры в целом. Если в деле отсутствует правовая позиция, думается, что адвокат вправе принять поручение на участие в нем только в одном единственном случае - когда клиент, понимая необоснованность своих требований, все же желает отсрочить законными методами наступление каких-либо неблагоприятных для себя последствий. Как представитель, действующий только в пределах полученных им полномочий, адвокат не может разойтись со своим доверителем по существенным моментам ведения дела. Если адвокат и его клиент не могут придти к согласию в отношении правовой позиции, средств, методов ее обоснования и защиты, адвокату также не следует соглашаться на ведение дела, т.к. возникшая ситуация может явиться очевидным препятствием для выполнения им своих процессуальных обязанностей.

Адвокат Д.П. Ватман в своей статье «Этические принципы ведения гражданских дел»[55] высказывает мнение, что решение адвоката о принятии поручения предполагает также «обсуждение вопроса о нравственной чистоте спорного правового интереса». Он говорит о том, что на практике нередко встречаются случаи, когда препятствий для ведения дела как будто бы нет, правовая позиция безупречна, а доказательства в ее обоснованности достоверны и убедительны, и все-таки адвокат не вправе принять поручение по этическим соображениям. Это - дела юридически безупречные, но нравственно не допустимые, которые адвокат не может вести, не поступаясь своим достоинством. В качестве примера Ватман приводит ситуацию, когда клиент просит адвоката принять ведение дела о разделе пая в жилищно-строительном кооперативе и сообщает, что все деньги на внесение паевого взноса за квартиру дали родители его жены, однако письменные доказательства этой сделки, к счастью, отсутствуют. Такой интерес клиента адвокат, по мнению Ватмана, должен расценить только как нравственно недопустимый и, следовательно, неприемлемый для защиты.

А.А. Ерощенко в статье «Договорная основа юридической помощи по гражданским делам»[56] , по-видимому, полемизируя с Д.П. Ватманом, полностью отрицает возможность такой позиции. Он пишет: «Не вызывает сомнения тот факт, что в нашем обществе не существует противоречий между требованиями морали и права. Предоставленные законом возможности лицо вправе осуществлять всеми дозволенными средствами, а адвокат обязан оказывать ему необходимую юридическую помощь».

Хотя автору безусловно ближе точка зрения Д.П. Ватмана, представляется, что обе позиции имеют равное право на существование.

К сожалению, в условиях существующего на сегодняшний день острого дефицита дел лишь немногие адвокаты могут себе позволить обращать серьезное внимание на вопросы этического характера.

В гражданском деле участвуют стороны с различными интересами и противостоящими друг другу позициями. Каждая сторона стремится к выигрышу процесса и с этой целью старается отыскать и представить суду все факты, усиливающие ее позицию и подрывающие требования противника. Если при этом сторона приведет ложный факт или исказит истинный, другая сторона может раскрыть это, к чему ее побуждает собственная выгода, личный интерес.

Отличие правового положения спорящих по гражданским делам от правового положения участников уголовного процесса обусловлено тем, что первые равны в самом спорном материальном правоотношении, а также обладают процессуальным равноправием. В гражданском процессе перед судом выступает истец, добивающийся признания или удовлетворения своего требования к ответчику, и ответчик, который пытается опровергнуть притязания истца. Государство совершенно не заинтересовано в том, кто из них победит, оно лишь гарантирует обеим сторонам одинаковые права в процессе.

Кроме этого, необходимо иметь в виду, что спорящие стороны являются обладателями гражданских прав, которыми они могут распоряжаться по своему усмотрению. Каждый волен осуществлять свое частное право или не осуществлять, сохранять его за собой или отрекаться, требовать признания его обязанными лицами или мириться с его нарушением. От самого обладателя права зависит разрешение вопроса: обратиться ли к суду за защитой своего права или терпеть его нарушение. Это положение выражается афоризмами: «Никто не может быть принужден к предъявлению иска против своей воли», «Нет судьи без истца».

На этом же основании обладателю права предоставляется определять способ защиты и объем защиты, требуемой им от суда. Суд не должен выходить за пределы требований сторон. В этом проявляется содержание принципа диспозитивности, одного из безусловных и непреложных начал гражданского процесса.

Таким образом, юрист, приступающий к выработке позиции по конкретному делу, должен помнить о специфике частноправовых отношений и учитывать ее на всех этапах данной деятельности.

Позиция по гражданскому делу - это версия стороны о фактических обстоятельствах и заявленное правовое требование, обоснованное этой версией.

Юрист, приступая к выработке позиции по гражданскому делу, осуществляет эту деятельность поэтапно, продвигаясь от уяснения притязаний и целей клиента до формулирования окончательного правового требования.

Этапы выработки позиции по гражданскому делу:

1. Уточнение проблемы и выяснение притязаний и целей стороны.

2. Анализ первоначально представленных доказательств.

3. Отыскание подлежащей применению правовой нормы.

4. Формирование доказательственной базы позиции по делу.

5. Выдвижение версии, позиционно интепретирующей факты, и формулирование правового требования стороны.

Участие адвоката в судебном заседании - это квинтэссенция всех его усилий по оказанию правовой помощи доверителю. Успех адвоката в суде напрямую зависит от всей работы, проделанной им до судебного заседания.

Деятельность адвоката в судебном заседании с точки зрения профессиональных навыков можно разделить на две составляющие: работу с доказательствами и выступление адвоката в суде. В этом разделе уделяется внимание именно этим профессиональным навыкам. Поскольку работа адвоката в гражданском судопроизводстве значительно отличается от работы в уголовном судопроизводстве, профессиональные навыки работы рассматриваются отдельно применительно к гражданскому и арбитражному процессу, а также к уголовному процессу.

Деятельность адвоката по защите интересов представляемого в судебном разбирательстве по гражданскому делу в суде общей юрисдикции складывается из трех самостоятельных, но связанных между собой логически частей:

1) выступление с объяснениями (ст. 174 ГПК РФ);

2) представление адвокатом доказательств и участие в исследовании доказательств противной стороны;

3) выступление в прениях (ст. 190 ГПК РФ)[57] .

Деятельности адвоката-представителя в российском гражданском судопроизводстве присущи многие особенности, обусловленные организационно-правовым и процессуально-правовым положением адвоката. Первого рода особенности обусловлены положением адвоката как члена адвокатского образования, а вторые - его статусом как субъекта, участника гражданского процесса.

Новое российское законодательство дает ответ на вопрос о том, кто есть адвокат. «Адвокатом является лицо, получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность», - гласит ч. 1 ст. 2 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре[58] . В данной норме закреплены два важных требования, связанные с личностью и профессионализмом адвоката.

С одной стороны, он должен быть профессионально образован, подготовлен к выполнению своих публично-правовых ролей, в том числе и такой, как представительство в гражданском судопроизводстве. С другой стороны, данное обстоятельство позволяет соответствующему лицу приобрести статус адвоката, дающий право осуществлять адвокатскую деятельность, естественно, и по гражданским делам. В совокупности рассматриваемые личностные и профессиональные качества выделяют адвоката из среды субъектов, по закону имеющих право быть представителями сторон, третьих лиц в гражданском процессе.

И еще одно важное качество, отличающее адвоката от иных лиц, которым закон предоставляет возможность осуществлять представительство: адвокат является независимым советником по правовым вопросам (ч. 1 ст. 2 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре). Особым образом эта публично-правовая роль адвоката проявляется в его деятельности по представительству по гражданским делам, где он зависит от доверителя как его процессуальный представитель, но сохраняет полную независимость как советник стороны, третьего лица по правовым вопросам. При этом адвокат-представитель действует в соответствии с законом, по своему внутреннему убеждению, руководствуясь принципами и нормами адвокатской этики.

Закон, определяя деятельностный аспект ролевых функций адвоката, одновременно отмежевал от адвокатской деятельности все иные виды деятельности, связанные с оказанием юридических услуг.

Отсюда следует, что, во-первых, закон признает адвокатской деятельностью деятельность не всяких лиц, а только состоящих в корпорации адвокатов и осуществляющих свою профессиональную деятельность в адвокатских образованиях, перечисленных в ст. 20 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре: адвокатском кабинете, адвокатском бюро, коллегии адвокатов, юридической консультации. Во-вторых, адвокатская деятельность по оказанию юридической помощи - это тоже разновидность юридического сервиса, юридических услуг. Законодатель выделил их в самостоятельную группу (вид) и разрешает оказывать адвокатам во всех сферах судопроизводства: конституционного, гражданского, административного, уголовного (п. п. 2, 3 ст. 2 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре)[59] .

В связи с этими регламентациями в качестве представителя сторон, третьих лиц в гражданском процессе смогут участвовать не все субъекты, оказывающие юридические услуги, а лишь те из них, которые приобрели статус адвоката и на данной основе вправе заниматься адвокатской деятельностью, оказывать весь спектр юридической помощи, разрешенный Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п. 2 ст. 2). В-третьих, Закон закрепляет монополию и приоритет адвокатской деятельности как по сферам, так и по видам деятельности. Последние Закон заметно существенно расширил, включив в них и такие новые виды адвокатской деятельности, как участие в качестве представителя доверителя в третейском суде, международном коммерческом арбитраже, участие в качестве представителя доверителя в исполнительном производстве, в налоговых правоотношениях (пп. 6, 9, 10 п. 2 ст. 2 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре).

В-четвертых, все анализируемые предписания Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре, ее приоритетах не оставляют сомнений в том, что законодательная власть Российской Федерации уверенно прокладывает нормативный курс на повышение престижа адвокатской деятельности в сфере оказания квалифицированной юридической помощи. И это вполне естественно, если иметь в виду, что адвокатура и адвокаты являются гарантами прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в различных сферах судопроизводства, кардинально реформированного в последнее время. В первую очередь это относится к гражданскому и уголовному судопроизводству, то есть к подавляющему большинству конституционных видов судопроизводства в Российской Федерации.

Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре предоставил адвокату целый ряд очень важных процессуальных прав: собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи; опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией по делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь; собирать и представлять документы, которые могут быть признаны доказательствами по делу; на договорной основе привлекать специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи; фиксировать информацию, в том числе с помощью технических средств, содержащуюся в материалах дела, по которому он участвует в качестве представителя (п. 3 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре).

Наряду с этим в отношении адвоката как особого субъекта представительства в российском гражданском процессе закон устанавливает различные правовые запреты.

Наконец, важно и то, что в отличие от других лиц, по закону имеющих право участвовать в гражданском деле в качестве представителя, на адвоката возлагаются соответствующие его процессуальному статусу обязанности. Например, адвокат должен: честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми средствами, не запрещенными российским законодательством (законность целей и средств, используемых адвокатом-представителем для достижения их); постоянно повышать свои знания и квалификацию, то есть профессиональное мастерство (ни к кому из других субъектов представительства в гражданском процессе перечисленные требования не предъявляются и не могут быть предъявлены в силу своей специфики); осуществлять страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности (пп. 3, 6 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре)[60] . Данное условие является непременным фактором представительства, осуществляемого адвокатом по гражданским делам, и не относится к иным лицам, выступающим в качестве представителей в гражданском процессе.

Таковы основные организационно-правовые особенности деятельности адвоката - представителя по гражданским делам. Однако для его деятельности в названном качестве характерны и более важны процессуальные особенности, которые нам видятся в: профессионализме и компетентности адвоката-представителя; умении спорить и нравственной безупречности; образованности, честности и опытности; наличии у него организационно-правового и процессуального статусов; выполняемых ролевых функциях и их публично-правовом характере; широте и полноте предоставленных ему полномочий; нравственной и психологической подготовленности к выполнению своих обязанностей; ответственности за качество, своевременность и полноту выполнения профессионального долга.

Адвокат-представитель осуществляет свою деятельность на профессиональной основе, обладает для этого достаточными знаниями и опытом, позволяющими ему со знанием дела, квалифицированно решать возложенные на него задачи; отчетливо представляет свои роль и место в защите прав, свобод и законных интересов доверителя по конкретному гражданскому делу; обладает широким арсеналом процессуальных и внепроцессуальных средств, способов и мер выполнения профессиональных обязанностей.

Очерченные ГПК Российской Федерации роль и место адвоката - представителя в гражданском процессе, а также его возможности влиять на разрешение спора позволяют увидеть новую тенденцию: последовательное проведение идеи профессионализма в рассмотрении и разрешении гражданских дел. Нормативно эта идея выражена в усилении роли судов, адвоката и прокурора (ст. ст. 1, 2, 3, 4, 11, 12, 22, 23, 24, 25, 45, 50 ГПК Российской Федерации)[61] . Данная тенденция в полной мере согласуется с конституционным принципом о праве на квалифицированную юридическую помощь на протяжении всего гражданского судопроизводства.

Характеристика квалифицированной юридической помощи, оказываемой адвокатом - представителем в гражданском судопроизводстве, охватывает следующие составные: формы, виды и содержание деятельности. В выделении их имеются как деятельностный, так и иные аспекты, например нравственно-этический, тактический, психологический и т.д. Среди них приоритет принадлежит регулятивным формам профессиональной деятельности адвоката - представителя в гражданском процессе, поскольку он неразрывно связан с совершением различных действий в интересах доверителя. Роль правовых регуляторов деятельности, отдельных ее видов, действий осуществляют Конституция Российской Федерации, федеральный гражданский процессуальный закон, Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации», а также международные договоры Российской Федерации с другими государствами (ч. ч. 1, 2 ст. 1 ГПК Российской Федерации).

В отношении адвоката - представителя в гражданском судопроизводстве регулятором его действий, поступков и решений, кроме того, являются также нормы и принципы профессиональной этики, которые адвокат обязан исполнять (пп. 4 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре)[62] . В ходе гражданско-процессуальной деятельности адвокат-представитель руководствуется нормами и предписаниями ГПК РФ и законодательством об адвокатуре. Данное обстоятельство оказывает решающее влияние на формы юридической помощи, оказываемой адвокатом доверителю.

В зависимости от регулирующих ее норм оказываемая адвокатом-представителем юридическая помощь может быть: процессуальной и непроцессуальной, то есть осуществляться в двух названных формах. Первая опирается на нормы ГПК РФ и тем самым всегда облекается в процессуальную форму, а вторая - на нормы и предписания иных законов и нормативных актов, принципы и нормы адвокатской этики. Вне сомнений, что по объему и значимости центральное место занимает процессуальная деятельность адвоката-представителя: обращение в суд за судебной защитой прав, свобод, законных интересов доверителя; представление доказательств, вообще участие в процессе судебного доказывания; заявление отводов; заявление ходатайств; принесение жалоб и т.д. Процессуальная форма оказания квалифицированной юридической помощи охватывает весь спектр дозволенных законом процессуальных действий, предусмотренных ст. 54 ГПК Российской Федерации.

В соответствии с ней представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия. Таким образом, первейшее требование закона состоит в том, что адвокат-представитель совершает все процессуальные действия только от имени доверителя.

Полномочия лиц, участвующих в деле, определяет и закрепляет ст. 35 ГПК РФ[63] . Согласно ее предписаниям такого рода лица и, естественно, их представители имеют право: участвовать в деле; знакомиться с материалами дела; делать выписки из материалов дела; снимать копии из находящихся в деле документов; заявлять отводы судье, прокурору, эксперту, переводчику, секретарю судебного заседания; представлять доказательства; участвовать в исследовании доказательств; задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, а также свидетелям, экспертам, специалистам; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств; давать объяснения в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства; возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле; использовать другие процессуальные права, предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве.

Таким образом, ст. 35 ГПК Российской Федерации содержит примерный перечень субъективных процессуальных прав, предоставленных лицам, участвующим в гражданском судопроизводстве. Вместе с тем стороны могут иметь и иные, диспозитивные, права, которые представители могут иметь или не иметь в зависимости от вида представительства и воли представляемого. Например, такие права, как: обратиться в суд за судебной защитой, предъявить встречный иск; заключить мировое соглашение; требовать принятия мер по обеспечению иска; требовать возмещения убытков, причиненных обеспечением иска; требовать соединения или разъединения нескольких исковых требований; участвовать в предварительном судебном заседании; право отказаться от иска или уменьшить размер исковых требований; изменить основания исковых требований; право на возмещение судебных расходов, связанных с рассмотрением гражданского дела; возмещение расходов на оплату услуг представителя и т.д.

Весь комплекс перечисленных процессуальных прав адвокат-представитель реализует в процессуальной форме, установленной законодательством. Причем делает это на различных стадиях гражданского судопроизводства, но непременно в рамках его.

Однако это не исключает права адвоката-представителя для выполнения своих ролевых функций в гражданском судопроизводстве использовать и непроцессуальную форму оказания юридической помощи. Последняя по отношению к процессуальной форме оказания юридической помощи носит вспомогательный характер, может предшествовать либо сопутствовать процессуальным формам. В российской юриспруденции непроцессуальную деятельность адвоката-представителя обычно именуют как деятельность на досудебной стадии, включая в нее консультации доверителя, советы, беседы[64] . В действительности объем непроцессуальной деятельности адвоката-представителя намного объемнее и содержательнее.

Новый ГПК и Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре, отдавая примат деятельности адвоката в механизме защиты прав, свобод, законных интересов личности в гражданском судопроизводстве, тем не менее установили определенные границы непроцессуальной и процессуальной деятельности адвоката-представителя (п. 4 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре) и даже запреты.

Так, адвокат-представитель не вправе: подписывать исковое заявление, предъявлять его в суд, передавать спор на рассмотрение третейского суда, предъявлять встречный иск, полностью или частично отказаться от исковых требований, уменьшить их размер, признать иск, изменить предмет или основание иска, заключить мировое соглашение, передать полномочия другому лицу, обжаловать судебное постановление и др. Перечисленные процессуальные права он может реализовать, если это специально оговорено в доверенности, выданной представителю представляемым лицом (ст. 54 ГПК РФ)[65] . Тем самым действующее российское законодательство об адвокатской деятельности и гражданском судопроизводстве предусматривает многие исключения из полномочий адвоката-представителя либо на реализацию их требует специальное разрешение доверителя.

§4. Этика речевого поведения адвоката

Грамотная профессиональная речь - это базовый элемент общей культуры. Благодаря общению можно получить необходимую для профессиональной деятельности информацию. «Удача благосклонна к тем, кто умеет общаться, ладить с людьми, вызывать их на доверительный разговор»[66] .

Человек в устном общении проводит 65 процентов своего времени. По данным американских ученых, расход чистого времени на беседы у среднего жителя Земли составляет 2,5 года. За это время каждый из нас успевает «наговорить» около 400 томов объемом по тысяче страниц каждый. Японские лингвисты выяснили, что служащие Японии тратят на устную речь около половины времени своего бодрствования - семь часов в сутки, на чтение уходит 1,5 часа, на письменную речь - всего 47 минут[67] . Эти данные говорят, что человек мыслящий (homo sapiens) превратился в человека говорящего (homo eloquens). И при этом наблюдается низкая культура речи. При одной только мысли о предстоящем докладе, переговорах или беседе с руководителем многих бросает в дрожь, пересыхает во рту, появляется страх. Совсем недавно наши граждане наблюдали по телевизору, как один министр покрикивал на другого: «Я не понимаю, что вы говорите! Вы не в филармонии, а на заседании правительства». Подобное, к сожалению, приходится слышать слишком часто.

Х. Маккей в книге «Дорога к вершине»[68] рассказал о проведенном исследовании «10 самых больших страхов американцев». Страх № 1 в Америке - выступление перед публикой. Когда об этом говорят на лекциях, люди смеются, а затем кивают головами. Почему публичные выступления приводят в ужас? Это во многом связано с чувством незащищенности. Мы боимся выглядеть глупо, понимая несовершенность собственной речи.

Поскольку речь юриста имеет определенное общественное звучание, к ней предъявляются повышенные требования, пренебрежение которыми отрицательно влияет на профессиональный авторитет, нам необходимо учиться грамотной, понятной, логической, убедительной речи. Психологи справедливо утверждают, что речь есть орган формирования и формулирования мысли. Известно также, что, если какой-либо орган или функция человека бездействуют, они становятся нежизнеспособными, атрофируются. Если человек выполняет профессиональные функции в системе «человек - человек», куда с полным основанием относятся сотрудники органов внутренних дел, такого специалиста необходимо специально учить говорить.

Юрист, хорошо владеющий речью, имеет больше возможностей в достижении профессиональных успехов. Нет сомнений, что такой человек выше на голову всех остальных. «Никакая другая способность, - говорит современный психолог Чонси М. Депью,- которой может обладать человек, не даст ему с такой быстротой сделать карьеру, добиться признания, как способность хорошо говорить». Подтверждая это, британский исследователь деловой коммуникации М. Орган утверждает, что отношение других людей к нам только на 30 процентов определяется тем, что мы говорим, и на 70 зависит от того, как мы говорим.

При всей условности приведенных данных подчеркнем, что профессиональная речь юриста не просто ориентирована на понимание другими людьми с целью воздействия на их сознание и деятельность, а также на социальное взаимодействие. Она часто приобретает наиважнейший смысл (обвинение, защита, законодательство и проч.). Юрист просто обязан в своей речи точно и ответственно отражать процессы и явления жизни людей; содержание, смысл и значение правовых норм. Ему постоянно приходится прибегать к различным речевым формам, оценивать особенности речевого поведения других лиц. Вот почему так необходима речевая подготовка сотрудникам органов внутренних дел.

Эффективная речевая коммуникация - это достижение адекватного смыслового восприятия. Какие же условия способствуют эффективному обмену информацией? Перечислим лишь некоторые: потребность в общении; коммуникативная заинтересованность; настроенность на мир собеседника; близость мировоззрения говорящего и слушающего; знания норм общения и пр.

Несмотря на то что мы утверждаем, что слово - это то, что характеризует человека прежде всего, антиномия состоит в том, что риторические правила духовной морали рекомендуют немногословие, молчание, слушание и внутреннее сосредоточение. В речевой способности следует отделять «красноговорение» от смысла, содержания речи. Шекспир писал: «Где мало слов, там вес они имеют». К сожалению, немногие умеют говорить кратко, по делу. Поэтому первое правило культуры речевого поведения, выдвигаемое нами, - это немногословие. Оратор вредит себе, говоря больше и дольше, чем того требует ситуация. А.С. Пушкин в «Домике в Коломне» писал: «А кто болтлив, того молва прославит вмиг извергом»[69] . Заметим, что лихие ораторы всех мастей не способны вести диалог друг с другом, договариваться, находить общий язык. При этом они могут говорить часами. Вот на этом примере можно сформулировать и второе правило: всегда знай, зачем ты говоришь. В многословии всегда много пустословия. Приведу небольшую риторическую притчу: если вам нужно выступить 10 минут, то нужно на подготовку месяц; если можно выступать полчаса, на подготовку речи достаточно две недели; если можно говорить бесконечно, можно начинать выступление прямо сейчас. Чем меньше содержательности в речи, тем больше слов. Неважно, в быту или на службе нас окружают такие вот «изверги»: непонятно зачем и кому говорится море разливанное из слов. Слушать таких ораторов точно не будут. Говоря о речевом поведении, мы говорим об общении при помощи речи. Конечно, общаться можно и без слов (взглядом, жестом, движением можно очень многое сказать). И все-таки общение и речь неотделимы друг от друга в нашем сознании. У Тютчева есть дивные строки в Silentium! (Молчание): «Как сердцу высказать себя? Другому как понять тебя?» Понятно - при помощи слов. Но слова имеют смысл, если обращены к кому-то. Это может быть даже сам говорящий, обращающийся к себе; это может быть и кошка, бессловесное, но понимающее тебя живое существо; это может быть и шкаф (помните, у Чехова?)... Мы видим, что важность первого правила «избегай многословия» зависит от цели речи. Знать эту цель, вступая в разговор, отдавая себе отчет, зачем ты в него вступил, - второе правило.

Третье зависит от второго. Если есть цель речи - общение, значит, есть и иная ее цель - информирование. Итак, третье правило - говори понятно и точно. Речь неточна, если слова употребляются в несвойственном им значении; если не устранена многозначность, порождающая в свою очередь двусмысленность. Для информации важно содержание сказанного. То есть говорите лишь то, что требуется для дела. И с этим связано четвертое правило культуры речевого поведения - не будь однообразным. Выразительная речь поддерживает интерес слушателя. Метафоры и эпитеты, образные сравнения и риторические вопросы, вплетение в высказывание пословиц, поговорок, крылатых выражений, цитат - все это делает нашу речь запоминающейся. В разных ситуациях нас слушают разные люди, в каждой из ситуаций следует вести себя по-разному. Чем выше культура речевого поведения человека, тем большим количеством речевых ролей он владеет. Кто не умеет выбирать слова в сложившейся обстановке, тот, конечно, не владеет культурой речевого поведения.

Профессия накладывает отпечаток на речь человека. Б. Шоу однажды пошутил: «Профессия есть заговор для непосвященных». И потому следующее правило звучит так: находи общий язык с любым собеседником. По крайней мере, к этому следует стремиться. Если мы не создаем позитивный коммуникативный климат, помогающий установить контакт в процессе общения, наша речевая коммуникация не будет эффективной. Для создания атмосферы доверия следует соблюдать несколько важных принципов речевой коммуникации. Первый - принцип кооперации - сформулирован основоположником теории речевых актов Г. Прайсом. Он состоит в готовности партнеров к сотрудничеству. Речь без слушателя невозможна. Категорию количества Грайс связывает с тем объемом информации, которую требуется передать. Ваше высказывание должно содержать не меньше информации, чем требуется, но и не больше. А категория качества заключается в истинности информации: не говори того, что считаешь ложным или того, для чего у тебя нет достаточных оснований. Здесь еще важна и категория способа: выражайся ясно, избегай неоднозначности. Г. Грайс отмечал: «Парадокс общения в том и состоит, что можно высказаться на языке и тем не менее быть понятым».

Второй принцип эффективной речевой коммуникации - принцип вежливости - был описан Дж. Личем. Он отмечал о необходимости соблюдения такта (не затрагивать потенциально опасных для собеседника тем), великодушия (не связывать партнера по коммуникации обязательствами, клятвой, обещаниями), одобрения (позитивные оценки), скромности (никакого высокомерия), согласия (избегать конфликтных ситуаций).

Содержание принципа равной безопасности заключается в непричинении психологического или иного ущерба партнеру в информационном обмене. Сюда входит, например, запрет на оскорбительные выпады, унижение чувства достоинства собеседника.

Принцип децентрической направленности предполагает непричинение ущерба делу, ради которого стороны вступили во взаимодействие. Отметим, что это часто нарушаемый принцип коммуникации. В данном случае силы участников коммуникации не должны тратиться на защиту своих интересов, их нужно направлять на поиск решения проблемы.

В эффективной коммуникации очень важно непричинение ущерба сказанному путем намеренного искажения смысла - принцип адекватности.

Помимо перечисленного отметим, что для благоприятного понимания речевого общения необходимо использование таких факторов, как: признание на деле плюрализма мнений, наличие многообразных точек зрения; предоставление возможности каждому высказать свою позицию; предоставление равных возможностей в получении необходимой информации. Несоблюдение этих факторов, игнорирование названных принципов превращают конструктивный диалог в деструктивный. Полное и настоящее взаимопонимание не состоится, это вызовет коммуникативную неудачу. Наше пятое правило очень важно для юриста. Собеседники должны стремиться к консенсусу даже если они «по разные стороны баррикад» (ситуации переговоров с террористами, например). Древние говорили: «Человек человеку волк, пока он не заговорил».

Модель «все вздор, чего не знает Митрофанушка» - неоправданное запретительство. Таким запретителем может быть человек ограниченный. Иногда следует поступиться своими личными вкусами, но наладить речевую коммуникацию необходимо.

Соблюдать культуру речевого поведения - значит, соблюдать норму. Норма же - явление само по себе обобщающее и в чем-то усредняющее, не всегда совпадающее с индивидуальными вкусами. Норма действует достаточно жестко, она задана самой системой функционирующего языка и обязательна для тех, кто говорит и пишет. Норма одинакова для всех членов языкового коллектива. Учить же постороннего человека не всегда ловко. Однако употребление в своей речи нормированного произношения или нормированного употребления того или иного слова - это часто такой перевод с ненормативной речи на нормативную. Здесь важна благожелательность, уважение к собеседнику, а не поучительство. При выполнении этих важных условий срабатывает синдром подражания, так как нормативная речь все-таки всегда звучит, а даже «неподготовленное» ухо это слышит.

Следующее правило - следи за высокими образцами. Необходимо заметить, что следует видеть разницу между культурой языка и культурой речевого поведения. Культура языка учит пользоваться правильным языком: умение склонять числительные, знать нормы ударения, произношения (орфоэпические нормы), учитывать порядок слов в предложении (синтаксические нормы), правила применения слов в речи (лексические нормы). Все это заповедь: владей культурой языка. Это основа культуры речи. Для этого следует обращаться к словарям и учебникам. Благо, что сейчас масса самых различных изданий. Так, корреспондент «Российской газеты» 27 сентября 2005 года Н. Шергина в интервью с деканом филологического факультета СПбГУ С. Богдановым рассказала о том, что скоро выйдет Словарь политика, поскольку языковая культура снизилась во всех слоях общества. «А язык - это своеобразные очки, сквозь которые человек видит мир. Учитывая, что министры и политики по своему статусу люди публичные, а потому влияют на то, как говорит общество, можно сказать, что язык - это фактор национальной безопасности»[70] .

Однако человек, умеющий правильно пользоваться языком, далеко не всегда это умение употребляет. Успех общения зависит от умения правильно пользоваться нашим бесценным богатством - языком, а культура это умение обеспечивает, помогает владеть нормами речевого поведения. Наше повседневное использование языка играет культурообразующую или культуроразрушающую роль.

И здесь уместно очередное правило культуры речевого поведения - деликатность, вежливость и благожелательность. Это правило даже и комментировать не стоит. Тесно с названным правилом связано следующее: умей кроме говорения слушать. М. Монтень замечал: «Слово принадлежит наполовину тому, кто говорит, и наполовину тому, кто слушает. Совсем уж недопустимо для юриста, когда он слышит лишь себя, когда он глух к нуждам собеседника, не умеет соблюдать стратегию и тактику разговора в роли слушателя, не умеет своей реакцией помогать говорящему высказаться. Вообще, отсутствие реакции на слово является нарушением культурной нормы речевого поведения. Отвечать необходимо. Пусть не словом - улыбкой, жестом.

И последнее правило - нарушай любое из правил, если это тебе поможет добиться особой выразительности речи, выполнить задачу, ради которой ты вступил в разговор.

Хорошей речи человек обучается всю жизнь. Не существует волшебного лекарства, выпив которое, вы заговорите правильно и красиво. Есть те, кому легко дается обучение красноречию. Но достаточно много и таких, кому искусство живой речи дается с трудом. Но каждому необходимо привить вкус к хорошей речи, отвращение к малограмотной, косноязычной речи. Это тот минимум, за который стоит бороться.


Заключение

Подводя итоги проделанной работы, необходимо сделать следующие выводы:

Профессиональная этика устанавливает этические принципы и нормы взаимоотношений между членами профессиональной группы, а так же с теми, с кем она взаимодействует.

В мировой и отечественной практике давно уже закреплена адвокатская этика, которая нашла свое отражение в таких известных кодексах этики адвоката, как «Правила адвокатской профессии» М. Молло (1842 г.), «Типовые правила профессиональной этики американских адвокатов» и другие.

В своих речах адвокат должен демонстрировать уважение к суду, избегать всего, что даже отдаленно может быть воспринято судом как бестактность, так же судебный оратор обязан уважительно относится к своему противнику.

Таким образом, судебные ораторы, выполняющие свой долг перед законом и совестью, опираются на нравственные принципы, лежащие в основе профессиональной деятельности юриста: честность, компетентность, порядочность.

В главе первой «Понятие судебной этики» мы сделали вывод о том, что из понимания сущности профессиональной морали вытекает решение вопросов о развитии судебной этики, о расширении нравственных начал в уголовном судопроизводстве.

В главе второй «Адвокат - участник судебного разбирательства» мы пришли к выводу о том, что главное в нравственно оправданном ведении защиты в целом и в содержании и построении защитительной речи - умение верно определить свою позицию, опираясь на правовые и нравственные ориентиры.

Адвокатура занимает в общественном и государственном устройстве свое особое и достаточно своеобразное место. Адвокатура не элемент государственного устройства в традиционном понятии этого слова, она облечена доверием общества и одновременно доверием государства. При этом функции контроля адвокатуры со стороны государства весьма и весьма ограниченны. Ввиду этого, предъявляемые к адвокатам профессионально-этические требования выходят за рамки требований, подлежащих исполнению просто законопослушным гражданином.

Как отмечал А.Ф. Кони, профессия адвоката относится к числу тех юридических профессий, в которых «общее образование идет впереди специального», то есть высокая культура, высокий общий уровень развития являются предпосылкой овладения высокой профессиональной культурой.

Высокая профессиональная культура адвоката проявляется прежде всего в хорошем знании действующих законов и судебной практики, что является предпосылкой определения и реализации в суде правильной позиции, соответствующей императивам здравого смысла. П. Сергеич в своих практических заметках подчеркивал: «Защита должна быть верная; защитник всегда должен быть прав. Но это невозможно, воскликнет читатель. Иногда прав бывает защитник, иногда прокурор. Как можно быть правым всегда? Это совсем не трудно. Не нарушайте здравого смысла и не искажайте закона»[71] .

Искусная, надежная, безошибочная деятельность адвоката зависит не только от его общей и профессиональной культуры, но и от нравственной культуры, которая проявляется в соблюдении норм профессиональной этики адвоката.

В ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката отмечено, что при осуществлении профессиональной деятельности адвокат: честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом. В соответствии со ст. 10 закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные на несоблюдение закона или нарушение правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом.

В Общем кодексе правил для адвокатов стран Европейского Сообщества указано, что в любом правовом обществе адвокату уготована особая роль. Его обязанности не ограничиваются добросовестным исполнением своего долга в рамках закона. Адвокат должен действовать в интересах права в целом, точно так же, как и в интересах тех, чьи права и свободы ему доверено защищать; не только выступать в суде от имени клиента, но и оказывать ему юридическую помощь в виде советов и консультаций. В этой связи на адвоката возлагается целый комплекс обязательств как юридического, так и морального характера, зачастую вступающих во взаимное противоречие.

Предостерегая адвокатов от безнравственных приемов защиты, за которые расплачиваются их клиенты, П. Сергеич подчеркивал, что «всякий нечестный прием есть прием ненадежный, и одна нечестная уловка может при самой умелой защите погубить подсудимого»[72] .

Таким образом, подводя итог, уместно привести цитату: «Постоянно держа в уме обязанность адвоката представлять интересы клиента с максимально возможным усердием, мы не можем тем не менее оставить без внимания поведение адвокатов, с тем чтобы они не переходили означенные в законе границы. Адвокат не свободен абсолютно... Правовое поле не является и не может быть зоной, в которой разрешается открывать огонь по всему, что движется. Такое отношение противоречит многолетним традициям, воспитавшим нас в полном соответствии со стандартами профессионального адвоката»[73] .

Список использованной литературы

Нормативно-правовые акты

1. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 1993г.)//РГ. – 1993. - № 237.

2. ФЗ от 31.05.2002г. № 63-ФЗ (ред. от 23.07.2008г.) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2002. - № 23. - Ст. 2102.

3. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // СПС «Гарант» – www.garant.ru

4. Кодекс профессиональной этики адвоката (принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003г.) (ред. от 05.04.2007)//Вестник адвокатской палаты г. Москвы. – 2005. - № 4 – 5.

5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001г. № 174-ФЗ (ред. от 29.12.2009) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 29.12.2009г.) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25.

Учебная литература

1. Адвокат: навыки профессионального мастерства./Под ред. Л.А. Воскобитовой, И.Н. Лукьяновой, Л.П. Михайловой. М.: Волтерс Клувер, 2006. – 356 с.

2. Адвокатская тайна/ Под общ. ред. В.Н. Буробина. М.: Статут, 2006. – 302 с.

3. Аннушкин В.И., Муратова К.В. Риторика и дипломатия. М., 1998. – 230 с.

4. Баренбойм П.Б., Резник Г.М. Адвокатура как защитник гражданского общества // Адвокат. - 2004. - № 8. – 120 с.

5. Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. – М.: Профобразование, 2005. – 190 с.

6. Белик В.Н. «Обеспечение конституционного права на квалифицированную юридическую помощь и нормы профессиональной этики адвоката»//Уголовное судопроизводство. – 2007. - № 1. – 144 с.

7. Буробин В.Н. Адвокатская деятельность. – Изд – е 2 – е перераб. и доп. – М: «ИКФ «ЭКМОС», 2003. – 270 с.

8. Вайпан В.А. «Конфликт интересов в адвокатской деятельности: комментарий к статье 11 Кодекса профессиональной этики адвоката»// Право и экономика. – 2007. - № 6. – 144 с.

9. Вайпан В.А. Настольная книга адвоката: постатейный комментарий к Федеральному закону об адвокатской деятельности и адвокатуре, нормативно-методические материалы. – М.: Юстицинформ,2006. – 370 с.

10. Васьковский Е. В. Организация адвокатуры. Тома 1 и 2. - С.-Петербург, типография П. П. Сойкина, 1893 г. – 290 с.

11. Ватман Д.П. «Этические принципы ведения гражданских дел»//Адвокат. – 2002. - № 4. – 190 с.

12. Ватман Д.П. Судебные речи (по гражданским делам). - М., 1989. – 244 с.

13. Введенская Л.А. Культура речи. Серия «Учебники, учебные пособия». Ростов н/Д: Феникс, 2001.- 448 с.

14. Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Риторика для юристов: Учебное пособие.- 4-е изд.- Ростон/Дону: Феникс, 2006.- 576 с.

15. Владимиров Л. Е. Пособие для уголовной защиты. СПб., 1911. - 268 с.

16. Володина С.И. «Психологические и этические особенности защитительной речи»//Домашний адвокат. – 2009. - № 4. – 140 с.

17. Володина С.И. «Этос в судебной речи адвоката» М., 2002. – 190 с.

18. Воробьев А.В., Поляков А.В., Тихонравов Ю.В. Теория адвокатуры. - М.: Юристъ, 2002. - 358 с.

19. Гаврилов С.Н. Адвокатура в Российской Федерации. М.: Юристъ,2006. – 234 с.

20. Гармаев Ю.П. Нарушения профессиональной этики адвокатом: какие меры вправе применить представители стороны обвинения? М.: Юристъ, 2003. – 288 с.

21. Гессен И.В. Адвокатура, общество и государство. – М.: Юристъ, 2003. – 344 с.

22. Гольдинер В.Д. «Об этике в деятельности адвоката» // Советское государство и право. - 1965. - № 10. – 190 с.

23. Грудцына Л.Ю. «Кодекс этики членов общественной палаты России»// Адвокат. – 2007. - № 8. – 140 с.

24. Данилов Е.П. Справочник адвоката: Консультации, защита в суде, образцы документов - М.: Статут, 2004. – 320 с.

25. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М.: Норма, 2006. – 340 с.

26. Ерощенко А.А. «Договорная основа юридической помощи по гражданским делам»//Адвокат. – 2002. - № 6. – 190 с.

27. Ивакина Н. Основы судебного красноречия (риторика для юристов)/Учебное пособие, 2-е изд-е, 2007, - 244 с.

28. Искусство разговаривать и получать информацию: Хрестоматия / Сост. Б.Н. Лозовский. М., 1993. – 188 с.

29. Искусство речи в суде присяжных/Под ред. И. Л. Трунова, В. В. Мельника, М.: Юристъ, 2005. – 178 с.

30. Кокорев Л. Д., Котов Д. П. Этика уголовного процесса: Учебное пособие. Воронеж, 1993. – 220 с.

31. Комментарий к положению об адвокатуре (постатейный)/Под общ. ред. В.И. Сергеев. Юридический Дом «Юстицинформ», 2001. – 368 с.

32. Кони А. Ф.Собр. соч. Т. 4. М.: Юристъ,2001. – 390 с.

33. Кореневский Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы (процессуальный, тактический и нравственный аспекты): Методическое пособие. М., 1994. – 240 с.

34. Кудрявцев В.Л. «Гарантии независимости адвоката как условие обеспечения квалифицированной юридической помощи в деятельности адвоката (защитника) в уголовном судопроизводстве»//Адвокат. – 2008. - № 5. – 130 с.

35. Кучерена А.Г. Адвокатура. Гриф УМО МО РФ. - М.: Спарк, 2006. – 340 с.

36. Маккей Х. Дорога к вершине. М., 2003. – 210 с.

37. Малиновский А.А. «Кодекс профессиональной этики: понятие и юридическое значение»//Журнал российского права. – 2008. - № 4. – 190 с.

38. Медведева И.Р. О науке гражданского процесса. Ответственность сторон за ложные объяснения в суде. – М.: Волтерс Клувер. – 2006. – 220 с.

39. Мельниченко Р.Г. «Адвокат адвокату – друг, товарищ…?»//Адвокат. – 2008. - № 4. – 140 с.

40. Научно-практический комментарий к ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (постатейный)/ Под общ. ред. Д.Н. Козака. М.: Издательство «Статут», 2003. – 400 с.

41. Общая психология/Под ред. Петровского А.В. – М.: Юристъ, 2006. – 150 с.

42. Пределы полномочий защитника в уголовной процессе и типичные правонарушения, допускаемые адвокатами. Практический комментарий законодательства./ Под общ. ред. Ю.П. Гармаев. Подготовлен для системы Консультант Плюс, 2002.

43. Преступления, совершаемые недобросовестными адвокатами в сфере уголовного судопроизводства: комментарий законодательства и правоприменительная практика. Под общ. ред. Ю.П. Гармаев. Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2002.

44. Проблемы судебной этики. М.: Юристъ,2002. – 290 с.

45. Ревина И.В. «Исторический очерк становления этики как науки о морали» //История государства и права. – 2006. - № 7. – 190 с.

46. Руководство адвоката по уголовным делам/ Под общ. ред. В.В. Коряковцев, К.В. Питулько. СПб.: ООО «Питер Пресс», 2006. – 390 с.

47. Сергеев В.И. Адвокат и адвокатура. – М.: Юнити – Дана, 2003. – 176 с.

48. Сергеич П. Искусство речи в суде. М.: Юридическая литература, 1988. – 234 с.

49. Смоленский М.Б. Адвокатская деятельность. – М.: Феникс, 2003. – 256 с.

50. Соколова В. Культура речи и культура общения. М., 1995. – 190 с.

51. Стецовский Ю. И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. М.: Дело,1982. – 180 с.

52. Стольников М.В. Справочник адвоката по гражданскому процессу. - М.: Проспект, 2006. – 288 с.

53. Шергина Н. Русский со словарем // Российская газета. - 2005. - 27 сентября.


[1] Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Риторика для юристов: Учебное пособие.- 4-е изд.- Ростон/Дону: Феникс, 2006.- с. 373.

[2] Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Риторика для юристов: Учебное пособие.- 4-е изд.- Ростон/Дону: Феникс, 2006.- с. 375.

[3] Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Риторика для юристов: Учебное пособие.- 4-е изд.- Ростон/Дону: Феникс, 2006.- с. 378.

[4] Конституция РФ (принята всенародным голосованием 1993г.)//РГ. – 1993. - № 237.

[5] Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. – М.: Профобразование, 2005. – 190 с.

[6] Баренбойм П.Б., Резник Г.М. Адвокатура как защитник гражданского общества // Адвокат. - 2004. - № 8. – 120 с.

[7] Белик В.Н. «Обеспечение конституционного права на квалифицированную юридическую помощь и нормы профессиональной этики адвоката»//Уголовное судопроизводство. – 2007. - № 1. – 144 с.

[8] Бойков А.Д._ «Адвокатская деятельность»//Адвокат. – 2006. - № 5. – 190 с.

[9] Ватман Д.П. Судебные речи (по гражданским делам). - М., 1989. – 244 с.

[10] Володина С.И. «Психологические и этические особенности защитительной речи»//Домашний адвокат. – 2009. - № 4. – 140 с.

[11] Перлов И.Д. «Судебная этика»//Советское государство и право. - 1970. - № 12. – 106 с.

[12] «Проблемы судебной этики» / Под ред. М.С. Строговича.- Изд-во «Наука», М., 1974.

[13] Матвиенко Е.А. «Судебная речь» //Советская юстиция. - 1972. - № 4. – 164 с.

[14] Искусство речи в суде присяжных/Под ред. И. Л. Трунова, В. В. Мельника, М., 2005. - С. 13.

[15] Искусство речи в суде присяжных/Под ред. И. Л. Трунова, В. В. Мельника, М., 2005. - С. 14.

[16] Искусство речи в суде присяжных/Под ред. И. Л. Трунова, В. В. Мельника, М., 2005. - С. 15.

[17] Кони А. Ф. Приемы и задачи обвинения// Избранные произведения. М., 1959. – С. 55.

[18] Яковлев А. М. Преступность и социальная психология. М., 1971. – С. 32.

[19] Еникеев М. И. Основы общей и юридической психологии. М., 1996. – С. 44.

[20] Коченев М. М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980. – С. 89.

[21] Кореневский Ю. В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы (процессуальный, тактический и нравственный аспекты): Методическое пособие. М., 1994. – С. 92.

[22] Коченев М. М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980. – С. 93.

[23] Практическая психология. Учебник под ред. Тутушкиной М. К. М.— СПб., 1997. - С. 34.

[24] Кони А. Ф.Собр. соч. Т. 4. М.: Юристъ,2001. – С. 104.

[25] Кони А. Ф. Приемы и задачи обвинения// Избранные произведения. М., 1959. – С. 77.

[26] Яковлев А. М. Преступность и социальная психология. М., 1971. – С. 88.

[27] Ивакина Н. «Основы судебного красноречия (риторика для юристов)»/Учебное пособие, 2-е изд-е, 2007, - С. 23.

[28] Володина С.И. «Этос в судебной речи адвоката» М., 2002. – С. 120.

[29] Аннушкин В.И., Муратова К.В. Риторика и дипломатия. М., 1998. - С. 10.

[30] Кореневский Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы (процессуальный, тактический и нравственный аспекты): Методическое пособие. М., 1994. – С. 122.

[31] Общая психология/Под ред. Петровского А.В. – М.: Юристъ, 2006. – С. 23.

[32] Общая психология/Под ред. Петровского А.В. – М.: Юристъ, 2006. – С. 109.

[33] Ивакина Н. «Основы судебного красноречия (риторика для юристов)»/Учебное пособие, 2-е изд-е, 2007, - С. 26.

[34] Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М., 2006. – С. 130.

[35] Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. – М.: Профобразование, 2005.- С. 22, 23.

[36] Кодекс профессиональной этики адвоката (принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.). - Раздел 1 - ст. 4.

[37] ФЗ от 31.05.2002г. № 63-ФЗ (ред. от 23.07.2008г.) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2002. - № 23. - Ст. 2102.

[38] Буробин В.Н. Адвокатская деятельность. – Изд – е 2 – е перераб. И доп. – М: «ИКФ «ЭКМОС», 2003. – С. 174.

[39] Кодекс профессиональной этики адвоката (принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.). - Раздел 1. - Ст. 8.

[40] Бойков А.Д. «Адвокатская деятельность»//Адвокат. – 2006. - № 5. – С.32.

[41] Ватман Д.П. Судебные речи (по гражданским делам). - М., 1989. – С. 11.

[42] Вайпан В.А. Настольная книга адвоката: постатейный комментарий к Федеральному закону об адвокатской деятельности и адвокатуре, нормативно-методические материалы. – М.: Юстицинформ,2006. – С. 55.

[43] Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // СПС «Гарант» – www.garant.ru

[44] Сергеич П. Искусство речи в суде. М.: Юридическая литература, 1988. – С. 122.

[45] Конституция РФ (принята всенародным голосованием 1993г.)//РГ. – 1993. - № 237.

[46] Проблемы судебной этики. М.: Юристъ,2002. - С. 240.

[47] Кони А. Ф.Собр. соч. Т. 4. - С. 134.

[48] Кокорев Л. Д., Котов Д. П. Этика уголовного процесса: Учебное пособие. Воронеж, 1993. - С. 176.

[49] Проблемы судебной этики. М.: Юристъ,2002. - С. 253.

[50] Володина С.И. «Психологические и этические особенности защитительной речи»//Домашний адвокат. – 2009. - № 4. – С. 12.

[51] Сергеич П. Искусство речи в суде. М.: Юридическая литература, 1988. – С. 125.

[52] Стецовский Ю. И.Уголовно-процессуальная деятельность защитника. М.,1982. - С. 97.

[53] ВладимировЛ. Е.Пособие для уголовной защиты. СПб., 1911. - С. 169.

[54] Конституция РФ (принята всенародным голосованием 1993г.)//РГ. – 1993. - № 237.

[55] Ватман Д.П. «Этические принципы ведения гражданских дел»//Адвокат. – 2002. - № 4. – С. 24.

[56] Ерощенко А.А. «Договорная основа юридической помощи по гражданским делам»//Адвокат. – 2002. - № 6. – С. 11.

[57] Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // СПС «Гарант» – www.garant.ru

[58] ФЗ от 31.05.2002г. № 63-ФЗ (ред. от 23.07.2008г.) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2002. - № 23. - Ст. 2102.

[59] ФЗ от 31.05.2002г. № 63-ФЗ (ред. от 23.07.2008г.) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2002. - № 23. - Ст. 2102.

[60] ФЗ от 31.05.2002г. № 63-ФЗ (ред. от 23.07.2008г.) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2002. - № 23. - Ст. 2102.

[61] Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // СПС «Гарант» – www.garant.ru

[62] ФЗ от 31.05.2002г. № 63-ФЗ (ред. от 23.07.2008г.) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2002. - № 23. - Ст. 2102.

[63] Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // СПС «Гарант» – www.garant.ru

[64] Гаврилов С.Н. Адвокатура в Российской Федерации. М.: Юристъ,2006. - С. 146 - 147.

[65] Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // СПС «Гарант» – www.garant.ru

[66] Искусство разговаривать и получать информацию: Хрестоматия / Сост. Б.Н. Лозовский. М., 1993. - С. 3.

[67] Соколова В. Культура речи и культура общения. М., 1995. - С. 11.

[68] Маккей Х. Дорога к вершине. М., 2003. - С. 105.

[69] Соколова В. Культура речи и культура общения. М., 1995. – С. 90.

[70] Шергина Н. Русский со словарем // Российская газета. - 2005. - 27 сентября.

[71] Сергеич П. Искусство речи в суде. М.: Юридическая литература, 1988. – С. 88.

[72] Сергеич П. Искусство речи в суде. М.: Юридическая литература, 1988. – С. 94.

[73] Медведева И.Р. О науке гражданского процесса. Ответственность сторон за ложные объяснения в суде. – М.: Волтерс Клувер. – 2006. – С. 33.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:03:46 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:40:30 25 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Этика судебного оратора
Адовкатура в России
АДВОКАТУРА РОССИИ ОГЛАВЛЕНИЕ ОБЩАЯ ЧАСТЬ Тема I. Правоохранительная система государства и адвокатура Тема II. Понятие адвокатуры, ее значение Тема III ...
Значительно позже адвокат В.Д. Гольдинер отнес к числу наиболее принципиальных вопросов адвокатской этики такие, как значение позиции подсудимого для защитника, нравственные ...
Ближе к способам нравственно-этического регулирования взаимоотношений с судом следует признать следующее положение Правил адвокатской этики адвокатов Украины (утверждены Высшей ...
Раздел: Рефераты по праву
Тип: реферат Просмотров: 3705 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать
Психология труда юриста
содержание Стр. введение.. 4 1. предмет и задачи психологии труда юриста.. 6 2. морально-этические основы работы юриста.. 11
Из понимания сущности профессиональной морали вытекает решение вопросов о развитии судебной этики, о расширении нравственных начал в уголовном судопроизводстве.
В особенную часть должны быть включены такие вопросы, как особенности нравственных начал судебного расследования и этики следователя, особенности нравственных начал судебного ...
Раздел: Рефераты по юриспруденции
Тип: реферат Просмотров: 4986 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 3 человек Средний балл: 4.3 Оценка: неизвестно     Скачать
Этические вопросы деятельности адвоката
УНИВЕРСИТЕТ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ОБРАЗОВАНИЯ Факультет юридический ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА ТЕМА: ЭТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТА ...
Так ориентирами при составлении отечественного кодекса могли бы служить в частности "Общий кодекс правил для адвокатов" стран Евро-Союза, "Стандарты независимой юридической ...
Интересна попытка закрепления некоторых норм этики в проекте "Закона об Адвокатуре" (см.прил.5). В данном многострадальном законе, принятие которого с нетерпением ожидает вся ...
Раздел: Рефераты по этике
Тип: дипломная работа Просмотров: 4864 Комментариев: 7 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Развитие адвокатской деятельности в России
Оглавление Введение Глава 1. История развития адвокатской деятельности в России 1.1 Зарождение и развитие адвокатуры до 1991 года 1.2 Развитие ...
Основополагающие принципы организации деятельности адвокатуры - полная независимость адвоката при осуществлении адвокатской деятельности; свобода высказываний в публичных судебных ...
Деятельность одной адвокатской палаты в одном субъекте РФ позволяет контролировать профессиональный уровень адвокатов, привлекать их к работе с малоимущим населением, определять ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 5202 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Адвокатура Российской Федерации
Введение Современное Российское государство находится на этапе формирования нового правового обоснования деятельности адвокатуры, которая за время ...
Под адвокатурой принято понимать совокупность юристов-профессионалов, объединенных в коллегии адвокатов и имеющих задачей оказание юридической помощи физическим и юридическим лицам ...
Как уже отмечалось в работе, 0 июля 0000 года вступил в силу Федеральный закон от 00.00.0000 г. N 00-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (далее в ...
Раздел: Рефераты по юридическим наукам
Тип: дипломная работа Просмотров: 9149 Комментариев: 5 Похожие работы
Оценило: 4 человек Средний балл: 3.8 Оценка: неизвестно     Скачать
Юридический статус адвоката
ДИПЛОМНАЯ РАБОТА Юридический статус адвоката Алматы 2010 Оглавление Введение Глава 1. Понятие юридического статуса адвоката 1.1 Понятие адвоката и ...
Под адвокатурой принято понимать совокупность юристов-профессионалов, объединенных в адвокатских палатах субъектов Российской Федерации (по старой терминологии - в коллегиях ...
31 января 2003 года адвокаты Российской Федерации, в развитие требований, предусмотренных статьей 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ", в целях ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 12100 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Роль адвоката-защитника в уголовно-процессуальном доказывании
СОДЕРЖАНИЕ Введение Глава I. Уголовно-процессуальная функция защиты и роль доказывания в её осуществлении 1.1. Уголовно-процессуальная функция защиты ...
В пятилетие, непосредственно предшествующее обновлению законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности, об уголовном и гражданском судопроизводстве, сформировалось ...
Высший нравственный смысл адвокатской тайны заключается в том, что в роли защитника в уголовном процессе адвокат в силу специфики своей профессии не вправе разглашать вообще ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 1221 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Адвокатура России: прошлое и настоящее
Оглавление Введение Глава I. Возникновение и развитие адвокатуры в дореформенной России в XIX веке. Судебная реформа §1. Зарождение адвокатуры §2 ...
В то время был поставлен вопрос о создании в СССР собственной адвокатской организации, которая могла бы объединить всех адвокатов Союза, организовать для них методическую помощь ...
соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации;
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: учебное пособие Просмотров: 2289 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Риторика
1. Определение современной риторики, предмета риторики. Общая и частная риторика С новой силой интерес к риторике вспыхнул в середине ХХ века. Он ...
В этом случае этика публичной речи требует ( и сегодня тоже) включения оратора в число критикуемых: "мы не сумели, мы не добились."
Оратор, которого мы воспитываем, оратор совершенный, который не может быть никем иным, кроме как добрым человеком, и потому мы требуем от него не одного только отменного дара речи ...
Раздел: Топики по английскому языку
Тип: шпаргалка Просмотров: 18389 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Дипломная работа: Этика судебного оратора (6920)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151226)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru